Совершенствование системы кормления высокопродуктивных коров черно-пестрой породы в условиях Западной Сибири тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 06.02.02, доктор сельскохозяйственных наук Курдоглян, Аршак Айкович

  • Курдоглян, Аршак Айкович
  • доктор сельскохозяйственных наукдоктор сельскохозяйственных наук
  • 2008, ТюменьТюмень
  • Специальность ВАК РФ06.02.02
  • Количество страниц 290
Курдоглян, Аршак Айкович. Совершенствование системы кормления высокопродуктивных коров черно-пестрой породы в условиях Западной Сибири: дис. доктор сельскохозяйственных наук: 06.02.02 - Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов. Тюмень. 2008. 290 с.

Оглавление диссертации доктор сельскохозяйственных наук Курдоглян, Аршак Айкович

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Потребность высокопродуктивных коров в элементах питания

1.2. Производство кормов по новым технологиям

1.3. Опыт некоторых хозяйств Российской Федерации по раздою коров

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ 76 Результаты исследований

3. ПОТЕНЦИАЛ МОЛОЧНОГО СКОТА ПЛЕМЕННОГО ЗАВОДА 80 В УСЛОВИЯХ УЧЕБНО-ОПЫТНОГО ХОЗЯЙСТВА

4. РАЗДОЙ КОРОВ НА КЛЕВЕРНОМ СЕНАЖЕ, УПАКОВАННОМ 86 В ПЛЕНКУ, И МИНЕРАЛЬНЫХ ПРЕМИКСАХ

4.1. Кормление коров

4.2. Молочная продуктивность и химический состав молока

4.3. Переваримость питательных веществ

4.4. Обмен энергии, азота, кальция и фосфора

4.5. Биохимические показатели крови

4.6. Зоотехнические и экономические показатели раздоя коров

5. РАЗДОЙ КОРОВ НА ПАСТБИЩНОЙ ТРАВЕ И ПРЕМИКСАХ

5.1. Кормление коров

5.2. Молочная продуктивность и химический состав молока

5.3. Переваримость питательных веществ

5.4. Обмен энергии, азота, кальция и фосфора

5.5. Биохимические показатели крови

5.6. Зоотехнические и экономические показатели раздоя коров

6. РАЗДОЙ КОРОВ НА КУКУРУЗНОМ СИЛОСЕ И КОНЦЕНТРАТАХ, 114 ОБОГАЩЕННЫХ КОРМОВОЙ ДОБАВКОЙ

6.1. Кормление коров

6.2. Молочная продуктивность и химический состав молока

6.3. Переваримость питательных веществ

6.4. Обмен энергии, азота, кальция и фосфора

6.5. Биохимические показатели крови

6.6. Экономические показатели раздоя коров

7. РАЗДОЙ КОРОВ НА КЛЕВЕРНОМ СИЛОСЕ С МОЛОЧНОЙ СЫВОРОТ- 133 КОЙ И КОНЦЕНТРАТАХ, ОБОГАЩЕННЫХ КОРМОВОЙ ДОБАВКОЙ

7.1. Кормление коров >

7.2. Молочная продуктивность и состав молока

7.3. Переваримость питательных веществ

7.4. Морфологические и биохимические показатели крови

7.5. Экономические показатели раздоя коров

8. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОРМОВ ИЗ СЕМЯН ПОДСОЛНЕЧНИКА 150 И РАПСА ПРИ РАЗДОЕ КОРОВ

8.1. Эффективность использования подсолнечникового жмыха и 157 нестандартных семян подсолнечника при раздое коров

8.1.1. Кормление коров

8.1.2. Молочная продуктивность и состав молока

8.1.3. Переваримость питательных веществ рациона, обмен азота, 163 кальция, фосфора

8.1.4. Анализ рубцового пищеварения опытных животных

8.1.5. Газоэнергетический обмен

8.1.6. Биохимические показатели крови коров

8.2. Эффективность использования рапса и кормового животного 177 жира при раздое коров

8.2.1. Кормление коров

8.2.2. Молочная продуктивность и состав молока

8.2.3. Переваримость питательных веществ рациона, обмен азота, 183 кальция, фосфора

8.2.4. Анализ рубцового пищеварения опытных животных

8.2.5. Газоэнергетический обмен

8.2.6. Морфологические и биохимические показатели крови коров

8.2.7. Экономические показатели раздоя коров

9. РАЗДОЙ КОРОВ НА КОРМОСМЕСЯХ 199 9.1. Продуктивная ценность кормосмесей

9.1.1. Зоотехнические требования к кормосмесям

9.1.2. Эффективность производства и использования кормосмеси, 207 приготовленной ИСРК «Хозяин»

9.2. Производство и использование зернофуража в плющеном виде

9.2.1. Технология заготовки плющеного зерна

9.2.2. Эффективность использования зернофуража в плющеном виде

10. ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов», 06.02.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Совершенствование системы кормления высокопродуктивных коров черно-пестрой породы в условиях Западной Сибири»

Актуальность проблемы. Сибирь является крупным производителем сельскохозяйственной продукции и для устойчивого продовольственного обеспечения населения СО РАСХН была разработана концепция развития агропромышленного комплекса до 2010 г. (A.C. Донченко, A.M. Еранов, 2007).

В животноводстве научно-исследовательская работа будет направлена на разработку системы нормированного кормления и ресурсосберегающих технологий производства, переработки и повышения качества продукции.

Необходимо разработать и освоить технологии кормоприготовления, позволяющие максимально не только сохранить, но и увеличить содержание питательных веществ и энергии в кормах. Одним из направлений кормопроизводства является более эффективное использование зернофуражных культур (В.В. Попов, 2007). На ближайшую перспективу предполагается изменение структуры производства зернофуражных культур со значительным увеличением доли ячменя, овса, кукурузы и зернобобовых (JI.K. Эрнст, 2001; В.А. Солошенко, 2003; A.A. Хрупов, 2007).

В некоторых хозяйствах России положительно зарекомендовал себя прием плющения зерна на ранних фазах вегетации с последующим консервированием. Зернофураж хорошо влияет на продуктивность животных и качество молока (А.М.Спиридонов, 2002).

Несмотря на то, что технология достаточно апробирована в хозяйствах Ленинградской, Свердловской и других областей, вопросы использования плющеного зерна применительно к условиям Сибири и Северного Зауралья не имеют комплексного научного обоснования.

Обеспечение животных полноценным и нормированным питанием в этом регионе сложная задача, так как стойловый период продолжается до 9 месяцев. При длительном содержании скота в закрытых помещениях и скармливаем ему низкокачественных кормов, существенно возрастает потребность в питательных веществах, макро- и микроэлементах, других биологически активных веществах. Включение в рационы высокопродуктивных коров жмыхов и шротов, витаминов, макро- и микроэлементов повышает обеспеченность многими элементами питания (K.M. Солнцев, 1975; Н.И. Клейменов, 1987; JT.K Эрнст и др., 1991; A.M. Венедиктов и др., 1992; А.П. Калашников, 1998; А.П. Булатов, 1999; Б.Д. Кальницкий и др., 2001; С.Г. Кузнецов, 2002).

Поскольку молочная продуктивность коров на 50-60% определяется качеством кормов и полноценностью кормления (JI.K. Эрнст, 1980; И.К. Медведев, 1998), то эта проблема особенно актуальна в настоящее время в связи с необходимостью увеличения надоев, чтобы предотвратить дальнейший спад производства молока из-за значительного сокращения поголовья в Российской Федерации.

Исследованиями ВИЖа, ВНИИФБиП с.-х. животных и других институтов доказано, что повышение молочной продуктивности коров зависит от поступления в организм энергии, протеина, простых углеводов, минеральных веществ, витаминов (А.П. Калашников, Н.И. Клейменов, В.Н. Баканов и др., 1985; В.И. Крохина, 1991; А.П. Калашников, В.В. Щеглов, 2000). Рационы, сбалансированные по 20-24 показателям, повышают продуктивность животных на 25-30%, снижают расход корма на единицу продукции - на 30-35% и ее себестоимость на 20% (А.И. Фитцев, А.И. Мельченко, 1989).

В условиях Западной Сибири лимитирующими элементами питания скота, кроме энергии и протеина, являются ряд макро - и микроэлементов и витаминов (П.Ф. Шмаков, 1997; В.И. Филатов, 2000; А.П. Булатов, 2000; Н.И. Кашеваров, 2007), так как в процессе заготовки и хранения кормов существенно снижается их энергетическая, протеиновая, минеральная и витаминная ценность. Чтобы обеспечить полноценное питание скота необходимо вводить в рационы добавки с дефицитными элементами питания.

Эффект от макро - и микроэлементов существенно увеличивается, когда высокопродуктивные коровы получают в рационе растительные корма, приготовленные по новым технологиям. За последние 3-5 лет получает распространение технология заготовки сена и сенажа с упаковкой в пленку, что обеспечивает заготовку кормов с высоким качеством при минимальных потерях питательных веществ, витаминов, макро - и микроэлементов.

Введение в рационы коров со среднегодовым удоем 6-7 тыс. кг сена, сенажа, приготовленных в пленочной упаковке, в комплексе с различными добавками, очевидно, позволит решить проблему полноценного кормления животных.

Для достижения высоких удоев и поддержания стабильности лактации в рационах молочных коров используют в больших количествах концентраты, что приводит к ухудшению рубцового пищеварения, нарушению обмена веществ у животных.

Снизить расход концентратов при одновременном повышении энергетической ценности рационов можно за счет замены части концентратов продуктами переработки маслоэкстракционного производства, кормовым жиром и энергетических кормовых добавок (М.П. Кирилов и др., 2007).

В последние годы в нашей стране и за рубежом стали появляться сообщения о целесообразности применения в рационах лактирующих коров жировых добавок растительного и животного происхождения. Это связано не только с тем, что жиры обладают высокой энергетической ценностью, но и при определенных условиях они являются стимуляторами роста продуктивности животных.

Научно-исследовательская работа является частью комплексных исследований, проводимых кафедрой кормления и разведения сельскохозяйственных животных Тюменской государственной сельскохозяйственной академии (номера госрегистрации 01.2.00.5 03976, 01.2.006 08123).

Цель и задачи исследований. Цель диссертационной работы заключалась в научном обосновании системы полноценного питания высокопродуктивных коров на основе кормовых ресурсов Юга Западной Сибири.

В задачу исследований входило: определить состав и питательность кормов, приготовленных из злаковых и бобовых культур по новым технологиям; установить влияние сенажа, упакованного в пленку, на продуктивность, потребление, переваримость и использование питательных веществ и энергии рациона, морфологические и биохимические показатели крови коров; выявить влияние клеверного сенажа и силоса с молочной сывороткой на потребление, переваримость, использование питательных веществ и энергии рациона; оценить продуктивность, потребление, использование питательных веществ и энергии рационов у коров на пастбищной траве и пре-миксе; изучить эффективность использования кормов из семян подсолнечника и рапса при раздое коров и их влияние на молочную продуктивность, переваримость питательных веществ, обмен энергии, азота, кальция и фосфора, морфологические, биохимические и иммунологические показатели крови; установить продуктивную ценность кормосмеси в плющенном виде, переваримость питательных веществ и использование энергии, азота, кальция и фосфора, физиологическое состояние организма коров в период раздоя; определить экономические показатели раздоя коров на основе кормовых ресурсов местного производства.

Научная новизна. Впервые в условиях Западной Сибири дана комплексная оценка системы кормления высокопродуктивных кормов с использованием зерна, фуража злаковых и бобовых культур, приготовленных по перспективным технологиям.

Установлены особенности потребления, переваримости питательных веществ и использовании энергии, азота, кальция и фосфора рациона коровами в период раздоя. Получены новые данные о влиянии данных кормов и добавок на морфологические, биохимические показатели крови, продуктивность, химический состав молока.

Разработаны рационы кормления высокопродуктивных коров в период раздоя на основе объемистых кормов и таких жировых добавок, как подсолнечный и рапсовый жмых, рапсовое масло, кормовой животный жир.

Впервые в условиях Западной Сибири изучена и внедрена технология приготовления сена и сенажа с плёночным укрытием, зернофуража в плющеном виде. Изучена продуктивность и химический состав молока в период раздоя коров. Выявлены экономические показатели (себестоимость, рентабельность) получения молока у коров на основе кормов, приготовленных по новым технологиям.

Практическая значимость. Доказана целесообразность и высокая эффективность использования сена и сенажа в плёночной упаковке, силоса из бобовых культур с молочной сывороткой, зернофуража в плющеном виде, подсолнечного и рапсового жмыхов, кормового жира и рапсового масла. Разработанная система кормления коров на период раздоя обеспечила повышение молочной продуктивности на 8-15%, переваримости питательных веществ рациона - на 3-5%, рентабельности получения молока - на 14-16%.

Результаты исследований дополняют научные разработки по нормированному кормлению высокопродуктивного молочного скота в период раздоя и применяются в учебном процессе сельскохозяйственных вузов Российской Федерации.

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы доложены и получили положительную оценку на региональных научно-практических конференциях Тюменской и Курганской ГСХА (Тюмень, 20012005 гг, Курган, 2002-2007 гг); на международной конференции «Актуальные проблемы животноводства Зауралья и юга Западной Сибири» (Курган, 20022007гг); на республиканской конференции «Достижения зоотехнической науки в реализацию национального проекта развития АПК» (Тюмень, 2006 г); на Всероссийском совещании ректоров сельскохозяйственных вузов РФ и директоров учебно-опытных хозяйств (Ижевск, 2002 г); на международной научно-практической конференции «Научные проблемы производства продукции животноводства и улучшение ее качества» (Брянск, 2007 г); «Актуальные проблемы кормления сельскохозяйственных животных» (Дубровицы-ВИЖ, 2007).

Основные положения, выносимые на защиту: состав, питательность кормов, приготовленных по новым технологиям; рационы кормления высокопродуктивных коров в период раздоя; потребление, переваримость и использование питательных веществ коровами; молочная продуктивность, химический состав молока у коров, потреблявших сено, сенаж в пленочной упаковке, зернофураж в плющеном виде; морфологические, биохимические показатели крови; экономические показатели производства молока в период раздоя коров. Публикация результатов исследований. Материалы диссертации опубликованы в научно-теоретических, теоретических и научно-практических журналах: «Кормопроизводство», «Зоотехния», «Сибирский вестник сельскохозяйственной науки», «Аграрный вестник Урала»; сборниках международных конференций и симпозиумов. По теме диссертации опубликовано 26 печатных работ, в том числе 3 монографии.

1 ОБЗОР ЛИТЕТРАТУРЫ \Л Потребность высокопродуктивных коров в элементах питания

Получение высоких удоев от коров, сохранение их здоровья и воспроизводительных функций невозможно без полноценного кормления. По детализированным нормам кормления рационы контролируются по 24 показателям, в том числе по сухому веществу. Важность этого показателя определяется тем, что сухое вещество кормов является основным источником питательных и минеральных веществ для организма и его потребление животными лимитировано. Кроме того, количество и состав сухого вещества оказывает влияние на процессы ферментации в рубце жвачных. Поэтому, если коровы не получают требуемую норму сухого вещества с определенной концентрацией в нем необходимых веществ, нельзя ждать от них высоких удоев. Хотя в первые месяцы после отела у высокопродуктивных коров получают максимальные удои даже при недостаточном количестве в рационе сухого вещества, но это происходит за счет запасов питательных веществ в организме и живой массы. В последующем при правильном кормлении потери компенсируются питательными веществами кормов.

Основные корма для коров - грубые и сочные, количество и состав сухого вещества в которых существенно различаются. Так, в сене и соломе содержится практически одинаковое количество сухого вещества, но качество его отличается из - за разного содержания клетчатки, протеина, минеральных веществ, витаминов. Поэтому продуктивное действие этих кормов неодинаково. Силос, сенаж, корнеплоды содержат разное количество сухого вещества, которое таюке различается по составу. Энергетическая ценность сухого вещества кормов отличается в меньшей степени, чем натуральных кормов, причем в сухом веществе сочных кормов, содержится больше энергии, чем в грубых. Например, в 1 кг сухого вещества люцернового сена содержится 0,53 корм. ед. (в 1 кг натурального корма 0,44 корм, ед.), люцернового сенажа — соответственно - 0,78 (0,35), люцерновой травы - 0,88 (0,22), люцерновой травяной муки - 0,78 (0,72), кормовой свеклы - 1,0 (0,12), сырого картофеля - 1,36 (0,3), кукурузного силоса - 0,8 (0,2) корм. ед. и т.д. (В.Н. Баканов, В.К. Менькин, 1989). Учет сухого вещества в рационе позволяет сбалансировать потребности коров в массе корма с их питательной ценностью.

A.C. Козлов с сотруд. (2002) на примере хозяйств Орловской области установили, что в стойловый период содержания животных при силосно-сенажно-концентратном типе кормления и при качестве кормов в основном первого класса, дефицит протеина в рационах коров и телок достигает 25%, сахара - 30, макро — и микроэлементов - 45, витаминов D и Е - 40%, а к концу стойлового периода дефицит витамина D увеличивается до 80%.

В пастбищный период, на который приходится раздой коров, в рационах недостает сухого вещества, сырой клетчатки, ряда макро — и микроэлементов (JI.B. Романенко, 2007).

На потребление сухого вещества оказывают влияние многие факторы: живая масса коров, стадия лактации, уровень продуктивности животных, их возраст, вид и качество кормов, технология их заготовки, вкусовые качества и др. (Потребность., 1968; В.Н. Баканов, Б.Р. Овсищер, 1982; М.П. Кириллов, Р.П. Федорова, 1998; В.Д. Пьянов, 1999).

Установлено, что при разнице в живой массе коров на 100 кг поедае-мость сухого вещества различается на 0,6 кг. Высокопродуктивные коровы поедают на 1 кг сухого вещества больше, чем среднепродуктивные, а первотелки - на 1 кг меньше, чем взрослые (П.Н. Уилсон, П.Д. Вуд, 1986). Следует подчеркнуть, что высокопродуктивным коровам необходимо скармливать сухое вещество с повышенной концентрацией питательных веществ.

Опыты по изучению потребления сухого вещества из грубых кормов и силоса в течение длительного времени проводили в Институте физиологии кормления Мюнхенского технического университета. В группах находились первотелки с живой массой до 550 кг и 550 — 600 кг. Установлено, что коровы - первотелки по сравнению с коровами 2-го и 3-го отелов потребляли на 2 кг меньше сухого вещества грубых кормов и на 1 кг - сухого вещества силоса

J. Burgstaller, 1983). Потребление сухого вещества у высокопродуктивных коров выше на 23-25%, чем у среднепродуктивных (Ю.А. Толоконников, A.B. Тищенко, 1978).

На поедаемость кормов оказывает влияние вид корма. Так, болгарские исследователи установили, что при скармливании коровам зеленой массы они потребляют по 15-16 кг сухого вещества на голову в день, а при скармливании силоса - 10-11 кг (Т. Найденов и др., 1986).

Результаты опытов показывают, что поедаемость корма возрастает при увеличении его энергетической ценности. Коровы с живой массой 600 кг на третьем месяце лактации при скармливании им зеленой массы злаков потребляли в среднем за сутки по 13-15 кг сухого вещества, при скармливании люцернового сена - от 9,2 до 13,2 кг. Не различалось существенно потребление сухого вещества при даче коровам злакового сена (9-12 кг). Считают, что коровы со средней продуктивностью на 100 кг живой массы потребляют в среднем по 2,5 кг сухого вещества, а высокопродуктивные - больше (А.П. Дмитроченко и др., 1970).

При удое коров от 4,5 тыс. до 6 тыс. кг потребление грубого корма составляет около 12 кг сухого вещества в сутки. На потребление сухого вещества оказывает влияние время отела коров. Установлено, что после отела в январе и феврале коровы съедают меньше грубого корма. Увеличение в рационах количества концентратов приводит к снижению поедаемости грубых кормов. Увеличение концентрации в сухом веществе рационов лактирующих коров от 11,2 до 11,5 и 11,9 МДж/кг значительно повышает потребление сухого вещества (В.Б. Решетов, Е.А. Надальяк, 1979).

В ФРГ изучали поедаемость рационов, составленных из отдельных кормов и в виде смесей. Сделан вывод, что потребление сухого вещества из кормовых смесей было выше, чем при скармливании отдельных кормов. Разница составила 1,9 кг (J. Burgstaller, 1983). Этим можно объяснить получение более высоких удоев от коров, которым скармливают влажные кормосмеси по сравнению с традиционным кормлением животных.

В разные периоды лактации (первые 100 дней после отела, со 101 до 200 дня, с 201 до запуска) к кормлению коров предъявляют определенные требования, особое внимание уделяют качеству грубых и сочных кормов. Наибольшего внимания требует первый период — период раздоя. Немецкие исследователи рекомендуют коровам в 1 и 2 мес. после отела скармливать на 100 кг живой массы по 1,6-1,9 кг сухого вещества грубого корма, с 3 по 9 — по 1,9-2,1 кг и до запуска - по 2,1 кг (БШегш^.2000).

В объемистых кормах для дойных коров большой процент приходится на силос. В нашей стране основной вид силоса - кукурузный, в меньших количествах заготавливают травяной и подсолнечниковый. Считают, что на по-едаемость силоса влияют в основном два фактора: влажность силосуемой массы и доля концентратов в рационах. Выявлена прямая зависимость между влажностью силоса, качеством и поедаемостыо силоса. Высококачественный силос поедался в количестве 10,5 кг сухого вещества (И.И. Филатов, 1983). Причем разница в поедаемости сухого вещества была значительная: до 6-7 кг. Считают, что для создания оптимальных условий пищеварения у животных в силосе должно содержаться не менее 33% сухого вещества.

Многочисленность факторов, влияющих на потребление сухого вещества коровами, несколько затрудняет работу по обеспечению их потребностей согласно принятым нормам кормления.

Нормирование кормления молочных коров по сухому веществу является обязательным условием при организации полноценного кормления. Необходимо учитывать, что животные потребляют в среднем 3,0-3,2% сухого вещества от живой массы.

При оценке полноценности кормления животных используют такой показатель как энерго-протеиновое отношение (ЭПО). Оптимальное ЭПО обеспечивает максимальное использование питательных веществ и энергии на синтез молока и одновременное снижение непродуктивных затрат на жизнедеятельность организма. По мнению Т.М. Свиридовой с сотруд. (2001), оптимальным ЭПО в рационах коров с продуктивностью до 5276 кг следует считать 0,17-0,18. Регулировать ЭПО следует за счет ввода в рацион жмыха в количестве 3,5-3,8% по питательности. Производство молока при оптимальном ЭПО возрастает на 550-640 кг за лактацию, рентабельность — на 10,312,5%, затраты кормов на единицу продукции снижаются на 9,4-11,0%.

Как уже было отмечено, жизнедеятельность организма невозможна без энергии, так как она обеспечивает синтез химических соединений, транспорт веществ, мышечные сокращения, передачу нервных импульсов (Е.А. Надаль-як и др., 1982; В.И. Волгин и др., 2000; В.И. Левахин и др., 2000).

Динамика обмена энергии на протяжении лактации изучена многими исследователями (Э.В. Овчаренко и др., 1986; Л.А. Заболотнов, 1998; Ю.П. Лазарев и др., 2000; D. Kliman, 1970; А. Hennig, 1972; S. Sanne, 1973). У коров с продуктивностью 30 кг молока в сутки в начале лактации теплопродукция близка к 100 МДж обменной энергии, а в конце лактации при удое 10 кг она снижается до 75 МДж.

У высокопродуктивных коров в начале лактации баланс энергии отрицательный, который животное устраняет за счет потери живой массы. Этот дефицит можно устранить путем скармливания энергонасыщенных кормов и в частности корнеплодов, концентратов (Н.В. Курилов и др., 1973; А.И. Девяткин и др., 1983).

Ученые ВНИИФБиП с.-х. животных (Э.В. Овчаренко, И.К. Медведев, 1986) рекомендуют нормы энергии у высокопродуктивных коров увеличивать, чтобы избежать потерь живой массы в начале лактации. Исследователи этого же института разработали для высокопродуктивных коров уточненные нормы обменной энергии, учитывающие динамику живой массы, потребность в обменной энергии по месяцам лактации с учетом месяца стельности. Нормы обменной энергии с ходом лактации повышаются (Е.А. Надальяк и др., 1987; 1988).

При недостаточном уровне кормления в сухостойный период и в начале лактации молочная продуктивность через 2-3 недели после отела снижается (Н.И. Клейменов, Н.В. Груздев, 1981; А.И. Девяткин, Е.А. Ткаченко, 1983; Н.И. Клейменов, П.Н. Курилов, 1983; В.Н. Коршунов и др., 1987).

Таким образом, в реализации генетического потенциала высокопродуктивных коров ведущее значение имеют энергия, протеин, биологически активные вещества (Н.И. Клейменов и др., 1980; В.А. Крохина и др., 1990).

Проблема обеспеченности животных энергией и протеином — одна из сложнейших, так как она не решается многие годы. В настоящее время животные получают 10,5 млн. т. переваримого протеина при потребности — 13,75 млн. т. (А.И. Фицев, 2001). Протеиновому питанию животных всегда придавалось особое внимание (А.П. Калашников, 1998) и особенно высокопродуктивным. Нарушения в обмене веществ у высокопродуктивных коров вызываются дефицитом протеина в рационе, что приводит к яловости, снижению устойчивости к заболеваниям, к преждевременной выбраковке.

Исследованиями отечественных (И.С. Попов, 1966; А.П. Калашников, 1978; А.П. Дмитроченко, В.М. Крылов и др., 1987) и зарубежных авторов (А. Ekern, 1970; А. Hellberg, 1970; К. Scheimann, 1971; Н. Meier, 1972) определены нормы переваримого протеина в одних случаях в расчете на кормовую единицу (от 83 до 110-115 г), в других на 1 кг молока жирностью 4% (50-60 г), или по содержанию сырого протеина - 13% от сухого вещества, но не выше 14% (М. Ashfield, 1976).

В последние годы подход к нормированию протеина пересматривается, что вызвано новыми исследованиями по этому направлению. Современные данные ученых (Н.В. Курилов и др., 1989; В.Н. Коршунов, 1989; Н.Г. Григорьев и др., 1989) показывают, что использование азота корма жвачными животными в значительной мере обусловлено физико-химическими характеристиками и в первую очередь растворимостью и расщепляемостью протеина в преджелудках. При ферментации протеина образующийся аммиак не в полной мере используется микроорганизмами рубца, часть его всасывается или эвакуируется в низлежащие отделы желудочно-кишечного тракта и в дальнейшем теряется. С увеличением в рационе легкорасщепляемого протеина потери возрастают, так как микрофлора рубца не в состоянии его использовать для синтеза микробного белка (В.Н. Коршунов, 1989).

В тоже время микрофлора рубца обладает высокой протеолитической активностью, расщепляя протеин корма на пептиды и аминокислоты. Одновременно с процессами расщепления происходит синтез микробного белка высокой биологической ценности. Тем не менее, за счет микробного синтеза белка потребности высокопродуктивных коров не удовлетворяются, и введение в рацион синтетических аминокислот оказывает положительное влияние на молочную продуктивность животных (М.Д. Аитова, В.И. Горбачев, 1986). Наибольшее влияние на состав молока оказывают такие аминокислоты как метионин, триптофан, лизин, аргинин, гистидин, треонин (А.П. Калашников, 1998).

Микробный протеин - основной источник удовлетворения потребностей коров в аминокислотах. Однако, по данным ученых ВНИИФБиП с.-х. животных, потребность жвачных в аминокислотах за счет микробного белка удовлетворяется только у низкопродуктивных. Так, у коров с удоем 10-15 кг потребность в аминокислотах за счет белка микроорганизмов обеспечивается на 70-75%, а при продуктивности 25-30 кг - только на 30-40%. Недостающее количество аминокислот должно поступать с белком нераспадающегося в рубце протеина.

Во ВНИИФБиП с.-х. животных разработана система оценки и нормирования протеинового питания жвачных, учитывающая доступность белка для усвоения за счет аминокислот микробного и кормового происхождения. Важным условием полноценного питания жвачных становится определение количества деградирующего в преджелудках протеина с одной стороны и протеина, устойчивого к деградации в рубце, с другой (Новая система., 1989; Б.Д. Кальницкий и др., 1998).

При полноценном питании высокопродуктивные коровы должны быть обеспечены и сырым жиром. По данным М.Ф. Томмэ (1974), суточная потребность коров в жире зависит от живой массы и удоя. Так, корове с живой массой 500 кг и суточным удоем 20 кг требуется 500 г сырого жира, при 30 кг - 730 г. По данным зарубежных авторов (V. Melosch, 1972), в рационе коров должно содержаться 800 г сырого жира, в том числе 400-500 г в виде ненасыщенных жирных кислот. Увеличение уровня ненасыщенных жирных кислот свыше 500 г приводит к снижению жирности молока.

Профессор В.Н. Баканов (1973) считал, что для высокопродуктивных коров сырого жира не должно быть менее 0,5% от сухого вещества. По данным A.A. Алиева и др. (1987), содержание жира в рационе должно быть эквивалентным 60 - 65% суточного выделения его в молочном жире, что соответствует 3,5-4% от сухого вещества рациона.

У новотельных высокопродуктивных коров добавка кормового животного жира в количестве 500 г и глауберовой соли — 50 г способствует повышению жирности молока на 0,44%. Использование в кормлении новотельных коров кормового животного жира с ацетатом натрия в дозах соответственно 500 и 300 г на голову повышает жирность молока на 0,4%, а удой - на 27% (A.A. Алиев и др., 1987).

Скармливание коровам в период раздоя на фоне силосного типа кормления кормового животного жира по 130 г в сутки и 120 г рапсового масла положительно сказалось на переваримости питательных веществ рациона, усвоении азота и продуктивности (В.В. Смирнова, 1992).

В питании жвачных животных важную роль играют углеводы — сырая клетчатка, крахмал, сахар. В грубых кормах сырая клетчатка занимает 3035% сухого вещества. Основная функция ее сводится к поддержанию нормального уровня жира в молоке через летучую жирную кислоту — лактат. Еще в 1959-1960 годы было установлено, что снижение жирности молока вызывается при обилии в рационе коров крахмала и низком уровне грубых кормов, особенно в виде сенной муки (W. Ensor, J. Shaw, Н. Telecha, 1959; J. Shaw, R. Robinson и др., 1959; J. Shaw, W. Ensor и др., 1960).

Уровень сырой клетчатки должен занимать 20 — 22% от сухого вещества (М.Ф. Томмэ, М.Ш. Магомедов, 1974). По данным других авторов (А.П. Булатов, 1999), минимум 8-10% от сухого вещества и максимум 28%. При удое 10-20 кг молока в сутки сырой клетчатки в рационе должно быть не более 24%, а при удое свыше 20 кг — не более 20%. В США для высокопродуктивных коров установлена норма сырой клетчатки в пределах 15% от сухого вещества. Избыточное количество сырой клетчатки в рационах снижает переваримость не только ее, но и других питательных веществ (D. Hillman, 1970).

На использование сырой клетчатки оказывает влияние уровень крахмала, сахара и протеина в рационе (К. Kalella, 1977). В нашей стране для контроля за обеспеченностью оптимальных условий микробиологических процессов в рубце жвачных определяется сахаро-протеиновое соотношение. По данным М.Ф. Томмэ (1974), сахаро-протеиновое соотношение в рационе дойных коров при удое свыше 5000 кг молока за лактацию должно равняться 1,2:1,5-1, или 100-110 г сахара на 1 кг молока.

Потребность кормов в крахмале такая же, как в сахаре. По данным Н.В. Курилова, A.M. Материкина (1974), на синтез составных частей молока и окисление в тканях лактирующей корове требуется 1140 г глюкозы в сутки. Расход глюкозы при удое свыше 25 л увеличивался от 1790 до 2296 г, а на молоко используется 64-73% (Н.В. Курилов, 1971).

По данным немецких ученых (Burgstaller, 1972), для образования молочного сахара в 1 кг молока корове требуется около 50 г глюкозы, но так как глюкоза используется и для питания нервной системы, воспроизводства, то суточная потребность в ней у высокопродуктивных коров может быть 2 кг в сутки и даже больше. По данным американских ученых суточная потребность в глюкозе у коров с удоем 40 кг возрастает до 3030 г (What is glucose., 1977).

В настоящее время установлено, что крахмал и сахар повышают использование азота рациона и представляют тот пластический материал, который непосредственно идет на образование жира молока и молочного сахара. Этим и объясняется необходимость оптимизации рационов молочных коров по содержанию сахара и крахмала, их отношению к переваримому протеину (В.И. Волгин и др., 1991).

Продуктивным животным для образования молока, шерсти или мяса необходима энергия сверх количества, расходуемого на поддержание жизни и потребление корма, является почти синонимом потребления энергии (Э. Кремптон, Л. Хоррис, 1971). Поэтому балансирование рационов по существу сводится к обеспечению потребностей животных за счет питательных веществ в энергии. Потребность в углеводах и жирах однозначна потребности в энергии, поскольку в организме животных происходит взаимопревращение углеводов в жиры, и наоборот. Практически уровень продуктивности животных на 80-90% зависит от поступления обменной энергии (ОЭ) и оптимального энерго-протеинового отношения и на 10-20% от других факторов полноценного питания (Н.Г. Григорьев, Н.П. Волков и др., 1989).

Энергия корма используется животными прежде всего для удовлетворения поддерживающей потребности (на окисление питательных веществ, переход химической энергии в тепловую при синтезе жира из углеводов корма), предотвращая явление катаболизма (Я. БсЫешапп, 1971). Энергия корма, превышающая поддерживающую потребность, используется на образование различных видов продукции. Лактирующие коровы превращают ее в энергию составных частей молока (П. Мак-Дональд и др., 1970).

Потребность животных в энергии зависит от количества образующегося молока и содержания в нем жира. К. Неринг (1959) пришел к выводу, что для производства 1 кг молока с 3%-ной жирностью корове требуется продуктивного корма, содержащего 620 ккал «чистой» энергии; при жирности молока в 3,5% количество необходимой энергии увеличивается до 680 ккал и при 4%-ной жирности необходимо 740 ккал.

Энергетическое питание высокопродуктивных коров неразрывно связано с общим обменом веществ и поэтому потребность в энергии, затраты на единицу продукции необходимо рассматривать с учетом структуры питательных веществ рациона, уровня притока энергии и состояния коровы в каждый данный момент (Н.И. Денисов, 1973). Одной из наиболее актуальных проблем кормления молочного скота является максимальное обеспечение потребностей высокопродуктивных коров в начале лактации в необходимых питательных веществах и энергии. Причем обеспечение энергией является значительно более сложным вопросом, чем обеспечение отдельными питательными веществами при наличии необходимых кормов в достаточном количестве (В.Б. Решетов, Е.А. Надальяк, 1975).

Высокая скорость и большой объем синтеза и секреции молока у высокопродуктивных коров требуют огромных затрат. Это особенно четко проявляется в первые месяцы лактации. По мнению Я. Лабуды и Т.В. Демченко (1976), на продуцирование 20 кг молока корове необходимо затратить 14240 ккал, а на образование 30 кг - 21360 ккал обменной энергии в сутки. В первый период лактации у коров отмечается отрицательный энергетический баланс, степень выраженности которого зависит от полноценности рациона и насыщенности его доступной энергией. При этом, чем выше продуктивность коров, тем больше должно быть энергии в расчете на единицу сухого вещества рациона. Рядом ученых (А.П. Калашников, Н.И. Клейменов, 1985) установлено, что концентрация энергии в 1 кг сухого вещества рациона у высокопродуктивных коров должна достигать 11,4 МДж обменной энергии. По мнению Н.Г. Дмитриева (1985), для высокопродуктивных коров (со среднесуточным удоем свыше 25 кг) концентрация энергии должна составлять в среднем 1,0-1,1 к. ед. в 1 кг сухого вещества рациона.

На современном этапе развития молочного скотоводства основной причиной, сдерживающей дальнейший рост продуктивности лактирующих коров, является низкая энергетическая ценность рационов.

По утверждению H.A. Севастьяновой (1974) и Н.И. Денисова (1982), повышение содержания энергии в рационе, а, следовательно, и энергетического питания в период раздоя - наиболее эффективный прием, обеспечивающий повышение молочной продуктивности коров.

Опытами ВИЖа доказано, что повышение уровня обменной энергии в начале лактации на 10% против существующих норм обеспечивает рост среднесуточных удоев на 6%, а повышение уровня энергии на 20% рост удоев на 15,3% (В.Л. Высоцкая, 1985; В.В. Щеглов, 1989).

Необходимость повышения концентрации обменной энергии в рационе коров находит подтверждение и у других исследователей. Так, например, повышение уровня кормления на 10,6% увеличивает среднесуточный удой молока 4%-ной жирности на 2 кг (В.Н. Игнатьев, С.И. Кошман, 1986). При содержании в 1 кг сухого вещества рациона 11,0 МДж обменной энергии затраты кормов на 1 кг 4%-ного молока снижаются на 0,16 корм. ед.(В.И. Волгин, Н.И. Курылева, 1989). Повышение уровня кормления на 24,2% против существующих норм в первый период лактации увеличивает среднесуточный удой на 6,2%, а молочную продуктивность за лактацию в целом на 14,6% (Н.И. Клейменов, 1982).

Исследования, проведенные Ф.Ю. Палфий (1963) и Н.В. Куриловым (1978), показали, что повышение энергии в рационах высокопродуктивных коров в первый период после отела на 15-25% способствует более эффективному перевариванию питательных веществ в преджелудках, усилению биосинтеза бактериального белка и улучшению использования азота корма. Молочная продуктивность повышается на 11-12%. Повышение уровня энергии в рационе коров оказывает положительное влияние на содержание жира в молоке.

Фактором, ингибирующим на большее или меньшее время после отела коров максимальный синтез жирных кислот в молочной железе, является повышенное поступление в нее длинноцепочных ацильных радикалов в виде неэстерифицированных жирных кислот из-за усиленной мобилизации жирных кислот из депо организма. Скорость развития функции синтеза жирных кислот в молочной железе коров после отела находится в положительной зависимости от потребления энергии с кормом (Э.В. Овчаренко и др., 1979).

В отличие от малопродуктивных, коровы с высокой продуктивностью остро реагируют на недостаток притока обменной энергии и резко снижают суточные удои молока. На практике для достижения высоких удоев и поддержания стабильности лактации в рационах молочных коров используют большие количества концентратов. Однако у коров, как и у других жвачных животных, нормальный процесс пищеварения, состояние здоровья и уровень продуктивности обусловлен определенным соотношением в рационе грубых, сочных (объемистых) и концентрированных кормов. Более низкое содержание обменной энергии в сухом веществе грубых кормов служит причиной, по которой их долю в рационе снижают по мере повышения продуктивности животных. Однако особенности пищеварения у жвачных животных не позволяют беспредельно повышать содержание в рационе высокоэнергетических кормов. Иначе возникают нарушения пищеварения (В.Б. Решетов, Е.А. На-дальяк, 1979).

Доказано, что доля концентратов в рационе коров, даже в период раздоя, не должна превышать 50% сухого вещества рациона. Потребление животными свыше 3-4 кг концентратов в сутки вызывает так называемый «Эффект замещения», т.е. снижение приема объемистых кормов в ответ на добавку концентратов (Э.В. Овчаренко, И.К. Медведев, 1986). Кроме этого экспериментально доказано, что увеличение концентрированных кормов в рационе коров свыше 36-38% по питательности ведет к снижению переваримости сухого вещества, а также неблагоприятно отражается на жирномолочности, воспроизводительной функции и состоянии здоровья животных (JI.K. Эрнст, В.И. Георгиевский, 1983). При скармливании в больших количествах концентратов снижается уровень сырой клетчатки в рационе, что изменяет процессы ферментации в преджелудках жвачных животных в сторону увеличения пропионовокислого брожения. Это приводит к изменению гормонального статуса организма и отрицательно сказывается на процессах синтеза жира молока в молочной железе коров (Мс. Clymonte, 1962). По мнению A.A. Алиева (1982), оптимальным является включение в рацион коров до 40% концентрированных кормов, что создает благоприятные условия для формирования фонда летучих жирных кислот в рубце, при этом жирность молока повышается. Избыток концентратов в рационе стимулирует липогенез в жировой ткани и одновременно уменьшает образование предшественников, необходимых для синтеза триацилглицеролов. Замена части крахмала в рационе лактирующих коров жиром ингибирует синтез триацилглицеролов в жировой ткани и стимулирует их образование в молочной железе (D.L. Palm-qvist, H.R. Conrad, 1978; D.L. Palmqvist, 1979). Рационы с высоким содержанием концентратов способствуют поступлению энергии не в молоко, а в жировую ткань (R.Y. Vernon, 1981; J.A. Bines, A.C. Hart, 1982).

В последние годы в нашей стране и за рубежом стали появляться сообщения о хозяйственной и экономической целесообразности применения в рационах лактирующих коров жировых добавок растительного и животного происхождения и замены ими части концентратов.

Для нормального функционирования организму необходимы три группы веществ:

1. Пластические, идущие на построение элементов тела и продукции животных;

2. Энергетические, обеспечивающие организм энергией;

3. Регуляторные, обусловливающие регуляцию всех биохимических процессов в организме.

Липиды одновременно относятся ко всем трем указанным группам веществ. Они необходимы для построения элементов тела, биологически (физиологически) активных веществ, регулирующих метаболизм (гормоны, витамины), а также требуются как энергетический материал для живой системы (М.Т. Таранов, 1976).

Липиды - большая группа органических веществ, которые содержатся в клетках животных и растительных организмов; эти вещества нерастворимы в воде, а экстрагируются органическими растворителями. К липидам относятся и жирорастворимые витамины, каротиноиды, хлорофилл и другие соединения. Структурные липиды в комплексе с белками составляют основу мембран, занимающих центральную позицию в функционировании и метаболизме клеток и тканей. В большинстве органов и тканей животных на их долю приходится до 40%, а в головном мозге - до 80% сухой массы. Резервные ли-пиды составляют до 90% сухой массы жировой ткани животных (A.A. Алиев, В.Г.Янович, 1986).

Питательная ценность липидов определяется высоким содержанием в них энергии. Однако липиды при определенных условиях являются стимуляторами роста и продуктивности животных. Согласно современным представлениям липиды составляют основу нервней ткани, аккумулируют и транспортируют энергию, выполняют защитную функцию, составляют основу ряда биологически активных веществ - гормонов, ферментов (A.A. Алиев, 1983).

Некоторые специалисты липиды кормов называют не просто жиром, а сырым жиром. Этот термин более удачен, поскольку под сырым жиром понимается комплекс всех веществ, входящих в состав липидов (М.Т. Таранов, А.Х. Сабиров, 1983).

В строгом смысле к «жирам» можно отнести только глицерин и жирные кислоты. В химическом отношении молекула жира состоит из молекулы глицерина и трёх молекул жирной кислоты преимущественно стеариновой, пальмитиновой и олеиновой, поэтому их называют триглицеридами (А.И. Девяткин, 1990). Энергетическая ценность жира обеспечивается углеродной цепью высокомолекулярных жирных кислот. При гидролизе нейтрального жира образуется примерно 90% жирных кислот и 10% глицерина. Глицерин относится к углеводам и содержит 4,3 кал. в 1 г, а жирные кислоты - 9,4 кал. (A.A. Алиев, 1980):

Жиры необходимы животным не только как источник энергии, но и как вещества, в которых содержатся жирорастворимые витамины: А, Д, Е, К. Активное действие этих витаминов возможно только при наличии в рационе животных даже минимального количества жира - 5-20 г на голову. Установлено, что витамин А в организме животных способен накапливаться и проявлять свое активное физиологическое действие только в комплексе жирных кислот — пальмитиновой, стеариновой и олеиновой. Ценность жиров заключается еще и в том, что распадаясь в организме, они обеспечивают отдачу большего количества обменной воды по сравнению с другими питательными веществами. Жиры, богатые высоконепредельными жирными кислотами, способствуют задержанию азота корма в организме животного (H.A. Смека-лов, 1962).

Исследования показали, что замена энергии глюкозы энергией жира приводит к повышению приростов и лучшему использованию протеина и энергии комбикормов. Если в кормовой смеси есть жир, то организм не синтезирует жирные кислоты и не тратит на это энергию (С.Т. Калмыков, 1976).

Кроме жиров в обмене веществ существенную роль играют жиропо-добные вещества - липоиды (фосфатиды, стерины и др.). Фосфатиды (лецитин, кефалин и др.) участвуют в процессах всасывания жирных кислот. Фосфатиды необходимы также для нормального функционирования центральной нервной системы и поддержания процессов роста. В значительных количествах фосфатиды используются при образовании молока (Е.М. Федий, В.В. Науменко, 1978).

В кормах содержание жира относительно невысокое: в концентратах оно колеблется в пределах 2-4%, в грубых кормах — 5-7% (J.L. Clapperton, W. Steele, 1983). В семенах и зерне его содержится больше, чем в стеблях и листьях. Очень низкая концентрация жира в клубнях (0,1-0,2%). Богаты жиром семена масличных культур - льна, подсолнечника, рапса (30-40%) (В.Б. Иоффе, A.B. Дервиш, 1991). В общем количестве жирных кислот преобладают линоленовая (53%), линолевая (13%) и олеиновая (10%) кислоты. В концентрированных кормах липиды представлены в основном триглицеридами ненасыщенных кислот с Cis (особенно линолевой) (JI.K. Эрнст, 1977; Yarton, 1980). Наибольшую ценность для организма животных представляют ненасыщенные жирные кислоты. Они легче поглощаются и транспортируются в жировое депо организмом животных (Л.И. Богородская, 1975). Ненасыщенные жирные кислоты под влиянием рубцовой ферментации гидрогенизиру-ются до насыщенных. На этой основе снижается образование метана в рубце и тем самым предупреждаются возможности развития острой тимпании рубца. Жирные кислоты: линоленовая и арахидоновая синтезируются в организме в недостаточном количестве, а линолевая кислота вообще в организме не синтезируется и должна поступать с кормом (A.A. Алиев, 1976; А.И. Девяткин, 1990).

Содержание липидов в кормах, потребляемых коровами на пастбище, составляет 600-1000 г из расчета на одну голову в день, что близко к оптимальному количеству (800-1000 г), рекомендуемому для лактирующих коров (Н. Hagemeister, W. Kaufmann, 1979). Однако количество липидов в рационах сено-силосного типа составляет 500-800 г в день (Н. Hagemeister, W. Kaufmann, 1979) и, следовательно, потребность коров в липидах не удовлетворяется в достаточной степени. Восполнить недостаток обменной энергии и липидов в рационе возможно за счет введения в него жировых добавок.

Изучение вопросов использования жиров в кормлении животных дало возможность установить, что если рационы сбалансированы по всем питательным веществам — протеину, витаминам, минеральным и другим веществам, то незначительное увеличение количества жира в кормовых рационах приводит к заметному повышению приростов, ускорению роста молодняка и к существенному улучшению оплаты корма по сравнению с рационами без жировых добавок. Увеличение жира в рационе значительно повышает отложение витамина А в печени, а эффективность использования корма животными, получавшими жир, всегда выше, чем у контрольных (С.Т. Калмыков, 1991). Следует отметить, что между учеными нет единого мнения по количеству ввода жира в рационы высокопродуктивных коров.

Например, М.Ф. Томмэ (1974) указал, что корове живой массой 550 кг при жирности молока 4% и удое 10 кг нужно около 250 г сырого жира, при 20 кг - 500 г и при 30 кг - 730 г сырого жира в суточном рационе. Опытами Е.А. Петуховой (1983) установлено, что в зимний период можно вводить в рационы лактирующих коров кормовой жир из расчета 10-15 г на 1 кг молока, но не более 60% от количества жира, выделяемого с молоком. Количество сырого жира в сухом веществе рациона коров должно составлять 3-4%. По данным кафедры кормления сельскохозяйственных животных Ленинградского СХИ, потребности среднепродуктивных коров в жире удовлетворяются при 2,5-5,0% его содержания в сухом веществе рациона. В рационе должно быть сырого жира на уровне 50-60% от жира, выделяемого с молоком (А.П. Дмитроченко, З.М. Мороз, 1978).

Дойным коровам с суточным удоем 20-30 кг молока жирностью 4% в расчете на 1 кормовую единицу рекомендуется 23 г переваримого или 35 г сырого жира. При суточном удое 10-15 кг молока норму сырого жира можно снизить до 25-30 в расчете на 1 корм. ед. (А.П. Калашников, 1978).

Исследования A.A. Алиева (1983) доказывают, что при уровне сырого жира менее 2-2,5% от сухого вещества рациона не представляется возможным выявление потенциальной продуктивности лактирующих коров. Содержание сырого жира в рационе должно быть эквивалентным 60-65% суточной продукции молочного жира, но не ниже 40%, что соответствует 4-4,5% от СВ рациона. Уровень сырого жира в рационе коров желательно довести жировыми добавками до 5%, если удои превышают 18-20 кг в сутки. В первые 50 дней после отела (при раздое) содержание сырого жира в рационе высокопродуктивных коров можно повышать до 6-8% (A.A. Алиев, 1980; Е. Thier, 1967).

В опытах отечественных и зарубежных ученых приводятся довольно широкие границы рекомендуемых уровней жировых добавок.

По данным В.И. Фарзалиева (1982), повышение уровня сырого жира до 5% от сухого вещества рациона за счет включения кормового животного жира способствует усилению синтеза азотистых веществ в желудке и всасыванию его из кишечника. При этом увеличивается коэффициент переваримости общего и белкового азота на 4,52 и 5,69% соответственно.

В эксперименте В.И. Валигура и A.B. Землякова (1982) насыщение рациона жвачных животных кормовым животным жиром до 7% от сухого вещества рациона не влияло на переваримость «сырых» протеина, клетчатки и липидов. Вместе с тем, увеличение уровня сырого жира свыше 5% отрицательно сказывалось на переваримости безазотистых экстрактивных веществ и обменности энергии.

Использование энергии корма у молочного скота в среднем на 70% возможно лишь из тех рационов, в которых содержание сырого жира не превышает 4-5%. При превышении указанного предела наступает резкое ухудшение использование энергии (W. Sentsch, Н. Wittenburg, 1972).

Исследованиями Y. Lauermann (1988) установлено, что предельно допустимая концентрация жиров в рационах жвачных не должна превышать 5% от сухого вещества.

В опытах на коровах с добавлением 2-3% жира в концентратные смеси молочная продуктивность увеличивалась на 2-10% при возрастании жирности молока (V. Ostergaard, 1981).

Американские ученые рекомендуют вводить в рацион коров с удоем 27 кг/дн и выше в первый период лактации добавки кормового животного жира в количестве 0,45-0,70 кг/дн с тем, чтобы общее содержание жира в рационе было на уровне 5-7%. При этом удой повышается на 10-12%. Однако дальнейшее увеличение сырого жира до 8-10% неблагоприятно сказывается на рубцовом пищеварении и потреблении корма (D.J. Schingoethe, 1988).

Следует отметить, что различный уровень сырого жира в рационе лак-тирующих коров неодинаково влияет на переваримость питательных веществ.

В опытах М.М. Клинской (1983) введение 2-3% липидной добавки от сухого вещества повысило переваримость органических веществ на 6,0%, усилило обмен и усвоение азота в кишечнике на 64,7%, сырого жира — на 72,4%.

По данным Д. Палмквиста (1969), введение 3-5% стабилизированного жира в рацион с высоким содержанием концентратов позволяет соответственно уменьшить количество крахмала без отрицательного влияния на молочную продуктивность и эффективность использования энергии. Скармливание коровам животных жиров в количестве 5-10% от сухого вещества в рационах с высоким содержанием концентратов оказывает положительное влияние на молочную продуктивность (W. Steele, J. Moore, 1968), а введение того же количества жира в рационы сенного и силосного типа не оказывает депрессирующего влияния на потребление и переваримость кормов (J J. Murphy, P.A. Yleeson, 1979).

Установлено положительное влияние на продуктивность животных скармливания кормового жира взамен концентратов в пределах до 8% от сухого вещества рациона. Особое внимание привлекает скармливание кормового стабилизированного жира лактирующим коровам с целью предупреждения снижения жира в молоке. Включение в состав гранул кормового стабилизированного жира в виде эмульсии до 5% от сухого вещества рациона при наличии 22% сырой клетчатки способствует увеличению удоя и жирности молока, а также улучшает переваримость и усвояемость азота корма (A.A. Алиев, 1980; А.Ф. Кайдалов, 1982).

Введение ненасыщенного кормового жира в рационы коров приводит к уменьшению количества триглицеридов и увеличению эфиров холестерина в жире молока: при этом увеличивается количество линолевой кислоты, что улучшает свойства молока (В.И. Фирсов, 1978).

Скармливание животных жиров в высококонцентратных рационах и рационах с большим удельным весом тонкоизмельченных кормов способствует восстановлению и стабилизации жирности молока. При замене крахмала (зерна) жиром происходит «прямое» превращение жира рациона в жир молока, а в последнем увеличивается доля жирных кислот с 18 атомами углерода и снижается доля жирных кислот ниже 16 атомов углерода (A.A. Алиев, 1987).

Наряду с положительным влиянием жира на переваримость питательных веществ и продуктивность животных, многие ученые отмечают отрицательный эффект при скармливании большого количества жира.

Так, увеличение нормы сырого жира в рационе коров с 2,1 до 8,8% вызывает снижение переваримости органического вещества с 76,4 до 67,8% и повышение на 1/3 доли пропионовой кислоты в рубцовой жидкости. В другом опыте повышение уровня сырого жира с 2 до 7% от сухого вещества рациона сократило потребление корма почти на 2 кг/гол/день при некотором росте продуктивности (М. Dorean, Y. Chilliard, 1988).

Исследования датских ученых показали, что при добавке жира из расчета 85 г на каждые 100 г жира, выделенного с молоком, увеличивается количество молока. Процентное содержание жира в молоке уменьшалось, особенно когда одновременно с жиром дают много концентрированных кормов (J.B. Larsen, S. Klausen, 1966).

Максимальная суточная доза сырого жира для молочных коров не должна превышать 4% от содержания в рационе сухого вещества, то есть не более 800 г/гол/день. Излишки жира подавляют деятельность микроорганизмов, расщепляющих сырую клетчатку в рубце. Это ведет к снижению потребления корма и, следовательно, продуктивности коров (S. Teufel, 1988).

При скармливании коровам животных жиров в виде добавок к рационам сено-концентратного типа уменьшает потребление сена и концентратов, снижает переваримость сырой клетчатки, сырого протеина и жирных кислот (J.A. Bines, 1978). Снижается переваримость и других компонентов рациона, что приводит к уменьшению количества белков в молоке (W. Mattes, D.L. Palmqvist, 1974). Скармливание жира повышает выделение с калом нерастворимых кальциевых мыл жирных кислот. В результате потребность коров в этом элементе увеличивается (A.A. Алиев, 1987; R.R. Johnson, Me. R.E. Clure, 1973).

Согласно современной концепции сбалансированного научно обоснованного питания для нормальной жизнедеятельности и получения максимальной продуктивности от животных необходимо соблюдать пропорции между многочисленными факторами питания. Специфическая роль в обменных процессах принадлежит минеральным веществам.

Термин минеральные вещества прочно внедрился (в немецкой литературе - «Mineralstoffe», в английской — «mineral matters») и является общепринятым. В немецкой и английской литературе микроэлементы именуются как «следы» — «Spurenelemente, trace elements». Исходя из этого, к макроэлементам причисляются и «органические элементы».

Изучение макро- и микроэлементов в питании растений, животных и человека началось более 150 лет тому назад. Впервые минеральный состав золы изучал немецкий учёный Э. Вольф (1848). Общие же закономерности распределения минеральных веществ в природе установил академик В.И. Вернадский (1952) и продолжил его учение академик А.П. Виноградов (1960), определивший биогеохимические провинции, каждая из которых имеет характерные почвенные особенности и в зависимости от этого минеральный состав растений, выращиваемых на них.

К настоящему времени в организме животных найдено свыше 70 минеральных элементов. Более 50% массы тела животного приходится на кислород, более 20% - на углерод, около 10% - на водород. Доля зольных элементов составляет 4-6% и зависит от вида, породы, возраста, питания животного.

Элементы, содержание которых в теле животных превышает 0,01% сухой массы, называются макроэлементами. К ним относятся углерод, кислород, водород, азот, калий, натрий, кальций, магний, фосфор, сера, хлор. В организме макроэлементы обладают способностью переходить из связанного с органическими веществами состояния в неорганическую форму. Большинство макроэлементов находятся в ионизированном состоянии и являются электролитами.

Элементы, содержащиеся в теле животных в количестве менее 0,01%) сухой массы, называют микроэлементами: железо, медь, марганец, йод, цинк, кобальт, молибден, селен и др. Большинство из них являются металлами, некоторые относятся к металлоидам: селен, йод, бром, фтор, мышьяк. Эти элементы образуют оксиды с кислотными свойствами.

В.И. Георгиевский (1979) делит все химические элементы на три группы:

- жизненно необходимые: кальций, фосфор, калий, натрий, хлор, сера, магний, железо, цинк, медь, марганец, йод, молибден, кобальт селен;

- вероятно необходимые: бром, ванадий, кадмий, кремний, мышьяк, никель, рубидий, хром, фтор;

- элементы с малоизученной ролью: алюминий, барий, бор, галлий, литий и др.

В организме животных часть элементов находятся в растворенном состоянии и в виде ионов участвуют в биологических процессах, а также обуславливают определенный уровень осмотического давления, обеспечивают поддержание равновесия клеточных мембран, принимают участие в диффузии, секреции и экскреции, процессах нервно-мышечной возбудимости, оказывают большое влияние на состояние коллоидов тканей, уровень гидратации и растворимость белковых веществ. Бикарбонаты и фосфаты калия и натрия входят в состав буферных систем.

Некоторые минеральные элементы в виде нерастворимых соединений входят в состав костной ткани, роговых образований и перьев у птиц.

Ряд микроэлементов являются частью сложных органических соединений, играющих важную роль в энергетических процессах, кроветворении, дыхании.

В настоящее время известна зависимость минерального состава от климата, типа почвы, применения удобрений, особенностей агротехники, технологии заготовки кормовых средств. Это сказывается на обеспеченности животных макро- и микроэлементами, состоянии здоровья и качестве получаемой продукции.

Кальций (Са). Общее содержание кальция в организме животных -1,2-1,8% по массе. Колебания обусловлены видом, породой, возрастом животных и другими факторами. Около 99 % этого элемента содержится в скелете в виде фосфатов.

Впервые французский учёный (СИоБзе!;, 1842) установил, что для формирования костей птиц кроме зерна требуется углекислый кальций. Позднее потребность в кальции была доказана для всех сельскохозяйственных животных. Ионы кальция оказывают положительное воздействие на нервную систему, снижают ее возбудимость, влияют на сердечную деятельность, играют важную роль в свертывании крови, активируют ферменты. Кальций участвует в регуляции кислотно-щелочного состояния и осмотического давления. Соединения кальция, поступающие с пищей, под влиянием соляной кислоты желудочного сока превращаются в хлориды и в виде ионов всасываются в кишечнике. Содержание кальция в сыворотке крови животных должно составлять 2-3 ммоль/л.

При недостаточной обеспеченности животных кальцием у них развивается ряд заболеваний, в том числе рахит, остеомаляция, при которых нарушена минерализация костной ткани. Конечности искривляются, животные хромают, движения их скованны, кости размягчаются и легко ломаются. У сельскохозяйственной птицы при кальциевой недостаточности скорлупа яиц становится тонкой, увеличивается бой и насечка яиц. Снижается интенсивность роста молодняка и продуктивность взрослой птицы.

Особенно чувствительны к дефициту кальция высокопродуктивные животные. Имеются случаи, когда коровы-рекордистки погибали от перелома конечностей. В настоящее время известно, что клетки костной ткани (остеобласты) продуцируют мукополисахарид, который вместе со связанным с ним белком поглощает из крови ионы кальция. Часть кальция костной ткани может вновь переходить в кровь и другие ткани. В сыворотке крови одна треть всего количества кальция не диффундирует, то есть эта его часть связана с белком. Кальций взаимодействует так же с альбуминами и глобулинами. Кальций обуславливает свёртывание крови, регулирует мышечную и нервную деятельность, активизирует липазу поджелудочной железы, фосфа-тазу в слюне, стабилизирует трипсин. По данным Н. ЕПепЬе^еэ (1950), около 98,5% имеющегося в теле взрослой коровы кальция содержится в костях. С. Ьепкей (1959) показал, что лабильная фракция кальция в костях составляет 17-20%. Для производства молока корова может мобилизовать из костей

1400-1700 г кальция, что соответствует 1200-1500 кг молока. За сутки из кости освобождается и вновь накапливается 45-80 г кальция. Многие авторы утверждают, что количество обмениваемого кальция составляет до 60% всего кальция в организме. Таким образом, животные в течение длительного времени для жизнедеятельности и производства продукции могут использовать кальций из костей. В то же время такое заимствование может быть до определённого предела. Большой расход этого важного элемента может привести к остеомаляции (размягчению костей).

Фосфор (Р). На долю фосфора в теле животных приходится 0,70-085%. Около 80% фосфора содержится в скелете, остальное его количество находится в составе нуклеиновых кислот, в фосфопротеидах, фосфолипидах. Фосфорная кислота и её соединения принимают самое непосредственное участие в осуществлении большинства биологических функций. Фосфор окисляет жиры, расщепляет углеводы. С участием фосфора протекают реакции в трикарбоновом цикле. Все водородные атомы, снимаемые от органического вещества, передаются в тканевое дыхание. Важную роль фосфор играет в обмене энергии, белка, многих аминокислот. Фосфор включается в структуру ДНК и РНК, образует фосфолипиды, которые играют важную роль в транспорте жирных кислот. Этот элемент участвует в процессах катаболизма и анаболизма, необходим для работы многих ферментов, катализирующих реакции ацетилирования, переаминирования, карбоксилирования. Фосфор входит в состав АТФ и креатинфосфата, являющихся универсальными аккумуляторами энергии. Фосфаты образуют в крови буферную систему, которая принимает участие в поддержании кислотно-щелочного равновесия.

Содержание фосфора в органах и тканях млекопитающих различное: головной мозг 12200, сердце 6000, почки 6900, печень 7400, лёгкие 4800, мышцы 6300, скелет 118000 мкг г"1. В организме взрослого человека содержится 650 г фосфора, около 86% его находится в виде гидроксиланатита -очень твёрдого труднорастворимого фосфата кальция, который составляет минеральную часть костей и зубов (Ю.И. Москалёв, 1985).

Усвоение фосфора в пищеварительном тракте начинается с растворения в воде первичных фосфатов неорганического и органического происхождения. В желудке под действием соляной кислоты расщепляются сложные фосфорные соединения, однако, основное расщепление происходит в тонком кишечнике. Растворимые соединения этого элемента легко всасываются и уже в эпителии ворсинок принимают участие в процессах фосфорилирова-ния. Выводится фосфор из организма с продукцией, калом и мочой. Повышенное выделение фосфора с мочой наблюдается у животных при ацидозе; пониженное — при гипопаратиреоидизме, тяжелой почечной недостаточности. У жвачных животных существует большая потребность в фосфоре для процессов воспроизводства и развития микрофлоры в пищеварительном тракте.

Калий (К). Ион калия - главный катион внутриклеточной среды. Из общего количества калия, содержащегося в теле животного, 98% находится внутри клеток и только около 2% - во внеклеточной жидкости. Концентрация калия в клетках тканей неодинакова и зависит от возраста, вида животного. Основное депо калия — мышечная ткань, в которой сосредоточено более 65 % этого элемента, на костную ткань приходится около 0,35 %. Так, если в клетках скелетной мышцы содержится 1,8 г калия на 100 г сухого вещества, то в свежей ткани мышцы его содержится 3,5-4 г на 1 кг. Высокая концентрация калия (2,5-3 г/кг) в свежей ткани мозга. Калий входит в состав эритроцитов, клеток нервной ткани, он связан с обменом углеводов. При биосинтезе гликогена калий проникает в клетку, а при распаде он выделяется в межклеточную жидкость. При мускульной работе происходит распад гликогена, освобождение ионов калия из мышц и накопление их в печени. Во время отдыха ионы калия постепенно вновь переносятся в мускульную ткань и мышцы снова готовы к работе. Калий необходим также для активизации некоторых ферментов, в частности фермента, активизирующего тирозин в печени.

Калий необходим для поддержания возбудимости нервных и мышечных клеток, синтеза и распада макроэргических фосфорных соединений.

Этот элемент играет важную роль в обмене белков, углеводов, в регуляции осмотического давления и кислотно-щелочного состояния, мышечного тонуса, помогает поддерживать рН содержимого рубца на уровне 7.

При недостатке калия в рационе у животных наблюдается повышенная возбудимость, расстройство сердечной деятельности, возникает аритмия, снижается кровяное давление, ухудшается работа почек и печени, нарушается репродуктивная функция. Избыток калия приводит к снижению концентрации натрия в плазме крови. Это свидетельствует о том, что калий поддерживает в организме общий катионный баланс.

Калий поступает в организм животных с кормами растительного происхождения, особенно богаты калием молодые растения. Поэтому дефицит этого элемента в рационе животных встречается очень редко.

НатрийЛЧа). Широко распространен в литосфере и биосфере, в организме животных на его долю приходится около 0,3 %. Натрий является главным катионом внеклеточной жидкости, незначительная его часть удерживается внутри клеток. Около 40 % натрия находится в костях; в плазме крови концентрация этого элемента стабильно поддерживается на определенном уровне - 134-150 ммоль/л. Велика роль натрия в регуляции осмотического давления, в сыворотке крови и внеклеточной жидкости он составляет около 93 % всех оснований.

Натрий является важным компонентом буферных систем, поддерживающих кислотно-щелочное равновесие в организме животных, оказывает влияние на способность белковых коллоидов к набуханию, совместно с ионами калия обеспечивает нормальную сократимость мускулатуры сердца, нервно-мышечную возбудимость, увеличивает проницаемость клеточных мембран.

Дефицит натрия в рационе животных приводит к задержке роста, снижению синтеза белка и жира в тканях, ухудшает использование корма, у птицы возникает каннибализм. Излишек натрия в кормах вызывает вялость, снижение продуктивности, жажду, понос, рвоту. При вскрытии погибших животных наблюдаются геморрагии, энтерит, отечность тканей, увеличение почек и нефриты.

Натрий легко всасывается через стенку пищеварительного тракта. Выводится из организма с мочой (90%), с продукцией и с калом.

Содержание натрия в растениях в 5-10 раз ниже, чем калия, в теле животных разница намного меньше. Так, в золе туши свиньи натрия содержится 4,4%, калия 8,4%. Значительная часть калия выделяется со слюной. У овцы в 1 л слюны содержится 4 г натрия (Мс Бои^аП, 1948). За сутки со слюной выделяется примерно 30-35 г натрия с учётом её образования в количестве 8-9 л.

Хлор (С1). Около 20 % хлора содержится в костях, большая часть - во внеклеточной жидкости и 15-17 % внутри клеток. Этот элемент находится в клетках крови, соединительной ткани, в подкожной клетчатке, мышцах, печени. Хлор участвует в поддержании осмотического давления и кислотно-щелочного равновесия, входит в состав желудочного сока. При недостатке его в пище содержание соляной кислоты, которая вырабатывается в желудке для активизации пепсина, сокращается. Ионы хлорида активируют ферментативные процессы, которые являются кофактором для а-амилазы поджелудочной железы, активирует некоторые ферментные системы. Усваивается хлор в дистальной части тонкого отдела кишечника и толстой кишке. Из организма выводится с продукцией, мочой, калом и потом. Хлор имеется в клетках и жидкостях, а накопителем (депо) для хлора является кожа.

При недостатке хлора в рационе животных наблюдаются торможение роста, нервные расстройства, высокая смертность. Для балансирования рациона по содержанию хлора используют поваренную соль.

Магний (Ме). После калия является самым важным катионом внутриклеточной жидкости. Около 62 % этого элемента приходится на костную ткань. Кроме того, магний содержится в плазме, форменных элементах крови. В организме животных он находится в виде солей фосфорной, соляной кислот и в белковых соединениях. В растениях магний входит в состав органических соединений, таких как хлорофилл, фитин и др.

Магнием активизируются около 50 известных ферментов. Этот элемент необходим для проявления каталитической активности аденозинтрифосфата-зы, ферментов цикла Кребса, декарбоксилирования, участвует в обмене нуклеиновых кислот, в мышечном сокращении. У жвачных животных магний играет большую роль в рубцовом пищеварении. Магний оказывает воздействие на центральную нервную систему, повышение концентрации его в крови может вызвать торможение функции коры головного мозга. Магний снижает свертываемость крови, предупреждает возникновение тромбов.

Как избыток, так и недостаток магния в рационе оказывает отрицательное влияние на обменные процессы, продуктивность и жизнеспособность животных. У них наблюдается повышенная возбудимость нервной системы и судороги, истощаются запасы магния в костях, снижается содержание его в сыворотке крови, в результате чего возникает тетания. Заболевают животные обычно весной, когда поедают в большом количестве молодые сочные травы без подкормки концентрированными кормами и добавок оксида магния. Для предотвращения заболевания дойным коровам дают по 50 г оксида магния в сутки, телятам - 2-5 г.

Сера (8). Сера участвует в регуляции кислотно-щелочного состояния, входит в состав цистина, цистеина и метионина. Цистин был открыт в 1810 г, а метионин в 1922 г. Серосодержащие аминокислоты являются составной частью большинства белков. Витамины тиамин (В1), биотин (Н) также содержат серу.

В организме взрослого крупного рогатого скота содержится 800-1000 г серы. В шерсти - 4-5%, в мышцах - 2 г на 1 кг. Много серы содержится в рогах, копытах, перьях.

При недостатке серы снижается синтез белка и прирост живой массы молодняка, ухудшается качество продукции, например, шерсти у овец. Для восполнения недостающего количества серы в рацион животных вводят корма, богатые этим элементом: рыбную, мясокостную муку, жмыхи, шроты, а также неорганическую серу, которая используется микрофлорой рубца для синтеза микробного белка.

Микроэлементы и их биологическая роль. Микроэлементы играют в организме многообразную, специфическую, прежде всего каталитическую роль. Хотя содержание в организме некоторых микроэлементов установлено давно (марганец, например, обнаружен в 1785 г., фтор в 1807 г., йод в 1811 г.), выявить их значение для жизни организмов удалось за последние 60-80 лет.

Важное значение биологической роли микроэлементов для животных вызвало большой интерес у таких специалистов по кормлению сельскохозяйственных животных как В.В. Ковальский (1952), Я.В. Пейве (1956), Я.М. Бер-зинь (1956), А. Хеннинг (1976), В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Само-хин (1979), Л.И. Зинченко, Е.С Погорелов (1980), Б.Д. Кальницкий (1985).

На сегодня достоверно установлено, что несмотря на очень низкую концентрацию в организме, исчисляемую миллионными долями грамма на 100 г ткани, микроэлементы определяют интенсивность процессов всех видов обменов веществ: белков, углеводов, липидов, а в качестве коферментов и активных центров определяют активность почти всех ферментов, участвующих в процессах обмена веществ. Микроэлементы входят в состав гормонов. Очень важно, что микроэлементы через ферменты и гормоны определяют интенсивность биосинтеза нуклеопротеидов, нуклеиновых кислот — ДНК и РНК, от функциональной активности которых зависит не только синтез белка, но и проявление всех жизненных функций и способности организма, его генетического потенциала жизнеспособности и продуктивности. Микроэлементы поддерживают защитные функции организма, участвуют в процессах обезвреживания ядовитых веществ и синтеза антител (С.А. Лапшин, Б.Д. Кальницкий и др. 1988; В.Т. Самохин, 2000; С.Г. Кузнецов, 2000).

Микроэлементы входят в состав биологически активных соединений и генетического аппарата клетки. М.А. Риш (1976) установил три основные функции микроэлементов:

• поддержание биологически активного информационного состояния микромолекул;

• образование координационных комплексов между ферментом, ко-ферментом и субстратом;

• изменение электронной структуры молекулы субстрата.

Эти функции не исключают одна другую и могут осуществляться одновременно; они тесно связаны со способностью микроэлементов образовывать комплексы с органическими молекулами.

К микроэлементам относятся: железо, медь, марганец, цинк, кобальт, йод, молибден, селен, фтор, бром, хром и др. Жизненно важными считаются: железо, медь, марганец, цинк, кобальт, йод. Эта группа микроэлементов при скармливании животным одного элемента или веществ, содержащих данный элемент, обеспечивает значительное увеличение роста и продуктивности животных; при отсутствии элемента или веществ, содержащих этот элемент в рационах кормления, появляются признаки недостаточности с низким содержанием в крови или тканях элемента, введение которого вызывает увеличение скорости роста и продуктивности животных (K.M. Солнцев, 1980).

Железо (Fe). Впервые железо обнаружено в 1713 г. в золе крови, а в 1745 г. — в эритроцитах (М. Brüschke, 1964). Железо входит в состав гемоглобина, при этом атом железа способен связывать кислород, образуя оксиге-моглобин. Эти превращения происходят в лёгких. Если же атом железа связывает закись углерода, то такая связь оказывает вредное влияние на организм. Образование гемоглобина происходит в костном мозгу с участием витамина В12, меди и других факторов. Железо входит в состав и миоглобина — белка мышц. Он отличается от гемоглобина меньшей способностью связывать кислород. От всего количества железа в организме животных в гемоглобине и миоглобине его содержится 70-75%. Железо содержится в молоке в виде двухвалентного железа (лактосидорофилин), в ядрах всех клеток (ас-корбинат железа), в ряде ферментов (каталазе, пероксидазе) и др.

Поскольку 3А железа организма находится в гемоглобине и миоглобине, естественно, что наибольшая концентрация его наблюдается в крови, а так же в органах с гемоноэтической, гемолитической и депонирующей функцией. От общего количества железа его содержится 10% в печени, 10 - в селезёнке, 5 - в скелете и 2% в других органах (В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Самохин, 1979).

Медь (Си). В 1928 г. Харт с сотрудниками определил участие меди в кроветворении (E.B. Hart, 1928). Затем было обнаружено содержание меди в ферменте, катализирующем окисление аскорбиновой кислоты. При недостатке меди уменьшается скорость абсорбции железа, что приводит к сокращению жизни эритроцитов и скорости созревания новых форменных элементов. Медь является незаменимым элементом в жизни растений и животных, в значительной степени влияет на обмен в организме углеводов, липидов, белков, витаминов и минеральных веществ, активность гипофиза, участвует в защитных функциях организма. Медь необходима и для окисления тканевого дыхания, пигментации кожи и кератинизации шерсти, формирования нервной ткани, воспроизводительной функции, нормальной жизнедеятельности микрофлоры преджелудков, развития костной ткани, повышения мясной продуктивности скота (Ф.Я. Бернштейн, 1958; М.Ф. Томмэ, 1968; K.M. Солнцев, 1980; В.В. Дюкар, А.Г. Ключковский, И.В. Дюкар, 1985).

В настоящее время установлено много медьсодержащих белков. Так, в состав белка сыворотки крови - церулоплазмина входит медь, а белок эритроцитов (эритрокупреин) содержит 0,35% меди. В печени медь обнаруживается в гематокуприне, который является аккумулятором меди. В мозгу находится цереброкупреин, содержащий 0,3% меди (А.О. Войнер, 1960; Е.Ф. Дымко, 1963).

Медьсодержащие ферменты играют важную роль в окислительно-восстановительных процессах, катализируя отдельные этапы тканевого дыхания. В большинстве случаев атомы меди в ферментах играют роль переносчиков электронов, но иногда способствуют образованию фермент-субстрактных комплексов (В.В. Ковальский, М.А. Риш, 1970).

Центральное место среди медьсодержащих ферментов занимает цито-хромоксидаза, принимающая участие в процессе тканевого дыхания и являющаяся конечным продуктом окисления органического вещества, оказывающего влияние на синтез йодированных соединений щитовидной железы, активность половых гормонов (Б.С. Орлинский, 1984).

По данным С. Ellis (1954), медь повышает захват радиоактивного железа форменными элементами крови и изолированными клетками костного мозга. Т. Mann, D. Keilin (1939) выделили из эритроцитов медьсодержащий белок — эритрокупреин (0,35%), медь обнаружили в печени в белке-аккумуляторе гепатокупреине, в белке мозга - цереброкупреине (0,3%), в белке молока (0,19%). Медь принимает участие в биохимических реакциях растений в виде фермента тирозиназы. У животных тирозиназа катализирует реакцию превращения тирозина в меланин. Подкожные инъекции соединений меди способствуют увеличению тироксина в крови (В.Н. Галахова, 1958). Медь также взаимодействует с молибденом, марганцем, цинком, кобальтом. На многие ферменты медь оказывает угнетающее действие (липаза, уреаза, пепсин и др.)

Марганец (Мп). Марганец положительно влияет на процесс кроветворения, на обмен азотистых веществ, кальция, фосфора, оказывает воздействие на синтез аскорбиновой кислоты в тканях животных, уменьшает эффект адреналина, снижает уровень сахара в крови, способствует профилактике заболеваний перозом у птиц (В.Ф. Лемеш, 1953; Ф.Я. Бернштейн, 1958; Н. Rudra, 1939).

Марганец усиливает эффективность действия витаминов С (аскорбиновой кислоты) и В] (тиамин). Кроме того, с ним связано действие антирахитического витамина D. Действие марганца на костную ткань обусловлено, вероятно, его активирующим влиянием на щелочную фосфатазу и синтез кислых мукополисахаридов в матрице кости и хрящах (В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Самохин, 1979).

В.И. Вернадский (1952) писал, что разработанные процессы жизни — явления метаболизма, рост организмов изменяются под влиянием марганца в благоприятную для жизни сторону.

Известно, что марганец является составной частью белков, в частности, аргиназы печени, а также карбоксилазы пировиноградной кислоты. Обнаружены и другие комплексы марганца с белками (K.M. Солнцев, 1980).

При дачах животным кормов с недостаточным содержанием марганца задерживается их половое созревание, наблюдается низкая воспроизводи-тельность у нетелей.

При недостатке марганца в рационе у животных наблюдаются всевозможные структурные и физиологические дефекты, степень проявления которых зависит от вида животных и величины дефицита.

Следует отметить, что низкий уровень марганца в кормах в первую очередь приводит к существенному его снижению в костях. У молодняка отмечают медленный рост конечностей, наступает деформация костей, уменьшается уровень содержания глюкозаминогликанов в хрящевой ткани, а также понижается активность ряда ферментов углеводного обмена. Недостаток марганца в тканях приводит к образованию и накоплению в организме пере-кисных соединений, а в ряде случаев расстройство нервной системы (диско-ординация движений, атаксия). Недостаток марганца у животных проявляется и в расстройстве репродуктивных функций, подавляется биосинтез холе-стеролов, что ограничивает синтез половых гормонов, и, следовательно, ухудшаются воспроизводительные функции животных. (С.Г. Кузнецов, 1976; Б.Д. Кальницкий, 1985; И.В. Петрухин, 1989)

Телята, родившиеся от коров, в организме которых был дефицит марганца, медленно растут, имеют прогибающиеся голеностопные суставы и другие дефекты конечностей (Ф.Я. Бернштейн, 1948; А.Д. Шепелев, Д.С. Шепелев, К.С. Бычков, 1983)

В то же время существуют оптимум содержания марганца, нарушение которого нежелательно. Марганец токсичен для центральной нервной системы и при определённых условиях его соединения могут приобрести свойства отравляющего вещества (Л.И. Котляровский, 1961)

Цинк (Zn) - обладает весьма широким спектром физиологического воздействия, его роль в живых системах очень многообразна (Б.С. Орлинский, 1984).

Он влияет на рост и развитие животных, продуктивность, воспроизводительную функцию, процессы кроветворения, участвует в процессах дыхания, служит катализатором в окислительно-восстановительных процессах, повышает активность витаминов и усиливает фагоцитоз (A.A. Алиев, 1997).

Цинк необходим для нормального развития эпидермальных тканей, связан с обменом белков, жиров и углеводов, обменом воды и электролитов.

Установлена взаимосвязь между проявлением инсулярной функции поджелудочной железы и содержанием в ней цинка. В составе инсулина и глюкогона цинк участвует в метаболизме углеводов (R.J. Cousins, 1985; K.M. Hambidge, С.Е. Casey, N.F. Krebs, 1986).

Цинк усиливает секрецию антидиуретических гормонов и приводит к задержанию воды в организме животных, а в составе протеидных комплексов оказывает стабилизирующее действие на мембраны клеток. Он необходим для регуляции генетического потенциала клетки при её переходе от состояния покоя к репликации ДНК, и наоборот, поддерживает конфигурацию РНК, то есть косвенно влияет на биосинтез белков и передачу генетической информации (В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Самохин, 1979; М.А. Риш, 1983).

Цинк действует на функциональное состояние половых желез, активизирует гипофиз, интенсифицирующий их деятельность. Очень высокая концентрация цинка найдена в секрете предстательной железы, в сперматозоидах, в тканях с интенсивным обменом. В медицине используются препараты, состоящие из белка, цинка и инсулина (глобин-цинк-инсулин, протемин-цинк-инсулин и др.)

Цинк активизирует многие ферменты (фосфатазы, уриказу, карбокси-пентидазу и др.), образует комплексы с инсулином, воздействует на процессы воспроизводства (V. Eggleton, 1939; D. Keilin, Т. Mann, 1940; Н.

Holtermann, 1952). В крови цинк содержится в эритроцитах. В инсулине, выделенном из организма, его содержание составляет 0,15-0,74%.

По некоторым данным 75-78% цинка крови содержится в эритроцитах, где он находится в форме карбоангидразы, является специфическим компонентом и кофактором ряда дегидрогеназ, а так же щелочной фосфатазы, играющей важную роль в процессах минерализации костной ткани (J.S. Bond, R.J. Beynon, 1985; М. Kirchgessner, 1987).

По количественному содержанию в организме животных цинк занимает среди микроэлементов второе место после железа. В организме его распределение следующее: скелет 28%, печень 7, кожа 8, кровь 2-5, на долю остальных органов приходится 16-18%.

Недостаточность цинка в рационе животных проявляется в характерном нарушении в организме соответствующих ферментативных и гормональных процессов. Подавляется синтез белков, что замедляет рост и развитие организма, репродукцию животных и образования семени у производителей. В организме животных наблюдается утолщение и укорочение конечностей, нарушается рост и развитие эпидермиальных тканей. У животных отмечают дерматиты, отсутствие аппетита, скрежет зубов, рвоту, поносы, хромоту (В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Самохин, 1979).

Кобальт (Со). Особое внимание кобальту начали уделять после получения в чистом витамина В12 (Е. Rickes, 1948). Он является составной частью этого витамина (4-5% трёхвалентного кобальта). Кобальт принимает участие в реакциях гликолиза, цикла трикарбоновых кислот (активатор альдолази, дикарбоксилазы щавелевоянтарной кислоты, дипентидазы и фосфатазы). У жвачных животных значение кобальта связано с жизнедеятельностью микроорганизмов рубца. При скармливании солей кобальта активизируется биосинтез витамина В12, улучшается переваримость целлюлозы (В.В. Ковальский 1960; C.F. Mills, 1987). Витамин В\2, в свою очередь, вовлекается в синтез нуклеиновых кислот, белков и аминокислот: метионина, цистина, тирозина, учавствует в углеводном и жировом обмене. У клинически здоровых коров содержание кобальта в крови 3-5 мкг, в печени 10-40 мкг (в сырой ткани органа), в мышцах 200-300 мкг. Большая часть запасов кобальта находится в скелетной мускулатуре и крови (K.M. Солнцев, 1980).

При недостатке кобальта у жвачных животных могут возникать расстройства, называемые "изнеможением" (pining), "солевой болезнью" (saltsick), "изнуряющей болезнью" (wasting disease).

У животных наблюдают потерю аппетита, исхудание, замедленный рост, предрасположенность к заболеваниям органов питания, резкое снижение продуктивности, поносы, нарушение процессов кроветворения, нарушение волосяного покрова, побледнение кожных покровов. У крупного рогатого скота кожа покрывается корками (С.И. Вишняков, А.И. Акухтин, В.А. Иноземцев, 1971; Б.С. Орлинский, 1984).

Недостаток кобальта в организме приводит к заболеваниям "акобаль-тоз". Из-за малого поступления микроэлемента в рубце животных происходят качественные изменения состава микрофлоры, резко сокращается её количество. В связи с этим снижается образование в рубце витамина В12 и уменьшается содержание витаминов А, С и Е в органах и крови, в результате нарушается кроветворение и обменные процессы в организме. Если у жвачных животных концентрация кобальта в рубце падает ниже 20 мкг на 1 литр его содержимого, то синтезированного микроорганизмами витамина В]2 оказывается недостаточно для удовлетворения потребности в нём. В.И. Берзинь (1961), В.Т. Самохин, В.Р. Зельнер (1972) пришли к заключению, что "ако-бальтоз" в сущности представляет собой не столько недостаток кобальта, сколько недостаток витамина В12. Такие заболевания в основном возникают в районах, где в кормовых средствах не достает кобальта.

Добавка кобальта оказывает стимулирующее влияние на внутриутробное развитие и рост молодняка, повышает мясную продуктивность на 10-15%, количество гемоглобина в крови на 10-12%, эритроцитов до 30% (Х.Б. Дзана-гов, 1970).

Йод (J) — участвует во многих биофизических и биохимических процессах организма (K.M. Солнцев, 1980).

Роль йода в организме животных непосредственно связана с вхождением его в структуру основного гормона щитовидной железы тироксина, который участвует в регуляции обмена белков, жиров и углеводов. Йод усиливает возбудимость центральной нервной системы, влияет на развитие волосяного покрова у животных (A.A. Алиев, 1997).

Количество йода, присутствующего в организме взрослых животных, не превышает 0,6 мг/кг. Йод содержится практически во всех тканях и секретах, но главную роль он играет, как компонент гормона тироксина, выделяемого щитовидной железой. Тироксин был выделен в 1914 г. При недостатке йода возникает-болезнь щитовидной железы — «зоб». Йод испытали для излечения зоба во Франции ещё в 1820 г. В состав тироксина йод входит в количестве 65%. В щитовидной железе млекопитающих кроме тирозина найдены ди-, три- и тетрайодтиронин. Йод замещённые тиронины являются стимуляторами ферментов.

Иод присутствует в составе тиреоидных гормонов. Эти гормоны, как известно, регулируют расход углеводов, белков и жиров в организме, процессы теплообразования, оказывают влияние на рост, развитие, функцию воспроизводства. Действие гормонов на обмен веществ связано с их влиянием (через синтез дыхательных и других ферментов) на внутриклеточные процессы окисления и синтеза белка. На обмен йода в организме оказывает влияние функциональное состояние щитовидной железы, гипофиза, гормонов половых желёз и инсулина, вероятно, при участии витаминов и микроэлементов (В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Самохин, 1979).

В организме млекопитающих концентрация йода в среднем составляет 50-200 мкг/кг массы, однако этот показатель может варьировать в больших пределах в зависимости от его содержания в рационе. С возрастом происходит некоторое уменьшение концентрации йода в теле, что обусловлено снижением функциональной активности щитовидной железы. При обычном режиме кормления весь фонд йода организма разделён примерно следующим образом: щитовидная железа 70-80%, мышцы — 10-12, кожа — 3-4, прочие органы - 5-10% (А. О. Войнер, 1960).

Поскольку в цепи почва —> вода —> растение —> животное концентрация йода подчинена прямой зависимости, а зоны йодной недостаточности встречаются нередко (В.В. Ковальский, 1972), проблема йодного питания животных стоит довольно остро. Положение осложняется тем, что наряду с первичной может быть и вторичная недостаточность йода, обусловленная наличием в растениях антитиреоидных веществ. Кроме того, в процессе хранения кормов потери йода достигают 30-50% и более (С.И. Вишняков, А.Н. Акух-тин, В.А. Иноземцев, 1971).

При недостатке йода в кормах рациона снижается синтез тироксина и трийодтироксина в щитовидной железе. Хронический же недостаток поступления йода в организм обуславливается снижением окислительных процессов в организме и азотистого обмена, усиливает отложение жира, приводит к разрастанию тканей щитовидной железы. Размеры железы увеличиваются вследствие разрастания соединительной ткани при одновременной атрофии железистых элементов, что ведёт к образованию эндемического зоба, при этом существенно снижается рост молодняка. Зоб обычно появляется у потомства как следствие дефицита йода в рационе беременных маток. При этом рождается слабое потомство (А.И. Войнер, 1960; Е.И. Смирнова, Т.Н. Сазонова, 1967).

Следует также отметить, что недостаток йода в кормах может отрицательно сказываться на процессе усвоения организмом и других биологически активных веществ, в частности витаминов. Токсический избыток йода в рационе сельскохозяйственных животных в обычных условиях маловероятен, так как их толерантность к данному элементу высока (K.M. Солнцев, 1980).

При организации питания жвачных в 1кг сухого вещества рациона должно содержаться не менее 0,5 мг йода.

Молибден (Mo) В организме животных молибден обнаружен в ксанти-оксидаза и альдегид-оксидазе (металлофлавопротеины).

Определена связь молибдена с медью. При длительном скармливании молибдена снижается количество меди в печени. Сульфат меди оказывает воздействие на обмен молибдена (М. Disk, 1953). Чем больше сульфата в рационе, тем меньше молибдена в тканях. У крупного рогатого скота, пасущихся на известковых почвах, может возникать заболевание, названное "тирт" (teart), характеризующееся худосочием и поносом. Аналогичные расстройства встречаются при пастьбе животных на улучшенных торфяниках. На таких пастбищах уровень молибдена составляет от 20 до 100 мг/кг вместо 3-5 мг/кг на нормальных пастбищах.

Лошади и свиньи более устойчивы к молибдену и не заболевают на таких пастбищах. Овцы так же менее подвержены отравлению молибденом.

Стимулирующее влияние молибдена на рост цыплят и индюшат выявлено при кормлении рационом, в который входит белок сои.

Селен (Se). Селен необходим животным в очень незначительных количествах. Высокие концентрации селена в пище, подобно молибдену, являются токсичными. Для животных летальным является корм, содержащий 10 мг селена на 1 кг сухого вещества. Отравление вызывает "щелочную болезнь" (alkali disease) и "слепую вертячку" (blind staygers). Болезнь поражает лошадей, крупный рогатый скот и овец. Симптомы включают апатию, хромоту, выпадение волос из гривны и хвоста, деформацию копыт. "Слепая вертячка" является острой формой отравления селеном, встречающегося у крупного рогатого скота и овец при поедании сорняков, например Astragalus bisulcatus, которые содержат до 4000 мг селена на 1 кг. Необходимость селена показана при скармливании свиньям рациона, недостаточного по витамину Е, в виде селенита натрия. Соединения селенита натрия предотвращают также мышечную дистрофию у телят и ягнят. В связи незначительным разрывом между токсическим уровнем селена и пищевым целесообразно вводить его в минеральные подкормки для животных.

Бор (В). Из всех микроэлементов влияние бора в питании животных изучено меньше всего. Отмечено, что он так же является биогенным микроэлементом как для растений, так и животных. Недостаточность бора известна у собак.

Фтор (F). Фтор распространён в минимальных количествах во всем теле, но концентрируется в костях и зубах. Из общего количества фтора в организме 96% депонировано в костях, 2 - в зубах и 2% в остальных органах. Выявлена его связь с железом. Хорошо известно антикариестическое действие фтора у человека и животных. В то же время его избыток в рационе сверх 20 мг/кг сухого вещества вызывает состояние, известное как «фтороз», при котором разрушаются зубы, стираются до обнажения пульпы, снижается аппетит, замедляется рост. Опасными для животных являются содержащая фтор вода, пастбища в индустриальных районах, на которых оседает содержащий фтор дым. В больших концентрациях фтор является ядом.

Хром (Cr). Хром аккумулируется главным образом в печени и селезёнке. Он обнаружен также в сером веществе мозга. В печени крупного рогатого скота выделен рибонуклеопротеин, содержащий 0,1% хрома (W. Wacker, В. Vallee, 1959). Указанное хромосодержащее комплексное соединение способствует удалению глюкозы из крови.

Следует отметить, что макро- и микроэлементы могут взаимодействовать как между собой, так и с другими питательными веществами. Взаимодействие в кормовых средствах (например, при приготовлении кормосмесей) KJ и C11SO4; сернокислых солей и некоторых витаминов возможно свести до минимума путём совершенствования технологии. Сернокислые соли можно заменить углекислыми, использовать оксиданты для стабилизации витаминов.

В организме животного на уровне тканевого клеточного метаболизма взаимодействие элементов может быть синергетического и антагонического характера. Синергистами считаются такие элементы, которые взаимно способствуют абсорбции друг друга, взаимодействуют в осуществлении какойлибо обменной функции. Так, Са и Р, Ыа и С1, Тх\ и Мо повышают уровень абсорбции при оптимальном их соотношении, совместно участвуют Бе и Си в образовании гемоглобина.

Антагонистами можно считать элементы, которые тормозят абсорбцию друг друга, оказывают противоположное влияние на биохимические функции

2 2 в организме. Ионы М§ + активируют, а ионы Са + тормозят действие фермента АТФ-азы. Добавки меди, цинка, марганца, уменьшают уровень свинца в организме.

Количество обнаруженных положительных связей значительно меньше, чем антагонистических. Указанные взаимосвязи имеют воздействие при оптимальном соотношении минеральных веществ в рационах животных.

На утилизацию и метаболизм минеральных элементов влияют основные питательные вещества: протеины, углеводы, жиры, а так же витамины. Так, витамин Д оказывает влияние на всасывание кальция, фосфора, магния, цинка. Жир влияет на абсорбцию магния и кальция. Уровень протеина обусловливает степень использования фосфора, магния, меди, цинка у жвачных животных, свиней и птицы.

В качестве ингибиторов или стимуляторов минеральных веществ могут быть внутрикомплексные соединения — халаты. Такие комплексные соединения образуются не только в процессе пищеварения, но и поступают с кормами. В соевом, хлопчатниковом, подсолнечниковом жмыхе содержатся нерастворимые фитаты, из которых плохо усваиваются фосфор и цинк. Температурная обработка корма и добавление сильных хелатообразователей (ЭДТУ, лимонной или уксусной кислот) облегчает абсорбцию микроэлементов.

Изоляция животных от природы, почвы, растений, круглосуточное содержание их в закрытых помещениях на относительно небольших площадях с ограниченными возможностями в движениях, использование кормов, прошедших механическую обработку - все это вызывает ослабление здоровья и снижение продуктивности у скота.

В отечественных и зарубежных публикациях последнего времени приводятся материалы, свидетельствующие о возникновении новых, ранее не встречавшихся заболеваний. При определении этиологии этих заболеваний выявляются нарушения обмена веществ, чаще всего связанное с витаминной или минеральной недостаточностью (например, лисонация у телят, мышечная дистрофия).

В странах с развитым животноводством (США, ФРГ, Канада, Франция, Англия и др.) для наиболее полной реализации генетического потенциала животных стали добавлять в корма около 50 различных препаратов, в том числе 15 витаминов. В этих же странах создана индустрия производства витаминов. Так, в США производство всех витаминов увеличилось в 3 раза, в том числе витамин С — в 2,5 раза, 02 — в 10 раз, витамин Е - в 5 раз, витамин К - в 3 раза и т.д. Сравнительно мало возросло производство витамина А, по-видимому, это связано со значительным увеличением заготовки стабилизированной травяной муки.

Потребность крупного рогатого скота в жирорастворимых витаминах (каротин, витамины А и Е) удовлетворяются за счет их поступления с кормом. Однако в процессе заготовки кормов и хранения витамины разрушаются, что приводит к дефициту их и возникновению алиментарных заболеваний.

Основной источник витамина А для крупного рогатого скота - каротин корма. Об обеспеченности коров витамином А судят по содержанию его и каротина в сыворотке крови, молозиве, молоке. У крупного рогатого скота каротин всасывается не только в трансформированном в витамин А виде, но и без изменений. Потому у скота и обнаруживают значительные количества каротина в сыворотке крови, печени, молоке. Концентрация каротина в сыворотке крови коров в пастбищный период колеблется в пределах 0,9-2,8 мг%, в стойловый период 0,4-1,0 мг%. Уровень каротина в крови менее 0,20,3 мг% указывает на низкую доступность каротиноидов или почти полное отсутствие их в рационе и, как следствие, истощение запасов в печени. Содержание каротина в полноценном молозиве коров колеблется от 1,0 до 1,5 мкг/мл, в молоке в пастбищный период - 0,3-0,7, в стойловый период 0,1-0,2 мкг/мг.

При дефиците каротина в рационах коров его уровень в молозиве снижается до 0,3-0,8 мкг/мл. Недостаток каротина в рационе отражается и на А-витаминной обеспеченности животных, что приводит к низким уровням этого витамина в тканях и органах.

При силосном типе кормления у коров часто развивается эндогенный А-авитаминоз, особенно при использовании кукурузного силоса в качестве единственного источника провитамина А, так как биологическая ценность 1 мг каротина в этом корме низкая в связи с пониженным превращением его в витамин А в организме. В этих случаях норму каротина следует увеличить на 15-20%. Кстати, при годовом удое 4000 кг и живой массе 500-600 кг корове ежесуточно требуется каротина 440-500 мг.

Данную норму корове можно обеспечить за счет 6-10 кг хорошего сена, 10-20 кг классного кукурузного силоса. В рационах часть сена и силос можно заменить сенажом из бобово-злаковых трав, убранных в ранние фазы развития. Хорошим источником каротина для коров и молодняка является травяная резка. В конце стойлового периода, когда запасы витамина А в организме минимальные, рекомендуются применять препараты витамина А из расчета 100-200 тыс. МЕ в день. Потребность в витамине О крупного рогатого скота зависит от возраста и продуктивности животных, от содержания и соотношения в рационе Са и Р. Наименьшая потребность в витамине Б установлена у животных при соотношении Са и Р в пределах 1,2-2,5:1.

При Б-витаминной недостаточности волосы у коров и молодняка грубеют, появляются судороги и спазмы жевательных мышц, мускулатуры затылка и задних ног; учащается дыхание, нередки расстройства пищеварения и бронхопневмония. У молодняка задерживается появление и смена зубов, у взрослого скота их шаткость. У телят может быть иксобразная постановка конечностей. У коров наблюдается нарушение движений, нередко хромота, животные часто переступают с ноги на ногу, снижается оплодотворяемость, возможны аборты, рождение мертвого, слабого, уродливого приплода (утолщение суставов, кривые ноги). Молочная продуктивность снижается. При этом в сыворотке крови уменьшается содержание Са, Р, М§, резервная щелочность.

О состоянии О-витаминной недостаточности объективно можно судить по содержанию Са, Р в костях, сыворотке крови.

Биологическая антирахитическая активность витамина и Оз для крупного рогатого скота одинакова. Биологическая активность витамина выражается в МЕ (МЕ соответствует 0,025 мкг витамина Б3).

С целью предупреждения Б-витаминной недостаточности необходимо балансировать рационы по витамину D, используя при необходимости подкормки и препараты.

При дефиците витамина Е у коров нарушается функция половых органов, снижается оплодотворяемость. Кроме того, отмечается рассасывание плодов на ранних стадиях беременности. У быков-производителей возможна полная потеря репродуктивных способностей вследствие дегенерации семенников. У молодняка теряется аппетит, снижается прирост живой массы, а при длительном недостатке витамина Е развивается дистрофия мышц, хромота, парезы и параличи задних конечностей.

Наиболее чувствительный тест для контроля полноценности Е-витаминного питания жвачных - концентрация токоферолов в сыворотке крови и молоке.

В летний период при пастбищном содержании концентрация витамина Е в сыворотке крови коров колеблется в пределах 4-7 мкг/мл, у телят 6-20 мкг/мл. В зимний стойловый период при полноценном кормлении уровень витамина Е в сыворотке крови коров и телят составляет 4-10 мкг/мл, при резком дефиците витамина Е у коров-2-2,5, у телят 0,6-1,1 мкг/мл.

В летний период у крупного рогатого скота в печени и частично в других органах накапливается запасы витамина А и каротина, которые используются организмом в зимний период и во время выгорания пастбищ.

Для телят очень важно скормить молозиво, особенно первых двух удоев, так как оно содержит наибольшее количество витаминов А, Б, Е. Если сухостойная корова не имела достаточного количества каротина в рационе, то необходимо новорожденному теленку с первой выпойкой молозива дать 100 тыс. МЕ витамина А и 50 тыс. МЕ витамина О в виде масляных концентратов. Вместе с молозивом они хорошо усваиваются теленком.

При недостатке витаминных кормов телятам можно скармливать витамин А в виде микровита А и масляных концентратов. Хорошо усваиваются телятами тонкодиспергированные водорастворимые концентраты этого витамина в виде эмульсии или стабилизированного витамина А в масле, которое следует скармливать сразу же после внесения их в молоко. Телятам до 3-х месячного возраста необходимо давать 10-16 тыс. МЕ витамина А на голову.

Особенно важно заботится о витаминном питании телят при выращивании их на сниженных нормах цельного молока (80 кг). В этом случае телятам рекомендуется скармливать с обратом по 150-300 МЕ витамина А и 25 МЕ витамина Б на 1 кг живой массы.

Обогащение обрата и ЗЦМ витаминами А, Е, Б дает возможность выращивать телят на низких нормах цельного молока.

При недостатке каротина и витамина Е в рационах можно в зимний стойловый период скармливать коровам и молодняку крупного рогатого скоту свежие хвойные лапки или хвойную муку искусственной сушки. Коровам скармливают 0,5-Г кг измельченных хвойных веток, телятам старше 3-х месячного возраста - 50-200 г.

Муку из древесной зелени получают путем искусственной сушки измельченной зелени хвойных и лиственных пород деревьев. Допускается использование сосны, ели и пихты.

В I кг муки из листьев березы, ольхи, ивы, осины содержится 8,37 корм ед., около 5,5% СП и до 300 мг каротина; хвойная мука содержит - 0,4 корм, ед., 8,7% СП и от 90 до 220 мг каротина.

Для выработки муки запрещается использовать зелень дуба, бука, орешника, вяза, бузины, крушины, черемухи и др. деревьев.

В связи с тем, что мука из древесной зелени содержит каротиноиды, токоферолы (до 360 мг/кг), витамин К (до 12 мг/кг), витамин В2 и др., а так же микроэлементы (Со, Бе, В и др.), ее используют в качестве витаминной добавки к комбикормам телят, свиней в дозе 3-5%.

Хранят муку в сухих помещениях, гарантийный срок хранения - 1 месяц со дня изготовления в рассыпном виде и до 4 месяцев - при хранении в мешках.

Рационы быков-производителей должны включать корма, богатые витаминами А, Е, Б. Недостаток каротина в рационе надо восполнять концентратами витамина А. В зимний период следует скармливать облученные дрожжи или применять Э-витаминные препараты.

При интенсивном откорме молодняка крупного рогатого скота на барде жоме, особенно при стойловом содержании, следует применять витаминные препараты.

Анализ обеспеченности коров и молодняка крупного рогатого скота, проведенный в различных природно-климатических зонах, показал, что в зимний стойловый период дефицит рационов по каротину может достигать 30-70%, по витамину Е — 20-40% и по витамину Б - 30-70%), особенно при сниженных нормах скармливания сена (до 2-3 кг на голову в сутки).

Следовательно, устранять дефицит в витаминах необходимо за счет введения их в комбикорма или непользования премиксов.

ВИЖ предложил премиксы для высокопродуктивных коров. В состав премиксов входят витамины А, Б, Е и микроэлементы Мп, Си, Со, X Например, премикс П60-5М включает витамин А - 500 млн. МЕ, витамин Б - 300 млн. МЕ, Со - 135 г, ] - 100 г, а в качестве наполнителя - отруби пшеничные до 1000 кг. Применение данного премикса позволяет нормировать рационы по 24 показателям. Вводят его в комбикорм в дозе 1% по массе.

Премикс П60-6М предназначен для коров с удоем 5000-7000 кг, способствует улучшению воспроизводительной способности — сервис период 4570 дней, повышает А-витаминную ценность молозива и молока, а также резистентность телят и их сохранность.

Премиксы для молодняка крупного рогатого скота в основном готовят на основе пшеничных отрубей (наполнитель) и витамина А - 2230 млн. МЕ; 0-80 млн. МЕ; Е — 1250 г, а также микроэлементов.

Использование премиксов оказывает положительное влияние на состояние обмена веществ и увеличивает среднесуточный прирост живой массы телят в среднем на 10%.

Обычно приняты 1%-ные премиксы, то есть включение премикса в комбикорм гарантирует обеспечение потребности животных в витаминах и микроэлементах.

Коль скоро соли микроэлементов при смешивании их с витаминами разрушают витамины, то лучше готовить по отдельности витаминный и минеральный премикс и вносить их в комбикорма последовательно.

Для приготовления премиксов можно использовать смеситель типа СГК емкостью от 0,2 до 1м . Вначале в смеситель загружают наполнитель, витамины и смешивают в течение 5 мин., затем добавляют соли микроэлементов и смешивают 10 мин.

Для стабилизации витаминов и предохранения их от разрушения солям микроэлементов можно применять мелассу. В этом случав допустимо применение совместного витаминно-минерального премикса, однако, его массу необходимо доводить до 2-3%.

Премиксы упаковывают в чистые четырехслойные мешки из крафт-бумаги с полиэтиленовыми вкладышами массой брутто не более 20-25 кг, гарантийный срок хранения премиксов составляет 4 месяца.

Похожие диссертационные работы по специальности «Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов», 06.02.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов», Курдоглян, Аршак Айкович

11.1 Выводы

1. В сенаже, приготовленном по новой технологии, с использование комплекса машин ЗАО «Салют» с укрытием рулонов пленку в 1 кг сухого вещества содержится 9,07 МДж обменной энергии, 19,24% — сырого протеина, 23,91% - сырой клетчатки. В нем преобладают молочная и уксусная кислоты. В абсолютно — сухом веществе клеверного сенажа на долю молочной кислоты приходится 5,15%, уксусной - 5,11; в кострецовом сенаже соответственно 2,40 и 0,94%.

2. Для приготовления зернофуража в плющеном виде используются зер-носмеси, в общей массе которых доля овса составляет 60-70%, ячменя 20-25 и гороха 10-15%. Плющение зерна производится вальцовой мельницей «МигБка 700Б Россия». В сухом веществе плющеной зерносмеси имелось: 10,75 МДж ОЭ, 11,99% сырого протеина, 9,14 - сырой клетчатки, 72,43% БЭВ.

3. Раздой коров на зеленой массе трав и концентратах, обогащенных минеральным премиксом — эффективный способ повышения продуктивности животных. Надой молока 4%-ной жирности за 90 дней раздоя был больше контроля на 295 кг, или на 15,59%. Жирность молока по опытной группе была больше на 0,24%, белка - на 0,06%. Среднесуточный удой при 4%-ной жирности составил 24,3 кг и за период раздоя получено молочного жира больше на 15,59%.

Переваримость питательных веществ, использование азота, энергии, кальция и фосфора у коров, получавших в составе концентратной смеси минеральный премикс с более высоким содержанием солей микроэлементов, были больше: сухого вещества — на 1,08%, органического - на 1,23, сырого протеина - на 2,01, сырого жира — на 2,10, сырой клетчатки — 1,39 и БЭВ — на 0,91%.

4. Включение в рацион высокопродуктивных коров клеверного сенажа, упакованного в пленку, и минерального премикса покрывает потребности животных по общей, протеиновой, минеральной и витаминной питательности. За 90 дней раздоя среднесуточный удой составил 25,59 кг при жирности молока 4,35%, что на 12,63 и 6,62% соответственно больше контроля. Затраты ОЭ и переваримого протеина снизились на 11,43 и 11,13% соответственно. Прибыли от реализации молока получено на 1030,4 р. больше, а рентабельность его производства возросла на 14,9%.

5. На рационе с клеверным силосом, приготовленным с молочной сывороткой, и минеральным премиксом животные лучше использовали азот, энергию и минеральные вещества. Обменной энергии у коров, получавших клеверный силос и минеральный премикс, затрачено на молоко на 4,33 МДж больше, или на 5,21%, а использовано азота на молоко - на 18,81 г, или на 15,50% больше контроля.

Зоотехнические и экономические показатели по раздою коров на рационе с клеверным силосом и минеральным премиксом значительно больше. Молочная продуктивность коров за 305 дней лактации возросла на 16,93% (до 6416 кг), рентабельность производства молока - на 14,15%.

6. Раздой коров на рационе, состоящем из кукурузного силоса, сена ко-стрецового, концентратов и кормовой добавки с биологически активными веществами, позволил увеличить молочную продуктивность за первые 100 дней лактации на 13,86%, а за 305 дней лактации получено 6327 кг, что больше контроля на 472 кг молока (8,06%) натуральной жирности. Скармливание новотельным коровам в период раздоя кукурузного силоса, кострецо-вого сена и концентратов с кормовой добавкой из биологически активных веществ положительно отразилось на экономических показателях производства молока: себестоимость 100 кг снизилась до 197,34 р. (в ценах 1999 г.), а рентабельность возросла на 29,77%.

7. Коровы, получая в рационах кормовую добавку с биологически активными веществами, на фоне концентратно-силосного типа кормления лучше переваривали безазотистые экстрактивные вещества — на 3,59-3,75%, органическое вещество - на 2,91-4,85 и сухое вещество - на 2,67-3,80%. В конце первых 100 дней лактации дойные коровы имели положительные балансы азота, кальция и фосфора. У животных, получавших кормовую добавку с биологически активными веществами, отмечена тенденция к лучшему использованию обменной энергии на молоко (больше на 5,37 МДж, или на 8,78%).

8. Использование в качестве жировых добавок подсолнечного и рапсового жмыха, молотых семян подсолнечника, рапсового масла и кормового животного жира способствует повышению энергетической ценности рационов. Увеличение доли сырого жира в сухом веществе рациона до 4,2-4,9% улучшает переваримость сырого жира на 6,74%, сырого протеина - на 2,14 и сырой клетчатки - на 0,68%.

Коровы, получающие жировые добавки, эффективнее использовали азот и энергию рациона. Усвоение азота в организме коров повысилось на 3,96%, а обменной энергии на молоко - на 2,39%.

9. Включение в рационы коров жировых добавок в оптимальном количестве способствует усилению процессов рубцовой ферментации, изменяет соотношение ЛЖК в сторону увеличения синтеза уксусной кислоты. В среднем на долю уксусной кислоты в рубцовой жидкости опытных коров приходилось 72,68-73,05% против 66,75% в контроле.

10. Скармливание продуктов переработки подсолнечника и рапса, а также кормового животного жира оказало положительное влияние на молочную продуктивность коров. Надои молока у коров возросли на 27,44%, а содержание жира в молоке - на 0,36%. В опыте с использованием продуктов переработки рапса и кормового животного жира молочная продуктивность коров повысилась на 12,88%, содержание жира в молоке — на 0,15%.

11. Во всех экспериментах морфологические и биохимические показатели крови коров были в пределах физиологической нормы с колебаниями: общий белок 8,16-8,84г%, резервная щелочность 37,07-58,50 об%С02, эритроциты 5,69-5,93 х Ю12/л, лейкоциты 5,99-7,84 х Ю9/л, кальций 8,99-10,46 мг%, сахар 61,85-71,80 мг%.

12. В условиях юга Тюменской области для раздоя коров черно-пестрой породы используются высококлассные кукурузный или клеверный силос, сенаж, сено и концентраты. Однако они не обеспечивают потребности высокопродуктивных коров в таких микроэлементах как медь, цинк, марганец, кобальт и йод, так как эта биохимическая провинция с дефицитом микроэлементов. Для обогащения рационов молочных коров в этом регионе следует использовать кормовые добавки, состоящие из сернокислых солей меди, цинка, марганца, хлористого кобальта, йодистого калия. Количественное введение в кормовую добавку солей микроэлементов следует проводить с учетом дефицита их в рационах.

11.2 Предложения производству

1. При заготовке сенажа и сена с укрытием рулонов пленкой использовать комплекс машин, выпускаемый ЗАО «Салют», а для приготовления зернофуража в плющеном виде вальцовую мельницу «Murska 700S Россия».

2. При раздое коров на зеленой траве и концентратах обогащать рацион премиксом, состоящем из солей (г/т): марганца 1500, меди - 900, цинка -3500, кобальта - 250, йода - 250 и наполнителя — пшеничных отрубей до 1000 кг.

3. При скармливании высокопродуктивным коровам клеверного сенажа, упакованного в пленку, использовать минеральный премикс следующего состава (г/т): сернокислый марганец — 2000, сернокислая медь - 1000, сернокислый цинк — 3700, хлористый кобальт - 500 и йодистый калий - 300.

4. Для получения доброкачественного силоса из клевера необходимо при закладке зеленой массы вносить молочную сыворотку из расчета 70 л/т, а рацион обогащать минеральной добавкой с биологически активными веществами в дозе 60-75 г на голову в сутки. Состав добавки тот же, что и при кормлении коров клеверным сенажом.

5. Раздой коров на рационе силосно-концентратного типа следует обогащать его сернокислыми солями микроэлементов (г/т): марганца — 2000, меди — 1000, цинка - 3700; кобальта хлористого — 500, калия йодистого — 300; а также витаминов Д — 150 тыс. ME и Е - 1500 г/т. Высокопродуктивной корове необходимо скармливать этой добавки 60-75 г в сутки.

6. Для повышения энергетической ценности рациона у высокопродуктивных коров следует вводить в него рапсовый жмых в дозе 1,5 кг на голову в сутки или рапсовое масло (120 г) и кормовой животный жир (130 г), что увеличивает долю сырого жира до 4,2-4,9% в сухом веществе рациона.

Список литературы диссертационного исследования доктор сельскохозяйственных наук Курдоглян, Аршак Айкович, 2008 год

1. Абшке З.А., Бегучев А.П., Клайбер Г. и др. Промышленное производство молока. — М.: Колос. 1981. — 303 с.

2. Авраменко П. Использование консервант-обогатителя при силосовании трав. Научные основы развития животноводства в БССР — Минск. - 1983. - Вып. 13. - С. 63-69.

3. Авраменко П.С., Постовалова Л.М. Производство силосованных кормов. Минск: Уроджай, 1984. - С. 110-122.

4. Агаев, Ю.М. Использование сенажа, заготовленного по рулонной технологии, в рационах животных//Зоотехния. 2007. - №10. - С. 6-7.

5. Агафонов В.И., Надальяк E.H. Нормы обменной энергии для молодняка крупного рогатого скота // Бюл. ВНИИФБ и П с.-х. животных. -Боровск. 1978. - Вып. 3. - С. 3-6.

6. Аитова М.Д., Горбачев В.И. Аминокислоты в кормлении высокопродуктивных коров //Животноводство. 1986. - №6. — С. 48 - 49.

7. Александровская О.В., Радостина Т.Н., Козлов H.A. Цитология, гистология и эмбриология. М.: Агропромиздат. - 1987. - С. 401-448.

8. Алиев A.A. Липидное питание жвачных животных // Физиолого-биохимические основы высокой продуктивности сельскохозяйственных животных. — Л.: Наука. 1983. - С. 71-82.

9. Ю.Алиев A.A. Липидный обмен и продуктивность жвачных животных. М.: Колос. - 1980. - 364 с.

10. П.Алиев A.A. Обмен веществ у жвачных животных. М.: НИЦ Инженер. - 1997. - 419 с.

11. Аликаев В.А. и др. Справочник по контролю кормления и содержания животных. — М.: Колос. 1982. - 320 с.

12. Антонишин Е.А. Значительный резерв повышения питательной ценности силоса //Кормопроизводство, 1984, №8. С. 11-12.

13. Антонов A.A., Турков Н.И. Использование энергии корма высокопродуктивными коровами//Тезисы докладов Всесоюзной конференции. Боровск, 1980. - С. 86-87.

14. Аракелян Ф.Р. Биологические основы применения бентонита в животноводстве: Автореф. дис. док. биол. наук. Ереван: ЕрЗВИ. -1991.-47 с.

15. Артемов И.А. Рапс. М.: Агропромиздат. - 1989. - 44 с.

16. Асланов И.Е., Дедаева Г.С., Кузютин A.B., Мацнева Н.И. Пути повышения сбора высококачественного сырья для заготовки силоса: Обзор, информ. /ВНИИТЭИ агропром. М., 1991. - С.1-3.

17. Афонский С.И. Биохимия животных. М.: Высшая школа. - 1970.612 с.

18. Ахламов Ю.Д. Шевцов A.B. Технология заготовки и использования кормов //Кормопроизводство. 1999. - №7. - С. 28 - 29.

19. Ахметов И.Е. Биохимические показатели крови и молока у коров чернопестрой и бестужевской пород в связи с их физиологическим состоянием и некоторыми факторами внешней среды: Автореф. дис. к-та биологических наук. Ташкент, 1965. - 28с.

20. Бабакина М.Г. Использование минерально — витаминного премикса для повышения полноценности рационов у черно пестрых коров в период раздоя // Автореф. дис. . к. с. - х. наук. - Омск. - 1998. - 14 с.

21. Бабич A.A. Научно-технический прогресс в кормопроизводстве // Кормопроизводство, 1986, № 1. С.17-21.23 .Бабич A.A. Особенности кормопроизводства в США //Кормопроизводство, 1987, №1.-С.45-48.

22. Бабич A.A., Побережная A.A. Современные тенденции развития молочного животноводства и его кормовой базы в США. М.: ВНИИТЭ и агропром, 1998. - 70с.

23. Баканов В.Н. Кормление коров. М.: Московский рабочий. - 1973. -С. 72-88.

24. Баканов В.Н., Менькин. К. Кормление сельскохозяйственных животных. М.: Агропромиздат. - 1989. - С. 75-112.

25. Баканов В.Н., Овсищер Б.Р. Летнее кормление молочных коров. — М.: Колос. 1982. - С. 138 - 148.

26. Барабанщиков Н.В. Качество молока и молочных продуктов. —М: Колос, 1980.- С. 209-214

27. Белехов Г.П., Чубинская A.A. Кормление сельскохозяйственных животных. — Л.: Колос. — 1970. — 192 с.

28. Берзинь Я.М. Значение солей кобальта и меди в кормлении с.-х животных. Рига., Изд. АН Латвийской ССР,1952.- С.20-25.31 .Бернштейн Ф.Я. Микроэлементы, их биологическая роль и значение для животноводства. ГИЗ БССР, 1958. С. 135-138.

29. Бернштейн Ф.Я. О биологической роли марганца//Успехи современной биологии. 1948. Вып. 2. - С. 203-214.

30. Богданов Г.А. Кормление с.-х животных. М.: Колос. - 1981. - С. 212-214.

31. Богданов Г.А., Привало О.С. Сенаж и силос. М.: Колос. - 1983. - С. 7-90.

32. Богородская А.И. Влияние гранулированного корма на биосинтез липидов рубцовой микрофлорой//Животноводство, 1975, №3. С. 42.

33. Бойко И.И. Консервирование кормов. М.: Россельхозиздат. - 1980. -С. 86-92.

34. Бондарев В.А. и др. Совершенствование технологий заготовки и хранения кормов //Кормопроизводство. 2001. - №3. - С. 27 - 32.

35. Бондарев В.А. и др. Ускорение сушки трав в процессе заготовки сена и сенажа // Кормопроизводство. 1999. - №12. - С. 24 - 27.

36. Бондарев В.А. Силос и сенаж: хранение и выемка //Животноводство России. 2002. - №3. - С. 36 - 37.

37. Боярский Л.Г. Новая технология кормопроизводства. М.: Знание, 1976.-64с.

38. Брикман В.И., Евстеев A.C., Юргин С.А. Рапс, сурепица и редька масляничная в Восточной Сибири. — ML: Росагропромиздат. 1989. -С. 53.

39. Булатов А.П. Биологические основы совершенствования методов консервирования и эффективного использования растительных кормов в скотоводстве: Автореф. дис. докт. биол. наук. — Боровск: ВНИИФБ и П с.-х. животных. -1986. 49 с.

40. Булатов А.П. Рациональное использование кормовых ресурсов Курганской области//Сборник «Проблемы АПК в условиях перехода на устойчивое развитие региона». Курган, 2000. - с. 73-75.

41. Булатов А.П. Совершенствование системы питания черно-пестрого скота в условиях Западной Сибири /Третья Международная конференция: Тез. докл. Боровск, ВНИИФБиП с.-х. животных. 2000. - С. 46-48.

42. Булатов А.П., Лушников H.A. и др. Технологические основы производства, переработки и хранения продукции животноводства // Учебное пособие рекомендовано УМО ВУЗов РФ по образованию в области зоотехнии и ветеринарии. Курган. - 1999. - 374 с.

43. Булатов А.П., Лушников H.A. Основы консервирования и использования растительных кормов. Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство. — 1992. — 223 с.

44. Булатов А.П., Ярмоц Л.П. Кормовая база современного животноводства. Курган: ГИПП Зауралье. - 2002. - 240 с.

45. Булынин В.И., Евтеев A.C., Юргин С.А. Рапс, сурепица и редька масличная в Восточной Сибири. — М.: Росагропромиздат, 1989. с. 53.

46. Валигура В.И., Землякова A.B. Обмен веществ и энергии у овец при разном уровне жира в рационе//Обмен липидов и липидное питание сельскохозяйственных животных. Науч. тр. ВНИИФБиП с.-х. животных, Боровск, 1982.-С. 108.

47. Васильев Д.С. Подсолнечник. -М.: Агропромиздат. 1990. - С. 6.

48. Венедиктов A.M. Справочник по кормлению сельскохозяйственных животных. М.: Россельхозиздат. - 1983. - С. 45-63.

49. Венидиктов A.M., Ионас A.A. Химические кормовые добавки в животноводстве. М.: Колос, 1979. 160с.

50. Вернандский В.И. Химические элементы, их классификация и формы нахождения в земной коре//М.: АН СССР, 1954. — 527 с.

51. Виноградов А.П. Геохимия редких и рассеянных химических элементов в почвах. М.: АН СССР, 1957. - 238 с.

52. Витаминное питание сельскохозяйственных животных (рекомендации). М.:.: Агропромиздат, 1989. - 71с.

53. Вишняков С.И. Патология белкового обмена у сельскохозяйственных животных. М.: Колос. - 1983. — 58 с.

54. Войнар А.И. Биологическая роль микроэлементов в организме животных и человека. М.: Высшая школа, 1960. - С. 235-304.

55. Волгин В.И. и др. Повышение полноценности кормления высокопродуктивных племенных коров //Оптимизация кормления с. — х. животных. М.: Агропромиздат. - 1991. - С. 54 - 58.

56. Волгин В.И. и др. Система кормления высокопродуктивных коров //Зоотехния. 2000. - №8. - С. 16 - 19.

57. Волгин В.И. Изменчивость и наследственность биохимического состава крови у коров черно песрой породы //Тр. ВНИИРиГ. - JI. -1976.-Вып. 23.-С. 3-11.

58. Воробьева, Н.В., Логинова, Т.П., Герасимов, Е.Ю. Применение минерально-витаминной добавки Глюковит в кормлении лактирующих коров//Зоотехния. 2008. - №2. - С. 8-10.

59. Гайдуков A.B. Сезонная динамика минеральных веществ в крови телят при разной технологии выращивания // Тр. Ленинградского ветеринарного института. Л. - 1978. - Вып. 53. - С. 26-30.

60. Гамаюков В.М., Кандратьев Ю.Н. Минеральное питание крупно рогатого скота // Молочное и мясное скотоводство. 1998. №1. — С.13-15.

61. Георгиевский, В.И. Минеральное питание животных /В.И. Георгиевский, Б.Н. Анненков, В.Т. Самохин. М.: Колос, 1979. - 471 с.

62. Гольцов A.A., Кавальчук A.M., Абрамов В.Ф., Милашенко Н.З. Рапс, сурепка. -М.: Колос. 1983. - 191 с.

63. Горбачева H.H., Крисанов А.Ф. Использование питательных веществ рациона коровами в период раздоя //Зоотехния. 2002. - №5. - С. 13 -14.

64. Григорьев Н.Г. и др. Биологическая ценность кормов. — М.: Агропромиздат. 1989. - 287 с.

65. Гридина С.JI. Повышение генетического потенциала продуктивности уральского черно-пестрого скота//Автореф. Дис. . доктора с.-х. наук. С-Пб.- Пушкин. - 2006 -39 с.

66. Груз дев Н.В. Совершенствование норм кормления высокопродуктивных коров //Зоотехния. — 1991. №6. — С. 20 — 24.

67. Даниленко И.А. и др. Силос. — М.: Колос. 1972. - 336 с.

68. Двинская Л.М. Проблемы витаминного питания животных в условиях промышленного комплекса //Физиолого-биохимические основы высокой продуктивности с.-х. животных. — Л.: Наука, 1983. С. 120131.

69. Девяткин А.И. Рациональное использование кормов. — М.: Росагро-промиздат. 1990. - 256 с.

70. Девяткин А.И., Ткаченко Е.И. Новое в кормлении крупного рогатого скота. -М.: Колос. 1983. - 188 с.

71. Девяткин А.И., Ткаченко Е.И. Рациональное использование кормов в промышленном животноводстве — М.: Россельхозиздат. 1981. — С. 76-83.

72. Демченко П.В. Биологические закономерности повышения продуктивности животных. М.: Колос, 1972. — 295 с.

73. Денисов А.И. Кормление высокопродуктивных коров. -М.: Россельхозиздат, 1982. С. 59-120.

74. Денисов Н.Й. Энергетическое питание высокопродуктивных коров // Физиолого-биохимические и генетические основы повышения эффективности использования кормов в животноводстве. Боровск. -1973.-С. 201.

75. Дзаганов Х.Б. Установление лучших доз добавок солей микроэлементов для с.-х. животных // Науч. тр. Горского СХИ. — Орджоникидзе. 1970. - С. 42-45.

76. Дмитриев Н.Г. Породное преобразование молочного скота. М.: Знание, 1990. - 64с.

77. Дмитроченко А.П. Потребности с.-х. животных в микроэлементах // Вестник с.-х. науки. 1960. - № 7. - С.19-21.

78. Дмитроченко А.П. и др. Методы нормирования кормления с. х. животных. - Л.: Колос. - 1970. - С. 29 - 83.

79. Дмитроченко А.П. Кормление сельскохозяйственных животных. -М. Л.: Сельхозиздат, 1956. - С. 503-521.

80. Дмитроченко А.П. Потребность сельскохозяйственных животных в микроэлементах и её определение. //Сб. работ «Микроэлементы в животноводстве» Сельхозиздат, 1962.-С. 10-30.

81. Дмитроченко А.П. Результаты исследований по минеральному питанию сельскохозяйственных животных //Минеральное питание с.-х животных. /Науч. тр. ВАСХНИЛ, 1973. С.5-14.

82. Дмитроченко А.П. Руководство к практическим занятиям по кормлению сельскохозяйственных животных. — М.-Л.: Сельхозиздат, 1963. -С. 152-158.

83. Дмитроченко А.П., Олль Ю.К., Крылов В.М., Зинченко Л.И. и др. Обоснование одного из вариантов новой системы оценки питательности коров // Энергетическое питание с.-х. животных. — М.: Колос, 1982.-С. 5-30.

84. Дмитроченко А.П., Пшеничный П.Д. Кормление сельскохозяйственных животных. М.: Колос. - 1964. - С. 10-460.

85. Дмитроченко А.П., Тарасова А.Н. Микроэлементы в животноводстве. Л.: 1961. - С.40-50

86. Домрачева Г.И., Фишер О.В. Молочная продуктивность коров в период раздоя при различном соотношении объемистых и концентрированных кормов //Селекция, кормление и содержание крупного рогатого скота в Западной Сибири. — Омск. — 1987. — С. 51 54.

87. Донченко A.C., Еранов A.M. Пути развития сибирского агропромышленного комплекса на основе интеграции науки, образования и производства//Сибирский вестник сельскохозяйственной науки. — 2007. № 4. - С. 5-9.

88. Дымко Е.Ф. Применение микроэлементов в животноводстве. Алма-Ата. Казсельхозиздат, 1963. — 70 с.

89. Дюкар В.В. и др. Кормовые добавки в рационах животных. М.: Аг-ропромиздат, 1985. - 278 с.

90. Дюрягин И.В. Теоретические основы и практические агрофитоцено-зов Зауралья//Автор. Дис.доктора с.-х. наук. — Омск. 1996. - 35 с.

91. Дягтерев В., Левина Л., Исмаилов Ф. Рапсовый жмых в рационах коров// Нечерноземье, 1989. №12. - С. 36.

92. Емельянов A.C. Нормы и рационы кормления молочных коров. — Вологда. 1969. - С. 2-196.

93. Емельянов A.C. Составление суточных кормовых рационов для молочных коров. Вологда, 1954. - С. 56 -80.

94. ЮО.Емельянов A.C., Забегалова H.H., Ипатова Г.П. Нормы и рационы кормления молочных коров — Вологда: Северо-западное кн. изд-во, 1969.-С.З-5.101.3аболотов Л.А. Баланс энергии в организме животных //Зоотехния. -1998.-№10.-С. 19-22.

95. Зайцева H.H., Коваленко Ю.Т., Тихомирова А.П. Использование протов масличных культур в кормлении животных. — Л.: Колос, 1986.-С. 43.

96. Зборовский Л.В., Лебенгарц Я.З., Нестеров В.И. Выращивание помесных телок при разном уровне кормления // Животноводство. -1982.-№7.-С. 58-59.

97. Кайдалов А.Ф., Полянникова М.Н. Эффективность использования кормов с высоким содержанием жира в рационах коров // Обмен ли-пидов и липидное питание сельскохозяйственных животных / Науч. тр. ВНИИФБ и П с.-х. животных. Боровск. - 1982. - С. 27.

98. Калачнюк Г.И. Физиолого биохимическое и практическое обоснование скармливания цеолитов //Вестник с. — х. науки. — 1990. - №3. — С. 56 - 64.

99. Калашников А.П. Задачи науки по развитию промышленных способов производства молока //Животноводство, 1984, №2. — С. 30-32.

100. Калашников А.П. и др. Нормы и рационы кормления с.-х. животных. Часть 1. Крупный рогатый скот. М.: Знание, 1994. - 399 с.

101. Калашников А.П. Кормление молочного скота. М.: Колос, 1978. -С. 83-238.

102. Калашников А.П. Промышленная технология производства молока в Сибири //Молочное и мясное скотоводство. 1978, №2. — С. 16-19.

103. Калашников А.П. Современные проблемы теории и практики кормления животных // Зоотехния. 1998. - №7. - С. 13-17.

104. Калашников А.П. Теория кормления и продуктивность // Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных /Под ред. д.б.н. В.Л. Владимирова. — М.: Агропромиздат, 1991. С. 3-6.

105. Калашников А.П., Клейменов Н.И. и др. Нормы и рационы кормления сельскохозяйственных животных // Справочное пособие. М.: Агропромиздат. - 1985. - С. 70-120.

106. Калашников А.П., Сорокина Н.С. Скармливание силоса молочному скоту. — М.: НТО сельского хозяйства. — 1963. — 68 с.

107. Калашников А.П., Щеглов B.B. Совершенствование энергетического питания молочных коров /Третья Международная конференция: Тез. докл. Боровск, ВНИИФБиП с.-х. животных. - 2000. - С. 96-97.

108. Калашников А.П., Щеглов В.В., Мысик А.Т. и др. Развитие отечественной науки о кормлении животных // Зоотехния, 1999, №8. — С. 3-6.

109. Калиненко H.A., Шуванева Г.П., Ульянова Е.М. Использование рапсового жмыха в рационах коров // Научно-техн. биол. СО ВАСХНИЛ. -1989. Вып. 6. - С. 8-11.

110. Кальницкий Б.Д. и др. Особенности минерального питания высокопродуктивных коров //Зоотехния. 1990. - №5. - С. 41 — 44.

111. Кальницкий Б.Д. и др. Протеиновое питание молочных коров. Боровск. - ВНИИФБиП. - 1998.- 28 с.

112. Кальницкий Б.Д. Минеральные вещества в кормлении животных. —Л.: Агропромиздат, 1985.-207с.

113. Кальницкий Б.Д. О минеральном питании крупного рогатого скота // Животноводство, 1986. №7. С.33-36.

114. Кальницкий Б.Д. Проблемы минерального питания животных в условиях специализированных ферм и промышленных комплексов // Физиолога биохимические основы высокой продуктивности с.-х. животных. - Л.: Агропромиздат. - 1983. - С. 97 - 108.

115. Кальницкий, Б.Д., Галочкин, В.А. Некоторые итоги и проблемы биологии продуктивных животных//Зоотехния. 2008. - №1. - С. 13-15.

116. Кальницкий Б.Д., Харитонов Е.Л. Новые разработки по совершенствованию питания молочного скота //Зоотехния. 2001. - №11. - С. 20 -25.

117. Кальницкий Б.Д., Харитонова О.В., Калашник В.И. Особенности минерального питания высокопродуктивных молочных коров //Новое в кормлении высокопродуктивных животных. /Под ред. акад. ВАСХНИЛ Калашникова А.П. М.: Агропромиздат, 1989. - С.51.

118. Кальницкий Б.Д., Харитонова О.В., Калашник В.И. Особенности минерального питания высокопродуктивных молочных коров//Новоев кормлении высокопродуктивных коров. — М.: Агропромиздат, 1989.-С. 51-59.

119. Кирилов, М.П., Виноградов, В.Н., Головин, A.B., Некрасов, Р.В., Перцев, С.Н. Энергетическая кормовая добавка в рационе высоко-прордуктивных коров//3оотехния. — 2007. №4. — С. 5-8.

120. Капканский С.Я. О некоторых функциях белков сыворотки крови. — Терапевт, архив. 1962. - Т. 34. - №2. - С. 38-45.

121. Кашеваров Н.И. Перспективы сибирского кормопроизводства// Кормопроизводство, 2007. №3. - с. 3-5.

122. Кашицин В.В., Филатов В.И. Минеральные вещества в кормах и рационах коров //Повышение продуктивных показателей сельскохозяйственных животных и птицы путем совершенствования технологии кормления и содержания. Новосибирск. — 1987. — С. 38 - 41.

123. НО.Кирилов М.П., Федорова Р.П. Рациональное использование концентрированных кормов в молочном скотоводстве. — Дубровицы, 1998. — С. 56-64.

124. Клейменов Н., Груздев Н. Детализированные кормы кормления молочных коров — основа сбалансированных рационов // Молочное и мясное скотоводство. 1984. №3. - С.22-24.

125. Клейменов Н.И., Ярошкевич А.П., Голубкин М.С. Эффективность добавок витаминов А, Д, Е в рационы коров. // Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных /Под ред. д.б.н. B.J1. Владимирова. -М.: Агропромиздат, 1991. С. 47-54.

126. Ковальский В.В. и др. Микроэлементы в растениях и кормах. — М.: Колос. 1971.-235 с.

127. Козлов A.C. и др. Повышение полноценности рационов молочного скота //Зоотехния. 2002. - №1. С. 12 - 13.

128. Кондрахин И.П., Курилов Н.В., Малахов А.Г. Клиническая лабораторная диагностика в ветеринарии. М.: Агропромиздат. - 1985. — С. 245-252.

129. Коршунов В.Н. Использование азота жвачными в зависимости от качества протеина //Зоотехния. 1989. - №9. — С. 34.

130. Кремптон Э., Харрис JI. Практика кормления сельскохозяйственных животных/Пер. с англ. Зельнера В.Р. -М.: Колос, 1971. С. 121-144.

131. Крохина В.А. и др. Комбикорма, кормовые добавки и ЗЦМ для животных (состав и применение). М.: Агропромиздат. - 1990. - С. 4 — 57.

132. Крохина В.А., Калашников А.П., Фисинин В.И. и др. Комбикорма, кормовые добавки и ЗЦМ для животных (состав и применение) / Под ред. В.А. Крохиной -М.: Агропромиздат, 1990. С. 4-57.

133. Крохина В.А., Кумарин C.B. Комбикорма с продуктами из семян рапса в кормлении коров // 1988. №3. - С. 37.

134. Крохина В.А. Пути повышения качества комбикормов и эффективности их использования //Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных /Под ред. д.б.н. B.JI. Владимирова. — М.: Агро-промиздат, 1991. —С. 19-26.

135. Крылов В.М., Зинченко Л.И., Толстов А.И. Полноценное кормление коров. Л. ВО «Агропромиздат», 1987. - 159с.

136. Кудрявцев A.A., Кудрявцева Л.А. Клиническая гематология животных. -М.: Колос, 1974. -256с.

137. Кузнецов С.Г. Биологическая доступность минеральных веществ для животных: обзорная информ. ВНИИИТЭИ агропром. -М., 1992. -С. 5-15.

138. Кузнецов С.Г. Использование природных цеолитов в животноводстве. М.: НИИТЭИагропром. - 1994. - 44 с.

139. Кузнецов С.Г. Минеральные добавки и витамины для животных // Достижения науки и техники АПК. 1999. - №5. - С. 34-35.

140. Кузнецов С.Г. Особенности минерального питания крупного рогатого скота. -М.: НИИТЭИагропромиздат, 1996. — 64с.163 .Кузнецов С.Г. Эффективность использования премиксов в кормлении дойных коров //Зоотехния. 2002. - №2. — С. 14—18.

141. Кузнецова Р.Я. Рапс — высокоурожайная культура. — Л.: Колос. -1975.-С. 21-22.

142. Кукта Г.М. Технология переработки и приготовления кормов. — М.: Колос, 1978.-240 с.

143. Курилов Н.В. и др. Влияние уровня клетчатки в рационе на процессы рубцового пищеварения и синтез молочного жира у коров //Животноводство. 1977. - №3. - С. 10-11.

144. Курилов Н.В. и др. Новая система оценки и нормирования протеинового питания коров. Боровск: ВНИИФБиП. — 1989. — 104 с.

145. Курилов Н.В. и др. Превращение углеводов в преджелудках и глю-козообразование у жвачных //Тр. ВНИИФБиП. Боровск. - 1973. — Т. 12. - С. 12-14.

146. Курилов H.B. Потребность жвачных в глюкозе и значение легкопе-реваримых углеводов в использовании питательных веществ рационов //Вестник с. х. науки. - 1971. - №9. - С. 23 - 29.

147. Курилов Н.В., Коршунов В.Н., Севастьянова H.A., Турчинский В.В. Нормирование протеинового питания жвачных животных // Новое в кормлении высокопродуктивных животных. /Под ред. акад. ВАСХНИЛ Калашникова А.П. М.: Агропромиздат, 1989. С. 17.

148. Курилов Н.В., Кроткова А.П. Физиология и биохимия пищеварения жвачных. М.: Колос, 1971. - С. 265-275.

149. Курилов Н.В., Кроткова А.П. Физиология и биохимия пищеварения жвачных. -М.: Колос. 1971. - С. 94-104.

150. Курилов Н.В., Маслобоев А .Я. Роль углеводов и использование питательных веществ // Животноводство. 1964.- №10. - С. 26-28.

151. Курилов Н.В., Маслобоев А.Я., Гундоров В.В. Влияние уровня клетчатки в рационе на процессы в рубце и показатели обмена у крупного рогатого скота. Бюл. ВНИИФБиП с.-х. животных, Боровск, 1969, вып. 3 (11).-С. 31-36.

152. Курилов Н.В., Матеркин A.M. Потребность лактирующих коров разного уровня продуктивности в глюкозе для синтеза составных частей молока //Бюлл. ВНИИФБиП. 1974. - №3 (33). - С. 25 - 27.

153. Курилов Н.В., Фирсов В.И., Харитонов Л.В. и др. Влияние уровня клетчатки в рационе на процессы рубцового пищеварения и синтез молочного жира у коров // Животноводство, 1977. № 3. - С. 10-11.

154. Лазарев Ю.П., Танифа В.В. Контроль за полноценностью питания крупного рогатого скота по показателям межуточного обмена в кро-ви.//Актуальные проблемы биологии в животноводстве. Боровск. -ВНИИФБиП, 2000. - С. 144-145.

155. Лапшин С.А. Использование минеральных добавок в животноводстве // Химизация сельского хозяйства. 1988. № 8. - С. 62.

156. Лебедев Н.И. Использование микродобавок для повышения продуктивности жвачных животных.- Л.: Агропромиздат. 1990. — 96 с.

157. Лебедев П.Т., Усович А.Т. Методы исследований кормов, органов и тканей животных. — М.: Россельхозиздат. — 1976. — 376 с.

158. Левахин В.И., Мещеряков А.Г. Связь концентрации обменной энергии в рационе с расщеплением протеина //Вестник РАСХН. 2000. -№5. - С. 63 - 65.

159. Леккина С.Ф., Тихомирова А.П. Рапсовый шрот в рационах молочных коров // Животноводство. 1986. - №2. - С. 47.

160. Лушников А.А Раздой коров на концентратных смесях местного производства //Зоотехния. 1998. - №7. - С. 19 - 21.

161. Лушников H.A., Грехова О.Н. Химический состав формовочных бентонитов Зырянского месторождения и их использование АПК //Наука и образование Зауралья. 2002. - №1. - С. 120 - 124.

162. Мак-Дональд П. Биохимия силосования. Пер. с англ.- М.: Агропромиздат. - 1985. - С. 224-263.

163. Малахов Г.И. Рапс высокоурожайная культура. - Челябинск: Южно-Уральское книж. издательство. - 1986. — С. 3-4.

164. Маркова К.В. Улучшение состава и свойств молока. — М.: Россельхозиздат. 1969. - 128 с.

165. Мартынов Б.Н., Шатилов И.С., Цыварев Д.Е. Агрономическая тетрадь. Возделывание рапса и сурепицы по интенсивной технологии. -М.: Россельхозиздат. 1986. - 120 с.

166. Мартюшов В.М. Алиев A.A. Влияние липидов рациона на поглощение их молочной железой и секрецию молока у коров // Липидный обмен у сельскохозяйственных животных. Боровск. - 1974. - С. 110116.

167. Мартюшов В.М. Влияние субстратов рациона на поглощение их молочной железой и секрецию с молоком у коров // Физиологобиохимические и генетические основы повышения эффективности использования кормов в животноводстве. — Боровск. — 1973. С. 55.

168. Медведев И.К. Оценка питательности кормов и нормирование питания животных // Зоотехния, 1998, №12. С. 10-15.

169. Милашенко Н.З., Абрамов В.Ф. Технология выращивания и использования рапса и сурепицы. М.: ВО Агропромиздат. - 1989. - С. 5-7.

170. Могилевцев В.И., Бегунов Н.И. Кормление высокопродуктивных коров на комплексе //Зоотехния. 1999. - №5. - С. 30 - 36.

171. Москалев В.И. Минеральный обмен. М.: Медицина. - 1985. - 288 с.

172. Надальяк Е.А. и др. Усовершенствованные нормы обменной энергии для высокопродуктивных коров //Животноводство. — 1987. №2. -С. 15-16.

173. Надальяк Е.А. и др. Физиологические основы нормирования энергии в рационах крупного рогатого скота //Энергетическое питание с. -х. животных. М.: Колос. - 1982. - С. 30 - 40.

174. Надальяк Е.А., Агафонов В.И. Возрастные особенности энергетического питания крупного рогатого скота. М.: ВНИИТЭИагропром. -1988. -44с.

175. Надальяк Е.А., Агафонов В.И. Изучение обмена энергии и энергетического питания у сельскохозяйственных животных // Методические указания. — Боровск. ОНТИ ВНИИФБиП с.-х. животных. -1986.-56 с.

176. Найденов Т., Кирилов А. и др. По пълно да се исползоват воз-можностите на царевицата //Животнововъдство. — 1986. — Т. 40. - №2. - С. 5 - 9.

177. Николаев С.М., Качалова Е.Я. Влияние премикса на молочную продуктивность коров // Зоотехния. 1989. - № 3. — С. 36-37.203 .Новая система оценки и нормирования протеинового питания коров. Боровск. - ВНИИФБиП. - 1998. - 105 с.

178. Особенности технологии приготовления сенажа в упаковке. -Пермь. 2001. — 17 с.

179. Пашков В. Молоко и рапс // Уральские нивы. 1989. - №6. - С. 20.

180. Пейве Я.В. Проблемы применения микроэлементов в сельском хозяйстве СССР. Микроэлементы в сельском хозяйстве и медицине. — Рига, 1956.-С. 5-20.

181. Петелина В.А. Влияние комбикормов с включением рапсового жмыха на молочную продуктивность дойных коров // Рациональное производство и использование кормов в скотоводстве. М.: Росагро-промиздат. -1988. - С. 47-49.

182. Петрухин И.В. Корма и кормовые добавки. Справочник. - М.: Росагропромиздат. - 1989. - 526 с.

183. Петухова Е.А., Емелина Н.Т. Основа высокой продуктивности молочного стада. —М.: Московский рабочий, 1983. 159с.

184. Пилюк Н.В. Минеральные корма в рационах скота //Зоотехния. — 2001.-№1.-С. 19-21.

185. Писакова H.JI. Влияние разных доз дилудина на плодовитость и молочность высокопродуктивных коров //Резервы молочного животноводства. 1986. - С. 106 - 110.

186. Плохинский H.A. Руководство по биохимии для зоотехников. -М.: Колос, 1969. -225с.

187. Попов В.В. Технологические новации в повышении качества кормов из зернофуражных культур/ЛСормопроизводство, 2007. №2. — с. 20-24.

188. Попов, В.Д., Перекопский, А.Н., Горнак, В.Н. Организационно-технические аспекты новых технологий заготовки кор-мов//Кормопроизводство. — 2003. №7. - С. 29-31.

189. Попов И.С. Избранные труды. М.: Колос. - 1966. - 808 с.223 .Попов И.С. Кормовые корма и кормовые таблицы. М.: Сельхозгиз. - 1954.-С. 12-13.

190. Попов Н.Ф., Ковындиков М.С., Сенник С.Я. Основы биологической химии и зоотехнический анализ. М.: Колос. — 1973. - 304 с.

191. Попова М.А. и др. Приготовление и скармливание силоса из соломы и зеленых растений//Животноводство, 1979. №9. — С. 41-43.

192. Потребность жвачных животных в питательных веществах и энергии //Пер. с англ. A.A. Яковлева. М.: Колос. - 1968. - С. 401 - 412.

193. Производство и использование премиксов // Солнцев K.M., Василь-ченко С.С., Крохина В.А. и др.; Под ред. K.M. Солнцева —Л.: Колос. 1980.-288с.

194. Пьянов В.Д. Аппетит и его регуляция у животных. — Омск: Изд во ОмГАУ.-1999.-220 с.

195. Рекомендации по использованию и нормированию жиров в кормлении сельскохозяйственных животных. М.: АПК. - 1987. — С. 26 — 27.231 .Рекомендации по минеральному питанию сельскохозяйственных животных. М.: Агропромиздат, 1985. - С. 9 — 14.

196. Решетов В.Б. , Надальяк Е.А. Энергетический обмен и продуктивность коров при увеличении концентрации обменной энергии в рационе //Новое в питании с. — х. животных. — Боровск: ВНИИФБиП. -1979.-Том31. — С. 3-11.

197. Решетов В.Б. Энергетический обмен у коров в связи с физиологическим состояние и условиями питания // Автореф. дис. . д — ра с. — х. наук. Боровск. — 1998. 36 с.

198. Решетов В.В., Наральяк Е.А. Энергетический обмен и прдуктив-ность коров при увеличении концентрации обменной энергии в рационе//Новое в питании сельскохозяйственных животных. Науч. труды ВНИИФБиП с.-х. животных. Боровск, 1979, т. XXI. С. 3-11.

199. Риш М.А. Физиологическая роль и практическое применение микроэлементов. Рига. - 1976. - С. 193-210.

200. Романенко, JI.B. Полноценность кормления высокопродуктивных коров и методы его конртоля//Зоотехния. 2007. - №3. - С. 10-14.

201. Самохин В.Т. Дефицит микроэлементов в организме — важнейший экологический фактор // Аграрная Россия. 2000. - №5. - С. 69-72.

202. Самохин В.Т. Проблемы гипо микроэлементов в животноводстве //Ветеринария. - 1992. - №1. - С. 48 - 50.

203. Самохин В.Т., Зельнер В.Д. Микроэлементы в кормлении жвачных // Животноводство. 1972. - №2. - С. 7-15.

204. Свиридова Т.М. и др. Оптимизация энерго-протеинового отношения в рационах высокопродуктивных коров //Зоотехния. 2001. -№6.-С. 10-13.

205. Севастьянов H.A., Макарцев Н.Г. и др. Влияние уровня энергии рациона на процессы ферментации в рубце и использование питательных веществ высокопродуктивных коровами//Бюл. ВНИИФБиП с.-х. животных, Боровск, 1974, вып. 4 (34). С. 59-61.

206. Семенова Н., Лукьянова Р. Использование рапса в рационах молочного скота // Уральские нивы. -1988. №1. - С. 37.

207. Сенин И.Е. Раздой коров. М.: Колос. - 1970. - 260 с.

208. Скоробогатых H.H., Мысник Н.Д. Нормирование сухого вещества в рационах молочных коров //Агропромышленное производство: Опыт, проблемы и тенденция развития. — М.: 1988. Вып.2. - С. 31 — 37.

209. Скуковский Б.А. Биохимические аспекты применения микроэлементов в животноводстве Западной Сибири: Автореф. дис. д-ра с.-х. наук. Дубровцы, 1991. - 48с.

210. Слесарев И.К., Пилкж H.B. Минеральные источники Беларусии для животноводства. — Жодино — Минск. — 1995. — 227 с.

211. Смекалов H.A. Применение жиров и жироподобных веществ в комбикормах для телят. Автореф.канд. дисс. Л., ЛСХИ, 1962. 20 с.

212. Смирнова В.В. Эффективность использования жировых добавок в рационах коров в первые 100 дней лактации //Автореф. дис. . к. с. — х. наук. — Новосибирск. 1992. — 28 с.

213. Соколов В.М. Шрот рапсовый в комбикормах для молочных коров // Кормление и содержание крупного рогатого скота. — 1987. №9. -С. 52-56.

214. Соколов В.М., Соколова Р.К. Эффективность использования комбикормов и премиксов молочными коровами // Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных / Под ред. В.Л. Владимирова. М.: Агропромиздат. - 1991. - С. 175-178.

215. Солдатенков П.Ф. Обмен веществ и продуктивность у жвачных животных. Л.: Наука. - 1971. - С. 192-206.

216. Солдатенков П.Ф. Обмен углеводов и низкомолекулярных кислот в стенках пищеварительного канала жвачных животных, изученным англостоматическим методом / Тр. ВНИИФБ и П с.-х. животных. -Боровск. 1986. - Т. 3. - С. 115-128.

217. Солнцев K.M. Качество корма как показатель его продуктивной ценности //Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных /Под ред. д.б.н. В.Л. Владимирова. М.: Агропромиздат, 1991. -С. 13-18.

218. Солнцев K.M. Повышение качества кормов. М.: Знание, 1986. -С.5-20.

219. Солнцев K.M. Производство и использование премиксов. Л.: Колос. - 1980. - 287 с.

220. Солнцев K.M., Васильченко С.С., Крохина В.А. и др. Производство и использование премиксов. — Д.: Колос, Ленингр. отд-ние, 1980. — 228с.

221. Соловьева С.Я. Диагностика, лечение и профилактика заболеваний сельскохозяйственных животных. Ставропольск. — 1981. — С. 59-61.

222. Солошенко В., Гугля В. Жмых и продуктивность // Вестник агро-прома. 1988. - №3. - С. 4-5.

223. Солошенко В.А., Хлебников И.К., Рогачев В.А. Технология и оборудование для приготовления премиксов // В сб.: Технологии современного животноводства в условиях Сибири. Новосибирск. - 1999. -С. 53-62.

224. Сорокина Н.С. Кормление молочных коров на крупных фермах и комплексах: / ВНИИТЭИСХ. М.: 1979. - 60с.

225. Спиридонов A.M. И зимой получать летние надои позволяет плющеное зерно//Животноводство России. 2002. - №5. - С. 26.

226. Справочник по кормлению с. х. животных //Сост. A.M. Венедиктов - М.: Россельхозиздат. — 1990. — 303 с.

227. Стаховский М., Улитько В. и др. Рационально использовать концентраты в кормлении крупного рогатого скота //Молочное и мясное скотоводство. — 1985. №5. - С. 19-21.

228. Стрекозов, Н.И. Молочное скотоводство России: настоящее и бу-дущее^Зоотехния. 2008. - №1. - С. 18-21.

229. Стрекозов Н.И., Комаров Л.Л. Развитие рынка молока и молочных продуктов в России //Зоотехния. 2001. - №7. - С. 2 - 5.

230. Таранов М.Т. Биохимия и продуктивность животных. М.: Колос. -1976. - С. 140-145.

231. Таранов М.Т., Сабиров А.Х. Биохимия кормов. М.: Агропромиз-дат. - 1987. - С. 156-170.

232. ТолоконниковЮ.А., Тищенко A.B. Кормление с. — х. животных в промышленном животноводстве. Д.: Колос. - 1978. — С. 90 - 92.

233. Томмэ М.Ф. Методика определения переваримости кормов и рационов. М. - 1969. - 26 с.

234. Томмэ М.Ф. Методика определения переваримости кормов. М.: ВИЖ. - 1960.-37 с.

235. Томмэ М.Ф. Полноценное кормление сельскохозяйственных животных в комплексах //Кормление животных в комплексах /Под ред. профессора М.Ф. Томмэ. М.: Колос, 1974. - С. 5-24.

236. Томмэ М.Ф. Потребность крупного рогатого скота в жире //Животноводство. 1974. - №9. - С. 43 - 46.

237. Томмэ М.Ф. Потребность крупного рогатого скота в микроэлементах // Животноводство. 1975. - №1. - С. 39-43.

238. Томмэ М.Ф. Рациональный тип кормления скота //Совхозное производство, 1945, №1-2. С. 45-47.

239. Томмэ М.Ф., Магомедов М.Ш. Потребность крупного рогатого скота в углеводах //Животноводство. 1974. - №11. — С 51.

240. Тюльдюков В.А. и др. Новые технологии в хранении сена //Кормопроизводство. 1993. - №3. - С. 33 - 38.

241. Уилсон П.Н., Вуд П.Д. Некоторые аспекты питания высокопродуктивных молочных коров //Новейшие достижения в исследованиях питания животных. /Пер. с англ. И.С. Ковальчук. М.: Агропромиз-дат.- 1986.-Вып. 5. - С. 218-242.

242. Фарзалиев В.И. Обмен и депонирование липидов у бычков и буйволят на рационах с различными жирами и селеном/Юбмен липидов илипидное питание сельскохозяйственных животных. Научн. труды ВНИИФБиП с.-х. животных. Боровск, 1982. С. 95.

243. Федий Е.М., Науменко В.В. Физиология сельскохозяйственных животных. — Киев: Виша школа, 1979. С. 164.

244. Федоренко М.М., Титов H.A. Рапс — источник зеленых кормов в позднеосенний период / Сб. науч. тр. Волгоградского СХИ. 1987. — 23 с.

245. Филатов В.И. Повышение энергетической, протеиновой и биологической ценности кормов в Сибири: Автореф. дис. д-ра с.-х. наук. -Новосибирск, 2000. 35с.

246. Филатов И.И. Рациональное использование кормов в скотоводстве Сибири. М.: Россельхозиздат. - 1983. - 240 с.

247. Фисинин, В. Успехи и проблемы российского животновод ст-ва//Животноводство России. 2008. - №1. - С. 4-6.

248. Фицев А.И. Важный резерв экономии кормового белка //Кормопроизводство. 2001. - №3. - С. 22 - 24.

249. Фицев А.И., Мельченко А.И. Качество и эффективность использования объемистых кормов. М.: ВНИИТЭИ агропром, 1989. - С. 1-3.

250. Хлопин A.A. и др. Особенности минерального состава бентонитовых глин //Животноводство Западной Сибири и Зауралья: Проблемы и решения /Сб. науч. тр. ОмГАУ. Омск. - 2001. - С. 181 - 182.

251. Хлопин A.A. Использование бентонита в кормлении дойных коров черно пестрой породы //Автореф. дис. . к. с.-х. наук. - Омск. -2002.- 18 с.

252. Хрупов A.A. Современные технологии заготовки кормов// Кормопроизводство. 2007. - №3. - С. 28-30.

253. Цюпко В.В. Физиологические основы питания молочного скота. -Киев: Урожай. 1984. - С 49 - 55.

254. Черекаев A.B., Стрекозов Н.И., Погодаев С.Ф. и др. Перспективы развития скотоводства России // Зоотехния. 2001. - №3. — С. 2-5.

255. Чумаченко В.Е. Премиксы и белково-витаминные добавки. -Минск: Ураджай. 1974. - 95 с.

256. Шагаров A.M. Козлятник восточный ценная кормовая бобовая культура//Кормопроизводство. - 1985. - №8. - С. 23-26.

257. Шакиров Ш.К. Производство и использование собственных БВМД и премиксов //Кормопроизводство. 2001. - №3. - С. 27 - 32.

258. Шмаков П.Ф. Выращивание и откорм молодняка крупного рогатого скота молочных пород на мясо в хозяйствах Омской области: Учебное пособие — 3-изд., перераб. и доп. /Изд-во ОмГау. Омск, 1997. -96с.

259. Щеглов В.В. Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных на основе новых детализированных норм //Оптимизация кормления сельскохозяйственных животных /Под ред. д.б.н. B.JI. Владимирова. — М.: Агропромиздат, 1991. — С. 6-13.

260. Щеглов В.В. Организация кормления сельскохозяйственных животных на основе новых детализированных норм //Оптимизация кормления с. — х. животных. — М.: Агропромиздат. 1991. — С. — 6 — 12.

261. Щеглов В.В., Боярский Л.Г. Корма. Приготовление, хранение, использование: Справочник. М.: Агропромиздат. - 1992. - С. 23 - 25; 234-235.

262. Эйдригевич, Е.В. Интерьер сельскохозяйственных животных /Е.В. Эйдригевич, В.В. Раевская. М.: Колос, 1978. - С. 226-248.303 .Эрнст Л.К. Животноводство России 2001 — 2010 //Зоотехния. — 2001.-№1.-С. 2-8.

263. Эрнст Л.К., Духин И.П., Зельнер В.Р. Влияние длительного использования рационов различной физической формы и их смеси на процессы питания у коров. Труды ВНИЖ. - 1977. - Т. 37. - С. 113-129.

264. ЗОб.Эрнст Л.К., Краморенко Н.М. Промышленное производство молока: Опыт и проблемы. Л.: 1978. - 312 с.

265. Эрнст Л.К., Филиппович Э.Г., Крюков А.П., Савенко И.А. Пути оптимизации использования кормов // Зоотехния. 1992. - №1. - С. 26.

266. Юдин М.Ф. Физиологическое состояние организма в разные сезоны года // Ветеринария. 2000.- №2. - С.38-41.

267. Ю.Яковлев В.Я., Репьев В.Н. Повышение репродуктивной способности коров под влиянием введения йода //Пути повышения племенных и продуктивных качеств с. — х. животных. — Барнаул. — 1992. — С. 37-41.

268. Яцко Н., Цой В. Эффективность скармливания сенажа, приготовленного по новой технологии // Молочное и мясное скотоводство. — 2001. -№6.-С. 20-22.

269. Anderson M.J., Adams D.C., Lamb R.C. and Walters J.L. Feeding whole cottonseed to lactation dairy cows // Journal of Dairy Science. 1979. - P. 1098-1103.

270. Ashfield J. The Midde 13 Method //Dairy Herd management. 1976. -V. 13-№11.-P. 6-10, 16.

271. Bines, J.A., and Hart, I.C. Metabolic limits to milk production, especially zoles of growth hormone and insulin. Journal of Dairy Science, 1982, 65, 1375-1389.

272. Bines, J.A., Brumly, P.E., Storry, J.E. et al. J. Agric.Sci., 1978, V.91, №1, p.135.

273. Burgstaller. J. Praktische Rindfutterung. Stuttgard. - 1983. - 207 S.

274. Burgstaller. Milchkuhe wollen gut gefuttert sein //Deutsche Landwirtschaftliche Presse. 1972. - Bd. - 91. - H. 2. - S. 5.

275. Christensen D.A., Cochrane M., Steacy G. Utilisation of protected and unprotected rapeseed by lactation dairy cows. In Proceedings, Cth International Rapeseed Conference, Malto. 1978. - vol. 2. - P. 217-219.

276. Clymonte Mc. Proc. Nutr. Soc., 1962, №41, V. 21., c. 15.

277. Dawkins T.C.K., Wallace J. A Natural mineral for the feed industry //Feed Compounder. 1990. - Vol. 10. - №1. - P. 56 - 59.

278. Dorean M., Chilliard Y., Saurant D. Product, lait. mod., 1988, 174, 5354.

279. Ensor W., Shaw J., Telechea H. Special diets for the production of low fat milk and more efficient gains in body Weight //J. Dairy Sei. 1959. -№42.-P. 189-191.

280. Fisher L., Waldern D. Minerals and Vitamins for dairy cows //Canada Department of Agriculture Publication farmers bulletin. — 1978. №1450. -P. 3-19.

281. Frank B. Fatty Rape Products for dairy cows. 3. Rapeseed in Different Rations. Report 75. Uppsala, Swedish University for Agricultural Science, Department of Animal Husbandry. -1980.-P.32.

282. Futterung der 10000 Liter — Kuh. rfarungen und Empfehlungen fur die Praxis - Frankfurt am Mein. - 1999. - Band 196. S. 207 - 208.

283. Garton, G.A. Lipid metabolism in herbivorous animals. Nutrition Absa-tracts and Reviews. 1960, 30, 1-16.

284. Glapperton, J.L. and Steele, W. Fat Supplementation in animal production-ruminants. Proceedings of the Nutrion Society, 1983, 42, 343-350.

285. Hegemeister H., Kaufman W. Keiler Milchwirtschaftliche Forschuge Berichte, 1979a, V.31, №1, p. 53.331 .Hegemeister H., Kaufman W. Obers, Tierernähr, 1979b, v. 7, p.l.

286. Hellberg A. Husdjurens protein behov och krav pa proteinets kvalitet //Vartnarings-Nutt. 1970/ - arg. 26. - №2. - S/ 16-21.

287. Hennig A. Futterung der Kuhe hohem Zeitungen/ Tierzucht. - 1972. -Bd. 26. — H. 2. — S. 51 —53.

288. Hillman D. Feedstuffs, Nutrient Reguizements for Dairy Catte. 1970. -№42. P. 1 -2.

289. Hillman D. Feedstuffs, Nutrient Requirements for Dairy Cattle. 1970. -№42.-P. 65-66.

290. Johnson C.L. Strategic feeding of high yielding dairy cows //Veter. Ree. 1984. - Vol. 115. - №11. - P. 270 - 272.

291. Johnson D. Proper growth management important in raising of heifers //Feedstuffs. 1986. - Vol. 58. - №. 43 - P. 14 - 17.

292. Johnson, C.J. Strategic feeding of high yielding dairy cows//Veter. Rev. 1984, vol, 115, №11, p. 270-272.

293. Johnson, R.R. McClure, R.E. J. Anim. Sei., 1973, v. 36, №2, p. 397.

294. Journet M., Pelimlin A. Alimentation et. conduite alimentaire des troupeaux laitiers a haut potentiel Perspectives d amelijration //Bull, techn. C.R.Z.V. Theix I.N.R.A. - 1987. - 19 - 31.

295. Kallela K. Lehmieh sokerintarpelsta //suomen Elainlaakarilehti. 1977. -V. 83. -№3.-S. 107-110.

296. Kester W. How the latest NRC standards have changed cow nutrition programs //Beef. 1986. - 22. - 8: 22 - 24.

297. Labuda J. Energética a ausikata vysiodojnic s vysokd prodution mlieka na Zakatka Lactacie//Zivocigna Vyroba, 1986, V. 31, №3. P. 279-288.

298. Larsen, J.B., Lelausen S., Fredericksen J.H. XVII. Intern. Milch Wirtschaftskongress. London, 1966, 54.

299. Lohr L. Zur Krauftfutterereffizienz in der Milchviehhaltung //Fortschr. Landwirt. 1987. - 65. - 16: - 3 - 5.

300. Mattes W., Palmqwist, D.L., J. Dairy Sei., v.!97, №4, p. 1050.

301. Meier H. Fortschrittliche Milchviehfutterang //Feld und Wald. 1972. -Bd. 91.-H. 15.-S. 96.

302. Melosch V. and Heller D. Zur Frage des maximalen Fettgehaltes in Milchviehrationen IIDer Tierzuchter. 1972. - №2. - S. 72 - 73.

303. Moe P.M., Tyrell H.F. Hoard's Dairyman, 1972, 117, 5, 295.350.0stergaard V., Danfaer A., Dangaard J., Hindhede J., Thysen I. The Effect of Dietary Lipids on Milk Production in Dairy Cows. Copenhagen, 1981,508.

304. Palmguist D.L. Adding fat to dairy diets // Anim. Health Nutrit. 1987. -42.-2: P. 32-35.

305. Rafalowski W., Park C.H. Whole sunflower seed as a fat supplement for lactation cows // Journal of Dairy Science. 1982. - P. 1484-1492.

306. Sanne S. Mineralfordernormer i olika Landerdiskussion — Foder J. — 1973.-№1-2; S. 30-33.

307. Schiemann K. Das DDR Futterwertunq - sistem //Tierzucht. - 1971. — Bd. 25.-H. 2.-S. 46-48.

308. Schingoethe D.J. Feeding supplement // Arch Tierernahr. 1972. - 22. -697 s.

309. Shaw J., Ensor E., Telechea, S. Lee. Relation of diet to rumen volatile fatty acids, digestibility efficiency of gain and degree of unsaturation of body sat in steers //J. Nutz. 1960. Bd. - 71. - №3. - P. 203 - 208.

310. Shaw J., Robinson R. Production of low fat milk. Effect of quality and quantity of concentrate on rumen volatire fatty acids and milk composition /J. Nutz. 1959. - №69. - P. 235.

311. Smith N.E., Collar L.S., Bath D.L., Dunkley W.L., Franke A.A. Whole cottonseed and extruded soybean for cows in early lactation // J. of Dairy Sci. 1980. - 63 (Suppl. L). - P. 153-154.

312. Soutor J. Krmivarstvi Sluzby. 1985.-21.

313. Steele W., Moore J.H., J. Dairy Res., 1968, v. 35, №1, p. 223.

314. Teufel S. Agrar Praxis, 1988, 3, 74-75.

315. Thier E. Kraftfutter, 1967, 432.363 .Vernon R.G. Lipid metabolism in the adipose tissue of ruminant animals. In Lipid Ruminant Animals. 1981, p. 179-362.

316. What is glucose needs lactating cow?// Dairy. — 1977. V. 34. - №1. -P, 19.

317. Yang Y.T., Baldvin R.L., Russell J. Effects of long supplementation with lipids lactating dairy cows // J. of Dairy Sei. — 1978. — 61. P. 180188.

318. Zambeill J. Sempre meno ceremit nel magnimi comunitart //Inform. Zootech.- 1991. An. 38. -№14.-P. 39-41.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.