Роль лизоцима гидробионтов в процессах самоочищения водоемов тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.16, кандидат биологических наук Нефедова, Екатерина Михайловна

  • Нефедова, Екатерина Михайловна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 2001, ОренбургОренбург
  • Специальность ВАК РФ03.00.16
  • Количество страниц 180
Нефедова, Екатерина Михайловна. Роль лизоцима гидробионтов в процессах самоочищения водоемов: дис. кандидат биологических наук: 03.00.16 - Экология. Оренбург. 2001. 180 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Нефедова, Екатерина Михайловна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИРОДНЫХ ВОДОЕМОВ ПО ИХ СПОСОБНОСТИ К САМОРЕГУЛЯЦИИ И ФАКТОРЫ ВЛИЯЮЩИЕ НА ЭТИ ПРОЦЕССЫ.

1.1. Характеристика различных видов загрязнений природных водоемов.

1.2. Потенциальная способность водоемов к процессам саморегуляции

1.3. Участие различных групп гидробионтов в процессах самоочищения водоемов

1.4. Участие биологически активных веществ в процессах формирования водных биоценозов.

ГЛАВА 2. ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Объекты исследования

2.2. Характеристика объекта и места отбора проб

2.3. Гидробиологические методы. 36 2.3.1.Определение продукции и деструкции органического вещества. 36 2.3.2.0пределение биохимического потребления кислорода (БПК).

2.4. Микробиологические методы. 38 2.4.1.Определение общего числа сапрофитных бактерий в воде. 38 2.4.2.0пределение количества и уровня активности анти-лизоцимактивных бактерий. 39 2.4.3.Определение количества и уровня активности лизо-цимактивных бактерий. 39 2.4.4. Метод определения количества лизоцим-устойчивых форм микроорганизмов в бактериоценозе.

2.4.5.Метод оценки лизоцимной активности дафний, водорослей.

2.4.5.1.Приготовление экстрактов из зоопланктеров.

2.4.5.2.Приготовление экстрактов из фитопланктона.

2.4.5.3.Фотометрическое (турбидиметрическое) определение лизоцимной активности гидробионтов.

2.4.6. Выделение лизоцима моллюсков 2.4.6.0пределение спектра антимикробного действия лизоцима

Методы изучения антипаразитарного действия гидробионтов.

2.5.1.Метод получения яиц аскарид Ascaris suum и хранение их в лаборатории.

2.5.2.0пределение жизнеспособности экспериментальных яиц.

2.5.3.Метод висячей капли. Статистическая обработка результатов. ХАРАКТЕРИСТИКА ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ ПРИРОДНЫХ ВОДОЕМОВ К ПРОЦЕССУ САМООЧИЩЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИРИКЛИНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА И РЕКИ УРАЛ). Интенсивность процессов самоочищения Ириклинского водохранилища (ретроспективный анализ данных) Характеристика потенциальной способности реки Урал к процессу самоочищения.

БАКТЕРИОЦЕНОЗ И УЧАСТИЕ ЭКЗОГЕННОГО ЛИЗОЦИМА В ЕГО ФОРМИРОВАНИИ. ФИТОПЛАНКТОН И ЕГО РОЛЬ В ЭКОЛОГИИ ВОДОЕМА.

Воздействие лизоцима водорослей на микрофлору водных биоценозов.

Роль фитопланктона в антипаразитарной санации водоема.

5.2.1.Изучение влияния зеленых водорослей на развитие яиц аскариды.

5.2.2.Изучение влияния сине-зеленых водорослей на развитие яиц аскариды.

5.2.3.Изучение влияния смешанных культур водорослей на развитие яиц аскариды.

5.2.4.Литические факторы, оказывающие влияние на эмбриогенез аскариды.

5.2.5.Роль других гидробионтов и их литических факторов в процессах очистки водоемов от яиц аскариды. ЗООЦЕНОЗ И ЕГО УЧАСТИЕ В ПРОЦЕССАХ САНАЦИИ ВОДОЕМОВ

Взаимодействие зоопланктона и бактериопланктона. Роль представителей бентоса в процессах самоочищения водоемов от аллохтонной микрофлоры. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЫВОДЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Экология», 03.00.16 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Роль лизоцима гидробионтов в процессах самоочищения водоемов»

Актуальность. Экология располагает значительным материалом, характеризующим эволюционно сложившиеся взаимоотношения между макро- и микроорганизмами в экосистеме (Горская, 1994; Анкирская, 1998 Покровский, 2000; Сергеев и др., 2000). В работах В.И. Покровского (1993), Семенко (2000), Хаитова и др., (2000) показано, что своеобразие биоценозов, формирующихся в различных биотопах, определяется совокупным действием количества факторов, а так же биологическими особенностями членов сообщества и характером взаимоотношений между ними (Бондаренко и др., 1997; Воронов и др., 2000). Исходя из этого следует, что состояние водоемов и качество воды в них формируется всеми водными организмами: фито-, зоопланктоном, бентосом и микроорганизмами. Проблема очистки водной среды от инфекционных и паразитарных агентов, участие в этом процессе самих гидробионтов и их ферментов имеет особое значение, вследствие трудностей искусственного обеззараживания открытых водоемов какими-либо дезинфекторами. В связи с этим несомненна перспективность направленного усиления самоочищения водной среды путем использования биологических факторов водных организмов.

В настоящее время накоплено достаточно много материалов об антимикробном действии ферментов беспозвоночных, позвоночных животных и человека (Бухарин, Васильев, 1974; Купер, 1980). В последние годы появился ряд работ, в которых показано присутствие лизоцимной активности у различных гидробионтов (Соловых, 1995; Алехина, 1996; Немцева, 1998). Позднее был получен очищенный препарат лизоцима пресноводного моллюска Unio pictorum (Соловых, Карнаухова 2000). Накопленные данные о широком распространении у гидробионтов лизоцима, являющегося бактерицидным фактором, обусловили актуальность изучения лизоцима как фактора биологической очистки, формирующего качество воды.

Цель работы - обоснование роли лизоцима как одного из биологических факторов гидробионтов, участвующих в процессах самоочищения водоемов.

В рамках этой цели решались следующие задачи:

1. Изучить потенциальную способность природных водоемов к самоочищению и оценить вклад бактерий в этот процесс.

2. Определить роль экзогенного лизоцима в формировании бактериоце-ноза.

3. Изучить роль лизоцима фитопланктона в формировании бактерио- и паразитоценоза.

4. Проанализировать участие лизоцима зоопланктона в процессах формирования бактериоценоза.

5. Оценить характер участия зообентоса в процессах самоочищения водоемов.

6. Разработать способ биологического обеззараживания непроточных водоемов от условно-патогенных микроорганизмов.

Научная новизна

Впервые проведен комплексный анализ микроэкологических изменений под влиянием лизоцима фитопланктона, зоопланктона и бентоса, который позволил обосновать участие лизоцима гидробионтов в процессах формирования микробиоценоза, а через него и в самоочищении водоемов.

Экспериментально установлено, что фитопланктон оказывает санирующее влияние в отношении яиц аскариды.

Впервые представлены данные об участии лизоцима моллюсков в антипаразитарной очистке водоемов. Экспериментально обоснована роль моллюсков в процессах самоочищения водоемов от аллохтонной микрофлоры, в том числе от условно-патогенных микроорганизмов, на основании чего разработаны новые методические подходы к биологическому обеззараживанию непроточных водоемов («Способ биологического обеззараживания непроточных водоемов от патогенной и условно-патогенной микрофлоры» (приоритетная справка ФИПС от 13 января 2001года по заявке на изобретение №2001104288)).

Теоретическое и практическое значение работы

Полученные данные существенно расширили имеющиеся теоретические знания о роли биологических факторов гидробионтов в самоочищении.

Установленный факт участия лизоцима гидробионтов в процессах самоочищения водоемов, позволил предложить лизоцимную активность моллюсков в качестве критерия отбора организмов-фильтраторов используемых для очищения водоемов.

Результаты исследований, представленные в диссертации, внедрены в работу Федерального учреждения «Оренбургский территориальный фонд геологической информации» (Акт внедрения №25 от 19.03.2001), а так же включены в методические разработки курса «Экология», читаемого в Оренбургском государственном педагогическом университете (Акт внедрения №17 от 11. 04. 2001).

Положенияу выносимые на защиту:

1. Лизоцим гидробионтов (водорослей, кладоцер, моллюсков) - фактор, участвующий в процессах самоочищения водоемов.

2. Лизоцимная активность моллюсков - критерий отбора организмов- фильтраторов для очищения водоемов.

Апробация работы и публикации

По теме диссертации опубликовано 12 печатных работ и подана заявка на изобретение. Основные положения диссертационной работы доложены и обсуждены на региональных научно-практических конференциях: Оренбург, 1996, 1997; на конференции молодых ученых и студентов «Охрана природы и здоровья человека», Оренбург, 1997; на XXI преподавательской и XXXIX студенческой научно-практической конференции ОГПУ, Оренбург 1997; на научно-практической конференции «Молодые ученые - здравоохранению», Оренбург, 1998; на III межрегиональной 7 конференции памяти Д. Соловых. «Проблемы медицины, биологии, экологии и новые научные технологии в XXI век», Оренбург, 2000; на Всероссийской научно-практической конференции «Среда обитания и здоровье населения», Оренбург, 2001.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 177 страницах машинописного текста, состоит из введения, 6 глав, заключения и выводов. Работа содержит 23 таблицы, 24 рисунка. Список литературы включает 145 источников, из них 114отечественных и 31 зарубежных.

Похожие диссертационные работы по специальности «Экология», 03.00.16 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Экология», Нефедова, Екатерина Михайловна

ВЫВОДЫ

1. Биоценозы природных водоемов (Ириклинского водохранилища и р. Урал) участвуют в процессах самоочищения.

2. Экспериментальное изучение показало, что лизоцим, поступающий в водоем в период смены доминирующих форм гидробионтов, меняет состав бактериоценоза, сохраняя антилизоцимактивные формы с высоким уровнем активности (6-8 мкг/мл), что приводит к изменению экологического состояния водоема и отражается на процессах самоочищения.

3. Лизоцим гидробионтов регулирует их отношения с бактериями, влияя на состав микробиоценоза. Отмечено повышение антилизоцимной активности микробов-деструкторов, с сохранением их в биоценозе для поддержания способности водоема к самоочищению. Увеличение антилизоцимной активности у условно-патогенных бактерий повышало их способность к персистированию, что отражалось на санитарном состоянии водоема.

4. Обнаружено губительное действие некоторых культур зеленых {Chlorella mucosa Korschik, Palmellococcus protothcoides (Krger) Chord., Scenedesmus obliguus (Furp) Kutz, Chlorococcum infusionum (Schrank) Menegh, Oocystis crassa Wittr, Pediastrum duplex Meyen, Dictyosphaerium sp., Stichococcus bacillaris Nag), синезеленой (Oscillatoria formosa) и смешанных культур {Oscillatoria sp. и Oedogonium vaucheri A.Br; Oscillatoria sp. и Chlorella ellipsoidea Lerneck) водорослей на эмбриогенез аскариды, что свидетельствует об активной роли фитопланктона в процессах самоочищения водной среды от яиц аскариды.

5. Лизоцим моллюсков U. pictorum вызывает нарушения в процессе развития яиц аскариды, снижая их количество.

6. Лизоцимная активность моллюсков позволяет осуществлять отбор ор-ганизмов-фильтраторов для очищения водоемов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современная наука располагает значительным материалом, характеризующим эволюционно сложившиеся взаимоотношения между макро- и микроорганизмами в экосистеме (Горская, 1994; Анкирская, 1998; Покровский, 2000; Сергеев и др., 2000). Показано, что своеобразие биоценозов, формирующихся в различных биотопах, определяется совокупным действием количества факторов (Покровский, 1993; Семенко, 2000; Хаитов и др., 2000), а так же биологическими особенностями членов сообщества и характером взаимоотношений между ними (Бондаренко и др., 1997; Воронов и др., 2000). Исходя из этого, следует, что состояние водоемов и качество воды в них формируется всеми водными организмами: фито-, зоопланктоном, бентосом и микроорганизмами. Проблема очистки водной среды и участие в этом процессе самих гидробионтов и их ферментов имеет особо важное значение, вследствие трудностей искусственного обеззараживания инфицированных открытых водоемов какими-либо дезинфекторами. В связи с этим несомненна перспективность направленного усиления самоочищения водной среды путем использования биологических факторов водных организмов.

В настоящее время накоплено достаточно много материалов об антимикробном действии ферментов беспозвоночных, позвоночных живо-ных и человека (Бухарин, Васильев, 1974; Купер, 1980). В последние годы появился ряд работ, в которых показано присутствие лизоцимной активности у различных гидробионтов (Соловых, 1995; Алехина, 1996; Немцева, 1998). А позднее Г.Н. Соловых и И.В. Карнаухова (1999) выделили в чистом виде лизоцим у пресноводного моллюска Unio pictorum. Накопленные данные о широком распространении у гидробионтов лизоцима, являющегося бактериоцидным фактором, обусловили актуальность изучения лизоцима как фактора биологической очистки, формирующего качество воды.

В рамках этой цели на первом этапе был проведен ретроспективный анализ имеющихся на кафедре данных, а так же результатов собственных исследований по потенциальной способности к самоочищению воды природных водоемов на примере Ириклинского водохранилища и реки Урал.

В Ириклинском водохранилище содержание органического вещества (в пересчете на кислород) в разные годы отличалось и составляло 1,37мг02/л - 10 мг02/л, при этом за сутки в одном литре воды разлагалось от 0,03 до 2,16 мг02/л, что составляло в разные годы от 2,2 до 78% от общего органического вещества, на полный распад органического вещества в разные сезоны года необходимо от 1 до 45 суток.

В реке Урал в изучаемые годы в среднем БПКп0лн. (по значению которого судили о содержании легко доступного органического вещества) составляло от 3,79мг02/л до 7,02 мг02/л, а деструкции за сутки подвергалось от 20,8%) до 34% от всего органического вещества, поэтому на полный его распад затрачиволось от 2,9 до 5 суток.

Результаты исследований, интенсивности процессов распада органического вещества в Ириклинском водохранилище и реке Урал показали, что природные водоемы обладают способностью к процессам самоочищения за счет микробной деструкции от органических веществ, аллахтон-ного и автохтоного происхождения. На интенсивность этих процессов влияют различные факторы как биотические, так и абиотические.

При анализе скорости процессов деструкции в Ириклинском водохранилище было отмечено, что интенсивность процессов самоочищения коррелировала с численностью бактериальной популяции, т.е. чем выше было число бактерий, тем интенсивнее шли процессы деструкции. Так, в среднем общая численность бактерий в 1975 году составляла 2,5 ±0,15 млн. кл/мл, а интенсивность процессов самоочищения в этот год не превышала 11%. В 1977году эти показатели были соответственно 2,6± 0,15 млн. кл/мл и 12%.

В 1980 году средняя численность бактерий в биоценозе достигла почти 4 + 0,16 млн. кл/мл, что отразилось на процессах самоочищения водоема: за одни сутки в этот период в процессе микробной деструкции минерализовалось 46 - 78% от всего органического вещества.

Аналогичная зависимость интенсивности процессов деструкции от численности бактерий наблюдалась и при изучении процессов самоочищения реки Урал. Средние значения численности микрофлоры в реке по годам распределились следующим образом: 1997год -2,8 + 0,15 млн. кл/мл; 1998 год -2,5 + 0,17 млн. кл/мл; и 1999 год -3,2 + 0,14 млн. кл/мл. В эти же годы за сутки процессом минерализации подвергалось 30,25% - в1997г., 20,8% - в 1998г. и 34% - в 1999г органического вещества.

Таким образом, из биотических факторов, влияющих на процессы самоочищения водоемов наиболее важное значение имеет обсеменен-ностъ воды бактериями, которые и являются основными деструкторами.

При изучении факторов определяющих рост численности бактериальных популяций выяснилось, что существенным фактором, влияющим на динамику бактериальной популяции, а через нее и на процессы микробной деструкции органических веществ, является автохтонное органическое вещество - продуцируемое в процессе фотосинтеза фитопланктона, а так же вещество поступающее в процессе отмирания фито- и зоопланктона. Так в годы максимальной продукции органического вещества за счет фотосинтеза отмечалось и более высокое содержание численности бактерий и наоборот. Например, в 1976 году содержание автохтонного органического вещества составило 5,3 гС/м2, а общая численность бактерий - 4,5 млн.кл/мл, а в 1975 году эти показания были соответственно 1,34 гС/м2 и 2,4 млн.кл/мл.

Из абиотических факторов, влияющих на численность бактериальной популяции, а значит и на процессы самоочищения, является уровень воды в водоеме. Полученные данные подтвердили эти представления, так как в годы с высоким уровнем воды в реке Урал и Ириклинском водохранилище наблюдались наиболее высокое содержание бактерий и, наоборот, в период низкого уровня снижалось и число бактерий, это сказывалось на интенсивности процессов самоочищения.

Так же большое влияние на количество бактерий, а значит и на скорость биологической очистки в водоеме оказывает температурный режим. Эта зависимость наблюдается при сравнении интенсивности процессов деструкции в разные сезоны года (летом процессы самоочищения идут намного интенсивнее). А при анализе данных по Ириклинскому водохранилищу было замечено, что скорость этих процессов зависит еще и от места взятия проб (выше зоны сброса термальных вод за сутки деструкции подвергалось в разные годы 6,3% - 52%, в зоне сброса термальных вод -14,6% - 71%, и ниже зоны сброса термальных вод - 8,1% - 48%).

Из всего выше сказанного следует, что природные водоемы обладают потенциальной способностью к самоочищению. Главная роль в этом процессе принадлежит бактериоценозу, все остальные факторы как абиотические (температура, уровень воды и др.), так и биотические (интенсивность процессов фотосинтеза) оказывают влияние на численность бактериальных популяций, а значит и на процессы деструкции.

Скорость и качество биологической очистки воды зависит не только от количества бактерий, но и от качественного состояния микробиоценоза (Пшеничнов, Колотвинов, 1986). Анализ данных по качественному составу микрофлоры р. Урал в районе г. Оренбурга показал, что доминирующими формами бактерий в реке являются палочки различной вели-чены. В минимальном количестве встречается кокковая флора. Преобладание палочковидных и небольшое количество кокков в р. Урал свидетельствует о высоком содержании легкодоступного органического вещества и начальных этапах его минерализации (Родина, Кузимицкая, 1964). Отличительной особенностью бактериопланктона является его высокая агрегированность на детрите, водорослях и высшей водной растительности.

В существующих характеристиках видового состава микрофлоры р. Урал на протяжении ряда лет показано широкое распространение видов Caulobacter subvibrioides, Caulobacter bacteroides, Artrobakter globiformis (Соловых, 1995; Немцева, 1998; Фабарисова, 1998, 2000), которые являются типичными представителями автохтонной микрофлоры пресных водоемов. По данным Н.А. Лаптевой (1986) они предпочтительно усваивают легкодоступное органическое вещество. Утилизаторы трудно-окисляемых углеводородов представлены нитчатыми формами Sphaerotilus natans и видами Rhodococcus sp., (Фабарисова, 1998,2000).

Среди бактериопланктона р. Урал и его притоков широко представлены микроорганизмы, обладающие персистентными свойствами {Escherichia coli, Enterobacter cloaceae, Serrafia marcescens). Наличие у этих микроорганизмов широкого спектра персистентных признаков закономерно, и говорит об их аллохтонном происхождении (Мисетов, 1999).

В.М. Багнюк с соавторами (1980, 1983) показали, что важную роль в процессах формирования биоценоза играет фермент лизоцим, а Г.Н. Соловых (1995) показала в водоеме его присутствие в экзогенном состоянии в период массовой смены гидробионтов. Поэтому, логичным было оценить участие данного фермента в процессе формирования качественного состава бактериоценоза, как основного биологического фактора осуществляющего деструкцию.

Для решения этой задачи были поставлены лабораторные эксперименты по изучению влияния лизоцима на структуру и динамику развития микробиоценоза. По их результатам было установлено, что основу бактериоценоза (деструкторов) реки Урал составляют лизоцим-устойчивые формы, среди которых встречаются лизоцимактивные (10-60 КОЕ/мл) и антилизоцимактивные (10 - 100 КОЕ/мл) микроорганизмы. Причем в лизоцим-устойчивом сообществе отмечалась обратная зависимость между численностью ЛА и АЛА форм микроорганизмов.

При добавлении стандартного яичного лизоцима в лабораторный аквариум через 9 часов от начала эксперимента количество АЛА-форм возросло с 20кл/мл (с уровнем активности 2 - 4мкг/мл) до 1100кл/мл (с уровнем активности 6 - 8мкг/мл). А затем отмечалось помутнение воды в аквариуме.

Отсюда следует: экзогенный лизоцим, поступающий в водоем в период смены доминирующих форм гидробионтов, меняет состав бактериоценоза, сохраняя антилизоцимактивные формы с высоким уровнем активности (6-8 мкг/мл), что приводит к изменению экологического состояния водоема и отражается на процессах самоочищения.

В процессе своего существования бактерии вступают в очень тесный контакт с другими сочленами гидробиоценоза: фитоценозом и зооценозом, находясь с ними в различных формах взаимоотношений (трофических, симбиоза, антибиоза, паразитизма и т.д.). Поскольку работами последних лет (Соловых, 1995; Алехина, 1996; Немцева, 1998; Карнаухова, 2000) было показано, что многие гидробионты обладают способностью продуцировать лизоцим, то, очевидно, выраженность антилизоцимного фактора у бактерий отражает характер их взаимоотношений с гидробио-нтами. В связи с этим дальнейшие исследования были направлены на изучение участия лизоцима в фитопланктонно - бактериальных, зоопланк-тонно - бактериальных и зообетосно - бактериальных взаимоотношениях через связку лизоцим гидробионтов и антилизоцим бактерий, а через них и в процессах биологической очистки водоемов.

С этой целью проводили сокультивирование чистых культур водорослей обладающих лизоцимной активностью, и чистых бактериальных культур. В процессе сокультивирования было установлено, что бактериальные штаммы, не обладающие антилизоцимной активностью под действием лизоцима водорослей элиминируют из микст культуры. Тогда как штаммы, обладающие антилизоцимной активностью, под действием лизоцима водорослей повышают уровень своей активности (с 2мкг/мл до 4мкг/мл). При этом у водорослей лизоцим не фиксируется вовсе.

В процессе эксперимента водоросли находились в монокультуре, а это соответствовало условиям «цветения» водорослей в водоеме, поэтому можно было предположить, что в подобных условиях в природе будет наблюдаться аналогичная зависимость. Подтверждением высказанного предположения были данные, полученные при исследовании «цветения» реки Илек. В пик цветения реки общая численность сапрофитов составляла 97 -182 кл/мл. Установлено, доля АЛА - бактерий доходила до 15,1% от общего числа сапрофитов, при чем среди АЛА -форм с уровнем активности 4мкг/мл встречалось от 4,4 до 42,7%; с уровнем 9мкг/мл - от 12,5 до 57,1%; на долю бактерий, обладающих уровнем активности 10мкг/мл приходилось от 20 до 41,7%. Помимо этого анализ содержания санитарно-показательных бактерий показал значительное превышение коли-индекса (10000).

Таким образом, полученные данные позволяют сделать вывод, что лизоцим фитопланктона в период «цветения», воздействуя на природный микробиоценоз, вызывает усиление перситентных свойств (повышение АЛА) у условно-патогенной микрофлоры, что приводит к ухудшению санитарного состояния водоема. Однако, под воздействием лизоцима фитопланктона среди сапрофитных микроорганизмов, являющихся деструкторами в биоценозе, сохраняются бактерии, обладающие АЛА, которые и поддерживают способность водоема к самоочищению от органического вещества.

Другой формой биологического загрязнения (его видом, его составной частью.) является паразитарное загрязнение, характеризующееся своими определенными закономерностями (Сонин, Беэр, Ройтман, 1997, 2000). Неблагоприятная санитарно - паразитологическая ситуация в поверхностных водоемах отрицательно сказывается на качестве питьевой воды. По литературным данным в настоящее время проблема загрязнения окружающей среды паразитарными агентами весьма актуальна, но до сих пор остается открытым вопрос о поиске наиболее эффективного и в тоже время не дорогостоящего и экологически чистого метода санации окружающей среды от паразитарных агентов.

Поэтому на следующем этапе изучались природные факторы способствующие очистке водоемов от яиц гельминтов.

Для решения этой задачи нами была поставлена серия экспериментов по изучению влияния некоторых видов водорослей на яйца аскариды, а так же определению природы их литического действия.

В ходе работы изучалось развитие яиц свиной аскариды - Ascaris suum - под влиянием как чистых культур зеленых, сине-зеленых и желто-зеленых водорослей, так и смешанных культур.

Из 19 исследованных культур водорослей, 6 культур (зеленые: Chlorella vulgaris Beyerinck, Cystococcus Humicola Naeg em Frebowc, Dictyococcus pseudovarians Korschik, Pediastrum boryanum (Furp) Menegh, Scenedesmus quadricauda (Furp) Breb; синензеленые: Fribonema vulgare) не оказывали заметного воздействия на развитие яиц аскариды. Эмбриогенез яиц в присутствии этих культур протекал так же, как и в контроле: в структуре зародыша не наблюдалось видимых изменений.

При сокультивировании яиц аскариды с другими 13 культурами наблюдали отклонения в развитии яиц. Три из них тормозили развитие зародыша на ранних стадиях эмбриогенеза - это культуры: Cystococcus humicula Naeg, Dictyococcus pseudovarians и Pediastrum boryanum.

Девять культур водорослей оказывали губительное действие на яйца аскарид только на поздних стадиях развития. К ним относятся: Palmellococcus protothcoides, Oscillatoria formosa, Scenedesmus obliguus, Chlorella mucosa, Chlorococcum infusionum, Dictyosphaerium sp., Oocistis crassa, Stichococcus bacillaris, Pediastrum duplex.

На ранних стадиях развития вызывали нарушение зародыша аскариды смешанные культуры Oscillatoria sp. и Oedogonium vaucheri; Frybonema vulgare Paseh и Pormidium foveolarum.

Выход личинок из оболочек и дальнейшая их гибель наблюдалась под действием следующих смешанных культур Oscillatoria sp. и Oedogonium vaucheri A.Br.

Характер нарушения развития зародыша на ранних и поздних стадиях развития одинаков. Вначале отмечалась вакуолизация зародыша и незначительное отслоение оболочек яйца. В дальнейшем происходило разрушение содержимого яйца, его лизис; внутренние оболочки сморщивались и полностью отслаивались. Изменялась форма яйца.

Необходимо отметить, что разрушение яиц аскариды происходило именно при контакте их с водорослями. Яйца, которые находились на расстоянии от водорослей, как правило, развивались нормально.

Особенно губительное действие на эмбриогенез аскариды проявляли те водоросли, которые обладали способностью оплетать яйца, окружать их ' своими нитями (нитчатые водоросли Oedogonium vaucheri, Oscillatoria formosa) или образовывать вокруг яиц пленку (протококковые водоросли Chlorococcum infusionum, Scenedesmus obliguus). Обычно уже через 15 -20 дней от начала эксперимента яйца обычно оплетались нитями водорослей или окружались пленкой.

Таким образом, изучение влияния сине-зеленых, зеленых и смешанных культур водорослей на развитие яиц аскариды показало, что ряд водорослей в лабораторных условиях оказывает то или иное воздействие на эмбриогенез аскариды как то: торможение в развитии яиц, гибель зародыша на ранних стадиях эмбриогенеза, выход личинок из оболочки яйца с последующей их гибелью.

Параллельно проводились опыты с фильтратами некоторых видов водорослей в частности: Palmellococcus protothcoides, Scenedesmus obliguus, Oscillatoria formosa. В этих опытах развитие яиц на ранних стаднях соответствовало норме. Но на поздних стадиях развития зародыша в фильтратах всех культур были обнаружены единичные яйца с разрушенными зародышами, картина гибели которых не отличалась от разрушения зародышей в культурах этих водорослей.

Способность различных водорослей продуцировать лизоцим (Соловых, 1995; Алехина, 1996; Немцева, 1998), а так же губительное влияние фильтратов водорослей на яйца аскариды навели на мысль, что одним из литических факторов, оказывающим влияние на яйца аскарид в опытах, является именно лизоцим водорослей. $

При наблюдении за действием стандартного яичного лизоцима на яйца аскарид мы обнаружили, что яйца аскарид развиваются одинаково, при всех концентрациях лизоцима (2мкг/мл, 5мкг/мл, 10мкг/мл) и в контрольных пробах: подвижные личинки образовывались практически в один день во всех опытных пробах и контроле.

Фитопланктон как часть фитоценоза в гидробиоценозе оказывают санирующее влияние в водоеме в отношении яиц аскариды, но достоверных данных об участии в этом процессе лизоцима не получено.

Большая роль в процессах очистки водоемов принадлежит представителям типа моллюсков, в том числе и от яиц аскариды. На это указывает работа С.Е. Аситинской (1977), в которой показано влияние пищеварительных ферментов брюхоногих моллюсков детритофагов на структуру яиц гельминтов и их дальнейшее эмбриональное развитие.

Учитывая этот факт, была поставлена серия экспериментов по изучению влияния препарата лизоцима моллюсков Unio pictorum, полученного И.В. Карнауховой (2000), на процесс эмбриогенеза аскариды. В экс*

Поскольку из растительных лизоцимов в литературе детально изучен только лизоцим папайи (Smith et al., 1955) и известно, что аминокислотный состав этого лизоцима качественно схож с яичным лизоцимом (J. Howard, A. Glaser, 1967), в экспериментах был использован стандартный яичный лизоцим. перименте впервые было показано, что в присутствии лизоцима моллюсков U. pictorum, происходят отклонения в процессе развития яиц аскариды на стадии неподвижной личинки (в пробах содержащих препарат лизоцима моллюска, яиц со сформировавшейся подвижной личинкой было на 8,7% меньше, чем в контроле и составило 24,9%, против 33,6% в контроле).

Таким образом, установлено, что лизоцим моллюсков Unio pictorum вызывает нарушения в развитии яиц аскариды.

Известно, что для многих представителей зооценоза бактерии составляют основную часть «рациона» питания. Г.Н. Соловых (1995) и И.В. Карнаухова (2000) показали способность некоторых представителей зооценоза продуцировать лизоцим, поэтому на следующем этапе представлялось актуальным оценить роль эндогенного лизоцима зоопланктеров и представителей зообентоса на формирование микробиоценоза.

С этой целью были поставлены эксперименты по сокультивирова-нию культуры дафний (Daphnia magna)m штаммов родококков не обладающих антилизоцимной активностью (Rhodococcus ruber AC -221) и обладающих разным уровнем антилизоцимной активности (Rhodococcus ruber AC -382 с активностью 2мкг/мл и Rhodococcus ruber АС -71с активностью бмк/мл). В процессе сокультивирования было установлено, что под действием эндогенного лизоцима зоопланктеров из биоценоза бактерии с низким уровнем АЛА (2мкг/мл и ниже) элиминируют, а бактерии обладающие высоким уровнем АЛА (бмкг/мл), способны деградировать эндогенный лизоцим зоопланктеров, и даже вызывать их гибель.

Изучение взаимодействия моллюсков с сапрофитной микрофлорой показало, что перловицы U. pictorum активны в отношении водных сапрофитов, в том числе обладающих антилизоцимным признаком, и способны значительно снижать их численность. Общее число сапрофитов (113кл/мл), АЛА-форм бактерий (80кл/мл) в смывах с жабр моллюсков было на порядок ниже, чем в воде исследуемого биотопа (1100кл/мл и 513 кл/мл соответственно). Эти данные подтверждались показателями коли-титра. Было установлено, что титр кишечной палочки в природной воде летом состав

4 2 лял 10" - 10" , в то время как соответствующий показатель в смывах с жабр моллюсков принимал значения 10"2 - 10"1. Таким образом, количество санитарно-показательных бактерий (Е. coli) в смывах с жабр было на порядок ниже, чем в воде.

Так как известно, что одним из антибактериальных факторов у моллюсков является лизоцим (Купер, 1980; Кокряков, 1999), то в дальнейших экспериментах исследовалось влияние препарата лизоцима моллюсков на процесс развития бактериоценоза. В качестве микрокосма выступала природная вода (рис.5). В опытной пробе (в присутствии препарата лизоцима моллюсков) в первые 12 часов от начала эксперимента отмечалось подавление численности сапрофитных бактерий; в дальнейшем количество бактерий увеличивалось, и через сутки был зафиксирован единственный пик в численности (2000+100 КОЕ/мл). Затем численность бактерий резко уменьшалась (25-55КОЕ/мл) и поддерживалась на этом уровне на протяжении всего эксперимента. В контроле фаза адаптации была значительно короче (4 часа) и первый пик численности (3700 + 200 КОЕ/мл) отмечали уже через 12 часов от начала эксперимента, в дальнейшем было зафиксировано еще три пика: на третьи сутки - 3500+ 200 КОЕ/мл, на шестые сутки -1500 + 100 КОЕ/мл, и на двадцать первые сутки - 25800 + 1000 КОЕ/мл. Анализ полученных результатов показал, что лизоцим двустворчатого моллюска U. pictorum существенно снижает численность водных сапрофитных микроорганизмов (с 2000+100КОЕ/мл до 25-55 КЕрШифая во внимание этот факт, на следующем этапе работы представлялось актуальным изучить действие препарата моллюсков на чистые культуры микроорганизмов, которые были широко представлены в р. Урал.

Влияние препарата моллюсков изучали с использованием метода серийных разведений в жидкой (МПБ) питательной среде в отношении еледующих культур Artrobakter globiformis (штамм 11), Enterobacter cloaceae (штамм 8), Enterobacter cloaceae (штамм 17), Salmonella enteriditis (штамм 1258), Escherichia coli - M-17.

Исследование антибактериальной активности препарата лизоцима моллюсков в отношении исследуемых культур в сравнении с яичным ли-зоцимом показало, что лизоцим моллюсков активен в отношении культур данных микроорганизмов. Так, в жидкой среде (МПБ) в отношении Artrobakter globiformis препарат лизоцима моллюсков оказывал подавляющие действие до разведения 1/8, тогда как яичный лизоцим снижал рост только при разведении 1/2. Таким образом, препарат лизоцима моллюсков оказался в 4 раза активнее в отношении Artrobakter globiformis, чем яичный лизоцим. Такие же результаты были получены при использовании Escherichia coli.

На культуру сальмонелл в данных условиях эксперимента препарат яичного лизоцима не действовал, а препарат лизоцима моллюсков проявлял активность в разведении 1/2 - 1/8. Оба штамма Enterobacter cloaceae оказались не чувствительны к присутствию яичного лизоцима, в то время как препарат лизоцима моллюсков оказывал воздействие на эти штаммы в разведении 1/2.

Результаты проведенных экспериментов позволяют предположить участие двустворчатых моллюсков, обладающих способностью продуцировать лизоцим, в процессах очищения водоемов от условно-патогенных микроорганизмов и формирования водных бактериоценозов.

На основании полученных данных предложен «Способ биологического обеззараживания непроточных водоемов от патогенной и условно-патогенной микрофлоры», который предусматривает использование ли-зоцимной активности моллюсков в качестве критерия отбора гидробионтов для искусственного формирования биоценоза в биологических прудах очистки (приоритетная справка №2001104288 (004239) от 13 января 2001года).

153

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Нефедова, Екатерина Михайловна, 2001 год

1. Алехина Г.П. Лизоцамная и антилизоцимная активность альгофлоры вводных биоценозах. //Автореф. дисс. канд. биол. наук. Оренбург, 1996.-24 с.

2. Алешня В. В. К вопросу о самоочищении речной воды от сальмонелл //Гигиена и санитария, 1981, №1 С. 73- 74.

3. Альф С.А. Санитарно-гельминтологическая оценка прудов и водохранилищ // Работы по гельминтологии к 75-летию академика Н.И. Скрябина. М., 1953. С. 23-25.

4. Анкирская А.С. Бактериальный вагиноз и состояние микрофлоры влагалища// Журнал акушерства и жен. болезни 998г. Спец. Выпуск- С. 77-78.

5. Аситинская С.Е. К вопросу о роли моллюсков детритофагов в очищении среды от яиц возбудителя аскаридоза // В сб.: Роль различных организмов в оздоровлении внешней среды от яиц возбудителя аскаридоза. Омск-1977. С. 30-34.

6. Багдасарьян Г.А., Талаева Ю.Г., Артемова Т.З., Немыря В.И., Недачин А.Е. Особенности санитарно-микробиологической оценки качества прибрежных морских вод в условиях их промышленно-бытового загрязнения //Гигиена и санитария, 1980, №8 С. 5 - 8.

7. Багнюк В.М., Новоженко Л.С., Закордонец О.А. Литические бактерии в активном иле станции биохимической очистки сточных вод. //Микробиологический журнал. 1983. - Т.45, №2. -С. 15-21.

8. Багнюк В.М., Закордонец О.А. Исследование экологической роли лити-ческих бактерий в активном иле. // Доклады АН СССР. 1980. - Т. 254, №4.-С. 1018-1021.

9. Ю.Банникова О.М. Микробиологические превращения соединений фосфора и металлов в природных и сточных водах // Автореф. дисс. канд. биол. наук. -Пермь.1998. 22с.

10. П.Беэр С.А. Лысенко А.Л. Подходы к оценке паразитологического профиля России. Сообщение 1. Использование метода квантирования. Медицинская паразитология 1994. № 4. С. 36 42.

11. Беэр С.А. Региональные причинно-следственные связи между различными загрязнениями и заболеваемостью людей паразитозами // Региональные проблемы и управление здоровьем населения России. Вып.2 М.: РАЕН. 1997. С.116-123.

12. И.Бухарин О.В, Васильев Н.В. Лизоцим и его роль в биологии и медицине. Томск: Изд-во Томск, ун-та, 1974. - 208 с.

13. Бухарин О.В., Литвин В.Ю. Патогенные бактерии в природных экосистемах. Екатеринбург 1997. 270 с.

14. Быстрых В. В. Гигиеническая оценка влияния питьевой воды на здоровье населения // Гигиена и санитария, 1998, №. С.

15. Василькова З.Г. Методы гельминтологических исследований //Медгиз. -1955.25с.

16. Васильчикова А.П., Попов А.Н., Бердышева Г.В. Фитопланктон как показатель качества воды водохранилищ охладителей на Урале // Гидробиологическая характеристика водоемов Урала / Сборник научных трудов / Свердловск - 1989. С - 13 - 22.

17. Виноградова Л. А. Оценка влияния биологически очищенных сточных вод на выживаемость микрофлоры // Гигиена и санитария — 1988.— № 8.— С. 80—82.

18. Виноградова Л. А. Микрофлора воды в загрязненных водоемах // Гигиена и санитария 1988.— №. 12.— С. 13—16.

19. Виноградова JI. А., Пархомчук Т.К. Комплексные санитарно-микробиологические критерии оценки водных объектов в условиях возрастающей антропогенной нагрузки. //Гигиена и санитария № 1, 1991. С 24-25.

20. Виноградова Л. А., Ткачева Р.И., Строева М.Н., Серенко В.Н., Пархомчук Т.К. Зависимость процессов самоочищения от уровня микробного загрязнения воды в условиях южной зоны РСФСР // Гигиена и санитария, 1990, №12 С. -29- 30.

21. Виноградова Л.А. Методы индикации биоценоза патогенных и потенциально патогенных микроорганизмов в объектах окружающей среды.—М., 1985.—С. 42—53.

22. Воробьев А.А, Гинцберг А.П., Бондаренко В.М. Мир микробов // Вестник РАМН 2000 № 11. С. 11-14.

23. Гаретова Л.А. Потенциальная активность микробных сообществ донных отложении р. Амур к деструкции нефти и монофенола // Экол. пробл. бассейнов круп, рек — 2 : Тез. докл. Междунар. конф., Тольятти, 14—18 сент., 1998. Тольятти, 1998. С. 130.

24. Голенков А. А., Дрижд Н. Л., Малышев Н. Н. Загрязнение открытых водоемов и его влияние на заболеваемость населения // Гигиена и санитария, 1997, №6. С.

25. Горская Е.М. Механизмы развития микроэкологических нарушений в кишечнике и новые подходы к их коррекции // Автореф. дисс. доктора мед. наук. Москва-1994. 48с.

26. Гриценко В.А. Влияние некоторых экологических факторов на антили-зоцимную активность и другие признаки энтеробактерий // Автореф. дисс. канд.мед. наук. 1989.-Оренбург. - 26 с.

27. Гусева К.А. Роль сине-зеленых водорослей в водоеме и факторы массового их развития // «Экология и физиология сине-зеленых водорослей» АН СССР, Институт биологии внутренних вод, АН УССР. Институт гидробиологии, 1965. С. 12- 13.

28. Гутельмахер Б.Л. Метаболизм планктона как единого целого /трофо-метаболические взаимодействия зоопланктона и фитопланктона/ //Автореф. дис. д-ра биол. наук. Л. 1983.-С. 31.

29. Гутельмахер Б.Л. Экспериментальное исследование трофических взаимоотношений пресноводного зоо- и фитопланктона // Автореф. дис.канд.биол.наук.- Л: ЗИН АН СССР. -1974. С. 24.

30. Гюнтер Л.И., Гребеневич Е.В., Вавилин В.А., Васильев В.Б. Глубокая доочистка в аэрируемых биопрудах с одновременным выращиванием кормовых организмов // В сб.: Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи. М., «Наука» 1984. С. 107 111.

31. Догель В.А. Зоология беспозвоночных животных. М.: Высш. шк. -1975.-560с.

32. Драбкова В.Г. Микробиологические показатели интенсивности процессов самоочищения озерных вод //Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи/ «Наука» М. 1984. С. 55 60.

33. Дрынов И.Д., Сергиев В.П., Малышев Н.А. Влияние преобразования природы на распространенность паразитарных и инфекционных болезней // Медицинская паразитология № 1999. С.З 5.

34. Ермольева З.В. Лизоцим // Успехи современной биологии.- 1938. Т. 9, № 1. - С. 5-8.

35. Жадин В.И. Моллюски пресных вод СССР. М., Л.: Изд-во АН СССР. - 1952.-450 с.

36. Журавлев П.В., Головина С.В., Алешня В.В., Цацка А. А., Карцева Н.П. Барьерная роль водоочистных сооружений водопровода в отношении условно-патогенных микроорганизмов // Гигиена и санитария, 1997, №4. С.

37. Захарова И .Я., Павлова И.Н. Литические ферменты микроорганизмов. Киев: Наукова думка. - 1985. - 216 с.

38. Ивановских В.И., Близнюк В.В. Влияние описторхов на проявление вирусов герпеса второго типа в эксперименте их возможное участие в механизме рака печени // Мед. паразитология. 1996. №2. С. 23-26.

39. Ившина И.Б., Пшеничное Р.А, Оборин А.А. Пропанокисляющие родококки.- Свердловск: УНЦ АН СССР, 1987. 125 с.

40. Ильницкий В. С., Королев А. А., Худолей В. В. Канцерогенные вещества в водной среде. — М., 1993.

41. Каграманова К.А., Ермольева З.В. Сравнительная характеристика методов определения активности лизоцима // Антибиотики. 1966. - Т. 11, № 10-С. 9117-9119.

42. Карнаухова И.В. Лизоцимный фактор пресноводного двустворчатого моллюска Unio pictorum: выделение, характеристика, функции. //Автореф. дисс. канд. биол. наук. Пермь, 2000. - 20 с.

43. Карнаухова Г. А. Гидроэкология: фосфорная нагрузка и эвтрофирова-ние Братского водохранилища // Инж. экол.— 1998.— № 6.— С. 25-32.

44. Карпухина Т.И. Новые подходы к оценке состояния системы «микроорганизмы микроорганизмы»// Автореф. дисс. док. биол. наук. -Пермь, 2001.-25 с.

45. Кокряков В.Н. Биология антибиотиков животного происхождения. -СПб: Наука, 1999. 162 с.

46. Красовский Г. Н., Ильинский С. В., Егорова Н. А., Алексеева Т. В. Санитарное состояние водных объектов московской области // Гигиена и санитария, 1990, №12 С. 23-26.

47. Крючкова М.Н. Роль фито- и зоопланктона в процессах самоочищения (на примере биологических очистных прудов) //Гидробиологический журнал. 1972.-Т.8- С.106-111.

48. Купер Э. Сравнительная иммунология. М.: Мир, 1980. - 422 с.

49. Куюкина М.С. Антибиотикочувствительность алканотрофных родоко-оков и возможные пути формирования их неспецифической антибио-тикорезистентности // Автореф. дисс. канд. биол. наук. Пермь, 1997. -23 с.

50. Лапшин М.И. Разработка способов очистки вод // АН СССР Москва, -1952.- 10 с.

51. Левина Р.И. Антогонизм между протококковыми водорослями и коли-тифозной группой микроорганизмов// Микробиология 1964 т.ЗЗ. в.5. С. 887-893.

52. Левина Р.И. Взаимоотношения различных видов протококковых водорослей и их бактерицидное действие при совместном выращивании// Микробиология 1964 т.ЗЗ. №1. С. 140-147.

53. Ломакин М.С. Иммунобиологический надзор. М.: Медицина 1990 -256с.

54. Лоранским Д. Н. Руководство по санитарной охране почв// М., Медицина- 1972. 27с.

55. Малышева А. Г. Закономерности трансформации органического вещества в окружающей среде // Гигиена и санитария — 1997. — № 3. — С. 5-10.

56. Марголина Г.И. Интенсивность процессов бактериального разрушения органических веществ в зонах влияния тепловых электростанций. // В кн.: Изучение и освоение водоемов Прибалтики и Белорусии. -Рига, 1979. -Т. 2. -С. 90-92.

57. Маркарова М.Ю. Использование углеводородокисляющих бактерий для восстановления нефтезагрязненых земель в условиях крайнего Севера: Автореф. дис. канд. биол. наук. Пермь, 1999. -26с.

58. Минеев В.Г. Минеральные удобрения и эвтрофирование природных вод //Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи, 1984. С.-9-16.

59. Миронов О.Г. Проблема самоочищения и гидробиологический метод борьбы с загрязнением морской среды. // Биологическое самоочищение и формирование качества воды, 1975 С. 19 - 22.

60. Мисетов И.А. Факторы персистенции бактериофлоры воды и их использование в синитарно-гигиенической практике. Автореф. дисс. канд. мед. наук. Оренбург, 1999. - 20 с.

61. Морозов Н.В., Теличенко М.М. Загрязнение водоемов стоками животноводческих комплексов и методы их обеззараживания // В сб. Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи, 1984. С.-22-29.

62. Немцева Н.В. Микробиологическая характеристика биценотических взаимоотношений гидробионтов и ее значение в санитарной оценке водоемов. //Автореф. дисс. доктора биол. наук. Челябинск. -1995. 38 с.

63. Новиков Ю.В. Сохраните чистоту водоемов / Медицина, М., 1983. 80 с.

64. Пешкур Т.А Оптимальные условия эффективного извлечения цезия бактериями рода Rhodococcus // Проблемы медицины, биологии, экологии и новые научные технологии в XXI век/ Тезисы докладов III per. научно-прак. конф. 2000. С. 50.

65. Плитман С.И., Гуськов Г.В., Ласточкина К.О., Горшкова Е.Ф., Балабанова Л.Ф., Роговец А.И. Гигиенические аспекты применения биодест161рукторов для водных объектов и территорий, загрязненных нефтью //Гигиена и санитария № 2. 1998. С. 11-12.

66. Погорелов В. И., Пинигин А. Ф., Марамович А. С. и др. Изучение взаимодействия холерных вибрионов с инфузориями Tetrahymena pyriformis //ЖМЭИ 1995. № 2. С. 22—26.

67. Подборонов В.М., Бердыев А. Защитные механизмы иксодоидных клещей и их прокормителей. Ашхабад: Ылым, 1991. - 240 с.

68. Покровский В.И. Человек и микроорганизмы. Здоровье и болезнь //Вестник РАМН 2000 № 11. С. 3 - 6.

69. Попов В. Л., Константинова Н. Д., Меркуров А. Э. и др. Ультраструктурные особенности взаимодействия Legionella pneumophila с простейшими — инфузориями Tetrahymena pyriformis //ЖМЭИ, 1991. № 3. С. 5—10.

70. Пушкарева В. И., Константинова Н. Д., Литвин В. Ю. и др. Псевдомонады как паразиты простейших //ЖМЭИ, 1992. № 2. С. 4—10.

71. Пушкарева В. И., Литвин В. Ю. Усиление вирулентности Yersinia enterocolitica в процессе пассирования через макрофаги и инфузорий //ЖМЭИ, 1991. № 7. С. 2—5.

72. Пушкарева В. И., Литвин В. Ю., Константинова Н. Д. и др. Инфузории как хозяева иерсиний и псевдомонад //Потенциально патогенные бактерии в природе. М., 1991. С. 50—60.162

73. Пушкарева В. И., Литвин В. Ю., Шустрова Н. М. Потенциальные хозяева и пути циркуляции Yersinia pseudotuberculosis в водной экосистеме //ЖМЭИ, 1994. № 3. С. 52—57.

74. Пушкарева В. И., Троицкая В. В. Спонтанная зараженность некоторых гидробионтов потенциально патогенными бактериями //Патогенные бактерии в сообществах. М„ 1994. С. 70—74.

75. Пушкарева В. И„ Литвин В. Ю., Константинова Н. Д. и др. Анализ механизмов межпопуляционных взаимодействий иерсиний с инфузориями Tetrahymena pyriformis на клеточном и субклеточном уровнях //ЖМЭИ, 1990. № 1.С. 3—8.

76. Романенко В.И. Микробиологические поеазатели качества воды и методы их определения. //Водные ресурсы. -1979. -№ 6. -С. 139-153

77. Романенко Н.А. Санитарная гельминтология и перспективы ее развития. // Гигиена и санитария, 1981, №12.С.27 29. Романенко В.И., Кузнецов С.И. Экология микроорганизмов пресных водоемов. -Л.: Наука, 1974. -194с.

78. Романенко Н.А. Санитарное законодательство РФ по профилактике паразитарных болезней (новые нормативно методические документы) //Медицинская паразитология, 1999, №2.С. 3-6.

79. Руководство по контролю качества питьевой воды // Всемирная организация здравоохранения -1994. 255 с.

80. Санитарные правила и нормы охраны поверхностных вод от загрязнения СанПиН 4630-88

81. Сергеев В.П. Лебедева М.Н. Распространенность паразитарных заболеваний и их профилактика в России. // Мед. паразитология 1997, № С 5 -9.

82. Сергеев В.П., Малышев Н.А., Дрынов И.Д. Человек и паразиты: пример сочетанной эволюции // Вестник РАМН 2000 № 11.С. 15-18.

83. Сергиев В.П., Дрынов И.Д., Малышев Н.А. Проблемы реформ здравоохранения. Подходы и перспективы. М., 1998.

84. Скопцова Г.Н. Роль зообентоса в самоочищении воды водохранилища / В кн.: Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи. М.: Наука, 1984. - С.81-85.

85. Скрипова Л.В., Романенко Н.А., Новосильцев Г.И. Оценка эффективности рабочих очистных сооружений в отношении возбудителей кишечных паразитов// Медицинская паразитология, 1996 №2 С.- 51-52

86. Скрипова Л.В., Романенко Н.А., Новосильцев Г.И. Оценка эффективности рабочих очистных сооружений в отношении возбудителей кишечных паразитов // Мед. паразитология. 1996. № 4. С. 51 - 52.

87. Скрябин Г. К., Головлева Л. Л. Биотехнология. — М., 1984.

88. Соколов Н.П., Соколова Л.П., Ильина Н.П. Анализ причин ухудшения качества воды из подземных источников. // Гигиена и санитария 1991., №1. С.26-27.

89. Соловых Г.Н. Система лизоцим-антилизоцим микроорганизмов в формировании водных сообществ пресных водоемов. //Автореф. дисс. доктора биол. наук. Челябинск. -1995. 36с.

90. Соловых Г.Н. Ушакова Е.И. Анализ чувствительности алканотрофных родококков к лизоциму // Проблемы медицины, биологии, экологии и новые научные технологии в XXI век/ Тезисы докладов III per. научно-прак. конф. 2000. С. 55.

91. Соловых Г.Н., Карнаухова И.В., Сулейманов К.Г. Исследование лизо-цимной активности пресноводных двустворчатых моллюсков семейства

92. Unionidae. // Проблемы региональной экологии. 1998. - Спецвыпуск. -с. 42-47.

93. Соломенный А.П. Трансформация оксианионов теллура фосфатаккуму-лирующей бактерией Acinetobacter calcoaceticus: Автореф. дис. канд. биол.наук. -Пермь, 1998.

94. Сонин М.Д., Беэр С.А., Ройтман В.А. Паразитарные системы в условиях антропрессии (проблемы паразитарного загрязнения) // Паразитология. 1997, Т.31 Вып.5. С. 452 457.

95. Сонин М.Д., Беэр С.А., Ройтман В.А., Сергиев В.П., Романенко Н.А. Закономерность формирования паразитарного загрязнения среды в урбанизированных экосистемах //Медицинская паразитология, 2000, №9 С.-36 36-40.

96. Стом. Д.И. Значение окисления в детоксикации фенолов водными растениями // Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи, 1984. С.- 91 96.

97. Сухачева Е.И. Роль некоторых видов личинок насекомых в эпидемиологии аскаридоза // Мед. паразитология и паразитарные болезни. -1969.- №5. С.13.

98. Телитченко М.М. Формирование биологической полноценности воды гидробионтами // Биологическое самоочищение и формирование качества воды, 1975 С. 9 -13.

99. Телитченко М.М. Самоочищение водоемов и вопросы водоснабжения // Гидробиологический журнал, 1984 №2 С. 37 - 40.

100. Токовая И.И. Влияние личинок хирономид на процессы очищения среды от яиц аскариды // В сб. Проблемы паразитологии. Киев 1975. 4.2. С.45 -47.

101. Токовая И.И. Роль личинок Phryganea grandis в очищении водоемов от яиц возбудителя аскаридоза // В сб.: Роль различных организмов в оздоровлении внешней среды от яиц возбудителя аскаридоза. Омск -1977. С. 35-37.

102. Топачевский А.В. Цееб Я.Я., Сиренко Л.А., Макаров А.И. «Цветение» воды как результат нарушения процессов регуляции в гидро-биоцензах //Биологическое самоочищение и формирование качества воды «Наука» М. 1975 С.41 49.

103. Трунова О.Н. 1982 Биологические факторы самоочищения водоемов и сточных вод от бактериальных загрязнений // Автореф. дисс. доктора биол. наук. Алма-Ата -1982. 32с.

104. Фабарисова Л.Г. Разработка способа микробиологического контроля температуры тепловых сбросов электростанций в водоемы-охладители // Автореф. дисс. канд. биол. наук. Оренбург, 2000. - 24 с.

105. Флоренсов В.А., Пестова И.М. Очерки эволюционной иммуномор-фологии. Иркутск: Изд-во Иркутск, ун-та. - 1990. - 248 с.

106. Хендерсон Селлерс Б., Маркленд Х.Р. Умирающие озера // Пер. с англ. Л.: Гидрометеоиздат 1990. 297с.

107. Хоботьев В.Г. Детоксикация вод, содержащих тяжелые металлы, хлорококковыми водорослями // Биологическое самоочищение и формирование качества воды «Наука» М. 1975 С.62 63.

108. Хроменкова Е.П., Гримайло Л.В., Ермолова Р.С. Изыскание средств нетрадиционного характера действия для обеззараживания объектов окружающей среды при паразитозах //Медицинская паразитология. -1995.-№4. -С 9-11

109. Шендеров Б.А. Нормальная микрофлора и некоторые вопросы микроэкологической токсикологии. // Антибиотики и мед. биотехноло-гии.1987 № 3 С. 164 170.

110. ШепанскиА. О макрофитах озер и их роли в круговороте веществ //Гидробиологический журнал. 1977.Т.13. №6. С.23 -30.

111. Шулепова Т.М. Изучение влияния некоторых видов олигохет на эмбриогенез и выживаемость яиц аскариды // В сб.: Роль различных организмов в оздоровлении внешней среды от яиц возбудителя аскаридоза. Омск-1977. С. 26-30.

112. Эйнор JI.O., Дмитриева Н.Г. Влияние рдеста пронзеннолистного на формирование качества воды в водохранилище // Самоочищение воды и миграция загрязнений по трофической цепи, 1984. С.- 85 91.

113. Яровой П.И., Потапов А.И., Станку М.Л. Изучение степени бактериального самоочищения речной воды в каскаде бассейнов оросительной системы // Гигиена и санитария, 1988, №9 С. 72- 73.

114. Anand С. М., Skinner A. R., Malic A. et al. Interaction of L. pneumophila and a free living amoeba (Acanthamoeba palestinensis) // J. Hyg., 1983. V.91.N2. P. 167—178.

115. Avery S.V., Codd G.A., Gadd G.M // Ibid. 1992. - V. 138. - P. 69-76.

116. Avery S.V., Codd G.A., Gadd G.M.//J. Gen. Microbiol. 1991. - V. 137. -P. 405-413.

117. Botzenhart K. Microbiological aspects of air contamination // Genie und Contam. Pharm. Aqroaliment.: Maitrise et transferts technol. Paris, 1987. P. 31—40.

118. Carballal M. J., Azevedo C., Villalba A., Pez C.L. Enzyme characterisation of the circulating haemocytes of the carpet schell clam, Ruditapes decussatus (Mollusca: bivalvia) // Fish & Shellfish Immunology. -1997.-V. 7, №8, p. 595-608.

119. Colbourne J. S., Dennis P. J. Distribution and persistence of Legionella in water systems // Microbiol. Sci., 1985. V. 2. N 2. P. 40—43.

120. Daft M. /. McCord Susan В., Stewart W. D. P. Ecological studies on algal-lysing bacteria in fresh waters.— Freshwater Biol., 1975, 5, N 6, p. 577—596.

121. Chung J.C. et al. Purification and properties of a bacteriolytic enzyme from a soil amoeba Hartmanella glebae // Arch. Biochem. Biophys. 1969. -V. 135.-P. 244-252.

122. Ensign J. C., Wolfe R. S. Lysis of bacterial cell walls by an enzyme isolated from a Myxobacter — J. BacterioL, 1965, 90, N 2, p. 395—402.167

123. Fields В. S., Barbaree J. M., Shotts E. B. et al. Comparison of Guinea Rig and Protozoan Models for Determining Virulence of Legionella Species // Infect. Immun., 1986. V. 53, N 3. P. 553—559.

124. Flemming A. On a remarcable bacteriolytic element found tissues and secretions // Proc.Roy.Soc. 1922. - Bd. 93. - S. 306-317.

125. Holden E. P., Winkler H. H., Wood D. 0. et al. Intracellular growth of Legionella pneumophila with in Acanthamoeba castellani // Infect. Immun., 1984. V. 45. P. 18—24.

126. Glaser R.W. On the existence of immunity principles in insects // Psyche. Cambridge. -1918. V. 25. - P. 179-194.

127. Howard J.B., Glazer A.N. Studies of the Physicochemical and Enzymatic Properties of papay lysozyme. // J. of Biological Chemistry. 1967. - V. 242, №24.-P. 5715 -5723.

128. Jolles P. Rapports entre la structure et 1 activite de quelques lysozymes // Bull. Soc. Chim.Biol. 1961. - V. 49, № 8. - P. 1001-1012.

129. Jolles P. Relations hip between chemical structure and biological activity of hen-egg-wite lysozyvt and Lysozymes of different species // Proc. Roy. Soc. 1967. - N1009. - P. 350-354.

130. Koch G., Dreyer W. Characterization of an Enzyme of Phage T2 as a lysozyme // Vyrology. 1958. - № 6. - P. 291.

131. Malke H. Uber des Vorcommen von Lysozym in Insekten // Z. allgem. Microbiol.- 1965. Bd. 5, № 1. - S. 42-47.

132. Mohrig W., Messner B. Antibacterielles Abwehrsystem im Darmtrakt von Insekten // Biol. Rasch. 1968 - Bd.6. - S. 136-138.

133. Mohreg W., Messner B. Lysozym im humoralen Abwehrmechanismus Spezifisch und anspezifisch immunisierter Insectelarven // Biol. Rasch. -1967.-Bd.5.-S. 181-183.

134. Norman A. a. Richard S. Multiple genes for lysozyme in birds // Arch. Bioch. a. Biophys. 1970. - V. 141, № 2. - P. 656.

135. Nunes C.M., Sinhorini J. L.,0gassawara S. Influence of soil texture in the recovery of Toxocara canis eggs by a flotation method // Vet. Parasitol. 1994. Vol. 53, N 3—4. P. 269—274.

136. Oren A. The Enigma of Square and Triangular Halophilic Archea // Enigmatic Microorganisms and Life in Extreme Environments. Durdrecht/Boston/London: Kluwer Academic Publishers, 1999.- p. 339 -355.

137. Plato P., Denovan J.T.//Radiat. Bot. 1974. - V. 14. - P. 37-41.

138. Petit J.F., Jolles P. Purification and analysis of human saliva lysozyme. //Nature. 1963. - V. 200. - P. 168-169.

139. Rowbotham T. J. Preliminary report on the pathogenicity of Legionella pneumophila for freshwater and soil amoebae //J. Clin. Pathol., 1980. N 33. P. 1179—1183.

140. Shilo M. Lysis of blue-green algae by Myxobacter.—J. BacterioL, 1970, 104, N 1, p. 453—460.

141. Sonin M.D., Beer S.A., Roitman V.A. international Helminthological Symposium, 7-th: Materials. — Kosice, 1995. P. 29.

142. Tison D. L., Pope D. H., Cherry W. B. et al. Growth of L. pneumophila in association with bluc-green algae (cyanobacteria) //Appl. Environm. Microbiol, 1980. V. 39. N 2. P. 456-459.

143. Tomioka N., Uchiyama H., Yagi 0//Appl. Environ. Microbiol. -1992. V. 58.- P. 237-245.169

144. Tomioka N., Uchiyama H., Yagi О.// Ibid. 1994. - V. 60. - P. 22272231.

145. Thompson R. Lysozyme and relation to antibacterial properties of various tissues and secretions // Arch. Path. 1940. - V. 30. - P. 1036-1134.

146. Tripp M.R. The fate of foreign materials experimentally introduced into the sneil, Australorbis glabratus //J. Parasitol. 1967. - V. 47. - P. 745-753.

147. Tripp M.R. Immunity in invertebrates // Aspects of the Biology of Simbiosis /Ed.: Th. C. Cheng.- Baltimore; University Park Press. 1971. -P. 275-281.

148. Ventosa A., Arahal D.R. Microbial Life in Diad Sia // Enigmatic Microorganisms and Life in Extreme Environments. Durdrecht/Boston/London: Kluwer Academic Publishers, 1999.- p. 359 -367.170

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.