Специальные места лишения свободы в пенитенциарной системе советского государства: историко-правовое исследование тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.01, кандидат юридических наук Старикова, Ольга Николаевна

  • Старикова, Ольга Николаевна
  • кандидат юридических науккандидат юридических наук
  • 2010, ЕкатеринбургЕкатеринбург
  • Специальность ВАК РФ12.00.01
  • Количество страниц 227
Старикова, Ольга Николаевна. Специальные места лишения свободы в пенитенциарной системе советского государства: историко-правовое исследование: дис. кандидат юридических наук: 12.00.01 - Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Екатеринбург. 2010. 227 с.

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Старикова, Ольга Николаевна

Введение.

Глава 1. ПОЛОЖЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В СИСТЕМЕ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ СССР (конец 1920-х — середина 1950-х гг.).

§ 1. Пенитенциарная система Советского Союза в конце 1920-х - середине 1950-х годов.

§ 2. Специальные места лишения свободы, их цели и задачи.

Глава 2. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛЬНЫХ

МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ.

§ 1. Регламентация деятельности и особенности профессионального использования заключенных в особых технических бюро.

§ 2. Правовые основы создания и функционирования специальных лагерей НКВД/МВД СССР в Германии.

§ 3. Правовая регламентация образования и деятельности особых лагерей и особых тюрем МВД СССР.

Глава 3. ВНУТРЕННЯЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ.

§ 1. Реализация нормативных актов, устанавливающих бытовые условия и медико-санитарное обслуживание осужденных в специальных местах лишения свободы.

§ 2. Организация и проведение культурно-воспитательной и идеологической работы с «особым» контингентом.

§ 3. Формы проявления социального протеста в специальных пенитенциарных учреждениях.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», 12.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Специальные места лишения свободы в пенитенциарной системе советского государства: историко-правовое исследование»

Актуальность темы диссертационного исследования. Начиная с 1990-х гг., когда произошли коренные преобразования во всех сферах жизнедеятельности российского общества, мы получили возможность более полного и объективного осмысления сущности и значения многих государственно-правовых институтов, сформировавшихся в советский период. Это в полной мере касается и деятельности пенитенциарной системы Советского Союза, особенно тех ее звеньев, о существовании которых официальные нормативно-правовые акты умалчивали.

Сегодня на основе рассекреченных архивных документов и мемуарной литературы появляются работы, посвященные деятельности ранее неизвестных советских мест заключения. Однако вплоть до настоящего времени многие учреждения советской пенитенциарной системы остаются неизученными.

Специальные места лишения свободы, существовавшие в Советском Союзе с конца 1920-х вплоть до середины 1950-х гг., не подвергались полному исследованию по целому ряду объективных причин, среди которых можно обозначить и недоступность архивных материалов, и крайнюю запутанность ведомственного подчинения конкретных учреждений. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод об имеющемся пробеле в науке отечественной истории государства и права, что делает настоящее исследование необходимым звеном, позволяющим проанализировать сущность карательной политики и структуру пенитенциарной системы СССР в целом.

Кроме научного интереса, работа может представлять и практическую значимость для российских органов, занимающихся реабилитацией жертв политических репрессий, ведь данный вид деятельности подразумевает и анализ системы наказаний для «особого» контингента, к которому относились лица, привлеченные к ответственности за контрреволюционные преступления либо лишенные свободы по формальным основаниям.

Особую актуальность исследование приобретает и в связи с тем, что в нем рассматривается комплекс явлений, вытекающих из особенностей организации специальных мест лишения свободы, внутренней регламентации их деятельности, а также некоторых сторон жизни заключенных. Это позволит в условиях проводимой реформы уголовно-исполнительной системы учесть как отрицательные, так и, возможно, положительные моменты, связанные с организацией отбывания наказания, позволит сопоставить многие параметры работы современных исправительных учреждений с их предшественниками, правильно ориентироваться в выборе тех или иных систем управления, определять содержание применяемых средств и методов воздействия на осужденных, форм и условий, в которых они реализуются.

Думается, что обобщение и научный анализ проблем, связанных с деятельностью советских мест лишения свободы, образованных для специальных контингентов в конце 1920-х - середине 1950-х гг., сможет оказать реальную помощь для обеспечения научного подхода как в сфере совершенствования законодательства, так и в области организации эффективной работы органов, исполняющих наказания.

Таким образом, актуальность сформулированной темы диссертационного исследования является очевидной, так как она позволяет не только наиболее полно охарактеризовать пенитенциарную систему СССР в указанный период, но и предотвратить ошибки, а также колоссальные негативные последствия, проявившиеся как в области исполнения наказаний, так и в других сферах общественной жизни.

Степень изученности проблемы. Пенитенциарная политика советского государства начала формироваться практически сразу после Октябрьского переворота 1917 г. Система мест заключения, сложившаяся в Российской империи, была упразднена в течение 1918 г. Дискуссии, продолжавшиеся в первые годы существования советской власти, завершились принятием Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 г.

В связи с произошедшим в СССР во второй половине 1920-х гг. изменением основных целей уголовных наказаний в виде лишения свободы и усилением политических репрессий появляются новые пенитенциарные учреждения, само существование которых не декларировалось. Их деятельность регламентировалось секретной нормативной базой, а отбывали наказание в них лица, осужденные за контрреволюционные и иные особо опасные государственные преступления.

Возможность изучения специальных мест лишения свободы у отечественного исследователя появилась не так давно — в 1990-е гг. До этого времени даже упоминаний о них фактически не встречается. Единственным исключением можно считать учебник 3. А. Астемирова «История советского исправительно-трудового права»1, в котором лишь упоминается о создании в 40-е гг. особых лагерей для содержания осужденных к лишению свободы по решению Особого совещания опасных государственных преступников.

О специальных тюрьмах при особых технических бюро, спецлагерях НКВД/МВД в Германии исследования советского периода не упоминают.

За рубежом публиковались издания, рассматривавшие систему мест лишения свободы Советской России, однако ввиду отсутствия у исследователей реальной возможности работы с архивными материалами до начала 1990-х гг. они не смогли дать объективную картину пенитенциарной системы в целом. Основным источником представлений о советских местах зао ключения были мемуары бывших заключенных . Данные материалы обладают большой ценностью для исторических исследований, но далеко не всегда являются объективными и достаточными для историко-правового анализа.

Сегодня востребованными темами исторических и публицистических работ являются те, что связаны с развертыванием репрессий, деятельностью ГУЛАГа, положением различных категорий граждан, подвергшихся преследованиям со стороны государства. Начиная с 1990-х гг. в научный оборот введено большое количество архивного материала, позволившего отразить репрессивный механизм, особенности политики по части содержания различных

1 Астемиров 3. А. История советского исправительно-трудового права. Рязань, 1975. 51 с.

2 См.: Озеров Г. Туполевская шарага. Frankfurt/Main, 1971. 125 е.; Владимирская тюрьма: сб. ст. и док. Нью-Йорк, 1977. 105 с. групп заключенных с момента образования РСФСР до середины 1950-х гг., выявить специфические черты советской пенитенциарной системы.

Некоторые аспекты темы рассматривал в своих трудах профессор Уральской государственной юридической академии А. С. Смыкалин3. В его диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук упомянуты основные звенья системы специальных мест лишения свободы.

Проблемами узников особых лагерей МВД в Республике Коми занимается профессор Сыктывкарского государственного университета Н. А. Морозов4. Некоторые аспекты деятельности специальных лагерей НКВД/МВД СССР на территории Германии затронуты в диссертационном исследовании на соискание ученой степени доктора юридических наук А. Е. Епифанова5. Исследователем Э. Р. Кукулиевым рассмотрены вопросы, связанные с отбытием наказания в особых лагерях МВД особо опасными государственными преступниками6.

Неоценимый вклад в исследование системы ГУЛАГа СССР в целом и специальных мест лишения свободы в частности внесли А. И. Кокурин, Н. В. Петров, Ю. Н. Моруков, опубликовавшие цикл статей в журнале «Свободная мысль XXI», в которых содержится большое количество документов, ранее не доступных исследователям7.

3 См.: Смыкалин А. С. Пенитенциарная система Советской России 1917 - начала 1960-х годов. Историко-юридическое исследование: дис. . д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1998; «Особые лагеря» и «Особые тюрьмы» в системе исправительно-трудовых учреждений советского государства в 40-50-е годы // Государство и право. 1997. № 5. С. 84-91.

4 См.: Гулаг в Коми крае. 1929-1956. Сыктывкар, 1997. 190 е.; Морозов Н. А. Особые лагеря МВД СССР в Коми АССР (1948-1954 годы). Сыктывкар, 1998. 156 с.

5 См.: Епифанов А. Е. Ответственность за военные преступления, совершенные на территории СССР в период Великой Отечественной войны (историко-правовой аспект): дис. . д-ра юрид. наук. М., 2001. 445 с.

6 См.: Кукулиев Э. Р. Наказание особо опасных государственных преступников по советскому праву в 19481956 гг. (историко-правовой аспект): дис. . канд. юрид. наук. Волгоград, 2003. 218 е.; Кукулиев Э. Р. Особые лагеря МВД СССР для особо опасных государственных преступников (1948-1956 гг.) // Закон и право. 2003. №2. С. 74-77.

7 См.: Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья первая // Свободная мысль XXI. 1999. № 8. С. 109-128; Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья вторая // Свободная мысль XXI. 1999. № 9. С. 110-123; Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья третья // Свободная мысль XXI. 1999. № 11. С. 107-125; Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья четвертая // Свободная мысль XXI. 1999. № 12. С. 94-125; Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья седьмая //Свободная мысль XXI. 2000. № 3. С. 105-123; Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья восьмая // Свободная мысль XXI. 2000. № 4. С. 99-116; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья десятая // Свободная мысль XXI. 2000. № 7. С. 107-128; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья одиннадцатая // Свободная мысль XXI. 2000. № 8. С. 111-128; Кокурин А. И., Моруков 10. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья двенадцатая // Свободная

При этом до настоящего времени фактически нет научных трудов, посвященных деятельности спецтюрем при особых технических бюро, первые из которых появились уже в 1920-х гг. Сравнительно недавно были рассекречены некоторые документы, освещающие их работу, поэтому значимым источником информации для соискателя послужили воспоминания бывших сотрудников так называемых «шарашек»8.

Нельзя также не упомянуть о воспоминаниях бывших заключенных иностранцев, которые прошли через застенки спецлагерей НКВД/МВД СССР в Германии и особых лагерей9.

Несмотря на наличие работ, затрагивающих некоторые аспекты деятельности специальных мест лишения свободы в СССР, следует отметить, что проблемы правовой регламентации и реализации установленных норм отражены в них фрагментарно, что не позволяет составить полной картины деятельности специальных пенитенциарных учреждений.

Таким образом, содержание специальной литературы свидетельствует о том, что в историко-юридическом аспекте проблемы, связанные с правовой регламентацией деятельности советских специальных мест лишения свободы, а также с непосредственной реализацией установленных в них норм, мо нографического исследования не получили, отраслевыми юридическими науками не разрабатывались. мысль XXI. 2000. № 9. С. 103-124; Кокурин А. И„ Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья тринадцатая // Свободная мысль XXI. 2000. № 10. С. 104-119; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья четырнадцатая // Свободная мысль XXI. 2000. № U.C. 109-121; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья пятнадцатая // Свободная мысль XXI. 2000. № 12. С. 89-110; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья шестнадцатая // Свободная мысль XXI. 2001. № 1. С. 103-118; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья семнадцатая // Свободная мысль XXI. 2001. № 3. С. 111-128; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья восемнадцатая // Свободная мысль XXI. 2001. № 4. С. 82-110; Кокурин А. И., Моруков Ю. Н. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья девятнадцатая // Свободная мысль XXI. 2001. № 5. С. 96-118.

8 См.: Гершман М.1 Д. Приключения американца в России. Нью-Йорк, 1995. С. 1-193; Кербер Л. Л. С Туполевым в тюрьме и на воле // Смена. 1991. № 9. С. 112-185; Копелев Л. 3. Утоли моя печали. М., 1991. 366 е.; Озеров Г. Указ. соч.; Панин Д. М. Лубянка - Экибастуз. M., 1991. 576 е.; Попов А. Д. Шарашка // Русские в Китае. Б. г. № 6. С. 4-5; Соколович В. Е. Транзистор из шарашки// Муниципальная общественно-политическая газета Сергиево-Посадского района «Вперед». 2002. № 35; Эфрусси Я. И. Кто на «Э»? М., 1996. 89 с.

9 Begenungen in Workuta. Erinnerungen, Zeugnisse, Dokumente. Leipziger Universitätsvorlag GMBH. 2003. 191 s.; Fein Elke, Leonhard Nina, Niederhut Jens, Höhne Anke, Decker Andreas. Von Potsdam nach Workuta. Berlin. 1999. 142 s.; RUKI - NASAD! Hände auf den Rücken! Berlin, 2004. 129 s.; Stern. M. Zelle - Baracke - Erdloch. Berlin, 2003. 48 s.

Гипотеза исследования заключается в предположении, что специальные места лишения свободы в СССР, существовавшие с конца 1920-х до середины 1950-х гг. были необходимой составной частью государственного механизма, призванного обеспечить потребности экономического роста, обороноспособности и лояльности среди населения в условиях тоталитарного политического режима.

Целью работы является комплексное историко-правовое исследование специальных мест лишения свободы, проведенное по следующим направлениям:

- анализ сущности специальных мест лишения свободы;

- систематизация признаков, присущих специальным местам лишения свободы;

- исследование развития системы специальных пенитенциарных учреждений на протяжении всего рассматриваемого периода;

- характеристика отдельных видов специальных пенитенциарных учреждений;

- рассмотрение особенностей реализации нормативно-правовых актов, устанавливающих режим содержания, бытовое и медико-санитарное обслуживание, методов ведения культурно-воспитательной и идеологической работы с особым контингентом;

- выявление уровня и особенностей социального протеста, связанных со специальным статусом пенитенциарных учреждений.

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи исследования:

1. учитывая разницу между имеющимися специальными пенитенциарными учреждениями, выделить их наиболее существенные черты и систематизировать их;

2. предложить собственное обобщенное определение специальных мест лишения свободы;

3. проследить процесс развития специальных мест лишения свободы, выделив его основные этапы и их характеристики; ,

4. охарактеризовать каждый из рассматриваемых видов специальных пенитенциарных учреждений;

5. рассмотреть наиболее значимые аспекты функционирования специальных мест лишения свободы: режим содержания, бытовое и медико-санитарное обслуживание, методы ведения культурно-воспитательной и идеологической работы с особым контингентом; режим содержания, бытовое и медико-санитарное обслуживание, методы ведения культурно-воспитательной и идеологической работы с особым контингентом;

6. установить формы и уровень социального протеста в различных пенитенциарных учреждениях.

Объект и предмет диссертационного исследования определяется тематикой работы, ее целью и задачами.

Объектом научного анализа настоящего исследования являются специальные места лишения свободы как часть советской пенитенциарной системы, а также общественные отношения, связанные с их образованием и функционированием.

Предметом исследования выступают различные аспекты деятельности специальных мест лишения свободы (установленный режим содержания, бытовые условия, медико-санитарное обслуживание, методы ведения и особенности культурно-воспитательной, идеологической работы, а также формы проявления социального протеста), которые рассматриваются в системном единстве, непротиворечивости и дополняемости, посредством чего и формируется наиболее полное представление об их сущности. Предметная направленность исследования определяется выделением и изучением правовых норм, действовавших в рассматриваемый период, архивных документов, воспоминаний очевидцев.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца 1920-х до середины 1950-х гг. Нижняя временная граница обусловлена появлением первых нормативно-правовых актов, закрепляющих создание таких специальных пенитенциарных учреждений как специальные тюрьмы при особых технических бюро. Верхняя граница — середина 1950-х гг. — время, когда сформировавшаяся система специальных мест лишения свободы перестала существовать.

Территориальные рамки темы исследования включают в себя территорию СССР, а также оккупированную Советским Союзом после окончания Второй мировой войны территорию Германии.

Методологической основой диссертационного исследования является диалектический метод, с позиций которого советское право рассматривается в развитии, в конкретной исторической обстановке и во взаимосвязи с политикой, экономикой, идеологией. В ходе исследования использовались общие методы познания, обще- и частнонаучные, а также специальные.

Общими явились методы анализа, синтеза, индукции, дедукции, сравнения. Общенаучные методы, с помощью которых проводилось исследование — это метод структурного анализа, системный и исторический методы и пр. Частнонаучным методом выступил статистический (при помощи которого обобщаются количественные показатели, как то: численность заключенных, количество совершенных побегов, обеспеченность нормами жилой площади и т. п.). К специальным методам изучения предмета исследования следует отнести формально-юридический (который позволяет формулировать дефиниции и разграничивать виды мест лишения свободы, категории заключенных, выделять их признаки); историко-правовой метод и метод сравнительного правоведения (использовался при проведении анализа нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность различных советских пенитенциарных учреждений, при сопоставлении условий содержания в них, а также при необходимости сравнения количественных показателей, характеризующих деятельность спецлагерей НКВД/МВД СССР в Германии и аналогичных учреждений в зонах оккупации США и Великобритании).

Теоретическую основу исследования составили работы юристов: ученых — историков государства и права, специалистов по исполнительному и уголовному праву, разрабатывавших различные аспекты советской пенитенциарной системы и уголовного права. Помимо ранее названных, это исследования М. Г. Деткова, В. М. Исакова, В. М. Сырых, А. И. Зубкова, А. А. Гер-цензона.

Источниковая база исследования состоит из правовых актов и исторических документов. Многие положения работы основываются на анализе материала, закрепляющего принципы организации и деятельности пенитенциарной системы в отношении «особого» контингента, которые отличались от официальной политики в данной сфере.

Изучение специальных мест лишения свободы Советского Союза в конце 1920-х - 1950-е гг. потребовало привлечения широкого круга источников: нормативно-правовые акты и архивные документы как нормативного, так и индивидуального характера; справочные материалы, воспоминания бывших заключенных и работников карательных органов. Некоторые документы впервые введены в научный оборот. Кроме того, в работе нашли отражение воспоминания очевидцев о сущности и состоянии пенитенциарных учреждений рассматриваемого периода.

В основу работы положены материалы ряда архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Отдела спецфондов и реабилитации жертв политических репрессий информационного центра при ГУВД по Красноярскому краю, Архивного агентства администрации Красноярского края, Архива Управления Федеральной службы безопасности РФ по Свердловской области (Архив УФСБ РФ СО), Архива МИППО «Мемориал» г. Красноярска.

Правовые источники, использованные в работе, можно разделить на три группы. Первую составляют нормативно-правовые акты, оформляющие содержание и сущность пенитенциарной системы на законодательном уровне. Они позволяют составить представление о системе общих мест лишения свободы в СССР, декларируемых принципах исполнения наказания. В эту группу входят такие нормативно-правовые акты, как Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 г., постановление В ЦИК и СНК РСФСР от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения», Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1933 г. и т. д.

Вторая группа источников представлена секретными нормативно-правовыми актами, изданными органами высшей государственной власти и управления, которые регламентировали организацию и функционирование специальных мест лишения свободы. К ним относятся, например, постановление СНК СССР от 6 ноября 1945 г. № 2840-822сс «Об организации моторного отделения 4-го спецотдела НКВД СССР», постановление СМ СССР от 21 февраля 1948 г. № 416-159сс «Об организации лагерей и тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников и о направлении их по отбытии наказания на поселение в отдаленные местности СССР» и др.

В третью группу вошли секретные ведомственные нормативные акты, обеспечивающие реализацию установлений высших органов государственной власти и управления в сфере исполнения наказания в специальных местах лишения свободы, такие как приказ НКВД СССР от 10 января 1939 г. № 0021 «Об организации особого технического бюро», приказ НКВД СССР от 11 января 1945 г. № 0016 «О мероприятиях по очистке фронтовых тылов Красной Армии от вражеских элементов и о назначении уполномоченных НКВД СССР по фронтам», приказ МВД СССР от 28 февраля 1948 г. № 00219

Об организации особых лагерей МВД», приказ МВД СССР от 3 марта 1948 i г. № 00233 «Об организации тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников», приказ МГБ СССР от 18 сентября 1952 г. № 00784 «С объявлением Положения об отделах МГБ при особых лагерях МВД» и др.

Научная новизна работы заключается в том, что она представляет собой одну из первых попыток комплексного историко-правового анализа различных сторон функционирования специальных мест лишения свободы, существовавших в СССР с конца 1920-х до середины 1950-х гг. Конкретное проявление научной новизны состоит в следующих результатах:

- разработка общего универсального определения специальных мест лишения свободы;

- выявление видов специальных мест лишения свободы и определение их места в пенитенциарной системе Советского Союза конца 1920-х - середины 1950-х гг.;

- установление причинно-следственной связи между появлением новых специальных пенитенциарных учреждений и изменением содержания внутренней и внешней государственной политики;

- определение особенностей режима содержания, бытового и медико-санитарного обслуживания контингента, методов ведения культурно-воспитательной и идеологической работы;

- обнаружение зависимости между составом контингента специальных мест лишения свободы и требованиями заключенных, а также формами социального протеста.

По нашему мнению, новым является подход к изучаемой проблеме, предусматривающий анализ рассекреченного нормативно-правового материала и воспоминаний заключенных, часть из которых впервые введены в научный оборот.

Наиболее значимые авторские суждения содержатся в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. С конца 1920-х гг. в советском праве нормативно закрепляются изменения пенитенциарной политики, сформировавшие в 1930-х гг. новую систему мест лишения свободы, основным звеном которой стали исправительно-трудовые лагеря. Специальные места лишения свободы дополняли сложившуюся систему, выполняя государственные задачи конкретного периода.

2. Специальные места лишения свободы указанного периода в общем виде представляли собой пенитенциарные учреждения, обладающие следующими признаками: 1) их создание закреплялось на высшем государственном уровне постановлениями, носящими гриф «совершенно секретно»; 2) вопросы функционирования регламентировались секретными ведомственными приказами; 3) были предназначены для содержания контингента, осужденного за контрреволюционные и иные особо тяжкие государственные преступления, в основном по формальным основаниям органами внесудебной репрессии.

3. Система специальных мест лишения свободы Советского Союза в конце 1920-х - 1950-е гг. состояла из трех звеньев: 1) особые технические бюро, находившиеся в ведении экономического управления ОГПУ, позже — 4-го спецотдела НКВД/МВД СССР; 2) специальные лагеря НКВД/МВД СССР в Германии; 3) особые лагеря и тюрьмы МВД СССР. При этом время существования спецлагерей ограничивается январем 1945 г. - мартом 1950 г.; особых лагерей и тюрем - началом 1948 г. — 1956 г., тогда как особые технические бюро просуществовали весь рассматриваемый период.

4. Общей целью создания системы специальных мест лишения свободы в 1920—1950-е гг. было обеспечение экономического развития СССР в условиях реального отсутствия демократических прав и свобод, а также создание условий для политического и идеологического влияния И. В. Сталина как внутри страны, так и за ее пределами.

5. Особые технические бюро, где работали осужденные специалисты высокой квалификации, появились в 1920-е гг. и представляли собой специальные тюрьмы с хорошим материальным обеспечением и строгой изоляцией контингента. После разделения функций между двумя силовыми министерствами обеспечение требований режима находилось в двойном подчинении -МВД и МТБ, причем контроль за выполнением работ находился в ведении МГБ, а бытовые вопросы курировались МВД.

6. Официальной целью создания специальных лагерей НКВД/МВД СССР в Германии было проведение денацификации, однако в действиях оккупационных властей прослеживается попытка изолировать всех активных противников установленного в Восточной Германии просоветского политического режима. Заключение в спецлагерь НКВД/МВД СССР производилась органами ГУКР «СМЕРШ», позже — органами МТБ по формальным основаниям, чаще всего, без учета наличия либо отсутствия вины в совершении каких-либо преступлений.

7. Режим содержания в спецлагерях регламентировался неполно, изданное Временное положение от 30 октября 1946 г. «О спецлагерях на территории Германии» не охватывало всех сторон жизни в лагере. Отсутствие инструкции по режиму содержания спецконтингента вынуждало начальников лагерей действовать по своему усмотрению.

8. Отсутствие жесткой нормативной регламентации со стороны центрального аппарата МВД и МТБ на всех этапах функционирования специальных лагерей в Германии вытекало из подобной практики, сложившейся на территории СССР. При этом эффективное управление специальными лагерями не могло быть обеспечено по ряду причин (слабое знание немецкого языка, отсутствие агентурных связей, малочисленность аппарата).

9. Специальные лагеря НКВД/МВД СССР в Германии существовали с 1945 до начала 1950-х гг., их деятельность можно разделить на три этапа. На первом (январь - июль 1945 г.) основной целью их работы было обеспечение безопасности советской армии и администрации, поэтому он характеризуется активностью органов контрразведки и государственной безопасности по выявлению опасных категорий немецких граждан и иностранцев. Второй этап (с июля 1945 г. до августа 1948 г.) связан с реализацией решений Потсдамской конференции (июль 1945 г.) и постановления Контрольного совета (октябрь 1945 г.) по вопросам денацификации Германии. Третий этап (с августа 1948 г. до марта 1950 г.) характеризуется резким уменьшением численности заключенных и проведением работы по ликвидации системы спецлагерей.

10. Издание постановления Совета Министров СССР от 21 февраля 1948 г. № 416-159сс, приказов министра внутренних дел № 00219 и № 00233 1948 г. явилось следствием развертывания нового этапа политических репрессий в СССР. Указанные нормативно-правовые акты были призваны обеспечить потребность в строгой и бессрочной изоляции лиц, признанных особо опасными государственными преступниками.

11. Двойное подчинение особых лагерей конкурирующим организациям МВД и МТБ привело к отсутствию жесткой регламентации их деятельности и не позволило разработать постоянную инструкцию о режиме содержания заключенных вплоть до момента их расформирования. Это повлекло за собой множество злоупотреблений со стороны администрации, нарушение требований секретности при общении с гражданами, а также не позволило даже руководителям особлагов четко уяснить смысл их создания.'

12. Бытовые условия и медико-санитарное обслуживание заключенных специальных лагерей в Германии и особых лагерей и тюрем слабо реализо-вывались на практике; это влекло большой процент смертности и заболеваемости. Заключенные особых технических бюро имели хорошее материальное и медико-санитарное обеспечение, что помогало решать поставленные перед ними задачи.

13. Культурно-воспитательная и идеологическая работа с контингентом специальных мест лишения свободы в рассматриваемый период реально не проводилась. Перед администрацией специальных лагерей НКВД/МВД СССР в Германии, специальных тюрем и лагерных подразделений при особых технических бюро такая задача вообще не стояла, соответственно, и аппарат, наделенный указанными функциями, отсутствовал. В особых лагерях МВД культурно-воспитательная работа осуществлялась формально, людьми, которые не имели соответствующего требованиям уровня образования, профессиональных навыков и моральных качеств.

14. Идеологическая работа с осужденными за контрреволюционные преступления признавалась нецелесообразной, поэтому с контингентом специальных мест лишения свободы, расположенных на территории СССР, она не проводилась.

15. В рассматриваемый период специальные места лишения свободы различались по уровню социального протеста и его формам. Наиболее высоким уровнем социального протеста характеризовались особые лагеря, где сопротивление приобретало разнообразные формы (побеги, голодовки, массовое неповиновение и некоторые другие). Для специальных лагерей НКВД/МВД СССР на территории Германии этот уровень являлся невысоким, а наиболее распространенной формой протеста заключенных являлись побеги. Особые технические бюро отличались самым низким уровнем социального протеста, который проявлялся в незначительных нарушениях режима.

16. Изменение политической обстановки, произошедшее в 1953 г., привело к полной ликвидации рассмотренной системы специальных мест лишения свободы в СССР.

Практическая значимость исследования. Обобщение и научный анализ системы наказаний, применявшихся советскими карательными органами к определенным социальным группам в 1930-1950 гг., позволяет обеспечить научный подход к совершенствованию законодательства в области исполнения наказания. Кроме того, собранный в работе материал имеет большую информативную ценность для дальнейшего изучения отечественной пенитенциарной системы.

Анализ системы мест заключения для особого контингента может способствовать совершенствованию деятельности российских органов по реабилитации жертв политических репрессий.

Содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы для осмысления стратегии и тактики преобразования уголовно-исполнительной системы в современных условиях. Имеющиеся в нормативном материале, архивных документах и других источниках обширные сведения о содержании репрессивной политики Советского Союза, принципах деятельности специальных мест лишения свободы и особенностях режима отбывания наказания в них окажут неоценимую помощь в реформировании современной системы наказаний, основанном на принципах гуманности, справедливости и уважения прав человека.

Положения и выводы диссертационного исследования могут быть использованы при разработке курсов истории государства и права, политической истории, уголовного процесса и уголовно-исполнительного права. Настоящая работа имеет определенное значение для совершенствования научно-исследовательской деятельности и учебного процесса в высших юридических учебных заведениях.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в восьми опубликованных работах. Результаты исследования были доложены автором и обсуждались коллегами на научных конференциях. Материалы исследования используются в преподавании учебных дисциплин «История отечественного государства и права», «История органов внутренних дел» в Уральском юридическом институте МВД России.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», 12.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», Старикова, Ольга Николаевна

Заключение

В представленном диссертационном исследовании на основе нормативного материала, архивных документов и других источников рассмотрены наиболее значимые вопросы, связанные с образованием и функционированием специальных мест лишения свободы в конце 1920-х - середине 1950-х гг., показано их место в пенитенциарной системе Советского Союза, выявлены цели и задачи создания.

Проведенное историко-правовое исследование позволяет сформулировать общие выводы по проделанной работе.

Специальные места лишения свободы в СССР появились как реакция на изменение внутренней политики государства, усиление репрессии в отношение «социально-чуждых» элементов. Пенитенциарная политика, всегда чутко реагирующая на изменение конъюнктуры, мгновенно подверглась значительным преобразованиям, которые были окончательно оформлены в 1930-е гг.

Сложившаяся ситуация привела к формированию двух подсистем мест заключения — общих, деятельность которых регламентировалась официальными не засекреченными правовыми актами и специальных, организованных на основании засекреченных нормативных актах. Специальные места лишения свободы, к которым относились особые технические бюро, специальные лагеря НКВД/МВД СССР в Германии, особые лагеря и особые тюрьмы, являлись необходимой частью карательного механизма, призванного обеспечить потребности экономического роста, обороноспособности и лояльности среди населения в условиях тоталитарного политического режима.

Необходимо отметить, что создание специальных мест заключения позволяло решить стоящие перед ними задачи лишь частично. Это было связано со стратегическими просчетами внутренней и внешней политики.

Как показало исследование, общей целыо создания специальных пенитенциарных учреждений была максимальная изоляция и наиболее полное использование заключенных. Контингент, в большинстве случаев, привлекался к уголовной ответственности по формальным основаниям за совершение контрреволюционных и иных тяжких государственных преступлений, иногда в них содержались лица не имеющие приговоров, а также интернированные.

До настоящего времени в научной литературе бытует мнение о том, что использование заключенных в спецтюрьмах, ИТЛ на строительстве секретных объектов было оправданным и даже единственно возможным способом вывести Советский Союз на уровень развитых западных стран, особенно в условиях послевоенного периода. Однако подобные теории представляются нам весьма поверхностными и даже циничными.

По своей сути пенитенциарная система Советского Союза в рассматриваемый период представляла собой механизм по принудительному максимально дешевому использованию рабочей силы в условиях изоляции от общества. Если общие места заключения должны были работать на принципах прогрессивной системы исполнения уголовного наказания, то в специальных местах лишения свободы не предусматривалось возможности смягчения режима содержания в зависимости от характера поведения заключенного.

Представленное исследование позволило выделить признаки, присущие специальным пенитенциарным учреждениям: 1) вопрос об их организации решался на высшем правительственном уровне, создание закреплялось секретными подзаконными нормативно-правовыми актами; 2) различные стороны функционирования специальных мест лишения свободы определялись ведомственными нормативно-правовыми актами, также носившими гриф «совершенно секретно»; 3) особый состав контингента: в специальных пенитенциарных учреждениях содержались лица, осужденные за контрреволюционные и иные особо тяжкие государственные преступления, чаще - по формальным основаниям. В нормативно-правовых актах основания привлечения к уголовной ответственности за эти преступления не раскрывались, что создавало условия для их расширительного толкования и произвольного применения.

Задачи рассматриваемых учреждений зависели не только от вида, но и от места, а также времени функционирования.

Необходимость организации спецтюрем, в которых использовался труд специалистов, осужденных за совершение тяжких контрреволюционных преступлений, была продиктована тем, что большинство ученых и высококвалифицированных кадров, занимавших руководящие посты в различных отраслях народного хозяйства, подверглись репрессиям и были приговорены к лишению свободы на длительные сроки.

В конце 1920-х гг. в структуре ОГПУ появляются первые особые технические бюро, использующие специальные познания заключенных, при этом правовая регламентация деятельности этих учреждений закрепляется позже, оформляя уже сложившуюся практику.

В сентябре 1938 г. в системе НКВД СССР был организован Отдел особых конструкторских бюро, переименованный в октябре в 4-й спецотдел. Уже 10 января 1939 г. народным комиссаром внутренних дел Л. П. Берией был издан приказ № 0021, в котором говорилось о создании Особого технического бюро при НКВД СССР для использования заключенных, имеющих специальные технические знания. Этим же документом утверждались структура и штат нового учреждения, к основным задачам которого было отнесено конструирование и внедрение в производство новых средств вооружения армии и флота. В июле 1941 г. Особое техническое бюро при НКВД СССР переименовано в 4-й спецотдел НКВД СССР. После преобразования наркоматов в марте 1946 г. руководство системой «шарашек» было поручено 4-му спецотделу МВД.

Анализ источников показал, что в СССР использование заключенных, обладающих специальными познаниями и квалификацией, в учреждениях тюремного типа сформировалось к концу 1920-х гг., однако до середины 1930-х гг. оно не было системным и юридически оформленным на уровне общесоюзного управления.

Общими чертами системы особых технических бюро был секретный характер проводимых работ, секретная нормативная база функционирования. Используя труд заключенных специалистов, руководство страны пыталось преодолеть отставание в сфере развития науки, новых технологий, геологической разведки и других областях в условиях, когда большая часть квалифицированных кадров была привлечена к уголовной ответственности по формальным основаниям.

Рассматривая феномен спецлагерей НКВД/МВД СССР на территории Германии, автор выделяет основные этапы их деятельности, характеризуя их при этом по следующим критериям: 1) уровень организованности; 2) характер решаемых задач; 3) положение в системе пенитенциарных учреждений СССР.

На первом этапе обязанности по организации необходимого количества тюрем и лагерей возлагались на уполномоченных НКВД СССР по фронтам. Руководствуясь мотивами целесообразности, лагеря часто дислоцировались на месте бывших нацистских концентрационных лагерей, например в Бухен-вальде, Кетчендорфе, Ямлитце, Заксенхаузене.

Второй этап деятельности специальных лагерей (с июля 1945 г. до августа 1948 г.) начался с издания приказа НКВД №00780-1945 г., которым аппараты уполномоченных НКВД СССР по 2 и 3 Белорусским, 1 и 4 Украинским фронтам были расформированы, а вместо них появилась должность уполномоченного НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии. На него возлагались задачи по организации и руководству аген-турно-оперативной работой на территории Германии, оккупированной советскими войсками; выявлению и ликвидации различных категорий немецких граждан.

Последний этап функционирования спецлагерей связан с очередной реорганизацией, произошедшей в августе 1948 г., когда они, в соответствии с приказом МВД № 00959, перешли в подчинение ГУЛАГа МВД СССР, на который было возложено выполнение задач по комплектованию, оперативному руководству и контролю за деятельностью Отдела спецлагерей МВД СССР в Германии. По мнению соискателя, данные изменения были связаны с окончанием работы по денацификации в советской оккупационной зоне; об этом свидетельствует тот факт, что работавшая там комиссия по денацификации была распущена в начале 1948 г., а ведение дел в отношении бывших нацистов и военных преступников передавалось немецкой уголовной полиции и немецким судам. Третий этап характеризуется резким уменьшением численности заключенных и проведением работы по ликвидации системы спецлагерей.

Анализ изученного материала позволил сделать вывод о том, что в спецлагеря направлялись две группы заключенных: 1) осужденные советским военным трибуналом; 2) спецконтингент, не имевший приговора.

Вопросы охраны и режима в спецлагерях регламентировались неполно, единообразного подхода к содержанию различных групп заключенных не сформировалось. Инструкция по режиму содержания отсутствовала. Это привело к тому, что каждый из начальников лагеря по широкому кругу вопросов действовал на свое усмотрение.

Рассмотрение нормативно-правовой базы функционирования особых лагерей и особых тюрем МВД СССР позволило сделать вывод о том, что направлению в особые лагеря и тюрьмы подлежали лица, признанные особо опасными государственными преступниками.

Полномочия в сфере управления особыми лагерями и тюрьмами находились в руках двух ведомств - Министерства внутренних дел и Министерства государственной безопасности. Некоторые функции, связанные с контролем, осуществляла прокуратура.

Министерство внутренних дел отвечало за решение основных, наиболее значимых функций, а именно: 1) за охрану; 2) соблюдение режима; 3) организацию наиболее эффективного трудового использования контингента.

К ведению Министерства государственной безопасности были отнесены вопросы, связанные: 1) с обеспечением агентурной работы; 2) отправкой в особые лагеря и тюрьмы заключенных из других пенитенциарных учреждений; 3) надзором за перемещением контингента особых лагерей и тюрем; 4) признанием особо опасными государственными преступниками вновь осужденных.

Как показало исследование, из-за постоянной конкуренции и плохой координации между двумя силовыми ведомствами организовать четкую работу особых лагерей и эффективно решать стоящие перед ними задачи администрации не удавалось.

К наиболее значимым чертам режима содержания относились следующие: 1) преимущественная концентрация контингента в удаленных и труднодоступных местностях СССР; 2) использование его на тяжелой физической работе с запретом выполнять работу по специальности, а также административно-хозяйственные функции; 3) увеличение продолжительности рабочего дня (10 часов вместо 9 в общих ИТ Л); 4) сокращенная норма жилой площади (1,8 кв. м на человека вместо 2 кв. м в общих ИТЛ); 5) запрет на применение условно-досрочного освобождения; 6) запрещение свиданий; 7) запрет на общение контингента особых лагерей с общим контингентом и вольнонаемными сотрудниками; 8) обязательное наличие на одежде заключенных не менее двух номеров из личного дела; 9) повышенные меры охраны (обязательное оборудование лагерных зон сигнализацией, оснащение проволочного ограждения «тульским забором» и спиралью «бруно», вывод на работы только под войсковой охраной, обязательное оборудование окон барков решетками, а дверей - замками и др.); 10) более жесткая система наказаний за нарушение правил внутреннего распорядка; 11) режим содержания не был основан на прогрессивной системе исполнения наказания, поэтому меры поощрения к контингенту применялись слабо.

Бытовые условия и медико-санитарное обслуживание заключенных специальных лагерей НКВД/МВД СССР в Германии, особых лагерей и тюрем следует считать неудовлетворительными, что влекло за собой большой процент смертности и заболеваемости. У заключенных спецтюрем при особых технических бюро было хорошее материальное и медико-санитарное обеспечение, что помогало в решении поставленных перед ними задач.

Культурно-воспитательная и идеологическая работа с контингентом специальных мест лишения свободы в рассматриваемый период реально не проводилась. Перед администрацией спецлагерей НКВД/МВД СССР в Германии, спецтюрем и лагерных подразделений при особых технических бюро такая задача вообще не стояла, соответственно, и аппарат с указанными функциями отсутствовал. В особых лагерях МВД культурно-воспитательная работа осуществлялась формально, людьми, которые не имели соответствующего требованиям уровня образования, профессиональных навыков и моральных качеств.

Идеологическая работа признавалась нецелесообразной для осужденных за контрреволюционные преступления, поэтому с контингентом специальных мест лишения свободы не проводилась, за исключением специальных лагерей НКВД/МВД СССР на территории в Германии.

В рассматриваемый период специальные места лишения свободы характеризовались разным уровнем социального протеста и имели разные формы. Для специальных лагерей НКВД/МВД на территории Германии наиболее характерной формой протеста заключенных являлись побеги. Наиболее активными в данном аспекте были особые лагеря, где сопротивление отличалось разнообразием форм (побеги, голодовки, отказы от работы, случаи убийства представителей некоторых групп заключенных, массовые неповиновения). Особые технические бюро отличались слабым уровнем социального протеста, который мог проявляться в незначительных нарушениях режима.

Изменение политической обстановки, произошедшее в 1953 г., привело к постепенному отмиранию системы специальных мест лишения свободы в СССР.

Необходимо признать, что Советское государство потратило значительное количество материальных и человеческих ресурсов для того, чтобы создать мощную систему специальных мест лишения свободы, отвечающую поставленной цели. Не всегда эти цели четко формулировались и практически никогда не просчитывались последствия принимаемых высшими органами государственной власти решений по части создания новых звеньев пенитенциарной системы. В результате Советский Союз породил разветвленную систему предприятий, использовавших рабский труд.

Подобный способ ведения хозяйства ни в коем случае не мог быть рентабельным и порождал, кроме того, негативные тенденции в развитии страны, такие как апатия, незаинтересованность в результатах своего труда, доносительство, атмосфера страха, подозрительности и многое другое, что отчасти привело к моральной деградации общества.

На современном этапе пенитенциарная система Российской Федерации в некоторых чертах сохранила преемственность с исправительно-трудовой системой советского периода, хотя и ориентируется на соблюдение и защиту прав и свобод человека. Приоритетом сегодняшней исполнительной политики становится реальное, а не декларативное признание этих прав высшей ценностью общества. Наше государство стремится к тому, чтобы исполнение уголовных наказаний отвечало всем международным принципам и стандартам. В этих условиях исследование правовой базы, регламентирующей деятельность специальных мест лишения свободы Советского Союза, а также иных вопросов, рассмотренных в диссертационном исследовании, не только восполнит пробелы в истории отечественного государства и права, но и позволит наиболее правильно реорганизовать российскую исполнительную систему в условиях меняющейся политической и экономической обстановки.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Старикова, Ольга Николаевна, 2010 год

1. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 г. // СУ РСФСР. 1924. -№ 86.-Ст.870.

2. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1933 г.// СУ РСФСР. 1933. № 48. - Ст. 208.

3. Постановление В1ДИК и СНК РСФСР от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения» // Еженедельник советской юстиции. 1928. -№ 14.

4. Постановление ЦИК и СНК СССР «Об изменении ст.ст. 3, 18, 22 и 38 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» от 6 ноября 1929 г.// СЗ СССР. 1929. № 72. - Ст. 686.

5. Постановление ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. «Об Особом Совещании при НКВД СССР» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918— 1960.-М., 2002.-С. 94.

6. Постановление ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. «Об образовании общесоюзного НКВД» // СЗ СССР. 1934. - № 36. - Ст. 283.

7. Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» // СЗ СССР. -1932.-№62.-Ст. 360.

8. Постановление СНК СССР от 11 июля 1929 г. № 20/307 «Об использовании труда уголовных заключенных» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. М., 2002. - С. 64-65.

9. Постановление СНК СССР от 7 апреля 1930 г. «Об утверждении Положения об исправительно-трудовых лагерях» // СЗ СССР. 1930. - № 22. -Ст. 248.

10. Постановление СНК СССР от 6 ноября 1945 г. № 2840-822сс «Об организации моторного отделения 4-го спецотдела НКВД СССР» // ГА РФ. -Ф. 9401. Оп.2. - Ед. хр. 5. - Л. 861-862.

11. Приказ НКВД СССР от 20 апреля 1938 г. № 00240 «Об организации Особого конструкторского бюро УНКВД по Ленинградской области» // ГА РФ. Ф. 9401. - Оп. 1 а. - Ед. хр. 20. - Л. 160.

12. Приказ НКВД СССР от 10 января 1939 г. № 0021 «Об организации особого технического бюро» // История сталинского Гулага. Конец 1920-х -первая половина 1950-х годов: собр. док.: в 7 т. Т. 3: Экономика Гулага. -М., 2004. С. 443-444.

13. Приказ НКВД СССР от 29 июня 1939 г. № 00859 с объявлением «Положения о тюрьмах»

14. Приказ НКВД СССР № 0411 1939 г. с объявлением «Инструкции об охране тюрем».

15. Приказ НКВД СССР от 21 ноября 1941 г. № 001613 «О работе Особого Совещания НКВД СССР» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918— 1960. М., 2002. - С. 128-129.

16. Приказ НКВД СССР от 11 января 1945 г. № 0016 «О мероприятиях по очистке фронтовых тылов Красной Армии от вражеских элементов и о назначении уполномоченных НКВД СССР по фронтам» // ГА РФ. Ф. Р-9401.-Оп. 12.-Ед. хр. 178.-Л. 44-48.

17. Приказ НКВД СССР от 5 мая 1945 г. № 00453 «О мероприятиях по очистке территории Восточной Пруссии от шпионов, террористов, диверсантов, действующих в тылу Красной Армии» // ГА РФ. Ф. Р-9401. -Оп. 12. - Ед. хр. 178. - Л. 30-32.

18. Приказ МВД СССР от 10 сентября 1946 г. № 00815 «Об использовании спецконтингентов в 4 Спецотделе МВД СССР» // Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья четырнадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 11. - С. 116.

19. Приказ МВД СССР от 28 февраля 1948 г. № 00219 «Об организации особых лагерей МВД» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918—1960. — М., 2002.-С. 135-137.

20. Приказ МТБ СССР от 7 июля 1948 г. № 00259 «О категориях лиц, направляемых в особые лагеря и тюрьмы МВД» // Архив Управления ФСБ Российской Федерации по Свердловской области. Ф-1-Р. - Оп. 1с. - Ед. хр. 216. — С. 183.

21. Приказ МВД СССР от 9 августа 1948 г. № 00959 «О штатах отдела спецлагерей № 1, 2 и 3 МВД СССР в Германии и подчинении их ГУЛАГу МВД СССР» // ГА РФ. Ф. 9409. - Оп. 1. - Ед. хр. 274. - Л. 2.

22. Приказ МВД СССР «Об усилении конспирации при переписке по вопросам особых лагерей МВД» 1949 г. // ГА РФ. Ф. 9414. - Оп. 1. - Ед. хр. 1843.-Л. 26-28.

23. Приказ МВД СССР от 22 августа 1949 г. № 00800 «Об организации Особого технического бюро № 1 4-го Спецотдела МВД СССР при Енисей-строе» // Архивное агентство администрации Красноярского края. — Ф. Р-1929.-Оп. З.-Ед. хр. 4.-Л. 132-134.

24. Приказ МТБ СССР от 18 августа 1950 г. № 00444 «С объявлением положения об отделах МТБ при особых лагерях МВД» // Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. М., 2001. - С. 652-654.

25. Приказ МТБ СССР от 27 сентября 1951 г. № 00719 «О подчинении отделов МТБ при особых лагерях МВД территориальным органам».

26. Приказ МВД СССР от 12 июля 1952 г. № 00517 «О передаче ОТБ-1 из 4-го спецотдела МВД Главному управлению "Енисейстрой"» // Архивное агентство администрации Красноярского края. — Ф. Р-1929. Оп. 1. -Ед. хр. 1. - Л. 1.

27. Приказ МТБ СССР от 18 сентября 1952 г. № 00784 «С объявлением положения об отделах МТБ при особых лагерях МВД» // Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. М., 2003. - С. 677-679.

28. Приказ МВД СССР от 25 октября 1952 г. № 00869 «Об организации особого лагеря № 12 МВД» // ГА РФ. Ф. 9401. - Оп. 1а. - Ед. хр. 452. - Л. 2025.

29. Приказ МВД СССР № 00683 1953 г. «О передаче из 1-го Спецотдела МВД СССР в Тюремное управление некоторых функций, связанных с учетом заключенных и их движением в особых лагерях и тюрьмах» // ГА РФ. -Ф. 9401.-Оп. 1а.-Ед. хр. 512.-Л. 96.

30. Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: собр. док.: в 7 т. Т. 2: Карательная система: структура и кадры. — М., 2004. С. 498-509.

31. Приказ МВД СССР от 15 декабря 1958 г. № 990 «С объявлением "Положения об ИТК и тюрьмах МВД СССР"» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. -М., 2002.-С. 194-207.

32. Временное положение о спецлагерях НКВД СССР на территории Германии от 27 июля 1945 г. // ГА РФ. Ф. Р-9409. - Оп. 1. - Ед. хр. 129. -Л. 84-88.

33. Временное положение о спецлагерях МВД СССР на территории Германии от 30 октября 1946 г. // ГА РФ. Ф. Р-9409. - Оп. 1. - Ед. хр. 140. -Л. 17-24.

34. Временное положение о группе по организации особых лагерей МВД от 12 мая 1948 г.//ГА РФ.-Ф. Р-9414.-Оп. 1.-Ед. хр. 1844.-Л. 3-4.

35. Распоряжение Совета Министров СССР № 1996-рс 1946 г. «Об организации лаборатории "Б"» // Емельянов Б. М. Лаборатория «Б». Сунгульский феномен / Б. М. Емельянов, В. С. Гаврильченко. - Снежинск, 2000. - С. 1112.

36. Распоряжение Совета Министров СССР № 10612-рс 1947 г. «О передаче МВД СССР земель в Калужской области для лаборатории "В"» // Некрасов В. Ф. НКВД-МВД и атом / В. Ф. Некрасов. - М., 2001. - С. 139-140.

37. Распоряжение МВД СССР 1949 г. «О порядке направления в особые лагери и особые тюрьмы МВД вновь осужденных» // ГА РФ. Ф. 9414. -Оп. 1. - Ед. хр. 1843.-Л. 36.

38. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 июня 1939 г. «Об отмене условно-досрочного освобождения для осужденных, отбывающих наказание в ИТЛ НКВД СССР» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918— 1960.-М., 2002.-С. 116.

39. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1939 г. «Об отмене условно-досрочного освобождения для осужденных, отбывающих наказание в ИТК и тюрьмах НКВД СССР» // ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960.-М., 2002.-С. 117.

40. Циркуляр ВСНХ и ОГПУ СССР от 15 мая 1930 г. «Об использовании на производствах специалистов, осужденных за вредительство» // Федоров Л. А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика / Л. А. Федоров. М., 2006. - С. 46.

41. Архивные источники Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ)

42. Ф. Р-9401. НКВД СССР Министерство внутренних дел СССР (МВД СССР) 1934- 1960 гг.

43. Оп. 1.-Ед. хр. 1363, 1393,2205,2581,4152.

44. Оп. 1а. Ед. хр. 20, 63, 204, 275, 346, 448, 452.

45. Оп. 2.-Ед. хр. 5, 12, 13, 95.64. Оп. 12.-Ед. хр. 8, 178.

46. Ф. Р-9409 Отдел специальных лагерей Министерства внутренних дел СССР в Германии (1945-1950 гг.).

47. Оп. 1. Ед. хр. 23, 36, 38, 47, 83, 94, 118, 122, 132, 134, 130, 140, 142, 144, 147, 148, 259, 274, 278, 283, 298, 302, 321, 524, 525.

48. Ф. Р-9413. Тюремный отдел Министерства внутренних дел СССР. 19381960.68.Оп. 1. Ед. хр. 159, 160.

49. Ф. Р-9414. Главное управление мест заключения МВД СССР (19301960).

50. Оп. 1. Ед. хр. 27, 29, 43, 360, 635, 636, 366, 387, 510, 1331, 1350, 1393, 1842, 1843, 1844, 1845, 1852, 1636,.2205, 2554, 2597.

51. Российский государственный архив экономики (РГАЭ)

52. Ф. 8318. Всесоюзный трест снаряжения и взрывчатых веществ (Вохим-трест) Главного мобилизационного управления Наркомтяжпрома СССР. 1926-1935.72. Оп. l.-Ед. хр. 311.

53. Ф. 8044. Министерство авиационной промышленности СССР (Минавиа-пром СССР) 1939-1957.

54. Оп. 1. Ед. хр. 6675, 6676, 6677, 6678, 6679, 6680, 6686.

55. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)

56. Ф.560. Коллекция документов о нарушении законности в СССР. 19351998.

57. Оп. 1. Ед. хр. 29, 34, 35, 35/1, 67.

58. Архив Управления ФСБ Российской Федерации по Свердловской области

59. Ф. 1-Р. Фонд приказов и распорядительных документов.78. Оп. 1с.-Ед. хр. 216.

60. Архивное агентство администрации Красноярского края.79. Ф. Р-1929.80. Оп. 1.-Ед. хр. 1,4.81. Оп. З.-Ед. хр. 4.

61. Отдел спецфондов и реабилитации э/сертв политических репрессий информационного центра ГУВД по Красноярскому краю82. Ф. 24. Горлаг.

62. Оп. 1.-Ед.хр. 2,3,9, 27,36, 38, 43.

63. Архив МИППО «Мемориал» г. Красноярск

64. Сообщение Герасименко Б. Д.

65. Воспоминания Переломовой В. Г.

66. Научная и учебная литература

67. Авдеев Ю. Гений предвидения / Ю. Авдеев // Красная звезда. 2008. -23-29 янв.-С. 14-15.

68. Алексеев С. Депортация. Как ученые из фашистской Германии строили самолеты СССР / С. Алексеев // Крылья Родины. 1993. - № 11. - С. 7-11.

69. Архив новейшей истории России. Сер. Публикации. Т. II: Специальные лагеря НКВД/МВД СССР в Германии. 1945-1950 гг.: сб. док. и ст. М., 2001.-376 с.

70. Астемиров 3. А. История советского исправительно-трудового права / 3. А. Астемиров. Рязань, 1975. - 51 с.

71. Астрахан В. И. Два свидетеля два взгляда (о работе Марфинской лаборатории МТБ СССР на рубеже 1940-1950-х гг.) / В. И. Астрахан // Исторические чтения на Лубянке 2002 год. - М., 2003. - С. 43-47.

72. Атомная отрасль России: события, взгляд в будущее. — М., 1998. 336 с.

73. Бабков В. В. Николай Тимофеев-Ресовский / В. В. Бабков, Е. С. Саканян. -М., 2002.-672 с.

74. Базунов В. В. Тюрьмы НКВД-МВД СССР в карательной системе советского государства / В. В. Базунов, М. Г. Детков. М., 2000. - 110 с.

75. Бобренев В. А. Палачи и жертвы / В. А. Бобренев, В. Б. Рязанцев. М., 1993.-379 с.

76. Богданов Ю. Н. Министр сталинских строек. 10 лет во главе МВД / Ю. Н. Богданов. М., 2007. - 608 е.: ил.

77. Вайшвиллене H.A. Судьба и воля / Н. А. Вайшвиллене. Магадан, 1999. -88 с.

78. Вестник Мемориала. СПб., 2001. - Вып. 6. - 280 с.

79. Владимирская тюрьма: сб. ст. и док. Нью-Йорк, 1977. - 105 с.

80. Галаншина Т. Г. Владимирский централ / Т. Г. Галаншина, И. В. Закур-даев, С. Н. Логинов. М., 2007. - 416 е.: ил.

81. Гершман М. Д. Приключения американца в России / М. Д. Гершман. -Нью-Йорк, 1995.-С. 1-193.

82. Голованов Я. Золотая клетка. 1367 дней из жизни Андрея Туполева / Я. Голованов // Литературная газета. 1988. - № 45 (5215). - С. 13.

83. Гранин Д. Зубр: повесть / Д. Гранин. М., 1987. - 240 с.

84. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960 / под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. А. И. Кокурин, Н. В. Петров. М., 2002. - 808 с.

85. Гулаг: его строители, обитатели и герои / под ред. И. В. Добровольского. Франкфурт; М., 1999 - 456 с.

86. Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов / Э. Давид. М., 2000.-С. 371-372.

87. Даффи П. Туполев: человек и его самолеты / П. Даффи, А. И. Кандалов.-М., 1999.-300 с.

88. Детков М. Г. Исправительно-трудовая система Советского государства во второй половине XX столетия: теория, законодательство и практика / М. Г. Детков. Вологда, 2004. - 274 с.

89. Детков М. Г. ИТЛ и строительство / М. Г. Детков // Преступление и наказание. 2003. - № 6. - С. 17-23.

90. Деятельность управления СВАГ по изучению достижений немецкой науки и техники в Советской зоне оккупации Германии. 1945-1949 гг.: сб. док. М., 2007. - 704 с.

91. Евсеев И. В. Верхнеуральский политический изолятор («особая» тюрьма) / И. В. Евсеев, А. С. Смыкалин // Вопросы истории. 2008. - № 3. -С. 83-91.

92. Евсеев И.В. История становления и развития Верхнеуральской тюрьмы/ ИВ. Евсеев. Екатеринбург., 2009. - 152с.

93. Емельянов Б. М. Лаборатория «Б». Сунгульский феномен / Б. М. Емельянов, В. С. Гаврильченко. Снежинск, 2000. — 440 с.

94. Жангуттин Б. О. ГУПВИ: военнопленные и интернированные на территории Казахстана (1941-1951 гг.) / Б. О. Жангуттин // Отечественная история. 2008.-№ 2. - С. 107-118.

95. Жигулин А. В. Черные камни / А. В. Жигулин. М., 1989. - 240 с.

96. Земсков В. Н. Спецпоселенцы в СССР, 1930-1960 / В. Н. Земсков. М., 2005.-306 с.

97. История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: собр. док.: в 7 т. Т. 2: Карательная система: структура и кадры. М., 2004. - 696 с.

98. История сталинского Гулага. Конец 1920-х первая половина 1950-х годов: собр. док.: в 7 т. Т. 3: Экономика Гулага. — М., 2004. - 624 с.

99. История сталинского Гулага. Конец 1920-х первая половина 1950-х годов: собр. док.: в 7 т. Т. 4: Население Гулага: численность и условия содержания. - М., 2004. - 624 с.

100. История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: собр. док.: в 7 т. Т. 6: Восстания, бунты и забастовки заключенных. -М., 2004.-736 с.

101. Кербер JI. Л. С Туполевым в тюрьме и на воле Л. Л. Кербер // Смена. -1991.-№ 9.-С. 112-185.

102. Климович Р. Конец Горлага / Р. Климович. Минск, 1999. - 352 е.: ил.

103. Кнышевский П. Н. Добыча. Тайны германских репараций / П. Н. Кны-шевский. М., 1994. - 95 с.

104. Коган М. Исповедь строптивого адвоката / М. Коган. М., 2002. - 432 е.: ил.

105. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья первая / А. И. Коку-рин, Н. В. Петров // Свободная мысль XXI. - 1999. - № 8. - С. 109-128.

106. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья вторая / А. И. Кокурин, Н. В. Петров // Свободная мысль XXI. - 1999. - № 9. - С. 110-123.

107. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья третья / А. И. Кокурин, Н. В. Петров // Свободная мысль XXI. - 1999. - № 11. - С. 107-125.

108. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья четвертая / А. И. Кокурин, Н. В. Петров // Свободная мысль XXI. - 1999. - № 12. - С. 94-125.

109. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья седьмая / А. И. Кокурин, Н. В. Петров // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 3. - С. 105-123.

110. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья восьмая / А. И. Кокурин, Н. В. Петров // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 4. - С. 99-116.

111. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья десятая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 7. - С. 107-128.

112. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья одиннадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. — 2000. - № 8. - С. 111-128.

113. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья двенадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 9. - С. 103-124.

114. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья тринадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 10. -С. 104-119.

115. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья четырнадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 11. - С. 109-121.

116. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья пятнадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2000. - № 12. - С. 89-110.

117. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья шестнадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2001. - № 1. — С. 103-118.

118. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья семнадцатая // Свободная мысль XXI. - 2001. - № 3. - С. 111-128.

119. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья восемнадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2001. - № 4. -С. 82-110.

120. Кокурин А. И. ГУЛАГ: структура и кадры. Статья девятнадцатая / А. И. Кокурин, Ю. Н. Моруков // Свободная мысль XXI. - 2001. - № 5. - С. 96-118.

121. Колпакади А. И. Щит и меч. Руководители органов государственной безопасности Московской Руси, Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации / А. И. Колпакади, М. Л. Серяков. СПб.; М., 2002.-736 с.

122. Колпакиди А. И. Ликвидаторы КГБ / А. И. Колпакиди. М., 2009. - 768 с.

123. Кольцова Е. Владимирский централ: времена и люди / Е. Кольцова // Преступление и наказание. 2005. - № 4. - С. 56-61.

124. Конасов В. Б. Судебное преследование немецких военнопленных в СССР. Внешнеполитический аспект проблемы / В. Б. Конасов. М., 1998. - 168 с.

125. Копелев Л. 3. Утоли моя печали / Л. 3. Копелев. М., 1991. - 366 с.

126. Кораллов М. М. Театр ГУЛАГа. Воспоминания о режиссерах и актерах лагерных театров / М. М. Кораллов. М., 1995. - 168 с.

127. Котек Ж. Век лагерей: лишение свободы, концентрация, уничтожение. Сто лет злодеяний / Ж. Котек, П. Ригуло. М., 2003. - 687 с.

128. Кудрявцев В. H. Политическая юстиция в СССР / В. Н. Кудрявцев, А. И. Трусов. М., 2000. - 365 с.

129. Кузнецов В. Н. Цена свободы атомная бомба / В. Н. Кузнецов. — Екатеринбург, 2005.-272 с.

130. Кукулиев Э. Р. Особые лагеря МВД СССР для особо опасных государственных преступников (1948-1956 гг.) / Э. Р. Кукулиев // Закон и право.-2003.-№2. -С. 74-77.

131. Лев Копелев и его «Вуппертальский проект» / под. ред. Я. С. Драбки-на. М., 2002. - 224 е.: ил.

132. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. 1917-1960: справочник.-М., 1997.-352 с.

133. Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. М, 2003.-806 с.

134. Мазур Д. П. Наказание без преступления / Д. П. Мазур. Краснодар, 1992.-413 с.

135. Макарова А. Норильское восстание. Май август 1953 года / А. Макарова // Воля: журнал узников тоталитарных систем. - 1993. - № 1. - С. 68-124.

136. Марченко А. Т. Мои показания / А. Т. Марченко. М., 1991. - 267 с.

137. Материалы по истории советской военной администрации в Германии в 1945-1949 гг.: науч.-справоч. изд. Вып. 1: Политические структуры СВАТ, 1998.-С. 3-70.

138. Медведев Ж. А. Атомный ГУЛАГ / Ж. А. Медведев // Вопросы истории. -2001. -№ 1.-С. 44-59.

139. Медведев Ж. А. Неизвестный Сталин / Ж. А. Медведев, Р. А. Медведев.-М., 2002.-415 с.

140. Миронова В. Г. ГУЛАГ: слезы восторга / В. Г. Миронова // Родина. -2006.-№ 1.-С. 89-94.

141. Морозов Н. А. Гулаг в Коми крае. 1929-1956 / Н. А. Морозов. Сыктывкар, 1997.-190 с.

142. Морозов Н. А. Особые лагеря МВД СССР в Коми АССР (19481954 годы) / Н. А. Морозов. Сыктывкар, 1998. - 156 с.

143. Моруков М. Ю. Правда ГУЛАГа из круга первого / М. Ю. Моруков. -М., 2006.- 192 с.

144. Некрасов В. Ф. НКВД-МВД и атом / В. Ф. Некрасов. М., 2001. - 560 е.: 4 л. ил.

145. Некрасов В. Ф. Тринадцать железных наркомов / В. Ф. Некрасов. М., 1995.-296 с.

146. Озеров Г. Туполевская шарага / Г. Озеров. — РгапкТиг1/Мат, 1971. — 125 с.

147. Панин Д. М. Лубянка Экибастуз / Д. М. Панин. - М., 1991. - 576 с.

148. Поживши в ГУЛАГе / сост. А. И. Солженицын. М., 2001. - 408 с.

149. Полян П. М. Интернированные немцы в СССР / П. М. Полян // Вопросы истории.-2001.-№ 8.-С. 113-121.

150. Попов А. Д. Шарашка / А. Д. Попов // Русские в Китае. Б. г. - № 6. - С. 4-5.

151. Порохов С. Ю. Кресты / С. Ю. Порохов. М., 2008. - 384 е.: ил.

152. Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе (30— 50-е гг.) / отв. ред. Л. И. Гвоздкова и др. Кемерово, 1994. - Т. 1. - 288 с.

153. Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе (3050-е гг.) / отв. ред. Л. И. Гвоздкова и др. Кемерово, 1994. — Т. 2. - 248 с.

154. Прудникова Е. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий / Е. Прудникова, А. Колпакиди. М., 2008. — 640 с.

155. Рассекреченный зубр. Следственное дело Н. В. Тимофеева-Ресовского. -М., 2003.-567 е.: ил.

156. Реабилитация: Политические процессы 30-50-х годов / под общ. ред. А. Н. Яковлева. М., 1991.-461 е.: ил.

157. Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу / Ж. Росси. М., 1991. - Т. 1. - 270 с.

158. Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу / Ж. Росси. М., 1991. - Т. 2. - 284 с.

159. Русский архив: Великая Отечественная. Немецкие военнопленные в СССР: док. и материалы. 1941-1955гг. М., 1999. - Т. 24 (13-2). - 504 с.

160. Сафошкин В. Д. Лидия Русланова от Рейхстага до ГУЛАГа: Биография. Песни / В. Д. Сафошкин. - М., 2002. - 416 е.: ил.

161. Семенов В.П. Исторический очерк проектирования подводных лодок в России / В. П. Семенов // Тайфун: воен.-истор. альманах. 1998. - № 4 (12).-С. 21-24.

162. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: справочник / О-во «Мемориал», ГА РФ; сост. М. Б.Смирнов; под. ред. Н. Г. Охоти-на, А. Г. Рогинского. М., 1998. - 600 е.: карт.

163. Смыкалин А. С. «Особые лагеря» и «особые тюрьмы» в системе исправительно-трудовых учреждений советского государства в 40- 50-е годы / А. С. Смыкалин // Государство и право. 1997. - № 5. — С. 84—91.

164. Смыкалин А. С. Колонии и тюрьмы в Советской России / А. С. Смыкалин. -Екатеринбург, 1997. -368 с.

165. Соболев Д. А. Репрессии в советской авиапромышленности / Д. А. Соболев // ВИЕТ. 2000. - № 4. - С. 44-58.

166. Соколович В. Е. Транзистор из шарашки / В. Е. Соколович // Вперед: му-ницип. обществ.-полит. газета Сергиево-Посадского района. — 2002. № 35.

167. Солженицын. А. И. В круге первом / А. И. Солженицын. М., 1990. -732 с.

168. Стецовский Ю. И. История советских репрессий / Ю. И. Стецовский. «Знак-СП», 1997. 600 с.

169. Стручков Н. А. Советское исправительно-трудовое право / Н. А. Стручков.-М., 1961.-96 с.

170. Сырых В. М. История государства и права России. Советский и современный периоды: учеб. пособие / В. М. Сырых. М., 1999. - 488 с

171. Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т.2. — М.,2006.-368с.

172. Трус JI. С. Введение в лагерную экономику / Л. С. Трус // ЭКО. 1990. -№5.-С. 135-150.

173. Уголовно-исполнительная система. 125 лет / под ред. Ю. Я. Чайки. М., 2004.-288 с.

174. Уголовно-исполнительное право России: учеб. для юрид. вузов и фак. / под ред. А. И. Зубкова. М., 1999. - 614 с.

175. Улановская Н. История одной семьи / Н. Улановская М. Улановская. -СПб., 2005.-464 с.

176. Федоров Л. А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика / Л. А. Федоров. М., 2006. - 309 с.

177. Федосеев С. Дальний ракетный удар / С. Федосеев // Вокруг света.2007. № 3 (2798). - С. 154-160.

178. Хавкин Б. Заговор против Гитлера / Б. Хавкин // Родина. 2004. - № 6. — С. 25-30.

179. Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. М., 2001. -780 е.: ил.

180. Черушев Н. С. Из ГУЛАГа- в бой / Н.С. Черушев. М., 2006. - 512 с.

181. Шавров В. Б. История конструкций самолетов в СССР. 1938-1950 гг. / В. Б. Шавров. -М., 1988. 568 с.

182. Шошков Е. Н. Репрессированное Остехбюро / Е. Н. Шошков. СПб., 1994.-206 с.

183. Эпплбаум Э. ГУЛАГ. Паутина большого террора / Э. Эпплбаум. М., 2006.-608 е.: ил.

184. Эфрусси Я. И. Кто на «Э»? / Я. И. Эфрусси. М., 1996. - 89 с.

185. Авторефераты и диссертации

186. Афанаеов О. В. История Озерного лагеря в Иркутской области, 1948— 1963 гг.: дис. . канд. ист. наук / О. В. Афанаеов. Иркутск, 2001. - С. 76206.

187. Исаков В. М. Правовое регулирование режима отбывания наказания в ИГЛ в период Великой отечественной войны и в послевоенные годы (19411956гг.). Автореф. дис. . канд. юрид. наук / В. М. Исаков. М., 1997. — 23 с.

188. Исаков В. М. Правовое регулирование и организация трудовой занятости осужденных в исправительно-трудовых учреждениях Советского государства (1917-1990 гг.): дис. . д-ра юрид. наук / В. М. Исаков. М.: ЮИ МВД РФ, 2000.-312 с.

189. Кукулиев Э. Р. Наказание особо опасных государственных преступников по советскому праву в 1948-1956 гг. (историко-правовой аспект). Автореф. канд. юрид. наук / Э. Р. Кукулиев. Волгоград, 2003. - 32 с.

190. Кукулиев Э. Р. Наказание особо опасных государственных преступников по советскому праву в 1948-1956 гг. (историко-правовой аспект): дис. . канд. юрид. наук / Э. Р. Кукулиев. Волгоград, 2003. - 218 с.

191. Миронова В. Г. Культурно-воспитательная работа в лагерях ГУЛАГа НКВД-МВД СССР в 1930-1950-е года (на материалах Иркутской области): дис. . канд. ист. наук / В. Г. Миронова. Иркутск, 2004.

192. Оганесян С. М. Пенитенциарная система государства (историко-теоретический и правовой анализ): дис. . д-ра юрид. наук / С. М. Оганесян.-СПб., 2005.-554 с.

193. Смыкалин А. С. Пенитенциарная система Советской России 1917 начала 1960-х годов. Историко-юридическое исследование: дис. . д-ра юрид. наук / А. С. Смыкалин. - Екатеринбург, 1998. - 372 с.

194. Чесноков А. А. Пенитенциарная система в механизме Российского государства (историко-теоретический аспект): дис. . канд. юрид. наук / А. А. Чесноков. Н. Новгород, 2006. - 239 с.

195. Литература на иностранных языках

196. Begenungen in Workuta. Erinnerungen, Zeugnisse, Dokumente. Leipziger Universitätsvorlag GMBH, 2003. 191 s.

197. Fein Elke, Leonhard Nina, Niederhut Jens, Höhne Anke, Decker Andreas. Von Potsdam nach Workuta. Berlin, 1999. - 142 s.

198. J. von Flocken, M. Klonovsky. Stalins Lager in Deutschland: 19451950. Berlin; Frankfurt am Main, 1991. 248 s.

199. RUKI -NASAD! Hände auf den Rücken! Berlin, 2004. - 129 s.

200. Stern. M. Zelle Baracke - Erdloch. - Berlin, 2003. - 48 s.6. Электронные ресурсы

201. URL: http://memorial.krsk.ru/svidet/mperel.htm

202. URL: http://www.seu.ru/members/ucs

203. URL: http://him.lseptember.ru

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.