Советская партийно-государственная политика в отношении студенческой молодежи в 1960-1970-е гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Цыганаш, Светлана Евгеньевна

  • Цыганаш, Светлана Евгеньевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 189
Цыганаш, Светлана Евгеньевна. Советская партийно-государственная политика в отношении студенческой молодежи в 1960-1970-е гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2004. 189 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Цыганаш, Светлана Евгеньевна

Введение.3

Раздел I. Общественно-политическое и социокультурное развитие СССР в оценках студенческой молодежи 1960-1970-х гг.13

Раздел И. Сущность и своеобразие студенческой субкультуры 19601970-х гг.53

Раздел III. Студенческое инакомыслие в контексте общественно-политического движения советской молодежи 1960-1970-х гг.128

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Советская партийно-государственная политика в отношении студенческой молодежи в 1960-1970-е гг.»

Актуальность темы исследования определяется социальной значимостью вузовской молод ежи как основного интеллектуального потенциала современного российского общества. От того, насколько эффективен образовательный и воспитательный процесс в российской высшей школе, зависят стабильность социальной системы, преемственность культуры, связь поколений, рост экономики. В дайной связи анализ тенденций и противоречий политики государства в сфере подготовки специалистов высшей квалификации является актуальной и перспективной темой исследования.

В современном научном анализе нуждается комплекс уникальных взаимоотношений власти и вузовской молодежи, проделавших в 1960-1970-е гг. существенную эволюцию в сфере идеологии, политики и культуры. XX съезд партии представляет собой рубеж, вслед за которым началось серьезное переосмысление молодыми людьми принципов развития советской системы. Непродолжительная «оттепель» наложила заметный отпечаток на дальнейшее развитие студенческого движения, которое в 1960-1970-е гг. принимает небывалый размах. Этим объясняется повышенное внимание современных исследователей к историческому опыту разработки и реализации молодежной политики советского государства в 1960-70-е гг.

Историография. Проведенный анализ степени научной разработки проблемы позволил дифференцировать историографию в соответствии с проблемно-хронологическим принципом. В массиве исторической литературы выделено два ярко выраженных периода, каждому из которых свойственно свое видение проблем взаимоотношения государственной власти и студенчества. Первый из них относится к 1960-1980 гг., а второй охватывает 1990-е гг. - начало нового столетия. Каждый период распадается на отельные этапы, в рамках которых прослеживаются свои особенности освещения истории государственной политики в отношении обучения и воспитания студенческой молодежи, связанные с политической спецификой и задачами развития страны в это время.

Советские историки, как правило, делали акцент на связи подготовки специалистов высшей квалификации с идеей коммунистического строительства и формирования нового советского человека.1 Работы 1960-х - первой половины 1980-х гг. в соответствии с советской традицией носили ярко выраженный апологетический характер, что особенно было характерно для публицистики и отдельных диссертаций, в которых часто отсутствовал критический анализ проводимой политики в отношении студенчества. Излишняя идеологизация и политизация не способствовали глубокому анализу проблем развития высшей школы и воспитания студенческой молодежи. Партийно-государственное руководство всеми сферами общественно-политической и культурной жизни студенчества рассматривалось как решающее условие, обеспечивающее становление и полноценное развитие личности молодого советского человека.2 Тем не менее, собрав интересный фактический материал, авторы ряда исследований этого периода смогли обеспечить достаточно высокий уровень анализа избранной темы.3

1 См.: Бутяпш АС., Салтанов Ю.А Университетское образование в СССР. М., 1957; Высшая школа страны Советов. М., 1962; Высшая школа СССР на современном этапе. Под ред. И. А Карлова. М., 1961; Чуткерашвшш Е.В. Развитие высшего образования в СССР. М., 1961; Жамин В.А Актуальные вопросы экономики народного образования: Сб. статей. М., 1965; Штымов С.Т. Очерки о взаимосвязи народного образования с народным хозяйством в СССР. Томск, 1968; Елютин В.П. Развитие высшей школы в СССР (1966-1970). М., 1971; Чанбарисов Ш.Х. Формирование советской университетской системы. Уфа, 1973 и др.

2 Черннк С.А Советская высшая школа в послевоенные годы. М., 1975; Он же. Борьба за повышение учебно-воспитательной работы // Советская педагогика. 1975. № 3; Он же. Связь времен и поколений // Советская педагогика. 1977. № 5; Щербаков АВ. Советская школа и педагогические кадры. Алма-Ата, 1975; Семенов B.C. Диалектика развития социальной структуры советского общества. М., 1977; Владиславлев АП. Непрерывное образование: Проблемы и перспективы. М., 1978 и др.

3 Озерцов АВ. Воспитание студенческой молодежи в высшей школе РСФСР. М., 1974; Черник С.А Высшая школа // Советская педагогика. 1978. № 6. С. 103-112; Щербаков АВ. Советская высшая школа. Алма-Ата, 1975; Высшее образование: проблемы и перспективы. М., 1976; Деятельность коммунистической партии по подготовке и воспитанию учительских кадров в период социалистического строительства. М., 1981; Петухов В.М. Высшее образование в социальной политике развитого социалистического общества. М., 1981; Казарин АВ. Высшее образование и социализм. Таллин, 1983 и др.

На рубеже 1970-1980-х гг. политика государства в отношении студенческой молодежи начинает рассматриваться в тесной связи с проблемами культурного строительства, обеспечить которое должны были молодые специалисты.4 Отдельные вопросы неформального студенческого движения и молодежной субкультуры рассматривались с критической точки зрения, исследователи осуждали отход части молодежи от советских идейных принципов и комсомольских идеалов.5 Однако наибольшее число публикаций в 1970-1980-е гг. было непосредственно посвящено проблемам партийного руководства системой подготовки и воспитания специалистов высшей квалификации. Значительный массив монографий, брошюр и журнальных статей был посвящен осмыслению политики партии в этой области, анализу решений партийных съездов, постановлений ЦК по различным типам высших учебных заведений.6 В исторической литературе содержался подробный анализ деятельности партии по руководству ведущими вузами страны.7

Новый импульс научному исследованию политики в области воспитания студенчества дала разработка и реализация реформ в сфере образования в середине 1980-х гг., а также начавшаяся в этот период перестройка. С сере

4 См.: Иовчук М.Т., Коган Л.И. Советская социалистическая культура. Исторический опыт и современные проблемы. М., 1979; Культура разв1ггош социализма: Некоторые вопросы Teopiui и истории. М., 1978; Темирбаев К.М. Украинцев В.В. Очерки истории советской культуры. М., 1980 и др.

5 Танин Е. Откуда берутся «перерожденцы»? // Мосты. 1959. № 2; Студенческие будни // Студент. 1964. № 1; Образ жизни современного студенчества. JL, 1981.

6 См.: Коммунистическое воспитание студентов в преподавании марксистско-ленинской философии. Киев, 1974; Коммунистическое воспитание студентов в процессе преподавания политической экономии. М, 1975; Преподавание философии как фактор коммунистического воспитания: Сб. статей. Ташкент, 1973; Куманев ВА Революция и просвещение масс. М.: Наука, 1973; Зиновьев М.П. Коммунист!гческая партия и повышешге культурно-технического уровня рабочего класса. Д.: Изд-во ЛГУ, 1977; Прокофьев М.А. Высшее образование и педагогическая наука // Политическое самообразование. 1981. № 8; Трапезников С. Интеллектуальный потенциал коммунизма. М.: Политиздат, 1976; Его же. Ленинские принципы социалистической системы народного образования // Коммунист. 1976. № 2 и др.

7 См.: Летопись Московского университета, 1755-1979. М., 1979; Высшая школа на современном этапе. М., 1977; Казанский университет: 1804-1979: Очерки истории / Редкол. М.Т. Нужин (отв. ред.) и др. Казань, 1979; Очерки истории высшего и среднего образования в Сибири (19171980). Новосибирск, 1986; Очерки по истории Ленинградского университета. Л., 1976, 1982, 1984. Т. 3-5; Историческая наука в Московском университете, 1934-1984 / Редкол.: Ю.С. Кукушкин (отв. ред.) и др. М., 1984 и др. дины 1980-х гг. наблюдался выход отдельных работ на уровень подлинного обобщения исторического опыта подготовки и воспитания специалистов в условиях советского общества.8 На закате «перестройки», когда в стране развернулись реформы в экономической, социальной, политической и духовной сферах, когда стал переосмысливаться исторический опыт послеоктябрьского развития, начинаются поиски новых подходов к анализу политики в сфере воспитания студенческой молодежи.9

Следующий историографический период, на протяжении которого государственная идеология уже не в такой мере влияла на проводимые исследования, наступает в начале 1990-х гг. В это время открылись неизвестные ранее архивные фонды, стали более доступны материалы текущих архивов вузов страны, что позволило вывести разработку темы на более высокий уровень.10 Как положительную тенденцию развития историографии рассматриваемой проблемы, обозначившуюся в 1990-е гг., следует отметить постепенный отход авторов от описательности к более скрупулезному анализу частных проблем обучения и воспитания студенческой молодежи.11

В 1990-е гг. начинается исследование различных форм молодежного сопротивления советской власти, подробно освещается оппозиционное дви

8 Окопов П.Р. Деятельность КПСС по развитию высшей школы в условиях совершенствования социалтма. М., 1986; Федотов П.Н. Современные проблемы советского студенчества. М., 1989 и др.

9 Плаксий С.И Молодежь в период утверждения новой экономической ситуации: некоторые тенденции н противоречия // Молодежь - 89: Общественное положение молодежи и вопросы молодежной политики в СССР. М., 1989; Левичева В.Ф. Молодела или Вавилон. М., 1989; Бромлей Ю.В. Национальные процессы в СССР: в поисках новых методов. М., 1988.

10 Семенова В.В. Социально-исторические аспекты проблемы неформальных объединений молодежи // Неформальная волна. М., 1990; Бузаров А.Ш., Вознесенский Л.О, Терновой О.И. Поколение застоя. Майкоп, 1992; Щегорцев А А, Щегорцев В. А Советская молодежь: эволюция политических взглядов. М., 1990; Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР. М., 1992; Воспитание патриотизма и гражданственности. Проблемы методологии. Всесоюзная на-учно-методич. конф. Тезисы докладов и сообщений. Вып. 2. М., 1991 и др.

11 См.: Яковлев Л.С. Проблемы исторического опыта формирования молодого поколения в СССР (1961 - 1986). Саратов, 1991; Сахаров АН. Апогей и крах сталинизма // Советское общество. Возникновение, развитие, исторический финал. - Т.2. М., 1997; Ильинский И.М. Проблемы воспитания российской молодежи // Всероссийская научно-практическая конференция «Воспитание и развитие личности студента в условиях современного вуза» 2-4 марта 1999 г. М., 1999; Калкутин Д.Л. Деятельность молодежной оппозиции в СССР. 1945 -1964 гг. Курск, 2000; Омель-ченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М., 2000. жение студенчества. К середине 1990-х гг. появился целый ряд уже вполне взвешенных, серьезных научных трудов, явно вышедших за рамки прежней публицистичности.13 В известной степени данные работы дополняли исследования по истории массовых волнений, отразившие иные проявления про-тестного движения.14 Наибольший интерес в историографии 1990-х гг. представляют исследования молодежной субкультуры, движения стиляг, различных религиозных движений, распространенных в студенческой среде.15

За последние годы исследователями создан значительный массив исследований, в числе которых выделяются труды В.А. Приступко, В.И. Жукова, С.И. Плаксия и др.16 Например, В.А. Приступко провел исследование движения студенческих отрядов в 1960-1970-е гг., показал их роль в трудовом и гражданском воспитании будущих специалистов, обосновал возможности использования опыта отрядов в современных российских условиях. Определенный фактический материал для раскрытия темы исследования, выявления процессов, которые шли в молодежной среде в 1960-1970-е гг., содержат труды по истории педагогики, социологии образования и воспитания

12 Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вильнюс-Москва, 1992; Безбородов АБ. Пивовар Е.И. Диссидеотское и правозащитное движение в СССР (к историографии проблемы)// Рабочий класс и общественное обновление: итог и задачи изучения. Уфа, 1991; ПоликовскаяЛ. Мы предчувствие.Предтеча. М., 1997.

13 Данилов А.А История инакомыслия в России. Советский период. 1917-1991. Уфа, 1995; Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970 - SO-е и начало 90-х годов). М., 1999 и др.

1 Пономарев В.Н. Общественные волнения в СССР: От XX съезда КПСС до смерти Брежнева. М., 1990; Козлов В.А Массовые беспорядки при Хрущеве и Брежневе (1953-начало 1980-х годов). Новосибирск, 1999.

13 Сулемов А.В. Взаимоотношения политических партии и молодежных органтаций в 7080-х годах: Опыт и современные проблемы. М., 1993; Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX. М., 1995; Кирсанова Р. Стиляга. Западная мода 40-50-х годов // Родина. 1998. № 8; Славкин 3. Памятник неизвестному стиляге. М., 1996; Колымаган Б. Из истории самиздата // Новое литературное обозрение. 1994. № 7.

16 Приступко В.А Исторический опыт советского государства и общества по вовлечению студенческой и учащейся молодежи в решение народнохозяйственных задач посредством движения студенческих отрядов. 1959-1990 годы: Автореф. дис. . канд. ист. н. М., 1998; Жуков В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика. 1985 - 2001 годы. М., 2002; Плак-сий С.И. Качество высшего образования. М., 2003.

A.M. Осипова, А. Совиньски, М.З. Ильчикова, Б.А. Смирнова, А.Г. Харчева, Ф.Э. Шсреги и др.17

Однако в целом, как показал историографический анализ, на современном этапе еще только начинается создание полноценной историографической базы по проблемам взаимоотношения власти и студенческой молодежи в 1960-1970 гг. Собран еще не весь фактический материал, нет обобщающих работ по осмыслению специфики студенческого инакомыслия, почти не исследованы и не систематизированы студенческие оценки реализуемой в 1960-1970-е гг. советской образовательной политики. Автор делает вывод о том, что существующее количество публикаций явно не соответствует масштабу проблемы.

Цель и задачи исследования. В диссертационной работе ставится цель выявить тенденции и показать противоречия советской партийно-государственной политики в отношении студенческой молодежи в 19601970-е гг.

Поставленная цель реализуется через следующие задачи:

- обобщить и проанализировать студенческие оценки общественно-политического и социокультурного развития СССР в 1960-1970-е гг.;

- показать сущностные черты и своеобразие студенческой субкультуры 1960-1970-х гг.;

- исследовать причины и основные формы студенческого общественно-политического движения 1960-1970-х гг.

Источниковой базой настоящего исследования послужили как опубликованные, так и архивные материалы. Среди открытых публикаций отметим государственные и партийные документы, материалы съездов КПСС, решения ее центральных учреждений, законодательные акты государствен

17 Харчев А.Г. Социология воспитания: (О некоторых актуальных социальных проблемах воспитания личности). М.: Политиздат, 1990; Осипов A.M. Теоретико-методологические проблемы развития социологии образования. Автореф. дис. . докт. социол. il С.-Петербург. 1999; Ше-реги Ф.Э. Социология образования: прикладные исследования. М., 2001. ных органов.18 В принятых постановлениях содержалась оценка результатов работы различных вузов страны, указывалось на те вопросы, которые требовали пристального внимания партийных и советских органов, профессорско-преподавательских коллективов, студенческих организаций. Еще одним документальным источником стал сборник нормативных актов «Народное образование в СССР».19 Особо выделим литературу «самиздата» и «тамиздата»,20 а также мемуарную литературу.21 Укажем также на комплекс периодических изданий, в которых отразилось взаимодействие власти и студенчества в 1960-1970-е гг.

Значительная часть материала по теме исследования почерпнута автором из архивных источников. В работе использовались фонды Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Центрального архива общественных движений г. Москвы (ЦАОДМ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ). Наибольшей информативностью разнообразием отличаются материалы РГАНИ. Например, фонд № 5 (Отделы ЦК КПСС) содержит отчеты председателей КГБ СССР В.Е. Ссмичастного и Ю.В. Андропова в ЦК КПСС, в которых дана официальная оценка неформального студенческого движения. Вместе с тем в РГАНИ находятся программные документы, агитационные материалы, листовки и самиздатские работы лидеров неформального студенческого движения. В фонде № 89 (Коллекция рассекреченных документов) хранятся наиболее ценные источники по теме исследования, позволяющие рассматривать студенческое движение как многосоставный феномен советской культуры 1960-1970-х гг.

18 См., напр.: Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973 гг. М: Педагогика, 1974.

19 См.: Народное образование в СССР: Сборник нормативных актов. М.: Юрид. лит. 1987.

20 Алексеева Л.М. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вильнюс, 1992; Зорин С. Алексеев М. Время не ждет. Наша страна находится на поворотном пункте истории. Франк-фурт-на-Майне, 1970; Левитин АЭ. Защита веры в СССР. Париж, 1966 и др.^

21 Григоренко П. «В подполье можно встретить только крыс». Нью-Йорк, 1982; Буковский В. «Московский процесс». М., 1996 и др.

В целом автор считает, что исследование темы обеспечено необходимыми документами и материалами, на основании которых можно сделать аргументированные выводы, обобщения, сформулировать практические рекомендации.

Методология исследования. Теоретико-методологическую основу исследования составляет совокупность идей, относящихся к диалектико-материалистическому пониманию истории, сочетание принципов историзма, достоверности, объективности, а также обширный комплекс общенаучных (системный, статистический, социологических исследований и др.) и специальных исторических методов. Принцип историзма позволил проследить в динамике, в развитии политику советской власти в отношении к студенчеству, выявить происходившие в ней изменения, представить мпогоаспектность проблем студенческой молодежи 1960-1970-х гг.

Хронологические рамки исследования охватывают период 19601970-х гг., представляющий собой этап зрелой советской государственной системы, стремившейся сохранить идеологическую монополию в условиях зарождения и развития неформальных молодежных движений. Ограничение нижних хронологических рамок началом 1960-х гг. объясняется противоречивым состоянием, в котором оказалось советское общество и студенчество, как его наиболее прогрессивная часть, на завершающей стадии периода «оттепели». Выбор верхних хронологических рамок диссертации связан с поиском новых форм взаимодействия власти и студенчества в конце 1970-х - начале 1980-х гг.

Научная новизна исследования состоит, прежде всего, в том, что данная диссертация является первым комплексным исследованием исторического опыта разработки и реализации советской государственной политики в отношении студенческой молодежи в противоречивый период 1960-1970-х гг. Привлечение новых разнообразных материалов, главным образом, из фондов центральных архивов Российской Федерации, позволило выявить ряд существенных противоречий между официально утвержденным курсом вузовской подготовки будущих строителей коммунизма и идейно-политическими исканиями студенческой молодежи, стремившейся выйти за ограниченные рамки официальной партийно-государственной идеологии.

Автором обоснован вывод о том, что, объявив о завершении строительства развитого социализма и переходе к строительству коммунистического общества, лидеры партии и советского правительства стремились обеспечить высокий уровень интеллектуализации всех сфер общественной жизни, в связи с чем в 1960-1970-е гг. системе подготовки специалистов высшей квалификации стало придаваться особое значение. Реализуя не только образовательную, но и охранительную функцию, вузовская система была направлена на формирование убеждений, ценностных ориентаций молодых людей, а потому находилось под пристальным вниманием властных структур. Автор доказал, что ограничение творческих инициатив студенчества, идеологизация учебного процесса, вызывавшие противодействие прогрессивной молодежи, стали причиной снижения воспитательного потенциала высшей школы. Уровень подготовки преподавателей, особенно в гуманитарном цикле, не всегда отвечал запросам студентов, часто проявлявших интерес не к трудам теоретиков марксизма-ленинизма, а к новым направлениям зарубежной социально-философской мысли.

Наиболее уязвимыми местами государственной политики в отношении студенческой молодежи в 1960-1970-е гг. являлись формализм в проведении массовых воспитательных мероприятий, излишня назидательность вузовских партийных организаций и комитетов комсомола, недостаточное внимание к изменившимся культурным потребностям молодых людей. Ответом значительной части студенчества стал уход в сферу личных интересов, конформизм, двоемыслие, подрывавшие изнутри идеи общественного воспитания.

Новизна исследования заключается в комплексном анализе политических настроений советского студенчества, спектр которых был чрезвычайно разнообразен: от полной солидарности с властью в вопросах внутренней и внешней политики до нонконформизма и политического диссидентства. Автор делает вывод о том, что жесткие оценки официального политического курса сочетались с общей верой советской молодежи в построение справедливого коммунистического общества в самом ближайшем будущем.

Научно-практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы при корректировке современной политики России в отношении студенчества. Некоторые выводы и рекомендации исследования могут быть полезны органам власти и организациям, отвечающим за реализацию вузовской политики в современных условиях. Они могут быть использованы в процессе углубленного изучения истории России, при написании школьных и вузовских учебников по истории Отечества.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения диссертации были представлены научной общественности в виде статей и тезисов докладов автора на научных конференциях. О результатах своего научного исследования соискательница докладывала на кафедре истории МПГУ.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Цыганаш, Светлана Евгеньевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование показало, что студенчество, как наиболее активная часть населения, с интересом наблюдало за развитием политической жизни в стране. Автор отмечает безусловное влияние стремительного роста образованности на становление молодежного сознания. По сравнению с 1959 г. в 1965 г. на 1 тыс. человек населения число имеющих среднее и незаконченное высшее образование в стране выросло на 40 человек. Причем данная тенденция имела устойчивый характер. Если в 1960 г. в СССР насчитывалось 2,4 млн. студентов, то в 1985 г в вузах обучалось 5,1 млн. студентов. Интегрированный в студенческое сообщество человек получал возможность приобщиться к миру относительной свободы мыслей и поступков. Образованность вызвала резкое повышение потребностей, которые экономика 1960-1970-х гг. часто не могла обеспечить.

Стремительное развитие литературы и искусства, постоянное увеличение каналов информации (тиражи книг, газет, журналов, рост количества киноустановок, радиоприемников, трансляционных радиоточек, телевидения, развитие связей с зарубежными странами) в совокупности заметно повысили степень самостоятельности мышления молодых людей, часто выходивших за рамки регламентированных видов поведения. Настроения студенчества ярко характеризует высказывание комсомольца из Витебска Г. Зуева: «Говорят, что я - не патриот. Но я люблю родную землю. Однако, я люблю все человечество, английские или американские народы, мировую культуру, иностранную литературу, интересуюсь всем хорошим, что есть на Западе. Ну что же, что там капитализм? А комсомол как местное понятие меня не устраива-<гг».455

Автор отмечает, что росту неугодных власти настроений в среде студенчества способствовали зарубежные поездки в страны Восточной и Западной Европы, которые открывали для советских граждан неизвестный им ранее мир. Например, диссидент В.Ф. Турчин вспоминал, что для него участие в оппозиционном движении началось в I960 г., после поездки в Венгрию: «Венгрия, хоть и социалистическая и народная - все-таки невероятно отличалась от Советского Союза. Что ни говори - это была Европа».456 В свою очередь, в Советский Союз устремился поток граждан иностранных государств. В начале 1960-х гг. в одной Москве побывало около миллиона зарубежных туристов, были проведены 72 иностранных выставки, прошли многочисленные демонстрации кинофильмов, гастроли артистов 457 В 1967-1968 гг. только по линии молодежного туризма в Москве побывало более 90 тыс. молодых людей из-за рубежа.458 Знакомство с образом жизни своих зарубежных сверстников оказывало серьезное влияние на советское студенчество. Вслед за кратковременными контактами, как правило, следовала длительная переписка. По данным на 1964 г., в Москве обучалось 3,5 тыс. студентов из капиталистических стран,459 а к 1968 г. в столичных вузах обучалось свыше 10 тыс. иностранных студентов.460

Интерес к опыту развития западных стран привел часть советского студенчества к критическим оценкам внутренней и внешней политики СССР, при этом, как показало исследование, наибольшее количество негативных отзывов содержалось в адрес культурной, а не политической жизни страны. В студенческой среде национальных регионов преобладали критические оценки национальной политики партии и правительства. Многие студенты требовали ввести в учебные программы материал по экономическому и общественно-политическому развитию стран, не входящих в социалистический лагерь, уделять больше внимания вопросам культуры, устранить партийно

455 Молодежь Советского Союза. Мюнхен, 1959. С. 101.

456 Алексеева Л. После XX съезда//Карта. 1996. № 13-14. С. 17.

457 Культура и власть от Сталина до Горбачева. М., 1998. С. 413.

458 ЦАОДМ. Ф. 635. Оп. 17. Д. 50. Л. 42.

459 ЦАОДМ. Ф. 635. Оп. 15. Д. 188. Л.48.

460 ЦАОДМ. Ф. 635. Оп. 17. Д. 50. Л. 42 политический надзор за обучением и развитием науки. В студенческой среде все чаще стали критиковать преподавание политических дисциплин, в том числе занятия по истории партии.

Автор обосновывает вывод о том, что непоследовательность и противоречивость государственной политики в отношении студенческой молодежи определялись самим характером данной социальной группы, нацеленной на творческое переосмысление действительности, поиск нового в общественной и политической жизни. Однако инерция партийно-государственного аппарата ставила жесткие пределы инновациям в идеологии и культуре. Как вспоминал Н.С. Хрущев: «Шли на оттепель.и сознательно побаивались этой оттепели, потому что как бы из этой оттепели не наступило половодье, которое захлестнуло и с которым трудно было бы справиться.461 Не случайно после событий в Венгрии в 1956 г. ревизионизм был объявлен «главной опасностью в мировом коммунистическом движении».462 Во внутренней жизни страны 1960-1970-х гг. были введены дополнительные ограничения, направленные на сохранение общественно-политической системы.

В работе показано, что стремление партийно-государственного руководства к стабилизации советской общественно-политической системы после событий в Венгрии (1956 г.) и Карибского кризиса (1962 г.) актуализировало задачу противодействия западному образу жизни и стилю, интерес к которым со стороны студенчества неизменно оставался высоким. От молодых людей требовали строгого соответствия образу советского человека, коммунистического отношения к труду, полного отрицания буржуазных взглядов и морали.

Исследование показало, что недолгий период «оттепели» во второй половине 1960-х - 1970-е гг. сменился подавлением инакомыслия в различных сферах культуры, например, в советской литературе. Только в 1969 г. из теоретических планов центральных и республиканских издательств было ис

461 Никита Хрущев. Воспоминания. Нью-Йорк, 1979. С. 275.

462 Коммунист. 1958. № 7. С. 7. ключено более 100 «малоактуальных, идейно неполноценных, дублирующих» изданий объемом 1500 издательских листов.463 Ужесточение цензуры, сужавшее возможности публикации в государственных издательствах произведений неугодных власти авторов, повышало роль самиздата как средства самореализации и фактора духовного развития общества. Автор отмечает существенное влияние самиздата на формирование мировоззрения советской студенческой молодежи. Попытки преодолеть идеологизацию различных областей культурной жизни активизировали в 1960-е - 1970-е гг. самостоятельный поиск молодежью ответов на интересовавшие их вопросы. Цели и организационные формы самоопределения молодых людей были различны: от кружков по изучению произведений классиков марксизма-ленинизма в поисках «истинного социализма» до подпольных молодежных групп, требовавших изменения государственного строя.

Материалы исследования свидетельствуют о том, что именно высокоинтеллектуальная студенческая молодежь выступала авангардом культурных перемен в рамках «СМОГа», «Левого МОСХа» и других неформальных организаций 1960-1970-х гг. Молодые художники, скульпторы, искусствоведы, одержимые новыми идеями, пропагандировали русский художественный авангард 1920-х гг., стремились теоретически обосновать неизбежность усложнения художественной формы как единственной возможности выразить в искусстве глобальные противоречия мира. Интеллектуализация искусства выдвигалась ими в качестве основного условия соответствия художественного сознания задачам осмысления сущности и места человека в эпоху НТР и крупных социальных перемен 1960-1970-х гг.464

Автор обосновывает вывод о том, что культуротворческая активность советской студенческой молодежи 1960-1970-х гг. воплощалась на практике в усложняющемся многообразии разновидностей неформалитета и вовлече

463 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 60. Д. 36. Л. 155. нии в движение культуротворческих инициатив все большего числа молодых людей. Анализ фактического материала показал, что несмотря на усиление партийно-государственного контроля в сфере управления культурой, к концу 1970-х - началу 1980-х гг. студенческие неформальные культурные феномены, индифферентные или враждебно настроенные по отношению к власти, в значительной степени определяли стиль поведения и мировоззрение широких слоев советской вузовской молодежи.

В диссертации выявлены не только причины возникновения диссидентских настроений в студенческой среде, но и идейно-нравственная дифференциация учащихся советских вузов, автором проанализированы различные проявления студенческого несогласия с официальным курсом государственной политики, рост оппозиционного национализма в высшей школе национальных республик, расширение спектра религиозных движений в студенческих коллективах.

Исследование показало, что студенты, стремившиеся выйти за рамки официальной идеологии, как правило, являлись лидерами, а не аутсайдерами учебного процесса, к их мнению часто прислушивались однокурсники. Например, мнение студента Московского горного института Грохотова о недемократичности выборов в Верховный Совет СССР и об отсутствии свободы печати в стране, поддержала большая часть его группы. На комсомольской конференции политехнического Свердловского института выступивший с направленной против КПСС речью студент Немелков был поддержан группой своих товарищей, что вызвало бурную реакцию местного руков®доа€огановке углубления недоверия к партийным и комсомольским комитетам участились случаи выхода студентов из ВЛКСМ из-за несогласия с содержанием его работы, упала посещаемость протокольных комсомольских собраний, на которые являлось всего 20-30 % списочного состава сту

464 Антонов В. Неофициальное искусство: развитие, состояние, перспективы // Континент. 1976. №6. С. 390. дентов. Схожие настроения господствовали в среде студентов факультета журналистики Уральского государственного университета. Издававшийся здесь рукописный журнал «В Поисках» убеждал читателей «ничего не брать на веру, ни одного положения.во всем сомневаться проверять все самим».

В работе отмечается, что студенческое инакомыслие 1960-1970-х гг. существенно расширило свою географию. Оппозиционные выступления были зарегистрированы в МГУ, Уральском университете, Московском горном институте, Уральском политехническом и педагогическом институтах, Московском энергетическом институте, Горьковском университете, Московской консерватории, Ленинградском педагогическом институте, Брянском сельскохозяйственном институте, других учебных заведениях. Причины молодежного протеста власти усмотрели в недостаточно эффективной системе идеологической работы с подрастающим поколением. Комитет государственной безопасности СССР обнаружил в ряде вузов страны серьезные недостатки воспитательной работы. Партийные органы призвали руководство высшей школой усилить работу в направлении критики буржуазных фальсификаторов советского строя, активизировавших свое влияние на молодежь. Однако по мере ослабления советской системы студенческие движения различной направленности продолжали набирать силу. На рубеже 1970-1980-х гг. был накоплен существенный опыт диссидентской работы, который успешно использовался в целях борьбы с властью.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Цыганаш, Светлана Евгеньевна, 2004 год

1. Архивные материалы

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. А-259; А-262; А-385; А-489; А-605; А-2306; Р-1561; 1306; Р-9661. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).1. Ф. М-1; 17; 554; 556.

3. Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ). Ф. 2; 4; 5; 89.

4. Центральный архив общественных движений г. Москвы (ЦАОДМ) Ф. 478; 635; Ф. 2948; 2412.1. Мемуары

5. Аджубей А. Тс десять лет // Знамя. 1988. № 6. С. 81-123; № 7. Бобков Ф.Д. КГБ и власть. М. 1995.

6. Галанов Б. Тогда в пятидесятые// Литературные новости. 1993. №23. Гуревич А.Я. «Путь прямой, как Невский проспект», или исповедь историка// Одиссей. 1992.

7. Ерофеев В. Десять лет спустя (К истории издания и разгрома альманаха «Метрополь»: (Воспоминания)//Огонек. 1990. №37.

8. Зорин Л. Финал 60-х// Культура. 1993. 21 августа. Кабаков И. 60-е годы (Воспоминания художника) // Вопросы искусствознания. 1994. №2-3.

9. Кабаков И. Семидесятые годы: из воспоминаний художника // Искусство. 1990. № 1.

10. Лихачев Д.С. Я вспоминаю. М. 1991.

11. Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // Вопросы истории. 1990, №№ 2-12; 1991, №№ 1-12; 1992, №№ 1-3, 6-9, 11-12; 1993, №№2-10; 1994, №№ 18, 10-12; 1995, №№2-4, 5-6.

12. Симонов К.М. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине. М. 1988.

13. Солженицын А. Бодался теленок с дубом. Очерки литературной жизни. //Новый мир. 1991. №6.

14. Твардовский А. Из рабочих тетрадей (1953-1960) // Знамя. 1989. № 8.

15. Хрущев Н.С. Воспоминания. М. 1997.

16. Чуковский К.И. Дневник (1930-1969). М. 1994.

17. Шепилов Д.Т. Воспоминания // Вопросы истории. 1998. №3.1. Статьи и монографии

18. Алексеева JI. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вильнюс-Москва, 1992.

19. Алексеева JI. После XX съезда // Карта. 1996. № 13-14. С. 17. Антонов В. Неофициальное искусство: развитие, состояние, перспективы // Континент. 1976. № 6. С. 390.

20. Безбородое А.Б. Пивовар Е.И. Диссидентское и правозащитное движение в СССР (к историографии проблемы)// Рабочий класс и общественное обновление: итог и задачи изучения. Уфа, 1991.

21. Бромлей Ю.В. Национальные процессы в СССР: в поисках новых методов. М., 1988. >

22. Бузаров А.Ш., Вознесенский JI.O, Терновой О.И. Поколение застоя. Майкоп, 1992.

23. Бузаров А.Ш., Вознесенский JI.O, Терновой О.И. Поколение застоя. Майкоп, 1992. С. 37.

24. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970 80-е и начало 90-х годов). М., 1999.

25. Бутягин А.С., Салтанов Ю.А. Университетское образование в СССР. М„ 1957.

26. Владиславлев А.П. Непрерывное образование: Проблемы и перспективы. М., 1978.

27. Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX. М., 1995.

28. Воспитание патриотизма и гражданственности. Проблемы методологии. Всесоюзная научно-методич. конф. Тезисы докладов и сообщений. Вып. 2. М., 1991.

29. Высшая школа на современном этапе. М., 1977.

30. Высшая школа СССР на современном этапе. Под ред. И.А. Карлова. М., 1961.

31. Высшая школа страны Советов. М., 1962.

32. Григоренко П. «В подполье можно встретить только крыс». Нью-Йорк, 1982; Буковский В. «Московский процесс». М., 1996.

33. Давыдов С.Г. Инакомыслие в СССР в 50-е первой половине 60-х годов. Дисс. к.и.н. М., 1996.

34. Давыдов С.Г. Становление и развитие неформального молодежного движения в СССР (1945-1985 гг.). М„ 2002.

35. Данилов А.А. История инакомыслия в России. Советский период. 19171991. Уфа, 1995.

36. Деятельность коммунистической партии по подготовке и воспитанию учительских кадров в период социалистического строительства. М., 1981.

37. Елютин В.П. Развитие высшей школы в СССР (1966-1970). М., 1971.

38. Жамин В.А. Актуальные вопросы экономики народного образования: Сб. статей. М., 1965.

39. Жуков В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика. 1985 2001 годы. М., 2002.

40. Зиновьев М.П. Коммунистическая партия и повышение культурно-технического уровня рабочего класса. JL: Изд-во ЛГУ, 1977.

41. Зорин С. Алексеев М. Время не ждет. Наша страна находится на поворотном пункте истории. Франкфурт-на-Майне, 1970.

42. Ильинский И.М. Проблемы воспитания российской молодежи // Всероссийская научно-практическая конференция «Воспитание и развитие личности студента в условиях современного вуза» 2-4 марта 1999 г. М., 1999.

43. Иовчук М.Т., Коган Л.И. Советская социалистическая культура. Исторический опыт и современные проблемы. М., 1979.

44. Историческая наука в Московском университете, 1934-1984 / Редкол.: Ю.С. Кукушкин (отв. ред.) и др. М., 1984.

45. Казанский университет: 1804-1979: Очерки истории / Редкол. М.Т. Нужин (отв. ред.) и др. Казань, 1979.

46. Казарин А.В. Высшее образование и социализм. Таллин, 1983. Калкутин Д.Л. Деятельность молодежной оппозиции в СССР. 1945 -1964 гг. Курск, 2000.

47. Калкутин Д.Л. Деятельность молодежной оппозиции в СССР. 1945 -1964 гг. Курск, 2000. С. 52.

48. Кирсанова Р. Стиляги. Западная мода 40-50-х годов // Родина. 1998. №8.

49. Козлов В.А. Массовые беспорядки при Хрущеве и Брежневе (1953-начало 1980-х годов). Новосибирск, 1999.

50. Колымагин Б. Из истории самиздата // Новое литературное обозрение. 1994. №7.

51. Коммунистическое воспитание студентов в преподавании марксистско-ленинской философии. Киев, 1974; Коммунистическое воспитание студентов в процессе преподавания политической экономии. М., 1975.

52. Культура и власть от Сталина до Горбачева. М., 1998. С. 413. Культура развитого социализма: Некоторые вопросы теории и истории. М., 1978.

53. Куманев В.А. Революция и просвещение масс. М.: Наука, 1973.

54. Левитин А.Э. Защита веры в СССР. Париж, 1966.

55. Левичева В.Ф. Молодежный Вавилон. М., 1989.

56. Летопись Московского университета, 1755-1979. М., 1979.

57. Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР. М.,1992.

58. Молодежь Советского Союза. Мюнхен, 1959. С. 101.

59. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973 гг. М.: Педагогика, 1974.

60. Народное образование в СССР: Сборник нормативных актов. М.: Юрид. лит. 1987.

61. Никита Хрущев. Воспоминания. Ныо-Йорк, 1979. С. 275.

62. Озерцов А.В. Воспитание студенческой молодежи в высшей школе РСФСР. М., 1974.

63. Окопов П.Р. Деятельность КПСС по развитию высшей школы в условиях совершенствования социализма. М., 1986.

64. Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М., 2000.

65. Осипов A.M. Теоретико-методологические проблемы развития социологии образования. Автореф. дис. . докт. социол. н. С.-Петербург. 1999.

66. Очерки истории высшего и среднего образования в Сибири (19171980). Новосибирск, 1986.

67. Очерки по истории Ленинградского университета. Л., 1976, 1982, 1984. Т. 3-5.

68. Петухов В.М. Высшее образование в социальной политике развитого социалистического общества. М., 1981.

69. Плаксий С.И Молодежь в период утверждения новой экономической ситуации: некоторые тенденции и противоречия // Молодежь — 89: Общественное положение молодежи и вопросы молодежной политики в СССР. М., 1989.

70. Плаксий С.И. Качество высшего образования. М., 2003.

71. Поликовская JI. Мы предчувствие.Предтеча. М., 1997.

72. Пономарев В.Н. Общественные волнения в СССР: От XX съезда КПСС до смерти Брежнева. М., 1990.

73. Преподавание философии как фактор коммунистического воспитания: Сб. статей. Ташкент, 1973.

74. Приступко В.А. Исторический опыт советского государства и общества по вовлечению студенческой и учащейся молодежи в решение народнохозяйственных задач посредством движения студенческих отрядов. 1959-1990 годы: Автореф. дис. . канд. ист. н. М., 1998.

75. Прокофьев М.А. Высшее образование и педагогическая наука // Политическое самообразование. 1981. № 8.

76. Сахаров А.Н. Апогей и крах сталинизма // Советское общество. Возникновение, развитие, исторический финал. Т.2. М., 1997.

77. Семенов B.C. Диалектика развития социальной структуры советского общества. М., 1977.

78. Семенова В.В. Социально-исторические аспекты проблемы неформальных объединений молодежи // Неформальная волна. М., 1990.

79. Славкин 3. Памятник неизвестному стиляге. М., 1996.

80. Студенческие будни // Студент. 1964. № 1; Образ жизни современного студенчества. Л., 1981.

81. Сулемов А.В. Взаимоотношения политических партий и молодежных организаций в 70-80-х годах: Опыт и современные проблемы. М., 1993.

82. Танин Е. Откуда берутся «перерожденцы»? // Мосты. 1959. № 2.

83. Темирбаев К.М. Украинцев В.В. Очерки истории советской культуры. М., 1980.

84. Трапезников С. Интеллектуальный потенциал коммунизма. М.: Политиздат, 1976.

85. Трапезников С. Ленинские принципы социалистической системы народного образования // Коммунист. 1976. № 2.

86. Федотов П.Н. Современные проблемы советского студенчества. М.,1989.

87. Харчев А.Г. Социология воспитания: (О некоторых актуальных социальных проблемах воспитания личности). М.: Политиздат, 1990.

88. Чанбарисов Ш.Х. Формирование советской университетской системы. Уфа, 1973.

89. Черник С.А. Борьба за повышение учебно-воспитательной работы // Советская педагогика. 1975. № 3.

90. Черник С.А. Высшая школа// Советская педагогика. 1978. № 6. С. 103112.

91. Черник С.А. Связь времен и поколений // Советская педагогика. 1977.5.

92. Черник С.А. Советская высшая школа в послевоенные годы. М., 1975. Чуткерашвили Е.В. Развитие высшего образования в СССР. М., 1961. Шереги Ф.Э. Социология образования: прикладные исследования. М.,2001.

93. Штымов С.Т. Очерки о взаимосвязи народного образования с народным хозяйством в СССР. Томск, 1968.

94. Щегорцев А.А., Щегорцев В.А. Советская молодежь: эволюция политических взглядов. М., 1990.

95. Щербаков А.В. Советская высшая школа. Алма-Ата, 1975; Высшее образование: проблемы и перспективы. М., 1976.

96. Щербаков А.В. Советская школа и педагогические кадры. Алма-Ата,1975.

97. Яковлев JI.C. Проблемы исторического опыта формирования молодого поколения в СССР (1961 1986). Саратов, 1991.

98. Список периодических изданий1. Большевик.

99. Вестник Академии наук СССР.1. Вопросы истории.1. Знамя.

100. Известия ЦК КПСС. Известия.

101. Исторический архив. Коммунист. Комсомольская правда. Курская правда. Ленинское знамя. Литературная газета. Литературная Россия. Молодой коммунист. Наука и жизнь. Независимая газета. Новый мир. Огонек. Правда.

102. Российская газета. Советская культура. Советская Россия. Социалистическое земледелие. Учительская газета.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.