Социальные основы формирования ценности антикварных вещей: На примере антикварного рынка Санкт-Петербурга тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.04, кандидат социологических наук Шпаковская, Лариса Леонидовна

  • Шпаковская, Лариса Леонидовна
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2001, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ22.00.04
  • Количество страниц 125
Шпаковская, Лариса Леонидовна. Социальные основы формирования ценности антикварных вещей: На примере антикварного рынка Санкт-Петербурга: дис. кандидат социологических наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы. Москва. 2001. 125 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Шпаковская, Лариса Леонидовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1 СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ АНТИКВАРНОГО РЫНКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА.

§1. Биография антиквариата. Антикваризация.

§2. Антикваризация в советском обществе. Изменения восприятия старых вещей и структурные трансформации советского и постсоветского общества.

§3. Государственная политика и антикварный рынок.

Выводы.

ГЛАВА 2 ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ АНТИКВАРНОГО РЫНКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СТРУКТУРНЫХ

ЭЛЕМЕНТОВ.

§ 1. Агенты рынка.

1.1. Музеи и музейные работники.

1.2. Эксперты.

1.3. Коллекционеры.

1.4. Владельцы отдельных антикварных вещей.

1.5. Дилеры.

§2. Структура рынка. Места совершения сделок.

2.1. Аукционы.

2.2. Магазины.

2.3. Блошиные рынки.

Выводы.

ГЛАВА 3 ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА РЫНКА. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АГЕНТОВ НА АНТИКВАРНОМ РЫНКЕ САНКТ

ПЕТЕРБУРГА: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕННОСТИ И ЦЕНЫ ТОВАРОВ.

§1. Множественность логик оценки. Культурная, социальная и личная ценность.

1.1. Культурная ценность.

1.2. Социальная ценность.

1.3. Личная ценность.

§2. Цены, вещи и агенты.

2.1. Иерархия рыночных агентов: пирамида цен.

2.2. Пирамида торгов.

2.3. Классификация вещей.

2.4. Рыночные характеристики вещей.

2.5. Люди и вещи. Социальная иерархия.

2.6. Иерархия вещей, агентов и пространств.

§3. Взаимодействие на рынке разных видов ценности.

Выводы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Социальные основы формирования ценности антикварных вещей: На примере антикварного рынка Санкт-Петербурга»

Актуальность исследования

В течение последнего десятилетия российское общество претерпело значительные экономические и культурные трансформации. Произошли социально-структурные изменения, появились новые институты. Исследование этих изменений представляет собой приоритетное направление современной отечественной социологии.

Одним из новых и малоисследованных институтов является антикварный рынок. Его появление и развитие сопровождается возникновением в обществе повышенного интереса к прошлому и истории. Интерес к прошлому и репрезентирующим его предметам сочетается с распространением потребительских тенденций, характерных для современных западных обществ, связанных с ориентацией на приобретение новых модных товаров1. Важно понять, в какой мере указанное противоречивое сочетание потребительских ориентаций отражает специфику современного российского общества, его социально-структурные особенности (например, появление новых групп потребителей, новых стилей жизни), а также свидетельствует о тенденциях его дальнейшего развития.

В работе под антикварными понимаются предметы, обладающие следующими формальными характеристиками: старости, обретаемой благодаря времени (физическому или историческому), прошедшему с момента производства, редкости и художественной ценности . В поле исследования, таким образом, попадает довольно широкий набор вещей -от старых предметов быта и декоративных предметов до старых произведений искусств. Все эти вещи начинают пользоваться повышенным спросом, находят покупателей в 90-е годы, о чем свидетельствует статистика роста числа экономических агентов рынка. Если к началу реформ существовало 3 государственных антикварных магазина, то в 1990 можно насчитать 5 предприятий негосударственной антикварной торговли. По данным Территориального Управления по Сохранению Культурных Ценностей в Санкт-Петербурге, в 1996 году, после введения обязательного лицензирования, лицензию на право заниматься антикварной о торговлей получили 27 магазинов, в 1997 году - еще 6, в 1998 - 12 .

1 Голофаст В.Б. Люди и вещи // Социологический журнал. 2000. № 1/2. С.58-66; Ушакин С.А. Количественный стиль. // Социологический журнал. 1999. № 3/4. С. 187-214.

2 БСЭ / Главн. ред. A.M. Прохоров. Изд. 3-е. М., 1970. С. 72; Новый энциклопедический словарь / Под. ред. Арсеньева А. К. Т. 3. СПб., 1890. С. 3; Словарь русского языка / Ред. М.П. Арсеньев, С.Г. Бархудалов и др. Т. 1. М., 1957. С. 33; Толковый словарь живого великорусского языка / Сост. В.И. Даль. Т. 1. М., 1955. С. 18; Энциклопедический словарь. Репринтное воспроизведение издания Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон, 1980 / Под ред. И. Е. Андреевского. Т. 1. М, 1990. С. 835.

3 Проверки предприятий. Докумнет Территориального управления по сохранению культурных ценностей Санкт-Петербурга. 1999. С.З.

В диссертации на основании материалов об антикварном рынке Санкт-Петербурга предпринимается попытка описать антикварный рынок как новый, малоисследованный эмпирический объект, выделить действующих на нем агентов, их способы производства ценностных суждений, связь последних с социально-экономической позицией агентов. Обращение к этой теме позволяет проанализировать способы конструирования сообществ, появление социально-групповой идентичности благодаря приобретению антикварных предметов, а также особенности структуры современного российского общества с точки зрения его культурных и потребительских ориентации:.

Актуальность исследования определена, таким образом, необходимостью изучения современного российского общества, его новых институтов, процессов трансформации его структуры, а также описания такого нового явления, как антикварный рынок. Исследование антикварного рынка, его агентов и их взаимодействий способствует пониманию современных экономических процессов в России.

Проблема исследования заключается в следующем: на сегодняшний день нам не известно, как, в результате каких социальных изменений возник современный антикварный рынок, как особый институт, каким образом происходил процесс его формирования, как он функционирует сегодня, какие агенты являются его участниками и какие интересы при этом преследуют. Кроме того, нам неизвестно, почему антикварные вещи оказываются ценными в современном российском обществе.

Степень разработанности проблемы

Проблема антиквариата, причин его ценности в современном российском обществе, а также социологический анализ антикварного рынка, его агентов и практик оказываются мало разработанными в социологической литературе. Можно упомянуть статью В.Б.Голофаста4, в которой автор прослеживает изменения отношения человека и вещей в контексте социальных и экономических трансформаций в России. В частности, он упоминает о культе антиквариата в современном обществе, как одном из видов потребления. Близкой к теме данной диссертационной работы является исследование немецкого социолога Х.Шрадера, посвященное роли ломбардов в стратегиях выживания малообеспеченных жителей Санкт-Петербурга5 и, таким образом, очерчивающее некоторые социальные контексты и траектории антикварных вещей.

В западной социологической литературе существуют работы, посвященные рынкам антиквариата и его ценности. М.Томпсон анализирует проблему ценности антиквариата и

4 Голофаст В.Б. Цит. соч.

5 Шрадер X. Роль ломбардов в жизненной стратегии домашних хозяйств с низким уровнем дохода. // Социология и общество. Тезисы первого всероссийского конгресса. СПб., 2000. С. 411-412. старых вещей. Ценность старых вещей (или ее отсутствие) производится отношениями власти в обществе. Высокостатусные группы имеют возможность контроля над процессами определения того, что есть ценно и что должно иметь долгий срок жизни6. Ч.В. Смит, исследуя аукционы старых произведений искусств, видит в них социальный институт, который позволяет одновременно производить ценность товаров и конституировать п элитарное сообщество покупателей аукциона . Аналогичный подход обнаруживается и в работах А. Кемана, посвященных деятельности антикварного торгового дома в Париже о

Отель Друо» . Е. Рамо видит антикварные вещи как специфические знаки времени и статусов. Благодаря своей знаковости они оказываются ценными в современном обществе9.

В перечисленных выше работах, таким образом, оказываются связанными два аспекта: социальный статус и производство ценности. А.Аппадуро, И.Копытов, Б.Спунер анализируют процесс социальной классификации вещей. Благодаря действиям различных институтов предметы определяются в разные категории восприятия: рынок, религия, личное владение и т.п.10 В работе К. Бесси и Ф.Шаторайно11 рассматриваются категории подлинности и подделки. Особое внимание в ней уделяется взаимодействиям агентов на рынке, их способам аргументаций и подтверждений подлинности или подделки. Все эти исследования представляют интерес для данной диссертационной работы, т.к. разрабатывают подходы и описательные схемы, которые могут быть использованы для понимания способов функционирования антикварного рынка Санкт-Петербурга.

В российской и западной социологической литературе довольно подробно разработана проблематика потребления новых, функциональных, современных вещей. В российской социологии следует отметить работы, посвященные исследованию функций

12 вещей и потребностей отдельного индивида или семьи . К ним примыкают исследования, авторы которых стремились провести классификацию предметов быта с целью выработки эффективных моделей планирования производства товаров народного потребления13. Самые

6 Thompson M. Rubbish theory. Oxford, New York, Toronto, Melbourne, 1979.

7 Smith C. W. Auctions. The social construction of value. New York, 1989.

8 Quemin A. L'espace des objets. Expertises et encheres a Drout-Nord // Geneses. 1994. n.17. Septebre. P. 52-71.

9 Ramos E. La deuxieme vie de l'objet ancien. // Le paradoxe de la marchandise authentique. Paris, 1997. P. 61-75.

10 Appadurai A. Introduction. // The social life of things. Cambridge, 1996. - P. 3-64; Kopytoff Y. The cultural biography of things. //The social life of things. Cambridge, 1996. P. 64-95; Spooner B. Weavers and dealers. //The social life ofthings. Cambridge, 1996. P. 195 -236.

11 Bessy Ch., Chateauraynaud F. Experts et faussairies. Paris, 1995.

12 Гражданкин А.И. Групповое и межгрупповое взаимодействие в сфере быта // Социологические исследования в дизайне / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 54. 1988. С. 50-66; Федоров М.В. Функция, полезность, ценность // Функция вещи как предмет исследования в дизайне / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 39. 1982. С. 19-30; Хан-Магометов С.О. Вещь в бытовой среде и социалистическая модель. // Социально-культурные проблемы образа жизни и предметной среды / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 52. 1987. С. 10-23.

13 Любимова Т.Н. Учет бытовых потребностей при создании пространственно-планировочной структуры квартиры // Бытовые потребности и жилая предметная среда / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 53. последние работы пытаются осмыслить перемены в сфере потребления, произошедшие в российском обществе в 1990-е годы. Они констатируют появление типа потребления, ориентирующегося на приобретение «новинок». А. Согомонов и В. Магун отметили произошедшую в последнее десятилетие «революцию притязаний», под которой понимается резкий рост уровня ожиданий молодежи в сфере карьеры, досуга, потребления. Эти ожидания, в большинстве случаев, связаны с западными стилями жизни и моделями потребления14. С. Ушакин пишет о культуре «символического дефицита», характеризующей российское общество в переходный период. Ее отличает отсутствие специфических, общепринятых символов и товаров, обозначающих высокостатусные позиции. Таковыми становятся товары массового потребления15. В. Голофаст утверждает распространение массового потребительского поведения в России во второй половине 20-го века и «культа новинок» в наши дни16. В западной социологии исследования потребления современных вещей привели к возникновению концепций общества потребления, описанных в работах Ж.

Бодрийяра и А. Турена. Согласно этим концепциям массовое потребление и производство приводит к тому, что вещи начинают рассматриваться как знаки социальной иерархии,

11 замещая собой все другие основания иерархии. Таким образом, потребление и антиквариата, и «новинок» определяется сходными социальными процессами групповой интеграции, социального дистанцирования, институциональной организацией общества. В таком случае мы должны понять, в чем специфика потребления антикварных вещей, и являются ли эти два типа потребления взаимоисключающими.

Близкими к теме данного исследования являются работы, трактующие проблематику вещи. Сама категория вещи в российской социологии была подробно разработана К. Кантором. Согласно его определению, вещь представляет собой созданное человеком из природного материала «средство для удовлетворения своих потребностей». Данное определение подчеркивает социальный характер вещи. Пространство, время и способы функционирования вещей определяются не их физическими качествами, а - социально18. Вещи и взаимоотношения с ними человека и социальных общностей становились объектом анализа отечественных социологов также в рамках исследований образа жизни и

1987. С. 7-21; Орлов B.C., Миронова Н.А., Коломийцев И.Н. Формирование ассортимента электро-бытовых товаров. М., 1978.

14 Магун C.B. Революция притязаний и изменения в жизненных стратегиях. // Революция притязаний и изменение жизненных стратегий. М., 1998. С. 7-39; Согомонов А.Ю. Феномен «революции притязаний» в культурно-историческом контексте // Революция притязаний и изменение жизненных стратегий. М., 1998. С. 107-130.

15 Ушакин С. Цит. соч.

16 Голофаст В.Б. Цит. соч.

17 Бодрияр Ж. Система вещей. М., 1995; Baudrillard J. Pour une critique de l'economie politique du signe. Paris, 1976; Tourin A. Critique de la modernite. Paris, 1992. урбанизации. Такие исследователи, как И.С. Бестужев-Лада, В.М. Долгой, Е.М. Зуйкова, В.И. Рабинович, И.И. Травин19, используют категорию «образа жизни» для изучения «способов организации людьми своей повседневной практики на различных уровнях социокультурного бытия (индивидуальном, групповом, общесоциальном)20». Вещи рассматриваются ими в качестве фона деятельности, характеристики потребностей или условий труда. Особое внимание при этом уделяется организации жилища, его пространственному аспекту и вещественному наполнению, как одному из основных составляющих образа жизни. Проблематика стиля и стилизации в повседневной жизни рассматривалась Л.Г. Иониным. Автор подчеркивал важную роль повседневных стилизаций (в одежде, жилье и других потребляемых товарах) в формировании стилей жизни и дифференциации общества. В отношении вещей следует упомянуть также исследования моды таких авторов, как Е.Я. Басин, А.Б. Гофман, Т.И. Любимова, Л.В. Петров, В.И. у 1

Толстых . Этнографические исследования таких авторов, как С.А. Арутюнов, А.К.

Байбурин, К.А. Буровик, также посвящены вещам. Вещи рассматриваются учеными как материальные свидетели истории» и культуры, а потому способны предоставить богатый

22 этнографический материал . В работах зарубежных социологов отмечается важная роль вещей для формирования чувства социальной позиции, причастности к группе. Согласно П. Бурдье, каждая социальная позиция конституируется набором специфических практик и потребляемых предметов . Решающую роль приобретаемых человеком вещей для формирования чувства самоидентичности в современном обществе отмечает М. Томас24. Н. Элиас полагает вещи столь же значимыми агентами социального взаимодействия, как и

9 S людей, т.к. вещи организуют человеческое поведение . Важными для понимания роли вещей в групповой интеграции являются работы, посвященные феномену

18 Кантор К. Красота и польза. М., 1967. С. 234-235.

19 Бестужев-Лада И.В. Содержание и структура категории «образ жизни» // Теоретические и методологические проблемы исследования образа жизни. М., 1979. С. 4 -12.; Долгой В.М. Городской образ жизни и жилая среда // Социальные проблемы жилища. Л., 1969. С. 85-94; Зуйкова Е.М. Быт при социализме. М., 1976; Образ жизни в условиях социализма. М., 1984; Рабинович В.И. Социалистический образ жизни как детерминанта перспектив развития жилища // Социальные проблемы архитектуры жилой среды М., 1984. С. 50-52; Советский образ жизни. М., 1976; Теоретические и методологические проблемы исследования образа жизни. М., 1979; Травин И.И. Материально-вещная среда и социалистический образ жизни. Л., 1979.

20 Образ жизни в условиях социализма., 1984. С. 12.

21 Басин Е.Я., Краснов В.М. «Гордиев узел» моды // Мода: за и против. М., 1973. С. 40-67; Гофман А.Б. Мода и люди. М., 1994; Любимова Т.И. Мода и ценность // Мода; за и против. М., 1973. С. 67-77; Петров Л.В. Мода как общественное явление. Л., 1974; Толстых В.И. Мода как социальный феномен // Мода: за и против. М., 1973. С. 7-40.

22 Арутюнов С. А. Этнографическая наука и изучение культурной динамики // Исследования по общей этнографии. М., 1979. С. 24-60; Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях древних славян. М., 1983; Буровик К.А. Родословная вещей. М., 1985.

23 Bourdieu P. La distinction. Critique sociale du jugement. Paris, 1985.

24 Thomas M. J. Consummer market research. // Marketing intelligence & Planning. Vol. 15. 1997. n.2. P. 54-59. См. также об этом Giddens A. Modernity and Self-Identity. Cambridge, 1995. коллекционирования и личного владения предметами: Д.Данефера, Р.В.Белка, Дж.Элснера и Р.Кардинала, Дж.Виндсора, М.Бала, К. Помиэна, Р. Форманека, А.К. Томена и др.26 В этих исследованиях основное внимание уделяется вопросам индивидуальной идентификации с группой посредством коллекционируемых объектов.

В данной работе рынок рассматривается как институт. Под социальным инститтутом понимается обычно набор устойчивых и распрострненных социальных действий, сложившихся вокруг социальной потребености . Наиболее значимыми в концептуальном плане для диссертации являются работы экономистов-неоинституционалистов, в которых основное внимание уделяется анализу экономических институтов, в частности рынков. Рынок в них понимается как институт, который образуют нормы, правила и ограничения, в

98 рамках которых осуществляется повседневное взаимодеиствие экономических агентов . Российскими исследователями довольно подробно описано функционирование российских рынков в неоинституционалисткой перспективе. Ими описаны понятия норм, правил, трансакционных издержек, деловой этики применительно к российской экономике в целом29. В данной диссертационной работе основное внимание уделяется специфике антикварного рынка, обусловленной спецификой его товара.

Кроме того, в нашем исследовании для реконструкции общего культурного контекста, а также траекторий передвижений дореволюционных предметов полезны работы, посвященные повседневной жизни советского общества, рассматривающие эволюцию и роль некоторых элементов вещественной среды. Среди них стоит упомянуть работы В.Волкова,

25 Elias N. La civilasation des moeurs. Paris: Calmann-Levy, 1997.

26 Bal M. Tell objects: a narrative perspective on collecting // The culture of collecting. London, 1994. P. 97-115; Dannefer D. Neither Socialization Nor Recruitment // Social forces. 1981. Vol. 60. n.2. December. P. 395-413; Rationality and passion in private experience // Social Problems. 1980. n. 27. P. 392-412; Belk R.W. Collectors and collecting // Interpreting objects and collections. London, New York, 1994. P. 317-327; Elster J., Cardinal R. Introduction // The cultures of collecting. London, 1994. P. 1-7; Formanek R. Why they collect: collectors reveal their motivations // Interpreting objects and collections. London, New York, 1994. P. 327-336; Pomian K. The collection: between the visible and invisible. Collectors and collecting // Interpreting objects and collections. London, New York, 1994. P. 160-175; Tomeh A.K., Pearman W., Schnabel J. A profile of antique collectors // Journal of Popular Culture. 1983. Vol. 17 n. 3. P.76-84; Windsor J. Identity parades // The culture of collecting. London, 1994. P. 48-67.

27 Гидденс Э. Элементы теории структурации // Совремнная социальная теория. Новосибирск, 1995. С. 40-72; Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация М., 1996. С. 21; Социологический словарь / Сост. Аберкомби Н., Хилл С, Тернер Б. Казань, 1997. С. 106-107.

28 Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 1993; Норт Д.К. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997; Радаев В. Формирование новых Российских рынков. М., 1998; Радаев В. Рынок как объект социологического исследования // Социологические исследования. 1999. №3. С. 28-37.

29 Барсукова С.Ю. Вынужденное доверие сетевого мира // Полис. 2001. №2. С. 52-60; Кокорев В. Институциональные преобразования в современной России: анализ динамики трансакционных издержек // Вопросы экономики. 1996. № 12. С. 61-72; Малахов С. Трансакционные издержки в российской экономике // Вопросы экономики. 1997. № 7. С. 77-86; Радаев В. Формирование новых Российских рынков. М., 1998; Российский бизнес: структура трансакционных издержек // Общественные науки и современность. 1999. №6. С. 5-19; Титов В.Н. Вещевой рынок как социальный институт // Общественные науки и современность. 1999. № 6.

Е.Зубковой, Н.Лебиной, Н.Козловой, Е.Осокиной, Ю.Гронова . Семиотический подход к организации советской и современной коммунальной квартиры содержится в работах И.Утехина31. Для понимания общего контекста, в котором происходит взаимодействие на антикварном рынке Санкт-Петербурга, важна литература, посвященная коллекционированию, музеям и музейному делу в Советском Союзе и в России32. Объект исследования

Объектом исследования является антикварный рынок Санкт-Петербурга. Рынок выступает не как аналитическая схема, а как конкретный эмпирический объект, который характеризуют повседневные микропроцессы взаимодействия экономических агентов. Такое понимание рынка основывается на идеях новой институциональной экономической теории33. Таким образом, объектом данного исследования является множество людей, участвующих тем или иным образом в антикварной торговле Санкт-Петербурга. В диссертации разработана типология агентов антикварного рынка по виду деятельности, обеспечивающая дифференцированный подход к анализу материала. Предмет исследования

Предметом исследования являются способы взаимодействия агентов антикварного рынка Санкт-Петербурга, а также способы оценивания вещей агентами, то есть.процедуры, в результате которых производятся оценки и утверждается наличие или отсутствие у вещей ценности.

Методологические и теоретические основания исследования проблемы

Ответ на вопрос о причинах и механизмах создания ценности антикварных вещей в современном российском обществе выдвигает на первый план проблематику стоимости, ценности и цены. В работах экономистов-классиков34 стоимость определяется как непосредственное качество самих предметов35, которое представляет собой воплощенный человеческий труд, производящий экономические блага. Однако понятие стоимости мало применимо для анализа причин ценности антиквариата в современном обществе. Количество

30 Волков В.В. Концепция культурности. // Социологический журнал. 1996. №1/2. С. 194 -214; Зубкова Е.М. Послевоенное советское общество. М., 1999; ЛебинаН.Б. Повседневная жизнь советского города. СПб., 1999; Козлова H.H. Горизонты повседневности. М., 1996; Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия». М., 1996; Gronow J. The sociology of taste. London, New York, 1997.

31 Утехин И.В. Очерки коммунального быта. М.? 2001.

32 Коллекция служит людям / Сост. В.А. Кандыбенко. Д., 1973; Краткий словарь музейных терминов / Сост. НИИ Культуры. М., 1974; Тагрин Н.С. В поисках нербычного. Из записок коллекционера. JL, 1962; Мир в открытке. М., 1978.

33 Радаев В. Формирование новых российских рынков. М., 1998.

34 Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Кн. 1. Процесс производства капитала. М., 1988; Рикардо Д. Начала политической экономии. // Антология экономической классики. М.,1993. С. 397-473; Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1993.

35 Mirowski Ph. Learning the Mining of a Dollar: Consrvation principles and the Social Theory of Value in Economic Theory // Social Research. 1990. n.57. Vol.3. Foil. P. 689-717. труда, затраченного на производство антикварных вещей, не может объяснить их высокую цену. Невозможно, например, объяснить цену в $13310, уплаченную за бутылку вина 1891 года, только затратами труда рабочих на его производство и хранение36. Поэтому в данной диссертационной работе в качестве основного будет использовано понятие ценности.

Для анализа ценности в качестве категории, объясняющей процессы, происходящие на рынке, будет использована конструктивистская концепция ценности. Данное представление о ценности разрабатывалось представителями институциональной экономической теории, а также Г.Зиммелем. Зиммель, в частности, полагает, что ценность не принадлежит самим вещам в качестве их непосредственного качества, «как цвет или температура»37, она является суждением, выносимым субъектом об объекте. Это суждение предстает в форме желания обладания объектом, в основе которого лежит практическая заинтересованность человека в данном предмете. Будучи изначально субъективным суждением, ценность все же имеет объективный характер. Объективация происходит в процессе обмена как результат множества отдельных двусторонних соглашений. В обществе вырабатываются меры обмена одной вещи на другую. Выразителем этой меры становятся деньги. Институционалисты важную роль в конструировании ценности отводят социальным оо институтам, влияющим на непосредственные оценки, складывающиеся на рынке . В данной работе ценность будет пониматься как продукт социального мира, конструируемый в результате действий отдельных людей и институтов. Основным институтом, который позволяет существование представления о ценности, являются деньги. Рынок формирует универсальные оценки вещей, выраженные в цене товаров, а потому понятные всем. Кроме

39 тт того, на ценность влияют культурные и социальные нормы . Данный подход открывает социологическую перспективу исследования пространства обмена (антикварного рынка), где происходит приписывание ценности антикварным вещам, действующих в нем агентов, их

36 Здесь мы ссылаемся на следующее информационное сообщение: «Бутылка красного итальянского вина Brunello di Montalcino Riserva Biondi Santi 1891 года была продана на аукционе в воскресенье за $13310. Эта одна из семи существующих бутылок вина этого года. Эксперты аукциона называют это вино «частью истории» и утверждают, что оно находится в превосходном состоянии, хотя и вряд ли когда-либо будет выпито. Адвокат, совершавший сделку от имени покупателя, отказался назвать имя будущего владельца, сказав только, что это промышленник из Голландии, большой любитель и коллекционер вина». См. Интернет: http//www.gazeta.ru. 2000. 20 ноября.

37 Simmel G. The Philosophy of Money. London & New York, 1990. P. 63.

38 См. также Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984. Веблен проводит различие между полезностью и бесполезностью, излишеством и необходимостью. Эти категории оказываются не субъективными, а определенными социально. В приобретении и владении предметами роскоши реализуется основной принцип, определяющий социальную структуру и динамику культурных форм - принцип классового соревнования. Благодаря роскоши доминирующий класс демонстрирует остальным социальным слоям привилегированность своего положения. Другие классы стремятся ему подражать, в чем заимствуют его стилистические и потребительские образцы. Таким образом, каждое приобретение становится знаком персонального места в культурной схеме оценивания, а каждое оценивание связывается с актами интерпретации и приписывания значения. взаимодействий между собой, в результате которых антикварные вещи обретают ценность.

Социологические работы расширяют экономическое понятие ценности и выводят его за рамки экономики, полагая, что ценность производится не только на рынке, но и в других сферах социального взаимодействия. Работы социологов Р.Мулен и И.Копытова показывают, как различные виды ценности вырастают из институциональной организации общества40. Р.Мулен выделяет две системы, в которых осуществляется признание ценности произведений искусства: рынок и государственную систему институтов (школы, академия художеств, государственные конкурсы, премии и проч.)41. И.Копытов также различает два пространства социального взаимодействия, где происходит приписывание ценности вещам -это сфера рынка, экономического обмена, которая трактует и оценивает вещи как товары, и нетоварная сфера, персонифицирующая объекты, в которой действуют государство, отдельные социальные группы, личность42. Тип ценности, приписываемый вещам рынком и нерыночными институтами, различен. В первом случае ценность выражена в денежной сумме, во втором - она имеет вид почета, социального уважения, любви. Таким образом, мы будем использовать идею о существовании нескольких видов ценности для того, чтобы проанализировать смысловое содержание действий агентов на рынке, дать определение понятию «антиквариат», объяснить ценность антикварных вещей. Для целей исследования были выделены три вида нерыночных ценностей, которые могут быть приписаны антикварным вещам: культурная, социальная и личная. Понятие культурной ценности использует концепцию культуры П.Бурдье как совокупности информации или знаний (знание мифологии, истории и т.п.), зашифрованных при помощи особых кодов в произведении искусства. Идея социальной ценности связана с представлением о важной роли вещей в процессах социальной интеграции и социального различения. Для описания этого вида ценности в данной работе используются концепция знаковой ценности и вещей-знаков Ж.Бодрийяра. Для анализа содержания социальной ценности как ценности престижа используется концепция символического капитала П.Бурдье. Выделение личной ценности осуществлено на основании работ американских исследователей М.Сзиксзентмихали и Е.Рочберга-Хэлтона43, описавших роль домашних предметов в поддержании памяти и

39 Худокормов Г.Н. История экономических учений. 4.2. М., 1994. С. 69.

40 О возможности существования нескольких видов ценностей см. также Baudrillard J. Pour une critique de l'economie politique du signe. Paris, 1976. Автор предполагает существование четырех видов ценности: меновой, потребительной, символической меновой и знаковой. Каждая их этих видов ценностей производится разными институтами. Меновая стоимость - на рынке и в производстве. Символическая ценность и ценность-знак производятся институтами, функционирование которых направлено на поддержание положения и символической власти определенных сообществ

41 Moulin R. De la valeur de l'art. Paris, 1995.

42 Kopytoff Y. Op. cit. P. 64-95.

43 Csikszentmihalyi M., Rochberg-Halton E. The domestic symbols and self. Cambridge, London, New York, New семейной идентичности. Кроме того, при выделении всех трех видов ценности будет использован семиотический подход, позволяющий рассматривать антикварные вещи как знаки прошлого, истории, социального положения44. При этом важными в данном исследовании являются понятия знака и символа. Знаком мы будем называть любое явление социального и природного мира (предмет, рисунок и т.п.), используемое сознательно или несознательно для обозначения другого предмета или понятия 45 Символ представляет собой сознательно сконструированный знак для передачи той или иной социальной информации46.

Концепции ценности как полезности экономических благ для индивидов47, содержащиеся в работах представителей неоклассической экономической теории, будут использованы в диссертации с рядом ограничений. Сторонники теорий полезности исходят из предпосылки о существовании у человека «естественных потребностей» как потребностей физиологических, необходимых для поддержания жизнедеятельности. В этом ключе понятие потребности не может использоваться в данной работе, так как «естественные потребности» в большей степени могут удовлетворять современные функциональные вещи. Цена последних, как правило, оказывается ниже цены предметов антиквариата. Однако понятие ценности как полезности, удовлетворяющей «социальные потребности» человека, будет использовано в работе при описании процессов групповой интеграции и социального различения с использованием антикварных вещей. Понятие «социальных потребностей»48 подразумевает, что реализация естественных потребностей опосредована полем смыслов и описывает «включенность субъекта потребления в социокультурную динамику, его статусно-ролевые ожидания и установки»49. Исходя из такого определения полезности, можно говорить о социальных функциях50 (утилитарной, эстетической, коммуникативной и др.) антикварных вещей, удовлетворяющих социальные потребности человека. Можно выделить специфичные для антиквариата функции, например, содействие групповой интеграции и дистанцированию через использование истории и прошлого, перемещение истории и прошлого от одной группы к другой посредством купли-продажи вещей. Также

Rochelle, Melbourne, Sidney, 1981.

44 Гофман А.Б. Мода и люди. М., 1994. С.11-30.; Шрейдер Ю.А. Логика знаковых систем. М., 1974. С. 3-13.

45 Шрейдер Ю.А. Там же С. 3.

46 Ильин В.И. Поведение потребителей. Сыктывкар, 1981.

47 Маршал А. Принципы политической экономии. М., 1984.

48 Любимова Г.Н. Учет бытовых потребностей. // Бытовые потребности и жилая предметная среда / Техническая эстетика. Труды ВНИИТЭ. Вып. 53. 1987. С. 7-21; Жилина Л.Н. Потребности, культура потребления и ценностные ориентации. М., 1988; Ружже В.П., Антипина Г.С. Применение методов социологических исследований к анализу жилища и потребностей семьи. // Социальные проблемы жилища. Л., 1969;

49 Потапов C.B. Мотивация выбора продуктов дизайна. // Эстетическая ценность объектов дизайна. / Техническая эстетика. Труды ВНИИТЭ. М., 1982. Вып.37. С. 32-45.

50 О социальных функциях вещей см. Гофман А.Б. Мода и люди или новая теория моды и модного поведения. М., 2000. С. 188-194; Любимова Т.И. Цит. соч; Федоров М.В. Цит. соч. С. 19-30 можно различать функции основные и сопутствующие51.

Следующим необходимым в исследовании является понятие цены. С точки зрения экономистов-классиков, труд определяет лишь естественную стоимость товаров, которая в реальности может быть иной, т.к. корректируется рынком, где товары приобретают фактическую цену, зависящую от конъюнктуры спроса и предложения52. Поэтому цена рассматривается как сумма денег, которая назначается товару на рынке и которая является вторичной по отношению к стоимостной основе. Аналогично, она оказывается вторичной и по отношению к ценностной основе. Для институционалистов и Г.Зиммеля ценности как знания и представления относительно пропорций обмена одного товара на другой не существует до появления денег. С их появлением мера ценности облекается в количественную форму. Цена становится линейкой, которая, кажется, измеряет нечто присущее самим вещам, но на деле - исторически выработанные пропорции обмена. Основным предметом интереса институционалистов является вопрос о том, как люди соотносят денежные суммы с теми или иными качествами товаров. Чтобы описать в нашем исследовании то, как происходит данное соотнесение или перевод нерыночных ценностей в денежную сумму на антикварном рынке Санкт-Петербурга, будут использованы идеи французских социологов Л.Тевено и Л.Болтанского. Согласно их концепции, разные виды ценностных суждений определяются не социальными позициями агентов53, а существуют в языке, как «миры смыслов». Эти суждения могут использоваться всеми рыночными агентами в зависимости от ситуаций в качестве аргументации того, почему вещь стоит данную сумму денег54.

Учитывая то, что антикварный рынок является новым для российского общества институтом, а также то, что социологических работ, посвященных анализу этого явления, не было обнаружено, данное диссертационное исследование не выдвигало перед собой никаких изначальных гипотез, и имело индуктивный замысел55. Иначе говоря, первыми исследовательскими шагами являлись сбор и первичный анализ информации. Теоретические концепции были привлечены после этапа сбора данных, в соответствии с их эвристическими возможностями в интерпретации собранного эмпирического материала.

Научная новизна работы

Научная новизна состоит в актуальности эмпирических, теоретических и

51 Федоров М.В. Там же С. 21.

52 Рикардо Д. Цит. соч.; Смит А. Цит. соч.

53 Бурдье П. Практический смысл. М., СПб., 2001. С. 100-127; Поле интеллектуальной деятельности как особый мир // Начала. М., 1992. С. 208-222.

54 Boltanski L., Thevenot L. De la justification. Les economies de la grandeur. Paris, 1991.

55 См. об индуктивном методе Strauss A. Qualitative Analysis for Social Scientists. Cambridge, New-York, 1987. методологических задач исследования.

• На примере антикварного рынка Санкт-Петербурга впервые описано новое явление социальной и экономической жизни современного российского общества, которым является антикварный рынок. Дана его социологическая интерпретация.

• Впервые проанализированы процессы социального производства ценности антикварных вещей как товаров, в создании ценности которых ни труд, ни полезность не играют существенной роли. Предполагалось существование нескольких видов ценности, приписываемых антикварным вещам рыночным агентами и институтами (культурная, социальная, личная). Эти виды ценности используются экономическими агентами для аргументации цены антикварных вещей.

• Дано социологическое определение антиквариата, что предоставляет возможности для дальнейших исследований в этой области. Согласно данному определению, антиквариатом является такой предмет, который может способствовать групповой интеграции (на индивидуальном, групповом и общесоциальном уровне) посредством истории и прошлого, которые он воплощает. Антиквариат есть товарное состояние вещи, которое позволяет перемещение вещей от одной группы к другой.

• На основании собственного массива данных об антикварном рынке Санкт-Петербурга получены результаты, характеризующие организацию взаимодействия и процедуры приписывания ценности антикварным вещам на рынке.

Научная и практическая значимость работы

Научная и практическая значимость определяется возможностями, которые открывает для дальнейших исследований выбранный объект и предложенный методологический подход в изучении социально-экономических процессов. Значимость работы также определяется тем, что она имеет информационный характер. В связи с тем, что антикварный рынок Санкт-Петербурга слабо структурирован, результаты исследования могут, во-первых, предоставить агентам рынка информацию друг о друге, во-вторых, дать представление государственным органам об агентах рынка, проблемах законодательства и т.д. Кроме того, собранный и систематизированный материал может использоваться при разработке лекционных курсов по экономической социологии и социологии искусства.

Материалы и методы исследования

Эмпирическим материалом для данного исследования послужили несколько источников. Первый из них - это информация, полученная методом фокусированного полустандартизированного интервью. Этот источник использовался в качестве основного, т.е. информация, полученная при помощи него, полагалась наиболее значимой и интересной.

Остальные два - документы и публикации прессы - использовались в качестве дополнительных, то есть к ним обращались в тех случаях, когда было невозможно получить данные (или имелся пробел информации) методом фокусированного интервью.

Метод фокусированного интервью Фокусированное интервью ориентировано на получение информации о некоторой предметной области или проблеме, интересующей исследователя56. Различают три типа фокусированных интервью: стандартизированное, нестандартизированное и полу стандартизированное. Стандартизированное фокусированное интервью включает заранее спланированный набор вопросов, и направлено на получение однотипной информации от каждого информанта. Нестандартизированное интервью не предполагает четкого списка вопросов и используется в случае отсутствия возможности или необходимости сопоставления однотипной информации. В данной работе использовался метод фокусированного полустандартизированного или полуструктурированного интервью, которое определяется как нестандартизированное интервью, для проведения которого все же готовится список вопросов. При этом список может быть изменен в ходе беседы, некоторые из заготовленных вопросов могут быть не заданы, другие же, напротив, могут возникнуть в ходе интервью. В результате использования полу стандартизированного интервью удается получить относительно сопоставимую информацию по нескольким вопросам и, вместе с тем,

СП предусмотреть случаи различия во взглядах и ситуациях информантов. Использование данного метода является продуктивным в нашем исследовании по следующим причинам. Во-первых, он позволяет сфокусироваться на проблемной области, во-вторых, получить информацию об одном и том же объекте с разных позиций, в-третьих, получить информацию не только о деятельности самих информантов и смыслах этой деятельности, но и о других рыночных агентах. Кроме того, метод полустандартизированного фокусированного интервью позволяет учитывать случаи несопоставимой, неоднотипной информации, когда информантами становятся люди, занимающие чрезвычайно различные позиции на рынке, имеющие чрезвычайно отличный опыт, различным образом определяющие, что есть антиквариат и в чем его ценность. В исследовании метод фокусированного интервью сохраняет свои стандартные недостатки, связанные со спецификой коммуникации во время интервью и невозможностью получения количественной информации. Частично эти недостатки компенсируются обращением к «неопросным методам» - анализу материалов прессы и документов.

56 Белановский С.А. Методика и техника фокусированного интервью. М., 1993. С. 97; Семенова В.В. Качественные методы. М., 1998. С. 106.

57 Белановский С.А. Там же; Briggs Ch. L. Learning how to ask. Cambridge, New York, 1999; Kvale S. Interviews.

Информантами в исследовании стали люди, чья жизнь или деятельность в той или иной мере связана с антиквариатом или старыми, дореволюционными вещами. При этом выборка формировалась так, чтобы в нее попали, по возможности, все типы агентов, которые участвуют в создании ценности антикварных вещей на рынке. При этом информанты выступали в качестве экспертов и одновременно в качестве свидетелей событий собственной жизни. Это было связано с тем, что в каждом из полученных интервью обнаруживалось несколько пластов информации. Первый из них был определен позицией информанта на антикварном рынке и содержал экспертное эксклюзивное знание относительно того, как работает тот или иной сегмент рынка, как действуют его различные агенты, какие смыслы они приписывают своей деятельности. Например, интервью с работником музея содержало информацию о работе музея, интервью с работником городской администрации -информацию о работе Территориального Управления по Сохранению Культурных Ценностей в Санкт-Петербурге, об его истории, а также о законодательной базе. К компетенции экспертов относилась также информация о других агентах рынка, которая имела вид достоверного знания, а также сплетен, слухов и т.п. Второй пласт информации в интервью - свидетельства о событиях собственной жизни, которые также давали возможность реконструировать практики агентов и смыслы, приписываемые ими своей деятельности. В этом случае интервью могло приобретать лейтмотивный характер. Почти все интервью имели оба аспекта, за исключением интервью с владельцами отдельных антикварных вещей, которые почти не имели представления о том, как устроен антикварный рынок, и могли свидетельствовать только о личном опыте. При формировании выборки все информанты полагались в качестве экспертов (за исключением владельцев отдельных антикварных вещей). К кандидатам предъявлялись следующие требования:

1. Они должны быть компетентны в сфере антиквариата и антикварного рынка. Основным критерием компетентности являлось наличие опыта работы или продолжительность деятельности в области, связанной с антиквариатом. Минимальный срок деятельности - 1 год для антикваров, экспертов и несколько лет - для коллекционеров.

2. Информанты должны иметь представление о том, как организована деятельность других агентов рынка, связанная с антиквариатом.

3. Информанты должны быть согласны дать интервью.

Так как основная задача при формировании выборки заключалась в том, чтобы представить все типы рыночных агентов, то первых информантов мы выбирали, исходя из нашего обыденного представления о возможных участниках антикварного рынка: директор

An Introduction to Qualitative Research. Thousand Oaks, London, New Delhi, 1994. антикварного магазина, оценщик антикварного магазина, эксперт-искусствовед, владелец отдельных антикварных вещей, коллекционер. Последующие информанты определялись на основании указаний на другие типы агентов в текстах первых интервью. Кроме того, был использован метод «снежного кома». Информантов просили назвать кого-нибудь, кто, по их мнению, может быть компетентен в вопросах, связанных с антиквариатом. Количество интервью было ограничено исходя из принципа «теоретического насыщения»58, то есть таким количеством информантов, когда каждое новое интервью не привносило данных, изменяющих или дополняющих уже имеющуюся картину.

Описание выборки

В результате применения описанных выше методов поиска информантов, с учетом всех требований к информантам, была сформирована выборка из 38 человек. Основным принципом ее формирования служил тип деятельности информантов, который определял их разные позиции на рынке. Согласно позициям на рынке все информанты были разделены на следующие типы:

Работники государственных органов, контролирующих передвижение антикварных вещей, выражающие интересы и позицию государства (1 информант).

Эксперты, искусствоведы - музейные работники, выражающие позицию музеев на рынке (4 информанта). В эту же группу входят эксперты-художники, работающие в качестве частных консультантов для покупателей антиквариата, и оформители интерьеров (2 информанта).

Представители антикварных магазинов. В выборку вошли оценщики, директора и продавцы магазинов, которые, кроме того, являлись представителями разных типов магазинов (дорогих, респектабельных и дешевых типа «лавка старьевщика») (всего 16 информантов).

Частные антикварные дилеры. Эту группу составляли люди, занимавшиеся антикварной торговлей в качестве индивидуальных предпринимателей (2 информанта).

Новые коллекционеры. В эту группу информантов вошли представители состоятельного слоя - люди, имеющие высокий уровень дохода и приобретающие антикварные вещи для коллекции и в качестве предметов интерьера (1 информант). В эту же группу были включены люди, которые приобретали антикварные вещи после 1985 года для коллекции или в качестве используемых предметов (2 информанта).

Старые коллекционеры. Группу старых коллекционеров составили люди, занимавшиеся коллекционированием антикварных вещей до 1985 года. В выборку вошли

58 Бй-ашБ А. Ор. ск. члены Ленинградского общества коллекционеров, а также коллекционеры, не являющиеся его членами (всего 4 информанта).

Владельцы отдельных антикварных вещей. В эту группу вошли люди, которым старые вещи достались по наследству или появились у них в результате различных жизненных обстоятельств, и для которых эти вещи несут в себе эмоциональную, ностальгическую, связанную с воспоминаниями значимость (5 информантов)59.

В выборке, таким образом, заметен перевес информантов, занятых антикварной торговлей: дилеров, оценщиков магазинов, директоров магазинов. Это обусловлено тем, что, во-первых, данные интервью представляют разные типы агентов, занятых торговлей антиквариатом (дилеры, магазины, которые, в свою очередь, подразделяются на дешевые и дорогие), во-вторых, занятые торговлей информанты имеют наибольшее представление о том, какие агенты действуют на рынке, что они покупают, чем занимаются и т.п., и, в-третьих, информанты, занятые торговлей, были наиболее доступны для исследователя. Таким образом, если получение интервью у представителей других типов агентов в некоторых случаях было затруднительно, то нехватка информации могла быть компенсирована наблюдениями антикварных торговцев. Безусловно, такой перевес информантов влияет на результаты исследования в сторону объективации видения антикварами процессов конструирования ценности, а также деятельности других агентов. Частично этот перевес компенсировался тем, что в выборке присутствуют представители почти всех типов агентов (за исключением представителей банков, частных коммерческих организаций, приобретающих антикварные вещи, данные о которых получены из других источников). Это давало возможность подтверждения рассказов информантов-антикваров путем соотнесения их с рассказами представителей других типов информантов.

Анализ публикаций прессы и документов

Вторым источником данных в исследовании послужили публикации прессы. Использование этого источника было связанно с необходимостью верификации данных интервью. Учитывая то, что дискурс прессы может иметь свои собственные цели, быть идеологизированным, мы использовали публикации только в качестве свидетельств о практиках. Однако публикации прессы иногда использовались и для обнаружения смыслов. В этих случаях специфика дискурса специально оговаривалась и представлялась как одна из точек зрения агентов. Сходное использование публикаций прессы было допущено также, когда мы имели дело с опубликованными интервью с агентами антикварного рынка. Критерием выбора статьи в качестве источника служило присутствие в ней информации об

59 См. также Приложение 1: «Список информантов». антикварной торговле, о событиях антикварного рынка, о музеях, об охране памятников старины, о коллекционерах и любителях антиквариата.

В качестве источников были использованы следующие издания:

Периодические издания, имеющие постоянные рубрики, посвященные антикварной торговле: «Коммерсант-Дейли» (1997-1999), «Независимая газета» (1997-1999), «Санкт-Петербургские ведомости» (1999-2000), а также журналы: «Антиквар» (1993), «Пинакотека» (1998-1999), «Наше наследие» (1999-2001); подборки статей, составленные Ленинградским обществом коллекционеров (ЛОК) и Территориальным управлением по сохранению культурных ценностей в Санкт-Петербурге. Подборка ЛОК состояла из статей, посвященных коллекционерам, опубликованных в газетах «Ленинградская правда», «Смена», «Вечерний Ленинград», «Ленинградский рабочий», «Комсомольская правда», «Советская культура», «Социалистическая индустрия», «Известия», «Советская Россия», и других, журналах: «Нева», «Музыкальная жизнь» и др. за период с 1984 по 1990. Подборка Территориального управления состояла из статей газеты «Смена», «Иностранец», посвященных проблемам, связанным с правовым регулированием антикварной торговли, за 1994-1998 годы.

Третьим источником информации в исследовании были документы. Они выступали, так же, как и публикации прессы, в качестве дополнительного источника с целью верификации данных интервью. Документы использовались как свидетельства о практиках и их смыслах. В качестве документов в исследовании использовались законодательство РСФСР, СССР и законодательство Российской Федерации, касающееся антикварной торговли, вопросов охраны культурных ценностей и памятников культуры, законодательство о музейном фонде и таможенное законодательство, а также методические материалы и отчеты ЛОК о проведенной работе.

Апробация работы

Основные положения диссертации были изложены в опубликованных статьях автора и выступлениях на российских и международных научных семинарах и конференциях («Теоретический и методологический подход к антикварным вещам», Владимир, Методологический университет, 1998; «Социальные функции антиквариата», Хельсинки, Университет Хельсинки, 1998; «История антикварной торговли в Ленинграде и Санкт-Петербурге», Рэнвалл-Институт, Хельсинки, 1999; «Производство ценности антикварных вещей. Поле производства ценности антиквариата», Санкт-Петербург, Европейский Университет в Санкт-Петербурге, 1999; «Производство ценности вещей: антикварный рынок Санкт-Петербурга», Конгресс Европейской Социологической Ассоциации, Хельсинки, 2001 и др.)

Структура диссертации

Диссертация состоит из следующих частей.

• Введение.

• Первая глава - «Социальные факторы формирования антикварного рынка Санкт-Петербурга». Глава состоит из трех параграфов: «Биография антиквариата. Антикваризация»; «Антикваризация в советском обществе. Изменения восприятия старых вещей и структурные трансформации советского и постсоветского общества»; «Государственная политика и антикварный рынок» и выводов. В главе описаны структурные и политические изменения, произошедшие в обществе, которые привели к возможности формирования современного антикварного рынка

• Вторая глава - «Процесс формирования антикварного рынка Санкт-Петербурга. Институционализация структурных элементов». Глава состоит из двух параграфов: «Агенты рынка», «Структура рынка. Места совершения сделок» и выводов. Глава посвящена анализу процесса институционализации антикварного рынка. Она рассматривает то, как появлялись его агенты, места взаимодействия агентов, как они изменяли свои позиции и деятельность в связи с изменением условий, описанных в первой главе.

• Третья глава - «Функционирование института рынка. Взаимодействие агентов на антикварном рынке Санкт-Петербурга: определение ценности и цены товаров». Глава состоит из трех параграфов: «Множественность логик оценки. Культурная, социальная и личная ценность», «Цены, вещи и агенты», «Взаимодействие на рынке разных видов ценности» и выводов. Глава посвящена описанию того, как в непосредственном взаимодействии рыночных агентов возникает ценность антиквариата. Дается определение антиквариата.

• Заключение. В заключении подведены итоги проведенного исследования, дается ответ на вопрос о причинах ценности антикварных вещей в современном российском обществе.

• Библиография (169 наименований).

• Приложение, включающее Список информантов и Путеводитель по интервью.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная структура, социальные институты и процессы», Шпаковская, Лариса Леонидовна

Выводы

Все выделенные виды оценок оказывают влияние на процессы определения цены антикварных вещей, происходящие на рынке. При этом рынок оказывается посредником между разными пространствами, в которых этим вещам приписываются разные виды ценности: частной коллекцией и музеем, личным имуществом и коллекцией, корпоративной коллекцией и коллекцией частной. В каждом индивидуальном случае цена зависит не только от того, как атрибутирован предмет (какие объективные характеристики в нем обнаружены, проинтерпретированы и гарантированы), но и от того, какой ценностью он обладает для участников сделки в данный момент. Для коллекционера предмет, способный заполнить брешь в коллекции, представляет большую значимость, поэтому он будет согласен приобрести его по гораздо большей цене. Предмет, имеющий значительную культурную ценность для коллекционера, может не иметь таковой для владельца данной вещи. Культурная ценность конвертируется в денежную посредством того, что культурные характеристики вещей получают социальное значение и через спрос получают цену на рынке.

Между разными оценками пролегают и границы определений антиквариата. Можно заметить, что слово «антиквариат» употребляется только в контексте рынка и торговли. В государственном законодательстве понятие «антиквариат» возникает применительно к торговле и таможенной политике, в остальных же случаях используется понятие «культурные ценности». Музеи и коллекционеры рассматривают антикварные магазины как источник для пополнения коллекций. Попадая в коллекцию, вещи начинают восприниматься иначе. Здесь появляются такие определения: «искусство», «история», «первоисточник знаний». Для владельцев вещей они являются «фамильными реликвиями», которые потенциально могут стать антиквариатом, опять же посредством рынка. Спрос формируется исходя из потребностей коллекций, производства знания, социального производства и дистанцирования.

Для всех этих трех состояний дореволюционных предметов (коллекция, престиж, личное владение) общими являются категории истории и социальных связей. В коллекции вещам приписывается общезначимая история. В государственных (музейных) коллекциях эта история направлена на поддержание идентичности и целостности всего общества. В коллекции частной происходит приватизация истории и посредством нее - конструирование группы существующей либо реально, либо виртуально, в воображении коллекционера.

Таким образом, антиквариатом оказывается такой предмет, который может способствовать групповой интеграции посредством приобретения истории и прошлого, которые он воплощает. Важным оказывается то, что антиквариат - это товарное состояние вещи, позволяющее ее перемещение от одной группы к другой, от одного состояния к другому. Иначе говоря, он позволяет приватизировать историю и создавать универсальную историю.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В центре внимания исследования находился антикварный рынок Санкт-Петербурга, его структура, агенты, способы их взаимодействия между собой, а также трансформации его структуры на протяжении советского периода и особенно в 1990-е годы. При этом рынок понимался как социальный институт, который создают повседневные взаимодействия между экономическими агентами. Предполагалось, что ценность антикварных вещей производится на рынке в результате взаимодействия агентов рынка, а единицей ее измерения является цена. Ценность, выраженная в цене, имеет универсальный и всеми разделяемый характер.

Бурное развитие антикварного рынка после периода реформ 1990-х было связано с экономическими изменениями, сделавшими возможной частную собственность и негосударственную торговлю. Развитие рынка было обусловлено также увеличением спроса на предметы антиквариата в постсоветской России. Последнее явилось следствием

1 8П появления «культа антиквариата» , увеличения интереса со стороны общества в целом к дореволюционному прошлому и репрезентирующим его предметам. Одновременно значимую тенденцию современного российского общества представляет собой потребление новинок181. Сочетание обеих потребительских тенденций характерно и для современных западных обществ. Каждая из них была проанализирована и описана западными исследователями. Эти тенденции отражают структурные особенности общества.

Следовательно, мы можем говорить о том, что современное российское общество становится структурно сходным с обществами западного типа. Потребление новинок является исследованным в российской социологии. Оно ассоциируется с потреблением массовым, основным агентом которого является средний класс (в российских условиях - слои, близкие

182 к нему), а его модели экспортируются из западных стран . Исследование рынка антиквариата позволяет уточнить некоторые структурные особенности современного российского общества. Ниже коротко обсуждаются результаты проведенного исследвания:

1. Основным результатом исследования явилась выработка социологического определения понятия «антиквариат». Антиквариатом является предмет, «аккумулирующий» в себе прошлое и обозначающий его. Поэтому он может способствовать групповой интеграции посредством приобретения знаков истории и прошлого. Антиквариат представляет собой товарное состояние вещи, то есть классифицируется участниками социального взаимодействия как товар. Это делает возможным перемещение истории

180 Голофаст В.Б. Цит. соч. С. 62.

181 Голофаст В.Б. Там же; Ушакин С. Цит. соч.

182 Голофаст В.Б. Там же; Ушакин С. Там же; Зеликова Цит. соч.; Backman J. Op. cit. посредством знаков истории) от одной группы к другой. Иначе говоря, антиквариат позволяет приватизировать историю и создавать универсальную историю.

2. Для появления антиквариата необходимы определенные структурные и политические трансформации общества. Они способствуют тому, что вещи теряют свои первоначальные значения и приобретают новые. В течение своей жизни вещи проходят три этапа восприятия и оценивания: первоначальный контекст значений и первоначальная ценность, потеря первого контекста значений и ценности, новый контекст и новая ценность. Новые значения и новая ценность появляются благодаря приобретению этих вещей представителями высокостатусных групп. Такой процесс изменений значений вещей был назван нами антикваризацией. В советском и постсоветском обществе с 1917 года вплоть до наших дней происходят социальные и политические изменения, приведшие к возможности появления и развития антикварного рынка. Мы показали, как трансформации социальной структуры, а также государственная политика в отношении культурных ценностей, памятников искусства и культуры, предметов антиквариата создали условия для появления антикварного рынка. В результате социальных перемещений вещей вещи попадают в иные социальные группы и иные пространства, такие как новые обеспеченные слои, музеи. Трансформации социальной структуры привели к изменению первоначального контекста значений дореволюционных вещей, что предопределило возможность их нового восприятия и приписывания им иных значений. Дореволюционные предметы постепенно девальвируются в послереволюционный период в результате потери статуса их первоначальных владельцев - представителей дворянства, буржуазии. Они обретают ценность вновь в связи с приобретением их новыми владельцами, обладающих статусом и властью. В советское время таким статусным владельцем было государство, в постсоветский период - представители новых состоятельных слоев.

3. Государственная политика явилась важным фактором антикваризации. В советский период государство рассматривало дореволюционные вещи как инструменты в идеологической борьбе. Оно стремилось стать единственным статусным владельцем в советский период и приписывало вещам специфическую ценность, определяя их как «национальное достояние». Такое представление о ценности вещей не является общеразделяемым, так как требует специфических знаний общей истории, истории искусства и т.п., а также специфического способа использования вещей (помещение их в музеи и коллекции). На уровне обыденного сознания, повседневной жизни и повседневного быта происходит постепенная девальвация утилитарной и эстетической значимости вещей. Постсоветский период характеризуется развитием рыночной экономики. Появляются новые обеспеченные слои населения и новые финансовые корпорации, которые используют антикварные вещи в качестве элемента стиля потребления и стимулируют спрос на них.

4. С начала 1990-х годов формируется антикварный рынок в Санкт-Петербурге. На современном антикварном рынке действуют следующие агенты: представители музеев, эксперты, коллекционеры (старые и новые), владельцы отдельных антикварных вещей, дилеры. Некоторые из них перекочевали из советского теневого рынка антиквариата (дилеры), другие - явились «выходцами» из государственных структур (эксперты, старые коллекционеры, представители музеев), третьи появились в период реформ (новые коллекционеры). Рынок развивается путем появления новых агентов и мест взаимодействия агентов на рынке (частные антикварные магазины, новые коллекционеры, эксперты), вовлечения бывших представителей госструктур (музеи, старые коллекционеры), включения сегментов советского теневого рынка (дилеры антикварных вещей) и прежних источников антиквариата (владельцы отдельных антикварных вещей).

5. Антикварный рынок Санкт-Петербурга представляет собой иерархически организованную сеть экономических агентов. Основой этой иерархии является пирамида торгов, по которой продвигаются вещи, постепенно увеличиваясь в цене после каждого торга. Каждому из этапов торгов и уровню цен соответствует уровень агентов (по их социально-экономическому положению), которые имеют дело с данными вещами.

6. Развитие рынка способствует формированию представления о ценности антикварных вещей, т.к. рынок создает оценки вещей, выраженные в цене и понятные всем. В текстах интервью были выделены культурная, социальная и личная ценности. Культурная ценность имеет универсальный характер, ее составляют общезначимые знания относительно предметов, различные аспекты которых реализуются и демонстрируются благодаря музейной доктрине и музейной коллекции. Выделение социальной ценности обусловлено тем, что антикварные предметы участвуют в производстве социальных позиций и различий. Личная ценность имеет эмоциональный характер и представляет такой собой способ оценивания предметов, когда вещам придается значимость вследствие их причастности к индивидуальной или семейной биографии. Выделенные виды ценностей используются всеми рыночными агентами в зависимости от ситуаций для того, чтобы аргументировать то, почему вещь стоит данную сумму денег.

7. Рынок является посредником между разными пространствами, в которых антикварным вещам приписываются разные виды ценности: частной коллекцией и музеем, личным имуществом и коллекцией, корпоративной коллекцией и коллекцией частной. В каждом индивидуальном случае цена зависит не только от того, как атрибутирован предмет какие объективные характеристики в нем обнаружены, проинтерпретированы и гарантированы), но и от того, какой ценностью он обладает для участников сделки в данный момент.

8. Между разными оценками пролегают границы определений антиквариата. Слово «антиквариат» употребляется только в контексте рынка и торговли. В государственном законодательстве понятие «антиквариат» возникает применительно к торговле и таможенной политике, в остальных же случаях используется понятие «культурные ценности». Музеи и коллекционеры рассматривают антикварные магазины как источник для пополнения коллекций. Попадая в коллекцию, вещи начинают восприниматься иначе. Здесь появляются такие определения, как «искусство», «история», «первоисточник знаний». Для владельцев вещей они являются «фамильными реликвиями», которые потенциально могут стать антиквариатом, попав на рынок.

9. Для всех трех видов ценности дореволюционных предметов общими являются категории истории и социальных связей. В коллекции вещам приписывается общезначимая история. В государственных (музейных) коллекциях эта история направлена на поддержание идентичности и целостности всего общества. В коллекции частной происходит приватизация истории и посредством нее - конструирование группы, существующей либо реально, либо виртуально, в воображении коллекционера.

Исходя из изложенного выше, можно сделать некоторые предположения, касающиеся специфики потребления и структуры современного российского общества, а также тенденций его развития. Во-первых, мы можем предположить в обществе наличие общей тенденции стремления приватизации истории, обоснования личной, семейной истории в контексте общей, универсальной истории. Это оказывается значимым, т.к. в последнее десятилетие взгляд на общую историю российского общества изменился. Существование данной тенденции можно объяснить стремлением к стабильности в нестабильном обществе, попыткой приспособить индивидуальные, семейные, групповые истории к новому взгляду на прошлое. Вместе с тем, новая структура общества и статусные позиции находятся в процессе формирования, поэтому нуждаются в подтверждении возможности своего будущего посредством прошлого. Во-вторых, можно предположить, что обращение к истории отражает специфику складывающейся структуры общества, в которой возрастет роль наследуемых социальных позиций, появятся четкие культурные и экономические границы между представителями разных социальных слоев.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Шпаковская, Лариса Леонидовна, 2001 год

1. Алексеев Н. Лаборатория антиквариата // Иностранец. 1998. - №45 (252). - 18 ноября. -С. 29.

2. Арутюнов С.А. Этнографическая наука и изучение культурной динамики // Исследования по общей этнографии / Отв. ред. Ю.В. Бромлей. М.: Наука, 1979. - С. 24-60.

3. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. М.: Наука, 1983.- 191 с.

4. Барсукова С.Ю. Вынужденное доверие сетевого мира // Полис. 2001. - №2. - С. 52-60.

5. Басин Е.Я., Краснов В.М. «Гордиев узел» моды // Мода: за и против / Сб. статей / Под. ред. В.И. Толстых. М.: Искусство, 1973. - С. 40-67

6. Белановский С.А. Методика и техника фокусированного интервью. М.: Наука, 1993. -352 с.

7. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости // Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе. М.: Медиум, 1996. - С. 15-65.

8. Богуславский М.М. Международная охрана культурных ценностей. М.: Международные отношения, 1979. - 192 с.

9. Бодрияр Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 1995. - 172 с.

10. Большая Советская Энциклопедия / Главн. ред. А.М. Прохоров. Т. 2. Изд. 3-е. М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1970. - С. 72.

11. Бурдье П. Поле интеллектуальной деятельности как особый мир // Бурдье П. Начала. -M.: Socio-Logos, 1994. С. 208-222.

12. Бурдье П. Практический смысл / Пер. и общ. ред Н.А. Шматко. М., СПб.: «Институт экспериментальной социологии», «Алтейя», 2001. - 547 с.

13. Буровик К.А. Родословная вещей. М.: Знание, 1985. - 224 с.

14. Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. Изд. 3-е. М.: Новое литературное обозрение, 2001. - 368 с.

15. Владимиров А.П. Судьба реставрации в стране культурной нестабильности // Нашенаследие. 2001. - №56. - С.98-112.

16. Веблен Т. Теория праздного класса / Пер. с англ. и общ. ред. В.В. Мотылева. М.: Прогресс, 1984.-367 с.

17. Волков В.В. Концепция культурности, 1935-38 годы: Сов. Цивилизация и повседневность Сталин. Времени // Социологический журнал. 1996. - № 1/2. - С. 194-214.

18. Герасимова Е. Массовое жилищное строительство и изменения в повседневной жизни горожан // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 1998. - №3. -С. 23-32.

19. Гидденс Э. Элементы теории структурации // Совремнная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас / Пер. и ред. А. Леденевой. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та. -1995.-С. 40-72.

20. Голофаст ВЛ. Люди и вещи // Социологический журнал. 2000. - № 1/2. - С.58-66.

21. Горбачев В.Г., Растопчин В.Г., Тищенко В.Н. Культурные ценности. Справочное пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989. 276 с.

22. Гофман А.Б, Мода и люди: Новая теория моды и модного поведения. М.: Наука, 1994. -159 с.

23. Гофман А.Б. Мода и люди или новая теория моды и модного поведения. Изд. 2-е. М.: «Издательский сервис», 2000.

24. Гражданкин А.И. Групповое и межгрупповое взаимодействие в сфере быта // Социологические исследования в дизайне / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. -Вып. 54.- 1988.-С. 50-66.

25. Гранин Д. Ленинградский каталог. Л.: Дет. лит. Ленингр. отделение, 1986. - 111с.

26. Декреты советской власти. Т. 3. М., 1964.

27. Демиденко Ю. Коллекционер среди коллекционеров // Наше наследие. 1999. - № 42. -С.136-145.

28. Добкин А.И. Лишенцы: 1918 -1936 // Звенья. Вып. 2.- 1992. - С. 600-628.

29. Долгой В.М. Городской образ жизни и жилая среда // Социальные проблемы жилища: Сб. науч. сообщ. / Под. ред. А.Г. Харчева. Л.: ЛенЗНИИЭП, 1969. - С. 85-94.

30. Жилина Л.Н. Потребности, культура потребления и ценностные ориентации личности: социологический аспект. М.: АОН, 1988. - 220 с.

31. Заславская Т. И. Социальная структура современного российского общества // Общественные науки и современность. Вып. 2. 1997. - С. 5-24.

32. Звоницкий Э. О чем утюг расскажет // Комсомольская правда. 1985. - 1 декабря.

33. Зеликова Ю. Образовательные стратегии нового обеспеченного класса России: западное образование детей // Проблемы общественных наук. Вып. 1.- СПб., Дмитрий Булавин, 1999.-С. 352-381.

34. Зубкова Е.М. Послевоенное советское общество: Политика и повседневность, 1945-1953. -М.: «Рос. полит, энцикл.» (РОССПЭН), 1999.-229 с.

35. Зуйкова Е.М. Быт при социализме. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. - 240 с.

36. Иванов И. Утюг аршин и пароход // Социалистическая индустрия. 1987. - 8 ноября.

37. Ильин В. И. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ 1917-1996. Опыт конструктивистко-структуралистского анализа. Сыктывкар: Сыктывкарский Университет, 1996.-221 с.

38. Ильин В.И. Поведение потребителей: Учебное пособие. Сыктывкар: Сыктывкарский Университет, 1981. - 191 с.

39. Инструкция по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР № 290 от 17.07. 1985. Ст.155 // Горбачев В.Г., Растопчин В.Г., Тищенко В.Н. Культурные ценности. Справочное пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989.

40. Ионин Л. Г. Культура и социальная структура. // Социологические чтения. Вып.1. - М., Институт "Открытое общество", Институт Социологии РАН, Британский Социологический Клуб в Москве. - С. 49-96.

41. Кайзер М. Неформальный сектор торговли в Узбекистане // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. - Т. 3. - №2. - С. 109-133.

42. Каменский М. Москва Лондон: две ярмарки тщеславия // Коммерсант Дейли. - 1998.44.-С. 10.

43. Кантор К. Красота и польза. М.: Искусство, 1967. - 280 с.

44. Каталог-прейскурант №5 на скупку и продажу букинистических и антикварных книг / Сост. Закрутин P.A., Киреев, В.М., Кучумов М.В. и др. М.: Управление розничной торговли КОГИЗа, 1948. - 37 с.

45. Кокорев В. Институциональные преобразования в современной России: анализ динамики трансакционных издержек // Вопросы экономики. 1996. - № 12. - С. 61-72.

46. Коллекция служит людям / Сост. В.А. Кандыбенко. JL: Лениздат, 1973. - 232 с.

47. Козлова H.H. Горизонты повседневности советской эпохи: (Голоса из хора). М.: РАН, 1996.-216 с.

48. Комеч А.И. Культурный ландшафт России: до основания, а затем. // Наше наследие. -2001. -№56.-С. 50-62.

49. Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело, 1993. - 219 с.

50. Кочубей В.И. Предпринимательство в современной трансформации экономики России // Социально-гуманитарные знания. 1999. - №3. - С. 177-186.

51. Краткая историческая справка Культурно-просветительной организации общество коллекционеров Санкт-Петербурга, 1958-1998 (документ ОКСПб). СПб, 1998.-28 с.

52. Краткий словарь музейных терминов / Сост. НИИ Культуры. М.: Министерство культуры СССР, 1974. - 52 с.

53. Крыштановская О.В. Наши миллионеры // Деловой мир. 1992. - 22 февр. - С. 16.

54. Культурно-просветительная организация общество коллекционеров Санкт-Петербурга. Краткая историческая справка, 1958-1998. Документ ОКСПб, 1999.

55. Лазарева Т. Были и такие карты. // Вечерний Ленинград. 1985. - 19 апреля.

56. Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии, 1920 30 годы. - СПб.: Журн. «Нева», 1999. - 320 с.

57. Лепко И. Как переплавлялось сознание // На штурм науки. Воспоминания бывшихстудентов факультета общественных наук Ленинградского университета / Под. ред. Мавродин В.В. JL: Изд-во Ленингр. ун-та, 1971.

58. Леусская Л. Национальные особенности антикварного рынка // Санкт-Петербургские ведомости. 2000. - 16 марта. - С. 3.

59. Любимова Г.Н. Некоторые особенности формирования ассортимента бытовых изделий. / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 48. - 1978. - 94с.

60. Любимова Г.Н. Учет бытовых потребностей при создании пространственно-планировочной структуры квартиры // Бытовые потребности и жилая предметная среда. / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 53. - 1987. - С. 7-21.

61. Любимова Т.И. Мода и ценность // Мода: за и против / Под. ред. В.И. Толстых М.: Искусство, 1973. - С. 67-77.

62. Магун B.C. Революция притязаний и изменения в жизненных стратегиях молодежи: 1985-1995 годы // Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985-1995 годы / Под. ред. C.B. Магуна. М.: Изд-во Института Социологии РАН, 1998. - С. 7-39.

63. Малахов С. Трансакционные издержки в российской экономике // Вопросы экономики. -1997.-№7.-С. 77-86.

64. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Кн. 1. Процесс производства капитала. М.: Политиздат, 1988. - 891 с.

65. Маршал А. Принципы политической экономии / Пер. с англ. Р.И. Столпера. М.: Прогресс, 1983.-415 с.

66. Михайлов К. Как мы храним наше наследие // Наше наследие. 2000.- №55. - С. 3-13.

67. Мосс М. Очерк о даре. Форма и основание обмена в архаических обществах // Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии М.: Восточная Литература, 1996. - С. 83-222.

68. Невельский В. Разрешите подарить музей // Известия. 1984. - 26 октября.

69. Несколько слов о президенте // Вестник Ассоциации антикваров Санкт-Петербурга. -1997.-С. 54.

70. Новый энциклопедический словарь / Под. ред. Арсеньева А. К. Т. 3. СПб.: Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А., 1890. - С.З.

71. Норт Д.К. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. -М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. 190 с.

72. Ньюман JI. Анализ качественных данных // Социологические исследования. 1998. -№12.-С. 101-115.

73. Ньюман JI. Значение методологии: три основных подхода // Социологические исследования. 1998. - №3. - С. 122-134.

74. Одом М. Марджори Мерривезер Пост и ее визит в Москву // Наше наследие. 2001. -№57. -С. 131-136.

75. Образ жизни в условиях социализма. Теоретико-методологическое исследование. Сб. ст./ под ред. А.И. Арнольдова М.: Наука, 1984. - 365с.

76. О ввозе и вывозе и вывозе культурных ценностей: Закон РФ от 15 апреля 1993 // Растопчин В.Г., Кузнецова Н.И., Иванова JI.E. Культурные ценности. Порядок приобретения, хранения и обращения / Справочное пособие. Ч. 3. - М.: ВНИИ МВД России,1995.

77. О мерах по дальнейшему улучшению работы музеев РСФСР. Постановление № 77 от 11 февраля 1983 г. / Совет министров РСФСР // Свод законов РСФСР. 1988. - № 3.

78. О мерах по улучшению охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры в свете закона РСФСР об охране и использовании памятников истории и культуры: Постановление №54 от 24.01.1980 / Совет Министров РСФСР // СПРСФСР. -М.,1980.

79. О мерах улучшения охраны памятников культуры: Постановление / Совет Министров СССР // СП СССР. 1948. - № 6.

80. Об охране и использовании памятников истории и культуры: Закон РСФСР от 15 декабря 1978, Ст.48 // Свод законов РСФСР. 1988. - № 3.

81. Об учреждении Устава Всероссийского Общества Охраны Памятников истории и культуры: Постановление от 23.02.1973 / Совет Министров РСФСР // Свод законов РСФСР.-М.,1988,- №3.

82. О реализации предметов антиквариата и создании специально уполномоченного органа государственного контроля по сохранению культурных ценностей: Указ Президента Российской Федерации от 21.06.1994 // CD. ИПС. «Кодекс», 1994.

83. О.Р. Коллекции корпораций: между личным и общим // Пинакотека. №1997. - №1. - С. 90-96.

84. Орлов И. Знаки истории и славы // Пограничник. 1989. - 28 июля.

85. Орлов B.C., Миронова Н.А., Коломийцев И.Н. Формирование ассортимента электробытовых товаров. М.: Экономика, 1978. - 120 с.

86. Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации, 1927 1941. - М.: РОССПЭН, 1997. - 271 с.

87. Петров JI.B. Мода как общественное явление (анализ в социально-коммуникативном аспекте). JL: Знание, 1974. - 32 с.

88. Позин В. Из частных собраний // Советская культура. 1986. - 7 января.

89. Потапов О. Путешествие в Китеж-град // Москва. 1990.- №4. - С. 116.

90. Потапов С. В. Мотивация выбора продуктов дизайна и эстетическая потребность. // Эстетическая ценность объектов дизайна и ее функционирование в системе культуры. / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып.37. - М., 1982. - С. 32-45.

91. Проверки предприятий. Документ Территориального управления по сохранению культурных ценностей Санкт-Петербурга. 1999. - 1 апреля. - Зс.

92. Рабинович В.И. Социалистический образ жизни как детерминанта перспектив развития жилища // Социальные проблемы архитектуры жилой среды. М.: Союз архитекторов СССР, 1984.-С. 50-52.

93. Радаев В. Формирование новых Российских рынков: транскационные издержки, формы контроля и деловая этика. М.: Центр политических технологий, 1998. - 328 с.

94. Радаев В. Российский бизнес: структура трансакционных издержек // Общественные науки и современность. 1999. №6. - С. 5-19.

95. Радаев В. Рынок как объект социологического исследования // Социологические исследования. 1999. - №3. - С. 28-37.

96. Радаев В., Шкратан О. Социальная стратификация. М.: «Аспект Пресс», 1996. - 318.

97. ЮО.Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения // Антологияэкономической классики. M.: Эконов-Ключ, 1993. - С. 397-473.

98. Ружже В.Л., Антипина Г.С. Применение методов социологических исследований к анализу жилища и потребностей семьи // Социальные проблемы жилища. Сборник научных сообщений / Науч. ред. А.Г. Харчев Л., 1969.

99. Рябушкин A.B. К вопросу о комплексном проектировании оборудования жилища // Архитектура и дизайн. Вып. - 2. М., 1974. - С. 4-19.

100. Свет и тени «великого десятилетия». Н.С. Хрущев и его время. Л.: Лениздат, 1989. -198 с.

101. Семенова В. В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию. М.: Добросвет, 1998.-292 с.

102. Словарь русского языка. В четырех томах / Ред. М.П. Арсеньев, С.Г. Бархудалов и др. Т. 1. М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1957. - С. 3.

103. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов / Пер. с англ., коммент. Е.М. Майбурда. М.: Наука, 1993. - 569 с.

104. Смольков В. Г. Предпринимательство как особый вид деятельности // Социологические исследования. 1994 - №1. - С. 15-22.

105. Согомонов А. Ю. Феномен «революции притязаний» в культурно-историческом контексте // Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985-1995 годы / Под. ред. C.B. Магуна. М.: Изд-во Института Социологии РАН, 1998. - С. 107-130.

106. Советский образ жизни: сегодня и завтра / Сост. В.И. Добрынина. М.: «Молодая гвардия», 1976. -256.

107. Ю.Сомов О. Шестьдесят лет печати // Нева. 1985. - №5.

108. Сохранность и защита культурных ценностей. Учебное пособие. СПб.: Санкт-Петербургская Академия Культуры. Кафедра охраны здоровья и защиты населения, 1995.-46 с.

109. Социологический словарь / Сост. Н. Аберкомби, С. Хилл, Б. Тернер / Пер. с англ. С.А. Ерофеева. Казань: Изд-во Казан. Ун-та, 1997. - С. 106 -107.

110. Старое искусство по новым ценам // Приложение к Независимой Газете. Коллекция. -2000. №1(40). - 2 февраля.

111. М.Стешко JI.A. Правовая охрана памятников культуры в СССР. М.: Знание, 1974. - 64 с.

112. Тагрин Н.С. В поисках необычного. Из записок коллекционера. JL: Лениздат, 1962. -73 с.

113. Тагрин Н. С. Мир в открытке. М.: Изобразительное искусство, 1978. - 125 с.

114. Теоретические и методологические проблемы исследования образа жизни / Под ред. И.В. Бестужева-Лады и Г.С. Батыгина: АН СССР, Ин-т социологии. М.: Б.и., 1979. -184 с.

115. Титов В.Н. Вещевой рынок как социальный институт // Общественные науки и современность. 1999. - № 6.

116. Толковый словарь живого великорусского языка / Сост. В.И. Даль. Т. 1. М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1955. - С. 18.

117. Толстых В. И. Мода как социальный феномен // Мода: за и против / Сб. статей / Под. ред. В.И. Толстых. М.: Искусство, 1973. - С. 7-40.

118. Травин И. И. Материально-вещная среда и социалистический образ жизни. Л.: Наука, 1979.- 118 с.

119. Утехин И. В. Очерки коммунального быта. М.: О.Г.И., 2001. - 215 с.

120. Ушакин С. А. Количественный стиль: потребление в условиях символического дефицита. // Социологический журнал. 1999. - № 3/4. - С.187-214.

121. Хан-Магометов С. О. Вещь в бытовой среде и социалистическая модель потребления. Проблемы и противоречия // Социально-культурные проблемы образа жизни и предметной среды / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 52. - 1987. - С. 10-23.

122. Федоров М. В. Функция, полезность, ценность // Функция вещи как предмет исследования в дизайне / Труды ВНИИТЭ. Техническая эстетика. Вып. 39. - 1982. - С. 19-30.

123. Худокормов Г. Н. История экономических учений. Ч. 2. - М.: МГУ, 1994. - 412 с.

124. Чураков А. Н. Анализ социальных сетей // Социологические исследования. 2001. - №1. -С. 109-122.

125. Шрейдер Ю.А. Логика знаковых систем. М.: Знание, 1974. 63с.

126. Энциклопедический словарь. Репринтное воспроизведение издания Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон, 1980 / Под ред. И. Е. Андреевского. Т. 1 А. М.: Терра - Terra, 1990. - С. 835.

127. Appadurai A. Introduction: commodities and the politics of value // The social life of things / A. Appadurai. Cambridge.: Cambridge Univ. Press, 1996. - P. 3-64.

128. Bal M. Tell objects: a narrative perspective on collecting // The culture of collecting / Ed. by Eisner J., Cardinal R. London: Reaktion books, 1994. - P. 97-115.

129. Baudrillard J. The system of Collecting // The cultures of collecting / Ed. by Elster J., Cardinal R. London: Reaction books, 1994. - P. 7-24.

130. Baudrillard J. Pour une critique de l'economie politique du signe. Paris: Gallimard, 1976. -240 p.

131. Backman J. "New Russians" and Social Change // The Kalamari Union: Middle Class in East and West / Ed. by M. Kivinen. Suffolk: Ashgate Publishing Limited, 1998. - P. 15-35.

132. Belk R.W. Collectors and collecting // Interpreting objects and collections / Ed. by S.M. Pearce. London, New York: Routlege, 1994, - P. 317-327.

133. Bessy Ch., Chateauraynaud F. Experts et faussairies. Pour une sociologie de la perception. -Paris: Editions Metailie, 1995. 358 p.

134. Briggs Ch. L. Learning how to ask: A sociolinguistic appraisal of the role of interview in social science research. Cambridge, New York: Cambridge Univ. press, 1999. 155 p.

135. Bourdieu P. L'amour de l'art. Paris: Les editions de minuit, 1969. - 182 p.

136. Bourdieu P. La distinction. Critique sociale du jugement. Paris: Edition de Minuit, 1985. -670 p.

137. Bourdieu P. La production de la croyance. Contribution a une économie des biens symboliques // Actes de la recherche en sciences sociales. 1977. - 13. - Fevrier. - P. 3-45.

138. Boym S. Common places: mythologies of everyday life in Russia. Cambridge, Mass.: Harvard Univ. Press, 1994. - 229 p.

139. Csikszentmihalyi M., Rochberg-Halton E. The domestic symbols and self. Cambridge

140. University Press, Cambridge, London, New York, New Rochelle, Melbourne, Sidney, 1981. — 318 p.

141. Dannefer D. Neither Socialization Nor Recruitment: the avocational careers of old-car enthusiasts // Social forces. 1981. - Vol. 60. -n.2. - December. - P. 395-413.

142. Dannefer D. Rationality and passion in private experience: modern consciousness and the social world of old-car collectors // Social Problems. 1980. - n. 27. - P. 392-412.

143. Dunham V. In Stalin's Time: Middleclass Value in Soviet Fiction. Cambridge: Univ. Press, 1979.-288 p.

144. Elias N. La civilasation des moeurs. Paris: Calmann-Levy, 1997. - 342 p.

145. Elster J., Cardinal R. Introduction // The cultures of collecting / Ed. by Elster J., Cardinal R. -London: Reaction books, 1994. P. 1-7.

146. Formanek R. Why they collect: collectors reveal their motivations // Interpreting objects and collections / Ed. by S.M.Pearce. London, New York: Routlege, 1994. - P. 327-336.

147. Gronow J. The sociology of taste. London, New York: Routlege, 1997. - 237p.

148. Kopytoff Y. The cultural biography of things: commoditization as process // The social life of things / Ed. by A.Appadurai. Cambridge: Universty press, 1996. - P. 64-95.

149. Kryshtanovskaja O. The New Business Elite // Russia in Flux. The political and Social Consequences of Reform / Ed. by D. Lane. London: Edward Elgar, 1992. - P. 185-195.

150. Kvale S. Interviews. An Introduction to Qualitative Research Interviewing. Thousand Oaks, London, New Delhi: SAGE Publications, 1994. - 255 p.

151. Mirowski Ph. Learning the Mining of a Dollar: Conservation principles and the Social Theory of Value in Economic Theory // Social Research. 1990. - vol. 57. - №3. - Foil. - P. 689-717.

152. Moulin R. De la valeur de l'art. Paris: Flammarion, 1995. - 285 p.

153. Pomian K. The collection: between the visible and invisible. Collectors and collecting // Interpreting objects and collections / Ed. by S.M.Pearce. New York, London: Routlege, 1994,- P. 160-175.

154. Quemin A. L'espace des objets. Expertises et encheres a Drout-Nord // Geneses. 1994. -n. 17. - Septebre. - P. 52-71.

155. Ramos, E. La deuxieme vie de l'objet ancien dans la ferronnerie d'art et la brocante // Le paradoxe de la marchandise authentique / Sous la dir. de J.-P. Warnier. Paris: Editions

156. Harmattan, 1997. P. 61-75.

157. Simmel G. The Philosophy of Money. London & New York: Routlege, 1990. 537 p.

158. Strauss A. Qualitative Analysis for Social Scientists. Cambridge, New-York: Cambridge Univ. Press, 1987.-318 p.

159. Thevenot L. Le regime de familarite. Des choses en personne // Geneses. 1994. - n. 17. -Septembre. - P. 72-101.

160. Boltanski L., Thevenot L. De la justification. Les economies de la grandeur. Paris: Gallimargd, 1991. - 485p.

161. Thomas M. J. Consumer market research. Does it have validity? Some postmodern thoughts // Marketing Intelligence & Planning. Vol. 15. - 1997. - n.2. - P. 54-59.

162. Tomeh A.K., Pearman W., Schnabel J. A profile of antique collectors // Journal of Popular Culture. 1983. - Vol.17 -n. 3. - P.76-84.

163. Thompson M. Rubbish theory. The creation and destruction of value. Oxford, New York Toronto, Melbourne: Oxford University press, 1979. - 227 p.

164. Tourin A. Critique de la modernite. Paris: Les editions de minuit, 1992. - 368 p.

165. Windsor J. Identity parades // The culture of collecting / Ed. by Eisner J., Cardinal R. -London: Reaction books, 1994. P. 48-67.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.