Социальная защита детей и подростков в Среднем Поволжье в 1941-1950 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Рокутова, Ольга Александровна

  • Рокутова, Ольга Александровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2008, СамараСамара
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 264
Рокутова, Ольга Александровна. Социальная защита детей и подростков в Среднем Поволжье в 1941-1950 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Самара. 2008. 264 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Рокутова, Ольга Александровна

Глава I.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕТСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ В 1941 - 1950 гг.

1.1. Нормативно-правовые основы деятельности детских учреждений

1.2. Организация обучения и воспитания в детских учреждениях

1.3. Медицинская помощь и оздоровление детей

Глава II.

БОРЬБА С БЕСПРИЗОРНОСТЬЮ И БЕЗНАДЗОРНОСТЬЮ В УСЛОВИЯХ ВОЙНЫ И ПОСЛЕВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

2.1. Организационно-правовая база борьбы с беспризорностью и безнадзорностью несовершеннолетних

2.2. Формы и методы профилактики детской беспризорности и безнадзорности в регионе в 1941 — 1950 гг.

2.3. Деятельность региональных органов НКВД - МВД по борьбе с детской безнадзорностью, беспризорностью и преступностью

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Социальная защита детей и подростков в Среднем Поволжье в 1941-1950 гг.»

Актуальность темы исследования. Великая Отечественная война — одно из крупнейших событий истории России XX века. Время послевоенного развития — это страница беспримерного подвига советского народа, сумевшего в условиях масштабной разрухи, неурожая и голода восстановить хозяйство, «вдохнуть» жизнь в истощенное тяготами войны общество. В истории нашей страны 1940-е гг. стали периодом колоссального напряжения всех материальных и духовных ресурсов, явившимся серьезным испытанием для всего общества, в том числе и для его маленьких граждан. Многие дети навсегда или на время лишились родителей и родного дома. Обездоленность выражалась не только в потере близких: была уничтожена привычная атмосфера семейной заботы и любви, необходимая для психологического здоровья ребенка. На рубеже XX—XXI вв. российское общество столкнулось с проблемами, которые во многом перекликаются с событиями военной и послевоенной эпохи.

С конца 1980-х гг. Российская Федерация переживает сложное время кардинальной перестройки всех сфер общественной жизни. Следствием проводимых преобразований явилась ситуация крайней социальной нестабильности. Отсутствие средств к нормальному существованию, угроза безработицы, рост цен на продукты питания, товары и услуги, переоценка принципов, казавшихся долгое время верными и незыблемыми — все это и многое другое в значительной мере определяет увеличение стрессовых ситуаций среди населения, неблагоприятно сказывается на психологическом климате в существующих семьях. Происходит дискредитация семейных ценностей в целом. В таких условиях дети как наиболее слабый, незащищенный слой общества страдают больше всего. По подсчетам специалистов в России каждый год из дома убегают порядка 50 тыс. несовершеннолетних1. В последние годы увеличивается число беспризорных и безнадзорных детей, масштабы так называемого социального сиротства приобретают угрожающие размеры. По оценкам Совета Федерации РФ и неза

1 Алексеева Л.С. О насилии над детьми в семье // Социологические исследования. 2003. № 4.

С. 78. висимых экспертов в 2002 г. в стране насчитывалось 3-4 млн. беспризорных детей, в то время как в 1921 г. их численность по разным данным составляла от 4,5 до 7 млн.1 Беспризорные и безнадзорные дети, для большинства которых характерны девиантные формы поведения, очень часто несут в себе конфликто-генность — свойство, характеризующее предрасположенность социального субъекта к конфликтным взаимодействиям с другими членами общества. Рост числа таких детей в обществе влечет за собой и рост социальной напряженности.

Несмотря на законы и программы, направленные на защиту детей и подростков, система их медицинского обслуживания, обеспечения образовательными и другими услугами имеет ряд серьезных недостатков. К началу 2000-х гг. специалисты Института детства Российского детского фонда, охарактеризовав существующую социальную политику как политику «латания дыр», признали, что в стране отсутствует система социальной защиты детей2.

Недостаточное внимание государства и общества к указанным проблемам является серьезным препятствием на пути современных преобразований в стране. Необходимо на основе системного подхода разрабатывать комплекс мер, направленных на социальную защиту детей и подростков. Эффективность создаваемой системы во многом зависит от ее научного обоснования. В связи с этим безусловную теоретическую и практическую значимость приобретает уникальный национальный опыт, накопленный в сфере социальной политики в отношении детей в страшные годы Великой Отечественной войны и первой послевоенной пятилетки. Очевидна необходимость проведения научного анализа и осмысления мероприятий, инициированных государственными и партийными органами, с учетом современных требований, предъявляемых к исторической науке.

1 Арефьев А.Л. Беспризорные дети России // Социологические исследования. 2003. № 9. С. 61.

2 Рыбинский Е.М., Кузнецова Л.В., Несмеянова М.И. Государственная социальная политика в интересах детей // Социологические исследования. 1998. № 12. С. 79-82.

Научная актуальность исследования заключается в том, что изучение данной темы позволяет получить новое знание по проблеме социальной защиты детей, при этом рассматриваются не отдельные аспекты и сюжеты данного направления социальной политики, а целостная система охраны подрастающего поколения, действовавшая в 1940-е гг. В научный оборот были введены рассекреченные и неизвестные ранее документы, в ином ракурсе рассмотрены известные источники.

Одним из неотъемлемых принципов гражданского общества, формирующегося в современной России, является общественная активность его членов. В связи с этим особую актуальность приобретает опыт общественной инициативы, накопленный за годы существования СССР в системе взаимоотношений «общество - дети».

Большой интерес, проявляемый сегодня многими исследователями к тендерным проблемам общественного развития, когда в рамках социологии, политологии и других наук рассматриваются вопросы, связанные с определением места и роли половозрастных групп, обуславливает необходимость серьезного изучения данных проблем в контексте социальной истории.

Таким образом, актуальность исторического исследования проблем социальной защиты детей и подростков в России обусловлена научными и практическими задачами. Изучение региональных особенностей реализации социальной политики в отношении детей и подростков позволяет не только выявить специфику решения исследуемых проблем на местах. Исследователь получает возможность составить более целостное и объективное представление об основных направлениях социальной защиты подрастающего поколения в целом в стране: определить ведущие тенденции их применения, выявить как позитивные, так и негативные аспекты осуществлявшейся практики, определить ее эффективность.

Объект исследования — система социальной защиты детей и подростков в 1941 - 1950 гг.

На сегодняшний день под социальной защитой понимается система принципов, методов, законодательно установленных государством гарантий, мероприятий и учреждений, обеспечивающих предоставление оптимальных условий жизни, удовлетворение потребностей, поддержание жизнеобеспечения и деятельного существования личности1. В данном исследовании система социальной защиты рассматривается в отношении несовершеннолетних младенческого, дошкольного и школьного возраста, а также подростков до 17 лет.

Предметом исследования являются нормативно-правовые основы охраны детей и подростков; деятельность региональных советских, партийных органов, различных детских учреждений, общественных организаций и общественности в сфере жизнеобеспечения и воспитания подрастающего поколения; организация борьбы с беспризорностью, безнадзорностью и детской преступностью.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1941—1950 гг. В годы Великой Отечественной войны проблемы, связанные с социальной защитой детей, приобрели особую остроту и значимость. В послевоенные годы их решение оказалось трудновыполнимым в условиях восстановления хозяйства и голода 1946-1947 гг. Таким образом, и в 1941—1945 гг., и в период 1945-1950 гг. перед государством и обществом стояли в целом одинаковые задачи: сохранить жизнь и здоровье детей, обеспечить их обучение и воспитание. В 1950 г. завершилась реализация четвертого пятилетнего плана социально-экономического развития, было восстановлено промышленное производство, уровень жизни городского населения приблизился к предвоенным показателям. К этому времени в целом были решены такие острые проблемы, как устройство детей-сирот и преодоление широкомасштабной детской беспризорности.

Территориальные рамки работы включают две области Среднего Поволжья: Куйбышевскую и Ульяновскую. В 1943 г. Ульяновская область, вхо

1 Российская энциклопедия социальной работы. М., 1997. Т. 2. С. 262. дившая в состав Куйбышевской, получила статус самостоятельной территориально-административной единицы. Данный регион в силу конкретно-исторических обстоятельств, значительного экономического и культурного потенциала, а также определенного стратегического и географического положения внес огромный вклад в дело победы в Великой Отечественной войне и послевоенного восстановления страны.

Степень изученности проблемы. В основу периодизации историографии рассматриваемой темы целесообразно положить различия методологии познания исторической действительности, а также степень доступности для исследователя источников и их вовлеченности в научный оборот. Для советской историографии характерно изучение исторических процессов сквозь призму марксистско-ленинской концепции социального развития, в период господства коммунистической идеологии определенные события и явления либо искажались, либо вовсе замалчивались. Начало второго периода обозначилось в конце 1980-х - начале 1990-х гг., что было связано с кардинальными изменениями во всех сферах общественной жизни, ее деидеологизацией и демократизацией. Для данного периода характерен так называемый методологический плюрализм: научные подходы исследователей определяются различными философскими направлениями и концепциями. Особенно важно, что в это время существенно расширилась источниковая база изучения социальной политики советского государства в прифронтовых и тыловых регионах, положения различных групп населения в СССР.

Таким образом, исследования проблем охраны детства можно разделить на два периода: первый - с начала Великой Отечественной войны до конца 1980-х гг., второй начался в конце 1980-х — начале 1990-х гг. и продолжается по сей день. В рамках советского периода можно обозначить несколько этапов, выделенных на основе таких критериев, как динамика исследовательского интереса к вопросам защиты детства и содержательное изменение научных работ по данной проблематике.

Некоторые вопросы, связанные с реализацией основных направлений социальной защиты детей и подростков в 1940-е гг., нашли отражение в публикациях военных и первых послевоенных лет. Среди них можно выделить освещение изменений учебно-воспитательной работы советских школ, произошедших в условиях войны и послевоенного времени1; трудностей осуществления Закона о всеобуче , положения детей в оккупированных регионах ; сюжеты, раскрывающие формы заботы государства и общества об эвакуированных детях, детях-сиротах . Особое место среди публикаций этого времени занимают статьи тех людей, кто непосредственно участвовал в спасении детей в блокадном Ленинграде5. Поражают своей трагичностью воспоминания директора одной из школ города И.П. Кобыша о трудностях организации нового детского дома6. Немало публикаций посвящено проблемам деятельности

1 Данилов М. А. Учебно-воспитательная работа в условиях военного времени // Советская педагогика. 1941. № 10. С. 10; Ривес С. М. О постановке воспитательной работы в школьном интернате // Там же. 1941. № 11. С. 27 - 35; Зимин П. В. Об отмене в школе социалистического соревнования по вопросам учебной работы // Там же. 1944. № 7. С. 40 - 47; О задачах органов народного образования и школ Куйбышевской области в 1947 - 1948 учебном году. Куйбышев, 1947. С. 11-17; Дуринов A.A. Очерки истории школ и педагогического образования в Бурят-Монголии. Улан-Удэ, 1948.

2 Великая Отечественная война и школа // Начальная школа. 1941. № 7. С. 6-9; Как провести с родителями беседу о всеобуче // Там же. 1942. № 9. С. 41-44. Константинов H.A. Советская школа в годы Великой Отечественной войны // Советская педагогика. 1948. № 10. С. 45-57.

3 Ковальчук С. С. Школа и детский коллектив в Ржевском и Оленинском районах Калининской области // Советская педагогика. 1944. № 10. С. 52-56.

4 Куфаев В. И. Забота о детях в дни Отечественной войны // Советская педагогика. 1942. № 89. С. 24-25; Алпатов Н. И. Детские дома Узбекистана в период Великой Отечественной войны // Там же. 1943. № 8-9. С.55; Верзилин М. Н. Воспитание в детских домах во время войны // Там же. 1943. № 11-12. С. 60; Куприянов Т. Неустанно заботиться о детях фронтовиков // Начальная школа. 1943. № 1. С. 3-7; Новиков С. А. Детские учреждения для польских детей в СССР // Советская педагогика. 1945. № 8. С. 3; Аверин А. Из опыта воспитательской работы Горьковского Суворовского военного училища // Советская педагогика. 1948. №11. С. 72-80.

5 Лаврикова Е.Ф. Детские сады города Ленина // Дошкольное воспитание. 1942. № 11-12. С. 34-38; Раскин Л. Е. Ленинградские школы в дни Отечественной войны // Советская педагогика. 1942. № 11-12. С. 18-21.

6 Кобыш И. П. Из дневника директора 114-й средней школы г. Ленинграда // Советская педагогика. 1943. № 1. С. 60 - 62. дошкольных учреждений1, детского здравоохранения2, правовой защиты детей в советском государстве. В работах, вышедших в 1940-е гг., собран интересный фактический материал, демонстрирующий мужество и героизм советских граждан, проявленный при спасении тысяч маленьких граждан в условиях страшной войны. Однако, эти работы, касающиеся преимущественно периода Великой Отечественной войны, носят не аналитический, а скорее публицистический характер, формируя достаточно яркое представление о военном детстве.

На следующем этапе, в 1950 - 1960-е гг., интерес исследователей военного и послевоенного развития страны оказался сосредоточен, главным образом, на изучении проблем военных действий, экономических факторов, определивших победное завершение войны и успехи восстановления разрушенного хозяйства. В это время выходит фундаментальное исследование «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945», которое заключает в себе значительный фактический материал о жизни фронта и тыла в годы л войны , однако, проблемы защиты детей и подростков освещены здесь неполно и схематично. Изучение промышленного и сельскохозяйственного потенциала страны в 1940-е гг. обусловило повышенное внимание историков к различным вопросам участия в производстве таких социальных групп, как рабочие и крестьяне: условиям их труда, заработной плате, масштабам трудового вклада в дело хозяйственного развития. Обозначенные историографические особенности характерны для работ таких исследователей, как П.В. Соколов, C.JI. Фигурнов, Г.И. Шигалин, М.А. Двойнишников, B.C. Лельчук и др.4 Несмотря на недоста

1 Рыкова Ф.М. О работе детских садов Свердловской области во время войны // Дошкольное воспитание. 1941. № 11. С. 34; ЯфаеваХ. Забота о детях во время войны // Там же. 1941. № 12. С. 4-7; Коняхина Е, Выполним свой долг перед Родиной // Там же. 1942. № 5-6. С. 3-4.

2 Леушина A.M. Борьба за здоровье детей в городе-фронте // Дошкольное воспитание. 1943. № 11-12. С. 2-4; Матафонова H.A. Детские сады для туберкулезных детей // Там же. 1943. № 11-12. С. 38-39; Митерев Г.А. Забота о матери и ребенке — важнейшая государственная задача. М., 1944; Ковригина М.Д. Забота государства о матери и ребенке. М., 1945.

3 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945. В 6-ти томах. М., 1960.

4 Шигалин Г.И. Народное хозяйство Сибири в годы Великой Отечественной войны. М., 1960; Соколов П.В. Война и людские ресурсы. М., 1961; Фигурнов C.J1. Реальная заработная плата и рост благосостояния трудящихся СССР. М., 1965; Двойнишников М.А., Широков Г.В. точную объективность, ярко выраженную идеологическую направленность, рассматриваемые работы позволяют, хотя и не полностью, представить некоторые черты обеспечения и уровня жизни определенных социальных групп в 1940-е гг. Заметим, что полученные представления касаются и детей, которые в детском и отроческом возрасте полностью зависят от взрослых.

В конце 1960-х гг. появились первые серьезные исследования проблем обеспечения населения продуктами и промышленными товарами. Работа У.Г. Чернявского посвящена особенностям распределительной системы снабжения городского населения в годы войны, причем автор уделил внимание специфике этой системы в части детского снабжения1. Монография A.B. Любимова содержит интересные данные об организации системы питания для детей, о вариантах сочетания «карточной» оплаты и средств, выделявшихся государством2.

В период 1950 — 1960-х гг. вышли в свет обобщающие работы по истории народного образования в Советском Союзе3. В этих исследованиях на общесоюзном материале описываются в основном успехи, многочисленные достоинства советской общеобразовательной и высшей школы, начального и среднего специального образования, поступательное развитие содержания и методов учебно-воспитательного процесса. Все авторы единогласно признают, что Великая Отечественная война негативно отразилась на системе отечественного образования, затормозив его развитие . Несмотря на то, что основное внимание авторов сконцентрировано на проблемах дидактики и методики, в указанных работах представлен ценный фактический и статистический материал по неко

Восстановление и развитие народного хозяйства СССР — великий подвиг партии и народа (1946 - 1955 гг.). М., 1967; Лельчук B.C. Сменив мечи на орала. Рассказ о 4-й пятилетке (1946-1950 гг.). М., 1967.

1 Чернявский У.Г. Война и продовольствие. Снабжение городского населения в годы Великой Отечественной войны. М., 1969. С. 79-80.

2 Любимов A.B. Торговля и снабжение в годы Великой Отечественной войны. М., 1968. С. 37-40.

3 Народное образование в СССР / Под ред. И.А. Каирова и др. М., 1957; Народное образование в СССР / Под ред. М.А. Прокофьева и др. М., 1967; Дейнеко М.М. 40 лет народного образования в СССР. М., 1957; Трушин H.A. Сорок лет советской школы. (1917 - 1957 гг.). Исторический очерк. Астрахань, 1958.

4 Королев Ф.Ф. Успехи народного образования в СССР за 40 лет. М., 1957. С. 8. торым вопросам социальной защиты детей. Например, М.М. Дейнеко приводит сведения о сети детских домов в стране в 1940 г. и в 1950 г.1, об изменениях количества школ и учащихся в 1941 — 1950 гг. В тоже время в его работе поверхностно освещены вопросы, связанные с дошкольным образованием.

О повышенном внимании ученых-педагогов к проблемам советской системы образования, обозначившемся в период 1950 — 1960-х гг., свидетельствует то факт, что в этот период были защищены кандидатские диссертации Т.Б. Храбриковой, Т.Ф. Яркиной, П.Н. Мальцева и других исследователей , раскрывающие общесоюзные и региональные особенности работы отечественных школ. Интересна точка зрения Т.Ф. Яркиной о том, что успехи борьбы за всеобуч - это результат осуществления комплекса мер, направленных на преодоление безнадзорности, расширение опеки, патронирования, организацию различных детских учреждений3.

В 1950 — 1960-е гт. появляются исследования по истории тыловых регионов первой половины 1940-х гг., созданные как на основе общесоюзных материалов, так и путем изучения данных местных архивов. Среди них следует выделить сборник публикаций «Эшелоны идут на Восток. Из истории перебазирования производительных сил СССР в 1941 — 1942 гг.», где описываются сюжеты, связанные с эвакуацией населения, в том числе и детских коллективов4. Описательный характер носят и упоминания о проявлениях общественной и государственной заботы о семьях фронтовиков, эвакуированных детских учреждениях, приведенные в монографии Г.А. Докучаева5, работе A.M. Белико

1 Дейнеко М.М. Указ. соч. С. 206.

2 См. автореф. дне с. . канд. пед. наук: Храбрикова Т.Б. Школы Кировской области в годы Великой Отечественной войны. М., 1953; Мальцев П.Н. Школы Пензенской области в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). Пенза, 1953; Яркина Т.Ф. Школа РСФСР в период Великой Отечественной войны (1941 - 1950 гг.). М., 1954.

3 Яркина Т.Ф. Советская школа в годы Великой Отечественной войны // Советская педагогика. 1965. №5. С. 109-118.

4 Белоносов И.И. Эвакуация населения из прифронтовой полосы в 1941 — 1942 гг. // Эшелоны идут на Восток. Из истории перебазирования производительных сил СССР в 1941 - 1942 гг. М„ 1966. С. 15-30.

5 Докучаев Г.А. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне. Новосибирск, 1968. С. 278281.

Таким образом, очевидно, что в 1950 - 1960-е гг. были проведены исследования, затронувшие вопросы социальной защиты населения в 1940-е гг. либо косвенно, либо поверхностно. Однако накопленный историками фактический материал, серьезное внимание ученых-педагогов к проблемам общеобразовательной школы обусловили более пристальный интерес историков к проблемам положения различных социальных групп, обозначившийся в 1970 - 1980-е гг.

Исследования, появившиеся в 1970 — 1980-е гг. и затрагивающие проблемы социальной защиты детей и подростков в 1941 - 1950 гг., можно разделить на две группы.

Первая группа включает работы общесоюзного и регионального плана, в которых в качестве предмета исследования поставлена деятельность государственных и партийных структур, общественности, направленная на решение проблем эвакуации и реэвакуации, размещения производственных и людских ресурсов, сырьевого и кадрового обеспечения промышленности и т.д. В первую очередь, необходимо назвать работы Ю.В. Арутюняна, И.М. Волкова, B.C. Муромцевой, В.Ю. Соловьева и других авторов, которые посредством привлечения довольно широкого круга источников отражают государственную политику в отношении различных социальных групп, косвенно затрагивая и вопросы охраны детства2.

Большое значение имеет монография М.И. Лихоманова, JI.T. Позиной, Е.И. Финогенова «Партийное руководство эвакуацией в первый период Вели

1 Беликов A.M. Советский тыл в годы Великой Отечественной войны. (1941 - 1945). М., 1969. С. 40.

2 Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М., 1970; Волков И.М. Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоенные годы. Колхозы СССР в 1946 — 1950 годах. М., 1972; Мурманцева B.C. Советские женщины в Великой Отечественной войне. М., 1974; См. автореф. дисс. . канд. ист. наук: Мухаметшина Н.С. Роль женщины в социально-культурном строительстве Среднего Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). Куйбышев, 1985; Соловьев В.Ю. Организаторская деятельность коммунистической партии среди эвакуированного населения в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945. (на материалах партийных организаций Куйбышевской, Пензенской и Ульяновской областей). Куйбышев, 1986. кой Отечественной войны»1. Авторы подвергли серьезному изучению как положительные, так и негативные стороны работы с эвакуированными детьми и детскими учреждениями, признали большую роль общественной инициативы и помощи в сфере заботы о маленьких гражданах.

К выделенной группе следует отнести работы, раскрывающие вклад тыловых регионов в дело Победы, деятельность местных советов в первой половине 1940-х гг.

В книге A.M. Синицына «Всенародная помощь фронту» одна из глав посвящена заботе тружеников тыла о семьях фронтовиков и детях, оставшихся без родителей . Автор пытается составить объективное представление о формах и методах государственной политики в отношении сирот, показывает трудности материального обеспечения детских учреждений, преодоления такого негативного социального явления как детская беспризорность.

В 1970 — 1980-е гг. выходит большое количество работ, освещающих деятельность трудящихся Поволжья, развитие сельского хозяйства и промышленности в регионе в годы Великой Отечественной войны3. В книге «Трудящиеся Поволжья - фронту» авторы уделили серьезное внимание формам защиты семей военнослужащих, признав, что оказывавшаяся помощь не удовлетворяла полностью даже минимальные потребности этой категории населения4.

Исследователи деятельности местных Советов в первой половине 1940-х гг., не ставя перед собой специальной задачи изучить особенности социальной защиты подрастающего поколения, так или иначе, затрагивают определенные вопросы по данной проблеме5. JI.B. Храмков в монографии «Во имя Победы.

1 Лихоманов М.И., Позина Л.Т., Финогенов Е.И. Партийное руководство эвакуацией в первый период Великой Отечественной войны. Л., 1985.

2 Синицын A.M. Всенародная помощь фронту. М., 1985. С. 254-305.

3 Ванчинов Д.П. Военные годы Поволжья (1941 - 1945 гг.). Саратов, 1980; Вклад трудящихся Поволжья в победу советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. Куйбышев, 1983; Его же, Данилов В.Н., Ченакал Д.Д. Трудящиеся Поволжья - фронту. Саратов, 1984; Его же. Шабанов Н.И. Саратов — прифронтовой город. Саратов, 1984.

4 Ванчинов Д.П., Данилов В.Н, Ченакал Д.Д. Указ. соч. С. 153-154.

5 Храмков Л.В. Советы Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.). Автореф. дисс. . д-ра. ист. наук. Саратов, 1974. Его же. Во имя Победы. Деятельность ме

Деятельность местных Советов Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945)», анализируя различные направления работы местных властных структур, раскрывает некоторые формы и методы заботы о детях-сиротах, обращает внимание на организацию системы дополнительного детского питания, осуществление борьбы с беспризорностью1.

В 1970 — 1980-е гг., появляются многочисленные работы, в которых объектом изучения является деятельность партийных, государственных и комсомольских органов, общественных организаций, направленная непосредственно на обучение, воспитание, медицинское обслуживание подрастающего поколения, организацию защиты сирот и профилактики детской беспризорности.

В пределах выделенной группы исследования велись по ряду направлений. Во-первых, в течение рассматриваемого периода вышло значительно количество работ, посвященных деятельности системы народного образования, л общеобразовательной школы в различных регионах стране в 1940-е гг. Большой вклад в изучение работы школ Поволжья внесли В.А. Сыркин и И.В. Хрео нов . Значимым научным явлением в середине 1970-х гг. стала публикация стных Советов Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945). Саратов, 1978 и др. работы автора; Куликова Г.Б. Советы депутатов трудящихся в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. // Советский тыл в Великой Отечественной войне. Кн.1. М., 1974. С. 80-92; Перчиков Ю.А., Серебряков В.М. Культурно-просветительская деятельность местных Советов в 1941 — 1945 гг. (на материалах Волго-Вятского региона РСФСР) // Формы и методы укрепления советского тыла в годы Великой Отечественной войны. Горький, 1984. С.79-93.

1 Храмков Л.В. Указ. соч. С. 160-163.

2 Иванова Г.А. Общеобразовательная школа Башкирии в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.) // Науч. тр./ Куйбышев, пед. ин-т. 1972. Т. 111. Вып. 2. С. 162-178; Нелаева С.Ф. Общеобразовательная школа Западной Сибири в первый период Великой Отечественной войны // В грозные годы. Омск, 1973. С. 256-262; Ерегина Н.Т. Совершенствование системы школьного образования на селе в годы Великой Отечественной войны (на материалах Ярославской области) // Руководство социально-политическим и экономическим развитием советской деревни. Ярославль, 1982. С. 49-55.

3 Сыркин В.А. Они тоже ковали победу. О патриотическом подвиге учителей и школьников Средней Волги в годы Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. Куйбышев, 1970; Его же. Учителя Сталинграда в 1941 — 1945 гг. // Поволжье в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Куйбышев, 1980. С. 175-181; Хренов И.В. Патриотический подвиг учителей и учащихся школ Куйбышевской области в Великую Отечественную войну 1941 — 1945 гг. // Науч. тр./ Куйбышев, пед. ин-т. 1974. Т. 143. Вып. 4. С. 120-133. монографии С.А. Черника, переработанная и вновь изданная в 1984 г1. Автор не только анализирует процессы перестройки школы в военных условиях, борьбы за всеобщее обучение, состояние учебно-материального, кадрового обеспечения и т.д. Он показывает масштабы всенародной заботы о жизни и здоровье детей в обстановке войне, некоторые формы профилактики беспризорности на освобожденных от оккупации территориях2.

Примечательно, что в период 1970 — 1980-х гг. были защищены диссертации, посвященные проблемам советской школы 1940-х гг. Нельзя не заметить стремление большей части исследователей проанализировать не столько проблемы, стоявшие перед системой общеобразовательных школ, сколько участие партийных органов в их решении. Это, в свою очередь, обуславливает недостаточную полноту и объективность изучения основных вопросов школьного образования. Кроме того, подавляющее большинство указанных работ ограничено хронологическими рамками 1941 — 1945 гг., в то время как состояние школы в период послевоенного развития осталось практически не изученным.

В русле другого направления исследования велись в области изучения проблем детей-сирот, детского здравоохранения, устройства эвакуированных ребят и детских учреждений, преодоления беспризорности и безнадзорности

1 Черник С.А. Советская школа в годы Великой Отечественной войны. М. 1975; Он же. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны. Историко-педагогическое исследование. М., 1984.

2 Черник С. А. Советская общеобразовательная школа . .С. 83-97.

3 См. автореф. дисс. . канд. ист. наук: Иванова Г.А. Общеобразовательная школа Башкирской АССР в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941 - 1945 гг.). Куйбышев, 1973; Кузнецова Т.П. Общественно-политическая деятельность школьников Восточной Сибири в годы Великой Отечественной войны: (Из истории сов. школы). Иркутск, 1974; Хренов И.В. Деятельность партийных организаций Среднего Поволжья по руководству народным образованием в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.) (На материалах Куйбышевской, Пензенской и Ульяновской областей). Куйбышев, 1975; Глинкина Т.А. Роль рабочего класса в восстановлении и развитии материальной базы школьного образования. 1943 — 1950 гг. М., 1978; Скворцов Г.А. Деятельность партийных организаций Верхней Волги по руководству народным образованием в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.: (На материалах Ивановской, Костромской и Ярославской областей). М., 1989. несовершеннолетних1. В статье Е.М. Деларю собран интересный фактический материал о детских садах, воспитателях Сталинграда, об оздоровительных мероприятиях, проводившихся с детьми . С.А. Черник в публикации, посвященной проблемам детского жизнеобеспечения в военные годы, на основе общесоюзных данных дает характеристику такому интересному типу детского учреждения как школьный интернат, приводит сведения об организации санитарно-эпидемиологических мероприятий среди детей, устройстве детских доо мов, о ликвидации беспризорности . М.С. Зинич в статье, раскрывающей различные формы общественного участия в решении проблем подрастающего поколения в 1941 — 1945 гг., признает нравственную и социальную значимость общественного вклада4. В работе В.А. Сыркина приведены ценные фактические г данные об организации и деятельности детских домов Поволжья .

В рамках рассматриваемого направления в 1970 — 1980-е гг. были защищены диссертации Г.И. Александровой, Л. Т. Позиной и других историков, раскрывающие на материале региональных архивов формы и методы участия партийных органов в реализации социальной защиты детей первой половины

1 Синицын A.M. Забота о безнадзорных и беспризорных детях в СССР в годы Великой Отечественной войны // Вопросы истории. 1969. № 3. С. 20-29; Заднепровская Л.Д. Забота партии и правительства о детях в годы Великой Отечественной войны // Вместе с армией и народом. Волгоград, 1970. С. 64-79; Ее же. Участие комсомола в борьбе с детской безнадзорностью и беспризорностью в 1941 — 1945 гг. // Ленинский комсомол — боевой помощник КПСС в годы Великой Отечественной войны: Тез. выст. Сер. вторая. М., 1974. С. 129-131; Бутько В. Дети войны (О роли комсомола в организации помощи детям военнослужащих в годы Великой Отечественной войны) // Молодой коммунист. 1971. № 6. С. 55-58; Базаров Ф.Е. Борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны. (По материалам Омской области) // В грозные годы. Омск, 1973. С. 74-79; Федосеев A.C. Забота о здоровье детей в годы Великой Отечественной войны // Советское здравоохранение. 1985. № 12. С. 16-25; Поломский H.A. Забота трудящихся Удмуртской АССР о детях, оставшихся без родителей в годы войны // Удмуртская АССР - фронту. Ижевск, 1988. С. 111-139.

2 Деларю Е.М Забота о детях Сталинграда // Ист.-краевед. зап. Вып. 2. Волгоград, 1974. С. 3243.

3 Черник С.А. Борьба за жизнь и здоровье детей в годы Великой Отечественной войны // Советская педагогика. 1979. № 5. С. 9-15.

4 Зинич М.С. Всенародная помощь детям в период Великой Отечественной войны // Советская педагогика. 1985. № 5. С. 17-23.

5 Сыркин В.А. Детские дома Поволжья в годы Великой Отечественной войны // Патриотический подвиг трудящихся Поволжья в годы Великой Отечественной войны. Куйбышев, 1985. С. 108-114.

1940-х гг.1 В данных работах собран богатый фактический материал, выделены основные направления заботы о детях и подростках, а также особенности их реализации в тыловых регионах в годы военного лихолетья.

Таким образом, на протяжении советского периода была проделана серьезная работа в области изучения социальной структуры советского общества в 1941 - 1950 гг., вопросов жизнеобеспечения различных социальных групп, в том числе и детей, определены основные направления, формы и методы участия государственных и партийных органов, общественности в реализации социальной защиты советских граждан. Однако, строгие идеологические ограничения, действовавшие в исторической науке, закрытость многих архивных фондов не позволили ученым воссоздать полную и объективную картину социальной политики, проводившейся в отношении детей и подростков. Анализ советской историографии проблемы показывает, что наиболее изученными оказались социальные вопросы периода Великой Отечественной войны, в то время как проблемы защиты населения, существовавшие в первые годы послевоенного развития, так и остались не раскрытыми.

Новый период в изучении социальной защиты подрастающего поколения в 1941 - 1950 гг. начался на рубеже 1980 - 1990-х гг. Политические изменения,, произошедшие в России в начале 1990-х годов, позволили расширить применение различных методологических подходов, оказались рассекреченными многие архивные документы. В это время возрос интерес исследователей к дальнейшему изучению социальной политики советского государства, расширению круга познаваемых проблем и вопросов. Эти обстоятельства, а также весь опыт, накопленный в области изучения социальной защиты подрастающе

1 См. автореф. дисс. . канд. ист. наук: Александрова Г.И. Коммунистическая партия - организатор всенародной заботы о детях, оставшихся без родителей в годы Великой Отечественной войны (На материалах Калининской, Костромской и Ярославской областей). Иваново, 1977; Позина Л.Т. Забота коммунистической партии о подрастающем поколении в годы Великой Отечественной войны (на материалах Ленинградской партийной организации). Л., 1983; Зенкова Л.В. Деятельность коммунистической партии по охране и воспитанию детей в годы Великой Отечественной войны (на материалах партийных организаций Нижнего Поволжья). М., 1985. го поколения к началу 1990-х гг., обусловили выделение проблемы детства в качестве самостоятельного объекта для исторического исследования.

В современной научной и научно-популярной литературе оформились самые разнообразные направления исследовательского поиска, призванного воссоздать максимально полную, объективную картину социального положения, образа жизни, психологии детей и подростков в 1940-е гг. Учитывая данное обстоятельство, а также значительное количество различных сюжетов, затрагиваемых исследователями, рассматриваемые работы можно разделить на несколько групп.

К первой группе целесообразно будет отнести многочисленные монографии, статьи и диссертационные работы по истории социальной политики в 1941 - 1950 гг.1 Авторы рассматривают различные аспекты заботы о подрастающем поколении в контексте изучения деятельности государственных и партийных органов в сфере бытового, медицинского, культурного обслуживания тех или иных категорий населения. Для данных работ характерна достаточно объективная оценка жизнеобеспечения детей. Так, например, М.С. Зинич, характеризуя их как «важнейшую социально-демографическую группу, требовавшую посто

1 Палецких Н.П. Социальная политика на Урале в годы Великой Отечественной войны // Южноуральцы на фронте и в тылу. Челябинск, 1993. С. 128-154; Ее же. Система здравоохранения и медицинское обслуживание населения Урала в годы Великой Отечественной войны // Вестн. ЧГАУ. Челябинск, 1993. № 2. С. 23-34; Зинич М.С. Будни военного лихолетья, 1941 - 1945. Вып. 1-2. М., 1994; Ее же. Люди и власть: решение социальных проблем в годы Великой Отечественной войны // Личность, общество и власть в истории России: Системный компаративный анализ: Матер. III Международной конференции. М., 1998. С. 305309; Шалак A.B. Условия жизни и быт населения Восточной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945). Иркутск, 1998. См. автореф. дисс. . д-ра ист. наук'. За-гвоздкин Г.Г. Социальная политика ВКП (б) и Советского государства в годы Великой Отечественной войны. Л., 1991; Палецких Н.П. Социальная политика советского государства на Урале в период Великой Отечественной войны. Челябинск, 1996; Шалак A.B. Условия жизни населения Восточной Сибири (1940 - 1950 гг.). Иркутск, 2000; Крюков Н.П. исторический опыт социальной поддержки населения России и его использование в 1990-е годы XX века (на материалах Нижнего Поволжья). Саратов, 2003. См. автореф. дисс. . канд. ист. наук: Зяблицева C.B. Социально-бытовая сфера Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945). Кемерово, 1995; Горбулина И.В. Социальная политика советского государства в годы Великой Отечественной войны (на материалах Сибири). М., 2001; Исхакова Г.Р. Социальная политика советского государства в годы Великой Отечественной войны. На материалах Башкортостана. Уфа, 2002. янного внимания» признает, что «в военное лихолетье государство полностью не защитило детей»1. А.В. Шалак, осуществив детальное изучение основных форм защиты детей в годы войны, пришел к выводу, что все меры были направлены на «элементарное выживание», и цель эта оказалась достигнута . Заслуживает внимания суждение исследователя о социальной защите детей Восточной Сибири в 1946 - 1950 гг.: «Забота о детях как самостоятельное и достаточно выраженное направление политики местных органов власти практически исчезло» . Аналогичные выводы сформулированы в диссертации Е.И. Черевако4. Автор указывает на «вялый» характер государственной политики в сфере охраны материнства и детства в Тюменской области во второй половине 1940-х гг.

С глубоким изучением социальной политики 1940-х гг. связано переосмысление деятельности общественных организаций того времени. В диссертационной работе Т.А. Рафалюк показано содержание социальной работы отечественных профсоюзов в военное время, одним из значимых направлений которой являлась забота о детях5.

В состав рассматриваемой группы исследований следует включить работы, предметом изучения которых стали социальная адаптация, влияние специфики экономического, политического развития страны в 1941 - 1950 гг. на положение отдельные социальных групп: эвакуированных, женщин, крестьян и др.6 Диссертационное исследование В.В. Федотова раскрывает многогранный

1 Зинич М.С. Люди и власть: решение социальных проблем . .С. 308.

2 Шалак A.B. Социальные проблемы населения Восточной Сибири: (1940 - 1950 гг.). Иркутск, 2000. С. 137-153.

3 Там же. С. 153.

4 Черевако Е.И. Социально-политическое положение женщин Тюменской области (вторая половина 1940-х- начало 1990-х гг.). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Тюмень, 2005.

5 Рафалюк Т.А. Социальная деятельность профсоюзов в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 2003.

6 Зима В.Ф. Голод в СССР 1946 - 1947 годов: происхождение и последствия. М., 1996; Панина Н.В. Исторический вклад женщин в обеспечение стабильности тыла и организацию помощи фронту в годы Великой Отечественной войны. М., 2002; Потемкина М.Н. Эвакуация в годы Великой Отечественной войны на Урал: люди и судьбы. Магнитогорск, 2002; Ее же. Эваконаселение в Уральском тылу: опыт выживания // Отечественная история. 2005. № 2. С. 86-98; Федотов В.В. Социальное положение эвакуированного населения на территории процесс «вживания» эвакуированных, в том числе и детей, в социокультурную среду Поволжского региона1. Изучение налоговой политики в отношении крестьян, уровня их доходов, социально-бытового обслуживания в 1945 — 1950 гг., проведенное О.М. Вербицкой, В.П. Поповым и другими учеными, позволяет увидеть реальное положение обычной семьи колхозника, что имеет безусловное значение для составления объективного представления о проблемах послевоенного детства2.

Вторую группу научных работ составляют общероссийские и региональные исследования истории народного образования, деятельности общеобразовательной школы, дошкольных учреждений, а также публикации, посвященные

-з деятельности культурно-просветительских учреждений в 1940-е годы . В дан

Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны // Платоновские чтения: Сб. науч. тр. Самара, 2002. Вып. IV. С. 37-39; Усольцева H.JI. Охрана материнства и детства на. Южном Урале в годы Великой Отечественной войны // Тыл — фронту: Матер, конф., посвященной 60-летию великой Победы, 20-21 апреля 2005 г. Челябинск, 2005. С. 223-226.

1 Федотов В.В. Эвакуированное население в Среднем Поволжье в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.): проблемы размещения, социальной адаптации и трудовой деятельности. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 2004.

2 Вербицкая О.М. Российское крестьянство: От Сталина к Хрущеву. Середина 40-х — начало 60-х годов. М., 1992. Попов В.П Голод и государственная политика (1946 — 1947 гг.) // Отечественные архивы. 1992. № 6. С. 36-40; Его же. Причины сокращения численности населения РСФСР после Великой Отечественной войны // Социологические исследования. 1994. № 10. С. 76-94; Его же. Сталин и советская экономика в послевоенные годы // Отечественная история. 2001. № 3. С. 61-76; Безнин М.А., Димони Т.М. Повинности российских колхозников в 1930 - 1960-е гг. // Отечественная история. 2002. № 2. С. 96-111.

3 Дрыночкин В.В. Проявление черт тоталитарного социализма в осуществлении школьной политики в годы Великой Отечественной войны // Интеллигенция и политика. Иваново, 1991. С. 66-68; Поцелуев E.JI. К вопросу о социальном составе учащихся средних специальных учебных заведений в годы Великой Отечественной войны (на материалах РСФСР) // Социально-политические проблемы Великой Отечественной войны. Кострома, 1992. С. 129132; Храмкова Н.П. Культура Среднего Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.).: Учеб. пособ. Самара, 1993; Торопкин А.И. Учебно-воспитательная работа общеобразовательных школ области // Горьковская область в Великой Отечественной войне: взгляд через 50 лет. Н. Новгород, 1995. Ч. 1. С. 179-182; Дорошева O.A. Школа и война. 1941 - 1945 гг. (на материалах Чкаловской области) // Региональная научно-практическая конференция молодых ученых и специалистов Оренбуржья. Оренбург, 2000. С. 191-192; Калашников Е.В. Деятельность партийно-государственных органов Архангельской области в сфере народного образования накануне и в годы Великой Отечественной войны. Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Архангельск, 2000; Романов В.Ф. Школьное образование Чувашии в годы Великой Отечественной войны // Героическое и трагическое лихолетье. Смоленск, 2000. С. 243-247; Сперанский A.B. Трансформация региональной системы народного образования в годы Великой Отечественной войны (на примерах Урала) // Историческая наука и ных работах авторы подвергли тщательному анализу такие вопросы, как осуществление Закона о всеобуче, материальное, кадровое обеспечение учебного процесса, попытались дать реальную оценку многоплановой деятельности советского учителя. Были озвучены выводы, противоречащие существовавшим данным. Например, O.A. Дорошева в своей диссертации утверждает, что к концу войны в регионе Южного Урала не удалось полностью сократить отсев учащихся из школ1.

Большое значение для изучения социальной защиты детей и подростков в 1940-е гг. имеет монография Т.И. Шукшиной «Образование в Мордовии в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.)». В одной из ее глав анализируется механизм решения проблем жизнеобеспечения детей в регионе . Заслуга автора в том, что она охарактеризовала комплексный характер проблем социальной защиты подрастающего поколения. Были определены категории, особо нуждавшиеся в ней: эвакуированные, дети, оставшиеся без попечения взрослых, усыновленные, патронированные, больные дети. Т.И. Шукшина сделала очень важный вывод о том, что осуществление всеобуча являлось одной из практических задач охраны детства3.

Особое место среди работ по истории народного образования занимают исследования различных учреждений, специфика учебно-воспитательного процесса которых определялась либо экстремальными условиями работы, либо своеобразием детского контингента, целей и задач, поставленных государством историческое образование на рубеже XX - XXI столетия. Екатеринбург, 2000. С. 297-299; Кондрашова Н.В. Становление и развитие дошкольного образования в Мордовском крае (1900 - 1950-е гг.). Дисс. . канд. пед. наук. Саранск, 2002; Болодурин B.C. Школа Оренбургской области в годы Великой Отечественной войны // Оренбуржье в годы Великой Отечественной войны: Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 60-летию победы СССР в Великой Отечественной войне. Оренбург, 12-12 апреля 2005. Оренбург, 2005. С. 71-86.

1 Дорошева O.A. Школьное образование на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Оренбург, 2003. С. 15.

2 Шукшина Т.И. Образование в Мордовии в годы Великой Отечественной войны (1941 -1945 гг.). Саранск, 2005. Гл. 2. Социальная защита детей и подростков в военные годы. С. 18-37.

3 Шукшина Т.И. Указ. соч. С. 71. перед ними. Речь идет, прежде всего, о работе В.Н. Селиванова, посвященной школьной, досуговой, общественно-полезной деятельности ленинградских школьников в условиях блокады. Автор в отдельной главе раскрывает подвиг взрослых ленинградцев по спасению жизней тысяч детей: описывает процесс эвакуации, особенности обеспечения продовольствием, устройство сирот1.

Значительный интерес представляет монография Ш.Д. Пиримкулова «Польские школы и детские учреждения в СССР (1941 — 1946 гг.)». Автор, используя данные не только отечественных, но и польских архивов, показывает самые разнообразные аспекты и школьного, и дошкольного образования маленьких поляков, обеспечения их питанием, медицинским обслуживанием, раскрывает процесс создания Комитета по делам польских детей при НКП РСФСР, его роль в социальной защите польских детей2.

Исследовательский интерес С.Н. Белова сосредоточился на изучении такого типа общеобразовательных учреждений как суворовские военные училища. Нельзя не заметить, что это первая в отечественной историографии попытка проанализировать и обобщить уникальный опыт организационной, л учебно-воспитательной деятельности суворовских училищ .

В монографическом исследовании М.В. Щербинина, публикациях А.И. Манаенкова содержатся сведения о государственной и общественной помощи в организации питания детей, в расширении сети детских учреждений, причем эта деятельность рассматривается, как обязательное условие реализации обра

1 Селиванов В.Н. Стояли как солдаты. Блокада. Дети. Ленинград. СПб., 2002. Гл. II. Забота о детях Ленинграда. С. 26-63.

2 Пирмкулов Ш.Д. Польские школы и детские учреждения в СССР (1941 - 1946 гг.). Ташкент, 1990.

3 С.Н. Белов. Учебно-воспитательная работа в суворовских военных училищах Поволжья в 1944 - 1963 гг. // Историко-археологические изыскания: Сб. науч. тр. молодых ученых. Самара, 2005. С. 98-105; Его же. Куйбышевское суворовское военное училище (1944 - 1964 гг.): Очерк истории. Самара, 2007; Его же. Суворовские военные училища Поволжья (1943 — 1964 гг.): основные этапы становления и развития. Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Самара, 2007. зовательной, культурно-просветительской политики1.

В 1990 - 2000-е гг. заметно возрос интерес исследователей к проблемам российского детского сиротства, ставших самостоятельным объектом изучения. Появилось большое количество работ, рассматривающих дореволюционный опыт призрения сирот, анализирующих данное направление политики советского государства в 1920 — 1930-е гг.2 Предметом повышенного внимания историков, правоведов является опыт защиты сирот в 1940-е годы, особенно в период Великой Отечественной войны. В связи с этим правомерно выделить третью группу научных работ в современной историографии проблем детства, включающую результаты изысканий в обозначенном направлении3.

Большое значение для изучения правовых аспектов положения сирот в Советском государстве имеют историко-правоведческие исследования A.M. Нечаевой4. Автор анализирует эволюцию особой области ювенальной юстиции, а также формы ее правоприменения на разных этапах развития нашего государства. Примечательно, что A.M. Нечаева дает отрицательную оценку той части советского права, в рамках которой правомерным явлением стала передача де

1 Манаенков А.И. Культурное строительство в послевоенной деревне (1946 - 1950 гг.). М., 1991. С. 9, 29; Щербинин М.В. Культура Сибири в годы Великой Отечественной войны. Иркутск, 1996. С. 65-66.

2 Апарина И.И., Попов В.М. Государственное и частное призрение детей в дореволюционной России. М., 2000; Тебиев Б.К., Коркищенко O.A. Государство, общество и «трудные дети» в досоветской России. М., 2002; Шилова О.И. Из истории формирования и развития системы социального обеспечения в Самарском крае (1918 — 1940 гг.) // Историко-архивные изыскания: Сб. науч. тр. молодых ученых. Самара, 2004. С. 55-64.

3 Беляков В.В. Сиротские детские учреждения России. М., 1993; Люкшина И.В. Детские дома Белоруссии на Оренбургской земле // Белорусы и Оренбуржье: Материалы конференции. Оренбург, 2001. С. 94-97; Котов С.Д. Детские дома блокадного Ленинграда. СПб., 2002; Белов Д.А. Гуманитарная помощь американской организации «Амбиджан» детским домам Сталинградской области. 1943 - 1947 гг. // Война и мир в историческом процессе (XVII — XX вв.): сб. науч. ст. по итогам Междунар. науч. конф., посвящ. 60-летию Сталинградской битвы. Волгоград, 15-17 апр. 2003 г. Волгоград, 2003. Ч. 2. С. 258-266; Носова O.A. Детские дома Сталинградской области в годы Великой Отечественной войны (По документам Центра документации новейшей истории Волгоградской области) // Стрежень. Волгоград, 2003. С. 268-271; Васильева О.В. Детские дома Удмуртии в период Великой Отечественной войны // Тыл - фронту: Матер, конф., посвященной 60-летию великой Победы, 20-21 апреля 2005 г. Челябинск, 2005. С. 200-203.

4 Нечаева A.M. Дети-сироты в России (послеоктябрьский период) // Государство и право.

1993. № 1.С. 120-127; Ее же. Охрана детей-сирот в России. (История и современность). М.,

1994. тей в детские дома, интернаты матерями-одиночками, многодетными матерями. Заметим, что эти законодательные нормы получили наибольшее распространение именно в годы Великой Отечественной войны.

К сожалению, большая часть работ по истории социальной защиты сирот рассматривает ее на временном отрезке 1941 — 1945 гг. Статья М.Р. Зезиной посвящена различным аспектам политики в отношении сирот в 1945 — 1955 гг.1 Автор путем тщательного анализа сложившейся после войны ситуации раскрывает причины детского сиротства, признавая, что зачастую государство своей политикой провоцировало рост числа осиротевших ребят.

На современном этапе историографии интерес ряда исследователей сосредоточился на изучении положения в СССР иностранных детей, в частности поляков, испанцев, по разным причинам лишившихся попечения взрослых2. Авторы рассматривают как позитивные, так и негативные моменты, связанные с их жизнеобеспечением, обучением, воспитанием. Это позволяет составить достаточно объективное представление о реалиях проживания маленьких иностранцев в Советском государстве в 1940-е гг.

Одним из интенсивно развивающихся направлений является исследование проблем беспризорности, безнадзорности и преступности среди несовершеннолетних в России, в соответствии с этим можно выделить четвертую группу работ. Об актуальности, научной и практической значимости изучения указанных проблем свидетельствует тот факт, что их анализом занимаются не только ученые-историки, но и педагоги, и правоведы3. Следует заметить, что

1 Зезина М.Р. Социальная защита детей-сирот в послевоенные годы (1945 - 1955) // Вопросы истории. 1999. № 1. С. 127-136.

2 Сычкина Г.В., Чабарова Ф.Н. Польский детский дом в Тобольске (1942 - 1946 гг.) // Война и школа. Материалы Тюменской областной научно-практической конференции в Тобольске, посвященной 50-летию Победы над фашизмом. Тобольск, 1995. С. 33-38; Аврус А.И. Испанские детские дома в Саратовской области в годы Великой Отечественной войны // Великая Отечественная война в контексте Российской истории. Сб. науч. тр. Саратов, 2000. С. 104-110; Елпатьевский A.B. Испанская эмиграция в СССР. Историография и источники, попытка интерпретации. Тверь, 2002. Гл. 3. Испанские дети в СССР. С. 52-124.

3 Сморгунова Н.Ф. Предупреждение беспризорности среди детей и подростков в России (20 -90-е гг. XX в.). Автореф. дисс. . канд. пед. наук. Владимир, 1998; Перчиков Ю.А. Проблемы детской беспризорности и безнадзорности в 1941 — 1945 гг. // Проблемы истории Великруг научных работ ширится преимущественно за счет региональных исследований.

В исследовании Е.Г. Ермакова сделан очень важный вывод о том, что детская беспризорность и безнадзорность к концу войны так и не была преодолена, а в первые послевоенные годы наблюдался очередной всплеск данного явления. Интерес вызывает мнение В.М. Расулевой о причинах распространения беспризорности во второй половине 1940-х гг. Она видит их не только в объективных трудностях послевоенного времени, но и в безответственном отношении местных Советов, органов народного образования, работников детских учреждений1. Несомненной заслугой C.B. Романович является изучение взаимосвязи таких негативных социальных явлений как детская беспризорность, безнадзорность и детская преступность, а также форм и методов борьбы сними на Южном Урале2.

Многочисленные работы по истории отечественной милиции в советский период в большинстве своем затрагивают вопросы детской беспризорности, как кон Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Самара, 1999. Вып. 5. С. 42-44; Подливалов В.В. Работа органов народного образования Зауралья по ликвидации беспризорности и безнадзорности детей в годы Великой Отечественной войны // Культура Зауралья: прошлое и настоящее: Сб. науч. тр. Вып. 3. Курган, 2000. С. 73-79; Палецких Н.П. Борьба с детской беспризорностью на Урале в годы Великой Отечественной войны // Тыл — фронту: Матер, конф., посвященной 60-летию великой Победы, 20-21 апреля 2005 г. Челябинск, 2005. С. 214-218. См. автореф. дисс. . канд. юрид. наук: Смирнова Н.В. Деятельность органов НКВД-МВД в борьбе с беспризорностью и безнадзорностью несовершеннолетних в Ленинграда и Ленинградской области, 1941 - 1949 гг.: историко-правовой аспект. СПб., 1997; Ермаков Е.Г. Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941 — 1950 гг.): Историко-правовой аспект. М., 2002; Жиляева С.К. Организационно-правовые основы борьбы орловской милиции с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941 - 1951 гг.). (Историко-правовое исследование). Орел, 2004; Бубличенко В.Н. Детские закрытые учреждения НКВД — МВД СССР на Европейском Севере России (1935 — 1956 гг.). Сыктывкар, 2007.

1 Расулева В.М. О детской беспризорности в Чкаловской области во II половине 40-х - начале 50-х годов: к вопросу о состоянии детских домов // История Оренбургская: наследие и современность. Первые регион, ист.-краевед. чтения памяти проф. П.Е. Матвиевского. 3 марта 2006 г.: сб. ст. В 2 т. Т. 1. Оренбург, 2006. С. 300-309.

2 Романович C.B. Борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Оренбург, 2006. правило, их авторы дают положительную оценку этому направлению деятельности данного подразделения органов внутренних дел1.

На сегодняшний день не существует монографических исследований общероссийского или регионального плана, раскрывающих на основе комплексного, системного анализа сущность социальной защиты детей и подростков в 1940-е годы. Однако написаны и защищены диссертационные работы, объектом изучения которых впервые стала система мер, направленных на заботу о подрастающем поколении2. В данной группе исследований следует особо выделить диссертацию Т.И. Дунбинской. Автор не только раскрыла основные направления защиты семей эвакуированных, детей-сирот, профилактики беспризорности и безнадзорности, она первая в отечественной историографии осуществила сисI темный и объективный анализ детского здравоохранения первой половины 1940-х гг. на примере конкретного региона.

К последней, пятой, группе научной литературы по интересующей нас теме можно отнести исследования, осуществленные на основе междисциплинарного подхода . На стыке истории, демографии, медицины была создана замечательная работа В.А. Исупова, в которой автор анализирует процессы детской рождаемости, смертности, заболеваемости, определяет факторы динамики этих процессов. Раскрывая причины снижения смертности в тыловых ре

1 Сальников В.П., Степашин C.B., Янгол Н.Г. Органы внутренних дел Северо-Запада России в годы Великой Отечественной войны. СПб., 1999. С. 54-66; См. автореф. дасс. . канд. ист. наук: Кечайкина Е.М. Милиция Мордовии в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). Саранск, 2003; Шатилова O.A. Милиция Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны. 1941 - 1945 гг. Кемерово, 2004.

2 См. автореф. дисс. . канд. ист. наук: Карамашева H.H. Охрана детства в СССР в годы Великой Отечественной войны (на материалах Восточной Сибири). М., 1993; Рогачева Л.И. Деятельность государственных и общественных организаций по охране детства и юношества страны в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.). М., 2000; Дунбинская Т.И. Социальная адаптация детей на территории Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны: анализ исторического опыта. Томск, 2004; Банзаракцаева Е.В. Охрана детства в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. (На материалах Бурят-Монгольской АССР). Улан-Удэ, 2005.

3 Зима В.Ф. Менталитет народов Росси в войне 1941 - 1945 годов. М., 2000. С. 242-251; Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. Историко-медицинский аспект. СПб., 2001. С. 202-245; Сымонович Ч.Э. Ровесники Великой Отечественной (опыт характеристики возрастной группы) // Отечественная история. 2003. № 3. С. 128-134. гионах в 1943 — 1945 гг., он, в первую очередь, называет государственные мероприятия по форсированному развитию здравоохранения и фармацевтической промышленности1. Применение подходов, присущих истории и психологии, позволили Е.Ю. Зубковой определить психологические особенности детей послевоенного времени2. На основе аналогичного подхода проведено диссертационное исследование М.В. Ромашовой, сумевшей воссоздать психологический портрет тех, кто были детьми в 1945 — 1955 гг. Автор попыталась выявить особенности образа жизни, мировосприятия поколения будущих «шестидесятников»3.

На рубеже XX — XXI вв. круг проблем изучения советского детства продолжает расширяться. Исследователи задумываются о роли и значении деятельности руководителей наркоматов, министерств, ответственных за жизнеобеспечение, обучение и воспитание подрастающего поколения4. Об определенной глубине научного осмысления обозначенных проблем свидетельствует появление серьезных историографических работ по теме5. Е.Л. Храмкова отмечает, что в будущем к отдельной группе исследований по рассматриваемой теме можно будет отнести работы, посвященные судьбам детей репрессированных, детей, прошедших через советскую пенитенциарную систему6. О справедливости данного предположения говорит растущее количество подобных

1 Исупов В.А. Демографические катастрофа и кризисы в России в первой половине XX века: историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000. С. 161.

2 Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945 - 1953. М., 1999. С. 26-27.

3 Ромашова М.В. Советское детство в 1945 — середине 1950-х гг.: государственные проекты и провинциальные практики (по материалам Молотовской области). Пермь, 2006. Автореф. дисс. канд. ист. наук.

4 Власов В.А. Нарком просвещения военного времени Владимир Петрович Потемкин // Великая Победа. Мат. регион, науч.-практич. конф., посвящ. 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Пенза, 2005. С. 49-51.

5 Храмкова Е.Л. Культура России 1941 - 1945 гг.: отечественная историография рубежа XX — XXI веков: Монография. Самара, 2006. Гл. первая. Образование. § 4. Социальная защита детей и подростков. С. 60-79.

6 Там же. С. 78. исследовательских работ1. Следует заметить, что одной из основных проблем современного изучения особенностей советской карательной политики в отношении несовершеннолетних является недоступность ряда архивных фондов для большинства исследователей.

Таким образом, можно выделить несколько основных черт, характеризующих новейшую историографию рассматриваемой в диссертации проблемы.

В период 1990 — 2000-х гг. произошли существенные количественные и качественные изменения в изучении истории охраны детей и подростков. Разнообразные сюжеты и проблемы, связанные с данной областью познания, затрагиваются в работах по социальной политике 1940-х гг., по истории системы народного образования. Обозначились самые различные направления исследовательского поиска, устремленного непосредственно на изучение комплекса мер по социальной защите подрастающего поколения.

В результате исследований, проведенных историками, педагогами, правоведами, были сделаны неоднозначные, порой противоречивые выводы. Большинство из них указывает на огромную работу властных и партийных органов, общественности, признавая положительное значение их деятельности в сфере защиты одной из самых уязвимых категорий населения в 1940-е гг. Часть исследователей (М.С. Зинич, A.B. Шалак) дает довольно жесткую оценку системе защиты детей, считая, что государство не смогло создать оптимальные условия для их социальной адаптации. Особенно мнения ученых расходятся в области изучения деятельности органов внутренних дел в отношении беспризорных, безнадзорных и малолетних преступников. Если Е.Г. Ермаков, Т.И. Дунбинская в целом признают положительное значение данного направления

1 Игнатова Н.М. Школы и детские дома для детей спецпереселенцев в республике Коми в 1930-е годы II Социально-культурные и этнографические вопросы истории Коми (Материалы к истории Коми). Сыктывкар, 1997. С. 133-137; Рыбакова Т.М. Украденное детство (репрессированные дети и дети репрессированных родителей в 1930 - 1940-е годы) // Материальная культура народов Поволжья и Урала: история и современность. Глазов, 1999. С. 54-55; Шуткова Е.Ю. Проблемы изучения истории репрессий в отношении несовершеннолетних граждан в период Советской власти // Вестник Удмуртского университета. 2002. № 4. С. 59-64. Ее же. Советские политические репрессии в отношении несовершеннолетних (1917- 1953 гг.) Дисс. . канд. ист. наук. Ижевск, 2003. работы в системе НКВД - МВД, то Е.Ю. Шуткова оценивает его негативно, акцентируя внимание на антигуманном характере карательной политики советского государства.

Следует заметить, что до сегодняшнего дня исследовательский интерес сосредоточен преимущественно на изучении советского детства периода Великой Отечественной войны. Одновременно с этим некоторые данные, выявленные при анализе социальной защиты детей в первые послевоенные годы, противоречат существующим выводам о положительной динамике в решении проблем детской беспризорности, сиротства, обозначившейся к 1945 г. До сих пор на получили должного освещения и объективной оценки такие вопросы, как применение патроната, опеки, усыновления, социальная адаптация сирот, профилактика детской преступности в 1941 — 1950 гг. и др.

В целом, все данные, накопленные в советский и современный периоды историографии, позволяют создать более или менее целостную картину заботы о подрастающем поколении в 1940-е гг., особенно в годы Великой Отечественной войны. Тем не менее, историографический анализ работ показывает отсутствие специальных исследований, посвященных развитию системы социальной защиты детей и подростков в 1941 - 1950 гг. и в масштабах всей страны, и в пределах Поволжского региона, что подтверждает актуальность изучения этой проблемы для отечественной исторической науки.

Целью диссертационного исследования диссертационного исследования является изучение и систематизация основных мер социальной защиты, применявшихся в 1940-е гг. в Куйбышевской и Ульяновской областях в отношении наиболее уязвимых категорий подрастающего поколения: дошкольников, сирот, беспризорных, а также больных детей. В связи с поставленной целью в диссертации определены следующие задачи:

• проследить процесс формирования действовавших в 1941 - 1950 гг. нормативно-правовых основ социальной защиты детей и подростков;

• проанализировать деятельность дошкольных учреждений и учреждений для детей, оставшихся без родителей, определить специфику учебно-воспитательной работы;

• изучить проблемы детского здравоохранения, а также особенности их решения в детских образовательных и медицинских учреждениях;

• выявить причины детской беспризорности и безнадзорности и изменение их характера на протяжении военных и послевоенных лет, показать основные формы и методы профилактики данного социального явления в регионе;

• раскрыть важнейшие направления борьбы с детской безнадзорностью, беспризорностью и преступностью, а также роль местных органов НКВД-МВД в деле преодоления обозначенных явлений;

• рассмотреть основные формы участия общественных организаций и общественности в решении проблем социальной защиты маленьких граждан, выявить специфику данного процесса.

Источниковая база. К первой, наиболее значимой группе источников следует отнести неопубликованные архивные документы. В ходе исследования автором были изучены и проанализированы материалы 37 фондов и 250 дел центральных и местных архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного Архива Самарской области (ГACO), Самарского областного архива социально-политической истории (СОГАСПИ), Государственного архива Ульяновской области (ГАУО), Центра документации новейшей истории Ульяновской области (ЦДНИ УО), Государственного архива г. Сызрани. Для более полного изучения проблем детской беспризорности были привлечены документы Архива Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП) при ГУВД Самарской области.

В таких фондах ГАРФ, как фонды Народного комиссариата просвещения РСФСР (Ф.А—2306), Народных комиссариатов здравоохранения СССР (Ф. Р— 8009) и РСФСР (Ф. А—482), Комитета по делам польских детей при НКП РСФСР (Ф. А-304) содержатся делопроизводственные и нормативные документы, которые, во-первых, позволяют представить особенности нормотворче-ской деятельности различных ведомств по проблемам охраны детства. Во-вторых, они существенно дополняют недостающие материалы местных архивов по вопросам работы детских учреждений, медицинского обслуживания детей. Материалы фонда Центрального управления статистики (Ф. А—374) представляют процессы демографических изменений, связанных с детской рождаемостью и смертностью в регионе. Большое значение для исследования имеют документы фонда Отдела детских колоний НКВД СССР (Ф. Р-9412). Это статистические сведения о движении детей и подростков через систему ДПР и колоний для несовершеннолетних, а также делопроизводственная документация, представленная в основном перепиской сотрудников Отдела по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью с руководством НКВД, а затем МВД СССР, с начальниками местных ОБДББ и др. В фонде ЦК КПСС (РГАСПИ. Ф. 17) были обнаружены интересные документы, демонстрирующие участие профсоюзов и общественности в решении проблем жизнеобеспечения детей.

Государственные архивы Самарской и Ульяновской областей (ГАСО и ГА-УО) хранят огромный комплекс документов, раскрывающих самые различные аспекты интересующей нас проблемы. Фонды Куйбышевского исполнительного комитета городского совета депутатов трудящихся (Ф. Р—56), исполнительного комитета областного совета депутатов трудящихся (Ф. Р—2558), Ульяновского областного исполкома (Ф. Р—3038) включают в себя документы распорядительного характера: протоколы заседаний, распоряжения, формирующие представление о должностном и личном составе людей, принимавших решения о социальной помощи тысячам детей, показывают, что для местных советов первоочередными в этой сфере были вопросы обеспечения питанием и жильем. Сведения об исполнении и неисполнении постановлений СНК СССР, Наркомпроса РСФСР, местных исполкомов советов трудящихся позволяют определить значимость проблем, связанных с заботой о детях, для разного рода инстанций и организаций.

Одна из ранее засекреченных описей фонда исполкома Куйбышевского областного совета депутатов трудящихся содержит сводки, специальные сообщения Управления НКВД и областного Управления милиции, которые дают представление о социальном составе беспризорных и безнадзорных, о состоянии преступности среди несовершеннолетних.

Фонды областных, районных и городских отделов народного образования являются наиболее значительными в плане представленной информации. Они включают в себя большое количество делопроизводственных документов: это протоколы, докладные записки, сводки, доклады, отчеты (полугодовые, годовые). Последнюю группу документов можно без преувеличения назвать особо важной для исследования вопросов социальной защиты детей. Специфика отчетов как типа источников заключается в следующем. С одной стороны, они имеют четко выраженную структуру и освещают самые разные аспекты деятельности детских домов, с другой стороны, эти документы, составленные строго в соответствии с требованиями Наркомпроса РСФСР, носят зачастую чисто формальный характер. Заметим, что отчеты за 1946 - 1950 гг. вводятся в научный оборот впервые. Протоколы областных совещаний директоров детских домов и детских садов, докладные записки в ЦК ВКП (б), обком партии дают возможность понять, каким было личное восприятие работниками народного образования проблем детей и подростков. Материалы фонда Куйбышевского облоно (Ф. Р-400) содержат ценные, хотя порой и противоречивые, количественные и качественные показатели положения маленьких граждан: численность беспризорных и безнадзорных, патронируемых и опекаемых, состояние материально- продовольственной базы детских учреждений, данные об уровне образования и о партийном составе работников детских учреждений, о дальнейшем устройстве воспитанников и т.д. Показательны сведения о случаях административных, уголовных правонарушений, совершаемых работниками и воспитанниками детских учреждений, о мерах юридической ответственности, возлагаемых на них. В рассматриваемом фонде некоторые типы документов встречаются крайне редко. Так, материалы обследования условий жизни патронированных детей, содержащие уникальные анкетные данные, зафиксированы лишь один раз.

К сожалению, данные фонда шроно г. Куйбышева (Ф. Р-1692) не позволяют представить более или менее точно состояние детских учреждений города в 1941 — 1945 гг., т.к. значительная часть документов не сохранилась в условиях военного времени. Фонд Ульяновского областного отдела народного образования (Ф. Р— 2326) не содержит столь ценного вида источников — ежегодных текстовых отчетов о деятельности детских домов, детских садов за 1941 — 1950 гг. (за исключением единичных статистических отчетов, отражающих движение воспитанников, их дальнейшее устройство, возрастной состав).

Фонд Куйбышевского областного отдела здравоохранения (Ф. Р-4054) содержит материалы об одном из главных факторов, определявших успешность борьбы за жизнь и здоровье подрастающего поколения — о состоянии системы здравоохранения в области. Данные фонда демонстрируют катастрофическую нехватку детских врачей, медсестер. В документах встречаются количественные показатели распространения инфекций среди детей, деятельности детских консультаций, домов ребенка, молочных кухонь.

Данные ряда архивных фондов не представляют сведений первостепенной значимости по проблемам социальной защиты детей и подростков, однако, дополняя полученные сведения, позволяют составить более полное и яркое представление по некоторым сюжетам. Например, материалы отдела по устройству эвакуированного населения Куйбышевского облисполкома (Ф. Р-4073, 4074) показывают, что областной отдел по делам эвакуированных формально курировал решение отдельных вопросов помощи детям и подросткам. Статистические и текстовые отчеты, планы финансирования, встреченные в фондах отделов социального обеспечения Куйбышевского областного (Ф. Р-4079) и городского (Ф. Р-1098) исполкомов советов депутатов трудящихся дают возможность определить характер участия работников местных отделов соцобеспечения в жизни патронируемых и опекаемых. Примечателен выявленный в Государственном архиве Ульяновской области личный архив директора детского дома № 5 г. Ульяновска Ф. К. Варейкис

Ф. Р-4353). Здесь представлены служебная биография этой женщины, организовавшей приют для детей еще в 1919 г., почетные грамоты, врученные ей за вклад в воспитание сирот и др. Фонды приемников-распределителей НКВД г. Куйбышева (Ф. Р-4702) и г. Сызрани (Ф. Р-610) содержат данные о штате сотрудников, их заработной плате, воспитательной работе, проводившейся с беспризорными и безнадзорными.

В ходе исследования впервые были введены в научный оборот некоторые документы фондов Куйбышевского областного суда Наркомата юстиции, а с 1946 г. - Министерства юстиции РСФСР (Ф. Р-4958), Прокуратуры Управления исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД по Куйбышевской области (Ф. Р— 2596), Куйбышевской областной прокуратуры (Ф. Р—2972). Отчеты о численности, составе привлеченных к уголовной ответственности и мерах уголовного наказания, доклады и отчеты о работе судов области более или менее полно раскрывают масштабы применения мер уголовной ответственности к несовершеннолетним. Решения и постановления партийной организации Прокуратуры областного УИТЛК НКВД, доклады ее сотрудников Прокурору СССР демонстрируют условия пребывания подростков в областных колониях.

Документы фондов Куйбышевского областного и городского комитетов ВКП (б) (Ф. 656 и Ф. 714), хранящиеся в СОГАСПИ, и Ульяновского областного (Ф. 8) и городского комитета партии (Ф. 13), представленные в ЦЦНИ УО, содержат интересные данные, раскрывающие особенности отношения местных партийных органов к проблемам детских учреждений, беспризорных и безнадзорных детей. В рассматриваемых фондах впервые были встречены количественные показатели по эвакуации в область ленинградских детдомов, по реэвакуации польского детского дома. В постановлениях обкомов и горкомов ВКП (б) можно проследить развитие комплекса мер, направленных на профилактику и борьбу с беспризорностью и безнадзорностью несовершеннолетних.

Анализ фондов Куйбышевского обкома и горкома ВЛКСМ (Ф. 1683 и Ф. 2461), Ульяновского обкома и горкома комсомола (Ф. 1927 и Ф. 1079) позволяет представить те проблемы, решением которых занимались комсомольцы в годы войны. Примечательно, что основную их массу составляют вопросы политико-агитационной, культурно-массовой работы на промышленном и сельскохозяйственном производстве. Весомым был вклад местных комсомольских организаций в дело борьбы с беспризорностью и безнадзорностью, в то время как оказание шефской помощи детским учреждениям носило зачастую эпизодический характер. Материалы фонда Куйбышевского областного комитета профсоюза работников дошкольных учреждений и детских домов (Ф. 9397 дополняют сюжеты, показывающие участие общественности в решении вопросов охраны детства. Протоколы собраний партийной организации Отдела по борьбе с беспризорностью и безнадзорностью УНКВД Куйбышевской области (Ф. 6181) позволили исследовать данные о деятельности местных детских колоний.

Вторая группа источников представлена опубликованными документами. Среди них необходимо, в первую очередь, выделить различные сборники нормативно-правовых документов, содержащие важнейшие законодательные и подзаконные акты, принимавшиеся на правительственном уровне, а так же решения центральных партийных органов, имевшие, как правило, законодательную силу1. Данные источники позволяют определить основные направления государственной политики в области детского здравоохранения и обеспечения детей питанием, в сфере преодоления беспризорности, безнадзорности и детской преступности, а также по вопросам деятельности эвакуированных учреждений, устройства детей, оставшихся без родителей и др.

Определенные аспекты реализации социальной защиты подрастающего по

1 Народное образование: основные постановления, приказы, инструкции. М., 1948; Уголовное законодательство СССР и союзных республик. М., 1957; Сборник законов и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938 - 1958. М., 1959; Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик. М., 1960; Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941 - 1945 гг.): Документы и материалы. М., 1970; Народное образование в СССР. Сборник документов. 1917 - 1973 гг. М., 1974; Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945. Сборник документов и материалов. М., 1977; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 8. М., 1985; Народное образование в СССР: Сборник нормативных актов. М., 1987; Дети ГУЛАГа. 1918 - 1956. М., 2002. коления в Куйбышевской и Ульяновской областях отражены в местных сборниках опубликованных документов и материалов, в основном за годы Великой Отечественной войны1. Нельзя не заметить, что в перечисленных сборниках документальное освещение получили преимущественно вопросы школьного образования, борьбы за реализацию Закона о всеобщем обязательном обучении, в то время как публикации документов по проблемам деятельности детских дошкольных учреждений, детского здравоохранения, борьбы с детской беспризорностью встречаются крайне редко.

Следует обратить внимание на то, что на сегодняшний день в рамках исследуемого региона отсутствуют сборники документов не только по вопросам детства и юношества, но и социальной защиты советских граждан в целом. Замеченное явление, безусловно, свидетельствует о недостаточной источниковедческой разработанности интересующих нас проблем.

Среди опубликованных источников особую группу составляют изданные на региональном уровне воспоминания современников о трудовых буднях военного времени, которые позволяют почувствовать социально-психологическую атмосферу тех лет, ярче представить образ обычных людей, сумевших ценой поразительного самопожертвования победить в страшной войне, а затем восстановить послевоенное хозяйство, вернуть жизнь в нормальное, мирное русло . В этих публикациях встречаются и воспоминания бывших работников местных детских учреждений, подростков, обучавшихся в те годы в ремесленных училищах, школах фабрично-заводского обучения, трудившихся в промышленности и сельском хозяйстве.

1 Ульяновская область в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). Документы и материалы. Саратов, 1974; Достояние культуры - народу. Культурное строительство в Ульяновской области. 1917 - 1975. Документы и материалы. Саратов, 1979; Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945). Документы и материалы. Самара, 1995; Самарское Поволжье в XX веке. Документы и материалы. Самара, 2000; Храмков Л.В., Храмкова Н.П. Самарская земля в годы военного лихолетья 1941 - 1945 гг. Самара, 2003.

2 Безымянка. Строки, опаленные войной. Книга воспоминаний ветеранов Кировского района г. Самары. Том 1. Самара, 1997; Годы суровых испытаний. (1941 — 1945 гг.). Из истории Сергиевского района в годы Великой Отечественной войны. Сергиевск, 2000; По законам военного времени (Сызрань - фронту). Книга 2. Сызрань, 2000.

В состав опубликованных источников таюке входят различные статистические сборники, освещающие те или иные сферы жизни советского общества, в том числе и некоторые вопросы социальной защиты подрастающего поколения1.

К третьей группе источников мы отнесли материалы центральной и местной периодической печати. В процессе исследования были изучены газеты «Правда» (Орган ЦК ВКП (б)), «Волжская коммуна» (Орган Куйбышевского обкома и горкома ВКП (б), областного и городского Советов депутатов трудящихся), «Красный Октябрь» (Орган Сызранского горкома ВКП (б) и городского Совета депутатов трудящихся), «Чапаевский рабочий» (Орган Чапаевского горкома ВКП (б) и городского Совета депутатов трудящихся), «Ульяновская правда» (Орган Ульяновского обкома и горкома ВКП (б), областного и городского Советов депутатов трудящихся) за период 1941 - 1950 гг. Характеризуя периодическую печать как один из важнейших видов источников необходимо выделить ряд ее особенностей, которые нельзя не учитывать при использовании в историческом исследовании. Во-первых, все средства массовой информации, в том числе и газетная периодика, подвергаются в той или иной степени цензуре, а в годы советской власти такой контроль имел весьма значительные масштабы. Так, например, в 1929 г. Главлит специальным циркуляром запретил освещать в печати проблемы беспризорности2. Во-вторых, периодическая печать является средством манипуляции общественным сознанием, в связи с чем происходит целенаправленный отбор фактов и способов их освещения. В-третьих, материалы периодики не только формируют общественное мнение, но и некоторой степени являются отражением реально существующих среди людей настроений, желаний, устремлений. Сведения, полученные при изучении перечисленных изданий, содержат довольно ценные фактические данные о проявлениях общественной инициативы в сфере поддержки семей военнослужащих, детей-сирот, позволяя составить некоторое представление о степени социальной активности рядовых граждан, об отношении местных властных структур к

1 Здравоохранение в СССР. Статистический справочник. М., 1966; Дети в СССР. Статистический сборник. М., 1973.

2 Шуткова Е.Ю. Дисс. Указ. соч. С. 94. проблемам защиты маленьких граждан.

Каждая из представленных групп источников не содержит исчерпывающей по своей полноте информации. Тем не менее, осуществление их комплексного анализа позволяет проследить механизмы решения остро поставленных социальных вопросов, выявить особенности политики местных властных и партийных органов в отношении устройства детских учреждений, борьбы с антисоциальным поведением детей и подростков, сформировать представление об отношении общества к проблемам охраны детства.

Теоретико-методологической основой исследования являются принципы историзма, системности и объективности, согласно которым исторические события и явления рассматриваются в их взаимосвязи, выявляются особенности их становления и развития, учитывается конкретная историческая ситуация. В основу исследования было положено применение многофакторного подхода, определяющего равнозначность различных факторов исторического процесса: материальных, политических, психологических, географических, демографических и других.

При работе с источниками автор опирался на широко используемые в работах историков методы научного исследования. Метод системно-структурного анализа позволил дать не только описание, но и объяснение формирования и функционирования системы социальной защиты детей. На основе проблемно-хронологического метода собранный материал осмысливался по выделенным проблемам, а внутри них - по периодам. Применение сравнительно-исторического метода означало сравнение с последующим выявлением особенностей социальной защиты детства не только в различных регионах, но и на разных временных отрезках. Историко-генетический метод позволил выявить причинно-следственные связи в процессе развития разнообразных форм и методов заботы государства и общества о подрастающем поколении. В исследовании широко применялся статистический метод, обеспечивший возможность обобщения фактического материала по той или иной проблеме, определить количественные и качественные изменения каких-либо событий и явлений, увидеть тенденции их развития.

Комплексное применение общенаучных и частных исторических методов, а также междисциплинарного подхода в исследовании позволило максимально приблизиться к достаточно полному и объективному пониманию рассматриваемых в диссертации проблем.

Основу категориального аппарата работы составляют понятия социальной политики, социальной адаптации, охраны здоровья, сиротства, беспризорности, безнадзорности, патроната и опеки. В данном исследовании были приняты следующие определения1:

Социальная политика представляет собой механизм, действующий на основе решений, принимаемых органами государственного управления, общественно-политическими структурами, работодателями, с помощью которого государственные органы здравоохранения, социального развития, образования и другие осуществляют комплекс мер, направленных на защиту жизненных интересов населения, удовлетворения его материальных и духовных потребностей. Социальная адаптация означает процесс приспособления индивида к условиям общественного развития, в ходе которого происходит согласование целей, ценностей личности и возможности их реализации в конкретной социальной среде. Охрана здоровья граждан подразумевает совокупность мер политического, социально-экономического, правового, научного, лечебного, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья человека. Сиротство — это социальное явление, обусловленное наличием в обществе детей, оставшихся без попечения родителей вследствие смерти последних, а также лишения их родительских прав, признания родителей в установленном порядке нетрудоспособными, безвестно отсутствующими и т.д. Беспризорность — социальное явление, характеризующееся наличием в обществе детей, которые не имеют родительского или государственного попечения,

1 Энциклопедический социологический словарь. М., 1995; Российская энциклопедия социальной работы. В 2-х т. М., 1997. постоянного места жительства, систематического обучения и развивающего воспитания. Понятие безнадзорность относят к детям, лишенным присмотра, заботы, позитивного влияния со стороны родителей или лиц, их заменяющих. Опека — форма обеспечения защиты прав и охраняемых законом интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Опекун назначается в обязательном порядке уполномоченной службой по опеке и попечительству. Патронат — воспитание и оказание необходимой помощи нуждающимся в государственной защите детям, осуществляемые в форме патронатного воспитания. Патронат осуществляется на добровольной основе посредством заключения договора между патронатным воспитателем и уполномоченной службой по опеке и попечительству.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые комплексно анализируются проблемы, связанные с социальной защитой детей и подростков в Среднем Поволжье в 1941 — 1950 гг. В диссертации рассматривается формирование системы обеспечения детей питанием и медицинским обслуживанием, организации их обучения и воспитания, показаны региональные особенности работы данной системы. Впервые предпринята попытка всестороннего изучения применявшихся в регионе методов профилактики беспризорности, безнадзорности и преступности, а также опыта преодоления этих негативных социальных явлений. В источниковедческом плане научная новизна работы определяется расширением круга источников за счет введения в научный оборот не использовавшихся ранее документов. Среди них можно выделить материалы, отражающие деятельность детских учреждений в 1946 -1950 гг., специфику судебной практики по отношению к малолетним преступникам, документы, показывающие работу прокуратуры по защите прав несовершеннолетних и другие.

Многие архивные документы и материалы периодической печати, введенные ранее в научный оборот, в диссертации впервые рассматриваются в контексте проблем охраны детства. В результате обобщения и анализа полученных данных, исследователь получил возможность более полно охарактеризовать и осмыслить масштабы замыслов, устремленных в сферу защиты подрастающего поколения, а гак же реалии их воплощения, как на местах, так и в целом по стране.

Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

1. Социальная защита детей и подростков в 1940-е гг. представляла собой сложную систему, которая окончательно оформилась в годы Великой Отечественной войны и в период 1945 — 1950 гг. не претерпела принципиальных структурных изменений.

2. Правовые основы социальной защиты подрастающего поколения составили документы, принятые в 1930-е гг., которые были дополнены и адаптированы к условиям военного времени, а также законы и подзаконные акты, созданные в годы войны и послевоенного восстановления хозяйства. В 1940 —е гг. был сформирован эффективный механизм правового регулирования учебно-воспитательной, медицинской работы с детьми, процессов преодоления детской беспризорности, безнадзорности и преступности.

3. В 1941 - 1950 гг. ведущая роль в обеспечении социальной адаптации детей принадлежала детским учреждениям, в частности, дошкольным учреждениям и детским домам. В исследуемом регионе их число увеличилось в 1940-е гг. почти в 3 раза. Сотрудники детских учреждений при руководящей роли ВКП (б), содействии местных органов власти, комсомольских организаций и общественности смогли обеспечить элементарные условия для жизни детей, наладить учебно-воспитательную работу. Содержание обучения и воспитания было направлено, прежде всего, на формирование личности, способной жить и трудиться в коллективе.

4. Организация медицинской помощи детям осуществлялась посредством расширения сети лечебно-профилактических учреждений, обеспечения их кадрового состава, нормализации санитарно-гигиенических условий, проведения противоэпидемических работ, обеспечения детей питанием и др. Реализация данных направлений позволила решить в регионе основные задачи детского здравоохранения тех лет: сократить детскую смертность и сохранить здоровье подрастающего поколения.

5. Основной причиной детской беспризорности и безнадзорности в 1940-е гг. являлся большой рост числа детей-сирот. На протяжении данного периода преимущественно применялись такие формы профилактики безнадзорности и беспризорности, как материальная поддержка нуждавшихся семей, организация детского досуга, привлечение к административной ответственности родителей, допустивших безнадзорность детей. В Куйбышевской и Ульяновской областях наиболее эффективным направлением профилактической работы стало устройство сирот в приемные семьи на патронат, опеку и усыновление. В 1946 г. процент таких детей составил 61% от общего числа сирот в регионе.

6. Определяющее значение в преодолении детской безнадзорности, беспризорности и преступности имела деятельность местных подразделений НКВД-МВД, включавшая изъятие с улиц безнадзорных и правонарушителей, работу детских комнат милиции, приемников-распределителей и трудовых колоний. Реализация данных направлений при ведущей координирующей роли областных Отделов по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью позволила сократить масштабы опасного социального явления. Число беспризорников, задержанных в регионе в 1950 г. оказалось в 2,5 раза меньше, чем их численность в 1943 г.

7. В 1941 - 1950 гг. в исследуемом регионе применялись такие формы общественной помощи детям, как деятельность шефских организаций, попечительских советов, создание фондов материальной поддержки, организация мероприятий по профилактике и пресечению детской беспризорности. Общественное участие явилось одной из значительных составляющих системы социальной защиты детей, однако, его реализация носила, зачастую, разовый, не систематический характер, что имело негативное значение для охраны детства.

Практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке лекционных курсов по новейшей истории России, по истории социальной политики, при разработке спецкурсов по истории детства, по краеведению. Основные выводы и положения исследования целесообразно будет включить в обобщающие работы по истории социальной политики, как в регионе Поволжья, так и в стране в целом.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования, в основу изложения материала был положен проблемно-хронологический принцип. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Рокутова, Ольга Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В 1941 — 1950 гг. на территории Куйбышевской и Ульяновской областей действовала система социальной защиты детей и подростков, основы которой были заложены преимущественно в 1930-е гг., а в 1940-е годы претерпели ряд существенных изменений, связанных с особенностями развития страны в период Великой Отечественной войны и послевоенной пятилетки.

Работа системы мер, направленных на охрану детства, осуществлялась на основе законных и подзаконных актов, принятых советскими и партийными органами в соответствии с жесткими реалиями военного времени и первых послевоенных лет. Основная масса нормативных документов в сфере заботы о подрастающем поколении была разработана в годы Великой Отечественной войны. Именно в это время сформировался довольно сложный механизм решения интересующих нас социальных задач. На правительственном уровне руководство его работой осуществлялось в основном посредством взаимосвязанной и взаимодополняющей деятельности СНК СССР и народных комиссариатов (с 1946 г. - министерств) просвещения, здравоохранения, социального обеспечения, внутренних дел, на региональном — путем работы соответствующих отделов местных Советов депутатов трудящихся и Управлений НКВД. Перечисленные органы исполнительной власти несли наибольшую ответственность в реализации обозначенных мероприятий, одновременно с этим многое зависело от деятельности центральных и местных партийных органов, а также учреждений, контролировавших финансирование, торговлю и др.

В 1941 - 1945 гг. была разработана нормативно-правовая база деятельности детских учреждений, ставшая основой значительного комплекса мероприятий учебного, воспитательного, лечебного и оздоровительного характера. Реализация этих мер в рамках работы домов ребенка, яслей, детских садов, детских домов, лечебно-профилактических учреждений преследовала цель сохранить в критических условиях жизнь и здоровье подрастающего поколения, создать возможности для социальной адаптации детей и подростков, для их успешной трудовой деятельности в будущем.

В годы войны были приняты нормативные документы, внесшие серьезные изменения в область решения проблем беспризорности, безнадзорности несовершеннолетних, детской преступности. Впервые в истории Советского государства в рамках одного правительственного ведомства была создана структура, практически полностью координирующая и контролирующая процесс преодоления этих опасных социальных явлений. Речь идет об Отделе по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью НКВД СССР и его местных подразделениях. В сфере профилактики безнадзорности и беспризорности существенно расширились правовые основы материальной поддержки малоимущих семей, впервые был отрегулирован механизм передачи сирот на семейное воспитание, усыновления.

Для нормотворческой деятельности, проводившейся по вопросам социальной защиты подрастающего поколения в 1945 - 1950 гг., характерно стремление сохранить позитивные достижения предшествующего периода, оптимизировать определившиеся направления работы, а так же решить многочисленные проблемы организационного и, преимущественно, материального характера.

Нормативно-правовые основы социальной защиты детей и подростков, разработанные и действовавшие в 1941 - 1950 гг., имели ряд характерных черт, определявших своеобразие проводившейся политики. Во-первых, нормотвор-ческая деятельность в первой половине 1940-х гг. разворачивалась в условиях оккупации значительной части территории, серьезных людских потерь, неимоверного напряжения всех ресурсов страны. Следствием этого явились недостаточная продуманность некоторых решений, их несоответствие реальным возможностям, имевшимся на местах. Во-вторых, особенности политического режима тех лет обусловили приоритет так называемых императивных методов правового регулирования, требующих строгого исполнения обязательств. С одной стороны, это позволило стабилизировать ситуацию в сфере охраны жизни и здоровья детей. С другой стороны, ослабление жесткого контроля могло стать причиной халатности и бездействия. В-третьих, принимавшиеся законные и подзаконные акты закрепили часть организационных, контролирующих функций за местными комсомольскими, профсоюзными организациями (например, организацию оздоровительных мероприятий), а также за различными структурами, выполнявшими свои обязанности на общественных началах (например, комиссии по устройству детей, оставшихся без родителей, попечительские советы). Положительное значение такого подхода очевидно, однако нельзя было не учитывать специфику проявления общественной активности, которое зависело от самых различных факторов. В-пятых, в 1940-е гг. советское законодательство определило ведущую роль различных подразделений НКВД (с 1946 г. — МВД) в деле ликвидации беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних. Конечно, огромные административные ресурсы, сосредоточенные в системе карательно-репрессивных органов, явились мощным фактором успешной реализации поставленных целей и задач. Вместе с тем, специфика методов их работы во многом не была рассчитана на детский контингент и обусловила приоритет карательных способов решения проблемы беспризорности и безнадзорности в ущерб воспитательным методам.

Анализ сущностного содержания нормотворческой работы, проводившейся по вопросам социальной адаптации подрастающего поколения, показывает ее противоречивый характер. Так, закон, позволивший матерям-одиночкам, многодетным отдавать детей на государственное обеспечение в сиротские учреждения, безусловно, спас многих детей от голодной смерти, дал им возможность получить образование. Одновременно с этим стремительно увеличивалось число ребят, фактически ставших сиротами при живых родителях. Самой неоднозначной являлась та часть ювенальной юстиции, которая касалась малолетних правонарушителей. Суровость уголовного права, применение всех мер наказания уже к 12-летним подросткам — все это, безусловно, сыграло положительную роль в формировании правомерного поведения детей. Однако многие попадали в трудовые колонии, находившиеся до середины 1943 г. в системе ГУЛАГа, за мелкие, незначительные кражи. Пребывание в местах заключения имело деструктивное значение для детской психики, нередко обуславливало ее социальную дезадаптацию.

Функции социальной адаптации, являвшейся одной из обязательных составляющих защиты подрастающего поколения, выполнялись в рамках системы различных детских учреждений (деятельность общеобразовательной школы как самостоятельный предмет изучения в исследовании не рассматривался). В годы Великой Отечественной войны на территории Куйбышевской и Ульяновской областей число детских садов, домов ребенка, детских домов увеличилось более чем в 1,5 раза, причем численность одних только детдомов возросла в 3 раза. Во второй половине 1940-х гг. сеть сиротских учреждений продолжала расти, при этом началось сокращение числа детских садов. Исследование показало, что в 1941 - 1950 гг. в масштабах изученных областей Среднего Поволжья так и не удалось решить полностью материальные, организационные проблемы работы детских учреждений, в конце 1940-х гг. ситуация оставалась стабильно удовлетворительной. Тем не менее, создание большого количества новых учреждений в регионе, попытка наладить ценой колоссального напряжения местных ресурсов их материальное обеспечение, организовать в условиях скудности учебно-методической базы, нехватки кадров учебный и воспитательный процесс - все это, безусловно, демонстрирует стремление центральных, а, в первую очередь, местных советских и партийных органов обеспечить все возможные условия для полноценного развития детей и подростков.

В рамках деятельности детских воспитательных и медицинских учреждений происходила реализация обширного комплекса мер лечебного, профилактического и оздоровительного характера. В Куйбышевской и Ульяновской областях осуществление профилактической работы разворачивалось по ряду направлений. В первую очередь, местные власти наладили обеспечение ослабленных тяготами войны детей питанием. Конечно, сделать это было крайне трудно в условиях карточного снабжения, средоточия всех ресурсов, в том числе и продуктовых, для удовлетворения нужд фронта, частого проявления безучастного отношения местных торгующих организаций. Тем не менее, создавались дополнительные молочные кухни, открывались новые типы учреждений: детские пищевые станции, столовые диетического питания. Именно в годы войны существенно расширилась и продолжала активно применяться в послевоенное время практика организации при детских садах, детдомах подсобных хозяйств с целью получения дополнительных источников продуктового обеспечения. Важным направлением профилактической работы являлась борьба с антисанитарией в детских учреждениях. Несмотря на нехватку мыла, отсутствие помещений для прачечных, бань сотрудники яслей, детских садов, детдомов региона все же смогли обеспечить элементарные санитарно-гигиенические нормы, за редким исключением все же удалось избежать распространения массовых инфекций, к концу 1940-х гг. значительно сократились масштабы педикулеза среди воспитанников детских домов. Местные отделы здравоохранения придавали большое значение проведению противоэпидемических мероприятий, в частности вакцинации против кори, дифтерии, коклюша и др. Реализацию данного направления можно признать довольно успешной: в середине 1940-х гг. Минздрав СССР признал Куйбышевскую и Ульяновскую области в числе лучших в сфере решения обозначенных вопросов.

Основными препятствиями для осуществления лечебной работы в регионе являлись острый дефицит детских врачей, лекарственных препаратов, лечебных учреждений для детей. Расширение сети поликлиник, больниц, консультаций, проводившееся и в годы войны, и в течение первых послевоенных лет, применение практики совместительства среди врачей - все это способствовало некоторой стабилизации сложившейся ситуации. К концу 1940-х гг. детская смертность в регионе сократилась примерно в 2 раза по сравнению с 1941 - 1942 гг. Однако к 1950 г. проблемы нехватки врачей и среднего медицинского персонала, отсутствия должных стационарных условий ни в Куйбышевской, ни в Ульяновской области так и не были решены.

Реализация оздоровительного направления в регионе включала в себя организацию летних оздоровительных компаний, деятельность санаторных учреждений разного типа. Основная финансовая и организационная ответственность за осуществление данного направления в 1940-е гг. была возложена на местные профсоюзы и комитеты ВЛКСМ. Эти общественные организации проделали огромную работу по созданию фондов для поддержки детей военнослужащих, сирот, вложили значительные средства на приобретение путевок в пионерские лагеря, санатории. Однако, этих ресурсов, по всей вероятности, было недостаточно: количество ребят, охваченных оздоровительными мероприятиями, в 1945 — 1950 гг. в Куйбышевской и Ульяновской областях сокращалось.

Система мер, направленных на профилактику и преодоление детской беспризорности, безнадзорности и преступности, являлась важной составляющей системы социальной защиты детей и подростков, от эффективности их реализации в тыловых регионах во многом зависела стабильность общественной обстановки, столь необходимая в условиях войны и послевоенного восстановления хозяйства.

Профилактика обозначенного социального явления включала в себя деятельность местных партийных, советских органов, учреждений народного образования, социального обеспечения, общественных организаций по осуществлению Закона о всеобщем обязательном обучении, материальной поддержки нуждавшихся семей, обеспечению досуговой деятельности детей и подростков, а также устройства сирот на семейное воспитание, в средние специальные учебные заведения, в промышленное и сельскохозяйственное производство. Выявленные в ходе исследования данные показали, что устройство осиротевших ребят на патронат, опеку и усыновление применялось на территории Куйбышевской и Ульяновской областей наиболее активно, имело серьезные положительные результаты. На протяжении 1940-х гг. количество детей, переданных на семейное воспитание, как правило, превышало число отправленных в детские дома. Очевидно, что участь ребенка, воспитывающегося в семье, более завидна, чем участь воспитанника сиротского учреждения. Наименее эффективным направлением профилактической работы следует признать определение сирот в местные РУ, ФЗО и колхозы. Бедственное положение последних, необустроенность быта в училищах — все это в условиях тотального дефицита, непомерных производственных нагрузок обуславливало стремление подростков бежать с предприятий, многие просто нищенствовали и пополняли ряды беспризорных.

В 1940-е гг. ведущую роль в деле борьбы с беспризорностью, безнадзорностью и детской преступностью в регионе играли местные органы НКВД — МВД. Работа в указанном направлении наиболее активно развернулась в 1943 — 1944 гг., что было связано с организацией областных Отделов по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, которые совместно с органами милиции осуществляли практически всю работу по выявлению и дальнейшему устройству безнадзорников, беспризорников и малолетних правонарушителей. Эта деятельность при содействии таких факторов, как жесткий контроль со стороны правительства и партии, расширение сети детских трудовых колоний, создание воспитательных колоний, относительная стабилизация обстановки в стране дала свои положительные результаты. К концу 1940-х гг. в регионе явно обозначилась тенденция значительного снижения численности беспризорных и безнадзорных. Доступные для исследования документы показывают, что те же процессы происходили и в сфере борьбы с детской преступностью. Количество осужденных в возрасте 12-15 лет по Куйбышевской области заметно уменьшилось к 1948 г. Нельзя не заметить, что в рамках исследуемого региона, как и во всей стране, применение уголовной ответственности к несовершеннолетним было крайне суровым, бывали случаи формального отношения следователей и судей к малолетним преступникам. Серьезная правозащитная работа местной прокуратуры по рассматриваемым вопросам началась лишь в 1946 г., получив должное развитие уже в 1950-е гг.

В ходе исследования удалось выявить особенности общественного участия в решении вопросов, связанных с заботой о подрастающем поколении. На территории Куйбышевской и Ульяновской областей наибольшая общественная активность проявилась в годы Великой Отечественной войны, приняв самые разнообразные формы: деятельность шефских организаций, попечительских советов, создание денежных, вещевых, продуктовых фондов, организация оздоровительных мероприятий, учреждение колхозных, промышленных детских домов, участие в борьбе с беспризорностью и безнадзорностью и др. Однако, следует заметить, что реализация перечисленных форм носила преимущественно разовый характер, зачастую являясь следствием принятия очередных постановлений правительства, ЦК ВКП (б), ЦК ВЛКСМ, а также решений местных органов власти, комитетов партии и комсомола. Конечно, это имело определенное негативное значение, т.к. детские учреждения нуждались в систематической помощи. После войны государство перестало декларировать с прежней силой масштабы заботы о подрастающем поколении и призывать советских граждан аккумулировать все силы для сохранения жизни и здоровья подрастающего поколения. Такое изменение государственного подхода, а также физическое и психическое истощение людей, вынужденных неустанно работать, чтобы наладить мирную жизнь, обусловило заметное снижение социальной активности в сфере охраны детства.

Социальная политика, направленная на защиту детей и подростков, в 1940-е гг. представляет собой очень сложную систему, структурные составляющие которой являются, в свою очередь, также системами с многочисленными взаимосвязанными и взаимодополняющими компонентами. Данная система оформилась в 1941 — 1945 гг. в условиях тотальной разрухи в стране, в силу чего она не была лишена недостатков. Тем не менее, она являлась достаточно эффективной и продолжила существовать в 1945 — 1950 гг., не претерпев принципиальных изменений.

Опыт колоссальной социальной работы тех лет по-прежнему актуален, заложенные механизмы решения некоторых проблем, активно применяются по сей день. В 1995 г. Губернская Дума Самарской области утвердила Положение «О приемной семье на территории Самарской области», это произошло раньше, чем был принят новый Семейный кодекс РФ, отрегулировавший передачу сироты на воспитание (в 1940-е гг. - патронат)1. На сегодняшний день в Самарской области наиболее приоритетным направлением работы с сиротами и социальными сиротами является устройство их в приемные семьи. Если в 1994 г. на воспитание передали лишь 11 ребят, то в 2004 г. - 502 ребенка. На 1 сентября 2005 г. в области числилось 1865 приемных семей, где воспитывалось 2697 детей2.

1 Независимая газета. 1999, 16 апреля.

2 Организационная деятельность службы семьи Самарской области по профилактике безнадзорности детей, употребления ими психоактивных веществ. Самара, 2006. С. 6-7.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Рокутова, Ольга Александровна, 2008 год

1. Неопубликованные источники

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

3. Фонд А 2306 - Министерство просвещения РСФСР. Опись 70. Дела: 1366, 1368, 1453, 1515, 1536, 1565, 1587, 2675, 5490, 5559, 5769, 5786, 5824, 5930. Опись 71. Дела: 3748, 3960, 4142, 4510, 4577, 4589, 4613, 4618, 4744, 4767, 4873, 4898.

4. Фонд А — 482 Министерство здравоохранения РСФСР. Опись 47. Дела: 1252, 2056, 3109, 3189, 4554. Опись. 49. Дело 2232.

5. Фонд А — 374 — Центральное статистическое управление при Совете Министров РСФСР. Опись 10. Дело 176. Опись 11. Дела: 78, 83, 360, 365, 959.

6. Фонд А — 304 — Комитет по делам польских детей в СССР при Министерстве просвещения РСФСР. Опись 1. Дела: 23, 72.

7. Фонд А — 307 Детские дома для испанских детей. Опись 1. Дела: 695, 799.

8. Фонд Р — 8009 — Министерство здравоохранения СССР. Опись 21. Дела: 21, 32, 38, 44, 66, 95, 157, 178, 219, 239.

9. Фонд Р 9412 - Отдел детских колоний МВД СССР. Опись 1. Дела: 1, 2, 19, 35, 42, 57, 58, 59, 62, 68, 97, 136, 137, 147, 181, 182,231,241, 258,270, 278, 279, 280,281,288.

10. Российский государственный архив социально-политической истории1. РГАСПИ)

11. Фонд 17 Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. Опись 88. Дело 462. Опись 122. Дело 22.

12. Государственный архив Самарской области (ГACO)

13. Фонд Р 2558 - Исполнительный комитет областного Совета депутатов трудящихся Куйбышевской области. Опись 6. Дела: 43, 95, 112. Опись 7. Дела: 285, 272, 344, 348, 350, 357, 376, 400, 427, 478, 486, 520, 526, 587, 858,870,912, 924, 1219.

14. Фонд Р 56 - Исполнительный комитет городского Совета депутатов трудящихся г. Куйбышева. Опись 2. Дела: 55, 56, 72, 73, 74, 95, 96, 97, 98, 136, 137.

15. Фонд Р 1692 - Отдел народного образования г. Куйбышева. Опись 10. Дело 8. Опись 12. Дела: 40, 41, 55, 58.

16. Фонд Р 4054 - Отдел здравоохранения Куйбышевской области. Опись 1. Дела: 153, 237, 240, 246, 290, 310. Опись 2. Дело 368. Опись 4. Дела: 4, 6, 8. Опись 6. Дела: 1,5.

17. Фонд Р 4702 - Детский приемник-распределитель МВД г. Куйбышева. Опись 2. Дело 1.

18. Фонд Р 4958 - Куйбышевский областной суд Министерства юстиции РСФСР. Опись 10. Дело 950. Опись 16. Дела: 14, 16, 21, 29, 37.

19. Фонд Р 2972 - Куйбышевская областная прокуратура Министерства юстиции РСФСР. Опись 2. Дела: 115, 157, 181. Опись 4. Дела: 32, 33.

20. Фонд Р 2596 - Прокуратура Управления исправительно-трудовых колоний и лагерей по Куйбышевской области. Опись 1. Дела: 1997, 2204.

21. Фонд Р 4079 - Отдел социального обеспечения Куйбышевской области. Опись I. Дела: 29, 36, 46.

22. Фонд Р 1098 - Отдел социального обеспечения г. Куйбышева. Опись 1. Дело 11.

23. Фонд Р 4074 - Отдел по эвакуации населения исполнительного комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся. Опись 1. Дела:

24. Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ)

25. Фонд 656 Куйбышевский областной комитет ВКП (б). Опись 5. Дело 128. Опись 32. Дело 151. Опись 33. Дело 61. Опись 34. Дела: 30, 79, 80. Опись 36. Дело 338. Опись 37. Дело 511. Опись 38. Дело 438.

26. Фонд 714 Куйбышевский городской комитет ВКП (б). Опись 1. Дела: 969, 1035, 1229.

27. Фонд 1683 Куйбышевской областной комитет ВЛКСМ. Опись 21. Дело 70. Опись 32. Дела: 2,4.

28. Фонд 2461 Куйбышевский городской комитет ВЛКСМ. Опись 2. Дело 80. Опись 6. Дело 133. Опись 10. Дело 1.

29. Фонд 6181 Партийная организация Управления НКВД Куйбышевской области. Опись 1. Дела: 501, 571.

30. Фонд 9397 — Областной комитет профессионального союза работников дошкольного образования и детских домов. Опись 1. Дело 7.

31. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО)

32. Фонд Р 3038 - Исполнительный комитет областного Совета депутатов трудящихся Ульяновской области. Опись 2. Дело 354. Опись 3. Дела: 15, 25. Опись 4. Дела: 24, 75, 88, 453.

33. Фонд Р 2326 - Отдел народного образования Ульяновской области. Опись 1. Дела: 68, 84, 132. Опись 2. Дело 33.

34. Фонд Р — 521 — Отдел народного образования г. Ульяновска. Опись 21. Дело 93. Опись 25. Дело 76. Опись 30. Дело 73.

35. Фонд Р 4353 - Личный фонд Ф.К. Варейкис. Опись 1. Дело 5.

36. Фонд Р 1133 - Исполнительный комитет исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся Чердаклинского района. Опись 6. Дела: 25, 40, 57.

37. Центр документации новейшей истории Ульяновской области1. ЦЦНИ УО)

38. Фонд 8 Ульяновский областной комитет ВКП (б). Опись 1. Дела: 317, 318. Опись 2. Дела: 110, 274. Опись 7. Дело 275.

39. Фонд 13 Ульяновский городской комитет ВКП (б). Опись 1. Дело 2552.

40. Фонд 1927 Ульяновский областной комитет ВЛКСМ. Опись 1. Дела: 6, 337,519, 761, 859.

41. Фонд 1079 Ульяновский городской комитет ВЛКСМ. Опись 1. Дела: 290, 305, 350.

42. Государственный архив г. Сызрань

43. Фонд Р 610 - Детский приемник-распределитель г. Сызрань. Опись 1. Дело 1.

44. Архив Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУВД Самарской области

45. Списки несовершеннолетних беспризорных и безнадзорных за 1941 г. -папка 2; за 1943 г. папка 4; за 1945 г. - папка 5, за 1947 г. - папка 4у за 1948 г. - папка 4.1.. Опубликованные источники

46. Безымянка. Строки, опаленные войной Текст.: книга воспоминаний ветеранов Кировского района г. Самары. Том 1. Самара: ПАДИ, 1997. - 415 с.

47. Годы суровых испытаний. (1941 1945 гг.). Из истории Сергиевского района в годы Великой Отечественной войны Текст. — Сергиевск: [б. и.], 2000. - 70 с.

48. Дети ГУЛАГа. 1918 1956 Текст. -М.: Международный фонд «Демократия», 2002.-631 с.

49. Достояние культуры — народу. Культурное строительство в Ульяновскойобласти. 1917 — 1975 Текст.: документы и материалы. Саратов: Приволжское книжное изд-во, Ульяновское отделение, 1979. — 304 с.

50. Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 Текст.: сборник документов и материалов. - М.: Медицина, 1977. - 518 с.

51. Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне (июнь 1941 — 1945 гг.) Текст.: документы и материалы. М.: Политиздат, 1970. - 494 с.

52. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК Текст. Т. 8. М.: Изд-во полит, литературы, 1985. - 542 с.

53. Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941 1945)

54. Текст.: документы и материалы. Куйбышев: Куйб. кн. изд-во, 1966. -447 с.

55. Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945)

56. Текст.: документы и материалы. — Самара: Изд-во «Самарский Дом печати» 1995.-448 с.

57. Народное образование в СССР Текст.: сборник документов: 1917 1973 гг. -М.: Педагогика, 1974. - 560 с.

58. Народное образование в СССР Текст.: сборник нормативных актов. М.: Юридическая литература, 1987. - 336 с.

59. Народное образование: основные постановления, приказы, инструкции Текст. М.: Учебно-педагогич. изд-во Минпроса РСФСР, 1948. - 479 с.

60. Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик Текст. -М.: Гос. изд-во юридич. литературы, 1960. — 24 с.

61. По законам военного времени (Сызрань фронту) Текст. - Книга 2. -Сызрань: [б. и.], 2000. - 359 с.

62. Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до наших дней Текст. В 3-х кн. - Кн. третья. - Самара: Самарский гос. ун-т, 1997. - 263 с.

63. Самарское Поволжье в XX веке Текст.: документы и материалы. Самара: Изд-во Самарского науч. центра РАН, 2000. — 512 с.

64. Сборник законов и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938 — 1958 Текст. М.: Изд-во юридич. литературы, 1959. - 711 с.

65. Уголовное законодательство СССР и союзных республик Текст. М.: Госюриздат, 1957. - 532 с.

66. Ульяновская область в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.) Текст.: документы и материалы. Саратов: Приволжское книжное изд-во, Ульяновское отделение, 1974. — 308 с.

67. Ш. Статистические сборники

68. Дети в СССР Текст.: статистический сборник. — М.: Статистика, 1973. — 74 с.

69. Здравоохранение в СССР Текст.: статистический справочник. М.: Мед-гиз, 1966. - 179 с.1.. Периодическая печать. Газеты

70. Волжская коммуна. Орган Куйбышевского обкома и горкома ВКП (б), областного и городского Советов депутатов трудящихся. Куйбышев, 1941-1950.

71. Волжский комсомолец. Орган Куйбышевского обкома и горкома ВЛКСМ. Куйбышев, 1972.

72. Известия Советов депутатов трудящихся СССР. М., 1984.

73. Красный октябрь. Орган Сызранского горкома ВКП (б) и городского Совета депутатов трудящихся. Сызрань, 1941 1950.

74. Правда. Орган ЦК ВКП (б). М, 1941 1950.

75. Чапаевский рабочий. Орган Чапаевского горкома ВКП (б) и городского Советадепутатов трудящихся. Чапаевск, 1941 1950.

76. Ульяновская правда. Орган Ульяновского обкома и горкома ВКП (б), областного и городского Советов депутатов трудящихся. Ульяновск, 1943 1950 гт.

77. V. Монографии, книги, статьи

78. Аверин, А. Из опыта воспитательской работы Горьковского Суворовского военного училища Текст. / А. Аверин // Советская педагогика. — 1948. — № 11. — С. 72-80.

79. Аврус, А.И. Испанские детские дома в Саратовской области в годы Великой Отечественной войны Текст.: сб. науч. трудов / А.И.Аврус // Великая Отечественная война в контексте Российской истории. Саратов, 2000. С. 104-110.

80. Алексеева, Л.С. О насилии над детьми в семье Текст. / Л.С. Алексеева // Социологические исследования. 2003. - № 4. - С. 78-84.

81. Алпатов, Н.И. Детские дома Узбекистана в период Великой Отечественной войны Текст. / Н.И. Алпатов // Советская педагогика. 1943. - № 8-9. - С.55.

82. Анисков, В.Т. О бедной деревне замолвите слово., 1941 1945 - 19??: Социальная жертвенность и судьбы крестьянства Текст.: науч. публицистика / В.Т. Анисков. — Вологда: Вологодский ин-т повыш. квалиф. и переподготовки пед. кадров, 1996. - 206 с.

83. Антокольская, М.В. Лекции по Семейному праву. Текст.: учебное пособие для вузов / М.В. Антокольская. М.: Юристъ, 2001. - 336 с.

84. Апарина, И.И., Попов, В.М. Государственное и частное призрение детей в дореволюционной России. Текст.: монография / И.И. Апарина. М.: Изд-во Перспектива — НТЦ - Развитие, 2000. — 95 с.

85. Арефьев, А.Л. Беспризорные дети России Текст. / А.Л. Арефьев // Социологические исследования. — 2003. № 9. - С. 61-72.

86. Арутюнян, Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. Текст.: монография /Ю.В. Арутюнян. -М.: Наука, 1970. — 446 с.

87. Базаров, Ф.Е. Борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью в годы

88. Великой Отечественной войны. (По материалам Омской области) Текст. / Ф.Е. Базаров // В грозные годы. Омск, 1973. С. 74-79.

89. Бакин, В. Детдомовские сороковые. Текст.: кн. воспоминаний / В. Бакин. — М.: Молодая гвардия, 1991. 205 с.

90. Безнин, М.А., Димони, Т.М. Повинности российских колхозников в 1930 -1960-е гг. Текст. / М.А. Безнин [и др.] // Отечественная история. 2002. - № 2. -С. 96-111.

91. Беликов, A.M. Советский тыл в годы Великой Отечественной войны. (1941 -1945). Текст. / A.M. Беликов. М.: Знание, 1969. - 46 с.

92. Белов, С.Н. Куйбышевское суворовское военное училище (1944 1964 гг.): Очерк истории. Текст.: учеб. пособие / С.Н. Белов. - Самара: Изд-во «НТЦ», 2007.-47 с.

93. Белов, С.Н. Учебно-воспитательная работа в суворовских военных училищах Поволжья в 1944 1963 гг. Текст.: сб. науч. тр. молодых ученых / С.Н. Белов // Историко-археологические изыскания. - Самара, 2005. - С. 98-105.

94. Белоносов, И.И. Эвакуация населения из прифронтовой полосы в 1941 1942 гг. Текст. / И.И. Белоносов // Эшелоны и дуг на Восток. Из истории перебазирования производительных сил СССР в 1941 - 1942 гг. - М., 1966. - С. 15-30.

95. Беляков, В.В. Сиротские детские учреждения России. Текст.: монография / В.В. Беляков. М.: НИИ детства Рос. детского фонда, 1993. 23 с.

96. Бичиков, В.Н. Память сердца. Текст.: публицистика / В.Н. Бичиков. Тольятти: МОУ ДО «Центр медиаобразования», 1998. 167 с.

97. Большой энциклопедический справочник. Текст. М.: Изд-во «Астрель»: Издво «ACT», 2001.-944 с.

98. Бондаренко, А. Почему в Самаре закрывают дома для сирот Текст. / А. Бон-дареико. //Независимая газета. 1999, 16 апреля.

99. Бутысо, В. Дети войны (О роли комсомола в организации помощи детям военнослужащих в годы Великой Отечественной войны) Текст. / В. Бутько. // Молодой коммунист. 1971. -№ 6. - С. 55-58.

100. Ванчинов, Д.П. Военные годы Поволжья (1941 1945 гг.). Текст.: монография / Д.П. Ванчинов. - Саратов, Изд-во СГУ, 1980. - 325 с.

101. Ванчинов, Д.П., Шабанов, Н.И. Саратов прифронтовой город (1941 - 1945). Текст. / Д.П. Ванчинов, Н.И. Шабанов. - Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1985. -152 с.

102. Ванчинов, Д.П., Данилов, В.Н., Ченекал, Д.Д. Трудящиеся Поволжья фронту. Текст. / Д.П. Ванчинов [и др.]. - Саратов: Изд-во СГУ, 1984. - 173 с.

103. Васильева, О.В. Детские дома Удмуртии в период Великой Отечественной войны Текст. / О.В. Васильева // Тыл фронту: Матер, конф., посвящ. 60-летию великой Победы, 20-21 апреля 2005 г. - Челябинск, 2005. - С. 200-203.

104. Великая Отечественная война 1941 1945 Текст.: военно-исторические очерки . - Кн. 4: Народ и война. -М.: Наука, 1999. - 368 с.

105. Великая Отечественная война в судьбах кинель-черкассцев. Текст. — К.Черкассы: [б. и.], 2000. 139 с.

106. Великая Отечественная война и школа Текст. // Начальная школа. 1941. - № 7.-С. 6-9.

107. Вербицкая, О.М. Российское крестьянство: От Сталина к Хрущеву. Середина 40-х начало 60-х годов. Текст.: монография / О.М. Вербицкая. - М.: Наука, 1992.-224 с.

108. Верзилин, М.Н. Воспитание в детских домах во время войны Текст. / М.Н. Верзилин // Советская педагогика. 1943. - № 11-12. - С. 60.

109. Власов, В.А. Нарком просвещения военного времени Владимир Петрович Потемкин Текст. / В.А. Власов // Великая Победа. Мат. регион, науч.-практич.конф., посвящ. 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Пенза, 2005. - С. 49-51.

110. Война и дети. Они заменили взрослых, ушедших на фронт, и выстояли. Текст. — Самара: Самарское отд. Литфонда России, 2005. 270 с.

111. Волков, И.М. Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоенные годы. Колхозы СССР в 1946 1950 годах. Текст.: монография / И.М. Волков. - М.: Мысль, 1972.-293 с.

112. Вятский, А. Дважды без вины. Текст.: публицистика / А. Вятский. Тольятти: Изд-во Фонда «Развитие через образование», 1995. — 269 с.

113. Город Куйбышев за 50 лет Советской власти. Цифры и факты. Текст. — Куйбышев: Куйб. кн. изд-во, 1967. 123 с.

114. Данилов, A.A., Пыжиков, A.B. Рождение сверхдержавы: СССР в первые послевоенные годы. Текст.: учеб. пособие / A.A. Данилов, A.B. Пыжиков. М.: РОССПЭН, 2001.-304 с.

115. Данилов, М.А. Учебно-воспитательная работа в условиях военного времени Текст. / М.А. Данилов // Советская педагогика. 1941. -№ 10. - С. 10.

116. Двойнишников, М.А., Широков, Г.В. Восстановление и развитие народного хозяйства СССР великий подвиг партии и народа (1946 - 1955 гг.). Текст. / М.А. Двойнишников, Г.В. Широков. - М.: Изд-во «Высшая школа», 1967. — 115 с.

117. Дейнеко, М.М. 40 лет народного образования в СССР. Текст. / М.М. Дейнеко. М.: Гос. учебно-пед. изд-во Минпроса РСФСР, 1957. - 276 с.

118. Деларю, Е.М Забота о детях Сталинграда Текст. / Е.М. Деларю // Ист,-краевед. зап. Вып. 2. - Волгоград, 1974. - С. 32-43.

119. Детдома военных лет Текст. // Губернский дом. — № 1. Кострома, 2005. — С. 98-101.

120. Дети военной поры. Текст. М.: Изд-во политической литературы, 1988. — 320 с.

121. Докучаев, Г.А. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне. Текст.: монография / Г.А. Докучаев. Новосибирск: Наука, Сиб. отделение, 1968. — 322 с.

122. Дорошева, O.A. Школа и война. 1941 1945 гг. (на материалах Чкаловской области) Текст.: сб. статей / O.A. Дорошева // Региональная научно-практическая конференция молодых ученых и специалистов Оренбуржья. — Оренбург, 2000. - С. 191-192.

123. Дрыночкин, В.В. Проявление черт тоталитарного социализма в осуществлении школьной политики в годы Великой Отечественной войны Текст. / В.В. Дрыночкин // Интеллигенция и политика. — Иваново, 1991. — С. 66-68.

124. Дуринов, A.A. Очерки истории школ и педагогического образования в Бурят-Монголии. Текст. / A.A. Дуринов. — Улан-Удэ: Бурят-Монг. гос. изд-во, 1948. -122 с.

125. Елпатьевский, A.B. Испанская эмиграция в СССР. Историография и источники, попытка интерпретации. Текст.: монография / A.B. Елпатьевский. Тверь: Изд-во «Гере», 2002. - 290 с.

126. Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. Историко-медицинский аспект. Текст. — СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2001. 268 с.

127. Заднепровская, Л.Д. Забота партии и правительства о детях в годы Великой Отечественной войны Текст. / Л.Д. Заднепровская // Вместе с армией и народом. Волгоград, 1970. - С. 64-79.

128. Зезина, М.Р. Социальная защита детей-сирот в послевоенные годы (1945 -1955) Текст. / М.Р. Зезина // Вопросы истории. 1999. - № 1. - С. 127-136.

129. Зима, В.Ф. Голод в СССР 1946 1947 годов: происхождение и последствия. Текст.: монография /В.Ф. Зима. -М., 1996.

130. Зима В.Ф. Менталитет народов Росси в войне 1941 1945 годов. Текст.: монография / В.Ф. Зима. М.: Институт рос. истории РАН, 2000. - 279 с.

131. Зимин, П. В. Об отмене в школе социалистического соревнования по вопросам учебной работы Текст. / П.В. Зимин // Советская педагогика. 1944. - № 7.-С. 40-47.

132. Зинич, М.С. Будни военного лихолетья, 1941 1945. Вып. 1-2. Текст. / М.С. Зинич. - М.: ИРИ РАН, 1994. - Вып. 1. - 125 е.; Вып. 2. - 143 с.

133. Зинич, М.С. Всенародная помощь детям в период Великой Отечественной войны Текст. / М.С. Зинич // Советская педагогика. 1985. - № 5. - С. 17-23.

134. Зинич, М.С. Люди и власть: решение социальных проблем в годы Великой Отечественной войны Текст. / М.С. Зинич // Личность, общество и власть в истории России: Системный компаративный анализ: Матер. III Международной конференции. М., 1998. - С. 305-309.

135. Зубкова, Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945 1953. Текст.: монография / Е.Ю. Зубкова. - М.: РОССПЭН, 1999. - 229 с.

136. Иванова, Г.А. Общеобразовательная школа Башкирии в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.) Текст.: науч. тр. / Г.А. Иванова. — Куйбышев, пед.ин-т, 1972.-Т. 111.-Вып. 2.-С. 162-178.

137. Игнатова, Н.М. Школы и детские дома для детей спецпереселенцев в республике Коми в 1930-е годы Текст. / Н.М. Игнатова // Социально-культурные и этнографические вопросы истории Коми (Материалы к истории Коми). Сыктывкар, 1997.-С. 133-137.

138. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 1945 гг. — В 6-ти т. Текст. - М.: Воениздат, 1960 - 1965. - Т. 1. 535 е.; Т. 2. 688 е.; Т. 3. 662 е.; Т. 4. 740 е.; Т. 5. 658 е.; Т. 6. 319 с.

139. История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XX век1918 1998). Текст.: учеб. пособие. -М.: Наука, 2000. - 232 с.

140. Исупов, В.А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX века: историко-демографические очерки. Текст.: монография / В.А. Исупов. Новосибирск: Сиб. хронограф, 2000. - 244 с.

141. Как провести с родителями беседу о всеобуче Текст. // Начальная школа. — 1942.-№ 9.-С. 41-44.

142. Кобыш, И.П. Из дневника директора 114-й средней школы г. Ленинграда Текст. / И.П. Кобыш // Советская педагогика. 1943. - № 1. - С. 60 - 62.

143. Ковальчук, С.С. Школа и детский коллектив в Ржевском и Оленинском районах Калининской области Текст. / С.С. Ковальчук // Советская педагогика. — 1944.-№ 10.-С. 52-56.

144. Ковригина, М.Д. Забота государства о матери и ребенке. Текст. / М.Д. Ковригина. -М.:[б. и.], 1945.-79 с.

145. Коняхина, Е. Выполним свой долг перед Родиной Текст. / Е. Коняхина // Дошкольное воспитание. — 1942. — № 5-6. С. 3-4.

146. Константинов, H.A. Советская школа в годы Великой Отечественной войны Текст. / H.A. Константинов // Советская педагогика. — 1948. № 10. - С. 45-57.

147. Королев, Ф.Ф. Успехи народного образования в СССР за 40 лет. Текст. / Ф.Ф. Королев. -М.: Знание, 1957.-48 с.

148. Котов, С.Д. Детские дома блокадного Ленинграда. Текст. / С.Д. Котов. -СПб.: Политехника, 2002. 207 с.

149. Куликова, Б.Г. Советы депутатов трудящихся в Великой Отечественной войне 1941 1945 гт. Текст. / Б.Г. Куликова // Советский тыл в Великой Отечественной войне. - Кн. 1. - М., 1974. - С. 80-92.

150. Куприянов, Т. Неустанно заботиться о детях фронтовиков Текст. / Т. Куприянов // Начальная школа. 1943. - № 1. - С. 3-7.

151. Куфаев, В.И. Забота о детях в дни Отечественной войны Текст. / В.И. Куфаев // Советская педагогика. 1942. - № 8-9. - С. 24-25.

152. Лаврикова, Е.Ф. Детские сады города Ленина Текст. / Е.Ф. Лаврикова // Дошкольное воспитание. 1942. -№ 11-12. - С. 34-38.

153. Лельчук, B.C. Сменив мечи на орала. Рассказ о 4-й пятилетке (1946 1950 гг.) Текст. / B.C. Лельчук. — М.: Изд-во политич. литературы, 1967. — 112 с.

154. Леушина, A.M. Борьба за здоровье детей в городе-фронте Текст. / A.M. Ле-ушина// Дошкольное воспитание. 1943. -№ 11-12. - С. 2-4.

155. Лихоманов, М.И., Позина, Л.Т., Финогенов, Е.И. Партийное руководство эвакуацией в первый период Великой Отечественной войны. Текст.: монография /М.И. Лихоманов [и др.]. Л.: ЛГУ, 1985.-169 с.

156. Любимов, A.B. Торговля и снабжение в годы Великой Отечественной войны. Текст.: монография / A.B. Любимов. М.: Изд-во «Экономика», 1968. 231 с.

157. Люкшина, И.В. Детские дома Белоруссии на Оренбургской земле Текст.: материалы конференции / И.В. Люкшина // Белорусы и Оренбуржье. — Оренбург, 2001.-С. 94-97.

158. Манаенков, А.И. Культурное строительство в послевоенной деревне (1946 — 1950 гг.). Текст. / А.И. Манаенков. М.: Знание, 1991. - 64 с.

159. Матафонова, H.A. Детские сады для туберкулезных детей Текст. / H.A. Ма-тафонова // Дошкольное воспитание. 1943. - № 11-12. - С. 38-39.

160. Мачнев, В. Крестьянство Поволжья в годы войны 1941 — 1945 гг. Текст.: учеб. пособие / В. Мачнев. Самара: СамГУ, 1998. - 179 с.

161. Митерев, Г.А. Забота о матери ребенке — важнейшая государственная задача. Текст. / Г.А. Митерев. — М.: Госполитиздат, 1944. — 137 с.

162. Мурманцева, B.C. Советские женщины в Великой Отечественной войне. Текст.: монография /B.C. Мурманцева. -М.: Мысль, 1974. 272 с.

163. Народное образование в СССР Текст. / Под ред. И.А. Каирова и др. М.: Изд-во АПН 1957.-783 с.

164. Народное образование в СССР Текст. / Под ред. М.А. Прокофьева и др. М.: Просвещение, 1967. - 544 с.

165. Население России в XX в. Текст.: исторические очерки. В 3-х томах. - Т. 2. - 1940 - 1959 гг. - М.: РОССПЭН, 2001. - 414 с.

166. Нелаева, С.Ф. Общеобразовательная школа Западной Сибири в первый период Великой Отечественной войны Текст.: сб. статей / С.Ф. Нелаева // В грозные годы. Омск, 1973. С. 256-262.

167. Нечаева, A.M. Дети-сироты в России (послеоктябрьский период) Текст. / A.M. Нечаева // Государство и право. 1993. - № 1. - С. 120-127.

168. Нечаева, A.M. Детская беспризорность опасное социальное явление Текст. / A.M. Нечаева // Государство и право. - 2001. - № 6. - С. 57-65.

169. Нечаева, A.M. Охрана детей-сирот в России. (История и современность) Текст.: монография / A.M. Нечаева. -М.: Дом, 1994. 176 с.

170. Новиков, С.А. Детские учреждения для польских детей в СССР Текст. / С.А. Новиков // Советская педагогика. — 1945. № 8. - С. 3-5.

171. Носова, O.A. Детские дома Сталинградской области в годы Великой Отечественной войны (По документам Центра документации новейшей истории Волгоградской области) Текст. / O.A. Носова // Стрежень. Волгоград, 2003. — С. 268-271.

172. Организация деятельности службы семьи Самарской области по профилактике безнадзорности детей, употребления ими психоактивных веществ. Текст. . -Самара: Офорт, ГУ СО «Перспектива», 2006. 172 с.

173. VI. Диссертации и авторефераты диссертаций

174. Банзаракцаева, Е.В. Охрана детства в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 гг. (На материалах Бурят-Монгольской АССР) Текст.: Дисс. . канд. ист. наук. / Е.В. Банзаракцаева. - Улан-Удэ, 2005. - 169 с.

175. Беймель, А.З. Государственные трудовые резервы Поволжья в годы Великой Отечественной войны. (1941 1945) Текст.: дисс. . канд. ист. наук. / А.З. Беймель. — Куйбышев, 1985. —250 с.

176. Белов, С.Н. Суворовские военные училища Поволжья (1943 — 1964 гт.): основные этапы становления и развития Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / С.Н. Белов. Самара, 2007. - 20 с.

177. Бубличенко, В.Н. Детские закрытые учреждения НКВД МВД СССР на Европейском Севере России (1935 — 1956 гг.) Текст.: автореф. .канд. ист. наук / В.Н. Бубличенко. - Сыктывкар, 2007. - 23 с.

178. Глинкина, Т.А. Роль рабочего класса в восстановлении и развитии материальной базы школьного образования. 1943 1950 гг. Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Т.А. Глинкина. - М., 1978. - 23 с.

179. Горбулина, И.В. Социальная политика советского государства в годы Великой Отечественной войны (на материалах Сибири) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / И.В. Горбулина. -М., 2001.-22 с.

180. Дорошева, O.A. Школьное образование на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / O.A. Дорошева. - Оренбург, 2003. — 26 с.

181. Дунбинская, Т.И. Социальная адаптация детей на территории Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны: анализ исторического опыта Текст.:дисс. канд. ист. наук. / Т.И. Дунбинская. Томск, 2004. - 249 с.

182. Загвоздкин, Г.Г. Социальная политика ВКП (б) и Советского государства в годы Великой Отечественной войны Текст.: автореф. дисс. . д-ра. ист. наук. / Г.Г. Загвоздкин. Л., 1991. -43 с.

183. Зенкова, Л.В. Деятельность коммунистической партии по охране и воспитанию детей в годы Великой Отечественной войны (на материалах партийных организаций Нижнего Поволжья) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Л.В. Зенкова. -М., 1985. 15 с.

184. Зяблицева, C.B. Социально-бытовая сфера Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941 1945) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / C.B. Зяблицева. - Кемерово, 1995.-22 с.

185. Иванова, Г.А. Общеобразовательная школа Башкирской АССР в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941 — 1945 гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Г.А. Иванова. Куйбышев, 1973. - 28 с.

186. Исхакова, Г.Р. Социальная политика советского государства в годы Великой Отечественной войны. На материалах Башкортостана Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Г.Р. Исхакова. Уфа, 2002. — 34 с.

187. Калашников, Е.В. Деятельность партийно-государственных органов Архангельской области в сфере народного образования накануне и в годы Великой Отечественной войны Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Е.В. Калашников. Архангельск, 2000. - 23 с.

188. Карамашева, H.H. Охрана детства в СССР в годы Великой Отечественной войны (на материалах Восточной Сибири) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / H.H. Карамашева. М., 1993. 20 с.

189. Кечайкина, Е.М. Милиция Мордовии в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Е.М. Кечайкина. -Саранск, 2003. - 22 с.

190. Кондрашова, Н.В. Становление и развитие дошкольного образования в Мордовском крае (1990 1950-е гг.) Текст.: дисс. . канд. пед. наук. / Н.В. Кондрашова. — Саранск, 2002. - 177 с.

191. Крюков, Н.П. исторический опыт социальной поддержки населения России и его использование в 1990-е годы XX века (на материалах Нижнего Поволжья) Текст.: автореф. дисс. . д-ра. ист. наук. / Н.П. Крюков. Саратов, 2003. — 42 с.

192. Кузнецова, Т.П. Общественно-политическая деятельность школьников Восточной Сибири в годы Великой Отечественной войны: (Из истории сов. школы) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Т.П. Кузнецова. Иркутск, 1974.-29 с.

193. Мальцев, П.Н. Школы Пензенской области в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. пед. наук. / П.Н. Мальцев.-Пенза, 1953.-20 с.

194. Морозов, H.A. Народное образование и культурно-просветительские учреждения Среднего Поволжья в 1950-е начале 1960-х гг. Текст.: дисс. . канд. ист. наук. / H.A. Морозов. - Самара, 1993. - 190 с.

195. Мухаметшина, Н.С. Роль женщины в социально-культурном строительстве Среднего Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.) Текст.: автореф. дис. . канд. ист. наук. / Н.С. Мухаметшина. Куйбышев, 1985.-20 с.

196. Палецких, Н.П. Социальная политика советского государства на Урале в период Великой Отечественной войны Текст.: автореф. дисс. . д-ра. ист. наук. / Н.П. Палецких. Челябинск, 1996. — 40 с.

197. Позина, JI.T. Забота коммунистической партии о подрастающем поколении в годы Великой Отечественной войны (на материалах Ленинградской партийной организации) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Л.Т. Позина. Л., 1983.-22 с.

198. Полянский, П.Л. Реформирование советского семейного права в годы Великой Отечественной войны Текст.: дисс. . канд. юрид. наук. / П.Л. Полянский. -М, 1998.-180 с.

199. Рафалюк, Т.А. Социальная деятельность профсоюзов в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 гг. Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Т.А. Рафалюк. - М., 2003. - 25 с.

200. Рогачева, Л.Pl. Деятельность государственных и общественных организаций по охране детства и юношества страны в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гт.) Текст.: дисс. . канд. ист. наук. / Л.И. Рогачева. - М., 2000. -198 с.

201. Ромашова, М.В. Советское детство в 1945 — середине 1950-х гт.: государственные проекты и провинциальные практики (по материалам Молотовской области) Текст.: дисс. . канд. ист. наук. / М.В. Ромашова. Пермь, 2006. -211 с.

202. Романович, C.B. Борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / C.B. Романович. — Оренбург, 2006. - 21 с.

203. Сморгунова, Н.Ф. Предупреждение беспризорности среди детей и подростков в России (20 90-е гг. XX в.) Текст.: автореф. дисс. . канд. пед. наук. / Н.Ф. Сморгунова. - Владимир, 1998. - 22 с.

204. Сычева, Т.А. Реализация политики всеобщего обучения на территории Кузбасса в 1930-е 1950-е гг. Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Т.А. Сычева. - Кемерово, 2000. - 34 с.

205. Храбрикова, Т.Б. Школы Кировской области в годы Великой Отечественной войны Текст.: автореф. дисс. . канд. пед. наук. / Т.Б. Храбрикова. М., 1953. -16 с.

206. Храмков, Л.В. Советы Поволжья в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.) Текст.: автореф. дисс. . д-ра. ист. наук. / Л.В. Храмков. - Саратов, 1974.-51 с.

207. Черевако, Е.И. Социально-политическое положение женщин Тюменской области (вторая половина 1940-х начало 1990-х гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. / Е.И. Черевако. - Тюмень, 2005. - 26 с.

208. Шалак, A.B. Условия жизни населения Восточной Сибири (1940 1950 гг.) Текст.: автореф. дисс. д-ра. ист. наук. / A.B. Шалак. - Иркутск, 2000. - 44 с.

209. Шатилова, O.A. Милиция Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны. 1941 1945 Текст.: автореф. дисс. . канд. ист. наук. /O.A. Шатилова. -Кемерово, 2004. - 24 с.

210. Шуткова, Е.Ю. Советские политические репрессии в отношении несовершеннолетних (1917 1953 гг.) Текст.: дисс. . канд. ист. наук. / Е.Ю. Шуткова. -Ижевск, 2003.-301 с.

211. Яркина, Т.Ф. Школа РСФСР в период Великой Отечественной войны (1941 -1950 гг.) Текст.: автореф. дисс. . канд. пед. наук. / Т.Ф. Яркина. М., 1954. -26 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.