Стратегии вежливости в речевой коммуникации представителей британской, американской и австралийской лингвокультур: на материале речевого акта просьбы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.04, кандидат филологических наук Григорьева, Наталья Владимировна

  • Григорьева, Наталья Владимировна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2009, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ10.02.04
  • Количество страниц 233
Григорьева, Наталья Владимировна. Стратегии вежливости в речевой коммуникации представителей британской, американской и австралийской лингвокультур: на материале речевого акта просьбы: дис. кандидат филологических наук: 10.02.04 - Германские языки. Санкт-Петербург. 2009. 233 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Григорьева, Наталья Владимировна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

СТРАТЕГИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ВЕЖЛИВОСТИ.

1.1. Понимание вежливости в рамках теории лингвистической вежливости

ТЛВ).

1.1.1. Место теории лингвистической вежливости (ТЛВ) среди гуманитарных наук.

1.1.2 Теории и определения лингвистической вежливости.

1.1.3 «Принцип кооперации» Г. Грайса.

1.1.4 «Максимы вежливости» и «принцип вежливости» Дж. Лича.

1.1.5 Понятие «лица».

1.1.6 Теория П. Браун и С. Левинсона о «спасении лица».

1.1.7 Теория Б. Фрейзера о вежливости как норме.

1.1.8. Теория А. Майер о вежливости как уместном поведении.

1.2 Вопрос об универсальности вежливости.

1.3 Понятие «ликоущемляющий акт» (ЛУА). Классификация ЛУА.

1.4 Понятия «коммуникативной стратегии и «тактики».

1.4.1 Стратегии совершения ЛУА.

1.4.2 Стратегии позитивной вежливости.

1.4.3 Стратегии негативной вежливости.

1.4.4 Стратегии косвенной (OFF-RECORD) вежливости.

1.5 Переменные, влияющие на выбор стратегии вежливости.

1.5.1 Дистанция власти.

1.5.2 Социальная дистанция.

1.5.3 Степень импозиции акта просьбы.

1.6 Культурные ценности и их отражение в речевом поведении британцев, американцев и австралийцев: вежливость в Британии, США и Австралии.

1.6.1 Связь языка и культуры. Понятие «лингвокультуры».

1.6.2. Культурные ценности британцев, американцев и австралийцев и их отражение в речевом поведении и выборе стратегии вежливости.

1.7 Четыре измерения классификации культур по Г. Хофштеде.

1.7.1. Индивидуализм - коллективизм.

1.7.2. Дистанция власти.

1.7.3. Избегание неясности.

1.7.4. Маскулинность - фемининность.

1.8 Культуры с высокой и низкой степенью использования контекста.

1.9 Речевое поведение британцев, американцев и австралийцев. Вежливость в

Британии, США и Австралии.

Выводы по главе 1.

ГЛАВА 2: РОЛЬ СТРАТЕГИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ВЕЖЛИВОСТИ В СОВЕРШЕНИИ АКТОВ ПРОСЬБЫ И ОТВЕТА НА КОСВЕННУЮ ПРОСЬБУ БРИТАНЦАМИ, АМЕРИКАНЦАМИ И АВСТРАЛИЙЦАМИ.

2.1 Речевые акты просьбы и ответа на просьбу.

2.1.1. Косвенность просьбы.

2.1.2. Типы просьб.

2.1.3. Свойства различных типов просьб.

2.1.4. Структуры, формы и категории просьб.

2.1.5. Ответы на просьбы.

2.1.6. Проявление заботы / желания помочь как стратегия ответа на косвенную просьбу.

2.2 Сравнительное исследование стратегий просьбы и ответа на косвенную просьбу в британском, американском и австралийском английском на материале вопросника.

2.2.1. Методика проведения исследования на материале вопросника.

2.2.2. Описание ситуаций, использованных в исследовании, и ответов на них респондентов.

Выводы по исследованию на материале вопросника.

2.3 Сравнительное исследование использования стратегий вежливости при совершении актов просьбы и ответа на косвенную просьбу британцами, американцами и австралийцами на материале британских, американских и австралийских фильмов.

2.3.1. Методика проведения исследования на материале британских, американских и австралийских фильмов.

2.3.2. Анализ результатов исследования на материале британских, американских и австралийских фильмов.

2.3.2.1. Прямая просьба.

2.3.2.2. Негативная вежливость.

2.3.2.2.1. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий негативной вежливости в британском английском.

2.3.2.2.2. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий негативной вежливости в американском английском.

2.3.2.2.3. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий негативной вежливости в австралийском английском.

2.3.2.3. Позитивная вежливость.

2.3.2.3.1. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий позитивной вежливости в британском английском.

2.3.2.3.2. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий позитивной вежливости в американском английском.

2.3.2.3.3. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий позитивной вежливости в австралийском английском.

2.3.2.4. Косвенная вежливость.

2.3.2.4.1. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий косвенной вежливости в британском английском.

2.3.2.4.2. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий косвенной вежливости в американском английском.

2.3.2.4.3. Преобладающие способы лингвистического оформления стратегий косвенной вежливости в австралийском английском.

Выводы по главе 2.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Стратегии вежливости в речевой коммуникации представителей британской, американской и австралийской лингвокультур: на материале речевого акта просьбы»

Настоящее исследование посвящено рассмотрению стратегий вежливости в речевой коммуникации представителей британской, американской и австралийской лингвокультур. Механизмы действия стратегий лингвистической вежливости рассматриваются на основе стратегий совершения актов просьбы и ответа на косвенную просьбу.

За три десятилетия развития в рамках Теории Лингвистической Вежливости (TJ1B) опубликовано множество работ, посвященных самым различным проблемам этого направления прагмалингвистики. Казалось бы, исследованы все или почти все аспекты речевого поведения, подверглись сравнительному анализу лингвокультурные нормы и традиции многих языковых сообществ. Тем не менее, при общем внимании к английскому языку, при наличии десятков сравнительных исследований английского с другими языками практически неизученными в плане сравнения норм лингвистической вежливости остаются три разновидности английского языка: британский, американский и австралийский английский. При широком поиске удалось найти лишь одну работу со сравнительным анализом речевых актов в британском и американском английском (Creese, 1991). Несмотря на всю актуальность работы А. Крис, ее ценность снижается из-за слишком маленького числа респондентов (А. Крис исследовала использование различных речевых актов всего лишь двенадцатью людьми, из которых восемь американцы и четыре - британцы).

Нам представляется крайне важным провести подобные исследования и обобщить их на более широком материале. Использование стратегий лингвистической вежливости при совершении речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу рассматривается на примере современных британских, американских и австралийских фильмов, а также в проведенном с носителями трех лингвокультур исследовании в форме вопросника, описывающего ситуации просьбы и ответа на косвенную просьбу, где от участников требовалось оценить три переменных, влияющих на выбор стратегии вежливости (власть, социальную дистанцию между собеседниками и силу импозиции речевого акта просьбы) и выбрать стратегии совершения речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу.

Просьба зачастую становится причиной возникновения конфликтов в ситуациях с неравными ролями коммуникантов и в случаях, когда она является невыполнимой или слишком обременительной для адресата. Подобных конфликтов удается избежать с помощью правильного выбора стратегии просьбы, например замены прямой или конвенциональной просьбы косвенной просьбой.

В исследовании на материале вопросника участвовали представители трех лингвокультур: с американской стороны это было 98 студентов Университета Северной Айовы; с британской стороны — 99 студентов Лестерского университета и с австралийской стороны — 102 студента университета Квинзлэнда.

Основой для исследования, как отмечалось выше, послужила Теория Лингвистической Вежливости (ТЛВ), находящаяся в последние три десятилетия в центре внимания лингвистов во всем мире и давно сложившаяся в самостоятельное направление прагмалингвистики. В рамках данного исследования лингвистическая вежливость понимается нами как стратегия речевого поведения, уместного в соответствии с нормами и культурными особенностями определенного речевого сообщества.

Объектом исследования послужили стратегии лингвистической вежливости, а предметом - их роль в совершении речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу. Стратегии просьбы и ответа на косвенную просьбу, с точки зрения ТЛВ, включают стратегии прямой просьбы, позитивной, негативной и косвенной вежливости, направленные на поддержание гармоничных взаимоотношений между собеседниками и предотвращение конфликта.

Теоретической основой настоящего исследования послужили работы Р. Лакофф (Lakoff, 1973), Дж. Лич (Leech, 1983), Г. Каспер (Kasper, 1990), и

П. Браун и С. Левинсона (Brown, Levinson 1987). Труд Браун и Левинсона является базой для большинства межкультурных исследований лингвистической вежливости последних десятилетий. Огромное количество исследований вежливости зарубежными и отечественными лингвистами как подтверждают, так и оспаривают положения теории Браун и Левинсона. В число ученых, занимающихся различными аспектами ТЛВ, входят зарубежные лингвисты Ш. Блум-Кулка (Blum-Kulka, 1983), А. Вежбицкая (Wierzbicka, 1985, 1990; Вежбицка, 1996), Н. Вулфсон (Wolfson, 1989), Иде (Ide, 1988), (Ф. Кулмас (Coulmas, 1981), А. Майер (Meier, 1995a,b; 2003, 2005), Уотте (Watts, 1992) и др. Среди отечественных ученых, занимающихся проблемами лингвистической вежливости, следует назвать В.М. Аринштейн (Аринштейн, 1995, 1996), Н.С. Аристову (Аристова, 2005, 2006, 2007), Н.Д. Арутюнову (Арутюнова, Падучева, 1985), Т.Н. Астафурову (Астафурова, 1997), Л.И. Байкову (Байкова, 2003), Е. И. Беляеву (Беляева, 1985, 1992), О.А. Васильеву (Васильева, 2000), З.Ф. Галимову (Галимова, 2006, 2007), В. Е. Гольдина (Гольдин, 1978), Е.А. Гончарову (Гончарова, 1990), Л.А. Городецкую (Городецкая, 1996, 2000), Н.В. Готлиб (Готлиб, 1989), А. Г. Гурочкину (Гурочкина, 1989, 2005), Л.З. Давыдову (Давыдова, 1989, 1990), М.А. Егорову (Егорова, 1995), Е.В. Карпову (Карпова, 2002), Л.А. Киселеву (Киселева, 1978), Л.П. Крысина (Крысин, 1989), Ю.Б. Кузьменкову (Кузьменкова, 2005), Т.В. Ларину (2003), М.В. Лисенко (Лисенко, 1999), О.А. Луцеву (Луцева, 1999), Т.Ю. Ма (Ма, 2001), М.Л. Макарова (Макаров, 1995, 2003), А.А. Романова (Романов, 1988), Н.П. Савойскую (Савойская, 2005), Н.Л. Соколову (Соколова, 1991), И.А. Стернина (Стернин, 1996, 2001, 2003), Л.П. Ступина (Ступин, 1980), Л.З. Туктарову (Туктарова, 2003), Ж.А. Тягунову (Тягунова, 2002), Э.Ю. Улимбашеву (Улимбашева, 2003), Н.И. Формановскую (Формановская, 1982; 1984, 1994, 1998), B.C. Храковского (Храковский, Володин, 1986) Г.Р. Шамьенову (Шамьенова, 2000) и др.

Актуальность настоящей работы определяется необходимостью расширения теоретической и практической базы ТЛВ в аспекте развития представлений о культурологическом компоненте значения в структуре речевых актов при межкультурном общении. Практически все направления современной лингвистики, теории языка и коммуникации тем или иным образом затрагивают проблемы вежливости. В различных дисциплинах подчеркивается уникальность и ценность отдельной личности, ее право на уважительное отношение, делается упор на стремление к гармоничным взаимоотношениям между собеседниками и избегание конфликта.

Актуальность обусловлена и все возрастающим интересом лингвистов к проблемам прагмалингвистики, теории речевого общения и межкультурной коммуникации. Исследование речевого поведения с точки зрения коммуникативных стратегий отражает тенденции современных лингвистических исследований к рассмотрению процесса функционирования языка с учетом контекста и ситуации.

Междисциплинарность и связь различных гуманитарных наук в одном исследовании, рассмотрение стратегий речевого поведения в связи с лингвистическим и экстралингвистическим контекстом общения, ситуацией, отношениями между собеседниками и культурно-обусловленной системой ценностей и убеждений индивидуума, - все это является требованиями к лингвистическому исследованию на данном этапе развития.

Основной целью работы является изучение и сравнение стратегий лингвистической вежливости, используемых представителями британской, американской и австралийской лингвокультур при совершении речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу.

Цели работы достигаются в ходе решения ряда конкретных задач:

1. Выявить значимость концепта «вежливость», а также сходства и различия в восприятии данного понятия представителями британской, американской и австралийской лингвокультур.

2. Проанализировать лингвокультурные различия между тремя нациями и отражение культурных ценностей в вежливом речевом поведении британцев, американцев и австралийцев.

3. Обосновать лингвокультурную специфику различий в выборе стратегий вежливости британцами, американцами и австралийцами.

4. Определить совокупность языковых и экстралингвистических факторов, влияющих на выбор стратегий лингвистической вежливости.

5. Определить ряд стратегий, тактик и способов лингвистического оформления речевого акта просьбы, используемых британцами, американцами и австралийцами.

6. Провести лингвистический эксперимент посредством вопросника с участием британских, американских и австралийских респондентов для выявления приоритетных стратегий совершения просьбы и ответа на косвенную просьбу.

7. Провести сравнительное исследование на материале британских, американских и австралийских фильмов для выявления приоритетных для каждой из трех лингвокультур стратегий, тактик и способов лингвистического оформления речевого акта просьбы.

8. Выявить связь выбора стратегий просьбы и ответа на косвенную просьбу с ситуационной оценкой переменных, влияющих на выбор стратегий вежливости.

Материалом для исследования послужили: а) ответы британских, американских и австралийских респондентов на предоставленный им письменный вопросник. Вопросник включает восемь ситуаций, в которых требуется совершение актов просьбы и ответа на косвенную просьбу. Участниками опроса стали 99 британцев, 98 американцев и 102 австралийца в возрасте от 22 до 28 лет. Каждая ситуация вопросника содержит три части: в первой респонденты должны оценить по пятибалльной системе три переменных, влияющих на выбор стратегий просьбы и ответа на косвенную просьбу - власть (Р) и социальную дистанцию (R) между адресантом и адресатом и степень импозиции (D), заложенную в акте просьбы; во второй части респонденты должны выбрать одну из трех стратегий совершения акта просьбы; в третьей части респонденты выбирали одну из трех стратегий ответа на косвенную просьбу. б) современные британские, американские и австралийские фильмы, снятые в реалистичной манере в жанре драмы, мелодрамы и комедийной мелодрамы и содержащие большое количество диалогов. Сравнительное исследование было проведено на материале тридцати фильмов (по десять фильмов для каждой разновидности английского языка), из которых было выделено 1725 ситуаций, содержащих речевые акты просьбы и ответа на просьбу. Выбранные фильмы были сняты за последние десять лет (с 1998 по 2008 годы).

Методы исследования. Междисциплинарный характер исследования обусловил необходимость использования следующих методов: дедуктивного и индуктивного методов, сопоставительно-описательного метода, метода сравнительно-сопоставительного анализа, обобщения и систематизации, интерпретативного метода, оценки параметров коммуникативной ситуации, метода контекстного толкования примеров, метода концептуального анализа, контекстного анализа и метода количественной обработки данных, полученных в ходе проведения лингвистического эксперимента.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Понятие вежливости при наличии концептуального инварианта варьируется в разных лингвокультурах. При этом нация как совокупность ее представителей не является по своей сути вежливой или невежливой, и одна лингвокультура не может быть более или менее «вежливой» по сравнению с другой. Представления об уместном и подобающем, а значит вежливом речевом поведении зависят от конкретной ситуации и контекста общения, а также от культурно обусловленной системы ценностей определенного речевого сообщества.

2. Коммуникативная компетенция в межкультурном общении предполагает умение пользоваться гибкой и изменчивой в зависимости от контекста и ситуации системой стратегий вежливости, типичных для британской, американской или австралийской культур, а не владение набором шаблонов и перечнем возможных способов лингвистического оформления определенного речевого акта.

3. Оценка параметров ситуации (дистанции власти, социальной дистанции между коммуникантами и степени импозиции РА просьбы) зависит от коллективно выработанной «ценности» этих параметров в каждой из трех лингвокультур. В трех исследованных лингвокультурах наблюдаются ценностные различия в определении значимости каждого из этих параметров: при выборе стратегии просьбы главной переменной для британцев и австралийцев стала дистанция власти, для американцев - степень импозиции. При выборе стратегии ответа на косвенную просьбу для британцев все три переменные имели равное значение, для американцев и австралийцев основной переменной стала степень импозиции акта просьбы.

4. Несмотря на схожесть в выборе глобальных макростратегий, представители трех лингвокультур зачастую избирают совершенно разные стратегии, тактики и способы лингвистического оформления РА просьбы и ответа на косвенную просьбу. Эти различия свидетельствуют о несовпадении их представлений о том, что является уместным, а значит вежливым, речевым поведением в схожих ситуациях.

5. Одной из основных стратегий ответа на косвенную просьбу является стратегия предупреждения просьбы адресатом, относящаяся к стратегиям позитивной вежливости и отвечающая одной из основных потребностей межличностной и межкультурной коммуникации, - сохранения лица собеседника и своего лица, проявления доброжелательности. Эта тенденция прослеживается в трех лингвокультурах в разной степени: наибольшую заботу о собеседнике, предупредительность и отзывчивость проявляют британские респонденты, а наименьшую - австралийские.

6. Речевой акт просьбы представляет собой совокупность основного действия и периферийного элемента, который может как присутствовать, так и отсутствовать в речевом акте. Частотность использования периферийного г элемента зависит от конкретной макростратегии и различна у представителей трех лингвокультур. Так британцы чаще всего используют периферийный элемент в стратегиях позитивной вежливости, американцы - в стратегиях негативной вежливости, австралийцы - в стратегиях прямой просьбы и косвенной вежливости.

7. Большинство просьб в каждом из трех вариантов английского языка являются гибридными, т.е. включают несколько стратегий и тактик, которые комбинируются в акте просьбы в непредсказуемых сочетаниях. Таким образом, предвидеть весь возможный спектр комбинаций стратегий и тактик, а значит и исчерпывающий перечень способов лингвистического оформления РА просьбы и ответа на косвенную просьбу, невозможно.

Научная новизна настоящей работы определяется тем, что впервые проводится детальное сравнительное исследование стратегий вежливости в трех вариантах английского языка - британском, американском и австралийском. Насколько нам известно, существующие исследования речевого акта просьбы сосредоточены на собственно реализации акта просьбы, на способах его словесного оформления. Не существует сравнительных исследований стратегий совершения акта просьбы и стратегий ответа на косвенную просьбу в британском, американском и австралийском вариантах английского языка. Следует отметить и тот факт, что ранее исследованию в основном подвергался лишь сам акт просьбы, ответы же на просьбы, в особенности ответы на косвенные просьбы являются практически неизученными. Работы предшественников основываются на теории речевых актов (TPА), в то время как в настоящем исследовании рассматривается не собственно словесное оформление акта просьбы и ответа на косвенную просьбу, а стратегии вежливости. Кроме того, в работе вводится новое понятие заботы о собеседнике и желания помочь ему/ей (solicitousness), которое рассматривается в свете стратегий ответа на косвенную просьбу и является стратегией позитивной вежливости.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что его результаты могут быть использованы в процессе дальнейшего развития теории речевого взаимодействия и в сравнительных межкультурных исследованиях.

Практическое значение работы заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы при чтении спецкурса по прагмалингвистике и межкультурной коммуникации, а также в практике преподавания английского языка.

Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены на Герценовских чтениях РГПУ им. А.И. Герцена (май 2005, май 2009), на IX Российско-Американской научно-практической конференции (май 2006), на аспирантском семинаре РГПУ им. А.И. Герцена (декабрь 2008), а также отражены в семи публикациях.

Структура работы соответствует последовательности "решения представленных выше задач.

Во введении обосновывается выбор темы исследования, его актуальность и научная новизна, определяется объект исследования, формулируются цель и задачи, излагаются положения, выносимые на защиту, указываются методы, использованные при сборе и анализе материала, указываются теоретическая и практическая значимость, апробация работы и возможная область практического применения результатов исследования.

В первой главе «Теоретические предпосылки исследования стратегий лингвистической вежливости» излагается теоретическая база исследования, представляется обзор различных подходов, теорий и точек зрения на проблемы лингвистической вежливости, классификация стратегий вежливости, обсуждается проблема культурных различий и различий в ценностной ориентации между представителями британской, американской и австралийской лингвокультур и важность выбора стратегий вежливости для успешной межкультурной коммуникации.

Вторая глава «Роль стратегий лингвистической вежливости при совершении актов просьбы и ответа на косвенную просьбу британцами, американцами и австралийцами» посвящена собственно рассмотрению стратегий совершения речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу на базе британских, американских и австралийских фильмов и проведенного исследования с представителями трех лингвокультур. Приведены результаты, полученные с британскими, американскими и австралийскими респондентами. Проводится сравнительно-сопоставительный анализ этих результатов.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования и излагаются выводы о дальнейших направлениях исследования стратегий лингвистической вежливости и о возможных сферах применения полученных результатов.

Похожие диссертационные работы по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Германские языки», Григорьева, Наталья Владимировна

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

В практической главе исследование проводилось по двум направлениям: 1) исследование стратегий совершения речевого акты просьбы и ответа на косвенную просьбу на материале вопросника, в котором участвовали британские, американские и австралийские респонденты и 2) исследование стратегий, тактик и способов лингвистического оформления речевого акта просьбы на материале британских, американских и австралийских фильмов.

В ходе анализа результатов исследования на материале вопросника нами были сделаны следующие выводы. Анализ результатов ситуационной оценки трех переменных, влияющих на выбор стратегий просьбы и ответа на косвенную просьбу (дистанции власти, социальной дистанции и степени импозиции) британцами, американцами и австралийцами выявил следующие закономерности: при ситуационной оценке дистанции власти в большинстве ситуаций британцы оценивали различия во власти между коммуникантами как менее значительные, а австралийцы как более значительные. Британцы оценивали различия во власти как менее значительные по сравнению с американцами и австралийцами независимо от общей оценки дистанции власти тремя группами респондентов. Австралийцы оценили дистанцию власти ниже, чем другие группы респондентов независимо от общей оценки этой переменной представителями трех культур. Эти результаты, таким образом, вступают в противоречие со стереотипном мнением о британцах, как людях, обращающих большое внимание на иерархические и статусные различия, и австралийцах, как наиболее гибких из трех культур в отношении статусных различий между собеседниками.

Анализ результатов ситуационной оценки социальной дистанции между собеседниками показал, что эта переменная является наименее значимой из трех для британцев и американцев. Для австралийцев социальная дистанция была довольно важной переменной и в большинстве ситуаций австралийцы оценили социальную дистанцию как более значительную, нежели британцы и американцы, что снова опровергает общепринятое мнение о том, что австралийцы общаются даже с незнакомыми людьми так, будто те их близкие друзья. Британцы и американцы оценивали социальную дистанцию ниже, чем австралийцы. Американцы и австралийцы оценили социальную дистанцию между коммуникантами как менее значительную, чем британцы в случаях, когда она была большой, по мнению респондентов. Для австралийцев переменная социальной дистанции была более важна, чем для британцев и американцев. Из трех культур австралийцы в большинстве ситуаций считали социальную дистанцию более весомой, чем британцы и американцы. Наименее важной данная переменная оказалась для американцев.

Анализ результатов ситуационной оценки степени импозиции британцами, американцами и австралийцами выявил следующие закономерности: британцы оценивают степень импозиции акта просьбы ниже, чем представители двух других культур в большинстве ситуаций. Американцы и австралийцы считают степень импозиции более высокой, чем британцы в равном количестве ситуаций. Во всех этих ситуациях оценка степени импозиции тремя группами респондентов располагается на шкале от минимально и средней до большой. Можно сделать вывод, что американцы и австралийцы оценивают импозицию просьбы как более значительную, чем британцы независимо от тяжести просьбы, что снова противоречит стереотипному мнению о представителях трех культур.

При выборе стратегии просьбы главной переменной для британцев и австралийцев была дистанция власти. Для американцев главной переменной стала степень импозиции.

При выборе стратегии ответа на косвенную просьбу для британцев все три переменные имели равное значение. Для американских и австралийских респондентов основной переменной стала степень импозиции акта просьбы. Наиболее значимой степень импозиции стала для австралийцев: эта переменная повлияла на выбор ими стратегии ответа на косвенную просьбу в большинстве ситуаций.

Из трех стратегий совершения просьбы во всех восьми ситуациях большинство респондентов из всех трех лингвокультур выбрали стратегию №2 — конвенционально косвенную просьбу. Это подтверждает нашу гипотезу о том, что конвенционально-косвенная просьба - это наиболее типичная и нейтральная стратегия совершения просьбы.

Что касается стратегии №1 — прямая просьба, то британские респонденты выбирали прямую просьбу в большинстве ситуаций. Представители всех трех лингвокультур были наиболее прямолинейны в ситуациях, где дистанция власти и социальная, дистанция между собеседниками были малы, а просьба была незначительной. Наиболее прямолинейными из представителей трех лингвокультур по результатам вопросника можно считать британцев, которые превзошли американцев и австралийцев в выборе стратегии прямой просьбы в трех ситуациях и показали наибольший процент выбора прямой просьбы в ситуации, где дистанция власти и социальная дистанция между собеседниками и степень импозиции просьбы были большими.

Стратегия №3 - косвенная просьба - достаточно редкий выбор для представителей всех трех лингвокультур. Нужно отметить, что в выборе данной стратегии респондентами проявились наибольшие различия между тремя культурами. Представителям трех культур разные ситуации показались наиболее пикантными и сложными, что привело к выбору ими косвенной просьбы в разных контекстах: для британцев наиболее сложными оказались ситуации, в которых они оценили три переменные в диапазоне от минимально значимых до достаточно весомых. Для американцев пикантными стали ситуации, в половине из которых переменные были оценены ими как минимально значимые, а в другой половине как достаточно весомые. Для австралийцев стратегия косвенной просьбы оказалась нетипичной и они выбрали ее лишь в ситуации со сложно-выполнимой просьбой и большой дистанцией между собеседниками (ситуация 7, где студент просит преподавателя довести его/ее до аэропорта) и в ситуации, где была затронута тема денег, оказавшаяся очень скользкой для австралийцев. Наибольшую уклончивость из трех культур проявили американцы, а наименьшую — австралийцы.

При выборе стратегии ответа на косвенную просьбу в 6 ситуациях из 8 большинство респондентов из всех трех лингвокультур выбрали стратегию №1 - предвосхищение просьбы. Британские респонденты проявили наибольшую дружелюбность и предупредительность в ситуациях 3, 4 и 5. Американцы не были более предупредительными, чем респонденты из двух других культур ни в одной из ситуаций. Зато среди американских респондентов очень высок процент выбора стратегии №2 — предложение альтернативы - и стратегии №3 - отказ от выполнения просьбы. Эти результаты опровергают всеобщее бытующее мнение об американцах, как об одной из самых дружелюбных наций. Австралийцы более предупредительны, чем британцы и американцы в ситуациях 2 и 8, где дистанция между собеседниками мала и просьба является по оценке всех трех групп достаточно простой для выполнения. В выборе стратегий №2 и №3 австралийцы проявили гораздо меньшую зависимость выбора стратегии ответа от статусных различий собеседников (в трех ситуациях, где австралийцы превзошли две другие группы респондентов в выборе стратегии отказа от выполнения просьбы, участниками ситуаций являются преподаватель и студент, в двух случаях просьбы исходят от преподавателя и студент отвечает отказом).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что наибольшую заботу о собеседнике, предупредительность и отзывчивость проявили британские респонденты, наименьшую - австралийские. Эти выводы не совпадают со стереотипным представлением о британцах, как о наиболее строгой и сдержанной лингвокультуре из трех, а об австралийцах как о наиболее открытой, отзывчивой и легкой в общении.

Из исследования на материале британских, американских и австралийских фильмов были сделаны следующие выводы. Представители всех трех лингвокультур из четырех макростратегий чаще всего выбирают макростратегию негативной вежливости, при этом американцы выбирают данную макростратегию чаще, чем британцы и австралийцы. На втором месте во всех трех лингвокультурах макростратегия прямой просьбы, в этой макростратегии выбор американцев также сильно отличается от выбора британцев и австралийцев - из трех лингвокультур американцы реже других выбирали макростратегию прямой просьбы, чаще всего (с небольшим перевесом) ее выбирают австралийцы. На третьем месте во всех трех лингвокультурах макростратегия позитивной вежливости, и на четвертом -макростратегия косвенной вежливости. В последних двух макростратегиях количество употреблений в трех лингвокультурах было примерно одинаково. Интересно отметить, что во всех макростратегиях кроме макростратегии прямой просьбы, американцы преобладали по количеству над британцами и австралийцами, число же британцев и австралийцев во всех макростратегиях было примерно равным.

Наиболее часто употребляемой тактикой в макростратегии прямой просьбы является голый инфинитив, на втором месте во всех трех культурах находится инфинитив со смягчением, инфинитив с усилением используется во всех трех культурах реже всего.

Австралийцы употребляют голый инфинитив чаще представителей двух других культур, а британцы чаще других пользуются инфинитивом со смягчением. Это подтверждает стереотипное мнение о том, что представители австралийской лингвокультуры являются наиболее прямолинейными из трех культур, а британцы - чаще других двух культур пользуются смягчающим действием. Таким образом, результаты исследования на материале фильмов частично не совпадают с результатами исследования на материале вопросника, где наиболее прямолинейными оказались британцы.

Негативная вежливость является наиболее продуктивной макростратегией для англоязычных культур, с этим связана и наибольшая частотность в выборе ее представителями трех лингвокультур.

Как и в исследовании на материале вопросника наиболее употребительной в рамках макростратегии негативной вежливости для всех трех лингвокультур является стратегия конвенциональной уклончивости, однако, из трех лингвокультур реже всего конвенциональной уклончивостью пользуются британцы, чаще всего — американцы. Таким образом, результаты двух исследований совпали, и британцы оказались наиболее прямолинейными, а американцы наиболее уклончивыми из трех культур.

На втором месте по частотности находится стратегия использования вопросов и средств увиливания. Данную стратегию реже всего употребляют австралийцы, британцы и американцы пользуются данной стратегией на равных.

На третьем месте в негативной вежливости находится стратегия быть пессимистичным. В выборе данной стратегии, как и в выборе стратегии конвенциональной уклончивости, преобладают американцы, британцы же используют данную стратегию реже всего из трех лингвокультур. Данные результаты не совпадают со стереотипным мнением о том, что британцы обычно настроены наиболее пессимистично из трех лингвокультур в выражении речевого акта просьбы.

Четвертое место делят между собой стратегия уменьшения импозиции (в выборе которой преобладают британцы, а реже всего ею пользуются американцы) и стратегия обезличивания адресанта и адресата, которую чаще всего используют австралийцы, а реже всего — британцы. Эти результаты снова противоречат общепринятому стереотипному мнению, что австралийцы являются наиболее прямолинейными из трех лингвокультур.

В стратегии извинения преобладают британцы, а реже всего извиняются австралийцы. Остальные стратегии внутри негативной вежливости выбираются представителями трех лингвокультур достаточно редко.

Значительные различия видны в использовании тактики замены личных местоимений I и you неопределенными местоимениями или другими существительными. В выборе данной тактики преобладают австралийцы, реже всего ею пользуются британцы. Таким образом, вопреки стереотипному мнению австралийцы оказываются более уклончивыми, чем британцы. Тактику дистанцирования во времени или пространстве чаще всего используют британцы и австралийцы, американцы практически не употребляют данную тактику, т.е. британцы и австралийцы оказываются более уклончивыми, чем американцы.

Основные различия между британцами, американцами и австралийцами были обнаружены на уровне выбора определенного лингвистического оформления речевого акта просьбы. Основными пиками внутри макростратегии негативной вежливости для трех лингвокультур являются следующие способы лингвистического оформления просьбы:

1) Некое средство увиливания (стоящее либо перед, либо после, либо внутри самой просьбы) + просьба;

2) наиболее известная модель конвенциональной уклончивости - Can I/you do X (please)?;

3) лингвистические оформления, относящиеся к стратегии уменьшения импозиции (например, слова just, for a minute, for a second и др.);

4) конструкция You have / have got to do X.; и

5) конструкция императив + разделительный вопрос: Do X / don't do X, ok / all right / huh / eh?

Что касается первой по популярности модели — использование средства увиливания в начале, середине или конце просьбы, - то данную конструкцию чаще всего употребляют американцы, реже всего - австралийцы.

Австралийцы наиболее часто из трех лингвокультур пользуются конструкцией Can I/you do X (please)?, американцы используют данное оформление реже всего из трех культур.

Способы лингвистического оформления, относящиеся к стратегии уменьшения силы импозиции просьбы, преобладают в речи британцев и реже всего встречаются в речи американцев.

Что касается конструкции You have / have got to do X, то она наиболее распространена в речи американцев, а реже всего употребляется британцами.

Модель императив + разделительный вопрос используется примерно в равной степени всеми тремя лингвокультурами с небольшим преобладанием американцев.

Наиболее частыми для британцев способами лингвистического оформления стратегий негативной вежливости являются следующие оформления и конструкции: оформления, относящиеся к стратегии уменьшения импозиции, конструкции You can do X (please), There isn't any / much X, оформления, относящиеся к тактике преуменьшения способностей и личных качеств адресанта, проявление скромности и колебания, сомнения, оформления, связанные с тактикой дистанцирования в пространстве и времени, конструкции I / we need to do X, I / we need X, I want / don't want X, I'm looking for X / Where is X?, Lets's do X + ok/ shall we/ all right/ if clause; Let me do X, ok?, It would / might be great / good if you did X, It's (high) time you did X и оформления, связанные с тактикой предоставления исчерпывающих объяснений для просьбы.

Следует отметить, что только один способ лингвистического оформления из числа тех, в выборе которых преобладают британцы, относится к числу наиболее употребляемых для всех трех лингвокультур — это оформления, относящиеся к стратегии уменьшения импозиции.

Для американцев наиболее популярными являются следующие способы лингвистического оформления стратегий негативной вежливости: оформления, относящиеся к тактике использования средства увиливания + просьбы, конструкции You have to /have got to do X, I have to / have got to do X, Let me ask you to (please) do X / let me do X, May I do / have X?, 1 want you to do X, You can't do X, Would you do X, Do X / don't do X, ok / all right / huh / eh?, оформления, относящиеся к тактикам просить прощения, замены местоимения you на прямое обращение с титулом и использования формы обращения, чтобы избежать местоимения you. В основном выбор американцев падал на стратегию конвенциональной уклончивости. Также мы заметили, что лингвистические оформления, наиболее часто употребляемые американцами, носят довольно оптимистичный характер и производят впечатление уверенности в положительном ответе на просьбу.

Австралийцы чаще представителей двух других лингвокультур выбирали следующие лингвистические оформления стратегий негативной вежливости: конструкции Can I / you please do X, Can I have X (please), I can / can't do X, You must / mustn't do X, Can't you / won't you do X?, Could you / I do X?, Would you mind doing X?, You had better do X, You could (perhaps / possibly) do X (please) / Maybe (perhaps) we / you can / could do X, I'll do X + if-clause, Do X + if-clause, Will you do X? оформления, относящиеся к тактикам замены местоимений I и you неопределенными местоимениями или другими существительными, использования косвенной речи вместо прямого цитирования и форм обращения, титула вместо местоимения I.

Интересно отметить, что большинство способов лингвистического оформления, наиболее часто употребляющихся австралийцами, это выражения с модальными глаголами, что придает их звучанию большую неуверенность в положительном ответе и меньшую прямолинейность.

Наиболее часто употребляющейся стратегией позитивной вежливости для всех трех лингвокультур стала стратегия использования опознавательных знаков определенной группы людей. В использовании других стратегий были найдены значительные расхождения между наиболее популярными стратегиями для британцев, американцев и австралийцев, однако можно выделить еще три стратегии, важные для всех трех лингвокультур: 1) стратегия быть оптимистичным; 2) стратегия включения в действие и адресанта и адресата; и 3) стратегия подразумевать общее с адресатом.

Наиболее частой в использовании стратегией позитивной вежливости для британцев стала стратегия быть оптимистичным. Для американцев самой популярной оказалась стратегия включения в действие и адресанта и адресата. В использовании стратегии подразумевать общее с адресатом американцы лишь немного превзошли австралийцев. Для австралийцев основной стратегией оказалась стратегия использования опознавательных знаков определенной группы людей, явившейся наиболее важной стратегией позитивной вежливости для всех трех лингвокультур.

Среди тактик позитивной вежливости можно также выделить 4 основные тактики, используемые представителями всех трех лингвокультур: 1) тактика использования сокращений (имен собственных) и эллиптических предложений; 2) тактика быть оптимистичным; 3) использование конструкции "let's" и местоимения we вместо I и you; и 4) использование форм обращения, характерных для определенной группы людей.

Из данных четырех популярных тактик выбор британцев в основном падает на стратегии быть оптимистичным и использовать формы обращения, характерные для определенной группы людей. Выбор американцев падал на тактику использования местоимения we вместо I, you и использование конструкции "let's", также американцы чаще двух других групп пользуются тактикой употребления фамильярных форм обращения по отношению к незнакомым людям. Для австралийцев наиболее популярной оказалась тактика использования сокращений и эллиптических предложений — самая популярная тактика позитивной вежливости для всех трех лингвокультур.

Можно выделить 7 основных способов лингвистического оформления стратегий позитивной вежливости: 1) использование сокращений и эллиптических предложений; 2) использование "we" и "let's"; 3) использование форм обращения, характерных дляопределенной группы людей; 4) I'll do / have X; 5) использование фамильярных форм обращения к незнакомым людям; 6) оформления, относящиеся к тактике предлагать, обещать; и 7) конструкция Why don't you /1 do X?

Британцы оказались на первом месте среди трех лингвокультур в использовании форм обращения, характерных для определенной группы людей и конструкции I'll do / have X.

Американцы опередили представителей двух других лингвокультур в употреблении следующих оформлений: использование местоимения we (вместо I, you) и конструкции let's; использование фамильярных форм обращения к незнакомым людям и оформления, относящиеся к стратегии предлагать, обещать.

Австралийцы превзошли британцев и американцев в использовании оформления, относящегося к тактике употребления сокращений и эллиптических предложений и конструкции Why don't you /1 do X?

Основными стратегиями и тактиками косвенной вежливости для трех лингвокультур являются: 1) стратегия намекать; 2) стратегия недоговаривать, использовать эллиптические предложения; 3) стратегия быть ироничным; и 4) пользоваться ассоциативным ходом мыслей.

У британцев преобладает выбор стратегии недоговаривать, использовать эллиптические предложения. Также британцы превзошли две другие лингвокультуры в следующих стратегиях: подразумевать, преувеличивать, говорить больше, чем нужно, говорить неопределенно, неясно.

Американцы чаще других двух групп выбирали стратегии быть ироничным и использовать тавтологии.

Австралийцы превзошли две другие группы в выборе стратегий намекать и пользоваться ассоциативным ходом мыслей. Именно австралийцы преобладают в выборе самой популярной стратегии косвенной вежливости для всех трех лингвокультур - намекать.

Очевидно, что многие результаты настоящих двух исследований противоречат общепринятым бытующим стереотипным мнениям о представителях трех лингвокультур и о том, какое речевое поведение является типичным для носителей каждой из трех разновидностей английского языка.

Речевой акт просьбы рассматривается как совокупность основного действия и периферийного элемента, который может как присутствовать, так и отсутствовать в речевом акте просьбы. Периферийный элемент может предшествовать основному действию просьбы, а может, стоять после него. Периферийный элемент может также использоваться и перед и после основного действия просьбы. Из четырех макростратегий чаще всего периферийный элемент используется в макростратегии негативной вежливости, затем в прямой просьбе, позитивной вежливости и реже всего в косвенной вежливости.

Британцы чаще всего используют периферийный элемент в стратегиях позитивной вежливости, реже всего — в стратегиях негативной вежливости; американцы чаще всего используют периферийный элемент в стратегиях негативной вежливости, реже всего - в стратегиях позитивной вежливости; австралийцы — чаще в стратегиях прямой просьбы и косвенной вежливости. Ни в одной из макростратегий австралийцы не используют периферийный элемент реже представителей других двух лингвокультур.

Большинство просьб, рассмотренных нами, невозможно было отнести к одной единственной стратегии. Чаще всего акт просьбы составляет совокупность различных стратегий и тактик. Эти стратегии и тактики комбинируются в акте просьбы в непредсказуемые сочетания, т.е. предвидеть весь возможный спектр комбинаций невозможно. В нашей классификации мы рассмотрели лишь некоторые возможные и часто встречающиеся комбинации стратегий и тактик.

Общий процент гибридных просьб в трех вариантах английского языка примерно совпадает: 65% просьб из британских фильмов, 63.5% просьб из американских фильмов, и 65.7% просьб из австралийских фильмов являются гибридами нескольких стратегий и тактик.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Внимание современных гуманитарных наук к человеческой личности, осознание того, что каждое человеческое существо является уникальным и имеет право на защиту и неприкосновенность своего внутреннего мира, на уважительное отношение к себе и свободу выбора (при том, что и другие коммуниканты имеют точно такие же права и в силу этого вступают друг с другом в отношения социального договора) определяет обостренный интерес лингвистики к сфере межличностного и межкультурного общения, к теории речевых актов, теории лингвистической вежливости и, в частности, к стратегиям вежливости в речевых актах просьбы и ответа на косвенную просьбу. Исследование этих процессов на материале речевой коммуникации представителей трех разновидностей английского языка: британского, американского и австралийского английского, - несет в себе определенную новизну и позволяет выявить характерные особенности речевой практики представителей трех лингвокультур. Опора на работы ведущих российских и зарубежных лингвистов позволила в процессе исследования прийти к ряду существенных наблюдений и выводов, носящих и теоретический, и практический характер. В частности, особое внимание было обращено не столько на реализацию и лингвистическое оформление самих речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу, сколько на использование тех или иных стратегий вежливости, выбор которых диктовался социокультурными и социолингвистическими факторами и коммуникативными целями собеседников. Стратегии вежливости были главным объектом нашего исследования, а предметом его - их релевантность, уместность в тех или иных языковых сообществах и в определенных конкретных ситуациях, соответствие этих стратегий целям поддержания гармоничных отношений и предотвращения конфликтов. Стоит отметить, что такой подход во многом строится не только на базовых трудах Браун и Левинсона о вежливости как «защите лица»

Brown & Levinson, 1978, 1987), но и на более современной и, как нам представляется, учитывающей большее количество социокультурных факторов концепции А. Майер (Maier, 1995) о вежливости как об уместном или подобающем поведении, различном в разных культурах, ситуациях и в различных контекстах общения. Вообще, значительно большая, чем прежде, степень социализации речевых актов и, в частности, актов просьбы и ответа на косвенную просьбу, для нас очевидна. Эта социализация связана, как нам представляется, в том числе и с активной политизацией мирового сообщества, пережившего за последние десятилетия войны, политические и экономические кризисы, распад сверхдержав, рост терроризма, а вместе с тем, и успехи в сфере образования, получения глобальной информации, в области защиты своих гражданских прав, смягчения и ухода в прошлое многих тендерных, расовых, конфессиональных, юридических и других предрассудков и ограничений.

Два практических исследования, проведенных нами, подтверждают это. Мы видим значительно большую смелость и определенность в выборе тех или иных стратегий просьб и ответов на косвенные просьбы в современных англоязычных фильмах, чем, скажем, в фильмах 70- 80-х и даже начала 90-х годов. Этот процесс заслуживает специального исследования, выходящего, однако, за рамки настоящей работы.

Проведенные исследования подтвердили, что вежливость — не универсальна. Она по-разному реализуется и воспринимается представителями разных национальных сообществ, разных культур, разных традиций и в различных обстоятельствах. То, что представляется вежливым в рамках одной нации, может вызвать недоумение, иронию или даже полное неприятие у представителей другого сообщества. При этом исследования разрушили ряд стереотипных представлений о культуре, вежливости и психологии трех рассмотренных нами англоязычных лингвокультур, еще и до сих пор бытующие в умах некоторых культурологов, социопсихологов и лингвистов.

Три переменные, которые учитывались в настоящем исследовании: дистанция власти, социальная дистанция и степень импозиции речевого акта просьбы, коллективно выработанные в каждой лингвокультуре «ценности» этих переменных - это решающие факторы при выборе и использовании тех или иных стратегий вежливости представителями разных лингвокультур. Изучение, сравнительный анализ и интерпретация почти трехсот вопросников, заполненных молодыми британцами, американцами и австралийцами, выявляют как точки соприкосновения между тремя сходными лингвокультурами, так и существенные различия между ними. Это важно и в теоретическом плане — для дальнейшего развития исследований английского языка в разных его вариантах, в первую очередь, для развития теории лингвистической вежливости; для изучения межкультурных, межэтнических, социально-психологических и других аспектов развития трех вариантов английского языка. Однако, не }1< -менее важно это и в плане практическом — для преподавателей, студентов '' и школьников, да и просто для всех, кто, так или иначе, сталкивается с английским языком и с его носителями, а таких людей в наше время становится все больше. Очень важно, чтобы, общаясь с англоязычными коллегами, представители политики, бизнеса, культуры, образования, спорта, даже просто туристы хорошо понимали и интерпретировали ситуации, содержащие обращение с просьбой, тем более, если эта просьба не прямая, а конвенциональная или косвенная, или же когда от них требуется владение адекватным, подобающим и уместным речевым поведением и способность обратиться к партнеру с просьбой, ничем не обидев его, не нанеся вреда его «лицу».

Важно это и при необходимости самому адекватно отреагировать на просьбу, особенно если это косвенная просьба. Поэтому не случайно при исследовании стратегий ответа на косвенную просьбу, возникла необходимость введения понятия - заботы о собеседнике, желания оказать ему/ей помощь (solicitousness). Данная стратегия ответа на косвенную просьбу относится к стратегиям позитивной вежливости и играет большую роль в гармонизации межличностных отношений.

Анализ тридцати англоязычных фильмов последнего десятилетия, как было упомянуто выше, выявил большое разнообразие и определенность в использовании носителями английского языка стратегий вежливости при совершении речевых актов просьбы и ответа на косвенную просьбу. Напомним, что для анализа в фильмах было выделено 1725 ситуаций реализации речевого акта просьбы и ответа на просьбу (по 575 примеров для каждой разновидности английского языка) и в результате исследования в каждой из четырех макростратегий: 1) прямая просьба; 2) негативная вежливость; 3) позитивная вежливость; 4) косвенная вежливость, - было выявлено 37 стратегий, 57 тактик,и 214 лингвистических оформлений речевого акта просьбы. Такое разнообразие не случайно.

Создатели реалистических фильмов последнего десятилетия, как правило, стремятся особенно тщательно воссоздать правду жизни, воспроизвести отношения между героями в самых разнообразных жизненных реалиях, сделать диалоги как можно более правдоподобными. Поэтому для нас чрезвычайно важным представляется исследование, проведенное с использованием диалогов из фильмов. Существенно, что результаты этого исследования в главном совпадают с исследованием на основе вопросника. Вариативность и частичное несовпадение некоторых данных объясняются разными условиями осуществления двух исследований. Вопросник включил ответы реальных людей, свободных в своем выборе тех или иных стратегий, в то время как герои фильмов действовали все же в рамках определенных (хотя и совершенно жизненных) сюжетов и конфликтов и подчинялись воле авторов. Еще раз подчеркнем, что оба исследования в главном дали совпадающие результаты.

Проведенные нами исследования могут оказаться важными еще в одном отношении, о котором стоит упомянуть. В 2008 году начался мировой экономический кризис, который, по самым оптимистическим прогнозам, может закончиться не раньше 2012 года, а то и гораздо позднее. Тут стоит вспомнить о мировом кризисе 30-х гг. прошлого века, который затянулся на целое десятилетие и привел к стагнации американской экономики, рождению фашизма в Германии и Второй мировой войне. Этот кризис привел к огромным социальным, социокультурным, социопсихологическим и другим переменам в мире. В 1945 году миру предстали совершенно другие, не такие, как прежде, нации - с другим менталитетом, с другой лексикой, с изменившимся сознанием, целями, способами их достижения. Сдвиги в области языка, общения, речевой коммуникации были очень существенны. Не менее значительна была другая «революция», произошедшая в 60-70-е гг. Бунт молодежи в 1968 г., хиппи, «Красные бригады» и левацкие организации, первые мощные проявления терроризма, сексуальная революция, окончательная эмансипация женщин, движение «афро-американцев» в США, распад колониальной системы и борьба с атомной угрозой и с «локальными» войнами. И вновь — в сфере языка, речевой коммуникации, обновления языка происходят на всех уровнях - лексики, грамматики и конечно же стратегий вежливости. Не хочется брать на себя роль предсказателя, но можно предположить, что и нынешний кризис не обойдет стороной социокультурную, психологическую и языковую сферу. Скорее всего, произойдут существенные перемены и в тех областях речевой коммуникации, которые связаны со стратегиями позитивной, негативной и косвенной вежливости при совершении речевых актов просьбы и ответа на просьбу. А это значит, что лингвистам, возможно, еще не раз придется вернуться к этой теме.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Григорьева, Наталья Владимировна, 2009 год

1. Азнабаева JI.A. Конвенциональное речевое поведение // Коммуникативно-функциональное описание языка: сборник научных статей. Уфа: РИО БашГУ, 2003. - С. 3-12.

2. Апресян Ю.Д. Сокровенные смыслы: Слово. Текст. Культура: Сборник статей в честь Н.Д. Арутюновой. М.: Языки славянской культуры, 2004. - 880 с.

3. Аринштейн В.М. Правосознание общества и «Публичные директивы» // Studia Linguistica.- СПб.: Образование, 1995. Вып. 1 - С. 75-83.

4. Аринштейн В.М. Почему man звучит гордо, a woman пренебрежительно? // Studia Linguistica. СПб.: Образование, 1996. -Вып. 2 - С. 29-37.

5. Аристова Н.С. Коммуникативная стратегия и коммуникативная тактика. // Теория и практика лингвистического описания разговорной речи: межвузовский сборник научных трудов. Вып. 24. Нижний Новгород: ГОУ НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 2005а. - С. 19-24.

6. Аристова Н.С. Коммуникативный акт просьбы и его реализация в рамках высокой тональности общения (на материале английскогоязыка)// Вестник КГТУ им. Н.А.Туполева, №4. Казань: Изд-во КГТУ, 2006. - С. 73-75.

7. Аристова Н.С. Коммуникативные стратегии высокой тональности общения (на материале английской художественно литературы XIX-XX вв.). Автореф. дис. . канд. филол. наук. Н. Новгород, 2007. - 13 с.

8. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл. Логико-семантические проблемы. М.: Наука, 1976. - 384 с.

9. Арутюнова Н. Д., Падучева Е. В. Источники, проблемы и категории прагматики // НЗЛ. М.: «Прогресс», 1985. - Вып. 16 - С. 3-42.

10. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1998.-896 с.

11. Астафурова Т.Н. Стратегии коммуникативного поведения в профессионально значимых ситуациях межкультурного общения (лингвистический и дидактические аспекты). Дис. . доктора пед. наук. -М., 1997.-325 с.

12. Байкова Л.И. Проблема речевого этикета в аспекте современной лингвистики // Филология и культура. Материалы IV международной научной конференции 16-18 апреля 2003. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2003. - С. 189-191.

13. Беляева Е. И. Принцип вежливости в речевом общении (способы оформления декларативных высказываний в английской разговорной речи) // Иностр. языки в школе, 1985. № 2. - С. 12-16.

14. Беляева Е.И. Грамматика и прагматика побуждения. Воронеж: Изд-во Воронеж. Ун-та, 1992. - 167 с.

15. Бессарабенко А.В. Стратегия и тактика политической корректности // Язык и образование в диалоге культур. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000.-С. 132-136.

16. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию, тт. 1-2. М.: Изд-во АН СССР, 1963. - 384 е., 392 с.

17. Булыгина Т.В., Шмелев, А.Д. Косвенное выражение побуждения: общекоммуникативные постулаты или внеязыковые конвенции? // Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики).- М.: Языки русской культуры, 1997. С. 283-291.

18. Васильева О.А. Реализация максим вежливости в английских и русских диалогах. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 2000. -24 с.

19. Вежбицкая А. Речевые акты. // Новое в зарубежной лингвистике. Лингвистическая прагматика. / Общ. ред. Е.В. Падучевой. М.: Прогресс, 1985. - Вып. XVI. - с.251-275.

20. Вежбицкая А. Культурно-обусловленные сценарии и их когнитивный ? статус. //Язык и структура знания. / Отв. ред. Р.М.Фрумкина. М.: Наука, 1990. - С. 63-85.

21. Вежбицкая А. Концептуальные основы психологии культуры. //Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1996. - С. 376-404.

22. Гаджиев К.С. Американская нация: национальное самосознание и культура. М.: Наука, 1990. - 239 с.

23. Галимова З.Ф. Выбор стратегий при общении на английском языке (к вопросу о подготовке переводчика) // Перевод как научная дисциплина и творческая практика. — Ижевск: Удмуртск. гос. ун-т, 2006а. — С. 78— 82.

24. Галимова З.Ф. Стратегия позитивной вежливости в русской и английской лингвокультурах // Роль университетов в международной интеграции регионов / Международная научно-практическая конференция европейской общеобразовательной программы TEMPUS.

25. Тюмень: Тюменск. гос. унт, 2006b. — С. 117—119.

26. Галимова З.Ф. Конструирование коммуникативных стратегий вежливости в преподавании иностранного языка // Сб. материалов и тезисов 2-й Региональной научно-практической конференции. -Ижевск: Удмуртск. гос. ун-т, 2007. С. 209-214.

27. Галич Г.Г. Культурологически обусловленные знания и речевое поведение личности. // Вопросы исследования и преподавания иностранных языков. Межвузовский тематический сборник научных трудов. Омск: Изд-во ОмГУ, 2001. - Вып. 3. - С. 39-45.

28. Германова Н.Н. Национальный менталитет в призме речевого этикета // Россия и Запад: диалог культур. М.: МГУ, 1996. - С. 389-397.

29. Гершунский Б.С. Россия и США на пороге третьего тысячелетия. М.: Флинта, 1999. - 599 с.

30. Гольдин, В.Е. Речь и этикет. — Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 1978. -112 с.

31. Гончарова Е.А. Прагматический аспект предложения и текста. JL: Изд-во ЛГПИ, 1990. - 131 с.

32. Городецкая, JT.A. Стратегии вежливости в английском языке в сопоставлении с русским // Россия и Запад: диалог культур. М.: Изд-во МГУ, 1996. - С. 293-304.

33. Городецкая JI.A. Универсальная теория вежливости и ее значение для сопоставительной культурологии // Межкультурная коммуникация: Теория и практика. М.: Изд-во МГУ, 2000. - С. 104-128.

34. Готлиб Н.В. Семантико-прагматические особенности высказываний, не допускающих экспликации перформатива. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. JI: Изд-во ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1989. - 16 с.

35. Гумбольдт фон В. Язык и философия культуры: Пер. с нем. языка. -М.: Прогресс, 1985. 465 с.

36. Гурочкина А.Г., Давыдова Л.З. Функционарование формул речевого этикета в акте вербальной коммуникации // Логико-семантические и прагматические проблемы текста: Сб. науч. тр. Красноярск: Краснояр. гос. пед. ин-т, 1990. - С. 47-53.

37. Гурочкина А.Г. Когнитивный и прагмасемантический аспекты функционирования языковых единиц в дискурсе: Учебное пособие. -СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2005. 102 с.

38. Давыдова Л.З. Понятийная категория этикетности и ее отражение в косвенных речевых актах // Понятийные категории и их языковая реализация. Л.: Изд-во ЛГПИ, 1989. - С. 16-21.

39. Давыдова Л.З. Функционирование единиц речевого этикета в прямых и косвенных речевых актах. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Л.: Изд-во ЛГПИ, 1990. - 16 с.

40. Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989. -312 с.

41. Егорова М.А. Интенциональный и дискурсный анализ как два этапа лнгвистического описания просьбы // Вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. Сборник научных трудов, 4.1. Курск: Изд-во Курского технического ун-та, 1996. - С. 4149.

42. Елизарова Г.В. Культура и обучение иностранным языкам.- СПб.: Изд-во «Союз», 2001.-291 с.

43. Еремеев Я.Н. Директивные высказывания с точки зрения диалогического подхода // Теоретическая и прикладная лингвистика. Межвузовский сборник научных трудов. Воронеж: Изд. Воронежского Гос. Тех. Ун-та, 2000. - Вып. 2. - С. 109-126.

44. Ивушкина Т.А., Власова, Е.В. Недооценка и переоценка в речи современного англичанина: социолингвистический аспект. -Волгоград: Перемена, 2005. 169 с.

45. Кабакчи В.В. Прагматика иноязычия // Прагматический аспект предложения и текста. Л.: Изд-во ЛГПИ, 1990. - С. 30-41.

46. Кабакчи В.В. Английский язык межкультурного общения. СПб.: Образование, 1993. - 200 с.

47. Кабакчи В.В. Основы англоязычной межкультурной коммуникации: Учеб. пособие. СПб.: РГПУ им. Герцена, 1998. - 232 с.

48. Карабан В.И. Аргументация просьб в комплексных директивах // Речевое общение и аргументация. СПб: Экополис и Культура, 1993. -вып. 1.-С. 39-60.

49. Карпова Е.В. Стратегии вежливости в современном английском языке (на материале малоформатных текстов). Автореф. дис. .канд. филол. наук. СПб, 2002. - 17 с.

50. Кисилева Л.А. Вопросы теории речевого воздействия. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1978.-159 с.

51. Кобрина Н.А. Язык как среда культурного обитания его носителей // Филология и культура. Материалы IV международной научной конференции 16-18 апреля 2003. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2003. - С. 228-231.

52. Козьмина В.Н. Языковая реализация гибких коммуникативных стратегий в английском диалоге: Автореф. дис. . канд. филол. наук. — СПб., 2001.-20 с.

53. Козьмина В.Н. О некоторых способах сохранения "лица" в британской коммуникативной культуре // Современные проблемы межкультурных коммуникаций: сб. ст. СПб., 2003. - С. 103-107.

54. Кракауэр 3. Природа фильма. Реабилитация физической реальности. -М.: Искусство, 1974. 424 с.

55. Крысин Л.П. Социальный аспект владения языком // Социолингвистический аспект изучения современного русского языка. М.: Наука, 1989. С. 120-145.

56. Кузнецов В.Г. Лингводидактические аспекты коммуникативной стратегии вежливости // Вестн. МГЛУ. М.: МГЛУ, 2004. - Вып. 479. -С. 42-50.

57. Кузьменкова Ю. Б., Кузьменков А.П. Некоторые особенности британского менталитета и их отражение на вербальном уровне // Межкультурная коммуникация: Теория и практика. М.: Изд-во МГУ, 2000. - С. 129-146.

58. Кузьменкова Ю.Б. Английская и русская вежливость в контексте культурных традиций // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М.: Изд-во Московского Ун-та, 2005. -С. 7-18.

59. Кузьменкова Ю.Б. Стратегии речевого поведения в англоязычной среде. Лекции 1-4. М.: Педагогический университет «Первое Сентября», 2006. - 48 с.

60. Кулягин С.В. К вопросу приобретения навыков межкультурной компетенции: лексико-грамматические способы выражения стратегии вежливости в английском языке // Язык и образование в диалоге культур. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. - С. 120-132.

61. Ларина Т.В. Категория вежливости в английской и русской коммуникативных культурах. М.: Изд-во Рос. ун-та дружбы народов, 2003а. -315 с.

62. Ларина Т.В. Категория вежливости в аспекте межкультурной коммуникации : Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 2003с. - 32 с.

63. Латыпов Р.А., Усманова Е.А. Стили вербальной коммуникации и формирование межкультурной компетенции в процессе обучения иностранному языку // Наука и образование. Белово: КемГУ, 2003. -Ч.З. - С. 419-423.

64. Лисенко М.В. Место стратегий извинения в гармонизации межличностных отношений. Дис. . канд. филол. наук. СПб., 1999. -214 с.

65. Луцева О.А. Речевой этикет (категория вежливости) и его изменение на стыке двух эпох, конец XIX первая четверть XX века. Дис. . канд. филол. наук. - Таганрог, 1999. - 151 с.

66. Ma Т.Ю. Национальное самосознание в контексте языка и культуры. Автореф. дис. . канд. филол. наук. М.: МГУ, 2001. - 28 с.

67. Макаров M.JI. Анализ дискурса в малой группе. Тверь: Тверской Гос. Ун-т, 1995. - 82 с.

68. Макаров M.JI. Основы теории дискурса. М.: ИТДКГ «Гнозис», 2003. -280 с.

69. Никитин М.В. Об отражении картины мира в языке. // Studia Linguistica. Слово, предложение и текст как интерпретирующие системы. СПб.: Тригон, 1999. - С. 6-14.

70. Павловская, А.В. Этнические стереотипы и проблема общения культур // Россия и Запад: диалог культур. М.: Изд-во МГУ, 1996. - С. 428-442.

71. Полищук Е.В. О некоторых трудностях и условиях успешности американо-иноязычной межкультурной коммуникации // Язык. Сознание. Коммуникация. М.: МАКС Пресс, 2001. - С. 30-33.

72. Полозов С.А. Сделано в США. М.: Эксмо, Алгоритм, 2003. - 415 с.

73. Потебня А.А. Мысль и язык // Слово и миф. М.: Правда, 1989. С. 17200.

74. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. М.: «Рефл-бук», 2001. - 656 с.

75. Рамазанова А.Н. Языковые маркеры речевых тактик // Коммуникативно-функциональное описание языка: сборник научных статей. Уфа: РИО БашГУ, 2003. - С. 132-141.

76. Романов А.А. Системный анализ регулятивных средств диалогического общения. -М.: Наука, 1988. 181 с.

77. Савойская Н.П. Лингвокультурологические особенности концепта «вежливость». Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тюмень, 2005. - 23 с.

78. Семеняко Н.Т. Стратегия вежливости в английской научной прозе // -Тула: Изв. Тул. гос. ун-та. Сер.: Гуманит. и соц.-экон. Науки, 1997. -Вып. 1.-С. 100-104.

79. Соколова Н.Л. Английский речевой этикет. М., 1991. - 92 с.

80. Стернин И.А., Стернина М.А. Американское коммуникативное поведение. Воронеж: Истоки, 2001. - 223 с.

81. Стернин И.А., Ларина Т.В., Стернина М.А. Очерк английского коммуникативного поведения. Воронеж: Истоки, 2003. 184 с.

82. Стернин И.А. Русский речевой этикет. Воронеж: ВОИПКРО, 1996. -126 с.

83. Стернин И.А. Практическая риторика. М.: Изд-во «Академия», 2003. -272 с.

84. Стернина М.А. Коммуникативно-релевантные черты английского национального характера и менталитета // Человек в информационном пространстве. Ярославль: Истоки, 2003. — С. 129-134.

85. Ступин, Л.П., Игнатов К.С. Современный английский речевой этикет. Л.: ЛГУ, 1980. - 143 с.

86. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово, 2000. - 262 с.

87. Тер-Минасова С.Г. Война и мир языков и культур: вопросы теории и практики межъязыковой и межкультурной коммуникации. Москва: ACT, 2007. - 386 с.

88. Туктарова Л.З. Лингвистические средства, используемые для вербализации тактик позитивной вежливости // Коммуникативно-функциональное описание языка: сб. науч. статей. Ч. 1 Уфа: РИО БашГУ, 2003. - С. 198-202.

89. Тягунова Ж.А. Аспекты теории вежливости // Вопросы Романо-германской и русской филологии. Межвузовский сборник научных статей. Пятигорск: изд. Пятигорского Гос. Лингвистического Ун-та, 2002. - С. 80-86.

90. Улимбашева Э.Ю. Категория вежливости в разных лингвокультурных традициях. Автореф. дис. канд. филол. наук. Нальчик, 2003. - 24 с.

91. Уорф Б. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. Москва, 1960. - Вып. 1. - С. 255-285.

92. Федорова А.Л. К вопросу о стратегической природе речевого взаимодействия (на материале упрека в немецком, английском и русском языках) // Семантика разноуровневых единиц в языках различного строя. Уфа: РИО БашГУ, 2005. - С. 286-292.

93. Филиппова Л.В. Конвенциональное выражение просьбы в английском языке // Наука и образование. Белово: КемГУ, 2003. - Ч. 3. - С. 464469.

94. Формановская Н.И. Русский этикет: лингвистические и методические аспекты. М.: Русский язык, 1982. - 126 с.

95. Формановская Н.И. Употребление русского речевого этикета. М.: Русский язык, 1984. - 193 с.

96. Формановская Н.И. Прагматика побуждения и логика языка // Русский язык за рубежом, № 5-6. М.: Изд-во Гос. института русского языка им. А.С. Пушкина, ЗАО «Отраслевые ведомости», 1994. - С. 3440.

97. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения: учеб. пособ. / Н.И. Формановская. М.: Изд-во Н.И. Формановская, 1998.-291 с.

98. Фурменкова Т.В. Реализация принципа вежливости в выражениях просьбы // Пелевинские чтения 2003. - Калининград: Изд-во КГУ, 2004. - С. 153-157.

99. Храковский B.C., Володин А.П. Семантика и типология императива. Русский императив. JL: Наука, 1986. - 272 с.

100. Хьюитт К. Понять Британию. М.: Высшая школа, 1994. - 198 с.

101. Чучкин Д. Нормы вежливости в английском речевом этикете и способы их передачи на русском языке // Студент и научно-технический прогресс. Челябинск: Челябинский Гос. Ун-т., 1997. - С. 102-103.

102. Шамьенова Г.Р. О влиянии прагматических факторов на реализацию категории вежливости в общении // Проблемы речевой коммуникации: межвузовский сборник научных трудов. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2000. - С. 147-152.

103. Agar М. Language shock: Understanding the culture of conversation. New York: William Morrow, 1994. - 284 p.

104. Austin, J.L. How to do things with words. Oxford: Claredon Press. 1962.-174 p.

105. Bach K. & Harnish R.M. Linguistic communication and speech acts. Cambridge, MA: MIT Press. 1979. 275 p.

106. Bargiela-Chiappini F. Face and politeness: new (insights) for old (concepts) // Journal of Pragmatics, 2003, 35 / 10-11. P. 1453-1469.

107. Bayraktaroglu A. Politeness and interactional imbalance // International Journal of the Sociology of Language, 1991, 92. —P. 5-34.

108. Beal C. It's all in the asking: A perspective on problems of cross-cultural communication between native speakers of French and native speakers of Australian English in the workplace. // Australian Review of

109. Applied Linguistics, 1990, 7 P. 66-92.220

110. Beebe L.M., Takahashi Т., Uliss-Weltz R. Pragmatic transfer in ESL refusals. // Developing communicative competence in a second language. / eds. R.C. Scarcells, E.A. Andersen, S.D. Krashen. New York: Newberry House, 1990.-P. 55-73.

111. Blum-Kulka S. Indirectness and politeness in requests same or different //Journal of Pragmatics, 1987, 11 / 2. - P.l 31-146.

112. Blum-Kulka, S. Playing it safe: The role of conventionality in indirect requests. // Cross-cultural pragmatics: requests and apologies. / eds. S. Blum-Kulka, J. House, G. Kasper. Norwood, N.J.: Alex Publishing Corporation, 1989. - P. 37-70.

113. Brown P. How and why are women more polite: some evidence from a Mayan community. // Women and language in literature and society. / eds. S. McConnell-Ginet, R. Borker, N. Furman. Oxford: Blackwell, 1980. - P. 111-136.

114. Brown, P., Levinson S. Universale in language usage. // Questions and Politeness. / ed. E. Goody. Cambridge: Cambridge University Press, 1978.-p. 56-289.

115. Brown P., Levinson S. Politeness: Some Universale in Language Use. Cambridge: Cambridge University Press, 1987. - 345 p.

116. Byram M., Fleming M. language Learning in Intercultural Perspective. Approaches through drama and ethnography. Cambridge: Cambridge University Press, 1998. - 310 p.

117. Chen R. Responding to compliments a contrastive study of politeness strategies between American English and Chinese speakers // Journal of Pragmatics, 1993, 20/1. - P. 49-75.

118. Clark H. Responding to indirect speech acts. //Cognitive Psychology, 11,1979.-P. 430-477.

119. Clark H., Schunk D. Politeness in requests — rejoinder // Cognition, 1981, 9/3.-P. 311-315.

120. Craig R., Tracy K., Spisak F. The discourse of requests assessment of a politeness approach // Human Communication Research, 1986, 12/4. -P. 437-468.

121. Creese A. Speech act variation in British and American English. PENN Working Papers, 1991, 7/2. P. 37-58.

122. Eisenstein M., Bodman J. "I very appreciate": Expressions of gratitude by native and non-native speakers of American English. //Applied Linguistics, 1986, 7/2.-P. 167-185.

123. Fraser B. The concept of politeness. Paper presented at the Fourth Annual Conference on New Ways of Analyzing Variation in English (NWAVE), Georgetown University, 1975.

124. Fraser В., Nolen W. The association of deference with linguistic form. // International Journal of Sociology of language, 1981, 27 P. 93109.

125. Fraser B. Perspectives on politeness//Journal of Pragmatics, 1990, 14/2.-P. 219-236.

126. Freilich M. The Relevance of Culture. New York: Bergin and Garvey, 1989.-252 p.

127. Fukushima S. Requests and culture. Politeness in British English and Japanese. Berlin: Peter Lang Press, 2003. - 315 p.

128. Garcia С. Linguistic politeness in Britain and Uruguay: A contrastive study of requests and apologies // Modern Language Journal, 2002, 86/3. P. 461-462.

129. Glick D. A reappraisal of Brown and Levinson's politeness: Some universals of language use, eighteen years later. // Semiotica, 1996, 109, 1/2. -P. 141-171.

130. Goffman E. Interaction rituals: essays on face-to-face behaviour. -Garden city, NY: Anchor books, 1967. P. 149p.

131. Gordon D., Lakoff G. Conversational postulates. // Syntax and semantics 3: Speech acts. /eds. P. Cole, J.L. Morgan. New York: Academic Press, 1975.-P. 83-106.

132. Greenberg J. H., Osgood C.E. Jenkins J.J. Memorandum concerning language universals. // Universals of language. / ed. J. H. Greenberg. -Cambridge, MA: MIT Press, 1963 P. xv-xxvii.

133. Grice H.P. Logic and conversation. // Syntax and semantics 3: Speech acts. / eds. P. Cole, J.L. Morgan. New York: Academic Press, 1975. - P. 41-58.

134. Gu Y. Politeness phenomena in modern Chinese // Journal of Pragmatics, 1990, 14/2. P. 237-257.

135. Hall E. Beyond Culture. Garden City, NY: Anchor Books, 1976. -298 p.

136. Held G. Politeness in Linguistics research. // Politeness in Language: studies in its History, Theory and Practice . /eds. R. J. Watts, S. Ide, K. Ehlich. Berlin: Mouton de Gruyter, 1992. - P. 131-53.

137. Herbert R.K. The ethnography of English compliments and compliment responses. A contrastive sketch. // Contrastive pragmatics. / ed. W. Olesky, Amsterdam: John Benjamins, 1989. - P. 3-35.

138. Hickey L. Comparatively polite people in Spain and Britain. // Association for Contemporary Iberian Studies, 1991, 4/2. P. 2-7.

139. Hickey L., Stewart M. Politeness in Europe. Clevedon: Multilingual Matters, 2005. - 334 p.

140. Hill В., Ide S., Ikuta S., Kawasaki A., Ogino T. Universale of linguistic politeness quantitative evidence from Japanese and American English //Journal of Pragmatics, 1986, 10/3. - P. 347-371.

141. Hofstede G., Bond M. Hofstede's culture dimensions. //Journal of cross-cultural psychology, 1984, 15. P. 417-433.

142. Hofstede G. Culture and organizations: Software of the mind. -London: McGraw-Hill, 1991. 429 p.

143. Hofstede G. Culture's consequences. Comparing values, behaviors, institutions and organizations across nations. London: Beverly Hills: Sage, 2001.-597p.

144. Holmes J. Paying compliments a sex-preferential politeness strategy//Journal of Pragmatics, 1988, 12/4. - P. 445-465.

145. Holmes J. Women, men and politeness. London: Longman, 1995. -254 p.

146. Holtgraves T. Yes, but. Positive politeness in conversation arguments // Journal of Language and Social Psychology, 1997, 16/2. - P. 222-239.

147. Holtgraves Т., Yang J. Politeness as universal cross-cultural perceptions of request strategies and inferences based on their use // Journal of Personality and Social Psycology, 1990, 59/4. - P. 719-729.

148. Hurford J.R., Heasley B. Semantics: A Course Book. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. - 293 p.

149. Hymes D. The ethnography of speaking. //Readings in the sociology of language, /ed. J. Fishman. The Hague: Mouton, 1968. -P. 99-138.

150. Hymes D. On communicative competence. // Sociolinguistics. / eds. J.B. Pride, J. Holmes. Harmondsworth: Penguin, 1972. - P. 269-293.

151. Ide S. Introduction. // Linguistic politeness, special edition of Multilingua. I ed. S. Ide. 1988, 7/4. - P. 371-374.

152. Ide S. Formal forms and discernment: Two neglected aspects of universals of linguistic politeness. // Multilingua, 1989, 8/2-3. P. 223-248.

153. Jefferson G. Is "no" and acknowledgement token? Comparative American and British uses of (+) / (-) tokens. // Journal of Pragmatics, 2002, 34.-P. 1345-1383.

154. Jucker A. The relevance of Politeness. //Multilingua, 1988, 7/4. P. 375-84.

155. Kasper G. Linguistic politeness current research issues. // Journal of Pragmatics, 1990, 14/2. - P. 193-218.

156. Koike D. Requests and the role of deixis in politeness // Journal of Pragmatics, 1989, 13/2. P. 187-202.

157. Kroeber A. L., Kluckhohn C. Culture: A Critical Review of Concepts and Definitions. Cambridge, MA: Peabody Museum, 1952. - 223 p.

158. Kurzon D. The politeness of judges: American and English judicial behaviour //Journal of Pragmatics, 2001, 33/1. P. 61-85.

159. Lakoff R. The Logics of Politeness. // Papers from the ninth regional meeting of the Chicago Linguistic Society. Chicago, 1973. - p. 292-305.

160. Lakoff R. Language and Woman's Place. New York: Harper and Row, 1975.-309 p.

161. Lakoff R. Stylistic strategies within a grammar of style. //Language, Sex and Gender, /eds J. Orasanu et al. NY: The Annalas of the New York Academy of Sciences, 1979. - P. 53-80.

162. Lakoff R. The limits of politeness: therapeutic and courtroom discourse. // Multilingua, 1989, 8/2-3. P. 101-129.

163. Leech G.N. Explorations in semantics and pragmatics. Amsterdam: John Benjamins, 1980. - 253 p.

164. Leech G.N. Principles of pragmatics. NY, London: Longman, 1983. - 250 p.

165. Levine D. R., Adelman M. B. Beyond language: Cross-cultural communication. Engleword Cliffs, NJ: Prentic Hall Regents, 1993. - 286 p.

166. Liao C.-C., Bresnahab M.I. A contrastive study of Amrrican English and Mandarin refusal strategies. // Language Science, 1996, 18/3-4. P. 703-727.

167. Locher M. Power and Politeness in Action: Disagreements in Oral Communication. Berlin: Mouton de Gruyter, 2004. — 365 p.

168. Lorenzo-Dus N. Compliment responses among British and Spanish university students: A contrastive study. // Journal of Pragmatics, 2001, 33. -P. 107-127.

169. Lyons J. Language and linguistics: An introduction. Cambridge, England: Cambridge University, 1981. 356 p.

170. Mao L. Beyond politeness theory face revisited and renewed // Journal of Pragmatics, 1994, 21/5. - P. 451-486.

171. Marquez Reiter R. Politeness phenomena in British English and Uruguayan Spanish: The case of requests. // Miscelanea, 1997, 18. P. 159168.

172. Marquez Reiter R. Linguistic Politeness in Britain and Uruguay. -Amsterdam : John Benjamins, 2000. 225 p.

173. Meier A. Defining politeness: Universality in appropriateness. // Language Sciences, 1995a, 17/4.-P. 345-356.

174. Meier A. Passages of politeness. // Journal of Pragmatics, 1995b, 24/4.-P. 381-392.

175. Meier A. How to spell culture in language teacher education programs. // Teaching English from a global perspective. / ed. A. Burns. -NY: Teachers of English, 2005.-P. 51-62

176. Nelson G., A1 Batal M., Echols E. Arabic and English compliment responses: Potential for pragmatic failure. // Applied Linguistics, 1996, 17. -P. 411-432.

177. Nelson G., Carson J., A1 Batal M., El Bakary W. Cross-cultural pragmatics: Strategy use in Egyptian Arabic and American English refusals. // Applied Linguistics, 2002, 23. P. 163-189.

178. Nida E. A. Learning a foreign language: a handbook for missionaries. NY: Committee on Missionary Personnel, Division of Foreign Missions, National Council of the Churches of Christ in the U.S.A., 1950. - 237 p.

179. O'Driscoll J, About face: A defence and elaboration of universal dualism. // Journal of Pragmatics, 1996, 25/1. P. 1-32.

180. Olshtain E., Cohen A. D. Apology: A speech-act set. // Sociolinguistics and language acquisition, /eds. N. Wolfson, E. Judd. -Rowley, MA: Newbury House, 1983. P. 18-36.

181. Phillips E. Polite requests 2nd-language textbooks and learners of French //Foreign Language Annals, 1993, 26/3. - P. 372-381.

182. Pilegaard M. Politeness in written business discourse: A textlinguistic perspective on requests // Journal of Pragmatics, 1997, 28/2. -P. 223-244.

183. Placencia M.E. Politeness in Ecuadorian Spanish and British English. // Language Learning Journal, 1992, 6. P. 80- 82.

184. Rinnert C., Kobayashi H. Requestive hints in Japanese and English // Journal of Pragmatics, 1999,31/9. P. 1173-1201.

185. Sapir E. Selected writings of Edward Sapir on language, culture and personality. Berkeley: University of California Press, 1949. - 617 p.

186. Sapir E. The psychology of culture: A course of lectures. Berlin: Mouton de Gruyter, 1993. - 266 p.

187. Schmidt R, Richards J.C. Speech acts and second language learning. //Applied Linguistics, 1980, l.-P. 129-157

188. Schwartz S. H. Universals in the content and structure of values: Theoretical advances and empirical tests in 20 countries. // Advances in Experimental Social Psychology, 1992, 25.-P. 1-65.

189. Scollon R., Scollon S. Face in interethnic communications. // Language and Communication. / eds. J. Richards, R. Schmidt. London: Longman, 1983.-P. 156-188.

190. Scollon R., Scollon S. Intercultural communication: A Discourse Approach. Oxford: Blackwell, 2001. - 336 p.

191. Searle J.R. Speech acts: An essay in the philosophy of language. -Cambridge: Cambridge University Press, 1969. 203 p.

192. Searle J.R. Indirect speech acts. // Syntax and Semantics 3: Speech Acts. / eds. P. Cole, J.L. Morgan. NY: Academic Press, 1975. - P. 59-82.

193. Searle J.R. Expressions and meaning. Studies in the theory of speech acts. Cambridge: Cambridge University Press, 1979. - 204 p.

194. Sifianou M. Off-record indirectness and the notion of imposition. // Multilingua, 1993, 12/1.-P. 69-79.

195. Sifianou M. Politeness phenomena in England and Greece: A cross-cultural perspective. Oxford: Oxford University Press, 2000. - 254 p.

196. Stewart M. Politeness in Britain: 'It's only a suggestion.'. // Politeness in Europe. / eds. L.Hickey and M. Stewart. — Clevedon, Buffalo, Toronto: Multilingual Matters, 2005. P. 116-130.

197. Suh J. Pragmatic perception of politeness in requests by Korean learners of English as a second language // International Review of Applied Linguistics in Language Teaching, 1999, 37/3. P. 195-213.

198. Taylor T.J., Cameron D. Analysing Conversation: Rules and Units in the Structure. Oxford: Pergamon, 1987. - 169 p.

199. Ting-Toomey S., Chung L.C. Understanding Intercultural communication. Oxford: Oxford University Press, 2005. - 424 p.

200. Tottie G. Conversational style in British and American English: The case of backchannels. // English Corpus Linguistics. / eds. K. Aijmer, B. Altenberg. London: Longman, 1991. - P. 254-271.

201. Triandis H.C., Tiandis L.M. Race, social class, religion, and nationality as determinants of social distance. // Journal of abnormal and social psychology, 1960, 61.-P. 110-118.

202. Triandis H. С Individualism and Collectivism. Boulder, CO: Westview Press, 1995. - 284 p.

203. Trudgill P. The Social Differentiation of English in Norwich. -Cambridge: Cambridge University Press, 1979. 222 p.

204. Upadhyay S. Nepali requestive acts: Linguistic indirectness and politeness reconsidered // Journal of Pragmatics, 2003, 35/10-11. P. 16511677.

205. Watts R. J. Relevance and relational work: Linguistic politeness as politic behaviour . // Multilingua, 1989, 8/2-3. P. 131-166.

206. Watts R. J., Ide, S., Ehlich K. Politeness in Language: Studies in its History, Theory and Practice. Berlin: Mouton de Gruyter, 1992. — 404 p.

207. Watts R. J. Key Topics in Sociolinguistics. Politeness. Cambridge: Cambridge University Press, 2003. - 304 p.

208. Watts R. J., Locher M. Politeness theory and relational work. // Journal of Politeness Research, 2005, 1. P. 9-33.

209. Wierzbicka A. Does Language Reflect Culture? Evidence from Australian English. // Language in Society, 1986, 15. P. 349-373.

210. Wierzbicka A. Cross-cultural pragmatics. The semantics of human interaction. Berlin, NY: Mouton de Gruyter, 1991. - 502 p.

211. Wolfson N., Manes J. The compliment as social strategy. Papers in Linguistics. // International Journal of Human Communication, 1980, 13 P. 391-410.

212. Wolfson N. An empirically based analysis of compliments in American English. // Sociolinguistics and Language Acquisition. / eds. N. Wolfson, E. J. Rowley. MA: Newbury House, 1983a. - P. 82-95.

213. Wolfson N. Rules of speaking. // Language and Communication. / eds. J. C. Richards, R.W. Schmidt. London, NY: Longman, 1983b. - P. 61-87.

214. Yeung L. Polite requests in English and Chinese business correspondence in Hong Kong // Journal of Pragmatics, 1997, 27/4. P. 505-522.

215. ИСТОЧНИКИ ПРИМЕРОВ И ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ БРИТАНСКИЕ ФИЛЬМЫ:

216. ААВ About а Boy (2002) (Comedy)

217. ВТ Beautiful Thing (1996) (Romantic Comedy / Drama)

218. BILB Bend It Like Beckham (2002) (Drama / Sports)

219. BAE Breaking and Entering (2006) (Romantic Drama)

220. BJD Bridget Jones's Diary (2001) (Romantic Comedy)

221. TEOR Bridget Jones: The Edge of Reason (2004) (Romantic Comedy)

222. CL Closer (2004) (Romance / Drama)

223. LA Love Actually (2003) (Romantic Comedy)

224. LAOD Love and Other Disasters (2006) (Romantic Comedy)

225. NH Notting Hill (1999) (Romantic Comedy)1. АМЕРИКАНСКИЕ ФИЛЬМЫ:

226. AS America's Sweethearts (2001) (Comedy)

227. HB Heartbreakers (2001) (Comedy)

228. HTLAGITD How to Lose a Guy in 10 Days (2003) (Romantic Comedy)

229. KAL Kate and Leopold (2002) (Romance)5. KP K-Pax (2001) (Drama)

230. MM Moonlight Mile (2002) (Drama)7. PRI Prime (2005) (Drama)

231. TH The Holiday (2006) (Romantic Comedy)

232. TWP The Wedding Planner (2001) (Romantic Comedy)

233. YMAD You, Me and Dupree (2006) (Romantic Comedy)1. АВСТРАЛИЙСКИЕ ФИЛЬМЫ:

234. DB December Boys (2007) (Drama)

235. JS Japanese Story (2003) (Romance / Drama)

236. LANT-Lantana (2001) (Drama)

237. LBW Look Both Ways (2005) (Drama)

238. MW Muriel's Wedding (1994) (Romantic Comedy)6. PRO Proof (1991) (Drama)

239. RPF Rabbit-Proof Fence (2002) (Drama)8. SH-Shine (1996) (Drama)

240. SOM Somersault (2004) (Drama)

241. TC The Castle (1997) (Drama)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.