Социальная динамика межкультурных коммуникаций России и Китая тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат культурологии Лань Ся

  • Лань Ся
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2010, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 197
Лань Ся. Социальная динамика межкультурных коммуникаций России и Китая: дис. кандидат культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. Москва. 2010. 197 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Лань Ся

Введение.

Глава I. Генезис российско-китайских межкультурных коммуникаций.

§ 1. Коммуникации народов России и Китая в контексте диалога культур: Запад — Восток.

§ 2. Культурно-исторические предпосылки развития российскокитайских межкультурных отношений. ^

§ 3. Социальные основания межкультурных коммуникаций

России и Китая.

Глава П. Межкультурные коммуникации народов России и Китая в условиях глобализации.

§ 1. Культурные универсалии межкультурных коммуникаций в российской и китайской традиции.

§ 2. Российско-китайские культурные коммуникации: векторы развития.

§ 3. Сближение культур России и Китая в постиндустриальном обществе.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Социальная динамика межкультурных коммуникаций России и Китая»

Актуальность исследования определяется динамично развивающимся мировым процессом межгосударственной интеграции экономики, технологий, знаний, информации, в которых все глубже затрагиваются социальные, человеческие отношения, интересы, мораль, религия, культура и ее ценности. Межкультурные коммуникации между Россией и Китаем имеют многовековую историю и богатые традиции, но их развитие нельзя назвать равномерным и поступательным, в разные периоды они имели разную интенсивность и содержание.

Схожие черты отдельных культур, обусловленные генетическим родством народов или условиями происхождения, традициями, к которым относятся, например, азиатские культуры (включая Китай), как правило, упрощают межкультурные процессы, но существенные различия - условия жизнедеятельности породивших свои локальные культуры этносов (культура России) заставляют искать новые дополнительные формы оптимизации этих процессов.

Однако недостаточная научная разработанность межкультурного взаимодействия государств с локальными культурами, имеющими специфический набор способов социальной практики и форм жизнедеятельности этносов, сформировавшихся в своеобразных, различающихся природных и конкретно-исторических условиях, объективно является сдерживающим фактором такого взаимодействия.

В тоже время, объективно нарастающие международные интеграционные процессы, необходимость социокультурной адаптации и углубления межкультурного коммуницирования как доминирующих факторов развития культурного многообразия народов России и Китая во многом определяет актуальность этой проблемы.

Проблема исследования актуализируется и тем обстоятельством, что культурно-ценностным стержнем китайской культуры являются традиционные, дожившие до наших дней конфуцианско-патерналистские ценности, и они регламентируют этику поведения индивида — уважение к властным структурам, социально-производственную дисциплинированность, культ предков, почитание патронажа со стороны хозяина фирмы. Взаимные обмены этими ценностями, которые так же заложены в традициях российской культуры, в ментальности ее народа, будут оптимизированы и создадут условия экономической модернизации и современной России.

В российской общественной мысли главным остается осознание срединного и промежуточного положения России между Востоком и Западом, позволяющего ей сохранять свою культурно-историческую самобытность, которая идентифицирует в образе мышления народов России и Китая общие для них ориентации на целостное мировосприятие и порожденное им стремление к гармонии. Аграрная доминанта определяется признанием трех начал - Неба, Земли и Человека, характером отношения к природе, созданию единства между человеком и средой его обитания, что актуализирует проблему межкультурных коммуникаций между странами, обладающими огромными территориями, во многом не вполне освоенными.

Есть и другие объективные основания для устойчивого межкультурного взаимодействия России и Китая, пока мало разработанные наукой. Так, циклическая повторяемость обусловлена не столько субъективными факторами (циклическая концепция этногенеза JLH. Гумилева), сколько самими социокультурными явлениями в тех социокультурных условиях, в которых они происходят и функционируют (П. Сорокин). Цикличность связана с работой людей на земле, с ритмами природно-климатического характера, которые во многом и определяют содержание культурно-генетического кода обоих народов. В рамках единой целостности Земли и Социосферы, включенных в систему связей и циклических ритмов различного происхождения, должна быть переосмыслена и линейная составляющая культурного взаимодействия, позволяющая осуществлять оптимальный выбор различных вариантов межкультурных коммуникаций, сочетая заключенную в них линейную направленность с определенной цикличностью и повторяемостью.

Исходя из того, что идея непрерывного развития материального производства за счет покорения природы может обернуться стратегией уничтожения, поэтому диссертантка следует методологии цивилизационного анализа, предполагающей учет единства географических и исторических условий развития двух стран.

Таким образом, актуальность исследования заключается в следующем: Россия как евразийская страна имеет давние исторические традиции культурного сотрудничества с Китаем. Однако в эпоху модернизации общества объективно требуются новые конструктивные идеи развития межкультурных коммуникаций двух стран на основе схожих культурных ценностей, особенностей культур, территориальной близости; цикличный характер культурного взаимодействия позволяет осуществлять выбор оптимальных, как линейных, так и повторяющихся направлений межкультурных коммуникаций. Все это объективно обуславливает потребность научного осмысления процессов межкультурных коммуникаций России и Китая.

Степень научной разработанности темы исследования. Большинство исследований проблематики развития российско-китайских культурных взаимосвязей охватывают лишь частные моменты межкультурных коммуникаций или посвящены ограниченному периоду развития этих отношений. Строго говоря, в настоящее время отсутствует целостное и системное научное исследование социальной динамики межкультурных коммуникаций России и Китая.

Эта проблема, в сущности, неотделима от вопросов исследования сосуществования различных цивилизаций в едином мировом пространстве и анализа процессов развития культур и социально-культурных систем разных народов. В исследовании этих вопросов большую помощь оказали труды Р.Г. Абдулатипова, Н. Бердяева, В. Библера, Г.В. Гриненко, А. Гидденса,

Ган Синя, Н. Данилевского, Л. Ионина, И. Кондакова, К. Леонтьева, Ляо Хунцзюня, С. Лурье, Э. Орловой, А. Панарина, А.А Пелипенко, В.А. Ремизова, П. Сорокина, В. Степина, В.А. Тихоновой, А. Тойнби, А. Флиера, В.М. Чижикова, М.М. Шибаевой, О. Шпенглера и других авторов.

Взаимодействию народов в рамках этнокультурного взаимодействия было уделено значительное внимание целым рядом авторов. Среди них следует назвать работы А.А. Аронова, Ю. Арутюняна, М. Арутюняна, Ю. Бромлея, В.В. Денисова, П. Дмитриева, И. Кузнецова и др. В разработку проблемы взаимодействия китайской и российской культур большой вклад внесли российские ученые — евразийцы: Г. Вернадский, Б. Дашибалов, И. Майский, П. Савицкий, Н. Трубецкой, В. Цыденович, Л. Гумилев, Е. Кыча-нов, С. Плетнев, П. Сувчинский, Г. Флоровский.

В книге М. Гране «Китайская мысль» проведен глубокий анализ древнекитайской культуры, в работе А. Ломанова «Христианство и китайская культура» исследуется миссионерская деятельность России в Китае. Советские и российские ученые в исследованиях периода российско-китайских культурных контактов до середины XIX века сосредотачивали свое внимание, прежде всего, на проблемах деятельности Российской духовной миссии в Пекине и развитии российского китаеведения.

Среди них следует выделить сборник статей «История Российской духовной миссии в Китае», «История отечественного востоковедения до середины XIX века», труды П. Скачкова, в том числе его работу «Очерки истории русского китаеведения». Проблемы российско-китайских контактов и взаимодействия раскрыты в работах таких известных авторов, как: Ван Си-лун, Гэ У, Г. Казн, В. Кокс, В. Ларин, Ли Минбинь, Ляо Хунцзюнь, В. Мясников, М. Панченко, П. Скачков, М. Сладковский, Л. Титаренко, С. Тихвинский, Линь Цзюнь, Су Фэнлинь, Цзян Вэньцы, А. Яковлев. Вопрос взаимодействия культур России и Китая поднимался в работах российских и китайских исследователей, среди них выделяются работы В. Алексеева, А.

Ахиезера, Дин Фана, Ду Вэймина, А. Кобзева, И. Кондакова, Н. Конрада. Ю. Лотмана, Ли Минбиня, В. Лихачева, В. Малявина, Л. Переломова, Фэн Юланя, Цзян Вэньциня, Ши Чжунъина и др.

Частные аспекты проблемы культурных связей рассматриваются в монографии В. Дацышена «История изучения китайского языка в Российской империи», Гэ Баоцюня «Влияние классической русской литературы на современную китайскую литературу до и после Движения четвертого мая», Ли Минбиня «Китайская литература в России и СССР» и др.

Важную роль в разработке проблем исследования играли: фундаментальные работы академика В. Мясникова, раскрывающие современные и исторические проблемы экономического взаимодействия между двумя государствами; международная Декларация принципов международного культурного сотрудничества ООН, зафиксировавшая основные положения и условия культурного сотрудничества в современном мире; сборники материалов и документов, относящихся к разным периодам развития российско-китайских отношений; сборники договоров между двумя странами.

Исключительно полезными для исследования современного состояния российско-китайских отношений стали сборники конференций в исследовательских институтах России, таких, как: Институт Востоковедения РАН (ежегодная конференция «Общество и государство в Китае»), Институт Дальнего Востока РАН (ежегодная конференция «Китай, китайская цивилизация и мир»), Информационные бюллетени ИДВ РАН (12 выпусков в год), сборники «Экспресс информации» и другие специальные периодические издания.

Достойными внимания являются материалы официальных Интернет сайтов информационных агентств и электронных СМИ Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Например: Веб-сайты международного агентства новостей Синьхуа (www.xinhuanet. com); международного информационного агентства «РИА Новости» (www.rian.ru); агентства Интерфакс (www.interfax.ru); информационного Агентства Бизнес Новостей (www.abnews.ru); агентства "ИФ-Регион" (www.ifregion.ru); газеты Жэнь-минь Жибао (www.people.com.cn); интернет-портал Русско-Китайского Коммуникационного Агентства (www.ruschina.net); портал Китай-Ру (www.kitairu.net), которые содержат большое количество фактических данных относительно состояния российско-китайского культурного сотрудничества.

Важнейшие государственные документы и правовые акты, опубликованные на сайтах посольства Российской Федерации в Китае (www.rus-sia.org.cn), посольства Китайской Народной Республики в России (www.chinaembassy.ru), Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (wbase.duma.gov.ru/ntc), способствовали расширению и углублению исследовательской базы диссертации.

Объект исследования: международные культурные коммуникации России и Китая.

Предмет исследования: социально-историческая динамика модернизации межкультурных коммуникаций России и Китая.

Цель исследования - дать теоретическое обоснование основных исторически обусловленных тенденций в развитии межкультурных коммуникаций России и Китая и определить современные пути и механизмы их модернизации с учетом специфики культур народов двух стран.

Задачи исследования:

- выявить современные проблемы диалога культур России и Китая в рамках дихотомии Восток-Запад;

- исследовать социальные условия оптимизации межкультурных коммуникаций России и Китая;

- раскрыть культурные универсалии межкультурных коммуникаций российской и китайской традиции;

- проанализировать исторические предпосылки и динамику становления и развития российско-китайских межкультурных отношений;

- раскрыть новые направления и формы российско-китайских культурных коммуникаций;

- определить основные тенденции развития культурных связей двух стран в условиях постиндустриального общества.

Методология и методы исследования. В основу исследования положены концепции и положения культурологии, основанные на теории: эволюционизма, помогающей исследовать адаптационные свойства сообществ к природно-историческим условиям, их культурной динамики; цивилизаци-онной теории исторического процесса, раскрывающей признаки и исторические черты развития регионов, причины глубокой укорененности национальных традиций, картин мира и образов жизни сословий и национальных культур. В написании диссертации среди основных методов использовались: генетический, факторный, корпоративный, контент-анализ, принцип социокультурной реконструкции.

Научная новизна диссертации. Промежуточное положение России между Востоком и Западом позволяет ей сохранять свою культурно-историческую самобытность, которая идентифицирует в образе мышления народов России и Китая общие для них ориентации на целостное мировосприятие, что является базисом для освоения новых направлений в межкультурных коммуникациях в контексте дихотомии Восток-Запад.

Если раньше считалось, что неравномерность динамики межкультурных коммуникаций не ведет к развитию, то современный экономический кризис ставит под сомнение линейное развитие как бесспорность прежней позиции. Стратегия разумного выбора различных вариантов межкультурного взаимодействия должна сочетать заключенную в нем линейную направленность с определенной цикличностью и повторяемостью. Отказ от идеологических пристрастий правящей элиты в межгосударственных отношениях расширяет пространство для социокультурной коммуникации между людьми, что способствует интерпретации собственных и заимствованных культурных форм в значимый элемент культурной традиции.

Таким образом, комплексное исследование социальной динамики межкультурных коммуникаций России и Китая, сфокусированное на раскрытии сущности двухстороннего процесса, позволило выявить ряд еще неизученных сторон:

- теоретически обоснован механизм функционирования межкультурных коммуникационных процессов не как одноразовый акт его происхождения, а как процесс постоянной трансформационной изменчивости и новаций;

- систематизированы теории, раскрывающие разные подходы к Евразийскому положению России, культурно-историческая самобытность которой идентифицирует образ мышления двух народов общими для них ориен-тациями - целостного мировосприятия, что может стать базисом для полноценного диалога в рамках дихотомии Восток-Запад;

- выявлены механизмы включения в процесс межкультурных коммуникаций двух универсализующих парадигм: парадигмы духовности русской культуры, носительницы просвещения, рационализма и гуманизма, вовлечения человека в круг современных цивилизованных отношений и парадигмы китайских традиционных конфуцианско-патерналистских ценностей, регламентирующих этику поведения, социально-производственную дисциплинированность. Это «совместительство» становится средством межнационального общения и условием экономической модернизации современной России;

- раскрыты тенденции в межкультурном взаимодействии эндогенных конфуцианских дальневосточных культур с рациональными, аскетическими, практическими и активными ценностными установками по отношению к внешнему миру, ориентированными на практическое приспособление к миру, сильными традициями трудовой этики, и экзогенных установок русской культуры, выступающей духовной заступницей всех людей независимо от их национальных или религиозных особенностей, но при этом практическую деятельность она не рассматривает самостоятельной духовной ценностью, а считает ее лишь необходимым этапом жизни, подчиненным конечным, высоким духовным ценностям;

- выявлены возможности расширения межкультурного коммунициро-вания на основе схожести содержательно-смысловых признаков культур разных обществ, при сохранении национально-культурной самобытности;

- обоснована социокультурная динамика межкультурных коммуникаций, на основе выявленных культурно-исторических этапов взаимодействия, детерминированных изменением условий существования людей, адаптация к которым в эволюционной трансформации или модернизации малоэффективна и требует принципиально новых подходов, оптимизированных к новым условиям.

Теоретическая значимость исследования. Использование культурологического подхода в исследовании социальной динамики межкультурных коммуникаций России и Китая, национальных и цивилизационных особенностей двух сторон позволило привнести в современную теорию и историю культуры феномен межкультурных коммуникаций как: 1) систему связей в диахронном и синхронном аспектах; 2) процесс, раскрывающий основные тенденции, доминирующие на разных этапах формирования этой системы; 3) основу объективного анализа и возможности прогнозирования развития системы межкультурных коммуникаций в условиях глобализации.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что данная работа помогает глубже осознать социальную динамику процесса российско-китайских межкультурных коммуникаций. Результаты, полученные в диссертации, могут быть использованы в разработке различных проблем российско-китайских отношений, при подготовке учебных курсов и пособий, в преподавании теории и истории культуры, культурной антропологии, социально-культурной деятельности.

Апробация исследования

1. По теме диссертации автором опубликовано 6 научных статей (в том числе 2 - в журналах из списка ВАК).

2. С изложением основных научных положений автор выступила на научных конференциях: «Российское общество XXI века в контексте глобальных трансформаций: социально-философский аспект» (2002 г.); «Новые пути наук о культуре» (2009 г.).

3. Результаты данного научного исследования внедрены в учебный процесс кафедры истории культуры и кафедры менеджмента социально-культурной деятельности Московского государственного университета культуры и искусств.

4. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры культурологии и антропологии, с участием ученых кафедры теории культуры, этики и эстетики, кафедры менеджмента социально-культурной деятельности Московского государственного университета культуры и искусств 14 октября 2009 г., проток. № 3.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В российской общественной мысли главным остается осознание срединного, промежуточного положения России между Востоком и Западом, позволяющего ей сохранять свою культурно-историческую самобытность, которая идентифицирует в образе мышления народов России и Китая общие для них ориентации на целостное мировосприятие и порожденное им стремление к гармонии. Аграрная доминанта определяется признанием трех начал - Неба, Земли и Человека, характером отношения к природе, единством между человеком и средой его обитания, что способствует расширению межкультурных коммуникаций между странами, обладающими огромными территориями, во многом пока еще не освоенными. Современную систему межкультурных коммуникаций двух стран можно рассматривать как базис для возможного полноценного диалога в рамках дихотомии Восток-Запад.

2. Культурно-ценностным стержнем китайской культуры являются традиционные, дожившие до наших дней конфуцианско-патерналистские ценности, и они регламентируют этику поведения индивида - уважение к властным структурам, социально-производственную дисциплинированность, культ предков, почитание патронажа со стороны хозяина фирмы. Взаимные обмены этими ценностями, которые также заложены в традициях российской культуры, в ментальности ее народа, могут оптимизироваться и создавать условия экономической модернизации и современной России.

3. Культурные контакты между двумя странами имеют многовековую историю и богатые традиции, но их развитие нельзя назвать равномерным, в разные периоды они имели разную интенсивность и содержание. Циклическая повторяемость обусловлена не только субъективными факторами (циклическая концепция этногенеза JI.H. Гумилева), она связана работой людей на земле, с ритмами природно-климатического характера, которые во многом определяют содержание культурно-генетического кода обеих народов. В рамках единой целостности Земли и Социосферы, должна быть переосмыслена и линейная составляющая культурного взаимодействия, что позволит осуществлять стратегию разумного выбора различных вариантов межкультурного взаимодействия, сочетая заключенную в нем линейную направленность с определенной цикличностью и повторяемостью.

4. Развитие российско-китайских культурных контактов происходило в несколько этапов, которые можно представить в виде определенных моделей межкультурного взаимодействия, имеющих свои специфические характеристики, зависимые от определенных культурных оснований (культурных парадигм), и обусловленность различными историческими, социальными, политическими и т.д. факторами.

5. Культурное взаимодействие не ограничивается только двусторонними отношениями, поскольку в процессе двусторонних коммуникаций формируются условия внедрения культурных форм в общественную практику, и ведет к расширению числа субъектов, заинтересованных в использовании этих форм. Пространственная диффузия культурных форм расширяет территории их использования и ведет к заимствованию их другими культурными системами. Ситуация исключительного доминирующего влияния одной культуры при довольно интенсивном обогащении культуры в определенных смыслах ограничивает внутреннее культурное разнообразие. Наиболее плодотворной системой российско-китайских культурных связей является диалогическое культурное взаимодействие, вписанное в общемировую структуру межкультурных коммуникаций.

6. Современный этап культурных коммуникаций фактически охватывает все сферы культурного взаимодействия, а отказ от идеологических пристрастий правящей элиты в межгосударственных отношениях расширяет, пространство для социокультурной коммуникации между людьми. Способствует интерпретации собственных и заимствованных культурных форм в значимый элемент культурной традиции, восприятия субъектами взаимодействия новых культурных явлений, стимулирует воспроизводство форм социальной организации и регуляции в виде социальных институтов, языков обмена, символического «присвоения» культурных форм и их самоидентификации.

7. Характерной особенностью современного российско-китайского межкультурного взаимодействия является значительное развитие двуязычных информационных систем, транспортных коммуникаций. Успешно используются плоды технического прогресса: компьютерная сеть Интернет, превратившись в своеобразное новое поле коммуникаций, стала новым средством российско-китайского межкультурного взаимодействия. Оно происходит в сфере туризма, спорта, культурного досуга, между женскими и молодежными и другими государственными и общественными организациями.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Лань Ся

Заключение

Как отмечается в диссертации, культурные контакты России и Китая имеют сложную историю и проходили неравномерно. На разных этапах своего развития эти контакты обуславливались разными факторами и имели свои особенности.

Проведенное исследование позволило выстроить хронологию развития российско-китайских культурных связей, которую в общем можно свести к пяти основным моделям, ставшим основными этапами генезиса межкультурных коммуникаций России и Китая:

I период. От первых российско-китайских культурных контактов до второй половины XIX в. В целом этот период характеризуется крайне низкой степенью динамики китайско-российских культурных контактов, что, прежде всего, было связано с отсутствием у китайской стороны в это время стремления к установке отношений практически во всех сферах.

В этом периоде выделяются два основных этапа:

1а. До начала XVIII в. Практически полное отсутствие культурных связей, на бытовом уровне компенсируемое определёнными культурными влияниями (Китая на Россию), в частности через караванную торговлю — фактически самый сильный канал культурных контактов в это время.

Ib. Начало XVIII в. — сер XIX в. Низкая динамика культурных контактов при большой заинтересованности и потребности в них России. Россия активно проводит курс на установление связей с Китаем, что, в частности, проявилось в настойчивом стремлении создания в Пекине Духовной миссии, ставшей основой собственно российского взгляда на китайскую культуру и российского китаеведения. Осуществляются локальные культурные обмены в торговом регионе Кяхта-Маймачэн. Явление шинуазри приносит из Европы в Россию «моду на Китай». В начале XVIII в. в Пекине создается Школа русской письменности. Россию посещают две китайские миссии, однако это не оказывает практически никакого влияния на установление и расширение культурных контактов между двумя странами.

II период. Вторая половина XIX в. — начало XX в. Значительное усиление культурных контактов между Китаем и Россией, объясняемое увеличением «открытости» Китая внешним влияниям. В Китае начинают распространяться сведения о культуре России. В середине XIX в. происходит обмен крупными книжными коллекциями между двумя странами. В конце XIX - начале XX вв. появляются переводы русской классической литературы, происходит знакомство с русской школой балета и классической музыкой. В России в это время складываются довольно развитые представления о культуре Китая, формируется школа синологии, ставшая одной из самых авторитетных в мире. Увеличивается количество переводов китайской классики и поэзии, происходит подробное знакомство с другими областями искусства. Китайская культура оказывает большое влияние на представителей литературно-художественных и театральных кругов Серебряного века.

III период. Начало XX в. — 60-е гг. XX в. Период наибольшего развития культурных взаимосвязей при доминирующем влиянии идеологического фактора.

Можно выделить два этапа:

Ilia. 1917 - 1949 гг. Значительное укрепление российско-китайских культурных контактов. Несмотря на то, что идеологический фактор в это время отрезает определённые группы населения в Китае от потенциального интереса к культуре России и СССР, интерес к ней на политическом фланге растёт с большой скоростью и становится доминирующим культурным влиянием.

ШЬ. 1949 - конец 50-х гг. наибольший расцвет российско-китайских связей в области культуры. В этот период актуализируется всё потенциально заложенное на предыдущем отрезке времени (Ша). Сотрудничество осуществляется во всех возможных областях культуры

IV период. 1960-е - 80-е гг. - период практически полного «замораживания» культурных контактов по политическим мотивам. Интерес к взаимному изучению культур в научно-исследовательских центрах двух стран переходит в основном в плоскость «политической критики». Тем не менее в СССР в неофициальных и диссидентских кругах появляется большой интерес к духовным традициям Китая, воспринимаемым, правда, в основном в сильно искаженном виде. Классическое наследие Китая также привлекает внимание общественности, хотя поддерживается значительно меньше.

V период. Современный этап развития китайско-российского сотрудничества.

Фактически современный этап развития охватывает все сферы культурного взаимодействия. Органы власти двух стран вновь уделяют большое внимание российско-китайским контактам в области культуры, однако уровень взаимодействия середины XX в. не может быть достигнут по объективным причинам. Как Российская Федерация, так и Китайская Народная Республика после выхода из определенной идеологической изоляции и перехода к модели развития, основанной на открытости (в СССР началом этого этапа можно считать Перестройку, а в КНР - начало проведения Политики реформ и открытости), не могут и не должны ограничивать свои культурные контакты каким-либо узким диапазоном стран. Поэтому представления о том, что в 50-х гг. в Китае культурное влияние СССР было абсолютно доминирующим, в настоящее время представляется не совсем корректными. Культурный обмен во многих потенциально возможных сферах культурного сотрудничества часто оказывается ограниченным.

Динамика межкультурных коммуникаций России и Китая оказывается напрямую связанной с процессами, происходящими внутри культур двух стран. Как было показано выше, низкая динамика культурных контактов на ранних этапах объяснялась, прежде всего, идеологическими и политическими особенностями средневекового китайского государства. Эти установки, находящие свое отражение в дипломатической и экономической политике страны, в свою очередь были тесным образом связаны с культурными идео-логемами, формировавшимися с древнейших времен, ценностями и нормами, в том числе игравшими и охранительную роль для традиционной культуры Китая. На этом фоне отчетливо видна несостыковка двух культурных парадигм - китайской, обладающей большим количеством интровертных черт, и российской — ко времени соприкосновения с Китаем приобретающей все большую экстравертность. Несомненно, интровертность и экстраверт-ность культур в данном случае являются относительными понятиями, и отдельные социокультурные институты могут характеризоваться этими признаками по-разному, в зависимости от угла зрения исследования, тем не менее ситуация первой модели российско-китайских контактов является характерной моделью столкновения двух разнонаправленных культурных векторов.

Возникновение второй модели взаимодействия двух стран связано во многом с историческими обстоятельствами: военная агрессия западных держав повлекла за собой сильные изменения в китайском обществе и повлияла на выработку в образованных кругах новой установки: для сохранения собственной традиции и культуры заимствовать и изучать достижения западной цивилизации. В результате этого процесса в китайской культуре начали происходить значительные внутренние трансформации - постепенно китайская культура (в лице части её носителей) стала отходить от предельной замкнутости и интроспекции, свойственных культурам традиционного общества и направленных на воспроизведение собственных кодокомпонен-тов. Данная модель собственно отражает возникновение в определенных кругах общества (но не в культуре в целом) оснований для диалогического восприятия других культур.

Возможно, данные основания могли бы перерасти в подлинный диалог в третьей модели культурного взаимодействия, но тем не менее, фактически из-за сложившейся исторической ситуации диалог был заменен беспрецедентным по своим масштабам культурным обменом, находящимся, однако, в жестких рамках идеологического союза. Определенную подчиненность сферы культуры идеологии можно заметить в Советской России вскоре после революции 1917 г., в Китае же это явление полностью актуализировалось после победы коммунистической партии и основания КНР в 1949 г., а до этого времени его легко обнаружить в период гражданской войны в Освобожденных районах. Подобное культурное взаимодействие, несмотря на всю его грандиозность, нельзя квалифицировать как диалогическую модель хотя бы потому, что оно имело не диалогическую структуру (скорее, здесь должна идти речь о культурном влиянии или даже воздействии), а также из-за его внекультурного происхождения (культурное сотрудничество было прежде всего подчинено политическим задачам).

В принципе, очевидность этого факта можно увидеть в четвертой модели - когда в результате политической и идеологической конфронтации культурный обмен между государствами был практически полностью заморожен. Собственно, подобная ситуация затруднения любого информационного обмена характерна для всех видов конфликтов. Интересной особенностью этого периода стал интерес к духовному наследию Китая в диссидентских кругах СССР, противопоставлявших себя официальным властям.

Современную модель культурных коммуникаций после выхода из кризиса двусторонних отношений можно охарактеризовать несколькими основными чертами. Развитие культурных контактов между двумя странами происходит при отсутствии ярко выраженных внешних (внекультурных) факторов, препятствующих развитию плодотворного диалога. Культурное взаимодействие происходит практически во всех сферах, в том числе и в новых. Тем не менее, интерес среди народов России и Китая к культуре страны-соседа в целом значительно ниже, чем к культуре европейских стран и США.

Положительной чертой современного состояния культурного взаимодействия России и Китая после восстановления отношений в конце 80-х гг. стал отказ от идеологических мотиваций. Исключение в новой модели взаимосвязей политического союза как вектора, направленного против кого-либо, позволяет строить новые отношения на дружеских, добрососедских принципах. Отказ от приоритета идеологического и политического союза позволяет перенести акцент в культурном сотрудничестве на важнейшие социально-педагогические аспекты: стимулирование разностороннего интеллектуального развития, формирование объективного миропонимания, где мировое культурное пространство предстает как единство разнообразных и специфических культур, имеющих одинаковую ценность, удовлетворение потребности в расширении кругозора, знакомстве с новыми культурными феноменами и т.д.

С другой стороны, важным объективным аспектом современной ситуации культурного взаимодействия является экономический фактор, который может представать в зависимости от обстоятельств как в форме стимулирующего, так и сдерживающего фактора. В настоящее время система культурных коммуникаций Российской Федерации и Китайской Народной Республики представляет собой развитую структуру, позволяющую народам двух стран получать обширное количество информации о культуре страны-соседа, осуществлять регулярный обмен и взаимодействие между деятелями культуры и искусства, общественными организациями и т.п. Компьютерная сеть Интернет не только технически облегчает и упрощает решение проблем, связанных с коммуникациями в рамках культурного сотрудничества между двумя государствами, но и превратилась в новое своеобразное коммуникативное пространство, новую сферу российско-китайского культурного сотрудничества, где взаимодействие происходит очень интенсивно и плодотворно. Успешное освоение этого специфического «пространства» во многом связано с тем, что оно является практически независимым от многих сдерживающих» факторов (например, государственных границ) и легко доступным при наличии определенной технической базы.

Крайне важным представляется вопрос взаимодействия культур России и Китая в контексте современной общекультурной ситуации. Как было показано выше, явление глобализации во многом оказывает формирующее воздействие на состояние мировой культуры. Глобализация неотъемлемо связана с упрощением коммуникаций, развитием информационных систем, возникновением глобального рынка и т.п., что может интерпретироваться как возникновение новых возможностей диалога между народами, странами, культурами. Однако если рассматривать сегодняшние тенденции развития этого феномена, то можно обнаружить, что глобализация в том виде, в котором она происходит на наших глазах, таит в себе немало опасностей для сферы культуры.

Очевидно, что глобализация может послужить фактором унификации мирового культурного пространства (это утверждение подтверждается, например, распространением по всему миру единых шаблонов массовой культуры, воспроизводимых с одинаковым успехом в большинстве стран и имеющих лишь незначительные национальные особенности) и стать серьезной опасностью для национальных самобытных элементов культур. Подобные тенденции становятся еще более опасными, когда для их продвижения используются достижения прогресса современного постиндустриального общества (например, мощнейшая система средств массовой информации).

Однако плоды глобализации могут использоваться и для укрепления плюрализма современного мультикультурного пространства. В этом аспекте наиболее важным представляется укрепление и развитие национальных культур, которые, собственно, и являются залогом мирового культурного разнообразия. Именно в этом контексте необходимо интерпретировать взаимодействие между различными локальными культурами. Рассматривая культурные контакты России и Китая в этом аспекте, можно прийти к двум основным выводам. Во-первых, очевидно, что диалогическая модель культурного сотрудничества как наиболее результативная и взаимовыгодная позволяет реализовать не только возможность знакомства с «другим» (в данном случае, с другой культурой), но и приводит к обогащению участников диалога и наиболее полному раскрытию и осознанию своего собственного культурного своеобразия. То есть, путь со-развития может привести лишь к обогащению российской и китайской культур без ущерба каждой из национальных культур.

Во-вторых, в условиях формирования глобального пространства развитие культурных коммуникаций между локальными культурами, эффективное взаимодействие национальных культур являются одними из наиболее действенных способов сохранить в общем глобальном пространстве многообразие мировой культуры. Важно отметить, что данный путь является более результативным, чем нигилистические антиглобалистские тенденции, выражающиеся в примитивном антизападном подходе.

Рассматривая российско-китайские культурные связи в аспекте диало-гизма, мы должны констатировать и тот факт, что настоящий период можно рассматривать только как определенный базис подлинного диалога культур, для осуществления которого необходимы усилия и стремления всего общества. Для создания подлинных диалогических отношений между двумя культурами важно преодолеть целый ряд проблем, среди них - многие общественные стереотипы, распространенные в двух странах (например, представления о китайской угрозе в России или отношение к Российской Федерации в КНР как к стране, утратившей статус великой державы). Важно отметить, что сама интенсификация культурных контактов, как и внимательное обращение к опыту культурного взаимодействия двух стран может стать важным фактором решения этих задач.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Лань Ся, 2010 год

1. Абдулатипов Р.Г. Человек. Нация. Общество. — М.: Политиздат, 1991. — 229 с.

2. Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального «Я». М.: Мысль, 1991.- 169 с.

3. Алексеев В. М. Наука о Востоке. — М.: Наука, 1982. 535 с

4. Аршавский В.В., Ротенберг B.C. Межполушарная асимметрия мозга и проблема интеграции культур // Вопросы философии. 1984. - № 4 -С. 78-86.

5. Ахиезер А.С. Прогнозирование социокультурной динамики России: вопросы методологии и некоторые результаты // Проблемы прогнозирования. 1993. - № 5. - С.71-77.

6. Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта (социокультурная динамика России). Т.1. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 1987. — 805 с.

7. Батищев Г.С. Единство и борьба противоположностей/УБолыпая советская энциклопедия. — М., 1974. — Т.9. — С. 68-69.

8. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М.: Художественная литература, 1979. 412 с.

9. Белкин Д.И. А.С.Пушкин и китаевед о. Иакинф (НЛ.Бичурин) // Народы стран Азии и Африки. 1974. - №6. - С. 57-62.

10. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. — М.: Наука, 1990. 220 с.

11. Бердяев Н.А. Русская идея. М.: Фолио, 2002. — 624 с.

12. Бердяев Н.А. О характере русской религиозной мысли XIX века // Бердяев Н.А. Избранные работы. -М.: Акведук, 1991. С. 4-19.

13. Библер B.C. От наукоучения к логике культуры: Два философских введения в двадцать первый век. - М.: Политиздат, 1990. - 413 с.

14. Библер B.C. Михаил Михайлович Бахтин, или Поэтика и культура. — М.: Прогресс, 1991. 176 с.

15. Бирюков М.Д. Глобализация и культура. — Харьков: Посейдон, 2002. — 423 с.

16. Блинников. JI.B. Краткий словарь философов. -М: Наука, 1994. 386 с.

17. Боревская Н.Е. СССР и КНР на пути укрепления связей в области высшего образования // Проблемы высшего образования. -М.: Наука, 1987. -С. 123-169.

18. Боревская Н.Е. Образование // Китайская Народная Республика в 2004г. Политика, экономика, культура. М.: ВДВ РАН, 2005. С. 227-239.

19. Ван Мэн, Шэнь Жун, Фэн Цзинцай. Современная китайская проза. — М.: Известия, 1984. 240 с.

20. Васильев JL С. Древний Китай. Т. 1 М.: Восточная литература, 1995. — 378 с.

21. Васильев JI.C. Проблемы генезиса китайской мысли: (Формирование основ мировоззрения и менталитета). — М.: Наука, 1989. — 309 с.

22. Берлин Е. По «остаточному» принципу // Эксперт. 2000. - № 27. - С. 27-29.

23. В.К. О революционном искусстве Китая // Творчество. 1938. - № 12.

24. Гао Синцзянь. Право литературы на существование (Нобелевская лекция) // Звезда. 2000. -№ 10. С. 56-63.

25. Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917-1991. М.: РОС-СПЭН, 2002. - 400 с.

26. Гране М. Китайская мысль. -М.: Республика, 2004. 526 с.

27. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. -М.: Книга, 1991. 574 с.

28. Дацышен В.Г. История изучения китайского языка в Российской империи. Красноярск. Красноярский государственный университет, 2000. -110 с.

29. Декларация принципов международного культурного сотрудничества // Проект Предпринимательское право, www.businesspravo.ru).

30. Демин JI.M. Взаимодействие культур и проблема культурного влияния. -М.: РУДН, 1999.- 176 с.

31. За новое политическое мышление в международных отношениях: Внешнеполитические аспекты Перестройки. Документы и материалы. — М.: Политиздат, 1987. — 575 с.

32. Иванов В.В. Чет и нечет: Асимметрия мозга и знаковых систем. — М.: Советское радио, 1978. 184 с.

33. Иванов Д.В.Эволюция концепции глобализации // Санкт-Петербургский государственный университет. Факультет социологии. (www.soc.pu.ru/person/ivanov/evolution.shtml).

34. Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие. М.: Логос, 2000. - 431 с.

35. Ионин Л.Г. Философия и методология эмпирической социологии. -Мо.: Издательство Высшей школы экономики, 2004. 364 с.

36. История отечественного востоковедения до середины XIX века / А.А. Вигасин, А.П. Базиянц, А.Д. Дридзо и др. М.: Наука, 1990. - 435 с.

37. История отечественного востоковедения с середины XIX века до 1917 г./А.А. Вигасин, А.П. Базиянц, А.Д. Дридзо и др. М.: Восточная литература, 1997.-536 с.

38. История Российской духовной миссии в Китае. Сб. ст. М.: Изд-во Свято-Владимирского Братства, 1997. — 415 с.

39. История Китая / Под ред. А.В. Меликсетова. М.: Изд-во МГУ, 1998. -736 с.

40. Каган М.С., Хилтухина Е.Г. Проблема «Запад-Восток» в культурологии: Взаимодействие художественных культур. М.: Восточная литература, 1994. -160 с.

41. Калуцков В.Н. Этнокультурное ландшафтоведение и концепция культурного ландшафта // Культурный ландшафт: вопросы теории и методологии исследований. Семинар «культурный ландшафт». — Смоленск: СГУ, 1998.-С. 6-13.

42. Карапетьянц A.M. Китайская цивилизация как альтернатива средиземноморской // Общественные науки и современность. 2000. - № 1. - С. 132-138.

43. Карасева З.П. Проблемы современной культуры. СПб.: Чаша, 2002. -162 с.

44. Кириллов А. Эпизод из жизни Российской Духовной Миссии в Китае// Китайский благовестник. — 1999. — №2. С. 17-29.

45. Китайская культура 20-40-х годов и современность: Сб. ст. / Отв. ред. В.Ф.Сорокин. М.: Наука, 1993.-262 с.

46. Китай в мировой и региональной политике. (История и современность) / Ред. Яковлев А.Г. М.: ИДВ РАН, 2001.-198 с.

47. Китайская Народная Республика в 2000 г.: Политика, экономика, культура. -М.: ИДВ РАН, 2001.-436 с.

48. Китайская философия: Энциклопедический словарь. -М.: Мысль, 1994. 573 с.

49. Кляйнерт М. Глобализация и культурный плюрализм // Международная политика. 1998. - № 8. - С. 25-37.

50. Кобзев А.И. Учение о символах и числах в китайской классической философии. М., 1994.

51. Кондаков И.В. Культурология: история культуры России. М.: ИКФ Омега-JI, Высшая школа, 2003. - 616 с.

52. Конрад Н.И Синология. -М.: Ладомир, 1995. 621 с.

53. Кравцова М.Е. Поэзия древнего Китая: Опыт культурологического анализа. Антология художественных переводов. СПб.: Центр "Петербург. Востоковедение", 1994. — 543 с.

54. Кувалдин В.Б. Глобализация международных отношений: единое мировое сообщество или дифференциация наций? // Космополитис: Альманах. 1999. - С. 57-68.

55. Кузнецова Т.В. Предпосылки и пути проникновения русской книги в Китай (XVII XIX вв.) // Вестник дальневосточной государственной научной библиотеки. — 2000. - № 2. - С. 53.

56. Культурология. Учебное пособие // Российский университет дружбы народов // Институт дистантного образования fwww.ido.edu.ru/ ffec/cult/cu3 -1 .html).

57. Культурология. XX век. Энциклопедия. Т. 2. СПб: Университетская книга - Алетейя, 1998. — 446 с.

58. Ларин В.Л. Китай и Дальний Восток России в первой половине 90-х: проблемы регионального взаимодействия. Владивосток: Дальнаука,1998.-283 с.

59. Ларин В.Л. Российско-китайские отношения в региональных измерениях (80-е годы XX начало XXI). - М.: Восток-Запад, 2005. - 390 с.

60. Лань Ся. Проблема различия между даосизмом и конфуцианством // Российское общество XXI века в контексте глобальных трансформаций: социально-философский аспект. М.: МГУКИ, 2002. - С. 47-50.

61. Лань Ся. Реформы в системе просвещения Китая // Интеграционные процессы в культурной и образовательной сферах: Сб. тезисов. — М.: МГУКИ, 2001.-С. 149-151.

62. Лань Ся. Современные тенденции развития социальной сферы КНР // Историческое единство человечества и многонациональных культур: Сб. тезисов. -М.: МГУКИ, 2000. С. 101-103.

63. Лань Ся. Специфика российско-китайских культурных контактов (XVII-XIX вв.) // Философско-культурные традиции. М.: МГУКИ, 2005.-С. 63-70.

64. Ланьков А.Н. Христианство в Корее // Проблемы Дальнего Востока.1999.-№2.-С. 34-47.

65. Ленинская политика СССР в отношении Китая / Под ред. М.И. Слад-ковского. — М.: Наука, 1968. -256 с.

66. Лифинцева Т.П. Философия диалога Мартина Бубера. — М.: Институт Философии РАН, 1999. 133 с.

67. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и Славянство. М.: Республика, 1996. -799 с.

68. Литература и искусство КНР, 1976-1985 / Отв. ред. В.Ф. Сорокин. М.: Наука, 1989.-237 с.

69. Лихачев Д.С. Русь. История и художественная культура X-XVII веков. М.: Искусство XXI в., 2003. - 488 с.

70. Личность в традиционном Китае: Сб. ст./Отв. ред. Л.П.Делюсин. М.: Наука, 1992. - 327 с.

71. Ломанов А.В. Христианство и китайская культура. М.: Восточная литература, 2002. - 446 с.

72. Ломейко В.Б. Глобализация вынуждает к партнёрству // Восток Запад: историко-литературный альманах. - М.: Восточная литература, 2002. -С. 30-34.

73. Лотман Ю.М. Автокоммуникация: "Я" и "Другой" как адресаты (О двух моделях коммуникации в системе культуры) // Лотман Ю. М. Се-миосфера. СПб.: Искусство-СПб, 2000. - С. 163-177.

74. Лотман Ю.М. История и типология русской культуры. — СПб.: Искусство-СПб, 2002. 768 с.

75. Лукин А. Образ Китая в России (до 1917 г.) // Проблемы Дальнего Востока. 1998.-№ 5, 6.

76. Лукьянов А.Е. Истоки Дао: Древнекитайский миф. М.: НПО "ИН-САН", 1992.-153 с.

77. Лурье С.В. Историческая этнология. М.: Академический проект, 2004.-622 с.

78. Лю Вэньфэй. Перевод и изучение русской литературы в Китае // Новое литературное обозрение. — 2004. — № 69. С. 58-69.

79. Малявин В.В. Китай в XVI-XVII веках: Традиция и культура. М.: Искусство, 1995.-288 с.

80. Малявин В.В. Китайская цивилизация. М.: ACT, 2001 - 632 с.

81. Марков Б.В. Знаки бытия. М.: Наука, 2001. - 567 с.

82. Материалы XXII съезда КПСС. Сб. док. М.: Госполитиздат, 1962. -464 с.

83. Мелихов Г.В. Китайские гастроли: Неизвестные страницы из жизни Ф.И.Шаляпина и Н.Вертинского. М.: Институт российской истории, 1998.-132 с.

84. Мелихов Г.В. Российская эмиграция в Китае (1917-1924 гг.). М.: Институт российской истории, 1997. - 245 с.

85. Михеев А. Алеет Восток // Время новостей. 2000. - №146 (13 окт.)

86. Мнацаканян М.О. Глобализация, интернационализация и национальные культуры // Вторые Горчаковские чтения «Мир и Россия на пороге XXI века» 23-24 мая 2000 г. Ч. 2. М.: МГИМО (У) МИД России, 2000. - С. 87-91.

87. Моисеев Л.В. Российско-китайское, партнерство: новые рубежи (к итогам визита в Россию Председателя КНР Цзянь Цзэминя) // Проблемы Дальнего Востока. 1997. -№3. - С. 14-23.

88. Молок Н. Куда приводят мечты // Артхроника. 2003. - № 3/4. - С. 6682.

89. Мясников B.C. Договорными статьями утвердили: Дипломатическая история русско-китайской границы, XVII-XX вв. М.: РИО Мособлуп-рполиграфиздата, 1996. -482 с.

90. Мясников B.C. Россия и Восток: ретроспектива взаимосвязей // Восток — Запад: историко-литературный альманах. М: Восточная литература, 2002.-С. 35-46.

91. Мясников B.C. Россия и Китай: контакты государств и цивилиза-ций//Общественные науки и современность. 1996. - №2. - С. 72-80.

92. Мясников B.C., Тарасов В.Н. Труды и дни Николая Спафария // Проблемы Дальнего Востока. 1985. - № 2, 3.

93. Мясников B.C. Три нормы и пять прельщений: особенности российско-китайских отношений // Родина. 2004. — № 10. — С. 19-22.

94. Нестеров В. Старшина Васков и учитель Конфуций // Газета.ги. — 2005. 7 мая. Cwww.gazeta.ru/2005/05/07/oa 157002.shtml).

95. Новейшая история Китая (1928-1949). М.: Наука, 1984. - 439 с.

96. Облачная обитель. Поэзия эпохи Сун (X-XIII вв.) Антология. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2000. — 240 с.

97. Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. -М.: МГИК, 1994.-214 с.

98. Панарин А. С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях стратегической нестабильности. М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 272 с.

99. Панченко М.Ю. Российско-китайские отношения и обеспечение безопасности в ATP. М.: Научная книга, 2005. - 202 с.

100. Парцвания В.В. Генеалогия отчуждения: от человека абстрактного к человеку конкретному. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. 374 с.

101. Переломов JI. С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. М. Наука, 1983. - 333 с.

102. Пескова Г.Н., Тихвинский C.JT. Никита Яковлевич (Иакинф) Бичурин (225 лет со дня рождения) / /Новая и новейшая история. 1977. — № 5. — С. 76-83.

103. Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн / Ред.-сост.: Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. -М.: Наука, 1993. 369 с.

104. Плеханов Г.В. Избранные труды. Заметки. М.: Политическая литература, 1927.-269 с.

105. Попов И.М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны. М.: ACT, 2004. -511с.

106. Радхакришнан С. Индийская философия. Т. 2. -М.: МИФ, 1993. 654с.

107. Рахманин О.Б. Из истории отношений СССР и Китая (1917-1991 гг.). -М.: Институт военной истории МО РФ, 1994. 64 с.

108. Рахманин О.Б. К истории отношений РСФСР, СССР, РФ с Китаем, 1917-1997: (обзор основных событий, оценки экспертов). — М.: Институт Дальнего Востока, 1999. — 293 с.

109. Руднев В.П. Словарь культуры XX в. М.: Аграф, 1997. - 384 с.

110. Румянцев Е.Н. Острые проблемы китайской политики. М.: РУСИНА-ПРЕСС, 2003.- 160 с.

111. Русско-китайские отношения в XIX веке: Материалы и документы. Т. 1 / Отв. ред. Тихвинский C.JI. М.: Памятники исторической мысли, 1995.- 1021 с.

112. Русско-китайские отношения в XVIII в.: Материалы и документы. Т. 2 / Отв. ред. Тихвинский C.JI. М.: Восточная литература, 1990. — 668 с.

113. Савицкий П. Н. Евразийство как исторический замысел // Континент Евразия. М.: Аграф, 1997. - С. 98-112.111а. Савицкий П. Н. Степь и оседлость // Россия между Европой и Азией: евразийский соблазн. -М.: ИФ РАН, 1993.-С.123-131.

114. Самойлов Н.А. Россия и Китай // Россия и Восток. СПб, 2000. Электронное издание Восточного факультета СПбГУ rwww.frinc.ru/snp/books/russiaorient/china.html).

115. Сборник российско-китайских договоров. 1949-1999 гг. / Карасин Г.Б. и др. М.: Терра-спорт, 1999. - 492 с.

116. Серова С.А. Китайский театр и традиционное китайское общество (XVI-XVII вв.). М.: Наука, 1990. - 278 с.

117. Скачков П. Е. История изучения Китая в России в XVII и XVIII вв.: краткий очерк // Международные связи России в XVII-XVIII вв. -М.: Наука, 1966.-С. 152-180.

118. Скачков П.Е. Очерки истории русского китаеведения. М.: Наука, 1977.-505 с.

119. Сказин Р.В. Русские в Пекине. М.: Сизарь, 2001. - 97 с.

120. Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.). -М: Наука, 1974. 440 с.

121. Смирнов А.В. Логика Смысла: Теория и ее приложение к анализу классической арабской философии и культуры. М.: Языки славянской культуры, 2001. - 503 с.

122. Советско-китайские отношения. 1917 1957 гг.: Сб. док. - М.: Восточная литература, 1959. - 548 с.

123. Соловьев В. С. Три силы // Новый мир. 1989. - № 1. - С. 198-199.

124. Сорокин П.А. Социальная мобильность. — М.: Academia, 2005. 588 с.

125. Степин B.C. Теоретическое знание. М.: Прогресс-традиция, 2003. -744с.

126. Су Фэнлинь. История культурных отношений Китая с Россией до середины XIX в. // Восток-Запад: Историко-литературный альманах. — М., Восточная литература, 2002. С. 52-106.

127. Титаренко М.Л. Россия и Восточная Азия: Вопросы международных и межцивилизационных отношений. — М.: Фабула-Кучково поле, 1994. — 319 с.

128. Титаренко М.Л. Россия лицом к Азии. -М.: Республика, 1998. 320 с.

129. Тихвинский С.Л. Китай в моей жизни (30-90-е годы). М.: Наука, 1992. - 159 с.

130. Тойнби А. Постижение истории. М.: Прогресс, 1996. - 680 с.

131. Толстой Н.И. Роль язычества в славянской культурной традиции // Славянские культуры и мировой культурный процесс: Материалы Международной научной конференции ЮНЕСКО. Минск, 1985.

132. Тренин Д.В. Китайская проблема России. М.: Московский центр Кар-неги, 1998.-57 с.

133. Федеральное законодательство о культуреfhttp://volgograd.mkrf.ru/index.php?p=/npd/npd 1У

134. Тураев В.А. Глобальные проблемы современности. -М.: Логос, 2001. -191 с.

135. Флиер А .Я. Массовая культура и ее социальные функции // Общественные науки и современность. — 1998. -№6. С. 138-148.

136. Фу Сюань. Новая русская литература в Китае // Русский язык за рубежом. 2001. - № 2. - С. 26-32.

137. Хохлов А.Н. П.И. Кафаров: жизнь и научная деятельность // П.И. Кафа-ров и его вклад в отечественное востоковедение (К 100-летию со дня смерти). Ч. 1. -М.: Наука, 1979. С. 19-22.

138. Хубер Д. Теория тендерной стратификации //Антология тендерных исследований. Минск: Пропилеи, 2000. - С. 77-99.

139. Цветко А.С. Советско-китайские культурные связи: Исторический очерк. -М.: Мысль, 1974. 133 с.

140. Чижиков В.М., Чижиков В.В. Введение в социокультурный менеджмент: Учебное пособие. М.: МГУКИ, 2003. - 382 с.

141. Шпенглер О. Закат Европы. В 2 т. Т. 1. - М.: Айрис-Пресс, 2003. - 528 е.; Т. 2. - М.: Айрис-Пресс, 2004. - 624 с.1. На китайском языке

142. Бань Си. Ханьлинью ши. (История Академии Ханьлинью). Пекин: Вэньхуа, 1988.-457 с.

143. Ван Силун. Чжун Э гуанси шилюэ (История китайско-российских связей). Ланьчжоу, 1995. - 319 с.

144. Ван Чун. Чжунго вэньхуа (Китайская культура в первой половине XX в.) Пекин: Жэньминь, 1995. - 476 с.

145. Ван Ян. Чжунго юй Элосы. Идзю шицзи. (Китай и Россия в XIX в.) -Пекин: Жэньда чубанынэ, 1988. 328 с.

146. Вэньсинь дяолун ичжэн. (Резной дракон сердца письмен с засвидетельствованными значениями). — Шанхай: Шанхай гуцзи чубаныне, 1989. — 464 с.

147. Ган Синь. Вэньхуа хэ шэхуй (Культура и общество). Шэньян: Хэъи, 2003.-427 с.

148. Гэ Баоцюань. Тань Чжун Э вэньцзы чжицзяо. (К вопросу о связях Китая и России в области культуры) // Чжунвай вэньхуа цзаолюши (История зарубежных культурных связей Китая). Чжэнчэоу, 1987. — С. 116-144.

149. Гэ У. Чжун Э гуанси лиши (История китайско-российских связей). — Шанхай: Жэньминь чубанынэ, 1997. -426 с.

150. Гэн Лунмин. Чжунго вэньхуа юй шицзе (Культура Китая и мир). -Шанхай: Вайюй цзяоюй чхубанынэ, 1992. 562 с.

151. Дин Фан. Чжунго вэньхуа ши. (История китайской культуры). — Пекин: Вэньхуа чхубанынэ, 2002. — 549 с.

152. И Хэ. Чжунго юй Эго пэню хайши буши. КНР и СССР друзья или враги? - Шанхай: Вайго чжэнчжи чубаньшэ, 1990. - 426 с.

153. Ли Минбинь. Чжунго вэньсюэ цзай Эго дэ чуфньбо. (Распространение китайской литературы в России) // Бэйцзин Дасюэ сюэбао. — 1990. — №4.-С. 14-18.

154. Ли Минбинь.Чжунго вэньсюэ цзай Э Су. (Китайская литература в России и СССР). Гуанчжоу: Вэньхуа чубаньшэ, 1992. - 275 с.

155. Ли Минбинь. Чжунго юй Э Су вэньхуа цзяолючжи. (Культурные связи между Китаем, Россией и СССР). Шанхай: Жэньминь чубаньшэ, 1998. -385 с.

156. Линь Цзюнь Чжун Су гуаньси (Китайско-советские отношения). — Харбин: Гоцзицзяолю чубаньшэ, 1991. 364 с.

157. Ли Дачжао. Дунси вэньмин гэньбэнь чжи идянь (Коренные различия цивилизаций Востока и Запада) // У сы цяньхоу Дун Си вэньхуа вэньти луньчжань вэньсюань. Пекин, 1985. - С. 56-69.

158. Ли Хуасин. Чжунго цзиньдай сысян ши (История китайской мысли нового времени). -Ханчжоу: Чжэцзян жэньминь чубаньшэ, 1988. 532 с.

159. Ли Хэлии. Чжунго синь вэньюэ ши яньцзю (Исследования по истории новой китайской литратуры). Пекин: Жэньминь чубаныпэ, 1976. — 366с.

160. Люй Чжэньюй. Цзяньмин Чжунго тунши (Краткая история Китая). Т. 1. Пекин: Лиши чубаныпэ, 1950.-339с.

161. Лунь Юй (Изречения Конфуция). — Тайбэй: Independent, 2003. 244 с.

162. Лян Шумин. Дун Си вэньхуа цзи ци чжэсюэ (Культуры Востока и Запада и их философии) // Лян Шумин цзюань. Чжунго сяньдай сюэшу цзиндянь. Шицзячжуан: Хэбэй цзяоюй чубаныпэ, 1996. — С. 1-230.

163. Ляочжай чжии. Хуйцзяо хуйчжу хуйпинь бэнь. («Записи о странном из кабинета. Ляо чжай». Со сводными редакторскими, лингвистическими и литературными комментариями). Шанхай: Шанхай гуцзи чубаныпэ, 1988.-448 с.

164. Ма Сюй. Си чаосяды чжунго сяньдай сицзюй. (Современный китайский театр в свете влияния западных течений). Нанкин: Линнань чубаныпэ, 1992.-273 с.

165. Оуян Цзюньси. Лунь у сы синь вэньхуа юньдун дэ жусюэ гэньюань (О конфуцианских истоках движения Четвертого мая за новую культуру) // Кун-цзы яньцзю. 1999. -№ 2. - С. 4-15.

166. Сулянь цан Чжунго няньхуа (Китайские лубочные картины в СССР). — Пекин: Мэйшу чубаныпэ, 1990. — 266 с.

167. У сы цяньхоу Дун Си вэньхуа вэньти луньчжань вэньсюань (Избранные материалы по дискуссии о культурах Востока и Запада до и после Четвертого мая). Пекин: Чжунго шэхуэй кэсюэ чубаныпэ, 1985. — 714 с.

168. Фэн Юлань. Чжунго чжэсюэ ши синь бянь (История китайской философии в новой редакции). Т. 3. Пекин: Бэйда чубаныпэ, 2001. - 239 с.

169. Хань Ань. Китайское традиционное искусство и социалистический реализм. Тайбэй. Вейцзиху, 1992. - 70 с.

170. Ху Вэй. Чжунго цзы юй чжонго вэньхуа (Иероглифическое письмо и китайская культура). Пекин, Бэйда чубаныпэ, 1993. - 349 с.

171. Цай Цзинцюань. Чу вэньхуа любянь ши (История распространения и трансформации чуской культуры. Ухань: сычжао чубаныпэ, 2001. — 256 с.

172. Цзян Вэньци, Ляо Хунцзюнь. Чжунго вэньхуа юй Эго (Китайская культура и Россия) // Чжунго вэньхуа юй шицзе. Шанхай: жэньминь чу-баньшэ, 1992. С. 126-154.

173. Цюй Цюбо. Вэньчжан, бяоди. (Статьи. Заметки.) — Пекин: Жэньминь чубаныпэ, 1953. -238 с.

174. Чжао Вэй. Чжунго вэньи луньчжань (Литературные дискуссии в Китае). Пекин: Чжунго гунжэнь чубаныпэ, 1993. — 396 с.

175. Чжунго лиши (История Китая) // Под. ред. Ван Цзуни. Т. 3 Цзинань: Цилу, 1991.-1614 с.

176. Чжунго мэйшу тунши (Общая история китайского изобразительного искусства). Т. 1-6. -Шаньдун: Шандун мэйшу чубаныпэ, 1988.

177. Чжу Ли. Чжунго цзай гоцзи вэньхуа гуаньси дэ чжигоу. (Китай в системе международных культурных связей). Пекин: Чжунго чжэнчжи чубаныпэ, 2003.-270 с.

178. Чу Сючи. Сяньцзай Чжунго (Китай сегодня). Цзинань: Шаньдун жэньминь чубанынэ, 1999. - 367 с.

179. Чэн Цзихуа. Чжунго дяньин фачжань ши (История развития китайского кино). Пекин, 1963. - 215 с.

180. Чэнь Ванхэн. Чжунго гудянь мэйсюэ ши (История классической китайской эстетики). — Хунань цзяоюй чубанынэ, 1998. — 1215 с.

181. Чэнь Ин. Чжунго чжэсюэ -Эрши шицзи. (Китайская философия в XX в.) Цзинань: Шаньдун жэньминь чубаныпэ, 2002.-351 с.

182. Ши Чжунъин. Вэньхуа дэ шичжун. (Начало и конец культуры). — Хан-чжоу: Жэньцзяо чубаньшэ, 2003. 316 с.1. На западных языках

183. Bockover М. I. Confucian values and the Internet: a potential con-flict//Journal of Chinese Philosophy.- 2003. № 30:2. - P. 159-175.

184. Cahen G. Some Early Russo-Chinese Relation. Shanghai, 1939 - 173 p.

185. Chen Xiaoming. The Disappearance of Truth: From Realism to Modernism in China// Socialist Realism and Literary Practice in the Soviet Union, East Germany and China. Critical Studies. № 6. Amsterdam: Rodopi, 1996. — P.158-65.

186. China//Reporters Without Borders ('http://www.rsf.org/article.php37id article=7237\

187. Forke. A. Geschichte der alten chinesischen Philosophie. Hamburg: Cram, de Gruyter & Co., 1964. - 594 s

188. Foust C. Muscovite and Mandarin, 1927-1805. Chapel Hill, 1969. - 172 p.

189. Fung Yu-lan. A Short History of Chinese Philosophy. N.Y.: The Free press, 1997. -355 p.

190. Ge Baoquan. The Influence of Russian Classical Literature on Modern Chinese Literature Before and After the May Fourth MovementZ/Interliterary and Intraliterary Aspects of the May Fourth Movement 1919 in China. — Bratislava: Veda, 1990 P. 213-222.

191. Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Oxford: Polity Press, 1991. - 256 p.

192. Henderson W. C. History of Chinese art. Cambridge, 2003. - 232 p.

193. Huntington S.P. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. N.Y.: Simon & Schuster, 1996 367 p.

194. Kikuchi M. Creativity and Ways of Thinking: Japanese Style // Physics Today. 1981. - P. 42-51.

195. Mancall M. Russia and China. Their Diplomatic Relations to 1728. — Cambridge, 1971.-265 p.

196. Mann, M. A Crisis in Stratification Theory? Persons/ Households/ Families/ Lineages, Genders, Classes and Nations//Gender and Stratification. — Berkley: Polity Press, 1986. P. 40-57.

197. McGowan S. Chinese Underground Art. Cambridge, Mass.: University art press, 2002. - 98 p.

198. Pang Tao. Between East and West. Taipei: New press, 1996. - 195 p.

199. Robertson R. Mapping the Global Condition: Globalization as the Central Concept // Global Culture. London, 1990. - P. 78-911.

200. Sassen S. Territory and Territoriality in the Global Economy // International Sociology. 2000. - № 2. - P. 345-392.

201. Sivin N. Chinese Alchemy: Preliminary Studies// Harvard Monographs in the History of Science. 1968. -№ 1. - P. 28-56.

202. Starostin S. Nostratic and Sino-Caucasian // Explorations in language macro-families. Bochum, 1989. - P. 56-63.

203. Therborn G. Globalizations: Dimensions, Historical Waves, Regional Effects, Normative Governance // International Sociology. 2000. - № 2. - P. 118-139.

204. Tu Weiming. The Creative Tension between Jen and Li // Philosophy East and West. 1968. Vol. 18. № 1-2.

205. Yang Lan. «Socialist Realism» versus «Revolutionary Realism plus Revolutionary Romanticism».//Socialist Realism and Literary Practice in the Soviet Union, East Germany and China. Critical Studies № 6. Amsterdam: Rodopi, 1996.-P. 88-105.

206. Интернет сайты информационных агентств, средств массовой информации, электронных банков документов и т.п.

207. Агентства Бизнес Новостей — информационное агентство. (www.abnews.ru).

208. Голос России российская государственная радиовещательная компания. (www.vor.ru).

209. Жэньминь Жибао — информационный портал газеты Жэньминь Жибао. Cwww.people.com.cn).

210. Интерфакс международное информационное агентство. (www.interfax.ru4).

211. Интерфакс-Регион информационное агентство. (www.ifregion.ruX

212. Информационное Агентство Бизнес Новостей, (www.abnews.ru).

213. ИТАР ТАСС международное информационное агентство (www.tass.ru).

214. Китай-Ру — информационный портал, (www.kitairu.nety

215. Маркетинг и Консалтинг информационно-аналитическое агентство (www.iamik.ru).

216. Посольство Китайской Народной Республики в России — Интернет сайт. Собрание материалов, (www.chinaembassv.ru).

217. Посольство Российской Федерации в Китае — Интернет сайт. Собрание материалов, (www.russia.org.cn).

218. Российское Информационное Агентство «Новости» международное информационное агентство (www.rian.ru).

219. Русско-Китайское Коммуникационное Агентство (www.ruschina.net).

220. Синьхуа международное информационное агентство. (www.xinhua.net).

221. Собрание актов Президента и Правительства Российской Федера-ции//Научно-технический центр правовой информации «Система», (http ://www. svstema.ru).

222. Собрание правовых актов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (wbase.duma.gov.ru/ntc).

223. Фильм.Ру национальный кинопортал, (www.film.ru).

224. Чжунго циннянь чубаныиэ (Издательство: Молодежь Китая). (www.cyp.com.cn)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.