Структура глобального долготного эффекта во внешней ионосфере тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.29, кандидат физико-математических наук Карпачев, Олег Александрович

  • Карпачев, Олег Александрович
  • кандидат физико-математических науккандидат физико-математических наук
  • 2010, ТроицкТроицк
  • Специальность ВАК РФ25.00.29
  • Количество страниц 153
Карпачев, Олег Александрович. Структура глобального долготного эффекта во внешней ионосфере: дис. кандидат физико-математических наук: 25.00.29 - Физика атмосферы и гидросферы. Троицк. 2010. 153 с.

Оглавление диссертации кандидат физико-математических наук Карпачев, Олег Александрович

Введение.

Глава I. Долготный эффект и иТ-контроль во внешней ионосфере Земли (обзор).

1.1. Средние широты.

1.2. Высокие широты.

1.3. Экваториальные широты.

1.4. Внешняя ионосфера.

1.5. иТ-контроль ионосферы.

1.6. Асимметрия северного и южного полушарий.

1.7. Выводы.

Глава II. Анализ причин долготных вариаций 1Чт¥2 и /г/мF2 на основе моделей ионосферы и термосферы.

2.1. Модели ночной ионосферы.

2.1.1. Модель [Бенькова и др., 1986].

2.1.2. Серво-модель [ШэЬЬеА, 1967].

2.1.3. Сравнение моделей.

2.1.4. Анализ долготных вариаций ЫтК2 и ИтР2 в ночной среднеширотной ионосфере.

2.2. Модели дневной ионосферы.

2.2.1. Модель дневной ионосферы [Бадин, 1989].

2.2.2. Модель дневной среднеширотной ионосферы [Ситнов и др., 1992].

2.2.3. Сравнение моделей.

2.2.4. Анализ долготных вариаций ЫтЮ. и ктР2 на широте 65° 1ЬАТ.

2.3. Выводы.

Глава III. Глобальная картина долготного эффекта и иТ-контроля в/оП на средних широтах северного и южного полушарий.

3.1. Данные спутника Интеркосмос-19.

3.2. Глобальная картина ДЭ в /оР2 для средних широт северного и южного полушарий в условиях высокой солнечной активности.

3.3. Анализ причин ДЭ.

3.4. UT-эффект в ионосфере средних широт северного и южного полушарий.

3.5. Выводы.

Глава IV. Аномалия моря Уэдделла и Якутская аномалия: морфология и причины.

4.1 Аномалия моря Уэдделла в южном полушарии.

4.1.1. Динамика развития аномалии с местным временем.

4.1.2. Суточные и долготные вариации foF2.ИЗ

4.1.3. Зона аномальных суточных вариаций foF2.

4.2. Якутская аномалия.

4.2.1. Суточные вариации foF2.

4.2.2. Глобальное распределение foF2 в северном полушарии для летнего солнцестояния.

4.3. Механизм формирования аномалии.

4.3.1. Дневная ионосфера.

4.3.1.1. Долготные вариации параметров ионосферы и термосферы на широте

52.5° ILAT.

4.3.1.2. Долготные вариации параметров ионосферы и термосферы на широтах 50°S и 65°S.

4.3.2. Ночная ионосфера.

4.3.2.1. Долготные вариации параметров ионосферы и термосферы на широте

52.5° ILAT.

4.3.2.2. Долготные вариации параметров ионосферы и термосферы на широтах 50°S и 65°S.

4.4. Обсуждение.

4.5. Выводы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физика атмосферы и гидросферы», 25.00.29 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Структура глобального долготного эффекта во внешней ионосфере»

Предметом диссертационной работы являются долготные вариации параметров максимума слоя ¥2 ионосферы средних и субавроральных широт, морфология и причины.

Актуальность работы. Долготный эффект (ДЭ) является составной частью глобального распределения параметров ионосферы. ДЭ охватывает всю толщу верхней ионосферы, включая параметры максимума Р2-слоя ктР2 и ЫтР2, и наблюдается при всех гелио-геофизических условиях. Амплитуда ДЭ в ИтР2 в некоторых условиях может достигать порядка величины, что сравнимо с амплитудой суточных вариаций или вариаций во время сильной магнитной бури. Поэтому без знания ДЭ, как фонового состояния ионосферы, анализ глобальных вариаций в ионосфере по спутниковым данным невозможен. Однако для того, чтобы исследовать характер ДЭ и, понять его причины необходимо иметь полную информацию об изучаемом параметре - для всех долгот. Глобальная сеть наземных ионосферных станций не позволяет этого сделать, а единственным спутником, который дает полную информацию о параметрах слоя Р2, является Интеркосмос-19 (ИК-19). Поэтому долготные вариации ЫтР2 и ктР2 до сих пор недостаточно хорошо исследованы и некорректно отражены в моделях ионосферы. Основные причины ДЭ в ионосфере средних широт в принципе известны — нейтральный ветер, солнечное излучение, вариации состава и температуры атмосферы. Однако вклад этих факторов до сих пор точно не определен. Мало того, до сих пор идет оживленная дискуссия о причинах аномалии моря Уэдделла (\\^8А), обнаруженной еще в 1958 г. WSA проявляется в виде аномальных (обратных по знаку) суточных вариаций АЫР2 и в виде аномально сильных долготных вариаций №тР2 в летнем южном полушарии. Аналогичная аномалия наблюдается и в северном полушарии, на долготах Якутска и Магадана. Непрекращающаяся дискуссия по поводу \У8А свидетельствует о том, что качественные рассуждения не позволяют однозначно определить причины аномальных долготно/суточных вариаций. Необходимо переходить к количественному анализу на основе современных моделей ионосферы и термосферы. Анализ ДЭ был начат ранее в ИЗМИР АН на основе простых, но достаточно точных аналитических моделей ионосферы. В последнее время был создан большой банк данных спутника ИК-19, который позволяет исследовать ДЭ в полном масштабе - для всех широт северного и южного полушарий, всех часов местного времени и сезонов. Таким образом, актуальность работы определяют не изученность предмета исследований, и морфологии и причин; создание уникального банка данных спутника ИК-19, который позволяет решить задачу в полном объеме; и наличие разработанной в ИЗМИРАН методики расчетов долготных вариаций параметров ионосферы, которую можно использовать для анализа причин ДЭ.

Цель работы - исследование долготных вариаций параметров максимума слоя ¥2 (/оР2 и ктР2) в ионосфере средних и субавроральных широт. Для достижения поставленной цели потребовалось решить следующие задачи:

1. По данным внешнего зондирования на спутнике ИК-19 построить морфологическую картину ДЭ в /оП в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов местного времени и всех сезонов.

2. По данным спутника ИК-19 построить морфологическую картину иТ-эффекта в /оР2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов мирового времени и всех сезонов.

3. На основе количественных расчетов и качественного анализа установить причины ДЭ и иТ-контроля ионосферы средних широт. Для проведения численных расчетов провести сравнительный анализ существующих аналитических моделей дневной и ночной ионосферы.

4. Исследовать морфологию и причины аномалии моря Уэдцелла и Якутской аномалии.

Научная новизна работы определяется результатами, полученными впервые:

1. На основе уникального массива данных внешнего зондирования на спутнике ИК-19 построена полная картина ДЭ в /оЕ2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов местного времени и всех сезонов в условиях высокой солнечной активности (1979-1981 г.). Детально исследованы характеристики этой картины, включая изменения характера и амплитуды ДЭ с местным временем и сезоном, асимметрию полушарий, наличие сильного географического и геомагнитного контроля ионосферы средних широт.

2. По тем же данным спутника ИК-19 построена полная картина иТ-эффекта в /оР2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов мирового времени и всех сезонов. Исследованы ее характеристики, включая сезонные различия и асимметрию полушарий. Показано, что UT-контроль южного полушария носит более сложный характер, чем в простой модели «07иТ-эффекта».

3. Проведено дальнейшее развитие методики решения обратной задачи: на основе аналитических моделей дневной и ночной ионосферы, тщательно протестированных в работе, проведены расчеты скорости вертикального дрейфа плазмы W из долготных вариаций NmF2 и hmF2. Это позволило определить причины долготных вариаций NmF2 и hmF2 в дневной и ночной ионосфере средних и субавроральных широт, и сделать оценки вклада в ДЭ каждого из факторов: нейтрального ветра, солнечного излучения, состава и температуры термосферы. На основе качественного анализа, с учетом результатов, полученных при численных расчетах и с привлечением модели нейтрального ветра HWM, выявлены причины изменений характера и амплитуды ДЭ с местным временем, сезоном, полушарием в геомагнитной и географической системах координат.

4. Выделены зоны аномальных долготно/суточных вариаций foF2 в летней ионосфере южного и северного полушарий. Детально исследованы характеристики и динамика развития аномалии моря Уэдцелла (WSA) в летнем южном полушарии, показано, что основные характеристики WSA подобны для условий высокой и низкой солнечной активности. На основе расчетов и качественного анализа определены причины формирования аномалии моря Уэдцелла и Якутской аномалии, получено, что главными из них являются нейтральный ветер и солнечное излучение.

Научная и практическая ценность работы состоит в том, что полученные в ней результаты могут быть использованы для: а) усовершенствования глобальной модели ионосферы, б) коррекции модели нейтрального горизонтального ветра HWM, в) более адекватного прогноза условия распространения радиоволн в ионосфере средних широт, г) дальнейших исследований аномального поведения ионосферы с целью более глубокого понимания процессов, происходящих в околоземном пространстве.

Достоверность полученных результатов обусловлена огромным массивом данных спутника ИК-19; сравнением их с данными наземного зондирования, а также с данными спутников Ariel-1 и 3, ESRO 1 и 4, CHAMP, DMSP, TOPEX/Poseidon и COSMIC/Formosat3; физической обоснованностью исходных уравнений и положений; тщательным сравнительным анализом использованных для расчетов аналитических моделей ионосферы.

На защиту выносятся:

1. Полная морфологическая картина ДЭ в foF2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов местного времени и всех сезонов, построенная на основе большого массива данных спутника ИК-19 для высокой солнечной активности, и включающая изменения характера и амплитуды ДЭ с местным временем и сезоном, асимметрию полушарий, сильный географический и геомагнитный контроль ионосферы средних широт.

2. Полная морфологическая картина UT-эффекта в foF2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов мирового времени и всех сезонов, построенная по тем же данным спутника ИК-19 и включающая сезонные различия и асимметрию полушарий.

3. Результаты количественного и качественного анализа изменений характера и амплитуды ДЭ с местным временем, сезоном и полушарием в географической и геомагнитной системах координат. Результаты численных расчетов ' вклада различных факторов в долготные вариации параметров максимума слоя F2 на основе протестированных в работе аналитических моделей дневной и ночной ионосферы.

4. Морфологическая картина и причины образования аномалии моря Уэдделла в южном полушарии и Якутской аномалии в северном полушарии в условиях местного лета.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и обсуждались на 33-м ежегодном Апатитском семинаре «Физика авроральных явлений» (Апатиты, ПГИ КНЦ РАН, март 2010 г.), Международной научной конференции "Атмосфера, ионосфера, безопасность" (AIS-2010) (Калининград, РГУ им. И.Канта, июнь 2010), 38th COSPAR Scientific Assembly (Времен, Германия, июль 2010), International conference on Problems of Geocosmos (Санкт-Петербург, сентябрь 2010).

По теме диссертации опубликовано 2 работы.

Карпачев O.A., Телегин В.А., Колесников Р.В. Анализ аномалий параметров ионосферы Земли по данным внешнего зондирования // Научно-технический сборник в/ч 45807-Р/1. - 2010. Вып.1(192). с.10-19.

Карпачев А. Т., Гасилов Н. А., Карпачев О. А. Причины долготных вариаций

ЫшР2 на средних и субавроральных широтах в летних ночных условиях // Геомагнетизм и аэрономия. Т.50. № 4. с.1-7. 2010.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, содержит 153 страницы печатного текста, 72 рисунка. Список цитируемой литературы содержит 92 наименования.

Похожие диссертационные работы по специальности «Физика атмосферы и гидросферы», 25.00.29 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физика атмосферы и гидросферы», Карпачев, Олег Александрович

4.5. Выводы

Исследованы морфология и причины образования аномалии моря Уэдделла и Якутской аномалии с помощью количественных расчетов и качественного анализа. Получено несколько важных результатов. Перечислим их.

1) По данным спутника ИК-19 для высокой солнечной активности (1979-1980 г.) впервые построено и проанализировано глобальное распределение foF2 для околополуденных и послеполуночных часов в южном летнем полушарии. Для сравнения построено аналогичное распределение foF2 по данным спутника CHAMP для минимума солнечной активности (2005-2006 г.). Сравнение данных спутников ИК-19 и CHAMP показывает, что основные характеристики WSA подобны для условий высокой и низкой солнечной активности. Исследована динамика развития WSA с местным временем по данным спутника ИК-19.

2) По данным спутника ИК-19 впервые выделена зона аномального поведения foF2 в летнем южном полушарии. Она занимает практически все долготы западного полушария, при этом максимальное превышение ночных значений foF2 над дневными достигает 4-5 МГц на долготах 255-315° и широтах 50-55° ILAT. Зона аномалии намного больше моря Уэдделла и никак не связана с ним, поэтому более оправдано для нее название зона АСВК - зона аномальных суточных вариаций электронной концентрации.

3) По данным спутника ИК-19 впервые выделена зона аномального поведения foF2 в летнем северном полушарии. Она занимает меньшую, чем в южном полушарии, но довольно значительную область на долготах 80-220°Е и широтах 45-75°N. При этом максимальное превышение ночных значений foF2 над дневными достигает 2-2.5 МГц на долготах 120-150° и широтах около 60°N (т.е. вблизи Магадана и Якутска).

4) WSA определяется низкими значениями foF2 в дневной ионосфере и более высокими значениями в ночной ионосфере на долготах западного полушария. Поэтому на основе глобального распределения электронной концентрации в летнем южном полушарии были исследованы долготные вариации параметров ионосферы и термосферы, что позволяет говорить о причинах АСВК. Эти причины по разному проявляются в геомагнитной и географической системах координат. а) В геомагнитной системе координат (на фиксированной широте 52.5° 1ЬАТ) ДЭ определяется изменениями с долготой уровня солнечной ионизации, скорости вертикального дрейфа плазмы, отношения [0]/[Нг] и температуры термосферы Т„. Вариации этих параметров устроены таким образом, что на долготах западного полушария они обеспечивают более высокие значения /оП ночью, чем днем. Наибольший вклад в ДЭ вносят солнечная ионизация и нейтральный ветер, определяющий вертикальный дрейф плазмы. б) В географической системе координат ситуация сложнее. Долготные вариации i/oF2 в дневной высокоширотной ионосфере в большей степени определяются высыпаниями частиц в области каспа и примыкающим к нему провалом ионизации, чем нейтральным ветром. В ночной высокоширотной ионосфере нейтральный ветер, безусловно, играет доминирующую роль в создании сильнейшего ДЭ с максимумом /оР2 на долготах аномалии. Но необходимо также учитывать и влияние главного ионосферного провала, а, следовательно, и механизмов, его создающих. в) Качественный анализ, проведенный для Якутской аномалии, полностью подтверждает выводы, сделанные при анализе причин WSA.

Итак, расчеты и основанный на них качественный анализ показывают, что главной причиной АСВК является нейтральный ветер. Эффект нейтрального ветра определяется долготными вариациями его скорости и зависимостью от склонения и наклонения геомагнитного поля. Что касается точной количественной оценки его вклада, то она станет возможной только с появлением более адекватной модели нейтрального ветра.

Привлечение других механизмов в роли главных причин аномалии, как например, потоков из плазмосферы, электрических полей, процессов в Южноатлантической аномалии и т.п. не представляется оправданным. Однако окончательный ответ на все вопросы, связанные с формированием аномалии можно будет получить только на основе дальнейших исследований.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение приведем наиболее важные результаты работы:

1. По данным спутника ИК-19 для высокой солнечной активности (1979-1981 г.) впервые построена полная морфологическая картина ДЭ в /ЪР2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех часов местного времени и всех сезонов. Исследованы характеристики ДЭ, включая изменения его характера и амплитуды с местным временем и сезоном, асимметрию полушарий, сильный геомагнитный контроль ионосферы средних широт. Получено, в частности, что ДЭ сильнее ночью, чем днем, при этом в южном летнем полушарии амплитуда ДЭ в /оР2 достигает 6 МГц. В дневное время амплитуда ДЭ практически не изменяется с сезоном. Местной зимой наиболее сильный ДЭ наблюдается в поздние вечерние/дополуночные часы, так что в южном полушарии электронная концентрация изменяется с долготой на порядок величины, что сравнимо с суточными вариациями. Наблюдается сильная асимметрия полушарий — ДЭ сильнее в южном полушарии и может быть описан одной гармоникой, а в северном полушарии для этого требуется две гармоники.

2. Впервые получена полная картина иТ-эффекта в /оР2 в ионосфере средних широт северного и южного полушарий для всех сезонов и всех часов мирового времени. Во время местной зимы она определяется, в основном, суточными вариациями /оР2 большой амплитуды. В периоды равноденствий на суточные вариации /оР2 накладываются долготные, которые заметно искажают такую простую картину. В условиях местного лета амплитуда ДЭ в /оР2 сравнима с амплитудой суточных вариаций, которые к тому же имеют более сложный характер, чем зимой. В результате ЦТ-контроль летней ионосферы северного полушария слабый и нерегулярный, поскольку определяется суммой сложных по характеру суточных и долготных вариаций /оР2. ИТ-контроль летней ионосферы южного полушария обусловлен, в основном, сильными долготными вариациями/оР2.

3. На основе тщательно проанализированных и протестированных аналитических моделей ионосферы проведены расчеты скорости вертикального дрейфа плазмы Ж из долготных вариаций МтР2 и 1гтР2. Это позволило определить причины долготных вариаций ИтР2 и ИтР2 в дневной и ночной ионосфере, и сделать оценки вклада в ДЭ каждого из факторов. На основе полученных результатов и с привлечением модели нейтрального ветра Н\\/М93, выявлены причины изменений характера и амплитуды ДЭ с местным временем, сезоном и полушарием в геомагнитной и географической системах координат. В геомагнитной системе координат днем основной вклад в ДЭ вносят нейтральный ветер и солнечное излучение в примерном соотношении 80:20. В неосвещенной дополуночной ионосфере вариации foF2 определяются остаточной концентрацией электронов и ее распадом под действием рекомбинации, вклад нейтрального (зонального) ветра несколько меньше. В летнем южном полушарии к эффекту ветра даже в полночь добавляется сильное влияние солнечной ионизации, в результате здесь наблюдается самая большая амплитуда ДЭ в foF2 (6 МГц). После полуночи основной вклад в ДЭ вносит меридиональный ветер. Вклад состава и температуры термосферы в ДЭ обычно не превышает нескольких процентов. В географической системе координат эффект меридионального ветра обусловлен, главным образом, вариациями sin2I, а зонального ветра - вариациями sinDsin27, т.е. параметрами геомагнитного поля. Однако геомагнитный контроль средних географических широт в еще большей степени может быть связан с влиянием ГИП и ЭА, так например, в летнем южном полушарии поведение foF2 полностью определяется их влиянием.

4. Выделены зоны аномальных долготно/суточных вариаций foF2 в летней ионосфере южного и северного полушарий. Исследованы характеристики и динамика развития аномалии моря Уэдделла в южном полушарии. Она занимает все долготы западного полушария, при этом превышение ночных значений foF2 над дневными достигает 4-5 МГц на долготах 255-315° и широтах 50-55° ILAT. В северном полушарии аномалия занимает меньшую, чем в южном, но довольно значительную область на долготах 80-220°Е и широтах 45-75°N. При этом превышение ночных значений foF2 над дневными достигает 2-2.5 МГц вблизи Магадана и Якутска. На основе расчетов и качественного анализа рассмотрены все возможные причины формирования аномалии моря Уэдделла и Якутской аномалии, показано, что главными из них являются нейтральный ветер и солнечное излучение. Со стороны высоких широт аномалия ограничена ГИП.

Список литературы диссертационного исследования кандидат физико-математических наук Карпачев, Олег Александрович, 2010 год

1. Бадин В. И. Аналитические зависимости концентрации электронов и высоты максимума дневного слоя F2 от скорости дрейфа плазмы и других агрономических параметров // Геомагнетизм и аэрономия, т.29. № 5. с.795. 1989.

2. Бенъкова Н.П., Деминов М.Г., Калифарска H.A. Аналитическая модель ночной среднеширотной Р2-области / Препринт ИЗМИР АН. № 17(631). 14 с. 1986.

3. Беспрозванная A.C., Макарова JI.H. UT-контроль конфигурации главного ионосферного провала//Геомагнетизм и аэрономия. Т.24. № 1. с. 145. 1984.

4. Беспрозванная А. С. Долготная аномалия полуденной ионизации слоя F2 // Труды ААНИИ. т.280. с. 100. 1966.

5. Брюнелли Б.Е., Намгаладзе A.A. Физика ионосферы. М.: Наука, 1988. 442 С.

6. Данилов А.Д., Зикрач Э.К., Филиппов Л.Д Вечерняя аномалия слоя F2 ионосферы // Геомагнетизм и аэрономия, т.43. № 5. с.654. 2003.

7. Деминов М.Г., Козлов Е.Ф., Ситное Ю.С. Распределение ионов кислорода над геомагнитным экватором // Исследования по проблемам солнечно-земной физики. М.: ИЗМИР АН. с.22. 1977.

8. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Долготный эффект в конфигурации главного ионосферного провала. I. Положение провала // Геомагнетизм и аэрономия, т.26. № 1. с.63. 1986а.

9. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Долготный эффект в конфигурации главного ионосферного провала. II. Форма провала // Геомагнетизм и аэрономия, т.26. №4. с.682. 19866.

10. Деминов М.Г., Карпачев А.Т. Долготный эффект в ночной среднеширотной ионосфере по данным ИСЗ "Интеркосмос-19" // Геомагнетизм и аэрономия, т.28. № l.c.76. 1988.

11. Деминов М.Г., Карпачев А.Т., Афонин В.В., Аннакулиев С.К. Динамика среднеширотного провала в период магнитной бури. Главная фаза // Геомагнетизм и аэрономия, т.35. № 6. с.69. 1995.

12. Деминова Г.Ф. Волнообразная структура долготных изменений ночной экваториальной аномалии // Геомагнетизм и аэрономия, т.35. № 4. с. 169. 1995.

13. Иванов-Холодный Г.С., Михайлов A.B. Прогнозирование состояния ионосферы. Ленинград.: Гидрометеоиздат. 190 с. 1980.

14. Калифарска H.A. Долготный контроль Р2-области ионосферы средних широт / Диссертация. ИЗМИР АН. с. 149. 1986.

15. Карпачев А.Т. Глобальный долготный эффект в ночной внешней ионосфере по данным ИСЗ «Интеркосмос-19» / Препринт ИЗМИР АН. № 45(734). 28 с. 1987.

16. Карпачев А.Т. Механизмы долготного эффекта в ночной экваториальной аномалии электронной концентрации во внешней ионосфере // Геомагнетизм и аэрономия, т.28. № 4. с.620. 1988.

17. Карпачев А.Т. Глобальные вариации foF2 в области ночного провала // Геомагнетизм и аэрономия, т.32. № 5. с.94. 1992.

18. Карпачев А.Т. Распределение электронной концентрации во внешней ионосфере высоких широт южного полушария для ночных летних условий // Геомагнетизм и аэрономия, т.35. № 6. с.82. 1995.

19. Карпачев А. Т. Распределение электронной концентрации вблизи максимума слоя F2 в северном полушарии для ночных летних условий // Геомагнетизм и аэрономия, т.36. № 3. с.86. 1996.

20. Карпачев А.Т., Гасилов H.A. Вариации вертикального дрейфа плазмы с долготой в среднеширотной ночной летней ионосфере, рассчитанные по данным измерений hmF2 II Геомагнетизм и аэрономия, т.38. № 5. с.89. 1998.

21. Карпачев А.Т. Зависимость формы ГИП от долготы, высоты, сезона, местного времени, солнечной и магнитной активности // Геомагнетизм и аэрономия, т.43. № 2. с.256. 2003.

22. Карпов И.В., Кореньков Ю.Н., Наумова Н.М. Анализ долготных вариаций горизонтальных компонент ветра, полученных по эмпирической модели термосферы // Геомагнетизм и аэрономия, т.35. №3. с.94. 1995.

23. Кессених В.Н., Булатов Н.Д. Континентальный эффект в географическом распределении электронной плотности F2 слоя // Доклады АН СССР. т.45. с.250. 1944.

24. Клевцур C.B., Латышев КС., Фаткулин М.Н. Долготные эффекты в теоретических нестационарных многомерных моделях в области F (средние широты) / Препринт № 21 (906) М.: ИЗМИР АН. 30 с. 1989.

25. Коченова Н. А. Долготные вариации А^-профилей на магнитном экваторе // Геомагнетизм и аэрономия, т.28. № 1. с. 144. 1988.

26. Коченова Н.А., Шубин В.Н. Долготные изменения в летней ионосфере южного полушария // Геомагнетизм и аэрономия, т.35. № 2. с. 155. 1995.

27. Кринберг И.А., Тащилин А. В. Ионосфера и плазмосфера. М.: Наука. 129 с. 1984.

28. Мамруков А.П. Вечернее аномальное повышение ионизации в области F // Геомагнетизм и аэрономия, т.21. № 6. с.984. 1971.

29. Пирог О.М., Полех Н.М., Чистякова JJ.B. Долготные вариации критических частот Р2-слоя в высоких широтах // Геомагнетизм и аэрономия, т.40. № 2. с. 108. 2000.

30. Ситное Ю.С., Шубин В.Н., Аннакулиев С.К. Аппроксимация электронной концентрации и высоты максимума слоя F2 области дневной среднеширотной ионосферы простыми аналитическими формулами // Геомагнетизм и аэрономия. т.32. № 4. с.128. 1992.

31. Хачикян Г.Я., Рудина М.П. Долготные эффекты в распределении критических частот слоя F2 и средних полей метеоэлементов нижней атмосферы // Геомагнетизм и аэрономия, т. 19. №2. с.232. 1979.

32. Ahn В.-Н., Emery В.А., Kroehl Н. W., and Kamide Y. Climatological characteristics of the auroral ionosphere in terms of electric field and ionospheric conductance // J. Geophys. Res. v.104. № 5. p.10031. 1999.

33. Bellchamber W.H. and Piggott W.R. Ionospheric measurements made at Halley Bay // Nature, v.182. p.1596. 1958.

34. Bilitza D. and Reinisch B. International Reference Ionosphere 2007: Improvements and new parameters I I Adv. Space Res. v.42, № 4. p.599. 2008.

35. Buonsanto M.J., Salah J.E., Miller K.L., et al. Observations of neutral circulation at mid-latitudes during the equinox transition study // J. Geophys. Res. v.94. № 12. 1989.

36. Bums A., Solomon S., Wang W., Richmond A., Jee G., Lin C., Rocken C., Kuo B. Can the Weddell Sea anomaly and related phenomena be explained by conjugate effects? GNSS Radio Occultation Workshop. Pasadena. California. April 2009.

37. Challinor R.A. and Eccles D. Longitudinal variations of the mid-latitude ionosphere produced by neutral air winds //J. Atmos. Terr. Phys. v.33. p.363. 1971.

38. Clilverd M.A., Smith A.J. and Thomson N.R. The annual variation in quiet time plasmaspheric electron density, determined from whistler mode group delays // Planet. Space Sci. v.39. p. 1059. 1991.

39. Drob D.P., Emmert J.T., Crowley G. et al. An empirical model of the Earth's horizontal wind fields: HWM07 // J. Geophys. Res. v.113. A12304, doi: 10.1029/2008JA013668. 2008.

40. Dudeney J.R. and Piggott W.R. Antarctic ionospheric research, in Upper Atmosphere Research in Antarctica // Antarct. Res. Ser. v.29. p.200. 1978.

41. Duncan R.A. Universal-time control of the Arctic and Antarctic region // J. Geophys. Res. v.67. № 5. p. 1823. 1962.

42. Dungey J. W. Interplanetary magnetic field and the auroral zones // Phys. Rev. Lett. v.6. p.47. 1961.

43. Eccles D., King J. W, and Rothwell P. Longitudinal variations of the mid-latitude ionosphere produced by neutral air winds II. J. Atmos. Terr. Phys. v.33. p.371. 1971.

44. Eccles D., King J. W, and Slater A.J. ISIS-1 satellite observations of the ionosphere at high latitudes // J. Atmos. Terr. Phys. v.35. p.625. 1973.

45. Evans J. V. A study of F2 region night-time vertical ionization fluxes at Millstone Hill // Planet. Space Sci. v.23. № 12. p. 1611. 1975.

46. Eyfrig R. W. The effect of the magnetic declination on the F2-layer // Ann. Geophys. v.19. p.102. 1963.

47. Gasda S., Richmond A.D. Longitudinal and interhemispheric variations of auroral ionospheric electrodynamics in a realistic geomagnetic field 11 J. Geophys. Res. v. 103. № 3. p.4011. 1998.

48. He M., Liu L., Wan W„ Ning B„ Zhao B., Wen J., Yue X. and Le H. A study of the Weddell Sea Anomaly observed by FORMOSAT-3/COSMIC // J. Geophys. Res. v. 114. A12309. doi: 10.1029/2009JA014175. 2009.

49. Hedin A.E., and Reber C.A. Longitudinal variations of the thermospheric composition indicating magnetic control of polar heat input // J. Geophys. Res. v.77. p.2871. 1972.

50. Hedin A.E. MSIS-86 thermospheric model // J. Gephys. Res. v.92. № 5. p.4649. 1987.

51. Hedin A.E., Biondi M.A., Burnside R.G. et.al. Revised global model of thermospheric winds using satellite and ground-based observations // J. Geophys. Res. v.96. № 5. p.7657. 1991.

52. Hernandez G., and Roble R.G. The geomagnetic quiet nighttime thermospheric wind pattern over Fritz Peak observatory during solar cycle minimum and maximum // J. Geophys. Res. v.89. № 1. p.327. 1984.

53. Hopkins H.D., D'Arcy R.J and Sayers J. UT-control of the topside polar ionosphere // Planet. Space Sci. v.21. p. 1459. 1973.

54. Horvath I. and Essex E. A. The Weddell Sea Anomaly observed with the TOPEX satellite data // J. Atmos. Sol.-Terr. Phys. v. 65. p.693. doi:10.1016/S1364-6826(03)00083-X. 2003.

55. Horvath I A total electron content space weather study of the nighttime Weddell Sea Anomaly of 1996/1997 southern summer with TOPEX/Poseidon radar altimetry // J. Geophys. Res. v.l 11. A12317. doi:10.1029/2006JA011679. 2006.

56. Jee G., Burns A.G., Kim Y.H and Wang W. Seasonal and solar activity variations of the Weddell Sea Anomaly observed in the TOPEX total electron content measurements // J. Geophys. Res. v.l 14. A04307. doi:10.1029/2008JA013801. 2009.

57. Karpachev A.T., Deminov M.G. andAfonin V.V. Model of the mid-latitude ionospheric trough on the base of Cosmos-900 and Intercosmos-19 satellites data // Adv. Space Res. v.l8. № 6. p.221. 1996.

58. Karpachev A.T., Deminov M.G. and Afonin V.V Two branches of day-time winter ionospheric trough according to Cosmos-900 data at F2-layer heights // Adv. Space Res. v.22. № 6. p.877. 1998.

59. Karpachev A.T., and Gasilov N.A. Zonal and meridional wind components derived from Intercosmos-19 hmFl measurements // Adv. Space Res. v.27. № 6-7. p. 1245. 2001.

60. Karpachev A.T., and Gasilov N.A. Causes of longitude-latitudinal variations in the ionospheric F2-layer maximum in summer nighttime conditions // Intern. J. Geomagetism and Aeronomy. v.6. GI2006. doi:10.1029/2005GI000112. 2006.

61. Kazimirovsky E.S., and Kokourov V.D. Meteorology effects in ionosphere (a survey) // Geomagnetism and aeronomy. 35. № 3. p.3. 1995.

62. Kohnlein IV., and Raitt W.J. Position of the mid-latitude trough in the topside ionosphere as deduced from ESRO-4 obsevations // Planet. Space Sci. v.25. № 5/6. P.600. 1977.

63. Kohnlein W. and Raitt W.J. ESRO-1 and ESRO-4: a model of the U.T. effect in electron density at middle latitudes of the southern hemisphere // Planet. Space. Sci., v.26. № 12. p.1179. 1978.

64. Miller K.L., Torr D.G., and Richards P.G. Meridional winds in the thermosphere derived from measurement of F2 layer height // J. Geophys.Res. v.91. p.4531. 1986.

65. Miller K.L., Lemon M., and Richards P.G. A meridional wind climatology from a fast model for the derivation of meridional winds from the height of the ionospheric F2 region // J. Atmos. Solar-Terr. Phys. v.59. № 14. p.1805. 1997.

66. Meng, C.I. Diurnal variations of the auroral oval size // J. Geophys. Res. v.84. p.5319. 1979.

67. Moffeti R.J. The equatorial anomaly in the Ne distribution of the F-region // Fund. Cosmic. Phys. v.4. p.313. 1979.

68. Moffett, R. J. and Quegan S. The mid-latitude trough in the electron concentration of the ionospheric F layer: A review of observations and modeling // J. Atmos. Terr. Phys. v.45. p.315. doi: 10.1016/S0021 -9169(83)80038-5. 1983.

69. Onwumechili C.A., and Agu C.E. Longitudinal variations of equatorial eleetrojet parameters derieved from POGO satellite observations // Planet. Space Sci. v.43. № 6. p.627. 1981.

70. Pancheva D. V. Electric field effect on longitudinal variations of F night region // Docl. Bulgar AN. v.39.p.65. 1986.

71. Pavlov A. V. and Pavlova N.M. Anomalous nighttime peaks in diurnal variations of NmFl close to the geomagnetic equator: A statistical study // J. Atmos. Sol.-Terr. Phys. v.69. p.1871. doi: 10.1016/j.jastp.2007. 07.003. 2007.

72. Penndorf R. The average ionospheric conditions over the Antarctic in Geomagnetism and Aeronomy // Antarctic Research Series, v.4. p.l. 1965.

73. Rajaram G. Structure of the equatorial F-region, topside and bottomside — a review // J. Atmos. Terr. Phys. v.39. p.l 125. 1977.

74. Rastogi R.G. and Sanatini S. Longitudinal effect in the equatorial F2 region of the ionosphere // J. Atmos. Terr. Phys. v.25. p.739. 1963.

75. Rishbeth H. The effect of winds on the ionospheric /^2-peak // J. Atmos. Terr. Phys. v.29. № 1. p.225. 1967.

76. Rishbeth H. Thermospheric winds and the F-region: A review // J. Atmos. Terr. Phys. v.34. № l.P.l. 1972.

77. Rishbeth H., Ganguly S., and Walker J.C. Field-aligned and field-perpendicular velocities in the ionospheric F2-layer // J. Atmos. Terr. Phys. v.40. № 7. p.767. 1978.

78. Sojka J.J., Raitt W.J. and Schunk R. W. Observations of the diurnal dependence of the high-latitude F-region ion density by DMSP satellites // J. Geophys. Res. v.87. № 8. p.6908. 1982.

79. Takeda M. and Yamada Y. Simulation of ionospheric electric fields and geomagnetic field variation by the ionospheric dynamo for different solar activity // Ann. Geophys. v.5. №6. p.429. 1987.

80. Titheridge J.E. Winds in the ionosphere a review // J. Atm. Terr. Phys. v.57. № 14. p.1681. 1995.

81. Tulunay Y. Global electron density distributions from the Ariel 3 satellite at mid-latitudes during quiet magnetic periods // J. Atmos. Terr. Phys. v.35. № 2. p.233. 1973.

82. Walker G.F. Longitudinal structure of the F-region equatorial anomaly a review // J. Atmos. Terr. Phys. v.43. p.765. 1981.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.