Становление и развитие поэтики экспрессионизма в творчестве Л. Н. Андреева 1898-1908 годов тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Филоненко, Наталья Юрьевна

  • Филоненко, Наталья Юрьевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2003, ЛипецкЛипецк
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 187
Филоненко, Наталья Юрьевна. Становление и развитие поэтики экспрессионизма в творчестве Л. Н. Андреева 1898-1908 годов: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Липецк. 2003. 187 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Филоненко, Наталья Юрьевна

Ведение.

Глава 1. От реализма к экспрессионизму. Становление художественного метода Л. Н. Андреева.

Глава 2. Экспрессионизм как стилевая доминанта в прозе Л. Н. Андреева 1903-1907 годов.

§ 1. Тема рока и ее художественное воплощение в повести

Жизнь Василия Фивейского».

§ 2. Художественные искания Л. Н. Андреева и западноевропейского экспрессионизма.

Глава 3. Экспрессионизм в драматургии Л. Н. Андреева.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Становление и развитие поэтики экспрессионизма в творчестве Л. Н. Андреева 1898-1908 годов»

В русской литературе рубежа XIX - XX века творчество JI. Н. Андреева занимает особое место. Возникнув как средоточие духовно-нравственных, интеллектуальных и художественных поисков, творческое наследие писателя определило ведущие тенденции развития русского и мирового искусства XX века. JI. Андреева можно назвать одной из ярчайших фигур своего времени, оставившей оригинальный след в искусстве. В его творческом методе причуд-лйво переплелись реализм и новейшие веяния начавшегося столетия.

Творчество Андреева в целом было неотъемлемой частью литературно-художественной жизни России начала века. Его имя вызывало бурную реакцию на страницах печати, ему были посвящены книги, статьи, рецензии. О его произведениях существует множество положительных и даже восторженных откликов. Так, А. Белый, хотя и с некоторым недоумением, писал: «Действительная бездна смотрит из глубины его творчества, действительный крик недоумевающего ужаса срывается с уст его героев. Кажется, что на черный горизонт жизни выходит что-то большое, красное. Но что?» [16, с. 439-440]. A M. Ремизов называл Андреева «первым русским писателем», «очень влюблен» в него был Б. К. Зайцев, однако со всей определенностью следует признать, что большинство писавших о нем не понимало и не принимало своеобразия его эстетики и художественного мира.

Современная писателю критика неизменно обращала внимание на его тяготение к философским и религиозно-этическим проблемам. Так, М. Неве-домский считал определяющим для его драматургии именно «философский характер»[108]. В. Г. Короленко особенно выделял у Андреева «вечный вопрос человеческого духа в его искании своей связи с бесконечностью вообще и с бесконечной справедливостью в частности» [78, с. 360]. «Уже первым этим рассказом [«Большой шлем» - Н. Ф.], - отмечал В. В. Воровский, - автор с недоумением остановился перед загадкой жизни: что ты и, главное, к чему ты? И почти в каждом рассказе заглядывал он в тот или иной уголок жизни человеческого общества и всюду видел нелепость и бессмыслицу, зло и насилие» [35, с. 272]. Р. В. Иванов-Разумник считал главным вопросом творчества Андреева - вопрос о смысле зла в мире [64, с. 96].

Интерес современников к философским проблемам, к нравственно-этическим вопросам, поставленным Андреевым, привел к тому, что до революции почти не было исследований, посвященных анализу художественной специфики творчества Андреева. Интересные наблюдения на этот счет можно обнаружить в работах Л. П. Гроссмана [48, с. 82], Н. Гуревич [51, с. 83], М. А. Рейснера [119], но это скорее исключения, чем правило.

Спорным в оценке писателей-современников оказался и вопрос о принадлежности творчества Андреева к определенному литературному направлению. Так, Ю. Л. Айхенвальд писал по поводу рассказа «Тьма»: «Андреев не хочет быть верным и послушным жизни, а все выдумывает и сочиняет. <.> В данном рассказе хитро придуманная психология только завела Леонида Андреева в грязный вздор. <.> Фигуры мертвые, слова и поступки не мотивированные, натурализм гадкий» [7, с. 187-188]; А. Е. Редько высказывал недовольство по поводу «загадочности» содержания рассказа «Вор»: «Это, конечно, право художника, но также точно не подлежит сомнению, что для возможности овладеть психологической задачей, которую поставил себе художник, необходимо, чтобы читателю было оставлено - по обычному выражению - «широкое поле» для догадок, а не лесная заросль, как у Андреева» [117, с. 70].

Реалисты и символисты зачастую не принимали у Андреева тех тенденций, которые позже были названы экспрессионистическими. Так, Л. Н. Толстой нередко писал о «преувеличении чувства», «фальшивой чепухе», «отсутствии чувства меры», «неестественном» поведении героев Андреева: «Больше всех мне понравился рассказ «Жили-были», но конец, плач обоих, мне кажется неестественным и ненужным» [151, с. 408]; «В рассказе [«Красный смех» -Н. Ф.] много сильных картин; недостатки же его в большой искусственности и неопределенности» [150]. А. В. Луначарский критиковал «схематизм» и «абстрактность» его героев: «Все черты крупного человека налицо (по поводу героя рассказа [«В темную даль» - Н. Ф.]), но чем занимается, что думает, что делает он - не видать» [91]. Символисты находили, что творчество Андреева создает впечатление «тяжелого кошмара», что оно лишено «мистического чувства», «прозрения за кору вещества» и напоминает «революционную казенщину». 3. Н. Гиппиус упрекала художника в атеизме, отсутствии художественного мастерства. Вот что она писала, например, по поводу рассказа «Тьма»: «Та же риторика, та же манера антихудожественности. та же безрезультатная потуга «удивить мир злодейством» и даже тот же глупый-преглупый герой, - обыкновенный андреевский дурак» [81, с. 73]. Д. С. Мережковский находил в творчестве Андреева «художественные провалы» [98, с. 41]. Однако справедливости ради следует отметить, что находились исследователи, считавшие JI. Андреева символистом (например, Ст.-Суханов [137]).

Сам же писатель с сомнением относился к однозначному определению места своего творчества в литературном процессе. В письме к Г. Чулкову он писал: «. взял я для пьесы совершенно иную форму - ни реализм, ни символизм, ни романтика, - а что, не знаю - и очень хочется услышать мнение сведущих людей» [115, с. 12]. Он указывал также на собственное обособленное положение в литературе, на свое творческое одиночество: «Кто я? - Для бла-городнорожденных декадентов - презренный реалист, для наследственных реалистов - подозрительный символист» [44, с. 351].

Основанием для столь неопределенной оценки творчества JI. Андреева современниками, на наш взгляд, в немалой степени служат причины эстетического порядка. У писателя очень рано возникло недовольство теми эстетическими нормами, которые были приняты в искусстве того времени. Он искал в литературе новые средства для передачи чувства «рыдающего отчаяния» (М. Горький), рвущегося со страниц его произведений. Так же, как и критика того времени, он не находил строгих терминологических определений своим художественным поискам. В. И. Гусев справедливо отмечает сложность и противоречивость «стилевого комплекса» любой эпохи, в которой «иногда нечто неожиданное и особое, что появляется в творчестве того или иного художника, воспринимается как нонсенс и нарушение главной перспективы искусства, тогда как оно-то и прокладывает дорогу более глубокому новому, более глубоким перспективам» [52, с. 103]. Подобно экспрессионистической «литературе крика», зародившейся в немецкой литературе несколько позднее, писатель стремился к тому, чтобы в его произведениях каждое слово кричало о том, что наболело в его душе. Однако стремление Андреева ошеломить своим словом читателя не имело прочной традиции в русской литературе, и современные критики отнеслись к этому тяготению писателя неоднозначно, а подчас и негативно.

Начиная с 20-х годов, в отечественной критике появились высказывания о родстве творчества экспрессионистов и Андреева. Первым серьезным заявлением об экспрессионизме творчества писателя служит книга И. И. Иоффе, вышедшая в 1927 году. Критик называет Андреева «первым экспрессионистом в русской прозе» [67, с. 324] и формулирует экспрессионистические особенности его произведений. Основной чертой стиля Андреева исследователь считает интеллектуализм: «Это он [Андреев] выдвинул интеллект с его стремлением и борьбой как главного героя» [67, с. 324]. И. И. Иоффе определяет родство тематики произведений экспрессионистов и русского писателя: «Тема одинокого, колеблющегося интеллекта перед сонмом ночных голосов подсознания - экспрессионистическая» [67, с. 325]. Исследователь находит, что в центре произведений писателя изображается борьба двух сил: «могущества, сковывающего интеллект», и «темной стихийной природы» [67, с. 324]. Критик отмечает в героях Андреева отсутствие индивидуальности и схематизм, напряженность повествования, которая исключает «оттенки» языка.

Идеи И. И. Иоффе развил в своем исследовании К. В. Дрягин. В 1928 году вышла его книга «Экспрессионизм в России. Драматургия Леонида Андреева», в которой он называет русского писателя одним из основоположников экспрессионизма. «Если западный экспрессионизм расцвел после военного разгрома Германии, - утверждали литературоведы, - то экспрессионизм Андреева расцвел после разгрома революции 1905 года» [57, с. 76]. Вслед за В. J1. Львовым-Рогачевским, который в свое время отмечал, что все произведения Андреева «доказывают и развивают ту или иную мысль, заранее поставленную художником» [92, с. 67], К. В. Дрягин указывает на особую реалистичность драм Андреева, в которых отвлеченная мысль является «основой и темой произведения» [57, с. 15]. Критик убедительно доказывает, что драмы писателя значительно отличаются от символических драм отсутствием «дву-плановости», рационалистичностью тематики и реалистичностью в построении образа, что, по его мнению, сближает драматургические произведения писателя с экспрессионизмом. Исследователем была предпринята попытка рассмотрения стилистических приемов, сближающих Андреева с экспрессионистами (схематизм, резкая смена настроений и мыслей, гиперболизация, резкое выделение одного героя в действии и т. д.). Однако в своем исследовании К. В. Дрягин не пытался подвергнуть анализу процесс возникновения и развития экспрессионистических особенностей в творчестве Андреева в целом, а обосновал свои выводы об экспрессионизме писателя на примере анализа двух его драм («Жизнь Человека», «Царь-Голод»), В свое время на этот недостаток названной книги указал еще А. М. Линин [87, с. 328]. Кроме того, К. В. Дрягин связывает отсутствие у Андреева интереса к деталям изображения с тем обстоятельством, что все «сложные переживания» у него «сведены к простейшим формулам», что в принципе упрощает понимание экспрессионизма как литературно-эстетического явления.

В последующие годы были опубликованы и другие работы, в которых отмечалось родство творчества Андреева и экспрессионистов: В. И. Беззубов [17, с. 19], Л. Н. Кен [164, с. 165], Б. В. Михайловский [100, с. 101-102], Б. Л. Сучков [143, с. 146]. Но разностороннего изучения этой проблемы все же не последовало. Если исследователи и говорили об экспрессионизме Андреева, то делали это или указывая лишь на драматургию писателя, или, что еще показательнее, вообще обходясь без анализа поэтики произведений. В 50-60-е годы XX в. происходит даже искусственное торможение, а следовательно, и забвение этой темы.

Известно, что после революции творческому наследию J1. Андреева выпала нелегкая судьба: после 1917 года многие его произведения оказались под запретом. По высказыванию Е. Дубовой [58, с. 183], «традиция жизнеподав-ления» советского театра мешала восприятию многих его произведений. И только в советском литературоведении 50-х годов после долгого перерыва произошло новое открытие творчества писателя. Но в литературной критике того времени наследие Андреева принято было делить на «приемлемое» и «неприемлемое». Его сложные образы, передающие противоречивую, полную контрастов картину мира, советским литературоведением не принимались. Модернистские эксперименты Андреева критиками также не признавались, считались вульгарными. Эти мысли высказывает, например, С. И. Востокова в своей диссертации [37]. Верно отмечает Ю. Н. Чирва [157], что в ряде исследований 50-70-х годов (К. Д. Муратова, А. Б. Рубцов, Л. А. Смирнова) основополагающим при изучении творчества Андреева был вульгарно-социологический метод.

В 60-70-е годы в литературоведении утвердилась, наконец, положительная оценка творчества Андреева [70; 143]. В целом ряде работ, принадлежащих перу Б. А. Бялика [124], JI. А. Иезуитовой [65], К. Д. Муратовой [141], художественный метод писателя характеризуется как неореализм. Так, JI. А. Иезуитова, изучая его творчество, пишет о парах произведений, решающих сходные проблемы в различных стилевых манерах: это или реалистические произведения, или «остро экспрессивные зарисовки» [65, с. 71]. Отмечая близость целого ряда рассказов JI. Андреева к экспрессионизму и экзистенциализму, исследователь, тем не менее, объясняет ее духом художественного экспериментирования, характерным для писателя, а не принципиальным и показательным совпадением с конкретными стилистическими приемами этих направлений.

С подобной трактовкой спорит В. А. Келдыш [73, с. 212], считавший Л. Андреева «пестрым художником», в целостной художественной системе которого переплетаются явления различного эстетического порядка. На соединение реализма и символизма в его творчестве указывает А. Я. Альтшул-лер [111]. Литературоведы этого периода вновь начали отмечать присутствие в творчестве Андреева элементов экспрессионистической поэтики [86; 101].

Особенно интересной в этом отношении оказалась попытка Л. К. Швецовой [88] проанализировать эволюцию творческого метода писателя в аспекте экспрессионизма. Исследователь пишет о несомненном родстве тематики и стилистики произведений экспрессионистов и Андреева, но не считает его представителем «чистого» экспрессионизма. Критик довольно убедительно развивает свою точку зрения, согласно которой в творчестве писателя наряду с реалистическими возникают «экспрессионистические тенденции». Однако в этой работе была сделана лишь постановка проблемы, требующей более тщательного исследования.

В 70-80-е годы предпринимаются попытки включить творчество Л. Андреева в мировой литературный процесс. А. В. Богданов пишет об идее вседозволенности, характерной для творчества Ф. М. Достоевского и получившей определенное развитие у Андреева и Камю [21]. Г. И. Карпова указывает на родство образа «человека-стихии» в творчестве Г. Ибсена, А. Блока и Л. Андреева [72]. По мнению А. Л. Григорьева [47], писатель стоял у истоков ряда явлений, характерных для русского и зарубежного искусства. Его творческое наследие имело большое значение для В. Маяковского, Б. Брехта, оно тесно связано с творчеством Ф. Кафки.

А. Л. Григорьев настаивает также на том, что Андреев является основоположником экспрессионизма: «В поисках новых литературных путей Леонид Андреев предвосхитил экспрессионизм как международное художественное движение» [47, с. 198]. Свое мнение исследователь аргументирует указанием на совокупность различных стилистических приемов, нашедших в дальнейшем широкое употребление у экспрессионистов. Той же точки зрения, по сути дела, придерживается и Б. JL Сучков, считающий Андреева «зачинателем» экспрессионизма [143, с. 159]. Свое мнение исследователь аргументирует сходством мировоззрений Андреева и экспрессионистов. А. А. Пашкевич называет его предшественником экспрессионизма, исходя из того основания, что в творчестве писателя впервые ярко проявилась «тенденция к универсализации» [113, с. 61]. Но эти выводы ученых носят пока еще констатирующий характер.

Более обоснованной представляется точка зрения В. Н. Чувакова, писавшем об Андрееве как зачинателе экспрессионизма в России. По словам исследователя, в его творчестве «можно проследить формирование еще не окончательно определившегося и не получившего распространения в русской литературе направления - экспрессионизма» [159, с. 7]. Но и это мнение также не получило достаточной аргументации: исследователь не определяет своеобразие эстетики экспрессионизма, а лишь указывает на его отличие от символизма.

С 80-х годов XX века творчество Л. Андреева все чаще рассматривается как «промежуточное явление» мировой литературы [77; 103; 121; 123], хотя одновременно с подобной точкой зрения сосуществуют и мнения отдельных ученых, считавших писателя или реалистом [55], или неореалистом [15], или рекомендующих вообще отказаться от точного определения специфики метода Андреева (Л. А. Смирнова [132, с. 58]; Н. Старосельская [139, с. 192]). В целом же можно отметить, что работы, трактующие писателя как реалиста, постепенно вытесняются исследованиями, отмечающими близость его творчества к экспрессионизму.

Об «экспрессионистической манере письма» Андреева критики говорят все чаще [70; 75; 79; 128, 136]. Ю. Н. Чирва в статье «О пьесах Андреева» поддерживает мнение А. Л. Григорьева и Б. Л. Сучкова, считая писателя зачинателем экспрессионизма. Это был художник, пишет исследователь, «неутомимые искания которого были продолжены в искусстве XX века В. Маяковским и немецкими экспрессионистами, Б. Брехтом и Ю. ОНилом, Ж. Ануем и Ж. -П. Сартром.» [158, с. 3]. Критик пытается проследить своеобразие «новой драмы» Андреева. Подобной точки зрения придерживается и А. Г. Соколов: «в творчестве Андреева складывается тип рассказа, который позже найдет распространение у писателей-экспрессионистов» [135, с. 7].

В. В. Смирнов [130] пишет о проблеме экспрессионизма в связи с творчеством JI. Андреева и В. Маяковского, но его внимание более занимает своеобразие экспрессионизма как литературного течения, которое он пытается выявить в творчестве русских писателей. Анализу же конкретного художественного материала творчества Андреева критик уделил явно недостаточное внимание.

Более подробному исследованию проблемы экспрессионизма в творчестве JI. Андреева посвящена кандидатская диссертация М. Г. Румянцева [122] «Стиль прозы Леонида Андреева и проблема экспрессионизма в русской литературе начала XX века». Автор предпринимает попытку определения устойчивых типологических связей Андреева и экспрессионистов, что выглядит достаточно убедительно. Кроме того, он пытается обнаружить «андреевские, традиции» в творчестве русских писателей. Однако художественное своеобразие собственного творчества писателя, особенности формирования и эволюция его стиля отступают на второй план. Невыясненной также остается и точка зрения исследователя на роль Андреева в развитии экспрессионизма.

Творчество Андреева в аспекте экспрессионизма анализирует в своей кандидатской диссертации и И. Ю. Вилявина [31]. Исследователь предпринимает попытку осмысления термина «экспрессионизм», говорит о влиянии этого направления в искусстве на русскую литературу начала XX века, пытается выявить конкретные формы проявления экспрессионизма в художественной прозе Андреева на различных этапах его творческого пути. И. Ю. Вилявина верно замечает, что экспрессионизм в России проявил себя прежде всего как художественная тенденция в литературе начала века, оказавшая влияние на многих писателей рассматриваемого периода. Однако несмотря на то, что диссертант уверенно заявляет о зарождении и развитии экспрессионизма в России, названной работе явно недостает аргументов для обоснования этого тезиса, поскольку И. Ю. Вилявина практически не рассматривает проблему драматизма, характерную как для литературы экспрессионизма, так и для творчества JI. Андреева, фактически не касается вопроса о становлении и развитии поэтики экспрессионизма в связи с идейно-философской эволюцией писателя.

Данная диссертация продиктована необходимостью целостного анализа творческой эволюции JI. Н. Андреева в указанный период, изучением особенностей художественного отражения мира в его произведениях, не только сблизивших его творчество с экспрессионизмом, но и во многом опередивших судьбу этого направления. Писателя можно назвать одной из ярчайших фигур своего времени, оставивших оригинальный след в мировом искусстве. В его творческом методе причудливо переплелись реализм и новейшие веяния начавшегося столетия.

Актуальность исследования определяется необходимостью целостного анализа художественного и эстетического своеобразия творчества JI. Н. Андреева в аспекте экспрессионизма.

Исследование художественного наследия Андреева в аспекте экспрессионизма актуально и в историко-литературном смысле, и с позиций ассимиляции им общечеловеческих эстетических ценностей, и с теоретической точки зрения, поскольку русский писатель во многих отношениях самостоятельно создавал эстетику экспрессионизма. В обширной литературе об Андрееве основные особенности его экспрессионистической поэтики, их принципиальная новизна и органическое единство в целом художественного мира писателя раскрыты и освещены еще далеко неполно.

Предметом данного исследования является творческая эволюция JI. Н. Андреева 1898-1908 годов, во многих отношениях обусловленная зарождением эстетики экспрессионизма. Данное обстоятельство определило необходимость осмысления своеобразия эволюции поэтики экспрессионизма в художественном наследии писателя. Во избежании терминологической путаницы укажем, что понятие «поэтика» мы будем интерпретировать согласно определению Словаря литературных терминов (М.: Просвещение, 1974. - С. 288) как «целостную систему художественных средств (образной структуры, композиции, сюжета, поэтической речи), появление которых обусловлено определенными идейно-тематическими задачами произведения или замыслом писателя и характерно для анализируемого жанра или манеры писателя».

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней предпринята попытка целостного анализа художественной ткани произведений Андреева с точки зрения реконструкции процесса становления и развития их эстетики и поэтики. В работах, посвященных исследованию творчества художника, имеются попытки изучения эстетики и поэтики экспрессионизма в отдельных произведениях писателя. Однако исследований, рассматривающих творческую эволюцию Андреева (своеобразие образноей сюжетной структуры и поэтической речи его произведений в тесной связи с мировоззрением писателя), начиная с ранних его рассказов и кончая его драматургией, в указанном аспекте в отечественном литературоведении практически нет. Данная диссертация призвана восполнить этот пробел.

Цель исследования - раскрытие художественного своеобразия творчества JI. Н. Андреева в связи с особенностями мировоззрения и проблематики его произведений. На материале текстуального анализа его прозы и драматургии предпринята попытка показать оригинальность поэтики писателя, сочетающей в себе элементы реалистической и экспрессионистической эстетики.

С учетом цели диссертации в ней ставятся следующие задачи:

- Исследование поэтики прозы J1. Н. Андреева разных периодов творчества в связи с эстетикой экспрессионизма:

- Определение своеобразия творческих поисков JI. Н. Андреева в соотнесении с позициями западноевропейских экспрессионистов;

- Определение своеобразия поэтики экспрессионизма в драматургии JI. Н. Андреева.

Методологической основой исследования являются принципы анализа художественного произведения, разработанные отечественными литературоведами (М. М. Бахтин, В. Л. Гречнев, К. В. Дрягин, В. А. Келдыш, Д. С. Лихачев, Е. А. Михеичева, В. Л. Топоров и др.). Использование этих принципов позволило осуществить системный, историко-литературный, сравнительно-типологический подходы к материалу.

Объектом исследования служат тексты художественной прозы и драматургии Л. Н. Андреева 1898-1908 годов. В качестве дополнительных средств привлекались дневники и письма писателя, раскрывающие художественную оригинальность его литературного наследия. Использовались также художественные произведения и теоретические выступления экспрессионистов, позволяющие раскрыть своеобразие художественных поисков представителей этого направления в искусстве.

В процессе работы над диссертацией за основной был принят текст произведений Л. Н. Андреева из Собрания сочинений в 6-ти томах (М.: Художественная литература, 1990-1996).

Теоретическая значимость исследования определена его проблематикой и состоит в том, что расширяет представления о творческом методе Л. Н. Андреева, определяя специфику его поэтики как экспрессионистическую. Данное обстоятельство обусловливает попытку ее сопоставления с поэтикой немецкого экспрессионизма.

Результаты исследования позволяют раскрыть особенности становления и развития поэтики Л. Н. Андреева, начиная с его первых рассказов и кончая драматургией, что в свою очередь представляет возможность получения данных для изучения своеобразия как русской литературы начала XX века, так и немецкого экспрессионизма.

Практическое значение диссертации заключается в том, что ее материалы могут быть использованы в преподавании русской литературы в вузе, при чтении основных и специальных курсов по истории русской литературы

XX века, а также в практике школьного изучения русской и зарубежной литературы.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре литературы Липецкого государственного педагогического университета. По результатам исследования были сделаны доклады на следующих конференциях: «А. С. Пушкин и мировая культура: Международная научная конференция, посвященная 200-летию со дня рождения А С. Пушкина (Липецк, 18-19 мая 1999 г.)»; «Русская литература и философия: Постижение человека: Всероссийская научная конференция (Липецк, 16-17 октября 2001 г.)», на ежегодных итоговых конференциях ЛГПУ. Содержание работы отражено в шести пуб-У ликациях.

Автор исследования выносит на защиту следующие положения:

1. В начале творческой эволюции Л. Н. Андреева проблематика и поэтика его произведений достаточно тесно связана с реализмом. Однако уже тогда в его рассказах появляется драматизированное описание действительности, которое писатель передает с помощью экспрессивных художественных средств. Их развитие в произведениях Андреева связано с нарастанием элементов субъективности, эмоциональности, экспрессии.

2. Драматические изменения в мировоззрении художника приводят к трансформации его художественного стиля, обусловливают становление в его произведениях новой, экспрессионистической поэтики, складывающейся в его творчестве гораздо ранее, чем у представителей экспрессионизма.

3. Драматургия писателя представляет собой новый этап его творческой эволюции, воплощающей принципы поэтики экспрессионизма.

4. Трагедия жизни изображена у Л. Андреева глубже, чем у западноевропейских экспрессионистов. Предпринятое им художественное исследование мира основано на традициях русской классической литературы, всегда отличавшейся повышенным вниманием к «проклятым вопросам» жизни и состраданием к человеку.

Структура и объем работы определены спецификой исследуемой проблемы, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Библиография включает 167 наименований. Мате-^ риал диссертации изложен на 187 страницах.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Филоненко, Наталья Юрьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Творчество Леонида Андреева - одно из самых оригинальных явлений в мировой литературе, потому оно неизменно будет привлекать к себе внимание исследователей. В нашей работе мы попытались проанализировать своеобразие трагического мироощущения писателя, повлекшее за собой новые формы художественного осмысления мира, во многом предвосхитившие экспрессионизм.

Ранние произведения Андреева тесно связаны с реалистической традицией, о чем говорит его пристальный интерес к теме «маленького человека». Однако рано проявившееся у писателя внимание к универсальным началам жизни приводит к тому, что он исследует мир не в его многообразии, а устремляет свой взор в сферу человеческого духа, «проклятых вопросов» жизни. Сомнение художника в возможности адекватного постижения природы мира и человека, обостренное внимание к трагическим сторонам его жизни определяет своеобразие поэтики его произведений. Уже в первых рассказах Л. Андреева мы сталкиваемся с его пристальным вниманием не к деталям быта, а к психологическому состоянию героев. В целом же можно отметить, что его раннее творчество по проблематике и поэтике во многих отношениях соответствует реалистическим произведениям малой формы XIX века.

С годами восприятие художником окружающей действительности становится все более драматичным, что постепенно приводит к изменению стиля Андреева в сторону увеличения экспрессии. Пристальное и даже болезненное внимание писателя к мистической силе рока вызывает его обращение к экспрессионистическому типу художественной образности.

Подобные перемены в его художественном мире происходят в русле модернистских исканий начала века. Чувство катастрофичности бытия становится характерной чертой мироощущения человека того исторического периода, который отражен в творчестве писателя. Одной из основных причин драматических взаимоотношений человека и мира, по мнению Андреева, является расшатывание религиозных основ жизни, и, как следствие этого, неуверенность личности в своих силах, страх перед миром. Чем определеннее становится осмысление Андреевым бытийных проблем, тем ярче проявляется у него восприятие действительности как «жуткого кошмарного сна». Писатель начинает воссоздавать действительность с помощью контраста, схематизма, гротеска, фантастики.

Таким образом, постепенно в художественном мире Андреева экспрессионистическая поэтика начинает доминировать над реалистической. Свидетельством становления новой образности становится появление в творчестве Андреева «рассказов-аллегорий» («Стена», «Ложь», «Смех»), восприятие жизни в которых носит внеличностный, внеисторический характер и которые, следовательно, имеют своей целью показать отношения человека и мира в крайне обобщенной форме.

Все чаще в творчестве писателя появляется стремление не столько отобразить действительность, сколько продемонстрировать свое отношение к ней. Он трансформирует мир в соответствии со своими идеями, что сближает его творчество с литературой экспрессионизма. Писатель передает «кошмарный сон» действительности, все более ужасаясь своим открытиям. Но художественные эксперименты Андреева никогда не были для него самоцелью, за которой терялся бы сам человек. В его произведениях чувствуется путь навстречу людям, стремление решить проблемы в пользу некой духовной общности между людьми, и эта особенность творчества писателя тесно связана с традициями русской литературы, а также с историко-эстетическими веяниями времени, заставляющими Андреева и экспрессионистов стремиться к одним и тем же целям.

Этапным произведением в творчестве Андреева становится повесть «Жизнь Василия Фивейского». Повесть оказалась первой попыткой целостного взгляда писателя на жизнь, отличающегося более глубоким исследованием отношений человека и мира. Изображая действительность, писатель в этом произведении предпринимает попытку спора с христианством, отрицая божественный промысел и утверждая власть рока, хаоса над жизнью человека. Существование людей в мире, по мнению художника, сопровождается постоянно живущим в их сознании ощущением тревоги, что близко к мировоззрению экспрессионистов.

Не смиряясь с собственной ничтожностью, о. Василий бунтует и оказывается во власти хаоса, его жизнь разрушается. Все события, факты действительности также теряют привычный облик. Характерными чертами этого произведения становится ярко выраженная субъективность (подобно эстетике экспрессионизма все события повести оказываются пропущенными через авторское восприятие мира как царства роковых сил), эмоциональность, гиперболизм, максимальная экспрессия, мистика.

Чувство нарастающей тревоги, перетекающее в окончательное изображение жизненной катастрофы, мирового Апокалипсиса - вот итог жизни человека, к которому в конце концов приходит Андреев (повесть «Красный смех»), а вслед за ним и экспрессионисты. Основной причиной близости творчества Андреева и экспрессионистов является их стремление проникнуть в суть жизни, а также обостренное внимание к элементу трагического в мире. В начальный период творческого развития экспрессионисты, как и Андреев, изучали своеобразие мироустройства, искали новые средства для выражение нового комплекса идей. На втором этапе развития экспрессионизма происходит его окончательное формирование. Это направление становится своеобразным способом протеста писателей против ужаса жизни. Но характерная для творчества Андреева экспрессионистическая поэтика сформировались в его произведениях в результате собственных эстетических поисков, причем с учетом традиций русской литературы. Изображение жизни в творчестве Андреева оказывается более драматичным, чем в произведениях экспрессионистов. Он использует художественную форму, близкую к экспрессионистической, но его исследование мира корнями сопряжено с огромной болью за будущее человечества, а также с не менее огромной любовью к людям.

Обращение к драматургии составляет следующий этап его творческой эволюции. В новой форме стилизованной пьесы с ее стремлением к условности использование писателем экспрессионистической поэтики представляется наиболее органичным. С помощью драматургических средств художник формирует определенное отношение читателей к действительности и таким образом реализует свое изначальное стремление к воздействию на жизнь. Помимо этого художественные возможности драмы позволяют Андрееву углубить и обобщить его исследование жизни.

Как и экспрессионисты, писатель изображает в своих пьесах («Жизнь Человека», «Царь Голод», «Черные маски») картины разрушенного мироздания. Подобные явления мы наблюдаем и в творчестве В. Газенклевера, Ф. Ун-ру и др. Хотя каждый из писателей-экспрессионистов определял для себя вектор разрушения мира в разных направлениях, однако воспроизводил эту картину с помощью сходных художественных средств. По сравнению с экспрессионистами Андреев обнаруживает в трагедии мира большие глубины. Вселенская боль, ответственность за мир, которую испытывает русская душа, заставляет его все глубже погружаться в хаос мира. Но Андреев заглядывает в глаза бездне не во имя ниспровержения каких бы то ни было разумных основ жизни, а с болью за то, что эти ценности не были и не могли быть спасены человечеством.

Осознание человеком своего одиночества и неудовлетворенность его своей судьбой становятся итогом творческих поисков Андреева. К подобным итогам (неверие в будущее, опустошенность) приходит и экспрессионизм: годы поражения революции приводят к кризису этого направления. Идеи экспрессионизма и проблемы его стиля переоцениваются, многие писатели-экспрессионисты переходят на новые творческие позиции.

Несмотря на сходство с эстетикой и поэтикой экспрессионизма, творчество Андреева не теряется в многоголосии мировой литературы и представляется нам явлением самобытным и оригинальным. Это подтверждается, в частности, и тем обстоятельством, что элементы экспрессионизма (субъективное изображение жизни, огромное внимание к глубинам человеческой личности, стремление к обобщенному изображению действительности) встречаются в творчестве целого ряда русских писателей, вступивших в литературу одновременно с JI. Андреевым и после него.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Филоненко, Наталья Юрьевна, 2003 год

1. Андреева А. Из воспоминаний о JI. Андрееве // Красная новь. 1926. -№6.-С. 209-223.

2. Андреев В. Детство: Повесть. М.: Совет, писатель, 1966. - 275 с.

3. Андреев JI. Н. Собр. соч.: В 6 т. -М.: Худож. лит., 1990. Т. 1.-639 с.

4. Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М.: Худож. лит., 1990. - Т. 2. - 559 с.

5. Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М.: Худож. лит., 1994. - Т. 3. - 665 с.

6. Андреевский сборник. Исследования и материалы / Ред. Л. Н. Афонина.- Курск: Изд-во Курского гос. пед. ин-та, 1975. 263 с.

7. Айхенвальд Ю. Л. Литературные заметки // Русская мысль. 1908. - № 1. -С. 187-188.

8. Арсентьева А. Н. Творчество Л. Андреева в контексте христианской антропологии. Проблема добра и зла // Эстетика диссонансов: Межвуз. сб. науч. тр. к 125-летию со дня рождения писателя. Орел: ОГПИ, 1996. -160 с.

9. Асанова Н. А., Маклашова С. М. Реалистическая и экспрессионистическая образность в поэзии раннего экспрессионизма // Реализм в зарубежных литературах XIX XX вв. / Ред. М. П. Ларина. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. - С. 62-71.

10. Афонин Л. Н. Леонид Андреев. Критико-библиографический очерк.- Орел: Орловское кн. изд-во, 1959. 224 с.

11. Афонин Л. Н. Леонид Андреев: Дис. канд. филол. наук. Орел, 1959.- 224 с.

12. Бабичева Ю. В. Драматургия Л. Н. Андреева эпохи первой революции.- Вологда: Изд-во Вологодского пед. ин-та, 1971. 182 с.

13. Бабичева Ю. В. Театр Леонида Андреева // Бабичева Ю. В. Эволюция жанров русской драмы XIX начала XX века. - Вологда: Изд-во Вологодского пед. ин-та, 1982. - 127 с.4

14. Басинский П. Поэзия бунта и эстетика Революции. Реальность и символ в творчестве JI. Андреева // Вопросы литературы. 1989. - № 10. -С. 132-149.

15. Башкиров Д. JI. Неореалистическая драма Л. Андреева (1905-1910 годы): Дис. . канд. филол. наук. Минск, 1993. - 232 с.

16. Белый А. Критика. Эстетика. Теория символизма: В 2 т. М.: Искусство, 1994.-Т. 2.-571 с.

17. Беззубов В. И. Леонид Андреев и традиции русского реализма. Талин: Ээсти рааман, 1984. - 335 с.

18. Бельчиков Н. Современная экспрессионистическая драма в Германии // Искусство. 1923. -№ 1. - С. 373-391.

19. Блок А. Собр. соч.: В 8 т. М.; Л.: Гослитиздат, 1962. - Т. 5. - 799 с.

20. Блок А. Полное собр. соч. и писем: В 20 т. М.: «Наука», 1997. - Т. 3.- 990 с.

21. Богданов А. В. Идея вседозволенности: от Достоевского к Андрееву и Камю // Классика и современность / Под ред. П. А. Николаева, В. Е. Хализева. -М.: Изд-во МГУ, 1991.-256 с.

22. Борхерт В. Избранное. М.: Худож. лит., 1977. - 302 с.

23. Брусянин В. В. Леонид Андреев. Жизнь и творчество. М.: Кн. изд-во К. Ф. Некрасова, 1912. - 126 с.

24. Бугров Б. С. На путях отрицания реализма («Жизнь Человека» и «Царь Голод» Л. Андреева) // Русская литература XX века: Дооктябрьский период / Отв. ред. Н. М. Кучеровский. Калуга, 1968. - 297 с.

25. Вальцель О. Импрессионизм и экспрессионизм в современной Германии (1980 1920). - СПб.: Academia, 1922. - 95 с.

26. Васильчикова Т. Н. Эволюция немецкой драмы экспрессионизма в период эмиграции (на материале драматургии Г. Кайзера и X. -X. Янна 30-40-х годов): Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1982. - 24 с.

27. Великовский С. Грани несчастного сознания. М.: Искусство, 1973.- 238 с.1. X'Uitг

28. Великовский С. В поисках утраченного смысла. М.: Худож. лит, 1979.- 294 с.

29. Вересаев В. В. Собр. соч.: В 4 т. -М.: Правда, 1990. Т. 1.-606 с.

30. Вересаев В. В. Собр. соч.: В 4~т. М7ГПравда,Т985. - Т. 3. - С. 391-392." "

31. Вилявина И. Ю. Художественное своеобразие прозы J1. Андреева. Зарождение и развитие русского экспрессионизма: Автореф. дис. . канд. ^и-лол. наук. М., 1999. - 17 с.

32. Вольф Ф. Искусство оружие: Статьи. Очерки. Письма. - М.: Прогресс, J 1967.-431 с.

33. Вольф Ф. Бедный Конрад / Пер. Н. Н. Вильяма-Вильямонта. М.; Л.: Искусство, 1941. - 78 с.

34. Вольф Ф. Чужая / Пер. Е. Лавреневой. М.; Л.: Искусство, 1945. - 147 с. >

35. Воровский В. В. Эстетика. Литература. Искусство. М.: Искуство, 1975.- 544 с.

36. Воровский В. В. Литературная критика. М.: Худож. лит., 1971. - 272 с.

37. Востокова С. И. Социальная драма немецкого экспрессионизма: Дис. . канд. филол. наук. -М., 1946.

38. Гадышева О. В. Структура диалога в жанровых разновидностях драм (на материале драматургии Леонида Андреева): Дис. канд. филол. наук. -Саратов, 1995.-202с.

39. Ганжулевич Т. Я. Русская жизнь и ее течения в творчестве Л. Андреева.- СПб.: Издательское бюро, 1908. 123 с.40: Гвоздев А. А. Театр послевоенной Германии. М.; Л.: Госиздат, 1933.- 192 с.

40. Генералова Н. П. Леонид Андреев и Николай Бердяев. К истории русского персонализма // Русская литература. 1998. - № 2. - С. 40-55.

41. Гоголь Н. В. Собр. соч.: В 9 т. М.: Русская книга, 1994. - Т. 3-4. - 560 с.

42. Горбунов А. Д. Трансформация темы «маленького человека» в прозе Л. Андреева 1890-1900-х годов // Из истории русской литературы конца XIX начала XX в. / Ред. Соколова, Михайлова. - М., 1988. - С. 30-37.

43. Горький М., Андреев Л. Неизданная переписка. М.: Наука, 1965. -Т. 72.-630 с.

44. V; 45. Горький М. Собр. соч.: В 16 т. М.: Правда, 1979. - Т. 4. - 399 с.

45. Гречнев В. Л. Русский рассказ конца XIX начала XX века. Проблематика и поэтика жанра. - Л.: Наука, 1979. - 208 с.

46. Григорьев А. Л. Леонид Андреев в мировом литературном процессе // Русская литература. 1972. - № 3. - С. 190-204.

47. Гроссман Л. П. Беседы с Леонидом Андреевым // Россия. 1925. - № 4.- С. 244.

48. Гроссман Л. П. О трагизме и надрыве // Одесские новости. 1911.- 14 апр. С. 2.

49. Гужиева Н. Драматургия Леонида Андреева 1910-х годов // Русская литература. 1965. -№ 4. - С. 64-80.

50. Гуревич Н Анатэма // Гуревич Л. Литература и эстетика: Критические опыты и этюды. М.: Русская мысль, 1912. - С. 60-83.

51. Гусев В. И. Герой и стиль. М.: Худож. лит., 1983. - 286 с.

52. Давыдов Ю. Н. Этика любви и метафизика своеволия. М.: Молодая гвардия, 1989. - 316 с.

53. Джонсон И. Андреев о театре // Маски. 1913 / 1914. - № 4. - С. 50-64.

54. Долгополов Л. К. На рубеже веков. О русской литературе конца XIX -начала XX в. Л.: Сов. писатель, 1985. - 352 с.

55. Достоевский Ф. М. Полное собр. соч.: В 30 т. Л.: Наука, 1981. - Т. 22. -407 с.

56. Дрягин К. В. Экспрессионизм в России. Драматургия Леонида Андреева.- Вятка: Издание ВПИ, 1928. Т. 3, вып. 4. - 84 с.

57. Дубова Е. Леонид Андреев, новая жизнь. Фестиваль театров России, посвященных 125-летию со дня рождения писателя // Современная драматургия. 1997. - № 2. - С. 183-192.

58. Евреинов Н. Введение в монодраму. СПб.: Изд. Н. И. Бутковской, 1909. ф., - 30 с.-К- № 2. С. 259.

59. Журналист Короленко В. Г. Литературная заметка // Русское богатство, 1904.-№8.-С. 129-143.

60. Зеньковский В В. История русской философии. Париж: YMSA-PRESS, 1950.-Т. 2.-477 с.

61. Иванов-Разумник Р. В. О смысле жизни (Ф. Сологуб, Л. Андреев, -V Л. Шестов).-СПб., 1910.-310 с.

62. Иезуитова Л. А. Творчество Леонида Андреева (1892-1906). Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1976. - 240 с.

63. Из истории русско-немецких литературных взаимоотношений / Под. ред. В. И. Кулешова, Ф. Мейерхорда. М.: Изд-во МГУ, 1987. - 208 с.

64. Иоффе И. И. Культура и стиль. Л.: Прибой, 1927 - 368 с.

65. История искусств зарубежных стран: В 5 т. / Ред. В. И. Раздольская. М.: ' Искусство, 1964. - Т. 3. - 672 с.

66. История немецкой литературы (1895-1985): В 3 т. / Общ. ред. А. Дмитриева. М.: Радуга, 1986. - Т. 3. - 464 с.

67. История русской драматургии. Вторая половина XIX начало XX века. До 1917 г. - Л.: Наука, 1987. - 670 с.

68. Карпова Г. И. Образ человека-стихии в драматургии конца XIX начала XX века (Ибсен, Блок, Андреев) // Художественное творчество и литературный процесс. - Томск: Изд-во ТУ, 1988. - Вып. 9. - С. 59-70.

69. Карпова И. П. Автор как субъект именующей дейтельности в повести Л. Андреева «Красный смех» // Эстетика диссонансов: Межвуз. сб. науч. тр. к 125-летию со дня рождения писателя. Орел: Изд-во ОГПИ, 1996.- С. 95-98.

70. Келдыш В. А. Русский реализм начала XX века. М.: Наука, 1975. -279 с.ъ

71. Келдыш В. А. Повесть Леонида Андреева «Жизнь Василия Фивейского» и духовный искания времени // Русская литература. 1998. - № 1. -С. 35-44.

72. Кинкулькина Н. Леонид Андреев и Александр Санин // Нева. 2001.- № 10.-С. 219-224.

73. Кирсис С. С. Леонид Андреев. Некоторые проблемы экзистенциализма // Ученые записки Тарт. ун-та по русской и славянской филологии. 1985. -Вып. 645.-С. 122-132.

74. Колобаева Л. А. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX -V XX вв. М.: Изд-во МУ, 1990. - С. 114-147.

75. Короленко В. Г. О литературе. М.: Госполитиздат, 1957.-716с.

76. Костылев И. А. Экспрессионизм в русской литературе начала XX века (Л. Андреев и Е. Замятин) // Художественный текст и культура: Тез. докл. Всерос. науч. конф. Владимир: ВГПИ, 1993. - 181 с.

77. Крайний А. 3. Н. Гиппиус. Литературный дневник (1899 1907). - СПб.: М. В. Пирожков, 1908. - С. 391-403.

78. Крайний А. 3. Н. Гиппиус. Репа («Тьма») // Весы. 1908. - № 2. -С. 73-76.

79. Крутикова Л. Письма Л. Н. Андреева к А. А. Измайлову // Рус. лит.- 1962. -№3.~ С. 193-200.

80. Кувакин В. А. Религиозная философия в России. М.: Мысль, 1980. -307 с.

81. Куликова И. С. Экспрессионизм в искусстве. М.: Наука, 1978. - 182 с.

82. Кулова Т. К. Творческие искания Леонида Андреева // Критический реализм и модернизм. М.: Наука, 1967. - С. 254-285.

83. Левин Ф. М. Л. Н. Андреев // Андреев Л. Н. Жили-были: Повести и рассказы. -Барнаул: Алтайское книжное изд-во. 1982. - С. 512-541.

84. Линин А. М. Проблемы изучений Леонида Андреева / Отдельный оттиск из т. XVI Известий педфака. Баку: Изд-во Азерб. гос. ун-та, 1929. -С. 283-329.Г

85. Литературно эстетические концепции в русской литературе конца XIX -начала XX века / Ред. Б. А. Бялик. М.: Наука, 1975. - 416 с.

86. Литературный энциклопедический словарь / Под общ. ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. М.: Советская энциклопедия, 1987. - 751 с.

87. Луначарский А. В. Георг Кайзер // Луначарский А. В. Собр. соч.: В 8 т.- М.: Худож. лит., 1965. Т. 5. - С. 408-427.

88. Луначарский А. В. О художниках вообще и о некоторых художниках в частности // Русская мысль. 1903. - № 2. - С. 62.

89. Львов-Рогачевский В. Л. Андреев. М.: Изд. Русский Книжник, 1923. -86 с.

90. Макарова Г. В. Политический спектакль в веймарской республике // Западное искусство XX век / Глав. ред. Б. И. Зингерман. М.: Наука, 1978. -С. 35-78.

91. Марков П. А. Современная экспрессионистическая драма в Германии // Искусство. 1923. -№ 1. - С. 373-391.

92. Мартынова Т. И. Леонид Андреев, Лев Шестов о феномене личности // Российский литературоведческий журнал. 1994. - № 5-6. - С. 134-142.

93. Маца И. Л. Искусство современной Европы. М.; Л.: Госиздат, 1926. -148 с.

94. Маяковский В. В. Собр. соч.: В 12 т. М.: «Правда», 1978. - Т. 1. - 431 с.

95. Мережковский Д. С. В тихом омуте: Статьи и исследования разных лет. -М.: Совет, писат., 1991.-496 с.

96. Мескин В. А. Художественный метод Л. Андреева и экспрессионизм // Проблемы поэтики русской литературы XIX века: Межвуз. сб. науч. тр.- М.: МГПИ, 1983.- 177 с.

97. Михайловский Б. В. Русская литература XX века. М.: Учпедгиз, 1939.- 420 с.

98. Михайловский Б. В. Избранные статьи о литературе и искусстве. М. МГУ, 1969.-676 с.

99. Михеичева Е. А. Творчество Леонида Андреева в контексте русской литературы начала XX века: Учеб. пособие к спецкурсу. Орел: ОГПИ, 1993.-96 с.

100. Михеичева Е. А. Художественный мир Леонида Андреева // Литература в школе. 1998. - № 5. - С. 36-46.

101. Модернизм. Анализ критики основных направлений / Под. ред. В В. Ван-слова, М.Н. Соколова. М.: Искусство, 1987. - 430 с.

102. Муратова К. Д. Леонид Андреев // История русской литературы: В 4 т. Л.: Наука. - 1983. - Т. 4: Литература конца XIX - начала XX века (1881-1917).-С. 330-372.

103. Муслиенко Е. В. Л. Андреев, М. Хмылевый: Концепция абсурдного мира // Эстетика диссонансов: О творчестве Л. Н. Андреева: Межвуз. сб. науч. тр. к 125-летию со дня рождения писателя. Орел: 1996. - С. 43-46.

104. Мыслякова М. В. Концепция творчества Леонида Андреева символистской критике: Дис. . канд. филол. наук. М.: 1995. - 216 с.

105. Неведомский М. Песни безвременья // На рубеже. К характеристике современных исканий: Критический сборник. СПб: Наше время, 1909. -С. 270.

106. Новый завет. М.: АО ЗКТ, 1990. - 296 с.

107. О семи из тысяч повешенных: Переписка Леонида Андреева и Германа Бернштейна // Родина. 1993. - № 12. - С. 43-47.

108. Очерки истории русской театральной критики (конец XIX начало XX в.) / Под. ред. А. Я. Альтшуллера. - Л.: Искусство, 1979. - 327 с.

109. Павлова Н. С. Творчество Эриха Мюзама. М.: Наука, 1965. - 136 с.

110. Пашкевич А. А. Универсальные проблемы в творчестве Л. Андреева // Эстетика диссонансов: О творчестве Л. Н. Андреева: Межвуз. сб. науч. тр. к 125-летию со дня рождения писателя. Орел: ОГПИ, 1996. -С. 61-62.

111. Пивазян Л. А. Идейно-художественные особенности творчества Л. Андреева: Повести и рассказы. Ереван: Изд-во ЕГУ, 1971. - С. 73.

112. Письма Леонида Андреева. Предисловие и послесловие Г. Чулкова. Л.: Колос, 1924.

113. Развитие реализма в русской литературе: В 3 т. / Отв. ред. П. А. Николаев. М.: Наука, 1974. - Т. 3: Своеобразие критического реализма конца XIX в. - начала XX в. - 354 с.

114. Редько А. Е. Литературные наблюдения // Русское богатство. 1905. -№ 10.-С. 69-71.

115. Реквием: Сб. памяти Леонида Андреева / Под ред. Д. Л. Андреева, В. Е. Башкировой. М.: Федерация, 1930. - 282 с.

116. Рейснер М. А. Л. Андреев и его социальная идеология. Опыт социологической критики. СПб: Изд-во «Посевъ», 1909. - С. 162.

117. Рубцов А. Б. Из истории русской драматургии конца XIX начала XX века. - Минск: Изд-во Бел. гос. ун-та, 1960. - 296 с.

118. Руднев А., Чуваков В. Леонид Андреева: На лобном месте // Андреев Л. Н. Избранное автором. М.: Лаком-книга, 2001. - С. 5-32.

119. Румянцев М. Г. Стиль прозы Леонида Андреева и проблема экспрессионизма в русской литературе начала XX века: Дис. . канд. филол. наук. -М., 1998. 156 с.

120. Русская литература XX в. / Под ред. С. А. Венгерова. М.: Согласие, 2000.-471 с.

121. Русская литература конца XIX начала XX века (1901-1907) / Ред. Б. А. Бялик. - М.: Наука, 1971. -591 с.

122. Русская литература конца XIX начала XX века (1908-1917) / Ред. Б. А. Бялик. - М.: Наука, 1972. - 735 с.

123. Семенова Т. В. Экспрессионизм и современное искусство авангарда // Знание. 1983.-№ 9. - С. 63.

124. Сивриев С. С. Стиль прозы Л. Н. Андреева и стилевые искания в русской литературе конца IX начала XX века: Дис. . канд. филол. наук. - М., 1986.-219 с.

125. Сиднев Г. Ю. Поэтика прозы JI. Н. Андреева (1901-1907) и литературный процесс в России конца XIX начала XX века: Дис. . канд. филол. наук. -Ташкент, 1983.- 192 с.

126. Словарь литературных терминов. -М.: Просвещение, 1974. 599 с.

127. Смирнов В. В. Проблема экспрессионизма в России: Андреев и Маяковский // Русская литература. 1997. - № 2. - С. 55-63.

128. Смирнова JI. А. Творчество JI. Н. Андреева: Проблемы художественного метода и стиля: Учеб. пособие. М.: МОПИ, 1986. - 94 с.

129. Смирнова JI. А. Проблемы реализма в русской прозе начала XX века.- М.: Просвещение, 1977. 208 с.

130. Современная книга по эстетике. Антология / Под общ. ред. А. Егорова.- М.: Изд-во иностр. лит, 1957. 475 с.

131. Соколинский Е. К. О гротеске у JI. Н. Андреева. На материале произведений малых форм // Русская литература. 1998. - № 2. - С. 75-83.

132. Соколов А. Г. Русский рассказ начала XX века в сборниках товарищества знание // Русский рассказ начала XX века / Сост. А. Г. Соколов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. - С. 6-19.

133. Сорокина Г. В. Философско-бытовые жанры прозы JI. Андреева (19981905): Дис. . канд. филол. наук. Л., 1981. - 183 с.

134. Ст.-Суханов. Символизм и Леонид Андреев как его представитель. Киев: Типограф. П. Барского, 1903. - 26 с.

135. Старосельская Н.Д. Драматургия Леонид Андреева: Модерн 100 лет спустя // Вопросы литературы. 2000. - № 6. - С. 125 - 148.

136. Старосельская Н.Д. Сожженных книг забытые слова // Современная драматургия. 1992. -№ 1. - С. 192-204.

137. Стежский В. И. Леонгард Франк: Очерк жизни и творчества. М.: Худ. лит., 1983. - 149 с.

138. Судьбы русского реализма начала XX в. / Под. ред. К. Д. Муратовой. -М.: Наука, 1972.-283 с.

139. Сумерки человечества: Лирика немецкого экспрессионизма / Сост. Топоров В. Л. и др. М.: Моск. рабочий, 1990. - 271 с.

140. Сучков Б. Л. Исторические судьбы реализма. Размышления о творческом методе. М.: Советский писатель, 1967. - 462 с.

141. Толлер Э. Юность в Германии / Пер. С. Стенича. М.: Гослитиздат, 1955. -232 с.

142. Толлер Э. Тюремные песни / Предисл. А. Луначарского, пер. С. Городецкого. М.: Издание ЦК МОПР СССР, 1925. - 31 с.

143. Толлер Э. Человек-масса / Предисл. А. Пиотровского; Пер. А. Пиотровского. М.; Спб.: Госиздат, 1923. - 95 с.

144. Толлер Э. Разрушитель машин: Драма / Пер. С. Городецкого. Иваново-Вознесенск: «Основа», 1923. - 54 с.

145. Толлер Э. Освобожденный Вотан: Комедия / Пер. С. И. Цедербаума. Л.; М.: Книга, 1925.-66 с.

146. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 91 т. М.; Л.: Гослитиздат, 1928. - Т. 1. -357 с.

147. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. -М.; Л., 1933. Т. 75. - С. 180-181.

148. Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями: В 2 т. М.: Худож. лит., 1978. - Т. 2.-479 с.

149. Унру Ф. Драмы: Род. Площадь / Пер. С. Заяцкого, Б. Морица. М.; СПб.: Госиздат, 1923. - 244 с.

150. Усенко Л. Импрессионизм в русской прозе начала XX века. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1988.-237с.

151. Философов Д. Мертвецы и звери // Русская мысль. 1909. - № 4. -С. 197-198.

152. Философия. Религия. Культура: Критический анализ современной буржуазной философии // Ред. Т. А. Кузьмина, В. В. Лазарев. Т. М. Таври-зян. и др. - М.: Наука, 1982. - 397 с.

153. Франк Л. Пьесы. М.: Искусство, 1972. - 368 с.

154. Чирва Ю. Н. Социально-философская драматургия JI. Н. Андреева 19051909 годов и проблемы развития рус. драматургии конца XIX начала XX веков: Дис. . канд. искусствоведения. - Л., 1973. - 284 с.

155. Чирва Ю. Н. О пьесах Л. Н. Андреева // Андреев Л. Н. Драматические произведения: В 2 т. Л.: Искусство, 1989. - Т. 1. - С. 3-43.

156. Чуваков В. Н. О творчестве Леонида Андреева // Андреев Л. Н. Повести и рассказы: В 2 т. -М.: Худ. лит., 1971. Т. 1. - С. 3-44.

157. Чуковский К. И. Леонид Андреев большой и маленький. Жизнь Леонида Андреева: Критический очерк. СПб.: Издательское бюро, 1908. - 135 с.

158. Шахов В. В. Ранний Л. Андреев и традиции демократической литературы

159. XIX века. Курск, 1975. - 263 с.

160. Шишкина Л. И. Принципы и приемы портретной характеристики в ранней прозе Л. Андреева (1898-1903) // Портрет в художественной прозе: Межвуз. сб. науч. тр. / Под. ред. Т. Ф. Волкова и др. Сыктывкар: ПУ, 1987.- 146 с.

161. Эдшимд К. Экспрессионизм в поэзии // Называть вещи своими именами: Программные выступления мастеров западно-европейской литературы

162. XX века / Под ред. Л. Г. Андреева. М.: Прогресс., 1986. - 638 с.

163. Экспрессионизм: Сб. статей / Отв. ред. Б. И. Зингерман. М.: Наука, 1966.-248 с.

164. Экспрессионизм: Сб. / Под ред. Е. М. Браудо, Н. Э. Радлова. Петроград; М.: Всемирная литература, 1923. - 230 с.

165. Эмманюэль М. Надежда отчаявшихся: Мальро, Камю, Сартр, Бернанос. М.: Искусство, 1995. - 238 с.

166. Ясенский С. Ю. Искусство психологического анализа в творчестве Ф. М. Достоевского и Л. Н. Андреева // Достоевский: Материалы исследования. СПб.: Наука, 1994.-Т. 11.-156 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.