Стекло Владимиро-Суздальской Руси тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.06, кандидат исторических наук Лядова, Анна Васильевна

  • Лядова, Анна Васильевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2001, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.06
  • Количество страниц 490
Лядова, Анна Васильевна. Стекло Владимиро-Суздальской Руси: дис. кандидат исторических наук: 07.00.06 - Археология. Москва. 2001. 490 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Лядова, Анна Васильевна

ВВЕДЕНИЕ

§ 1. Обоснование и актуальность выбранной темы

Цели и задачи исследования.

§ 2. Историография.

§ 3. Основные принципы и методы исследования.

§ 4. Источники

Краткий обзор исследованных памятников.

ГЛАВАХ. МОРФОЛОГИЯ СТЕКЛЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ РУСИ.

§ 1. Стеклянные украшения.

1. Стеклянные браслеты.

A. Конструкция.

Б. Форма.

B. Размеры.

Г. Декор.

Д. Цвет.

Е. Прозрачность.

2. Стеклянные бусы.

A. Конструкция и форма.

Б. Размеры.

B. Декор.

Г. Бусы с декоративной прокладкой.

Д. Цвет.

Е. Прозрачность.

3. Стеклянные перстни.

А. Конструкция.

Б. Форма. в. Размеры.

Г. Декор.

Д. Цвет.

Е. Прозрачность.

4. Стеклянные пуговицы.

A. Конструкция.

Б. Форма.

B. Размеры.

Г. Цвет и прозрачность.

5. Стеклянные вставки.

A. Конструкция и форма.

Б. Размеры.

B. Цвет.

Г. Прозрачность.

§ 2. Стеклянные сосуды.

A. Конструкция.

Б. Форма.

B. Размеры.

Г. Декор.

Д. Цвет.

Е. Прозрачность.

§ 3. Витражи.

A. Конструкция.

Б. Форма.

B. Размеры.

Г. Декор.

Д. Цвет.

Е. Прозрачность.

ГЛАВА П. ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ СТЕКЛЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ РУСИ

§ 1. Стеклянные украшения

1. Стеклянные браслеты

2. Стеклянные бусы.

3. Стеклянные перстни.

4. Стеклянные пуговицы.

5. Стеклянные вставки.

§ 2. Стеклянные сосуды.

§3. Витражи.

ГЛАВА Ш. ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ СТЕКЛЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙРУСИ

ГЛАВА IV. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ХРОНОЛОГИЯ СТЕКЛЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ РУСИ

§ 1. Стеклянные украшения.

1. Стеклянные браслеты.

2. Стеклянные бусы.

3. Стеклянные перстни.

4. Стеклянные пуговицы.

5. Стеклянные вставки.

§ 2. Стеклянные сосуды.

§3. В итр ажи.

§ 4. «Гладилка».

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Стекло Владимиро-Суздальской Руси»

§ 1. ОБОСНОВАНИЕ И АКТУАЛЬНОСТЬ ВЫБРАННОЙ ТЕМЫ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Частые находки стеклянных изделий при раскопках древнерусских городов заставили исследователей обратиться к их специальному изучению, в результате которого было установлено существование собственного стеклоделательного производства в Древней Руси. Начальный этап его развития относится к XI в. и связан с византийской школой в стеклоделии. Первым и главным центром по производству стеклянных изделий на Руси был Киев. Продукция киевских ремесленников поступала из столичных мастерских в другие древнерусские города. С середины XII века возникают новые центры по производству стекла (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 191). Их создание было обусловлено как уровнем развития самого ремесла, так и общей политической ситуацией: на смену единой Киевской Руси пришли самостоятельные княжества. Местные мастерские появляются в Новгороде, Смоленске, Полоцке, Любече, вероятно, и Старой Рязани - городах, являвшихся административными, политическими, экономическими и культурными центрами.

В рассматриваемый период Владимиро-Суздальская земля также представляла собой отдельное государство. К середине XII века относится подъем и расцвет таких крупных городов, как Владимир и Суздаль, являвшихся столицами княжества на разных этапах его истории.

Вопрос о существовании местного стеклоделательного производства в городах Владимиро-Суздальской Руси неоднократно затрагивался исследователями. В частности, Ю.Л.Щапова в работе «Стекло Киевской Руси» при изучении московских стеклянных браслетов отметила, что «.Москва, тесно связанная с Владимиром и зависимая от него, должна бы находиться в пределах района сбыта его продукции» (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 171).

Рассматривая направления и ход развития экспорта стеклоделательного ремесла из Киева в другие города Древней Руси, исследовательница указала, что на рубеже ХП-ХШ веков «.в процесс переселения были вовлечены мастера, производившие калиево-свинцово-кремнеземные стекла; .в конце XII века они появились в Новгороде, и видимо, около этого времени в Рязани, может быть, и во Владимире» (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 192).

Однако к моменту проведенного Ю.Л.Щаповой исследования коллекция стеклянных браслетов, найденных во Владимире, насчитывала всего 22 фрагмента (раскопки Н.Н.Воронина 1957-1958 годов). Выборка материала оказалась слишком мала, чтобы решить вопрос об их происхождении и, следовательно, о возможном местном производстве стекла. Результаты же изучения цветовой гаммы и состава стекла рассмотренных браслетов показали, что они являются «точным аналогом киевских» (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 160).

Систематические археологические исследования городов Владимиро-Суздальской Руси, и в частности, Суздаля, Ярополча Залесского, Семьинского городища, начавшиеся в 1970-е годы, дали богатую коллекцию стеклянных предметов, изучение которой позволило в новом ракурсе взглянуть на вопросы их происхождения, роли и места в материальной культуре Владимиро-Суздальского княжества.

Часть материалов, а именно находки из Ярополча Залесского, Суздаля, была рассмотрена в работах М.В.Седовой в контексте общей истории этих памятников. Отмечая своеобразие цветовой гаммы стеклянных браслетов, найденных при раскопках Ярополча Залесского, и ее отличие от киевской и новгородской, автор сделала вывод, что центр их производства следует искать в другом месте. По ее мнению, в качестве наиболее вероятных поставщиков стеклянных браслетов в Ярополч могли выступать такие города, как Владимир и Суздаль (Седова М.В., 1978, стр. ПО). При изучении стеклянных изделий Суздаля М.В.Седова установила, что находки из ранних слоев X-XI вв. -привозные (Седова М.В., 1997, стр. 178). Они поступали из Византии, Сирии,

Египта (Седова М.В., 1997, стр. 185-186). Стеклянные браслеты, перстни, бусы, обнаруженные в большом количестве в напластованиях ХП-ХШ веков, - это продукция древнерусских стеклоделов, а именно, киевских и новгородских ремесленников (Седова М.В., 1997, стр. 178-179). Но наряду с Киевом и Новгородом, М.В.Седова сделала вывод о возможном местном изготовлении части обнаруженных изделий: хотя ".следов собственного стеклоделательного производства в Суздале не зафиксировано.", тем не менее проведенные спектральные анализы стекол 33 суздальских браслетов показали их местное производство. "(Седова М.В., 1997, стр. 178-179). По мнению автора, стеклоделательное ремесло здесь сложилось уже к середине XII века, но основная его часть «.видимо, сосредоточена была во Владимире, а не в Суздале» (Седова М.В., 1997, стр.179). Как считает М.В.Седова, появление и развитие местного стеклоделия, вероятно, могло быть связано с изготовлением поливы для плиток пола и мозаик, а также поливной посуды и погремушек-писанок (Седова М.В., 1997, стр.178).

Специальному изучению стеклянных изделий из городов Владимиро-Суздальской Руси была посвящена дипломная работа О.А.Щегловой «Стеклянные изделия из городов Владимирщины» (Щеглова O.A., 1980). Ею были использованы материалы, полученные к концу 1970-х годов из раскопок шести памятников: Суздаля, Владимира, Ярополча Залесского, Семьинского городища, Городца-на-Волге и Нижнего Новгорода. О.А.Щеглова установила, что форма и цветовая гамма стеклянных браслетов всех изученных коллекций отличаются от киевского стандарта (Щеглова O.A., 1980, стр.35). Рассматривая результаты проведенных спектральных анализов стекол браслетов, она указала на неоднородность их составов (Щеглова O.A., 1980, стр. 40). Тем не менее, в заключении проведенного исследования автор сделала вывод, что хотя изученные стеклянные изделия отличаются от киевских целым рядом черт, «данных для утверждения о собственном производстве стекла в городах Владимирщины недостаточно» (Щеглова O.A., 1980, стр. 47). Присутствие же изделий киевских мастеров, по ее мнению, связано не столько с киевским ввозом, сколько с притоком южнорусского населения в города княжества в середине XII века.

Итак, несмотря на единство во взглядах исследователей относительно своеобразия стеклянных изделий Владимиро-Суздальской Руси, их выводы по вопросу о существовании местного стеклоделательного производства оказались различными. Расхождения в мнениях отчасти объясняются разной степенью изученности памятников и отсутствием достаточных данных, в частности, по стеклу Владимира. Планомерные археологические исследования территории этого города, начавшиеся с 1992 года, позволили значительно расширить существовавшую и, по сути, создать новую, коллекцию стеклянных изделий. Работы М.В.Седовой и О.А.Щегловой были написаны до этого времени (в 1992 и 1980 годах, соответственно), поэтому новые материалы не вопши в их исследования. Часть стеклянных изделий из Владимира, найденных в ходе раскопок 1990-х годов, была рассмотрена М.Е.Родиной в связи с развитием внешних торговых отношений Владимиро-Суздальского княжества (Родина М.Е., 1991, стр.114-120; 1993, стр. стр. 151-152; 1996, стр. 3-5).

Коллекции стекла, составленные по результатам раскопок курганного могильника у села Новоселки близ Суздаля и селища Весь, проводившихся в 1980-х гг., также не были изучены.

Таким образом, до настоящего момента стеклянные изделия Владимиро-Суздальской Руси как тема специального исследования в полном объеме не были рассмотрены.

Основная цель представленной работы - изучение домонгольских стеклянных изделий Владимиро-Суздальской земли в контексте истории стеклоделия Киевской Руси и как самостоятельные элементы общей истории стекла. Отдельные задачи - выявление их места и роли в материальной культуре княжества; определение происхождения изделий, доли продукции разных стеклоделательных центров; проведение сравнительно-исторического анализа находок разных памятников, выявление общих и особенных черт стеклянных коллекций каждого из них; рассмотрение вопросов, связанных с существованием местного стеклоделательного производства в городах Владимиро-Суздальской Руси, его организацией и развитием. Необходимыми условиями для решения всех указанных задач является изучение морфологии и технологии стеклянных изделий, химического состава стекла, из которого они изготовлены, систематизация полученных данных, их классификация, создание компьютерной базы данных.

§ 2. ИСТОРИОГРАФИЯ

Изучение древнерусских стеклянных изделий и истории их производства как тема специального исследования существует уже более 50 лет, когда после выхода в 1948 году книги Б.А.Рыбакова «Ремесло Древней Руси» стеклоделие стало рассматриваться наряду с другими видами ремесла, существовавшими в древнерусских городах в домонгольский период (Рыбаков Б.А., 1948, стр. 397). За это время достигнуты успехи в исследовании вопросов, связанных с изготовлением и происхождением стеклянных вещей, их распространением и ролью в материальной культуре Древней Руси. Разработаны методические аспекты их изучения. Подробно рассмотрены отдельные коллекции и категории стеклянных вещей, найденных при раскопках поселений и могильников. В целом, литература, посвященная стеклу Древней Руси, обширна. Независимо от хронологии и географии анализируемых стеклянных изделий, все исследования представляют существенный интерес: одни - с методической точки зрения, другие - для поиска аналогий и проведения сравнительно-исторического анализа. Осветить все опубликованные к настоящему моменту работы, посвященные изучению стекла Древней Руси, не представляется возможным в силу их большого числа, поэтому целесообразнее рассмотреть основные этапы, направления и тенденции развития отечественной историографии.

Первые работы по стеклу были посвящены изучению самих вещей, созданию их типо-хронологических классификаций, установлению происхождения и хронологии стеклянных изделий. В начале XX в. в результате массовых раскопок курганов северо-восточной и северо-западной Руси в центре внимания исследователей оказались стеклянные бусы. Их первая классификация была разработана А.А.Спицыным в работе "Гдовские курганы в раскопках В.Н.Глазова" (Спицын A.A., 1903). Автор предложил разделить все найденные в погребениях бусы на 17 групп, выбрав в качестве критерия - цвет (Спицын A.A., 1903, стр. 20-21). Внутри каждой группы были проведены различия по форме, что позволило установить морфологические и хронологические особенности рассматриваемых бус. Разработанная классификация была предложена для «определения хронологии погребений и предметов древностей» (Спицын A.A., 1903, стр. 20).

Изучение стеклянных бус было продолжено в работе А.В.Арциховского «Курганы вятичей» (Арциховский A.B., 1930). В отличие от А.А.Спицына, ее автор взял за главный признак не цвет, а форму предметов (Арциховский A.B., 1930, стр. 26, 29). Исследователь разделил все стеклянные бусы, найденные в погребениях, по поперечному и продольному сечениям на отделы и типы соответственно. Важная заслуга А.В.Арциховского состояла во введении строгого порядка для обозначения типов. Кроме того, впервые изделия из стекла были рассмотрены в культурно-историческом и социальном аспектах. По мнению А.В.Арциховского, изделия определенного цвета могли играть роль этнических индикаторов (Арциховский A.B., 1930, стр. 27). Исходя из этого, он выделил бусы, употреблявшиеся вятичами, и отметил, что стеклянные браслеты более характерны для городов, нежели сельских поселений (Арциховский A.B., 1930, стр. 27). Представление о браслетах как городском украшении было подтверждено в ходе дальнейших археологических исследований культурных напластований древнерусских городов и остается ведущим в литературе. Отмечая привозной характер некоторых типов стеклянных браслетов.

А.В.Арциховский выдвинул идею о существовании собственного браслетного производства в Киевской Руси (Арциховский A.B., 1930, стр. 26). Автор сделал попытку исследовать и технику изготовления стеклянных изделий. Монография А.В.Арциховского явилась огромным шагом вперед по пути систематизации различных категорий археологического материала, в целом, и стеклянных изделий, в частности, сохранив свою научную ценность до наших дней.

Дальнейшее развитие отечественной историографии по истории стекла было определено поисками путей решения вопроса о существовании в Киевской Руси стеклоделательного производства.

Эта проблема, обозначенная А.В.Арциховским, была подробно изучена в работе Б.А.Рыбакова «Ремесло Древней Руси» (Рыбаков Б.А., 1948, стр.397). Исходя из массовых находок стеклянных браслетов в культурных слоях древнерусских городов, автор сделал вывод о существовании стеклоделия в Древней Руси в домонгольский период наряду с другими видами ремесла. Впервые изделия из стекла были рассмотрены как объекты материально-культурной и производственной деятельности. Б.А.Рыбаков подчеркивал, что стеклоделие было исключительно городским ремеслом. Он обнаружил закономерность между его зарождением и общеэкономическим уровнем развития городов. В связи с этим автор высказал предположение об изготовлении стекла наряду с Киевом, который обозначил как центр древнерусского стеклоделия, также в других крупных городах Древней Руси, являвшихся сосредоточием политической и экономической жизни княжеств.

Идея Б.А.Рыбакова о существовании местных центров стеклоделия в Древней Руси была поддержана В.В.Кропоткиным и Г.Ф.Соловьевой в статье «К вопросу о производстве, распространении и датировке стеклянных браслетов Древней Руси» (Кропоткин В.В., Соловьева Г.Ф., 1953). Ее авторы поставили вопрос о необходимости идентификации изделий местных мастеров.

Одну из первых попыток ответить на этот вопрос сделал Б.А.Шелковников в работе «Стекло Киевской Руси» (Шелковников Б.А., 1959). Из всего многообразия стеклянных изделий, в частности сосудов, автор попытался выявить те, которые были изготовлены древнерусскими стеклоделами. Рассмотрев частые находки т.н. «гофрированных» сосудов в культурных напластованиях Киева, исследователь отнес их ко времени ХП-ХШ веков и сделал вывод об их местном происхождении (Шелковников Б.А., 1959, стр. 119, 121).

Однако вывод Б.А.Шелковникова оказался ошибочным. Основанием для его пересмотра послужили результаты химико-технологического изучения стекол. Это новое направление получило развитие с конца 1950-х годов и тесно связано с применением иных, не свойственных для традиционной археологии естественнонаучных методов исследования.

Одной из первых работ, посвященных изучению природы стекла и техники изготовления древних стеклянных изделий, стала монография М.А.Безбородова «Стеклоделие в Древней Руси» (Безбородов М.А., 1956). Автор использовал для исследования составов древних стекол количественный химический анализ. Проведя серию анализов стекол, найденных на территории Древней Руси, М.А.Безбородов сделал вывод о существовании четырех составов: свинцово-кремнеземного, калиево-свинцово-кремнеземного, натриево-кальциево-кремнеземного и калиево-кальциево-кремнеземного, из которых первые два были отмечены как характерные для продукции местных древнерусских мастеров (Безбородов М.А., 1956, стр. 215). В технике изготовления стеклянных изделий, автор выделил основные приемы, использовавшиеся древнерусскими стеклоделами для обработки стекла (Безбородов М.А., 1956, стр. 218). В частности, впервые была исследована техника производства оконного стекла. По находкам небольших стеклянных дисков и сохранившихся деревянных оконниц, М.А.Безбородов выявил их морфологические и технологические отличия и установил, что оконное стекло вырабатывалось путем выдувания (Безбородов М.А., 1956, стр. 228). Большим достижением автора книги «Стеклоделие в Древней Руси» стала опубликованная в приложении классификация составов древних и средневековых стекол из разных регионов, составленная на основе известных в литературе и проведенных самим автором химических исследований их составов (Безбородов М.А., 1956, «Приложение»). Классификация, предложенная М.А.Безбородовым, была построена по принципу деления на локальные химические типы с определением хронологических особенностей (Безбородов М.А., 1965, стр. 175). Автор установил само понятие "химического типа" по содержанию элементов, приняв 3% в качестве нижней границы как для малых, так и для главных компонентов (Безбородов М.А., 1969, стр. 153).

Первые результаты исследования химии и технологии стекла сразу нашли признание и применение в решении традиционных историко-культзфных задач археологии. Так, проведенные М.А.Безбородовым анализы составов стеклянных бус с золотой и серебряной фольгой позволили М.В.Фехнер установить происхождение и пути поступления бус. Оказалось, что их большая часть - привозные, из стран Ближнего Востока, и лишь незначительное число изделий с серебряной фольгой изготавливалось в древнерусских мастерских (Фехнер М.В., 1959, стр. 164).

Дальнейшее развитие химико-технологического направления в изучении древнего стекла поставило перед исследователями проблему выбора наиболее эффективного и объективного метода исследования. Наряду с количественным химическим анализом было предложено использовать для выяснения состава и U T-v стекол качественный спектральный анализ. В качестве преимуществ нового способа указывались минимальный расход навески, быстрота выполнения, возможность проверить результаты без повторения самого анализа (Щапова Ю.Л., 1961; 1965, стр. 114). Ю.Л.Щапова стала инициатором применения качественного спектрального метода в отечественной археологической науке. Она предложила проводить спектральные исследования по 26 элементам. соотношение которых учитывалось с помопхью цифровой шкалы по семи-бальной системе» (Щапова Ю.Л., 1965, стр. 115). В разработке химической классификации стекол Ю.Л.Щапова выбрала иной подход, чем М.А.Безбородов. Исходя из понятия "химического типа" как набора компонентов, существующих в определенных количественных пределах, внутри которых свойства стекла остаются постоянными, а вне их оказываются различными, она поставила вопрос о необходимости определения как качественной, так и количественной его характеристики. Установив, что интенсивность спектральных линий напрямую зависит от содержания элемента в пробе, Ю.Л.Щапова выделила четыре уровня концентрации и предложила ввести обозначение содержания элемента по возрастающей (Щапова Ю.Л., 1960, стр. 94). Взяв в качестве нижнего предела третий ранг, исследовательница определила, какие элементы попадали в стеклянную массу случайно, в качестве примесей, а какие были введены специально. Рассмотрев опубликованные к тому времени результаты 762 количественных анализов, без разделения их по месту и времени, Ю.Л.Щапова определила минимальный и максимальный пределы содержания основных стеклообразующих (Щапова Ю.Л., 1977, 1983, стр. 30). В итоге проделанной работы был составлен список химических типов стекла, включающий 68 позиций (Щапова Ю.Л., 1983, стр. 31-32 ). Определение пределов содержания основных элементов и их соотношения позволило обнаружить правила составления шихты и ввести новый аспект, связанный с понятием "рецептурной нормы" ( Щапова Ю.Л., 1977, стр. 97 ). Установление связи между составом стекла, происхождением, хронологией и номенклатурой изделий дало возможность судить о традициях стекловарения в различных центрах производства и заключить о существовании в древности и средневековье стеклоделательных школ (Щапова Ю. Л., 1983, стр. 198-199). В итоге проведенных исследований была получена общая картина о составе древнего стекла и показана ценность качественного спектрального анализа для изучения древних стекол в историко-археологическом аспекте, когда знание точного содержания элементов уступает место массовым определениям состава основных стеклообразующих (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 13).

Если в работах М.А.Безбородова и Ю.Л.Щаповой детальное рассмотрение получили проблемы исследования химического состава стекол, то вопросы изучения обработки стеклянной массы и техники изготовления стеклянных изделий оказались в центре внимания З.А.Львовой. Она предложила классифицировать стеклянные изделия по способам их изготовления. В качестве главного критерия деления были приняты технологические признаки, которые исследовательница объединила в две группы: универсальные и частные (Львова З.А., 1978; 1980, стр. 77-79). Изменения во внутренней структуре стекла и состоянии поверхности изделия позволили установить приемы изготовления изделий, применявшиеся мастерами разных школ стеклоделия и по характеру обработки судить о происхождении вещи (Львова З.А., 1989, стр. 79-85). Все известные способы, независимо от использования их для формования основы изделия или для пол5Д1ения его декора, были объединены в три группы: приемы горячей обработки стеклянной массы (при определенной температуре), холодной обработки и посредством резкого охлаждения (Львова З.А., 1979, с.90). Самой большой оказалась группа горячей обработки. В нее были включены 26 приемов, одни из которых применялись при наборе стеклянной массы, а другие - для обработки первичной заготовки (Львова З.А., 979, стр. 91-92). Новый подход позволил выделить из общего массива стеклянных бус, найденных на территории Восточной Европы, - изготовленные путем навивки, из тянутых трубочек и полученные в результате обработки стеклянных палочек (Львова З.А., 1958; 1961; Щапова Ю.Л., 1962). Опираясь на аналогии и исследование химического состава бус, З.А.Львова сделала вывод, что "древние традиции изготовления стеклянных бус из тянутых трубочек имеют свое начало на Ближнем Востоке (в Сирии)", в то время как, обработка палочек характерна для египетского стеклоделия, навивка же - прием, использовавшийся в Древней

Руси (Львова З.А., 1968, с.84). Ею была составлена технологическая классификация и для ранне-средневековых восточноевропейских стеклянных браслетов (Львова З.А., 1962). З.А.Львова также выявила особенности техники изготовления и нанесения орнамента на стеклянные обручи древнерусского и византийского происхождения.

Дальнейшие исследования древних технологий стеклянных изделий позволили установить связь с их морфологией. Оказалось, что в большинстве случаев достаточно визуального осмотра предмета и его декора под микроскопом с небольшим увеличением, чтобы судить о технике его изготовления (Щапова Ю.Л., 1965, стр. 115).

Итогом всех исследований явилась возможность реконструировать стеклоделательное ремесло Древней Руси. Было доказано, что производство стекла существовало наряду с Киевом также в Смоленске, Новгороде, Нолоцке (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 113-132, 136-143). Выявлены особенности продукции, выпускавшейся в каждом из упомянутых городов: если киевские мастера занимались изготовлением всех категорий стеклянных изделий (браслетов, посуды, оконного стекла, перстней, бус), то иные стеклоделы специализировались на изготовлении браслетов (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 166). Исключение составляет лишь Новгород, где выпускали также перстни, и, возможно, бусы. Благодаря проведенным реконструкциям, стали известны основные формы стеклянных изделий, бытовавших в Древней Руси в домонгольский период.

Их химическое исследование позволило заключить, что древнерусские стеклоделы варили стекло двух составов: свинцово-кремнеземное и калиево-свинцово-кремнеземное (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 182). Различный состав используемого сырья определял и характер выпускаемой продукции. Двухкомпонентное стекло шло, в основном, для производства украшений, разного рода поливной посуды, игрушек, писанок. Стекло другого состава, более удобное с технологической точки зрения, применяли для изготовления посуды, оконных дисков, украшений. Каниево-свинцово-кремнеземное стекло использовалось киевскими стеклоделами, а также ремесленниками Новгорода, и, возможно. Старой Рязани. Свинцово-кремнеземное стекло варили только в провинциальных мастерских, с характерными добавками: в Смоленске - с примесью олова; в Новгороде - с повышенным содержанием сурьмы; в Полоцке - с окисью кальция (Щапова Ю.Л., 1972, стр. 182-193).

Таким образом, благодаря развитию естественно-научных методов были достигнуты значительные успехи в изучении стекла Древней Руси, замечены тенденции эволюции стеклоделательного производства, разработаны вопросы его происхождения, хронологии, организации.

Результаты современных исследований стекла, будь то иззАение коллекций стеклянных изделий, частные сюжеты или же рассмотрение обгцих вопросов стеклоделательного производства, уже не представляются обоснованными без знания химии и технологии веш;ей (Голдина Р.Л., 1989; Дашкова И.А. 1997; Школьникова H.A., 1978). Характеризуя конкретную школу в стеклоделии, химические и технологические признаки оказываются существенными и единственно надежными при установлении происхождения предметов, путей их распространения, обнаружении связей между отдельными культурами и определению уровня развития последних.

Химико-технологический анализ стеклянных изделий, впрочем, не заменяет изучение их цвета, формы, декора, художественного стиля. Поэтому исследуя стеклянные изделия, необходимо рассматривать их с разных сторон: и химико-технологической, и археологической, и культурно-исторической. Реализовать все задачи возможно лишь благодаря комплексному исследованию их морфологии и типологии, химии стекловарения, хронологии и географии распространения находок. Поэтому наряду с традиционными методами (регионально-хронологическим, химико-технологическим, типологическим) в современных работах по стеклу все большее признание находит системный подход, использование которого, на наш взгляд, открывает перспективы в изучении стеклянных изделий и дает возможность переосмыслить и заново оценить решения проблем, связанных со стеклом и древнерусским стеклоделием, в целом.

Подводя итог краткому обзору истории иззления стеклянных изделий Древней Руси, следует отметить, что к настоящему моменту достаточно известно об их истории, происхождении, хронологии и распространении, преемственности и тенденциях развития собственного стеклоделательного производства и школ других центров в стеклоделии, однако многие вопросы еще остаются не до конца понятыми, а их решения вызывают разногласия у исследователей. В частности, проблема химического состава древнерусских стекол.

В современной историографии по стеклу общепризнана теория о существовании в Древней Руси производства стеклянных изделий (украшений, посуды, оконного стекла) из стекла двух составов: свинцово-кремнеземного и калиево-свинцово-кремнеземного. Однако в настоящее время выдвинута гипотеза о привозном характере всех стеклянных предметов, найденных на территории древнерусского государства. Ее автор, О.М.Олейников, отрицает существование собственного стеклоделательного производства, в частности, изготовления стеклянных браслетов, ссылаясь на отсутствие археологических доказательств производственной деятельности стеклоделов: печей, тиглей, инструментов, полуфабрикатов, запасов сырья (Олейников О.М., 1998, стр.182). По мнению О.М.Олейникова, вызывает сомнение и уникальный химический состав древнерусских стекол. В построении своей теории исследователь исходит из геохимического родства составов древнего стекла и почвы района, в котором оно было изготовлено (Олейников О.М., 1998, стр.186). В работе привлекаются результаты количественных анализов, проведенных по 50 элементам (Олейников О.М., 1998, стр.187). Особое внимание автор уделяет содержанию примесей.

По предварительным результатам своего исследования О.М.Олейников помещает центр по производству средневековых свинцовых стекол в Византию или на Ближний Восток (Олейников О.М., 1998, стр.195).

Кратко изложенная выше версия об ином происхождении стеклянных изделий, традиционно считающихся продукцией древнерусских стеклоделов, несомненно, вызывает интерес и заслуживает внимания. Однако не все аргументы, приводимые ее создателем, являются бесспорными. Например, автор указывает, что на Западе стеклоделы не знали «.свинцовокалиевого стекла вплоть до 1685 года.» (Олейников О.М., 1998, стр.183). По результатам же зарубежных исследований стекло, изготовленное на основе компонентов, содержащих свинец и калий, было известно еще в 12-13 веках, в частности на территории Северо-Западной Европы (Wedepohl К.Н., Kmeger I., Hartmann G., 1995). Отличия между составами европейского и древнерусского стекол заключается в разном происхождении золы, использованной средневековыми стеклоделами двух школ в качестве щелочного сырья. По результатам проведенных зарубежными исследователями количественных химических анализов очевидно, что в рассматриваемый период в Европе для получения стекла применяли золу буковых деревьев без переработки ее на поташ (WedeфoЫ К.Н., 1997; Wederpohl К.Н., Baumann А., 1997). В то время как стекло Древней Руси изготовлено на основе поташа.

Вызывает возражения и идея автора по геохимическим характеристикам состава стекла судить о его происхождении. В таком случае, как следует рассматривать продукцию стеклоделов из Мурано, которые работали на стекле, сваренном из привозимой с Ближнего Востока золы полупустынных и пустынных растений, что доподлинно известно по сохранившимся актам мастерской в Мурано (Marco Verita, 1995, стр.83-98)? Или же изделия римских мастеров, которые использовали песок, добываемый в устье реки Бел в Египте?

Не останавливаясь на других спорных вопросах, хотелось выразить надежду, что результаты дальнейших исследований О.М.Олейникова снимут возникшие возражения. Пока же новая теория находится на стадии разработки. Поэтому стеклянные изделия Владимиро-Суздальской Руси рассматриваются в рамках обш;епринятой теории существовании древнерусского стеклоделия.

Похожие диссертационные работы по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Археология», Лядова, Анна Васильевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в работе были рассмотрены стеклянные предметы Владимиро-Суздаиьской Руси, собранные в ходе археологических исследований шести памятников: Владимира, Суздаля, Ярополча Залесского, Семьинского городища, селища Весь и курганов Новоселки. Применение системного подхода позволило комплексно подойти к изучению проблем происхождения, хронологии, организации производства изделий, выявить характерные черты в их наборе для всего региона и особенности находок каждого из исследованных памятников, установить химико-технологические связи в изготовлении отдельных категорий стеклянных вещей, сходство и отличие между продукцией разных стеклоделательных центров, что еще раз показало эффективность и конструктивность системной ориентации при решении вопросов, связанных с историей древнего стекла и стеклоделия, в целом.

Обработка данных с помощью программ описания и словарей-классификаторов позволила упорядочить их и создать классификацию рассмотренных стеклянных предметов, в результате чего стало возможным выявить все их разнообразие и, тем самым, решить информационную задачу. На основании этого были составлены базы данных для каждой категории стеклянных изделий, изученных в работе. Кроме того, использование единой терминологии для описания вещей помогло при проведении сравнительного исследования, по результатам которого были установлены их общие и особенные признаки. Расчет доверительных интервалов обеспечил полученные выводы высокой степенью надежности.

Применение теории нормального распределения позволило в ином ракурсе, отличном от традиционных подходов, рассмотреть вопрос о собственном стеклоделательном производстве, выявить особенности в хронологии и развитии изученных изделий, что дало основание полагать о существовании в городах Владимиро-Суздальской земли местных мастерских по их изготовлению.

Проведенное исследование стеклянных предметов показало, что они являлись органической частью материальной культуры рассмотренного региона. Значительное число находок позволило сделать вывод о широком распространении изделий из стекла среди населения Владимиро-Суздальской земли. Из изучения морфологии предметов разных категорий, их хронологии, соотношения стало очевидно, что в раннее время (X-XI вв.) основу набора составляли стеклянные бусы. С XII века в массовое употребление входят стеклянные браслеты. Наряду с указанными категориями были известны посуда, мелкие украшения (перстни, вставки, пуговицы), оконное стекло.

Если в общем объеме стеклянные браслеты и бусы занимают ведущее место, то соотношение предметов в каждой коллекции имеет свои особенности, что объясняется различиями в хронологии и историческом характере памятников, где они были найдены.

Набор стеклянных изделий Владимира, Суздаля, Ярополча Залесского, Семьинского городища можно рассматривать как типичный для городского быта Древней Руси ХП-ХШ вв. Основную массу находок здесь составили браслеты, что еще раз подтвердило общепринятую в археологической литературе точку зрения о браслетах как характерном украшении костюма горожан (Арциховский A.B., 1930, стр. 27; Рыбаков Б.А., 1948, стр. 397). Стеклянные перстни, пуговицы, большая часть которых обнаружена на этих же памятниках, также можно рассматривать, наряду с браслетами, как украшение городского населения, а незначительное число находок позволило предположить, что их носили представители аристократических слоев общества.

Характерной чертой городского набора стеклянных изделий следует считать и посуду. Однако по сравнению с браслетами, которые относятся к предметам массового потребления, сосуды были менее распространены в городах Владимиро-Суздальской Руси и, вероятно, имели хождение в среде феодальной знати, а не рядового населения. В изученной выборке фрагменты стеклянных сосудов встречены во всех городах. Во Владимире и в Суздале как столицах княжества, где проживали представители высших слоев общества, находок стеклянной посуды значительно больше, чем на Семьинском городище и Ярополче, располагавшихся на окраинах государства и выполнявших функцию его форпостов. Различным оказывается не только число найденных сосудов, но и соотношение их форм. Наибольшим своеобразием отличаются суздальский и владимирский комплексы стеклянной посуды, где представлены ее самые разные формы. Сосуды для питья: кубки на поддоне, стаканы -занимают здесь главное место. Сосудов специального назначения - немного. Из двух рассматриваемых коллекций их больше в Суздале. Кроме указанных форм, также встречены горшки и кувшины.

Общий набор стеклянных изделий на селище Весь и в курганах Новоселки - иной. Здесь основная масса стеклянных находок представлена бусами, что еще раз подтвердило общепризнанное мнение о принадлежности этой категории украшений костюму негородского населения Древней Руси. На селище Весь также встречено несколько экземпляров перстней, вставок и пуговиц. Такое соотношение стеклянных изделий в наборе рассматриваемых памятников не случайно и связано с общей историей их развития. Как было установлено в ходе археологического исследования, селище Весь и курганы Новоселки относятся к кругу памятников более раннего времени Х-Х1 вв., т.н. дружинной культуры, для которых характерным является обилие изделий привозного характера (Седова М.В., 1991, стр. 232). И среди них стеклянные бусы составляют одну из основных категорий находок.

Изучение технологии изготовления стеклянных предметов Владимиро-Суздальской Руси позволило определить приемы, использовавшиеся для их получения, и рассмотреть вопрос об организации производства. На основании выявленных сходства и различий стало возможным отнести изделия к продукции мастерских нескольких типов. Установлено, что основная масса стеклянных бус - серийного и серийно-индивидуального производства. Их получали в специализированных мастерских с разделением труда, деятельность которых была ориентирована на выпуск товаров для торговли на экспорт. Стеклянные сосуды, браслеты, перстни, вставки, пзчЛовицы изготовлены индивидуально. Если производство первых двух категорий осуществлялось в универсальных мастерских с полным технологическим циклом или специализированных с разделением труда или без него, то изготовление мелких украшений могло быть дополнительным к основному, о чем свидетельствует морфологическое и технологическое сходство отдельных категорий предметов.

В ходе проведенного исследования химического состава стекол изделий Владимиро-Суздальской Руси было установлено, что для их получения применялось сырье, происходящее из разных источников, что позволило по совокупности с данными их морфологии и технологии изготовления отнести к продукции нескольких стеклоделательных центров.

Особенность состава стекла части стеклянных браслетов из Владимира, а также ярко выраженное своеобразие их формы и цветовой гаммы во всех городах Владимиро-Суздальской Руси, дало основание предполагать о существовании местных мастерских по их изготовлению. Рассмотрение распределения стеклянных браслетов изученных памятников по времени и сравнение их между собой и с материалами других древнерусских городов позволило сделать вывод об особом, отличном от остальных, характере их развития. С одной стороны, было обнаружено их сходство с киевским распределением, что является не только следствием поступления их основной массы из Киева, но и объясняется общим характером их развития, а именно, воздействием единого внешнего фактора - монголо-татарского нашествия. Однако, если в большинстве городов Древней Руси продукция киевских мастерских резко исчезает из-за разгрома Киева и прекращения там производства, то в данном случае наблюдается иное явление: киевские браслеты перестают поступать по причине разорения самих городов Владимиро-Суздальской Руси монголо-татарами.

С другой стороны, было выявлено сходство в распределении стеклянных браслетов изученных городов и Новгорода. Известно, что особенность новгородского распределения объясняется существованием здесь собственного стеклоделательного производства и отсутствием влияния внешнего фактора -монголо-татарского нашествия. Города Владимиро-Суздальской земли не избежали его. Поэтому было выдвинуто два предположения: либо распределение изученных браслетов является зависимым от новгородского ввоза, либо оно связано с существованием здесь собственного браслетного производства. По результатам сравнительного анализа цветовой гаммы и формы браслетов изученных памятников тесная связь с материалами Новгорода была установлена только для суздальской коллекции. Это позволило сделать вывод о поступлении браслетов в Суздаль, наряду с Киевом, также из Новгорода, что подтверждается и фактами из общей истории развития Суздаля, а именно, существованием тесных торговых связей Суздальской земли с Новгородом в рассматриваемый период (Седова М.В., 1997, стр. 188).

Отсутствие сходства в цвете и форме владимирских браслетов и новгородских дало основание считать, что их распределение по нормальному типу отражает независимое развитие и связано с изготовлением части изделий в местных мастерских. Рассмотрение распределения браслетов Владимира с учетом цветовой гаммы показало, что отличной от изделий других цветов оказывается кривая зеленых браслетов, которых, как было установлено в ходе изучения морфологии, больше всего. Оказалось, что максимальное количество находок зеленых обручей приходится на более позднее время. На основании полученных данных и учитывая установленные особенности химического состава владимирских браслетов, был сделан вывод, что своеобразие распределения зеленых обручей, по всей видимости, является следствием их изготовления в местных мастерских. Результаты проведенного сравнительного анализа распределения браслетов Владимиро-Суздальской Руси подтвердили выдвинутую в ходе изучения их морфологических особенностей гипотезу о возможном существовании собственного браслетного производства. Явное отличие владимирского распределения дало основание рассматривать Владимир в качестве его возможного центра. Учитывая данные о химическом составе браслетов, было сделано предположение, что во Владимире, по аналогии с Воищиной, работали мастера двух школ: одни специализировались на изготовлении браслетов из свинцово-кремнеземного стекла, другие варили стекло калиево-свинцово-кремнеземного состава, используя сырье с повышенным содержанием окиси железа. Производство браслетов из свинцово-кремнеземного стекла могло быть тесно связано с изготовлением поливы, как это было в Смоленске и Любече.

Разорение Владимира монголо-татарами прервало развитие города. Археологические исследования свидетельствуют о запустении после пожара 1238 года ранее освоенных территорий. В силу этих обстоятельств сложно судить об объеме выпускавшейся местными мастерами-браслетчиками продукции. В0ЗНИКН5Ш на рубеже столетий, незадолго до монголо-татарского завоевания, возможное собственное стеклоделательное производство просуществовало сравнительно короткий период времени, не успев достигнуть в своем развитии того уровня, когда оно могло стать достаточно заметным и ощутимым, как в Новгороде. Поэтому, принимая во внимание аналогичный характер развития стеклоделия Старой Рязани и Любеча, был сделан вывод, что доля изделий местного изготовления была незначительной. Основную же массу браслетов, как и других изделий из стекла, везли в города Владимиро-Суздальской Руси, в том числе и Владимир, из Киева.

Исследование происхождения и хронологии стеклянных предметов рассмотренной выборки показало, что наряду с Киевом они поступали из Византии, Ближнего Востока (Сирии и Египта), Западной Европы.

Из сравнения номенклатуры изделий разных стеклоделательных центров и соотношения их находок на изученных памятниках стало очевидно, что для раннего времени (Х-Х1 вв.) характерными являются стеклянные бусы византийского и ближневосточного производства, основная масса которых обнаружена на селище Весь, в курганах Новоселки и в Суздале.

В XII - 1-ой половине XIII вв. широкое распространение получают изделия древнерусских мастеров, большая часть которых представлена во Владимире, в Суздале, Ярополче и на Семьинском городище.

Наряду с ними продолжают бытовать и предметы византийского импорта. Однако в отличие от раннего времени, в XII - начале XIII вв. их набор меняется: на смену продукции массового производства приходят изделия, изготовленные индивидуально, на заказ, которые относятся к кругу предметов роскоши византийского мира. Среди изученных коллекций их большая часть, и в частности, браслеты, сосуды с росписью, перстень с надписью, обнаружена во Владимире и Суздале, что соответствует столичному характеру этих памятников. Его подтверждением служат и уникальные находки фрагментов витражных стекол.

Предметы западноевропейского импорта получают распространение позднее, поэтому они представлены единичными экземплярами и не являются характерными для рассмотренных памятников в домонгольское время.

Сопоставление исследованных коллекций по набору изделий разного происхождения показало, что во Владимире, Ярополче, на Семьинском городище представлена, главным образом, продукция мастеров Древней Руси, датируемая Х11-1-ой половиной XIII вв., что дало основание рассматривать их как типовые древнерусские комплексы. Большая часть стеклянных изделий, обнаруженных на селище Весь и в курганах Новоселки, - это бусы византийского и ближневосточного производства, относящиеся к раннему времени Х-Х1 вв. Самые же разные предметы как по происхождению, так и по времени бытования, представлены в суздальской коллекции, что подтвердило

234 уникальный характер этого памятника, история которого начинается в более ранний период и охватывает весь путь развития Владимиро-Суздальского княжества.

Таким образом, исследование рассмотренных стеклянных изделий позволило оценить их как органическую часть и материальной культуры Владимиро-Суздальской Руси, и древнерусского стеклоделия, в целом, а также обнаружить их тесную связь с всеобщей историей стеклоделательного производства периода средневековья.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Лядова, Анна Васильевна, 2001 год

1. Авенариус Н.П. Дрогичин Надбужский и его древности. // MAP. Спб. -1890.-№4.

2. Аксентон Ю.Д. "Дорогие камни" в культуре Древней Руси ( по памятникам прикладного искусства и литературы XI-XV в.в. ). М., 1914.

3. Александровский В.А. Поливные половые плитки из раскопок Детинца во Владимире. ПУМА. 1949. - №11. - Т.1. - С. 239-244.

4. Археологическая карта России: Владимирская область. / Сост. М.П.Зимина, Ю.А.Краснов, А.Е.Леонтьев, Л.АМихайлова, Н.Г.Самойлович, М.В.Седова. Под ред. Ю.А.Краснова. М.: Институт археологии РАН, 1995.

5. Арциховский A.B. Курганы вятичей. М., 1930.

6. Банк A.B. Прикладное искусство Византии IX-XII веков. Л., 1918.

7. Бахтиаров А. Стекло. Спб., 1912.

8. Безбородов М.А. Стеклоделие в Древней Руси. Минск, 1956.

9. Безбородов М.А. 1959. Технология производства стеклянных бус в древности. // Труды ГИМ. 1959. - Вып. 33. - С. 225-234.

10. Безбородов М.А. 1963. Химическое и спектроскопическое изучение древних и средневековых стекол. // Новые методы в археологических исследованиях. -М.-Л. 1963.

11. Безбородов М.А. 1965. Технологические методы изучения древних стекол.// Археология и естественные науки. Под обгцей редакцией Б.А.Колчина. М. -1965.-С. 114-118.

12. Безбородов М.А. 1969. Химия и технология древних и средневековых стекол. Минск, 1969.

13. Бусятская H.H. Стеклянные изделия золотоордынских городов Поволжья. Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. истор. наук. М.1913. 20 с.

14. Вагнер Г.К. 1988. Архитектурная программа Андрея Боголюбского. // Древности славян и Руси. М. - 1988. - С. 198-201.

15. Варганов А.Д. 1945. К архитектурной истории Суздальского Собора. // КСИИМК 1945. - Вып. XI.

16. Варганов А.Д. 1946. Из ранней истории Суздаля ( IX-XIII в.в.). // КСИИМК -1946.-Вып. XII.

17. Виноградов H.H. 1905. История Успенского Собора во Владимире. -Владимир, 1905.

18. Воронин H.H. 1939. Замок Андрея Боголюбского. // Архитектура СССР. -1939.-№ 11.

19. Воронин H.H. 1941. Краткий отчет о раскопках 1936 года в Суздале. // Археологические исследования в РСФСР 1934-1936 г.г.- 1941.

20. Воронин H.H. 1947. К архитектурной истории Дмитриевского Собора. // КСИИМК 1947. - Вып. XVII.

21. Воронин H.H. 1949. Оборонительные сооружения Владимира XII века. // МИА. 1949. -№11. С.203-239.

22. Воронин H.H. 1954. Древнее Гродно. // МИА. 1954. - № 41. - С. 117-120.

23. Галибин В.А. 1999. Состав стекла как археологический источник. Ars Vitraria Experimentalis. Спб., 1999.

24. Галкин Л.Л.Стеклоделательная мастерская на городище Селитренное. // CA. 1984. - № 2. - С.213-222.

25. Голдина Р.Д., Кананин В.А. Срдневековые памятники верховьев Камы. -Свердловск, 1989.

26. Городцов В.А. Типологический метод в археологии. Рязань, 1927.

27. Горюнова Е.И. 1953. Муромский могильник. ( К истории города Мурома ). // КСИИМК. 1953. - Вып. 52. - С.33-43.

28. Греков И.Б. 1988. О характере ордыно-русских отношений второй половины ХШ-начала XIV в.в. // Древности славян и Руси. М. - 1988. - С. 125-133.

29. Громова Н.И. 1980. Раскопки древнейшей части города Владимира. // АО1979.-м.- 1980.

30. Гуревич Ф.Д. 1950. Древнейшие бусы Старой Ладоги. // CA. 1950. - XIV. -С. 170-187.

31. Гуревич Ф.Д., Джанполадян P.M., Малевская М.В. 1968. Восточное стекло в Древней Руси. Л., 1968.

32. Даркевич В.П. 1966. Произведения западного художественного ремесла в Восточной Европе ( X-XIV в.в. ). // САН. 1966. - Е1-57.

33. Даркевич В.П. 1974. Об истории торговых связей Древней Руси. // КСИА. -1974.-Вып. 138.-С.93-104.

34. Даркевич В.П. 1975. Светское искусство Византии. М., 1975.

35. Дашкова И.А. ( Сафарова ). 1997. Украшения из стекла Древней Твери. // Труды VI Международного Конгресса Славянской Археологии. Славянский Средневековый город 1997. - Т.2. - С.68-75.

36. Деопик В.Б. 1961. Классификация бус Юго-Восточной Европы VI-IX в.в. // СА. 1961. - No 3. - С.202-233.

37. Джанполадян P.M. Два стеклянных сосуда из Новогрудка. // ВВ. Т. XIX. -С. 166-172.

38. Джанполадян P.M. 1967. Новые материалы по истории византийского стеклоделия. // ВВ. 1967. - Т. XXVII. - С.248-258.

39. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997.

40. Жарнов Ю.Э. 1994. Раскопки в "Ветчаном городе'Ъладимира. // АО-1993. -М.- 1994.-С. 61-62.

41. Жарнов Ю.Э. 1995. Раскопки во Владимире, в "Ветчаном городе". // АО-1994.-М.- 1995.-С.99-100.

42. Жарнов Ю.Э. 1996. Раскопки древнерусской усадьбы в "Ветчаном городе" Владимира. // АО-1995. М., 996.

43. Жарнов Ю.Э. 1997. Усадьба первой половины XIII века "Ветчаного города" Владимира. // Труды VI Международного Конгресса Славянской Археологии. Славянский Средневековый город. 1997. - Т.2. - С.82-94.

44. Качалов Н.Н. 1959. Стекло. М., 1959.

45. Ковалевская В.Б. 1995. Археологическая культура практика, теория, компьютер. - М., 1995.

46. Ковалевская В.Б. 1998. Хронология восточно-европейских древностей V-IX вв. Каменные бусы Кавказа и Крыма. М. - 1998. - Вып. 1.

47. Кропоткин В.В., Соловьева Г.Ф. 1953. К вопросу о производстве, распространении и датировке стеклянных браслетов Древней Руси. // КСИИМК. 1953. - Вып. XLIX. - С.21-26.

48. Кропоткин В.В. 1957. О производстве стекла и стеклянных изделий в средневековых городах Северного Причерноморья и на Руси. // КСИИМК. -1957.-Вып. 68.-С.34-45.

49. Кропоткин В.В. 1967. Экономические связи Восточной Европы в 1 тысячелетии н.э. М., 1967.

50. Кудрин Б.И. 1994. Техноценозы: основные теоретические положения. // История и эволюция древних вещей. М. - 1994. - С. 23-33.

51. Лапшин В.А. 1981. Ранняя дата Владимирских курганов. // КСИА. -Средневековые древности 1981. - Вып. 166. - С.45-48.

52. Лапшин В.А., Мухина Т.Ф. 1988. Раннесредневековый археологический комплекс у д.Васильково под Суздалем. // Проблемы иззАгения древнерусской культуры ( расселение и этнокультурные процессы на Северо-Востоке Руси ): Сб. науч. тр. М. - 1988. - С. 132-150.

53. Лебедев Г.С. 1997. Путь из варяг в греки как фактор урбанизации Древней Руси, Скандинавии и Византии. // Труды VI Международного Конгресса Славянской Археологии. Славянский Средневековый город. 1997. - Т.2. - С. 197-210.

54. Левашова В.П. Об одежде сельского населения Древней Руси. // Труды ГИМ. 1966. - Вып. 40. - С.112-120.

55. Левашова В.П. 1967. Браслеты. // Труды ГИМ. 1967. - Вып. 43. - С. 207253.

56. Леонтьев А.Е. 1997. Ростов в Х-Х1 в.в.// Труды VI Международного Конгресса Славянской Археологии. Славянский Средневековый город. 1997. -Т.2.-С.210-218.

57. Лихтер Ю.А., Щапова Ю.Л. 1991. Гнездовские бусы. По материалам раскопок курганов и поселений. // Смоленск и Гнездово. ( к истории древнерусского города ). Под ред. Д.А.Авдусина. М. - 1991. - С.244-260.

58. Лихтер Ю.А. 1994. Логическая система знания о вещи. // История и эволюция древних вещей. М. - 1994. - С.33-43.

59. Львова З.А. 1958. Технологическая классификация стеклянных бус домонгольской Руси. // Сообщения ГЭ. 1958. - Вып. XIV. - С.15-17.

60. Львова З.А. Стеклянные браслеты и бусы из Саркела-Белой Вежи. // МИЛ. -1959.-Мо75.-С.307-333.

61. Львова З.А. 1961а. Восточноевропейские стеклянные украшения УШ-ХП в.в. -Л, 1961.

62. Львова З.А. 19616. К вопросу о происхождении стеклянных бус в некоторых районах Восточной Европы в УШ-Х веках. // Исследования по археологии СССР.-Л.-1961.

63. Львова З.А. 1962. Технологическая классификация восточноевропейских стеклянных браслетов раннего средневековья. // Сообш;ения ГЭ. 1962. - Вып. 23.-С.12-14.

64. Львова З.А. 1968. Стеклянные бусы Старой Ладоги. 4.1. Способы изготовления, ареал и время распространения. // АСГЭ. 1968. - Вып. 10. - С. 64-95.

65. Львова З.А. 1977. К вопросу о причинах проникновения стеклянных бус X-начала XI века в северные районы Восточной Европы. // АСГЭ. 1977. - № 18. -С. 106-110.

66. Львова З.А. 1978. О принципах классификации стеклянных бус. // Проблемы археологии, II: Сб. ст. памяти М.Д. Артамонова. Л. - 1978. - С.24-28.

67. Львова З.А. 1979. Технологическая классификация изделий из стекла ( по материалам раннесредневековых стеклянных украшений ). // АСГЭ. 1979. -Вып. 20.-С.90-104.

68. Львова З.А. 1980. Признаки способа изготовления изделий из стекла ( по материалам раннесредневековых стеклянных украшений ). // АСГЭ. 1980. -Вып. 21.-С. 75-85.

69. Львова З.А. 1983. Типологизация по технологическому основанию стеклянных бус Варнинского могильника как основа их относительной и абсолютной датировки. // МИА. 1983. - Вып. 24.

70. Мальм В.А., Фехнер М.В. 1967. Привески-бубенчики. // Труды ГИМ. 1967. - Вьш.43.-С.133-149.

71. Мальм В.В. 1967. Подковообразные и кольцевидные застежки-фибулы. // Труды ГИМ. 1967. - Вып. 43. - С.149-191.

72. Маслова Г.С. 1984. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX начала XX веков. - М., 1984.

73. Мерварт Л.А. 1927. Обрядовые уборы кашмирских брахманов. // МАЭ. -1927.-Т.У.-С.165-209.

74. Минухин Е. 1959. Витражи. Рига, 1959.

75. Мошенина Н.Н. 1978. Раскопки во Владимире и на Семьинском городище. // АО-1977.-М., 1978.

76. Мошенина Н.Н. 1980. Раскопки Семьинского городища. // АО 1979 года. -М., 1980, С.66.

77. Наумов Д.В. 1962. Опыт количественного спектрального анализа древнего стекла. // СА. 1962. - № 4. - С. 115-121.

78. Ольчак Е. Производство стеклянных перстней на славянской территории в средние века. // СА. 1959. - Но 3. - С. 81-91.

79. Полубояринова М.Д. 1963. Стеклянные браслеты Древнего Новгорода. // МИА.-1963. -№ 117.-С. 164-200.

80. Недошивина Н.Г. 1967. Перстни.// Труды ГИМ. 1967. - Вып. 43. - С.253-275.

81. Полубояринова М.Д. 1988. Стеклянные изделия Болгарского городища. // Город Болгар. Очерки ремесленной деятельности. М. - 1988. - С. 151-200.

82. Путь из варяг в греки и из грек. / Каталог выставки. М. - 1996.

83. Родина М.Е. 1991а. Культурные и внешнеторговые связи городов Владимиро-Суздальской Руси. // Проблемы изучения древнерусской культуры ( расселение и этнокультурные процессы на Северо-Востоке Руси ): Сб. науч. тр. -М.-1988.-С. 170-181.

84. Родина М.Е. 19916. Витражные стекла из раскопок во Владимире и Суздале. // Материалы по средневековой археологии Северо-Восточной Руси. М. -1991.-С.114-120.

85. Родина М.Е. 1994а. Раскопки во Владимире в «Мономаховом городе». // АО 1993 года.-М.- 1994.-С. 89.

86. Родина М.Е. 19946. Новые находки предметов восточного и западноевропейского импорта во Владимире. // Материалы исследований: Сб.ст./ Сост. A.A.Тенеткина. Владимир. - 1994. - С.149-154.

87. Родина М.Е. 1996а. Раскопки во Владимире. // АО-1995. М. - 1996. - С. 175.

88. Родина М.Е. 19966. Находки витражных стекол во Владимире. // Материалы исследований: Сб.ст. / Сост. A.A.Тенеткина. Владимир. - 1996.- С.3-5.

89. Родина М.Е. 1998. Связи Владимиро-Суздальской Руси с Византией Х-ХШ вв.// Материалы исследований: Сб.ст. Вып.4. /Сост. А.А.Тенеткина. -Владимир. 1998. - С.21-31.

90. Розенфельд И.Г. 1982. Древности Западной части Волго-Окского междуречья в VI-IX в.в. М., 1982.

91. Рыбаков Б.А. 1948. Ремесло Древней Руси. М., 1948.

92. Рябинин Е.А. 1988. Славяно-мерянские курганные могильники

93. Владимирской земли ( по материалам раскопок 1853-1854 г.г. ). // Проблемы^ / иззченрм древнерусской культуры ( расселение и этнокультурные процессы на

94. Северо-Востоке Руси): Сб. науч. тр. М. - 1988. - С. 33-57.

95. Сабурова М.А. 1983. Раскопки курганов в г.Суздале. // АО 1981 года. М. -1983.-С. 84-85.

96. Сабурова М.А., Седова М.В. 1984. Некрополь Суздаля. // Культура и искусство средневекового города. М. - 1984. - С. 91-131.

97. Сабурова М.А. 1988. Погребальная древнерусская одежда и некоторые вопросы ее типологии. // Древности славян и Руси. М. - 1988. - С. 266-272.

98. Сабурова М.А., Елкина А.К. 1991. Детали древнерусской одежды по материалам некрополя г.Суздаля. // Материалы по средневековой археологии Северо-Восточной Руси. М. - 1991. - С. 53-78.

99. Седов В.В. 1963. Из полевых исследований 1961 года. // КСИА. 1963. -Вып. 96.

100. Седова М.В. 1978. Ярополч Залесский. М., 1978.

101. Седова МБ. 1980. Раскопки в Суздале. // АО 1979 года. М. - 1980. - С.74-75.

102. Седова М.В. 1981а. Ювелирные изделия Древнего Новгорода ( X-XV в.в. ). -М., 1981.

103. Седова М.В., Беленькая Д. А. 19816. Окольный город Суздаля. // Древнерусские города. М. - 1981. - С. 95-115.

104. Седова М.В. 1983. Работы в Суздале. // АО 1981 года. М. - 1983. - С.86-87.

105. Седова М.В. 1985. Работы Владимиро-Суздальской экспедиции. // АО 1983 года.-М.-1985.-С.81-82.

106. Седова М.В., Сабурова М.А., Лапшин В.А. 1986. Исследования в Суздале и его округе. // АО 1984 года. М. - 1986. - С.70-71.

107. Седова М.В., Лапшин В.А., Мошенина H.H., Сабурова М.А., Чалых Н.Е., Чукова Т.А. 1988. Исследования в Суздале и Суздальском районе. // АО 1986 года.-М.-1988. С. 87-89.

108. Седова М.В. 1994. Работы во Владимире. // АО 1993 года. М. - 1994. -С.92-93.

109. Седова М.В., Мухина Т.Ф. 1996. Работы во Владимире ( ул. Фрунзе, 25 ). // АО-1995.-М.-С. 177-179.

110. Седова М.В. 1997. Суздаль в X-XV вв. М.: Информационно-издательское агентство «Русский Мир», 1997.

111. Спицын A.A. 1896. Курганы Санкт-Петербургской губернии в раскопках Л.К.Ивановского. // MAP. 1896. - No 20.

112. Спицын A.A. 1903. Гдовские курганы в раскопках В.Н.Глазова. / MAP. -1903.-No29.

113. Спицын A.A. 1905. Владимирские курганы. / ИАК. Спб. - 1905. - Вып. 15. ИЗ. Столярова Е.К. 1996. Стеклянные изделия Москвы XII-XIV в.в. Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. истор. наук. М.1997. - 20 с.

114. Столярова Е.К. 1997. Химико-технологическое изучение стеклянных бус по материалам погребений из некрополя у пос. Заозерное. // Древности Евразии: Сб.ст. М. - 1997. ~ С.216-227.

115. Столярова E.K. 1999. Происхождение и хронология стеклянных изделий Москвы XII-XIV B.B. // РА. 1999. - No 4. - С.93-101.

116. Технология стекла. / Под общей редакцией И.И.Китайгородского. М. -1961.

117. Толочко П.П. 1988. О социальной структуре древнерусского ремесла. // Древности славян и Руси. М. - 1988. - С. 141-154.

118. Уваров A.C. 1812. Меряне и их быт по курганным раскопкам. М., 1812.

119. Каталог собрания древностей графа А.С.Уварова. М. - 1881-1908.

120. Фехнер М.В. 1959. К вопросу об экономических связях древнерусской деревни. // Труды ГИМ./ Очерки по истории русской деревни X-XIII веков. -1959.-Вып. 33.-С. 149-225.

121. Холостенко Н. 1963. Древнерусские витражи. // Декоративное искусство СССР. 1963. - No 8. - С.36-38.

122. Цинзерменг Е.В. 1922. О золе растений, применявшейся в стекловарении в XI-XVI В.В. // Известия ИАТ. 1922. - Вып. 1.

123. Черных Е.В. 1910. Связь типологических и химико-металлургических признаков. // Статистико-комбинаторные методы в археологии. М. - 1910. - С. 132-143.

124. Чукова Т.А. 1981. Древнерусские керамические поливные плитки. // КСИА. -1981.-Вып. 190.-С.13-19.

125. Шелковников Б. А. 1959. Стекло Киевской Руси Х-ХШ веков. //ВВ. 1959. -Т. 16.-С.114-126.

126. Школьникова H.A. 1918. Стеклянные украшения конца I тысячелетия н.э. на территории Поднепровья. // CA. 1918. - No 1. - С.91-105.

127. ТЦапова Ю.Л. 1956. Стеклянные бусы Древнего Новгорода. // МИА. 1956. -NO55.-C. 164-180.

128. Щапова Ю.Л. 1960. О применении качественного спектрального анализа стекла при изучении истории стеклоделия Древней Руси. // CA. 1960. - №1. -С.91-102.

129. Щапова Ю.Л. 1961. Древнерусские стеклянные изделия как источник по истории русско-византийских отношений XI-XII в.в. // ВВ. М. - 1961. - Т. XIX. -С.60-16.

130. Щапова Ю.Л. 1962. О происхождении некоторых типов древнерусских бус. //СА.-1962.-№2.-С.81-97.

131. Щапова Ю.Л. 1963а. Стеклянные изделия средневековой Тмутаракани. // Керамика и стекло древней Тмутаракани.: Сб.науч.ст. М. - 1963. - С.102-134.

132. Щапова Ю.Л. 19636. Стеклянные изделия Древнего Новгорода. // МИЛ. -1 963.-NO11 .-C.104-164.

133. Щапова Ю.Л. 1965. Спектральный анализ и история стекла. // Археология и естественные науки: Сб. ст./ Под общей редакцией Б.А.Колчина. М. - 1965. -С. 111-119.

134. Щапова Ю.Л. 1969. Стеклянные браслеты и датирование городского культурного слоя. // CA. 1969. - No 4. - С. 102-108.

135. Щапова Ю.Л. 1972. Стекло Киевской Руси. М., 1972.

136. Щапова Ю.Л. 1974а. Стеклянные изделия из Старой Рязани ( по материалам раскопок 1966-1968 г.г. ). // Археология Рязанской земли: Сб.ст. М. - 1974. -С. 76-93.

137. Щапова Ю.Л. 19746. Стеклянные браслеты Изяславля. // Культура Средневековой Руси: Сб.ст. Л. - 1974. - С.85-88.

138. Щапова Ю.Л. 1975. Из истории древних технологий стекла. // Очерки технологии древних производств. М. - 1975.

139. Щапова Ю.Л. 1977. О химическом составе древнего стекла. // CA. 1977. -№3.-С.95-107.

140. Щапова Ю.Л. 1982. Об эволюции в стеклоделии древнейших эпох. // Естественные на)Аи и археология в иззАении древних производст: Сб. ст. М. -1982.

141. Щапова Ю.Л. 1983. Очерки истории древнего стеклоделия. М., 1982.

142. Щапова Ю.Л. 1984. Химико-технологическое изучение стекол из мастерской на городище Селитренное. // CA. 1984. - № 2. - С.222-225.

143. Щапова Ю.Л. 1987. Методы естественных наук в изучении древних производств. // Методы естественных наук в археологии. М. - 1987. - С. 114120.

144. Щапова Ю.Л. 1988а. Об особенностях древнерусского ремесла. // Древности славян и Руси. М. - 1988. - С. 175-179.

145. Щапова Ю.Л. 19886. Естественно-научные методы в археологии. М., 1988.

146. Щапова Ю.Л. 1989а. Древнее стекло. Морфология, технология, химический состав. М., 1989.

147. Щапова Ю.Л. 19896. Некоторые проблемы средневекового стеклоделия в свете новых данных ( "гладилка" из Новгорода ). // CA. 1989. - No 4. - С.ЮЗ-115.

148. Щапова Ю.Л. 1991а. Состояние и перспективы изучения стеклоделия Древней Руси. // Acta Universitatis Nicolae Copemici. Archeologia. 1991. -xvni.

149. Щапова Ю.Л. 19916. Археология и морфология. // CA. 1991. - № 2. -С. 120-131.

150. Щапова Ю.Л. 1992. Программа изучения керамики. // Древнерусская керамика. М. - 1992. - С. 170-179.

151. Щапова Ю.Л. 1994. Описание, классификация и эволюционные закономерности в развитии древних вещей. // РА. 1994. - № 2. - С.81-93.

152. Щапова Ю.Л. 1997. Украшения из стекла. // Археология. Древняя Русь. Быт и культура./ Под общ. ред. акад. Б.А.Рыбакова. М. - 1997. - С. 89-93.

153. Щапова Ю.Л. 1998а. Византийское стекло. Очерки истории. М., 1998.

154. Щапова Ю.Л. 19986. Еще раз о типологическом методе в археологии, типах и типологиях. // Историческая археология. Традиции и перспективы: Сб.ст. к 80-летию со дня рождения Д.А.Авдусина. М. - 1998. - С.378-386.

155. Щапова Ю.Л. 2000а. Расписные византийские сосуды (новые находки в Новгороде). / Доклад на заседании Новгородского семинара от 07.03.2000. -2000.

156. Щапова Ю.Л. 20006. Введение в вещеведение: естественнонаучный подход к изучению древних вещей: Учебное пособие./ (Труды исторического факультета МГУ : Вып. 12, Сер. III, Instrumenta Studioram: 5. M.: Издательство МГУ, 2000.

157. Щеглова O.A. Стеклянные изделия из городов Владимирщины. // Дипломная работа студентки V курса кафедры археологии исторического факультета. / Ленинградский Государственный Университет им. А.А.Жданова. 1980. - 56 с.

158. Bass George T. 1984. The nature of the Serce Limani Glass. // JGS, 1984. Vol.26.-P. 64-70.

159. Bazil Gray. 1930. The Art of Byzantium. London, 1930.

160. Beck H.S. 1928. Classification and nomenclature of beads and pendants. // Archaeologia, 1928. LXXVII. P. 1-76.

161. Ben Roy & Timothy InsoU. 1998. The beads from 1996 excavation season in Gao, MaU. // Bead Study TRUST Newsletter, No 32. Winter, 1998/1999. - P. 4-8.

162. Brill R. H. 1970. Scientific studies of Stained Glass. A progress report. // JGS, 1970. Vol. 12.-P.185-193.

163. Brisac C. 1984. The Romanesque Window at La Champ-Pres-Froges. // JGS, 1984. Vol.26.-P. 70-77.

164. Bumam R.G. 1988. Medieval Stained Glass Practice in Florence, Italy: the case of Orsanmichele. // JGS, 1988. Vol. 30. P. 77-94.

165. Callmer J. 1977. Trade beads and bead trade in Scandinavia ca. 800-1000 A.D.// Acta Archaeologia Lundensia. Series in 4.- No.l 1.

166. Callmer J. 1990. The beginning of the Easteuropean trade connections of Scandinavia and the Baltic Region in the eighth and ninth centuries A.D. // A Wosinsky Mor Muzeum Evkonye. Szekszard. 1990. - № 19.

167. Callmer J. 1995. Glass Beads. Cultural History, Technology, Experiment and Analogy. // Studies in Technology and Culture. Lejre, 1995. Vol.2.

168. Charleston R.J. 1963. Glass «cakes» as raw material and artickles of Commerce. //JGS, 1963. Vol. V. -P.54-69.

169. Chatzidakis M. 1972. Studies in Byzantine Art and Archeology. London, 1972.

170. Ciepiela S. 1977. Szklo Osiemnastowieczne Starej Warszawy. Warszawa, 1977.

171. Cothren Michael W. 1986. The choir windows of Angieres ( Somme ) and a regional style of Gothic Glass painting. // JGS, 1986. Vol.28. P. 40-66.

172. Cramp R. 1968. Glass finds from the Anglo-Saxon Monastery on Monkwearmouth and Jarrow. // Studies in Glass History and design./ Papers read to Committee B Sessions ofthe Vlllth International Congress on Glass 1-6* July. 1968. -R16-19.

173. Cramp R. 1975. Window Glass from the monastic site of Jarrow. // JGS, 1975. Vol. 17.-P.88-97.

174. Davidson G.R. 1940. A medieval Glass-Factory at Corinth. // AJA, 1940. July-September. Vol. XLIV, No 3. P.297-328.

175. Davidson G.R. 1952. The minor objects. Corinth, 1952. Vol. XII.

176. Eisen G. 1916. The Characteristics of Eye-Beads from Earliest Times to the Present. //AJA, 1916. Ser. II. Vol. XX.

177. Excavations at Jalame. Site of a Glass Factory in the Late Roman Palestine. Ed. by G.D.Weinberg. University of Missourri Press. Columbia, 1988.

178. Frank Susan. Glass and archaeology. London, 1982.

179. Grabar Andre. 1971. La verre d'art byzantine on Moyen Age. // Monuments et Memores. Paris, 1971. Vol. 57. -P.89-127.

180. Grose David T. 1984. Glass forming methods in classical antiquity: some considerations. //JGS. 1984. Vol.26. -P.25-35.

181. Harden D.B. 1959. New Hght on Roman and Early Medieval Window Glass. // Glastechnischte Berichte. Sonderband. / V Intemationaler Glaskongres VIII. 1959. - P 8-17.

182. Heidi Munan. 1993. Lun Bawang beads. // Beads, 1993. Vol.5. P.45-61.

183. Hoehstra T.J. 1986. An enameled Goblet from Utrecht, the Netherlands. // JGS, 1986. Vol. 28.-P.66-70.

184. HoU-Gyurky K. 1986. The use of Glass in Medieval Hungary. // JGS, 1986. Vol.28.-P.70-82.

185. Karklins Karhs. 1993. The A Speo method of heat rounding drawn glass beads and its arhaeological manifestations. //Beads, 1993. Vol.5. P.27-36.

186. Honey W.B. 1946. Glass.: A Handbook for the study of glass vessels of all periods and countries. A guide to the Museum Collection. London, 1946.

187. LiUich M.P. 1970. Three essays on French thirtheenth century grisaille glass. // JGS, 1970.-P.69-79.

188. Limch M.P. 1983. Stained Glass from Western France ( 1250-1325 ) in American collections. //JGS, 1983. Vol. 25. P.121-129.

189. LiUich M.P. 1985. Gothic Glaziers: Monks, Jews, taxpayers, Brelons, women. // JGS, 1985. Vol. 27.-P.72-93.

190. Lundsfrom A. Survey of the glass from Helgo. // Excavations at Helgo. VII. -Stockholm, 1985. P. 1-39.

191. Masterpieces of Glass. A selection compiled by D.B.Harden, K.S.Painter, P.H.Pinder-Wilson, Hugh Tait. London, 1968.

192. Matson F.R. 1940. Technological Study of the Glass from Corinth. // AJA, 1940. July-September. Vol. XLIV. No.3. P. 325-327.

193. Megaw A.H.S. 1959. A Twelfth Century Scient bottle from Cyprus. // JGS, 1959. Vol. 1.-P.58-62.

194. Megaw A.H.S. 1963. Notes on recent work of Byzantine Institut in Instanbul. // Dumbarton Oaks Papers, 1963. Vol. 17. P. 332-372.

195. Megaw A.H.S. 1968. More Gih and Enameled Glass from Cyprus. // JGS, 1968. Vol. X.-P.88-105.

196. Megaw A.H.S. 1972. Supplementary ecxavations on a castle site at Paphos, Cyprus, 1970-71. //Dumbarton Oaks Papers, 1972. Vol. 26. P.322-345.

197. Megaw A.H.S.1976. Excavations at the Episcopal Basilica ofKourion in Cyprus in 1974 and 1975: a preliminary report. // Dumbarton Oaks Papers, 1976. Vol. 30. -P.345-375.

198. Mills Alan. 1987. The Conservation and restoration of Medieval Stained Glass Windows by "get-plating". // Studies in Conservation, 1987. Vol.32. No 3. P.122-137.

199. Newton R. 1969. Some further observations on the weathering crusts of ancient glass. // GT, 1969. Vol.10. No 2. April. P.40-43.

200. Newton R. 1975. The weathering of medieval Window Glass. // JGS, 1975. Vol.17.-P.161-169.

201. Newton R. 1978. Colouring agents used by medieval glassmakers. // GT, 1978. Vol.19. No.3. June. P. 59-61.

202. Newton R. 1980. Recent views on ancient glasses. // GT, 1980. Vol.21. No 4. August.-P.173-183.

203. Opper Marie-Jose & Howard Opper. 1993. Powedered-Glass beads and bead frade in Mauritania. // Beads, 1993. Vol. 5. P.37-45.

204. Polskie Szklo do polowy XIX wieku. Ossolineum, 1987.

205. Raquin Virginia. 1986. The visual designer in the Middle Ages: the case for Stained Glass. // JGS, 1986. Vol.28. P.30-40.

206. Royce-RoU Donald. 1994. The colors of Romanesque Stained Glass. // JGS, 1994. Vol.36.-P.71-81.

207. Sleen van der W.G.N. 1973. A Handbook on Beads. Liege, 1973.

208. Smith W. 1958. Technological Research on Ancient Glass. // Archaeology, 1958. Vol. 11. No. 2.-P. 111-117.

209. Spaer Maud. 1993. Gold-Glass Beads: a review of the evidence. // Beads, 1993. Vol.5.-P.9-25.

210. Stawiarska T. 1984. Szkla z okresu wplywow rzymskich z polnochej Polski. Studium Technologiczne. Ossolineum, 1984.

211. Stawiarska T. 1985. Paciorki szklane z obzsaru Polski polnochej w okresie wplywow rzymskich. Ossolineum, 1985.

212. Stawiarska T. 1987. Katalog paciorkow szklanych z obszaru Polski polnochej w okresie wplywow rzymskich. Ossolineum, 1987.

213. Tabaczynska E. Remarks on the origin of the Venetian glassmaking centre. // Studies in Glass history and design. P.20-24.

214. Theunisson Robert. 1998. Agate and cornelian ornaments from Wan-U-loke Northeast Thailand. Some thoughts on their social function and «value». // Bead Study TRUST Newsletter, 1998/1999. No 32, Winter. P.8-10.

215. Trowbridge M.-L. 1928. Philological Studies of Ancient Glass. / University of Illinois Studies in Language and Literature. Vol. XIII. Urbana, Illinois, 1928.

216. Vavra J.R. 1954. Das Glas und die Jahrtausende. Artia Prag, 1954.

217. Venezianisches Glas. Artia Praha. 1960.

218. Verita M. 1995. Analytical investigation of European enameled beakers of the 13* and 14* centuries. // JGS, 1995. Vol.37. P.83-98.

219. Wedepohl K.H., Krueger I., Hartmaim G. 1995. Medieval lead Glass from Northwestern Europe. // JGS, 1995. Vol.37. P.65-82.

220. Wedepohl K.H. 1997a. Chemical composition of Medieval Glass from excavations in West Germany. // Glastechnologie Berichte. Glass Science Technology, 1997. No. 8. P. 246-255.

221. Wedepohl K.H., Baumann A. 19976. Isotope composition of Medieval lead glasses reflecting early silver production in Central Europe.// Mineral Deposita, 1997. Vol. 32. P. 292-295.250

222. Weinberg G.D.1975. A medieval mystery: byzantine glass production. // JGS, 1975. Vol. 17.-P.127-141.

223. Whitehouse D. 1983. Medieval Glass in Italy: some recent developments. // JGS, 1983. Vol.25.-P. 115-121.

224. Young Susan H. 1993. A preiview of seventh-century Glass from the Kourion Basilica, Cyprus. // JGS, 1993. Vol. 37. P.39-47.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.