Социальные закономерности становления и развития отношений наёмного труда тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.03, доктор социологических наук Саакян, Армен Коляевич

  • Саакян, Армен Коляевич
  • доктор социологических наукдоктор социологических наук
  • 2007, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ22.00.03
  • Количество страниц 287
Саакян, Армен Коляевич. Социальные закономерности становления и развития отношений наёмного труда: дис. доктор социологических наук: 22.00.03 - Экономическая социология и демография. Санкт-Петербург. 2007. 287 с.

Оглавление диссертации доктор социологических наук Саакян, Армен Коляевич

Введение.

Глава 1. Методологические аспекты перехода к отношениям наёмного труда

1.1. Хозяйственная деятельность и экономические трансформации с позиций артефактного опосредования.

1.2. Наемный труд как фактор экономической культуры.

1.3. Социокультурная интерпретация трансформаций в сфере труда

Глава 2. Государство и наемный труд в переходной экономике

2.1. Расширение рыночных отношений на сферу труда.

2.2. Регулирование социально-трудовых отношений в основных направлениях современной экономической мысли.

2.2.1. Марксизм и рыночные отношения в сфере труда.

2.2.2. Удовлетворение социальных потребностей в различных моделях либерального подхода.

2.2.3. Кейнсианская модель государственного регулирования и потребности населения.

2.2.4. Проблема эксплуатации труда в переходной экономике.

2.3. Переход от административных к социально-экономическим методам регулирования отношений наемного труда.

Глава 3. Социодинамика перехода к отношениям наемного труда

3.1. Становление отношений наемного труда в контексте социокультурных изменений

3.1.1. Переход к обществу потребления как проблема социологии и социотехники.

3.2. Удовлетворение потребностей на этапе перехода от советского патернализма к либеральной экономике.

3.2.1. Переход к отношениям наемного труда в эмпирических исследованиях

3.3. Ценностно-мотивационный подход к управлению наемным трудом.

Глава 4. Социально-экономическое исследование предыстории перехода к отношениям наемного труда.

4.1. Общие положения концепции исследования.

4.1.1. Основные элементы программы исследования.

4.2. Социально-экономическое исследование внедрения хозяйственного расчета как первого этапа перехода к экономическому поведению.

4.3. Изменение формы собственности предприятий и переход к отношениям наемного труда.

Глава 5. Современное состояние отношений наемного труда (по результатам социально-экономического исследования)

5.1. Основные элементы программы исследования.

5.2. Предмет, гипотезы и результаты исследования.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Экономическая социология и демография», 22.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Социальные закономерности становления и развития отношений наёмного труда»

Актуальность темы исследования

Современное динамично трансформирующееся общество рассматривается исследователями с разных позиций. Одни считают что основным, определяющим ход и направленность трансформаций является переход от авторитарного к демократическому обществу, другие в качестве такового видят переход от моностилизма к полистилизму, третьи делают упор на переходе от планово-административной к либеральной экономике.

При этом из поля зрения общественных наук исчезли вопросы дея-тельностной сущности человека, отношения к труду, социально-трудовых отношений, социальной стратификации общества на основе разделения труда. Работающий человек перестал рассматриваться как субъект трудовой деятельности. Актуальным становится чисто экономический подход к человеку как персоналу, человеческому ресурсу или человеческому капиталу. С позиций экономической социологии вне сферы научного осмысления остается вопрос о закономерностях перехода от идеологически опосредованной трудовой деятельности и трудового поведения к отношениям наемного труда и экономическому поведению, при котором труд теряет свой идеологизированный и сакральный характер и становится средством для удовлетворения потребностей.

На сегодняшний момент наиболее актуальным является переход к изучению социально-трудового поведения с принципиально новых методологических позиций. Экономические трансформации, начавшиеся во второй половине 80-х годов прошлого века, должны быть осмыслены не с позиций макроэкономических и правовых процессов, а прежде всего с позиций экономической социологии, для которой трудовое и экономическое поведение по-прежнему остаются центральными понятиями, соединяющими человека и общество в рамках единой социально-трудовой проблематики. Актуальность именно такого подхода вызвана, прежде всего, асинхронностью правовых, экономических и социальных процессов. Основные законы, изменившие социально-экономическую систему, были приняты в начале 90-х годов прошлого века. К настоящему времени постепенно начинают работать экономические механизмы их реализации, хотя еще далека от завершения экономическая инфраструктура, способная это сделать. При этом переход к реальным изменениям в сфере социально-трудовых отношений еще практически не начинался. В связи с этим для того, чтобы понять и спрогнозировать основные тенденции социально-экономических изменений на ближайшие десятилетия, необходимо переосмыслить про5 исходящее с позиций социальных закономерностей, лежащих в основе происходящих изменений.

Состояние научной разработанности проблемы исследования

Понимание трансформационного процесса в социально-трудовой сфере требует обращения ко многим методологическим и теоретическим вопросам в данной области. Так, наиболее перспективные с методологической стороны проблемы трансформаций рассмотрены М. Коулом в рамках культурно-исторической психологии, М. Вартофским в теории артефактного опосредования деятельности, К. Марксом и М. Вебером с позиций опосредованности экономики социокультурными факторами, а также работами Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, Н. Смелзера, К. Поланьи, В. Ю. Кондратьева, В. В. Радаева, Г. П. Щедровицкого, Т. И. Заславской, Р. В. Рыбкиной, В А. Ядова, Ю. А. Левады, В. К. Потёмкина, Н. Л. Захарова, М. Г. Гильдингерш, В. И. Сигова, В. А. Спивака и других авторов. Теоретические вопросы влияния динамично меняющихся деятельностей как факторов, определяющих материальную и духовную культуру общества, рассмотрены в работах Э. Шейна, Ф. Тромпенаарса, Г. Хофстеде, Г. Триандиса, Ж-Л. Барсу, А. Ахиезера и применительно к российской организационной культуре А. Пригожиным.

Теоретические вопросы экономических трансформаций в современной России с социокультурных позиций рассмотрены в трудах О. С. Дейнека, О. И. Шкаратана, К. Касьяновой, Ю. А. Левады, А. Г. Ионина, А. Ю. Сого-монова, К. К. Крамника, А. Л. Слободского. Те же вопросы на уровне эмпирических исследований затрагиваются в работах В. И. Герчикова, В. Д. Патрушева, Ф. П. Темницкого, Т. И. Заславской, Р. В. Рыбкиной.

Поскольку переход к рыночным отношениям в сфере труда осуществляется после семидесятилетнего этапа исключительно государственного управления сферой труда и трудовых отношений, то особого внимания заслуживают теоретические проблемы государственного вмешательства в хозяйственную деятельность современного общества. В этих вопросах мы опирались на работы Я. Корнай, В. Найшуля, Л. Тевено, В. А. Красильни-кова, А. И. Ракитова, Фон Хайека, Дж. М. Кейнса, Ж. Фонтанеля, И. Самсона.

Цель и задачи исследования

Целью исследования является теоретическая разработка и эмпирический анализ трансформации с позиций закономерностей перехода от идео-кратического общества к обществу наемного труда.

Реализация данной цели возможна только на основе историко-генетического и эмпирического анализов общества на достаточно длитель6 ном этапе его развития и трансформаций. В связи с этим мы ставили в данной работе следующие задачи:

- на основе историко-генетического анализа выделить ключевые этапы и обосновать социально-экономические трансформации с позиций деградации идеократического общества;

- с позиций артефактного опосредования деятельности обосновать социально-экономические трансформации как трансформации типа культуры;

- уточнить и расширить понятийный аппарат, позволяющий описывать в адекватных терминах переход от планово-административной хозяйственной деятельности к трудовой деятельности на принципах рыночных отношений;

- обобщить теоретические разработки и эмпирические исследования трансформационного процесса в области труда и социально-трудовых отношений и предложить собственную концепцию направленности и хода социально-экономических трансформаций;

- с позиций предлагаемой концепции обобщить собственный многолетний опыт проведения социально-экономических исследований трудового и экономического поведения;

- выделить основные направления в области институционализации отношений наемного труда и проверить выдвинутые гипотезы на уровне эмпирического исследования.

Предмет и объект исследования

Предметом исследования являются закономерности перехода от идеологически опосредованного ценностного отношения к труду и трудовому поведению в планово-административной экономике к отношениям наемного труда и общества к потреблению в результате социально-экономических трансформаций.

Объектом исследования явились работники производственных предприятий Северо-Западного региона. В диссертации использованы материалы проведенных нами социально-экономических исследований, охватывающие период с 1987 по 2006 гг. Всего в исследовании приняло участие 1960 респондентов.

Гипотезы исследования

Общая гипотеза исследования состоит в предположении о том, что деградация идеологически опосредованного отношения к труду и ценности труда в ходе перманентных целенаправленных трансформаций привела общество к отношениям наемного труда и идеологии потребления. 7

Частными гипотезами являются следующие:

1. В деградации системы ценностного отношения к труду в социалистической экономике можно выделить ряд ключевых этапов и управленческих решений, подготовивших массовое сознание к принятию рыночно-ориентированных экономических трансформаций.

2. Трансформации 90-х годов допускали множественность вариантов выбора модели перехода к рыночным отношениям. Выбранный образец заимствования (либеральная экономика) не соответствовал традиционным ценностям общества, особенностям менталитета, устройству социальных институтов общества.

3. Отказ от политики и практики государственного патернализма и переход к обществу наемного труда и потребления означает одновременно и переход к практической социотехнике управления трудом наемного работника на основе манипулирования стимулами, рассчитанными на удовлетворение потребностей.

4. Ретроспективный анализ социологических исследований ценностного отношения к труду позволяет утверждать, что начиная с середины 70-х годов прошлого века начинается этап деградации идеологически ориентированной ценности труда (труд на благо общества), отмеченный в исследованиях как преобладание инструментальных ценностей.

5. В переходе к отношениям наемного труда и обществу потребления можно выделить следующие этапы:

- этап хозрасчетных отношений (середина 80-х годов), означавший переход к социально-экономической самоорганизации работников, построенный на чисто материальных ценностях;

- изменение нормативных основ советской экономической культуры, связанный с принятием Законов «О собственности в СССР», «О кооперации в СССР», «Об индивидуальной трудовой деятельности в СССР», заложивших основы новых статусно-ролевых отношений на государственных предприятиях;

- этап приватизации государственных (1995 г.) предприятий, стратифицировавший общество по принципу отношения к собственности и поделивший работников ранее государственных предприятий («строителей коммунизма») на наемных работников и работодателей;

- этап институционализации отношений наемного труда (в настоящее время), главной особенностью которого является осознание наемными работниками своей новой социально-экономической роли в обществе, рефлексия ролевых интересов и переход к социально-экономической самоорганизации. 8

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретической и методической базами исследования явились труды отечественных и зарубежных исследователей процессов социально-экономического развития общества в условиях одновременной трансформации его политической и экономической систем. Основу методологии составили эволюционный и историко-генетический подходы с использованием теоретических разработок в области экономики, социологии, экономической социологии, социальной психологии, культурологии. В работе использованы результаты отечественных и зарубежных исследований, процессов становления, развития и трансформации социально-экономических систем.

Информационной базой исследования явились законодательные акты органов государственного управления, статистические данные Госкомстата, первичные статические материалы региональных органов управления и конкретных предприятий.

Полученные в диссертационном исследовании выводы и результаты основаны на современном исследовательском материале, монографиях, публикациях в периодических изданиях; научных докладах на семинарах и конференциях, посвященных проблеме социокультурных оснований перехода к отношениям наемного труда, а также на материалах собственных эмпирических исследований, проведенных под непосредственным руководством или при непосредственном участии автора.

Такие исследования проводились автором в течение более чем пятнадцати лет на предприятиях и в организациях Северо-Западного региона Российской Федерации.

Диссертационное исследование опирается только на ту часть нашей исследовательской работы, которая в наилучшей степени отражает концептуальный подход автора к социодинамике трансформационного процесса в области труда и трудовых отношений. Подробная характеристика эмпирической базы дается в соответствующем разделе диссертационной работы.

Научная новизна исследования

Научная новизна исследования состоит в методологической, концептуальной и эмпирической проработке основных социальных закономерностей становления отношений наёмного труда и разработке соответствующего инструментария для практической реализации предложенных положений в системе управления наёмным трудом на предприятиях.

К числу основных результатов относятся: 9

1. Сформировано и дополнено теоретико-методологическое представление о социально-экономических трансформациях с позиций артефактного опосредования хозяйственной деятельности. С этих позиций переход от планово-административной хозяйственной деятельности к экономике, построенной на рыночных принципах организации деятельности, может быть представлен как изменение типа экономической культуры.

2. Уточнен и развит понятийный аппарат, применяемый для социально-экономических исследований трудового и экономического поведения в тран-зитарном обществе. Уточнена коннотативная и денотативная некорректность используемых понятий.

3. С позиций артефактного опосредования проанализированы социологические, экономические и социально-экономические модели человека и сделан вывод о зависимости используемой модели от динамично изменяющейся системы деятельностного опосредования. Экономические трансформации, построенные на заимствовании систем ценностей и нормативной культуры, создают особую проблематику на уровне профессиональной подготовки и обучения различным видам деятельности, а игнорирование исходного состояния объекта реформирования на ценностно-мотивационном уровне осложняет переход на новые виды поведения в обозримой перспективе.

4. Дано социокультурное обоснование перехода к отношениям наемного труда в ходе экономических трансформаций. Переход к отношениям наемного труда рассмотрен на социетальном уровне — изменение основных принципов, законов и этических норм хозяйственной деятельности общества, институциональном уровне - появление новых социальных институтов таких, как частные и акционерные предприятия, биржи труда, рекрутинговые агентства, службы занятости; организационном уровне - изменение основополагающих принципов организационной культуры, устранение идеологии из системы управления трудом, появление новых социальных ролей (работодатель и наемный работник), изменения в оплате труда и оценке квалификации; личностном уровне - отказ от системы государственного патернализма, отказ от гарантированной занятости и социальной поддержки со стороны государства.

5. Переход к отношениям наемного труда проанализирован на теоретическом и эмпирическом уровнях на результатах конкретных социологических исследований ведущих отечественных ученых в области социологии труда и экономической социологии. Выделены четыре ключевых этапа такого перехода:

- этап деидеологизации и десакрализации труда, связанный с разруше

10 нием мифологического сознания советского человека (с 1956 года);

- этап перехода на хозрасчетные отношения в системе мотивации и оплаты труда, послуживший началом разрушения ценностей коллективизма;

- этап законодательного оформления перехода на отношения наемного труда, связанный с принятием Законов «О собственности в СССР», «Об индивидуальной трудовой деятельности в СССР», «О кооперации», и последовавшая затем приватизация государственных предприятий, положившая начало появлению новых социально-экономических ролей (работодатель и наемный работник), новых оснований стратификации общества и новой системы отношений наемного труда;

- этап институционального оформления новой системы отношений наемного труда.

Выделенные этапы образуют закономерность перехода от идеократии к обществу наёмного труда.

6. Проведено различие между социологическим и социотехническим подходами к экономическим трансформациям. Обосновано на теоретическом и эмпирическом уровнях, что трансформации 90-х годов носили манипуля-тивный характер и проводились по методологическим схемам социотехни-ки, ставившими целью достижение конечной цели преобразований не на основе социологической информации (знание о реальном состоянии объекта реформирования), а на основе манипулирования массовым сознанием при явном игнорировании исходной информации об объекте реформирования.

7. В связи с отношениями наемного труда проанализировано с исто-рико-генетических позиций содержание понятия «отчуждение труда». На основе анализа концепции отчуждения сделан вывод о том, что отношения наемного труда автоматически порождают четыре вида отчуждения: работник отчуждается от конечного продукта производства, результата своего труда, который принадлежит владельцу; работник отчуждается от других людей, которые становятся конкурентами за рабочие места; работник отчуждается от средств производства, которые, в отличие от советской государственной собственности, принадлежавшей «всем» и одновременно «никому», теперь принадлежат работодателю; работник отчуждается от самого себя, поскольку его труд становится только средством для удовлетворения потребностей — «рабочий вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя»1. С позиций отчуждения трудовые отношения на советских предприятиях не

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. I. С. 90.

11 имели ничего общего с отношениями наемного труда на современных предприятиях.

8. Обосновано, что переход от административных к социально-экономическим методам регулирования отношений наемного труда может осуществляться только на основе социального партнерства. На теоретическом уровне прослежено формирование института социального партнерства в работах Ж.-Ж. Руссо, Ш. Фурье, А. Сен-Симона, Дж. С. Милля, К. Маркса, Э. Дюркгейма, А. Маршалла, П. Сорокина и других социологов и экономистов, в которых убедительно доказано, что устойчивость общественной системы и эффективного развития рыночной экономики зависит прежде всего от характера взаимоотношений работодателей и наемных работников. Дополнительной гарантией такого сотрудничества, согласно рекомендациям МОТ, является участие государства, представляющего интересы общества в системе партнерских отношений. Механизм участия государства предусматривает совместные консультации при принятии государственных решений в социально-трудовой сфере, установление условий труда в порядке коллективного договорного регулирования, применение правовых норм на предприятиях с участием представителей работников.

9. На уровне методологического и эмпирического анализов трансформационного процесса в России доказано, что заимствованная в 90-е годы идея социального партнерства в форме трипартистской модели сомнительна и бесперспективна в силу отсутствия устойчивых ролевых социально-экономических интересов участников партнерских отношений. Вызвано это, прежде всего, тем обстоятельством, что в России практически нет культуры ролевого партнерства в отношениях наемного труда. Роли работодателя и наемного работника в отечественной экономике начали появляться с 1987 года, что практически исключает рефлексию понимания и принятия этих новых ролей и связанных с ними отношений. В то время как система трипартизма предполагает не только развитую ролевую идентификацию, но и длительный этап социально-экономической самоорганизации на ролевой основе.

Принятое в 1996 г. Постановление Правительства РФ «О реализации Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ» ориентировано на англо-саксонскую экономическую модель, предполагающую минимальное вмешательство государства в социально-экономические отношения. Очевидная несостоятельность принятой модели доказывает, что игнорирование социальных факторов в ходе экономических трансформаций приводит к профанации реальных трудовых отношений.

12

10. С социологических позиций проанализированы основные концепции трансформационного процесса. Отмечено, что происходящие изменения не укладываются в логику теории модернизации по двум основным пунктам - отсутствию среднего класса и наличию общенациональной мобилизационной идеи2. Практически все социологи отмечают, что современное российское общество - это общество смещенных вниз статусных позиций.

Рассмотрение трансформационного процесса с позиций кризисного состояния общества (Э. Дюркгейм) или близкой позиции социальной травмы (П. Штомпка) указывает на то, что происходящие трансформации это, прежде всего, культурная травма, разрушившая основания привычных символов, смыслов и значений социальной реальности.

Наконец, социокультурные концепции трансформаций (Ш. Айзен-штадт) утверждают, что все страны входят в общемировую систему своим особым путем, причем зависит это от стартового капитала страны и от намерения адаптироваться к макросистеме или вступить с ней в конфронтацию.

Из приведенного анализа сделан вывод о том, что Россия может выйти из состояния аномии только благодаря генерализованной ценности, разделяемой большинством. Попытки выйти из кризиса через принятие все новых и новых законов взамен неисполняющихся только усугубляют состояние аномии. Нормативный путь выхода из кризиса является тупиковым.

11. Доказано, что произошедший в 60-е годы отказ от идеологизации и сакрализации труда и выдвижение в качестве программной цели общества «все более полного удовлетворение потребностей» означал, по сути, переход от общества труда к обществу потребления. Превращение наемного работника в потребителя поставило перед обществом четыре проблемы:

- экзистенциальную - любой, существующий вне традиционной культуры или идеологии человек обречен видеть смысл жизни в потреблении;

- экономическую - в обществе потребления необходимо постоянно стимулировать возникновение новых потребностей, вводя с помощью рекламы людей в соблазн их приобретения, и организовывать производство новых товаров для удовлетворения искусственно раздуваемых потребностей;

- экологическую - состоящую в истощении и полном разрушении есте

2 Наумова Н. Ф. Рецедивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества. - М.: Эдито риал УРСС, 1999.

13 ственной среды обитания;

- социальную — общество стратифицировано по возможности обеспечить определенный уровень потребления. Чем выше уровень потребления, тем выше в системе стратификации стоит человек. Оценочный подход к потреблению порождает особый тип неудовлетворенности, основанный на сравнении собственного с более высоким уровнем потребления.

Попытка решить проблему потребления с помощью отказа от государственного патернализма и перехода к экономическому либерализму только усугубила ситуацию, создав два типа неудовлетворенности - неудовлетворенность, вследствие невозможности удовлетворять элементарные потребности (проблема бедности), и неудовлетворенность как следствие стратификации общества по уровню потребления.

12. Обобщены и переосмыслены в связи с концепцией трансформационного процесса как процесса перехода к обществу наемного труда и потребления результаты собственных эмпирических исследований различных сторон этого процесса, проводившиеся при непосредственном участии или под руководством автора в Северо-Западном регионе РФ.

Проведенные исследования обобщают в логике единого подхода к процессу трансформации этапы перехода на хозрасчетные отношения, приватизации государственных предприятий и институционализации отношений наемного труда.

Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались автором на научных, научно-практических конференциях, сессиях и семинарах. В их числе: на Всероссийской научно-практической конференции «Экономические проблемы перехода к рынку», 1994 г.; на научно-практической конференции «Социально-экономические проблемы предприятий при изменении формы собственности», 1995 г.; на Международной научно-практической конференции «Современные проблемы теории и практики управления персоналом», 2003 г.; на Ш-й Международной научно-практической конференции «Экономика и промышленная политика России», 2004 г.

Практическое значение исследования. Практическая значимость и апробация результатов исследования состоит в использовании теоретических разработок в учебном процессе в вузах по учебным курсам «Экономическая социология», «Экономическая психология», «Персонал-технологии», «Риски в управлении персоналом», в Программе фундаментальных исследований в 2004-2005 гг. по теме «Социальные резервы преобразования экономического потенциала регионов России» (№ Г.Р.01.2.001101805).

14

Практические рекомендации, разработанные на основе проведенных социально-экономических исследований, использованы органами регионального и местного управления городов Воркута, Оленегорск, Мурманск и Апатиты при разработке социальной политики в области занятости, мотивации и оплаты труда, а также предприятиями ООО «НОРД ТРАНС СЕРВИС»; ООО «Север-Цемент» (г. Воркута); ОАО МК Роснефть, Олене-горский горно-обогатительный комбинат ОАО «Олкон» (г. Оленегорск Мурманской области) при разработке стратегии социального и экономического развития, управления персоналом, согласовании интересов наемных работников и работодателей при подписании коллективных договоров и соглашений.

Структура работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и списка использованной литературы.

15

Похожие диссертационные работы по специальности «Экономическая социология и демография», 22.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Экономическая социология и демография», Саакян, Армен Коляевич

результаты исследований.

Основываясь на этих положениях, мы можем утверждать, что переосмысление полученной в социологических исследованиях информации на основе нового концептуального подхода может дать принципиально иное объяснение как полученному результату, так и развитию социальной ситуации.

Эти допущения позволяют нам предложить собственную концепцию трансформационного процесса применительно к области труда и социально-трудовых отношений. В целом, весь трансформационный процесс в данной области может быть представлен как переход от идеократического общества, в котором труд на благо страны выступал в качестве ведущей ценности для всех идеологических, организационно-экономических и правовых институтов советского общества, к обществу наемного труда и потребления, в котором труд не имеет ни сакральной, ни идеологизированной ценности, а рассматривается в качестве источника удовлетворения индивидуальных потребностей.

В самом процессе трансформаций можно выделить как ряд этапов или ключевых поворотных моментов, так и ведущую социальную группу, направлявшую и непосредственно проводившую изменения.

Поскольку советская идеократия строилась (как это убедительно показал JI. Ионин) по законам мифа, то с сегодняшних позиций очевидно, что скрепляющая все это здание мифологическая картина общества была его основой. Система воспитания, сориентированная соответствующим образом, достаточно успешно справлялась со своей задачей, формируя мировоззрение на основе ценностей социалистического общества. Одним из краеугольных камней этой системы ценностей была вера в безошибочность и правильность управления обществом. Авторитаризм периода расцвета держался на вере людей в то, что они строят новое, более справедливое общество, а те, кто управляет, знают, как это нужно делать. Такая вера была основной частью мифологии, начинавшейся с изучения единственно верной, все объясняющей теории исторического материализма и заканчивавшейся решениями последнего съезда партии. Естественно, что все изложенное в мифе воспринималось как реальность - такова психологическая природа мифа.

С другой стороны, мифологическая картина мира не выдерживает критики. Герои мифа не могут «ошибаться» и принимать неверные решения. В связи с этим начало этапа деградации имеет точную дату - 1956 год, XX съезд КПСС, доклад Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях». С этого момента начинается деградация системы ценностей советского общества.

Если прослеживать влияние этого момента на ход сегодняшних экономических трансформаций, то можно отметить, что он разделил общество на

181 три поколения:

- поколение, не принявшее изменений в системе ценностей и сохранившее в неприкосновенности мифологическую картину мира (как правило, это люди, которым в настоящее время за семьдесят лет, составляющие самый значительный процент участвующего в выборах населения);

- поколение, так называемых «шестидесятников», не прекращавшее попыток «подлатать» миф о построении нового общества, включить в социалистическую хозяйственную систему такие понятия, как «экономические интересы» (при отсутствии экономики), «чувство хозяина» (при отсутствии собственности), «хозяйственный расчет» (при неработающих стоимостных измерителях) и т. д. Это поколение выступило основным идеологом необходимости трансформации планово-административной экономики; и до сих пор сохраняет веру в возможность перехода от социалистической к «социально ориентированной экономике»;

- поколение, воспитывавшееся в 70-е годы, люди с так называемым «двойным сознанием», отделившие реальность от мифологической картины, знающие, что происходит « на самом деле» и что об этом «необходимо говорить», т. е. поколение людей, непосредственно участвующее в трансформациях 90-х годов и получившее максимальные выгоды в ходе трансформаций.

Одновременно с раскачиванием системы ценностей была произведена и подмена целей построения коммунистического общества. Произошло смещение акцента из идеологической области в область хозяйственной деятельности. Декларируемое коммунистическое общество (всегда являвшееся основной официальной ценностью и конечной целью развития) теперь стало рассматриваться как общество «с более высоким уровнем жизни» и «полным материальным благосостоянием». Таким образом, акценты и приоритеты из идеологической сферы были перенесены в область хозяйственной деятельности.

Такой переход имел следующие, негативные для сложившейся экономической культуры последствия:

1) стремление к материальному благополучию из официально осуждаемой стало позитивной ценностью, а это означало для многих людей появление новых интересов и новой области для применения сил;

2) появилась прямая зависимость между финансированием той или иной отрасли из государственного бюджета и включением ее в программу партии, как «крайне важного для построения коммунизма направления развития». Это означало появление корпоративно-отраслевых интересов в системе управления и принятия решений на самом высоком хозяйственном уровне.

Кроме социальных, это решение имело и чисто экономические послед

182 ствия. На распределение ресурсов, помимо идеологических, стали влиять и корпоративные интересы, что в конце концов и привело к таким диспропорциям в распределении ресурсов, исправление которых равнозначно созданию новой экономики.

Одновременно с изменением в системе ценностей и приоритетов произошли изменения и в нормативных правилах регулирования хозяйственной деятельности.

Был провозглашен переход к «ленинским нормам партийной жизни», практически означавший отказ от репрессивных форм регулирования в экономике. Последствия этого шага были весьма значительны. За годы расцвета советской экономики была создана так называемая «номенклатура» - категория партийно-хозяйственных руководителей, осуществлявшая управление экономикой на основе жесткого идеологического контроля под постоянным прессингом репрессивных мер за несоблюдение этических норм хозяйствования (естественно, норм партийной этики). Эта этика предполагала разведение хозяйственного и партийного управления, которое можно реализовать только при условии жесткого идеологического контроля. Снятие такого контроля могло означать только начало этапа срастания хозяйственного и политического, властного управления, т. е. переход от бюрократических к мафиозным способам регулирования. Процесс «размывания» бюрократической этики затронул экономическую культуру только на уровне партийно-хозяйственного управления. Прежде всего, это отразилось на плановой системе принятия и исполнения хозяйственных решений, так как за этими решениями всегда стояла мощная система идеологических и административных санкций. Без такого механизма плановое регулирование экономики просто невозможно реализовать. План был экономическим стержнем системы. Постепенное ослабление санкций сделало возможным процесс «согласования» и «корректировки» плановых решений, т.е. плановое регулирование также стало объектом корпоративно-мафиозной игры.

На уровне массовой экономической культуры начался длительный процесс размывания моральных ценностей эпохи социализма. Как мы уже отмечали, начиная с 60-х годов и вплоть до этапа гласности и перестройки система воспитания начинает формировать людей с «двойным сознанием». Миф, лишенный веры, становится фантомом. Необходимо делать вид, что эта вера имеется, и играть по сохранившимся правилам - поскольку новых правил нет, так как нет новой системы ценностей. Особенно сильное влияние данный процесс оказал на мотивацию труда.

Как уже говорилось выше, на этапе расцвета советской экономики мотивация к труду держалась в основном на системе воспитания и идеологических ценностях социализма. С кризисом системы ценностей начинаются по

183 пытки сочетать идеологические и экономические методы мотивации труда. Сразу отметим, что такое сочетание, в принципе, невозможно. Нельзя оценивать советскую систему хозяйствования, исходя из экономических критериев. Советское государство недоплачивало всем, создавая принципиально новый тип мотивации и отношения к труду. В этой системе эффективно работали такие мотивы, как патриотизм, построенный на преданности работника своему делу, коллективу, стране, необходимости изготавливаемого продукта народному хозяйству.

Этот тип мотивации был характерен для эпохи расцвета советской экономики. С конца 50-х годов он стал эффективно дополняться профессиональной мотивацией — труд стал рассматриваться как возможность для работника реализовывать свои знания, умения, интересы. Государство на этом этапе вкладывало значительные средства в поиск и развитие способностей и потенциальных возможностей каждого человека. На этом этапе сама постановка вопроса: «Нам недоплачивают!» - была нелепостью.

С размыванием системы ценностей и нормативной культуры социализма появляется и начинает приобретать все большее значение «инструментальная» мотивация - труд начинает рассматриваться работниками как источник различного рода благ (зарплаты, жилья, мест в детских садах, дачных участков, дефицитных товаров и прочих благ, которые выступают в качестве вознаграждения за труд). Инструментально ориентированного работника интересует почти исключительно цена, которую можно получить за ту или иную работу.

С переходом к этому типу мотивации появляется процесс «текучести кадров», продолжавшийся вплоть до 90-х годов и серьезно «раскачивавший» советскую систему оплаты труда. В основе этого процесса лежала возможность работника переходить на другое место работы с более высокой оплатой труда. Как правило, такой переход был связан с формальным повышением квалификационного разряда работника, так как такое повышение было единственным официально разрешенным способом повышения зарплаты конкретному работнику при сохранении общего фонда оплаты труда.

Эти три типа мотивации носят позитивный характер, в том смысле, что ценности, связанные с самим трудом или получаемые в обмен на него, способствуют активному и эффективному трудовому поведению работников.

Однако тридцатилетний процесс деградации системы и те негативные (с экономических позиций) моменты, которые были заложены при ее создании, привели к массовому распространению так называемого «люмпенизированного» работника»1.

1 Герчиков В. И. Люмпенизация работника — тормоз на пути к рынку. Социология труда в новых условиях. -Самара, 1993. - С. 81-93.

184

К числу негативных моментов, заложенных в систему при ее создании, можно отнести разрушение социальной и профессиональной структур общества и постоянную борьбу с любыми формами самостоятельной экономической активности населения, завершившуюся в начале 30-х годов единственно возможной формой экономической активности — работой по найму у государства.

Второй негативный момент - административно-командная система управления и созданная им система государственного патернализма, в отличие, к примеру, от японского, никак не может рассматриваться как составляющий или дополняющий элемент системы рыночных отношений, служащих повышению эффективности производства. Основная черта советского патернализма — это обмен «заданной трудовой активности работника на возможность удовлетворения лимитированных жизнеобеспечивающих потребностей».

Причем, в силу перечисленных выше причин, увеличение трудовой активности работника не влекло за собой адекватного увеличения приобретаемых материальных благ, количество которых заранее предопределено фондом оплаты, социальной инфраструктурой предприятия и планово-административной системой изготовления определенного количества вещей.

При таком патернализме работник связывает возможность удовлетворения своих потребностей не со своей трудовой активностью, а со своей статусно-ролевой позицией, отражающей степень его конформности к административной системе предприятия. Такой работник не только не знает реальной стоимости своей рабочей силы, но и не хочет ее узнать, стремясь любой ценой удержаться за свое рабочее место на предприятии. Последнее стало особенно очевидным в 1993-1998 гг. Люди продолжали выходить на работу при отсутствии и работы, и зарплаты.

Можно считать, что к началу реальных трансформаций социально-экономических отношений эпохи социализма «люмпенизированный работник» составлял большинство в советских организациях. По оценкам, общая численность люмпенизированных слоев среди работников промышленности составляла 50-60 %, в том числе среди рабочих - около 50 %, среди специалистов предприятий, отраслевых НИИ и КБ — до 70 %, среди руководителей -25-30 %.

Основными чертами поведения такого работника считались:

- отсутствие какой-либо активности по своей инициативе и негативное отношение к активности других;

- низкая ответственность и стремление уклониться от любого дела, требующего личной ответственности;

- рестрикционизм, постоянное стремление минимизировать свои тру

185 довые усилия, отсюда необходимость постоянного контроля за работой и привычка работать только при наличии контроля;

- как правило, такой работник имел среднюю квалификацию и не стремился ее повышать;

- его больше всего устраивала система уравнительного распределения, и поэтому он был согласен на достаточно низкий заработок, лишь бы никто другой не получал больше;

- зависимость от руководителя, принятие этой зависимости, поиск любых возможностей для доказательства своей лояльности и ответное требование постоянной заботы о себе и своих нуждах со стороны руководителя.

Очевидно, что к началу этапа трансформаций сложился устойчивый альянс между сформированным советской экономической культурой типом работника и административно-командной системой управления, а поскольку советская экономика обладала автомодельным эффектом, то сложившаяся культура экономических отношений была одинакова для организаций любого уровня.

Этот альянс был особенно очевиден в области управления персоналом:

- под любую планируемую модернизацию производства моментально выдвигался план увеличения численности и заработной платы, который практически всегда удовлетворялся;

- повышение квалификации персонала было заранее спланировано и закреплено за учебным заведением каждого Министерства;

- мотивация люмпенизированного работника не представляла особых сложностей, так как «невозможность» увеличить оплату или предоставить иные блага работнику логично обосновывалась действующей системой, к которой, по меньшей мере, требовалось проявить лояльность;

- на предприятиях действовали две организации: партийная и профсоюзная. Любая иная форма самоорганизации требовала официального разрешения. Все конфликтные вопросы решались на уровне этих двух организаций:

- тандем «администрация - партком» достаточно успешно решал все возникающие проблемы, пользуясь наработанной за годы деградации социо-техникой (повышение в должности, сокращение отдела, перевод на административную работу, предоставление правительственных наград и т. д.).

Результатом этого альянса стала деградация советской экономической системы, выразившаяся в снижении производительности труда, стагнации, безответственности, появлении особых форм трудового поведения.

Таким образом, в ценностно-мотивационном аспекте динамика советской экономической культуры может быть представлена следующим образом:

186

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На сегодняшний день очевидно, что, в силу асинхронности правовых, экономических и социальных процессов в трансформирующемся обществе, отношения наёмного труда оказались на периферии научных интересов исследователей социально-экономических процессов современного общества. До настоящего времени отсутствует научное осмысление трансформаций не с позиций перехода от автократического к демократическому обществу или с позиций перехода от планово-административной к либеральной экономике, а с позиций перехода от идеократического общества - к обществу наёмного труда и потребления. В связи с этим в нашей работе мы были вынуждены начать процесс исследования с методологических вопросов, способных объяснить логику перехода от идеократии к обществу наёмного труда на основе происходящих de facto заимствований из американской и европейской экономической культуры.

В этом вопросе мы опирались на методологию деятельностного подхода, и в частности на теорию артефактного опосредования деятельности, согласно которой развитие деятельности происходит на трех уровнях: уровне первичных артефактов, составляющих среду обитания современного человека, уровне вторичных артефактов, включающих программы обучения различным видам деятельности, и уровне третичных артефактов, или «правил игры», по которым происходит взаимодействие субъектов хозяйственной деятельности. При этом сам человек является продуктом артефактного опосредования деятельности в той или иной культуре, что ограничивает возможность заимствования правил организации хозяйственной деятельности из другой культуры. Очевидно, что такое заимствование неминуемо создает проблемы на уровне вторичных артефактов - программ обучения и подготовки для различных видов деятельности и на уровне третичных артефактов, так как отвергаемые «правила игры» достаточно глубоко укоренились в культуре. Этот последний вывод заставил нас рассмотреть проблему со стороны социокультурных изменений и проследить динамику функционирования экономической культуры на социетальном, затрагивающем основные принципы хозяйственной деятельности общества, уровне — там, где функционируют законы, правила, этические нормы хозяйственной деятельности, отношение к труду, социально-экономическому расслоению и целый ряд других факторов, определяющих поведение людей на макроэкономическом уровне; на институциональном уровне, связанном с появлением новых экономических институтов общества; на организационном уровне, т. е. там, где, собственно, происходят основные изменения в экономическом поведении, вызванные новыми «правилами игры»; на личностном уровне, где отказ от системы государ

270 ственного патернализма предоставил возможность человеку самому выбирать способ экономического поведения в условиях рынка в обмен на отказ государства гарантировать сохранение работы или социальную поддержку на минимальном уровне удовлетворения потребностей. Эта последняя проблема была рассмотрена нами более подробно на теоретическом (объяснение через «русский национальный характер», через социокультурный феномен «советский человек» и через репрезентативный тип культуры) и на эмпирическом уровне, где динамика трансформационного процесса прослежена нами на основе социологических исследований 90-х годов.

Рассмотрев проблему на методологическом уровне, мы были вынуждены перейти на уровень исследования расширения рыночных отношений на сферу труда и роли государства в регулировании отношений наемного труда. Поскольку в начале трансформационного процесса перед инициаторами реформ стояла проблема выбора варианта или модели заимствования, мы рассмотрели подробно три макроэкономических модели государственного вмешательства в регулирование отношений наемного труда: марксистскую модель и проблему отчуждения труда, кейнсианскую модель государственного вмешательства в экономические процессы и модель либеральной экономики фон Хайека. На основе проведенного анализа мы пришли к выводу, что избранная для заимствования модель, - либеральная экономика, - в наименьшей степени соответствовала социокультурным особенностям общества. В связи с этим многие из образцов заимствований просто не работают в отечественной экономике. В качестве примера подробно рассмотрен институт социального партнерства, адекватно работающий в экономиках ведущих стран Европы и превратившийся в полную профанацию в области регулирования трудовых отношений в экономике отечественной. Нами на основе ролевой теории личности предложено объяснение создавшейся ситуации.

С другой стороны, выбор направления изменений, сделанный авторами реформ в начале 90-х годов, был практически предопределен логикой отказа от идеократических принципов развития общества и перехода к обществу потребления. Нами выделены следующие этапы этих изменений:

- этап десакрализации мифологического сознания советского человека;

- этап отхода от идеологизации «труда на пользу общества» и «для построения коммунизма» и переход в ценностном плане на отношение к труду как средству «удовлетворения потребностей»;

- этап перехода на хозрасчетные отношения (середина 80-х годов) между государством и созданными им организациями, следствием которого стало полное крушение моральных принципов ведения хозяйственной деятельности и переход к социально-экономической самоорганизации, построенной на материальных интересах и взаимозависимостях;

271

- изменение нормативных основ советской экономической культуры, связанный с принятием новых законов о собственности и кооперации (1986 г.) и заложивший основы новых статусно-ролевых отношений на государственных предприятиях;

- этап приватизации государственных предприятий, стратифицировавший общество на основе отношений собственности и поделивший его на работодателей и наемных работников;

- этап институционализации отношений наемного труда.

Последние четыре из выделенных этапов перехода к обществу наемного труда и потребления определяются как единым концептуальным подходом, так и результатом собственных эмпирических исследований, проведенных нами в Северо-Западном регионе РФ.

В ходе теоретического анализа и эмпирического исследования нами подробно рассмотрены следующие вопросы, определяющие социальные закономерности перехода к отношениям наёмного труда.

1. Отношения наёмного труда автоматически порождают проблему отчуждения труда.

Несмотря на то, что процедура найма и увольнения работника на советских предприятиях давала формальные основания считать советского человека «наёмным работником», государственная собственность на средства производства по своей глубинной сущности была формой общественной собственности. В этом случае между работодателем (государством в лице уполномоченного им директора) и работником возникали отношения, ничего общего не имеющие с отношениями наёмного труда.

Современный наёмный работник отчужден от средств производства, которые реально принадлежат владельцу - физическому лицу; отчужден от других людей, которые выступают в качестве конкурентов за рабочие места; отчужден от целей деятельности, так как результат его работы принадлежит работодателю.

В проведенных нами эмпирических исследованиях проблема отчуждения прослеживается в отчетливом понимании наёмными работниками принадлежности средств производства конкретному лицу (57 % респондентов) и только 2 % считают, что средства производства «принадлежат тем, кто работает».

2. Переход к отношениям наёмного труда означает одновременно отказ от патерналистской модели удовлетворения потребностей, при которой государство брало на себя обязательство удовлетворения «социальных потребностей», т. е. потребностей, признаваемых необходимыми и достаточными на данном уровне социально-экономического развития, и движение в сторону общества потребления, при котором удовлетворение индивидуальных потребностей наёмного работника рассматривается в качестве основного моти

272 ва и цели его деятельности.

Отмечается, что переход к потребительскому обществу ставит следующие проблемы:

- экзистенциальную, состоящую в том, что любой живущий вне традиционной культуры и идеологии человек обречен видеть смысл жизни в потреблении;

- экономическую, состоящую в необходимости постоянно стимулировать возникновение новых и новых потребностей и увеличивать объемы производства с целью их удовлетворения;

- экологическую, состоящую в разрушении естественной среды и истощении природных ресурсов;

- социальную, проявляющуюся в стратификации общества по уровню потребления, что ведет к невозможности для значительной части населения удовлетворять элементарные потребности (проблема бедности).

С переходом к обществу потребления труд окончательно утрачивает ценностный характер и основным стимулом к труду становится его оплата. В результате чего управление трудом наемного работника превращается в со-циотехнику манипулирования стимулами с тем, чтобы вызвать адекватное экономическое поведение.

Отмечено, что движение к обществу потребления во многом предопределило социальные закономерности и направленность трансформаций. В качестве основных шагов выделены:

- отказ от умеренного потребления и переход к идеологии построения коммунистического общества на основе «более полного удовлетворения потребностей»;

- отказ от патерналистской модели и переход к хозяйственному расчету с целью стимулировать увеличение потребления за счет хозяйственной деятельности организаций;

- принятие законов о собственности, о кооперации и индивидуальной трудовой деятельности, предоставивших возможность удовлетворения потребностей за счет получаемого дохода а не заработной платы;

- приватизация государственных предприятий как источник криминального обогащения незначительной части населения, наглядно показавшая, что стремление к потреблению невозможно остановить, и в отечественной культуре нет никаких моральных, ценностных, этических и иных факторов, способных это сделать.

3. С отказом государства от функции единственного работодателя для всего трудоспособного населения страны встал вопрос о переходе от административных к социально-экономическим методам регулирования трудовых отношений. В качестве способа такого регулирования была заимствована

273 идеология социального партнерства - способ согласования интересов наёмных работников и работодателей в целях обеспечения социального мира. Однако перейти от советской практики регулирования социально-трудовых отношений, построенной на идеологии гармонии интересов между всеми субъектами трудовых отношений, к развитой системе социального партнерства невозможно. Работодатели не проявляют никакой особой активности в социально-трудовой сфере.

В настоящее время в стране насчитывается более 60 общероссийских объединений предпринимателей, но практически никто из них не вступает в прямые отношения с профсоюзами. Профсоюзы, в лице Федерации независимых профсоюзов России, не могут в настоящее время рассматриваться как представители всех наёмных работников в связи со значительным сокращением членов профсоюза и падением престижа профсоюзов.

Государство и местные органы власти выступают в качестве субъекта, определяющего правила использования рабочей силы в регионе, т. е. легитимизирует те виды отношений между работодателями и наёмными работниками, которые считаются наиболее желательными.

По результатам наших исследований 67 % респондентов работают в организациях, не имеющих профсоюза и только 9 % регулярно участвует в деятельности профсоюза. Очевидно, что в настоящее время права наёмного работника в организации никем не защищены. 38 % респондентов считают, что не имеют возможности отстаивать свои права, еще 20 % считают, что возможности незначительны.

Проведенные нами методологический, теоретический и эмпирический анализы проблемы перехода от идеократического общества к обществу наёмного труда и потребления позволяют нам утверждать, что современное общество стоит у истоков проблемы институционализации отношений наёмного труда.

На сегодняшний день можно выделить следующие факторы, которые будут определять динамику процесса:

- самоорганизация работников наёмного труда, построенная на оценке своей новой социальной роли в обществе, рефлексии ролевых интересов и противопоставлении их интересам государства и работодателей;

- степень включенности работников в отношения собственности;

- понимание наёмными работниками степени своего отчуждения от средств производства и целей деятельности предприятий и организаций;

- способность современного менеджмента управлять наёмным трудом на основе манипулирования стимулами.

Естественно, что каждый из факторов имеет собственную динамику развития, а их совместное действие будет определять процесс перехода к развитым формам отношений наёмного труда.

274

Список литературы диссертационного исследования доктор социологических наук Саакян, Армен Коляевич, 2007 год

1. Алексеева В. Г. Молодой рабочий. М.: Мысль, 1983. - 222 с.

2. Алешина И. В. Поведение потребителей. М.: Фаир-пресс, 1999. - 376 с.

3. Андреев В. Н. Социальная инфраструктура предприятия как инструмент повышения эффективности хозяйствования / В. Н. Андреев, А. С. Изотов // Современные проблемы менеджмента: Сб. науч. работ. СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 1997. - С. 7-18.

4. Ахиезер А. Специфика социокультурных исследований (на примере российской государственности) // Рубежи. 1996. - № 6. - С. 135-145.

5. Балацкий Е. В. Искажение разновесных цен на рынках макрофакторов // Труд и занятость в России. М.: Инфра, 2001.

6. Бартенев С. А. История экономических учений. М.: Юристъ, 1998.

7. Бедность: альтернативные подходы к определению и измерению. М.: Московский центр Карнеги, 1998. - 282 с.

8. Белокирная Г. П. Социальная адаптация рабочих в трансформирующемся обществе: основные положения программы и некоторые результаты исследования / Г. П. Белокирная, A. JI. Темницкий // СОЦИС. 2000. -№4.-С. 89.

9. Бердяев Н. А. Русская идея // Вопросы философии. — М., 1990. № 1. -С. 89.

10. Бердяев Н. А. Судьба России. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 240 с.

11. Блонский П. П. Избранные педагогические и психологические сочинения. М.: Просвещение, 1964. - 547 с.

12. Болтански JI. Социология критической способности / JI. Болтански, Л.Тевено // Социология и социальная антропология. 2000. - Т. 3, № 3. -С. 66-83.

13. Борисов В. А. Об изменении статуса рабочих на предприятии / В. А. Борисов, И. М. Козина // Социологические исследования. 1994. - № 11.-С. 16-29.

14. Бороноев А. О. Россия и русские: характер народа и судьбы страны / А.О. Бороноев, П. И. Смирнов. СПб.: Лениздат, 1992. - 144 с.

15. Бруннер К. Представление о человеке и концепция социума: два подхода к пониманию общества // THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. М.: Начала Пресс, 1993. Вып. 3.

16. Булгаков С. Н. Философия хозяйства. -М.: Наука, 1990. 415 с.

17. Булынин А. М. Ценностные ориентации в профессиональном становлении. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во ГПИ, 1995.

18. Бьюкенен Дж. Конституция экономической политики. Расчет свободы-М.: Таурус Альфа, 1997. Т.1. 556 с.

19. Бюджетное послание Президента РФ В. В. Путина «О бюджетной политике на 2001 год и на среднесрочную перспективу» от 31 мая 2000 года // АКДИ. Экономика и жизнь. 2000, июнь.

20. Вайзе П. Homo economicus и homo sociologicus: монстры социальных наук // THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. М.: Начала Пресс, 1993. — Вып. 3.

21. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. -М.: Прогресс, 1990. С. 44-344.

22. Волков Ю. Е. Рабочее движение в условиях перехода к экономике смешанного типа // СОЦИС. 1991. - № 12. - С. 75-78.

23. Выготский JI. С. Мышление и речь. Психологические исследования. -М: Лабиринт, 1996.-451 с.

24. Выготский JI. С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 3: Проблемы развития психики. М.: Педагогика, 1983. - 366 с.

25. Гайдар Е. Богатые и бедные. Становление и кризис системы социальной защиты в современном мире. Ст. 1 // Независимая газ. 2004, 15 дек.

26. Гайдар Е. Логика реформы // Вопросы экономики. -1993. № 2.

27. Гальперин В. М. Макроэкономика: учебник / Гальперин В. М., Гребенников П. И., Леусский А. И., Тарасевич Л.С.; Общ. ред. Л. С. Тарасевича. СПб.: Экономическая школа, 1994. - 348 с.

28. Гальперин В. М. Макроэкономика: учебник / Гальперин В. М., Гребенников П. И., Леусский А. И., Тарасевич Л. С. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1997.-348 с.

29. Гегель Г. В. Ф. Сочинения. М., 1959. - Т. 7.

30. Генкин Б. М. Экономика и социология труда. М.: Норма, 1998. - 373 с.

31. Герчиков В. И. Люмпенизация работника — тормоз на пути перехода к рынку: постановка проблемы // Социология труда в новых условиях. -Самара, 1992. С. 82-94.

32. Гидденс Э. Социология. М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 703 с.

33. Голов А. А. Психологическое состояние россиян и его факторы // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены: Информационный бюллетень. 1995. -№ 1. - С. 26-27.

34. Гуревич А. Исторический образ Европы // Вестник Европы. 2004. - № 2.

35. Давыдов Ю. Н. Российская ситуация в свете веберовского различения двух типов капитализма // Россия: трансформирующееся общество / Под ред. В. А. Ядова. М.: КАНОН-пресс-Ц, 2001.

36. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. СПб: Глагол, 1995. - 513 с.

37. Данилова 3. А. Некоторые способы адаптации населения к новой социально-экономической ситуации // Социальные проблемы труда в совре276менном обществе: Материалы конференции. СПб., 1999.

38. Дедов JL О марксистской политической экономии и неоклассической экономической теории // Общество и экономика. 2003. - № 12. -С. 133-145.

39. Дейнека О. С. Экономическая психология: социально-политический аспект. СПб.: Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2005. - 158 с.

40. Динамика социального самочувствия россиян / П. М. Козырева и др. // Россия: трансформирующееся общество. М.: Канон-пресс-Ц, 2001. -С.243-255.

41. Дихтль Е. Практический маркетинг / Е. Дихтль, X. Хершген. М.: Ин-фра-М, 1996.-255 с.

42. Долан Э. Рынок: микроэкономическая модель / Эдвин Дж. Долан, Дей-вид Е. Линдсей. СПб.: Автокомп, 1992. - 496 с.

43. Дорин А. В. Экономическая социология. Минск: Экоперспектива, 2001.-254 с.

44. Дьяконов И. М. Пути истории. М.: Вост. лит., 1994. - 384 с.

45. Егоршин А. П. Управление персоналом. Н. Новгород: НИМБ, 1997. -606 с.

46. Езеби А. Вмешательство государства в экономику и социальную сферу // Экономика и менеджмент: франко-российское сотрудничество в Нижнем Новгороде и в Санкт-Петербурге. СПб., 1994.

47. Залесский Г. Е. Психологические вопросы формирования убеждений. -М.: Изд-во МГУ, 1982. 119 с.

48. Заславская Т. И. Доходы работающего населения России. Ч. 2. Д инамика и дифференциация доходов // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены / ВЦИОМ. -1996. № 6.

49. Заславская Т. И. Новые данные о доходах россиян // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены / ВЦИОМ. -1995. -№ 4. -С. 7-15.

50. Заславская Т. И. О социально-трансформационной структуре российского общества // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2000. - № 1.

51. Заславская Т. И. Социология экономической жизни: очерки и теории / Т.И. Заславская, Р. В. Рывкина. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1991.-446 с.

52. Захарова О. Д. Геополитические аспекты депопуляции в России / О. Д. Захарова, Л. Л. Рыбаковский // Социологические исследования. 1997. -№6.-С. 46-54.

53. Звегинцев В. А. История языкознания XIX-XX вв. Ч. 1. М., 1964.

54. Зорская Н. А. Психологический климат в трудовых коллективах // Мони277торинг общественного мнения: экономические и социальные проблемы: Информационный бюллетень. 1993. - № 7. - С. 30-31.

55. Зубова Л. Г. Представление о бедности и богатстве // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены / ВЦИОМ. -1996.-№4.-С. 40-47.

56. Зубова Л. Г. Социальное расслоение в России // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены / ВЦИОМ. -1995. -№3.

57. Илларионов А. Как великан стал карликом, а сверхдержава «слаборазвитой» страной Электронный ресурс. // http://www.forum.msk.ru/files.

58. Ильин В. Аппарат профсоюзных органов в социальном пространстве России // Профсоюзное пространство современной России / Под ред.

59. B.Борисова, С. Кларка. М.: ИСИТО, 2002. - 331 с.

60. Ионин А. Г. Социология культуры. М.: ГУВШЭ, 2004. - 427 с.

61. Истоки: вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. Вып. 1.- М.: Экономика, 1989.

62. Кабалина В. Муниципализация социальной инфраструктуры в период реформ / В. Кабалина, Т. Сидорина // Общество и экономика. 1999. -№9.-С. 64-92.

63. Кайлоу Р. Россия: реформирование трудовых отношений и стратегия социального диалога // Проблемы теории и практики управления. — 1995. -№6.-С. 115-120.

64. Кара-Мурза С. Краткий курс манипуляции сознанием. М.: Алгоритм, 2003.-444 с.

65. Касьянова К. О. О русском национальном характере. М.: Ин-т нац. модели экономики, 1994. - 367 с.

66. Кемпински А. Психология неврозов. Варшава: Польское медицинское изд-во, 1975.

67. Кирдина С. Институциональные матрицы и развитие России. 2-е изд., перераб. М.: Теис, 2000. - 213 с.

68. Клейнер Г. Б. Особенности процессов формирования и эволюции социально-экономических институтов в России: Препринт. М.: Центральный экономико-математический институт РАН, 2001.

69. Климова С. Г. Новые предприниматели и старая культура / С. Г. Климова, Л. В. Дунаевский // Социологические исследования. 1993. - № 5.1. C. 64-69.

70. Козлова Т. 3. Самоиндентификация некоторых социальных групп по тесту «кто я» // Социологические исследования. 1995. - № 5. - С. 107.

71. Комозин А. Н. Шоковая экономика: тенденции общественного мнения населения России // Социологические исследования. 1993. - №11.278

72. Кондратьев В. Ю. Экономическая социология: поиск междисциплинарных оснований // Социологические исследования. 1993. - № 8. -С.57-62.

73. Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической статистики и динамики: предварительный эскиз. -М.: Наука, 1991. 570 с.

74. Корнай Я. Дефицит. М.: Наука, 1990. - 607 с.

75. Корнай Я. Социалистическая система. Политическая экономия коммунизма. -М.: Вопросы экономики, 2000. 672 с.

76. Коул М. Культурно-историческая психология: наука будущего. М.: Ко-гито-Центр, 1997.-431 с.

77. Кравченко А. И. Социология. Екатеринбург: Деловая книга; М.: Логос, 1999.-384 с.

78. Крамник К. К. Имидж реформ: психология и культура перемен в России. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1995. - 118 с.

79. Красильщиков В. А. Модернизация и Россия на пороге XXI века // Вопросы философии. 1993. -№ 7.

80. Кризисный социум: Наше общество в трех измерениях / Под ред. Н. Лапина, Л. Беляевой. М.: Институт философии РАН, 1994.

81. Курланд Н. Наемный труд и собственность / Норманн Курланд, Майкл Грини. -М.: Инфра-М, 1996.

82. Левада Ю. «Средний человек»: фикция или реальность? // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 1998. -№2.-С. 7-12.

83. Левитан М. И. Социально-психологические аспекты предпринимательства. -М.: Луч, 1993.

84. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Смысл, 1978. -246 с.

85. Лосев А. Ф. Диалектика мифа // Миф, число, сущность. М., 1994. -919с.

86. Лосский Н. О. Характер русского народа. М.: ИСРПЦ: Даръ, 2005. -336 с.

87. Льюис Р. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию М.: Дело, 1999. - 439 с.

88. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. 1. М.: Гос. изд-во политической литературы, 1950. - 794 с.

89. Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. Т. 46. Ч. I- М.: Гос. изд-во политической литературы, 1968 и Ч. 2. 1969. - 618 с.

90. Маркс К., Энгельс Ф. Полное собрание сочинений. Т. 23. М., 1960. -908 с.

91. Маркс К., Энгельс Ф. Полное собрание сочинений. Т. 26, Ч. 1 -М., 1962.279-477 с.

92. Маршалл А. Принципы политической экономии. Т. 2. М.: Прогресс, 1984.-310 с.

93. Маршалл А. Принципы экономической науки. М.: Прогресс, 1993. -415 с.

94. Межуев В. М. Проблемы философии и культуры: Опыт историко-материалистического анализа / Под ред. В. Г. Келле. М.: Мысль, 1984. -325 с.

95. Мелвиль А. Ю. Опыт теоретико-методологического синтеза структурного и процедурного подхода к демократическим традициям // Политические исследования. 1998. -№ 2.

96. Менар К. Экономика организаций. М.: ИНФРА-М, 1996. - 159 с.

97. Менеджмент и экономика труда: англо-русский толковый словарь. -СПб.: Экон. школа, 2004.

98. Мескон М. X. Основы менеджмента / М. X. Мескон, М. Альберт, Ф. Хе-доури. М.: Дело, 1998. - 799 с.

99. Место профсоюзов в системе регулирования трудовых отношений / Под ред. П. Бизюкова. -М.: ИСИТО, 2004. 146 с.

100. Милль Дж. Ст. Основы политической экономии. Т. 2. М.: Прогресс, 1980.-480 с.

101. Михайловская Н. Метафорические модели инструмент для сравнительного изучения организационной культуры // Бизнес и образование. -1999.-№2.-С. 52-64.

102. Ю1.Мкртчан Г. Социальное партнерство, трипартизм и генеральные соглашения / Г. Мкртчан, И. Чистяков // Общество и экономика. 1998. -№10-11.-С. 117-150.

103. Модель И. М. Социальное партнерство в России / И. М. Модель, Б. С. Модель // Социологические исследования. 2002. - № 4. - С. 28-30.

104. Моль А. Социодинамика культуры. М.: Прогресс, 1973. - 406 с.

105. Мясникова Л. Глобализация в разрезе // РИСК. 2000. - № Ъ-Ь. - С.111-119.

106. Мясоедов С. Основы кросс-культурного менеджмента: Как вести бизнес с представителями других стран и культур. М.: Дело, 2003. - 254 с.

107. Юб.Найшуль В. Либерализм и экономические реформы // Мировая экономика и международные отношения. 1992. - № 8. - С. 70.

108. Настроения, мнения и оценки населения // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2000. - № 5.

109. Наумова Н. Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества. М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 176 с.

110. Никифоров Г. С. Теория и практика психологии менеджмента: историче280ский аспект / Г. С. Никифоров, Л. Г. Почебут // Психология менеджмента СПб.: Питер, 2004.

111. Николаев А. Б. Теория трудовой стоимости и современность. М.: Международные отношения, 2003. - 191 с.

112. Нордстрем К. Бизнес в стиле фанк / К. Нордстрем, Й. Риддерстрале. -СПб.: Стокгольм.шк. экономики в Санкт-Петербурге, 2005. 279 с.

113. Овчинцева JI. Особенности сельской бедности // Отечественные записки. 2004. - № 1.

114. Олейник А. Н. Тюремная субкультура в России: от повседневной жизни до государственной власти. М.: Инфра-М, 2001. - 410 с.

115. О'Шонесси Дж. Принципы организации управления фирмой. М.: Прогресс, 2000. - 296 с.

116. Пайж Р. Русская революция. М., 1994.

117. Пб.Панпурин В. А. Внутренний мир личности и искусство. Свердловск, 2000.

118. Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории. М.: Мысль, 1971.-348 с.

119. Патрушев В. Д. Динамика использования бюджетов времени городским и сельским населением // Социологические исследования. 2005. - № 8. -С. 46-51.

120. Патрушев В. Д. Собственность и отношение к труду / В. Д. Патрушев, Ф.Л. Темницкий // Социологические исследования. 1994. - № 4, -С.52-59.

121. Петерсон О. Шведская система правления и политика. М.: Ad Маг-ginem, 1998. - 207 с.

122. Поланьи К. Два значения термина «экономический» // Неформальная экономика: Россия и мир. М.: Логос, 1999. - С. 505-513.

123. Поланьи К. Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, земля и деньги II THESIS. 1933. Т.1, вып. 2. - С. 10-17.

124. Политология: Словарь. Екатеринбург, 1998.

125. Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения. М.: Изд-во АН СССР, 1951.-410 с.

126. Пригожин А. Организационная культура и ее преобразование // Общественные науки и современность. 2003. - № 5. - С. 12-22.

127. Пронников В. Японцы: (этнопсихологические очерки) / В. Пронников, И.Ладанов. 2-е изд. - М.: Наука, 1985. - 348 с.

128. Радаев В. В. К обоснованию модели человека в социологии (основы «экономического империализма») // Социологические чтения. 1977. Вып. 2.- С. 177-189.

129. Радаев В. В. Рынок как идеальная модель и форма хозяйства. К новой281социологии рынков // Социологические исследования. -2003. № 9. -С.18-29.

130. Радаев В. В. Социальная стратификация / В. В. Радаев, О. И. Шкаратан. -М.: Наука, 1999.-237 с.

131. Радаев В. В. Хозяйственная система России сквозь призму идеологических систем // Вопросы экономики. М., 1995. - № 2.

132. Радаев В. В. Экономическая социология: Курс лекций. М: Аспект Пресс, 1997.-367 с.

133. Радаев В. Н. Внеэкономические мотивы предпринимательской деятельности // Вопросы экономики. М., 1994. - № 7. - С. 85-97.

134. Ракитов А. И. Цивилизация, культура, технология и рынок // Вопросы философии. 1992. - № 5.

135. Регионы России: Стат.сб. Т. 2 / Госкомстат России. М.: Госкомстат,1999.-861 с.

136. Римашевская Е. Существуют две России, которые все больше расходятся // Правда. 1996,21 мая.

137. Российский статистический ежегодник/ Госкомстат России. М.: б.и., 1994.-799 с.

138. Российский статистический ежегодник/ Госкомстат России. М.: Госкомстат, 1999. -621 с.

139. Россия 1995 год. Экономическая конъюнктура / Центр экономической конъюнктуры при правительстве Российской Федерации. - М., 1995. -Вып. 3.

140. Россия в цифрах: Краткий стат. сб. / Госкомстат России. М.: б.и.,2000.-396 с.

141. Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права. М.: Канон-Пресс, 1998. - 415 с.

142. Рывкина Р. В. Между социализмом и рынком. Судьба экономической культуры в России: Учеб. пособие для вузов. -М.: Наука, 1994. 240 с.

143. Рывкина Р. В. Экономическая культура как регулятор функционирования и развития экономики // Социология экономической жизни: Очерки теории / Т. И. Заславская, Р. В. Рывкина. Новосибирск, 1991.

144. Сантос С. Номенклатура и мафия против патриотизма // Вопросы экономики. -М., 1998.-№ 1.

145. Сахаров А. Д. Тревога и надежда. М.: Интер-Версо, 1991.

146. Семененко А.И. Предпринимательская логистика. Ч. 1. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1994. - 124 с.

147. Семенов С. Макроэкономическое регулирование: двойной стандарт США // Экономист. 1998. - № 7. - С. 86-93.

148. Семигин Г. Ю. Социальное партнерство в современном мире. М.:2821. Мысль, 1996.

149. Симонов П. В. Высшая нервная деятельность человека: мотивационно-эмоциональные аспекты. -М.: Наука, 1975.

150. Слободской A. Л. Экономические трансформации и управление человеческими ресурсами: Россия / Франция / Александр Слободской и Яна Клементовичус (Рос. Федерация), Марк Бартоли (Франция). Гренобль, 1999.-С. 263 с.

151. Слободской А. Л. Персонал предприятий в трансформирующейся экономике. СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 1997. - 142 с.

152. Слободской А. Л. Теория «рационально действующего индивида» и социокультурный контекст экономических трансформаций // Равновесие и неравновесие социально-экономических систем. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1998.-342 с.

153. Слободской А. Л. Экономическое поведение: социально-психологическое обоснование теоретической типологии: Препринт СПб.: Изд-во СПбУЭФ, 1994.-46 с.

154. Смелзер Н.Дж. Социология экономической жизни // Американская социология. -М.: Прогресс, 1972. 392 с.

155. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Наука, 1993. - 570 с.

156. Смит А. Теория нравственных чувств. М.: Республика, 1997. - 351 с.

157. Советский простой человек / Отв. ред. Ю. А. Левада. М., 1993.

158. Современное российское общество: переходный период / Под ред. В. А. Мансурова. М., 1998.

159. Согомонов А. Ю. Социология культуры: теоретический аспект. М., 1996.

160. Соснин В. А. Культурно-психологическая основа современного кризиса российского общества // Психологический журнал. 2001. - № 1.

161. Социальная сфера: преобразование условий труда и быта. М.: Наука, 1988.-336 с.

162. Социальное партнерство: словарь-справочник. М.: Экономика, 1999. -236 с.

163. Социальное развитие СССР / Госкомстат СССР. М., 1989. - 416 с.

164. Социальные изменения Электронный ресурс. // http://www.nns.ru

165. Социологический словарь / Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. и др-М.: Экономика, 2000.-414 с.

166. Социологический энциклопедический словарь. М.: Инфра-М, 1998. -481 с.

167. Социология наука об обществе. - Харьков, 1996.

168. Социология межнациональных отношений: Словарь-справочник. М.,2831997.

169. Станицкис Я. Посткоммунизм явление тайны // Социологические исследования. - 2002. - № 1. - С.18.

170. Стойкерс Р. Америка: Выступление на XXV федеральном коллоквиуме Гресе в Париже 24 ноября 1991 Электронный ресурс. // Синержи Эронь-ен», 1996 г. -http://isabase.philol.msu.ru

171. Субочева О. Н. Субъективность производственного коллектива // Социологические исследования. 1993. -№ 11. - С. 18-21.

172. Сычева В. С. Измерение уровня бедности: история вопроса // Социологические исследования. 1996. - № 3. - С. 141-149.

173. Сэй Ж. Б. Трактат политической экономии, или Простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатства. -М.: Дело, 2000.-230 с.

174. Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник. М.: Прогресс, 1991. -731 с.

175. Толстиков В. С. Рабочий класс и тоталитаризм // Социологические исследования. 1994. - № 1. - С. 13-21.

176. Трапезников С. // Государственная служба. 2004. - № 5. — С. 16.

177. Тутов JI. А. Философия хозяйства и экономическая теория: точки пересечения и противоречия // Философия хозяйства: альм. Центра общественных наук и экономического факультета МГУ им. Ломоносова. 2004. -№4(34).

178. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. М., 1966.

179. Управление персоналом: учебник / Под ред. Т. Ю. Базарова, Б. Л. Еремина. M.: ЮНИТИ, 2002. - 554 с.

180. Управление современной компанией / Под ред. Б. Мильнера и Ф. Лииса.- М.: ИНФРА-М, 2001. 585 с.

181. Управление социальной сферой / Под ред. В. Э. Гордина. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1998.-288 с.

182. Фадеев А. Тень Чубайса над ЖКХ. -М.: Алгоритм. 2003.

183. Фадейчева Г. В. Общественные потребности как система // Вестник Московского университета. Сер. 6. Экономика. 2000. — № 2. - С. 3-16.

184. Федотова В. Г. Россия в глобальном и внутреннем мире // Мир России. -М., 2000.-№4.-С. 3-33.

185. Фишер С. Экономика / С. Фишер, Р. Дорнбуш, Р. Шмалензи. М.: Дело, 1993.-829 с.

186. Форд Г. Моя жизнь, мои достижения. Екатеринбург: Ветрастрар, 2003.- 223 с.

187. Хоруженко К. Культурология: энциклопедический словарь. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.284

188. Цветкова Г. А. Состояние и трансформация мотивации трудовой деятельности в условиях перехода к рынку: Автореф. дис. М.: РАУ, 1994. -16 с.

189. Чаянов А. В. Крестьянское хозяйство. -М.: Экономика, 1989. С. 196— 213.

190. Черная книга коммунизма / Стефан Куртуа и др. — М.: Три века истории, 2001.-766 с.

191. Шамшурина Н. Г. Идеология труда в России // Социологические исследования. 1994. - № 8. - С. 183.

192. Шаронов А. Эволюция социальной политики: тенденции и перспективы // Общество и Экономика. 2000. -№ 7. - С. 39-48.

193. Шершнева Е. JI. Культура труда в процессе социально-экономических преобразований / Е. JI. Шершнева, Ю. Фельдхофф. СПб., 1999.

194. Широкалова Г. С. Предмет исследования: права человека // Социологические исследования. 1999. -№ 12. - С. 95-99.

195. Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск: Наука, 1993. - 531 с.

196. Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе (статья вторая) // Социологические исследования. 2001. - № 2. - С. 3-12.

197. Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. -455 с.

198. Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М.: Изд-во Школы культурной политики, 1993.

199. Экономика предприятия / Под ред. В. Я. Горфинкеля. М.: Экономика, 2000.-718 с.

200. Экономическая психология / И. В. Андреева и др. — СПб.: Питер, 2000. -511 с.

201. Экспресс-анализ изменений оплаты труда Электронный ресурс. // http://www.chat.ru/zhur/r.html

202. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. -М.: Наука, 1994.

203. Ядов В. А. Отношение к труду: концептуальная модель и реальные тенденции // Социологические исследования. 1983. - № 3. - С. 16-25.

204. Ядов В. А. Труд в системе жизненных ценностей // Человек и труд. -2000.-№ 1.-С. 39^14.

205. Яковлев А. Н. Куда качнется интеллигенция // Российская газета. 1996,2858 июня.

206. Якокка Л. Карьера менеджера. Минск: Попурри, 2004. - 415 с.

207. Яхонтова Е. С. Управление ценностями как элемент управления человеческими ресурсами // Менеджмент в России и за рубежом. 2003. - № 4. -С. 73-81.

208. Albertini J.-M., Silem A. Comprendre les Théories Economiques, Vol. 2. -Paris : Ed. du Seuil, 1987.

209. Alchian. A. Economic forces at work. Indianapolis, 1977. 532 p.

210. Alcock P. Understanding Poverty. London: MacMillan, 1993.

211. Andreff W. La crise des economies socialistes.- Grenoble: P.U.G., 1993.

212. Arrow K. J. General Competitive Analysis / К. J. Arrow, F. H. Hahn. San Francisco; Edinburgh, 1971.

213. Barre R. Economie polititque. Paris, PUF, 1983.

214. Barsoux J.-L. French management: élitisme in action / J.-L. Barsoux, P. Lawrence. London: Cassell, 1997.

215. Baudry B. Contrat, autorite et confiance. Paris: Revue Economique, 1992.

216. Berger P. The Homeless Mind. Modernization and Consciousness / P. Berger, В. Berger, H. Kellner. -N.Y.: Random House, 1973.

217. Bourdanove C., Martos F. Lexique de théorie économique. Paris, Ellipses, 1992.

218. Boyer R. La flexibilité en Europe. Paris: La Découvert, 1986.

219. Brunner К. The perception of man and the conception of society: Two approaches to understanding society // Econ. Inquiry. -1987. July.

220. Cannon W. B. The Wisdom of the body. New York: Norton, 1932.

221. Culture Shock. A Reader in modern anthropology. New York, 1970.

222. Demsetz H. Efficiency, competition, and policy. Vol. I-II. Oxford, 1988.

223. Dürkheim E. Les règles de la méthode sociologique. Paris: PUF, 1965.

224. Eicsenstadt S. The contemporary scee-multiple modernities // The Annals of Internation Institute of Sociology. 2003. - Vol. 7.

225. Eisner R. The Misunderstood Economy: What counts and how to count it? -Boston (Massachussets): Harvard Business School Press, 1994.

226. Festinger L. Theory of Cognitive Dissonance. Evanston, 1987.

227. Fontanel J. L'Etat un agent économique contestable, mais irremplaçable / J.Fontanel, I. Samson. Paris, 2002.

228. Gerber L. G. Corporatism and state theory // Social science history. 1995. -Vol. 19, N3.

229. Gerioff W. Geld und Gesellschaft: Versuch einer gesellschaftlichen Theorie des Geldes. Frankfurt am Main, 1952.

230. Glueck W. F. Personnel: A Diagnostic Approach. Plano, Nex.: Business Publications. 1982.286

231. Goutier C. Corporation, société et démocratie chez Dürkheim // Rev. fr. Science polit. Paris, 1994. - Vol.44, N 5.

232. Graaf J. de V. Theoretical Welfare Economics. Cambridge, 1957; Papandreou A.G. Paternalistic Capitalism. Toronto, 1972.

233. Granovetter M. The Social Construction of Economic Institutions / Etzioni A., Lawrence P.R. (eds.) Socio-Economics: Toward a New Synthesis. N.Y., Armonk, M.E. Sharpe, 1992.

234. Hofstede G. Culture's consequence. Beverly Hills, Sage, 1980.

235. Humphrey J., Schmitz H. Trust and Inter-Firm Relations in Developing and Transition Economies // The Journal of Development Studies. 1998. -Vol.34, N 4.

236. Illner M. Post-Communist Transformation Revised // Czech Sociological Review. 1996.-N 4.-P. 157-159.

237. Jones E. E., Gerard H. B. Foundations of social psychology. -N.Y.: Wiley, 1967.

238. Lassarre D. Psychologie sociale et économie. Paris: A. Colin Ed., 1995.

239. Lévi-Strauss C. Antropologia estructural: Mito. sociedad, humanidades. -Mexico: Siglo XXI Eds., 1990. 335 p.

240. Lindenberg, Siegwart M. An assessment of the new political economy: Its potential for the social sciences and for sociology in particular // Social. Theory. -1985. Spring.

241. Lochak D. «Institution», «Dictionnaire encyclopédique de theorie et de sociologie du droit». Paris: LGDJ, 1993.

242. Lowler E. E. Pay and Organizational Effectiveness: A Psychological View. -New York: McGraw-Hill, 1971.

243. Mechling W. The Perception of man and the conception of government // Credit and Banking. 1977. -N I.

244. Mechling W. Values and choice of the model of the individual in the social sciences // Schweiz. Ztschr. Volkswirtschaft mid Stat. 1976. - N 4.

245. Mind G. H., seff and society. Chicago: University of Chicago Press, 1966.

246. Neuloh O. Soziologie fur Wirtschaftswissenschaftler. New York; Stuttgart, 1980.

247. Parsons T. Societies: Evolutionary and Comparative Perspectives-New Jersey, 1966.

248. Parsons T. The Systems of Modern Societies. New Jersey, 1969.

249. Parsons T. Economy and society / T. Parsons, N. Smelser. New York: Free press, 1956.

250. Polanyi K. La Grande Transformation. Aux origins politiques et économiques des notre temps. Paris: Gallimard, 1983.

251. Por. J. Gorniak, My i nasze pieniadze. Studium postaw wobec pieni^dza,287wyd. -Aureus, Krakow, 2000.

252. Powell W. Networks and Economic Life: The Handbook of Economic Sociology / W. Powell, L. Smith-Doerr. Princeton, 1994.

253. Ressources Humaines. Paris, 1988. - 231 p.

254. Sahlins M. Uso y abuso de la biologia. Madrid: Siglo XXI Ed., 1990.

255. Schein E. Organizational Culture // American Psychologist. 1990. - Vol.4, №2.

256. Schilins M Uso y abuso de la biologia. Madrid: Siglo XXI Ed., 1990.

257. Schmitter Ph. Still the Centure of Corporatism // Review of Politics. 1974. -N36.-P. 93-94.

258. Schneider S., Barsoux J.-L. Management intercultural. 2nd ed. - Paris: Pearson, 2003.

259. Sen A. On Ethics & Economics. Oxford: Blackwell, 1987.

260. Simon H. A. Formal Theory of the Employment Relationship // Econometrica. -1951-N 19. P. 293-305.

261. Stark D. Path Dependency and Privatization Strategies in East-Central Europe // Economic Institutions. Actors and Attitudes: East-Central Europe in Transition / Ed. by G. Lendyel Budapest: University of Economic Sciences, 1992.

262. The classical Economists and Polici / ed. A. W. Coats. London, 1971.

263. Touraine A. Comment sortir du libéralisme. Paris: Fayard, 1999.

264. Trompenaars F. Riding the waves of culture: understanding cultural diversity in business. Chicago: Singapore, Irwin Professional Publ., 1994.

265. Tucker R.C. Political Culture and the Leadership in Soviet Russia. From Lenin to Gorbachev. N. Y., 1987.

266. Weise P. Homo economicus und homo sociologicus: Die Schreckensmänner der Socialwissenschaften // Zeitschrift für Sociologie 1989 - Jg. 18.

267. Weiss A. Job queues and layoffs in labor markets with flexible wages // Journal of Political economy. 1980. - N 4.

268. Williamson O. E. The economic institutions of capitalism: firms, markets, relational contracting. New York, 1985.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.