Столичный досуг в начале XX века: Петербург и Москва тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Хмельницкая, Ирина Богдановна

  • Хмельницкая, Ирина Богдановна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 286
Хмельницкая, Ирина Богдановна. Столичный досуг в начале XX века: Петербург и Москва: дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 2004. 286 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Хмельницкая, Ирина Богдановна

Введение.

Часть I.

Глава 1. Рестораны — городские «центры общежития».

§ 1. Ресторанная жизнь.

§ 2. Рестораны и городские власти.

Часть П.

Глава 1. «Развлечение дня».

§ 1. Автомобилизм как новая форма досуга.

§ 2. «Насаждение частного воздухоплавания в России». Несколько эпизодов из жизни столичных аэроклубов.

Глава 2. «Светское удовольствие».

§ 1. «Светское удовольствие» — водный спорт.

§ 2. «Полезное для здоровья удовольствие» — лаун-теннис.

Глава 3. «Какой же клуб мыслим без карт?». Спорт и карты.

Глава 4. Мозаика спортивных развлечений двух столиц.

§ 1. Гимнастика и атлетика.

§2. «Широкие круги велосипедной общественности».

§ 3. Футбол.

§ 4. Коньки и скетинг.

§ 5. «Море азарта и легкой наживы». Бега и скачки.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Столичный досуг в начале XX века: Петербург и Москва»

Вчера авиатор Васильев, сегодня Толстой, а послезавтра открытие нового ресторана, и все это перемешивается в калейдоскопе того, что толпа называет жизнью».

С. С. Голоушев о постановке «Живого трупа» в Московском художественном театре (1911г.).1

Проблема досуга и отдыха является частью общей проблематики в рамках социальной истории. Современные тенденции в исторической науке существенно расширили предмет социальной истории. В традиционном понимании предметом ее изучения являлись социальные структуры, классы и социальные группы, и, в первую очередь, обстоятельно исследовалась история рабочего класса и крестьянства. Сегодня социальная история понимается, прежде всего, как история общества (организация производства, жизнедеятельности, власти управления и т. д.). «Объектом внимания социальной истории, - считают современные исследователи, - могут стать совершенно незнакомые для историографии сюжеты, которым раньше не придавалось особого значения, но, как выясняется сегодня, они играли если не решающую, то весьма существенную роль в раскладе исторических событий. В жизни людей гораздо больше места, чем принято было у нас считать, занимали проблемы отношений между людьми, семьи, брака, рождения и воспитания детей, взаимоотношения полов, образования, материального благополучия, отдыха. Таким образом, история развертывается не сверху, через восприятие «сильных мира сего» и не через официальный дискурс, воплощающий «язык власти», а как бы «изнутри», начиная с того, как складывалась жизнь обычных людей в то или иное время, какие существовали формы общественного бытия».2 В итоге, в центре внимания социальной истории находится человек, и только на основе этого проводится анализ различных общественных явлений. Цит. по кн.: Петровская И. Театр и зритель российских столиц. 1895-1917. Л., 1990. С. 125.

2 Соколов А. К. Социальная история: проблемы методологии и источниковедения. В кн.: Проблемы источниковедения и историографии. Материалы научных чтений памяти академика И. Д. Ковальченко (30 нояб.-1 дек. 1998г.). М., 2000. С. 77-79. См. также: Репина Л. П. Смена познавательных ориентации и метаморфозы социальной истории. В кн.: Социальная история. Ежегодник за 1997. Ежегодник за 1998/1999. М., 1998-2000.

Общая проблематика и методология свободного времени разрабатывалась советскими, а затем российскими, а также зарубежными философами и социологами на протяжении многих лет.1 Необходимость изучения досуга в исторической перспективе назрела уже давно, особенно это касается периода начала XX века, когда происходили динамичные изменения во всех сферах жизни российского общества. Свободное время, как и рабочее, наполнено определенной деятельностью, и важнейшее его отличие состоит в том, что эта деятельность является результатом свободного выбора человека. Цель деятельности и ее ценность определяются самим человеком. Значение свободного времени состоит в том, что оно является одной из основ развития личности и влияет на гармоничность, как личности, так и общества в целом.

Досуг, культура развлечений является частью культуры повседневности и в этой связи необходимо отметить, что сфера повседневности не может существовать сама по себе. Сферы досуга, работы и «частной жизни» образуют собой диалектическую подвижную систему и не могут рассматриваться вне этой взаимосвязи.2 Понимание этого требует проведения исследований и анализа всех сфер жизни человека, и работы, и досуга, и «частной жизни». В этом состоит важность изучения досуга. Графиня С. В. Панина, основательница Народного дома в Петербурге писала: «Решающим моментом и влиянием в жизни человека является не труд, а тот досуг, который остается у него после труда. Только в часы досуга есть место для любви и радости, для всего того, что превращает робота в. человека и человека в личность. И часто в жизни лучше узнаешь человека не столько по «служебным» делам его, сколько по тому, чем он заполняет свои досуги».3

В России в начале XX века существовали разнообразные формы досуга (театр, цирк, увеселительные сады, народные гулянья, кинематограф и т. д.). Среди этого множества в качестве предмета исследования были выбраны ресторан и спорт. При всей своей несхожести эти две формы дают возможность проведения сравнительного анализа. Ресторан был традиционной формой досуга, но в рассматриваемый период

1 См., например, следующие работы по данной теме: Зборовский Г. Е. Орлов Г. П. Досуг: действительность и иллюзии. Свердловск. 1970. Орлов Г. П. Свободное время как социологическая категория. Свердловск. 1973. Орлов Г. П. Свободное время и личность. Свердловск. 1983. Погрешаева Т. А. Свободное время человека в условиях трансформаций российского общества. Саратов. 2000. Киселева Т. Г. Теория досуга за рубежом. М., 1992. Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984. См. также статьи «Досуг» и «Время свободное» в Российской социологической энциклопедии (РАН. Институт социально-политических исследований. Под общ. ред. академика РАН Г. В. Осипова) (М., 1998).

2 ГавришинаО. Повседневность во множественном числе. В кн.: Объять обыкновенное. Повседневность как текст по-американски и по-русски. М., 2004. С. 11.

3 Панина С. В. На Петербургской окраине // Новый журнал. 1957. Кн. 48. Сс. 169-170. сильно модернизированной. Спорт — принципиально новая форма. Быстрый рост их популярности на фоне других форм досуга среди столичных жителей, особенности их организации, свидетельствуют о том, что интерес к ним имеет общие корни.

Для большинства горожан понятие свободного времени, т. е. часов, проведенных вне работы, за домашней работой, не было чем-то новым, но новым становится понятие досуга, как занятие своего свободного времени особой деятельностью, необходимой человеку для самовыражения. Безусловно, рассматриваемые виды досуга были привилегией высших слоев общества. Изменения, происходившие в экономике страны в конце XIX-начале XX века, и связанный с этим заметный рост благосостояния отдельных городских слоев предоставили новые возможности их представителям в сфере досуга. Расширяется круг потребителей данных форм досуга. Менялось также и соотношение времени труда и отдыха, а спрос на развлечения рождал предложение соответствующих услуг.

Ресторан и спорт предполагают пассивную и активную форму времяпрепровождения. При всей их несхожести, активный и пассивный досуг выполняют одинаковые функции: отдыха и восстановления, развития, а также развлечения и общения. В данном случае было бы неправильно недооценивать роль пассивного досуга. Цель пассивного времяпрепровождения, также как и активного, одинакова. Это - удовлетворение тех потребностей человека, которые не удовлетворяются трудом и в других занятиях. Данное обстоятельство позволяет объединить две столь разных формы досуга.

Обе эти формы досуга подразумевали участие в общественной жизни. Об этом говорит и объединение горожан по интересам, в спортивных клубах, и то обстоятельство, что рестораны стали местом, куда приходили не столько ради еды, сколько ради общения. Здесь уместно вспомнить банкетную кампанию 1904 г. и даже такой факт, что редактор «Московского листка» Н. И. Пастухов специально ездил по трактирам, чтобы собирать «всякие слухи».1

Происходившие процессы модернизации досуга были наиболее заметны в жизни двух столичных городов. Петербург и Москва — самые крупные по численности населения города Российской империи и имеющие статус столичных городов занимают в данном случае особое место. В жизни населения двух столиц нашли отражение многие урбанизационные процессы. Речь, прежде всего, идет о социальной

1 Гиляровский В. А. Мои скитания. В кн.: Гиляровский В. А. Сочинения в 4-х тт. М., 1989. Т. I. С. 207. мобильности и изменении профессиональной структуры населения.1 Все это, а также экономические изменения, сыграли немаловажную роль в появлении и распространении новых форм времяпрепровождения.

Особо надо подчеркнуть, что речь в исследовании идет о высших и средних слоях столичных жителей. Это дворянская аристократия и офицерство, чиновничество и интеллигенция, предприниматели и служащие. Это был круг тех, , кто в силу материальных и интеллектуальных возможностей мог позволить себе подобный досуг.

Убыстряющийся с каждым годом ритм жизни способствовал тому, что поменялось соотношение сфер публичной и частной жизни. Это касалось общения, в том числе и за совместной трапезой. «В трактирах собирались поесть и выпить на свободе, т. е. не стесняясь, как дома, ни необходимостью готовить, всякой ограниченностью семейного очага, - писал один из современников о 1900-х гг. .В наше время, особенно с нынешнего столетия бытовая свобода сделала большой шаг вперед, и это, несомненно, повело к повышению нравов. Несомненно, что уже в большие трактиры, как Московский, Тестова, не говоря о ресторанах, как Прага или Эрмитаж, ходили с семьями, ходили одни дамы. Везде была хорошая, здоровая, недорогая дежурная готовка обедов и завтраков, можно было обедать без вина».2

В начале XX века ресторан стал важным явлением в жизни городского населения. Это была та область повседневной бытовой жизни, которая часто ускользает от внимания историков, но, вместе с тем, для людей той эпохи составляла одну из «ощутимых сторон реальности».3 В конце XIX века начался процесс замещения трактира рестораном. Это стало причиной того, что существующие трактирные заведения реконструируются и меняют вывеску «трактир» на «ресторан», как произошло, например, с известным трактиром Тестова в Москве. Процесс превращение трактира в ресторан и строительство новых ресторанов протекали в начале XX века довольно интенсивно, и термины ресторан и трактир сосуществовали одновременно, что отражено и в законодательстве, которое не делало четкого разграничения между трактиром и рестораном. Исходя из анализа сведений, представленных в источниках, становится очевидным, что трактиры первого и в некоторых случаях второго разрядов являлись по своей сути ресторанами, и перемена

1 Кошман JI. В. Город в общественно-культурной жизни. В кн.: Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1.С. 65.

2 OP РГБ. Ф. 436. Корженевский П. И. 1 L 10. Лл. 10, Юоб.

3 Лотман Ю. М. Погосян Е. А. Великосветские обеды. Спб., 1996. С. 5. названия на ресторан была лишь вопросом времени. По этой причине в диссертации, под «трактирами», подразумеваются те трактирные заведения первого и второго разрядов, которые формально остались трактирами, но по внутреннему содержанию представляли собой уже ресторан, что выражалось в интерьере, новом меню, обслуживании, эстрадной и развлекательной программе.

Ресторан в отличие от трактира представлял собой разностороннее учреждение, предлагающее не только изысканную кухню, но и целый ряд увеселений. В конце XIX-начале XX века он становится доступным не только для дворянства, но и для других слоев городского населения. Объединяя горожан из разных сословий под одной крышей, ресторан давал некоторым из них возможность на какое-то время перестать ощущать свое подчиненное социальное положение и стать равными с другими сословиями. Меняется контингент посетителей ресторана. Эти заведения стали обслуживать большой слой предпринимателей и дельцов разного ранга, жизнь которых кардинально изменилась во второй половине XIX века. Москва из прежней большой деревни превратилась к началу XX века в крупный торгово-промышленный город, все более примерявшийся к общеевропейскому шаблону. Многие трактиры деловой части города, в частности Москвы, утрачивают присущую им русскую атмосферу, и приобретают европейский вид.1 В еще большей степени это было характерно для Петербурга.

Занятие спортом в конце XIX- начале XX века в российском обществе входило в число так называемых «светских удовольствий». По мнению автора книги «Светская жизнь и этикет. Хороший тон», изданной в 1896 г., спорт, рассматриваемый как развлечение, являлся в известное время настолько же необходимым, насколько и полезным: «Присутствие на спорте приучает к светскому обхождению, научает узнавать характеры и показывает сердца людей в самые откровенные моменты».2

В энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона дано следующее определение спорта: «В настоящее время спортом называются всякие вообще занятия, имеющие целью удовольствие или увеселение, но отнюдь не выгоду».3 И в этом состояло главное отличие в отношении к спорту как досугу в начале XX века от современного понимания спорта как занятия, главным образом, для профессионалов, зарабатывающих таким образом деньги, или как коммерческого зрелища.

1 Bradley J. Muzhik and Muscovite. Urbanization in Late Imperial Russia, London. 1985. C. 60-61.

2 Светская жизнь и этикет. Хороший тон. СПб., 1896. С. 451.

3 Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. СПб., 1900. Т. 31. С. 298.

Если говорить о развитии спортивного досуга, то речь пойдет именно о спортивных обществах. Это нисколько не означает, что заниматься спортом можно было только в рамках спортивного клуба, но основная масса горожан просто не обладала такого размера собственностью и достаточными ресурсами, которые дали бы возможность, например, построить площадку для лаун-тенниса, велодром или содержать гавань для яхты. Общий интерес способствовал объединению, а возраставшее число единомышленников требовало организации. Официально зарегистрированное общество, будучи уже юридическим лицом, могло заключать договоры об аренде земли для своих целей или помещений для собрания членов клуба.

Членство в клубе служило своеобразным средством демонстрации определенного статуса. И чем более недоступным было членство в клубе, (это выражалось в высоких членских взносах и рекомендациях для баллотировки в члены), тем выше был статус у лица в нем состоящего. Если же общество находилось под покровительством кого-либо из членов Императорской фамилии, еще более привлекательным казалось в нем членство.

В процессе появления и развития спортивных клубов в дореволюционной России отчетливо выделяется два периода: 1) середина 50-х — 90-е гг. XIX в. и 2) начиная с 1890-х гг. вплоть до 1917 года. Первый период характеризуется наличием ограниченного числа спортивных обществ, преимущественно, аристократического, закрытого характера. Сюда относились главным образом клубы парусного спорта С 1846 г. в Петербурге существовал Императорский Санкт-Петербургский яхт-клуб, учрежденный императором Николаем I — аристократическая спортивная организация, устав которого разрешал вступать в него только потомственным дворянам. В 1860 г. образуется Санкт-Петербургский речной яхт-клуб.

В 1890-х же годах стало быстро расти число буржуазных спортивных клубов, членство в которых определялось не только и скорее не столько принадлежностью к дворянству, а состоятельностью кандидата. Одновременно с этим растет число кружков любителей более доступных для широких городских слоев таких видов спорта как футбол, легкая атлетика, конькобежный спорт.

Со словом «клуб» в общественном сознании обычно возникала ассоциация с местом, где проводили свой досуг за картами и обедами.1 Как только в России стали появляться спортивные клубы и общества, они не избежали в отношении к себе этого

1 «Мы привыкли под «клубом» понимать нечто неразрывно связанное с картами и буфетом», - писал один журналист «Автомобилиста». (Автомобилист. 1910. № 4. С. 9). стереотипа. «Что у нас спорт более или менее развит, видно из того, что в последнее время всякого рода клубы растут как грибы. Правда, при основании большинства из них «умысел другой тут был», имеющий слабое отношение к спорту и заключающийся в азартной картежной игре, но, несомненно, также и то, что за отсутствием других, более приличных клубов спортсмены находят себе в них если не пищу, то приют и место единения».1 Однако, несмотря на то, что среди новых организаций были и такие, нет оснований говорить , о том, что они составляли большинство. Безусловно, деятельность основной массы спортивных клубов все-таки соответствовала провозглашаемым в уставах целям и задачам. Скорее, дело в том, что занятие спортом считалось чем-то несерьезным. Спортивная деятельность клубов обязательно сопровождалась мероприятиями развлекательного характера: в обычные дни собраниями членов в Собрании клуба за игрой в карты или бильярд, в праздники торжественными вечерами или обедом в ресторане. Однако среди клубов, действительно, существовали и такие, деятельность которых была очень далека от спортивной.

В Российской империи государство покровительствовало отнюдь не всем видам спорта, а лишь избранным. Под прямое покровительство были взяты конный, парусный спорт, а также и новые виды - автомобильный и авиация. Препятствий не встречала деятельность только тех спортивных клубов, в которых могли участвовать за дороговизной спортивных занятий люди богатые. Предполагалось, что «частный имущественный интерес, риск потери, не допустит этих лиц заниматься под видом спорта пропагандой вредных государству политических учений».2

Выбор деятельности в свободное время зависит от ряда факторов, важнейшими из которых являются социальный статус и окружающая человека социальная среда, денежный доход, специфика трудовой деятельности, место проживания, а также возраст, пол, образование, семейное положение. В этой связи задачи исследования заключаются в том, чтобы выяснить, какие слои городского населения отдавали предпочтение этим формам досуга, и как появление и развитие новых форм досуга отражало изменения в социальной структуре общества. Цель исследования заключается в том, чтобы показать, как культурные образцы, сложившиеся традиции и стереотипы влияли и отразились в формах свободного времяпрепровождения столичных жителей, и как все это взаимодействовало со складывающимися в это

1 Воздухоплаватель. 1907. № 12. С. 481.

2 Геркулес. 1913. №7. С. 21. время новыми формами досуга. По этой причине одним из важнейших в исследовании является социокультурный аспект.

Досуг предполагает свободный выбор индивидом формы его проведения. То обстоятельство, что в конце XIX-начале XX века у все большего числа горожан появилась возможность организовывать свой досуг, вызывало у некоторых чиновников настороженное отношение. Поэтому одной из задач диссертации является выяснение того, как относилось государство к вышеуказанным видам досуга.

Немаловажную роль играет и вопрос о том, как новые формы досуга получили развитие, превратившись в будущем из развлечения в насущную каждодневную необходимость.

Уделено внимание процессу превращения спортивного досуга, являвшегося для участников одним из способов самосовершенствования, в азартное зрелище для толпы, что отражало, по мнению Н. П. Анциферова, социальные болезни общества.1

Вышеназванные процессы стали наиболее интенсивно протекать в столичных городах в начале XX века. Этим обусловлен и выбор хронологических рамок работы -1890-е-1914 гг. Для этого периода характерно распространение и дальнейшее развитие исследуемых форм досуга, процессы, ставшие особенно заметными с 90-х гг. XIX века Первая мировая война внесла коррективы в этот процесс, наложив свой отпечаток на все сферы общественной жизни. Принятие так называемого «сухого закона» в 1914 г. повлекло за собой закрытие ряда столичных ресторанов. Многие же спортивные клубы прекратили свое существование в связи с мобилизацией в ряды армии их членов. Поменялись и цели, преследуемые обществами: на первый план было выдвинуто не обеспечение досуга своих членов, а помощь государству в условиях военного времени. По вышеуказанным причинам исследование ограничено 1914 годом. В отдельных же случаях история развития отдельных форм досуга прослеживается вплоть до 1917 г.

Работа разделена на две части, которые разделены на главы и параграфы. Первая часть посвящена «ресторанной жизни» и состоит, в свою очередь, из одной главы с двумя параграфами (о ресторанной жизни и государственных взглядах на нее). Вторая часть - о спортивном досуге. Она делится на четыре главы, рассказывающими об автомобилизме и авиационном спорте, называемым современниками «развлечением дня», о «светских удовольствиях» - водном спорте и лаун-теннисе, а

1 Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма. JT., 1925. С. 116. также о том множестве спортивных клубов, появившихся благодаря росту популярности новых видов спорта — футбола, велосипедного спорта, атлетике.1 Особое место здесь занимает рассказ о бегах и скачках: как появление тотализатора сделало спорт аристократии зрелищем, доступным для всех сословий.

Одна из глав посвящена тому, как рост популярности спортивного досуга использовался теми, кто хотел на этом заработать, устраивая игорные дома под вывеской спортивного клуба. * *

Данное исследование основано на опубликованных и неопубликованных архивных источниках. Основной комплекс источников в работе составляют следующие группы: законодательные акты и постановления, делопроизводственная документация, официальная документация спортивных обществ, периодические издания и мемуарная литература.

Законодательные акты составляли правовую основу организации. Положение о трактирном промысле, Высочайше утвержденное 8 июня 1893 г. и вступившее в действие с 1 января 1894 года, заменило собой Положение о трактирном промысле 1861 г. и действовало вплоть до революции на всей территории Российской империи, за исключением губерний Царства Польского.2 В этом документе определялись условия, которые должны были соблюдать желающие заниматься трактирным промыслом, и правила содержания заведений. Помимо Положения отрасль регулировалась Обязательными постановлениями городских дум.3 В них указывались технические и санитарные нормы для заведений трактирного промысла. А в Положении о государственном промысловом налоге были установлены правила разделения заведений трактирного промысла на разряды.4 Заведения с продажей

1 Такие виды спорта как игра в хоккей, лыжный спорт и ряд других в работе не рассматриваются.

2 ПСЗ III. Т. XIII. № 9738. В работе используется отдельное издание - Положение о трактирном промысле. СПб., 1894.

3 Обязательные постановления о заведениях трактирного промысла в г. Москве. В кн.: Справочная книга по Московскому Городскому Общественному Управлению. М., 1904. Сборник обязательных постановлений Санкт-Петербургской городской Думы. СПб., 1914.

4 Положение о государственном промысловом налоге. В кн.: Просьбин С. А. Торгово-промышленный сборник. СПб., 1910. крепких напитков подчинялись также Уставу о питейном сборе и Уставу об акцизных сборах, ряд статей которых анализируется в данной работе.1

Деятельность общественных организаций дореволюционной России начала XX века регулировалась Временными правилами об обществах и союзах, утвержденными Высочайшим указом 4 марта 1906 года.2 Согласно правилам, обществом, в том числе и спортивным, считалось «соединение нескольких лиц, которые, не имея задачею получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали предметом своей деятельности определенную цель».3 Временные правила устанавливали новый порядок открытия и регистрации обществ. Для этой цели были образованы губернские/областные/городские по делам об обществах присутствия. Проект устава общества вносился по распоряжению губернатора или градоначальника в присутствие, которое, в свою очередь, производило регистрацию общества или отказывало в ней. Общества могли действовать и без зарегистрированного устава, однако, в этом случае они не имели права «приобретать и отчуждать недвижимое имущество, образовывать капиталы, заключать договоры, вступать в обязательства, а равно искать и отвечать на суде».4 Поскольку деятельность спортивных обществ обычно была связана с приобретением или арендой недвижимого имущества, спортивных площадок или помещений для собрания клуба, все они имели, за редким исключением, утвержденные уставы.

С учреждением в 1913 г. должности Главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи и в связи с поставленной Николаем II перед назначенным на эту должность В. Н. Воейковым задачей по увеличению количества спортивных обществ, необходимость изменения Временных правил с учетом специфики спортивных клубов была осознана на государственном уровне. Воейков принял решение составить отдельный типичный устав для вновь учреждаемых спортивных обществ, чтобы не пересматривать закон 1906 г. в тревожное время Первой мировой войны.5 18 ноября 1915 г. было Высочайше

1 Устав о питейном сборе и Устав об акцизных сборах. В кн.: Положение о трактирном промысле по официальному изданию 1893 г. СПб., 1894.

2 Именной Высочайший указ, данный Сенату 4 марта 1906 г., О временных правилах об обществах и союзах // ПСЗIII. Т. XXVI. № 27479.

3 Именной Высочайший указ, данный Сенату 4 марта 1906 г., О временных правилах об обществах и союзах // ПСЗ III. Т. XXVI. № 27479. Ст. 1.

4 Там же. Ст. 13, 17-20, 23. До принятия правил 1906 г. учредители общества должны были подавать ходатайство об утверждении проекта устава на рассмотрение в Министерство внутренних дел. В Петербурге и Москве это осуществлялось через градоначальника.

5РГВИА.Ф. 61. On. I. Д.2.Л. 51об. утверждено Положение Совета министров об установлении нового порядка учреждения обществ по физическому развитию и спорту, в связи с чем министр внутренних дел утвердил Нормальный устав обществ по физическому развитию и спорту.1 Устав представлял собой типичный текст-схему для всех уставов обществ, провозглашающих целью спортивные занятия. Он содержал следующие обязательные параграфы: цель общества, район деятельности общества, права общества, состав общества, порядок вступления в члены, посетители общества, права и обязанности членов, управление делами, общие собрания, средства общества и ряд других пунктов.

Нормальный устав, по сути, закрепил те положения, которые были зафиксированы в уставах, составленных по правилам, существовавшим до закона 4 марта 1906 г. и после него.

Официальное законодательство дополняет делопроизводственная документация, отражающая реальную работу и действие законов на практике. Здесь, в первую очередь, речь идет об архивных источниках. Говоря о делопроизводственной документации надо выделить два уровня: центральный — документы, хранящиеся в фондах министерств, и местный - документы, представленные в фондах городских властей (канцелярии губернатора, градоначальника и Особых городских по делам об обществах присутствиях). По этой причине в работе нашли отражение документы, с одной стороны, Российского государственного исторического архива (далее - РГИА) и Государственного архива Российской федерации (далее - ГАРФ), а, с другой стороны, Центрального государственного исторического архива С.-Петербурга (далее - ЦГИА СПб.) и Центрального исторического архива г. Москвы (далее - ЦИАМ).

Большая часть делопроизводственной документации, использованной в работе, связана с процессом официального оформления общества. Рассмотрением проектов уставов занимался Департамент общих дел МВД, чиновники которого могли запрашивать справки по поводу устава у других департаментов министерства. Обязательным было направление ходатайства в Департамент полиции, который давал рекомендации по переработке статей проекта устава. Дело со всеми справками и отношениями собиралось в Департаменте общих дел, директор которого выносил окончательное решение об исправлениях. Переработанный устав возвращался

1 Высочайше утвержденное положение Совета министров об установлении нового порядка учреждения обществ по физическому развитию и спорту//Собрание узаконений и распоряжений правительства. Отдел первый. 1916, 8 января. № 7.

2 Полный перечень названий всех фондов и дел смотри в конце работы в списке используемых источников. учредителям общества, которые могли в случае необходимости оспорить исправления, что делало процесс оформления соответственно более продолжительным. Проект устава с внесенными замечаниями поступал опять в Департамент общих дел, откуда уже подавался министру внутренних дел для окончательного утверждения.

Фонд Департамента общих дел (ф. 1284), в котором была сосредоточена вся переписка об открытии и закрытии клубов и обществ, находится в Российском государственном историческом архиве. В работе широко представлены сохранившиеся дела по утверждению или изменению уставов автомобильных и парусных обществ С.-Петербурга и Москвы, Императорского всероссийского аэроклуба, столичных лаун-теннис клубов, дела по проведению данными обществами выставок и съездов. Дела Департамента полиции (ф. 102), по 2-му делопроизводству которого проходили дела об утверждении уставов различных обществ, хранятся в Государственном архиве Российской федерации. Обычно такие дела состояли из справок Департамента о том, что возражений об утверждении того или иного проекта не имеется. Замечания же Департамента хранятся в делах Департамента общих дел. Однако в фонде сохранился ряд дел, посвященных урегулированию вопросов с Императорским аэроклубом, так как при Департаменте было учреждено особое совещание по вопросам воздухоплавания. Некоторые из вновь образующихся обществ, основанных на антрепренерских началах, стали использовать увлечение спортом для прикрытия своих целей, называя новый, по сути, игорный клуб каким-либо спортивным обществом. В этой связи большой интерес представляет дело Департамента полиции «О клубах, собраниях и игорных домах». В нем представлены отчеты московского градоначальника о наблюдении за такого рода клубами и статистика по их закрытию.

Делопроизводство С.-Петербургского Особого городского об обществах присутствия сосредоточено в Центральном государственном историческом архиве С.Петербурга (ф. 287). В работе были использованы, как наиболее интересные, материалы об утверждении уставов спортивных клубов любителей скетинг-ринга и парусного спорта

Если говорить о фондах личного происхождения, то здесь следует особо отметить фонд Владимира Николаевича Воейкова (ф.61), занимавшего должность главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи. Фонд хранится в Российском Государственном военно-историческом архиве и состоит из пяти дел. Однако особая ценность этих документов компенсирует их количество. Два из пяти дел представляют собой доклады Воейкова императору Николаю II по новому ведомству спорта и являются, по сути, документальным обзором всей деятельности главнонаблюдающего. Доклады содержат важные статистические данные о частных спортивных обществах в России, здесь представлены данные анкетирования, проведенного среди клубов, различные диаграммы и таблицы, составленные на основе собранных материалов, содержится переписка по вопросу о проведении выставок по физическому развитию, Олимпиад международных и российских, отчеты главнонаблюдающего о проделанной работе за 1914-1915 гг., программа мероприятий по улучшению физического развития народонаселения России.

Для характеристики столичных ресторанов начала XX века важный комплекс источников составляет делопроизводственная документация, сосредоточенная в ЦИАМ. Речь идет, прежде всего, о фондах московской городской думы и московской городской управы (ф. 179), канцелярии московского генерал-губернатора (ф. 16) и канцелярии московского градоначальника (ф. 46). В процессе исследования был сделан тщательный отбор дел, тем или иным образом связанных с трактирным промыслом. В делах фонда думы и управы нашли отражение вопросы обложения заведений и реквизиции их помещений в 1916-1917 годах. Дела канцелярии генерал-губернатора и градоначальника посвящены вопросам соблюдения благочиния в ресторанах и трактирах, контроля над деятельностью обществ взаимопомощи и официантов и трактировладельцев, а также проблемам урегулирования отношений трактирохозяев и служащих.

Представленные архивные материалы вводятся в научный оборот впервые. Ценность сведений, представленных в данных документах, заключается в том, что они позволяют дать характеристику отношения государства к процессам, происходящим в сфере свободного времени и детализировать ряд явлений.

Официальная документация спортивных организаций представляет собой обширную группу источников (в работе использовано более 40 наименований). Большинство спортивных клубов, действовавших в течение нескольких лет, помимо опубликованных уставов, издавали ежегодники и отчеты о собственной деятельности за определенный период или юбилейные отчеты, как, например, это сделали Императорский С.-Петербургский речной яхт-клуб к 50-летнему юбилею или Императорское Российское автомобильное общество к своему 10-летию. Помимо этого некоторые из них выпускали отдельной брошюрой финансовые отчеты, списки членов клуба.1 В целом, тираж изданий, регулярность их публикации, богатство оформления напрямую зависели от финансового состояния данного общества. Но нельзя утверждать, что это была закономерность. Так, Гаванский гребной кружок при членском взносе 3 рубля в год сумел издать и отчеты о своей деятельности за 1914 и 1915 гг., в отличие от С.-Петербургского автомобиль-клуба, повысившего взнос для действительных членов до 25 рублей, но не издавший ни одного отчета после 1905 года. Однако если говорить об официальной документации клубов, надо иметь в виду, что, скорее всего, большая часть этих изданий могла просто не сохраниться до наших дней. Поиск изданий осуществлялся по справочному изданию «Библиография спорта и физического развития», составленному и опубликованному в 1915 г. по распоряжению главнонаблюдающего за физическим развитием Воейкова. Подготовил публикацию и собрал сведения Г. А. Дюперрон.2 Справочник состоит из 2715 наименований книг и периодических изданий, вышедших в России по 1913 г. включительно, и является первой попыткой систематизировать спортивную библиографию. Библиография была сгруппирована по видам спорта, каждый отдел состоял, в свою очередь, из подразделов: общие справочники, уставы обществ. Если учесть то, что ряд изданий, вошедших в этот справочник, имели очень маленький тираж, и многие из них до наших дней не сохранились, становится понятной ценность этого труда.

При поиске использовались также каталоги Российской национальной библиотеки и Российской государственной библиотеки. Надо заметить, что в этом отношении фонды РНБ отличает большая сохранность документации и ее разнообразие, причем даже в том, что касается спортивных организаций Москвы. Так, ежегодники Московского автомобильного общества за 1910-1914 гг. полностью сохранились в Российской национальной библиотеке, в фондах же Российской государственной библиотеки есть только отчеты за1914и1915гг.

Особенностью многих изданий клубов было то, что ежегодники и отчеты за определенный период могли включать в себя помимо рассказа о деятельности клуба также разделы с финансовым отчетом, устав общества (ежегодники Московского автомобильного общества), списки членов (издания Невского яхт-клуба, С.-Петербургского автомобиль-клуба, Крестовского лаун-теннис клуба и др.). А Ежегодники Всероссийского союза лаун-теннис клубов представляли собой

1 Полный перечень документов см. в конце работы в «Списке используемых источников и литературы».

2 Дюперрон Г. А. Библиография спорта и физического развития. Пг., 1915. справочник со статистическими материалами по всем лаун-теннис клубам России. Ценность подобных изданий заключается в том, что они дают представления о деятельности тех обществ, документация которых не сохранилась или вообще не была издана. Данные материалы позволяют, хотя и не в полной мере, но восстановить картину жизнедеятельности московских и петербургских клубов и спортивный досуг их членов.

Наиболее важную группу источников для изучения темы диссертации представляют периодические издания. Наиболее полно жизнь «столичных центров общежития» - ресторанов была освещена в специализированных иллюстрированных журналах, которые издавались под непосредственным наблюдением московского и петербургского обществ трактировладельцев, а также московского общества поваров («Ресторатор», «Ресторанная жизнь», «Ресторанное дело», «Кулинар»).

В 1910 г. в Москве началось издание журнала «Ресторатор». В первом номере редакция издания заявляла, что трактирный промысел, представляющий крупную отрасль торговли, нуждается в специальном печатном органе, в котором уделялось бы больше внимания особым вопросам ресторанного дела, чем в общей прессе. Целью «Ресторатора» была провозглашена «защита профессиональных интересов промысла, а также беспристрастное освещение его нужд».1 Журнал выходил один, а иногда и два раза в месяц регулярно на протяжении трех лет до 1912 года включительно. Причиной прекращения издания стало недовольство ряда членов Общества трактировладельцев, деятельность которых критиковалась журналистами «Ресторатора» (очевидно, задачи издания выполнялись добросовестно). Раздражение против журнала дошло до такой степени, что предлагались «репрессивные» меры представителями Общества вроде циркуляров о том, чтобы не подписывались на «Ресторатор» или не давали объявлений в нем. «Мы считаем, - заявляет редакция в последнем номере, - что при таких условиях, когда нет вокруг моральной поддержки, а напротив существуют явно враждебные отношения, едва ли возможна полезная просветительная работа на пользу Общества».2

Ресторатор» являлся первым опытом в деле издания журналов, посвященных трактирному промыслу. Несмотря на то, что журнал прекратил свое существование, этот опыт оказался удачным. В журнале полноценно освещались все события, касающиеся ресторанной жизни, будь то изменения в законодательстве или

1 Ресторатор. 1910. № 1. С. 1.

2 Там же. 1912. № 19-20. С. 2. происшествия в ресторанах, факты и слухи, судебные разбирательства и впечатления корреспондентов журнала от посещений зарубежных заведений, публиковались материалы о деятельности Общества.

Те же самые рубрики и та же структура были и в «Ресторанной жизни»-журнале, пришедшим на смену «Ресторатору» в 1913 г. и издававшемся с одобрения Правления Московского Общества владельцев заведений трактирного промысла. Надо отметить, что журналистам удалось справиться с поставленной задачей как можно более полного освещения хроники ресторанной жизни как столичной, так провинциальной и заграничной. К сожалению, «Ресторанная жизнь» издавалась регулярно только в 1913 г. (20 №№.), за 1914 г. же вышло лишь 11 номеров, а в 1915 году журнал не выходил вообще. В 1916 г. вышел только один номер. Точно неизвестно, с чем это было связано, но, скорее всего, с финансовыми трудностями в Обществе и неблагоприятной обстановкой в самом промысле в связи с принятием так называемого «сухого» закона и вступлением России в Первую мировую войну. Это, безусловно, обедняет наши знания о том, как протекала ресторанная жизнь в Москве в эти годы. Однако это компенсируется сведениями из журнала «Ресторанное дело», выходившего один раз в месяц с 1911 по 1917 гг. (в 1917 г. вышло пять номеров) при Петербургском Обществе трактировладельцев.

Структура издания была точно такая же как и двух предыдущих журналов, но программа «Ресторанного дела» отличалась тем, что была поставлена цель «внедрять сознание необходимости вести дело на более культурных началах, чем оно, в большинстве, ведется в настоящее время».1

Следует сказать, что во всех трех вышеописанных журналах велись разделы, посвященные истории отдельных ресторанов (соответственно, московских и петербургских), открытию новых с подробным фоторепортажем, публиковались материалы биографий владельцев заведений и прилагались их фото. Все издания выходили в большом формате от 8 до 24 страниц. «Ресторанное дело» было дополнено также специальным «Литературным отделом», хотя на страницах всех журналов печатались некоторые фельетоны, связанные с ресторанной темой.

Журнал «Кулинар» издававшийся Московским обществом поваров, освещавший события из жизни московских поваров и их профессиональной организации, публиковавший рейтинг ресторанов и трактиров в зависимости от

1 Ресторанное дело. 1911. № 1. С. 2.

IV годъ изд.

ЯО Яжжжрл 1914 года. 1.

Всеросс1йск1й оргонъ трактирного промысла. Подписная п-Ьна на год-ъ щ wtvcwMM*: ь ГЬтгрСгр!**—4 руб., 4 !•>«'. м wu, •• грдляцу | руб. lr»i итзг'ужят 5Q

Популярные первоклассные рестораны

Н. А. Курменева:

ОБЪ ЯВЛЕН1Я

I WUfllir

•pCAV rrs^n** ь 40 «к . w> n ыЛш. М HOel* ТОМ Г* — JO ШОВ

I5v.ii:vu* гЧ>гтзе»<« • tv*

Ново

Яр о ел авецъ".

Гврвимя, jr. С«дом«, 36. Телефон-» ГЛ 35-62.

Купеческая Гостнннида".

Алрмсш* мр,, М в. Теамюя-ь К 432-69.

Гоетакница к ресторан* „Туинъ",

- ЭДммксиШ f-, lb 39. Темфоиъ № 21 -88. —

Завтраки, *Мды и ужижш.

Ro iciiii MirjuHian рпсмошмо шяЪлмныа ижы. пбамтн а яоаера. Лучшм кугна. Вин» русски» я яностр. Ф*р». Bcciy airt<OTc« Mnpiyvu. Ормсстрм я орксстрюны. Э«ггр«чест*о Масса тром«гсп|ъ pari«Ntl.

5 Toprooi прмшдлтса А* 1 ■ да 9-жъ м. ям*.

Съ заказами обращаться по телефону 32-75 и 187-80

Доставка на домъ.

МЗСМИЫй <КЛАЛЪ I Якмм Мчи w шаам <ш 1

КамимыЯ склад* С.-Петербург! отдЬ/ммй не NtlfteTk.

Невский пр., 55.

Обложка журнала «Ресторанное дело». степени развития в них кухни, представлял точку зрения на трактирный промысел со стороны самих рабочих отрасли.

Периодическая печать, как и другие виды источников, имеет свои особенности, в частности, известна некоторая доля идеологизированности периодических изданий. В данном случае не избежали этого «Ресторанная жизнь», «Ресторатор» и «Ресторанное дело». Уже упоминалось, что некоторые события ресторанной жизни описывались с точки зрения деятелей Обществ трактировладельцев. К этому следует добавить общую установку журналов, что трактирный промысел в России «жестоко страдает от власть имущих», то есть от администрации и законов, по мнению издателей, не отвечающих, а прямо противоречащих нуждам рестораторов.1 Февральские события 1917г. редакция «Ресторанного дела» приветствовала как долгожданное освобождение от гнета и произвола по отношению к трактирному промыслу чиновников и, в целом, государственных органов.2 Но все вышесказанное, конечно же, не преуменьшает ценности этих изданий как важных источников для изучения ресторанной жизни в Санкт-Петербурге и Москве в начале XX века.

При подборе специализированных периодических изданий по спорту было использовано справочное издание «Библиография периодических изданий России. 1901-1916 гг.».3 Журналы (а речь идет, главным образом, о журналах), посвященные спортивному досугу, можно четко разделить на две группы:

L журналы, посвященные всем видам спорта (Азарт. СПб., 1906-1907; Геркулес. СПб., 1912-1917; Охотник. М., 1887-1888. Спорт. СПб., 1901-1904, 1908; Спортивное обозрение. СПб., 1909; Стадион. Пг., 1915-1916). 2. специализированные журналы, посвященные одному виду спорта: а) парусный и гребной спорт (Яхта. СПб., 1906-1913. Рулевой. СПб., 1913-1916). б) лаун-теннис (Лаун-теннис. СПб., 1912-1914). в) автомобилизм (Автомобилист. М., 1908-1916; Автомобиль. СПб., 1902-1917; Автомобиль и воздухоплавание. М., 1911-1912; Аэро и автомобильная жизнь. СПб., 1910-1914; Мотор. СПб., 1913-1914). г) воздухоплавание (Библиотека воздухоплавания. СПб., 1909-1910; Бюллетени Московского общества воздухоплавания. М., 1910-1911; Вестник воздухоплавания. СПб., 1910-1913; Воздухоплаватель. СПб., 1903-1917).

1 Ресторанное дело. 1911. № 1. С. 2.

2 Там же. 1917. №3. С. 4-5.

3 Беляева JI. Н., Зиновьева М. К. Никифоров М. М. Библиография периодических изданий России. 1901 -1916 гг. Л., 1958-1961. ТТ. 1-4. д) конный спорт (Тотализатор. М., 1914-1916; Вестник русской конницы. 1910. №7)

Для исследования были взяты журналы, издававшиеся в Петербурге и Москве, как наиболее полно отражающие жизнь спортивных обществ двух столиц. Причем особенностью периодических изданий, посвященных вопросам спорта, являлась их многочисленность. Однако при просмотре оказалось, что ряд изданий по содержанию зачастую дублировали друг друга, а информация, представленная на их страницах, являлась простой сводкой результатов прошедших соревнований. По этой причине в работе были использованы материалы тех периодических изданий, в которых наиболее всесторонне представлена деятельность столичных спортивных обществ и их членов.

Многочисленность спортивной периодики, помимо увеличения общего интереса к спортивному досугу, объясняется еще и кратковременностью существования большинства из них - от года до четырех лет. Причем в этом отношении хуже всего дело обстояло у издателей журналов, посвященных всем видам спорта. Правда, здесь важно то, что в эти годы они выходили регулярно, от одного раза в неделю до раза в месяц. «Геркулес», выходивший в течение пяти лет, можно назвать прямо-таки долгожителем среди спортивных изданий общего характера. Дело в том, что журналы, специализирующиеся на одном виде спорта, обычно являлись официальным изданием какого-либо клуба или общества, которые и субсидировали это издание, в отличие от изданий, посвященных всем видам спорта. Так, «Воздухоплаватель», выходивший в течение 15 лет, стал органом Императорского всероссийского аэроклуба, «Автомобиль», выходивший в течение 16 лет, — Императорского всероссийского автомобильного общества, «Автомобиль и воздухоплавание» был изданием сразу двух обществ — Московского клуба автомобилистов и Московского общества воздухоплавания, журнал «Лаун-теннис» был органом Всероссийского союза лаун-теннис клубов и, наконец, «Рулевой» -органом Российского парусного гоночного союза.

Редакция каждого нового издания считала долгом заявить, что именно данное издание, пришедшее на смену старым, станет тем органом, которое сумеет объединить вокруг себя всех любителей спорта. «Сколько ни издавалось в России спортивных журналов, - писал журналист «Спорта», - все они или исчезали, или влачили самое жалкое существование, благодаря неудачной постановке дела, ненужной специализации, служению одному только виду спорта, да и то в самой узкопротокольной форме».1

Однако чтобы ни заявляли издатели, главным условием существования журнала оставалось наличие и поддержание к нему интереса у читателей. Финансовая поддержка клуба или энтузиазм одного из члена общества, издававшего его за свой счет, могли продлить публикацию, но тогда сама идея издания теряла смысл. Своей целью редакции журналов провозглашали «искреннее служение спорту», намерение «встряхнуть общество, от чиновничьего сплина, вдохнуть в него сознание необходимости оздоровления и заставить работать мускулы для более продуктивной работы мысли».2 Но в своих попытках привлечь читателей-членов клуба к сотрудничеству, так как собственно спортивных журналистов еще не существовало, а авторами выступали наиболее активные участники спортивных состязаний, издатели терпели неудачу.

Журнал «Яхта» писал по этому поводу следующее: «Корень зла заключается в том, что почти все водноспортивные учреждения, за самыми малыми исключениями, слишком узко понимают свои задачи. Каждое из них ведет свою линию и [.] не помышляет и не утруждает себя посылкою в редакцию своего специального органа хотя бы несколько строчек».3 С такими же проблемами столкнулся и «Лаун-теннис»: «Если лаун-теннис процветает у нас в России, если играющих с каждым годом становится все больше и больше, если количество лаун-теннис клубов растет, то читающих журнал все-таки чрезвычайно мало. Из клубов членов Союза [Всероссийского союза лаун-теннис клубов - И. X.] — девять клубов дали от 10 до 50 подписчиков, девять следующих — от 1-го до 3-х, а остальные 25 клубов вовсе не имеют подписчиков, а ведь журнал им посылается и, вероятно, многие из членов этих клубов в клубном помещении журнал читают и вероятно совершенно этим удовлетворяются».4 Действительные члены некоторых клубов получали в счет N членского взноса журнал своего клуба, как, например, члены Российского автомобильного общества. Тем не менее, этого было недостаточно для полноценного развития журнала, и жалобы на такое положение вещей появляются на страницах спортивной периодики регулярно. Можно предположить, что одна из причин такой ситуации заключалась в том, что редакции журналов стремились придать занятиям

Спорт. 1900. № 1.С. 2.

1 Спорт. 1900. № 1. С. 1. Спортивное обозрение. 1909. № 2. С. 2. См. также: Охотник. 1887. № 1. С. 1.

3 Яхта. 1909. №68. С. 1075.

4 Лаун-теннис. 1914. № 2. С. 20.

Обложка журнала «Воздухоплаватель». спортом слишком серьезный характер, сделать их неотъемлемой частью жизни каждого. Для большинства же горожан того времени спорт являлся досугом, и стремление к каким-то достижениям в этой области рассматривалось скорее как путь к личному успеху, нежели как способ физического совершенства или служение идее развития национального спорта. В этой связи сухие сводки отчетов о результатах соревнований, которыми нередко были переполнены новые журналы о спорте, никак нельзя назвать развлекательным чтением. Не удивительно, что авторы спортивных журналов жаловались на неспециализированную прессу: «Вообще у нас и в обществе и в серьезной печати принято смотреть на все виды спорта, за исключением лошадиного, как на дело, не стоящее внимание серьезного человека. Более или менее сносные отчеты можно найти в наших газетах только о скачках, бегах и велосипедных гонках, да еще с недавнего времени о борьбе. Но и тут нельзя не заметить, в общем, довольно пренебрежительного со стороны редакций отношения к спорту, сказывающегося, хотя бы, например, в том, что в одной из крупных петербургских газет зачастую в одном и том же номере можно рядом встретить рубрики: «спорт» и «зимние бега» или «спорт» и «коломяжские скачки». Невольно рождается предположение, что отчеты о скачках и бегах доставляются в редакцию господами, ведущими крупную игру в тотализатор, и поэтому пользуются более привилегированным положением, нежели. скромные хроникеры спорта.».1 Однако спортивные издания и сами не всегда отличались профессионализмом. В ответ на обвинения одного из спортивных изданий по поводу отсутствия запятой в названии одного из разделов, журнал «Спорт» отмечал: «Можно судить, как нас удивила после такой строгости заметка в одном из номеров того же самого журнала; в заметке этой говорится о проекте устройства состязаний «в метании диском, эволюций на турникете и прыжках через трамплин». Недурно для журнала, посвященного спорту».2 Если говорить о содержании журналов, посвященных спорту, то, в целом их структура мало чем отличалась друг от друга. Издания, специализирующиеся на одном из видов спорта, имели те же разделы, только освещались в них события, связанные лишь только с этим данным видом спорта. В целом можно выделить отделы российской и зарубежной хроники событий (проведение и результаты соревнований, жизнь столичных и провинциальных спортивных клубов), статьи, носящие научный и технический характер (например, устройство катка, устройство автомобиля или

1 Яхта. 1906. № 2. С. 22.

2 Спорт. 1900. № 10. С.З. СВГЬЖ1Й-НОМЕРЪ-„РУЛЕВОГОЧ

Видимо именно так выглядел, по мнению редакции, читатель журпаш «Рулевой». аэроплана, техника скоростного бега на коньках, воздействие физических нагрузок на определенные группы мышц), письма читателей в редакцию с вопросами и предложениями и ответы на них, а также хроника спорта в рисунках, шаржах и фотографиях. Неотъемлемой частью спортивной периодики было расписание предстоящих состязаний, специальный раздел составляло подробное расписание скачек и бегов. В этом отношении надо особо подчеркнуть, что большая часть изданий, посвященных конному спорту, состоит из двух частей: расписание бегов и скачек и статьи, затрагивающие вопросы коннозаводства. По этой причине использование этих изданий было очень ограниченным. В той части работы, где освещается вопрос о конном спорте, используется ряд статей, представленных в газете «Тотализатор».

Спортивная периодика, несмотря на все свои достоинства, дает несколько односторонний взгляд на спортивные увлечения. Для преодоления этой односторонности были использованы материалы «Столицы и усадьбы» (СПб., 19131916), журнала, посвященного «светской жизни наших столиц, спорту, охоте, коллекционерству», а также взята подшивка юмористического журнала «Развлечение» за 1909-1910 гг. Будучи по характеру изданиями развлекательными, они в то же время освещали события спортивной жизни совершенно в другом ракурсе, нежели специализирующаяся на этом спортивная периодика.

Информацию, почерпнутую из журналов, существенно дополняют сведения, полученные в процессе изучения мемуаров. Особенность используемых в данной работе мемуаров состоит в их выявлении. Дело в том, что не существует особой выделенной группы воспоминаний, посвященных ресторанной жизни, и приходилось делать подборку материалов, исходя из того, кто являлся наиболее частым посетителем заведений ресторанов и трактиров. Поэтому в работе, главным образом используются мемуары интеллигенции и купечества.1 Что касается воспоминаний о

Анненков Ю. Дневник моих встреч. Цикл трагедий. М., Б.г. Бертенсон В. Б. За 30 лет. (Листки из воспоминаний). СПб., 1914. Боборыкин П. Д. Современная Москва. В кн.: Живописная Россия. СПб., 1898. Т. 6. Ч. 1. Богословский М. М. Москва в 1870-1890-х годах. В кн.: Московский альбом. Воспоминания о Москве и москвичах XIX-XX веков. М., 1997. Бунин И. А. Воспоминания. М., 2003.Василия Г. Улицы и люди. // Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1912. Вып. 12. Григорьев М. А. Петербург начала XX века. (Наброски воспоминаний). В кн.: Невский архив. СПб., 2001. Вып. 5. Иванов Г. Мемуарная проза. М.,2001. Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий. Воспоминания 1881-1914 гг. М., 1997. Коровин К. А. Плевако. В кн.: Коровин К. А. Шаляпин и совместная жизнь. М., 1993. Кшесинская М. Воспоминания. М., 2001. Милашевский В. Вчера, позавчера.Воспоминания художника. М., 1989. Морозова М. К. Мои воспоминания. // Наше наследие. 1991. № 6. Немирович - Данченко В. И. Из прошлого. Academia, 1936. Плевицкая Н. Дежкин карагод. М., 1993. Телешов Н. Д. Москва прежде. // Телешов Н. Д. Избранные сочинения в трех томах. М., 1956. Теляковский В. А. Воспоминания. Л.-М., 1965. Феддерс Г. Ю. времени проведенном в спортивном клубе или в спортивных занятиях, то здесь поиск был еще более сложным, так как круг таких мемуаров еще более ограниченный. В этом отношении большую ценность имеет раздел «Физкультура. Спорт» в библиографическом указателе «История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях» под ред. П. А. Зайончковского.

При поиске мемуаров использовались также справочные издания: «Россия и российская эмиграция в воспоминаниях и дневниках. Аннотированный указатель книг, журнальных и газетных публикаций, изданных за рубежом в 1917-1991 гг.» (М., 2003. Т.1.) и книга А. Конечного «Быт и зрелищная культура С.-Петербурга-Петрограда. XVIII-начало XX века. Материалы к библиографии» (СПб., 1997).

Об отдельных книгах и авторах необходимо рассказать более подробно. Прежде всего, это касается работ В. А. Гиляровского.1 Исследуя какой-либо аспект культурной жизни Москвы конца XIX-начала XX вв., невозможно не опираться на мемуары Гиляровского. Будучи бытописателем города, он вспоминает не только историю улиц и площадей, но и рассказывает о трактирах и их посетителях, как неотъемлемой части московской жизни, посвящая этому сюжету целую главу. Важно то, что он не обходит стороной в повествовании ни один известный трактир или ресторан того времени. Автор делится не только своими личными впечатлениями, а, главным образом, приводит восприятие современниками того или иного заведения. Гиляровский показывает, как видоизменяется трактир, как он все больше становится похожим на ресторан, какая публика была у каждого заведения.

Воспоминания Д. А. Засосова и В. И. Пызина о Петербурге можно признать аналогичными книгам Гиляровского о Москве.2 Первый из них был юристом, а второй инженером, и повествуют они о будничной жизни столицы, которую могли наблюдать сами. Среди повествования о достопримечательностях города, религиозной жизни, развлечениях, транспорте, учебных заведениях, одежде и моде авторы выделяют в отдельную главу воспоминания о ресторанах и трактирах Петербурга 1890-1910-х годов. Так же как и в книге Гиляровского, речь здесь идет о заведениях всех трех разрядов и публике, посещающей эти заведения. При ограниченном количестве

Незабываемое. Рига, 1963. Чебышев Н. Н. Близкая даль. Париж. 1933. Шнейдер И. И. Записки старого москвича. М., 1970.

1 Гиляровский В. А. Друзья и встречи. В кн.: Гиляровский В. А. Москва и москвичи. Минск, 1980. Гиляровский В. А. Москва и москвичи. М., 1997.

2 Засосов Д. А. Пызин В. И. Из жизни Петербурга 1890 - 1910-х годов. Записки очевидцев. СПб., 1999. воспоминаний о бытовой жизни петербуржцев в начале XX века материал, который можно найти у Засосова и Пызина, оказывается достаточно ценным.

Помимо воспоминаний Гиляровского мы располагаем мемуарами менее известных москвичей,. оставивших также важные свидетельства о жизни прежней Москвы конца XIX - начала XX вв. В частности, это воспоминания Н. В. Давыдова, И. А. Слонова и И. А. Белоусова.1 Все они были люди разных профессий и занятий (Давыдов - юрист, Белоусов - поэт, один из руководителей Суриковского кружка, объединявшего писателей-самоучек, Слонов - купец) и отразили свое особое восприятие города начала XX века и московских трактиров, ресторанов. Их воспоминания во многом перекликаются с рассказами Гиляровского. Эти авторы также делятся впечатлениями о прежних трактирных заведениях. Это является особенностью и статьи А. Плещеева «Вакханалия», посвященной ресторанам Петербурга конца XIX века, и воспоминаний В. М. Голицына, городского головы в 1897-1905 гг., хранящихся в Отделе рукописей Российской Государственной библиотеки (далее - ОР РГБ).2 Эти сведения дают возможность сравнить то, чем отличались старые заведения от новых, понять, почему ресторанное дело стало интенсивно развиваться именно в начале XX века. Последнее во многом объясняется в воспоминаниях И. Е. Бондаренко - архитектора Всероссийской промышленной выставки в Нижнем Новгороде в 1896 г. и Кустарного отдела Всемирной выставки в Париже в 1900г., автора нескольких старообрядческих храмов в Богородске и его пригороде.3 Для данной работы необходимым материалом являются записи о его работе над реконструкцией ресторана «Большой Московской гостиницы».

Помимо мемуаров тех москвичей, которые, можно сказать, были посетителями ресторанов и трактиров, мы располагаем воспоминаниями людей, их обслуживавших и рассматривавших ресторанную жизнь совсем с другой точки зрения («с изнанки»).

Повар Алексей Курбатов в своих записках рассказывает об истории своей жизни, всю сознательную часть которой он проработал поваром (сначала в чайной Егорова, затем — в ресторане «Россия», ресторане «Ампир», не говоря уже о том, что в советское время он также остался работать в системе общественного питания).4Он

1 Белоусов И. А. Ушедшая Москва. М., 1927. Давыдов Н. В. Москва. Пятидесятые и шестидесятые годы XIX столетия. В кн: Ушедшая Москва. М., 1964. Слонов И. А. Из жизни торговой Москвы. М., 1914.

2 Плещеев А. Вакханалия. // Столица и усадьба, 1915, № 42. Плещеев А. А. Мое время. Париж. 1939. Плещеев А. А. Что вспомнилось. Париж. 1931. ОР РГБ. Ф. 261 - Фонд В. М. Голицына. К. 18. Ед. хр. 5 (Старая Москва). В 2000 г. воспоминания были опубликованы в «Записках отдела рукописей РГБ». Вып. 51.

3 Бондаренко И. Е. Из «Записок художника-архитектора». В кн.: Москва в начале XX века. М., 1997.

4 Курбатов А. Записки старого повара. // Наш современник. 1967. № 1. описывает то, как была устроена система обслуживания клиентов, когда выполнялись все их прихоти и желания.

О трудностях, тяжестях жизни ресторанного «человека» можно узнать из книги Матвея Гордеева - официанта и активного участника Московского общества взаимопомощи официантов, публиковавшего свои статьи о тяжелом положении служащих в «Московских ведомостях».1 Большое место в данной книге отведено описанию создания Общества взаимопомощи и борьбы прислуги с хозяевами. Дело в том, что М. Гордеев был одним из инициаторов этого общества. Он лично обращается в письмах к гласному городской думы, профессору Московского университета, В. И. Герье с просьбой о помощи в создании общества трактирных служащих. Два таких письма сохранились в фонде В. И. Герье, хранящегося в ОР РГБ. В данном фонде л хранятся также материалы, отражающие требования Общества с правкой В. И. Герье.

Если говорить о спортивном досуге двух столиц, то в первую очередь надо отметить, что немногочисленность мемуаров по этой тематике компенсируется информативностью существующих.

На «Страницах из прошлого» Николая Александровича Панина-Коломенкина, известного фигуриста, пятикратного чемпиона России по фигурному катанию и двенадцатикратного чемпиона России по стрельбе из пистолета и боевого револьвера, представлена вся спортивная жизнь Петербурга. Ценностью этих мемуаров является то, что Панин, будучи членом нескольких спортивных клубов и занимаясь разнообразными видами спорта, описывает то, как проходила клубная жизнь и спортивный досуг петербуржцев в лаун-теннис клубах, в яхт-клубах и легкоатлетических обществах, и, наконец, в обществе любителей бега на коньках. Всесторонний обзор спортивной жизни столицы самого ее участника во многом компенсирует малочисленность воспоминаний об этом аспекте городского досуга.

О жизни спортивной Москвы повествуют небольшие по объему воспоминания редактора газеты «К спорту!», футболиста Б. Чеснокова и прославленного конькобежца Платона Ипполитова.3

1 Гордеев М. Г. Полвека унижений и борьбы: повесть жизни ресторанного человека. М., 1925.

2 ОР РГБ. Ф. 70 - Фонд В. И. Герье. К. 42. Ед. хр. 34а (Письма от Гордеева Матвея). К. 74. Ед. хр. 14 (Материалы Совета Московского общества взаимопомощи официантов и другой гостиничной и трактирной прислуги).

3 Чесноков Б. Воспоминания о первых годах футбола в Москве // Физкультура и спорт. 1947. № 9. Чесноков Б. М. От борьбы «дикарей» с «аристократами» - к олимпийским победам // Спортивная жизнь России. 1960. № 12. Ипполитов П. Коньки, лыжи, велосипед.// Физкультура и спорт. 1947.

Особенностью всех вышеупомянутых воспоминаний, написанных уже в советское время, является большая доля тенденциозности. Выражается это в том, что деятельность царского правительства и руководства спортивных клубов охарактеризована только с отрицательной стороны, советского же правительства только с положительной. Дело было не только в том, что такова была идеологическая установка в то время. Необходимо отметить, что связано это и с тем, что в советское время изменилось само положение чемпиона или спортсмена, показывающего хорошие результаты, он получал всестороннюю государственную поддержку, в то время как до революции занятие спортом было частным делом каждого, а, следовательно, и финансирования. То, что советское государство сделало спорт общедоступным, факт неоспоримый, и это вызывало большое сочувствие у «старых» спортсменов. Но нельзя забывать и том, что царское правительство начало приходить к пониманию этого, однако по известным причинам не смогло это осуществить.

Адмирал, профессор, яхтенный капитан, мастер спорта Ю. А. Пантелеев, прежде чем достичь таких высот, начал свой путь с плавания на небольшом гоночном швертботе, помогая отцу, актеру Александринского театра, проводившему свой досуг под парусом. На страницах воспоминаний Пантелеева представлен мир петербургских яхт-клубов, а столь живо описанные плавания воссоздают всю увлекательность этого спорта.1

Для многих современников не менее увлекательными были полеты на аэроплане. Известный авиатор А. А. Васильев, победитель первого перелета Петербург-Москва в 1911 г., описал все злоключения его участников сразу по окончании состязания в книге «В борьбе с воздушной стихией» (М., 1912). Его сведения дополняют материалы одного из членов Всероссийского аэроклуба К. Е. Вейгелина и военного авиатора В. Ткачева. Последний, помимо рассказа о военных авиаторах, уделил немало внимания и авиационному спорту.2 Подборка материалов в «Сборнике памяти Л. М. Мациевича (1 января 1874-24 сентября 1910)» (СПб., 1912) дополняет взгляд изнутри на первые шаги авиации взглядом со стороны городских обывателей.

Записки старого жокея» М. Лакса (Огонек. 1958. № 14, 15) и «Потонувший мир» Н. В. Вороновича (М., 2001) рассказывают нам о мире скачек и бегов, причем,

1 Пантелеев Ю. А. Парус - моя жизнь. Из воспоминаний. JL, 1984.

2 Вейгелин К. Е. Перелет С.-Петербург-Москва. 10-15 июля 1911. СПб., 1911. Ткачев В. Крылья России // Авиация и космонавтика. 1991. № 12. если в первом случае мы видим его со стороны жокея, то в другом случае — как его представлял зритель.

При работе сильно ощущался недостаток свидетельств рядовых членов спортивных клубов. Для восполнения этого недостатка в работе были использованы косвенные свидетельства, представленные в периодических изданиях и официальной документации клубов (отчетах и ежегодниках). Воспоминания великих князей Кирилла Владимировича и Гавриила Константиновича помогают взглянуть на спортивный досуг уже совершенно с другой стороны — со стороны членов императорской фамилии, большая часть представителей которой состояли в спортивных клубах почетными членами.1

Официальные и безличные сведения, представленные в докладах главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи Николаю II, дополнены воспоминаниями В. Н. Воейкова, написанными им в эмиграции.2 Здесь особенно интересен рассказ о вхождении в должность главнонаблюдающего и восприятие членами правительства и обществом вопросов, связанных со спортом.

Безусловно, ценным источником для данной работы является путеводитель Карла Бэдекера «Россия, а также Тегеран, Порт-Артур и Пекин. Справочник для путешественников».3 Автор делится своими впечатлениями о путешествии по России (по территориям балтийских провинций, Финляндии, Южной России, Кавказа). Он выделяет в отдельные главы материал о Санкт-Петербурге и Москве, где рассказывает о гостиницах, ресторанах, почте, театрах, клубах, развлечениях, банях, и др., о ценах во всех этих заведениях, дает рекомендации, какие из них лучшие, по его мнению. Данная информация была рассчитана на иностранных туристов, отправляющихся в поездку в Россию. И что особенно важно дает возможность познакомиться с восприятием европейца столичных и московских заведений трактирного промысла Прекрасно дополняют сведения путеводителя Бэдекера впечатления англичанина Гроува о Москве начала XX века, опубликованные в 1912 году, что повышает ценность представленной на страницах данной книги информации.4 Здесь есть главы, посвященные ресторанам Москвы, а также спортивным развлечениям, одной из Гавриил Константинович, великий князь. В Мраморном дворце. М., 2001. Кирилл Владимирович, великий князь. Моя жизнь на службе России. СПб., 1996.

2 Воейков В. Н. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта. Минск, 2002.

3 Baedeker К. Russia with Teheran, Port Arthur and Peking. Handbook for travelers. London, 1914.

4 Grove H. M. Moscow. London. 1912. важнейших составляющих жизни англичанина, проводится сравнение в отношении к спорту москвичей и англичан.

Все эти сведения, в свою очередь, дополняются русскими путеводителями начала XX века по Петербургу и Москве.1

Особо следует сказать о том, что при работе со списками членов автомобильных клубов и Всероссийского аэроклуба использовались данные справочников «Весь Петербург» и «Вся Москва» за соответствующие годы, а также сведения Адрес-календаря.2 Особенностью использования информации этих справочных изданий является то, что она далеко не полная и установить личности (сословие или звание) некоторых из членов столичных клубов так и не удалось.

При работе над диссертацией также были использованы произведения художественной литературы, в которых наиболее полно отражены аспекты повседневной жизни столичных жителей данного периода, отсутствующие в других группах источниках (А. П. Чехов, Л. Н. Толстой, И. С. Шмелев, А. Аверченко, В. А. Гиляровский). Необходимо отметить, что материалы этих произведений во многом дополняют и мемуары, и периодику, и архивные материалы.

В тексте диссертации использовано более 30 иллюстраций: фотографий и карикатур из дореволюционных изданий, имеющих характер малоиспользуемых источников, но в данном исследовании обладающих не меньшей, а иногда и большей, чем традиционные письменные источники, информативностью.

Сведения, которые содержат вышеуказанные источники, позволяют решить задачи, поставленные в исследовании, и дают возможность представить столичный досуг начала XX века.

Особенность изучения данной темы состоит в том, что специальных исторических исследований в России по этому предмету не проводилось.

В той или иной мере вопросы, связанные с изучаемыми явлениями, затрагивались в ряде следующих работ российских и зарубежных исследователей (условно их можно разделить на три группы):

1 Горностаев И. Ф. БугославскийЯ. М. По Москве и ее окрестностям. М., 1903. Раевский Ф. Петербург с окрестностями. СПб., 1902. Санкт-Петербург. Иллюстрированный путеводитель. СПб., 1903.

2 Адрес-календарь: Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской империи на 1908 г. СПб. Весь Петербург на 1905 год. СПб. 1904. Весь Петербург на 1911 год. СПб., 1910. Весь Петроград на 1916 год. Пг., 1915. Вся Москва на 1911 год. М., 1910.

1) работы, затрагивающие проблематику досуга.

Американский историк Луиза МакРейнолдс, занимающаяся проблемами культуры дореволюционной России, в статье «Олимпийская политика в царской России: Развитие националистического самосознания», опубликованной на английском языке в сборнике статей «Проблемы всемирной истории» (СПб., 2000) пытается показать, что рост числа любительских спортивных обществ в России, начиная с конца XIX был закономерным процессом, результатом индустриализации и отражал экономические изменения в стране. А после провала российских спортсменов на Олимпиаде в Стокгольме в 1912 г. государство начинает осознавать то, что спортивные состязания между нациями не менее важны, чем конкуренция на рынках.1

В несколько переработанном виде материал данной статьи вошел в книгу Л. МакРейнолдс «Россия в игре. Досуг последних лет царской России», опубликованной в 2003 году.2 В предисловии автор подчеркивает, что «прежде средний класс в России изучали в первую очередь, исходя из его политической деятельности, нежели культурной. .Ученые ставили такие вопросы, которые позволяли им давать объяснение логически вытекающим различиям между российской и западной политической структурами. В результате, средний класс дореволюционной России оказался жертвой самоисполняющегося политического пророчества, согласно которому его главное историческое значение было основано на институтах, которые он никогда не строил». В этой связи Л. МакРейнолдс придерживается взгляда тех исследователей, которые считают, что при попытках идентифицировать средний класс более полезным скорее является изучение сдвигов в особенностях характера индивидуума, нежели только в политической и экономической структуре. «Изучая различные варианты того, как люди развлекали себя, - пишет автор, - я ищу в досуге то, что же означали эти особенности характера и как они развивались, исследуя новые для людей возможности представлять себя в публичной и частной жизни». Причем Л. МакРейнолдс подчеркивает, что, говоря о России, понятие средний класс надо употреблять очень осторожно. В своей работе она использует его скорее для обозначения общего отношения к чему-либо, нежели для описания социального или экономического положения.3

1 McReynolds L. Olympic Politics in Tsarist Russia: The Development of a Nationalist Identity. В кн.: Проблемы всемирной истории. СПб., 2000.

2 McReynolds L. Russia at Play. Leisure Activities at the End of the Tsarist Era. Ithaca and London. 2003.

3 McReynolds L. Russia at Play. Pp. 3, 4.

В качестве предмета изучения американская исследовательница выбрала пять видов досуга: театр, спорт, туризм, ночную жизнь (рестораны, увеселительные сады и варьете) и синематограф. Анализируя происходившие на рубеже веков изменения в старых видах досуга, например, в классическом театре, автор рассказывает о появившихся новых видах досуга, как спорт, ресторанная жизнь, туризм, синематограф, и прослеживает истоки зарождения массовой культуры в России.

Заслуживает особой оценки то, что исследование основывается на широчайшем круге источников, прежде всего периодических изданиях, многие материалы которых не были до сегодняшнего дня введены в научный оборот.

В историографии данной проблемы работы JL МакРейнолдс занимают важнейшее место, являясь первым комплексным историческим исследованием по данной проблематике. Тем не менее, вопросы, связанные с теми видами досуга, которые рассматриваются в диссертации, проработаны американской исследовательницей недостаточно глубоко.

2) работы, посвященные изучению культуры повседневности.

То, какие изменения в жизни общества принесло с собой появление ресторана, рассматривается в книге Ю. М. Лотмана и Е. А. Погосян «Великосветские обеды», посвященной анализу дневника Дурново и меню обедов в доме этой семьи.1 Как петербургские жители проводили время в заведениях трактирного промысла и какое место занимало это в жизни горожан, упоминается в небольшой статье JI. Лурье «Петербургский календарь».2

Своего рода справочник по развлекательным учреждениям столицы представляет собой книга Ю. Алянского «Увеселительные заведения старого Петербурга» (СПб., 1996). Автор, используя материалы периодической печати, произведений художественной литературы и мемуаров, собрал информацию по известным дореволюционным клубам, ресторанам, трактирам, варьете, скетинг-рингам и др. Однако отсутствие ссылок на используемые источники снижает научную ценность этой работы.

В 1999 г. в качестве одной из глав в книге воспоминаний одного из современных рестораторов появилась статья петербургского краеведа Ю. М. Пирютко о «Ресторанном деле».3 Здесь рассказывается история развития трактирного промысла

1 Лотман Ю. М. Погосян Е. А. Великосветские обеды. СПб., 1996.

2Лурье Л. Петербургский календарь. // Петербургский святочный рассказ. Л., 1991.

3 Пирютко Ю. М. Ресторанное дело. В кн.: Ковалевский В. Л. Дута деянием жива. СПб., 1999. с основания города до революции. Представлен кропотливо собранный материально, как и в случае с работой Алянского, отсутствие ссылок уменьшает его научную ценность, и назвать обе эти книги полноценным историческими исследованиями нельзя. Однако нельзя отрицать возрастания интереса к проблематике столичного досуга.

Несколько хуже обстоит дело с изучением московских развлечений. Здесь надо сказать о книгах, изданных Мосгорархивом: «XX век. Хроника московской жизни. 1901-1910» (М., 2001) и «Московский архив. Вторая половина XIX-начало XX в.» (М.,

2000). Однако данные работы представляют собой лишь подборку материалов из периодических изданий того времени и архивных материалов, в которых отражена жизнь города в конце XLX-начале XX века. Небольшой комментарий, носящий справочный характер, дается лишь к некоторым из них.

3) работы, затрагивающие вопросы развития городской культуры. Материалы данных исследований важны тем, что дают представление о процессах, происходивших в жизни города в начале XX века в России, необходимы для правильного понимания процессов урбанизации.

Рассматривая ресторанную жизнь как часть городской культуры нельзя не обратить внимания на книгу «Очерки русской культуры XIX века» (М., 1998), первый том которой посвящен, главным образом, городской кулыуре и ее особенностям. В этой связи надо отметить две статьи — JI. В. Кошман «Город в общественно-культурной жизни» и А. П. Шевырева «Культурная среда столичного города. Петербург и Москва».

Работа Дж. Брэдли «Мужик и москвич. Урбанизация в императорской России» посвящена процессам урбанизации, происходящим в Москве в начале XX века.1 Автор отмечает превращение Москвы из «большой деревни в европейский город». Одним из показателей этого процесса является, по его мнению, замещение русского трактира на европейский ресторан. Ценность работы заключается в том, что в исследовании представлен обширный комплекс статистических материалов.

Из работ последнего времени особенно выделяется сборник статей «Развлекательная культура России. XVIII-XIX вв. Очерки истории и теории» (СПб.,

2001). Данная работа является «результатом труда отдела массовых жанров сценического искусства Государственного института искусствознания и созданной в

1 Bradley J. Muzhik and Muscovite. Urbanization in Late Imperial Russia. London, 1985. институте в 1993 г. проблемной группы, занимающейся разработкой истории и теории развлекательной культуры России». В связи с неразработанностью проблематики досуга и теоретико-методологической базы в российской науке это поле исследований остается открытым для представителей всех наук - театроведов, филологов, искусствоведов, музыковедов, философов, социологов. Вышеуказанная работа представляет собой сборник статей специалистов из разных областей, главным образом искусствоведов, по проблемам развлекательной культуры. При столь заметном отсутствии историков на этом «пространстве» подобные работы должны стать объектом их внимательного изучения. Из представленных статей наибольший интерес, в контексте диссертации представляют следующие статьи: Э. Свифт «Развлекательная культура городских рабочих», М. В. Юнисов «Лишний» театр», Л. И. Бурдиян «Православная мысль о развлечении», Е. В. Дуков «Полихрония российских развлечений XIX века». Авторы этих статей на представленных материалах показывают, как изменялся городской досуг под влиянием ускорившихся в конце XIX - начале XX вв. процессов урбанизации и индустриализации.

Внимания заслуживает и переведенная на русский язык статья Д. Райта «Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи. 1906-1914» рассказывает о подготовке реформирования системы обучения молодых людей с учетом необходимости развития физической культуры. Ценность этой небольшой работы заключается в том, что автор вводит в научный оборот целый ряд архивных источников по этой теме. 1

Отдельную группу работ составляют научно-популярные и справочные издания по истории одного или нескольких видов спорта2 В ряду таких изданий особняком стоит книга Т. Андреевой и М. Гусевой «Спорт наших дедов». На страницах этой публикации представлена история российского спорта конца XIX-начала XX века в фотографиях.3 Опубликованная в 2002 г. эта книга является на сегодняшний день наиболее полным исследованием по дореволюционному спорту. Авторы собрали богатый фактический и иллюстративный материал, в комментариях использованы

1 Райт Д. Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи. 1906-1914. В кн.: Последняя война императорской России. М., 2002.

2 Авиация в России. М., 1993. Дузь П. Д. История воздухоплавания и авиации в России. М., 1995. Кун JL Всеобщая история физической культуры и спорта. М., 1982. Московский спорт: годы, события, люди. М., 1979. Пирогов Б. А. Футбол. Хроника. События. Факты. М., 1995. Ривош Я. Н. Время и вещи. Очерки по истории материальной культуры в России начала XX века. М., 1990. Семакова И. Скачки. Страницы из истории конного спорта в России. // Родина. 2001. № 4.

3 Андреева Т. Гусева М. Спорт наших дедов. Страницы истории российского спорта в фотографиях конца 19 - начала 20 века. СПб., 2002. материалы периодических изданий того времени, мемуары спортсменов. Тем не менее, издание имеет скорее популярный, нежели научный характер.

Таким образом, несмотря на возросший в 1990-х гг. интерес к определенным аспектам социальной истории, которым в советской историографии уделялось недостаточное внимание, обобщающих исторических исследований по данной проблематике пока не написано. Проблематика досуга и свободного времени пока остается в центре внимания одной из отраслей прикладной социологии - социологии досуга, а также философских дискуссий.

Часть I.

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Хмельницкая, Ирина Богдановна

Заключение.

Город — особый социальный организм. В отличие от сельской местности труд и досуг здесь разделены. «Граница между рабочим и свободным временем столь же осязаема, как граница между сном и бодрствованием, - пишет один из авторов сборника «Город и культура». - Свободное время в городе не только гарантируется, но и вменяется в обязанность».1 Интенсивное развитие промышленного производства, а вместе с этим и большая специализация труда, развитие техники способствовали дальнейшему укреплению такого положения вещей. Рост городского населения сделал этот процесс заметнее. Для огромного количества горожан встал вопрос о том, как занять свое все более увеличивающееся свободное время.

Форма досуга, в пользу которой делался выбор, зависела от нескольких обстоятельств. Город располагал центрами творческого, развивающего досуга — библиотеки, театры, музеи и др. Однако «творческий активный досуг требует специальной подготовки, развития духовных потребностей, которые не у всякого есть. Среднему малообразованному человеку город навязывает стандартизированный массовый досуг».2 При этом будет преобладать выбор тех видов досуга, главными функциями которых являются развлечение и общение. В этой связи не случаен рост популярности в начале XX века таких форм досуга как рестораны и спорт. Истоки зарождения массовой городской развлекательной культуры, «формировавшейся вокруг мюзик-холлов, кафе-шантанов, кинематографа, танцевальных залов и профессиональных видов спорта», берут свое начало в истории России конца XIX-начала XX века.3

С. В. Панина, в самом начале 1900-х гг. открывшая Лиговский Народный дом для жителей петербургской окраины, писала: «В течение всей долгой, темной, промозглой петербургской зимы, из перенаселенных квартир с угловыми жильцами, рабочему человеку, по вечерам и в праздники, был заманчиво открыт вход только в трактир. Ни кинематографа, который тогда еще не существовал, ни близкого и доступного театра, ни читальни, ни музыки, ни места, где погулять и заняться каким-либо спортом или игрой не было».4 В данном случае речь шла о конце 1880-х-начале

1 Соколов Э. В. Город глазами культуролога. В кн.: Город и культура. Сборник научных трудов. СПб., 1992. С. 13.

2 Там же. С. 14.

3 Свифт Э. Развлекательная культура городских рабочих конца XIX-начала XX века. В кн.: Развлекательная культура России. XVI1I-XIX вв. Очерки истории и теории. СПб., 2001. С. 300.

4 Панина С. В. На Петербургской окраине // Новый журнал (Нью-Йорк). 1957. Кн. 48. С. 169.

1890-х годов. Спустя 10-15 лет, в начале 1900-х гг. ситуация изменилась.1 Трансформация происходила не столько во внутреннем содержании видов досуга, сколько в их форме, будучи индикатором изменений потребностей столичных жителей.

Трактир и ресторан являлись традиционной формой проведения досуга, и новым стало замещение трактира рестораном, а также модернизация самого ресторана. «Культурная среда столичного города предоставляла широкие возможности для самых разных форм социального взаимодействия. Различные сословия и социальные круги общества имели свои коммуникативные центры и формы общения».2 Ресторан стал тем местом, где могли одновременно находиться люди из разных сословий. Процесс превращения трактиров в ресторан касался не только перемены вывески. Большие и просторные, чистые помещения, декорированные зелеными растениями, залитые электрическим светом, обширная развлекательная программа, кабинеты ресторана с почти домашней обстановкой, создавали иллюзию богатства и роскоши у тех, кто не мог позволить себе устройство такой обстановки дома.

Досуг всегда подразумевает самовыражение и самореализацию, но вне рабочего места. Формы самовыражения в данном случае могут быть совершенно разные. Однако главным определяющим моментом являются представления человека о себе и своем месте в обществе. Безликая среда большого города, тем более, столичного города, где бок о бок жили незнакомые друг другу люди из разных сословий, способствовала тому, что вырабатывались определенные способы демонстрации принадлежности к определенному сословию или кругу людей. Американский экономист Т. Веблен в книге «Теория праздного класса» писал: «Средства коммуникации и подвижность населения представляют индивида на обозрение многих людей, не имеющих никаких других возможностей судить о его почтенности, кроме тех материальных ценностей (и, вероятно, воспитания), которые он, находясь под непосредственным наблюдением, в состоянии выставить напоказ».3 Данные слова относятся к американскому обществу рубежа XIX-XX века (книга была опубликована

1 Если говорить о досуге рабочих, то согласно исследованиям, посвященным данной проблеме, разнообразие развлечений, появившихся на рубеже веков, так и не смогло полностью заменить традиционные формы проведения досуга и общения, связанные с употреблением алкоголя в трактире, который был своего рода и клубом, где можно было обсудить последние новости и поделиться проблемами. См. подробнее об этом: Свифт Э. Указ. соч. С. 301. Кащеева Е. В. Городские формы досуга: Московское мещанство. В кн.: Традиционные формы досуга: история и современность. М., 1994. Вып. 5. Сс. 173-175.

2 Шевырев А. П. Культурная среда столичного города. Петербург и Москва. В кн.: Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1. С. 107.

3 Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984. С. 122. в 1899 г. и посвящена проблемам современного автору общества), и проведение параллелей с процессами, происходившими в российском обществе указанного периода, напрашивается само собой.

Форма проведения досуга была одним из способов демонстрации занимаемого в обществе положения и статуса. Деньги в этом отношении были одним из главных определяющих факторов. Уровень материального благосостояния определял, пойдет ли человек во второразрядный и перворазрядный ресторан, запишется в Императорский С.-Петербургский речной яхт-клуб или С.-Петербургский парусный клуб. Надо оговориться, что в данном случае речь идет об определенной прослойке городских жителей, для которых уровень их благосостояния позволял задуматься о том, как они представляют себя в обществе и чего хотят достигнуть. Культивирование респектабельности, ассоциировавшейся у обывателей с высшими слоями общества, занимало в этом случае одно из важных мест. А. П. Шевырев в статье «Культурная среда столичного города Петербург и Москва» называет мещанской культурой «специфическое явление городской культуры, в которой происходит адаптация культуры элиты для рядового потребителя»: «Мещанская культура внесословна, это культура социального динамизма. Она ориентирует человека на культурное восхождение, создавая иллюзию приобщения к ценностям элиты. .Это явление больших городов, где дробная стратификация и культурная полицентричность создают реальную возможность такого восхождения».1

Слово иллюзия здесь появляется не случайно. Уже по определению само стремление быть похожим на тех, кто стоит на социальной лестнице ступенью выше подразумевает то, что это так и остается подражанием. Это проявлялось в одежде, оформлении интерьера, а также в выборе той формы проведения досуга, которая всегда была привилегией элиты.2 «Высшим чиновникам, - вспоминал один из современников, описывая в 1909 г. жизнь Петербурга, - почти всегда состоящим из потомственных дворян более или менее знатного рода, в их образе жизни стараются подражать, насколько это в их силах, средние чиновники, занимающие должности менее заметные. День типичного, средней руки петербургского чиновника. Поздно

1 Шевырев А. П. Культурная среда столичного города. Петербург и Москва. С. 110.

2 В рассказе Л. Н. Толстого «Смерть Ивана Ильича» есть в этом отношении характерный эпизод, когда Иван Ильич с женой обставляли новую квартиру: «В сущности же было то самое, что бывает у всех не совсем богатых людей, но таких, которые хотят быть похожими на богатых и потому только похожи друг на друга: штофы, черное дерево, цветы, ковры и бронзы, темное и блестящее, - все то, что все известного рода люди делают, чтобы быть похожими на всех людей известного рода». Толстой Л. Н. Избранные повести. М., 1953. С. 115. начинается его деловой день. Часам к 11-12, а то и позже, с портфелем в руке он едет в свой департамент. После нескольких часов работы над различными докладами и отношениями он выходит на Невский проспект, «нагуливает себе аппетит», а затем едет обедать домой или в ресторан. Вечером на очереди — посещение клуба, театра и неизменная игра в карты. [Мелким чиновникам — И.Х.] игру в карты приходится вести «по маленькой». .Торговцы в парадных, роскошных магазинах на Невском проспекте, Морской.в частной жизни.стараются не отставать от петербургских чиновников: те же театры, клубы, рестораны, кафе».1

Однако то, насколько это «подражание» будет приближенно к «образцу», зависит от личного багажа того, кто в этом «участвует» (уровня интеллекта, знаний правил хорошего тона и так далее, и так далее). Часто за внешней формой не видели сути явления, отчего рестораны низших разрядов становились лишь пародией на перворазрядные заведения, а спортивный клуб превращался в игровой притон, как это было в случае с Петровским яхт-клубом.

Профессиональный спорт как массовое зрелище в начале XX века только начал зарождаться. Об этом говорит популярность конных бегов и скачек, а также борьбы. Однако большая часть горожан считала спорт не зрелищем, а развлечением определенного круга общества. Да и сами спортивные общества, ставящие целью обеспечение увлекательного досуга для своих членов, всячески осуждали коммерциализацию спортивных состязаний. Не удивительно, что в принятом в 1915 г. Нормальном уставе обществ по физическому развитию существовал пункт о том, что членами данных обществ не могли стать профессионалы, т.е. кто занимался спортом с целью заработка. В этой связи надо отметить, что само по себе понятие досуга подразумевает отсутствие цели на приобретение материальных ценностей. Досуговая деятельность не может мотивироваться прибылью, как работа. Надо особо подчеркнуть, что участие в спорте было способом самореализации и достижения личного успеха.

По сведениям, собранным Российским Олимпийским комитетом в России на май 1913 г. состояло:

18 обществ, имеющих целью содействовать общему физическому развитию юношества;

1 Чериковер С. Петербург. М., 1909. С. 92, 93, 99, 100.

182 общества занимались легкой и тяжелой атлетикой и гимнастикой; некоторые из них специально одним из видов спорта, другие соединяли в себе несколько видов;

62 общества занимались водным спортом: парусным и гребным;

62 общества занимались велосипедным спортом;

49 обществ имели своим предметом лаун-теннис;

80 обществ и кружков занимались игрою футбол;

4 общества развивали игру хоккей;

9 обществ и кружков имели своею целью развитие конькобежного спорта: бега в собственном смысле и фигурного катания на коньках;

12 обществ занимались лыжным спортом;

3 общества культивировали горный спорт (бобслей и обыкновенное катанье с гор на санях)».

Всего 481 общество. 1 Однако эта цифра не соответствует действительному числу спортивных клубов. «Рост числа спортивных обществ в России в последние годы прогрессирует столь быстро, - писал В. Н. Воейков в докладе императору, - в особенности по футболу, что к ноябрю месяцу сего года число последних достигло 141, число вновь образуемых обществ по физическому развитию и спорту увеличивается еженедельно».2 Если учесть, что более чем 2/3 из них возникли в 1890-х-1910-х гг., то станет понятным, насколько динамичным был этот процесс.

Однако даже тогда, когда государство увидело в стремительно развивающемся увлечении спортивными занятиями возможность использовать это для решения общегосударственных задач, когда на государственном уровне была осознана необходимость пропаганды физического развития, в общественном сознании сохранялось отношение к спорту как к развлечению отдельных слоев общества. Журнал «Сатирикон» поместил в 1913 г. в связи с учреждением должности главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи следующую сценку:

В приемной министерства спорта». (Посетитель, по-видимому, крестьянин обращается к катающемуся на роликах чиновнику):

- Ваше благородие, окажите божескую милость, пособите - тяжело нам.

1 РГВИА. Ф. 61. On. I. Д. 1. Л. 63. В это число не входят 13 обществ туристов, 4 стрелковых общества и 8 обществ, культивирующих плавание.

2 Там же. Л. 64.

- Э-э, надо братец, развивать бицепсы, трицепсы. Вообще, - «mens sana in corpore sano».

- А мне бы, вот, хлебушка бы.

- Ну, нет, знаешь, мучную пищу я бы тебе не рекомендовал, - спортсмену необходима строгая диета. А, затем, - холодные обтирания, 15 минут ежедневной гимнастики по системе Мюллера, восхождение на Альпы, лаун-теннис, ролики.

- А мне бы, вот, хлебушка, поначалу. мутит больно.».1

Идея спорта как общегосударственной задачи не встретила понимания и среди многих высокопоставленных чиновников. Вспоминая историю своего назначения на пост Главнонаблюдающего за физическим развитием, В. Н. Воейков писал: «В 1913 году русское общество считало спорт только развлечением, а некоторые даже смотрели на лиц, им руководивших, как на людей, желавших устроить себе видное служебное положение и угодить государю».2

То обстоятельство, что сама идея занятия спортом исключала поиск материальной выгоды, говорит о том, что эта форма досуга была доступна определенному кругу городских жителей. Непосредственным участником состязаний, а иногда даже и зрителем, могли быть только те, кто состоял членом спортивного клуба. Портрет среднестатистического члена клуба был следующим: это человек, чаще мужчина, чем женщина, который имел возможность регулярно платить от 5 до 50 рублей годового членского взноса, не считая суммы вступительного взноса, оплачивать запись на участие в соревнованиях, от нескольких рублей до 150-200 руб., имел свободные средства для того, чтобы обеспечить себя, начиная от специальной одежды для занятия спортом и кончая спортивным снарядом, от велосипеда до гоночной яхты или автомобиля. Увеличивающееся год от года число спортивных обществ, говорит о том, что возросший уровень благосостояния позволил большому числу горожан выбрать себе в качестве досуга спорт. Те, кто не имели возможности быть участником, за небольшую плату могли быть зрителем на велосипедных гонках, борьбе и даже авиационных праздниках, а появление тотализатора дало возможность широкому кругу городских жителей быть если не участником, то соучастником всегда отличавшегося своей аристократичностью конного спорта.

Среди видов спортивных занятий наблюдалось некоторое разграничение. Парусный спорт, конный спорт, лаун-теннис всегда были привилегией высшего

1 Сатирикон. 1913. № 40. С. 5.

2 Воейков В. Н. Указ. соч. С. 16. общества Чуть позже к ним добавляется автомобильный спорт. Попытки сделать досугом авиатику потерпели неудачу. Атлетика, гимнастика, велосипедный спорт, футбол - более демократические виды спорта Так журнал «Столица и усадьба» писал: «Футбол очень доступен и поэтому отчасти не получил популярности в высших кругах русского общества».1 Те, кто стояли на социальной лестнице ступенью выше пытались обособиться от тех, кто, с их точки зрения, были людьми другого круга: создавались клубы с более высокими членскими взносами и строго соблюдавшейся системой рекомендаций и баллотировок, предпринимались попытки получить покровительства императора или кого-либо из членов императорской фамилии (например, Императорский яхт-клуб, Императорское Российское автомобильное общество, С.-Петербургский кружок спортсменов). JI. МакРейнолдс отмечала, что некоторые яхт-клубы специально усложняли возможность попасть в ряды членов для того, чтобы повысить статус и престиж тех, кто уже числился в их списках.2

Если говорить о ресторанах, то здесь также можно увидеть, как в едином пространстве можно было отгородиться от тех, кто был ниже по социальному статусу.

Зарождение современного профессионального спорта связано с развитием буржуазной культуры, а его истоки лежат в новых возможностях досуга, появившихся с развитием индустриального общества Процессы постепенной централизации и объединения спортивных обществ, развивающаяся система фиксирования результатов состязаний и рекордов, принятие правил международных федераций свидетельствовали о превращении любительства и развлечения в профессию. Организационное оформление проходило в 1910-е гг. очень интенсивно. Ежегодно создавались новые всероссийские спортивные объединения: 1907 г. — Всероссийский союз гребных обществ, 1908 г. — Всероссийский союз лаун-теннис клубов, 1912 г. — Всероссийский футбольный союз и Российский парусный гоночный союз, 1913 г. -Всероссийский союз любителей легкой атлетики, Всероссийский союз тяжелой атлетики, 1915 г. - Всероссийский конькобежный союз. Подобные организации были созданы среди любителей стрелкового спорта, хоккея, лыжного спорта и ряда других. Но все же предреволюционная Россия была еще в самом начале этого пути. Американские исследователи считают, что спорт дореволюционной России отражал начало развития современного общества, а создание рационально структурированных команд, основанных на иерархии, наличие элемента состязательности в спортивных

1 Столица и усадьба. 1914. № 2. С. 19.

2 МсReynolds L. Russia at Play. P. 96. играх по сути своей являлись моделью рынка и в этом смысле можно провести параллель с развитием капиталистического производства. Важную роль здесь также играла начавшаяся коммерциализация спорта со свойственными этому процессу призовыми деньгами, зарплатами и широкой рекламой.1

Понятие досуга помимо всего вышеупомянутого включает в себя понятие свободы личности. Не удивительно, что государство пыталось регулировать и эту сферу частной жизни: определяло контингент посетителей ресторанов, следило за некоторыми из них в помещениях заведений трактирного промысла, составляло список тех из них, которые были годны для посещения воинскими чинами, ограничивало в правах общества, запрещало обсуждение политических и религиозных вопросов в собраниях клубов, имело возможность закрывать по собственному усмотрению любое общество, противодействовало учреждению всероссийских спортивных союзов.

Увлечения горожан меняли пространство города. Строительство и в Петербурге и в Москве ипподромов, аэродромов, циклодромов, с обслуживающей их транспортной инфраструктурой, площадок для лаун-тенниса, скетинг-рингов и даже спортинг-паласов, намечавшееся строительство стадиона придавало новый облик городской застройке, за которой был виден город будущего.

Культура XIX века, оставаясь еще, в известной степени, сословной, представляла собой сложнейшее сочетание культур, порожденных деятельностью различных социальных групп», - пишут авторы «Очерков русской культуры XIX века».2 Однако к концу XIX-началу XX века происходит преодоление замкнутости духовного развития различных социальных групп, идет процесс демократизации культуры. По-своему это «взаимовлияние» реализовалось и в городе, особенно в столичных городах какими были Санкт-Петербург и Москва.3 В сложной структуре городской жизни и городской культуре происходило пересечение и сочетание различных тенденций общероссийской культуры, и находили отражение изменения, происходившие в обществе. Это отразилось и в развитии форм досуга как части городской культуры. Изменения в сфере досуга являются индикатором социальных изменений, отражают новые потребности и интересы, причем не узкой социальной прослойки, а большого круга городских жителей.

1 McReynolds L. Russia at Play. Pp. 11, 76.

2 Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1. С. 7.

3 Там же. С. 9.

Наиболее верно эти изменения были подмечены одним из современников: «Все бесконечное разнообразие жизненных курьезов, нелепостей и случайностей уносит воцарившийся точный размеренный ход жизни, втиснутый в точные и крепкие рамки. Все типичное, слагавшееся долгими веками разъединенного существования, уступает место практичному и культурному шаблону».1

1 Василия Г. Улицы и люди. // Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1912. Вып. 12. С. 16.

269

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Хмельницкая, Ирина Богдановна, 2004 год

1. Архивные источники:

2. Российский государственный исторический архив

3. РГИА. Ф. 1284 Департамент общих дел Министерства внутренних дел. Оп. 187.1900. Д. 137. По проекту устава Всероссийского союза конькобежцев.

4. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1900. Д. 290. По проекту устава Крестовского лаун-теннис клуба.

5. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1901. Д. 14. Об утверждении проекта устава Московского общества любителей «Лаун-теннис».

6. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1902. Д. 379. Об утверждении устава Российского автомобильного общества.

7. РГИА. Ф.-1284. Оп. 187. 1903. Д. 82. По ходатайству гражданского инженера Рейса об утверждении устава С.-Петербургского автомобиль-клуба.

8. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1905. Д. 15. По разным предметам и ходатайствам.

9. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1907. Д. 90. По жалобе присяжного поверенного В. А. Ритгенберга на постановление Совещательного присутствия, утвержденное С.-Петербургским градоначальником.

10. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1910. Д. 80. Об утверждении нового устава Московского клуба автомобилистов.

11. РГИА. Ф. 1284. Оп. 188. 1910. Д. 214. О разрешении созыва I всероссийского воздухоплавательного съезда в С.-Петербурге в апреле 1911г.

12. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1911. Д. 158. Об утверждении устава Всероссийского воздухоплавательного союза.

13. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1911. Д. 167. По ходатайству Императорского всероссийского аэроклуба об отпуске из средств Государственного казначейства пособия.

14. РГИА. Ф. 1284. Оп. 187. 1912. Д. 58. Об утверждении устава Российского парусного гоночного союза.

15. РГИА. Ф. 1284. On. 188. 1912. Д. 94. О назначении представителя от Министерства внутренних дел в жюри IV Международной автомобильной выставки.

16. РГИА. Ф. 1284. Оп. 241. Д. 125. Всеподданнейшие доклады министра внутренних дел. О разрешении открыть подписку на сбор средств для создания воздушного флота.

17. Государственный архив Российской федерации

18. ГАРФ. Ф. 102. Д. 2. — Фонд Департамента полиции Министерства внутренних дел. 2-е делопроизводство. Оп. 67. 1910. Д. 14 ч. 3. О воздухоплавательных, аппаратах, аэроклубах и авиаторских кружках.

19. ГАРФ. Ф. 102. Д. 2. Оп. 69. 1912. Д. 55. О клубах, собраниях и игорных домах.

20. ГАРФ. Ф. 102. Д. 2. Оп. 73.1915. Д. 10 ч. 46. По вопросу о мобилизации спорта.

21. ГАРФ. Ф. 102. Д 2. Оп. 73. 1915. Д. 10 ч.46А. Об установлении нового порядка учреждения обществ по физическому развитию и спорту.

22. ГАРФ. Ф. 1463 Коллекции отдельных документов личного происхождения. 1916. Оп. 3. Д. 425а. Л. 7. Дневник министра Императорского двора графа Фредерикса В. Б. за 1916 г.

23. Российский государственный военно-исторический архив

24. РГВИА. Ф. 61. On. 1. Д. 3. Учебник мобилизации спорта для дослужебной подготовки молодежи и препроводительное к нему отношение из Военного министерства.

25. РГВИА. Ф. 61. On. 1. Д. 5. Уведомления председателя Совета министров о разработке мер по развитию физического воспитания народонаселения в России.

26. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга

27. ЦГИА СПб. Ф. 287 Петроградское особое городское по делам об обществах присутствие. On. 1. Д. 192. О регистрации «С.-Петербургского скэтинг-клуба».

28. ЦГИА СПб. Ф. 287. On. 1. Д. 195. О регистрации С.-Петербургского кружка роликобежцев.

29. ЦГИА СПб. Ф. 569 — Канцелярия петроградского градоначальника. Оп. 13. Д. 290. Автомобильное общество.

30. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 13. Д. 544. Переписка об утверждении устава (С. -Петербургского студенческого яхт-клуба).

31. Центральный исторический архив Москвы

32. ЦИАМ. Ф. 46 Фонд канцелярии московского градоначальника. Оп. 14. Д. 1453. Переписка по жалобе Совета Московского общества взаимопомощи официантов на злоупотребления владельцев заведений трактирного промысла по отношению к служащим.

33. ЦИАМ. Ф. 46. On. 14. Т. 2. Д. 2037. Переписка по вопросу о недопущении офицерских чинов в загородные рестораны и увеселительные сады, и списки ресторанов и садов.

34. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 19. Д. 16. Ежедневные сведения о происшествиях в г. Москве за 1909 г.

35. ЦИАМ. Ф. 179 Фонд московской городской думы и московской городской управы. Оп. 3. Д. 124. Л 3; Д. 959. Дело о реквизиции помещения ресторана Тестова под продовольственный отдел.

36. ЦИАМ. Ф. 475 Полицейские участки г. Москвы. Оп. 17. Д. 843.

37. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки

38. ОР РГБ. Ф. 70. Фонд В. И. Герье. К. 74. Ед. хр. 14. Материалы Совета Московского общества взаимопомощи официантов и другой гостиничной и трактирной прислуги.

39. ОР РГБ. Ф. 70. К. 42. Ед. хр. 34а. Письма от Гордеева Матвея.

40. ОР РГБ. Ф. 261. Фонд В. М. Голицына. К. 18. Ед. хр. 5. Старая Москва

41. ОР РГБ. Ф. 436. Фонд П. И. Корженевского 11. 10. «Бытовой календарь конца XIX века». Воспоминания

42. Законодательные и нормативные акты:

43. Высочайше утвержденное положение Совета министров об установлении нового порядка учреждения обществ по физическому развитию и спорту // Собрание узаконений и распоряжений правительства. Отдел первый. 1916, 8 января. № 7.

44. Именной Высочайший указ, данный Сенату 4 марта 1906 г., О временных правилах об обществах и союзах // ПСЗ III. Т. XXVI. № 27479.

45. Обязательные постановления о заведениях трактирного промысла в г. Москве. В кн.: Справочная книга по Московскому Городскому Общественному Управлению. М., 1904.

46. Обязательные постановления о порядке движения по городу Москве автоматических экипажей. В кн.: Ежегодник Московского Автомобильного Общества. 1910-1911 гг. М., 1912.

47. Положение о государственном промысловом налоге. В кн.: Просьбин С. А. Торгово-промышленный сборник. СПб., 1910.

48. Положение о трактирном промысле. СПб., 1894.

49. Приказ по войскам гвардии и петербургского военного округа // Разведчик. 1911.№ Ю67.

50. Сборник обязательных постановлений Санкт-Петербургской городской Думы. СПб., 1914.

51. Устав о питейном сборе В кн: Положение о трактирном промысле по официальному изданию 1893 г. СПб., 1894.

52. Устав об акцизных сборах. В кн: Положение о трактирном промысле по официальному изданию 1893 г. СПб., 1894.1. Периодические издания:1. Авизо. СПб., 1911.

53. Автомобилист. М., 1908-1916.

54. Автомобиль. СПб., 1902-1917.

55. Автомобиль и воздухоплавание. М., 1911-1912.5. Азарт. СПб., 1906-1907.

56. Артистический мир. М., 1912-1916.

57. Аэро и автомобильная жизнь. СПб., 1910-1914.

58. Библиотека воздухоплавания. СПб., 1909-1910.

59. Бюллетени Московского общества воздухоплавания. М., 1910-1911.

60. Вестник воздухоплавания. СПб., 1910-1913.

61. Вестник русской конницы. 1910. № 7.

62. Воздухоплаватель. СПб., 1903-1917.

63. Геркулес. СПб., 1912-1917.14. Кулинар. М., 1910-1911.

64. Лаун-теннис. СПб., 1912-1914.

65. Московский листок. 1910. № 294, 1911. №8.17. Мотор. СПб., 1913-1914.

66. Новости театров, скэтинг-рингов и кинемотеатров. СПб., 1911-1912.19. Охотник. М., 1887-1888.

67. Развлечение. М., 1909-1910.

68. Ресторанная жизнь. М., 1913-1914, 1916.

69. Ресторанное дело. СПб., 1911-1917.

70. Ресторатор. М., 1910-1912.24. Рулевой. СПб., 1913-1916.25. Сатирикон. СПб., 1913.

71. Спорт. СПб., 1901-1904, 1908.

72. Спортивное обозрение. СПб., 1909.28. Стадион. Пг., 1915-1916.

73. Столица и усадьба. СПб., 1913-1916.

74. Тотализатор. М., 1914-1916.31.Яхта. СПб., 1906-1913.

75. Официальная документация спортивных обществ:

76. Алфавитный список почетных, непременных, действительных и недействительных членов, постоянных посетителей и временных членов Императорского С.-Петербургского яхт-клуба по 1мая 1912 года. СПб., 1912.

77. Баталин И. А., А. П. 3. Петроградские бега и тотализатор в год войны. Пг., 1915.

78. Внутренние правила Российского автомобильного общества. СПб., 1903.

79. Высочайше утвержденный Невский яхт-клуб состоящий под Августейшим покровительством Ее Императорского Высочества великой княгини Ксении Александровны. Список членов и судов за 1909 г. СПб., 1910.

80. Ежегодники Всероссийского союза лаун-теннис клубов за 1908, 1909, 19101911, 1911-1912,1912-1913, 1914, 1914-1915. 1909-1915. СПб., 1909.

81. Ежегодники Императорского Российского автомобильного общества за 1910, 1911, 1912, 1913 гг. СПб., 1910 1913.

82. Ежегодники Московского автомобильного общества. 1910, 1911,1912, 1913, 1914 гг. М., 1912-1914.

83. Ежегодник Санкт-Петербургского автомобиль-клуба 1905 г. СПб., 1905.

84. Императорский речной яхт-клуб. 1860-1910. СПб., 1910. В двух томах.

85. Императорское Российское автомобильное общество. Отчет за 1909 год. СПб., 1910.

86. Московское автомобильное общество. Отчет за 1914 г. М., 1915.

87. Отчет II Отделения Императорского С. Петербургского яхт-клуба за 1910 год. СПб., 1911.

88. Отчет Гаванского гребного кружка за 1914 г. Пгр., 1915.

89. Отчеты Императорского всероссийского аэроклуба за 1910, 1911 гг. СПб., 19111912.

90. Отчет Московского речного яхт-клуба с 1 октября 1906 по 1 октября 1907 год. М., 1908.

91. Отчет о покупке для Императорского С.-Петербургского яхт-клуба у великобританского подданного Н. Н. Белея дома, находящегося в С.Петербурге, по Б. Морской улице под № 31. СПб., 1902.

92. Памятная книжка С.-Петербургского парусного клуба за 1910 год. СПб., 1911.

93. Российский парусный гоночный союз. Устав. // Яхта. 1912. № 108. С. 1715.

94. С.-Петербургский парусный клуб. 1887-XXV-1912. Юбилейная памятка. СПб., 1912.

95. Состоящий под Августейшим покровительством Ее Императорского Высочества великой княгини Ксении Александровны высочайше утвержденный Невский яхт-клуб. (Сборник). Февраль 1897. СПб., 1897.

96. Список членов Императорского всероссийского аэроклуба (по 2 марта 1911 г.). СПб, 1911.

97. Список членов состоящего под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Императорского Российского Автомобильного общества. Пгр., 1916.

98. Устав Высочайше утвержденного Невского яхт-клуба. СПб., 1911.

99. Устав Гаванского гребного кружка. СПб., 1912.

100. Устав Гаванского парусного общества. СПб., 1902.

101. Устав Императорского всероссийского аэроклуба. СПб., 1910.

102. Устав Императорского С.-Петербургского яхт-клуба. Проект. Часть морская. СПб., 1913.

103. Устав Императорского С.-Петербургского яхт-клуба. Часть хозяйственная. СПб., 1910.

104. Устав Крестовского лаун-теннис клуба. СПб., 1905.

105. Устав Московского автомобильного общества. В кн.: Ежегодник Московского автомобильного общества. 1910-1911 гг. М., 1912.

106. Устав Московского клуба автомобилистов. М., 1900.

107. Устав Московского речного яхт-клуба. М., 1908.

108. Устав Первого русского автомобильного клуба в Москве // Автомобиль и воздухоплавание. 1911. №6.

109. Устав С.-Петербургского автомобиль-клуба. СПб., 1904.

110. Устав С.-Петербургского парусного клуба. СПб., 1905.

111. Устав состоящего под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Императорского Российского Автомобильного Общества. СПб., 1910.

112. Юбилейный отчет состоящего под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Императорского Российского Автомобильного общества. СПб., 1913.

113. Мемуары, дневники и публицистика:

114. Grove Н. М. Moscow. London. 1912.

115. Анненков Ю. Дневник моих встреч. Цикл трагедий. М., Б.г.

116. Белоусов И. А. Ушедшая Москва. М., 1927.

117. Бертенсон В. Б. За 30 лет. (Листки из воспоминаний). СПб., 1914.

118. Биязи Н. Н. Записки старого спортсмена. М., 1966.

119. Боборыкин П. Д. Современная Москва. // Живописная Россия. СПб., 1898. Т. 6. Ч. 1.

120. Богословский М. М. Москва в 1870-1890-х годах. В кн.: Московский альбом. Воспоминания о Москве и москвичах XIX-XX веков. М., 1997.

121. Бондаренко И. Е. Из «Записок художника-архитектора». В кн.: Москва в начале XX века. М„ 1997.

122. Борисов Ф. Вспоминая былое // Спортивная жизнь России. № 8.

123. Бунин И. А. Воспоминания. М., 2003.

124. Василич Г. Улицы и люди. // Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1912. Вып. 12.

125. Васильев А. А. В борьбе с воздушной стихией. М., 1912.

126. Васильчикова Л. Л. Исчезнувшая Россия. СПб., 1995.

127. Васильчикова Л. Л. Мимолетное. Из воспоминаний о Москве. В кн.: Московский альбом. Воспоминания о Москве и москвичах XIX-XX веков. М., 1997.

128. Вейгелин К. Е. Перелет С.-Петербург-Москва. 10-15 июля 1911. СПб., 1911.

129. Витте С. Ю. Воспоминания. М., 1960. Т. 3.

130. Воейков В. Н. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта Минск, 2002.

131. Воронович Н. В. Потонувший мир: Очерки прошлого, 1891-1920. М., 2001.

132. Гавриил Константинович, великий князь. В Мраморном дворце. М., 2001.

133. Гиляровский В. А. Друзья и встречи. В кн.: Гиляровский В. А. Москва и москвичи. Минск, 1980.

134. Гиляровский В. А. Мои скитания. В кн.: Сочинения в 4-х тт. М., 1989. Т. 1.

135. Гиляровский В. А. Москва и москвичи. М., 1997.

136. Гордеев М. Г. Полвека унижений и борьбы: повесть жизни ресторанного человека. М., 1925.

137. Григорьев М. А. Петербург начала XX века. (Наброски воспоминаний). В кн.: Невский архив. СПб., 2001. Вып. 5.

138. Давыдов Н. В. Москва. Пятидесятые и шестидесятые годы XIX столетия. В кн.:Ушедшая Москва. М., 1964.

139. Десятилетие ресторана «Вена». Литературно-художественный сборник. СПб., 1913.

140. Дневник А. С. Суворина. М., 2000.

141. Дневники императора Николая II. М., 1992.

142. Джанумова Е. Ф. Мои встречи с Григорием Распутиным. Пг.- М., 1923.

143. Джунковский В. Ф. Воспоминания. М., 1997. В двух томах.

144. Засосов Д. А. Пызин В. И. Из жизни Петербурга 1890 1910-х годов. Записки очевидцев. СПб., 1999.

145. Иванов Г. Мемуарная проза. М.,2001.

146. Ипполитов П. Коньки, лыжи, велосипед.// Физкультура и спорт. 1947.

147. Камаровская Е. Л. Воспоминания. М., 2003.

148. Каменский В. Воспоминания о старом Петербурге // Русская мысль. 1971. 11 марта (№ 2833).

149. Кирилл Владимирович, великий князь. Моя жизнь на службе России. СПб.,1996.

150. Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий. Воспоминания 1881-1914 гг. М.,1997.

151. Коровин К. А. Плевако. В кн.: Коровин К. А. Шаляпин и совместная жизнь. М., 1993.

152. Кугель А. Р. Листья с дерева. Л., 1926.

153. Курбатов А. Записки старого повара // Наш современник. 1967. № 1.

154. Кшесинская М. Воспоминания. М., 2001.

155. Лаке М. Записки старого жокея И Огонек. 1958. № 14,15.

156. Лукомский Г. К. Современный Петербург. Очерк истории возникновения и развития классического строительства. (1900-1915 гг.). СПб., 2002.

157. Милашевский В. Вчера, позавчера.Воспоминания художника. М., 1989.

158. Минцлов С. Р. Дневник. Б.м., Б. г.

159. Морозова М. К. Мои воспоминания // Наше наследие. 1991. № 6.

160. Мосолов А. А. При дворе последнего российского императора. М., 1993.

161. Набоков В. Другие берега: Мемуары. М., 2004.

162. Немирович Данченко В. И. Из прошлого. Academia, 1936.

163. Оболенский П. А., князь. Воспоминания // Новый журнал. 1989. № 174.

164. Панин-Коломенкин Н. А. Страницы из прошлого. Воспоминания спортсмена. М., 1951.

165. Панина С. В. На Петербургской окраине // Новый журнал (Нью-Йорк). 1957. Кн. 48.

166. Пантелеев Ю. А. Парус моя жизнь. Из воспоминаний. Л., 1984.

167. Пильский П. Угарные дни // Сегодня. 1925. 18 декабря (№ 285).

168. Плевицкая Н. Дежкин карагод. М., 1993.

169. Плещеев А. Вакханалия // Столица и усадьба. 1915. № 42.

170. Плещеев А. А. Мое время. Париж. 1939.

171. Плещеев А. А. Что вспомнилось. Париж. 1931.

172. Поляков А. И. «Серебряный самовар». (Воспоминания). В кн.: Семья Поляковых. М., 1995.

173. Розенталь Л. В. Непримечательные достоверности //Наше наследие.1991.№1.

174. Рябушинский В. П. Купечество московское. В кн.: Рябушинский В. П. Русский хозяин. М., 1998.

175. Сборник памяти Л. М. Мациевича (1 января 1874-24 сентября 1910). СПб., 1912.

176. Семенов-Тян-Шанский В. П. Воспоминания о государе-человеке // Возрождение. 1960. № 103.

177. Сергиевский Б. В. Воспоминания. В кн.: Борис Сергиевский. 1888-1971. Нью-Йорк. 1975.

178. Слонов И. А. Из жизни торговой Москвы. М., 1914.

179. Столица России. (Нечто, вроде монографии). СПб., 1913.

180. Телешов Н. Д. Москва прежде. В кн.: Телешов Н. Д. Избранные сочинения в трех томах. М., 1956.

181. Теляковский В. А. Воспоминания. JI.-M., 1965.

182. Ткачев В. Крылья России // Авиация и космонавтика. 1991. № 12.

183. Трубецкой В. Записки кирасира // Наше наследие. 1991 № 4.

184. Федцерс Г. Ю. Незабываемое. Рига, 1963.

185. Чебышев Н. Н. Близкая даль. Париж. 1933.

186. Чериковер С. Петербург. М., 1909.

187. Чесноков Б. Воспоминания о первых годах футбола в Москве // Физкультура и спорт. 1947. № 9.

188. Чесноков Б. М. От борьбы «дикарей» с «аристократами» к олимпийским победам // Спортивная жизнь России. 1960. № 12.

189. Чехов А. П. Записные книжки. М., 2000.

190. Шнейдер И. И. Записки старого москвича. М., 1970

191. Юсупов Ф. Мемуары в двух книгах. М., 2001.

192. Энциклопедии и справочники, путеводители:

193. Baedeker К. Russia with Teheran, Port Arthur and Peking. Handbook for travelers. London, 1914.

194. Авиация и воздухоплавание в России в 1907-1914 гг. Сборник документов и материалов. М., 1970-1972. Вып. 3-6.

195. Адрес-календарь: Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской империи на 1908 г. СПб.

196. Беляева JI. Н., Зиновьева М. К. Никифоров М. М. Библиография периодических изданий России. 1901-1916 гг. Л., 1958-1961. ТТ. 1-4.

197. Весь Петербург на 1905 год. СПб. 1904.

198. Весь Петербург на 1911 год. СПб., 1910.

199. Весь Петроград на 1916 год. Пг., 1915.

200. Вся Москва на 1911 год. М., 1910.

201. Горностаев И. Ф. Бугославский Я. М. По Москве и ее окрестностям. М., 1903.

202. XX век. Хроника московской жизни. 1901 -1910. М., 2001.

203. Дюперрон Г. А. Библиография спорта и физического развития. Пг., 1915.

204. Московский архив. Вторая половина XIX-начало XX в. М., 2000.

205. Московский спорт: годы, события, люди. М., 1979.

206. Раевский Ф. Петербург с окрестностями. СПб., 1902.

207. Санкт-Петербург. Иллюстрированный путеводитель. СПб., 1903.

208. Светская жизнь и этикет. Хороший тон. СПб., 1896.

209. Справочная книжка для яхтсмена. СПб., 1895.

210. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. СПб., 1900.

211. Произведения художественной литературы:

212. Аверченко А. Записки простодушного. М., 1992.

213. Гиляровский В. А. Первый аэроплан. В кн: Гиляровский В. А. Сочинения в 4-х тт. М., 1989. Т. 2.

214. Гиляровский В. А. Несчастный. (Из жизни спортсмена). В кн.: Гиляровский В. А. Соч. в 4-х тт. М., 1989. Т. 2.

215. Толстой Л. Н. Анна Каренина. В кн.: Толстой Л. Н. Собрание художественных произведений. М., 1948. Т. 7.

216. Толстой Л. Н. Плоды просвещения. В кн: Толстой Л. Н. Собрание художественных произведений. М., 1948. Т. 9.

217. Чехов А.П. Мужики. В кн.: Чехов А.П. Сочинения в 4-х томах. М., 1984. Т. 3.

218. Чехов А. П. О любви. В кн: Чехов А. П. Собрание сочинений в 15 томах. М., 1999. Т. И.

219. Чехов А. П. Три сестры. В кн.: Чехов А. П. Сочинения в 4-х томах. М., 1984. Т. 4.

220. Шмелев И. С. Человек из ресторана. // Шмелев И. С. Повести и рассказы. М., 1966.1. Список литературы:

221. Авиация в России. М., 1993.

222. Алянский Ю. Увеселительные заведения старого Петербурга. СПб., 1996.

223. Андреева Т. Гусева М. Спорт наших дедов. Страницы истории российского спорта в фотографиях конца 19 — начала 20 века. СПб., 2002.

224. Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма. Л., 1925. С. 116.

225. Дузь П. Д. История воздухоплавания и авиации в России. М., 1995.

226. Завьялова Л. Новый род собрания, называется клоб.// Родина. 2003. № 5-6

227. Желтова Е. JL Миф о летчике-сверхчеловеке в европейской культуре начала XX века. // Вопросы истории естествознания и техники. 2001. № 2.

228. Кащеева Е. В. Городские формы досуга: Московское мещанство. В кн.: Традиционные формы досуга: история и современность. М., 1994. Вып. 5.

229. Кошман Л. В. Город в общественно-культурной жизни. В кн.: Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т.1.

230. Лотман Ю. М. Погосян Е. А. Великосветские обеды. СПб., 1996.

231. П.Лурье Л. Петербургский календарь. // Петербургский святочный рассказ. Л., 1991.

232. Марков Б. «Сайгон» и «Слоны» институты эмансипации? В кн.: Метафизика Петербурга. СПб., 1993.

233. Пирогов Б. А. Футбол. Хроника. События. Факты. М., 1995.

234. Пирютко Ю. М. Ресторанное дело. В кн.: Ковалевский В. Л. Душа деянием жива. СПб., 1999.

235. Развлекательная культура России. XVTII-XIX вв. Очерки истории и теории. СПб., 2001.

236. Райт Д. Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи. 1906-1914. В кн.: Последняя война императорской России. М., 2002.

237. Ривош Я. Н. Время и вещи. Очерки по истории материальной культуры в России начала XX века. М., 1990.

238. Семакова И. Скачки. Страницы из истории конного спорта в России // Родина. 2001. №4.

239. Соколов Э. В. Город глазами культуролога. В кн.: Город и культура. Сборник научных трудов. СПб., 1992.

240. Чурсина Л. И. Блок и авиация. В кн.: Александр Блок. Исследования и материалы. Л., 1991.

241. Шацилло К. Ф. Русский либерализм накануне революции 1905-1907 гг. М. 1985.

242. Шевырев А. П. Культурная среда столичного города. Петербург и Москва. В кн.: Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1.

243. Bradley J. Muzhik and Muscovite. Urbanization in Late Imperial Russia. London, 1985.

244. McReynolds L. Olympic Politics in Tsarist Russia: The Development of a Nationalist Identity. В кн.: Проблемы всемирной истории. СПб., 2000.

245. McReynolds L. Russia at Play. Leisure Activities at the End of the Tsarist Era. Ithaca and London. 2003.1. Список иллюстраций.

246. Обложка журнала «Ресторанное дело». 1914. № 1.

247. Обложка журнала «Воздухоплаватель». 1912. №2.3. «Свежий номер «Рулевого». Карикатура. (Рулевой. 1914. № 2. С. 43).

248. Ресторан «Медведь». Фото. (Из кн.: Пирютко Ю. М. Ресторанное дело. В кн.: Ковалевский В. JI. Душа деянием жива. СПб., 1999).

249. Банкет в ресторане гостиницы «Европейская». Фото. (Там же).

250. Ресторан Товарищества официантов на Садовой улице в Петербурге. Фото. (Из кн.: Лукомский Г. К. Современный Петербург. Очерк истории возникновения и развития классического строительства. (1900-1915 гг.). СПб., 2002)

251. Ресторан «Вена». Фото. (Из кн.: Пирютко Ю. М. Указ. соч.8. «С натуры». Карикатура. (Ресторатор. 1911. №5-20. С. 5).9. «Ресторанные «типики». Тип посетителя «на запиши»». Карикатура. (Ресторанное дело. 1913. № 6. С. 11).

252. Реклама увеселительной программы ресторана «Яр» в Москве. (Ресторанная жизнь. 1913. №5. С. 2).11. «Для удовольствия публики». Карикатура. (Ресторанная жизнь. 1913. №19. С. 8).

253. Моноплан пролетает мимо трибун Коломяжского ипподрома. Петербург. 1910г. Фото. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 299).

254. На крыше дома в Петербурге на Невском проспекте во время полета над городом авиатора Е. Руднева. Фото. (Вестник воздухоплавания. 1910. № 17. С. 10)

255. Императорский Речной яхт-клуб. 1903 г. Фото. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 85).

256. Группа членов Английского гребного общества «Стрела» наблюдает за лодочными гонками. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 107).18. «После гонок». Карикатура. (Рулевой. 1914. № 6. С. 155).

257. План фигурных гонок СПб. Парусного клуба. (Яхта. 1908. № 58. С. 924).

258. Помещения Императорского яхт-клуба. «Сопка» комната со стеклянным балконом, выходит на Б. Морскую улицу. Фото. (Столица и усадьба. 1914. № 6)21. «Разговорная». Наверх по лестнице «сопка». Фото. (Там же)

259. Игра в лаун-теннис на площадках Крестовского лаун-теннис клуба. 1913 г. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 230).

260. Раздача призов в С.-Петербургском кружке спортсменов. 1910 г. Фото. (Ежегодник Всероссийского союза лаун-теннис клубов за 1910-1911. СПб., 1911. С. 121)

261. На площадках Крестовского лаун-теннис клуба. Фото. (Ежегодник Всероссийского союза лаун-теннис клубов за 1908. СПб., 1909. С. 36).25. «Аэровелосиптеропедопланонавт». Карикатура. (Спорт. 1900. № 9. С. 1)

262. Реклама из журнала «Спорт» за 1900 г.

263. Старт соревнований велосипедистов на Марсовом поле. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 251).28. «Быстрое развитие спорта в Петербурге». Карикатура. (Спорт. 1900. № 7.С.1, 3).

264. Воспитанники училища правоведения играют в футбол. 1913 г. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 19).

265. Каток в Таврическом саду. 1908 г. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 151).

266. Ежегодный карнавал на льду Юсупова сада, организованный С.-Петербургским обществом любителей бега на коньках. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 152).

267. Выступление «роликобежцев» на благотворительном базаре в здании роллер-ринга на Марсовом поле. 1911 г. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 162).

268. Скачки на ипподроме в Петербурге. Нач. 1900-х гг. (Из кн.: Андреева Т. Гусева М. Указ. соч. С. 67).

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.