Соотношение типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 19.00.01, кандидат психологических наук Шмелев, Илья Михайлович

  • Шмелев, Илья Михайлович
  • кандидат психологических науккандидат психологических наук
  • 2017, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ19.00.01
  • Количество страниц 228
Шмелев, Илья Михайлович. Соотношение типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций: дис. кандидат психологических наук: 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии. Москва. 2017. 228 с.

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Шмелев, Илья Михайлович

Оглавление

Введение

ГЛАВА 1 ЛИЧНОСТЬ И ВЕРА: ТИПЫ РЕЛИГИОЗНОСТИ

1.1 Вера, религиозность, религиозная личность

1.2 Типология религиозности

Выводы

ГЛАВА 2 РАЗРЕШЕНИЕ ТРУДНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ РЕЛИГИОЗНЫМИ ЛИЧНОСТЯМИ

2.1 Проблема разрешения трудных жизненных ситуаций в психологических исследованиях

2.2 Разрешение трудных жизненных ситуаций как адаптация

2.3 Разрешение трудных жизненных ситуаций: идея неадаптивности и овладевающего «Я»

2.4 Ресурсы разрешения трудных жизненных ситуаций

Выводы

ГЛАВА 3 ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СПЕЦИФИКИ РАЗРЕШЕНИЯ ТРУДНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ РЕЛИГИОЗНЫМИ ЛИЧНОСТЯМИ

3.1 Организация исследования

3.2 Спецификация групп верующих: проверка 1-й эмпирической гипотезы

3.2.1 Программа исследования

3.2.2 Результаты исследования

3.3 Спецификация разрешения трудных жизненных ситуаций: проверка 2-й эмпирической гипотезы

3.3.1 Программа исследования

3.3.2 Результаты исследования. Обсуждение

3.4 Специфика профиля разрешения трудных жизненных ситуаций у верующих трех типов религиозности: проверка 3-й эмпирической гипотезы

3.4.1 Программа исследования

3.4.2 Результаты исследования. Обсуждение

Обсуждение полученных данных

Итоги эмпирического исследования

Заключение

Выводы

Библиографический список

Приложение 1

Приложение 2

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Общая психология, психология личности, история психологии», 19.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Соотношение типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций»

Введение

Актуальность исследования. Триада «наука - религия - общество» формирует особую проблему общественной жизни в современной России. Соотношение между наукой, религией и обществом в полной мере на протяжении последнего столетия либо не обсуждалось, либо рассматривалось односторонне-критически. Идеологическая ангажированность не давала исследователям возможности находить и освещать в публикациях данные, имеющие объективный и беспристрастный характер. Сегодня, говоря словами Л.С. Выготского, «социальная ситуация развития» науки радикально иная. Значение религии как социокультурного института обсуждается в терминах научного знания; десятилетия «табу» на разработку данной проблемы - печальная страница прошлого.

В то же время современный исследователь имеет дело с парадоксом несовпадения культурологического и индивидуально-психологического аспектов феномена веры и религиозности. С одной стороны, очевидно, что религия как социокультурный институт реализует функцию помощи людям в проживании и переживании ими трудных жизненных ситуаций, в преодолении препятствий, сопротивлении стрессам, смирении и т.д. С другой стороны, существует мнение, что религия демотивирует человека, снижая уровень его персональной и социальной активности (таково общепринятое представление о религиозности у атеистов).

Настоящее исследование сфокусировано на проблеме разрешения религиозными молодыми людьми трудных жизненных ситуаций (ТЖС). Для молодых людей, практикующих религиозный взгляд на жизнь, эта проблема особенно значима, так как в молодости человек не только открывает для себя новые ценности, но и воплощает их в деятельности, общении, образе жизни.

Однако в науке нет единства в оценке религиозных переживаний и поведения верующих в разрешении ситуаций стресса, фрустрации, кризиса, краха

жизненных ценностей и приоритетов, страха за собственную жизнь. Остается невыявленным регуляторный смысл религиозного культа и мировоззренческих представлений верующих в опосредовании активных и пассивных форм взаимодействия с миром. В разные времена люди по-разному интерпретировали «участность» веры в разрешении проблем.

Так, могут быть обозначены две полярные позиции в понимании религии как культурного орудия поддержки людей: «система табу» (З. Фрейд), компенсаторная «проекция вовне» лучшего в человеке (Л. Фейербах), «опий для народа»1 или источник «осуществления ожидаемого и уверенности в невидимом», мотивирующий человека к высшим проявлениям осознанного бытия (ап. Павел)? Этот риторический вопрос «эхом» отдается в современных исследованиях, посвященных разрешению трудных жизненных ситуаций. Например, религия рассматривается как «избегающий копинг» наряду с другими «успокоительными» [Александрова, Леонтьев, 2016], хотя в других работах одного из упомянутых авторов [Леонтьев Д., 2003] ставится важный вопрос о смысловых копингах как ресурсе личностного развития (едва ли религия, как смысловая навигация личности, может быть исключена из категории «смысловых копингов», выделение которых представляется значимым в контексте неадаптивных проявлений личности перед лицом трудных жизненных ситуаций).

Культура и социум, инициируя постановку исключительно важного вопроса, касающегося религии: «"успокоительное" или "уверенность в невидимом"?», пока еще не предложили нам достаточно полного и убедительного ответа. Казалось бы, следует ожидать от психологов-исследователей живого участия в разработке проблемы «религия и разрешение трудных жизненных ситуаций». Однако за истекшие десятилетия так и не появились какие-либо теоретические модели и эмпирические данные, устанавливающие реальную взаимосвязь между социокультурным институтом религии и особенностями разрешения людьми трудных жизненных ситуаций. Могут быть приведены лишь

1 Точнее, «опий народа» - в высказываниях Ч. Кингсли, Г. Гейне, К. Маркса и др.

единичные работы, посвященные соотношению типов религиозности и способов разрешения верующими людьми трудных жизненных ситуаций, что относится к представителям разных поколений и, в частности, к верующим молодым людям. В силу каких причин соотношение «тип религиозности - способы разрешения трудных жизненных ситуаций» практически не исследуется? Каково действительное соотношение между ними? Существует ли взаимосвязь между типом религиозности молодых людей и способами обращения с трудными жизненными ситуациями? Эти и смежные вопросы очерчивают контур настоящей работы, свидетельствуя о ее общественной и научной актуальности.

Степень научной разработанности проблемы:

Основы религиозной психологии и особенности формирования и развития личности верующего человека рассмотрены в работах отечественных авторов Б.С. Братуся, В.Л. Воевикова, С.Л. Воробьева, Р.М. Змановской, Ю.М. Зенько, А. Лоргуса, Н.Д. Никандрова, Б.В. Ничипорова, О.В. Павенкова и др.

Анализ способов разрешения личностью трудных жизненных ситуаций привел к появлению нового направления исследований в психологии - изучения совладающего поведения, или копинг-поведения (от англ. coping behavior), которое активно развивается в трудах российских и зарубежных ученых.

В отечественных работах затрагиваются вопросы, касающиеся значения и особенностей ресурсов совладания у верующих людей (Е.К. Веселова, Ю.П. Тобалова и др.).

В зарубежных исследованиях было выделено понятие религиозного копинга, показана роль поведенческой составляющей при совладании: молитвы (D.A. Matthews, M.D. and C. Clark); социальной поддержки со стороны общества единоверцев (C. Wortman, R. Silver, Р. Эммонс, D. Mcintosh); активного церковного образа жизни (K.I. Pargament) и т.д.

В рамках изучения механизмов стресса Р. Лазарусом и С. Фолкман была разработана когнитивная теория совладания. Сторонники психоаналитического подхода, в частности В. Вайлент, Т. Кройберг, К. Менингер, Н. Хаан, Р. Моуз, Н. Мак-Вильямс и др., разрабатывали эго-ориентированную концепцию

разрешения трудных жизненных ситуаций. Ими была предложена теория, согласно которой способы разрешения трудностей являются достаточно устойчивым механизмом личностного развития, определяющим человеческую реакцию на тот или иной стрессовый фактор.

Большинство исследований заострило внимание на когнитивном и эмоциональном аспектах разрешения трудностей, на сознательном или бессознательном реагировании на ситуацию, не рассматривая религиозность как возможность обращения с трудностями.

Цель исследования - установить соотношение между типом религиозности и характером разрешения трудных жизненных ситуаций верующими людьми.

Объект исследования - способы разрешения трудных жизненных ситуаций.

Предмет исследования - взаимосвязь типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций верующими молодыми людьми.

Общая теоретическая гипотеза исследования: существует связь между типом религиозности и типичными способами разрешения трудных жизненных ситуаций у верующих молодых людей.

Первая частная гипотеза: существует три качественно своеобразные группы верующих молодых людей - квазирелигиозные, умеренно религиозные, истинно религиозные.

Вторая частная гипотеза: существует три способа разрешения трудных жизненных ситуаций: защита, копинг, овладевание.

Третья частная гипотеза: типы религиозности молодых верующих людей (квазирелигиозный, умеренно религиозный, истинно религиозный) обусловливают типичные для них способы разрешения трудных жизненных ситуаций (защита, копинг, овладевание).

При этом формулируются следующие эмпирические гипотезы:

а) в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций квазирелигиозных молодых людей преобладает защитное поведение;

б) в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций умеренно религиозных молодых людей преобладает копинговое поведение;

в) в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций истинно религиозных молодых людей преобладает овладевающее поведение.

Задачи исследования:

1. Определить понятие «религиозная личность».

2. Проанализировать существующие в литературе типологии религиозности и предложить теоретическую модель религиозности, подтверждаемую эмпирическими данными.

3. Разработать типологию реагирования на трудные жизненные ситуации, включающую в себя ранее не исследуемые авторами формы; обосновать существование такого способа разрешения трудных жизненных ситуаций, как «овладевание» («превосхождение трудностей»).

4. Провести эмпирическую верификацию предложенной типологии разрешения трудных жизненных ситуаций.

5. Охарактеризовать типичные стратегии разрешения трудных жизненных ситуаций для молодых верующих различного типа религиозности.

Теоретико-методологическую основу исследования составили: ситуативный подход к совладающему поведению (Р. Лазарус, С. Фолкман); культурно-историческая теория (Л.С. Выготский); концепция активной неадаптивности (В .А. Петровский).

Эмпирическая база исследования. В исследовании участвовало 335 респондентов (96 мужчин и 239 женщин от 18 до 32 лет); проводилось на базе Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), г. Москва, НОУ ВПО «Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет» (ПСТГУ), г. Москва, НОУ ВПО «Российский православный институт св. Иоанна Богослова», г. Москва.

Методы исследования: опросники, метод независимых экспертов, методы статистического анализа (кластерный анализ, дисперсионный анализ, эксплораторный и конфирматорный факторный анализ).

Использовались методики:

• «Методика изучения религиозной активности» МИРА Д.О. Смирнова;

• «Методика определения индивидуальных копинг-стратегий» Э. Хайма;

• Копинг-тест WCQ (Опросник о способах копинга) Р. Лазаруса и С. Фолкман (адаптирован коллективом исследователей под руководством Л.И. Вассермана, СПбПНИ им. В.М. Бехтерева);

• «Тест для определения структуры индивидуальной религиозности» Ю.В. Щербатых.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

- В работе выделены две категории явлений: тип религиозности и паттерны разрешения трудных жизненных ситуаций.

- На фоне представленных в литературе многообразных типологий поведения человека в трудных жизненных ситуациях разработана расширенная модель реагирования, включающая в себя четыре паттерна поведения: пассивно-адаптивное (защита); активно-адаптивное (копинг); активно-неадаптивное (овладевание); пассивно-неадаптивное (деструкция).

- Предлагается понятие «овладевающее поведение» (синонимы: «превосхождение трудностей», «контроль над трудными жизненными ситуациями», «победа над трудностями»), что означает деятельное противостояние субъекта трудностям, реальным или потенциальным, избыточное с точки зрения требований ситуации. Охарактеризованы две формы овладевания:

а) «высвоение» опыта пережитого (поиск и повторное проигрывание субъектом пройденных трудных жизненных ситуаций);

б) прохождение эмоционального «флаттера» (состояния повышенной напряженности и нестабильности в связи с неизвестностью позитивного или негативного исхода ситуации).

- Разработан метод эмпирической дифференциации трех групп религиозных личностей - «квазирелигиозные», «умеренно религиозные» и «истинно религиозные».

- Разработан метод эмпирической дифференциации трех стратегий разрешения трудной жизненной ситуации - «защита», «копинг» и «овладевание».

- Выявлена специфика профилей разрешения трудных жизненных ситуаций молодыми людьми разных типов религиозности.

- Сформулированы предположения, объясняющие взаимосвязь типов религиозности и специфики профилей разрешения трудных жизненных ситуаций в группах квазирелигиозных, умеренно религиозных и истинно религиозных личностей.

Практическая значимость исследования. Результаты теоретической и эмпирической работы, полученные в рамках исследования, могут быть использованы в процессе подготовки студентов психологических факультетов, духовных семинарий, групп самопомощи и самопознания, тренингов личностного роста, стресс-менеджмента, в процессе психологического консультирования и, в частности, христианского консультирования.

Материалы исследования были представлены в курсе научно-исследовательского семинара НИУ ВШЭ (В.А. Петровского и Е.Б. Старовойтенко) и могут быть включены в магистерские программы в области персонологии и психологического консультирования.

Положения, выносимые на защиту:

1. Существуют четыре способа реагирования людей на трудные жизненные ситуации, определяемые в терминах «пассивность/активность» и «адаптивность/неадаптивность»:

деструкция - пассивно-неадаптивное поведение, претерпевание трудностей, реагирование «вопреки смыслу» (являясь одним из способов реагирования на трудную жизненную ситуацию, становится альтернативой способам разрешения трудностей);

защита представляет собой пассивно-адаптивное поведение, приспособление к трудностям, сопровождаемое иллюзорной (псевдосмысловой) интерпретацией значимости собственных действий (или бездействия);

копинг - активно-адаптивное поведение, преодоление трудностей, смысл которого предшествует действию, осознается субъектом и лежит за пределами самого действия;

овладевание - активно-неадаптивное поведение, превосхождение трудностей, смысл которого заключен в самом акте разрешения трудностей.

2. Способы разрешения молодыми верующими людьми ТЖС соотносятся с типом их религиозности.

3. Существуют три качественно дифференцированные группы молодых верующих, различающихся по своему отношению к религии как социокультурному институту: квазирелигиозные, умеренно религиозные, истинно религиозные.

4. Специфика связи (соотношения) между способами разрешения ТЖС и типом религиозности молодых верующих людей состоит в том, что:

квазирелигиозные и умеренно религиозные молодые верующие чаще, чем истинно религиозные, опираются на защиты, а также характеризуются сходным уровнем использования копингов;

истинно религиозные молодые верующие, по сравнению с представителями других групп, реализуют главным образом защиту и овладевание.

5. В профиле разрешения трудных жизненных ситуаций у истинно религиозных молодых верующих доминирует овладевание.

Достоверность и обоснованность результатов и выводов исследования обеспечивались: теоретико-методологической проработанностью положений исследования; использованием апробированного и надежного инструментария; содержательным анализом факторов, которые были получены при использовании диагностических процедур; репрезентативностью выборки; применением методов математической статистической обработки.

Апробация и внедрение работы: результаты проведенного диссертационного исследования обсуждались на следующих научных мероприятиях:

1. XIV Международные чтения памяти Выготского Л.С. «Психология сознания: истоки и перспективы изучения» с 12 по 16 ноября 2013 года на базе Института психологии им. Выготского Л.С. Российского государственного гуманитарного университета, г. Москва. Тема доклада: «Сознание верующих молодых людей».

2. XIII Международные чтения памяти Выготского Л. С. «Личность как предмет классической и неклассической психологии» c 13 по 17 ноября 2012 года на базе Института психологии им. Выготского Л.С. Российского государственного гуманитарного университета, г. Москва. Тема доклада: «Совладающее поведение религиозных личностей».

3. Международная научно-практическая конференция «Гуманизация обучения и воспитания в системе образования: теория и практика» с 20 по 21 марта 2012 года с участием Научно-издательского центра «Социосфера» Российско-Армянского (Славянского) государственного университета, Высшей школы политических и общественных наук, Информационного центра «МЦФЭР ресурсы образования», г. Пенза. Тема доклада: «Образ мира субъекта как предмет психологического исследования».

4. Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современных политико-психологических феноменов: теоретико-методологические и прикладные аспекты» с 10 по 11 марта 2012 года с участием Научно-издательского центра «Социосфера», Российско-Армянского (Славянского) государственного университета, Academia Rerum Civilium -Высшей школы политических и общественных наук, г. Пенза. Тема доклада: «Понятие «религиозная личность» и классификации типов верующих людей в зарубежной и отечественной психологии».

5. XII Международные чтения памяти Выготского Л.С. «Знак как психологическое средство: субъективная реальность культуры» с 14 по 17 ноября

2011 г. на базе Института психологии им. Выготского Л.С. Российского государственного гуманитарного университета, г. Москва. Тема доклада: «Религия как ресурс совладающего поведения».

6. Международная научно-практическая конференция «Модернизация образования: проблемы, концепции, реальность» с 6 по 7 апреля 2011 года на базе Университета РАО, г. Москва. Тема доклада: «Специфика религиозного копинга молодых христиан».

Публикации по теме исследования. Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в 11 работах общим объемом 6,08 п.л.; личный вклад автора составляет 4,95 п.л.

Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Шмелев И.М. Эмоциональный «флаттер» и овладевающее поведение: «межпространственный» переход. // Мир психологии. Научно-методический журнал. 2015. Т. 84. № 4. С. 111-123 - 0,96 п.л.

2. Shmelev I.M. Beyond the drama triangle: The Overcoming Self // Psychology. Journal of the Higher School of Economics. 2015. Т. 12. № 2. С. 133-149 - 0,6 п.л.

3. Шмелев И.М. Образ мира в системе совладающего поведения людей с разной сопенью выраженности религиозности // Вестник университета (Государственный университет управления). 2012. № 8. С. 279-282 - 0,28 п.л.

4. Шмелев И.М. Взаимосвязь образа мира и стратегий совладающего поведения у верующих молодых людей // Вестник университета (Государственный университет управления). 2012. № 13. С. 341-344 - 0,5 п.л.

5. Шмелев И.М. Стратегии и ресурсы совладающего поведения верующих молодых людей // Вестник Университета Российской академии образования. 2011. № 3 (56). С. 63-65 - 0,23 п.л.

6. Шмелев И.М. Особенности образа мира верующих молодых людей // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. 2011. № 4 (18). С. 89-92 - 0,5 п.л.

Работы, опубликованные автором в рецензируемых научных изданиях, входящих в международные реферативные базы данных и системы цитирования Web of Science, Scopus Web of Science, Scopus Astrophysics, Data System, PubMed, MathSciNet, zbMATH, Chemical Abstracts, Springer, Agris, GeoRef:

7. Shmelev I., Pavenkov O. Velue orientation and Christian religiosity: evidence from qualitative research of young teachers in Russia // Contemporary dilemmas: Education, Politics and Values. 2017. No.3. P.1-20. (Web of Science) - 0, 92 п. л. (личный вклад автора 0,46 п. л.).

8. Pavenkov O., Shmelev I., Rubtcova M. Coping behavior of orthodox religious students in Russia // Journal for the Study of Religions and Ideologies. 2016. Vol. 15. No. 44. P. 205-224 (Scopus) - 1,01 п.л. (личный вклад автора - 0,34 п.л.).

Работы, опубликованные автором в других изданиях:

9. Шмелев И.М. Религиозные представления о стратегиях и ресурсах совладающего поведения личности // Социально-гуманитарный вестник Юга России. № 3 (23) 2012 / Под ред. А.А. Киселева. Краснодар: Центр социально-политических исследований «Премьер», 2012. C. 68-73 - 0,42 п.л.

10. Шмелев И.М. Понятие «религиозная личность» в классификации типов верующих людей в зарубежной и отечественной психологии // Безопасность личности: состояние и возможности обеспечения: материалы международной научно-практической конференции 10-11 мая 2012 года. - Пенза - Ереван - Колин: Научно-издательский центр «Социосфера», 2012. С.49-56 -0,42 п.л.

11. Шмелев И.М. Специфика религиозного копинга молодых христиан. Модернизация образования: проблемы, концепции, реальность // Сборник материалов Международной научно-практической конференции, состоявшейся в Университете РАО 6-7 апреля 2011 года/ Под ред. О.Г. Грохольской. М.: Университет РАО, 2011. С. 96-100 - 0,24 п.л.

Публикации полностью соответствуют теме диссертационного исследования и раскрывают её основные положения.

Объем и структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка используемой литературы, включающего 188 источников, двух приложений.

Во введении обоснована актуальность исследования, дано определение цели исследования, его объекта и предмета, сформулированы задачи и научная новизна, определена теоретическая и практическая значимость работы, предоставляются данные по апробации результатов исследования.

В первой главе диссертации представлены теоретический анализ современного состояния понятия «религиозная личность», классификация типов религиозных личностей.

Во второй главе проводится теоретико-методологический анализ проблемы разрешения трудностей у религиозных личностей, в ходе которого осуществлен исторический анализ психологических исследований различных способов разрешения трудных жизненных ситуаций; введено понятие «овладевающее поведение»; изучены стратегии и ресурсы обращения поведения религиозных личностей.

В третьей главе описаны результаты эмпирического исследования способов разрешения молодыми людьми трудных жизненных ситуаций.

ГЛАВА 1 ЛИЧНОСТЬ И ВЕРА: ТИПЫ РЕЛИГИОЗНОСТИ 1.1 Вера, религиозность, религиозная личность

Понятие «религиозная личность» включает в себя соединение двух понятий: «личность» и «религиозность». Многообразие определений первого понятия, традиционно фиксируемое ссылками на Г. Олпорта, выявившего более 40 существовавших в его время определений личности, не избавляет нас от необходимости сформулировать рабочую дефиницию, дающую ориентир исследованию типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций верующими людьми.

Личность. Будем исходить из трактовки личности как субъекта отношений к «миру четырех миров» по В.А. Петровскому [Петровский В., 1996]: миру природы, предметов человеческой культуры, к другим людям, самому себе - и, соответственно, реализующего эти отношения в своей жизнедеятельности: витальных, деятельностных, коммуникативных и рефлексивных актах. Это понимание отвечает взглядам российских исследователей - С.Л. Рубинштейна, К. А. Абульхановой-Славской, Б.Г. Ананьева, В.Н. Мясищева, В.М. Мерлина, Е.Б. Старовойтенко, В.Д. Шадрикова и других. Разумеется, исходя из этого определения, мы могли бы в дальнейшем соотнести его с представлениями других теоретиков и методологов, как отечественных, так и зарубежных. Можно было бы обогатить это понимание идеями российских исследователей - А.Н. Леонтьева («системные качества», «иерархизация мотивов» и др.) [Леонтьев А., 2004], Л.С. Выготского («культурные орудия», «психологические системы», «интериоризациия общественных отношений») [Выготский, 2006], Д.Н. Узнадзе («первичные и фиксированные установки») [Узнадзе, 2001], А.В. Петровского («деятельностное опосредование межличностных отношений») [Петровский А., 2000], В.А. Петровского («активная неадаптивность», «персонализация», «отраженная субъектность», «мультисубъектность») [Петровский В., 2009], Е.Б.

Старовойтенко («жизненные миры личности», «отношение личности») [Старовойтенко, 2010] и многих других. Мы могли бы подробно проанализировать работы зарубежных теоретиков - З. Фрейда (автора «первой теории личности», на чем настаивает О. Фенихель [Фенихель, 2013]), В. Джеймса (автора идеи множественного «я») [Джеймс, 2011], А. Адлера (автора представлений о бессознательном «жизненном плане» личности) [Адлер, 1998], К.Г. Юнга (автора концепции архетипов) [Юнг, 2012], А. Маслоу (автора идеи «актуализирующейся личности») [Маслоу, 1999], К. Роджерса (создателя теории полноценно функционирующей личности») [Роджерс, 2015], В. Франкла (создателя концепции «человека в поиске смысла») [Франкл, 2016], А. Лэнгле (автора теории «четырех фундаментальных мотиваций» и «экзистенциальной исполненности») [Лэнгле, 2009], Э. Берна (автора транзактно-аналитической теории личности) [Берн, 2010] и др.

Сквозной характеристикой субъектности индивида является его активность, обеспечивающая, в нашем понимании, расширенное воспроизводство его жизни [Петровский, 2009, С.21]. В работе «Общая персонология - контуры и контекст» В.А. Петровский дает определение общей персонологии, исходящее из цели «объединения фундаментальной и практической психологии личности; психологической теории личности, предъявляющей свои конструкты и факты людям и рефлектирующей, таким образом, свое влияние на поведение и сознание людей; практику психологического консультирования, ориентированную на психологическую теорию личности; теорию и практику лицом к лицу» [Петровский, 2007]. Здесь важно вспомнить слова Ф.Е. Василюка, который говорил о движении психологической практики к психологической теории, психологической теории, движущейся к психологической практике [Василюк, 1992]. В своих исследованиях Е.Б. Старовойтенко уделяет свое внимание соединению, согласованию отдельных направлений психологии личности, культурных референций, фундаментальных психологических знаний и индивидуальных психопрактик [Старовойтенко, 2014]. В.А. Петровский в совместной работе с Е.Б. Старовойтенко соединяют свои исследовательские

интересы и создают символ новой модели - персонологический треугольник, по сторонам которого Теория (фундаментальная психология личности) -Герменевтика (культурная психология личности) - Практика (практическая психология личности) [Петровский, Старовойтенко, 2012, С.21-39].

Похожие диссертационные работы по специальности «Общая психология, психология личности, история психологии», 19.00.01 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Шмелев, Илья Михайлович, 2017 год

Список Список Список

А Б В

Защитное поведение 0,2938 0,2458

Список Копинг-поведение 1 0,2093 0,2204

А Овладевающее поведение 0,2424 0,2150

Защитное поведение 0,2938 0,2916

Список Б Копинг-поведение 0,2093 1 0,2300

Овладевающее поведение 0,2424 0,2404

Защитное поведение 0,2458 0,2916

Список Копинг-поведение 0,2204 0,2300 1

В Овладевающее поведение 0,2150 0,2404

Все коэффициенты в таблице статистически значимы на уровне р < 0,001. По данному принципу для каждой выделенной стратегии вся выборка была поделена на «контрастную» и «контрольную» группы. Их сравнение приведено в таблице (Таблица 17).

Таблица 17. Сравнение средних значений по реинтерпретированной методике определения индивидуальных способов разрешения трудных жизненных ситуаций Э.Хайма в контрастных и контрольных группах

Способы разрешения ТЖС Средние значения t Стью-дента df P- уровень

Контрастная Контрольная

Защита 13,08 11,82 3,05705 281 р<0,001

Копинг 12,20 9,94 4,719471 281 р<0,001

Овладевание 18, 68 15,74 4,195958 281 р<0,001

Во всех случаях р < 0,001. Это показывает, что результаты по новым ключам опросника WCQ и новой интерпретацией опросника Э. Хайма хорошо согласуются друг с другом, что является дополнительным доказательством валидности предложенной нами интерпретации.

Выводы. Соотнося результаты исследования, полученные по ряду методик, таким как экспертный опрос (по двум методикам) и факторный анализ (эксплораторный и конфирматорный), а также на основании сравнения средних значений контрольных и контрастных групп, мы видим, что вторая гипотеза о существовании трех способов разрешения трудных жизненных ситуаций -«защита», «копинг», «овладевание» - полностью подтверждается.

3.4 Специфика профиля разрешения трудных жизненных ситуаций у верующих трех типов религиозности: проверка 3-й эмпирической гипотезы

3.4.1 Программа исследования

Цель исследования на третьем этапе - охарактеризовать специфику профиля способов разрешения трудных жизненных ситуаций в трех выделенных группах испытуемых с разным уровнем религиозности. Проверяется третья эмпирическая гипотеза, согласно которой тип религиозности верующих (квазирелигиозный, умеренно религиозный, истинно религиозный) обусловливает характерные особенности («профиль») способов разрешения трудных жизненных ситуаций у представителей данных групп. Предполагается, что: а) в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций квазирелигиозных молодых людей преобладает защитное поведение; б) в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций умеренно религиозных молодых людей преобладает копинговое поведение; в) в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций истинно религиозных молодых людей преобладает овладевающее поведение.

Уточним представленное здесь понятие профиля способов разрешения трудных жизненных ситуаций религиозных людей. В данном случае имеется в

виду обобщенный психологическом портрет представителей качественно своеобразных групп верующих, отличающихся своим отношением к религии. Естественно, понятие профиля способов разрешения трудных жизненных ситуаций (поясняемое словами «психологический портрет»), также как и другие ранее рассмотренные понятия, требует операционализации и указания соответствующих эмпирических референтов. В этом исследовании профиль разрешения трудных жизненных ситуаций предлагается определять через средние значения по шкалам защитного, совладающего (копингового) и овладевающего поведения. Разные варианты дисперсионного анализа позволяют провести как межгрупповые, так и внутригрупповые сравнения профилей, что позволит описать особенности способов разрешения трудных жизненных ситуаций испытуемыми с разным типом религиозности. В итоге мы ожидаем увидеть, в какой степени в структуре профиля представителей разных групп преобладают такие способы разрешения трудных жизненных ситуаций, как «защита», «копинг», «овладевание».

3.4.2 Результаты исследования. Обсуждение

Результаты дисперсионного анализа. Обнаружились значимые различия между группами по характеру выраженности трех способов разрешения трудных жизненных ситуаций.

Найденные различия могут быть наглядно представлены в виде таблиц и рисунков, отражающих специфику групп (с точки зрения выраженности религиозных диспозиций у представителей трех типов религиозности (см. Приложение 2)).

Заметим, что, поскольку сравнение проводится не между группами, а внутри каждой группы, это позволяет использовать дисперсионный анализ для повторных измерений для построения профилей разрешения трудных жизненных ситуаций в каждой группе. При сравнении меры выраженности разных способов разрешения трудных жизненных ситуаций, измеренных в шкалах разной размерности, по новым ключам сравниваемые значения были переведены в

Понятно, что перевод в 2-значения никак не влияет на точность измерений и результаты статистического анализа, он только меняет шкалу. Иными словами, при 2-преобразовании меняются описательные статистики, а все значения критериев и р-уровни для межгрупповых сравнений остаются без изменений.

Обсуждение полученных данных

При интерпретации полученных данных будем руководствоваться эмпирически определенным портретом квазирелигиозных, умеренно религиозных и истинно религиозных личностей, полагая статистически значимыми различия при р < 0,05 (см. Приложение 2, Рисунки 21-23, Таблицы 6068).

Профиль способов разрешения трудных жизненных ситуаций у представителей группы квазирелигиозных личностей. Особенности профиля способов разрешения трудных жизненных ситуаций у данной группы отражены в таблицах (Приложение 2, Таблицы 60-62) и на рисунке (Рисунок 5).

Результаты проведенного дисперсионного анализа, подробно представленные в приложении (Приложение 2, Таблицы 60-62), показывают, что различия существуют между защитой и овладеванием, между копингом и овладеванием (З > О, р < 0,05; К > О, р < 0,01). Между защитой и копингом значимых различий не наблюдается (З ~ К, р > 0,9) (Рисунок 5).

Группа квазирелигиозных испытуемых

(указаны средние значения и 95% доверительные интервалы)

0,5

0,4

0,3

0,2

0,1

1 0,0 х 0)

К -0,2

-0,3 -0,4 -0,5 -0,6 -0,7

Защитное поведение Овладевающее поведение

Копинг-поведение

Рисунок 5. Потрет способов разрешения трудных жизненных ситуаций в группе квазирелигиозных испытуемых

Рассмотрим возможные причины, объясняющие различия в выраженности способов разрешения трудных жизненных ситуаций у квазирелигиозных людей.

1) Выраженность защитных форм поведения в группе квазирелигиозных.

Возможные причины:

> Так как религия не является для квазирелигиозных людей какой-либо значимой философской проблемой, это может означать, что философская рефлексия, подразумевающая в некотором смысле уход от действительности, склонность осмыслять земные проблемы в Божественных категориях им не присущи. Эти люди входят в близкое соприкосновение с тяготами мира, не имея возможности рефлексивно дистанцироваться от них; возможно, именно в этих случаях на передний план выходят защитные формы поведения, близкие к тем, которые психоаналитики называют первичными (примитивными) формами («изоляция», «отрицание», «всемогущий контроль», «примитивные идеализация и обесценивание», «проекция» и др.), в то время как «зрелые» формы защит («рационализация», «сублимация», «поворот против себя» и др.) характеризуют,

скорее, интеллектуально рефлексивные формы обращения с трудными жизненными ситуациями [Мак-Вильямс, 2016].

У Позитивное отношение к магии и высокий интерес к псевдонаукам (как и в группе умеренно религиозных) могут служить источником неоправданных страхов, касающихся воображаемого воздействия мира на личность, что стимулирует включение защитных механизмов (поскольку небезопасно жить в мире, полном таинственных, не включенных в звенья естественной причинности, рационально необъяснимых сущностей, властвующих над человеком; в пограничных и психотических состояниях такого рода явления выступают в форме бреда воздействия и бреда преследования).

У Квазирелигиозные люди, по сравнению с умеренно религиозными и истинно религиозными, относительно редко обращаются к религии как основанию (образцу) моральных норм, что может быть причиной возникновения ситуаций с труднопрогнозируемыми и, возможно, травмирующими последствиями для индивидуума и его социального окружения (склонность к авантюрам, промискуитету и пр. под девизом «все дозволено»). Вследствие этого могут чаще возникать неблагоприятные последствия «раскрепощенного» действия или прогнозирование таких последствий, требующее опережающего включение защит.

У Низкий уровень религиозной активности в целом, стенических и астенических переживаний (интегральная характеристика уровня включенности во взаимоотношения с религиозными ценностями) у квазирелигиозных людей, выражающий их тенденцию к апатии (безучастности в отношении религии), ограничивает роль религии в разрешении трудностей, что, по-видимому, компенсируется включением механизмов пассивной адаптации к ним (защитное поведение). Можно говорить об отчужденности от религиозной активности и эмоциональной «выключенности» из нее.

2) Высокие проявления копингового поведения квазирелигиозных людей. Возможные причины:

У Для квазирелигиозных людей вопросы религии не составляют весомой философской проблемы. Мысли этих людей заняты решением вполне «земных» вопросов; в поле зрения - неопределенность возможных ответов на вызовы, осмысляемые в сугубо рациональном ключе. В этой связи именно копинги, наряду с защитами, являются для них оптимальными способами разрешения трудных жизненных ситуаций.

У Квазирелигиозным личностям свойственно позитивное отношение к магии и псевдонаукам (как и группе умеренно религиозных). Можно предположить, что в ситуациях жизненной неопределенности, стресса, тревожащей непредсказуемости будущего эти люди существенно переоценивают значение информации, сулящей быстрое или простое решение проблем; возможная неразборчивость в работе с информацией (и «информацией») не означает бессознательности предпринимаемых действий: это именно копинги, хотя их эффективность, с точки зрения стороннего наблюдателя, может быть спорной. Можно говорить об «архаической», «мифологической» картине мира испытуемых.

У Квазирелигиозные люди относительно редко обращаются к религии как образцу моральных норм, что может быть причиной поиска других этических основ разрешения трудных жизненных ситуаций и выработки новых способов поведения наряду с использованием старых шаблонов. Таким образом, расширяется спектр и увеличивается частота использования стратегии копинга.

У На фоне низкого уровня религиозной активности в целом и религиозно-стенических переживаний (интегральной характеристики уровня включенности во взаимоотношения с религиозными ценностями) копинги, как можно предположить, выходят на первый план, так как роль другой «силы» -осознаваемой энергии действия религиозности как таковой - существенно ограничена.

3) Невыраженность овладевающего поведения у квазирелигиозных.

Возможные причины:

^ Представляется, что философия - «любовь к мудрости», а в особенности религиозная философия, могла бы выводить людей из тупиков повседневности, но квазирелигиозные люди не питают любви к ней, и в этой связи у этих людей трудно ожидать выраженной поддержки овладевающих форм поведения со стороны философии как религиозной ценности. Так и происходит в действительности: отсутствие тенденции к овладеванию можно связать с диффузной религиозностью в сфере духовных ценностей, и в этой связи отсутствие значимости религии как философской проблемы мы рассматриваем как объяснение относительно низких проявлений овладевающего поведения.

> Интерес к магии, псевдонаукам, характеризующий квазирелигиозных, означает, что эти люди чаще демонстрируют пассивные формы обращения с трудностями, предпочитая пути наименьшего сопротивления или предупреждения возможных неприятностей («Я постучу по дереву и предотвращу беду», «Перейду в другом месте, а не там, где пробежала черная кошка», «Прочитаю с утра гороскоп»), и поэтому для них нетипичны проявления овладевающего поведения, при которых человек мог бы сказать о себе: «Я не из тех, кто ищет легких путей!»

^ Требования религиозной морали для квазирелигиозных людей не являются обязательными. За этот счет они имеют возможность уклоняться от неукоснительного исполнения максим «укрощения плоти», «смирения», «послушания», предписываемых религией, и, следовательно, им ничто не мешает уклоняться от неадаптивных действий в ситуациях, располагающих, но не вынуждающих к испытанию себя на прочность. Иными словами, какие-либо моральные основания проявлять овладевающее поведение у испытуемых отсутствуют.

> Низкий уровень показателя религиозной активности может служить объяснением низкого уровня овладевающего поведения: в религии для квазирелигиозных нет той деятельной созидательной силы, которая могла бы побуждать выходить за пределы трудной жизненной ситуации, при условии, что трудности представляются им уже разрешенными, «оставленными позади».

Профиль способов разрешения трудных жизненных ситуаций у представителей группы умеренно религиозных личностей. Особенности профиля разрешения трудных жизненных ситуаций в группе умеренно религиозных личностей представлены в таблицах (Приложение 2, Таблицы 63-65) и на рисунке (Рисунок 6).

Как следует из результатов дисперсионного анализа, подробно представленных в приложении (Приложение 2, Рисунок 22), в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций умеренно религиозных личностей значимые различия существуют между защитой и копингом, а также между копингом и овладеванием. Между защитой и овладеванием значимых различий не наблюдается (З < К, р < 0,001; К > О, р < 0,01; З « 0,р > 0,5). (Рисунок 6).

0,5 0,4 0,3 0,2 0,1 I о.о I -о,1

со '

I

N

-0,2 -0,3 -0,4 -0,5 -0,6

Рисунок 6. Потрет способов разрешения трудных жизненных ситуаций в группе умеренно религиозных

Группа умеренно религиозных испытуемых

(указаны средние значения и 95% доверительные интервалы)

Защитное поведение Овладевающее поведение

Копинг-поведение

1) Дефицит защитных форм поведения в группе умеренно религиозных. Опыт интерпретации:

> Религиозные люди в большей мере, чем квазирелигиозные и в меньшей мере, чем истинно религиозные, видят в религии основание для поддержки и утешения. Нам представляется, что в этом для религиозных людей заключается значимость религии как эффективного «культурного орудия» разрешения проблем. В этом их отличие от квазирелигиозных людей, для которых поиск поддержки и утешения обеспечивается, возможно, другими «инструментами жизни», и в то же время отличие от истинно религиозных людей, для которых религия самоценна. Для истинно религиозных людей сам процесс поиска не утилитарен: нахождение выхода из трудной жизненной ситуации религиозным путем служит для них подтверждением ценности религиозных взглядов (сходным образом, для ученых поиск решения научных проблем самоценен), что объясняет дефицит защитных форм поведения.

^ Умеренно религиозные люди больше, чем квазирелигиозные, но реже, чем истинно религиозные, проявляют внешние признаки религиозности, чем можно объяснить наличие низкой частоты защитных проявлений в этой группе испытуемых по сравнению с двумя другими. По-видимому, отправление религиозного культа формирует привычку автоматизированного использования действий, ритуализированность которых на бессознательном уровне способна приносить облегчение. Данный феномен соответствует описанным в клинической психологии фактам «оберегающего действия» ритуалов, используемых людьми для снижения чувства неопределенной («плавающей») тревоги или страха перед угрожающими событиями. Мы полагаем, хотя это предположение нуждается в тщательном обосновании, что ритуализированные религиозные отправления берут на себя функцию первичных и вторичных защит, имеющих стихийный характер, замещая их использованием культурно заданных схем поведения.

2) Преобладание копингового поведения у умеренно религиозных людей. Возможные причины:

^ Умеренность ожиданий, касающихся возможностей опереться на религию как инструмент поддержки и утешения (непредсказуемость позитивного опыта) и негарантированность воодушевляющих переживаний («стенических» и «религиозных») в результате поиска ставит человека в ситуацию выбора - рассчитывать на религию в трудных жизненных ситуациях или отказаться от нее как средства разрешения проблемы и/или стимула к подъему душевных сил. Таким образом, складываются условия для осознанного предпочтения действий, приносящих облегчение или продвигающих к Абсолюту, что и заявляет о себе в качестве копингового поведения (иначе говоря, наличие выбора побуждает осознанно использовать стратегию копинга).

> Религиозная активность (интегральный показатель), а также внешние признаки религиозности, проявляющиеся в форме овладевающего поведения в группе истинно религиозных, имеют средний уровень выраженности в группе умеренно религиозных людей. Вместо овладевания на авансцену разрешения ТЖС в группе умеренно религиозных выходят прагматичные действия - копинг.

3) Невыраженность овладевающего поведения в психологическом портрете умеренно религиозных личностей. Возможные причины:

^ Для умеренно религиозных людей использование овладевающего поведения избыточно и поэтому непривлекательно. Ценности Высшего начала, побуждающего к постановке неутилитарных задач, не выражены; отсутствуют вызовы, побуждающие испытывать себя на прочность. По-видимому, эти люди не в полной мере готовы встретиться лицом к лицу с ситуациями риска, стресса, возможных крушений. Они не ощущают себя застрахованными перед лицом предстоящих трудностей. Известные слова поэта: «И можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь, и молимся, чтобы страховка не подвела», - очевидно, сказаны не о них. Стоит подчеркнуть, что, с одной стороны, как у истинно религиозных, у них выражена внутренняя религиозная мотивация, но с другой - отмечаются значимо меньшие значения по шкале религиозных действий. Можно утверждать, что присутствие веры в их опыте не проявляется в готовности действовать согласно вере.

Профиль способов разрешения трудных жизненных ситуаций у представителей группы истинно религиозных личностей. Особенности профиля разрешения трудных жизненных ситуаций в группе истинно религиозных личностей представлены в таблицах (Приложение 2, Таблица 66-68) и на рисунке (Рисунок 7).

Проведенный дисперсионный анализ (подробные результаты - в Приложении 2) показывает, что в профиле разрешения ТЖС истинно религиозных личностей значимые различия существуют между защитой и копингом, а также между копингом и овладеванием. Между защитой и овладеванием значимых различий не наблюдается (З > К, р < 0,001; К < О,р < 0,001; З « 0,р > 0,7). (Рисунок 7).

Группа истинно религиозных испытуемых

(указаны средние значения и 95% доверительные интервалы)

0,6 -т-----

0,5 • —>—

-0,7 -■-■-■-

Защитное поведение Овладевающее поведение

Копинг-поведение

Рисунок 7. Портрет способов разрешения трудных жизненных ситуаций

Обсудим возможные причины данного профиля разрешения ТЖС: 1) Высокая выраженность защитных форм поведения у истинно религиозных. Возможные причины:

У Для этих испытуемых характерно отношение к религии как к философской проблеме, что может свидетельствовать о высоком уровне рефлексивности, творческом воображении, поиске уникального видения, способности «отстраняться» от происходящей суеты. Допустимо предположить, что в связи с указанными чертами индивидуальности эти люди склонны использовать в жизни такие зрелые формы защит, как «рационализация», «интеллектуализация», «морализация», «аутоагрессия», «реверсия», «ретрофлексия», «сублимация» (см. Главу 1). Таким образом, истинно религиозные люди могут «защищать себя» перед лицом стрессов, предотвращение которых труднодостижимо.

У Отсутствие интереса к магии и псевдонаукам, типичное для данной группы людей, может служить объяснением использования зрелых защитных форм поведения как более согласующихся с образом мира истинно религиозных личностей. Требует проверки, но допустимо предположение, что примитивные формы защит в данном случае не выражены: образ мира истинно религиозных, имея дифференцированный и иерархизированный характер, обладает твердым основанием, что может быть проиллюстрировано словами из Евангелия: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евангелие, Евр. 11:1). Подобное построение сознания, очевидно, не нуждается в «шатких опорах» в виде несистематизированных и условно истинных представлений, бытующих в обществе и поддерживаемых примитивными защитными механизмами.

У Высокая встречаемость внешних признаков религиозности, выраженность религиозных действий и высокий индекс интегральной религиозной активности в портрете истинно религиозных людей (отправление религиозного культа) могут говорить о привычке людей осуществлять религиозные предписания. Постепенно эти акции и реакции на происходящее в жизни приобретают все более автоматизированный характер и могут служить

неосознаваемой защитой от трудностей мира, стрессов, фрустраций, что, по-видимому, и объясняет высокую частоту присутствия защитных форм поведения в жизни истинно религиозных людей.

2) Невыраженность копингового поведения у истинно религиозных людей.

Возможные причины:

> Истинно религиозные люди испытывают такое наслаждение от присутствия Абсолюта в душе («стенические», «религиозные переживания»), что земные тяготы и проблемы отходят на второй план, оттесняя необходимость реагировать на суету происходящего поиском иных способов справиться с трудностями бытия.

^ Выраженные проявления интегральной религиозной активности, деятельной включенности истинно религиозных людей в религиозную жизнь, являющиеся условием порождения овладевающих стратегий, в значительной мере замещают использование других инструментов жизнедеятельности, а именно рациональных и эмоциональных реакций, лежащие в основе копинга. В

силу этого копинги здесь «не выдерживают конкуренции» в распределении

20

усилий, осознанно инвестируемых в жизнь , в силу чего их частота невелика.

> У истинно религиозных людей не выражен интерес к псевдонаукам и, следовательно, копинги (подпитываемые информационными ресурсами, в том числе и ресурсами условной информационной ценности) практически не задействованы; интеллектуальные устремления в проблемных ситуациях жизни находят поддержку в религиозной литературе, дающей опору в разрешении ТЖС. Сама возможность обращения к псевдонауке противоречит убеждениям таких людей, что существенно сужает поле ресурсов для копинга (в данном случае это «ограничение» оказывается обогащающим, а не обедняющим возможности справиться с ситуацией).

20 тг -

По-видимому, энергия разрешения трудных жизненных ситуаций смещается у представителей группы истинно религиозных людей в область зрелых защит, а также осознанных действий овладевания.

3) Преобладание овладевающего поведения у истинно религиозных.

Возможные причины:

У Истинно религиозные люди не обращаются к магии и псевдонаукам, что может служить объяснением высокой частоты использования способа овладевания: в их образе мира есть только одна сила, имеющая сверхъестественный характер; только она способна помочь подняться над ситуацией, выйти за пределы освоенного; альтернативы запрещены и исключены.

У Такие черты истинно религиозных людей, как внешние признаки религиозности, религиозные действия и интегральный показатель религиозной активности и их эффект в виде стенических и религиозных переживаний, органически связаны с овладевающим поведением, так как по сути эти черты образуют служение. Но религиозное служение является прежде всего отказом от «земного» в пользу высшего, Божественного. Это значит, что верующие люди готовы пренебречь ценностями приспособления и выгоды, встречаясь лицом к лицу с неизвестностью и непредрешенностью. «Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его». (Ев. от Матф. 11:12)

Выводы. Полностью подтвердилась третья частная гипотеза: тип религиозности верующих молодых людей обусловливает типичные для них способы разрешения трудных жизненных ситуаций. При этом в одном случае полностью, в двух других частично подтвердились эмпирические гипотезы о характере взаимосвязи типа религиозности и профилей разрешения ТЖС:

а) частично подтвердилась первая эмпирическая гипотеза: в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций квазирелигиозных молодых людей преобладает защитное поведение;

б) полностью подтвердилась вторая эмпирическая гипотеза, согласно которой в профиле разрешения трудных жизненных ситуаций умеренно религиозных молодых людей преобладает копинговое поведение;

в) частично подтвердилась третья эмпирическая гипотеза: в профиле

разрешения трудных жизненных ситуаций истинно религиозных молодых людей

21

преобладает овладевающее поведение .

Итоги эмпирического исследования

В данной части работы были представлены результаты исследования типов религиозности во взаимосвязи с характером разрешения ТЖС у верующих молодых людей. На основании экспертного опроса и факторного анализа удалось выделить три формы обращения с трудными жизненными ситуациями: защитное поведение, копинг-поведение и овладевающее поведение. Выявились следующие соотношения между типом религиозности и способами разрешения трудных жизненных ситуаций:

1. Квазирелигиозным верующим в большей степени присущи защитный и копинговый способы поведения. Их религиозность носит более формальный характер и не сопряжена с глубокими религиозными переживаниями. Они склонны опираться на собственные силы и способности при решении трудных жизненных ситуаций. Религиозность данной группы молодых людей представляет собой квазирелигиозный феномен, в котором переплелись научные, квазинаучные, религиозные и оккультные элементы мировоззрения.

2.Поведение умеренно религиозных молодых людей характеризуется копинговым способом разрешения ТЖС. Эти люди привлекают свои социальные связи, ищут поддержку среди родственников, членов православной общины, друзей и знакомых. В большей степени для них характерно стремление разрешать

21 Освещая результаты исследования, мы остановились на тех, что отражают основную направленность исследования. Многие фоновые данные, неизбежно присутствующие в эмпирических материалах, не представлены в тексте. Например, гендерные особенности разрешения ТЖС религиозными людьми. Сравнив средние значения по всем анализируемым шкалам, мы не обнаружили значимых гендерных различий ни по одной из них. В связи с этим мы не стали проводить анализ по данному параметру, однако с соответствующими результатами можно ознакомиться в приложении (Приложение 2).

трудные жизненные ситуации путем общения с другими людьми, а также на основе взаимопомощи и взаимной поддержки. Для умеренно религиозных и особенно квазирелигиозных личностей овладевающее поведение проявляется в существенно меньшей степени, что может свидетельствовать о большей выраженности адаптивных устремлений личности.

3. Одним из наиболее выраженных способов разрешения ТЖС у истинно религиозных людей является овладевающее поведение. Такие испытуемые характеризуются высоким уровнем развития религиозного самосознания (по методике Ю.В. Щербатых), при котором проявляется отношение к религии как образцу моральных норм поведения. Внешние признаки религии, характерные для этой группы, сочетаются с проявлением внутренней религиозной мотивации. Для данной группы респондентов характерна высшая форма разрешения ТЖС, при которой человек формирует в себе способность и готовность владеть собой, и религиозность может выступать в качестве способа самоовладения, а личность занимает активную позицию в разрешении трудных ситуаций.

Высокое значение овладевания у истинно религиозных личностей определяется такими переменными, как «самоконтроль», «принятие ответственности», «овладевающее поведение», «положительная переоценка», «защитное поведение», «конфронтация». Высокие показатели по параметрам овладевающего и защитного поведения единовременно могут свидетельствовать о том, что истинно религиозные личности сочетают в себе, казалось бы, несочетаемое: защитные и овладевающие способы разрешения жизненных коллизий («пассивные» и «активные»). Возможно, в этой противоречивой системе поведения сказываются особенности образа мира религиозных личностей, сочетающего в себе «смирение» и «духовное сопротивление». Эти тенденции могут порождать внутреннее напряжение, проявляющееся в активной неадаптивности респондентов.

В работе исследуется соотношение между типом религиозности и способами разрешения трудных жизненных ситуаций у верующих людей. В психологии имеются различные подходы к пониманию сущности и особенностей религиозной личности и форм обращения с трудностями.

Мы рассмотрели работы философов, культурологов, религиоведов, психологов, трактующих веру и религиозность. Пришли к выводу, что вера и религиозность - разные категории мирочувствия и миродействия. Они едины, но не тождественны. Вера - это категория, описывающая переживания индивида в его отношении к Абсолюту, содержание собственного экзистенциального опыта человека. Религиозность - категория, характеризующая паттерны поведения и сознания, отвечающие канонам институтов веры, социокультурной заданности построения жизни.

Соответственно, в работе мы предлагаем типологию причастности людей к вере и религии. Выделяются две оси координат - вертикальная и горизонтальная. По горизонтали: активное - пассивное поведение. По вертикали: теизм - атеизм. В культуре отражено многообразие сочетаний представленности полюсов «религиозность - вера». В порядке иллюстрации мы привели в тексте работы пример из «Братьев Карамазовых» Ф.М Достоевского: Старец Зосима, Алеша Карамазов - пример глубокой веры и активности. Юродствующий Павел Смердяков - случай пассивной веры. Иван Карамазов, при всей его неоднозначности и колебаниях, активно атеистичен (богоборчество). Федор Павлович Карамазов пассивно атеистичен («вольнодумство», сладострастие).

Таким образом, определяя «религиозную личность», мы имеем в виду, что это верующий человек, опосредующий свое поведение в мире отношением к институтам веры. С этой точки зрения верующие индивидуумы не всегда истинно религиозны. В то же время люди, следующие канонам религии, могут быть маловерами. Различаем типы религиозности верующих людей: «квазирелигиозные», «умеренно религиозные», «истинно религиозные». Это

различение, основанное на анализе обширной литературы, стало предметом эмпирического анализа в контексте используемых религиозными личностями способов разрешения ТЖС.

Вполне естественно было задаться вопросом, насколько религия, предписывающая человеку определенные правила поведения (выполнение которых требует известных усилий), позволяет человеку справляться с жизненными трудностями, или, как говорят психологи последних десятилетий, «трудными жизненными ситуациями» (стрессами, фрустрациями, жизненными катаклизмами).

Поэтому мы обратились к вариантам понимания «способов разрешения трудных жизненных ситуаций», которое, также как и религиозность, в литературе является объектом разночтений. В итоге анализа работ многих исследователей (рассмотрено более 200 работ) мы предлагаем свое определение «способов разрешения трудных жизненных ситуаций» и приходим к выводу о недостаточно полном объеме рассмотренных авторами паттернов поведения. В нашем представлении «способ разрешения трудных жизненных ситуаций» - это способ обращения личности с наличными или возможными трудностями, позволяющий предупредить их появление или ослабить негативные последствия взаимодействия с ними.

Мы используем формулировку «обращение с...», используемую в философских (А.С. Арсеньев) и психотерапевтических текстах (А. Лэнгле и др.), так как она точно характеризует отношение личности к чему-либо значимому, не указывая на конкретную форму реализации отношений. Таким образом, открывается перспектива указать различные способы реагирования на трудные жизненные ситуации. Традиция предписывает назвать два способа - защитное поведение (реактивное, неосознаваемое) и копинги (осознанные действия, позволяющие справиться с трудностями). Однако, на наш взгляд, такое понимание не полностью раскрывает конструкт «способы реагирования на трудные жизненные ситуации». Помимо общеизвестных форм реагирования на трудности, могут быть выделены две дополнительные- «дезадаптация» (как

вырожденный случай) и «превосхождение трудностей» (как высшая форма разрешения ТЖС). Рассматривая все поле проявлений реагирования на ТЖС, мы выделяем два основания для построения типологии: «активность - пассивность», «адаптивность - неадаптивность». Итак, перед нами четыре способа реагирования на трудные жизненные ситуации: пассивно-неадаптивный - дезадаптация (деструкция), пассивно адаптивный - защита (приспособление), активно адаптивный - копинг (преодоление), активно неадаптивный - овладевание (превосхождение). Основное внимание в работе мы уделяем последним трем вариантам разрешения трудных жизненных ситуаций и наиболее пристально изучаем паттерны овладевания. Эта ранее не проанализированная авторами форма разрешения ТЖС выделяется в связи с развитием концепции активной неадаптивности В. А. Петровского. Личность в этой концепции рассматривается со стороны проявлений субъектности, выхождения за пределы заданности, «порога ситуативной необходимости», трансценденции границ освоенного и прогнозируемого. «Овладевание» для нас - это не просто преодоление трудностей. Это - превосхождение трудностей. Мы выделяем две формы овладевания-превосхождения: присвоение опыта преодоления трудностей через поиск и проживание ситуаций, моделирующих опыт пережитого. Личность подвергает себя испытаниям, хотя новая ситуация непосредственно не побуждает к этому. В этом случае человек извлекает важный для себя урок, что и придает смысл новому испытанию. «Овладевание-испытание» - момент личностного роста субъекта. Другая форма овладевающего поведения - эмоциональный «флаттер». В рамках данной работы мы ограничиваемся выделением этой гипотетической формы превосхождения трудностей, опираясь на случаи, известные людям-первооткрывателям. Эмоциональный «флаттер» («болтанка») означает состояние повышенной напряженности и нестабильности в связи с неизвестностью позитивного или негативного исхода ситуации. Слово «флаттер» заимствовано из лексикона летчиков и означает тряску на границе дозвуковой и послезвуковой скорости самолета перед преодолением звукового барьера. Самое точное определение «флаттера», задолго до сверхзвуковых скоростей, в контексте

обретения религиозного опыта было найдено священником о. Павлом Флоренским в книге «Столп и утверждение истины»: «Я отказываюсь от боязливого опасения, что со мною будет, и решительным взмахом делаю себе операцию. Я покидаю край бездны и твердым шагом вбегаю на мост, который, может быть, провалится подо мною...<...>...Это вступление человеком на экзистенциальный "мост" есть путь в неизвестность, которая открывает перед личностью новые горизонты веры.» [Флоренский, 2003, С.67-68].

Выделив и дифференцировано представив теоретические конструкты «тип религиозности» и «способы разрешения трудных жизненных ситуаций», мы предположили, что разным типам религиозности соответствуют разные способы разрешения ТЖС. Это предположение - центральная теоретическая гипотеза исследования; она явилась опорной для построения частных гипотез. Мы предположили, что для квазирелигиозных людей типичны защиты (пассивно-адаптивные способы разрешения ТЖС), для умеренно религиозных - копинги (активно-адаптивные способы), для истинно религиозных - овладевание (активно-неадаптивные способы). Эти гипотезы проверялись в дальнейшем эмпирически.

Программа эмпирического исследования включала дифференциацию групп религиозных людей, дифференциацию способов разрешения трудных жизненных ситуаций и соотнесение типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций.

Были использованы такие методики, как «Тест для определения структуры индивидуальной религиозности» (автор - Ю.В. Щербатых), «Методика изучения религиозной активности» (автор - Д.О. Смирнов), «Копинг-тест» (авторы -Р. Лазарус и С. Фолкман), «Методика определения индивидуальных копинг-стратегий» (автор - Э. Хайм). Сочетая методы экспертных оценок пунктов опросников и проводя эксплораторный и конфирматорный факторный анализы, мы разработали также новые ключи для методик Р. Лазаруса - С. Фолкман и Э. Хайма.

В итоге на основании результатов кластерного анализа эмпирически выявлены три группы религиозных людей - «квазирелигиозные», «умеренно

религиозные» и «истинно религиозные», что подтвердило правомерность теоретически выделенных конструктов.

На основе экспертной оценки и факторного анализа материалов опроса выделено три способа разрешения трудных жизненных ситуаций - защита, копинг и овладевание (что также подтверждает выдвинутую гипотезу).

Дисперсионный анализ ответов по шкалам опросников позволил выделить значимые различия между религиозными диспозициями в группах с разным типом религиозности и паттернами разрешения ТЖС, типичными для представителей этих групп, что дает возможность выдвинуть ряд дополнительных (вторичных) гипотез, интерпретирующих взаимосвязь типов религиозности и способов разрешения трудных жизненных ситуаций.

В результате сопоставления типов религиозности и типичных профилей разрешения трудных жизненных ситуаций религиозных людей мы пришли к частичному подтверждению выдвинутых гипотез.

Подтвердилось, что для квазирелигиозных людей типична защита.

Подтвердилось также, что для умеренно религиозных людей типичны копинги.

Частично подтвердилась гипотеза, согласно которой для истинно религиозных людей более характерно овладевание. «Частичность» подтверждения заключается не в том, что истинно религиозным людям не свойственно проявлять овладевание (они чаще прибегают к этим стратегиям, чем кто-либо еще), но в том, что, как выяснилось, истинно религиозные верующие так же часто склонны использовать защитные способы разрешения ТЖС. Таким образом, мы подтверждаем двоякое «действие» фактора религиозности на поведение и сознание верующих: с одной стороны - это приспособление к трудностям, пассивная адаптация, с другой стороны - превосхождение трудностей, активная неадаптивность. Существующая в обыденном сознании оппозиция: «либо пассивность (что мнится следствием религиозности), либо всепобеждающая, не знающая ограничений сила религиозного духа» - не находит подтверждения в настоящей работе (показано, что полярные способы разрешения

трудных жизненных ситуаций - защитные и овладевающие - у истинно религиозных людей выступают в единстве).

Проведённое исследование открывает перспективу дальнейшего изучения взаимосвязи религиозности и типов поведения, в том числе с использованием методов кросс-культурных исследований и формирующего эксперимента, анализа и построения консультативных и психотерапевтических практик.

Выводы

1. «Религиозная личность» - понятие, характеризующее отношение верующих людей к Абсолюту, включающее в себя специфический тип мирочувствия (переживания бытия Бога в мире и бытия в Бога во мне) и миродействия (участие в церковных таинствах, обрядах, исполнение предписанных религией правил).

2. Теоретически и эмпирически могут быть выделены три группы религиозных личностей: квазирелигиозные (отношение к религии формальное, неустойчивое, ограниченное признанием себя «верящим в Бога», «православным человеком», прошедшие обряд крещения), религиозные (участвующие в таинствах и соблюдающие установления церкви), истинно религиозные (религиозное служение как образ жизни).

3. Предложено общее определение способов разрешения трудных жизненных ситуаций (способ обращения личности с наличными или возможными трудностями, позволяющий предупредить их появление или ослабить негативные последствия взаимодействия с ними); наряду с двумя, традиционно описываемыми способами разрешения трудных жизненных ситуаций (защита и копинг), выделяется третья стратегия - овладевание.

4. Разработана модель способов разрешения трудных жизненных ситуаций включающая в себя четыре паттерна поведения: пассивно-адаптивное (защита), придающее иллюзорный смысл имеющимся затруднениям, обесценивая опыт встречи с ними («псевдосмысловая интерпретация событий»); активно-

адаптивное - (копинг) позволяет установить актуальный смысл трудной жизненной ситуации («поиск смысла»); активно-неадаптивное (овладевание) -осуществляет конструирование нового смысла («урок», «извлечение смысла»); пассивно-неадаптивное (деструкция), при котором происходит реагирование «вопреки смыслу» (составляет альтернативу способам разрешения трудностей).

5. Существует связь между выделенными способами разрешения трудных жизненных ситуаций (защита, копинг, овладевание) и типами религиозности (квазирелигиозность, религиозность, истинная религиозность):

о Для квазирелигиозных испытуемых характерно сочетание высокого уровня защитного и копингового поведения при низкой выраженности овладевания;

о Для умеренно религиозных испытуемых характерно доминирование копинг-поведения в сравнении с другими способами разрешения трудных жизненных ситуаций;

о Среди истинно религиозных испытуемых наблюдается высокий уровень овладевающего поведения в сочетании с частым использованием защитного поведения; в то же время копинг-поведение проявляется крайне слабо.

о Усредненные профили квазирелигиозных и религиозных людей обнаруживают сходство использования способов разрешения трудных жизненных ситуаций, что резко отличает их от истинно религиозных личностей (в профиле которых, как показывает статистический анализ данных исследования, возвышаются «пики» защиты и овладевания).

Существующая в обыденном сознание оппозиция: «либо пассивность (что мнится следствием религиозности), либо всепобеждающая, не знающая ограничений сила религиозного духа» - не находит подтверждения в настоящей работе (показано, что полярные способы разрешения трудных жизненных ситуаций - защитные и овладевающие - у истинно религиозных людей выступают в единстве).

Абрамова, Г.С. Возрастная психология: учебное пособие для студентов вузов / Г.С. Абрамова. - М.: Академический проект, 2003. - 704 с.

Абульханова-Славская, К.А. Стратегия жизни / К.А. Абульханова-Славская.

- М.: Мысль, 1991. - 299 с.

Адлер, А. Воспитание детей. Взаимодействие полов / А. Адлер [пер. с англ. А. А. Валеева и Р. А. Валеевой]. - Ростов н/Д: Феникс, 1998. - 448 с.

Александрова, Л.А., Леонтьев, Д.А. Копинг-стратегии как проявление саморегуляции / Л.А. Александрова, Д.А. Леонтьев // Психология стресса и совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие: материалы IV Междунар. науч. конф. Кострома, 22-24 сент. 2016 г.: 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2016. - Т.1. - С. 14-16.

Аринин, Е.И. Религиоведение: академический курс лекций. В 2 ч. / Е. И. Аринин. - Владимир: Изд-во Владим. гос. ун-та, 2005. - С. 57-58.

Базаров, Т.Ю., Шевченко, Ю.С. Новый тип личности посткризисного периода/ Т.Ю. Базаров, Ю.С. Шевченко // Управление персоналом. - 2010. - № 3.

- С. 42-52.

Бандура, А. Теория социального научения / А. Бандура. — СПб.: Евразия, 2000. - 320 с.

Белинская, Е.П. Социальная психология личности: учебное пособие для студентов вузов / Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. - М.: центр «Академия», 2009. - 277 с.

Белорусов, С.А. Психопатологическая система личностных расстройств и учение о «страстях» в аскетической православной традиции / С.А. Белорусов // Консультативная психология и психотерапия. - 2009. - №3. - С. 154-195.

Берн, Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры / Э. Берн [пер. с англ. А.Грузбера]. - М.: Эксмо, 2010. - 576 с.

Битюцкая, Е.В. Факторная структура русскоязычной версии методики Опросник способов копинга/ Е.В. Битюцкая // Вопросы психологии. - 2014. №5. -С. 138-150.

Битюцкая, Е.В., Петровский, В. А. К вопросу о субъективной и объективной трудности жизненной ситуации / Е.В. Битюцкая, В. А. Петровский // Психология стресса и совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие: материалы IV Междунар. науч. конф. Кострома, 22-24 сент. 2016 г.; в 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С. А. Хазова. - Кострома : КГУ им. Н.А. Некрасова, 2016. - Т.1. - С.17-19.

Битюцкая, Е.В., Петровский, В.А. Когнитивное оценивание, психологическая защита и тревожность в структуре субъективного образа трудной жизненной ситуации / Е.В. Битюцкая, В.А. Петровский // Психология индивидуальности: Мат-лы третьей Всеросс. науч. конф. 9 Москва, 1-3 декабря 2010 г.; в 2 ч. / отв. ред.: А.Б. Орлов. - Изд. дом ГУ ВШЭ, 2010. - Ч.1. - С. 87-88.

Болотова, А.В., Леонтьев, Д.А. Влияние опыта переживаний критических событий на выбор совладающего поведения и осмысленность жизни / А.В. Болотова, Д.А Леонтьев // Психология стресса и совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие: материалы IV Междунар. науч. конф. Кострома, 2224 сент. 2016 г.: 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. -Кострома : КГУ им. Н.А. Некрасова, 2016. - Т.1. - С.22-24.

Болотова, А.К., Хачатурова, М.Р. Человек и время в ситуациях выбора совладающего поведения / А.К. Болотова, М.Р. Хачатурова // Культурно-историческая психология. - 2012. - № 1. - С. 69-77.

Бочавер, К. А. Романтические отношения в юношеском возрасте: представления о преодолении трудностей: автореф. диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук: 19.00.05. / Бочавер Константин Алексеевич. - М., 2012. - 26 с.

Братусь, Б.С. Заметки о внешнем оппонентном круге христианской психологии / Б.С. Братусь // Московский психотерапевтический журнал. - 2007. -№ 3. - С. 54.

Быкова, Д.В. Прокрастинация как проявление эмоционально-ориентированного и ориентированного на избегание копинга / Д.В. Быкова // Психология стресса и овладевающего поведения: Материалы II Междунар. науч.-практ. конф. Кострома, 23-25 сент. 2010 г.; в 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.Х. Хазова. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2010. - Т.2. -С.194-196.

Бьюдженталь, Дж. Наука быть живым: Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии / Дж. Бьюдженталь [пер. с англ. А.Б. Фенько]. - Москва: Независимая фирма «Класс», 1998. - 336 с.

Василюк, Ф. Е. Переживание и молитва (опыт общепсихологического исследования). - М.: Смысл, 2005. - 191с.

Василюк, Ф.Е. От психологической практики к психологической теории / Ф.Е. Василюк // Московский психотерапевтический журнал. 1992. № 1. - С.15-32.

Вассерман, Л.И., Иовлев, Б.В., Исаева, Е.Р., Трифонова, Е.А., Щелкова, О.Ю., Новожилова, М.Ю., Вукс, А.Я. Методика психологической диагностики способов совладания со стрессовыми и проблемными для личности ситуациями: пособие для врачей и мед. психологов. / Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, Е.Р. Исаева, Е.А. Трифонова, О.Ю. Щелкова, М.Ю. Новожилова, А.Я. Вукс. - СПб.: Изд-во НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2009.

Вундт, В. Проблемы психологии народов / В. Вундт. - СПб.: Питер, 2001.

Выготский, Л.С. Психология развития человека / Л.С. Выгосткий. - М.: Изд-во Смысл; Изд-во Эксмо, 2006. - 1136 с.

Выготский, Л.С. Собрание сочинений: в 6-ти т. Т.4. Детская психология / Л.С. Выгосткий [под ред. Д.Б. Эльконина]. - М.: Педагогика, 1984. - 432 с.

Гараджа, В.И. Социология религии / В.И. Гараджа. - М.: Аспект Пресс, 1996. - 223 с.

Горбов, Ф.Д. Я - второе Я. / Ф.Д. Горбов. - М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2000. - 224 с.

применения методики СОРЕ / Т.О. Гордеева, Е.Н. Осин, Е.И. Рассказова // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2013. - Т. 10. - № 1. - С. 82118.

Гордеева, Т.О., Осин, Е.Н., Рассказова, Е.И., Сычев, О.А., Шевяхова, В.Ю. Диагностика копинг-стратегий: адаптация опросника СОРЕ / Т.О. Гордеева, Е.Н. Осин, Е.И. Рассказова, О. А. Сычев, В.Ю. Шевяхова // Психология стресса и совладающего поведения в современном российском обществе. Материалы II международной научно-практической конференции. Кострома, 23-25 сентября 2010. // Под ред. Т.Л. Крюковой, М.В. Сапоровской, С.А. Хазовой. - 2010. - С. 195—197.

Гордиенко, Н.С. Основы научного атеизма / Н.С. Гордиенко. - М., 1988. -

303 с.

Грановская, Р.М. Психология веры / Р.М. Грановская. - СПб.: Издательство «Речь», 2004. - 576 с.

Грошева, Л.Н. Социальные страхи и их преодоление у верующих и атеистов: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05 / Лариса Николаевна Грошева. -Москва, 2004. - 206 с.

Грязева-Добшинская, В.Г. Психологическая топология личности. Технология экспериментального исследования личностной динамики в группе: учебное пособие / В.Г. Грязева-Добшинская. - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2008. - 142 с.

Дворянчиков, Н.В., Зеленина, М.М. Психологические особенности агрессивных проявлений лиц, осужденных условно / Н.В. Дворянчиков, М.М. Зеленина // Психология и право. - 2011. - № 2. - С. 1-12

Джеймс, У. Многообразие религиозного опыта / У. Джеймс. - М.: Наука,

1993.

Джеймс, У. Психология / У. Джеймс. - М.: Академический проект; Гаудеамус, 2011. - 318 с.

Диалектический и исторический материализм / Под общ. ред. А.Г. Мысливченко, А.П. Шептулина. - М., 1988. - С. 446.

Дикая, Л.Г. Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям / Л.Г. Дикая // Психологические проблемы деятельности в особых условиях. - М.: Наука, 1985.

Ерышев, А. А. Религиоведение / А. А. Ерышев. - К.: МАУП, 2003. - 280 с.

Зенько, Ю.М. Психология религии / Ю.М. Зенько. - СПб.: Речь, 2009. -

552 с.

Иванов, П. А., Гаранян, Н.Г. Апробация опросника копинг-стратегий (СОРЕ) / П.А. Иванов, Н.Г. Гаранян // Психологическая наука и образование. - 2010. - № 1. - С.82-93.

Ильин, И. А. Аксиомы религиозного опыта / И. А. Ильин. - М.: ТОО «Рарог», 1993. - 448 с.

Камынина, И.В. Копинг-стратегии личности в экстремальных условиях жизнедеятельности: диссертация ... кандидата психологических наук: 19.00.01 / Камынина Ирина Владимировна [Место защиты: Дальневост. гос. ун-т путей сообщ.]. - Петропавловск-Камчатский, 2008. - 212 с.

Карпов, А.Б. Механизмы психологической защиты и стратегии преодоления в переходный период от подросткового к юношескому возрасту: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.07 / Карпов Алексей Борисович. - Москва, 2006. - 228 с.

Кон, И.С. Социологическая психология / И.С. Кон. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 1999. - 560 с.

Корытова, Г.С. Защитно-совладающее поведение субъекта в профессиональной педагогической деятельности: диссертация ... доктора психологических наук: 19.00.07 / Корытова Галина Степановна [Место защиты: Иркут. гос. пед. ун-т]. - Иркутск, 2007. - 533 с.

Кочкарева, И.В. Рефлексивный механизм мобилизации ресурсов совладающего поведения: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01 / Ирина Валерьевна Кочкарева. - Омск, 2013. - 213 с.

Краткий психологический словарь/ Ред.-сост. Л.А. Корпенко; под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского.- Ростов н/Д: «Феникс», 1998. - 512 с.

Крюкова, Т. Л. Человек как субъект совладающего поведения. Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы / Т.Л. Крюкова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. - 474 с.

Крюкова, Т.Л., Куфтяк, Е.В. Опросник способов совладания (Адаптация методики WCQ) / Т. Л. Крюкова, Е.В. Куфтяк // Психологическая диагностика. -2005. - № 3. - С. 57-76.

Кудрявцев-Платонов, В. Д. Философия религии / В. Д. Кудрявцев-Платонов. - М., 2008.

Кузменко, А.А. Психологические особенности защитно-совладающего поведения личного состава спасательных воинских формирований МЧС России: диссертация ... кандидата психологических наук: 05.26.02 / Кузменко Аурика Адольфовна. - Санкт-Петербург, 2013. - 184 с.

Купер, Кэрри Л., Филипп, Дж. Дэйв, Майкл, П.О. Драйсколл Организационный стресс. Теория, исследования и практическое применение / Кэрри Л. Купер и др. [пер с англ.]. - Изд-во Гуманитарный Центр, 2007. - 336 с.

Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. - М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. - 352 с.

Леонтьев, Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности / Д.А. Леонтьев. — М.: Смысл, 2003. — 487 с.

Леонтьев, Д.А., Рассказова, Е.И. Тест жизнестойкости / Д.А. Леонтьев, Е. И. Рассказова. - М.: Смысл, 2006.

Либина, А.В. Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации / А.В. Либина. - М.: Эксмо, 2008.

Лисеций, К.С., Литягина, Е.В. Наркомания: особенности и взаимосвязь отношения к болезни зависимых и созависимых / К.С. Лисецкий, Е.В. Литягина // Вестник СамГУ. - 2014. - № 9. - С. 251-256.

Лисецкий, К.С. Происхождение «Я-превосходящего» у наркозависимой личности / К.С. Лисецкий // Вестник СамГУ. - 2008. - № 1. - С.330-336.

Литинская, Д.Г. Экзистенциальный эскапизм как социокультурный феномен современного общества: дис... к-та философ. наук: 09.00.13 / Литинская Джинна Григорьевна. - М., 2012. - 171 с.

Лихачева, Э.В., Огнев, А.С. Инновационные модели обучения эффективным копинг-стратегиям / Э.В. Лихачева, А.С. Огнев // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. - 2017. - №3(7) - С. 81-87.

Лукьянов, В.В. Защитно-совладающее поведение и синдром «эмоционального выгорания» у врачей-наркологов, их коррекция и влияние на эффективность лечения больных: автореф. дис. докт. психол. наук / Лукьянов Владимир Викторович. - СПб., 2007. - 53 с.

Львова, Е.Н., Шлягина, Е.И. Совладающее поведение: о соотношении осознаваемого и неосознаваемого / Е.Н. Львова, Е.И. Шлягина // Психология стресса и совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие: материалы IV Междунар. науч. конф. Кострома, 22-24 сент. 2016 г.; в 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С. А. Хазова. - Кострома : КГУ им. Н.А. Некрасова, 2016. - Т.1. - С.48-49.

Льюис, Д. Стресс-менеджер. / Д. Льюис. - М.: Из-во «Рефл-бук», ООО «Фирма «Издательство АСТ», 2000. - 266 с.

Лэнгле, А. Фундаментальные мотивации экзистенции как действенная структура экзистенциально-аналитической терапии / А. Лэнгле // Экзистенциальный анализ. - 2009. - № 1 . - С. 18-26.

Мак-Вильямс, Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Н. Мак-Вильямс [пер.с англ. В. Снигура]. -М.: Независимая фирма «Класс», 2016. - 592 с.

Марищук, В.Л., Платонов, К.К., Плетницкий, Е.А. Напряжённость в полёте / В.Л. Марищук, К.К. Платонов, Е.А. Плетницкий. - М.: Воениздат. - М, 1969.

Маслоу, А.Г. Мотивация и личность / А.Г. Маслоу [пер. с англ. А.М. Татлыбаева]. - СПб.: Евразия, 1999. - 479 с.

Медведева, Е.Н. Проблема методологии исследования в отечественной психологии религии / Е.Н. Медведева // Известия Саратовского университета. -2014. - вып. 14.

Мельникова, Н.А. Социальная психология / Н.А. Мельникова. - М.: Аллель-2000, 2005. - 64 с.

Меньшикова, А.А. Взаимосвязь психологической готовности к материнству и совладающего поведения беременных женщин с онкологическими заболеваниями: диссертация ... кандидата психологических наук: 19.00.01 / Меньшикова Александра Алексеевна. - Москва, 2011. - 185 с.

Муздыбаев, К. Стратегия совладания с жизненными трудностями / К. Муздыбаев // Журнал социологии и социальной антропологии. - 1998. - Т. 1. -Вып. 2. - С. 3-14.

Мягков, И.Ф., Щербатых, Ю.В., Кравцова, М.С. Психологический анализ уровня индивидуальной религиозности / И.Ф. Мягков и др. // Психол. журн. -1996. - Т. 17. - № 6. - С. 119-122.

Нартова-Бочавер, С.К. «Coping behavior» в системе понятий психологии личности / С.К. Нартова-Бочавер // Психологический журнал. - 1997. - № 5. - С. 22-30.

Нартова-Бочавер, С.К. Психологическое пространство личности: Монография / С.К. Нартова-Бочавер. - М.: Прометей, 2005.

Павенков, О.В. Православная религиозность как фактор формирования духовно-нравственных ценностных ориентаций молодых ученых: монография / Павенков О.В. - СПб.: СПбГИКиТ, 2015. - 173 с.

Петровский, А.В. Теория личности с позиций категориального анализа психологии / А.В. Петровский // Хрестоматия по психологии / сост. Е.В. Буртова. - Русский гуманитарный интернет-университет, 2000.

Петровский, В. А. «Я» в персонологической перспективе / В. А. Петровский; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. - 502 с.

Петровский, В. А. Активность субъекта в условиях риска: диссертация ... уч. ст. психол. наук: 19.00.01 / Петровский В.А. - М., 1977.

Петровский, В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности / В.А. Петровский. - Ростов-на-Дону, издательство «Феникс», 1996. - 512 с.

Петровский, В.А. Логика «Я»: персонологическая перспектива / В.А. Петровский. - М.: Издательство САМГУ, 2009.

Петровский, В.А. Общая персонология: контуры и контекст / В.А. Петровский. - Москва: Институт психологии РАН, 2007.

Петровский, В.А. Состоятельность и рефлексия: модель четырех ресурсов / В.А. Петровский // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2008. - Т. 5. - № 1.

Петровский, В.А. Феномен субъектности в психологии личности: диссертация ... уч. ст. доктор психол. наук: 19.00.01 / Петровский В.А. - М., 1993.

Петровский, В.А. Человек над ситуацией / В.А. Петровский. - М.: Смысл, 2010. - 559 с.

Петровский, В.А., Огнев, А.С. Основные положения психологии субъектогенеза / В.А. Петровский, А.С. Огнев // Ежегодник Российского психологического общества. - М., 1996. - Т. 2. Вып. 1.

Петровский, В.А., Старовойтенко, Е.Б. Наука личности: четыре проекта персонологии / В.А. Петровский, Е.Б. Старовойтенко // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2012. - Т. 9. - № 1. - С. 21-39.

Поддьяков, А.Н. Изучение создания трудностей в контексте совладающего поведения / А.Н. Поддьяков // Психология стресса и совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие: материалы IV Междунар. науч. конф. Кострома, 2224 сент. 2016 г.: 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. -Кострома : КГУ им. Н.А. Некрасова, 2016. - Т.1. - С.67-68.

Политическое самообразование. - 1975. - №11. - С. 109-116.

Рассказова, Е.И, Гордеева, Т.О. Копинг-стратегии в психологии стресса: подходы, методы и перспективы исследований / Е.И. Рассказова, Т.О. Гордеева // Психологические исследования. - 2011. - № 3.

Роджерс, К. Консультирование и психотерапия. Новейшие подходы в психологической практике / К. Роджерс. - М, ИОИ, 2015. - 200 с.

Самоукина, Н. Карьера без стресса / Н. Самоукина. - СПб.: Питер, 2003. -

256 с.

Сапогова, Е.Е. Психология развития человека: учебное пособие для студентов / Е.Е. Сапогова. - М.: Аспект Пресс, 2005. - 460 с.

Серкин, В.П. Взаимосвязь образа мира и образа жизни / В.П. Серкин // Мир психологии. - 2009. - № 4. - С. 109 - 119.

Симатова, О.Б., Космакова, И.Э. Взаимосвязь продуктивности копинг-стратегий и результатов ЕГЭ у старшеклассников / О.Б. Симатова, И.Э. Космакова // Теория и практика общественного развития. - 2014. - № 3. - С. 9698

Сирота, Н.А. Копинг-поведение в подростковом возрасте: дисс...докт. мед. наук / Сирота Наталья Александровна. - Бишкек, 1994. - 283 с.

Смирнов, Д.О. Описание процедуры стандартизации психометрической методики - «Опросник религиозной активности» / Д.О. Смирнов // Пасхи. Научный психологический журнал. - Екатеринбург, 1999. - № 1-2. - С. 159-172.

Смирнов, Д.О. Религиозная активность в структуре интегральной религиозности: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01 / Смирнов Денис Олегович. -Пермь, 2001. - 193 с.

Справочник практического психолога. Психодиагностика / под общ.ред. С.Т. Посоховой. - М.: АСТ; СПб.: Сова, 2005. - 671 с.

Станковская, Е.Б. Переживание «я могу»: опыт реконструкции субъекта / Е.Б. Станковская // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2012. - Т. 9. - № 4. - С.125.

Старовойтенко, Е.Б. Генезис Я в отношении к Другому / Е.Б. Старовойтенко // В кн.: Психологические исследования личности: история, современное состояние, перспективы. М.: Когито-центр, 2016. - С.117-135.

Старовойтенко, Е.Б. Модель персонологии в парадигме «Жизни» / Е.Б. Старовойтенко // Мир психологии. Научно-методический журнал. - 2010. - № 1. - С. 157-175.

Старовойтенко, Е.Б. Персонология как «наука синтеза» / Е.Б. Старовойтенко // Психолопчш науки: проблеми i здобутки Issue 5 - Kiev: КиМУ, 2014. - С. 127-145.

Старовойтенко, Е.Б. Персонология: жизнь личности в культуре. Монография / Е.Б. Старовойтенко. - М.: Академический проект, 2015. - 431 с.

Старовойтенко, Е.Б. Психология личности в парадигме жизненных отношений: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. - М.: Академический проект; Трикста, 2004. - 256 с.

Стрельцова, И.П. Представления подростков и юношей о трудных ситуациях и стратегиях совладающего поведения в них: дис. ... канд. психол. наук: 19.00.13 / Стрельцова Ирина Петровна. - Москва, 2003. - 192 с.

Тиллих, П. Динамика веры / П. Тиллих // Избранное. Теология культуры. -М., 1995.

Тиллих, П. Избранное. Теология культуры / П. Тиллих. - М.: СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2015. - 352 с.

Тобалов, Ю.П. Совладение с трудными жизненными ситуациями у верующих (На материале православных христиан и мусульман): дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05 / Тобалов Юрий Петрович. - Москва, 2004 - 192 с.

Тощенко, Ж.Т. Религиозная идентичность и бюрократия / Ж.Т. Тощенко // Религия в самосознании народа (религиозный фактор в идентификационных процессах) / Отв. ред.: М.П. Мчедлов. - М.: Институт социологии РАН, 2008.

Угринович Д.М. О критериях религиозности и их применении в процессе социологических исследований / Д.М. Угринович // Вестник МГУ. Серия «Философия». - 1967. - № 4.

Угринович Д.М. Психология религии / Д.М. Угринович. - М.: Политиздат, 1986. - 352 с.

Узнадзе, Д.Н. Психология установки / Д.Н. Узнадзе. - СПб.: Питер, 2001. -

414 с.

Фейербах, Л. Сущность религии / Л. Фейербах // Избранные философские произведения. В 2-х т. - Т. 2. - М., 1955.

Фенихель, О. Психоаналитическая теория неврозов / О. Фенихель. - М.: Академический проект; Трикста, 2013.- 620 с.

Филиппов, А.В., Ковалев, С.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса / А.В. Филиппов, С.В. Ковалев // Психол. журн. - 1986. - Т.7. - № 1. -С.14-21.

Финк, Р.А. Религиоведение: учебное пособие / Р.А. Финк. - Омск: Изд-во ОмГТУ, 2009.

Флоренский, П.А. Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи / П.А. Флоренский. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. - 640 с.

Франкл, В. Логотерапия и экзистенциальный анализ: статьи и лекции / Виктор Франкл [пер. с нем.]. - М.: Альпина нон-фикшн, 2016. - 344 с.

Франкл, В. Человек в поисках смысла: сборник. / Виктор Франкл [пер. с нем.]. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с.

Фреджер, Р., Фрейдимен, Д. Личность: теории, эксперименты, упражнения / Р. Фреджер, Д. Фрейдиман. - Спб.: ПРАЙМ - ЕВРОЗНАК, 2002.

Фрейд, З. По ту сторону принципа удовольствия / З. Фрейд. - Харьков: Фолио; М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. - 624 с.

Фромм, Э. Психоанализ и религия / Э. Фромм [пер. с англ. Алексея Дванова]. - М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2010. - 153 с.

Фромм, Э. Человек для самого себя. Психоанализ и этика / Э. Фромм. - М.: Республика, 1993.

Фромм, Э. Человеческая ситуация / Э. Фромм. - М.: Смысл, 1995. - 239 с.

Хачатурова, М.Р. Личностные предикторы совладающего поведения в ситуации межличностного конфликта: автореф. на соискание ученой степени кандидата психологических наук по специальности 19.00.01 / Хачатурова Милана Радионовна. - М., 2012. - 29 с.

Холодная, М.А. Стили совладания в юношеском возрасте в контексте проблемы интеллектуального контроля совладающего поведения / М.А. Холодная // Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы / Под ред. А.Л. Журавлева, Т.Л. Крюковой, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во «Институт психологии Ран», 2008. - С. 84-96.

Хоффер, Э. Истинноверующий: Личность, власть и массовые движения/ Э.Хоффер. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. - 200 с.

Шабельников, В.К. Психология души: учебное пособие для студентов психологических факультетов высших учебных заведений / В.К. Шабельников. -М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 240 с.

Шадриков, В.Д. Введение в психологию: эмоции и чувства / В.Д. Шадриков. - М., 2002.

Шадриков, В. Д. Методологические проблемы психологии: о соотношении понятий «деятельность», «поведение», «жизнь» / В. Д. Шадриков // Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии: традиции и перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции: В 3 ч. Ч. I. -Ярославль: ЯрГУ им. П. Г. Демидова, 2011. - С. 190-196.

Шадриков, В. Д. Мир внутренней жизни человека / В. Д. Шадриков. - М.: Университетская книга, Логос, 2006. - 392 с.

Шадриков, В.Д. От индивида к индивидуальности / В.Д. Шадриков. - М.,

2009.

Шепелева, Е.А. Особенности учебной и социальной самоэффективности школьников: автореф. дис. ... канд. псих. наук. 19.00.07 / Шепелева Елена Андреевна. - М., 2008. - 24 с.

Шмелев, И.М. Особенности совладающего поведения верующих людей: дис. ... магистра психологии. НИУ ВШЭ / И.М. Шмелев. - Москва, 2011.

Шмелев, И.М. Понятие «религиозная личность» в классификации типов верующих людей в зарубежной и отечественной психологии / И.М. Шмелев // Безопасность личности: состояние и возможности обеспечения: материалы

международной научно-практической конференции 10-11 мая 2012 года. - Пенза - Ереван - Колин: Научно-издательский центр «Социосфера», 2012. - 92 с.

Шмелев, И.М. Стратегии и ресурсы совладающего поведения верующих молодых людей / И.М. Шмелев // Вестник университета российской академии образования. - М.: Университет РАО. - 2011. - № 3 (56). - C. 63-65.

Штроо, В. А. Защитные механизмы групповой динамики в организационном контексте / В. А. Штроо // Психология. Журнал Высшей школы экономики. -2007. - Т. 4. - № 1. - С. 151-157.

Эриксон, Э.Г. Детство и общество. / Э.Г. Эриксон [пер с англ.]. - СПб.: ООО «Речь», 2002. - 416 с.

Юнг, К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного / К.Г. Юнг. -М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2012. - 320 с.

Юрасова, Е.Н. Исследование динамики уровня невротичности, конфликтности и копинг-поведения у студентов психологов и педагогов в процессе обучения (В связи с задачами психогигиены и психопрофилактики): Автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.0414.00.18. / Е.Н. Юрасова; Науч.-исслед. психоневрол. ин-т им. В.М. Бехтерева. - СПб., 1996. - 24 с.

Яблоков, И.Н. Методологические проблемы социологии религии / И.Н. Яблоков. - М.: МГУ, 1972. - 133 с.

Якунин, И.А. Индивидные особенности человека как предпосылки совладающего поведения: диссертация... кандидата психологических наук: 19.00.01 / Якунин Илья Анатольевич. - Москва, 2011. - 184 с.

Ясин, М. Психологические исследования религиозной мотивации / М. Ясин // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. - 2016. - №4 (34). - С. 64.

Allport, G. The Religious Context of Prejudice / G. Allport. // Journal for the Scientific Study of Religion. - 1966. - Vol. 5. - P. 454-455.

Aspinwall, L.G., Taylor, S.E. A stitich in time: self-regulation and proactive coping / L.G Aspinwall, S.E. Taylor // Psychological Bulletin. - 1997. - № 121. - P. 417-436.

Batson, D., Ventis, L. The Religious Experience. A Social-psychological Perspective / D. Batson, L. Ventis. - New York: Oxford University Press. - 1982.

Bolotova, N., Hachaturova, M. The role of time perspective in coping behavior / N. Bolotova, M. Hachaturova // Psychology in Russia: state of the art. - 2013. - P. 120131.

Carver, CS., Scheier, M.F. Scaling back goals and recalib-ration of the affect system are processes in normal adaptive self-regulation: understanding response shift phenomena / CS. Carver, M.F. Scheier // Soc Sci Med. - 2000. - 50(12):17. - P. 1522.

Elkind, D. The child's conseption of his religious identity / D. Elkind // Lumen Vitae. - 1964. - № 19. - P. 635-646.

Elkind, D. The child's reality: three developmental themes / D. Elkind. -Hillsdale, NJ: Lawrence Eribaun, 1978.

Folkman, S., Lazarus, R. S. Coping as a mediator of emotion / S. Folkman, R. S. Lazarus // Journal of Personal and Social Psychology. - 1998. - № 54. - P. 466-475.

Fowler, J.W. Stages of Faith: The psychology of human development and the quest to meaning / J.W. Fowler. - San Francosco: Harper & Row, 1981.

Frankl, V. The Unconscious God: Psychotherapy and Theology / V. Frankl. -New York: Simon and Schuster, 1975.

Freeman, A.G. The formation of religious thought, concepts and attitudes in children and adolescents; A survey and evaluation of recent research into the development of their religious concepts and attitudes as observed in English state schools and the possible implications for curriculum development in denominational schools. / A.G. Freeman. - Master's Paper, Andrews University, MI, 1970.

Frydenberg, E. Beyond Coping. Meeting goals, visions and challenges / E. Frydenberg. - Oxford University Press, 2002.

Frydenberg, E., Lewis, R. Teaching Coping to adolescents: when and to whom? / E. Frydenberg, R. Lewis // American Educational Research Journal, Fall. 2000. - Vol. 37. - № 3. - P. 727—745.

Goldman, R. Readiness for religion: A basis for developmental religious education / R. Goldman. - New York. The Seabury Press, 1965.

Goldman, R. Religious thinking from childhood to adolescence / R. Goldman. -London: Routledge and Keg, 1964. - 103 p.

Haan, N. A tripartite model of ego functioning, values and clinical and research applications / N. Haan // Journal of Nervous and Mental Disease. - 1969. - P. 14-30.

Haan, N. Coping and Defending: Processes of Self-environment Organization / N. Haan. - N.Y.: Academic Press, 1977. - 457 р.

Haan, N. Coping and defense mechanisms related to personality inventories / N. Haan // Journal of Consulting Psychology. - 1965. - № 29. - P. 373-378.

Hall, G.S. The Religious Content Child-Mind. In N.M. Butler, Principles of Religious Education / G.S. Hall. - New York: Longmans, Green, 1900. - 179 p.

Hartmann, fr Ego Psychology and the Problem of Adaptation / fr Hartmann. -New York: International Universities Press, 1958.

Heim, E. Coping and psychosocial adaptation / E. Heim // Journal of Mental Health Counseling. - 1988. - 10. - P. 136-144.

Heywood, D. Piaget and faith development: A tue marriage of minds? / D. Heywood // Christian perspectives on faith development: A reader. - Grand Rapids: William B. Eerdmans, 1992. - p. 153-162.

Hobfoll, S.E. Social Support: Will you be there when I need you? / S.E. Hobfoll // A lifetime of relationships. - California: Brooks / Cole Publishing Co, 1996. - 12 p.

Hyde, K.E. Religion in childhood and adolescence: A comprehensive review of research / K.E. Hyde. - Birmingham, AL: Religious Education Press, 1990.

Koplik, E.K. et al. The Relationship of Mother-Child Coping Styles and Mother's Presence of Children's Response to Dental Stress. / E.K. Koplik // Journal of Psychology. - 1992. - V. 126 (1). - P. 79-92.

Kroeberg, ^C The coping functions of the ego mechanisms / ^C Kroeberg // The study of lives. - N.Y., 1963.

Lasarus, R. Emotions and interpersonal relationships: toward a person-centered conceptualization of emotions and coping / R. Lasarus // Journal of Personality. - 2006. - Vol. 74. - № 1. - P. 9-43.

Lazarus, R.S., Folkman, S. Stress, appraisal and coping. / R.S. Lazarus, S. Folkman. - N.Y., 1984.

Litman, G. Alcoholism sirvival: the prevention of relapse / G. Litman // Treating Addictive Behaviors: Processes of Change. - New York: Springer Science & Business Media, 2013.

Losoya, S., Eisenberg, N., Fabes, R.A. Developmental issues in the study of coping / S. Losoya, N. Eisenberg, R.A. Fabes // International Journal of Behavioral Development. - 1998. - № 22(2). - P. 231—237.

Maddi, S. 8-th International Conference on Motivation. Abstracts / S. Maddi. -Moscow, 2002. - 27 p.

Maslow, A.H. Motivation and Personality / A.H. Maslow. - New York: Harper & Row, 1970. - 149 p.

Moos, R.H., Schaefer, J.A. Coping with life crises: An integrated approach / R.H. Moos, J.A. Schaefer. - N.Y., Plenum, 1986. - 220 p.

Reddy, Ch. J. Stress, Coping Behavior and Social Support in Adolescent Boys and Girls / Ch. J. Reddy. - Saarbrücken, 2012.

Ryan, M.P. Dr. Goldman and American Catholic education / M.P. Ryan // Religious Education. - 1965. - P. 446-449.

Seiffge-Krenke, I. Stress, Coping, and Relationships in Adolescence / I. Seiffge-Krenke. - New-York, 2013.

Shmelev, I. Beyond the drama triangle: The Overcoming Self. / I. Shmelev // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2015. - Т. 12. - № 2. - C. 133149.

Snyder, C.R., Ford, C. E., Harris, R.N. The Effects of theoretical perspective on the analysis of coping with negative life events / C. R. Snyder, C. E. Ford, R.N. Harris // Coping with negative life events. - N.Y.: Plenum Press, 1987.

Snyder, C.R., Ford, C.E. Coping with Negative Life Events: Clinical and Social Psychological Perspectives / C. R. Snyder, C. E. Ford. - N.Y.: Springer Science & Business Media, 2013.

Solcova, I., Tomanek, P. Daily stress coping strategies: An effect of Hardiness / I. Solcova, P. Tomanek // Studia Psychologica. - 1994. - Vol 36. - № 5. - P. 390-392.

Vaillant, G.E. Adaptation to life / G. E. Vaillant. - Boston: Little, Brown. 1977. -

396 p.

Williams, Paula G., Wiebe, Deborah J., Smith, Timothy W. Coping processes as mediators of the relationship between Hardiness and health / Paula G. Williams, Deborah J. Wiebe, Timothy W. Smith // Journal of Behavioral Medicine. - 1992. -V.15 (n3). - P. 237-255.

Zamble, E., Porporino, F. Coping, Behavior, and Adaptation in Prison Inmates / E. Zamble, F. Porporino. - New York: Springer Science & Business Media, 2013.

«Тест для определения структуры индивидуальной религиозности» Ю.В. Щербатых Текст опросника.

1. Согласны ли вы с утверждением, что религиозность есть изначальное свойство человека?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

2. Допускаете ли вы существование наряду с действительным миром другого мира - особенного, непознанного нами, который мы не можем ощущать непосредственно?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

3. Пробовали ли вы когда-нибудь искать поддержки у высших сил при помощи молитв?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

4. Носите ли вы крестик?

Д - да;

М - может быть; Н - нет.

5. Как вы полагаете, можно ли преодолеть расхождение науки и религии?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

6. Считаете ли вы, что Бог не всемогущ, так как не может окончательно победить дьявола?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

7. Чувствуете ли вы внутреннюю потребность посещать церковь?

Д - да;

М - может быть; Н - нет.

8. Смогли бы вы руководствоваться в своей жизни следующими строками из Евангелия: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас» (Матф. 5:44)?

Д - да;

М - может быть; Н - нет.

9. Согласны ли вы с мнением атеистов, что незнание поддерживает веру в Бога, а знание разрушает ее?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

10. Можно ли при помощи магических приемов приворожить любимого человека?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

11. Считаете ли вы, что религия является лучшим утешением для обычного человека в его горестях и бедах?

Д - да, согласен;

М - может быть; Н - нет, не согласен.

12. Есть ли у вас в доме иконы?

Д - да;

М - может быть; Н - нет.

13. Вы верите в телепатию - передачу мыслей на расстоянии от одного человека к другому?

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.