Словообразовательные тенденции в современном немецком языке молодежи тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.04, кандидат филологических наук Коломиец, Евгений Александрович

  • Коломиец, Евгений Александрович
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2000, ПятигорскПятигорск
  • Специальность ВАК РФ10.02.04
  • Количество страниц 215
Коломиец, Евгений Александрович. Словообразовательные тенденции в современном немецком языке молодежи: дис. кандидат филологических наук: 10.02.04 - Германские языки. Пятигорск. 2000. 215 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Коломиец, Евгений Александрович

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1 МОЛОДЕЖНЫЙ ЯЗЫК. 16 ЕГО СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

1.1 .Место молодежного языка в языковой системе

1.2.0биходно-разговорная речь и молодежный язык

1.3 .Социолингвистический статус молодежи

1 ^.Специфическое речевое поведение молодых людей

1.4.1 .Группы по интересам и их речевое поведение

1.4.2 .Малые социальные группы 26 1.5.0сновные функции молодежного языка 27 1 .б.Источники пополнения и формирования лексического состава 31 молодежного языка

1.6.1 .Музыка, реклама, средства массовой информации как 31 источник формирования лексикона молодых людей

1.6.2 .Профессиональная лексика и жаргонизмы как 3 3 источник формирования лексикона молодых людей

1.6.3 .Иноязычные заимствования как источник 34 пополнения лексического фонда молодежного языка

1.6.4.Влияние диалектов на формирование лексикона молодых людей 37 1.7.Общая характеристика словообразования немецкого языка и языка 38 молодежи

Выводы по главе I

Глава II МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ СПОСОБ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ В 45 МОЛОДЕЖНОМ ЯЗЫКЕ. СТАНДАРТНЫЕ И НЕСТАНДАРТНЫЕ МОДЕЛИ

1 .Суффиксальный способ образования в молодежном языке

1.1 .Словопроизводство при помощи суффикса - е

1.2.Словопроизводство при помощи суффикса - ei

1.3 .Словопроизводство при помощи суффикса - ег

1.4.Словопроизводство при помощи суффикса - ling

1.5.Словопроизводство при помощи суффиксов - chen, - lein

1 .б.Словопроизводство при помощи суффикса - loge

1.7.Словопроизводство при помощи суффикса - i

1.8.Словопроизводство при помощи суффикса - о

1.9.Словопроизводство при помощи суффиксов - anski, - inski, 64 - owski, - inger, - (i)ös

1.10.Словопроизводство при помощи суффиксов прилагательных 66 1.10.1 .Словопроизводство при помощи суффикса - mäßig 66 1.10.2.Словопроизводство при помощи суффикса - ig

2.Словопроизводство путем полусуффиксации

3.Префиксальный способ словообразования 74 3.1 .Словопроизводство при помощи префикса ge

3.2.Словопроизводство при помощи префикса ver

3.3.Словопроизводство при помощи префикса be

3.4.Словопроизводство при помощи префиксов giga -, hyper -, mega -, 80 ultra

4.Словопроизводство путем полупрефиксации 81 4.1 .Словопроизводство при помощи полупрефикса ab - 81 4.2.Словопроизводство при помощи полупрефикса an - 84 4.3 Словопроизводство при помощи полупрефикса aus

4.4.Словопроизводство при помощи полупрефиксов Riesen -, 87 Bier -, Mord -, Klipp

4.5.Словопроизводство при помощи полупрефиксов 89 Baby -, Party -,Cach -, Diplom -, Techno

4.6.Словопроизводство при помощи полупрефиксов, 91 образованных от названий животных.

4.7.Словопроизводство при помощи частотного компонента herum

5.Префиксально-суффиксальный способ словообразования в 93 молодежном языке

6.Слововообразование путем словосложения 95 7,Образование новых слов путем нового сочетания существующих 102 словарных элементов. Контаминация

8.Образование новых слов путем сокращения

9.Словообразование путем редупликации

Выводы по главе II

Глава III ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ СПОСОБ 115 СЛОВООБРАЗОВАНИЯ 1 .Образование лексических единиц путем метафорического переноса

1.1 .Метафоры в области существительных 118 1.1.1 .Зоо- и фитоморфизмы в молодежном языке 118 1.1.2.Метафоры предметного характера 125 1.1.3 .Метафорические переосмысления, используемые при 131 именовании объектов, особо значимых для молодых людей

1.2 .Метафоры в области глаголов 136 2,Образование единиц молодежного языка путем метонимического 145 переноса

2.1 .Антономасия как частный случай семантического 149 переосмысления в молодежном языке

2.1.1 .Антропонимы как источник формирования 150 лексического фонда молодежного языка

2.1.2.Топонимы в молодежном языке

3 .Своеобразие и специфика фразеологизмов в молодежном языке

Выводы по главе III

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Словообразовательные тенденции в современном немецком языке молодежи»

Являясь одной из составных частей основных форм существования языка, так называемый молодежный язык представляет исключительный интерес для изучения. В то же время значительная экстралингвистическая обусловленность речевого поведения молодых людей, его специфика, трудности ведения наблюдения за речью информантов и неразработанность методики его изучения в отечественной лингвистике создают сложности для научного описания этого явления. Именно последнее обусловливает, в конечном счете, выбор объекта исследования.

В качестве объекта данного исследования рассматривается словообразовательная система молодежного языка. Особое внимание уделяется словообразовательным моделям, которые характерны для молодежного языка, но являются малопродуктивными или не имеют соответствий на уровне немецкого языка в целом.

Актуальность работы определяется значительным интересом к изучению такого малоисследованного лингвистического явления, как молодежный язык, а также недостаточной изученностью механизмов его словообразования.

Научная новизна исследования заключается в не проводившемся ранее комплексном изучении словообразования молодежного языка, выявлении общих тенденций формирования его лексического состава и в привлечении ранее не исследованного материала, извлеченного из современных словарей молодежного лексикона, из периодических изданий и полученного путем наблюдения над «живой» молодежной речью.

Основная цель диссертации состоит в изучении словообразовательных возможностей формирования лексикона молодежи.

Для реализации поставленной цели решаются следующие задачи:

- описание структурно-семантической организации словообразования молодежного языка;

- выявление продуктивности тех или иных способов словообразования в немецком языке как источника пополнения лексического состава молодежного языка;

- определение лингвистического статуса молодежного языка, выявление его генезиса и особенностей функционирования;

- проведение социолингвистического анализа функционирования молодежных лексем в условиях межличностного и межгруппового общения;

- определение социолингвистических, семантических, коннотативных, стилистических характеристик образований с аффиксами и полуаффиксами, единиц, созданных посредством словосложения, контаминации и сокращения, а также в результате семантического переосмысления.

Решение поставленных задач предопределило выбор методов и приемов исследования. В данной работе применялся структурно-семантический метод исследования - для выявления структур и семантики единиц молодежного языка, контекстуальный анализ - для установления особенностей функционирования единиц молодежного языка в контексте высказывания, метод лингвистического описания - для систематизации словообразовательных механизмов молодежного языка, а также дефиниционный анализ словарных статей. На защиту выносятся следующие положения:

- молодежный язык, являясь составной частью обиходно-разговорной речи, представляет собой своеобразный лексикон со специфическими свойствами, отражающими в своей семантике психолингвистическую и социальную характеристику молодых людей;

- молодежный язык практически полностью использует словообразовательный инструментарий обиходно-разговорной речи, существующие в ней модели, наполняя последние стилистически маркированным содержанием;

- при создании новых лексических единиц наряду со стандартными словообразовательными моделями широко используется словесная игра (каламбур, контаминация, фонетическая мимикрия) и специфические аффиксы, типичные только для молодежного языка;

- при формировании лексических единиц молодежного языка трудно выделить чисто словообразовательные процессы, в большинстве случаев они сопровождаются процессом семантического переосмысления;

- наиболее продуктивным способом формирования лексического состава молодежного языка является лексико-семантический способ словообразования. Среди различных типов семантического переосмысления особенно выделяется метафорический перенос, позволяющий получить наиболее экспрессивные выразительные лексемы;

- единицы, возникшие в результате морфологического и лексико-семантического способов словообразования, группируются тематически вокруг предметов и понятий, связанных со спецификой интересов их носителей и характеризуются высокой степенью эмоциональности и экспрессивности.

Исследуемый материал был получен в результате выборки молодежной лексики из прессы (молодежные журналы), текстов музыкальных произведений, выборки из специальных словарей, писем и средств мультимедиа (интернет), а также непосредственного наблюдения за речью информантов. Картотека анализируемого в работе материала составляет свыше 5000 единиц.

Рассматриваемая лексика является открытой системой в силу осуществляемого словарного обмена между молодежным языком и другими составными частями немецкого языка.

Молодежный язык в данном исследовании принимается нами как целостное образование, а не как отдельные «языки» школьников, студентов, молодых рабочих, членов неформальных группировок. Мы полностью согласны с тем, что единого молодежного языка не существует в виду территориальных различий (см.: Серебренников, 1970; Грачев, 1997), и в нашей работе мы учитывали также единицы лексикона различных малых групп молодежи.

Теоретическая значимость исследования состоит в дальнейшем изучении одной из важнейших проблем социолингвистики - взаимосвязи языка и общества, которая будет до тех пор оставаться недоступной, пока не изучены и систематизированы внутренние отношения, существующие между социальными явлениями и языковыми. Данное исследование описывает механизм молодежного словообразования и дополняет онтологическую картину языка как общественного явления и расширяет теоретическую основу преподавания курса лексикологии.

Практическая ценность данной диссертации заключается в том, что ее результаты могут быть использованы в процессе преподавания лексикологии, стилистики, на практических занятиях по немецкому языку и по практике перевода, а также при составлении учебно-методических пособий и написании курсовых и дипломных работ.

Апробация работы.

Основные положения исследования были представлены и обсуждались на Всероссийских научных конференциях «Теоретические, методологические и практические проблемы перевода» (1995г.) и «Этнос. Культура. Перевод» (1996г.), на международной научной конференции „Sprachenpolitik Russlands im europäischen Kontext" в Москве (1999г.), на заседаниях кафедры немецкой филологии и кафедры теории и практики перевода Пятигорского государственного лингвистического университета (2000 г.).

Общетеоретическую основу диссертации составили работы как отечественных, так и зарубежных исследователей по проблемам социолингвистики и словообразования.

Цель и задачи исследования определили структуру данной диссертационной работы. Она состоит из Предисловия, Введения, трех глав, Заключения, Библиографии, Приложения.

В Предисловии определяется тема исследования, устанавливается ее актуальность, формулируются цели, задачи, методы, выдвигаются положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость.

Во Введении рассматривается дефиниция исследуемого лингвистического феномена, прослеживается момент возникновения молодежного языка, рассматриваются пути развития и вопросы исследования молодежного языка

В Главе 1 рассматривается место молодежного языка в системе немецкого языка, сравниваются особенности обиходно-разговорной речи, в которую входит, 5 по нашему мнению, избранный нами объект исследования и молодежного языка, рассматривается социальный статус группы «молодежь», функции молодежного языка и основные источники формирования его лексического фонда.

В Главе 2 рассматривается морфологический способ словообразования, включающий в себя как стандартные, так и нестандартные словообразовательные модели аффиксации, в том числе префиксально-суффиксальные, модели словосложения, сокращения, контаминации, редупликации.

В Главе 3 рассматривается лексико-семантический способ словообразования, представленный в молодежном языке, в основном, метафорой и идиоматикой; здесь прослеживаются особенности метафорической и метонимической номинации, выделяются основные семантические классы метафор и идиоматических оборотов.

В Заключении делается вывод по результатам проведенной работы.

Основные положения диссертации изложены в 8 публикациях.

В Приложении дан краткий тезаурус молодежного лексикона (по лексикографическим материалам конца 90-х годов), включающий также толкования на литературном языке и пример переложения на молодежный язык целостного художественного текста.

ВВЕДЕНИЕ

До недавнего времени вопрос о месте, роли и функционировании молодежного языка (Jugendsprache) в национальном немецком языка не находил должного освещения. Предметом изучения лингвистов являлся, в основном, лексикон молодых людей (см.: В.Н. Портяникова, Е.В. Розен, Е. Riesel, J. Beneke, М. Heinemann, С. Р. Müller-Thurau, H. Henne, P. Schlobinski, J. Androutsopoulos, A. Last, E. Neuland, R. Nave-Herz, S. Pape). Большинство лингвистов отмечают гетерогенность лексики молодежного языка, ее ярко выраженный эмоционально-экспрессивный характер и принадлежность к периферии словарного состава общенационального языка (Ролик, 1988: 1). Однако, проблема происхождения и функционирования молодежного языка, возникающего в недрах немецкого языка и зависящего от конкретных исторических и общественных условий, до сих пор не находит однозначного толкования и обнаруживает значительные расхождения как в оценке самого понятия этого явления, так и его системных свойств и социолингвистических особенностей.

В лингвистической литературе встречаются различные определения лексикона молодых людей. Особенно широкую употребительность приобрел за последние десятилетия термин „Jugendsprache" /молодежный язык/ (М. Heinemann, Р. Schlobinski, J. Beneke, Н. Henne, M.D. Cernyseva, G. Kramorenko). В других работах упоминаются следующие термины: «социолект поколения (Generationssozialekt)» !W. Funke/, «жаргон» /В.Н. Портяникова, Л.И. Скворцов, В.А. Хомяков, М.А. Грачев/, «сленг» /S. Karastojceva, Э.М. Береговская, А.Д. Швейцер/, «Teenagersprache» (язык подростков) /Е. Welter/, «социолект молодежи» /A.B. Ролик/ и т.д.

Выбор термина для определения этого явления, разумеется, произвольно не определяется. Необходимо указать на первичное, определяющее суть предмета. В отечественной лингвистике широко трактуется термин «жаргон». Лингвистический энциклопедический словарь (ЛЭС) дает следующую дефиницию жаргона: «Жаргон - разновидность речи, используемой преимущественно в устном общении отдельной относительно устойчивой социальной группой, объединяющей людей по признаку профессии, положения в обществе, интересов или возраста (ЛЭС, 1990)». Отечественные исследователи различают чистый, предельно суженый жаргон и жаргонизированную лексику (см.: Беляева, Хомяков, 1985: 59). Анализируя относительную языковую замкнутость, обусловленную определенной социальной общностью, Л.И. Скворцов говорит о жаргоне в расширительном смысле этого термина, или же о жаргонообразной лексике. Именно в этом смысле, отмечает он, говорят о солдатском, молодежном, спортивном и т.п. жаргонах. Поскольку эта лексика нередко служит основой для общения в определенных социальных условиях, то, по его мнению, здесь мы имеем дело с социально-речевыми стилями. (Скворцов, 1981: 61, цит. по: Ролик, 1988: 8).

То, что Л.И. Скворцов называет это явление жаргоном, Ю. Бенеке по праву считает несколько неудачным и отмечает, что он рассматривает его несколько узко. Одна из особенностей жаргона (Эргемоск, 1977) - сознательное стремление группы людей быть непонятыми другими, а это не является характерной чертой рассматриваемого явления (Вепеке, 1985: 254). Мы разделяем это мнение и полагаем, что о жаргоне можно было бы говорить с полным правом, если бы речь шла о средстве общения между членами какой-либо небольшой социальной группы, объединенной определенными интересами и профессией (например, жаргон школьников, хиппи, панков, жаргон солдат, охотников и т.д.).

Т.М. Беляева и В.А. Хомяков, анализируя работы В.Н. Портяниковой, пишут, что она, «изучая молодежные жаргоны ФРГ и ГДР, выделила молодежный жаргон в его крайне уродливой форме и в виде отдельных лексических единиц в литературной речи. Вслед за Л.И. Скворцовым она принимает только жаргон во втором проявлении, поскольку такие жаргонизмы увеличивают арсенал выразительных средств языка и благоприятствуют тенденции к повышению коммуникативной четкости словарных единиц» (Беляева, Хомяков, 1985: 58).

Несколько с другой точки зрения жаргон рассматривают А. Искоз и А. Ленкова, которые отмечают, что «жаргоны являются ответвлениями национального языка и отличаются от последнего особой лексикой, . общеупотребительные слова в жаргоне заменяются специальной лексикой» (Iskos, Lenkowa, 1970: 259).

М.Д. Степанова и И.И. Чернышева, представляя несколько иную точку зрения, отмечают, что при всем многообразии терминов в данном случае речь не идет о жаргоне в смысле единства лексических, грамматических и звуковых особенностей, проявляющихся в своей систематичности и норме. Они обозначают эту лексику как специфическую для определенных групп /gruppenspezifische Lexik/ и останавливаются на термине «молодежный язык» /Jugendsprache/ (Stepanowa, Cernyseva, 1986:157).

А другой отечественный лингвист Э. Ризель, утверждающая в 1964 году, что молодежь ГДР борется с этим явлением, употребляет термин Slang (Riesel, 1964: 111), что, по нашему мнению, не совсем оправдано, поскольку данный термин используется в отечественной лингвистике преимущественно к англоязычным странам (см.: ЛЭС, 1990: 461).

В.Д. Девкин, отмечая особую популярность и одновременно «дурную славу» молодежного языка, использует термин «Teenagerdeutsch». Он считает, что эта небогатая лексика объемом немногим более 200 единиц относится к легкомысленному времяпровождению, отражает ограниченность интересов и убожество определенной части молодежи (Девкин, 1965: 256). Возможно, это утверждение было связано с тем, что многие отечественные лингвисты до недавнего времени отмечали «недостойность» изучения данного предмета (Береговская, 1996: 33).

В зарубежной лингвистике, уделявшей большее внимание изучению молодежного языка, также нет единого мнения о дефиниции этого явления. Немецкий лингвист Г. Хенне пишет: «Язык молодежи означает специфический способ говорения и письма, при помощи которого молодые люди проводят свое языковое профилирование» (Henne, 1981: 373) и останавливается на термине Jugendsprache. Другой видный исследователь обиходно-разговорной речи, Г. Кюппер, несколько негативно отзывается об этом языковом явлении. Он пишет, что молодежный язык - это жаргон определенной особой группы, который унижает и оскорбляет большую и более ценную часть молодежи (Küpper, 1961: 188). На уязвимость термина Jugendsprache, который использовала М. Хайнеманн, обратил внимание Ю. Бенеке вслед за В. Функе. Он считает обозначение этого языкового феномена как «язык» неудобным. Подобное обозначение, в зависимости от конкретной дефиниции термина «язык», может привести к ошибочным выводам. Термин «язык», по меньшей мере в его возможности толкования как «закрытая система», не заполняется этим предметом. И интересующее многих лингвистов явление тем самым становится переоцененным. Приписывать молодежи ее собственный «язык», продолжает немецкий лингвист, означает поставить ее, как социальную группу, вне или, по меньшей мере, на периферии общественного хода жизни. Таким образом, молодежь можно было признать как относительно закрытую общественную социальную группу, что не соответствовало бы ее настоящему положению (Вепеке, 1985: 254).

Другой известный лингвист В. Функе, вводя определение «социолект поколений» /Generationssozialekt/, видит в его основе социологическую категоризацию как упорядочивающую систему. Он идентифицирует определенную социальную динамическую величину с языковым поведением, возникающим к определенному моменту в этом социальном единстве (Funke, 1982: 79).

Не ставя перед собой цели критиковать или поддерживать вышеописанные точки зрения и учитывая, что трудно выбрать слово, наиболее точно отражающее это явление, мы в качестве рабочего определения останавливаемся на термине «молодежный язык» (Jugendsprache). Язык в данной работе мы рассматриваем как средство коммуникации молодых людей определенной возрастной категории посредством использования специфической лексики в неофициальной сфере повседневного обихода, и под языком молодежи мы понимаем обиходно-разговорную речь молодых людей.

Разумеется, это понятие далеко не безупречное, однако предпочитаемое нами за неимением лучшего. Вполне возможно было бы разумнее предложить новый термин, свободный от нежелательных ассоциаций, но любой неологизм переживает болезненный период ассимиляции и даже при всех своих достоинствах, как правило, отталкивает своей непривычностью и новизной.

При отнесении слова к лексике молодежного языка мы учитывали следующие критерии: наличие в семантике слова указания на явно молодежную сферу употребления; частотность употребления; признание слова носителями молодежного языка; указание в словарях на использование этого слова в молодежной среде; признание этого слова молодежным в трудах, посвященных лексике молодежного языка; малоизвестность слова другим социальным группам населения; особенности словообразования; ненормативность; ярко-выраженная эмоционально-экспрессивная окраска (см.: Грачев, 1997: 7).

Рассматриваемое в данной работе явление имеет давние традиции, оно создавалось на протяжении длительного времени. Эмпирически молодежный язык был засвидетельствован на территории Германии ещё 5 столетий назад, в виде различных лексических единиц языка студентов (Studentensprache), которые уже тогда заложили основу тем языковым нормам, которые сегодня позволяют говорить о данной форме социодиалектной коммуникации (см.: Ehmann, 1994: 14). Если проследить истоки зарождения этого феномена, то создается следующая картина.

В своём издании «Библиотека исторического немецкого языка студентов и школьников» Г. Хенне и Г. Обьяртель приводят несколько текстов, написанных самими студентами того времени. Один из студентов Геттингенского университета Д. Валлис пишет, что «студент, который, в принципе, не отличается от других обучающихся молодых людей, но, всячески стараясь отличиться от прочих, употребляет ряд своеобразных выражений и фраз. Многие слова специфического характера можно услышать в каждом университете, некоторые только в одном. Большинство из них характеризуются как краткие и грубые.

Необходимо быть самому студентом, чтобы получить удовольствие от употребления подобных выражений» (Henne, 1986:1).

Таким образом, еще в XVIII наблюдались первые попытки объяснить употребление молодыми людьми специфических выражений потребностью выделиться из общей массы. Сами студенты прошлых веков подготовили почву для изучения «молодёжного языка» как явления. А германистами студенческий язык был открыт лишь на рубеже XIX-XX вв. и определён в разряд «специальных языков» (Sondersprachen, см.: Henne, 1986). В то же время они выявили особый характер языка студентов и попытались рассмотреть его вклад в литературный язык. Целому ряду слов, функционирующих и сегодня, ещё характерно присутствие студенческого начала (abgebrannt, auskneifen, büffeln, Fuchs, Kater, pumpen, Bruder Studio). Анализируя другие слова, можно придти к выводу, что у них есть какая-то слабая связь со старыми студенческими словами (aufschneiden, flott, Haupthahn, Jux, pomadig, Datterich). А некоторые единицы совсем утратили то общее, что связывало их со студенческим бытом (duzen, Kaffer, Mucker, paff sein, Fersengeld, stibitzen).

Германист А. Гетце ссылается, по всей видимости, на людей с высшим образованием, когда относит Philister и Schmollis к словам, происхождение которых связано со студенческой средой (Henne, 1986: 3). Эти слова являлись обязательными в общении студентов в узких кругах. Они употребляли приветствие Schmollis в неформальной обстановке, а Fiducit являлось ответной фразой. Ещё в словаре студенческой лексики «Studentenlexicon», вышедшем в 1781 г. в Галле отмечена эта форма: «Schmollis, ein Wort, dessen sich die Studenten bedienen, wenn sie einander zutrinken, worauf der andere, dem zugetrunken wird, fiducit erwidert» (Henne, 1986: 3). Этими словами завязывалась дружба. Как и сегодняшнее поколение молодёжи, студенты XVIII-XIX вв. старались поддерживать отношения с другими студентами посредством использования специфических единиц и форм обращения. В то же время студенты не хотели иметь контакты с группой менее привилегированных студентов, которых они называли Philister. В XIX веке это слово интегрировалось в литературный язык в значении «обыватель». Мир студентов, разделенный на Burschen (как студенты называли себя предпочтительно) и Philister продолжает дифференцироваться и дальше. Появляются слова Pennal, Pennäler, Schulfuchs (школьник). Pennal в значении „Federbüchse" (пенал) происходит от латинского „penna" (Feder). В XVII веке так насмешливо называли студентов 1 семестра, добросовестно посещавших лекции и носивших с собой пеналы (Henne, 1986: 5). В 1825 году наблюдается следующая иерархическая лестница: crasser Fuchs - студент первого семестра; Brandfuchs, Brander - студент 2 семестра; junger Bursch - студент 3 семестра; Bursch - студент 4 семестра; alter Bursch - студент 5 семестра и, наконец , bemooster Herr, bemoostes Haupt - студент 6 семестра, кем он и остается до вступления в мир Philisterium (Henne, 1986: 6).

Положение до crasser Fuchs занимает Schulfuchs. А между ними занимает твердую позицию Maulesel - четкое определение для тех, кто уже не гимназист, но еще и не студент. Теперь становится понятными слова Д. Валлиса, когда он характеризовал язык студентов как краткий и грубый (Henne, 1986: 7).

В 1904 г. К. Шладебах публикует свою работу «Язык школяров из Дрездена», в которой он фиксирует около 180 слов. В предисловии он пишет, что школьники (Penäller), «копируя» язык студентов, вносят кое-что своё, подвергая переосмыслению некоторые известные слова, например, „Kasten, Affenkasten" для „Schule", „Schmöker, Schwarte" для „Buch". Автор также анализирует происхождение этих слов и приходит к выводу, что школьники, в отличие от студентов, заимствуют из латинского языка относительно мало слов (Henne, 1986: 9).

Рассматривая слова и выражения, собранные в трудах Ф. Клуге, можно придти к заключению, что уже тогда лексикон студентов и школьников отражал ценностную ориентацию групп и обнаруживал характер метафоры, лежащей в основе номинации /pumpen - borgen, leihen; blechen - bezahlen; klemmen - heimlich wegnehmen; keilen - hauen/ (Henne, 1986: 10). Уже в то время студенческая и школьная лексика, бытуя в среде молодых людей, была связана с условиями жизни и деятельности ее членов. Образные слова и выражения охватывали следующие понятийные области: сферу дозволенного и недозволенного -anpumpen, ausspannen; сферу школьной жизни, успехов, неудач: ochsen, brummen, schwänzen; сферу приемлемого и неприемлемого образа поведения: anständig, fix, petzen, Affenschande; сферу враждебного и презираемого окружения: Pudel, Kaffer, Kerl; сферу молодёжного озорства и насмешки: einen Jux loslassen (сегодня это выражение зафиксировано как lass den Joke ' raus! ILdJ, 1994: 75/), keine lahme Laus, Ulk (Henne, 1986:11).

Конечно, это лишь малая часть всего представленного тогда словаря, но, тем не менее, это даёт представление о том, каков был лексикон школьников и студентов, и какие функции он выполнял.

Не меньший интерес представляет работа Г. Воке, посвященная раскрытию принципов тайного языка школьников /Schülergeheimsprachen/ (Henne, 1986: 1S). Еще тогда в молодежном языке проявлялась одна из его функций, а именно, конспиративная функция. В качестве примера Г. Воке приводит так называемый язык «U-Sprache», в котором выбрасывался первый согласный, а второй гласный заменялся на и. Пропущенный согласный дописывался затем в сочетании с ä, например, uhäaben usäie udaäs uväeruständen ? /haben Sie das verstanden/ (Henne, там же).

Контакты школьников и студентов с бродягами и другими деклассированными элементами принесли в язык школьников, зачастую через язык студентов, лексику арго1, которая подхватывалась затем и более широкими кругами (Schmu, Kaffer). На первых порах лексика школьников находился под большим влиянием лексикона студентов и воровского языка. Тогда эти три социальные группы (студенты, бродяги, школьники) имели более тесные контакты, нежели сегодня. Многие выражения перешли в язык школьников, но большое количество единиц было образовано самими школьниками. Ф. Мельцер назвал это Schöpferkraft (сила создания слов): сужение значения происходит у единицы Käfer - hübsches junges Mädchen; расширение значения наблюдается у глагола segeln - gehen, fahren. Стремление к юмору и речевой забаве приводили к

1 Под арго мы понимаем особый язык некоторой ограниченной профессиональной или социальной группы, состоящий из произвольно избираемых видоизмененных элементов языка (ЛЭС, 1990: 43). искажению некоторых слов - Leichenzehrer вместо Zeichenlehrer, Stubenrat вместо Studienrat. Очень популярны были бранные слова и гиперболы -wahnsinnig, eine wahnsinnige Sache, wahnsinnig schön, kolossiv.

На смену Pennälertum XIX в. приходит новое молодёжное движение под названием Wandervogel (юный турист). Это название возникло, как отмечает Г. Блюер (первый историк этого движения), в 1901г. (Casper-Hehne, 1989: 28). Свой расцвет это движение пережило до I Мировой войны. Быть членом „Wandervogel" значило вести двойную жизнь: с одной стороны - быть послушным ребёнком дома и старательным учеником в школе, а с другой стороны - на выходные дни или во время каникул отправляться в путь (auf Fahrt gehen), а затем возвращаться в «родные пенаты» (sich auf dem Nest treffen). Временная независимость от родителей давала возможность школьникам создать свой мир (Jugendreich), состоящий из многочисленных групп (Horden). И как во всякой группе по интересам, здесь появляется своя специфическая лексика типа Fahrten - Touren; Loden, Rippensamt - Wanderanzug, Regenhaut, Wetterfell; Zupfgeige, Klampfe -Gitarre; Strahlenfalle - Fotoapparat. Klampfe, кстати, находится все еще в употреблении. Этот факт говорит о том, что некоторые единицы молодежного языка не всегда быстро исчезают, а в силу определенных причин продолжают функционировать в языке: Der will "ne Klampfe verkaufen, du wolltest doch eine (KWdJ, 1989: 58). Однако, эти слова не находили своего лексикографического отражения в начале XX века (Henne, 1986: 23).

Изучение молодежного языка в годы нацизма практически прекращается. Язык молодежи становятся неизвестной главой в истории немецкого языка в силу неблагоприятных социально-политических причин. Исследования в данной области возобновляются лишь с 1957 года.

В 1959-61 гг. появляются работы Г. Гейнриха «Язык молодежи», Г. Кюппера «О языке молодежи», Г. Маркуса «Немецкий язык подростков» (Henne, 1986: 222). У этих работ есть одно общее: их авторы подходили к предмету рассмотрения не совсем профессионально, без научно-языковедческой концепции.

15

Работой «Заметки к вопросу о языке подростков» С. Папе открывает языковедческую фазу исследования языка молодежи после 1945 года. Автор обращает внимание на язык молодежи как на «групповую специфическую интерпретацию действительности» и его функцию как «отдушину (ventil) протеста против застывших форм поведения» (Henne, 1986: 369).

В этом же году выходит известный шестой том словаря «Словарь немецкой обиходно-разговорной речи. Язык молодежи от А до Я», составленный Г. Кюппером. Именно в это время лексикография переживает свою кульминацию.

За последние десятилетия интерес к молодежному языку резко возрастает. В трудах Г. Хенне, Ю. Бенеке. М. Хайнеманн, П. Шлобински, Г. Эманна, Я. Андроутсопоулоса, Ф. Янушека решаются многочисленные вопросы, связанные с описанием этого лингвистического явления. Появляется большое количество работ, опубликованных как отдельные труды, журнальные публикации и лексикографические издания, материалы которых и послужили фактическим материалом для описания словообразовательных механизмов данного объекта исследования в нашей работе.

Похожие диссертационные работы по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Германские языки», Коломиец, Евгений Александрович

Выводы по главе III

1 .Самым прямым и простым путем создания выразительности служит использование иносказательного образного наименования. Большая часть молодежной лексики создана лексико-семантическим способом, представленным метафорой и метонимией.

2.Среди различных типов семантического переосмысления при формировании лексических единиц молодежного языка наиболее продуктивными является метафорический перенос, позволяющий получить наиболее выразительные лексемы, ярко и точно раскрывающие понятия и обладающие максимальной смысловой емкостью.

3.Для метафоры молодежного языка, нацеленной на обслуживание обиходно-бытовой сферы и на неофициальное повседневное общение, характерна наглядность ее образов. Переосмыслению в молодежном языке подвергаются, в основном, названия конкретных предметов и явлений, процессов, признаков, хорошо знакомых молодым людям. Это обусловливает конкретный характер метафоры молодежного языка, который выражается в коммуникативном стремлении обозначить конкретным именем и конкретные объекты, и абстрактное понятие. Мотивирующими молодежную метафоризацию признаками являются не только признаки внешней аналогии, но и внутреннего скрытого сходства. Метафоре молодежного языка присуща антропоцентричность в выборе объекта именования. Если им не является сам человек, то это будет предмет, представляющий для человека определенное значение. В антропоцентрических номинациях наблюдается определенная негативная окраска в отношении метафорических субъектов. Степень представленности и продуктивности отдельных частей речи различна, в данном случае более продуктивной номинативной группой оказалось имя существительное.

4.В глагольной метафоре детерминирует большей частью один семантический признак, что позволило выявить основные номинативные метафорические направления: метафоры, в которых признак-детерминант обладает отвлеченным характером, метафоры, где мотивирующий признак выражает внешнее сходство, метафоры, основанные на аналогии сущностного признака процессов.

5.Возникающий в процессе метафоризации образно-ассоциативный комплекс имеет в качестве основы, как правило, систему стереотипов, присущих данному социуму.

6.Новообразования молодежного языка часто возникают как результат вторичной метафоризации единиц других социолектов.

7. Одна из особенностей метафоры молодежного языка - перенесение свойств и признаков техники на человека, тогда как в литературном языке наблюдается перенесение свойств человека на природу.

8.Метонимия, придавая наименованиям наглядность и усиливая коннотативную сторону обозначения, является также одним из средств создания новых единиц в молодежном языке, хотя она и не представлена достаточно широко. Некоторые метонимии молодежного языка являются социальными маркерами, содержащими информацию о молодых людях. Примерами метонимии служат, в основном, всевозможные названия целого по части.

9.3оофитоморфизмы, как один из видов метафоры и метонимии составляют заметный лексический пласт молодежного языка. Результаты анализа свидетельствуют о том, что преимущественное употребление зоо- и фитоморфизмов связано со сферой бытовой коммуникации, для которой характерно использование разговорного языка. Это объясняется самой спецификой их семантики. В каждом из них присутствует фамильярность, которая является наиболее характерной особенностью ситуации общения молодых людей. Вызывая огромное количество представлений и сохраняя свою коммуникативную ценность, зоо- и фитофорфизмы содержат в себе гораздо большую информацию, чем исходная единица, так как кроме основного значения они получают коннотативную семантическую нагрузку.

10.В молодежном языке представлены имена собственные в значении нарицательных. При этом часть имен собственных стали нарицательными в результате метафорического и метонимического переноса. Для выявления значений некоторых антропонимов необходимо наличие определенных фоновых знаний. Антропонимы представлены намного шире, чем топонимы. Появление некоторых из них обусловлено влиянием массовой культуры. Аппеллятивы молодежного языка проявляют также валентные возможности и способности к дальнейшему словопроизводству. Обогащение словаря молодых людей происходит и за счет псевдоимен. Иногда при данном способе словообразования логическое уступает место необъяснимым с точки зрения логики явлениям.

11.Перенос наименования в молодежном языке происходит как на основе литературного языка, так и на основе молодежных единиц и единиц, заимствованных их других социолектов.

12.Своеобразие семантики лексических единиц молодежного языка состоит в их направленности на определенный внеязыковой ряд. В предметно-понятийном плане переосмысленные единицы подразделяется на группы слов, имеющих определенное значение для молодых людей и обозначающие важные процессы, явления, объекты.

13.Большое место в молодежном языке среди прочих лексических выразительных средств занимают идиоматические выражения, в которых находит отражение юмор, стремление к игре, склонность к гиперболизации, иронии. Желание выразиться оригинальнее и красочнее приводит к возникновению новых экспрессивных значений. Молодежные ФЕ обладают социальной направленностью и именуют явления, которые чаще социально отрицательны, чем положительны. Мотивация в молодежных идиомах представлена тремя группами: адекватный образ; парадоксальный образ; звукосимволический. Фразеологизмы в молодежном языке являются более мощным средством создания экспрессивного эффекта, чем слова, поскольку первые, отражая образ-ситуацию, выступают как микротекст. Особенностями лексико-семантического способа является использование во фразеологизмах метафор, без знания кода которых невозможно понять устойчивое сочетание.

166

14.Единицы молодежного языка, возникшие в результате семантических переносов, представляют собой образные специфические слова и сигнализируют о групповой возрастной солидарности, особенно по отношению к взрослым носителям языка. Лексика данной группы, являясь отражением специфического мировидения молодых людей, поддерживается языково-престижными устремлениями и свойственным молодым людям стремлением к самоутверждению, независимости и максимализму. А использование некоторых вульгаризмов является своеобразным протестом против речевых норм

15.Преобладающей в лексико-семантическом способе словообразования в молодежном языке является оценочная лексика, то есть эмоционально-оценочная маркированность служит характерной чертой лексики молодежного языка. При этом наибольшее распространение имеет пейоративная направленность, далее следует ироническая, презрительная и мелиоративная.

16.Возникновение лексических единиц данного способа словообразования обусловливается многими экстралингвистическими факторами. Это, например, психолого-педагогические факторы, урбанизация, влияние СМИ и массовой культуры, а также социально-психологические мотивы, отражающие культуру, в которой индивид специализируется. Функционирование многочисленных единиц, возникших на базе переноса, обусловлено также социально-политической ситуацией в Германии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Немецкий молодежный язык представляет собой интереснейший лингвистический феномен, бытование которого ограничено не только определенными возрастными рамками, но и социальными, временными и пространственными рамками. Он бытует в среде всей молодежи - в отдельных более или менее замкнутых группах.

Как и другие формы существования языка, молодежный язык представляет собой только лексикон. Однако данный лексикон живет на основе литературного языка, на его фонетической и грамматической почве. Будучи одной из форм существования обиходно-разговорной речи, молодежный язык сочетает в себе общеязыковое и специфическое. В нем отмечается явное преобладание общего над особенным, причем даже специфичное сохраняет хотя бы частичную связь и некоторую соотнесенность с общим (общность морфем, особенно корневых, одинаковость основных моделей, при расхождении в частностях). Но вместе с тем молодежному языку свойственны некоторые особенности, которые и позволяют выделить его в отдельную подсистему внутри обиходно-разговорной речи.

Особенности молодежного языка являются двоякого рода. Особенности первого рода определяются тем, что данная языковая подсистема отдает предпочтение каким-то одним единицам языка, и, в то же время, совершенно исключает другие. Особенности второго рода заключаются в использовании в молодежном языке таких языковых единиц, которые не встречаются ни в других подсистемах, ни в литературном языке в целом.

Нами установлено, что типичными особенностями молодежного лексикона являются следующие:

-молодежная лексика всегда привязана к социальным группам;

-молодежная лексика используется в неофициальной обстановке и, в основном, в устной коммуникации внутри конкретной социальной группы;

-важное условие использования молодежной лексики - равные статусы коммуникантов в межличностном общении, в то время как при различии статусов коммуникантов необходимость соблюдения субординации исключает возможность ее свободного использования;

-для молодежной лексики типична повышенная эмоциональность и экспрессивность;

-лексемы молодежного языка являются в большинстве случаев средствами вторичной номинации для вещей и явлений и взаимодействуют как стилистические синонимы с теми средствами обозначения, которые приняты в сфере литературного языка (за исключением тех лексем, которые требуют в литературном языке описательных дефиниций);

-как стилистические синонимы лексем общелитературного языка они включают помимо интеллектуального (предметно-логического) содержания, важные эмотивно-оценочно-экспрессивные компоненты, преимущественно пейоративного характера; пополняя лексикон обиходно-разговорной речи, они обогащают состав синонимических рядов за счет наименований со стилистической окрашенностью и социальной маркированностью; лексемы молодежного языка не могут выступать в роли доминанты соответствующего синонимического ряда;

-молодежный язык является неоднородным образованием по происхождению и стилистической принадлежности деривационных основ: в него входят как заимствования из других языков, так и исконно немецкие, но переосмысленные слова из разных стилистических слоев.

Основа современного немецкого молодежного языка - это обиходно-разговорная речь. Это база для существования молодежного языка. Она дополняется из других источников, в том числе за счет внутренних и внешних заимствований. Формирование молодежного лексикона за счет внутренних заимствований - это закономерный процесс, подчиняющийся принципу экономии языковых усилий: всегда гораздо проще приспособить для обозначения вновь возникшей реалии какие-либо существующие слова, чем создавать новые звуковые комплексы или заимствовать из внешних источников. Переход лексем в молодежный язык внутри данного языка осуществляется либо без каких-либо морфо-фоиетических изменений, либо с одновременным или частичным изменением морфо-фонетического облика заимствованной лексемы.

К обозначению одного и того же понятия язык может идти разными путями, но языковые обозначения всегда несут отпечаток среды, где они возникли. Специализация слов молодежного языка, в отличие от литературного языка, вызывается не только понятиями об объекте именования и желанием отразить его признаки в слове, но еще и рядом экстралингвистических факторов. Первый из этих факторов - это стремление молодых людей выразить своеобразный протест против общепринятых норм, поэтому в молодежном языке продукты словообразования представляют собой в большинстве случаев специфические слова сниженного стилистического регистра. Отсутствие социально-политического согласия в сегодняшней мультинациональной Германии также находит отражение в языке, как наличие лексических единиц пейоративного характера, возникших в результате морфологического и лексико-семантического способа словообразования, соответствующих агрессивным настроениям неформальных группировок. И, наконец, еще один фактор функционирования молодежного языка - это стремление к языкотворчеству, обусловленное особым нетрадиционным «видением мира». Оно выражается, в частности, в использовании тех словообразовательных моделей, которые на данный период развития языка в целом относятся к непродуктивным или наименее продуктивным.

В данной работе мы исследовали словообразовательный механизм молодежного языка. Нами отмечено, что основным источником формирования лексикона молодых людей, кроме заимствований, являются продукты морфологического и лексико-семантического способов словообразования. Хотя, в принципиальном плане словообразовательный механизм молодежного языка, в общем и целом, идентичен словообразовательным способам и средствам других функциональных стилей, он отличается от последних нестандартными, часто спорадическими или ситуативными словообразовательными тенденциями. Большая экспрессивность построенных по необычным моделям лексических единиц и их эмоциональная окрашенность являются стилевыми чертами молодежного языка.

Для образования единиц молодежного языка используются, как правило, аффиксальный, префиксально-суффиксальный способ словообразования, словосложение, сокращение и соответствующие им модели, которые наблюдаются и в литературном языке. Наряду с ними выделяются модели и субмодели, действующие преимущественно или только в составе молодежного языка. Это касается:

-префиксов-интенсификаторов, которые как расширяют свои дистрибутивные возможности (а именно комбинируются с лексемами как немецкого, так и иноязычного происхождения), так и могут выступать в качестве свободных морфем;

-полупрефиксов, немецких и, большей частью, заимствованных, которые в свою очередь служат базой для образования дериватов, функционирующих только в молодежном языке;

-суффиксов-заменителей и суффиксов-паразитов, использование которых уходит корнями в студенческий язык прошлых веков. Главная цель применения данных формантов - не создание единицы с новым значением, а переструктурация имеющихся единиц. Данная модель не приводит к изменению семантики переконструированных лексем;

-суффиксов, служащих для обозначения имен лица и функционирующих только в молодежном языке.

Весьма продуктивное в современном немецком языке сокращение слов и словосочетаний распространено и в молодежном языке. Но наряду с этим, молодежный язык проявляет свои специфические тенденции, а именно, большее разнообразие словообразовательных моделей. Сокращенные слова довольно часто могут выступать в качестве второго компонента сложных слов. Особенно четко это проявляется на уровне адъективных образований, которые, являясь окказиональными производными в литературном языке, в лексике молодых людей являются стандартными единицами. Речь в данном случае идет о специфической сочетаемости лексем, которая проявляется в том, что отдельные единицы молодежного языка, образованные по моделям сокращения слов, в сфере функционирования молодежного языка проявляют себя как свободные лексемы, а в литературном языке они не могут выступать как свободные.

В словосложении отличие молодежного языка от литературного проявляется в том, что многочисленные композиты содержат лексемы, либо некодифицированные в литературном языке, либо отмеченные в словарях как не принадлежащие к литературному стандарту. Большая часть композитов содержит в качестве первого или второго компонента англоамериканизмы, в чем проявляется тенденция интенсивной интеграции разноязычных единиц в корпусе лексикона немецкой молодежи. К сложным существительным молодежного языка относятся слова, семантическое содержание которых невозможно выявить из семантики непосредственно-составляющих; оно может быть получено только путем привлечения дополнительных лексических средств, стоящих вне структуры этого вида сложного слова.

Особое место в словообразовании молодежного языка занимают модели, не представленные в словообразовании литературного языка. Это модели, построенные по принципу контаминации. Продукты контаминации обладают повышенной наглядностью и экспрессивностью. Неожиданность и необычность построения слова вызывают определенный стилистический эффект каламбура.

Как показывает наше исследование, наибольшее количество слов в молодежном языке, создано лексико-семантическим способом. Среди различных типов семантического переосмысления при формировании лексических единиц молодежного языка наиболее продуктивным является метафора, которая позволяет получить выразительные лексемы, точно раскрывающие понятия и обладающие повышенной смысловой емкостью. Метафора молодежного языка по характеру своих конститутивных признаков, в принципе, не отличается от метафор других языковых сфер. Но единая природа метафорических образований не исключает приобретение ими некоторых особенностей. Так, для метафоры молодежного языка, нацеленной на обслуживание обиходно-бытовой сферы и на неофициальное общение молодых людей характерна наглядность, доступность и антропоцентричность. В молодежной лексике отражена жизнь речевого коллектива. Поэтому по своему содержанию метафора молодежного языка связана с кругом понятий и предметов, актуальных для группового самосознания - это лексика, связанная с семантическими полями «Человек», «Внешность», «Досуг» (вечеринка, музыка, выпивка, курение, наркотики, секс).

Поскольку ассоциации у молодых людей могут быть тесно связаны с особенностями молодежной субкультуры, эту характеристику важно учитывать как аспект анализа лексико-семантических словообразовательных моделей, построенных по принципу метафоры.

Особенностью данного лексико-семантического способа является использование как универсальных метафор, так и тех, не зная кода которых, невозможно понять устойчивые словосочетания, т.е вторичных метафор. Другой особенностью является перенесение свойств и качеств техники на свойства и качества человека. В молодежном языке получили распространение зоо-фитоморфизмы как один из видов метафоры и метонимии. В этом лингвистическом явлении проявляется тенденция анимализировать человека и неживые предметы.

Молодежные лексико-семантические варианты полисемантических единиц возникают благодаря особой природе языкового знака, который оказывается заряженным бесконечными семантическими возможностями. Такой семантический заряд позволяет говорящим находить новые, более выразительные средства обозначения процессов, явлений объектов повседневной жизни, избегать речевого конформизма и штампов. В отличие от стандартного метафорического и метонимического (который менее продуктивен в молодежном языке) способа словообразования, перенос наименования с одного предмета на другой происходит как на основе слов литературного языка, так и на основе единиц молодежного языка и обиходно-разговорной речи. Единицы, образованные в результате метонимического переноса большей частью представляют собой социальные маркеры, содержащие информацию о

173 коммуникантах, релевантную с точки зрения носителей соответствующей субкультуры.

Итак, словообразовательные тенденции молодежного языка состоят в наличии нестандартных или ситуативных словообразований, не представленных в литературном языке и, соответственно, в большей экспрессивности построенных по необычным моделям лексических единиц.

Лексические единицы, образованные по стандартным и нестандартным моделям и заимствованные из других языков, как и других социолектов немецкого языка, приспосабливаются к речевому поведению молодых людей и используются ими не только для коммуникации, но и для речевой игры, экспрессии и обособлению от других социумов.

174

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Коломиец, Евгений Александрович, 2000 год

1.Абрамов Б. А. Синтаксически обусловленная деструкция сложных и производных слов (на материале современного немецкого языка). // В Я. - 1970. -№5.- С. 69-79.

2. Аврорин В.А. Функция языка // Современные проблемы литературоведения и языкознания. М.: Наука, 1974. - С. 353-361.

3. Азнаурова Э.С. Стилистический аспект номинации словом как единицей речи // Языковая номинация. Виды наименований. М., 1977. - 356 с.

4. Азнаурова Э.С. Прагматика текстов различных функциональных стилей // Общественно-политический и научный текст как предмет обучения иностранным языкам. М.: Наука, 1987. - 197 с.

5. З.Александров Ю.Н. Семантические свойства немецких простых глаголов как компонентов системы глаголов с отделяемыми приставками // Вопросы германской филологии. Новосибирск, 1982. - С. 41-56.

6. Аничков И.Е. Идиоматика и семантика//ВЯ. -1992. -№5. С. 136-150.

7. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М.: Изд-во литры на иностр. языках, 1959. - 351 с.

8. Артемова А.Ф. Очерки английской фразеологии. Пятигорск, 1998. - 184 с.

9. Арутюнова Н.Д. Функции языка // Русский язык: Энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1978. - С. 385-386.

10. Баллы Ш. Французская стилистика / пер. с франц. К.А.Долина / М.: Иностр. лит-ра, 1961. - 334 е.

11. П.Баранникова Л.И. Социально-историческая обусловленность места разговорной речи в общенародном языке // ВЯ.-1970. №3. - С. 100-109.

12. Бартошевич А. К определению системы словообразования // ВЯ. -1972. -№2. С.83-89.

13. Беляева Т.М., Хомяков В.А. Нестандартная лексика английского языка. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985.- 134 с.

14. Белл Р. Т. Социолингвистика: цели, методы и проблемы. М.: Международные отношения, 1980. - 318 с.

15. Береговская Э.М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // ВЯ.-1996,-№3.-С. 32-41.1 б.Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика: Учеб. Пособие. М.: Просвещение, 1983. 244 с.

16. П.Борисова Е.Г. О некоторых закономерностях современного молодежного жаргона // Русский язык в школе.- 1981.- №3. С. 83-87.

17. Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. М.: Высшая школа, 1983. - 271 с.

18. Будагов P.A. Литературные языки и языковые стили.- М.: Высшая школа, 1967. 375 с.

19. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: Русский язык, 1983. - 268 с.

20. Вшюман В.Г. О способах образования сленга в современном английском языке // Уч.зап. 1. Л.: ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1955. т.Ш. - С. 137-139.

21. Виноградов В.В. Вопросы современного русского словообразования в свете трудов И.В. Сталина по языкознанию // Русский язык в школе, 1951 .-№2.-С.24-31.

22. Виноградов В.В. Словообразование в его отношении к грамматике и лексикологии // Виноградов В.В. Избранные труды: Исследования по русской грамматике.- М.:Наука, 1975. С. 166-220.

23. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М.: Наука, 1977. - 312 с.

24. Винокур Т.Г. Стилистическое развитие современной русской разговорной речи // Развитие функциональных стилей современного русского языка.- М., 1968. С. 12-100.

25. Волъф Е.М. Метафора и оценка // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988.-С. 52-65.

26. Гак В.Г. Метафора: универсальное и специфическое // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988. - С. 11-26.

27. Гердт A.A. О некоторых наиболее характерных тенденциях развития и изменения современного немецкого языка // Вестник Пятигорского лингвистического университета. Пятигорск, 1997.- № 3-4. - С. 13-14.

28. Головин Б.Н. Вопросы социальной дифференциации языка // Вопросы социальной лингвистики. Л.: Наука, 1969. - С. 343-355.

29. Горелик Д.В. К вопросу о типологии аббревиатур в современном русском языке // Современные проблемы преподавания русского языка и методика его преподавания в вузе и школе / Тез.докл. межвуз. конф. языковедов Поволжья. -Саратов, 1972. С. 60-64.

30. Грачев М.А. Русское арго. Н. Новгород, 1997. - 246 с.

31. Григоръев В.П. Современное просторечие и жаргоны // Книга о русском языке /Под ред. И.С. Ильинской. М., 1969. С. 159-174.

32. Гумбольдт В. фон. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества // В. фон Гумбольдт. Избранные труды по языкознанию. М., 1984. - 398 с.

33. Гухман Н.М. Понятийные категории, языковые универсалии и типология // ВЯ. -1985.-№3.-С. 3-12.

34. Гухман Н.М. Историческая типология и проблема диахронических констант. -М.: Наука, 1981.-249 с.

35. ЗЯДевкин ВД. Занимательная лексикология.- М.: Владос, 1998. 311 с. 40Драганое А.К., Халдояниди Н.Л. Значение и смысл в иностранном языке // Пути к теории иностранного языка. - Пятигорск: Изд-во ПГПИИЯ, 1992. - С.75-81.

36. Дешериев ЮД. Социальная лингвистика. М.: Наука, 1977. - 382 с. 42Домашнев А.И. Современный немецкий язык в его национальных вариантах. Л.: Наука, 1983.-231 с.43Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М., 1980. - 224 с.

37. Жирмунский В.М. Проблемы социальной дифференциации языков // Язык иобщество. М.: Наука, 1968. - С. 22. V45.Жирмунский В.М. Национальный язык и социальные диалекты. -Л.: Худож. литер., 1936. -296 с.

38. Клушин Н.А. Зоо и фитоморфные характеристики человека в английской разговорной речи // Автореф. дисс. .канд. филол. наук.- Нижний Новгород, 1991.-16 с.

39. ЗЗ.Комлева Н.Г. Слово в речи. Денотативные аспекты,- М.: Мысль, 1981. 216 с.

40. Кон И. С. Психология ранней юности // Кн. для учителя. -М.: Просвещение, 1989.-255 с.

41. Кон КС. Личность и ее социальные роли. // Социология и идеология. Ред. -Сост. А.Воловик. - М., 1969. - 250 с.

42. Зб.Крысш Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих // Социально-лингвистические исследования / Под ред. Л.П. Крысина, Д.Н. Шмелева. М., 1976.-С. 42-52.

43. Крысин Л.П. К социальным различиям использования языковых вариантов.// ВЯ.- 1973.-№3.-С. 44.

44. Кубрякова Е.С. Актуальные проблемы современной семантики. М., 1984. -130 с.

45. Кубрякова Е.С. Типы языковых значений: Семантика производного слова. -М., 1981. -200 с.

46. Кубрякова Е. С. Основы морфологического анализа (на материале германских языков). М., 1974. - 319 с.

47. Кубрякова Е. С. Словосложение как процесс номинации и его отличительные формальные и содержательные характеристики // Теоретические основы словосложения и вопросы создания сложных лексических единиц. Пятигорск. -1988.-С. 3-32.

48. Кубрякова Е.С. Словообразование // Общее языкознание. Внутренняя структура языка.- М., 1972. С. 344-386.

49. Кукина Е.С. Слова на -1 в современном немецком языке // Авторефер. дисс. канд. филол. наук. М., 1994. - 16 с.

50. Левковская К.А. Лексикология немецкого языка. М.: Учпедгиз, 1956. 247 с.

51. Литвин Ф.А. Об изучении разновидностей зооморфемных характеристик: На материале английского языка. Новосибирск, 1974. -Вып.5. С. 81-84.

52. Малинин Б.А. Текстообразование и контекстуально-аналогическое словообразование // Структура и функции сверхфазовых единиц. Пятигорск, 1988.-С. 143-152.

53. Малинин Б.А. Текст и стилистико-композиционная функция словообразования // Вопросы синтаксиса и стилистики текста в современном немецком языке -Пятигорск, 1986. С. 153-156.

54. Медведева JI.M. Типы словообразовательной мотивации и семантики производного слова // В Я.- 1989. № 1. - С. 86-97.

55. Мезенин С.М. Образность как лингвистическая категория // ВЯ. 1983. - №6. -С. 48-57.

56. Милославский ИГ. Морфологический способ образования и семантические изменения. // Русский язык в школе. 1976.- №1. С. 83-87.7З.Никитин М.В. Лексическое значение слова: Структура и комбинаторика. М.: Высш.шк., 1983. - 127 с.

57. Николъский Л.Б. Синхронная социолингвистика. М.: Наука, 1976. - 167 с.

58. Никольский Л.Б., Швейцер АД. Введение в социолингвистику. М.: Высшая школа, 1978. - 215 с.78,Ондрус П. К вопросу о характеристике и классификации социальных диалектов // ВЯ.- 1975. -№5. С. 110-113.

59. Палий С.П. Структурно маркированные образования в американском просторечии // Автореф. дис. .канд.филол.наук.- Пятигорск, 1999. 16 с.

60. Портянникова В.Н. Некоторые проблемы лексической характеристики жаргонизмов / на материале «молодежного жаргона» современного немецкого языка в ФРГ // Автореф. дис. .канд.филол.наук.- М., 1971.-21 с.

61. Потапова С.Ю. Коллоквиальные субстантивные композиты с именем собственным в современном немецком языке // Автореф. дис. . канд.филол. наук.-М., 1989.- 16 с.

62. Райхштейн АД. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. -М., 1980. 143 с.

63. Розен Е.В. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке. М.: Просвещение, 1991. - 190 с.

64. Розен Е.В. Немецкая лексика: история и современность. М.: Высшая школа, 1991.-95 с.

65. Розен Е.В. Новое в лексике немецкого языка.- М.: Просвещение, 1976. 174 с.

66. Ролик A.B. Социолект молодежи в системе современного немецкого языка ГДР //Автореф. дис. .канд.филол.наук.- Киев, 1988.- С.24.

67. Семенюк H.H. Из истории функционально-стилистических дифференциаций немецкого литературного языка. М.: Наука, 1972. - 215 с.

68. Серебренников Б.А. Социальная дифференциация языка // Общее языкознание: формы существования, функция, история языка. -М., 1970. С. 478-501.

69. Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление. -М.: Наука, 1988. 242 с.

70. Скворцов Л.И. Культура языка достояние социалистической культуры // Кн. для внеклас. чтения. М.: Просвещение, 1989. - 191 с.

71. Скворцов Л.И. О культуре речи молодежи // Русская речь.-1980.-.№5.- С. 49-50.

72. Скворцов Л.И. Об оценках языка молодежи: Жаргон и языковая политика // Вопросы культуры речи. М., 1964. Вып 5. - С. 45-70.

73. Скребнев Ю.М. Введение в коллоквиалистику // Под редакцией О.Б.Сиротининой. Саратов: Саратовский университет, 1985. - 210 с.

74. Социологические аспекты изучения немецкой лексики // Межвузовский тематический сборник. Калинин, 1981. - 170 с.

75. Степанова М.Д. Словообразование современного немецкого языка. М.: Изд-во лит-ры на ин. языках, 1953. - 375 с.

76. Степанова М.Д. Методы синхронного анализа лексики (на материале современного немецкого языка).- М.: Высшая школа, 1968. 200 с.

77. Степанова М.Д., Фляйшер В. Теоретические основы словообразования. М.: Высшая школа, 1984. - 264 с.

78. Степанова М.Д., Чернышева И.И. Лексикология современного немецкого языка.- М.: Высшая школа, 1962. 310 с.

79. Степанова М.Д., Хелъбиг Г. Части речи и проблема валентности в современном немецком языке // Учебное пособие для институтов и факультетов иностранных языков. М.: Высшая школа, 1978. - 259 с.

80. Тарасова Л.А. Структурно-семантические аспекты телескопии в современном английском языке // Авторефер. дисс. канд филол. наук, М., 1991.-21 с.

81. Телия В.Н. Метафора как модель словопроизводства и её экспрессивно-оценочная функция // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988. - С. 26-52.

82. Телия В.Н. Типы языковых значений. М.: Наука, 1981. - 268 с.

83. ЮЗ.Уфимцева A.A. Опыт изучения лексики как системы (на материале английского языка). М.: Изд-во АН СССР, 1962. - 287 с.

84. Уфимцева A.A. Лексическое значение: Принцип семиологического описания лексики. М.: Наука, 1986. - 239 с.

85. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. -М.: Высш. шк., 1989. 159 с.

86. Цвшлшг М.Я. Функциональный стиль, подъязык и социальный диалект (К вопросу о соотношении понятий) // Общие и частные проблемы функциональных стилей. М.: Наука, 1986. - С. 5-15.

87. З.Чернышева И.И. Фразеология современного немецкого языка.- М.: Высшая школа, 1970.-200 с.

88. Шелов С Д. Терминология, профессиональная лексика и профессионализмы. (К проблеме классификации специальной лексики) // ВЯ.- 1984.- №5. С. 76-87.

89. Шмелев Д.Н. Современный русский язык: Лексика: Учеб пособие.-М.: Просвещение, 1977.- 335 с.

90. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка). М.: Прогресс, 1973.- 278 с.

91. Щерба JI.B. Языковая система и речевая деятельность.-Л.: Наука, 1974.-428 с.

92. Ярцева В.Н. Проблемы языкового варьирования: исторический аспект // Языки мира: Проблемы языковой вариативности. М.: Наука, 1990. - С. 4-36.

93. Ярцева В.Н. О территориальной основе социальных диалектов// Норма и социальная дифференциация языка. М., 1969. - С. 26-46.123Язык и массовая коммуникация: Социолингвистические исследования. М.: Наука, 1984. - 277 с.

94. Androutsopoulos J.K. Mode, Medien und Musik: jugendliche als Sprachexperten // Der Deutschunterricht 6, 1997. S. 10-20.

95. Androutsopoulos J.K. Intertextualität in jugendkulturellen Textsorten// Klein, J./Fix, Textbeziehungen. Linguistische und literaturwissenschaftliche Beiträge zur

96. Intertextualität.- Tübingen, Stauffenburg, 1997. S. 339-372.

97. Androutsopoulos J.K. Deutsche Jugendsprache: Untersuchungen zu ihren Strukturen und Funktionen.- Frankfurt a.M., Peter Lang, 1998. 650 S.

98. Beneke J. Zur sozialer Differenziertheit der Sprache am Beispiel jugendtypischer Sprechweise// Zeitschrift für Phonetik, Sprachwissenschaft und Kommunikationsforschung 38, 1985. S. 251-267.

99. Braun P. Tendenzen in der deutschen Gegenwartssprache. Sprachvarietäten. -Verlag W.Kohlhammer, Stuttgart Berlin Köln, 1993. 265 S.

100. Brenner G. Eigene Wörter. Sondersprachliche Tendenzen Jugendlicher als Unterrichtsgegenstand // Der Deutschunterricht 35.2,1983. S. 37-54.

101. Casper-Hehne H Zur Sprache der bündischen Jugend. Am Beispiel der Deutschen Freischar.-Tübingen: Max Niemeyer Verlag, 1989. S. 1-45.

102. Eichinger L. M. Deutsch von heute. Zum Wandel des Sprachgebrauchs am Beispiel der Jugendsprache // Triangulum. Tartu, 1996. - S. 172-194.

103. Erben J. Einfuhrung in die deutsche Wortbildungslehre. Berlin: Erich Schmidt Verlag, 1983.- 170 S.

104. Filistovic T. Historische Studentensprache als Basis heutiger Jugendsprache? Bestand und Veränderungen am Beispiel einiger thematischer Bereiche// Wort 1995.-S. 58-62.

105. Fleischer W., Barz I. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache.- Tübingen,1992.-S. 8-301.

106. Fleischer W. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache. Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1969. - 327 S.

107. Funke W. Charakteristika des Generationssozialektes der Jugendlichen in der DDR// Kwartalnik XXIX, 1-2,1982. S. 79-80.- 138.Glinz H. Deutsche Grammatik. 2. verbesserte Aufl. Frankfurt am Main: Athenäum Vrl., 1971. - 420 S.

108. Gruber H. Wir san Skinheads, wir kennen kane Vereinbarungen'. Subkulturelle Normenunterschiede und Konfliktaustragungsstrategien// Linguistische Berichte 146,1993.-S. 283-311.

109. Hansen K. Reim- und Ablautverdoppelungen // Zeitschrift für Anglistik und Amerikanistik 1, 1966. S.5-31.

110. Heinemann M. Zur Varietät 'Jugendsprache'// Praxis Deutsch 110, 1991. S. 6-9.

111. Henne H. Jugendsprache und Jugendgespräche // Schröder, P./ Steger,H., Dialogforschung. Jahrbuch des Instituts für deutsche Sprache. Düsseldorf, 1981.-S. 370-385.

112. Henne H. Jugend und ihre Sprache. Berlin/New York, de Gruyter, 1986. - 385 S.

113. Hess-Lüttich E. W.B. Generationssoziolekt und Adoleszenz. Aktuelle Themen und Tendenzen der Jugendsprachforschung in Deutschland: eine Zwischenbilanz // Zielsprache Deutsch 1, 1989. S. 29-37.

114. Hullen V. Rabig, oberst matt und ein Griff ins Klo. Eine Befragung zur Jugendspache // Sprachdienst 6, 1989. S. 180-183.

115. Iskos A., LenkowaA. Deutsche Lexikologie. Leningrad, 1970. - S.259.

116. Kramorenko G. Zum Problem der Heterogenität der Jugendsprache und ihrer lexikalisch-semantischen Charakteristik // Wort, 1995. S. 47-57. ^153.Küpper H. Sprache der Jugend H Sprachwart. - München, 1961. - S. 185-188.

117. Lapp E. 'Jugendsprache' : Sprechart und Sprachgeschichte seit 1945. Ein Literäturbericht // Sprache und Literatur in Wissenschaft und Unterricht 63, 1989. -S.53-75.

118. Last A. 'Heiße Dosen' und 'Schlammziegen1: Ist das Jugendsprache?// Januschek/Schlobinski, "Thema 'Jugendsprache'", OBST 41. Osnabrück: Universität Osnabrück, 1989. - S. 35-68.

119. Moskalskaja O.J. Deutsche Sprachgeschichte. -M.: Hochschule, 1977. -278 S.

120. Müller-Thurau C.-P. Laß uns mal "ne Schnecke angraben. Sprache und Sprüche der Jugendszene. Düsseldorf/Wien, 1984. - 175 S.

121. Nave-Herz R. Jugendsprache // Nave-Herz, R. / M. Markefka, Handbuch der Familien- und Jugendforschung, Vol. 2, Neuwied. Frankfurt: Luchterhand, 1989. -S. 625-633.

122. Neuland E. Jugendsprachen im gesellschaftlichen Wandel. Ein Beitrag zur Geschichte der Jugendsprache und ihrer Erforschung II Der Deutschunterricht 4, 1986.-S.52-73.

123. Neuland E. Jugendsprache und Standardsprache. Zum Wechselverhältnis von Stilwandel und Sprachwandel II Zeitschrift für Germanistik, Neue Folge 1, 1994. S. 78-98.

124. Peesch R. Von der Sprache der Berliner Kinder II Muttersprache, Heft 6, 1957. S. 216-222.

125. Riesel E. Der Stil der deutschen Alltagssrede.- M.: Высшая школа, 1964. 315 с. 163.Schleuning Р. Scene-Sprache II Osnabrücker Beiträge zur Sprachtheorie (OBST) 16, 1980. - S. 9-44.

126. Schwitalla J. Die vielen Sprachen der Jugendlichen II Gutenberg, Norbert, Kann man Kommunikation lernen? Konzepte mündlicher Kommunikation und ihrer Vermittlung. Frankfurt/Main, 1998. - S. 167-176.

127. Ul.Velicko E. Sprachwandel in soziologischer Sicht. Zur deutschen historischen Studentensprache// Wort 1998. S. 131 -139.

128. Wachau S. „.nicht so verschlüsselt und verschleimt!" Über Einstellungen gegenüber Jugendsprache // Januschek/Schlobinski, "Thema 'Jugendsprache"', OBST 41.- Osnabrück: Universität Osnabrück, 1989. S. 69-96.

129. Willenberg G. Wie gräbt man eine Schnecke an? Bemerkungen zu Müller-Thuraus Buch zur Sprache der Jugendszene // Muttersprache 94, 1984. S. 371-375.

130. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ, СПРАВОЧНИКОВ И1. ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ1 .Англо-русский фразеологический словарь. -М.: Русский язык, 1984. С. 942 (АРФС).

131. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1969. - 544 с.

132. Девкин В.Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. М.: Высшая школа, 1994. - 768 с.

133. Лепинг Е.И., Страхова Н.П., Филичева Н.И., Цвиллинг М.Я., Черфас P.A., Москалъская О.И. Большой немецко-русский словарь, (в 2 томах) М.: Советская энциклопедия, 1969. - 1416 с.

134. Лингвистический энциклопедический словарь. / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Советская энциклопедия, 1990. - 685 с. (ЛЭС).

135. Розенталъ Д.Э., Телешова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов: Пособие для учителя, 3-е изд., испр. и доп. М.: Просвещение, 1985.399 с.

136. Словарь словообразовательных элементов немецкого языка. / Под. рук. М.Д.Степановой М.: Русский язык, 1979. - 536 с. (ССЭНЯ)

137. Bruno R. In-Deutsch. Ein Schnellkurs für Hochstapler. Rowohlt, 1991. - 94 S.

138. Collins Cobuild II English Language Dictionary.- Collins London and Glasgow,1990.-1703 p.

139. DUDEN. Etymologie // Das Herkunftswörterbuch der deutschen Sprache. Bd.7. -Mannheim, Wien, Zürich: Bibliographisches Institut, 1989. 839 S.

140. DUDEN Deutsches Universal Wörterbuch A-Z. 3., völlig neu bearb. u. erw. Aufl. -Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich: Dudenverlag, 1989. 1816 S. (DUW).

141. DUDEN Die Grammatik. Band 4.- Mannheim /Wien / Zürich, 1984. 800 S .(DUDEN IV).

142. Ehmann H. Affengeil // Ein Lexikon der Jugendsprache.- Verlag C.H.Beck München, 1994. 154 S. (LdJ).

143. Ehmann H. Oberaffengeil // Neues Lexikon der Jugendsprache. Verlag C.H.Beck.-München, 1996.- 155 S. (NLdJ).

144. Fleischer W., Härtung W., Schild J., Suchsland P. Kleine Enzyklopädie II Deutsche Sprache. Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1983. - 724 S. lö.Heinemann M. Kleines Wörterbuch der Jugendsprache, Leipzig, 1989. - 132 S. (KWdJ).

145. Küpper H. Wörterbuch der deutschen Umgangssprache./Klett, 1990.- 959 S. (WddU).

146. Küpper H. Wörterbuch der deutschen Umgangssprache. Band VI: Jugenddeutsch von A-Z. Hamburg, Düsseldorf: Claasen, 1970. - S. 438 (WddU, JD). '

147. Pfeiffer H. Das große Schimpfwörterbuch. Wilhelm Heyne Verlag München, 1999.-559 S. (.DgSch).1. ИСТОЧНИКИ

148. FAZ 18.12.97 Bravo 10. 1992 Bravo 9. 1993 Bravo 3.1994 Bravo 4. 1995 Bravo 9. 1995 Bravo 2. 1996 Bravo 9. 19971. Bravo 4. 19981. Bravo 6. 19991. Girl 3. 19961. Bravo Girl 7. 1994

149. Bravo Foto Love-Story 12. 19991. Popcorn 9. 19951. Pop Pocky 5. 19921. Pop Rocky 14. 19941. Pop Rocky 5. 19951. Pop Rocky 3. 19961. Coupé 11. 19971. Coupé 32. 19981. Mädchen 10. 19971. WAZ 09.07. 19971. Jumo 3. 1996

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.