Смеховое и комическое в эстетике и поэтике Ф.М. Достоевского тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Понкратова, Екатерина Михайловна

  • Понкратова, Екатерина Михайловна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2012, ТомскТомск
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 184
Понкратова, Екатерина Михайловна. Смеховое и комическое в эстетике и поэтике Ф.М. Достоевского: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Томск. 2012. 184 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Понкратова, Екатерина Михайловна

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СМЕХОВОЕ И КОМИЧЕСКОЕ В ЭСТЕТИКЕ_Ф. М.

ДОСТОЕВСКОГО

1.1 .Представления о комическом в России середины XIX в

1.2.Смеховое и комическое в эстетике Достоевского: постановка проблемы

1.3.Смеховое начало в эстетике Достоевского

1.4.Комическое в понимании Достоевского

1.4.1 .Сатира у Достоевского

1.4.2. Ирония у Достоевского

1.4.3. Юмор у Достоевского

ГЛАВА 2. СМЕХОВОЕ И КОМИЧЕСКОЕ В РОМАНАХ «БЕДНЫЕ ЛЮДИ», «СЕЛО СТЕПАНЧИКОВО И ЕГО ОБИТАТЕЛИ» И ПОВЕСТИ «ДЯДЮШКИН СОН» Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО

2. 1. Роман «Бедные люди»: формирование поэтики комического

2. 2. Общая характеристика произведений сибирского периода

2. 3. Повесть «Дядюшкин сон»

2.3.1. Жанровые признаки комедии

2.3.2. Комические персонажи

2. 4. Роман «Село Степанчиково и его обитатели»

2.4.1. Смеховое в романе

2.4.2.

Карнавализация

2.4.3. Детский смех как специальная проблема

2.4.4. Комические персонажи

ГЛАВА 3. СМЕХОВОЕ И КОМИЧЕСКОЕ В РОМАНЕ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО «ПОДРОСТОК»

3. 1. Смех в романе «Преступление и наказание»

3. 2. Смеховое и комическое в романе «Подросток»:

3.3. Смеховое в системе образов романа «Подросток»

3.4. Комические персонажи

3. 5. Комические ситуации

3.6. Специфика юмора в романе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Смеховое и комическое в эстетике и поэтике Ф.М. Достоевского»

ВВЕДЕНИЕ

Активное изучение творчества Ф. М. Достоевского мировой и отечественной мыслью обусловило оформление и развитие целого ряда разнообразных и разнонаправленных направлений его исследования, что, в свою очередь, в современной науке о писателе актуализировало проблему «целостности» всего его наследия. Постичь или, по крайней мере, приблизиться к постижению целостности Достоевского - это, по мысли Г. К. Щенникова, «необходимое <...> направление усилий современных исследователей писателя» \ На «проблему художественного целого» как на важнейшую методологическую проблему современного изучения Достоевского указывает в своей недавней работе Б. Н. Тихомиров (решая ее на материале «Записок из подполья») .

Одной из важнейших составляющих на этом непростом пути осознания и осмысления целостности художественного мира Достоевского до сих пор остается изучение места и значения смехового и комического в его творчестве. Посвященные этой проблеме исследования А. Е. Кунильский называет «поистине каплей в безбрежном море литературы о трагическом

о

писателе, создателе романа-трагедии» . Однако уже В. Г. Белинский, размышляя о Достоевском, подчеркивал, что «преобладающий характер его таланта - юмор» 4.

Поэтому изучение смехового и комического у Достоевского представляется крайне актуальным для современного этапа изучения наследия писателя и всей русской культуры и литературы XIX в., и данная диссертационная работа посвящена специальному исследованию смехового и комического в эстетике и поэтике писателя.

'ЩенниковГ К Целостность Достоевского Екатеринбург Изд-во Уральского ун-та, 2001 С 7

2 Тихомиров Б Н «Записки из подполья» как художественное целое Опыт прочтения // Достоевский и мировая культура - Альманах № 27 - СПб Серебряный век, 2010 С 40

3 Кунильский А Е «Лик земной и вечная истина» О восприятии мира и изображении героя в произведениях Ф М Достоевского Петрозаводск Изд-во ПетрГУ, 2006 С 26

4 Белинский В Г Поли собр соч в 13 т М Изд-во АН СССР, 1954 Т 8 С 128

Смеховое и комическое - сложнейшие эстетические категории, имеющие многовековую историю формирования и функционирования, но до сегодняшнего дня не проясненные до конца.

Изначально категории смехового и комического в мировой эстетической мысли появились и начали оформляться как понятия-синонимы, описывающие явления одной, общей природы.

Первым в ряду философов, уделивших внимание изучению смешного, был Платон 5. При этом его высказывания о комическом были достаточно резкими, по сути, философ осуждал любые проявления комического, считая смех негативным свойством человека. Платон полагал, что смеющиеся люди стремятся возвысить себя над объектом осмеяния, не имея на это никакого основания, и смех над несчастьем других людей недопустим. Смех, по мысли философа, - чувство, основанное на злобе и зависти. В целом, он воспринимал смех как социальное явление, и философа мало интересовало его соотношение с искусством. Поэтому, несмотря на то, что в своих трактатах Платон обращался к проблематике смеха и его свойств, родоначальником собственно эстетики комического его назвать нельзя.

Им стал Аристотель. Он первым в трактате «Об искусстве поэзии» попытался определить суть комического и его истоки, осмыслить его природу. Аристотель полагал, что комическое возникает как результат контраста безобразного и прекрасного, и противопоставлял его трагическому. Смешное, по мысли Аристотеля, - это уродство, не причиняющее человеку страданий, это некие черты физической и душевной неполноценности, никому не приносящие вреда. «Комедия, - пишет он, - это воспроизведение худших людей, но не во всей их порочности, а в смешном виде» 6 Теория комического представлена у Аристотеля, в первую очередь, в аспекте объекта осмеяния.

5 Платон Диалоги М Мысль, 1986

6 Аристотель Об искусстве поэзии М, 1983 С 11

Обращается философ и к истории изучения комического. Он пишет: «<...> (Комические - Е. П.) фабулы (начали - Е. П.) составлять Эпихарм и Формид. В зачаточном состоянии комедия перешла из Сицилии (в Афины -Е. П.), а из афинских поэтов Кратес первый, оставив нападки личного характера, начал составлять диалоги и фабулы общего характера» 1.

Аристотелевские представления о комическом, об его истоках и общей направленности, об его сути, природе и функционировании на долгое время, вплоть до сегодняшнего дня, определили основные принципы и подходы к данной категории в европейской культуре, философии и эстетике.

В эпоху средневековья попыток теоретического осмысления категории комического, практически, не предпринималось. Однако этот период важен в контексте нашей работы в аспекте площадной, карнавальной культуры, которая, по мнению М. М. Бахтина, существенно повлияла на творчество Достоевского 8. Под карнавалом, вслед за М. М. Бахтиным, понимается вся совокупность различных народных празднеств: это и т. н. «праздник дураков», и пасхальные гуляния, сопровождающиеся карнавальным весельем и смехом. Карнавальный мир - это некий «мир наоборот», он отменяет все привычные границы и условности, диктуя свои собственные законы. Карнавальный смех по своей природе является глубоко амбивалентным, поскольку он восходит к древнему ритуальному смеху, сочетающему высшее и низшее, смерть и возрождение. Смех инициирует все то, что не могло быть разрешено в обычной серьезной обстановке, поскольку карнавальный смех, вслед за предшествующим ему смехом ритуальным, направлен на перемены: на смену одного года и одного урожая другим, на смену власти и привилегий, на смену социальных установок. Так, «амбивалентный», карнавальный смех отчетливо слышен в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль».

7 Аристотель Указ соч С 13

8 О карнавализации и особенностях развития смеховой культуры в эпоху средних веков и Возрождения см Бахтин М М Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса М Художественная литература, 1965 528 с

Гуманистическая эпоха Возрождения, в свою очередь, создает предельно благоприятную атмосферу для развития и функционирования комического. Человек здесь впервые становится центром мира, равновеликим вселенной и Богу, «мерой всех вещей». Эпоха Возрождения трактует человека как творца своей собственной жизни и жизни всего мира в целом. И важнейшим воплощением, символом этого раскрепощенного, свободного, жизнерадостного гуманистического мироощущения становится комическое и смеховое начало.

В контексте эпохи Возрождения появляется великий роман, ставший высочайшим образцом всех видов комического в мировой литературе, -роман Мигеля де Сервантеса Сааведра «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Он вобрал в себя разнообразные виды и оттенки комического, выразил в комической форме трагическое состояние мира, и мерилом состояния мира и человека выбрана благородная, бескорыстная, честнейшая личность испанского идальго Дон Кихота Ламанчского.

Роман «Дон Кихот» войдет в плоть и кровь русской культуры, и сквозь призму образа его заглавного героя русская литература XIX в., в частности, Достоевский, будет постигать многие сущностные черты и особенности собственно русского национального характера.

Еще одним важным открытием в сфере комического эпохи Возрождения явилось формирование специального представления о юморе. Юмор - это образец индивидуально-ориентированного, личностного смеха. Зародившись в эпоху Возрождения, юмор получит специальное развитие в эпоху Просвещения, в первую очередь, в произведениях английской и немецкой литературы.

Важнейшую роль в дальнейшем развитии представлений о комическом сыграл Г. В. Ф. Гегель. Философ обращается к проблеме смеха и комического в разных разделах своей «Эстетики» 9.

9 Гегель Г В Ф Лекции по эстетике в2т СПб Наука, 2001 Т 2 602 с

Гегель ввел в мировую эстетическую мысль принципиальное различение «смешного» и «комического», полагая, что «смешное» шире «комического», а последнее, в свою очередь, является лишь частным случаем «смешного», причем его наивысшей точкой. Смех служит лишь удовольствию, в комическом же проявляется эстетическая оценка действительности.

Гегель описал комическое как явление сферы искусства. Основой комического Гегель считал противоречие, благодаря которому явление разрушает само себя изнутри. Противоречие понималось Гегелем довольно широко: с одной стороны, как борьба противоположностей, с другой, - как их сложное единство, чем и характеризуется действительность. Он определял комическое как контраст между сущностным и его проявлением, между целью и средствами. Цель комического состоит в демонстрации того, как предмет или человек «разлагаются» внутри себя. При этом, по мысли Гегеля, если явление в самом себе не содержит противоречия, то комизм является внешним, поверхностным и беспочвенным.

Гегелевская теория комического и введенное им различение смешного и комического составили основу эстетический представлений о комическом в России середины-второй половины Х1Х-ХХ вв. Эти взгляды Гегеля разделяли уже В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский и А. И. Герцен. В свою очередь, и современный ученый Ю. Б. Борев, указывает на то, что «комическое - прекрасная сестра смешного» 10.

В начале XX в. в зарубежном литературоведении большую популярность приобретают книги А. Бергсона «Смех» и «Смех в жизни и на сцене» и. Его понимание смехового и комического во многом стало продолжением уже сложившейся традиции. Мыслитель подчеркивает социальность смехового, так, он замечает, что «смешное не может оценить тот, кто чувствует себя одиноким. <... > Наш смех - это всегда смех той или

10 Борев Ю Б О комическом М Искусство, 1992 С 5

11 Бергсон А. Смех М Искусство, 1992 127 с , Смех в жизни и на сцене СПб , 1900

иной группы» 12. Более того, Бергсон указывает на социальную функцию комического, которое призвано бороться с несовершенствами окружающей действительности. Он называет равнодушие «естественной средой» комического и полагает, что для полноты комического действия необходима «кратковременная анестезия сердца» 13. Главным условием актуализации комического Бергсон считает косность и автоматизм: на фоне динамической, развивающейся жизни автоматизм, косность поступков, противоречащие характеру жизни, вызывают наш смех.

В книге польского теоретика Б. Дземидока «О комическом» 14 проделана большая работа по систематизации существующих учений о комическом. Он разделил их на следующие шесть групп.

1. Теория негативного качества или теория превосходства субъекта

комического переживания над объектом.

2. Теория деградации.

3. Теория контраста.

4. Теория противоречия.

5. Теория отклонения от нормы.

6. Теория пересекающихся мотивов.

Обращаясь к проблеме взаимоотношения смешного и комического, Б. Дземидок предлагает отделять объективный феномен комического от его восприятия (хотя и размышляет о том, что строго разделять эти категории в эстетической практике достаточно сложно). Комическое Б. Дземидок предлагает разделить на два вида: простое, которое представлено фарсово-водевильным комизмом, и сложное, в рамках которого он выделяет комизм юмористический и неюмористический, подразделяющийся, в свою очередь, на сатирический и несатирический. Иронию, с некоторой долей условности,

12 Бергсон А Смех С 13

13 Там же С 15

14 Дземидок Б О О комическом М Прогресс, 1974 224 с

Б. Дземидок называет промежуточной формой, однако считает невозможным выделение ее в отдельный вид.

Российская эстетическая мысль XX в. активно осмысляла проблематику смешного и комического.

Уже В. Я. Пропп предпринял попытку классификации разных видов комического, отделяя осмеивание, насмешливые виды смеха от других явлений 15. При определении разновидностей насмешливого смеха исследователь руководствуется выделением объектов насмешек. Среди разновидностей ненасмешливого смеха В. Я. Пропп выделяет добрый смех, злой смех, обрядовый, ритуальный и другие его разновидности.

Специальное изучение смеха и смехового развернулось в российской эстетике XX в., в первую очередь, под влиянием работ М. М. Бахтина 16

Принципиальное значение для осмысления смеха и смехового начала имеет книга Д. С. Лихачева, А. М. Панченко и Н. В. Понырко «"Смеховой мир" Древней Руси», в которой полно раскрыты особенности древнерусского смеха и его понимания 17. В книге введено и последовательно раскрыто специальное понятие «смеховой мир», которое представлено материалами сочинений Иоанна Грозного, протопопа Аввакума и других памятников древнерусской литературы.

«Смеховой мир», по мнению авторов книги, - понятие динамическое, а не статическое. «Смеховой мир» стирает границы и разрушает сложившиеся связи, показывает нелепость и бессмысленность происходящего в мире. При этом «смеховой мир» несет в себе и созидательное начало, поскольку, разрушая старое, он строит новый мир, мир свободы от условностей. Смех обладает свойством восстанавливать потерянные контакты между людьми. Характеризуя древнерусский смех, авторы книги подчеркивают его близость к средневековому смеху, характерной чертой которого является

15Пропп В Я. Проблемы комизма и смеха М Искусство, 1976 183 с

1бБахтин М М Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса

пЛихачев Д. С. Смех в Древней Руси : Избранные работы / Д. С. Лихачев, А. М. Панченко, Н. В. Понырко. Л. : Художественная литература. Ленингр. отделение, 1984 295 с

«направленность на наиболее чувствительные стороны человеческого бытия. Этот смех чаще всего обращен против самой личности смеющегося и против всего того, что считается святым благочестивым, почетным» 18. Авторы книги называют смеховой мир Древней Руси перевернутым, абсурдным, миром наизнанку, что напрямую соотносится с характеристикой средневекового карнавального мира. Древнерусскому смеху была свойственна театральность, и даже небольшая шутка могла перерасти в грандиозное театральное действо. В книге обращено внимание и на феномен юродства, тесно связанный с понятием «смехового мира». Авторы книги точно замечают, что хотя юродство отчасти и строится на внешней схожести с организацией «смехового мира», внутренняя же его наполненность совершенно иная: юродство обязательно должно быть связано с церковью, в ней оно ищет себе духовное оправдание.

В книге Л. Е. Пинского «Магистральный сюжет» отдельные главы также посвящены осмыслению комического и юмора 19. Л. Е. Пинский так же, как и многие другие теоретики комического, подчеркивает сложность в определении сущности и природы комического. Однако он констатирует, что природа комического станет более ясной, если начать изучение комического с обращения к древнейшему игровому, праздничному началу, к народному смеху. В этом вопросе Л. Е. Пинский также обращается к исследованиям М. М. Бахтина, посвященным изучению карнавала и карнавального смеха, подчеркивая их значимость и точность. Говоря о древнейшем глубоко карнавализованном смехе, Л. Е. Пинский пишет: «В этом синкретическом архаическом извечном смехе так или иначе заложены - потенциально или эмбрионально - более развитые («культурные») позднейшие виды комического, обособляющиеся в ходе развития человеческой культуры» 20. В качестве таких более развитых форм комического исследователь называет

18Лихачев Д С , Панченко А. М, Понырко Н В Указ соч С 9

19 Пинский Л Е Магистральный сюжет М Советский писатель, 1989 С 322-367

20 Там же С 341

иронию и юмор, считая юмор главным наследником архаико-комического смеха. Высшими образцами «собственно комического» смеха в искусстве Л. Е. Пинский считает образ Фальстафа Уильяма Шекспира и роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Виды комического Л. Е. Пинский предлагает выделять в зависимости от их критерия, и на этом основании литературоведом выделяются высокие и низкие виды комического.

В свою очередь, смех Л. Е. Пинский предлагает классифицировать по характеру эмоций: смех едкий, любовный, трогательный, трагикомический, утонченный, здоровый и др.

Отдельную главу исследователь посвящает юмору, называя его особым видом комического, а затем - конкретизируя, что юмор вмещает в себя комическое, с внешней стороны, и серьезность, с внутренней. Л. Е. Пинский отмечает «текучую» природу юмора, а значит, его способность модифицироваться в другие виды комического, в связи с чем исследователь предлагает говорить о переходных формах юмора: о сатирическом, ироническом, забавном и др.

Многие годы проблематикой комического занимается известный российский ученый Ю. Б. Борев. В частности, ему принадлежит книга «Комическое или о том, как смех казнит несовершенство мира, очищает и обновляет человека и утверждает радость бытия» 21. Он, вслед за Гегелем, полагает, что основа комического - противоречие, и истинный смех вскрывает противоречия, а не скрывает их.

Подчеркивая необходимость разграничения понятий «смешное» и «комическое», Ю. Б. Борев сосредоточивается на последнем, отвечая на главные для теории комического вопросы: о природе комизма и смеха, об их происхождении. Он раскрывает природу комического многогранно, находя истоки комизма и в критике современной реальности, и в критике

21 Борев Ю Б Комическое или о том, как смех казнит несовершенства мира, очищает и обновляет человека и утверждает радость бытия М Искусство, 1970 270 с

исторического прошлого, и в эффекте неожиданности, и в сопоставлении идеала с действительностью, и в раскрытии противоречий, и в др. Юмор и сатиру Ю. Б. Борев при этом называет полюсами смеха, а все, что между ними, - его оттенками.

Так в российской эстетической мысли XX в., рядом с понятием «смех», сформировалась и оформилась категория «смеховое» как эстетическое явление, специально описывающее смех, смеющихся людей и пр.

На рубеже ХХ-ХХ1 вв. в России появился целый ряд новых исследований, посвященных смеховому и комическому, что свидетельствует об актуальности данной проблематики для современной российской культуры.

В книге Л. В. Карасева «Философия смеха» исследованы многие вопросы, связанные с философскими, социальными, нравственными, эстетическими, психологическими, антропологическими аспектами смеха и комического 22. Анализируя вопрос о возникновении чувства смешного, автор утверждает, что смех возникает как единое целое «смеха тела» (который является еще поверхностным и формальным) и «смеха ума»

Исследователь вводит новую оппозицию для смеха: смысловую антитезу «смех» - «стыд», и делает это вполне аргументировано. Стыд понимается Л. В. Карасевым как «отрицательный модус» смеха, при этом он анализирует функционирование обоих указанных состояний как сходное по своей прир.оде 24.

И. А. Криштафович, публикующийся под псевдонимом «Константин Глинка», создал интересный труд «Теория юмора» 25. Юмор здесь понимается как синоним комического. В данной работе большое место занимает изучение истории становления представлений о комическом, и автором представлен объемный и подробный разбор существующих точек

22КарасевЛ В Философия смеха M Рос roc гуманит ун-т, 1996 221 с

23КарасевЛ В Парадокс о смехе / Л В Карасев Вопросы филологии 1989 №5 С 61

24 Там же С 62

25 Глинка К Теория юмора // URL http //www humortheory com/index php/teonya-vumor/464

зрения и существующих классификаций комического. Автор работы приходит к выводу о том, «что юмор всегда является либо интеллектуальным оружием в борьбе за повышение социального статуса, либо подготовкой к интеллектуальной схватке, своего рода тренировкой,

о 26 Г\

разминкои» . В целом, здесь подчеркивается агрессивная природа юмора, и, исходя из этого, предлагается следующая оригинальная классификация видов комического.

1. Юмор унижения. Нас радует, нам смешно, когда кто-то попадает или поставлен в незавидное положение.

2. Юмор возвышения. Мы получаем удовольствие, когда возвышаемся в собственных глазах или над другими.

3. Смешанный юмор. Представляет собой комбинацию двух предыдущих.

В книге А. Г. Козинцева «Человек и смех» также специально определяются отношения между комическим и смехом27. Смех и комическое рассматриваются здесь не только как категории эстетики, но и с точки зрения социологии, физиологии, психологии и т. д. Юмор понимается А. Г. Козинцевым как синоним комического, и по ходу книги эти термины неоднократно варьируются между собой. Раскрывая особенности сложных взаимоотношений смеха и юмора, автор книги приходит к выводу о первичности смеха по отношению к юмору. Он заключает, что разгадка тайны юмора возможна лишь после того, как будет разгадана тайна смеха. Козинцев отмечает, что юмору необходим смех, так как простейшая функция смеха состоит именно в том, чтобы смешить. Между тем, как подчеркивает исследователь, «смех, если его не сдерживать, прекрасно обходится и без искусства, и без юмора, причем не в порядке исключения, а в норме» 28.

26См Глинка К Указ соч

27 Козинцев А Г Человек и смех СПб Алетейя, 2007 240 с

28 Там же С 102

Первым исследованием собственно о комическом Достоевского следует считать статью И. И. Лапшина «Комическое в произведениях Достоевского» 29, в которой поставлен вопрос о двойственности, с которой писатель воспринимал мир, а, следовательно, и о двойственности

30

комического, смеха, который называется автором статьи «адским хохотом» .

Д. О. Заславский в своей статье «Заметки о юморе и сатире в произведениях Достоевского» также обращается к теме комического у

31

писателя . Исследователь выделяет юмор и сатиру как две основные формы существования комического в искусстве, отмечая при этом, что юмор и комическое не всегда совпадают. Однако высказанная Д. О. Заславским мысль о том, что средствами юмора равно раскрывается как прекрасное, так и безобразное, кажется спорной. Безобразное, пошлое у Достоевского может раскрываться в смешном виде, но тогда, скорее, нужно говорить о сатире, злой иронии, а не о юморе.

В шестидесятые годы прошлого века к проблеме комического Достоевского обращаются М. М. Бахтин и Н. М. Чирков.

Бахтин в своей знаменитой книге «Проблемы поэтики Достоевского» 32 особое место в развитии литературы отводит карнавальной традиции (о чем уже было сказано выше) и, как следствие, выявляет карнавальную линию во многих произведениях Достоевского. Мыслитель, анализируя карнавализованную литературу, полагает, что карнавальное мироощущение было заимствовано Достоевским отсюда. М. М. Бахтин уделяет большое внимание смеху, являющемуся неотъемлемой частью карнавального мироощущения и миромоделирования, и на примере нескольких произведений Достоевского показывает функционирование и значимость карнавального смеха в художественном мире писателя. Так, он называет смех

29Лапшин И И Комическое в произведениях Достоевского // О Достоевском Сб статей / Под ред А Л Бема Прага, 1933 Сб 2 С 34-35

30 Там же С 34

31 Заславский Д О Заметки о юморе и сатире в произведениях Достоевского // Творчество Достоевского М Изд-во АН СССР С 445-472

32 Бахтин М М Проблемы поэтики Достоевского М Художественная литература, 1986 486 с

Достоевского редуцированным, определяя в качестве основных форм проявления такого смеха юмор и иронию. Мыслитель справедливо замечает, что от первых произведений Достоевского, в которых смех звучит явственно и отчетливо, к более поздним книгам писателя прослеживается тенденция угасания смеха, однако, редуцируясь почти до минимума, он не исчезает вовсе. След смеха, по мысли М. М. Бахтина, сохраняется и в структуре образов, и в многообразных сюжетных ситуациях, но наиболее ярко редуцированный смех раскрывается в авторской позиции, которая, благодаря амбивалентной функции смеха, снимает всякую однозначность, догматичность, абсолютизацию какой-либо точки зрения. Сам Достоевский неоднократно призывал авторов художественных произведений относиться к своим героям с иронией, не абсолютизировать ни их низость, ни идеальность. С точки зрения функционирования карнавального смеха М. М. Бахтин подробно рассматривает «Бобок» и «Сон смешного человека».

В исследовании Н. М. Чиркова «О стиле Достоевского» 33 содержится немало точных замечаний и наблюдений, касающихся комического Достоевского. Автор исследования говорит о взаимопроникновении комического и трагического, утверждая, что комическое нередко подчеркивает трагическое, выявляет его. Н. М. Чирков полагает также, что в произведениях Достоевского, особенно позднего периода, имеет место сосуществование комического и трагического, отмечая, что иногда трагическое изображено в крайне близком соседстве с «похабным шутовством», «разнузданным смехом» 34. Исследователь на обширном материале показывает суть и место элементов комического в творчестве писателя, он обращается к романам «Село Степанчиково и его обитатели», «Игрок», «Бесы».

33 Чирков Н М О стиле Достоевского Проблематика, идеи, образы М Наука, 1967 С 30-100

34 Там же С 53

В статье Р. Г. Назирова «Юмор Достоевского» 35 понятие комического Достоевского осмысленно новым образом, и здесь постулируется мысль о доминировании юмора в творчестве Достоевского. Юмор, по мнению исследователя, никогда не исчезает со страниц произведений писателя, а лишь модифицируется в различные формы, то приглушается, то звучит во весь голос. Р. Г. Назиров полагает, что особое понимание, а главное, сами принципы использования комического унаследованы Достоевским от Чарльза Диккенса, Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина. Исследователь, разграничивая разные формы комического, считает, что в творчестве Достоевского имеет место и ирония, и сарказм, и сатира, и юмор, а последний, в свою очередь, автор статьи подразделяет на возвышенный, просветленный, мрачный и юмор нелепости. Р. Г. Назиров, объясняя взаимосвязь между трагическим и комическим, полагает, что комическое «подчиняется общим задачам трагедии», но в то же время «светлый юмор не вступает в прямые контрастные столкновения с трагизмом, служит как бы передышкой в беспощадном движении к катастрофе» 36.

Т. М. Родина в своей книге «Достоевский: Повествование и драма» 37 обращает внимание на неразрывную связь Достоевского с народным театром, народно-смеховой культурой, приводя примеры из воспоминаний А. Г. Достоевской и современников писателя о его трепетном отношении, например, к спектаклям о Петрушке.

Не менее значимой следует считать работы Н. В. Кашиной «Эстетика Ф. М. Достоевского» и «Человек в творчестве Ф. М. Достоевского» 38, в которых содержатся ценные наблюдения над разворачиванием комической проблематики в творчестве писателя. Н. В. Кашина полагает, что в основе комического лежит некое противоречие, нелепость. Комическое, по мысли

35 Назиров Р Г Юмор Достоевского//Творческие принципы Достоевского Саратов, 1982 С 115-127

36 Там же С 122

37 Родина Т М Достоевский Повествование и драм М Наука, 1984 245 с

38 Кашина Н В Человек в творчестве Достоевского М Художественная литература, 1986 316 с , Кашина Н В Эстетика Ф М Достоевского М Высшая школа, 1989 286 с

исследовательницы, тесно связано с трагическим, и поэтому рядом с трагическими противоречиями и коллизиями разворачиваются комические коллизии и сюжеты. Н. В. Кашина анализирует элементы комического во всех основных романах Достоевского, от «Преступления и наказания» до «Братьев Карамазовых», наиболее подробно останавливаясь на романе «Идиот». Но установка Н. В. Кашиной на выявление противоречия в основе всех видов комизма несколько сужает понимание особенностей функционирования и развития комического у Достоевского.

В 2006 г. вышла в свет монография А. Е. Кунильского «"Лик земной и вечная истина". О восприятии мира и изображении героя в произведениях Ф. М. Достоевского» 39 Это исследование является одной из первых монографических работ, специально посвященных проблематике комического у Достоевского. А. Е. Кунильский проделал значительную работу по поиску и систематизации существующей литературы о комическом Достоевского, подробно анализируя каждое исследование. Также автор монографии обращается и к проблеме осмысления смеха и комического в XIX в., и введение данного контекста представляется значимым для понимания особенностей восприятия Достоевским смехового и комического. Особенности функционирования смеха и комического в творческом мире писателя проанализированы А. Е. Кунильским на материале следующих произведений: первого романа «Бедные люди», романа «Идиот» и завершающего творческий путь писателя романа «Братья Карамазовы». При анализе комического компонента в романе «Бедные люди» автор использует понятия «смех», «радость», «веселье», тесно связанные, по мнению исследователя, с христианской системой ценностей, благодаря чему решение проблемы комического у А. Е. Кунильского приобретает христианский контекст.

39 Кунильский А Е «Лик земной и вечная истина» О восприятии мира и изображении героя в произведениях Ф М Достоевского Петрозаводск Изд-во ПетрГУ, 2006 302 с

Также к проблемам смехового и комического у Достоевского в разное время и под разным углом зрения обращались такие ученые, как JI. М. Розенблюм, Ю. Н. Тынянов, Ю. А. Петровский, В. Е. Ветловская, Н. Т. Ашимбаева 40 и др. Возрастающий интерес современной науки к комическому в художественном мире Достоевского подтверждается тем, что в 2000-х гг. были созданы специальные диссертационные работы по данной проблематике С. Г. Солотчиным, Н. И. Логиновой, Т. С. Мартаковой41.

В целом же, вопрос о соотношении комического и смехового, об их взаимодействии, о первичности или обобщающем характере одной из категорий является в литературоведении открытым. Посвященные им теоретические исследования решают этот вопрос по-разному: в некоторых говорится о включенности смехового в комическое, в других смеховое понимается как более общая категория.

Основанием для разделения этих категорий в нашем диссертационном исследовании являются следующие положения.

Трудно не согласится с высказыванием Жан Поля: «Люди сначала смеялись, а потом появились комики» 42. Смех как эмоция, безусловно, первичен по отношению к комическому. Достоевский не раз говорил о первой улыбке младенца, в этом смысле улыбка есть некий знак новорожденной жизни, зарождающегося сознания, первого восприятия мира. «Эти создания (дети — Е. П.) тогда только вторгаются в душу нашу и прирастают к нашему сердцу, когда мы, родив их, следим за ними с детства, не разлучаясь, с первой улыбки их, и затем продолжаем родниться взаимно

40 Розенблюм Л М Юмор Достоевского // Вопросы литературы 1999 Январь-февраль С 141-189, Тынянов Ю H Поэтика. История литературы Кино М, 1977 С 198-226, Петровский Ю А, Крестинская T П К проблеме комического в творчестве Достоевского (роман «Преступление и наказание») // Учен зап / Новшродск пед ин-т, 1966 Т VIII Литературоведение С 55-60, Ветловская В Е Роман Ф М Достоевского «Братья Карамазовы» СПб Изд-во Пушкинский дом, 2007 640 с, Ашимбаева H Т Комическое между полюсами смешного и трагического, прекрасного и безобразного князь Мышкин как комический персонаж // Pro memoria Памяти академика Георгия Михайловича Фридлендера (1915-1995) / Под ред А В Архиповой, H Ф Будановой СПб, 2003 С 195 - 203

41 Логинова H И Формы и функции комического в романах Ф М Достоевского Дисс канд фил наук М, 1999 , Солотчин С Г Комическое начало в художественном стиле Достоевского Дисс канд фил наук М , 2007 , Мартакова Т С «Смеховой портрет» как средство характеристики персонажа в творчестве Достоевского 1846-1859 гг Дисс канд фил наук Магнитогорск, 2008

42 Жан Поль Приготовительная школа эстетики М Искусство, 1981 С 145-146.

душою каждый день, каждый час в продолжении всей жизни нашей» 43. Улыбка - первый детский сигнал, который еще не сформировавшееся сознание ребенка подает миру. Смех ребенка, такой вид смеха, который создается не специально разыгранной перед ним комической ситуацией, - это врожденное свойство человека радостно воспринимать мир. Со временем это интуитивное, неосознанное восприятие радости от пребывания на Земле уходит, и человек все реже и реже может позволить себе по-детски, непосредственно выразить радость бытия.

Смеховое связано с непосредственным описанием смеха, смеющихся людей. Для комического этого недостаточно. Комическое - это категория, возникающая в результате развития культуры и цивилизации. Комическое -это специальные приемы и средства, организованные комические явления или действия, разработанные и используемые с целью вызвать у человека определенные эмоции. Комическое является выражением позиции автора, и со временем развития культуры и общества задачи комического усложняются социальной, этической, философской и др. проблематикой. При этом, безусловно, между смеховым и комическим нет непроходимой границы, поскольку первичная простейшая функция последнего и заключается в том, чтобы вызвать смех, смешить.

Проблематика комического Достоевского до сих пор незаслуженно находится на периферии исследовательских интересов, несмотря на установку современной науки о писателе на возможную «полноту» и «целостность» его восприятия, с одной стороны, и на глубокий интерес культуры начала XXI в. к проблематике смеха и комического, с другой. Это определило как недостаточную разработанность данных проблем в науке о писателе, так и очевидную неполноту описания и анализа всего наследия писателя в указанном аспекте.

43 Достоевский Ф М Поли собр соч в 30 т Л Наука, 1972-1991 Т 22 С 237 Далее ссылки на это издание даются в тексте работы с указанием в скобках тома и страницы

В частности, если эстетическая мысль давно уже принципиально разводят между собой категории «смеховое» и «комическое», по отношению к творчеству Достоевского эта работа до сих пор не проделана. Нельзя выделить какого-то единого подхода для изучения этих категорий; так, например, Р. Г. Назиров свою работу о комическом у Достоевского называет «Юмор Достоевского», а А. Е. Кунильский говорит о «Смехе в мире Достоевского».

Также в сферу внимания ученых, занимающихся проблематикой комического у Достоевского, достаточно редко входят такие важнейшие произведения писателя, как романы «Преступление и наказание» и «Подросток», и многие фрагменты «Дневника писателя». Наконец, изучение смехового и комического в специальном аспекте их динамики в творчестве Достоевского тоже только начинается.

Актуальность предпринятой работы обусловлена повышенным интересом культуры начала XXI в. к проблемам смехового и комического, а также недостаточной изученностью смехового и комического в творчестве Достоевского.

Объект исследования - смеховое и комическое в литературе.

Предмет исследования - творчество Достоевского, взятое в динамике развития в нем смехового и комического начал от первого романа «Бедные люди» к произведениям сибирского периода и к романам «пятикнижия» («Преступление и наказание», «Подросток»),

Целью нашей работы является изучение формирования, функционирования и развития смехового и комического в эстетике и поэтике Достоевского. Поставленная цель определила ряд следующих задач:

1. выявить основные представления о комическом в российской эстетической мысли середины XIX в.;

2. на этом фоне исследовать и описать основные эстетические представления Достоевского о смеховом и комическом;

3. выявить особенности формирования смехового и комического в первом произведении Достоевского - в романе «Бедные люди»;

4. изучить функционирование и развитие смехового и комического в произведениях сибирского периода; определить их место и значение в этих произведениях;

5. исследовать смех и комическое в романе «Преступление и наказание»;

6. изучить и описать смеховое и комическое в романе «Подросток»; определить особую природу романа, связанную с высокой степенью актуализации и использования в нем смехового и комического начал.

Материалом исследования являются следующие художественные и публицистические тексты Достоевского: «Бедные люди», «Дядюшкин сон», «Село Степанчиково и его обитатели», «Преступление и наказание», «Подросток», «Дневник писателя», а также другие публицистические материалы, письма и черновики отдельных произведений писателя 44. Для анализа эстетики смехового и комического Достоевского использованы публицистические тексты писателя, его письма и «Дневник писателя», где наиболее репрезентативно выразились эстетические взгляды писателя. Выбор художественных текстов для анализа был продиктован необходимостью проследить динамику функционирования смехового и комического в произведениях Достоевского. Так, роман «Бедные люди» рассматривается как первое произведение, в котором опробованы некоторые методы и приемы комического. Произведения «сибирского» периода «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели» являются

44 Мы не анализируем в своем исследование романы «Идиот», «Бесы» и «Братья Карамазовы», потому что они в достаточной мере изучены в аспекте комического и смехового Кашина Н В Эстетика Достоевского, Злочевская А В Стихия смеха в романе «Идиот» // Достоевский и мировая культура Альманах №14 1 СПб, 1993 С 25-48, Чирков Н М Указ соч, Назиров Р Г Указ соч, Кунильский А Е Указ соч, Ветловская В Е Указ соч, Ашимбаева Н Т Указ соч Результаты этих исследований учитываются нами при анализе творчества Ф М Достоевского

единственными текстами в творчестве писателя, в которых смеховое и комическое начала очевидно доминируют. Из романов «великого пятикнижия» для анализа был выбран, в первую очередь, роман «Подросток», в котором особая форма повествования и тип героя обусловили крайне важное место и значение смехового и комического. Первый роман «пятикнижия» «Преступление и наказание» привлекается в целях сравнительного анализа.

Теоретическую и методологическую основу данного исследования составили труды по эстетике смехового и комического М. М. Бахтина, Ю. Н. Д. С. Лихачева, А. М. Панченко, Ю. Б. Борева и др., фундаментальные работы по творчеству Достоевского В. Н. Захарова, Б. Н. Тихомирова, Т. А. Касаткиной, А. Е. Кунильского, О. фон Шульца и др. В работе использованы сравнительно-исторический, сравнительно-типологический, структурный методы литературоведческого анализа.

Научная новизна исследования выражается в следующем.

1. Последовательно исследованы и разграничены категории «смеховое» и «комическое» в эстетике и поэтике Достоевского и изучены существующие между ними взаимосвязи.

2. Системно проанализирован материал «Дневника писателя», публицистическое и эпистолярное наследие Достоевского в аспекте смехового и комического.

3. Дан целостный анализ смеховой природы романа «Подросток».

4. Выявлена динамика развития в творчестве Достоевского смехового и комического от первого романа «Бедные люди» через произведения «сибирского периода» к романам «пятикнижия».

Теоретическая значение диссертационного исследования определяется разработкой общих вопросов теории смехового и комического.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее материалы могут быть использованы при чтении вузовских лекционных курсов по истории и теории литературы, в специальных курсах, посвященных творчеству Достоевского, истории и теории комического, а также в эдиционной практике.

Положения, выносимые на защиту.

1) Концепция комического Достоевского основывается на разграничении категорий «смеховое» и «комическое» и представлениях о сложных взаимодействиях между ними.

2) Смех в восприятии Достоевского - понятие физиологическое, психологическое, врожденно свойственное человеку. Смех в его художественном мире амбивалентен, и смеховое начало в эстетике и поэтике писателя выполняет аксиологическую и характерологическую функцию.

3) Комическое у Достоевского - способ выражения авторской позиции. Категория «комическое» в творчестве Достоевского представлена основными ее видами: юмор, ирония, сатира. Сатира в ее чистом виде встречается у писателя нечасто. Ирония, по мысли Достоевского, всеохватна, она должна присутствовать в произведении и на уровне автора, и на уровне повествователя, и на уровне героя. Юмор, в восприятии Достоевского, выражает суть комического: с ним связано и сострадание к герою, и защита идеалов автора.

4) Роман «Бедные люди» - творческая лаборатория формирования поэтики смехового и комического Достоевского.

5) По своей жанровой природе «Дядюшкин сон» -«повесть-комедия».

6) В романе «Село Степанчиково и его обитатели» было подготовлено то многообразие форм и приемов смехового и комического Достоевского, которое позже было использовано писателем в романах «пятикнижия».

7) Роман «Преступление и наказание» отличает активное смеховое начало, здесь постоянно звучит смех, преимущественно, равнодушный смех толпы, сопровождающий трагедии героев.

8) В романе «Подросток» специфика характера заглавного героя произведения и организация повествования от первого лица обусловила высокую степень разработанности смехового и комического.

9) Динамика соотношения смехового и комического у Достоевского определяется характером полифонизма на разных этапах его творчества.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Первая глава посвящена изучению эстетических воззрений Достоевского на смеховое и комическое. Во второй главе рассматривается динамика развития смехового и комического от романа «Бедные люди» к произведениям сибирского периода. В третьей главе рассматриваются закономерности функционирования смехового и комического в романе «Подросток» (на фоне их бытования в романе «Преступление и наказание»).

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Понкратова, Екатерина Михайловна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Смеховое и комическое занимают важное место в эстетике и поэтике Достоевского, несмотря на это в большом количестве исследований о Достоевском смеховому и комическому уделено недостаточное внимание.

В творчестве писателя необходимо различать понятия «смеховое» и «комическое» так же, как это принято в современной эстетической мысли. Провести это разграничение позволяет обширный материал творческого наследия писателя. Достоевский указывает на разницу между этими понятиями и в записных тетрадях, и в письмах, и в «Дневнике писателя». На примере анализа художественных произведений также становится очевидно, что контексты употребления указанных категорий разные.

Под «смеховым» у Достоевского понимается весь комплекс описания смеха и смеющихся людей. Смех у Достоевского выступает в двух основных функциях, характерологической и аксиологической. В первом аспекте смех активно используется писателем для изображения и описания персонажей, для их характеристики. Аксиологическая функция смеха в произведениях писателя актуализируется чаще всего тогда, когда слово отдано самому герою. Неслучайно именно в полифонических романах «Преступление и наказание» и в «Подростке», в котором повествование ведется от первого лица, особенно ярко проявилась именно аксиологическая функция смеха. Под «комическим» понимается всю совокупность комических персонажей и ситуаций, созданных автором специальными средствами.

Понятие «комическое» Достоевского включает в себя, в первую очередь, такие его виды, как сатира, ирония, юмор.

В наследии Достоевского выявлена динамика разного соотношения комического и смехового на отдельных этапах его творчества. Если в «Бедных людях» и произведениях сибирского периода преобладает комическое, то в романах «пятикнижия» возрастает удельный вес смехового. Это связано со спецификой авторской позиции. В «Бедных людях», «Дядюшкином сне» и «Селе Степанчикове и его обитателях» позиция автора эксплицирована, ему принадлежит последнее слово о герое, эти произведения почти не полифоничны. Поэтому комическое как способ выражения авторской оценки в них доминирует, а смеховое проявляется только на характерологическом уровне. В полифонических же романах «Преступление и наказание» и «Подросток», в которых главным становится мнение героя о мире и о себе, его самосознание, актуализируется, в первую очередь, смеховое начало. Наиболее репрезентативным в этом смысле является роман «Подросток».

Находясь в ссылке, Достоевский был отстранен от современного ему литературного процесса, и написание комической повести и комического романа явилось для него оптимальным способом возвращения в литературу. Думается, мы в этом случае наблюдаем своеобразный писательский парадокс: Достоевский пишет комические повесть и роман, будучи в чрезвычайно тяжелом положении ссыльного. И наоборот. Скажем, пятую часть «Преступления и наказания», одного из самых трагических своих романов, Достоевский пишет в очень благоприятной для себя ситуации: в это время он часто гостит у своей сестры Веры Михайловны в Люблино, где течет веселая, радостная жизнь. Думается, писателю всегда был необходим специально организованный баланс между весельем и трагедией. Смеховое и комическое в художественном мире Достоевского служит не только средством преодоления трагедии, оно делает трагедию не книжной, литературной, но жизненной, реалистичной. Писатель сам неоднократно признавался в том, что комедия помогает воссоздать полноту жизни. Смех не оттеняет трагедию, не делает ее еще более драматичной, он воссоздает необходимый баланс полноты жизни, что и создает «реализм в высшем смысле» Достоевского.

Несмотря на то, что многие исследователи, вслед за М. М. Бахтиным, полагают, что только в ранних произведениях смех выражен ярко, а в романах «пятикнижия» редуцирован, мы позволим себе высказать предположение, что это не совсем так. Смеховое и комическое актуализируется именно в романах «великого пятикнижия». Это связано, прежде всего, с функциями, которыми наделял смех Достоевский.

В романе «Подросток» смеховое и комическое подчеркивают на уровне поэтики основную мысль этого произведения: «Хаос и разложение во всем». В романе показан разлагающийся мир, в котором детский смех предшествует смерти, а предсмертная записка самоубийцы написана «юмористическими выражениями», где шантажист и делец - глава жизни, а потому осмеивает всех и вся. Единственным спасением для Аркадия становится необходимость «воспитать» в себе веселие сердца, которое не позволит ему сбиться с правильного пути.

Почти все герои Достоевского боятся быть осмеянными, эта боязнь была свойственна и самому Достоевскому в «Дневнике писателя». Родион Раскольников, страдающий после совершенного им убийства, видит во сне смеющуюся над ним старуху. Николай Ставрогин, несмотря на свою внешнюю смелость, безразличие и презрение ко всем и ко всему, также боится быть осмеянным. Алеша Карамазов подчеркивает, что даже маленькие дети заражены страхом осмеяния. Не страдают подобным страхом осмеяния только положительно прекрасные герои Достоевского, среди них князь Мышкин и Алеша Карамазов. Но Мышкин не испытывает этой боязни, скорее всего, потому, что не замечает насмешек над собой. Алеша же, конечно, знает, что многие над ним насмехаются, например, Ракитин, но не испытывает злости к ним, прощает им их заблуждение. Такой же позиции учит он и Колю Красоткина, поясняя: «Только не надо быть таким, как все» (14; 503), что в данном контексте может быть прочитано следующим образом: «Не бойся осмеяния и не осмеивай сам!».

Мир романов Достоевского пронизан и веселым, добродушным смехом, иначе говоря, весельем. На наш взгляд, это принципиально важная категория в творчестве Достоевского. Веселье не противостоит трагедии, не является ее оборотной стороной. Веселье выполняет важнейшую функцию, оно призвано спасти героя в его трагедии. Веселье является необходимым качеством человека, стремящегося обрести гармонию. Неслучайно в художественных текстах писателя появляются почти публицистические фрагменты, постулирующие значение веселья, веселости как особого состояния души человеческой. Веселие сердца является залогом спасения человеческой души от падения в бездну. Идеологами веселия в произведениях Достоевского являются Макар Иванович Долгорукий и старец Зосима. Веселье как знак счастливого прошлого содержится уже в первом романе Достоевского «Бедные люди», а затем это проявляется в романе «Идиот».

В целом, специальное изучение эстетики и поэтики смехового и комического Достоевского помогает по-новому взглянуть на творчество писателя.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Понкратова, Екатерина Михайловна, 2012 год

Список литературы:

3. Алексеев М. П. О драматических опытах Достоевского // Творчество Достоевского 1821-188: Сб. статей. / Под ред. Л. Гроссмана. Одесса, 1921.

4. Альтман М. С. Достоевский: По вехам имен. Саратов: Изд-во Сарат. гос. ун-та, 1975. 280 с.

5. Альтман М. С. Из арсенала имен и прототипов литературных героев Достоевского // Достоевский и его время: Сб. статей под ред. В. Г. БазановаиГ. М. Фридлендера. Л., 1971.

6. Аникст А. Теория драмы: От Гегеля до Маркса. М.: Наука, 1983.

288 с.

7. Аристотель Об искусстве поэзии. М., 1983.

8. Архипова А. В. Из сценической истории «Села Степанчикова» // Достоевский и его время / ред.: Г. М. Фридлендер, В. Г. Базанов. Л. : Наука, 1971. С. 307-322.

9. Архипова А. В. Достоевский и эстетика безобразного // Достоевский : Материалы и исследования / РАН, Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом). Т. 12. (Гл. ред. Г. М. Фридлендер). СПб. : Наука, Ленингр. отд-ние, 1996. С. 49-66.

10. Ашимбаева Н. Т. Комическое между полюсами смешного и трагического, прекрасного и безобразного: князь Мышкин как комический персонаж // Pro memoria: Памяти академика Георгия Михайловича Фридлендера (1915-1995) / Под ред. А. В. Архиповой, Н. Ф. Будановой. СПб., 2003. С. 195-203.

11. Багно В. В. Дорогами «Дон Кихота». М.: Издательство «Книга»,

1988.

12. Барпгг К. А. Две переписки. Ранние письма Ф.М.Достоевского и его роман «Бедные люди» // Достоевский и мировая культура. Альманах № 3. М., 1994. С. 77-93.

13. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная литература, 1975. 502 с.

14. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Ф. М. Достоевского. М.: Художественная литература, 1986. 486 с.

15. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1990. 541 с.

16. Белинский В. Г. Поли. собр. соч.: в 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Том?

17. Белов С. В. Ф. М. Достоевский и его окружение: в 2 т. СПб: Алетейя, 2001.

18. Белов С. В. Неслучайные слова и детали в «Преступлении и наказании» //Рус. речь. 1975. № 1. С. 37-40.

19. Бергсон А. Смех. М.: Искусство, 197. 270 с.

20. Бердяев Н. А. Миросозерцание Достоевского // Н. А. Бердяев о русской философии: Сб. статей. Часть 1. Изд. Урал, ун-та, 1991. 269 с.

21. Библиотека Ф. М. Достоевского: Опыт реконструкции. Научное описание. СПб.: Наука, 2005. 338 с.

22. Бицилли П. М. К вопросу о внутренней форме романа Достоевского // Бицилли П. М. Избранные труды по филологии. М., 1996. С. 3-72.

23. Борев Ю. Б. О комическом. М.: Искусство, 1992. 127 с.

24. Борисова В. В. Малая проза Достоевского: принцип эмблемы: учебное пособие. Уфа, 2011. 144 с.

25. Борисова В. В. Французская поговорка в произведениях Ф. М. Достоевского // Материалы XXV Международных Старорусских чтений 2010. Великий Новгород, 2011. С. 29-33.

26. Васильченко Т. В. Роман Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» в англоязычных переводах. Автореферат дисс. ... канд. фил. наук. Томск, 2007. 24 с.

27. Ветловская В. Е. Роман Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы». СПб.: Изд-во Пушкинский дом, 2007. 640 с.

28. Ветловская, В. Е. Роман Ф. М. Достоевского «Бедные люди». Л.: Худож. лит. Ленингр. отд-ние, 1988. 205 с.

29. Виноградов В. В. О языке художественной литературы. М.: Гослитиздат, 1959. 654 с.

30. Виноградов В. В. Поэтика русской литературы: Избранные труды. М.: Наука, 1976.

31. Виноградов В. В. Язык и стиль русских писателей: от Гоголя до Ахматовой // В. В. Виноградов: Избранные труды. М.: Наука, 2003. 388 с.

32. Власкин А. П. От «Власа» к «Подростку»: развитие народного образа у Ф. М. Достоевского // Вестн. Челябин. ун-та. Сер. 2, Филология. Челябинск, 1996. № 1. с. 45 - 54.

33. Власкин А. П. «Сон смешного человека» в свете проблемы восприятия у Достоевского // Проблемы истории, филологии, культуры. Т. 11. Магнитогорск. С. 413-419.

34. Власкин А. П. Поэтика вопрошания: К постановке проблемы // Достоевский: материалы и исследования. Вып. 17. СПб., 2005. С. 116-128.

35. Волгин И. Л. «Дневник писателя»: текст и контекст // Достоевский: материалы и исследования. Вып. 3. Л., 1978. С. 151-158.

36. Волгин И. Л. Долг, равный жизни // Достоевский Ф. М. Село Степанчиково и его обитатели. Записки из подполья. Игрок. М., 1985. С. 533.

37. Волгин И. JI. Достоевский-журналист: «Дневник писателя» и русская общественность. М., 1982.

38. Волгин И. JI. Последний год Достоевского. Исторические записки. М., 1990.

39. Вулис А. В. Метаморфозы комического. М.: Издательство,

1976.

40. Габдуллина В. И. Эстетическая позиция Ф.М. Достоевского в «Дневнике писателя» 1880 г. // Материалы XXIII Всесоюзной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Филология). Новосибирск, 1985. С. 24-35.

41. Галкин А. Б. Пространство и время в произведениях Ф. М. Достоевского//Вопросы лит. 1996. № 1. С. 316-324.

42. Галкин А. Б. Пародия как способ утверждения христианского идеала в творчестве Достоевского // Pro memoria: Памяти академика Георгия Михайловича Фридлеидера (1915-1995). Под ред. А. В. Архиповой, Н. Ф. Будановой. СПб., 2003. С. 204-210.

43. Гаричева Е. А. Диалогическая модель мира в рассказе Ф. М. Достоевского «Сон смешного человека» // Достоевский и современность. Материалы старорусских чтений. Великий Новгород, 2003. С. 28-33.

44. Гачев Г. Д. Исповедь, проповедь, газета и роман ( о жанре «Дневника писателя» Ф.М.Достоевского) // Достоевский и мировая культура. Альманах № 1. Часть 1. СПб., 1993. С. 7-14.

45. Гегель Г. В. Ф. Лекции по эстетике: в 2 т. СПБ.: Наука, 2001.

46. Герцен А. И. Собр.соч.: в 30 т. М.: Издательство АН СССР,

1958.

47. Гинзбург Л. Я. О литературном герое. Сов. писатель, Ленингр. отделение. 1979. 222 с.

48. Глинка К. К теории юмора // URL: http: //www, humortheory. com/index.php/teoriya-yumor/464.

49. Головко В. М. Русская реалистическая повесть: герменевтика и типология жанра. М., Ставрополь: Моск. гос. откр. пед. ун-т, Ставропольск. гос. пед. ун-т, 1995. 439 с.

50. Григорьев А. Г. Аскетический мотив в описании «ротшильдовской идеи» (роман Ф. М. Достоевского «Подросток») // Материалы XXIV Международных Старорусских чтений, 2009. Великий Новгород, 2010. С. 69-73.

51. Гроссман Л. П. Достоевский-художник // Сб. Творчество Достоевского. М., 1959. С. 330-416.

52. Демченкова Э. А. «Подросток» Ф. М. Достоевского как роман воспитания (жанр и поэтика) // Автореф. дисс. ... канд. филологич. наук. Екатеринбург, 2001.

53. Джексон Р.-Л. Некоторые мысли о «Сне смешного человека» и «Бобке» с эстетической точки зрения // Джексон Р.-Л. Искусство Достоевского. Бреды и ноктюрны. М., 1998. С. 221-232.

54. Джексон Р.-Л. Смешной человек после Дон Кихота // Джексон Р.-Л. Искусство Достоевского: Бреды и ноктюрны. М., 1998. С. 209-220.

55. Дземидок Б. О. О комическом. Пер. с польского (Послесловие А. Зися). М.: Прогресс, 1974. 223 с.

56. Дзюбинская Н. А. Шутовской «мезальянс» у Достоевского и Андрея Белого // Лит. учеба, 1980. № 4. С. 176 - 183.

57. Дмитриев А. В. Социология юмора. М.: Изд-во РАН, 1996. 214

с.

58. Достоевский: сочинения, письма, документы (словарь-справочник). СПб.: Пушкинский дом, 2008. 468 с.

59. Достоевский: Эстетика и поэтика: Словарь-справочник. Челябинск: Металл, 1997. 272 с.

60. Долинин А. С. Последние романы Достоевского. Как создавались «Подросток» и «Братья Карамазовы». М.; Л., 1963.

61. Ермошин Ф. А. Автор и читатель в публицистике Ф. М. Достоевского 70-х гг. XIX века // Автореферат дисс. ... канд. фил. наук., Москва, 2009.

62. Жан Поль. Приготовительная школа эстетики. М.: Искусство, 1981. 448 с.

63. Жилякова Э. М. Традиции сентиментализма в творчестве раннего Достоевского (1844 - 1849). Под ред. Ф. 3. Кануновой. Томск: Изд-во Томск, ун-та, 1989. 270 с.

64. Захаров В. Н. Система жанров Достоевского. Типология и поэтика. Д.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1985. 208 с.

65. Захаров, В. Н. Что открыл Достоевский в «Бедных людях» // URL: http://www.portal-slovo.ru/rus/philologY/258/421/9751/.

66. Захарова Т. В. «Дневник писателя» и его место в творчестве Ф. М. Достоевского 1870-х гг. Л., 1975.

67. Заславский Д. О. Заметки о юморе и сатире в произведениях Достоевского // Творчество Достоевского. М.: Изд-во АН СССР. С. 445-472.

68. Зеньковский В. В. Психология детства. М., 1996.

69. Злочевская А. В. Стихия смеха в романе «Идиот» // Достоевский и мировая культура. СПб., 1993. Альманах №1.4. 1. С. 25 - 47.

70. Злочевская А. В. Специфика выражения субъективно-авторского начала в романах Ф.М. Достоевского. М., 1982.

71. Иванов В. В. Традиции юродства в образе шута и «конклав» в структуре романа Ф. М. Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели» // Жанр и композиция литературного произведения. Межвузовский сборник. Петрозаводск, 1984. С. 137-145.

72. Иванов В. В. Ирония Достоевского и древнерусские традиции в его творчестве // Эстетические категории и формирование гармонического человека. Петрозаводск, 1983. С. 42-45.

73. Иванов Вяч. Достоевский и роман трагедия // О Достоевском. Творчество Достоевского в русской мысли 1881-1931 годов /сборник статей/. М.: Книга, 1990. С. 164-193.

74. Изместьева Н. С. Концепция игры в романе Ф. М. Достоевского «Подросток» // Автореферат дисс. ... канд. фил. наук., Ижевск, 2005. 28 с.

75. Исследования по поэтике и стилистике: (Сб. ст. / АН СССР Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом); Под ред. В. В. Виноградова). Л., Наука, Ленингр. отд-ние, 1972. 277 с.

76. Казаков А. А. О природе полифонии в романах Достоевского. Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. Томск, 2000. 20 с.

77. Казаков А. А. К проблеме целого полифонического романа // Диалог, карнавал, хронотоп. 2001. № 2. С. 4-58.

78. Карасев Л. В. Парадокс о смехе // Вопросы философии. 1989. № 5. С. 47-65.

79. Карасев Л. В. Философия смеха. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1996. 221 с.

80. Карасев Л. В. О символах Достоевского / Л. В. Карасев // Вопр. философии. 1994. № 10. С. 90-111.

81. Караулов Ю. Н., Гинзбург Е. Л. Homo ridens // Слово Достоевского: Сборник статей. М., 1996.

82. Карякин Ю. Ф. Достоевский: Все «дитё» // Наука и религия. № 10. 1970. С. 45 -51.

83. Карякин Ю. Ф. Достоевский и канун XXI века. М.,1989. С.337-

404.

84. Карякин Ю. Ф. О мужестве быть Смешным // «Минувшее меня объемлет живо...» / Сост. Ю. Осипов. М., 1989. С. 175-203 («Сон смешного человека»),

85. Касаткина Т. А. Характерология Достоевского. Типология эмоционально-ценностных ориентаций. М., 1996. 178 с.

86. Касаткина Т. А. О творящей природе слова: Онтологичность слова в творчестве Ф. М. Достоевского как основа «реализма в высшем смысле». М.: ИМЛИ РАН, 2004.

87. Касаткина Т. А. Роман Ф. М. Достоевского «Подросток»: «Идея» героя и идея автора // Вопросы литературы. 2004. № 1. С. 181-212.

88. Касаткина Т. А. Краткая полная история человечества: «Сон смешного человека» Ф. М. Достоевского // Достоевский и мировая культура. СПб., 1993. Альманах № 1. Часть 1. С. 48-69.

89. Кашина Н. В. Человек в творчестве Достоевского. М.: Художественная литература, 1986. 316 с.

90. Кашина Н. В. Эстетика Ф. М. Достоевского. М.: Высшая школа, 1989. 286 с.

91. Кибальник С. А. «Село Степанчиково» и «Дядюшкин сон» (паратекстуальный контекст). Материалы XXV Международных Старорусских чтений 2010. Великий Новгород, 2011. С. 143-152.

92. Кибальник С. А. «Село Степанчиково» как криптопародия на социалистов // Материалы XXIV Международных Старорусских чтений 2009. Великий Новгород, 2010. С. 102-117.

93. Кийко Е. И. Русский тип «всемирного боления за всех» в романе «Подросток» (по материалам черновиков автора) // Русская литература. 1975. №1. С. 155-161.

94. Кирпотин В. Я. Достоевский - художник. Этюды и исследования. М.: Сов. писатель, 1972. С. 139-149.

95. Кирпотин В. Я. Достоевский и Белинский. М.: Худ. литература, 1976. 301 с.

96. Кирпотин В. Я. Ф. М. Достоевский. Творческий путь (18211859). М., 1960.

97. Козинцев А. Г. Человек и смех. СПб.: Алетейя, 2007.

98. Комарович В. Л. Роман Достоевского «Подросток» как художественное единство // Сб. Достоевский, II. Л., 1986. С. 31-68.

99. Конюхов А. В. Стихия вопрошания в романе Ф. М. Достоевского «Подросток»//Дисс. ... канд. фил. наук. Магнитогорск, 2007, 190 с.

100. Короткова О. В. Смешной человек в «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского: коммуникативные стратегии в публицистике // Филол. науки. 2001. №3. С. 47-55.

101. Кудрявцев Ю. Г. Три круга Достоевского. Событийное, социальное, философское. М., 1979.

102.Кунильский А. Е. «Лик земной и вечная истина». О восприятии мира и изображении героя в произведениях Ф. М. Достоевского. Монография // Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2006. 302 с.

103. Кунильский А. Е. Смех в мире Достоевского. Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та, 1994. 84 с.

104. Кунильский А. Е. Смех Достоевского: прав ли Бахтин? // Знание. Понимание. Умение. 2007. № 4. С. 148-154.

105. Кунильский А. Е. Опыт истолкования литературного героя: (роман Ф. М. Достоевского «Идиот») : учеб. пособие / А. Е. Кунильский ; Петрозав. гос. ун-т. Петрозаводск, 2003. 95 с.

106. Лаут Р. Философия Достоевского в систематическом изложении. М.: Республика, 1996.

107. Левинтон Г. А. Достоевский и низкие жанры фольклора / Г. А. Левинтон//Лит. обозрение. 1992. № 11. С. 46-53.

108. Лисаковский И. Н. Художественная литература. Термины, понятия. Значения. Словарь-справочник. / И. Н. Лисаковский. М.: Изд-во РАГС, 2002. 240 с.

109. Лихачев Д. С. Смех в Древней Руси // Избранные работы. Л.: Художественная литература, 1987.

110. Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы / Д. С. Лихачев. 3-е изд., доп. М.: Наука, 1979. 360 с.

Ш.Лихачев Д. С. «Небрежение словом» у Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования: / АН СССР, Ин-т рус. лит.

(Пушкинский дом). Т. 2. (Ред. Г. М. Фридлендер). JL: Наука, Ленингр. отд-ние, 1976. С. 3(М1.

112. Лапшин И. И. Комическое в произведениях Достоевского // О Достоевском: Сб. статей / Под ред. А. Л. Бема, Прага, 1933. Сб. 2. С. 31 -50.

113. Лаврецкий А. Эстетика Белинского. М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1959.

114. Логинова Н. И. Формы и функции комического в романах Ф. М. Достоевского//Автореферат дисс. ... канд. фил. наук. М., 1999.

115. Лотман Л. М. «Село Степанчиково» Достоевского в контексте литературы второй половины XIX века // Достоевский: Материалы и исследования. / РАН Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом). Т. 7. Л., 1987. С.152 - 165.

116. Лотман Л. М. Реализм русской литературы 60х годов XIX в. Ленинград: Ленинградское отделение, изд-во Наука, 1974. 349 с.

117. Лотман Ю. М. О литературном подтексте одного из эпизодов повести Достоевского «Село Степанчиково» (сон про белого быка) // Достоевский: Материалы и исследования / РАН Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом). Т. 12. С. 67-77.

118. Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб., 1998.

119. Любимова Т. Б. Комическое, его виды, жанры. М.: Знание, 1990.

62 с.

120. Малецкая Ж. В. Мышкин и проблема карнавализации (К проблеме карнавализации в романе Ф. М. Достоевского «Идиот») // URL: http://www.vntic.org.ru/rus/inf products/idei/01-2001/17.htm.

121. Манн Т. Собрание сочинений: в 10 т. М., 1961. Т.10. 491 с.

122. Манн Ю. В. О гротеске в литературе. М., 1966.

123.Мартакова Т. С. Антропология смеха в произведениях Достоевского 1846-1859 г.: к вопросу о «смеховом портрете» // URL: http://www.lib.csu.ru/vch/093/88.pdf.

124. Михайловский Н. К. Жестокий талант // Статьи о русской литературе XIX - нач. XX веков. Л., 1989. С. 168-190.

125.Михновец Н. Г. А. П. Чехов в контексте полемике о Чарльзе Дарвине 1860-1890-х гг. // Чехов и время: сб. статей / ред. Е. Г. Новикова. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2011. С. 133-149.

126. Михновец Н. Г. От Ч. Диккенса к Ф. Достоевскому и Л. Толстому: «Рождественская песнь в прозе» - «Сон смешного человека» -«Сон молодого царя» // Филологические зап. Воронеж, 2004. Вып. 21. С. 51-66.

127. Михновец Н. Г. Литературный и библейский генезис семейств Мармеладовых, Карамазовых, Снегиревых // «Педагопя» Достоевского: сб. ст. Коломна: Изд-во КГПУ, 2003. С.183 - 191.

128. Мочульский К. В. Достоевский. Жизнь и творчество // МочульскийК. В. Гоголь. Соловьев. Достоевский. М., 1995.

129. Михнюкевич В. А. «Евангелие детства» и поэтика детских образов Ф. М. Достоевского // Педагог!я Ф. М. Достоевского: сб. ст. Коломна: Изд-во КГПУ, 2003. С. 32-41.

130. Михнюкевич В. А. Творчество Достоевского: искусство синтеза. Екатеринбург: Изд-во Уральского ин-та, 1991.

131. Московский А. П. О природе комического. Иркутск, 1968.

132. Назиров Р. Г. Творческие принципы Достоевского. Саратов, 1982.

160 с.

133. Накамура К. Чувство жизни и смерти у Достоевского. СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1997. 330 с.

134. Нельс С. М. «Комический мученик»: К вопросу о значении образа приживальщика и шута в творчестве Достоевского // Русская литература. 1972, №2. С. 125-133.

135. Николаев Д. П. Смех - оружие сатиры. М.: Искусство, 1962. 224 с.

136. Новиков В. И. Книга о пародии. М.: Сов. писатель, 1989. 544 с.

137. Новикова Е. Г. К вопросу об эстетической природе романистики Ф. М. Достоевского: взаимосвязь принципов анонимности и визуальности. Постановка проблемы на материале романа «Идиот» // Проблемы литературных жанров. Ч. 1. Томск, ТГУ, 2002. С. 272-277.

138. Новикова Е. Г. Евангельский текст и художественный контекст. Методика анализа: на материале творчества Ф. М. Достоевского. Томск: Изд-во ТГУ, 1999. 35 с.

139. Новикова Е. Г. Соня и софийность: Роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» // Достоевский и мировая культура. Альманах № 12. М., 1999. С. 89-98.

140. Новикова Е. Г. Евангельские тексты и проблема преступления и наказания в романе Ф. М. Достоевского «Идиот» //Роман Ф. М. Достоевского «Идиот»: современное состояние изучения. М., 2001. С. 230238.

141.0диноков В. Г. Типология образов в художественной системе Достоевского. Новосибирск: Наука, 1981. 145 с.

142. Пекуровская А. Страсти по Достоевскому: механизмы желаний сочинителя. М., 2004.

143. Петровский Ю. А. Специфическая форма трагического и комического в романа Достоевского «Преступление и наказание» // Науч. конференция, посвященная 150-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского и Н. А. Некрасова: Краткое изложение докладов (декабрь 1971 года). Новгород: Изд-во НГПИ, 1971. С. 8-11.

144. Петровский Ю. А. Трагическое и комическое в творчестве Достоевского 1846-1864 гг. // Науч. конференция, посвященная 150-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского и Н. А. Некрасова: Краткое изложение докладов (декабрь 1971 года). Новгород: Изд-во НГПИ, 1971. С. 4-8.

145.Померанц Г. С. Открытость бездне. Встречи с Достоевским. М.,

1990.

146. Пинский JI. Е. Магистральный сюжет. М.: Советский писатель, 1989. 341 с.

147. Пинский Л. Е. Комедии и комическое начало у Шекспира // Шекспировский сборник. М., 1968. С. 151-186.

148. Пискунова С. И. Донкихотский сюжет в ранней прозе Достоевского // Вестник Московского университета. Серия 9, Филология. 2006. № 9. С. 73-84.

149. Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1986. 607 с.

150. Попов Н. А. Об идейно-художественной концепции шутовства в романе Достоевского «Братья Карамазовы» // Поэтика и стилистика. Саратов, 1980. С. 18-27.

151. Пропп В. Я. Проблемы комизма и смеха. М.: Искусство, 1976. 183

с.

152. Рак В. Д. Какой такой бобок? // Нева. 1992. № 9. С. 286-288.

153. Редько H. Н. Гротеск в повестях и романах Достоевского. Дис. ... канд. филол. наук. М., 1991. 21 с.

154.Реизов Б. Г. Достоевский и Диккенс // Из истории европейских литератур. Л., 1979. С. 159-169.

155. Родина Т. М. Достоевский: Повествование и драма. М.: Изд-во Наука, 1984. 245 с.

156. Розенблюм Л. М. Творческие дневники Достоевского. М.: Наука, 1981.368 с.

157. Розенблюм Л. М. Юмор Достоевского // Вопросы литературы. 1999. январь-февраль. С. 141-189.

158. Рюмина Н. Т. Эстетика смеха: смех как виртуальная реальность. M.: URRS: КомКнига, 2005. 311 с.

159. Рюмина, М. Л. Тайна смеха, или Эстетика комического / М. Л. Рюмина. М.: Знак, 1998. 421 с.

160. Сараскина JI. И. «Роман высшей напряженности»: А. И. Солженицын о романе Ф. М. Достоевского «Подросток» // Лит. газ., 2003. 15-21 января.

161. Сараскина Л. И. Слово звучащее и слово воплощенное (сочинители в произведениях Достоевского) // Вопр. лит. 1989. № 12. С. 99-131.

162. Селезнев Ю. И. В мире Достоевского. М., 1980.

163. Серопян А. С. Мотив Великой Субботы в романе «Подросток» // Материалы XXIV Международных Старорусских чтений 2009. Великий Новгород, 2010. С. 265-275.

164. Словарь языка Достоевского. Лексический строй идиолекта. Вып.1. / РАН Институт русского языка им. В.В.Виноградова; гл. ред.: чл,-корр. РАНЮ. Н.Караулов. М.: Азбуковник, 2001. 448 с.

165. Смех: Истоки и функции / РАН, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера); Под ред. А. Г. Козинцева. СПб.: Наука, 2002. 220 с.

166. Соловьев С. М. Изобразительные средства в творчестве Достоевского. М., 1979.

167. Солотчин С. Г. Опыт анализа комических компонентов художественного стиля (роман Ф. М. Достоевского «Бедные люди») // Филологические науки. № 2. 2007. С. 42-51.

168. Солотчин С. Г. Комическое начало в художественном стиле Достоевского. Ранние произведения // Дисс. ... канд. фил. наук. М. 2008.

169. Спивак М. Л. Взаимодействие трагического и комического в поэтике Ф. М. Достоевского //Дисс. ... канд. филол. наук. М., 1987.

170. Спивак М. Л. Место и функция смеха в творчестве Ф. М. Достоевского // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. № 5. сент. - окт. 1986. С. 70-77.

171. Степанян К. А. Гоголь и Достоевский: диалоги на границе художественности // Достоевский и мировая культура. Альманах № 6. СПб., 1996. С. 141-151.

172. Тарасова Н. А. Проблемы текстологического изучения романа «Подросток». Анализ ошибок воспроизведения рукописного текста Достоевского в печати // Материалы XXIV Международных Старорусских чтений 2009. Великий Новгород, 2010. С. 301-310.

173. Тихомиров Б. Н. «Лазарь! гряди вон»: Роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» в современном прочтении. СПб.: Серебряный век. 2005. 468 с.

174. Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М., 1995.

175. Туниманов В. А. Творчество Достоевского 1854-1862 гг. Л., Наука, 1980. 294 с.

176. Туниманов В. А. Художественные произведения в «Дневнике писателя» Достоевского. Л., 1966.

177. Туниманов В. А. Сатира и утопия («Бобок», «Сон смешного человека» Ф. М. Достоевского) / В. А. Туниманов // Рус. лит. 1966. № 4. С. 70-88.

178. Тынянов Ю. Н. О пародии // Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977. С. 284-310.

179. Тынянов Ю. Н. Достоевский и Гоголь (к теории пародии) // Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977. С. 198-227.

180. Утехин Н. П. Ф. М. Достоевский: комические повести и рассказы //УтехинН. П. Современность классики. М.: Современник, 1986. С. 20-246.

181. Федь Н. М. Искусство комедии, или Мир сквозь смех. М.: Наука, 1978. 215 с.

182. Федь Н. М. Парадокс о положительном герое. М.: Современник, 1986. 356 с.

183. Фридлендер Г. М. Достоевский и мировая литература. Л: Советский писатель, 1985. 450 с.

184. Фридлендер Г. M. Достоевский - сатирик // Ф. М. Достоевский. «Дядюшкин сон». «Село Степанчиково и его обитатели». «Скверный анекдот». «Зимние заметки о летних впечатлениях». JL: Лениздат, 1982. С. 435-442.

185. Фридлендер Г. М. Реализм Достоевского. М. Л., 1964.

186. Хализев В. Е., Шикин В. И. «Человек смеющийся» // Хализев В. Е. Ценностные ориентации русской классики. М., 2005. С. 301-355.

187. Хёйзинга Й. Homo Ludens. Человек играющий: Статьи по истории культуры / пер. с нидерландского и сост. Д. В. Сильвестрова. 2-е изд., испр. М.: Айрис-пресс, 2003. 496 с.

188. Чернова Н. В. «Мусью под шинелью»: О «петрушечном слове» в «Господине Прохарчине» Ф. М. Достоевского // Невельский сборник: К столетию M. М. Бахтина. Выпуск 1. СПб., 1996. С. 36-49.

189. Чернышевский Н. Г. Собрание сочинений: в 5 т. Л., 1974.

190. Чирков H. М. О стиле Достоевского. Проблематика, идеи, образы. М.: Наука, 1967. 303 с.

191. Чичерин А. В. Достоевский // Чичерин А. В. Очерки по истории русского литературного стиля. М.: Художественная лит, 1977. 217 с.

192. Чичерин А. В. Поэтический строй языка в романах Достоевского // Творчество Ф. М. Достоевского. М.: Изд-во АН СССР, 1959. С. 417-444.

193. Шайкевич А. Я., Андрющенко В. М., Ребецкая Н. А. Языки славянской культуры. М., 2003. 880 с.

194. Широкова М. А. Педагогическое наследие Ф. М.Достоевского (Психологические характеристики детских персонажей в произведениях писателя) // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика, психология. 2006. Вып. 3. С.91-106.

195.Шульц О. Ф. Светлый, жизнерадостный Достоевский. Петрозаводск, 1999.

196. Щенников Г. К. Целостность Достоевского. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001. 438 с.

197. Эгенберг Э. Ф. Достоевский в поисках положительно прекрасного человека: «Село Степанчиково» и «Идиот» // Евангельский текст. Петрозаводск, 1998. Вып. 2. С. 385-390.

198. Этов В. И. Достоевский. М., 1968.

199. Юрьева О. Ю. Основные идеи и образы романа Ф. М. Достоевского «Записки из Мертвого дома» // Юрьева О. Ю. Творчество Ф. М. Достоевского на уроках литературы: Учебное пособие. Иркутск, 2002. С. 70-98.

200. Юрьева О. Ю. Китайская ваза русской судьбы Настасьи Филипповны Барашковой // Материалы XX Международных Старорусских чтений 2005. Великий Новгород, 2006. С. 397-410.

201. Юрьева О. Ю. Синтез как мирообразующий принцип в творческом сознании Ф. М. Достоевского // Филологические науки. М., 2003. № 1. С. 10-19.

202. Янушкевич А. С. В. А. Жуковский: Семинарий. М.: Просвещение, 1988. 175 с.

203. Busch R. Humor in the Major Novels of F. M. Dostoevsky. Alberta: University Press, 1987. 168 p.

204. Danow D. K. The Dialogic Sign. Essays on the Mayor Novels of Dostoevsky. New York, 1991.

205. Eastmen M. The Sense of Humour, N.-Y., 1921.

206. Fanger D. Dostoevsky and romanric realism. A study of Dostoevsky in relation with Balzac, Dickens and Gogol. Cambridge, Mass., 1965.

207. Gates J. C. Tragic and Comic Visions in The Brothers Karamasov // Gates J. C. The edge of impossibility: Tragic Forms in Literature. Greenwich, 1973.

208. Guerard A. The Triumph of the Novel. Dickens, Dostoevsky, Faulkner. Chicago: University of Chicago Press, 1982. 365 p.

209. Holquist M. Dostoievsky and the novel. Princeton, 1977.

210. Jackson R. L. Dostoevsky's Quest for Form. London, 1966.

211. Miller R. F. Dostoevsk Cambridge, Mass., 1981.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.