Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918 - 1934 гг.: По материалам Урала тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Рубинов, Михаил Владимирович

  • Рубинов, Михаил Владимирович
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2000, ПермьПермь
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 431
Рубинов, Михаил Владимирович. Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918 - 1934 гг.: По материалам Урала: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Пермь. 2000. 431 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Рубинов, Михаил Владимирович

Введение ^

Глава 1. Советская пенитенциарная система е период революции и гражданской войны. 1918-1921 п . ¿

1.1. Создание советской пенитенциарной системы (1918 г.) ¿

1.2. Особенности численности и состава заключенных в 1919-1921 гг.

1=3. Режим и организация труда заключенных в пенитенциарных учреждениях НКЮ. 1919-1921 гг. 1.4. Пенитенциарные учреждения ВЧК и НКВД на территории Пермской губернии. 1919-1921 гг.

Глава 2. Развитие советской пенитенциарной системы в период новой экономической политики. 1922-1928 гг.

2.1. Структура и кадры мест заключения ^ $

2.2. Количество и состав лишенных свободы

2.3. Режим и труд в местах заключения '

Глава 3. Пенитенциарные учреждения ОГПУ. 1926-1934 гг.

3.1. Структура пенитенциарных учреждений

3.2. Кадры мест заключения

3.3. Численность заключенных в пенитенциарных учреждениях ОГПУ ^^

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918 - 1934 гг.: По материалам Урала»

Предметом данного исследования является процесс становления и развития советской пенитенциарной системы 1918-1934 гг. как важного звена советского государственного аппарата.

Актуальность темы обусловлена несколькими факторами. Пенитенциарная система, то есть «совокупность мер государственного принуждения, ставящая целью точное и неуклонное исполнение наказания» \ является важнейшей частью государственного аппарата. Особую роль пенитенциарная система приобретает в условиях политической борьбы, сопровождающейся масштабными репрессивными акциями. Именно такая ситуация была характерна для послеоктябрьского периода отечественной истории.

В период гражданской войны репрессивная политика проводилась различными политическими силами, и в том числе удержавшими власть большевиками. Политические репрессии, то есть карательные действия против подлинных или мнимых противников сил, находящихся у власти, выступали важнейшим инструментом политического принуждения и глубоко укоренились как элемент новой организации общества. После окончания гражданской войны в репрессивной практике произошли существенные изменения. Переход к социалистической индустриализации сопровождался новым витком репрессий в отношении широких социальных групп.

В этих условиях функционирование пенитенциарной системы подчинялось более широким акциям властей в политической и социально-экономической сферах, отражало направленность репрессивной политики по отношению к тем или иным социальным слоям; методы, при помощи которых правящие круги пытались удержать власть; остроту политической обстановки.

В конце 1920-х гг. количество заключенных, в том числе осужденных по политическим мотивам, резко увеличивается, их труд стал в широких маештабах применяться для решения крупных задач производственного характера. Именно эти черты стали характерными для советской системы исполнения наказаний в течение нескольких десятилетий.

Проблема становления советской пенитенциарной системы является актуальной с точки зрения необходимости реформирования российской пенитенциарной системы на современном этапе и расширения наших представлений о направлениях и формах репрессивной политики в послеоктябрьский период истории нашей страны.

Историографическая ситуация подтверждает актуальность данной темы.

После окончания гражданской войны в период новой экономической политики получило развитие изучение правовых основ деятельности пенитенциарных учреждений. Эти вопросы рассматривались в работах С. В. По-знышева, М. М. Исаева, Е.Г. Ширвиндта, Б. С. Утевского и других исследователей. В них предпринималась попытка развить идеи, выдвинутые представителями отечественной пенитенциарной науки еще до прихода большевиков к власти, с учетом задач, выдвигавшихся большевистским режимом. Критический подход к советской пенитенциарной пракгике, хотя и допускался, но был ограничен жесткими идеологическими рамками

В первой половине 1930-х гг. выходило большое количество публикаций по проблемам пенитенциарной науки. Со второй половины этого десятилетия исследования советской пенитенциарной системы начинают носить все более закрытый характер3.

К концу 1950-х гг. в советском правоведении, несмотря на ограниченность доступа к источникам, возобновляется активное изучение проблемы функционирования пенитенциарной системы. Основное внимание уделяется вопросам правового характера. Некоторыми исследователями рассматриваются вопросы становления и развития пенитенциарной системы в первые годы власти большевиков 4.

Так, в работе А. С. Кузьминой этот процесс показан на материалах Сибири. Несмотря на взгляды и концепции, выдержанные в рамках официальной идеологии, в данной работе содержится ценный фактический материал, который можно сопоставить с данными источников по Пермской губернии. Ценность сибирских материалов для исследований становления пенитенциарной системы обусловлена тем, что Сибирь и Урал в рассматриваемый период имели некоторый общие черты в своём историческом развитии \

Доступ к архивным материалам, который существенно расширился в начале 1990-х гг., создал основу для появления целого ряда работ по истории советской пенитенциарной системы. Становление и развитие советской пенитенциарной системы в них рассматривается как в масштабах всей страны, так и в рамках отдельных регионов, на временных промежутках, охватывающих различные этапы отечественной истории. Каждая работа имеет собственные хронологические рамки. В данную группу исследований входят работы М. Г. Деткова, А.С. Смыкалина, Г. М. Ивановой, Г. Я. Ма-ламуда.6

Работа М.Г. Деткова охватывает 1917-1930 гг. В заслугу автору нужно поставить исследование большого фактического материала, касающегося правовой базы и практики ее применения в местах заключения. Основное внимание в пей уделено организации труда лишенных свободы, структуре управления пенитенциарной системы в целом и отдельных мест заключения. Однако можно оспорить утверждение М. Г. Деткова о том, что Испра-вительно - трудовым кодексом 1924 г. не ставилась задача «получать материальные выгоды от труда заключенных», трудно согласиться и с выводом автора, что к концу 1920-х годов советскому государству удалось выработать эффективную политику в сфере исполнения наказаний 7 В своей следующей работе автор расширяет рамки изучения советской системы исполнения наказаний и ее эволюции до 50-х годов. Так как хронологические рамки исследования охватывают длительный отрезок времени, период становления ГУЛАГа ( конец 1920-х - начало 1930-х гг.) рассмотрен достаточно сжато. Многие вопросы (структура, кадры, режим производственной деятельности мест заключения) требуют более подробного изучения 8.

Весомым вкладом в изучение ГУЛАГа является труд Г. М. Ивановой. Ведущее место в нем занимаю! анализ лагерной экономики и кадров мест заключения. Обращаясь к оценке особенностей системы мест заключения царской России в начале XX века, автор дает возможность сравнить ее с советской пенитенциарной системой. Однако становление системы в период гражданской войны представлено в краткой форме. Автор не ставит задачу комплексного изучения советской пенитенциарной системы и в период новой экономической политики, поскольку главным объектом изучения является система лагерей, получившая развитие уже после свертывания нэпаУ.

Г.М. Иванова сосредотачивает внимание на развитии лагерной экономики с 1931 г., когда развернулось строительство Беломорско - Балтийского канала. Другие, менее масштабные, производственные проекты ГУЛАГа подробно не рассматриваются. В работе делается акцент на изучение лагерной экономики и кадров ГУЛАГа в период со второй половины 1930-х -начало до начала 1950-х гг. Эти же проблемы, но касающиеся периода конца 1920-х - начала 1930-х гг., освещены недостаточно. 10

В ряде исследований верхней хронологической границей является конец 1920-х- начало 1930-х гг., когда в масштабах всей страны началось развертывание системы лагерей Объединенного государственного политического управления (ОПТУ) СССР 11.

Становление и функционирование советских пенитенциарных учреждений, их роль в репрессивной политике, на региональном уровне рассматриваются в работах, В.М. Кириллова, А. Н. Каневой и Л. И. Гвоздковой 12.

Важнейшим достижением в изучении советской пенитенциарной системы является справочник «Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960 тт.». В нем систематизирован огромный фактический материал по исюрии мест заключения. В специальной статье М. Джакобсона и М. Б. Смирнова дается обобщенное описание начальных этапов становле

13 ния системы . В общей статье М. Б. Смирнова, С.П. Сигачева и Д.В. Шка-пова, которая дополняет материалы справочника, рассматриваются наиболее существенные стороны развития лагерной системы, политические и экономические факторы, влиявшие на ее развитие. В данной статье важное место уделяется процессам, которые происходили в советской пенитенциарной системе в 1929-1934 гг., когда шло развертывание лагерной системы ОГПУ и

Начинается исследование становления советских пенитенциарных учреждений в Пермском Прикамье 15. Пермское Прикамье было одним из тех регионов страны, в которых в начальный период социалистической индустриализации проходило становление лагерной системы ОГПУ. На этой территории действовали Вишерские лагеря, которые были, по меньшей мере, одними из первых лагерей ОГПУ в Советской России, если не вторыми после Соловецких лагерей. Проблема становления лагерной системы ОГПУ ка примере Вишерских лагерей рассматривается в работе В.А. Шмырова. В своем исследовании автор опирается на воспоминания заключенных, отбывавших наказание в различных лагерях ОГПУ, а также документальные материалы. В данной работе анализируются важнейшие процессы, происходившие в пенитенциарной системе всей страны. Деятельность Вишлага показана в сравнении с функционированием друг их лагерей ОГПУ в соответствующий период, что позволяет более полно раскрыть различные стороны проблемы становления ГУЛАГа 16.

Деятельность Вишерских лагерей рассматривается также в работе А.Б. Суслова. В данном исследовании приводятся сведения по Кунгурскому лагерю ОГПУ. Этот лагерь, производственной задачей которого были работы на постройке железнодорожной линии Кунгур-Свердловск, функционировал в 1931 г17.

Определенное значение для сравнения складывающейся советской пенитенциарной системы с дореволюционной имеет труд М. Гернета, посвященный истории царской тюрьмы 18.

Ряд исследований позволяют представить историческую обстановку, в условиях которой шло становление советской системы исполнения наказаний.

В исследовании О.Л. Лейбовича рассматриваются теоретические проблемы развития российского государства и общества при большевистском режиме 19.

Одним из вопросов, рассмотренных в работе М. Капустина, являются карательные меры большевистских властей в городах и на селе, проводившиеся в ходе гражданской войны 20.

Различные аспекты гражданской войны в Прикамье рассматриваются в работе И.С. Капцуговича и в обобщающем труде по истории Урала 21. Особенности политической обстановки на Урале в период гражданской войны, борьба большевиков за власть в конце 1917 - начале 1918 гг., нередко сопровождавшаяся преследованием политических противников, раскрыты в работах Л.А. Обухова 22. М.Г. Нечаев в своей работе рассматривает взаимоотношения большевиков и церкви на Урале в период красного террора23.

Значительный вклад в изучение советской системы мест заключения внесла зарубежная, в том числе эмигрантская, историография.

Практика большевистских пенитенциарных учреждений в период гражданской войны и в первые годы новой экономической политики затрагивается в работе известного историка С.П. Мельгунова, впервые изданной в 1923 г. в Берлине 24. Эта работа основывается на нескольких группах источников, некоторые из них «должны быть рассмотрены более критически, чем это делает Мельгунов» 25.

В исследовании Д. Лепета по истории Всероссийской чрезвычайной комиссии рассматриваются пенитенциарные учреждения, состоявшие в ведении комиссии постоянно или создававшиеся при ее участии и переходившие в ведение народного комиссариата внутренних дел РСФСР 26.

Видное место в зарубежной ист орио! рафии советской пенитенциарной системы занимает исследование Д. Даллина и Б.Николаевского «Принудительный труд в Советской России», вышедшее в 1947 г. В 1951 г. в Брюсселе выходит работа «Сталинские лагеря для порабощенных: обвинительный акт современному рабству» 27. В работе С. Сваневича анализируются экономические предпосылки для развертывания системы массового принудительного труда 28. Очевидным препятствием, с которым приходилось сталкиваться исследователям, была закрытость архивов мест заключения. В результате возникали значительные трудности при определении такого важного показателя, как количество заключенных в советских лагерях 29.

Предметом исследования М. Джакобсона является становление и развитие советской пенитенциарной системы в 1917-1934 гг. в рамках всей советской России, итогом которого стало подчинение почти всех пенитенциарных учреждений страны Главному управлению лагерей Народного комиссариата внутренних дел СССР. В данном исследовании рассматриваются различные аспекты деятельности советских мест заключения: ведомственная подчиненность пенитенциарных учреждений; численность заключенных, режим и труд в местах лишения свободы. Наибольшее внимание в данной работе уделяется борьбе между различными ведомствами за контроль над системой исполнения наказаний. В связи с данной проблемой рассматриваются различные аспекты деятельности советских мест заключения: численность заключенных, режим и труд в местах лишения свободы. Вместе с тем данные вопросы не являются объектом специального рассмотлл рения. Это же можно сказать и о составе заключенных . В работе не рассматриваются архивные материалы, отражающие деятельность ГУЛАГа. В ряде случаев автор использует сведения о количестве лишенных свободы, которые не находят подтверждения в документальных материалах К сожалению, в работе М. Джакобсона есть и фактическая неточность: директором «Дальстроя» в его работе назван Рейнгольд Берзин, в то время как этот пост занимал Э.П. Берзин, в предшествующий период руководивший строительством Вишерского целлюлозно-бумажного комбинатаЧ

В других исследованиях рассматриваются процессы, происходившие в конце 1920-х - начале 1930-х гг., когда в масштабах всей стране началось развертывание системы лагерей Объединенного главного политического управления (ОГПУ) СССР33.

Историческая обстановка, на фоне которой разворачивались репрессии и создавалась советская пенитенциарная система, рассматривается в работах зарубежных авторов. В работах ряда исследователей, таких как Д. Боффа и Э. Kapp, репрессиям уделяется значительное место. Однако в этих трудах, в силу их специфики, не может быть представлено полной картины репрессивной политики 34. В трудах Р.Пайпса репрессивная политика и отдельные стороны возникновения большевистской тюремной системы нашли более широкое отражение. Р.Пайпс пользуется как российскими, так и зарубежными источниками и публикациями. Он, в отличие от вышеназванных авторов, в большей степени обращает внимание на социально-экономическую основу репрессий, которые были связаны не только с непосредственной борьбой за власть, а являлись важным механизмом складывающейся социально-экономической системы. Вместе с тем, некоторые сведения, которые приводит этот автор, например, данные о лагерях ОГПУ в начальный период нэпа, не подтверждаются новейшими исследованиями 35.

Целью данной работы является исследование характера, методов и особенностей политики большевистских властей в отношении мест заключения в Пермском Прикамье в течение каждого из периодов отечественной истории, входящих во временной отрезок, ограниченный 1918-1934 гг. Этот И временной отрезок охватывает периоды гражданской войны, новой экономической политики и начальный этап социалистической индустриализации, Цель работы предполагает решение следующих исследовательских задач:

- изучить первые шаги большевистских властей в отношении системы мест заключения в 1918 г., выявить факторы, влиявшие на большевистскую пенитенциарную политику;

- выявить специфику мест заключения, подведомственных Всероссийской чрезвычайной комиссии и народному комиссариату внутренних дел РСФСР, в советской системе исполнения наказаний, действовавшей в период революции и гражданской войны;

- исследовать структуру управления местами заключения в ходе нэпа и начала форсированной индустриализации, в частности, рассмотреть территориальную структуру лагерей ОГПУ в контексте их производственной деятельности;

- проанализировать штаты мест заключения, состав служащих пенитенциарных учреждений в данные периоды, выявить цели, которые ставились при подборе пенитенциарных кадров и механизмы достижения этих целей;

- выделить некоторые особенности численности и состава лишенных свободы в периоды революции, нэпа и на начальном этапе социалистической индустриализации; проанализировать зависимость этих параметров от политической и социально-экономической ситуации в стране;

- рассмотреть режим содержания и организацию труда лишенных свободы в различные периоды, входящие в хронологические рамки работы; проследить роль идеологических и политических факторов при определении режима содержания отдельных групп заключенных:

- выявить предпосылки широкого использования труда заключенных для реализации крупномасштабных производственных проектов в условиях начала форсированной индустриализации; показать влияние производственной деятельности мест заключения на режим груда и содержания лишенных свободы.

Научная новизна исследования состоит в том, что оно является первой специальной работой, в которой комплексно рассматривается пенитенциарная политика большевистских властей в Пермском Прикамье в 19181934 гг. Важность изучения определяется тем, что на территории Пермского Прикамья разворачивалась деятельность лагерей ОГПУ, которые были одними из первых в стране. На территории Пермского Прикамья происходило становление системы ГУЛАГа. В данном исследовании на примере Вишерского лагеря ОГПУ рассматривается такой важный вопрос, как влияние производственной деятельности лагерей на режим труда и содержания заключенных.

Практическая значимость диссертационной работы определяется тем, что содержащиеся в ней выводы, обобщения, положения, а также иллюстративный и фактический материал могут быть использованы при создании обобщающих трудов по истории репрессивной политики в СССР, истории края, в преподавании истории России и региональной истории.

При исследовании советской пенитенциарной системы в работе применяются методы, разработанные в трудах ряда отечественных авторов. Наиболее важным для работы является метод историзма, в основе которого -подход к действительности как развивающейся, меняющейся во времени. В рамках данного подхода объект исследования, в данном случае - советская система мест заключения, рассматривается с нескольких точек зрения: исследуется внутренняя структура объекта как совокупности взаимосвязанных составляющих; раскрываются качественные изменения в его структуре: изучаются закономерности развития, переход объекта от одного состояния к другому, характеризующемуся другой структурой 36. Такой подход позволяет проследить эволюцию советской пенитенциарной системы в 1918-1934 гг.

Источниковая база, отражающая деятельность советских пенитенциарных учреждений в период 1ражданской войны, достаточно обширна. В сборниках документов, среди которых следует выделить «Декреты Советской власти», представлен ряд постановлений высших органов власти, отражающих зарождение новой пенитенциарной системы: декреты о борьбе со спекуляцией, о лагерях принудительных работ, о борьбе с трудовым дезертирством и т.д. 37. Документы центральных органов власти, связанные с созданием правовой базы для функционирования пенитенциарных учреждений, отчасти вошли в «Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву. 1917-1959».В нем во фрагментарно представлены принятые в 1918-1920 гг. основные постановления народного комиссариата юстиции и постановление ВЦИК «О лагерях принудительных работ», вышедшее в 1919 г.38.

Неоценимую роль для исследования советской системы исполнения наказаний играет справочник «Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960 гг.», в котором систематизирован огромный фактический материал по истории мест заключения. Этот материал находится в рамках формализованной схемы, отражающей ключевые сведения о деятельности всех советских лагерей, в том числе лагерей ОГПУ: административное подчинение и дислокация лагерных управлений, штатная и реальная численность заключенных, характер и объекты производственной деятельности, персоналии лагерных руководителей, а также, в ряде случаев, местонахождение лагерных архивов. Сведения приводятся, в том числе по Вишерскому и по Кунгурскому лагерям, действовавшим на территории Пермского Прикамья в 1929-1934 гг.39. В справочникее содержатся статьи о подразделениях центральных органов власти, руководивших лагерями 40.

Особое место среди материалов, посвященных политическим репрессиям, занимают «Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицына и «Справочник по ГУЛАГу» Ж. Росси, дающее целостное описание репрессивной политики и ее инструментов, в том числе и в период гражданской войны 41. Ценность и своеобразие этих работ состоят в том, что они содержат данные, позволяющие характеризовать эти труды как особого рода источники по истории политических репрессий в России. В то же время большая часть сведений, содержащихся в этих работах, является опосредованной, т.е. основанной на материалах других источников, устных и документальных. Поэтому в некоторых случаях сведения, содержащиеся в трудах Солженицына и Росси, требуют проверки и критического анализа.

Материалы, отражающие деятельность Вишерских и Кунгурского лагерей ОГПУ, весьма фрагментарны. Среди источников по истории Вишерских лагерей особое место занимают произведения В.Т. Шаламова, отбывавшего наказание в этих лагерях. Его работы содержат много важного фактического материала; на основе собственного опыта автор выносит оценку лагерной системе. Выводы и оценки Шаламова имеют самостоятельное значение 42. Значимость данного источника увеличивается вследствие того, что сохранившиеся материалы о деятельности Вишлага достаточно скудны.

Важным источником по истории становления большевистской пенитенциарной системы являются труды В.И. Ленина, относящиеся к рассматриваемому периоду. В них содержатся идеологические установки, которыми руководствовались большевики при создании карательной системы 43. В произведениях других большевистских руководителей также содержатся сведения, связанные с развитием системы исполнения наказаний 44. При этом необходимо эволюцию взглядов большевиков по этому вопросу до Октябрьского переворота и в первые месяцы их пребывания у власти с той политикой, которую они стали реализовывать уже в начале 1918 г. и в последующий период.

Особое значение для исследования имеют архивные материалы. В фондах Государственного архива Пермской области представлены материалы по отдельным местам заключения, условиям их функционирования, составу лишенных свободы. Фонды карательного отдела и губернского отдела управления содержа! омрывочные сведения о состоянии пенитенциарной системы в Пермской губернии в 1918 г. от установления власти большевиков до осени этого года, после чего губерния временно подпала под власть Колчака 43. Фонд губернского отдела управления содержит материалы о состоянии пенитенциарных учреждений НКВД за 1919-1921гг. 46, фонд губернского отдела юстиции и губернского карательного отдела - материалы о деятельности тюремных учреждений НКЮ, а также сведения о положении большевиков, осужденных за неполитические преступления 4/. Вместе с тем, сведения, представленные в этих фондах, являются крайне фрагментарными, прежде всего для 1918 г., имеют значительные пробелы. Более полные данные о состоянии мест заключения НКЮ относятся к 1919-1921 гг. и содержатся в материалах губкаротдела. В этих материалах представлены доклады его руководства и администрации исправдомов о состоянии подведомственных им мест заключения, отражены специфические черты исправительно-трудовых учреждений НКЮ на местах, динамика численности и состав заключенных, режим содержания и порядок привлечения к

1С ^ труду тюремного населения Большой интерес представляют ведомости о составе заключенных, содержащие данные о соотношении следственных заключённых в зависимости от вида судебного или карательного учреждения, за которым они состояли, и о соотношении между различными группами срочных заключённых в зависимости от обвинений, по которым они были осуждены 49.

Некоторые пробелы в материалах о деятельности пенитенциарных учреждений можно восполнить, используя местную периодическую печать, в которой достаточно широко отражены политическая обстановка в губернии как в 1918 г., так и 1919-1921 гг., политические репрессии, социально-экономические мероприятия большевиков э0. Однако и здесь важнейшие сведения, связанные с функционированием пенитенциарной системы, и, прежде всего, состав и численность заключенных в 1918 г. представлены фрагментарно.

Функционирование советских пенитенциарных учреждений на территории Пермского Прикамья в период новой экономической политики в достаточной мере отражено в архивных материалах: фондах Главного управления мест заключения (ГУМЗ) НКВД РСФСР 51 и Уральской областной инспекции мест заключения 52. Вместе с тем, следует отметить, что в фонде ГУМЗ материалы о деятельности мест заключения ГУМЗ в период свертывания нэпа и начала социалистической индустриализации представлены далеко неполно.

В фонде Главного управления мест заключения НКВД СССР сохранились лишь отрывочные сведения о функционировании Вишерского и Кун-гурского лагерей 53. По всей видимости, материалы делопроизводства Вишлага не сохранились 54 Некоторые сведения о деятельности Вишерских ИТЛ можно найти в материалах Вишерского целлюлозно-бумажного комбината 55. Вопросы, связанные с деятельностью лагерей, отразились в материалах партийных организаций этих мест заключения, а также территориальных организаций ВКП (б) различного уровня 5б. Важным источником по истории Вишерских лагерей является печатный орган, издававшийся управлением этих лагерей 57. Некоторые сведения о деятельности Вишерских лагерей можно обнаружить в личных делах лишенных свободы и в слсдстсо венных делах заключенных, которые велись структурами этого лагеря

Нужно отметить, что историю ГУЛАГа в своих собственных целях пытались изучать руководители этого ведомства. В конце 1932- начале 1933 гг. сами работники ГУЛАГа поставили вопрос о составлении «Истории исправительно-трудовых лагерей ОГПУ». требуя необходимые материалы от отдельных лагерей. Работа должна была носить популярный, апологетический характер. В марте 1936 г. в связи с организацией архива ГУЛАГа вновь был поставлен вопрос о написании истории строек этого ведомства с точки зрения пропаганды достижений ГУЛАГа 59. Однако материалы о деятельности лагерей в конце 1920-х-начале 1930-х п., которые планировали собрать руководители лагерного ведомства, сохранились в очень ограниченном объеме.

Работа включает три главы. В первой рассматривается становление большевистской пенитенциарной системы в период гражданской войны, хронологические рамки которого охватывают 1918-1921 гг. Во второй главе изучается развитие пенитенциарных учреждений, подведомственных Главному управлению мест заключения Народного комиссариата внутренних дел РСФСР, в период новой экономической политики. Этот период ограничен 1922 - 1928 гг. Третья глава посвящена изучению деятельности лагерей ОГПУ на территории Пермского Прикамья в периоды нэпа и социалистической индустриализации: от организации Вишерского отделения в 1926 г. до ликвидации Вишерского лагеря в 1934 г.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1918 по 1934 гг. Началом периода является установление власти большевиков в регионе, выход первых нормативных актов, регулирующих деятельность пенитенциарных учреждений. Конечная граница изучаемого периода определяется несколькими факторами. В 1934 г. был образован всесоюзный Народный комиссариат внутренних дел, одним из важных подразделений которого стал ГУЛАГ. В его ведении к началу 1935 г. оказались почти все места заключения страны. Эта реорганизация свидетельствовала о том, что места заключения ГУЛАГа ОГПУ в большей мере, чем пенитенциарные учреждения. подчинявшиеся другим ведомствам, соответствовали задачам, поставленным большевистскими властями б0. Кроме того, в 1934 г. был ликвидирован Виитерский исправительно-трудовой лагерь, один из первых лагерей ОГГТУ в стране и первое место заключения в Пермском Прикамье, находившееся в подчинении лагерного ведомства. Деятельность Вишлага имела большое значение для дальнейшего развития лагерной системы.

Территориальные рамки работы, в основном, ограничены Пермской Прикамьем. В некоторых случаях приводятся сведения о деятельности пенитенциарных учреждений в масштабах всей страны. Иногда данные проблемы рассматриваются в рамках Уральской области, в состав которой Пермское Прикамье входило в 1923 -1934 гг.

I См. :Смыкалин А. С. Колонии и тюрьмы Советской Россия. Екатеринбург, 1997, с. 7. 2См.: Там же, с. 20-21.

3 См.: Там же, с. 24 - 25.

А См.: Гам же, с. 26-28; см, также: Зубков А. И. Теоретические основы правового регулирования труда осужденных в советских исправительно-трудовых учреждениях. Томск, 1974, с. 10-36. 3См.: Кузьмина A.C. Становление исправительно-трудовых учреждений в Сибири.1917-1924. Омск, 1980. 6 Маламуд Г. Я. Генезис системы принудительного труда в СССР и Уральском регионе. 1920-е - 1930-е гг. .// История репрессий на Урале : Идеология, политика, практика. 1917 - 1980-е it. Сборник статей участников научной конференции «История репрессий на Урале». Нижний Тагил, 10-12 ноября 1997 г.; с.56-73; Деткой М. Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917-1930 годов. М, 1992; Он же. Содержание политики Российского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в трндцатые-нятидесятые годы. Домодедово, 1992; Смыкалин А. С. Указ. соч.; Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 1997 Детков М. Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917-1930 годов. М., 1992, с. 43,190-191.

8 Он же. Содержание политики Российского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в тридцатые-пятидесятые годы. Домодедово, 1992.

9 См.: Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 199 7, с. 9 - 31, 82 - 85, 148 - 150.

10 См.: Там же, с.31 -33, 85 - 94, 150.

II См. : Дугик А.Г. Неизвестные документы о репрессиях 30-50-х годов (по фондам ЦГАОР)//Административно-командная система управления: Проблемы и факты. М. ] 992; с. 69-87; Хпев-нюк О.В. Принудительный труд в экономике СССР, 1929-1941 гг. // Свободная мысль. 1992. №13 , с. 7384; Красильников С. А. Рождение Г'УЛАГа: дискуссия в верхних эшелонах власти: Постановления Политбюро ЦК ВКП (б), 1929-1930 гг.// Исторический архив . 1997. № 4, с. 142-156, Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демографические проблемы// Отечественная история. 1997. №4. С. 54-79.

12 См.: ЬСанева А.Н. УхгпеШГ.1929-1938 // Звенья: Исторический альманах. Вьш. 1. М., 1991, с. 331-354; Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала, 1920-начало 50-х гг., Нижний Тагил, 1996; Гвоздкова JI. И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997. " См.: Джакобсон M., Смирнов М.Б. Система мест заключения в РСФСР и СССР. 1917-1930 // Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М, 1998. м См.: Смирнов М.Б., Сигачев С.II, Шкапов Д.В. Система мест заключения в СССР. 1929-1960 // Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М, 1998, с. 25-38.

15 См.: Обухов JI. А. Зарождение советской пенитенциарной системы.// Тоталитаризм и сопротивление. Тезисы докладов междунар. науч .- практич. конференции. Пермь, 1993, с. 5-7; Рубинов М. В. Концентрационные лагеря ВЧК и НКВД на территории Пермской губернии (1919-1922 гг.). // Пермский край: прошлое и настоящее (К 200-летию образования Пермской губернии): Материалы международной научно-практической конференции Пермь. 28-29 мая 1997 г. - Пермь, 1997,-с. 116-117; Он же. Становление советской пенитенциарной системы. 1918-1921 гг. (По материалам Пермской губернии).// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессии. Пермь, 1998, - с. 17-29; Большевистские пенитенциарные учреждения б годы гражданской войны. 1918 - 1922 гг. (По материалам Пермской 1убернии)//В печати (1, 2 п. л ). ь См.: Шмыров В.А. К проблеме становления ГУЛАГа (Випшаг)// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. - Пермь, 1998, с.70-90.

17 См.: Суслов А. Б. Спецконгингент в Пермской области (1929-1953)// Там же, с. 169-174, 193.

18 См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т.4: Петропавловская крепость. 1900-1917. М, 1962; Т.5: Шлиссельбургская каторжная тюрьма и Орловский каторжный централ. 1907-1917. М. 1963.

59 См.: Лейбович О.Л. Модернизация в России. Пермь, 1996, с 112-157. См.: Капустин М.П. Конец утопии? Прошлое и будущее социализма. М., 1990, Гл. 4.

21 См.: Капцугович И.С. Прикамье в огке гражданской войны : научно-исторический очерк. Пермь, 1969. ; История Урала. Т.2. Пермь, 1977, с. 33-146.

22 См.: Обухов Л .А. Советы Уралав 1917 году. Пермь, 1992; Он же. Репрессии и террор в Прикамье в годы гражданской войны // Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. - Пермь, 1998, с. 35-46. 2?'См.: Нечаев М.Г. Красный террор и церковь на Урале. Пермь, 1991.

24 См.: Мсльгунов С.П. Красный террор в России. 1918-1923. М., 1990.

25 Даниэль А., Охотин Н. О С.П. Мельгунове и его книге. // Мельгунов С.П. Указ. соч., с. 205. Legget G. The Checa: Lenin's political police. Clarendon press. Oxford, 1981. Chapter IX . Revolutionary Justice: The Machinery of Repression.

21 Труд Д. Дашшна и Б. Николаевского был переведен научно-исследовательским отделом ГУИТК МВД СССР. Машинописные экземпляры зтих работ содержатся в материалах этого отдела. См.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф.р. - 9414 «Главное управление мест заключения Министерства внутренних дел СССР», оп.1, д. 1800, 1801.

28 См.: Swianeiewicz S. Forced Labour arid Economic Development: An Enquiry into the Experience of Soviet Industrialization. Greenwood Press, Publishers Wesipoit, Comieciicut, 1985.

29 Bacon E. The GULAG at war: Stalin's Forced Labour System in the Light of the Archives. Macmillan in association with the CENTER FOR RUSSIAN AND EAST EUROPEAN STUDIES. UNIVERSITY OF BIRMINGHAM, 1994, Chapter I.

30 См.: Jako'bson M. Origins of the GULAG : The Soviet Prison Camp System. 1917-1934. The University Press of Kentucky, 1993.

31 См.: Ibid., р 48, 137, 153-168; ср. Джакобсон М, Смирнов М.Б. Система мест заключения в РСФСР и СССР. 1917-1930 Н Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М, 1998, с.14-15; ; См.: Смирнов М.Б., Сигачев С.П., Шкапов Д.В. Система мест заключения в СССР. 1929-1960 // Там же, с. 25-38. i2 См.: Ibid., р 130-131; с. р. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М, 1998, с. 117-120,185.

33 См. : John L. Sherer & Michael Jakobson. The Collectivization of Agriculture and the Soviet Prison Camp System. // Europe-Asia Studies. V.45.№ 3. 1993. P. 533-546; Rosefilde S. Stalinism in Post-Communist Perspective: New Evidence on Killings, Forced Labour and Economic Growth in the 1930s.// Europe-Asia Studies. V.48.№ 6. 1996. P.959-987; Wheatcroft S. The Scale and Nature of German and Soviet Repression and Mass Killings, 1930-1945.//Europe-Asia Studies. V.48.№ 8. 1996. P.1319-1353. м См.: Боффа Д. История Советского Союза. Т. 1, М., 1990, с 52-188; Kapp Э. История Советской России. Кн. 1. Большевистская революция. 1917-1925. T.1, М, 1990, с. 28-152.

35 См.: Пайпс Р. Русская революция. М.1994, Ч. 2, с 352-434, 480-538; Он же. Россия при большевиках. М., 1997,с. 474.

36 См.: Келле В.Ж., Ковальзон М. Я. Теория и история (проблемы теории исторического процесса). М., 1981; БаргМ. Я. Категории и методы исторической науки. М., 1984.

37 См, напр.: Декреты Советской власти. Т.1. М,1959, с 529-530; T.5. М„ 1971, с. 69-70.

См.: Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву. 1917-1959. М.,1959, с. 12-94.

39 См.: Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М., 1998, с. 6, 184-185, 308.

1,0 См.: Там же, с. 100-136.

См.: Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ: Опыт художественного исследования. Т. 1,2., М.,1990; Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу. 4.1,2., М., 1991.

42 См.: Шаламов В. Т. Вкшера: Антироман // Собрание сочинений. Т. 4, М., 1998 с. 151-292; деятельность Вишлага рассматривается также в его рассказах «У стремени», «Хан-Гирей», «Вечерняя молитва», «Борис Южанин», «Визит мистера Поппа». См. : Собрание сочинений. Т. 2. М., 1998, с. 227-264.

43 См.: Ленин В.И. Государство и революция: учение Маркса о государстве и задачи пролетариата в революции. // ПСС, T.33, с. 1-120, Он же. Как организовать соревнование? /7 ПСС, Т.35, с. 195-205.

44 См. напр.: Курский Д.И. Роль и значение советской юстиции в связи с новой экономической политикой (Доклад на 4 съезде деятелей советской юстиции). 1922 г. //Курский Д. И. Избранные речи и статьи. М., 1958.

45 См.: Государственный архив Пермской области, ф. р. - 320. «Пермский губернский карательный отдел», он.1-3.

46 См.: Там же, ф. р.-301. "Пермски! губернский отдел управления", оп.1. 4/ См.: Там же, ф.р.-436. "Пермский губернский отдел юстиции", on. 1.

48 См. напр.: ГАПО. фр-320, оп.1, д.4. 43 См.: ГАПО. Ф.р-320, оп.2, д. 7, 8.

50 См.: Бюллетень Пермского воешо-революционного комитета.1918; Звезда. Орган Пермского обкома и горкома РКП(б), областного и городского Советов депутатов трудящихся. 1919-1921; Известия Пермского губернского исполнительного комитета Советов рабочих и солдатских депутатов. 1918; Красный Урал. Орган Пермского военно-революционного комитета. 1919-1920.

51 См.: ГАРФ. Ф.р. - 4042 «Главное управление мест заключения НКВД РСФСР », оп. 2 .

52 См. : Государственный архив Свердловской области (ГACO), ф. р. - 253 «Уральская областная инспекция мест заключения при Административном отделе Уральского областного исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», оп. 1,3.

13 См.: ГАРФ, ф.р-9414, on. 1, д. 1-3; 2732-2742; 2918-2920; 3048; оп. 2, д. 190; см, также: ф.р. 5446 «Совет народных комиссаров СССР», оп. 9 а, д. 31 ; оп. 10 а, д. 364.

54 См.: Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М., 1998, с. 185,308

55 Российский государственный архив экономики (РГАЭ), ф. 7656 " Главное управление целлюлозно - бумажной промышленности народного комиссариата лесной промышленности СССР", on. 1, д. 65, 87; см. также: Архивный отдел администрации Красновишерского района Пермской области. Акт приемки комиссией наркомлеса СССР целлюлозно-бумажного комбината им. Менжинского.

56 См.: Государственный архив новейшей истории и общественно-политических движений Пермской области (ГАНИ и ОПД ПО), ф. 156 "Верхне - Камский окружной комитет ВКП(б)", оп.1, д. 156; ф.849 "Чердынский районный комитет ВКП(б)" on. 1; д. 202, 253, 316, 761-762, 764; ф. 59 "Березниковский городской (районный) комитет ВКП(б)", д. 153; ф. 988 "Отдел внутренних дел Кунгурского городского исполнительного комитета", оп.1, д.1; Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), ф. 4 " Уральский областной комитет ВКП(б)", оп. 9, д. 99, 253, 689.

57 См.: Темп. Издание УВИТЛ ОГПУ. 1931-1933.

58 См.: Государственный архив по делам политических репрессий Пермской области ( ГАДПР ПО), ф. 1, on. 1, д. 346, 1577, 3715,26120, 28476.

59 См.: ГАРФ. Ф.р. - 9414 «Главное управление мест заключения МВД СССР», оп. 2, д. 204, л. 1- 4 ,203-204.

60 См.: Смирнов М.Б., Сигачсв С.П., Шкапов Д.В. Система мест заключения в СССР. 1929-1960 // Система исправительно-трудовых лагерей в СССР: Справочник. 1923-1960. М., 1998, с. 35-38.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Рубинов, Михаил Владимирович

Заключение

Становление системы П/ЛАГа тесно связано с началом форсированной индустриализации. Однако для выявления причин, которые привели к возникновению системы ГУЛАГа, особенностей этой системы, необходимо рассмотреть пенитенциарную политику большевистских властей в предшествующие периоды отечественной истории: в годы гражданской войны и повой экономической политики. Материалы Пермского Прикамья позволяют проанализировать развитие советской системы мест заключения в 1918 -1934 гг.: от выхода первых нормативных актов, регулирующих деятельность советских пенитенциарных учреждений до перехода почти всех мест заключения страны в ведение ГУЛАГа. Данный временной отрезок охватывает периоды гражданской войны, нэпа, начальный этап социалистической индустриализации. Особенность Пермского Прикамья состоит в том, что в этом регионе отделение лагерей ОГПУ начинает действовать уже в годы нэпа. В начальный период форсированной индустриализации в Пермском Прикамье функционировали лагеря ОГПУ, которые были одними из первых в стране. Этот тип мест заключения вскоре становятся главной структурной единицей в системе исполнения наказаний.

В 1918 г. вышли постановления народного комиссариата юстиции, которые регулировали важнейшие вопросы, связанные с функционированием мест заключения. Однако на местах в полной мере эти постановления не были реализованы. В начале 1918 г. местными властями Урала и Сибири были предприняты попытки организовать новые виды мест заключения на основе прежних тюрем, которые должны были отличаться существенно менее строгим режимом. Ожидалось быстрое исправление преступников, связанное с устранением социальных причин для правонарушений, что якобы сделала революция. Однако с развертыванием полномасштабной гражданской войны реализация этих мер была прекращена.

На основе материалов, относящихся к 1918 г., можно проследить первые репрессивные акции, проводившиеся большевиками. Новые власти активно исиользуют систему мест заключения для борьбы с политическими противниками. Широко применяется практика взятия заложников из числа лиц, которых большевики признавали неблагонадежными в политическом и классовом отношении. Доля осужденных по политическим мотивам в период гражданской войны была достаточно существенной.

После выхода первых постановлений по пенитенциарному делу политика большевиков в этом вопросе становится более планомерной. Предпринимаются попытки широкого привлечения заключенных к труду, чему способствовали идеологические установки большевиков, напряженная социально-политическая обстановка, ухудшавшаяся экономическая ситуация. Принудительный труд должен был служить средством подавления классовых врагов, а также средством перевоспитания тех элементов, которые, по мнению властей, еще могли исправиться. Бьтл поставлен вопрос о самоокупаемости мест заключения, что имело большое значение для дальнейшей эволюции советской пенитенциарной системы.

Постепенно расширяется сфера принудительного труда, прежде всего в форме трудовой повинности. Такая политика оказывала влияние на пенитенциарную систему, привлечение заключенных к труду признавалось важнейшей задачей. В некоторых случаях принудительный труд имел не столько хозяйственные, сколько карательные цели в отношении представителей социальных групп, которые были признаны враждебными новому режиму. Вместе с тем, количество заключенных было не настолько велико, чтобы их труд мог играть существенную роль в экономике.

В 1918 г. начинает формироваться структура пенитенциарных учреждений, часть которых, прежде всего бывшие уездные и губернские тюрьмы, переходили в ведение народного комиссариата юстиции. Параллельно формируется система мест заключения, подведомственных Всероссийской чрезвычайной комиссии.

После восстановления власти большевиков в Пермской губернии наряду с местами заключения народного комиссариата юстиции начинают действовать лагеря принудительных работ, подчиненные народному комиссариату внутренних дел. В местах заключения губернии наблюдается рост количества лишенных свободы. Помимо преследуемых за политическую нелояльность властям, наказание обрушивается также и на дезертиров, прежде всего трудовых, появление которых свидетельствовало о неприятии значительной частью населения проводимой большевиками социально-экономической политики, составной частью которой была трудовая повинность. Среди лишенных свободы были осужденные за спекуляцию. Таким образом, состав пенитенциарного населения отражает многие стороны социально-экономического курса большевиков. В конце 1921 г. в материалах карательных учреждений эти категории перестают особо выделять, что являлось следствием перехода к новой экономической политике, предусматривавшей отмену трудовой повинности и допустимость частной торговли.

Предпринимаются попытки связь труд; заключенных с экономическими задачами. Заметным явлением становится использование труда заключенных-специалистов для работы на должностях в тюремной администрации и в советских учреждениях. Экономическая ситуация в период «военного коммунизма», характерной чертой которой был недостаток рабочей силы, создавала предпосылки для использования заключенных на различных видах работ.

В 1921 г. структуры, руководящие пенитенциарными учреждениями, начинают активно учитывать профессиональный состав заключенных. Это было обусловлено курсом руководителей пенитенциарной системы на более эффективное использование рабочей силы, находящиеся в тюремных учреждениях, чтобы в конечном итоге добиться самоокупаемости мест заключения путем создания при них мастерских и даже предприятий фабрично-заводского типа. В 1921 г. эта политика успеха не имела, однако курс на привлечение заключенных к труду с учетом их специальности сохранялся.

Деятельность лагерей принудительных работ НКВД на территории Пермской губернии имела ряд особенностей. Состав заключенных в этих пенитенциарных учреждениях не был однородным. Вместе с тем значительная часть заключенных, содержавшихся в этих пенитенциарных учреждениях, была осуждена за трудовое дезертирство. Отличительной чертой лагерей принудительных работ было привлечение основной массы заключенных к внешним работам.

Переход к новой экономической политике существенно повлиял иа деятельность пенитенциарных учреждений. Лагеря ВЧК и НКВД РСФСР в течение 1922 г. были ликвидированы. Места заключения были сосредоточены в ведении Главного управления местами заключения (ГУМЗ) НКВД РСФСР, образованного на базе пенитенциарной структуры НКЮ. Руководство Главного управления принудительных работ, ведавшего лагерями НКВД, потерпело поражение в междуведомственной борьбе с руководителями пенитенциарного ведомства при НКЮ. В пределах Пермской губернии в октябре 1922 г. на базе исправительно-трудового подотдела было образовано управление мест заключения. Места лишения свободы, расположенные в Пермстсом Прикамье, с образованием Уральской области перешли в подчинение областной инспекции мест заключения.

Деятельность пенитенциарных учреждений в период новой экономической политики была направлена на достижение двух целей: перевоспитания осужденных и самоокупаемости мест заключения. Средством перевоспитания должно было стать профессиональное обучение. Предполагалось, что предприятия, создаваемые при местах заключения, обеспечат их самоокупаемость. Реальность не соответствовала этим планам.

В условиях новой экономической политики места заключения, действовавшие в Пермском Прикамье, столкнулись с целым рядом проблем. Все пенитенциарные учреждения, расположенные на этой территории, были переведены на финансирование из местных бюджетов, которые не выделяли минимально необходимых средств. Особенно тяжелым было положение мест лишения свободы, которые содержались за счет бюджетов округов - территориальных единиц, входивших в Уральскую область. В результате недостаточного финансирования среди служащих мест заключения отмечалась большая текучесть кадров, было сложно подобрать работников, обладающих необходимой квалификацией. Практиковалось привлечение заключенных к работам технического характера в администрации пенитенциарных учреждений, а также к культурно-воспитательной работе, однако руководители мест заключения стремились заполнить эти должности за счет вольнонаемных служащих. Из-за недостатка средств заключенных предлагалось использовать даже в качестве надзирателей.

Местные органы власти вмешивались в деятельность мест заключения, в том числе и по кадровым вопросам. Принимались решения об образовании на местном уровне органов, имеющих право предоставлять заключенным льготы и поощрения, - распределительных комиссий, которые реализовывали решения, принятые местными руководителями. Уральской областной инспекции мест заключения было сложно этому противодействовать.

Количество заключенных на территории Пермского Прикамья в начале нэпа значительно сократилось. Вместе с тем в течение 1920-х годов прослеживалась тенденция к росту количества лишенных свободы. Характерно, что в пенитенциарных учреждениях Пермского Прикамья, подведомственных НКВД РСФСР, находились лица, получившие приговор за «государственные преступления», хотя их количество и доля в составе осужденных были значительно ниже, чем в период гражданской войны. Со второй половины 1927 г. в местах заключения Уральской области возрастает доля подследственных, состоящих за ОГПУ, что свидетельствует о росте политической и социальной напряженности в регионе, об усилении репрессивной политики.

Несмотря на недостаток средств, в пределах Пермского Прикамья на некоторое время были вновь открыты исправительные дома, прекратившие функционировать в период гражданской войны. Однако вскоре эти места заключения были в очередной раз закрыты. Ведущей была тенденция на объединение и закрытие мест заключения в целях экономии средств.

Особенности экономического положения в период нэпа оказывали значительное влияние на те планы, которые пыталось реализовать пенитенциарное ведомство. Безработица сужала те сферы, где мог бы применяться труд лишенных свободы. Места лишения свободы часто могли найти задания для заключенных только в тех случаях, когда от предложений биржи труда отказывались безработные. Пенитенциарные учреждения испытывали сложности при сбыте изделий, произведенных предприятиями при местах заключения. Даже производства при местах заключения нередко работали с убытками. В этих условиях о самоокупаемости мест заключения не могло быть и речи. Характерно, что на территории Пермского Прикамья были ликвидированы места лишения свободы, ориентированные на широкое использование труда заключенных: Кизеловский исправдом, сельскохозяйственные колонии Кутариха и Мысы.

Недостаток средств не позволял организовать в широких масштабах культурно-воспитательную работу. Влияние культурно-воспитательной части на деятельность администрации места заключения было невелико. Не удавалось нанять инструкторов для профессионального обучения заключенных.

В 1922 г. в местах заключения Пермского Прикамья отмечался чрезвычайно высокий уровень смертности. В последующие годы медико-санитарное состояние мест заключения оставалось достаточно тяжелым. Не хватало средств на продовольствие для лишенных свободы.

Материалы о деятельности пенитенциарных учреждений Пермского Прикамья в период нэпа свидетельствуют о том, что задачи, которые в этот период ставились властями перед пенитенциарными учреждениями, оставались нерешенными.

Переход к социалистической индустриализации коренным образом изменил условия, в которых действовали места заключения. Сопротивление массовой коллективизации было одной из причин резкого роста количества заключенных. Безработица была ликвидирована, спрос на рабочую силу значительно расширился. Как и другие ресурсы, рабочая сила становится дефицитной. Все это создавало условия для использования труда заключенных в ходе реализации крупных производственных проектов.

В число таких объектов входили Вишерский ЦБК и Березни-ковский химический комбинат, которые возводились заключенными

Вишерских лагерей. С целью постройки вторых путей железнодорожной линии Кунгур - Свердловск был организован Кунгурский лагерь.

Производственные задачи определяли время существования этих мест заключения, их территориальную структуру, количество заключенных, режим труда и содержания лишенных свободы. Для решения производственных задач создавались отраслевые подразделения в составе лагерной администрации. На примере Вишлага можно проследить, как происходило слияние лагерных и производственных структур, которое имело далеко идущие последствия. Начальник Кунгурско-го лагеря являлся одновременно начальником строительства, таким образом, он совмещал функции начальника места заключения и производственного руководителя. Важнейшим показателем, кроме процента выполнения плана, становится доля заключенных, использованных на основном производстве.

Проблема текучести кадров в охране Кунгурского лагеря решалась с помощью партийного, идеологического воздействия. В лагерной администрации многие должности были заняты заключенными. Заключенные работали даже в следственном аппарате лагерей. Такая политика проводилась в целях экономии ресурсов. То, что данный порядок замещения должностей открывал возможности для произвола со стороны заключенных, занимавших эти должности, в отношении других лишенных свободы, руководителями лагерного ведомства не принималось во внимание.

Состав заключенных Вишсрского и Кунгурского лагерей отражал особенности репрессивной политики большевиков на рубеже 1920-х-1930-х п.

Груд заключенных носил принудительный характер, заключенные не могли отказаться от работ . Вместе с тем, в лагерях некоторое время применялись меры материального поощрения заключенных, добившихся выполнения установленных норм. Механизмом этого поощрения была премиальная система, но она оказалась не обеспеченной материальными ресурсами.

Исследование деятельности Вишерского и Кунгурского лагерей показывает, что лагерное ведомство ОГПУ смогло сосредоточить в ходе реализации производственных проектов значительные ресурсы производственного назначения, продовольствия, предметов потребления. В конце 1920=х - начале 1930-х гг. лагерному ведомству удавалось обеспечивать лагеря продовольствием, предметами одежды для заключенных, однако к 1933 г. появилась нехватка и этих ресурсов.

Руководство Вишлага использовало достаточно жесткие методы эксплуатации труда заключенных. Широко практиковалось привлечение к лагерным работам лишенных свободы с низкой трудоспособностью. Срочному- выполнению производственной задачи отдавался приоритет перед сохранением трудоспособности лагерников. Это доказывается тем, что процент лишенных свободы, используемых на основном производстве, удерживался на более высоком уровне, чем процент наиболее трудоспособных заключенных. Руководство лагерного ведомства было заинтересовано и в выполнении производственных планов, и в сохранении лагерной рабочей силы в трудоспособном состоянии. Однако чаще всего первая задача признавалась более существенной.

Вишерский и Кунгурский лагеря обеспечили решение производственных задач, поставленных перед этими местами заключения. Реализация производственных проектов стала главным критерием, с помощью которого власти оценивали деятельность пенитенциарных учреждений. Таким образом, результаты деятельности Вишерского и Кунгурского лагерей способствовали дальнейшему развитию и укреплению системы ГУЛАГа? основанной на массовом применении труда заключенных в народном хозяйстве.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Рубинов, Михаил Владимирович, 2000 год

1. Издания справочного характера

2. Петров Н.В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. 1934-1941: Справочник. Под ред. II. Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М, 1999.

3. Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу. Ч. 1-2. М, 1991.

4. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960: Справочник. / Общество «Мемориал», ГАРФ/ Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н. Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М, 1998.

5. Уральская советская энциклопедия. Т. 1. М.- Свердловск, 1933. П. Сборники документов

6. ВЧК ГПУ. Сб. документов. Составитель Ю. Фельтшинекий. Вермонт, 1989.

7. Декреты Советской власти. Т. 1. М, 1959; Т2. М, 1959; Т. 3. М, 1964; Т4. М 1968; Т. 6. МД973; Т. 7. М, 1975; Т. 8. М, 1976.

8. Ленин и ВЧК. Сб. документов. 1917-1922. М, 1987.

9. Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву. 1917-1959. Составители: П.М. Лосев и Г.И. Ра-гулин. М., 1959.1.I. Архивные материалы1. Досоветские

10. Государственный архив Пермской области, ф. 164 "Пермская губернская тюремная инспекция", оп.1, д.270.

11. Советского периода а) центральные

12. Российский государственный архив социально-политической истории, ф. 17 «Центральный комитет ВКП (б)», оп. 3, д. 746; Письмо архива № 327 от 12 апреля 2000 г.

13. Российский государственный архив экономики, ф. 7656 « Главное управление целлюлозно бумажной промышленности народного комиссариата лесной промышленности СССР», оп. 1,д. 65, 87. б) областные

14. Государственный архив по делам политических репрессий Пермской области , ф. 1, оп. 1, д. 346, 1577, 3715; ф. 2, д. 26 117,26120,28475,28 476.

15. Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), ф. 4 " Уральский областной комитет ВКП (б)", оп. 9, д. 99, 253, 689.в) районные

16. Архивный отдел администрации Красновишерского района Пермской области. Акт приемки комиссией нарком леса СССР целлюлозно-бумажного комбината им. Менжинского. 24 октября- 15 ноября 1936 г.1.. Периодическая печать а) центральная

17. Известия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов. 1921.б) местная

18. Бюллетень Пермского военно-революционного комитета. 1918.

19. Звезда. Орган Пермского обкома и горкома РКП (б), областного и городского Советов депутатов трудящихся. 1919-1921.

20. Известия Пермского Губернского Исполнительного Комитета Советов Рабочих и Солдатских депутатов. 1918.

21. Красный Урал. Орган Пермского военно-революционного комитета. 1919-1920.в) ведомственная

22. Темп. Издание Управления Вишерских исправительнотрудовых лагерей ОГПУ. 1931.

23. V Труды руководителей партии большевиков и советских государственных деятелей

24. Курский Д.И. Роль и значение советской юстиции в связи с новой экономической политикой (Доклад па 4 съезде деятелей советской юстиции). 1922 г. // Избранные речи и статьи. М., 1958.

25. Ленин В.И. Государство и революция: учение Маркса о государстве и задачи пролетариата в революции./У Полное собрание сочинений. Т. 33.

26. Ленин В.И. Как организовать соревнование?//. Полное собрание сочинений. Т. 35.1. VI. Воспоминания

27. Шаламов В. Т. Вишера: Антироман // Собрание сочинений. Т. 4, М., 1998

28. Шаламов В. Т. У стремени И Собрание сочинений. Т. 2. М., 1998,.

29. Шаламов В. Т. Вечерняя молитва // Собрание сочинений. Т. 2. М., 1998.Ж

30. Шаламов В. Т. Хан-Гирей // Собрание сочинений. Т. 2. М., 1998.

31. Шаламов В. Т. Борис Южанин // Собрание сочинений. Т. 2. М„ 1998.

32. Шаламов В. Т. Визит мистера Поппа // Собрание сочинений. Т. 2. М., 1998.

33. VII. Географические указатели.

34. Пермская область. Коми-Пермяцкий автономный округ: Общегеографический региональный атлас. М., 2000.1. Литература,

35. Барг М. Я. Категории и методы исторической науки. М., 1984.

36. Боффа Д. История Советского Союза. Т. 1. М., 1990.и 3. Гвоздкова Л. И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997.

37. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т.4: Петропавловская крепость. 1900-1917. М, 1962; Т.5: Шлиссельбургская каторжная тюрьма и Орловский каторжный централ. 1907-1917. М., 1963.

38. Даллин Д., Николаевский Б. Принудительный труд в Советской России. Перевод с иностранного языка см.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф.р. 9414, оп.1, д. 1800.

39. Даниэль А., Охотин Н. О С.П. Мелыунове и его книге // Мелыунов С.П. Красный террор в России. 1918-1923. М., 1990.

40. Детков М. Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917-1930 годов. М., 1992.

41. Детков М.Г. Содержание политики Российского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в тридцатые-пятидесятые годы. Домодедово, 1992.

42. Джакобсон М., Смирнов М.Б. Система мест заключения в РСФСР и СССР. 1917-1930 // Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960: Справочник / Общество «Мемориал», ГАРФ / Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н. Г. Охотипа, Л.Б. Рогипского. М, 1998.

43. Дугин А.Г. Неизвестные документы о репрессиях 30-50-х годов (по фондам ЦГАОР)//Административно-командная система управления: Проблемы и факты. М., 1992.

44. П.Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. № 4., с. 54-79.

45. Зубков А. И. Теоретические основы правового регулирования труда осужденных в советских исправительно-трудовых учреждениях. Томск, 1974.

46. Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 1997.

47. История Урала. Т.2. Пермь, 1977.

48. Канева А.Н. Ухтпечлаг. 1929-1938 // Звенья: Исторический альманах. Вып. 1.М., 1991, с. 331-354.

49. Капустин М.П. Конец утопии? Прошлое и будущее социализма. М.,1990.

50. Капцугович И.С. Прикамье в огне гражданской войны: Научно-исторический очерк. Пермь, 1969.

51. Kapp Э. История Советской России. Кн.1. Большевистская революция. 1917-1925. М, 1990.

52. Ксллс В.Ж., Ковальзон М. Я. Теория и история (проблемы теории исторического процесса). М., 1981.

53. Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала, 1920-начало 50-х гг. Ч. 1-2, Нижний Тагил, 1996.

54. Кириллов В.М. Репрессированные в Нижнетагильском регионе Урала (проблемы формирования байка данных) // История репрессий на

55. Урале: Идеология, политика, практика. 1917 1980-е гг. Сборник статей участников научной конференции «История репрессий на Урале». Нижний Тагил, 10-12 ноября 1997 г.

56. Красилышков С. А. Рождение ГУЛАГа: дискуссия в верхних эшелонах власти: Постановления Политбюро ЦК ВКП (б), 1929-1930 гг.// Исторический архив . 1997. № 4.

57. Кузьмина A.C. Становление исправительно-трудовых учреждений в Сибири.1917-1924. Омск, 1980.

58. Ларин Ю. Частный капитал в СССР // Антология экономической классики. Т.2. М., 1991.

59. Лсйбович О.Л. Модернизация в России. Пермь, 1996.

60. Лейбович О.Л. Реформа и модернизация в 1953-1964 гг. Пермь, 1993.

61. Литвак К. Б. Политическая активность крестьянства в свете судебной статистики 1920-х годов// История СССР. 1991. № 2.

62. Магадан: Конспект прошлого. Магадан, 1989.

63. Мельгунов С.П. Красный террор в России. 1918-1923. М, 1990.

64. Наше Отечество: Опыт политической истории. Т.2. М, 1991.

65. Нечаев М.Г. Красный террор и церковь на Урале. Пермь, 1991.

66. Обухов Л. А. Зарождение советской пенитенциарной системы.// Тоталитаризм и сопротивление. Тезисы докладов междунар. науч.- прак-тич. конференции. Пермь, 1993.34.0бухов Л.А. Советы Урала в 1917 году. Пермь, 1992.

67. Обухов Л.А. Репрессии и террор в Прикамье в годы гражданской войны// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. -Пермь, 1998.

68. Пайпс Р. Россия при большевиках. М., 1997.

69. Пайпс Р. Русская революция. Ч. 2. М.1994.

70. Рубинов М. В. Большевистские пенитенциарные учреждения в годы гражданской войны. 1918 1922 гг. (По материалам Пермской губер-нии)//В печати (1, 2 п. л.).

71. Рубинов М.В. Становление советской пенитенциарной системы. 1918-1921 гг. (По материалам Пермской губернии).// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. Пермь, 1998.

72. Смирнов М.Б., Сигачев С.П., Шкапов Д.В. Система мест заключения в СССР. 1929-1960 // Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960: Справочник. /Общество «Мемориал», ГАРФ/Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н. Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М, 1998.

73. Смыкалин А. С. Колонии и тюрьмы Советской России. Екатеринбург, 1997.

74. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ: Опыт художественного исследования. Т. 1-2. М.,1990

75. Сталинские лагеря для порабощенных: обвинительный акт современному рабству. Брюссель, 1951. Перевод с иностранного языка см.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф.р. 9414, оп.1,д. 1801.

76. Суслов А. Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953)// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. Пермь, 1998.

77. Хлевнюк О.В. Принудительный труд в экономике СССР, 1929-1941 гг. // Свободная мысль. 1992. №13.

78. Шмыров В.А. К проблеме становления ГУЛАГа (Вишлаг)// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. Пермь, 1998.

79. Bacon Е. The GULAG at war: Stalin's Forced Labour System in the Light of the Archives. Macmillan in association with the Center for Russian and East European Studies . University of Birmingham, 1994.

80. Jakobson M. Origins of the GULAG: The Soviet Prison Camp System. 1917-1934. The University Press of Kentucky, 1993.

81. Legget G. The Checa: Lenin's political police. Clarendon press. Oxford, 1981.

82. Rosefilde S. Stalinism in Post-Communist Perspective: New Evidence on Killings, Forced Labour and Economic Growth in the 1930s./'/ Europe-Asia Studies. V.48. № 6. 1996.

83. Sherer John & Jakobson Michael. The Collectivization of Agriculture and the Soviet Prison Camp System. // Europe-Asia Studies. V.45. № 3. 1993.

84. Swianeiewicz S. Forced Labour and Economic Development: An Enquiry into the Experience of Soviet Industrialization. Greenwood Press, Publishers Westport, Connecticut, 1985.

85. Wheatcroft S. The Scale and Nature of German and Soviet Repression and Mass Killings, 1930-1945.// Europe-Asia Studies. V.48.№ 8. 1996.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.