Статистические и динамические характеристики ионосферных провалов тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.29, доктор физико-математических наук Карпачев, Александр Трофимович

  • Карпачев, Александр Трофимович
  • доктор физико-математических наукдоктор физико-математических наук
  • 2001, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ25.00.29
  • Количество страниц 370
Карпачев, Александр Трофимович. Статистические и динамические характеристики ионосферных провалов: дис. доктор физико-математических наук: 25.00.29 - Физика атмосферы и гидросферы. Москва. 2001. 370 с.

Оглавление диссертации доктор физико-математических наук Карпачев, Александр Трофимович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ВАРИАЦИИ ПОЛОЖЕНИЯ И ФОРМЫ ГЛАВНОГО

ИОНОСФЕРНОГО ПРОВАЛА.

1.1. Долготные вариации положения ГИП.

1.1.1. Долготные вариации минимума ГИП в зимних и равноденственных условиях.

1.1.2. Механизмы долготного эффекта в положении ночного ГИП.

1.1.3. Зависимость амплитуды долготного эффекта в положении ГИП от магнитной активности.

1.1.4. Долготные вариации положения пика Те, связанного с ГИП.

1.1.5. Несопряженность положения ГИП в северном и южном полушариях.

1.2. Зависимость положения ГИП от местного времени и Кр.

1.3. Распределение КтЕ2 в области ГИП.

1.4. Вариации формы ГИП.

1.4.1. Долготные вариации формы ГИП в ночных зимних условиях.

1.4.2. Сезонные вариации формы ночного ГИП.

1.4.3. Суточные вариации формы зимнего ГИП.

1.4.4. Зависимость формы ГИП от магнитной активности.

1.4.5. Зависимость формы ГИП от уровня солнечной активности.

1.4.6. Зависимость формы ГИП от высоты.

1.5. Выводы.

ГЛАВА 2. ВЕРОЯТНОСТЬ НАБЛЮДЕНИЯ СУБАВРОРАЛЬНОГО ИОНОСФЕРНОГО ПРОВАЛА. ПРОВАЛ В ЛЕТНИХ НОЧНЫХ УСЛОВИЯХ.

2.1. Данные.

2.2. Суточные вариации вероятности наблюдения ионосферного провала в зимних условиях.

2.3. Годовые вариации вероятности наблюдения ионосферного провала для околополуночных условий.

2.4. Глобальное распределение Ке в области летнего ночного провала.

2.5. Зависимость вероятности наблюдения ночного летнего ионосферного провала от долготы и уровня магнитной активности.

2.6. Причины образования ионосферного провала и сИГГ-а ионизации в летних ночных уловиях.

4.5. Эмпирическая формула для положения главного ионосферного провала.

4.5.1. Эффективный индекс магнитной активности.

4.5.2. Эмпирические формулы.

4.5.3. Обсулсдение.

4.6. Выводы.

ГЛАВА 5. КОЛЬЦЕВОЙ ИОНОСФЕРНЫЙ ПРОВАЛ.

5.1. Наблюдение КИП по данным спутников для разных геофизических условий.

5.1.1. Выделение КИП поданным спутника Космос-1809.

5.1.2. Динамика СИП во время интенсивных магнитных бурь по данным спутника Космос-900.

5.1.3. Наблюдения КИП в концентрации легких ионов по данным спутника 188-Ъ.

5.2. Динамика КИП во время бури 29-30 марта 1979 г. по одновременным данным спутников Космос-900 и Интеркосмос-19.

5.3. Статистические характеристики КИП.

5.3.1. Зависимость вероятности наблюдения КИП от местного времени.

5.3.2. Зависимость положения КИП от Кр-индекса.

5.3.3. Зависимость положения КИП от местного времени и долготы.

5.4. Обсуждение результатов наблюдений.

5.4.1. Сравнение с данными других наблюдений.

5.4.2. Механизмы формирования КИП.

5.4.3. Возобновление КИП на поздней стадии востановительно фазы бури.

5.5. Выводы.

ГЛАВА 6. ПРОВАЛЫ И СУБПРОВАЛЫ В КОНЦЕНТРАЦИИ ЛЕГКИХ

ИОНОВ Не+.

6.1. Выделение ПЛИ и субпровалов в концентрации ионов Не+ по данным спутника 188-Ъ.

6.1.1. Определение ПЛИ и субпровала.

6.1.2. Методика анализа данных.

6.1.3. Результаты анализа.

6.2. Сезонные вариации вероятности наблюдения провалов в концентрации ионов Не+.

6.2.1. Сезонные вариации вероятности наблюдения ПЛИ в ночных условиях.

6.2.2. Сезонные вариации вероятности наблюдения ПЛИ в дневных условиях.

6.2.3. Сезонные вариации вероятности наблюдения субпровалов в ночных и дневных условиях.

6.3. Суточные вариации вероятности наблюдения провалов в концентрации ионов Не+.

6.3.1. Суточные вариации вероятности наблюдения ПЛИ для зимних условий

6.3.2. Суточные вариации вероятности наблюдения ПЛИ для летних условий

6.3.3. Суточные вариации вероятности наблюдения субпровалов для зимних и летних условий.

6.4. Долготные вариации вероятности наблюдения провалов в концентрации ионов Не+.

6.4.1. Долготные вариации вероятности наблюдения провалов в концентрации

Не+ в ночных зимних условиях.

6.4.2. Долготные вариации вероятности наблюдения провалов в концентрации

Не+ в ночных летних условиях.

6.4.3. Обсуждение результатов.

6.5. Зависимость характеристик провалов в концентрации ионов Не+ от уровня геомагнитной возмущенности.

6.6. Возможные механизмы формирования субпровалов в концентрации Не+.

6.6.1. Механизмы формирования высокоширотных субпровалов.

6.6.2. Механизмы формирования низкоширотных субпровалов.

6.6.3. Механизмы формирования среднеширотных субпровалов.

6.7. Выводы.

ГЛАВА 7. ПРИЧИНЫ ДОЛГОТНО-ШИРОТНЫХ ВАРИАЦИЙ

ПАРАМЕТРОВ ИОНОСФЕРЫ В ОБЛАСТИ ГИП.

7.1. Выделение долготных вариаций высоты слоя Е2.

7.2. Расчеты скорости вертикального дрейфа плазмы W по данным измерений

11тГ2 на средних широтах.

7.2.1. Серво-модель.

7.2.2. Модель ИЗМИРАН.

7.2.3. Долготный эффект в геомагнитной системе координат.

7.2.4. Долготный эффект в географической системе координат.

7.2.5. Асимметрия северного и южного полушарий.

7.3. Выделение зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций ЬшБ2.

7.3.1. Постановка задачи.

7.3.2. Классический метод решения с добавленными уравнениями.

7.3.3. Метод регуляризации.

7.3.4. Сравнение методов.

7.3.5. Долготные вариации скорости нейтрального ветра.

7.3.6. Вклад разных компонент нейтрального ветра в долготные вариации W.

7.4. Электронная коцентрация максимума слоя Б2 на инвариантной широте 40°.

7.5. Долготно-широтные вариации ЬшБ2 в области субаврорального ионосферного провала.

7.5.1. Расчеты скорости вертикального дрейфа плазмы для дневных условий.

7.5.2. Долготно-широтные вариации Ьшо.

7.5.3. Долготно-широтные вариации скорости зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра.

7.6. Электронная концентрация максимума слоя Б2 на инвариантной широте 65°.

7.7. Выводы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физика атмосферы и гидросферы», 25.00.29 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Статистические и динамические характеристики ионосферных провалов»

В диссертации получена наиболее полная на настоящий момент картина глобальной структуры верхней ионосферы, описывающая ионосферные провалы разных типов. Экспериментальная база диссертации основана на уникальном массиве данных спутников «Интеркосмос-19», «Космос-1809», «Космос-900» и «ISS-b». На ее основе детально изучены статистические и динамические характеристики классического ночного ГИП, летнего ночного ГИП, зимнего дневного ГИП, зимнего дневного провала, высокоширотного ионосферного провала, кольцевого ионосферного провала (КИП), среднеширотного провала в легких ионах (ПЛИ), а также разных типов субпровалов в легких ионах. С помощью расчетов и качественного анализа исследованы механизмы формирования ионосферных провалов при разных геофизических условиях, причины фоновых вариаций параметров ионосферы в области провалов, а также причины асимметрии северного и южного полушарий.

Предмет исследований. Достаточно ярко выраженное понижение плотности ионосферной плазмы относительно фонового уровня, протяженное по долготе, называется провалом ионизации. Существует несколько типов ионосферных провалов, характеристики которых могут очень сильно изменяться в разных геофизических условий и даже пересекаться друг с другом, что затрудняет их исследование. Поэтому сформулируем хотя бы приближенные определения для ионосферных провалов, которые рассматриваются в работе.

Для «главного ионосферного провала» (ГИП) (Main Ionospheric Trough, MIT) обычно дается следующее определение: ГИП называется уменьшение плотности плазмы ниже фонового уровня от нескольких раз до двух порядков величины экваториальнее аврорального овала.

ГИП является стабильной характеристикой ионосферы в ночных зимних и отчасти равноденственных условиях. Определим его как «классический» ГИП. Однако ГИП может наблюдаться и в летних ночных и в зимних дневных условиях. Его форма в этих условиях, вероятность наблюдения и причины образования сильно отличаются от аналогичных характеристик классического ГИП. Это в особенности относится к зимним дневным условиям. Но всегда минимум провала расположен не далее чем на -5° экваториальнее аврорального овала. Поэтому провал в этих условиях удобно определить как «субавроральный» ионосферный провал. Итак, субавроральный провал состоит из ночного ГИП (зимнего и летнего) и дневного ГИП (зимнего). Таким образом, названия «главный» и «субавроральный» не являются, строго говоря, синонимами.

Новый провал, обнаруженный в данной работе экваториальнее ГИП является уже чисто среднеширотным провалом. Главный ионосферный провал также часто называют «среднеширотным», в результате чего возникает терминологическая путаница. Чтобы ее избежать, новый провал был назван «кольцевым ионосферным провалом» (КИП), поскольку он связан с кольцевым магнитосферным током. Во время интенсивной бури оба провала фактически представляют собой единую структуру. Удобно определить ее в этих условиях как среднеширотный провал (СИП). Итак, в ночных (зимних и летних) условиях СИП можно разделить на ГИП и КИП. Таким образом, названия «главный» и «среднеширотный» не являются синонимами.

В данной работе обнаружено также, что в дневных зимних условиях ионосферный провал, расположенный экваториальнее аврорального каспа, представляет собой отдельную ветвь. Детальное исследование его характеристик показывает, что они сильно отличаются от характеристик более экваториального дневного ГИП и так называемого высокоширотного провала (High Latitude Trough, HLT). HLT также наблюдается на широтах аврорального овала, но ближе к его полярной границе. Поскольку определение «высокоширотный» уже было использовано, новый провал получил название «дневной зимний провал».

До сих пор речь шла о высотах ионосферы, на которых преобладающим ионом является О"А На больших высотах в концентрации легких ионов Н+ и Не"*" также были обнаружены высокоширотный провал, расположенный на широтах аврорального овала, среднеширотный провал (ПЛИ), связанный с плазмопаузой, и более низкоширотный субпровал. В вопросе определения ПЛИ также не существует единого мнения. Тейлор, например, [Taylor, 1972а] дает широкое определение ПЛИ (Light Ionospheric Trough, LIT), называя им «ярко выраженное среднеширотное истощение ионов водорода и гелия, концентрации которых могут испытывать падение до двух порядков величины в широтном диапазоне 5-20° и достигать минимального уровня вблизи L = 4». В этом определении ничего не сказано о полярной стенке ПЛИ. Поэтому мы будем понимать под ПЛИ структуру с резким падением (на один-два порядка величины) концентрации ионов Н""" и Не"*" в полосе широт 5°-20° внешней плазмосферы, которое переходит в увеличение концентрации полярнее плазмопаузы. Это увеличение может быть небольшим, но оно должно четко фиксироваться, однозначно определяя тем самым положение минимума провала.

Наконец под субпровалом в концентрации легких ионов (Не"А, Н"А) также будем понимать только четко определяемую структуру, с падением концентрации в три раза и более, которая наблюдается экваториальнее ПЛИ и занимает полосу широт 5°-10°.

Актуальность проблемы. Актуальность проблемы исследования ионосферных провалов определяется многими аспектами, поскольку она затрагивает широкий круг вопросов физики и моделирования ионосферы, исследования ионосферно-магнитосферных связей, распространения радиоволн, а также НЧ-сигналов и микропульсаций в ионосфере и плазмосфере Земли и т.д.

Провалы ионизации являются неотъемлемой характеристикой верхней ионосферы. Однако многие статистические и динамические характеристики ионосферных провалов до сих пор изучены плохо. Например, долгое время были неизвестны причины большого (±5°) разброса данных в широтном положении ГИП. На самом деле во время магнитных бурь под одним и тем же среднеширотным провалом понимали два близко расположенных, но совершенно разных провала: ГИП и КИП Щемите, Карпачев, 1995а\. Точно так же в зимней дневной ионосфере дневной ГИП обычно путают с более высокоширотным дневным провалом [Карпачев, Афонин, 1998].

При неточности ±5° в определении положения ГИП ошибка в определении электронной концентрации может достигать порядка величины и более. Поэтому при моделировании субавроральной ионосферы сначала как можно более точно определяют положение минимума провала, а уже затем описывают параметры ионосферы [Елисеев и др., 1995]. Таким образом, задача введения более адекватного индекса магнитной активности для определения положения провала является критичной для прогнозирования состояния ионосферы в области провала.

Разница в определении вероятности появления ГИП при одних и тех же геофизических условиях, но в разных экспериментах составляет десятки процентов. Причины таких больших расхождений неизвестны. Они также приводят к большим ошибкам при определении величины электронной концентрации. Это означает, что модель субавроральной ионосферы должна быть вероятностной, а вероятность образования провала для всех условий должна быть точно определена.

Вариации формы ГИП исследованы очень слабо, в частности, до сих пор неизвестно, как изменяется форма провала с ростом возмущенности (см., например, [Мо//еи, Quegan, 1983]). Это не позволяет построить адекватную модель возмущенной среднеширотной ионосферы и понять причины изменений концентрации в области провала во время ионосферной бури. в формировании ГИП участвует свыше десяти процессов [Rodger et al, 1992]. Эффективность каждого из этих механизмов до сих пор точно неизвестна. Например, на наш взгляд, недооценивается роль механизма «полной тени» [Колесник, Голиков, 1985], который, как будет показано ниже, является весьма эффективным при формировании ГИП в дневной зимней ионосфере южного полушария. Формирование провалов происходит на некотором фоновом уровне ионизации. Фоновый уровень концентрации плазмы в области провала в свою очередь зависит от нескольких причин, вклад которых также не определен.

ПЛИ считается индикатором экваториальной плазмопаузы на ионосферном уровне. Однако одновременные наблюдения показывают, что их положения могут сильно отличаться. Этот пример свидетельстует о том, насколько плохо мы еще знаем процессы, определяющие магнитосферно-плазмосферно-ионосферные связи.

Редкие разрозненные попытки наблюдения субпровалов в легких ионах приводят к представлению, что субпровал является редким явлением, за которым стоит такой же редкий, экзотический механизм. Анализ данных спутника ISS-b показывает наличие большого количества субпровалов разных типов, определенно связанных с р£1зными механизмами образования [Карпачев, Сидорова, 1999]. Это фактически открывает новое направление в исследовании физики ионосферно-плазмосферных связей.

Провалы ионизации являются источником искажений при передаче ВЧ-радиосигналов [Благовещенский, Жеребцов, 1987], они в качестве волновода определяют распространение НЧ-излучений [Clilverd et al., 1995] и геомагнитных пульсаций разных типов [Клейменова и др., 1995]. Для решения траекторных и волноводных задач необходимо точно знать форму провала - его глубину, ширину, высоту и крутизну стенок. Поскольку форма провала геофизикам известна плохо, радиофизикам приходится решать обратную задачу - определять характеристики провала по характеристикам радиосигналов [Blagoveslichensky, Borisova, 1995].

Выше перечислено только несколько наиболее острых проблем, возникающих при исследовании ионосферных провалов. Они хорошо известны специалистам, занимающимся вопросами моделирования ионосферы и распространения радиоволн. С ними, в частности, столкнулись геофизики, занимавшиеся моделированием ионосферы над Европой в рамках проекта PRIME. Поэтому продолжением этого проекта явился проект COST 251 [Hanbaba, 1999], одна из секций которого была полностью посвящена исследованию характеристик ГИП, для того, чтобы включить его в модель ионосферы. Проект решено снова продлить и продолжить изучение не только ГИП, но и других ионосферных провалов, в частности, ПЛИ.

Цель работы определили обширный материал спутниковых наблюдений, имевшийся в распоряжении, и актуальность перечисленных выше проблем. Конкретно, были поставлены следующие задачи:

1. Исследовать статистические характеристики ГИП. В частности, выявить долготный эффект (ДЭ) в положении ГИП, изучить зависимость его характера от времени суток, сезона и магнитной активности. Исследовать зависимость формы ГИП от долготы, высоты, местного времени, сезона, уровня солнечной и магнитной активности. Выявить вариации вероятности наблюдения ГИП с сезоном, местным временем и долготой. Провести качественный анализ обнаруженных закономерностей, включая асимметрию полушарий, выявить причины расхождений с данными других наблюдений. Отделить от зимнего ГИП более высокоширотный дневной провал, расположенный внутри аврорального овала, но экваториальнее каспа. На основе полученных результатов дать качественную интерпертацию причин образования дневных провалов.

2. Исследовать динамические характеристики ГИП и КИП. Исследовать динамику ГИП для всех фаз интенсивной бури, выявить задержку в реакции ГИП относительно индексов магнитной активности (Кр, Вз! и ОК). Отделить от ночного ГИП провал, связанный с кольцевым магнитосферным током (КИП). Исследовать динамику КИП для всех фаз магнитосферной бури, выявить задержку х реакции КИП на магнитное возмущение, определить условия фомирования КИП, изучить связи с пиком Те, ВК-током магнитосферы и ЗАК-дугами. Исследовать зависимость динамики ГИП и КИП от местного времени и высоты. Ввести более эффективный индекс магнитной активности Кр(т) для определения положения ГИП. Построить более точную, чем предыдущие, модель положения ГИП на основе Кр(г)-индекса. Провести поиск эффективного индекса магнитной активности для определения положения КИП. На его основе построить модель положения КИП для восстановительной фазы бури.

3. Исследовать статистические характеристики провалов в концентрации ионов НеА по данным спутника «188-Ь» на высотах 1000-1200 км. Выявить все возможные типы провалов в [Не"*'] на основе анализа их характеристик. Выявить все возможные типы субпровалов в [Не"*"]. На основе полученных результатов провести анализ причин их образования. Выделить и исследовать зависимость вероятности наблюдения провалов и субпровалов в [Не"*"] от сезона, местного времени, широты, долготы и магнитной активности. Выделить зависимость положения ПЛИ и субпровалов от Кр-индекса.

4. Определить причины фоновых вариаций параметров ионосферы в области ГИП. Построить глобальное распределение hmF2, NmF2, Ne и Те в области провала в северном и южном полушариях для разных условий. Разработать методику для расчета скорости вертикального дрейфа плазмы W из данных по hmF2 на основе моделей дневной и ночной ионосферы. Исследовать подходы для решения обратной задачи -определить зональную и меридиональную компоненты нейтрального ветра из долготных вариаций W. С помощью этой методики оценить вклад солнечной ионизации, а также температуры, состава и ветра нейтральной атмосферы в долготно-широтные вариации hmF2 и NmF2.

Достоверность полученных в работе результатов основана на огромном статистическом материале, использованном в работе, сравнении с результатами других независимых наблюдений, сравнении экспериментальных данных с модельными расчетами, проведенными в работе, и с другими моделями ионосферы и термосферы (IRI-90, MSIS-90, HWM-90). Так, например, обнаружение в зимней дневной ионосфере еще одного, более высокоширотного, чем ГИП, провала, было подтверждено по данным спутника «DE-2» [Werner, Prolss, 1997].

Научная новизна работы определяется постановкой и результатами решения следующих проблем:

1. Впервые выделен и детально исследован ионосферный провал (КИП), связанный с кольцевым магнитосферным током, который имеет характеристики, резко отличающие его от ночного ГИП. Обнаружено, что ярко выраженная структура (КИП и связанный с ним пик Те), характерная скорее для максимума интенсивной бури, может появиться на поздней стадии восстановительной фазы бури даже при слабом росте Кр.

2. Впервые выделен в отдельную ветвь и детально исследован ионосферный провал, связанный с авроральным каспом (зимний дневной провал), который имеет характеристики, резко отличающие его от дневного ГИП. Обнаружена и исследована зависимость положения и вероятности наблюдения ГИП и дневного провала от местного времени и долготы.

3. Детально исследована динамика ГИП и КИП на всех фазах интенсивной магнитной бури. Выявлена сильная зависимость динамики обоих провалов от местного времени. Обнаружено, что положение КИП, а также задержка т его реакции относительно изменений магнитной активности зависят от высоты. Построено распределение узких провалов ионизации (УПИ) в координатах местное время -инвариантная широта.

4. Обнаружено, что задержка т реакции положения ГИП на изменения магнитной активности зависит от скорости изменений Кр-индекса, а также от местного времени. Введен более эффективный, чем текущий, индекс магнитной активности Кр(т) для определения положения ГИП, который учитывает предысторию развития магнитной активности.

5. Введен DR-индекс магнитной активности (магнитное поле кольцевого тока) для определения положения ГИП и КИП во время резких изменений магнитной активности.

6. Построена гораздо более точная, по сравнению с известными, модель положения ГИП на основе более эффективного Кр(т)-индекса и с учетом зависимости от местного времени и долготы. Построена модель положения КИП для восстановительной фазы бури на основе DR-индекса магнитной активности.

7. Построена вероятностная модель наблюдения ГИП в зависимости от местного времени, сезона, долготы и уровня магнитной активности. Обнаружена зависимость положения ГИП от долготы. Детально исследованы зависимости формы ГИП от высоты, долготы, сезона, местного времени, уровня солнечной и магнитной активности.

8. Построено и детально исследовано глобальное распределение параметров ионосферы (hmF2, NmF2, Ne, Те) в ионосфере средних, субавроральных и авроральных широт для разных геофизических условий. При этом выделены элементы глобальной структуры верхней ионосферы, которые неадекватно воспроизводятся в моделях ионосферы, в том числе и в IRL

9. Разработана методика для модельных расчетов скорости вертикального дрейфа плазмы W из hmF2. Впервые разработана методика для определения зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций W. Сделаны численные оценки вклада состава, температуры и ветра нейтральной атмосферы в долготные вариации параметров ионосферы, основанные на этой методике.

10. Впервые четко отделены друг от друга разные типы провалов в легких ионах: высокоширотный провал, среднеширотный провал (ПЛИ) и более низкоширотные субпровалы. Показано, что субпровал является гораздо более частым явлением, чем считалось ранее.

11. Впервые выделены разные типы субпровалов в легких ионах по механизмам их образования: а) более высокоширотные (Ф > 47-48°) субпровалы, обусловленные динамикой внешней плазмосферы во время возмущений; б) среднеширотные (Ф ~ 3545°) субпровалы, связанные, в основном, с выносом легких ионов из летнего полушария в зимнее; в) более низкоширотные (Ф < 35°) субпровалы, являющиеся проявлением экваториальных «баблов».

12. Обнарул<ена и исследована зависимость вероятности наблюдения ПЛИ и субпровалов от сезона, местного времени, долготы, широты и магнитной активности. Полученные результаты представляют, фактически, вероятностную модель наблюдения ПЛИ и субпровалов для разных геофизических условий.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Выделение новых элементов глобальной структуры верхней ионосферы с помощью детального анализа их характеристик: а) кольцевого ионосферного провала (КИП), связанного с кольцевым магнитосферным током на ночной стороне Земли; б) дневного ионосферного провала, расположенного в зимней ионосфере полярнее ГИП, но экваториальнее каспа; в) нескольких типов субпровалов в концентрации ионов НеА, связанных с разными механизмами образования.

2. Результаты исследования статистических характеристик ГИП: обнаружение устойчивого долготного эффекта в положении ГИП и выявление его причин; выделение четкой зависимости формы ГИП от долготы, высоты, сезона, местного времени, магнитной и солнечной активности; построение полной вероятностной модели наблюдения ГИП в зависимости от сезона, местного времени и долготы.

3. Результаты исследования динамики ГИП и КИП во время интенсивных магнитных бурь: обнаружение зависимости задержки в реакции ГИП на магнитное возмущение от скорости его изменений, обнаружение зависимости положения и реакции КИП на магнитное возмущение от высоты, обнаружение сильной зависимости динамики ГИП и КИП от местного времени, обнаружение в относительно спокойных магнитных условиях структур, скорее присущих максимуму бури.

4. Эмпирическая модель положения ГИП, гораздо более точная по сравнению с известными, что обусловлено введением эффективного индекса Кр(х) и учетом вариаций положения ГИП с долготой и местным временем. Эмпирическая модель положения КИП для восстановительной фазы бури, основанная на ВК-индексе геомагнитной активности.

5. Обнаружение зависимости вероятности наблюдения провалов и субпровалов в концентрации ионов Не"'' от сезона, местного времени, долготы и магнитной активности. Результаты анализа причин этих зависимостей.

6. Разработка методики расчета скорости вертикального дрейфа плазмы '\У из ЬтГ2. Разработка методики расчета зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций Результаты анализа вклада состава, температуры и ветра нейтральной атмосферы в долготные вариации параметров ионосферы, основанного на этой методике.

7. Построение распределения параметров верхней ионосферы (N6, Те, НтР2 и 11тР2) на средних, субавроральных и авроральных широтах для разных геофизических условий с учетом новых элементов глобальной структуры. Результаты анализа причин крупномасштабных вариаций параметров верхней ионосферы с помощью численных расчетов и качественного анализа, а также причин больших расхождений эксперимента с моделями термосферы и ионосферы.

Научная и практическая значимость работы определяется, в основном, положениями, которые выносятся на защиту:

- Построено модельное распределение параметров ионосферы (11тР2, КтР2, Ме и Те) в области средних, субавроральных и авроральных широт для зимних ночных, зимних дневных и летних ночных условий. Получено детальное представление о причинах, формирующих долготно-широтные вариации этих параметров. Сделаны оценки вклада основных причин в эти вариации. Проведено сравнение с существующими моделями, обнаружено наличие больших расхождений с экспериментом, что является основанием для их коррекции.

- Выделены новые элементы глобальной структуры верхней ионосферы. Тем самым открыты новые аспекты ионосферно-плазмосферно-магнитосферных связей, которые подлежат дальнейшему изучению.

- Построена гораздо более точная, чем предыдущие, модель положения ГИП, основанная на эффективном Кр-индексе, учитывающем предысторию, и учете вариаций положения ГИП с долготой и местным временем. Построена модель положения КИП для восстановительной фазы бури, основанная на ВК-индексе геомагнитной активности. Эти модели позволяют резко увеличить точность прогноза состояния ионосферы.

- Выделены вариации вероятности наблюдения ГИП с сезоном, местным временем, долготой и магнитной активностью. Выделены зависимость положения ГИП от долготы, сезона и магнитной активности. Выделены вариации формы ГИП с долготой, высотой, сезоном, местным временем, уровнем солнечной и магнитной автивности. Таким образом, заложены основы для построения полной модели ГИП.

- Разработана методика выделения зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций ЬтР2. Компоненты нейтрального ветра, рассчитанные по этой методике, более точно воспроизводят вариации ЬтР2, чем компоненты, взятые из модели нейтрального ветра HWM-90. Следовательно, разработанная методика может быть использована также для коррекции моделей нейтрального ветра.

Реализация результатов. Результаты работы использовались при построении глобального отклика ионосферы на магнитную бурю в рамк£1х международного проекта "SUNDIAL", построении модели ионосферы над Европой в европейском проекте "PRIME/COST 251", проведении работ по проблемам физики околоземного пространства в ААНИИ и ИКИ, и отражены в отчетах по гранту Международного научного фонда (J 41100) и грантов РФФИ (№ 94-05-17352 и № 97-05-64085), в которых автор являлся руководителем, а также по выполненной в ИЗМИРАН научно-исследовательской работе «Исследование крупномасштабной структуры ионосферы для спокойных и возмущенных условий на основе глобального картирования ионосферы по данным ИСЗ» (Гос.рег. №01.9.60001815), в которой автор также являлся руководителем.

Личный вклад автора. В диссертации обобщены результаты, основное содержание которых отражено в 38 публикациях. Во всех публикациях автору принадлежит обработка первичной информации, включая создание банка данных спутников "Интеркосмос-19" и "Космос-1809". Во всех публикациях автор участвовал в получении и обсуждении результатов. В большинстве опубликованных в соавторстве статьей, автору принадлежит также постановка задачи, включая методы решения задачи. Под его непосредственным руководством выполнены два гранта РФФИ и кандидатская диссертация Л.Н.Сидоровой "Статистические характеристики и механизмы образования провалов в концентрации ионов Не"А на высотах верхней ионосферы". В статьях по динамике ГИП, написанных совместно с М.Г. Деминовым, С.К.Аннакулиевым и В.В.Афониным, вклад соавторов примерно одинаковый. В статьях, написанных совместно с Н.И.Ижовкиной, автору принадлежит экспериментальная часть работы.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на Всесоюзном семинаре по моделированию ионосферы (Звенигород, 1988), на конференции по распространению радиоволн (Ульяновск, 1993), на симпозиумах и семинарах КАПГ (Калуга, 1988, Самарканд, 1989), на семинаре международного проекта SUNDIAL (США, 1989), на международной конференции "Спутниковые исследования ионосферных и магнитосферных процессов" (Москва, 1995), на конференциях Европейского проекта PRIME/COST 251 (Испания, 1992, Австрия, 1994, Чехия, 1996, Германия, 1997) на симпозиуме EGS (Франция, 1994), на международной конференции "Problems of Geocosmos» (Санкт-Петербург, 1996, 1998), на симпозиуме IUGG (Англия,

1999), на симпозиумах COSPAR (Финляндия, 1988, Германия, 1994, Англия, 1996, Япония, 1998, Польша, 2000), на генеральных ассамблеях URSI (Чехия, 1990, Япония, 1993, Франция, 1996), на конференции, посвященной 60-ю ИЗМИР АН (Троицк, 2000).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, семи глав и заключения. Общий объем 371 страница, из них текст и 13 таблиц на 239 страницах, 112 рисунков на ПО страницах, список литературы из 318 наименований на 22 страницах.

Похожие диссертационные работы по специальности «Физика атмосферы и гидросферы», 25.00.29 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физика атмосферы и гидросферы», Карпачев, Александр Трофимович

Основные выводы проделанного анализа подведены в конце каждой главы, и образуют некоторое множество характеристик исследуемой в главе структуры ионосферы. Эти множества пересекаются, так что их элементы образуют новые множества, объединенные определенным направлением исследований. Например, во многих главах обсуждается асимметрия северного и южного полушарий в разных параметрах ионосферы. Выделим несколько таких направлений и в их рамках, под другим углом зрения, рассмотрим полученные в работе результаты.

1. На основе детального анализа большого массива данных нескольких спутников выделены новые элементы глобальной структуры верхней ионосферы:

- Впервые от ночного ГИП четко отделен «кольцевой ионосферный провал» (КИП), связанный с кольцевым магнитосферным током.

- Впервые в зимних условиях четко выделена ветвь едневного» ионосферного провала, расположенного полярнее ГИП, но экваториальнее аврорального каспа.

- Впервые выделено несколько типов субпровалов в концентрации ионов Не-ь на высотах 1000-1200 км. Вопреки литературным данным, субпровалы являются достаточно стабильным элементом верхней ионосферы.

2. Проведена более полная и точная классификация ионосферных провалов, для чего разработана методика разделения провалов разных типов на основе системного подхода к большому массиву спутниковых данных. Детально исследованы характеристики разных типов ионосферных провалов и сделаны существенные уточнения механизмов их образования. Выявлены и устранены причины разброса данных в положении провалов, что позволило гораздо более четко локализовать их в пространстве. Проведено сравнение с данными других измерений и вскрыты причины методических ошибок при идентификации провалов, приводящие к большим расхождениям в результатах исследований.

3. Получена практически полная количественная картина (модель) вероятности наблюдения ионосферных провалов разных типов. Для этого выделены и детально исследованы зависимости вероятности наблюдения ГИП от сезона, местного времени, долготы, уровня магнитной и солнечной активности. Показано, в частности, что вероятность Р наблюдения ГИП в летних ночных и зимних дневных условиях составляет в среднем ~30% и очень сильно перераспределяется с долготой - до 80-90% в области тени и до 10-20% на освещенных долготах. Впервые вьщелены все эти зависимости для ПЛИ и субпровала. Показано, в частности, что для ПЛИ Р~40-50% как в ночных зимних, так и летних условиях, и достигает 80% во время весеннего равноденствия. Впервые выделены зависимости величины Р от долготы и МЬТ для «дневного» зимнего провала. Показано, что КИП чаще всего наблюдается утром.

4. Обнаружен и исследован ДЭ в положении минимума ГИП и пика Те с амплитудой 5-6°. ДЭ несимметричен в северном и южном полушарии, поэтому несопряженность в положении ГИП может достигать 3-4°. Предсказан ДЭ в положении плазмопаузы и ГДВ (2-5°). Детально исследованы вариации формы ГИП с местным временем, сезоном, долготой, высотой, магнитной и солнечной активностью. Показано, в частности, что анализ вариаций формы ГИП не имеет смысла без учета долготы и полушария, поскольку приводит к противоречиям. Показано также, что при исследовании зависимости формы ГИП от магнитной активности необходимо учитывать развитие положительной и отрицательной фазы бури на обеих стенках и в минимуме ГИП. При низкой солнечной активности форма ГИП в гораздо большей степени, чем при высокой активности, определяется динамикой ионосферы, связанной с возмущениями, и поэтому сильно изменяется с высотой.

5. Получена детальная картина динамики провалов в период интенсивных магнитных бурь на основе детального анализа около 50 событий. В частности:

- Обнаружена задержка т реакции ГИП на магнитное возмущение, пропорциональная скорости изменения возмущения. Ионосфера действует как слабопропускающий фильтр, иначе говоря, она обладает инерционностью.

- Обнаружено, что задержка реакции КИП на магнитное возмущение на 1-1.5 ч больше на высотах максимума слоя Г2, чем на высоте ~1000 км, что связано с характерным временем перестройки структуры максимума слоя Р2.

- Введены более эффективные (г ~ 0.95) индексы магнитной активности, чем текущий Кр-индекс, для определения положения СИП: Кр(т), учитывающий предысторию, и ОК - магнитное поле кольцевого тока.

- Показано, что ГИП может скачком переходить в КИП на фазе роста возмущения и, наоборот, КИП скачком переходит в ГИП на восстановительной фазе бури.

- Выявлены сильные различия в динамике СИП в зависимости от местного времени: ГИП лучше выражен в вечернем, а КИП в утреннем секторе, в околополуночные часы они могут существовать одновременно. Задержка реакции СИП на изменения Кр растет с местным временем. УПИ вечером образуется на фазе роста бури, а утром - в начале восстановительной фазы.

- Обнаружено, что ярко развитая структура (КИП и связанный с ним пик Те), присущая скорее максимуму интенсивной бури, может появиться на поздней стадии восстановительной фазы бури даже после слабого роста Кр-индекса.

6. Построены более точные, чем известные, модели положения ГИП и КИП:

- Для ночных зимних и равноденственных условий построена эмпирическая модель положения ГИП для периода магнитной бури. По величине стандартного отклонения модель обеспечивает примерно вдвое большую точность на фазе роста бури и втрое - на восстановительной фазе. Это достигнуто разделением фаз магнитной бури, разделением ГИП и КИП и введением более адекватного, чем Кр, индикатора магнитной активности для положения ГИП - магнитного поля кольцевого тока ОК.

- Для тех же геофизических условий получена более точная, чем известные, эмпирическая формула для положения минимума ГИП. Основное преимущество этой формулы заключается в использовании эффективного индекса магнитной активности Кр*(т), который учитывает предысторию изменения уровня магнитной активности.

- Для тех же геофизических условий впервые построена точная (г~0.95, а~1.2°) эмпирическая модель положения минимума КИП на основе ОК-индекса. Эта модель может быть использована для определения положения максимума скорости нагрева ионосферной плазмы на широтах магнитосферного ОК-тока и связанного с ним положения 8АК-дуги.

7. Выделенные закономерности в поведении разных провалов позволяют либо гораздо более уверенно говорить о механизмах их образования, либо выдвигать обоснованные гипотезы относительно наиболее вероятных причин.

- При высокой магнитной активности ГИП регулярно наблюдается даже днем, следовательно, самой сильной причиной образования ГИП является быстрый дрейф плазмы под действием электрического поля. В спокойных летних ночных и зимних дневных условиях ГИП образуется только в минимуме фоновой концентрации в результате действия механизма «полной тени» и высыпаний частиц на полярной стенке. Величина фоновой концентрации определяется, главным образом, уровнем солнечной ионизации, поэтому самой сильной «антипричиной»является Солнце.

- Изменения конфигурации ГИП (положения, глубины и ширины) зависят от долготно-широтных вариаций концентрации в области ГИП. Характер этих вариаций детально исследован, а вклад каждого фактора определен с помощью расчетов.

КИП образуется во время магнитосферной бури под действием тех же процессов, что и SAR-дуга. Образование ярко выраженного КИП в спокойное время скорее всего связано с возбуждением ионно-циклотронных волн, но эта гипотеза нуждается в подтверждении.

- В ночных условиях экваториальная стенка ПЛИ формируется потоками ионов между ионосферой и плазмосферой. Глубокий минимум ПЛИ образуется в результате опустошения силовых трубок, связанного со сжатием плазмосферы во время бури. Дневной зимний ПЛИ является реликтом ночного ПЛИ. Существование дневного летнего ПЛИ обусловлено, в основном, наличием хорошо выраженной полярной стенки. Суточные, сезонные и долготные вариации [Не"А] в области ПЛИ определяются вариациями [О"А].

- Высокоширотные (Ф > 47-48°) дневные субпровалы связаны с образованием "оторванных облаков плазмы", а ночные субпровалы формируются тем же самым механизмом, что и КИП. Низкоширотные субпровалы (Ф < 35°) являются проявлением поднявшихся на большие высоты экваториальных «баблов». В промежуточной полосе средних широт (Ф ~ 35-50°) глубокие провалы ионизации формируются всплесками электрического поля, но главным образом, в результате выноса легких ионов из летнего полушария в зимнее. Этот процесс наиболее эффективен в интервале местного времени 14-22 LT, на долготах, где концентрация плазмы намного выше, чем в сопряженном полушарии.

8. Построено глобальное (модельное) распределение NmF2, hmF2, Ne и Те в области ГИП, выделены долготно-широтные вариации [Не+] и [О"А] на высотах 10001200 км в области ПЛИ для разных геофизических условий. Показано, что многие элементы глобальной структуры (ГИП, КИП, дневной провал, <cliff», пик Те, ДЭ) до сих пор неадекватно воспроизводятся в существующих моделях ионосферы, в том числе и в IRL

9, Детально исследованы причины долготно-широтных вариаций фоновой концентрации и высоты максимума слоя F2 в области ГИП. Для этого разработана методика расчета скорости вертикального дрейфа плазмы W из hmF2 на основе моделей ночной и дневной ионосферы. Впервые разработана методика выделения зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций W. С помощью этой методики определен вклад состава, температуры и ветра нейтральной атмосферы в долготно-широтные вариации hmF2. Определен вклад солнечной ионизации, высыпаний частиц, электрического поля и параметров термосферы в долготные вариации NmF2.

10. Выявлены и исследованы многие проявления асимметрии между северным и южным полушариями Земли в параметрах верхней ионосферы. Асимметрия проявляется в разном характере долготных вариаций всех параметров: hmF2, NmF2, Ne, Те, Tn, [О], [Na], [О"*"], [Не+], скорости зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра, вероятности наблюдения, положения и формы ионосферных провалов (кроме КИП) и субпровалов. ДЭ во всех параметрах проще по форме и больше по амплитуде в южном полушарии. Ярким примером асимметрии является то, что "cliff ионизации в южном полушарии образуется, а в северном - нет. Причины асимметрии, в конечном итоге, сводятся к разнице между геомагнитным и географическим полюсами, и зависимости от долготы магнитуды, склонения и наклонения геомагнитного поля.

Итак, получен целый ряд новых, иногда совершенно неожиданных результатов. Многие из них свидетельствуют о том, что еще недостаточно хорошо изучена даже крупномасштабная структура верхней ионосферы. Поэтому в заключение приведем перспективы дальнейших исследований, которые вытекают из полученных в работе результатов.

- В Главах 1-3 были исследованы вариации вероятности наблюдения, положения и формы ГИП. Этим были заложены основы полной (с учетом всех характеристик и для любых геофизических условий) модели ГИП. Однако анализ показывает, что построение такой модели возможно только на основе полного (мирового) банка данных, накопленных за 35 лет исследования ГИП, т.е. только на основе международной кооперации.

- В Главе 3 выделен дневной ионосферный провал, расположенный внутри аврорального овала, но экваториальнее дневного каспа и дана качественная интерпретация причин его образования. Однако там же показано, что в теоретических расчетах такая структура пока воспроизведена не была.

- В Главах 4 и 5 выделен КИП и показана его связь с ОК-током и ЗАК-дугами. Однако осталось много неясных аспектов этой связи, которые нуждаются в дальнейшем изучении. Для этого необходимо проведение одновременных комплексных измерений в ионосфере и магнитосфере.

- В главе 4 введены гораздо более эффективные, чем текущий Кр-индекс, ОК и Кр(1)-индексы магнитной активности для определения положения ГИП и КИП. Необходимо продолжить поиск более эффективных индексов для определения положения ПЛИ, ГДВ и плазмопаузы.

- Особый интерес вызывает механизм образования на поздней стадии восстановительной фазы бури ярко выраженной структуры (КИП и связанного с ним пика Те), более присущей максимуму интенсивной бури, относительно которого в Главе 5 была высказана только гипотеза.

- В Главе 6 были выделены несколько типов субпровалов в легких ионах и дана качественная интерпретация причин их образования. Однако совершенно ясно, что это только начало исследований в этом направлении.

- В Главе 7 разработана методика выделения зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций ЬтГ2. Она была опробована пока только для летней ночной ионосферы средних и высоких широт. Эта методика может быть перспективной для коррекции глобальной модели нейтрального ветра в виду острой нехватки прямых измерений скорости ветра и большой неточности этих измерений.

- В диссертации много внимания уделено исследованию долготного эффекта и иТ-контроля верхней ионосферы, а также асимметрии между северным и южным полушариями. Хотя было получено много интересных результатов в этом направлении, однако до полной картины асимметрии полушарий еще далеко.

- Многие характеристики верхней ионосферы до сих пор неадекватно воспроизводятся в существующих моделях ионосферы. Например, при исследовании провалов в легких ионах пришлось дополнительно решать проблему фоновых вариаций концентрации ионов Не+, поскольку модель 1К1 их практически не описывает. То же самое можно сказать и о долготных вариациях всех параметров ионосферы. Таким образом, предстоит большая работа по коррекции моделей ионосферы.

349

Автор глубоко признателен своим соавторам за плодотворное сотрудничество, и особенно д. ф.-м. н. М.Г.Деминову за обсуждение полученных результатов, а к. ф.-м. н. В.В.Афонину за любезно предоставленные им данные спутника "Космос-900". Благодарю д.ф.-м.н. А.В.Павлова и д.ф.-м.н. А.В.Михайлова за интерес, проявленный к работе и полезные критические замечания. Выражаю благодарность всему коллективу отдела ионосферных исследований ИЗМИРАН во главе с д.ф.-м.н. С.А.Пулинцом за доброжелательную рабочую атмосферу в отделе, без которой эта работа была бы невозможной.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список литературы диссертационного исследования доктор физико-математических наук Карпачев, Александр Трофимович, 2001 год

1. Аннакулиев С.К., Афонин В.В., Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Эмпирическая формула для положения главного ионосферного провала в период магнитной бури // Геомагнетизм и аэрономия. 1997. Т.37. № 3. С.183.

2. Афонин В.В., Беспрозванная A.C., Бенькова Н.П. и др. Влияние ММП на положение дневного каспа // Исследования субавроральной ионосферы. М.: ИЗМИРАН. 1989. С.36.

3. Афонин В.В., Филиппов В.М., Шестакова Л.В., Алексеев В.Н. Узкие провалы ионизации в области F по измерениям со спутника Космос-900 и их сопоставление с наземными ионосферными наблюдениями // Космические исследования. 1989. Т.27. №2. С.267.

4. Афонин В.В., Деминов М.Г., Карпачев А.Т. и др. Долготные вариации положения главного ионосферного провала для ночных зимних условий по данным ИСЗ "Космос-900" и "Интеркосмос-19" // Геомагнетизм и аэрономия. 1992. Т.32. № 2. С.75.

5. Бадин В.И. Аналитические зависимости концентрации электронов и высоты максимума дневного слоя F2 от скорости дрейфа плазмы и других аэрономических параметров //Геомагнетизм и аэрономия. 1989. Т.29. № 5 . С.795.

6. Бенькова Н. П., Зикрач Э. К. Главный ионосферный провал по наземным наблюдениям в Якутском регионе // Физические процессы в области главного ионосферного провала. Прага. 1983. С.7.

7. Бенькова Н.П., Жеребцов Г.А., Долгоаршинных Б.Г. Динамика ионосферных возмущений на высоких широтах в годы высокой солнечной активности // Распространение радиоволн в ионосфере. М.: ИЗМИРАН. 1986. С. 145.

8. Бенькова Н.П., Деминов М.Г., Калифарска H.A. Аналитическая модель ночной среднеширотной Р2-области. Препринт ИЗМИРАН. 1986. № 17(631). 14 С.

9. Бенькова Н.Р., Козлов Е.Ф., Коченова H.A. и др. Структура и динамика главного ионосферного провала по данным ИСЗ "Интеркосмос-19" и наземных станций. Геомагнетизм и аэрономия. 1988. Т. 28. № 4. С. 606.

10. Бенькова Н.П., Беспрозванная A.C., Козлов Е.Ф. и др. Влияние ММП на положениеглавного ионосферного провала по данным ИСЗ "Интеркосмос-19" // Геомагнетизм и аэрономия. 1989. Т. 29. № 5. С.863.

11. Бенькова Н.П., Козлов Е.Ф., Коченова H.A., Саморокин Н.И., Флигель М.Д. Структура субавроральной ионосферы. М.: Наука. 1993. 144 С.

12. Беспрозванная A.C. Особенности ионосферного провала в послеполуденные часы по данным наземного вертикального зондирования // Геомагнетизм и аэрономия. 1973, Т.13.№5. С,935.

13. Беспрозванная А,С. Планетарное распределение ночной ионизации в максимуме слоя F2 по данным наземного зондирования ионосферы // Труды ААНИИ. Л. 1975. Т.322. С. 185.

14. Беспрозванная А. С, Макарова Л. Н, UT-контроль конфигурации главного ионосферного провала // Геомагнетизм и аэрономия. 1984. Т.24, № 1, С. 145,

15. Беспрозванная A.C., Щука Т.И. Динамика главного ионосферного провала в период мировых бурь с развитым кольцевым током // Геомагнетизм и аэрономия. 1993. Т.ЗЗ .№6. С. 145.

16. Беспрозванная A.C., Щука Т.И., Кища П.В, и др. Динамика DR-тока на динамику ночного ионосферного провала в периоды магнитных бурь сентября 1989 г, // Геомагнетизм и аэрономия. 1994. Т. 34, № 4, С, 166,

17. Беспрозванная A.C., Пирог О.М,, Щука Т,И, Широтно-временные особенности послеполуденной ионизации слоя F2 по данным меридиональной цепочки ионосферных станций // Геомагнетизм и аэрономия. 1986. Т.26. № 2. С.320.

18. Благовещенский Д.В., Жеребцов Г.А. Высокоширотные геофизические явления и прогнозирование ВЧ радио каналов. М.: Наука. 1987. 130 С.

19. Брюнелли Б.Е., Намгаладзе A.A. Физика ионосферы. М.: Наука, 1988. 442 С.

20. Васильев Г.В., Гончаров Л.П., Кушнеревский Ю.В. и др. Спутниковая система импульсного зондирования ионосферы ИС-338 // Аппаратура для исследования внешней ионосферы. М.: ИЗМИРАН. 1980. С. 13.

21. Гальперин Ю.И., Сивцева Л.Д., Филиппов В.М., Халипов В.Л. Субавроральная верхняя ионосфера. Новосибирск: Наука. 1990. 191С.

22. Гальперин Ю.И., Кранье Г., Лисаков Ю.В. и др. Диффузная авроральная зона. L Модель экваториальной границы диффузной зоны авроральных высыпаний электронов в вечернем и околополуночном секторах // Космические исследования. 1997. Т. 15. № 3. C.42I.

23. Гинзбург Э.И., Гуляев В.Т., Жалковская Л.В. // Динамические модели свободной атмосферы. Новосибирск: Наука. 1987. 292 С.

24. Грингауз К. И., Бассоло B.C. Структура и свойства плазмосферы Земли. Экспериментальные данные и проблемы их интерпретации. (Обзор) // Геомагнетизм и аэрономия. 1990. Т.ЗО. № 1. С.!.

25. Деминов М.Г., Ким В.П., Хегай В.В. Влияние продольных токов на структуру ионосферы // Геомагнетизм и аэрономия. 1979. Т. 19. № 4. С.743.

26. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Реакция ионосферы на магнитосферную бурю. В кн.: Прогнозирование ионосферы и условий распространения радиоволн. М.: Наука, 1985. С.68.

27. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Кушнеревский Ю.В., Шмилауэр Я. Структура субавроральной ионосферы в период магнитосферной бури по данным ИСЗ Интеркосмос-19 // Геомагнетизм и аэрономия. 1985. Т. 25. № 3. С.406.

28. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Долготный эффект в конфигурации главного ионосферного провала. L Положение провала // Геомагнетизм и аэрономия. 1986. Т. 26.1. I.e. 63.

29. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Долготный эффект в конфигурации главного ионосферного провала. 2. Форма провала// Геомагнетизм и аэрономия. 1986. Т. 26. №4. С.682.

30. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Афонин В.В., Харьков И.П., Шмилауэр Я. Долготный контроль температуры электронов субавроральной ионосферы // Геомагнетизм и аэрономия. 1987. Т.27. № 3. С. 409.

31. Деминов М.Г., Шубин В.Н. Динамика субавроральной ионосферы в возмущенных условиях // Геомагнетизм и аэрономия. 1987. Т.27. № 3. С. 398.

32. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Долготный эффект в ночной среднещиротной ионосфере по данным ИСЗ «Интеркосмос-19»// Геомагнетизм и аэрономия. 1988. Т.28. №1. С.76.

33. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Морозова Л.П. Субавроральная ионосфера в период SUNDIAL в июне 1987 г. по данным ИСЗ Космос-1809 // Геомагнетизм и аэрономия. 1992. Т.32.№ 1.С.54.

34. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Афонин В.В., Шмилауэр Я. Изменения положения главного ионосферного провала в зависимости от долготы и геомагнитной активности // Геомагнетизм и аэрономия. 1992. Т.32. № 5. С. 185.

35. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Афонин В.В., Аннакулиев С.К., Шмилауер Я. Динамика среднеширотного ионосферного провала в периоды бурь.1. Качественная картина. // Геомагнетизм и аэрономия. 1995. Т.35. № 1. С.73.

36. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Афонин В.В., Аннакулиев С.К. Динамика среднеширотного провала в период магнитной бури. Главная фаза // Геомагнетизм и аэрономия. 1995. Т.35. № 6. С.69.

37. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Афонин В.В., Аннакулиев С.К. Динамика среднеширотного провала в периоды бурь: восстановительная фаза // Геомагнетизм и аэрономия. 1996. Т.36. №4. С.45.

38. Деминов М.Г., Ершова Л.Д., Сивцева В.А. Низкоширотный провал легких ионов в плазмосфере Земли // Всесоюзное совещание «Крупномасштабная структура субавроральной ионосферы». Тезисы докладов. Якутск: ЯФ СО АН СССР. 1981. С.20.

39. Елисеев А.Ю., Беспрозванная А.С., ГЦука Т.Н. Эмпирическое моделирование поведенеия ионосферы во время мировых магнитных бурь // Геомагнетизм и аэрономия. 1995. Т.35. №2. С. 148.

40. Ершова В.А., Сивцева Л.Д. Среднеширотные провалы и потоки легких ионов в масс-спектрометрических измерениях на спутнике "Ореол-1" // Космические исследования. 1974. Т.4. С.572.

41. Ершова В.А., Сивцева Л.Д., Кранье Ж, Блан Е., Сово Ж.-А. Геофизические результаты масс-спектрометрических измерений // Космические исследования. 1977. Т. 15.№2.С.277.

42. Ершова В.А., В.А. Кочнев, Ю.А. Шульчишин, Я. Шмилауер. Доминирование Не+ в области среднеширотного провала по масс-спектрометрическим данным спутника «Интеркосмос-24»// Космические исследования. 1997. Т.25. № 2. С.115.

43. Жеребцов Г.А., Пирог О.М., Разуваев О.И. Структура и динамика высокоширотной ионосферы // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М.: Наука. 1986. Т.76. С. 165.

44. Иванов-Холодный Г.С., Михайлов А.В. Прогнозирование состояния ионосферы. Ленинград.: Гидрометеоиздат. 1980. 190 С.

45. Ижовкина Н.И., Карпачев А.Т., Пулинец С.А. Структурные особенности верхней дневной ионосферы по данным спутника "Интеркосмос-19" // Космические исследования. 1996. Т.34. № 2. С. 125.

46. Ижовкина Н.И., Афонин В.В., Карпачев А.Т., Пулинец С.А. Структура ионосферного провала для разных уровней геомагнитных возмущений и источники нагрева плазмы верхней дневной ионосферы // Геомагнетизм и аэрономия. 1999. Т.39.4. С.39.

47. Карпачев А.Т. Глобальные вариации foF2 в области ночного провала // Геомагнетизм и аэрономия. 1992. Т.32. № 5. С.94.

48. Карпачев А.Т., Ларкина В.И., Пулинец CA. Вариации электромагнитных шумов в дневной внешней ионосфере в период возмущения 2-4 апреля 1979 г. // Космические исследования. 1993. Т.31. № 4. С.51.

49. Карпачев А.Т., Афонин В.В., Шмилауэр Я. Вариации положения минимума ночного провала с долготой зимой и в равноденствие: сравнение // Геомагнетизм и аэрономия. 1994. Т.34. № 1. С.70.

50. Карпачев А.Т. Распределение электронной концентрации во внешней ионосфере высоких широт южного полушария для ночных летних условий // Геомагнетизм и аэрономия. 1995. Т.35. №6. С.82.

51. Карпачев А.Т. Распределение электронной концентрации вблизи максимума слоя F2 в северном полушарии для ночных летних условий // Геомагнетизм и аэрономия. 1996. Т.36. №3 . С.86.

52. Карпачев А.Т., Афонин В.В., Шмилауер Я. Распределение температуры электронов в области ионосферного провала для летних ночных условий // Геомагнетизм и аэрономия. 1997. Т.37. № 1. С.96.

53. Карпачев А.Т., Афонин В.В. Два типа дневного зимнего ионосферного провала, выделенные по данным спутника Космос-900 на высотах 350-550 км // Геомагнетизм и аэрономия. 1998. Т.38. № 3. С.68.

54. Карпачев А.Т., Афонин В.В. Зависимость вероятности наблюдения ионосферных провалов от сезона, местного времени, долготы и уровня магнитной активности // Геомагнетизм и аэрономия. 1998. Т.38. № 3. С.79.

55. Карпачев А.Т., Гасилов H.A. Вариации вертикального дрейфа плазмы с долготой в среднеширотной ночной летней ионосфере, рассчитанные по данным измерений hmF2 // Геомагнетизм и аэрономия. 1998. Т.38. № 5. С.89.

56. Карпачев А.Т., Афонин В.В. Вариации положения дневных зимних ионосферных провалов с долготой // Геомагнетизм и аэрономия. 1999. Т.39. № 2. С.65.

57. Карпачев А.Т., Сидорова Л.Н. Выделение провала и субпровала в легких ионах по данным спутника ISS-b на высоте —1100 км // Геомагнетизм и аэрономия. 1999. Т.39. № 3. С.54.

58. Карпачев А.Т., Сидорова Л.Н. Зависимость вероятности наблюдения среднеширотного провала и низкоширотного субпровала в концентрации ионов Не*" от сезона, местного времени и магнитной активности // Геомагнетизм и аэрономия. 2000.1. Т.40. № 2. С.23-33.

59. Карпачев А.Т., Сидорова Л.Н. Долготные вариации вероятности наблюдения провала и субпровала в концентрации ионов Не+ для ночных условий // Геомагнетизм и аэрономия. 2000. Т.40. № 5. С.52.

60. Карпачев А.Т., Гасилов H.A. Вариации скорости вертикального дрейфа плазмы с долготой в среднеширотной ночной летней ионосфере, рассчитанные по данным измерений hmF2 // Геомагнетизм и аэрономия. 1998. Т.38. №5. С.89.

61. Карпачев А.Т., Гасилов H.A. Выделение зональной и меридиональной компонент нейтрального ветра из долготных вариаций hmF2 // Геомагнетизм и аэрономия. 2000. Т.40. № 4. С.79.

62. Карпачев А.Т. Характеристики кольцевого ионосферного провала // Геомагнетизм и аэрономия. 2001. Т.41. № 1. С.1.

63. Кища П.В., Коченова H.A. Модель высоты максимума ионосферы в зоне главного ионосферного провала // Геомагнетизм и аэрономия. 1995. Т.35. № 6. С.78.

64. Клейменова Н.Г., Кангас И., Пиккарайнен Т., Ранта X. Геомагнитные пульсации IPDP и главный ионосферный провал // Геомагнетизм и аэрономия. 1995. Т.35. № 6. С.60.

65. Клименко В.В., Намгаладзе A.A. О роли конвекции в формировании провала и плазмопаузы // Геомагнетизм и аэрономия. 1980. Т.20. № 5. С.946.

66. Клименко В.В., Намгаладзе A.A. Влияние нестационарной конвекции на распределение холодной плазмы в ионосфере и протоносфере Земли // Геомагнетизм и аэрономия. 1981.Т.21.№6. С.994.

67. Колесник А.Г., Голиков И.А. Механизм формирования главного ионосферного провала области F // Геомагнетизм и аэрономия. 1983. Т.23. № 6. С.909.

68. Колесник А.Г., Голиков И.А. Эффект асимметрии плазмопаузы в локализации главного ионосферного провала // Геомагнетизм и аэрономия. 1985. Т.25. № 2. С.321.

69. Колесник А.Г., Голиков И.А., Чернышев В.И. Математические модели ионосферы. Томск: МГП Раско, 1993. 240 С.

70. Коченова H.A., Флигель М.Д. Экваториальная граница высокоширотного F-рассеяния во внешней ионосфере // Геомагнетизм и аэрономия. 1994. Т.34. № 3. С. 166.

71. Кринберг И.А., Тащилин A.B. Ионосфера и плазмосфера. М.: Наука. 1984. 129 С.

72. Крымский П.Ф., Ромащенко Ю.А., Романов Ю.Н. Нестационарный класс магнитосферных возмущений и механизм их развития // Экспериментальные исследования околоземного космического пространства. Якутск: ЯФСО АН СССР. 1987. 37 С.

73. Кузнецов СИ. Dst-вариация как мера некоторых явлений в глубине магнитосферы // Симпозиум КАПГ по солнечно-земной физике. Ашхабад. М.: Наука. 1979. С 37.

74. Кузнецова Т.В., Шевнин А.Д. О расчете поля DCF на поверхности Земли в зависимости от направления ММП // Геомагнитные вариации и электрические поля. М.: ИЗМИРАН, 1984. С. 35.

75. Кузнецова Т.В., Карпачев А.Т. Изменения положения и структуры каспа во время магнитной бури 2-4.04.79 по данным ИСЗ Интеркосмос-19 // Межпланетная среда и магнитосферные процессы. Москва.: Наука. 1991. С. 107.

76. Легенька А.Д. Средние модели распределения электронной концентрации во внешней ионосфере в спокойных и возмущенных условиях в околополуночные часы равноденственного периода // Исследование области F и внешней ионосферы. М.: ИЗМИРАН. 1974. С.252.

77. Ляцкий В.Б., Мальцев Ю.П. О происхождении среднеширотного провала и полярной полости в распределении ионосферной концентрации // Геомагнетизм и аэрономия. 1981. Т.21. №1. С.183.

78. Намгаладзе A.A., Латышев К.С Исследование реакции среднеширотной ионосферы на возмущения нейтральной атмосферы // Геомагнетизм и аэрономия. 1976. Т. 16. № 2. С. 273.

79. Нишида А. Геомагнитный диагноз магнитосферы. М.: Мир, 1980. 299 С.

80. Павлов A.B., Намгаладзе A.A. Колебательно возбужденный азот в верхней атмосфере // Геомагнетизм и аэрономия. 1988. Т.28. № 5. С.705.

81. Павлов A.B. Влияние колебательно-возбужденного азота на формирование главного ионосферного провала электронной концентрации области F ионосферы // Геомагнетизм и аэрономия. 1992. Т.32. № 6. С.54.

82. Пудовкин М.И., Распопов О.М., Клейменова Н.Г. Возмущения электромагнитного поля Земли. Л.: Наука. 1976. Т.2. С. 180.

83. Сивцева Л.Д., Ершова В.А, Мосова З.А. Низкоширотный провал ионов водорода во внешней ионосфере. Бюллетень научно-технической информации. Проблемы космофизики и аэрономии. Якутск, ЯФ СО АН СССР. 1982. 19 С.

84. Сивцева Л.Д., Филиппов В.М., Халипов В.А. и др. Исследования среднеширотного ионосферного провала с помощью наземных геофизических методов и синхронныхизмерений со спутников // Космические исследования. 1983. Т. 21. № 4. С. 584.

85. Сивцева Л.Д., Ершова В.А. Структура среднеширотного провала в ночной внешней ионосфере // Космические исследования. 1989. Т.27. № 1. С.89.

86. Ситнов Ю.С., Шубин В.Н., Аннакулиев С.К. Аппроксимация электронной концентрации и высоты максимума Е2-области дневной среднеширотной ионосферы простыми аналитическими формулами // Геомагнетизм и аэрономия. 1992. Т.32. № 4. С. 128.

87. Тверской Б.А. Динамика радиационных поясов Земли. М.: Наука. 1968. 223 С. Трошичев O.A. Ионосферно-магнитные возмущения в высоких широтах. Ленинград.: Гидрометеоиздат. 1986. 256 С.

88. Чернышев В.И., Заболоцкий М.С. Реакция высокоширотной ионосферы на изменение термосферного ветра в возмущенных условиях // Геомагнетизм и аэрономия. 1989. Т.29. №6. С. 1025.

89. Тихонов А.Н., Арсении В.Я. Методы решения некорректных задач. М.: Наука, 1986. 287С.

90. Филиппов В.М., Шестакова Л.В., Гальперин Ю.И. Полоса быстрого дрейфа ионов в субавроральной Е-области и ее проявление в структуре высокоширотной ионосферы // Космические исследования. 1984. Т.4. С.557.

91. Филиппов В.М. Структура субавроральной ионосферы по результатам комплексных наземных и спутниковых измерений // Докторская диссертация. Якутск. ИКФИА. 1991. 320 С.

92. Хегай В.В. Двумерная картина нестационарной динамики высокоширотной ионосферы в период магнитосферных суббурь // Ионосферно-магнитосферные возмущения и их прогнозирование. М.: Наука. 1984. С.82.

93. Хорошева О.В. Магнитосферные возмущения и связанная с ними динамика ионосферных электроструй, полярных сияний и плазмопаузы // Геомагнетизм и аэрономия. 1987. Т. 27. № 5. С. 804.

94. Шестакова Л.В., Афонин В.В., Халипов В.Л. и др. Особенности высокоширотной ионосферы в полуденные часы во время возмущения 29 августа 1979 г. // Геомагнетизм и аэрономия. 1998. Т.38. № 3. С. 174.

95. Шмилауэр Я., Афонин В.В. Поведение электронной температуры в субавроральнойобласти по данным спутника «Интеркосмос-19» // Физические процессы в области главного ионосферного провала. Прага. 1983. С. 189.

96. Шубин В.Н., Аннакулиев С.К. Полуэмпирическая модель foF2 ночной субавроральной ионосферы в период отрицательной фазы интенсивных ионосферных бурь // Геомагнетизм и аэрономия. 1997. Т.37. № 4. С.26.

97. Afonin V.V., Benkova N.P., Besprozvannaya А.S. et al. The ionospheric trough dynamics in the Northern and Southern hemispheres: the longitudinal and IMF effect // J. Atmos. Terr. Phys. 1996. V.57. № 9. P. 1057.

98. Aggson T.L., Burke W.J., Maynard N.C. et al. Equatorial bubbles updrifting at supersonic speeds // J. Geophys. Res. 1992. V.97. № 6. P.8581.

99. Ahmed M., Sagalyn R.C., Wildman P.J.L., Burke W.J. Topside ionospheric trough morphology: occurence frequency and diurnal, seasonal and altitude variations // J. Geophys. Res. 1979. V.84. № 2. P.489.

100. Amayenc P., Vasseur G. Neutral winds deduced from incoherent scatter observations and their theoretical interpretation //J. Atmos. Terr. Phys. 1972. V.34. № 3. P.351.

101. Amayenc P. Tidal oscillations of the meridional neutral wind at raid-latitudes // Radio Sei. 1974. V.9. №2. P.281.

102. Anderson P.C., Heelis R.A., Hanson W.B. The ionospheric signatures of rapid subauroral ion drifts // J. Geophys. Res. 1991. V.96. № 4. P.5785.

103. Ahn В.-H., Emery B.A., ICroehl H.W., Kamide Y. // Climatological characteristics of the auroral ionosphere in terms of electric field and ionospheric conductance // J. Geophys. Res. 1999. V.104. №5 . P. 10031.

104. Bailey G.J., Moffett R.J., Murphy J.A. Calculated daily variations of the 0+ and H+ at mid-latitudes II. Sunspot maximum results //J. Atmos. Terr. Phys. 1979. V.41. № 4. P.417.

105. Bailey G.J., Sellek R. A mathematical model of the Earth's plasmasphere and its application in study of the He+ at L=3 //Annales Geophys. 1990. V. 8. № 3. P. 171.

106. Bailey G.J., Sellek R. Field-aligned flows of H+ and He+ in the mid-latitude topside ionosphere at solar maximum // Planet. Space Sei. 1992. V.40. № 6. P.751.

107. Balan N., Otsuka Y., Bailey G.J., Fukao S. Equinoctial asymmetries in the ionosphere and thermosphère observed by the MU radar // J. Geophys. Res. 1998. V. 103. № 5. P.9481.

108. Banks P.M., Holzer Т.Е. Features of plasma transport in the upper atmosphere // J. Geophys. Res. 1969. V.74. № 26. P. 6317.

109. Baron M.Y., Wand R.H. F region ion temperature enhancements resulting from Jouleheating // J. Geophys. Res. 1983. V.88. Xç 5. P.4114.

110. Ben'kova N.P., Deminov M.G., Karpachev A.T. et. al. Longitude features shown by topside sounder data and their importance in ionospheric mapping. Adv. Space Res. 1990. V.10.M8. P.57.

111. Bilitza D. International Reference Ionosphere 1990. National Space Science Data Center. Rep. 90-22. Grenbelt. Maryland. 1990.

112. Bishop J. Multiple charge exchange and ionization collisions within the ring current-geocorona-plasmasphere system: generation of a secondary ring current on inner L shells // J. Geophys. Res. 1996. V.lOl. № 8. P. 17325.

113. Blagoveshchensky D.V., Borisova T.D. Main ionospheric trough parameters for ionosphere modelling by HF radio network observations // Adv. Space Sci. 1995. V.16. № 1. P.65.

114. Blagoveshchensky D.V., Dobroselsky K. A., Maltseva O. A. Main ionospheric trough as a channel for MF propagation in the magnetosphere // Radio Sci. 1997. V.32. № 4. P. 1477.

115. Bowen P.J., Boyd R.L.F., Raitt W.F., Willmore A. P. Ion composition of upper F-region // Proc. Royal Soc. 1964. № 281. P.504.

116. Brace L.H., Reddy B.M. Early electrostatic probe resuks from Explorer 22 // J. Geophys. Res. 1965. V.70. № 23. P.5783.

117. Brace L.H., Reddy B.M., Mayr H.G. Global behavior of the ionosphere at 1000 km altitude //J. Geophys. Res. 1967. V.72. № 1. P.265.

118. Brace L.H. The global structure of ionosphere temperature // Space Res. 1970. V.IO. P.633.

119. Brace L.H., Maier E.J., Hoffman J.H,. Whitteker J., Shepherd G.G. Deformation of the night side plasmasphere and ionosphere during the August 1972 geomagnetic storm // J. Geophys. Res. 1974. № 34. P.5211.

120. Brace L.H., Theis R.F. An empirical model of the interrelationship of electron temperature and density in the daytime thermosphère at solar minimum // Gephys. Res. Lett. 1978. V.5. №4. P.275.

121. Brace L.H., Theis R.F., Hoegy W.R. A global view of F-region electron density and temperature at solar maximum //Geophys. Res. Lett. 1982. V.9. № 9. P.989.

122. Brace L.H., Chappell C.R., Chandler M.O. et. al. F-region electron temperature signatures of the plasmapause based on Dynamics Explorer 1 and 2 measurements // J. Geophys. Res. 1988. V.93. № 3. R1896.

123. Breig E.L., Hoffman J. H. Variations in ion composition at middle and low latitudes from «ISIS-2» satellite // J. Geophys. Res. 1975. V.80. № 16. P.2207.

124. Brinton H.C., Pickett R.A., Taylor H.A. Diurnal and seasonal variation of atmospheric ion composition: correlation with solar zenith angle // J. Geophys. Res. 1969. V.74. № 16. P.4064.

125. Brinton H.C., Mayr H.G., Pickett R.A., Taylor H.A. The effect of atmospheric winds on the 0+-H+ transition level // Space Res. 1970. VI0. P.652.

126. Brinton H.C., Grebowsky J.M., Brace L.H. The high-lalitude winter F region at 300 km: thermal plasma observations from AE-C//J. Geophys. Res. 1978. V.83. P.4776.

127. Burke W.J., Braun H.J., Munch J.W., Sagalyn R.C. Observations conserning the relationship between the quiet-time ring current and electron temperatures at trough latitudes // Planet. Space Sei. 1979. V.27. P.l 175.

128. Buonsanto M.J., Salah J.E., Miller K. L ., et al. Observations of neutral circulation at mid-latitudes during the equinox transition study // J. Geophys. Res. 1989. V.94. № 12. P. 16987.

129. Buonsanto M.J., Witasse O.G. An updated climatology of thermospheric neutral winds and F region ion drifts above Millstone Hill //J. Geophys. Res. 1999. V.104. № 11. P.24675.

130. Candidi K., Kroehl H.W., Meng C.-L Intensity distribution of dayside polar soft electron precipitation and IMF // Planet. Space Sei. 1983. V.31. № 5. P.489.

131. Chacko C.C. The high-latitude behavior of hmF2 and NmF2 along the noon-midnight meridian under quiet conditions // J. Geophys. Res. 1978. V.83. № 12. P.5733.

132. Chandler M.O., Chappel CR. Observations of the flow of H+ and He+ along magnetic field lines in the plasmasphere // J. Geophys. Res. 1986. V.91. № 8. P.8847.

133. Chandra S., Troy B.E., Donley Jr., J.L., Bordeau R.E. "OGO-4" observations of ion composition and temperatures in the topside ionosphere // J. Geophys. Res. 1970. V.75. № 19. P.3867.

134. Chandra S. The equatorial helium ion trough and the geomagnetic anomaly // J. Atmos. Terr. Phys. 1975. V.37. № 2. P.359.

135. Chappell CR., Harris K.K., Sharp G.W. The dayside of plasmasphere // J. Geophys. Res. 1971. V.76. №31.P.7632.

136. Chappell CR. Detached plasma regions in the magnetosphere // J. Geophys. Res. 1974.1. V.79. № 13. P.!861.

137. Chen A.J., Wolf R.A. Effects on the plasmasphere of a time-varying convection electric field // Planet. Space Sei. 1972. V.20. P.483.

138. Chen A.J., Grebowsky J.M., Taylor H.A. Dynamics of mid-lafitude light ion trough and plasma tails //J. Geophys. Res. 1975. V.80. № 7. P.968.

139. Chen A.J., J.M. Grebovsky. Dynamical interpretation of observed plasmasphere deformations // Planet. Space Sei. 1978. V.26. P.661.

140. Cladis J.B., Francis W.E. The polar ionosphere as a source of the storm fime ring current // J. Geophys. Res. 1985. V.90. № 4. P.3465.

141. Clilverd M.A., Thomson N.R., Smhh A.J. The effect of the mid-lafitude ionospheric trough on whistler mode ducting during magnetic storm // J. Atm. Terr. Phys. 1995. V.57. № 8. R945.

142. Cole K.D. Coulomb collisions of ring current particles indirect source of heat for the ionosphere//Rep. X621-75-108. Greenbeld. Md. 1975.

143. Cornwall J.M., Coroniti F.V. ThorneR.M. Unified theory of SAR arc formation at the plasmapause//J. Geophys. Res. 1971. V.76. P.4428.

144. Collis P.N., Haggstrom L Plasma convection and auroral precipitafion processes associated with the main ionospheric trough at high lafitudes // J. Atmos. Terr. Phys. 1988. V.50. № 3/4. P.389.

145. Cousens D.A., King J.H. Interplanetary medium data book 1977-1985. Greenbelt: WDCA-RS. 1986. P. 860.

146. Deminov M.G., Karpachev A.T., AnnakuUev S.K., Afonin V.V. and Smilauer Ya. Dynamics of the ionization troughs in the night-time subauroral F-region during geomagnefic storms //Adv. Space Res. 1996. V. 17. № 10. P. 141.

147. Dudeney J.R., Rodger A.S., Jarvis M.J. Radio studies of the main F region trough in Antarctica //Radio Sei. 1983. V.18. № 6. P.927.

148. Eccles D., King J.W., Slater A.J. ISIS-1 satellite observations of the ionosphere at high latitudes // J. Atmos. Terr. Phys. 1973. V.35. P.625.

149. Evans J.V. A study of F2 region daytime vertical ionization fluxes at Millstone Hill during 1969 //Planet. Space Sei. 1975. V.23. № 11. P.1461.

150. Evans J.V. A study of F2 region night-time vertical ionization fluxes at Millstone Hill // Planet. Space Sei. 1975. V.23. № 12. R1611.

151. Evans J. v., Holt J.M. Nighttime proton fluxes at Millstone Hill // Planet. Space Sei. 1978. V.26. № 8. P.727.

152. Evans J.V., Holt J.M., Wand R.H. On the formafion of daytime troughs in the F-regionwithin the plasmasphere // Geophys. Res. Lett. 1983. V. 10. № 5. P.405.

153. Fejer B.G. The equatorial ionospheric electric fields: A review // J. Atmos. Terr. Phys. 1981. V.43.№ 5/6. P.377.

154. Fejer E.G., de Paula E.R., Heelis R.A., Hanson W.B. Global equatorial ionospheric plasma drifts measured by the "AE-E" satellite//!. Geophys. Res. 1995. V.IOO. № 4. P.5769.

155. Fejer E.G., de Paula E.R., Scherliess L. Incoherent scatter radar, ionosonde and satellite measurements of equatorial F region vertical plasma drifts in the evening sector // J. Geophys. Res. 1996. V.23. № 14. P.1733.

156. Fejer E.G., Scherliess L. Mid- and low-latitude prompt penetration ionospheric zonal plasma drifts //Geophys. Res. Lett. 1998. V.25. № 16. P.3071.

157. Fok M. C , Kozura J.U., Warren M. F., Brace L . H. Seasonal variafions in the subauroral electron temperature enhancement //J. Geophys. Res. 1991. V.96. № 6. P.9773.

158. Foster J.C., Park C.G., Brace L.H. et al. Plasmapause signatures in the ionosphere and magnetosphere // J. Geophys. Res. 1978. V.83. № 3. P. 1175.

159. Foster J.C., Rich F.J. Prompt raidlatitude electric fields effects during severe geomagnefic storms // J. Geophys. Res. 1998. V. 103. № 11. P.26367.

160. Fuller-Rowell T.J., Evans D.S. Height-integrated Pedersen and Hall conductivity patterns inferred from the "TIROS-NOAA" satellite data // J. Geophys. Res. 1987. V.92. № 7. P.7606.

161. Fuller-Rowell TJ., Rees D., Tinsley B. A. et al. Modeling the response of the thermosphère and ionosphere to geomagnefic storms: effects of a mid-latitude heat sourse // Adv. Space Res. 1990. V. 10. №6. P. 215.

162. Galperin Yu.L, Ponomarev V.N., Zosimova A.G. Plasma convection in the polar ionosphere//Ann. Geophys. 1974. V.30. P.l.

163. Gasda S., Richmond A.D. Longitudinal and interhemispheric variations of auroral ionospheric electrodynamics in a realisfic geomagnetic field // J. Geophys. Res. 1998. V.103. №3. P.4011.

164. Gonzales W.D., Pinto O., Mendes O., Mozer F.S. Large plasmaspheric electric fields at L~2 measured by the "S3-3" satellite during strong geomagnetic activity // Geophys. Res. Lett. 1986. V. 1 3 . №4. P.363.

165. Grebowsky J.M., Tulunay Y., Chen A.J. Temporal variations in the dawn and dusk midlatitude trough and plasmapause posifion // Planet. Space Sci. 1974. V.22. P. 1089.

166. Grebowsky J.M., Chen A.J., Taylor H.A. High-latitude troughs and the polar cap boundary // J. Geophys. Res. 1976. V.81. № 4. P.690.

167. Grebovsky J.M.,. Hoffman J.H., Maynard N.C. Ionospheric and magnetospheric "plasmapauses" // Planet. Space Sci. 1978. V.26. P.651.

168. Grebowsky J.M., Taylor H.A., Lindsay J.M. Location and source of ionospheric high latitude troughs // Planet. Space Sci. 1983. V.31. № 1. P.99.

169. Gussenhofen M.S., Hardy D.A., Burke W.F. DMSP/F2 electron observations of equatorial boundaries and their relationship to magnetospheric electric fields // J. Geophys. Res. 1981. V. 86. № i. P.768.

170. Gussenhofen M.S., Hardy D.A., Heinemann N. Systematics of the equatorial diffuse auroral boundary// J. Geophys. Res. 1983. V.88. №7. P.5692.

171. Halcrow B.W., Nisbet J.S. A model of F2 peak electron densities in the main trough of the ionosphere // Radio Science. 1977. V. 12. № 5. P.815.

172. Hamilton D., Gloecler G., Ipavich F. et al. Ring current development during the great geomagnetic storm of February 1986 //J. Geophys. Res. 1988. V. 93. №. 12. P. 14343.

173. Hanbaba R. COST 251. Final report. Warsaw. Poland. 1999. 303 P.

174. Hardy D.A., Gussenhoven M.S., Holeman E. A statistical model of auroral electron precipitation //J. Geophys. Res. 1985. V.90. № 5. P.4229.

175. Hardy D.A., Gussenhoven M.S., Raistrick R. Statistical and functional representations of the pattern of auroral energy flux, number flux, and conductivity // J. Geophys. Res. 1987. V.92.№ 11. P. 12275.

176. Hasegawa A., Mima K. Anomalous transport produced by kinetic Alfven wave turbulence//:. Geophys. Res. 1978. V.83. № 3. P.1117.

177. Hedin A.E., Reber C.A. Longitudinal variations of the thermospheric composition indicating magnetic control of polar heat input // J. Geophys. Res. 1972. V.77, P.2871.

178. Hedin A.E. MSIS-86 thermospheric model //J. Gephys. Res. 1987. V.92. № 5. P.4649.

179. Hedin A.E. Extension of the MSI S thermosphère model into the middle and lower atmosphere // J. Geophys. Res. 1991. V.96. № 2. P. 1159.

180. Hedin A.E., Biondi M.A., Burnside R.G. et.al. Revised global model of thermospheric winds using satellite and ground-based observations // J, Geophys. Res. 1991. V.96. № 5. P.7657.

181. Heelis R.A., Hanson W.B., Bailey G.J. Distributions of He+ at middle and equatorial latitudes during solar maximum Hi. Geophys. Res. 1990. V.95. № 7. P.10313.

182. Hernandez G., Roble R.G. The geomagnetic quiet nighttime thermospheric wind pattern over Fritz Peak observatory during solar cycle minimum and maximum // J. Geophys. Res. 1984. V.89.№ 1.P.327.

183. Hoffman J.H., Dodson W.H., Lippincott C.R., Hammack H.D. Initial ion composition results from the «ISIS-2» satellite // J. Geophys. Res. 1974. V.79. № 28. P.4246.

184. Hoffman J.H., Dodson W.H. Light ion concentrations and fluxes in the polar regionsduring magnetically quiet times // J. Geophys. Res. 1980. V.85. № 2. P.626.

185. Holzworth R.H., Meng C.-I. Mathematical representation of the auroral oval // Geophys. Res. Lett. 1975. V.2.№ 9. 377.

186. Horwitz J.L., Menteer S., Turnley J. et al. Plasma boundaries in the inner magnetosphere //J. Geophys. Res. 1986. V.91. №8. R8861.

187. Horwitz J.L., Brace L.H., Comfort R.H., Chappell C.R. Dual-spacecraft measurements of plasmasphere-ionosphere coupling//J. Geophys. Res. 1986. V,91. № 10. P. 11203.

188. Horwitz J.L., Comfort R.H., Chappel C.R. A statistical characterization of plasmasphere density structure and boundary locations // J. Geophys. Res. 1990. V.95. № 6. P.7937.

189. Horwitz, R.H. Comfort, P.G. Richards, M.O. Chandler et al. Plasmasphere-ionosphere coupling. 2. Ion composition measurements at plasmaspheric and ionospheric altitudes and comparision with modeling results // J. Geophys. Res. 1990. V.95. № 6. P.7949.

190. Hruska A., McDiarmid I.B., Burrows J.R. Ionospheric structure near dayside boundary of closed field lines // J. Geophys. Res. 1973. V.78. № 13. P.2311.

191. Karpachev A.T. and Pulinets S.A. IRI model comparison with topside sounding data in the light of global longitudinal effect. Data validation of ionospheric model and maps (VIM). Publicaciones del Observatorio del Ebro, 1992, V.16, P.93.

192. Karpachev A.T., Deminova G.F., Pulinets S.A. Ionospheric changes in response to IMF variations//J. Atmos. Terr. Phys. 1995. V.57. № 12. P. 1415.

193. Karpachev A.T., Deminov M.G., Afonin V.V. Model of the mid-latitude ionospheric trough on the base of Cosmos-900 and Intercosmos-19 satellites data//Adv. Space Res. 1996. V. 18. №6. P.221.

194. Karpachev A.T., Deminov M.G. and Afonin V.V. Two branches of day-time winterionospheric trough according to Cosmos-900 data at F2-layer heights // Adv. Space Res. 1998. V.22. №6. P.877.

195. Keating G.M., Prior E.J. The winter helium bulge // Space Res. 1968. V.8. P.982. Kersley L., Pryse S.E., Walker LK., Heaton J.A.T., Mitchell C.N. Imaging of electron density troughs by tomographic techniques // Radio Sci. 1997. V.32. № 4. P. 1607.

196. Khachikjan G.Ja., Pogoreltsev A.I., Drobjeva Ja.V. Mean thermospheric winds at middle latitudes of the Northern hemisphere derived from longitudinal variations of the F2-layer peak height //J. Atmos. Solar-Terr. Phys. 1997. V.59. № 12. P. 1391.

197. Knudsen W.C. Magnetospheric convection and the high latitude F2-ionosphere // J. Geophys. Res. 1974. V.79. № 7. P. 1046.

198. Kohnlein W. On the diurnal and seasonal variations of H+, He+, N+, 0+, and Ne at 1400km altitude// Planet. Space Sci. 1981. V.29. № 7. P.775.

199. Kohnlein W., Raitt W.J. Position of the mid-latitude trough in the topside ionosphere as deduced from ESRO-4 obsevations // Planet. Space Sci. 1977. V.25. № 5/6. P.600.

200. Maier E.J., Chandra S., Brace et al. The SAR arc event observed during the December 1971 magnetic storm // J. Geophys. Res. 1975. V.80. P.4591.

201. Marubashi K., Grebowsky J.M. A model of diurnal behavior of the ionosphere and protonosphere coupling //J. Geophys. Res. 1976. V.81. № 10. P.1700.

202. Maynard N.C., Aggson T.L., Heppner J.P. Magnetospheric observations of large sub-auroral electric fields // Geophys. Res. Letters. 1980. V.7. P.831.

203. Mayr H. G., Fontheim E.G., Brace L.H., Brinton H.C., Taylor H. A. A theoretical model of the ionosphere dynamics with interhemispheric coupling // J. Atmos. Terr. Phys. 1972. V.34. № 10. P. 1659.

204. McElroy M.B. Excitation of atmospheric helium // Planet. Space Sci. 1965. V.13. № 5. P.403.

205. Mendillo M., Chacko C.C. The baselevel ionospheric trough // J. Geophys. Res. 1977. V.82.№32. P.5129.

206. Meng C.-I. Diurnal variation of the auroral oval size // J. Geophys.Res. 1979. V.84. № 9. P.5319.

207. Menietti J.D., Burch J.L., Gallagher D.L. Statistical study of ion flows in the dayside and nightside plasmasphere // Planet. Space Sci. 1988. V.36. № 7. P.693.

208. Miller K.L., Torr D.G., Richards P.G. Meridional winds in the thermosphère derived from measurement of F2 layer height //J. Geophys.Res. 1986. V.91. P.4531.

209. Miller K.L., Salah J.E., Torr D.G. The effect of electric field on measurements of meridional neutral winds in the thermosphère // Ann. Geophys. 1987. V.5. № 5. P.337.

210. Miller K.L., Richards P.G., Torr D.G. The derivation of meridional neutral winds in the thermosphère from F2-layer height // World ionosphere/thermosphere study (WITS) handbook. Urbana, Illinois. 1989. V.2. P.439.

211. Miller K.L., Lemon M., Richards P.G. A meridional wind climatology from a fast model for the derivation of meridional winds from the height of the ionospheric F2 region // J. Atm. Solar-Terr. Phys. 1997. V.59. № 14. R1805.

212. Moffett R.J., Hanson W.R. Calculated distributions of hydrogen and helium ions in the low-latitude ionosphere // J. Atmos. Terr. Phys. 1973. V.35. № 2. P.207.

213. Moffett R.J., Quegan S. The mid-latitude trough in the electron concentration of the ionospheric F-layer: A review of observations and modelling // J. Atm. Terr. Phys. 1983. V.45. №5. R 315.

214. Muldrew D.B. F layer ionization troughs deduced from Alouette data // J. Geophys. Res. 1965. V.70. № 11. R2635.

215. Muldrew D.B. The formation of ducts and spread F and the initiation of bubbles by fieldaligned currents //J. Geophys. Res. 1980. V.85. № 2. P.613.

216. Munch J.W., Brown H.I., Brinton Q.R. et al. Thermal electron densities and temperatures in the dayside cusp region // J. Atmos. Terr. Phys. 1977. V.39. № 3. P.699.

217. Murphy J.A., Bailey G. J., Moffett R. G. Calculated daily variations of 0+ and He+ at mid-latitudes // J. Atmos. Terr. Phys. 1976. V.38. P.351.

218. Murphy J.A., Bailey G.J., Moffett R.G. Helium ions in the mid-latitude plasmasphere // Planet. Space Sci. 1979. V.27. № 12. P.1441.

219. Naghmoosh A.A., Murphy J.A. A comparative study of H+ and He+ at sunspot minimum and sunspot maximum//J. Atmos. Terr. Phys. 1983. V.45. № 10. P.673.

220. Oksman J. Apparent diurnal movements of the trough in total electron content (TEC) of the ionosphere // Geophysica. 1982. V. 19. № 1. P. 13.

221. Pavlov A. V. Mechanism of the electron density depletion in the SAR arc region // Ann. Geophys. 1996. V.14. R211.

222. Pike CP. Modelling of the arctic F-layer // Arctic ionosphere modelhng. Five related papers. Preprint Air Force Cambridge Res. Lab. 1972. P.29.

223. Pinnock M. Observations of day-time mid-latitude ionospheric trough // J. Atm. Terr. Phys. 1985. V. 47.№ 11. P.llll.

224. Raitt W.J., Dorling E.B. The global morphology of light ions by the «ESR0-4» satellite // J. Atmos. Terr. Phys. 1976. V.38. P. 1077.

225. Raitt W.J., Schunk R.W., Banks P.M. Helium ion outflow from the terrestrial ionosphere // Planet. Space Sci. 1978. V.26. № 3. P.255.

226. Raitt W.J., Schunk R.W., Banks P.M. Quantitative calculations of helium ion escape fluxes from the polar ionosphere // J. Geophys. Res. 1978. V.83. № 12. P.5617.

227. Rao L.D.V., Burke W.J., Kanal M., Sagalyn R.C Injun 5 low-energy plasma observations during a major magnetic storm // J. Geophys. Res. 1978. V.83. № 7. P.3217.

228. Reddy C.A., Mayr H.G. Storm-time penetration to low latitudes of magnetospheric-ionospheric convection and convection-driven thermospheric winds // Geophys. Res. Letters. 1998. V.25. № 16. P.3075.

229. Rees M.H., Roble R.G. Observations and theory of the formation of stable auroral red arcs // Rev. Geophys. 1975. V. 13. № 1. P.201.

230. Rich F.J., Burke W.J., Kelley M.C., Smiddy M. Observations of field-aligned currents in association with strong convection electric fields at subauroral altitudes // J. Geophys. Res. 1980. V.85. R2335.

231. Rishbeth H. The effect of winds on the ionospheric F2-peak // J. Atm. Terr. Phys. 1967. V.29.№i.P.225.

232. Rishbeth H., Ganguly S., Walker J.C.G. Field-aligned and field-perpendicular velocities in the ionospheric F2-layer // J. Atmos. Terr. Phys. 1978. V.40. № 7. P.767.

233. Rodger A.S., Moffett R.J., Quegan S. The role drift in the formafion of ionisafion troughs in the mid- and high-latitude ionosphere a review // J. Atmos. Terr. Phys. 1992. V. 54. Ml.P.l.

234. Rodger A.S., Brace L.H., Hoegy W.R., Winnigham J.D. The poleward edge of the midlatitude trough its formation, orientation and dynamics // J. Atmos. Terr. Phys. 1986. V.48.№8.P.715.

235. Rush CM., Venkatesawaran C. On changes in composition of the topside ionosphere // Reviews Geophys. 1965.V.3. № 4. P. 463.

236. Rycroft M.J., Thomas J.O. The magnetospheric plasmapause and the electron density trough at theAlouette 1 orbit//Planet. Space Sci. 1970. V. 18. № 1.P.145.

237. Rycroft M.J., Burnel S.J. Statistical analysis of movements of the ionospheric trough and plasmapause// J. Geophys. Res. 1970. V.75. №2 8. P.5600.

238. Rycroft M.J. A review of in situ observations of the plasmapause // Ann. Geophys. 1975. V.31.№ l.P.2.

239. Rycroft M.J. Some aspects of geomagnetically conjugate phenomena // Ann. Geophys. 1987. V.5. №6. P.463.

240. Sagalyn R.C, Smiddy M., Ahmed M. High-latitude irregularities in the topside ionosphere based on ISIS 1 thermal ion probe data // J. Geophys. Res. 1974. V.79. № 28. P.4252.

241. Sandhold P.E. IMF control of polar cusp and cleft auroras // Adv. Space Res. 1988. V.8. №9-10. P.21.

242. Sato T., Colin L. Morphology of electron concentration enhancement at a height of 1000 kilometers at polar latitudes //J. Geophys. Res. 1969. V.74. № 9. P.2193.

243. Schunk R.W., Banks P.M. Auroral N2 vibrational exitation and the electron density trough // Geophys. Res. Lett. 1976. V.2. P.239.

244. Schunk R.W., Banks P.M., Raitt W. Effects of electric fields and other processes uponthe nighttime high-latitude F-layer//J. Geophys. Res. 1976. V.81.№ 19. P.3271.

245. Schunk R.W., Sojka J.J., Bowline M.D. Theoretical study of the electron temperature in the high-latitude ionosphere for the solar maximum and winter conditions // J. Geophys. Res. 1986. V.9L№ 11.P.12041.

246. Sharp G.W. Midlatitude trough in the night ionosphere // J. Geophys. Res. 1966. V.7L №5. P. 1345.

247. Singh N., Horwitz J.L. Plasmasphere refilling: recent observafion and modeling // J. Geophys. Res. 1991. V. 97. №2. P. 1049.

248. Singh S., Bamgboye D.K., McClure J.P., Johnson F.S. Morphology of equatorial plasma bubbles//J. Geophys. Res. 1997. V. 102. R20019.

249. Smilauer J., Afonin V.V. An experimental and empirical model of electron temperature for altitudes of 500 to 1000 km and for a high solar activity period // Adv. Space Res., 1985. V.5. № 7. P.69.

250. Sojka J.J., Schunk R.W., Raitt W.J. Seasonal variations of the high-lafitude F-region for strong convection // J. Geophys. Res. 1982.V.87. № LP. 187.

251. Sojka J.J, Raitt W.J., Schunk R.W. et al. Diurnal variation of the dayside, ionospheric, mid-latitude trough in the southern hemisphere at 800 km: model and measurement comparison//Planet. Space Sei. 1985. V.3 3.№ 12. P. 1375.

252. Sojka J.J., Schunk R.W., Whalen J.A. The longitude dependence of the dayside F region trough: a detailed model-observation comparison // J. Geophys. Res. 1990. V.95. № 9. R15275.

253. Spenner K., Plügge R. Electron temperature model derived from AEROS-A // Space Res. 1977. V. 18. P.241.

254. Spiro R.W. A study of plasma flow in the mid-lafitude ionization trough // Doc. Phil. Thesis, Univer. of Texas at Dallas. 1978. 120 P.

255. Spiro R.F., Heelis R.A., Hanson W.B. Ion convecfion and the formation of the mid-latitude F-region ionization trough //J. Geophys. Res. 1978. V.83. № 9. P.4255.

256. Spiro R.W., Heelis R.A., Hanson W.B. Rapid subauroral ion drifts observed by Atmosphere Explorer C // Geophys. Res. Lett. 1979. V.6. № 8. P.657.

257. Summary plots of ionospheric parameters obtained from Ionosphere Sounding Satellite-b // Radio Research Laboratories Ministry of Posts and Telecommunications. Japan. 1985.V. 1-4.

258. Szuszczewicz E.P., Lester M., Ruohoniemi I.M. et al. The modelling and measurement of auroral oval dynamics // Ann. Geophys. 1990. V.80. P. 387.

259. Szuszczewicz E.P., Wilkinson P., Swider W. et al. Measurements and empirical model comparisons of F-region characteristics and auroral oval boundaries during the solstitial

260. SUNDIAL campaign of 1987 // Ann. Geophys. 1993. V. 1L P.601.

261. Taylor H.A., Brinton H.C., Pharo M. W., Rahman N. K . Thermal ions in the exosphere; evidence of solar and geomagnetic control //J. Geophys. Res. 1968. V.73. № 17. P.5521.

262. Taylor H.A., Brinton H. C., Carpenter D .L., Bonner P . M., Heyborne R. L. Ion depletion in the high-latitude exosphere: simultaneous «0G0-2» observations of the light ion trough and the VLP cuttoff//J. Geophys. Res. 1969. V.74. № 14. P.3517.

263. Taylor H.A., Mayr H. G., Brinton H.C. Observations of hydrogen and helium ions during a period of rising solar activity // Space Research X. 1970. V. 10. P.663.

264. Taylor H.A. Evidence of solar geomagnetic seasonal control of the topside ionosphere // Planet. Space Sei. 1971. V. 19. P.77.

265. Taylor H.A. The light ion trough // Planet. Space Sei. 1972. V.20. P. 1593. Taylor H.A. Observed solar geomagnetic control of the ionosphere: implications for reference ionospheres // Space Res. 1972. V.12. P. 1275.

266. Taylor H.A., Walsh W.J. The light-ion trough, the main trough, and the plasmapause // J. Geophys. Res. 1972. V.77. № 34. P.6716.

267. Taylor H.A., Grebowsky J.M., Walsh W.J. Structured variations of the plasmapause: evidence of a corotating plasma tail // J. Geophys. Res. 1972. V.76. № 28. P.6806.

268. Taylor H.A., Cordier G.R. In situ observations of irregular ionospheric structure associated with the plasmapause // Planet. Space Sei. 1974. V.22. № 9. P. 1289.

269. Taylor H.A., Grebowsky J.M., Chen A.J. Ion composition irregularities ionosphere-plasmasphere coupling: observations of a high latitude ion trough // J. Atmos. Terr. Phys.1975. V.37.№4. P.613.

270. Titheridge J.E. Plasma temperatures from Alouette 1 electron density profiles // Planet. Space Sei. 1976. V.24. № 3. R247.

271. Titheridge J.E. Ionospheric heating beneath the magnetospheic cleft // J. Geophys. Res.1976. V.81.№ 19. P.3221.

272. Titheridge J.E. The calculation of neutral winds from ionospheric data // J. Atm. Terr. Phys. 1995. V.5 7.№9. P. 1015.

273. Titheridge J.E. Winds in the ionosphere a review // J. Atm. Terr. Phys. 1995. V.57. № 14. R1681.

274. Tulunay Y., Sayers J. Characterisfics of the mid-lafitude trough as determined by the electron density experiment on Ariel-Ill // J. Atmos. Terr. Phys. 1971. Y.33. №1 1. P. 1737.

275. Tulunay Y. Magnetically symmetric detection of the mid-latitude electron trough by Ariel-3 satelhte// J. Atm. Terr. Phys. 1972. Y.34. № 9. P. 1547.

276. Tulunay Y. Global electron density distributions from the Ariel 3 satellite at mid-latitudesduring quiet magnetic periods //J. Atm. Terr. Phys. 1973. V.35. № 2. P.233.

277. Tulunay Y., Hughes A.R.W. A satellite study of the mid-latitude trough in electron density and YLF radio emissions during the magnetic storm 25-27 May 1967 // J. Atm.Terr. Phys. 1973. V.35. № 1. P. ¡53.

278. Tulunay Y.K., Grebowsky J.M. Temporal variations in the dawn and dusk mid-latitude trough positions measured (Ariel 3, Ariel 4) and modelled // Ann. Geophys. 1978. V.31. №1. P. 29.

279. Turunen T., Oksman J. On the reltive location of the plasmapause and the HF backscatter curtains // J. Atm. Terr. Phys. 1979. V.41. № 4. P. 345.

280. Watkins B.J. A numerical computer investigation of the polar F-region ionosphere // Planet. Space Sci. 1978. V.26. № 6. P.559.

281. Whitteker J.W. The magnetospheric cleft ionospheric effects // J. Geophys. Res. 1976. V.81.№7. P.1279.

282. Whitteker J.W. The transient response of the topside ionosphere to presipitation // Planet. Space Sci., 1971. V.25. № 8. P.773.

283. Williams P.J.S., Jain A.R. Observations of the high latitude trough using EISCAT // J. Atm. Terr. Phys. 1986. V.48. № 5. P.423.

284. Wrenn G.L. Time-weighted accumulations a p(x) and Kp(x) // J. Geophys. Res. 1987. V.92. №9. P. 10125.

285. Wrenn G.L., Rodger A.S. Geomagnetic modification of the mid-latitude ionosphere: toward a strategy for the improved forecasting of foF2 // Radio Science. 1989. V. 24. № 1. P.99.

286. Werner S., Prolss G.W. The position of the ionospheric trough as a function of local time and magnetic activity //Adv. Space Res. 1997. V.20. № 9. P. 1717.

287. Williams D.J. The Earth's ring current: causes, generation and decay // Space Sci. Reviews. 1985. V.34. P.223.

288. Yau A.W., Shelley E.G., Peterson W.K., Lenchyshyn L. Energetic auroral and polar ion outflow at DE-1 altitudes: magnitude, composition, magnetic activity dependence and long-term variation // J. Geophys. Res. 1985. V.90. № 9. P.8417.

289. Yeh H.-C, Foster J.C., Rich F.J., Swider. Storm time electric field penetration observed at mid-latitude // J. Geophys. Res. 1991. V. 96. № 4. P. 5707.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.