Структурно-композиционные и языковые средства психологизации в романах Томаса Гарди тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.04, кандидат филологических наук Похилевич, Татьяна Дмитриевна

  • Похилевич, Татьяна Дмитриевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 1983, ЛьвовЛьвов
  • Специальность ВАК РФ10.02.04
  • Количество страниц 240
Похилевич, Татьяна Дмитриевна. Структурно-композиционные и языковые средства психологизации в романах Томаса Гарди: дис. кандидат филологических наук: 10.02.04 - Германские языки. Львов. 1983. 240 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Похилевич, Татьяна Дмитриевна

ВВЕДЕНИЕ .k

Глава I. ОБЪЕМНО-ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ЧЛЕНЕНИЕ ТЕКСТА В РОМАНАХ Т.ГАРДИ.

1.1. Членение цикла

1.2. Членение романов на части

1.3. Членение текста на абзацы

Выводы к главе I.4

Глава II. КОНТЕКСТНО-ВАРИАТИВНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ РЕЧИ АВТОРА В

РОМАНАХ Т.ГАРДИ. '.W

2.1. Общие положения

2.2.1. Структурно-семантические типы и функции повествовательных контекстов.4

2.2.1 Л. Эксплицитные психологизированные повествовательные контексты, непосредственно сообщающие о чувствах героев

2.2.1.2. Имплицитные психологизированные повествовательные контексты или контексты "динамического" психологизированного повествования

2.2.1.3. Психологизированные повествовательные контексты, в которых внутреннее состояние героев передается образно

2.2.2. Типы и функции описательных контекстов

2.2.2.1. Авторская характеристика

2.2.2.2. Портрет

2.2.2.3. Пейзажные описания.

2.2.2Л. Описания обстановки.

2.2.3. Психологизированные авторские ремарки . . . 117 Выводы к главе II.

Глава III. ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ И НЕСОБСТВЕННО-ПРЯМАЯ РЕЧЬ

В РОМАНАХ Т.ГАРДИ

3.1. Общие положения.

3.2. Типы и функции изображенной внутренней речи

3.3. Несобственно-пряыая речь.

Выводы к главе III.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Структурно-композиционные и языковые средства психологизации в романах Томаса Гарди»

В последнее время значительно усилился интерес к всестороннему филологическому изучению художественной литературы в неразрывном диалектическом единстве содержания и формы, суть которого была раскрыта В.И.Лениным: "Форма существенна. Сущность формирована. Так или иначе в зависимости и от сущности" /б, с.129/.

Изучение романа как жанра отличается в этом плане особыми трудностями, обусловленными своеобразием самого объекта: роман -становящийся, "открытый" жанр. Известный советский литературовед М.Бахтин писал: "Жанрообразующие силы действуют на наших глазах: рождение и становление романного жанра совершаются при полном свете исторического дня. Жанровый костяк романа еще далеко не затвердел, и мы еще не можем предугадать всех его пластических возможностей" /23, с.447/.

Рассмотрение лингвостилистических особенностей любого текста предполагает внимание к его жанру, ибо особенности жанра являются одним из определяющих факторов авторского отбора языковых средств.

Стиль литературно-художественного жанра складывается из особенностей отдельных произведений различных авторов. Он включает в себя обобщенные, типичные черты, которые характерны для всех индивидуальных произведений в рамках этого жанра. Такие общие черты проявляются во всех элементах художественной структуры произведения: в идейном содержании, в образной системе, в композиции, в сюжете, в языке. Становясь типичным и характерным для всех произведений определенного жанра, элементы художественной структуры становятся элементами системы данного жанрового стиля. Языковая специфика - обязательный элемент стилевой системы жанра. Жанровая специфика произведения обусловливает и качественную специфику его языка. Каждый жанр имеет свой языковой стиль, который отличается от языковых стилей других жанров целым рядом характеристик: синтаксическим построением, лексическим составом, системой художественных средств и т.д.

Психологический роман как жанровая разновидность неоднократно исследовался как советскими, так и зарубежными учеными. Исследовался психологизм как проблема /54, 73, 90, 125, 153, 242, 246/, анализировались разные формы психологизма у отдельных писателей /22, 58, 60, 65, 77, 121, 169, 170, 239, 261, 267/.

В последнее время появился ряд исследований, посвященных некоторым особенностям стиля современного психологического романа /12, 81, 86, 99, 216, 120/. Б настоящей работе проведен комплексный анализ языковых средств выражения психологизма в художественном тексте.

Жанр социально-психологического романа, одним из родоначальников которого в английской литературе был Т.Гарди, имеет целый ряд специфических стилевых черт, реализующихся на всех уровнях языковой структуры текста.

Внимание к внутреннему миру человека, анализ его души и постижение существа его жизни присущи всякому реалистическому произведению. "Не психологи открыли нам диалектику психической жизни, а художники", - пишет известный советский литературовед АДникст /16, с.19/. Изучение и осмысление душевной жизни человека в целом находится в центре внимания писателей. Языковые средства воплощения их замыслов неотрывны от стремления постигнуть человечество.

Эстетическое открытие внутреннего мира человека обычно датируется эпохой Возрождения. Именно на этой ступени духовной эволюции европейского общества - в контексте широчайшей эмансипации художественного сознания - формируется пристальный интерес к психологии. Причем речь идет здесь о зарождении психологизма как системы творческих стереотипов, и это важно подчеркнуть, потому что спорадически в недра человеческого духа литература заглядывала задолго до Ренессанса /32, с.259/. Однако наивысшего расцвета психологическая проза достигла в конце XIX - начале XX века. Психологический анализ человеческого характера - одно из важнейших достижений реализма XIX века.

Психологизм в литературе - это художественно-логическое расчленение и объяснение внутреннего мира человека. "Психологический анализ, - отмечал Н.Г.Чернышевский, - есть едва ли не самое существенное из качеств, дающих силу творческому талантуИ/185., сЛ25/. Форма, способы и приемы воспроизведения духовно-психологической жизни персонажей составляют сердцевину художественной системы писателей-реалистов конца XIX века.

В романе психологический анализ играет решающую роль в создании характеров. С его помощью автор выявляет нравственно-психологические последствия воздействия общественных отношений на человеческую личность и этим дает им соответствующую оценку.

Бальзак и Стендаль, Диккенс и Тургенев воспроизводили сложные умонастроения, порой конфликтно сталкивающиеся между собой. Эти умонастроения были связаны с разными сторонами жизни персонажей: с окружающей их социальной действительностью, с природой, с фактами их личной жизни, с ее бытовым укладом и, главное, с их собственными духовными исканиями.

Тяготение к скрупулезному изображению внутренних процессов было особенно характерно для литературы рубежа веков.

В конце XIX - начале XX века в западноевропейском романе оформилось психологическое направление, что способствовало дальнейшему изменению его жанровой формы. В поле зрения писателей "оказалась уже не столько внешняя биография и общественная карьера героев., сколько их внутренняя жизнь, спрятанная от глаз, не проявляющая (или не полностью проявляющая) себя в словах и поступках" /70, сЛО/.

Наиболее важный этап становления психологизма в мировой литературе явило собою творчество Достоевского и Л.Толстого, которые художественно освоили так называемую диалектику души человека. В произведениях этих писателей с небывалой полнотой и конкретностью воспроизведен сам процесс формирования мыслей, чувств и намерений человека.

Особую актуальность проблема психологизма приобретает в романе, сосредоточенном, по мнению Белинского, на изображении чувств, страстей и событий частной и внутренней жизни людей /24, с.39-42/. Роман "поглощен" индивидуальной жизнью человека и рассматривает общественный уклад в его воздействии на судьбу и сознание личности. В.И.Ленин отмечал, что в романе ".весь гвоздь в индивидуальной обстановке, в анализе характеров и психики данных типов" /7, с.57/.

Для английской литературы конца XIX века было также характерно углубление психологического анализа человеческой личности. Такие писатели, как Джордж Элиот, Дж.Мередит и Томас Гарди, принимая и усваивая пафос антибуржуазной по своей сущности тенденции предшествующего этапа развития литературы, гневно показывали, в каких множественных и уродливых формах обречена проявлять себя человеческая личность в условиях буржуазного общества. Компенсируя относительное сужение сферы внешнего активного проявления человеческой личности, писатели-реалисты второй половины века решительно повели действие "вглубь", по сравнению с предыдущим периодом они неизмеримо усилили внимание к внутреннему миру индивидуума, показывая на страницах своих романов многообразие и многосложность форм психологического и интеллектуального выражения этой активности, хотя в конечном итоге она и явилась результатом воздействия на человека объективных жизненных обстоятельств /96, с. 10/.

Первейшим объектом их наблюдения становится процесс постепенного развития характера как такового, взятого прежде всего в его психологической сущности. Продолжая традицию критического реализма классической поры, они изменяют внутреннее содержание романа как жанра, превращая его в связное описание душевной жизни героя, в своеобразную драматическую биографию его духа /96,.с.II/.

Томас Гарди был одним из крупнейших английских писателей последних десятилетий XIX века, творчество которого завершает эволюцию английского критического реализма в этом столетии.

Гарди - один из последних представителей старой, патриархальной фермерской Англии, уцелевшей после победы промышленного капитализма. Он с болью наблюдал, как и в эти последние очаги "здоровой, естественной", с его точки зрения, жизни вторгались капиталистические отношения, губительно действовавшие на людей и обстановку, в которой они жили. Отсюда и возникло трагическое мировосприятие, лежащее в основе его наиболее значительных романов. Реализм Гарди отличается от реализма Диккенса и Теккерея. У автора "Тэсс" и "Джуда Незаметного" нет широких полотен, охватывающих жизнь всего общества, нет в его произведениях прямого отражения основного социального конфликта, изображения борьбы классов. Поле зрения Гарди, несомненно, более узко, чем у классиков критического реализма. Но зато Гарди глубже заглянул в тайники человеческой натуры. Его герои - люди с очень сложной внутренней жизнью, которую писатель раскрывает с глубоким пониманием их душевных движений.

Р.Фокс в своей книге "Роман и народ" называет роман Т.Гарди "Днуд Незаметный" одной из самых значительных книг XIX столетия, в которой писатель воплотил всю глубину человеческих страданий /224, с.156/. Критик-коммунист Джексон, рассматривая творчество

Т.Гарди в книге "Старые, верные друзья" (Old Friends to Keep, 1950), тоже очень высоко оценивает это произведение. Он считает, что роман Гарди, показывая, как человеческие возможности обезображиваются и калечатся капиталистическим обществом, продолжает основную линию диккенсовского творчества. Такие английские исследователи как Д.Браун, Б.Гарди, Дж.Брукс /206, 205, 233/, ставя творчество Гарди в контекст эпохи, справедливо отмечают, что в романе "Джуд Незаметный" его характерный повествовательный метод изменился в самой своей сути. "Гарди, - писал Д.Браун, - входит вместе с Д.Элиот и Г.Джеймсом в список создателей трагической психологической литературы" /206, с.89/.

Б критической литературе освещение творчества Гарди проводилось до сих пор в литературоведческом плане. Почти все исследователи так или иначе затрагивали вопрос о психологизме произведений писателя, но связывали его в основном с образами, с сюжетом, с композицией /169, 170, 215, 218, 234, 243, 267/. В настоящей работе впервые сделана попытка всестороннего анализа языковых средств выражения психологизма в романах Гарди. В этом ее новизна и оригинальность.

Вопросы взаимоотношения жанра и стиля в последнее время привлекают пристальное внимание филологов. Особый интерес представляет исследование лингвостилистических особенностей психологического романа в связи с широким распространением этого жанра в литературе XX века. Этим определяется актуальность настоящего исследования.

В своем исследовании мы исходили из убеждения, что изображение внутреннего мира человека - психологизм в собственном смысле слова - представляет собой способ построения образа, способ воспроизведения, осмысления и оценки того или иного жизненного характера. Он охватывает композицию и архитектонику произведения, его стилевое своеобразие, выбор средств художественного изображения.

На современном этапе развития науки о языке художественного произведения специалисты выдвигают проблему не атомарного, а целостного, комплексного анализа, приводящего в конечном результате к синтезу.

Лингвистически обоснованная стилистика художественной литературы, - отмечает акад. В.В.Виноградов, - изучает стиль как внутренне цельную и единую систему взаимосвязанных структурных элементов, находящихся между собою в разных формах связи, соотношений и взаимодействий" /36, с.79/. С.Т.Вайман также пишет, что "восприятие художественного произведения в определенном смысле не только завершается, но и начинается восприятием целостного" /31, с.53/.

В литературном произведении проявляется трехступенчатая система отношений: I) возникновение целостности, как первоэлемента, как исходной точки, как зерна развивающегося художественного организма; 2) развертывание, становление целостности, в системе соотнесенных и взаимодействующих друг с другом составных элементов произведения; 3) осуществление целостности в законченном и цельном единстве литературного произведения /56, с.13/.

Всякое художественное произведение, - пишет Л.И.Тимофеев, -представляет собой сложное целое, организацию входящих в него элементов, расположенных в определенной системе и последовательности" /157, с.160/.

Художественное произведение несет в себе определенную эстетическую информацию, которая передается организацией и функционированием всей его структуры. Последняя тлеет системный характер -выразительные средства и композиционно-речевые приемы в ней взаимосвязаны.

Целостность обязательно предполагает такое свойство, которое позволяет ему быть больше суммы составляющих его частей /128, с.17-35/. Что же касается произведения, то оно обладает еще более "сильным" выражением этого свойства - эстетической неисчерпаемостью.

Б произведении возникает системность художественных средств, позволяющих осуществиться образу как сложному единству впечатлений, переживаний, чувствований, перевоплощений, смысловых и содержательных сторон отображаемого и выражаемого художником. Благодаря этим переливам, переходам жизненного содержания в форму и формы в содержание произведения и возникает неразложимость эстетического целого /52, с.451/.

Целостный анализ литературного произведения, как явствует из самого термина, предполагает изучение всех элементов его художественной структуры: от идейно-проблематического плана до языковой (точнее, речевой) ткани.

Б своем понимании целостности мы исходим из идейно-художественного замысла как основополагающего момента и считаем также, что важным фактором целостности является стиль произведения, ибо он обусловлен идейным замыслом, эстетическими воззрениями писателя, его общественной позицией, своеобразием его личности в совокупности с литературными традициями, канонами жанра. Это, так сказать, внетекстовые факторы, которые очень важны при уяснении сущности произведения.

Структура художественного текста - явление чрезвычайно сложное. Сложность эта предопределена сложностью самого объекта отображения - материального мира, окружающего нас. Усугубляется она тем обстоятельством, что текст, как "объединенная смысловой связью последовательность речевых единиц" /137, с.348/, дает субъективную картину объективного мира, картину реальной действительности, преломленную через призму творческого "Я" писателя.

О целостности художественного текста говорил еще В.Г.Белинский, называя структуру художественного текста произведения "замкнутостью целого". "Как невидимое зерно, западает в душу художника мысль, и из этой благодатной и плодородной почвы развертывается в определенную форму, в образы, полные красоты и жизни,-писал В.Г.Белинский, - и, наконец, является совершенно особым, цельным и замкнутым в самом себе миром, в котором все части соразмерны целому. Так точно живой человек представляет собою особый и замкнутый в самом себе мир; его организм сложен из бесчисленного множества органов, и каждый из этих органов, представляя собою удивительную целостность, оконченностъ и особность, есть часть живого организма, единое неделимое существо - индивидуум" /25, с.200/.

Целостность восприятия окружающего мира, диалектически выраженная в законе единства формы и содержания, немыслима без осознанного понимания соподчинения и взаимозависимости частей. Этот закон действует и в сфере эстетики вообще, и в литературе в частности.

Как справедливо писал А.В.Чичерин, "рассматривая с точки зрения целого любую частицу поэтического произведения, мы находим в ней признаки руководящей идеи, творческой методологии целого" /186, с.23/. Стало быть, категория целостности относится не только к целому эстетическому объекту, но и к каждой его значимой части. Художественное произведение не просто расчленяется на отдельные взаимосвязанные части, слои и уровни, но в нем каждый и макро- и микроэлемент несет в себе отпечаток того неповторимого художественного мира, частицей которого он является. И являясь частицей, он как бы получает право представлять весь этот мир в его структурном и содержательном своеобразии. Значит, каждый компонент литературного произведения может быть проанализирован в его специфической целостности, чтобы открылось воплощенное в нем единство, которое дает жизнь всей художественной структуре и является ее "общей идеей" /56, с.13-14/•

Целостное восприятие текста обеспечивается благодаря его целенаправленному членению на отрезки, воспринимаемые читателем как элементы целого. "Членимость текста, - пишет И.Р.Гальперин, -обычно имплицитно выявляет и установку автора на восприятие текста читателем и одновременно показывает, как сам автор в соответствии со своими общественно-политическими взглядами, моральными, этическими и эстетическими принципами отграничивает одни эпизоды, факты, события и пр. от других" /45, С.64Д

Таким образом членимость текста непосредственно связана с понятиями композиции и архитектоники. "Стилистический анализ художественного текста как целого не может быть удачным без анализа композиции", - пишет В.В.Одинцов /119, с.185/. Композиция, то есть построение произведения, его структура, архитектоника - важный элемент творчества. Каждому художественному произведению присуща своя неповторимая композиция. Согласно В.А.Кухаренко, "представляется целесообразным разграничить употребление двух терминов /композиция и архитектоника/, обозначив сюжетные движения термином композиция и сохранив за текстовым построением обозначение архитектоника. В этом случав размещение элементов сюжета: завязки, развязки, кульминации и проч. - будут определять собственно композицию произведения, а распределение и характер абзацев - его архитектонику /101, с.64/.

Термин архитектоника в противоположность термину композиция А.В.Чичерин употребляет "в том смысле, что речь идет не о соотношении крупных масс, не о строении сюжета, а о том, как в микроорганизме текста содержится макроорганизм произведения в целом, о том, как единый "лабиринт сцепления" (известное выражение Толстого) образуют все промежуточные звенья" /185, с.72/.

Э.Г.Ризель справедливо различает композицию как первично-содержательную, внутреннюю структуру произведения, а архитектонику - как его первично-формальную внешнюю структуру /134, с.37-38/.

Композиция - понятие более широкое, чем понятие "архитектоника". Архитектоника является лишь одним из компонентов композиции. Под архитектоникой законченной речи Э.Г.Ризель подразумевает ее деление на составные части, более или менее законченные в смысловом и формальном отношениях (так называемые "архитектонические единицы"). В поэзии эти составные части называются строфами, в художественной прозе - абзацами, главами; но есть и более мелкие архитектонические единицы, например, законченный диалог, законченное описание природы и т.д. внутри одной главы, внутри одной строфы /135, с.152/.

И.Р.Гальперин считает, что членимооть текста является функцией общего композиционного плана произведения, и называет такое членение текста романа на том или книгу, часть, главу, главку, отбивку, абзацы, СФЕ объемно-прагматическим /45, с.52/, поскольку в этом членении учитывается объем (размер) части и установка на внимание читателя. Это членение перекрещивается с другим видом разбиения текста - контекстно-вариативным. Под контекстно-вариативным членением текста понимаются разные формы изложения содер-жательно-фактуальной и содержательно-концептуальной информации, а именно: формы повествования, описания, размышления автора, а также форма диалога (в широком смысле этого слова). Каждая из этих форм изложения функционально различна и отделима от других набором свойственных данной форме языковых средств. Они являются как бы матрицами текста художественной прозы /48, с.19/. Оба вида членения взаимообусловлены и имплицитно раскрывают содержательноконцептуальную информацию /49, с.II/. Таким образом членение текста непосредственно связано с эмоционально-образным содержанием, являясь такой "архитектонической постройкой" строгой композиционной организации, которую автор воздвигает с расчетом добиться возможно более интенсивного "заразительного" (Л.Толстой) воздействия на воспринимающего /172, с.5/.

Целью и задачами нашей работы явилось: ^проследить процесс реализации психологизма в семантико-структурной организации текста; 2) показать, каким образом объемно-прагматическое членение текста способствует психологизации повествования; 3) выявить степень участия в психологизации различных функционально-смысловых типов речи; 4) выявить и показать специфику лексической структуры романов Гарди и характер стилистических средств, используемых писателем для психологизации повествования.

Методологической основой исследования послужили положения марксистско-ленинской философии о единстве формы и содержания, соотношении общего и частного, субъективного и объективного.

Основным методом исследования является метод комплексного структурно-функционального анализа, предполагающий исследование художественного текста с широких филологических позиций. Как вспомогательный в работе также использовался количественный метод, дающий достоверные данные при исследовании архитектоники и лексической структуры текста. С целью выяснения специфики языковых средств психологизации в романах Гарди и их эволюции использовался сопоставительный метод.

Материалом для исследования послужили романы Т.Гарди "Тэсс из рода д'Эрбервиллей" и "Джуд Незаметный". Для сравнения привлекались более ранние романы Гарди "Под деревом зеленым" и "Возвращение на родину", а также романы Ч.Диккенса "Домби и сын" и Г.Джеймса "Женский портрет".

Основным объектом исследования явилось авторское повествование исследуемых романов, поскольку именно в повествовании "автор раскрывает особенности своего мировосприятия и мироощущения" /100, с.33/, отдельно анализируется также внутренняя речь и несобственно-прямая речь.

Поставленные цели и задачи обусловили содержание и структуру диссертации, которая состоит из введения, трех глав и заключения. Б I главе рассматривается роль объемно-прагматического членения романов Т.Гарди в психологизации повествования. В частности, рассмотрены особенности членения цикла и отдельных романов. Сплошному анализу на уровне абзаца была подвергнута структура авторского повествования в романах Т.Гарди "Под деревом зеленым", "Возвращение на родину", "Тэсс из рода д'Эрбервиллей", "Джуд Незаметный" и в привлекаемых для сравнения романах Ч.Диккенса "Дом-би и сын" и Г.Джеймса "Женский портрет". В авторском повествовании исследуемых романов были выделены абзацы внешнесобытийного, виутриличностного и смешанного плана, что дало возможность провести качественно-количественный структурно-семантический анализ текста на уровне абзаца и показать специфику членения текста в романах Гарди, обусловленную его стремлением к углубленному изображению человеческих характеров.

Похожие диссертационные работы по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Германские языки», Похилевич, Татьяна Дмитриевна

Выводы к главе III.

1. Внутренняя речь героев и Несобственно-прямая речь являются одним из способов психологизации образов в романах Т.гарди. ИВР и НПР создают возможности адекватной передачи внутреннего мира героев, углубляя психологическую перспективу.

2. По мере эволюции творческого метода писателя количество контекстов, содержащих ИВР, увеличивается.

3. ИВР, выступающая в виде вкраплений ИВР и ВМ, отражает духовную жизнь персонажа на определенной стадии ее развития, т.е. в психологической конкретности. Она не только раскрывает душевное волнение героев в конкретных ситуациях, но и подчеркивает их эмоциональность как характерную черту (Юстасия, Тэсс, Джуд).

4. Наиболее характерным подтипом BP для Гарди является вкрапление. Но в процессе эволюции творческого метода писателя вкрапления постепенно уменьшаются в количественном отношении, получает развитие внутренний монолог различной структуры и сложности.

5. Проходя эволюцию от вкраплений ИВР до развернутых монологов, ИВР помогает раскрыть моральный облик героев, процесс осмысления поступков, принятия решений, через них выявляются многие эмоциональные черты характера - отзывчивость, застенчивость, чувство природы и т.д.

6. Благодаря широкому употреблению ИВР и НПР в романах происходит драматизация внутреннего мира героя. Придавая такое внимание сознанию, Т.Гарди раскрывает умственные стимулы поведения человека, что становится одним из основных принципов отражения социальной действительности.

7. Во всех романах Гарди НИР максимально приближается к прямой речи персонажей. Для НПР Т.Гарди характерна стилистическая многогранность экспрессивных интонаций. Этому в значительной мере способствует большое количество вопросительных и восклицательных структур. Они, как правило, отражают полемический характер внутренних рефлексий, раскрывают сложный мир героев, их внутреннюю борьбу, сомнения, переживания.

8. Наиболее характерная для творческого метода писателя эпизодическая форма НПР постепенно уступает место развернутой, причем партитура персонажа вытесняет партитуру автора.

9. Наиболее характерным для стиля писателя является переход

Описания состояния персонажа в НПР.

10. В художественном контексте романов ИВР и НПР часто стоят рядом, помогая автору показать одно и то же явление под разными углами зрения, что обогащает экспрессивно-стилистический рисунок повествования.

- 156 -ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование романов Т.Гарди, одного из родоначальников социально-психологического романа, показало, что этот жанр имеет ряд специфических стилевых черт, реализующихся на всех уровнях языковой структуры текста. Первейшим объектом наблюдения английских писателей-реалистов конца Ж века (таких как Дж.Мередит, Дж.Элиот, Т.Гарди) становится процесс развития характера. Продолжая традицию критического реализма классической поры, они изменяют внутреннее содержание романа как жанра, превращая его в связное описание душевной жизни героя. Этой цели подчинена вся система языковых и структурно-композиционных средств художественного выражения.

Изучение особенностей языка и стиля романа может быть успешным, если оно проводится комплексно с учетом целостности художественного текста. Целостное восприятие текста обеспечивается благодаря его целенаправленному членению на отрезки, воспринимаемые читателем как элементы целого. Членимость текста романов, непосредственно связанная с понятиями композиции и архитектоники, имплицитно выявляет установку автора на раскрытие человеческого характера.

Архитектоника романов Т.Гарди, их объемно-прагматическое членение подчинено задаче реализации эстетического намерения писателя и в первую очередь раскрытию внутреннего мира героев. Исследуемые романы входят в цикл, объединенный названием "Романы характеров и среды", которое подчеркивает первостепенное значение характера по сравнению с другими элементами художественной структуры романов. В названиях романов этого цикла проявилась эволюция творческого метода писателя от идиллического описания патриархальной Англии через драматизацию эпоса к социально-обличительному и социально-психологическому роману, в центре которого находится человеческий характер.

Членение цикла на романы определяется стремлением писателя

- 157 показать, с одной стороны, специфику жизненного уклада, в котором господствуют патриархальные отношения, и с другой - трагедию характера, обусловленную в каждом отдельном случае непримиримыми противоречиями между чистой "естественной" личностью и жестокостью среды, социальных отношений, формировавшихся в Англии в период развития капитализма.

В структуре ранних романов Т.Гарди "Под деревом зеленым" и в определенной мере "Возвращении на родину" преобладает внешне-событийный конфликт, в романах "Тэсс из рода д'Эрбервиллей" и "Джуд Незаметный" психологизм выступает как целенаправленное изображение внутренней жизни при эпическом равновесии между внешнесо-бытийным планом и миром чувств и мыслей персонажей.

Опыт проведенного исследования членения романов Гарди на части показал, что внешняя структура текста и его частей возникает одновременно с тематической и идейной "заполненностью" этой структуры или ее частей.

Проведенный анализ архитектоники четырех романов Гарди "Под деревом зеленым", "Возвращение на родину", "Тэсс из рода д'Эрбер-виллей" и "Джуд Незаметный" на уровне абзаца показал, что семантическая структура абзаца принимает активное участие в психологизации авторского повествования. Преобладание абзацев смешанного типа, сочетающих внешнесобытийную и внутриличностную информации, свидетельствует о том, что Гарди не абсолютизирует внутренний мир героев, их душевное состояние и мыслительные процессы в большинстве случаев обусловлены факторами внешнесобытийного плана.

Количественный рост психологизированных абзацев подтверждает выводы, сделанные при анализе членения романов Гарди на части, об усилении психологизации по мере эволюции творческого метода писателя.

При анализе контекстно-вариативного членения текстов исследуемых романов с целью выяснения вопроса о роли контекстов разных функционально-смысловых типов в психологизации особое внимание было обращено на контекстные единицы, раскрывающие внутреннее состояние героев. Контекстуальные единицы как "совокупность формально фиксированных условий" являются структурами, в которых переплетаются как языковые и речевые начала в тексте, так и его планы содержания и выражения. Эти единицы представляют собой "строительный материал" для конструирования текста, в характерной природе самого этого строения отражая специфику стиля писателя.

По мере эволюции творческого метода писателя прослеживается рост психологизированных повествовательных контекстов. Б этих контекстах наиболее характерным для творческого метода писателя является эксплицитное изображение внутреннего мира героев. Состояние называется непосредственно глаголом, существительным, прилагательным, наречием.

В эксплицитных психологизированных повествовательных контекстах с целью изучения специфики их лексической структуры были выделены слова, образующие лексико-семантическое поле "чувство". Общей для всех этих лексических единиц является сема, обозначающая внутреннее состояние человека. Анализ показал, что ЛСП "чувство" представлено в романах Гарди целым рядом лексико-семантических групп, обозначающих разные оттенки психического состояния человека. Это ЛСГ слов, объединенных общим значением: 1)"радость": joy, mirth, gaiety, buoyancy, brightness, sprightness, etc.; 2)^ечаль": gloom, sorriness, depression, passivity, joylessness, etc.; 3)"ЛЮ-бовь": love, fondness, infatuation, passion, admiration, etc.; 4) "беспокойство": trepidation, suspense, trouble, agitation, disquiet, etc.; 5) "боль": pain, anguish, torture, martyrdom, long-suffering, etc; 6) "счастье": bliss, happiness, luxury, pleasure, fascination, enjoyment, etc. Слова, Образующие лексикосемантическое поле "чувство", характеризуются в эксплицитных психологизированных повествовательных контекстах высокой частотностью. Концентрация эмоциональной лексики и использование таких синтагматических стилистических средств, как повтор, параллельные конструкции, эмфатические конструкции, обуславливающие эмоциональную окраску текста в целом, способствуют его психологизации.

Б имплицитных психологизированных повествовательных контекстах, или контекстах "динамического" повествования, чувства героев передаются через сменяющие друг друга действия, сознательные или "машинальные", непроизвольные, т.е. через внешнее проявление внутреннего психологического состояния героев. Эти тексты обычно эмоционально-динамичны. Внутренняя жизнь персонажей предстает в объективированном виде - в ее внешней пластической форме. Изображаемые чувства и переживания находят внешнее выражение в поступках, разговорах, пантомимической форме. То есть в этих контекстах представлен драматический анализ личности, осуществленный путем ее самовыявления в прямом действии. Художественное изображение выразительных движений во всей их сложности и противоречивых сочетаниях является одной из форм анализа "извне", позволяющего проникнуть во внутренний мир героев.

Важную роль в передаче психологического состояния героев, своеобразия их внутреннего мира в психологизированных повествовательных контекстах исследуемых романов играют тропы, в первую очередь метафоры и сравнения. Тропы Гарди отличаются особой эмоциональностью. Сравнения и ассоциации в романах Гарди находятся в кругу понятий и предметов, близких восприятию героев. Индивидуализация мира представлений героев органично сливается с видением мира автором, с его идейно-творческими устремлениями.

Психологизированные описательные контексты (характеристика, портрет, пейзаж, обстановка) играют значительную роль в передаче внутреннего состояния персонажей. Портретные характеристики не только передают внутреннее состояние персонажей, их внутренний мир, но отражают разные этапы эволюции личности героев, переломные моменты в их духовном развитии, переходя от статичного портрета в ранних произведениях к динамичным в зрелых романах. В портретных изображениях героев писатель идет от внешнего к внутреннему, от их физической характеристики к психологической. Портреты Гарди отличаются глубиной обрисовки психологического своеобразия характера героев.

На лексическом уровне в описательных контекстах авторских характеристик и портретов в романах Гарди доминирующим является лексико-семантическое поле красоты, включающее лексико-семантиче-ские группы слов, объединенных общностью обозначаемого понятия beauty (идеальная красота, внешняя красота, внутренняя и духовная красота).

Наряду с возрастающей ролью психологизированных портретных описаний, значительную роль в зрелых романах Гарди приобретают психологизированные описания местности - пейзажи и городские ландшафты. Особенность таких пейзажей Гарди состоит в тесном и действенном союзе природы и человека. Пейзаж для Гарди - это способ художественного мышления, способ раскрытия психологического состояния героев. Олицетворение Эгдонской пустоши в романе "Возвращение на родину" представляет собой первый шаг писателя в создании психологического пейзажа. В романе "Тэсс из рода д'Эрбервилль" пейзаж становится одним из способов характеристики душевного состояния героини. Сюжетное построение романа, его драматическое развитие, диалектика души Тэсс проходят в тесной связи с природой. Одухотворение явлений природы Т.Гарди способствует углублению психологизма повествования. В романе "Джуд Незаметный" городской ландшафт является одним из средств передачи диалектики духовного развития Джуда.

Описание обстановки в романах "Тэсс из рода д'Эрбервилль" и "Джуд Незаметный" также выполняет психологическую функцию, раскрывая душевное состояние героев, изображая их в контрасте или созвучии.

В изображении внутреннего мира героев значительную роль играют психологизированные авторские ремарки, в которых раскрывается эмоциональное состояние персонажа через описание его поведения, жесты, мимику, сопровождающие высказывание. В романах Т.Гарди психологизированные авторские ремарки отличаются динамичностью, способностью выявлять сложные сплетения чувств, мыслей, движущих действиями героев. В этом отношении они сходны с "динамическим" психологизированным повествованием.

Изображенная внутренняя речь героев также является одним из способов психологизации образов в романе. Внутренняя речь и несобственно-прямая речь создают возможности адекватной передачи внутреннего мира героев, углубляя психологическую перспективу. Благодаря этой способности значение BP и НПР необычайно велико в современном психологическом романе, сосредотачивающем внимание на процессах внутренней, мыслительной деятельности человека.

Анализ текстов романов Гарди показывает, что он одним из первых в английской литературе рубежа веков широко использовал разные формы изображенной внутренней речи и несобственно-прямой речи в качестве новых приемов психологического анализа. ИВР в романах Т.Гарди выступает в виде вкраплений BP и внутреннего монолога. Для произведений раннего периода писателя более характерны вкрапления BP, хотя по мере эволюции творческого метода писателя возрастает количество внутренних монологов и НПР. Благодаря широкому употреблению этих типов повествования в романах происходит драматизация внутреннего мира героев. Придавая значительное внимание сознанию, Т.Гарди раскрывает умственные стимулы поведения человека, что становится одним из основных принципов отражения социальной действительности.

Творчество Гарди является своеобразным итогом развития английского критического реализма XX века. Трагические образы произведений Гарди оказали сильное влияние на современный психологический роман. Как показало проведенное исследование, для произведений писателя характерно своеобразное равновесие между внешнбсобы-тийным и внутриличностным планом повествования. Писатель не абсолютизирует внутренний мир героев, в его романах и структурно-композиционное построение и языковые средства подчинены раскрытию человеческого характера. Можно утверждать, что и имплицитная организация повествования, и высокая частотность лексических средств, отражающих особенности психологического состояния персонажей и формирующих основной, внутриличностный ряд сюжета, характерные для современного английского романа, уходят своими корнями в творческое наследие Гарди.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Похилевич, Татьяна Дмитриевна, 1983 год

1. Маркс К., Энгельс Ф. О литературе.-М.: Гослитиздат, 1958. 320 с.

2. Маркс К., Энгельс Ф. Об искусстве: T.I. М.: Искусство, 1967. - 584 с.

3. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., Т.21, с. 269-317.

4. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.: Политиздат, 1980. - 238 с.

5. Ленин В.И. О литературе и искусстве. М.: Гослитиздат, 1979. - 827 с.

6. Ленин В.И. Философские тетради. Полн. собр. соч., т.29, с. 129-304.

7. Ленин В.И. Письмо И.Ф.Арманд 24 января 1915. - Полн. собр.соч., т.49, с. 54-57.* *

8. В.И.Ленин и вопросы языкознания / Под ред. В.А.Иванова. -Кишинев: Изд-во Кишинев, ун-та, 1970. 67 с.

9. Агроскина С.Н. К понятию классической формы абзацев. В кн.: Язык и стиль художественного текста. Л., 1977, с. 13-20.

10. Азнаурова Э.С. Слово как объект лингвистической стилистики: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. М., 1974. - 35 с.

11. Азнаурова Э.С. Очерки по стилистике слова. Ташкент: Фан, 1973. - 402 с.

12. Амелина Т. Некоторые особенности психологического реализма Г.Джеймса. Учен. зап. Тартуского ун-та. Проблемы реализма и романтизма в английской и американской литературе XIX и XX13

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.