Стилевые особенности усадебной архитектуры Крыма периода эклектики в контексте общеевропейских тенденций тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 05.23.20, кандидат искусствоведения Линникова, Ольга Викторовна

  • Линникова, Ольга Викторовна
  • кандидат искусствоведениякандидат искусствоведения
  • 2011, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ05.23.20
  • Количество страниц 233
Линникова, Ольга Викторовна. Стилевые особенности усадебной архитектуры Крыма периода эклектики в контексте общеевропейских тенденций: дис. кандидат искусствоведения: 05.23.20 - Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия. Москва. 2011. 233 с.

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Линникова, Ольга Викторовна

Введение.

Глава 1. Готические реминисценции и мотивы востока в усадебной архитектуре Крыма в период ранней эклектики

1.1. Неоготические стилизации в крымской архитектуре первой половины XIX века.

1.2. Мотивы английской готики и «хинди» стиля в архитектуре дворца М. С. Воронцова в Алупке.

1.3. Имение А. Н. Голицына в Гаспре. Синтез неоготики и элементов татарского стиля».

Глава 2. Античное наследие в усадебной архитектуре Крыма

2.1. Распространение стиля «неогрек» в архитектуре Крыма.

2.2. К. Ф. Шинкель. «Неогреческие» и «неопомпеянские» мотивы в проекте дворцового комплекса в Ореанде.

2.3. «В шинкелевском стиле»: о проекте для Ореанды А. И.

Штакеншнейдера.

Глава 3. Стилевые особенности усадебной архитектуры Крыма 2-ой половины XIX века

3.1. Ориентализм в крымской усадебной архитектуре. Обращение к «татарскому» и арабо-мавританскому стилю.

3.2. Тенденции в крымской усадебной архитектуре периода поздней эклектики.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия», 05.23.20 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Стилевые особенности усадебной архитектуры Крыма периода эклектики в контексте общеевропейских тенденций»

Эволюция архитектуры определенного исторического периода, периода эклектики в частности, складывается из разнообразных её проявлений в различных географических местностях, государственных и национальных территориях. Одним из звеньев этой цепи и одним из ярчайших его проявлений является усадебная архитектура Крыма, обладающая особенными, неповторимыми и яркими чертами. Особенности архитектуры крымских дворцов и усадеб невозможно рассматривать вне контекста развития европейской и российской архитектуры этого периода в целом, так как в общих чертах крымской усадебной архитектуре были присущи те же закономерности стилевого развития, что и европейской архитектуре рассматриваемого периода.

Актуальность исследования обусловлена недостаточной изученностью стилевых особенностей усадебной архитектуры Крыма эпохи эклектики как целостного явления, представляющего собой неотъемлемое звено русской и европейской архитектуры XIX века. Уникальные памятники дворцово-парковой архитектуры, с существованием которых связан целый пласт русской истории и духовной культуры, находятся под постоянной угрозой незаконного захвата и перевода в частную собственность представителями украинского аппарата чиновников и правящей «элиты», что может сделать невозможным всестороннее изучение, реставрацию и функционирование ряда дворцово-парковых ансамблей в качестве музеев-заповедников.

Состояние вопроса. При характеристике тенденций и стилевых особенностей архитектуры XIX века неизбежно возникает вопрос полисемии терминологии, поэтому целесообразно пояснить позицию автора в данном вопросе и уделить внимание историографии термина «эклектика», использование которого лишено однозначности, варьируется в концепциях различных авторов и национальных школ. После того, как в первой четверти XIX века в архитектуре ряда европейских стран появились новые стилеобразующие тенденции, и процесс стал всеобъемлющим, возникло новое стилевое направление, формирующее лицо последующих десятилетий. В Англии это был — Тюдор-Ренессанс, в Германии - «прусский эллинизм», во Франции новое направление получило название стиль Второй империи или стиль Наполеона III. Архитектурная практика в России также не оставалась в стороне от новых тенденций в мире архитектурной моды, соответствующих новым художественным идеалам. Приблизиться к пониманию закономерностей архитектурной системы эклектики и проследить её эволюцию возможно путем анализа принципов стилеобразования. Эклектику часто называли «безстильем», рассматривая сложившуюся систему образов как бесспорный шаг назад по отношению к предшествующему классицизму с его мощью и монументализмом. Но восприятие архитектурных образов эклектики меняется, если смотреть на проблему глубже, стремясь понять особенности её художественной системы, а также, если анализировать, созданные в этот период образы, в контексте философии романтиков. В этой связи можно назвать французского философа Виктора Кузена (Victor Cousin, 1792 — 1867), который считал себя самого «эклектиком», при этом его доктрину часто называли «эклектическим спиритуализмом». Суть концепции В. Кузена заключалась в отвержении постоянного поиска новых идей и парадигм. В качестве альтернативы выдвигался критический отбор истин из прошлых систем на основе «здравого смысла»1. Для главных теоретиков немецкого романтизма Новалиса и Ф. Шлегеля философия служила своеобразным видом интеллектуальной магии, с помощью которой гений, опосредуя собой природу и дух, создает органическое целое из разрозненных феноменов.

Идеи В. Кузена и немецких романтиков послужили новым импульсом для рефлексии в области философии и эстетики, что, несомненно, перекликалось

1 Diccionario de filosofía. José Ferrater Mora. Madrid: Alianza, 1979. - 3630 с. C. 966. с настроениями архитекторов и поисками новых художественных форм в архитектуре того времени.

Термины эклектика и эклектицизм, происхождение которых связано с античной философией, обрели новые смысловые оттенки и вновь начали широко использоваться в эпоху Просвещения, во многом благодаря работам Дени Дидро". Интересно заметить, что критика эклектической архитектуры начинается с того же времени.

В России впервые определение стиля архитектуры середины и второй половины XIX века как эклектического было дано Нестором Кукольником на страницах «Художественной газеты»3. Позднее, для определения рассматриваемого нами стиля, наряду с термином «эклектика» использовался также термин «историзм». В последнее время стало широко использоваться определение «.архитектура выбора», которое в некоторой степени перекликается с определениями Н. Кукольника на страницах одной из его статей «.наш век эклектический, во всем у него характеристическая черта - умный выбор»4.

Проблема терминологии поднималась в работах различных отечественных и зарубежных ученых. Испанский исследователь Ангель Исак в книге «Эклектика и Архитектурная Мысль в Испании. Дебаты, Журналы, Конгрессы 1846-1919» пишет, что при использовании термина «эклектика» невозможно избежать полисемии, «. историческое и историографическое использование термина в теории архитектуры, как в прошлом, так и в настоящем лишено однозначности»5.

В отечественном искусствознании на протяжении длительного времени для характеристики тенденций архитектуры XIX века используется термин

2 Grove Dictionary of Art. Oxford, England: Oxford University Press, 1996, c. 705.

3 Кукольник H. Новые постройки в Петергофе - «Художественная газета», СПб., 1837, № 11-12, с. 176.

4 Цитата по кн. Борисовой Е. А. Архитектура второй половины 19 века. М.: Наука, 1979. -320 е., с. 16 .

5 Angel Isac. Eclecticismo у pensamiento arquitectónico en España. Discursos, revistas, congresos 1846-1919, Granada: Diputación Provincial de Granada, 1987. - 433c., c. 6. историзм». Этому определению отдавали предпочтение такие ученые как А. В. Иконников и Ю. Р. Савельев. А. В. Иконников придерживался толкования историзма как тенденции, начинающейся с эпохи Возрождения и определяющейся обращением к культуре прошлого для решения проблем настоящего. В его книге «Историзм в архитектуре» 6 (1997) было показано, как системы форм, связанных с образами и опытом истории, используются для создания новых формальных языков, специфичных для своей эпохи, как они соотносятся с новыми идеями и ценностями. Ю. А. Савельев акцентирует в определении «историзм» обращение к национальным истокам, создание национального стиля в архитектуре и других видах искусства стран Европы. По его мнению, термин «эклектика» неполно характеризует эпоху, и следует отдавать предпочтение термину «историзм», как более целостному7. Среди исследований, посвященных проблемам русской архитектуры

XIX века, необходимо выделить работы Е. И. Кириченко, в которых рассматривалась художественная система русской архитектуры XIX - начала

XX в., связь между формой и функцией зданий, пространственным построением, совокупностью композиционных средств и их стилевой о характеристикой. В книге «Русская архитектура 1830-1910 годов» (1978), исследуя особенности архитектурных теорий эклектики, Е. И. Кириченко подчеркивала важность явлений социальной и духовной жизни, нашедших выражение в романтизме, обусловивших возникновение эклектики 9. Е. И. Кириченко более широкое значение придает термину «эклектика», а историзм рассматривает как её этап, выделяя следующие периоды: 18001810- е гг. зарождение, конец 1820-х -1840-е - зрелость романтической фазы эклектики, 1850-1860-е - угасание её и развитие историзма, 1870-1890

6 Иконников А. В. Историзм в Архитектуре. М.: Стройиздат, 1997. - 559 е., с. 10.

7 Савельев Ю. Р. Искусство историзма и государственный заказ. Вторая половина 19-нач. 20 века. М.: Совпадение, 2008. - 400 с.

8 Кириченко Е. И. Русская архитектура 1830 - 1910-х годов. М.: Искусство, 1978.-400 е., с. 48.

9 Кириченко Е. И. Архитектурные теории XIX века в России. М.: Искусство, 1986. - 344 е., с. 27. полный расцвет историзма. В рамках историзма Е. И. Кириченко выделяет эклектизм, понимаемый как смешение разностилевых заимствований, и стилизаторство, предполагающее выдержанность здания в едином стиле.

А. Л. Пунин обозначает метод эклектики середины XIX века как «ретроспективное стилизаторство» в противоположность последней трети века, когда получает развитие «эклектический стиль» внутри эклектики. В книге «Архитектура Петербурга середины XIX века»10 (1990) он пишет, что также использует термин «историзм», но не в качестве определения стиля архитектуры, а как концептуальную категорию, характеризующую мировоззренческие особенности в культуре и искусстве XIX века.

М. Н. Нащокина в своих многочисленных работах, посвященных архитектуре XIX века, рассматривая историзм, как «.универсальный способ мышления Нового времени»11, более широко использует термин «эклектика». Тенденции конкретных исторических ретроспекций М. В. Нащокина связывает с мировоззренческими особенностями рубежа XVIII-XIX вв., характеризующихся стремлением к внеисторической обобщенности художественного идеала. По мнению М. В. Нащокиной, эта важная стилевая метаморфоза объясняет, почему в рамках позднего классицизма появились «неогреческие», «римские», «помпейские» и другие стилизации, а метод архитектурной стилизации был распространен на все яркие этапы истории европейской культуры, в том числе и на русское архитектурное наследие 12.

Истокам возникновения эклектики и её связи с эстетикой романтизма уделялось внимание в книге Е. А. Борисовой «Русская архитектура в эпоху романтизма». Сооружения эпохи романтизма, по мнению исследователя, должны были воссоздавать заново ту жизненную среду, в которой современники романтизма ощущали себя преемниками лучших завоеваний

10 Пунин А.Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. Л.: Лениздат, 1990. -352 е., с. 6.

11 Нащокина М. В. XIX век - Время стиля // Наедине с музой архитектурной истории. М.: Улей, 2008, с. 6.

12 Нащокина М. В. Указ. соч., с. 7. далекого прошлого 13. Та же автор сравнивала особенности периодизации эпохи эклектики в исследованиях советских и зарубежных исследователей. В книге «Русская архитектура XIX века»]Л она пишет, что в работах западноевропейских исследователей, таких как 3. Гидион и Н. Певзнер, истоки новых явлений в архитектуре XIX столетия связываются еще с концом XVIII в. и четкой границы между классицизмом (ампиром) и эклектикой (историзмом) не проводится. Если для архитектуры отдельных европейских стран это представляется оправданным, то специфика исторических условий России обусловливает возможность более четких разграничений отдельных архитектурных направлений, типичных для каждого периода. Е. Борисова и Е. И. Кириченко определяют рубеж начального периода эклектики 1820-1830-ми годами15.

В контексте понятий «историзм» и «эклектика» в зарубежном искусствознании используют различные определения, характеризующие тенденции архитектуры XIX века, известные как: ревивалс (revivais), романтический классицизм (Англия), «прусский эллинизм» (Германия) и другие дефиниции. Вопросы терминологии, где все ещё нет однозначного подхода среди большинства исследователей, рассматривались в концепциях таких зарубежных исследователей как: 3. Гидеон16, (ввел термин «романтический классицизм»), Л. Беневоло, Г. Р. Хичкок 17, К. Минно 18. В концепциях названных авторов эклектика оказывается прямым продолжением архитектуры «романтического классицизма», но сам этот классицизм решительно отторгается предшествующей традицией. Причиной отторжения служит именно воздействие романтизма, которое приводит к

13 Борисова Е. А. Русская архитектура в эпоху романтизма. СПб: Д. Буланин, 1997,- 314 е., с. 6

14 Борисова Е. А. Русская архитектура второй половины XIX века. М.: Наука, 1979. -320 е., с. 272.

15 Борисова Е. А. Ук. соч., с. 14.

16 Giedion S. Spatbaroker und romanischer Klassizismus. Muenchen, 1922.

17 Hitchock H. R. Architecture Nineteenth and twentieth centuries. Penguin Books, 1985. - 688 p.

18 Mignot C. L'architecture au XIXe siècle. Moniteur, 1983. - 326 с. появлению двух феноменов — самого «романтического классицизма» и стиля «питореск» — «живописного». Формирование основных черт эклектики (археологизм, цитатность, увлечение экзотикой под воздействием романтизма) было рассмотрено в концепции Д. М. Крука в монографии «Дилемма стиля»19.

Уважая право других исследователей пользоваться тем или иным определением, по мнению автора данной работы, наиболее всеобъемлющим для обозначения общих стилевых особенностей архитектуры, начиная с 20-х - по 90-е годы XIX в., представляется термин «эклектика».

Усадебная архитектура Крыма - неотъемлемое звено архитектуры эклектической эпохи в России. Проблемы дворцовой и усадебной архитектуры в России поднимались в работах И. А. Бондаренко20, Д. О. Швидковского 21, Н. Ф. Гуляницкого 22, М. Б. Михайловой 23, A. JI. Пунина, В. Г. Лисовского24, Е. И. Кириченко, М. В. Нащокиной и других исследователей.

В исследование усадеб Южнобережья огромный вклад внесли научные сотрудники Алупкинского Дворцово-паркового заповедника, работавшие в Крыму и посвятившие свои работы данной теме: С. Д. Ширяев, JI. Н. Тимофеев, А. Царин, А. П. Пальчикова, А. А. Галиченко, Г. Г. Филатова; Н.

Н. Калинин. Наибольшее количество публикаций исследователей было посвящено уникальному памятнику архитектуры XIX века - Воронцовскому

19 Crook J. М. The dilemma of style: architectural ideas from the picturesque to the post-modern. University of Chicago Press, 1987. -348 p., p. 13.

20 Бондаренко И. А. Усадьба и город в Древней Руси в кн. Архитектура русской усадьбы. М.: Наука, 1998. -480 с.

21 Швидковский Д. О. Чарлз Камерон и архитектура императорских резиденций. М.: Улей, 2008. -392 с.

22 Гуляницкий Н. Ф. Метод Палладио в композиции русской классической усадьбы // Архитектура русской усадьбы. Ук. соч. С. 289-323.

23 Михайлова M. Б. Национальное и художественное своеобразие русских и британских усадеб в системе города классицизма // Архитектура русской усадьбы. Указ. соч. - С. 213 - 225.

24 Лисовский В. Г. Архитектура Петербурга: Три века истории. Спб.: Славия, 2004, - 416 с. дворцу. В многочисленных статьях и исследованиях указанных авторов поднимались проблемы истории создания и бытования крымских дворцов и усадеб. Среди многочисленных публикаций об Алупкинском дворце следует отметить книги С. Д. Ширяева «Алупка. Дворец и парки» и А. А. Галиченко «Алупка. Дворец и парк» . В этих изданиях наиболее подробно проанализированы особенности дворцово-паркового ансамбля в Алупке и приведен обширный материал по истории строительства дворца.

Интересу ученых к Воронцовскому дворцу в значительной степени способствуют ежегодные научно-практические конференции, по результатам которых публикуются сборники материалов, освещающих все новые вопросы, связные с особенностями усадебной и дворцовой архитектуры Южнобережья. Среди нового поколения ученых, занимающихся проблемами крымской усадебной и дворцовой архитектуры, следует назвать Ю. А. Письмака, Г. А. Пинхасову, И. В. Манцыгину, Е. М. Коляду, А. С. Лосеву. Проблема стилистических особенностей крымских усадеб поднималась в статьях М. Д. Ширяева, А. П. Пальчиковой А. А. Галиченко, М. В. Нащокиной, Н. Н. Калина и М. А. Земляниченко, в работах Л. Н. Тимофеева, Г. Г. Филатовой, в диссертационных исследованиях И. В. Манцыгиной и Е. М. Коляды27. Важная попытка создания целостной картины поэтапного исторического преобразования района Ливадия - Мисхор была сделана в диссертации И. В. Манцыгиной «Архитектура усадеб "Царского берега" в

28

Крыму в XIX - начале XX вв.» . На основе анализа усадеб этой зоны И. В. Манцыгина попыталась установить исторические закономерности становления усадебного зодчества на Южном берегу Крыма. Вопросам

25 Ширяев С. Д. Алупка. Дворец и парки. Симферополь: Главнаука Наркомпроса, 1927. - 123 с.

26 Галиченко А. А., Царин А. П. Алупка. Дворец и парк. - Альбом. Киев: Мистецтво, 1992. — 240 с.

27 Коляда Е. М. Дворцы и парки Крыма XIX - начала XX века, история создания и стилистическая характеристика. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к. иск.: Спец. 17.00.04 / Коляда Екатерина Михайловна; [Гос. пед. ун-т им. А.И. Герцена]. СПб., 2002. - 25 с.

28 Манцыгина И. В. Архитектура усадеб "Царского берега" в Крыму в XIX - начале XX вв. Дис. на соиск. учен. степ. к. арх. Спец. 18.00.01 / Манцыгина Инна Васильевна. С.-Петербург, 1999. -214 с. ландшафтной архитектуры Крыма XIX века была посвящена работа Е. М. Коляды «Дворцы и парки Крыма XIX - начала XX века, история создания и стилистическая характеристика» 29, где садово-парковое искусство Крыма рассматривалось как один из важнейших разделов истории русской художественной школы.

М. В. Нащокина в статье «Русская усадьба в Крыму и местные архитектурные традиции» . выделила две основные тенденции, характеризующие особенности усадебной архитектуры Крыма XIX - нач. XX веков: это стилизации, связанные с обращением к крымско-татарской архитектуре и к античному наследию. Эти тенденции подтверждаются автором данной работы благодаря стилистическому анализу ряда памятников и проектов. Однако из-за того, что на протяжении века можно выделить этапы в крымской усадебной архитектуре XIX века, характеризующиеся общей направленностью стилистики построек, в данной работе в основе выбора круга памятников лежал не только стилистический принцип, но и хронологический.

Ряд авторов, среди них: Ю. С. Асеев30, Е. Крикун31, С. К. Килессо 32, Н. л "Э

М. Гурьянова посвящали свои работы непосредственно архитектуре Крыма, однако, малый объем этих изданий и широта рассматриваемого периода не дает возможности глубоко проанализировать проблемы крымской архитектуры XIX века. Несмотря на то, что проблема стилистических особенностей крымских дворцов поднималась в статьях М. Д. Ширяева «Помещичья колонизация и русские усадьбы в Крыму в конце XVIII и первой

29 Коляда Е. М. Указ. соч.

30 Асеев Ю. С., Лебедев Г.А. Архитектура Крыма. Под ред. М. П. Цапенко и П. Н. Шульца. Киев: Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре УССР. 1961.- 240 с.

31 Крикун Е. В. Архитектура Южнобережья. Симферополь: Крым, 1970.-96 с.

32 Килессо С. К. Архитектура Крыма. Киев: Будивельник, 1983.- 95 с.

33 Гурьянова Н. М. Памятники Ялты. Симферополь: Таврия, 1985. -192 с. половине XIX века»и, М. Н. Нащокиной «Русская усадьба в Крыму и местные архитектурные традиции» , А. П. Пальчиковой «Архитектура с южного берега Крыма первой половины XIX века» , «Там все в молчанье

37 ч 38 ласкает взгляд» , А. А. Галиченко «Усадьбы Крыма» , Н. Н. Калина и М. А.

39

Земляниченко «Николай Петрович Краснов» , «Исламские мотивы в творчестве архитекторов Южного берега Крыма»40 и других исследователей, тема стилистических особенностей памятников усадебной архитектуры все еще недостаточно изучена. В данной работе усадебная и дворцовая архитектура эклектического периода будет рассматриваться как целостное явление в рамках русской и европейской архитектуры данного периода. Будет уделено внимание всестороннему изучению, подробному анализу памятников, стилистическим особенностям и характерным чертам усадебной и дворцово-парковой архитектуры Южного берега Крыма. На сегодняшний день не существует исследований, где стилистические особенности крымской усадебной архитектуры были бы рассмотрены как целостное явление в рамках европейской и русской архитектуры периода эклектики.

Цель исследования - рассмотреть основные стилеобразующие тенденции в усадебной архитектуре Крыма с 20-х г. XIX - нач. XX века, выявить стилевые особенности архитектуры крымских дворцов

34 Ширяев С. Д. Помещичья колонизация и русские усадьбы в Крыму в конце XVIII и первой половине XIX века. М. - Л., Крым: Госиздат, 1927, № 2 (4). - 186 с.

35 Нащокина М. В. Русская усадьба в Крыму и местные архитектурные традиции. Указ. соч.

36 Пальчикова А. П. Архитектура южного берега Крыма первой половины XIX века // Сборник статей о южном береге Крыма. Симферополь: Крым, 1968.

37 Пальчикова. А. П. Там все в молчанье ласкает взгляд // Крымский альбом. Историко-краеведческий и литературно-художественный альманах. Выпуск 1. Феодосия - Москва: Издательский дом Коктебель, 1996. - 304 с.

38 Галиченко А. А. Усадьбы Крыма // Дворянские гнезда России. История, культура, архитектура. Под редакцией М. В. Нащокиной, М., 2000.

39 Калинин Н. Н., Земляниченко М. А. Николай Петрович Краснов // Архитектура СССР, июль-август, 1990.

40 Калинин Н. Н., Земляниченко М. А. Исламские мотивы в творчестве архитекторов ЮБК // Творчество, 1991, №9. рассматриваемого периода. Усадебная архитектура Крыма впервые рассмотрена на широком общеевропейском историко-культурном фоне. В работе уделено внимание философским, литературным, художественным и эстетическим аспектам процесса стилеобразования, в связи с необходимостью дальнейшего изучения и сохранения уникальных памятников усадебной архитектуры, являющихся важным звеном архитектурного наследия мировой культуры.

Задачи исследования: показать связь крымской архитектуры с основными тенденциями стилевого развития русской и европейской архитектуры; рассмотреть особенности неостилей в общих рамках эклектики и новые черты творческого метода архитекторов; показать, каким образом умонастроения, эстетические и философские идеалы эпохи влияли на формирование вкусов и предпочтений заказчиков и на формирование художественных образов произведений архитектуры.

Предметом исследования стали стилистические особенности усадебной архитектуры Крыма эпохи эклектики.

Объектом исследования является дворцовая и усадебная архитектура Крыма, как наиболее яркий и выразительный пример для иллюстрации стилевых проявлений. Для анализа были выбраны элитарные усадебные и дворцовые постройки Южного берега Крыма. В основе выбора круга памятников присутствовал также хронологический принцип.

Основными методами исследования являлись: визуальный анализ натурных памятников, изучение и анализ проектов несохранившихся построек, фотофиксация, работа с литературными и архивными источниками.

Хронологические рамки исследования определяются 1828 г., к которому относится первоначальный проект Воронцовского дворца, выполненный Т. Харрисоном, и началом XX века. За рамками исследования остался ряд памятников, которые по своим стилистическим признакам близки к эклектике, но так как время их постройки относится к эпохе модерна, то детальный анализ этих построек требует отдельного исследования.

Постановка проблемы. В настоящее время недостаточно исследований, где крымская усадебная и дворцовая архитектура была бы рассмотрена как целостное явление, подробно проанализирована и где были бы выделены стилистические особенности усадебной архитектуры Крыма эпохи эклектики и этапы её развития. Данная работа имеет своей целью заполнить этот пробел. Автором сделан акцент на анализ мотивов индийской архитектуры в экстерьере Алупкинского дворца, которые до настоящего времени подробно не рассматривались учеными. В процессе исследования удалось показать влияние английских художников Уильяма Ходжеса (iWilliam Hodges), Томаса и Уильяма Дэнилл (Thomas and William Daniells), совершавших длительные путешествия в Индию и опубликовавших на родине серии своих графических работ с видами ландшафтной архитектуры, на распространение элементов индо-мусульманского зодчества в творчестве английских архитекторов и, в частности, на автора проекта Алупкинского дворца Эдварда Блора. В работе дается определение стиля «хинди», рассматриваются причины его возникновения, показывается роль участников Ост-Индской компании в распространении моды на «индийский стиль» в Великобритании. Прослеженная в ходе исследования логическая цепь помогает понять, как зарождался один из интереснейших неостилей в истории архитектуры — «хинди» стиль.

Одной из интереснейших особенностей культуры XIX века является тесная взаимосвязь между архитектурой и литературой и та роль, которую сыграли представители литературной элиты в обращении к стилям предшествующих эпох. Влияние литераторов происходило не только благодаря литературным произведениям, но и в значительной степени посредством выражения своих стилистических предпочтений во время возведения и перестройки собственных вилл и резиденций. Примером может послужить реконструкция в готическом стиле поместья родоначальника жанра готического романа Горация Уолпола в Твикенхеме (1753), а также резиденция У. Бекфорда и знаменитый Абботсфорд В. Скотта. Многие писатели, среди них В. Скотт, У. Бекфорд, Ф. Р. Шатобриан, В. Гюго участвовали в дебатах, посвященным проблеме архитектурных концепций XIX века. Та же тенденция взаимовлияния между художественными образами литературы и архитектуры наблюдалась в русской культуре того времени. Об этом писали В. Г. Белинский, Л. В. Даль, К. М. Быковский, П. X. Сюзор, Н. В. Гоголь, В. В. Стасов. В работе уделено внимание влиянию литературных образов и самих литераторов на формирование стилевых особенностей архитектуры дворцов и усадеб. Интересным фактом в контексте нашей темы является то, что английский архитектор Э. Блор — автор проекта Алупкинского дворца, был близким другом В. Скотта и В. Ирвинга. Под непосредственным обаянием литературных образов находился и сам заказчик Алупкинского дворца, М. С. Воронцов.

Проникновение новых идей эклектической архитектуры в Россию происходило благодаря широкому культурному обмену, который происходил между русскими и зарубежными архитекторами. Большую роль в этом сыграли новаторы эпохи «прусского эллинизма», берлинские архитекторы с мировой славой: Карл Фридрих Шинкель и Лео фон Кленце. Оба архитектора занимались реализацией некоторых своих проектов в России.

Влияние К. Ф. Шинкеля на распространение новой архитектурной моды в России было весьма значительным. Оно было заметно в работах А. Брюллова, А. Штакеншнейдера, М. Быковского и других архитекторов той поры. В связи с этим проект К. Ф. Шинкеля для дворца в Ореанде, который подробно анализируется в данной работе, представляет большой интерес для понимания зарождения и распространения идей эклектической архитектуры, и, в частности, такого стилевого направления как «неогрек» в архитектурной практике России XIX века. В работах отечественных авторов Т. А. Петровой, А. П. Пальчиковой, Н. Н. Калинина проект К. Ф. Шинкеля обычно упоминался в контексте реализованного проекта А. И. Штакеншнейдера и подробно не анализировался.

Интереснейшим памятникам усадебной архитектуры: имению А. Н. Голицына в Гаспре, комплексу построек И. А. Монигетти в Ливадии, имению Раевских в Карасане, «Дюльберу», Массандровскому дворцу, усадьбе Юсуповых «Коккоз», дворцу «Кичкине» были посвящены многочисленные путеводители и статьи таких авторов как: А. А. Галиченко, А. П. Пальчиковой, Г. Г. Филатовой, Н. Н. Калинина, М. А. Земляниченко. Объем статей указанных авторов не дает возможности подробно проанализировать стилевые особенности вышеперечисленных памятников и рассмотреть этапы и особенности стилевой эволюции усадебной архитектуры. В представленной работе будет уделено внимание подробному образно-стилистическому анализу вышеперечисленных памятников.

Научная новизна работы обусловлена тем, что в ней подробно рассмотрены и проанализированы стилевые особенности усадебной архитектуры Крыма как целостного явления, являющегося неотъемлемым звеном русской и европейской архитектуры периода эклектики; введен в научный оборот ряд малоизвестных проектов: проект дворца Л. А. Перовского в Меласе, У. Риддл, проект церкви в Мошнах, Г. И. Торичелли, первоначальный проект дворца в Алупке, Т. Харрисон, некоторые листы проекта К. Ф. Шинкеля дворца в Ореанде, проект собственной усадьбы и здания, принадлежащего турецкоподданным братьям Солоникам, Б. Б. Грейм, проект усадьбы Г. И. Гирша в Ялте, Р. Шмелинг, листы проекта дворца и малых архитектурных форм имения «Дюльбер», Н. П. Краснов, а также малоизвестные в отечественном искусствознании живописные и графические ландшафтные пейзажи английских художников У. Ходжеса, Т. и У. Дэнилл; уточнены некоторые стилеобразующие аспекты архитектуры дворцов и усадеб. Впервые усадебная архитектура рассматривалась на широком общеевропейском историко-культурном фоне.

Практическая значимость работы и внедрение результатов связаны с проблемами сохранения, реставрации и пропаганды культурного наследия в качестве связующего звена в обмене между представителями различных социокультурных групп. Материалы диссертации могут быть использованы в научно-исследовательской, реставрационной, учебно-методической и экскурсионной работах. Материалы диссертации являются основой читаемых авторских лекционных курсов в ИАрхИ для магистратуры и специализации «Реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия», направлений «Архитектура» и «Искусство», на курсах регионального центра переподготовки кадров ИАрхИ: «История архитектуры и искусства Северного Кавказа», «История архитектуры и градостроительства» (с 2008 г. по настоящее время).

Апробация исследования. Основные результаты работы были освещены в докладах и обсуждались на научно-практических конференциях: «История садов в России: Опыт, Проблемы, Перспективы» (Москва, Царицыно, 2008), «IX Крымские Международные Воронцовские научные чтения», «Мир усадебной культуры» (Крым, Алупка, сентябрь, 2008), «Архитектура. Искусство. Археология: проблемы изучения и сохранения культурного наследия» (Ростов-на-Дону, октябрь, 2008), «Архитектурное наследство» (Москва, октябрь, 2009), «Проблемы общества и архитектура» (Ростов-на-Дону, октябрь, 2010), «X Крымские Международные Воронцовские научные чтения», «Мир усадебной культуры» (Крым, Алупка, сентябрь, 2010).

По результатам конференций были опубликованы статьи: «О распространении элементов индо-мусульманской архитектуры в творчестве английских архитекторов»41, «Ориентализм в крымской архитектуре периода

41 Линникова О. В. О распространении элементов индо-мусульманской архитектуры в творчестве английских архитекторов // Воронцовский дворец. Образ и время. Сборник докладов. Сост. Г. Г. Филатова. -Симферополь: Н. Орианда, 2009, - 256 е., С. 41-45. эклектики в контексте общеевропейских тенденций архитектуры»42, «Мотивы «неогрека» в архитектуре эклектики. На примере крымского круга памятников»43, «Неоготические и «псевдотатарские» элементы в архитектуре дворца А. Н. Голицына в Гаспре»44, «Неоготические стилизации в Крымской архитектуре»45.

На защиту выносятся:

- особенности стилистики усадебной и дворцовой архитектуры Крыма, как целостного явления в рамках русской и европейской архитектуры;

- соответствие нижних временных границ дворцовых построек в эклектическом стиле стилеобразующим тенденциям в российских столицах и общеевропейским тенденциям архитектурной моды;

- модель влияния философских, литературных, художественных и эстетических аспектов эпохи на процесс стилеобразования и создания художественных образов усадебной архитектуры.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний, библиографии и иллюстративного приложения. Текстовая часть исследования составляет — 160 страниц, библиография — 129 наименований, приложение -137 иллюстраций.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия», 05.23.20 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия», Линникова, Ольга Викторовна

Выводы:

1. Проникновение новых идей эклектической архитектуры в Крыму происходило благодаря широкому культурному обмену, который происходил между архитекторами. На формирование архитектурного облика полуострова огромную роль оказали столичные российские зодчие: И. А. Монигетти, А. И. Штакеншнейдер, М. Е. Месмахер и иностранные мастера: К. И. Эшлиман, Т. Харрисон, Э. Блор, К. Ф. Шинкель, У. Гунт, Г. И. Торичелли. Творчество таких архитекторов как: К. И. Эшлиман, Ф. Ф. Эльсон, Н. П. Краснов, О. Э. Вегенер, Н. Г. Тарасов было связано непосредственно с Крымом. Появление уникальных зданий с использованием редкого в европейской архитектуре «хинди» стиля, который практически не встречался в г{ентралъной части России, связано с творчеством британского архитектора Э. Блора, а линия «неогрека» — с именем К. Ф. Шинкеля, что сближает крымский круг памятников с наследием европейского зодчества. Главной особенностью стилистики усадебной архитектуры первоначального этапа эклектики является синтез готических мотивов с ориентальными, примерами служат Воронцовский дворец (арх. Э. Блор), где готические мотивы гармонично сочетаются с мотивами «хинди» стиля и усадьба А. Н. Голицына в Гаспре (арх. Ф.

Эльсон), в архитектуре которого использованы неоготический и «псевдотатарский» стили, а также элементы «хинди» стиля в архитектуре домовой церкви Св. Троицы этого дворца.

2. В ходе исследования удалось показать роль английских ландшафтных пейзажистов Уильяма Ходжеса, Томаса и Уильяма Дэнилл, совершавших путешествия в Индию и опубликовавших многочисленные серии своих графических работ, в распространении элементов «хинди» стиля в творчестве британских архитекторов. Анализ ряда культурологических аспектов, связанных с большим интересом к индийской культуре в английском обществе, а также анализ ландшафтных пейзажей У. Ходжеса и Т. и У. Дэнилл, позволили выявить ряд архитектурных и живописных образов, повлиявших на стилистический выбор Э. Блора. Архитектор при создании проекта южного фасада дворца мог опираться на изданные английскими художниками виды архитектурных памятников Индии; прототипом для экседры могли послужить айваны, изображенные в работах У. Ходжеса «Вид мечети в Чунар Гур», Т. Дэнилл «Портал, ведущий в Масхед в Чунар Гур». Было подтверждено предположение Л. Тимофеева о влиянии комплекса Брайтона на архитектуру дворца в Алупке. Это влияние удалось показать благодаря другому, выявленному в ходе исследования памятнику, - комплексу Сезинкота, архитектор С. П. Коккерелл, который работал совместно с указанными выше художниками. Таким образом, на стилистический выбор Э. Блора повлияли' комплексы Сезинкота, С. П. Коккерелл и Брайтон павильона, X. Рептон, У. Порден, Д. Нэш.

3. Уточнение атрибуции ранее неизвестных проектов позволило дополнить панораму усадебной архитектуры Крыма. Первоначальный проект Воронцовского дворца Т. Харрисона (АДПМЗ, фонды), который до настоящего времени относили к классицистическому стилю, по мнению автора, стилистически соответствует «неогреку». Это позволяет сделать вывод, что уже в первоначальном варианте автор проекта и заказчик ориентировались на архитектуру, которая в большей степени соответствовала духу времени и тогдашней архитектурной моде. Этот проект можно рассматривать как самый ранний пример «неогрека» в Крыму. Анализ проекта усадьбы Л. А. Перовского, (АДПМЗ, фонды), позволяет уточнить атрибуцию и считать автором Д. Риддла (7. Яееёс11), а исполнителем Ф. Эльсона.

4. Обращение к античной архитектуре Греции, получившее распространение в архитектуре Европы XIX века в рамках эклектики, нашло свое отражение в архитектуре Крыма. Большая роль в распространении «неогрека» принадлежит К. Ф. Шинкелю, творчество которого - одна из ярчайших страниц в истории европейской архитектуры XIX века. Влияние К. Ф. Шинкеля на распространение новой архитектурной моды в России было значительным и проявилось в работах многих русских архитекторов. В связи с этим, проект К. Ф. Шинкеля для дворца в Ореанде, представляет большой интерес для понимания зарождения и распространения идей эклектической архитектуры и, в частности, такого стилевого направления как «неогрек» в архитектурной практике России XIX века. Создание этого проекта имело огромное значение для крымской архитектуры, несмотря на то, что проект не был реализован. Архитекторы, работавшие в Крыму: Д. Уптон, В. А. Рулев, К. И. Эшлиман, Ф. Ф. Эльсон находились под сильнейшим воздействием архитектурного гения К. Ф. Шинкеля. Его влияние особенно проявилось в работах Ф. Ф. Эльсона и А. И. Штакеншнейдера. Проведенный сравнительный анализ проектов дворца в Ореанде А. И. Штакеншнейдера и К. Ф. Шинкеля позволил сделать вывод о невозможности рассматривать проект А. И. Штакеншнейдера вне контекста работы К. Ф. Шинкеля, особенно влияние немецкого зодчего ощутимо в постройках стиля «неогрек». В рамках «неогрека» в 40-е годы XIX века крымские архитекторы часто использовали композиционную схему в виде периптера: Петропавловский храм Севастополя, В. А. Рулев (1837), Керченский музей, Г. И. Торричелли (1835), Храм Тезея, Ф. Ф. Эльсон (1833), проект Музея Крыма и провинций Кавказа в Ореанде, К. Ф. Шинкель-(1838) и Пропилеев: Чайный павильон в

Алупке, Ф. Эльсон (1834), Графская пристань в Севастополе, Д. Уптон (1837), Байдарские ворота, К. И. Эшлиман (1848). По своим стилистическим признакам рассмотренная группа памятников близка художественным поискам в рамках «прусского эллинизма», что подтверждает предположение С. Д. Ширяева о влиянии этого направления в среде крымских архитекторов. Влияние К. Ф. Шинкеля было заметно и в постройках более позднего времени. Знаменитый лист «Портик кариатид» южного фасада Ореандского дворца К. Ф. Шинкеля не только был использован в реализованном проекте ореандского дворца А. И. Штакеншнейдера, но и неоднократно служил источником вдохновения в работах крымских архитекторов. В конце XIX века и на рубеже веков «неогрек» вновь становится популярным. Усадебной архитектуре этого времени присущи эллинистические черты: проект дома К. Р. Овсяного, Г. Ф. Шрейбер (1887), здание Музея обороны Севастополя (1892), А. М. Кочетов, вилла А. А. Спендиарова в Ялте (1899-1901), вилла Н. Апраксина (1903), дворец вел. кн. Анастасии Николаевны «Чаир» (19021903), Н. П. Краснов.

5. В эволюции замысла проекта К. Ф. Шинкеля для дворца в Ореанде можно выделить два этапа. В первоначальном варианте проекта К. Ф. Шинкель предлагает использование элементов древнерусской архитектуры, что показал сравнительный анализ эскиза диорамы «Пожар Москвы» (1812) с первоначальным вариантом дворца в Ореанде, в сочетании с мотивами итальянского Ренессанса и «неогрека». Во втором варианте архитектор создает выразительный образ, сочетающий элементы «неогрека», «неопомпеянского» стиля и Ренессанса, используя в проекте Большого Императорского двора мотивы арабо-мавританского зодчества, а в проекте Музея Крыма и Кавказа - синтез «неогрека» и «хинди» стиля, трансформируя идею пещерных индийских храмов.

6. Во второй половине и в конце XIX века эклектика развивается, претерпевая изменения в сторону большей декоративности, усложненности архитектурных форм, обилия декора. В Массандровском дворце ярко проявилась эволюция эклектики от более лаконичных форм в постройке 1881-1889-х годов (Э. Бушар) к более сложным формам 1881-1902 гг. (М. Е. Месмахер). Усадьба Гагариных в Кучук-Ламбате (1902-1907) отличается явным эклектизмом и во многом утрачивает гармоническую связь форм, которая была свойственна другим исследованным памятникам. Это здание можно рассматривать как пример наступающего кризиса в архитектуре поздней эклектики. Выявлено два этапа использования мотивов ориентализма, встречающихся в крымской усадебной архитектуре на протяжении XIX - нач. XX века. В первой половине XIX в. ориентальные мотивы использовались на южных фасадах зданий и синтезировались с неоготическими элементами. Начиная с 60-х годов XIX века, наблюдается тенденция к возникновению построек, экстерьеры которых были стилистически выдержаны в «псевдотатарском» и мавританском стилях. Конец века характеризуется эклектизмом построек и изобилует интересными примерами ренессансных стилизаций, в то же время начинают появляться постройки с признаками модерна.

Заключение и выводы

Проанализировав ряд крымских построек периода эклектики, становится очевидным, что основные тенденции стилевой эволюции, а также ее основные этапы совпадают с общими чертами русской и европейской архитектуры рассматриваемого периода. В то же время усадебной архитектуре Крыма присущ целый ряд отличительных черт, связанных, прежде всего, со спецификой природной и историко-культурной среды полуострова. Появление и распространение эклектики в Крыму происходит без обычного для провинции запаздывания, преимущественно совпадает в своих временных рамках с аналогичными процессами в архитектуре Петербурга и Москвы, а также со схожими тенденциями в европейской архитектуре. Это связано не только с тем, что большинство проектов выполняли столичные и иностранные зодчие, но и со стремлением заказчиков соответствовать духу архитектурной моды. Мода на «Готическое Возрождение», в значительной степени инспирированная теоретическими работами Дж. Раскина, О. У. Пьюджина и английских литераторов, проявилась не только в архитектуре Европы и России, но и способствовала появлению интереснейших примеров этого стилевого направления в Крымской архитектуре. Неоготические постройки, созданные в Крыму, удивительно гармонично вписались в местный ландшафт. Главной особенностью усадебной архитектуры первой половины XIX века является синтез мотивов готики с мотивами индо-мусульманского зодчества и татарской архитектуры. Личные пристрастия заказчиков, уровень их образованности, художественные и литературные предпочтения оказывали самое непосредственное влияние на стилистику архитектуры усадеб, дворцов и парков. Благодаря деятельности литераторов, путешественников и представителей интеллектуальной элиты идеи и эстетика романтизма служили источником вдохновения для архитектурных образов в неоготическом и «восточном» стиле, к которым принадлежат дворец Воронцова в Алупке и усадьба А. Н. Голицына в Гаспре. Архитектура

Воронцовского дворца оказала огромное влияние на другие постройки Южного берега и породила целый ряд подражаний. Особого внимания заслуживают два проекта церквей, которые сочетают готические и ориентальные мотивы. Это проекты Г. И. Торичелли для церкви св. Иоанна Златоуста в Ялте и церкви в имении М. С. Воронцова в Мошнах. В обоих проектах явно прослеживается сочетание синтеза индо-мусулъманских мотивов и неоготики. Эта же тенденция прослеживается и в архитектуре дворца А.Н. Голицына в Гаспре, где к основному зданию была позднее пристроена домовая церковь Святой Троицы, увенчанная куполом в стиле Моголов, (арх. У. Гунт).

Популярности «неогрека» в Крыму способствовало «античное» прошлое полуострова. В общих чертах увлечение «неогреком» соответствовало хронологическим и стилевым особенностям использования этого направления в русской и европейской .архитектуре. Пик моды на «неогрек» в Крыму пришелся на 40-е годы столетия, на рубеже веков это стилевое направление вновь становится популярным.

Увлечение экзотикой Востока, характерное для творчества архитекторов-эклектиков, было распространено в европейской культуре и во многом связано с литературными образами, а также с многочисленными изданиями, посвященными этой теме. Ориентальная мода, получив широкое распространение в среде русских аристократов, вызвала волну построек в духе ориентализма. В усадебной архитектуре Крыма в первой половине XIX века ориентальные мотивы, как правило, использовались на южных фасадах зданий и синтезировались с неоготическими элементами. Начиная с 60-х годов XIX века, в крымской усадебной архитектуре наблюдается тенденция к возникновению построек, экстерьеры которых были стилистически выдержанны в «псевдотатарском» и мавританском стилях. В 60-х годах XIX века архитектор И. А. Монигетти создает комплекс зданий в Ливадии, удачно интерпретируя местную татарскую архитектуру. Ориенталистическая направленность продолжается и в ряде других памятников: усадьба Раевских в Карасане, «Дюльбер», «Коккоз», «Кичкине», усадьба Эмира Бухарского. Татарский мотив выносных карнизов, галерей и этажей на консолях получает великолепную аранжировку в ливадийском ансамбле И. А. Монигетти. На рубеже веков, несколько изменив форму, этот элемент становится одной из главных стилистических особенностей южнобережной архитектуры.

Большинство уникальных памятников дворцовой и усадебной архитектуры безвозвратно утрачено, исчез целый пласт нашей культуры. Изучение и анализ немногих сохранившихся произведений должны послужить задаче сохранения и научной реставрации уцелевших памятников архитектурного наследия.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Линникова, Ольга Викторовна, 2011 год

1. Алексеев М. П. Томас Мур и русские писатели X1. века // Русско-английские литературные связи. (XVII век - первая половина XIX века). Литературное наследство, т. 96, М.: Наука, 1982.- с. 657 — 824.

2. Асеев Ю. С., Лебедев Г.А. Архитектура Крыма. Под редакцией М. П. Цапенко и П. Н. Шульца. Киев: Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре УССР, 1961.- 240 с.

3. Ахматова А. А. Соч. в 2-х томах, т. 2, М.: Художественная литература. 1986.-463 с.

4. Байрон Джордж Гордон. Паломничество Чайльд-Гарольда. Перевод В. Левика. Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. М.: Правда, 1981

5. Белова С. Л. Раевские и Крым. Симферополь: Бизнес-Информ, 2006.108 с.

6. Бенуа А., Лансере Н. Дворцовое строительство императора Николая I. Старые годы, июль-август. 1913, с. 173-195

7. Бондаренко И. А. Усадьба и город в Древней Руси в кн. Архитектура русской усадьбы. М.: Наука, 1998. 480 с.

8. Борисова Е. А. Русская архитектура второй половины XIX века, М.: Наука, 1979. -320 с.

9. Борисова Е. А. Русская архитектура в эпоху романтизма. СПб: Д. Буланин, 1997.- 314 с.

10. Вергунов А. П., Горохов. Вертоград. Садово-парковое искусство России. М.: Культура, 1996.- 430 с.

11. Вигель Ф. Ф. Записки. Под ред. С. Я. Штрайха. М.: Артель писателей Круг, 2000, репринт Захаров, 1928.- 672 с.

12. Власов В. Г. Стили в искусстве. Санкт-Петербург: Кольна, 1995.- 276 с. Том 1.

13. Волошин М. А. Коктебельские берега: Поэзия. Рисунки. Акварели. Статьи. Сост., авт. вступ. ст. и коммент. 3. Д. Давыдов. Симферополь: Таврия, 1990.-247 с.

14. Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. Альманах. Алупка, М, 1997, №4. -192 с.

15. Галиченко А. А. Руины в садово-парковом искусстве Крыма. // IX Дмитровские чтения (25-26 марта, Ялта. 2004), Ялта, 2004. С. 65-78.

16. Галиченко А. А. Старинные усадьбы Крыма. Симферополь: Бизнес-Информ, 2008. 416 е.,

17. Галиченко А. А. Усадьбы Крыма // Дворянские гнезда России. История, культура, архитектура. Под редакцией М. В. Нащокиной, М.: Жираф, 2000, 384 е., илл.

18. Галиченко А. А., Царин А. П. Алупка. Дворец и пар. Альбом. Киев: Мистецтво, 1992. - 240 с.

19. Гоголь Н. В. Собрание сочинений в 7 томах. Т. 6, М.: Художественная литература, 1959.

20. Греч А. Н. Венок усадьбам. М.: АСТ Пресс книга, 2006.- 333 с.

21. Гуляницкий Н. Ф. Метод Палладио в композиции русской классической усадьбы // Архитектура русской усадьбы. М.: Наука, 1998.- 480 е., С. 289-323.

22. Гурьянова Н. М. Памятники Большой Ялты. Симферополь: Бизнес -информ, 2008. -143 с.

23. Жирмунский В. М., Сигал Н. А. У истоков европейского романтизма, в книге Уолпол Гораций. Замок Отранто, Жак Казот. Влюбленный дьявол, Уильям Бекфорд. Ватек. Л.: Наука, 1967. 294 с.

24. Иванов А. А. Письма и записные книжки // Мастера искусства об искусстве. Избранные отрывки из писем, дневников, речей и трактатов. В 7-ми тт. М.: Наука, 1969. -255 с. илл.

25. Иконников А. В. Историзм в Архитектуре. М.: Стройиздат, 1997. 559 с.

26. Калинин Н. Земляниченко М. Романовы и Крым. Симферополь: Бизнес -Информ, 2007. 320 е., илл.

27. Калинин Н. Н., Земляниченко М. А. Исламские мотивы в творчестве архитекторов ЮБК. // Творчество. 1991, № 9, с. 29-32.

28. Калинин Н. Н.,Кадиевич А., Земляниченко М. А. Архитектор высочайшего двора. Симферополь: Бизнес Информ, 2005 - 200 с. илл.

29. Кидсон П., Мюррей П., Томпсон 77. История английской архитектуры, М.: Центрполиграф, 2003. 381 с.

30. Килессо С. К. Архитектура Крыма. Киев: Будивельник, 1983.- 95 с.

31. Кириченко Е. И Архитектурные теории XIX века в России. М.: Искусство, 1986. 344 е., 32 ил.

32. Кириченко Е. И. Русская архитектура 1830-1910-х годов. М.: Искусство, 1978. 400 с.

33. Кириченко Е. И. Русская усадьба после классицизма (1830-1910). Архитектура русской усадьбы, под ред. И. А. Бондаренко. М.: Наука, 1998. -332 с.

34. Коляда Е. М. Дворцы и парки Крыма XIX начала XX века, история создания и стилистическая характеристика. Автореф. дис. на соиск. учен, степ. к. иск.: Спец. 17.00.04 / Коляда Екатерина Михайловна; Гос. пед. ун-т им. А.И. Герцена. СПб., 2002. - 25 с.

35. С.-Петербург. 2002. -181с.

36. Князь А. Н. Голицын в его письмах к княгине A.C. Голицыной. // Русский архив, 1905. Выпуск 11.- с. 425-455.

37. Крикун Е. В. Архитектура Южнобережья. Симферополь: Крым, 1970. -96 с.

38. Кукольник Н. Новые постройки в Петергофе / Художественная газета, СПб., 1837, № 11-12.

39. Кулешев В. И. Литературные связи России и западной Европы в XIX веке. М.: МГУ, 1965. 462 с.

40. Ленькова М. Д. Английские книги в собрании мемориальной библиотеки АДПМЗ (каталоги лондонской и алупкинской библиотек) // Воронцовы и Англия. IV Крымские международные Воронцовские научные чтения. Симферополь: Крымский архив, 2002.- 148 с. С. 73-84.

41. Линникова О. В. Мотивы «неогрека» в архитектуре эклектики. На примере крымского круга памятников // Научная мысль Кавказа. Междисциплинарные и специальные исследования. Ростов-на-Дону: СевероКавказский научный центр высшей школы. 2010, № 3, С. 89-100.

42. Линникова О. В. Неоготические и «псевдотатарские» элементы в архитектуре дворца А. Н. Голицына в Гаспре // Научная мысль Кавказа. Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2010.- С. 98-103.

43. Лихачев Д.С. Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст. 3-е изд., испр. и доп. М.: Согласие, 1998. 471 е.: ил.

44. Манцыгина И. В. Архитектура усадеб "Царского берега" в Крыму в XIX начале XX вв. Дис. на соиск. учен. степ. к. арх. Спец. 18.00.01 / Манцыгина Инна Васильевна. С.-Петербург, 1999. -214 с.

45. Михайлова М. Б. Национальное и художественное своеобразие русских и британских усадеб в системе города классицизма // Архитектура русской усадьбы. С. 213 - 225.

46. Нащокина М. В. Русская усадьба в Крыму и местные архитектурные традиции. В кн. Наедине с музой архитектурной истории. М.: Улей, 2008. -688 с.

47. Нащокина М. В. (Под псевдонимом М. Владимирова). Акрополь на горе Митридат. Архитектура. Приложение к «Строительной газете», 1979, 18.03.

48. Нащокина М. В. Античность в русской архитектурной теории 30-50-х годов XIX века // Архитектурное наследство. № 36, М.: Стройиздат -256 с. 1988. С. 119-129.

49. Нащокина М. В. Античное наследие в русской архитектуре 30-50-х гг. XIX в. Его изучение и творческая интерпретация. Дис. на соиск. учен. степ, к. арх. Спец. 18.00.01, М., 1983. 131 с.

50. Некрасова Е. А. Романтизм в английском искусстве. М.: Искусство, 1975.-255 с.

51. Оль Г. А. Архитектор Брюллов. Л.- М.: Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1955. — 132 с.

52. Палъчикова А. П. Архитектура южного берега Крыма первой половины XIX века. // Сборник статей о южном береге Крыма. «Крым», Симферополь: Крым, 1968. -180 с.

53. Палъчикова А. П. Массандра. Дворец. Парк. Усадьба. Симферополь: Сонат, 2003. -160 с.

54. Палъчикова. А. П. Там все в молчанье ласкает взгляд // Крымский альбом. Историко-краеведческий и литературно-художественный альманах. Выпуск 1. Феодосия Москва: Издательский дом Коктебель, 1996. - 304 с.

55. Пинхасова Г. А. Стилистические особенности чертежей Н. П. Краснова в собрании АДПМЗ. // VIII Дмитриевские чтения (27-28 марта 2003 года). Симферополь, 2005. С. 111-119.

56. Писъмак Ю. А. «Исчезнувшие» башни Алупкинского дворца М. С. Воронцова. // Воронцовский дворец. Образ и время. Сборник докладов IX Крымских Международных научных чтений. Алупка, сентябрь, 2008. Симферополь: Н. Ор1анда, 2009. 256 с. С. 45 - 47

57. Письмо Шинкеля к Александре Федоровне опубликовано в Aus Schinkels Nachlaß; Reisetagebücher, Briefe und Aphorismen, Alfred von Wolzogen (ed.), vol. 3, Berlin, 1862-1865, c. 336-341.

58. Петрова Т. П. А. Штакеншнейдер, Л.: Лениздат, 1978.- 184 с.

59. Пунш А. Л. Архитектура Петербурга середины XIX в., Л.: Лениздат, 1990. -352 с.

60. Путевые записки, веденные во время пребывания на Ионических островах, в Греции, Малой Азии и Турции в 1835 году Владимиром Давыдовым. Ч .1., СПб., 1839

61. Ревзин Г. Очерки по философии архитектурной формы. М.: ОГИ, 2002. -144 с.

62. Савельев Ю. Р. Искусство историзма и государственный заказ. Вторая половина 19-нач. 20 века. М.: Совпадение, 2008. 400 с.

63. Самим Д. К. Самые знаменитые зодчие России. М.,: Вече, 2004.-477 с.

64. Седов В. Наша Англия, // Проект классика, IV- ММП, 17.09.2002. http://www.projectclassica.ru/school/022001/02 0 lschool.htm.

65. Седов В. Стиль неогрек в Москве. Школа. П-ММ1 16.12.2001, http://www.projectclassica.ru/school/022001/02 0 lschool.htm.

66. Серков А. И. Русское масонство 1731-2000. Энциклопедический словарь. М.,: Российская политическая энциклопедия. 2001. 1224 с.

67. Сон юности. Записки дочери императора Николая I Великой княжны Ольги Николаевны королевы Вюртембергской . Париж: Военная быль, 1963.196 с.

68. Стернин Г. Ю. Русская художественная культура 2-ой половины XIX века. М.: Советский художник. 1984.- 296 е., 132 с. илл.

69. Сумароков П. Досуги крымского судьи или второе путешествие в Тавриду Павла Сумарокова. С.-П., 1805

70. Тимофеев Л. Н. К вопросу о генезисе композиции Воронцовского дворца в Алупке // История и теория архитектуры и градостроительства. Межвузовский тематический сборник трудов. ЛИСИ, Л., 1980.-С. 150-154

71. Филатова Г. Г. Азиатский павильон или старый дворец Воронцовых в Алупке. (История создания и бытования) // Воронцовы и Англия. IV Крымские международные Воронцовские научные чтения. Симферополь: Крымский архив, 2002.- 147 с. С. 108-115.

72. Филатова Г. Г. Творческое наследие Эдурда Блора // Воронцовы и Англия. IV Крымские международные Воронцовские научные чтения. Симферополь: Крымский архив, 2002.- 147 с. С. 121-126.

73. Хачатуров С. В. «Готический вкус» в русской художественной культуре XVIII века. М.,: Прогресс-Традиция. 1999. 183 с.

74. Швидковский Д. О. Чарлз Камерон и архитектура императорских резиденций. М.: Улей, 2008.

75. Ширяев С. Д. Алупка. Дворец и парки. / Алупкинский Государственный Историко-бытовой музей. Симферополь: Главнаука Наркомпроса, 1927. - 123 е., 18 л. илл.

76. Ширяев С. Д. Помещичья колонизация и русские усадьбы в Крыму в конце XVIII и первой половине XIX века. Крым № 2 (4), М. Л.: Госиздат, 1927.- 186 с.

77. Ширяев С. Д. Усадебная архитектура Крыма в 1820-1840 гг. // Крым № 2(8), вып. II, M Л., Госиздат, 1928. С. 72 -102.

78. Шуйский В. К. Опост Монферран, М.- С-Птб.: Центрполиграф, 2005 -416 с.

79. Angel Isac. Eclecticismo у pensamiento arquitectónico en España. Discursos, revistas, congresos 1846-1919. Granada: Diputación Provincial de Granada, 1987. 433 c.

80. Aus Schinkel's Nachlass: Reisetagebücher, Briefe und Aphorismen, mitgetheilt und mit einem Verzeichniss sämmtlicher Werke Schinkel's versehen.

81. Berlin: Verlag der Königlichen geheimen ober-hofbuch druckerei (R. Decker),1862-64. 4 v. : ill., mount, plate, 4 mount, ports, 2 fold, plans, fold, facsim., fold, table, fold, geneal. table ; 23 cm.

82. Brett С. E. В. Towers of Crim Tartary. Inglish and Scottish Architects and Craftsmen in the Crimea, 1762-1853. Shaun Tyas Donington, 2005 154 c.

83. Clubbe J. Byron, Sully, and the Power of Portraiture. Ashgate Publishing, Ltd., 2005.

84. Conan Michel, Dumbarton Oaks. Bourgeois and Aristocratic Cultural Encounters in Garden Art, 1550-1850: History of Landscape Architecture Colloquium, Dumbarton Oaks, 2002.

85. Crook J. M. The dilemma of style: architectural ideas from the picturesque to the post-modern. University of Chicago Press, 1987. 348 c.

86. Danby Miles. Moorish style. London : Phaidon, 2002, -240 c.

87. Daniell Thomas, Daniell William, James Wales. Oriental Scenery. London: Robert Bowyer, 1808, 144 c.

88. Diccionario de filosofía. José Ferrater Mora. Madrid: Alianza, 1979. 3630 c.

89. Fazio Michael W. Latrobe Benjamin H., Snadon P. A. The Domestic Architecture of Benjamin Henry Latrobe. Baltimore, Md.: JHU Press, 2006-769 c.

90. Giles Henry Rupert Tillotson. The Artificial Empire: The Indian Landscapes of William Hodges. Routledge, 2000. 162 c.

91. Grove Dictionary of Art. Oxford, England, 1996. 434 c.

92. Hermione De Almeida, George H. Gilpin. Indian Renaissance: British Romantic Art and the Prospect of India, Ashgate Publishing, Ltd., 2005 336 c.

93. Hitchock H. R. Architecture Nineteenth and twentieth centuries. Penguin Books, 1985.-688 c.

94. Hodges William. A dissertation on the prototypes of architecture, Hindoo, Moorish, and Gothic. London : s.n., 1787.

95. Hodges William. Select Views in India: Drawn on the Spot in the Years 1780, 1781, 1782 and 1783, and Executed in Aqua Tinta. London: Printed for the author, sold by J. Edwards, 1786, 180 c.

96. Hodges William. Travels in India, during the years 1780, 1781, 1782, & 1783: During the Years 1780, 1781, 1782, and 178. London, Colaborador James Edwards, printed for the author, and sold by J. Edwards .1794, 156 c.

97. Hussey Christopher. English Country Houses. Late Georgian 1800-1840, v.3. Antique collectors club. London: Country Life, 1988 258 c.

98. Karl Friedrich Schinkel 1781-1841: painting and architecture between Romanticism and Classicism. München: Goethe-Institut, 1982. 16 c.

99. Karl Friedrich Schinkel. Sammlung architektonischer Entwürfe: Enthaltend theils Werke welche ausgeführt sind, theils Gegenstände, deren Ausführung beabsichtigt wurde. Berlin: Ernst & Korn, 1858. 174 c. mjiji.

100. Karl Friedrich Schinkel. Werke der höheren Baukunst für die Ausführung erfunden. Potsdam: Riegel, 1848. -25 c.

101. Karl Friedrich Schinkel: A Universal Man. Edited by Michael Snodin. New haven and London: Yale University Press, 1991, 218 c.

102. Kenneth C. The Gothic revival: an essay in the history of taste. Oxford: John Murray, 1962. 236 p.

103. Klaus Jan Philipp. Karl Friedrich Schinkel: späte Projekte = late projects. Stuttgart etc.: Axel Menges, 2000.- 240 c.

104. Koch Karl Heinrich E. The Crimea and Odessa, journal of a tour with an account of the climate and vegetation. By Dr. Charles Koch. Translated by Joanna B. Horner. London, 1855

105. L'Architecture polychrome chez les Grecs. Paris, 1851. 25 c.

106. Mackenzie John M. Orientalism: History, Theory and the Arts, Manchester: Manchester University Press, 1995 232 c.

107. Marzolph Ulrich. The Arabian nights in transnational perspective. Wayne State University Press, 2007 362 c.

108. Matthew Hargraves. Great British watercolors : from the Paul Mellon collection at the Yale Center for British Art. New Haven: Yale Center for British Art; Richmond: Virginia Museum of Fine Arts, 2007.- 223 c.

109. Montagu M. W. The complete letters of Lady Mary Wortley Montagu : 1752-1762. Oxford: Clarendon Press, 1965

110. Moore Thomas. Memoirs, Journals and Correspondence. London: Longman, Brown, Green and Longmans, 1855

111. Murphy James C. The Arabian Antiquities of Spain, London: Cadell & Davies, 1815, 2 p. 1., 21, 1. p., XCVII (i.e. 102) pi. (incl. plans) ; 68 cm.

112. Neumann M. Menschen um Schinkel. Berlin: de Gruyter, 1942,- 192 c.

113. Nigel R. Jones. Architecture of England, Scotland, and Wales, Greenwood Publishing. Westport, Conn.: Greenwood Press, 2005, 352 c.

114. Paul F. Norton. Daylesford: S. P. Cockerell's Residence for Warren Hastings. II The Journal of the Society of Architectural Historians, Vol. 22, No. 3 (Oct., 1963)

115. Pugin Augustus Welby. The true principles of pointed or Christian architecture. First published 1841. Reprint. Originally published: London: Henry G.Bohn, 1973.- 56 c.

116. Repton Humphry, John Claudius Loudon. The landscape gardening and landscape architecture of the late Humphrey Repton, esq., being his entire works on these subjects. London: Printed for the editor, and sold by Longman & Co., 840 -619 c.

117. Ruskin John. Modern Painters. New York : Wiley, 1886.- 395 c.

118. Simón Marchán Fiz. Schinkel arquitecturas, 1781-1841. Madrid: MOPU, Secretaría General Técnica, Centro de Publicaciones, 1989.- 243 c.

119. Steffens Martin. K. F. Schinkel 1781-1841: An Architect in the service of beauty. Koln:Taschen, 2003.- 96 c.

120. Sweetman John. The Oriental Obsession. Islamic Inspiration in British and American Art and Architecture 1500-1920. Cambridge: Cambridge University Press, 1991.- 327 c.

121. Szambien Werner. Schinkel. Traducción Juan Calatrava. Madrid: Akal, S. A., 2000, 160 c.1. Архивные материалы

122. ГИМ лист №3 Р 86892/3166, лист № 4 Р86892/3165 ГМИ СПб, Инв. № I-A-989-a.

123. ГАРК, ф. 78, on. 1, ед. хр. 119, л. 169. Памятная записка профессора M. Е. Месмахера попостройке Дворца Его Императорского Величества в Верхней Массандре.

124. ПИМАХ. Отдел архитектурной графики. А 5998.

125. РГИА. Ф.789, оп. 13, д. 208; ф. 515, оп. 29, д. 1930, л. 2, 3.

126. ЦГАДА ф. 1261 оп. 3, ед. хр. 195, л. 294.1. Список иллюстраций

127. Азиатский Павильон и Мечеть в Алупке. С рисунка Я. Мауэра. Литография, 1830, АДПМЗ, фонды.

128. О. Монферран. Дворец К. Нарышкина. 1822. НИМ РАХ, А 5998.

129. Чернецов Н. Г. Вид дома Л. А. Нарышкина в Мисхоре. Бумага, акварель, 23 х 32.1 см, 1834. ГРМ, Санкт-Петербург.

130. Усадьба Л. А. Перовского в Меласе. Современный вид.

131. У. Риддл? Усадьба Л. А. Перовского в Меласе. Проект бокового фасада. 1834. АДПМЗ, фонды, 4-841, КП. № 234411.

132. Усадьба Л. А. Перовского в Меласе. Современный вид.

133. Г. И. Торичелли. Главный и боковой фасады церкви в Алуште, бумага, перо, тушь, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч № 1054.

134. Г. И. Торичелли. Церковь в Ак- Мечети. Бумага, перо, тушь, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч № 1056.

135. Г. И. Торичелли. Церковь в Мисхоре. Проект. Главный фасад. План. Бумага, перо, тушь, акварель, 1830-е. АДПМЗ, фонды, Ч № 1051.

136. Г. И. Торичелли. Церковь в неоготическом стиле. Главный фасад. Бумага, перо, тушь, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч № 1052.

137. Г. И. Торичелли. Церковь в неоготическом стиле. Главный фасад. План. 1823, бумага, перо, тушь, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч № 1048.

138. Г. И. Торичелли. Собор св. Иоанна Златоуста. Ялта. Проект южного фасада. 1833-1837. АДПМЗ, фонды, Ч- 1042, КП. 23611.

139. Г. И. Торичелли. Собор св. Иоанна Златоуста. Ялта. Проект южного фасада. 1833-1837. АДПМЗ, фонды, Ч- 1043, КП. 23612.

140. Г. И. Торичелли. Собор св. Иоанна Златоуста. Ялта. Проект южного фасада. 1833-1837, АДПМЗ, фонды, Ч- 1041, КП. 23610

141. Г. И Торичелли. Церковь в Мошнах. Проект. Боковой фасад. 30-е годы XIX века. АДПМЗ, фонды, Ч № -1057, КП. 23626.

142. Г. И. Торичелли. Церковь в Мошнах. План, 30-е годы XIX века, бумага, перо, тушь, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч 1055, КП. 23624.

143. Г. И. Торичелли. Церковь в Мошнах. Современный вид.

144. Э. Блор. Воронцовский дворец. Современный вид. Северный фасад.

145. Э. Блор. Воронцовский дворец. Фасад со стороны моря. «Альгамбра».

146. Генрих Мюнтц. Альгамбра. Проект здания для садов Кью. 1750.

147. Абботсфорд. Имение В. Скотта. Шотландия.

148. Шуваловский проезд Воронцовского дворца. Современный вид.

149. Т. и У. Дэнилл. Тадж-Махал. Акватинта, 1801.

150. У. Ходжес. Мечеть в Газипуре, акватинта, 1787.

151. У. Ходжес. Вид развалин дворца в Газипуре. Акватинта, 1787.

152. Т. Дэнилл. Мавзолей Хана Асофа. Акватинта, 1803.

153. Фириш монумент. Истер Рос, Шотландия, 1782.

154. Георг Дансе Младший. Ратуша (Гильдхолл) в Лондоне. Реконструкция южного фасада, 1788

155. С. П. Коккерелл. Имение У. Хейстингса. Дейлсфорд (Англия). 1788 -1798.

156. С. П. Коккерелл. Сезинкот. Глостершир. 1804-1805.

157. С. П. Коккерелл. Сезинкот. Глостершир. Фрагмент парка в стиле Моголов. 1804-1805.

158. Т. Дэнилл. Павильон, посвященный богу Сурья. Сезинкот. Глостершир.

159. Г. Холланд. Проект Морского павильона. Брайтон. Из собрания «Виды Королевского Павильона» Д. Нэша.

160. У. Порден. Здание конюшен. Проект. Брайтон. 1803.

161. У. Порден. Здание конюшен. Современный вид, Брайтон.

162. X. Рептон. Эскизный проект дворца в Брайтоне. Акварель, 1808.

163. X. Рептон. Эскизный проект дворца в Брайтоне. Акварель, 1808

164. X. Рептон, Д. Нэш. Брайтон павильон. 1815-1822. Современный вид.

165. Д. Нэш. Эскизный проект дворца в Брайтоне, 1813

166. Фрагменты архитектуры Воронцовского дворца (слева), арх. Э. Блор и Брайтон Павильона (справа), арх. X. Рептон, Д. Нэш. Сравнительный анализ.

167. К. Боссоли. Алупкинский дворец. Гуашь, 1842. Частная коллекция.

168. Э. Блор. Воронцовский дворец. Эскизный проект. Музей Виктории и Альберта, коллекция графики.

169. Э. Блор. Проект и разрез салона по линиям проемов 2 этажа 4-188, КП. 19800 и по линии ЕФ, 1832, АДПМЗ, фонды, 4-179, КП. 19791.

170. Э. Блор. План салона. АДПМЗ, фонды, 4-170, КП. 19782.

171. У. Ходжес. Мечеть Чунар-Гур. Акватинта, акварель, 1787.

172. Т. Дэнилл. Мечеть в Чунар-Гур. Акватинта, акварель, 1803.

173. Т. Харрисон. Первоначальный проект дворца в Алупке. 1828. АДПМЗ, фонды, 4-210.

174. Воронцовский дворец. План, 1832. Копия, выполненная В. Гунтом с оригинального плана Э. Блора. 1851. АДПМЗ, фонды, Ч № 795.

175. Ф. Эльсон. Дворец А. Н. Голицына в Гаспре. Северный фасад. Современный вид.

176. Ф. Эльсон. Дворец А. Н. Голицына в Гаспре. Проект. Бум., тушь, перо, карандаш. АДПМЗ, фонды, Ч-201, КП. 19813.

177. Ф. Эльсон. Дворец А. Н. Голицына в Гаспре. Боковой фасад. Планы этажей. Бум., перо, тушь, карандаш. АДПМЗ, фонды, Ч 200, КП. 19812.

178. Ф. Эльсон. Дворец А. Н. Голицына в Гаспре. Северный фасад. Фотография нач. XX в.

179. Ф. Эльсон. Дворец А. Н. Голицына в Гаспре. Южный фасад. Современный вид.

180. Дворец А. H. Голицына в Гаспре. Фрагменты юго-восточного фасада. Современный вид.

181. Ф. Эльсон. Церковь Усекновения Главы св. Иоанна Предтечи (не сохран.). Массандра, 1829-1832. С литографии К. Боссоли.

182. К. Ф. Шинкель. Эскиз проекта павильона Помоны, Потсдам, 1800

183. Ф.Ф.Эльсон. Церковь Усекновения Главы св. Иоанна Предтечи (не сохран.). Массандра, 1829-1832. Фотография нач. 20 в. Ф. Орлова.

184. К. Ф. Шинкель. Павильон Помоны, Потсдам, современный вид, 1800

185. К. Ф. Шинкель. Шарлотенхоф, 1829.

186. Ф. Ф.Эльсон. Церковь в Алупке (Храм Тезея). Проект, 1833. Бумага, перо, акварель, тушь. АДПМЗ, фонды, 4-199, КП. 19811.

187. В. А. Рулев. Петропавловский храм в Севастополе. 1837. Фотография С. Клейменко.

188. Ф. Ф.Эльсон. Чайный павильон. Алупка, 1834.

189. Д. Уптон. Графская пристань в Севастополе, 1837.

190. Д. Уптон? Башня Ветров в Севастополе. 1849.

191. А. М. Кочетов. Музей обороны Севастополя, 1892.

192. Г. Ф. Шрейбер. Проект дома К. Р. Овсяного. 1887. АДПМЗ, фонды.

193. Н. П. Краснов. Особняк А. А.Спендиарова. Ялта. 1899-1901.

194. Н. П. Краснов. Вилла графа Н. Апраксина. Балаклава. 1903-1904.

195. Н. П. Краснов. Дворец вел. кн. Анастасии Николаевны в имении «Чаир». 1900-1902.

196. Н. П. Краснов. Усадьба A. JI. Бертье-Делагарда. 1911.

197. Вилла И. С. Крыма «Милос». Феодосия. 1911.

198. JI. П. Семенов, Н. П. Краснов. Вилла Н. С. Свиягина. 1914-1915.

199. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Эскиз. Второй вариант проекта. 1838. Цветная литография, выполненная Шинкелем в 1845.

200. К. Ф. Шинкель. Шарлоттенхоф. Потсдам 1826-1829.

201. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Проект, 2 вариант, Портик кариатид. 1838, Перо, тушь, акв., 485x494 мм. Национальная галерея, Берлин, №. 1пу 35.57.

202. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Первый вариант проекта. 1838. Перо, акварель, 277 х 590. Национальная галерея, Берлин.

203. К. Ф. Шинкель. Пожар Москвы, 1812. Перо, кисть, коричневая отмывка. 45,0 х 64,0 см. Государственные Музеи Берлина

204. К. Ф. Шинкель. План дворца в Ореанде. Первый вариант. Перо, тушь, акв. Национальная галерея, Берлин.

205. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. План, первый вариант. Перо, тушь, акв., 866 х 610. Национальная галерея, Берлин.

206. К. Ф. Шинкель. Проект дворца в Ореанде. Проект, второй вариант. Большой атриум.

207. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Проект, 2 вариант. Большой Императорский двор, вид со стороны моря, 1838. Перо, тушь, акв., 339 х 624. Национальная галерея, Берлин.

208. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Проект, 2 вариант, Музей Крыма и Провинций Кавказа. 1838. Перо, тушь, акв., 944 х 602 мм. Национальная галерея, Берлин, 8М 35.52.

209. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Проект, 2 вариант, Музей Крыма и Провинций Кавказа. 1838. Перо, тушь, акв., 944 х 602 мм. Национальная галерея, Берлин.

210. К. Ф. Шинкель. Дворец в Ореанде. Проект, 2 вариант. Боковой фасад, разрез. 1838. Перо, тушь, акв. Национальная галерея, Берлин.

211. К. Ф. Шинкель. Проект дворца в Ореанде. Элевация фасадов по линии СД, АБ, разрез по линии Большого Императорского двора. Перо, тушь, акварель, 473 х 604, 1838. Национальная галерея, Берлин.

212. К. Ф. Шинкель. Проект дворца в Ореанде. Большой Императорский двор. Перо, тушь, акварель, 446 х 459, 1838. Национальная галерея, Берлин.

213. Перспективный вид садов Генералифе Д. Мерфи, опубликованный в книге «Старина Арабской Испании».

214. А. И. Штакеншнейдер. Павильон Озерки в Луговом парке. 1845- 1848. Петергоф.

215. К. Ф. Шинкель. Дворец в Глинике. 1825, Берлин.

216. А. И. Штакеншнейдер. Проектный чертеж дворца в Сергиевке. 1839.

217. К. Ф. Шинкель. Проектный чертеж дворца Глинике. 1825.

218. А. И. Штакеншнейдер. Дворец «Бельведер» на Бабигоне. Главный фасад. Не позднее 1852. ГМИ СПб, Инв. № 1-А-989-а.

219. И. А. Штакеншнейдер. Дворец в Ореанде.

220. И. А. Штакеншнейдер. Вид дворца в Ореанде. 1852. ГТГ.

221. А. И. Штакеншнейдер. Дворец в Ореанде. Южный фасад. Поль Пти, Н. Галанин с оригинала А. И. Штакеншнейдера. Бум., литография. АДПМЗ, фонды, 4-829, КП. 23399.

222. А. И. Штакеншнейдер. Дворец в Ореанде. План бельэтажа. Поль Пти, Н. Галанин с оригинала А. И. Штакеншнейдера. Бум., литография. АДПМЗ, фонды, 4-830, КП. 23400.

223. Р. Альт. Дворец Наследника в Ливадии. Бум., акв., 1863.

224. И. А. Монигетти. Проект Большого дворца Александра II в Ливадии. 1860-1862. АДПМЗ, фонды, Ч -692, КП. № 20757.

225. К. Боссоли. Дворец в Бахчисарае. Темпера на дереве. 1854.

226. Б. Б. Грейм. Эскиз южного фасада дома архитектора Б. Грейма, 1872, б/картон, тушь, перо, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч № 803.

227. Б. Б. Грейм. Эскиз северного фасада и план дома архитектора Б. Грейма, 1872, б., тушь, перо, черн. АДПМЗ, фонды, Ч-№ 804,801.

228. Б. Б. Грейм. Эскиз здания принадлежащего турецкоподданным братьям Солоникам, 1874, б/картон, тушь, перо. АДПМЗ, фонды, Ч- № 807.

229. Р. Шмелинг. Дом Густава Ивановича Гирша в Ялте, фасад по линии ДЖ, к морю, 1875, бумага, тушь, перо, чернила. АДПМЗ, фонды, Ч № 809.

230. М. Котенков. Эскиз фасада павильона в Ялте, 1890? Бум., тушь, акварель, АДПМЗ, фонды, Ч- № 808.

231. Н. П. Краснов. Усадьба Юсуповых «Коккоз». 1908-1910.

232. Н. П. Краснов. Эскиз оформления стен главного фасада. Дворец в Бахчисарае. Реконструкция. Калька, акварель. АДПМЗ, фонды, Ч № 454.

233. Усадьба Раевских в Карасане. Южный фасад. 1887. Современный вид.

234. Усадьба Раевских в Карасане. Фрагмент западного фасада. Центральный ризалит северного фасада.

235. Усадьба в Карасане. Фрагмент фасада.

236. Усадьба в Карасане. Фрагмент северного фасада. Тондо.

237. Н. П. Краснов. «Дюльбер». Западный фасад. Современный вид.

238. Н. П. Краснов. Вид на северо-восточную часть дворца в имении «Дюльбер». Современный вид.

239. Фрагмент парка имения «Дюльбер».

240. Н. П. Краснов Эскиз садового павильона. Бум., карандаш, акварель. АДПМЗ, фонды, 4-103, КП. 9634.115. «Дюльбер». Малые архитектурные формы. Современный вид

241. Н. П. Краснов Эскиз фонтана. АДПМЗ, фонды, Ч -217, КП. 20068.

242. Н. П. Краснов Эскиз ограды имения «Дюльбер». Бум., цветн., кар. АДПМЗ, фонды, Ч- № 364, КП. 20331.

243. Н. П. Краснов Эскиз парковых сооружений имения «Дюльбер». Бум., акв., гуашь. АДПМЗ, фонды, Ч 365, КП. 20332.119. «Дюльбер». Ограда. Современный вид.

244. Н. П. Краснов. Фрагмент западного фасада дворца «Дюльбер». Ялтинский историко-литературный музей.

245. Н. П. Краснов. Дом Булгакова в Ялте. 1897. Бум., тушь. АДПМЗ, фонды, Ч -№ 256, КП. 20107.

246. Н. П. Краснов. Фасад неизвестного здания. Бум., карандаш, Ч- № 133, КП. 10059.

247. Н. Г. Тарасов. Дворец Д. К. Романова «Кичкине». 1912-1914.

248. М. Е. Месмахер. Массандровский дворец. Восточный фасад. 1892-1902

249. М. Е. Месмахер. Массандровский дворец. Южная башня.

250. М. Е. Месмахер. Массандровский дворец. Трубы отопления и вентиляции на крыше здания.

251. М. Е. Месмахер. Массандровский дворец. Западный фасад.

252. М. Е. Месмахер. Массандровский дворец. Малые архитектурные формы.

253. М. Е. Месмахер. Массандровский дворец. Машинное отделение.

254. Усадьба Гагариных в Кучук-Ламбате. 1902-1907.

255. О. Э. Вегенер. Усадьба Кокоревых в Мухалатке, (не сохрн.). 1909.

256. Ф. Б. Нагель. Усадьба Н. С. Мордвинова в Ялте, 1899-1903.

257. Усадьба Устиновых Василь-Сарай. 1912-1914.

258. Н. П. Краснов. Ливадийский дворец, 1910-1911.

259. Н. П. Краснов. Дворец в стиле Ренессанс. Бум., перо, тушь, акв., карандаш. АДПМЗ, фонды, Ч № 249, КП. 20100.

260. Н. П. Краснов. Юсуповский дворец, 1909.

261. Усадьба А. Г. Кузнецова. Форос, 1889?1. ИЛЛЮСТРАЦИИ

262. Рис. 1.1. Азиатский Павильон и Мечеть в Алупке. С рисунка Я. Мауера.1. Литография, 1830, АДПМЗ

263. Рис. 1.2. О. Монферран. Дворец К. Нарышкина. 1822. НИМ PAX, А 5998

264. Рис. 1.3. Н. Г. Чернецов. Вид дома Л. А. Нарышкина в Мисхоре. Бумага, акварель, 23 х 32.1 см, 1834. ГРМ, Санкт-Петербург

265. Рис. 1.4. Дворец Л. А. Перовского в Меласе. Современный видя

266. Рис. 1.4. У. Риддл? Усадьба Л. А. Перовского в Меласе. Проект бокового фасада. 1834. АДПМЗ, фонды, 4-841, КП. № 234411

267. Рис. 1.5. Усадьба Л. А. Перовского в Меласе. Современный вид

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.