Структурно-семантические типы фразеологизмов в языке лингала тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.22, кандидат филологических наук Татаровская, Ирина Геннадьевна

  • Татаровская, Ирина Геннадьевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ10.02.22
  • Количество страниц 233
Татаровская, Ирина Геннадьевна. Структурно-семантические типы фразеологизмов в языке лингала: дис. кандидат филологических наук: 10.02.22 - Языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии. Москва. 2004. 233 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Татаровская, Ирина Геннадьевна

ВВЕДЕНИЕ.

0.1. СВЕДЕНИЯ О ЯЗЫКЕ ЛИНГАЛА.

0.2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

0.3. РАЗРАБОТАННОСТЬ ТЕМЫ.

0.4. ФРАЗЕОЛОГИЯ КАК ЭЛЕМЕНТ СТРУКТУРЫ ЯЗЫКА.

0.4.1. Определение понятая «фразеология» и ее место в уровневой системе языка.

0.4.2. Критерии выделения фразеологической единицы.

0.4.3. Объем и границы фразеологии.

0.4.4. Проблема включения в состав фразеологии пословиц, поговорок, составных терминов и крылатых выражений.

0.4.5. Методы исследования фразеологической единицы.

0.5. КЛАССИФИКАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ.

ГЛАВА I НОМИНАТИВНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ.

1.1. ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ РАЗРЯДЫ НОМИНАТИВНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ.

1.2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НОМИНАТИВНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ.

1.3. СУБСТАНТИВНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ.

1.3.1. Семантика субстантивных фразеологизмов.

1.3.2. Структура субстантивных фразеологизмов.

1.4. АДЪЕКТИВНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ.

1.4.1. Семантика адъективных фразеологизмов.

1.4.2. Адъективные компаративные фразеологизмы.

1.4.3. Структура адъективных фразеологизмов.

1.5. АДВЕРБИАЛЬНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ.

1.5.1. Семантика адвербиальных фразеологизмов.

1.5.2. Структура адвербиальных фразеологизмов.

1.6. ГЛАГОЛЬНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ.

1.6.1. Семантика глагольных фразеологизмов.

1.6.2. Структура глагольных фразеологизмов.

1.6.3. Компонентный состав глагольных фразеологизмов.

ГЛАВА II КОММУНИКАТИВНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ

2.1. СЕМАЖИКАКОММУНИКАТИВНЬ1Х ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ.

2.1.1. Определение понятий «пословица» и «поговорка».

2.1.2. Межнациональные сходства и различия паремий.

2.1.3. Тематическая классификация паремий.

2.1.4. Семантика паремий с ангропонимным и зоонимным компонентами

2.1.5. Вариантность и синонимия коммуникативных фразеологизмов

2.1.6. Компаративные коммуникативные фразеологизмы.

2.2. МОРФОЛОГИЯ И СИНТАКСИС ПАРЕМИЙ.

2.2.1. Морфологические и синтаксические особенности коммуникативных фразеологизмов - паремий.

2.3. СИНТАКСИС ПРОСТЫХ И СЛОЖНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

1 (ПАРЕМИЙ).

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии», 10.02.22 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Структурно-семантические типы фразеологизмов в языке лингала»

0.1. СВЕДЕНИЯ О ЯЗЫКЕ ЛИНГАЛА

Язык лингала является языком межэтнического общения1. Этот язык широко использовался в торговых контактах вдоль реки Конго и ее притоков. По мнению самих носителей языка, «лингала - это язык посредник, происшедший в ходе смешения в XVII веке языков бобанги и нгала» [Батана 2004, с. 21]. Лингала распространен на территории практически всей центральной Африки (Республика Конго, Демократическая Республика Конго, пограничные районы ЦАР, Габона, Анголы и Судана) . Согласно классификации африканских языков Дж. Гринберга, язык лингала относится к бантовдным языкам, входящим в бенуэ-конголезскую группу нигеро-конголезских языков, относящихся к конго-кордофанской языковой семье. В традиционной классификации языков банту, предложенной М. Гасри, дополненной и уточненной впоследствии рядом африканистов (прежде всего И. Бастен), лингала входит в зону С и имеет индекс C.36d [Топорова 1994, с.З].

Лингала, как и все языки банту, принадлежит к языкам агглютинативно-синтетического типа с рядом черт, присущих флективным языкам. Общая численность говорящих на нем превышает 16 миллионов человек [Grimes 1988, р, 205, 344].

Исследователи языков банту относят лингала к числу наиболее распространенных языков наряду с ганда, кикуйю, конго, луба-касаи, северный сото, южный сото, суахили и др. [Williamson, Blench 2000, p. 11].

Язык лингала обладает статусом национального языка. На нем проводится преподавание в разных учебных заведениях в Браззавиле,

1 Именно так классифицируется язык лингала большинством бантуистов [Большой энциклопедический словарь. Языкознание, с. 267]. В некоторых работах язык лингала рассматривают как пиджин (Congo pidgin), возникший на бантуской основе в Конго (Заире). // [Wolf 2000, р. 327].

2 См. карту в приложении №3

Лубумбаше, Киншасе, печатаются газеты и журналы, он также широко используется на радио и телевидении. Язык лингала является языком песенно-музыкального творчества, церкви и политики. Он служит целям коммуникации на рынке, на различных предприятиях, в сфере торговли и сервиса, в судоходстве и других видах транспорта, в городских общежитиях. Кроме того, в ряде стран Европы и Америки существует радиовещание на лингала.

0.2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Объектом настоящего исследования являются фразеологические единицы, представленные в современной литературе на языке лингала. Фразеология является живой системой языка. Исторический процесс образования и употребления фразеологических единиц сопровождается изменениями в их грамматической и лексической структурах. Несмотря на то, что фразеологизмы отличаются большой устойчивостью в сохранении старых форм по сравнению с другими сочетаниями слов, они также подвержены влиянию живых процессов языка. Что касается языка лингала, то проследить изменения в грамматическом и лексическом планах выражения фразеологизмов в этом языке довольно сложно, так как в нашем распоряжении нет письменных памятников раннего периода. Тем не менее, анализ синхронного состояния фразеологии лингала позволяет в определенной мере судить о диахронических преобразованиях.

Актуальность диссертационного исследования определяется неразработанностью фразеологии языка лингала, отсутствием работ по фразеологии лингала как в отечественном, так и в зарубежном африканском языкознании, а также отсутствием полных фразеологических словарей данного языка. Авторы переводных словарей только фиксируют фразеологические единицы и не всегда достаточно полно, при этом не дают описания фразеологии и не выявляют основные структурно - семантические типы фразеологизмов лингала. В переводных словарях, где фразеологизмы на языке лингала обозначаются знаками: 0, ik, не всегда последовательно выдерживается принцип подачи фразеологического материала, поскольку за соответствующими знаками помещаются и не фразеологические единицы.

Источншшвая база исследования. В процессе изучения структурно-семантических типов фразеологизмов в языке лингала была использована теоретическая литература по общему языкознанию, монографии и научные статьи, посвященные фразеологии русского, английского, французского, немецкого и других языков. Исследование произведено на базе картотеки, составленной автором по материалам письменных источников: художественной и публицистической литературы, прессы, а также специальных толковых словарей: Лингала - русский словарь. (Топорова И.Н. М., 1983); Русско - лингала - французский словарь. (Топорова И.Н, М., 1998); Dictionnaire lingala - frangais. (Dzokanga A. Leipzig, 1979); Lingala - fransais fransais - lingala (Everbroeck R.V., Kinshasa); Lingala Woordenboek. Lingala -Nederlands; Nederlands - Lingala. (Everbroeck R.V. Brussels, 1956); Worterbuch Lingala - Deutsch. (Everbroeck R.V. Brussels, 1956), Dictionnaire -Woordenboek. Lingala - Frai^ais - Neerlandais. Frar^ais - Lingala -Neerlandais. (Blavier. E. Leopoldville, 1958); Grammaire et dictionnaire de lingala. La langue universelle actuellement parlee sur les deux rives de la partie centrale du fleuve Congo (avec un manuel de conversation frar^ais - lingala). (Guthrie M. Gregg Press Limited, 1966); Dictionnaire fran^ais -- lingala, lingala -fran^ais. (Manuel n. 32, Kinshasa, 1966); Lexique frangais - lingala. (Ndinga-Oba A. France, 1981); Lingala. Grammar and dictionary. English - Lingala. Lingala -English. (Guthrie M., Carrington J.F. London, 1989); Une grammaire de «Bangala» et un vocabulaire. Fran^ais - ban gala - swahili. (Stapleton W.H. Congo Beige, 1911); Vocabulaire lingala classifie. Fransais - japonais - lingala. (Shigeki

Kaji. Tokyo, 1992); Dictionnaire bangala - fran9ais - lingala. Bago na m^n=>k=> na bangala - frasc - lingala. Suivi d'un lexique lingala - bangala - fran9ais et d'un index fran^ais - bangala - lingala. (Atibakwa Baboya E. Paris, 1994).

Наряду с этим используются примеры употребления фразеологических единиц в практике устного общения. Автор выражает свою благодарность доктору филологических наук Жерому Багана за предоставленную информацию по фразеологии языка лиш ала и его ценные замечания.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертации - описание и систематизация структурно-семантических типов фразеологизмов в языке лингала, исследование специфических механизмов образования фразеологических единиц, выявление закономерностей и особенностей их грамматической структуры и семантики. Целью исследования также является взаимосвязь структурных факторов высказывания и образования переносного смысла фразеологической единицы, влияние формальных средств организации фразеологической единицы на ее семантику, а также обозначение перспективных направлений анализа фразеологизмов в языках банту.

Научная новизна и теоретическая значимость диссертационной работы состоит в том, что впервые объектом исследования стала фразеология в языке лингала. Предпринята попытка комплексного анализа структурно-семантической организации фразеологизмов. Выявлены отличительные признаки фразеологических единиц в формальном плане. Впервые приводится семантическая классификация номинативных и коммуникативных фразеологизмов на языке лингала, дается описание структуры субстантивных, адъективных, адвербиальных, глагольных фразеологических единиц, а также структуры коммуникативных фразеологизмов - паремий. Рассматривается синтаксическая функция фразеологизмов в лингала. В работе в качестве приложения приводится полная (на настоящий момент) алфавитная классификация паремий.

Практическая значимость работы заключается в том, что результаты проведенного исследования могут быть использованы при дальнейшей разработке теории фразеологии не только языка лингала, но и других языков банту. Результаты работы могут найти применение в преподавании языка, в составлении фразеологического словаря лингала, а также толковых и переводческих словарей, в написании учебников и учебных пособий по языку лингала, при чтении теоретических курсов по лексикологии и фразеологии языка лингала и других языков банту.

0.3. РАЗРАБОТАННОСТЬ ТЕМЫ

Фразеология, несмотря на изученность фразеологических систем отдельных языков, продолжает оставаться актуальным объектом лингвистических исследований. Что касается языков банту, то проблема определения и описания фразеологической единицы не получила широкого освещения в литературе по бантуистике. Эту тему в бантуисшке можно назвать сложной и мало изученной, что связано, прежде всего, с недостаточно глубоким изучением проблем лексикологии языков банту, поскольку первостепенное внимание традиционно уделяется изучению грамматики этих языков, а в области лексикологии основным предметом исследования чаще всего является словообразование. Теоретических работ по фразеологии языков банту практически нет и в зарубежной литературе. В отечественном африканском языкознании изучением отдельных аспектов фразеологии занимались Е.Н. Мячина, Н.В. Громова, Н.Г. Федорова, Л.А. Семенкова, Л.А. Плешакова. При этом анализу подверглась фразеология эталонного языка башу - суахили, наиболее крупного по численности говорящих в Африке и более других изученного. В своих работах исследователи этого языка использовали определение фразеологической единицы, заимствованное у лингвистов, занимающихся фразеологией европейских языков, так как фразеологизмы в языке суахили характеризуются теми же общими отличительными особенностями, что и фразеологизмы других языков.

В основном, отечественные африканисты использовали метод идентификации, предложенный А.В. Куниным или определение фразеологической единицы А.Г. Назаряна.

Первым опытом изучения фразеологии суахили являются работы Е.Н. Мячиной [Мячина 1971, 1973]. Она рассматривает фразеологическую единицу как определенное структурное целое, состоящее из различных по своим морфологическим свойствам слов, находящихся между собой в различных синтаксических отношениях. Она выделяет две группы фразеологизмов: 1) ФЕ, представляющая собой словосочетание; 2) ФЕ, представляющая собой предложение или устойчивую фразу. В своих работах Е.Н. Мячина ограничивается описанием лишь фразеологизмов первой группы и выделяет семь структурных типов фразеологизмов. Одним из наиболее продуктивных типов ФЕ в языке суахили является тип «Verb + Nominative». Глагольный компонент в этой конструкции является стержневым. Именно глагол, по ее мнению, определяет грамматическую структуру фразеологизма в суахили и его парадигму.

JI.A. Семенкова [Семенкова 1980] продолжает развивать намеченную Е.Н. Мячиной тему. В своей работе она предлагает более подробную классификацию структурных типов фразеологизмов. Она описывает фразеологические единицы в языке суахили с точки зрения структуры их компонентов. JI.A. Семенкова делит фразеологизмы на четыре группы, где каждая группа представлена несколькими моделями: 1) именные словосочетания; 2) сочетания глагольных форм, оформленных инфинитивным показателем ku-; 3) глагольно-именные фраземы (типа Verb + Nominative); 4) глагольно-именные фразы, образующие синтаксические конструкции из трех компонентов, при этом обязательными составляющими должны быть глагол и имя.

Предметом исследования Н.Г. Федоровой [Федорова 1988] стало описание коммуникативно-фразовых единств, т.е. устойчивых сочетаний со структурой предложения. Синтаксическая структура фразовых единств, по ее мнению, может быть эллиптической, инвертированной или соответствовать грамматическим нормам суахили. При этом она отмечает, что во фразовых единствах преобладает, как правило, эллиптический характер выражения.

Н.В. Громова [Громова 2002] обращает внимание на степень устойчивости компонентов фразеологизма и семантическое преобразование фразеологической единицы. Некоторые эллиптированные конструкции могут быть сжаты настолько, что признак фразеологичности выражается одной лишь морфемой. Подобные фразеологизмы состоят из глагола -опа «видеть, узнавать» с объектным показателем класса вещей -ki-, указывающим на эллипсис именной части фразеологизма.

В учебном пособии «Лексикология и фразеология языка суахили» его авторы [Громова, Карпович 1985] помимо общих характеристик фразеологической единицы и ее основных структурных типов, приводят также этимологическую классификацию фразеологизмов.

Наиболее полно вопросы фразеологии суахили рассматриваются Л.А. Плешаковой. В кандидатской диссертации «Структурно-семантические особенности глагольной фразеологии русского языка и суахили» [Плешакова 1995] она предлагает ряд критериев выделения фразеологической единицы в языке суахили на основе структурно-грамматических свойств данного языка с учетом семантического и функционального аспектов. Л.А. Плешакова подробно описывает структурные особенности глагольных фразеологизмов со структурой словосочетания в языке суахили. Основное внимание в работе уделяется анализу выявления структурно-семантических сходств и различий в глагольной фразеологии русского языка и суахили.

Таким образом, изучение фразеологии языков банту в отечественной бантуистике проводилось лишь на материале языка суахили. Работы в этой области еще малочисленны и затрагивают лишь отдельные вопросы фразеологии языка суахили.

Методика настоящих исследований четко не определена, еще не решены многие теоретические вопросы, такие как определение фразеологической единицы, критерии ее выделения в языках банту, структурно-семантическая классификация фразеологизмов отдельного, конкретного языка башу и т.д.

0.4. ФРАЗЕОЛОГИЯ КАК ЭЛЕМЕНТ СТРУКТУРЫ

ЯЗЫКА

0.4.1. Определение понятия «фразеология» и ее место в уровневой системе языка

Теоретическое исследование структурных типов фразеологизмов в языке лингала усложнено из-за неразработанности в теории фразеологии целого ряда таких базисных проблем, как проблема места фразеологии в системе языка, выбора метода исследования фразеологизмов, определения основных критериев выявления фразеологической единицы, вопрос об «узком» и «широком» понимании фразеологии. Поэтому в настоящем исследовании приводятся, на наш взгляд, наиболее интересные аргументы по этим проблемам.

Фразеология как особый раздел языкознания появилась сравнительно недавно, хотя к настоящему времени в индоевропеистике написано немало работ в этой области. Однако трудно найти раздел языкознания, где было бы высказано столько разноречивых суждений по самым важным теоретическим вопросам, сколько обнаруживается при дефиниции фразеологии. В работах по фразеологии наблюдается разобщенность, отсутствие преемственности, приводящей к тому, что в настоящее время многие лингвисты используют разные термины, методы и критерии выделения фразеологизмов. Ю.Д. Апресян справедливо отмечает, что: «Определение фразеологической единицы так же сложно, как определение слова» [Апресян 1957].

11

Большинство известных отечественных лингвистов используют свой метаязык, например Ф.Ф. Фортунатов говорит о слитном слове, речении;

A.А, Потебня - о сгущении смысла; В.В. Виноградов считает предметом исследования фразу; В.Л. Архангельский - фразему и устойчивую фразу; Н.М. Шахматов - неразложимое словосочетание; А.А. Реформатский, В.Н. Гелия, Ф.Я. Рожанский, Е.Б. Нейфах - идиому; С.Г. Гаврин -компликативное сочетание; М.М. Копыленко и З.Д. Попова -фразеосочетание; Л.И. Ройзензон рассматривает устойчивые словесные компоненты. Такое многообразие терминов во фразеологии является своеобразным показателем развития фразеологической науки и, с другой стороны, отсутствием адекватного термина, выражающего специфику явления. В последнее время большинство лингвистов, занимающихся фразеологией, используют термин «фразеологическая единица» или «фразеологизм», например А.Г. Назарян, Ю.А. Рубинчик, И.И. Чернышева,

B.П. Жуков, А.М. Мемрович, В.М. Мокиенко и др. На вопрос о том, что такое фразеологическая единица или фразеологизм, в современной литературе по фразеологии предлагаются сходные по содержанию ответы. Приведем несколько определений фразеологической единицы:

1) Фразеологизм - это раздельнооформленная единица языка, характеризующаяся полным или частичным семантическим преобразованием компонентов [Назарян 1976, с. 51].

2)

Фразеологическая единица - лексически неделимое, устойчивое в своем составе и структуре целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в виде готовой речевой единицы [Розенталь, Теленкова 1972, с. 468].

3)

Фразеологическая единица - словосочетание, в котором семантическая монолитность довлеет над структурной раздельностью составляющих его элементов, вследствие чего оно функционирует в составе предложения как эквивалент отдельного слова [Ахманова 1969, с. 503-504].

4) Фразеологическая единица - это воспроизводимое и устойчивое компликативное сочетание слов, являющееся единицей языка и употребительное во всенародной или ограниченной сфере [Гаврин 1974, с. 28].

5) Фразеологизм (фразеологическая единица) - общее название семантически связанных сочетаний слов и предложений, которые, в отличие от сходных с ними по форме синтаксических структур, не производятся в соответствии с общими закономерностями выбора и комбинации слов при организации высказывания, а воспроизводятся в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определенного лексико-грамматического состава [Телия 2000, с. 561].

В настоящем исследовании используется термин «фразеологическая единица» (ФЕ) или «фразеологизм», так как, по-нашему мнению, такая дефиниция наиболее ёмко отражает его семантическую и грамматическую сущность.

Фразеология как лингвистическая дисциплина универсальна. Фразеологизмы свойственны всем языкам мира, но имеют свои особые формы выражения. Это связано, прежде всего с тем, что фразеологические обороты, в отличие от единиц низших уровней (фонем, морфем, слова), выступают как структурное целое составного характера с более сложной лексико-грамматической и смысловой структурой. Сложность и многоаспектностъ фразеологических единиц привела к тому, что некоторые исследователи (А.В. Кунин, И.И. Чернышева, B.JI. Архангельский) предлагают выделить фразеологический уровень в языке. А.В. Кунин считает, что «выделение фразеологического уровня является существенным не только с точки зрения укрепления позиций фразеологии как отдельной науки, но и для комплексного изучения устойчивости фразеологических единиц» [Кунин 1970, с. 32]. По его мнению, «фразеологический уровень является высшим языковым уровнем» [Кунин 1970, с. 30].

И. И. Чернышева также выделяет «фразеологический пласт» [Чернышева 1970] или уровень, так как фразеологическая единица, как единица «фразеологического пласта» отличается от остальных уровней языка своей структурой, значениями, а также в функционально - стилистическом отношении.

B.JI. Архангельский считает, что «кроме лексического, в языковой структуре существует фразеологический уровень, имеющий свои единицы, которые находятся в определенном отношении или соотношении с единицами других уровней. Фразеологический уровень является открытым и представляет собою систему с теоретически неограниченным числом единиц» [Архангельский 1964, с. 98]. Фразеологический уровень языка постоянно пополняется за счет прибавления новых фразеологических единиц к уже существующим, при этом не видоизменяя существенно систему фразеологического уровня. B.JI. Архангельский утверждает, что «над фразеологическим уровнем и его единицами нет других уровней и единиц, по отношению к которым как к единицам высшего порядка инварианты единиц фразеологического уровня являлись бы единицами низшего порядка» [Архангельский 1964, с. 99].

По мнению В.П. Жукова, фразеология образует промежуточный ярус в системе языка. «Фразеология как сложное и противоречивое явление занимает в структуре языка промежуточное (межуровневое) положение между словом (единицей лексико-семантического яруса) и словосочетанием единицей синтаксического яруса» [Жуков 1978, с. 9]. Его точка зрения поддерживается и в отечественной африканистике, так, JI.A. Плешакова отмечает, что «фразеологизмы обладают формальными и содержательными признаками сразу двух уровней — лексико-семантического и синтаксического, в полной мере не принадлежа ни одному из них»

Плешакова 1995, с.232]. JI.A. Плешакова называет фразеологическую единицу «гибридной единицей языка». Однако А.В. Кунин считает ошибочным рассматривать фразеологический уровень как промежуточный

14 уровень между лексическим и синтаксическим, так как «во-первых, выделение синтаксического уровня нецелесообразно, а во-вторых, потому, что при подобной классификации фразеологические единицы слишком сближаются со словами и не учитывается, что фразеологические единицы, как по своей структуре, так и по своему значению являются самыми сложными единицами языка» [Кунин 1970, с. 30].

В.Н. Телия не поддерживает идею выделения фразеологического уровня в языке, так как «распределение материала фразеологии по уровням или подсистемам - это как бы стремление вписать его в некую «табель о рангах», в то время как фразеологический состав следует исследовать на всем пространстве взаимодействия языковой системы» [Телия 1996, с. 55].

В настоящей работе автор придерживается точки зрения А.В. Кунина о необходимости выделения фразеологического уровня языка, поскольку фразеологические единицы по своей структуре и по своему значению представляют собой сложное языковое образование, которое не может однозначно принадлежать к какому-то одному уровню языка. Следовательно, фразеологизмы образуют свой пласт / уровень, который объединяет все фразеологические единицы по определенным критериям.

0.4.2. Критерии выделения фразеологической единицы

Фразеологическая единица обладает рядом признаков, отличающих ее как от слова, так и от свободного словосочетания. Большинство ученых выдвигают на первый план устойчивость фразеологической единицы как один из основных дифференцирующих признаков.

В.В. Виноградов в основу определения фразеологических единиц положил структурный признак, который включает в себя устойчивость, воспроизводимость в речи сочетаний слов как готовых единиц. Под устойчивостью фразеологизма он подразумевает устойчивость сочетаний слов как результат лексико-семашических особенностей этих слов. Другие исследователи фразеологии конкретизируют и уточняют точку зрения В.В.

15

Виноградова, например, Е.А. И Банникова, которая полагает, что «устойчивость словосочетания, вызванная лексикализацией, представляет собой устойчивость иного характера, чем устойчивость, вызванная фразеологизацией, что необходимо отличать фразеологическую устойчивость от лексической» [Иванникова 1964, с. 80].

В основе концепции А.В. Кунина также лежит понятие устойчивости. Так как устойчивость характерна не только для фразеологизмов, то, по мнению А.В. Кунина, следует отграничивать фразеологическую устойчивость от других типов устойчивости. Он считает, что понятие устойчивости базируется не на каком-то одном признаке, а требует комплексного подхода. А.В. Куннн полагает, что фразеологическая устойчивость «основана на свойственных ей различных типах инвариантности, т.е. неизменяемости тех или иных элементов при всех нормативных изменениях» [Кунин 1972, с. 6]. А.В. Кунин выделяет следующие виды фразеологической устойчивости или инвариантности:

1) устойчивость употребления;

2) устойчивость на структурно-семантическом уровне;

3) устойчивость на семантическом уровне;

4) устойчивость на лексическом уровне;

5) устойчивость на синтаксическом уровне. [Кунин 1970, с. 88-110]

И.А. Мельчук выделяет два основных признака фразеологической единицы - устойчивость и идиоматичность или немотивированность. Устойчивость и идиоматичность, по Мельчуку, понятия совершенно независимые, т.е. сочетание может быть устойчивым, но неидиоматичным и наоборот. На основе своей концепции он выделяет четыре типа фразеологизмов: 1) устойчивые идиоматичные сочетания;

2) устойчивые неидиоматичные сочетания;

3) неустойчивые идиоматичные сочетания;

4) неустойчивые неидиоматичные сочетания [Мельчук 1960, с. 79].

Н.М. Шанский дифференциальными признаками фразеологической единицы, отличающими ее от свободного сочетания слов, считает не только устойчивость, но и воспроизводимость. По его мнению, «свойством воспроизводимости объясняются все остальные признаки, одинаково присущие словам и фразеологическим оборотам: прежде всего, устойчивость состава и структуры и целостность значения» [Шанский 1985, с. 22].

Понятие воспроизводимости уточняется Л.Й. Ройзензоном. По его мнению, нельзя говорить о том, что для всех фразеологизмов, и для свободных сочетаний характерно одно и то же явление - воспроизводимость. Он вводит понятие «фразеологическая воспроизводимость». «Фразеологическая воспроизводимость - не просто повторение в речи того, что есть в языковой системе, а лишь такое свойство словесных компонентов, когда данный оборот выступает всегда в одном и том же устойчивом виде, будучи противопоставленный другому виду того же лексемосочетания» [Ройзензон 1973, с. 104].

В. Л. Архангельский приводит семнадцать признаков, характеризующих фразеологическую единицу. Однако, он считает, что «важнейшим существенным и дифференциальным признаком фразеологической единицы является понятие известности» [Архангельский 1964, с. 125]. Он полагает, что понятие известности неразрывно связано с понятием воспроизводимости фразеологизма и является главным его условием. «Фразеологическая единица воспроизводится в речи носителей данного языка именно потому, что она известна данной лингвистической общности и передается из поколения в поколение как целостная структура» [Архангельский 1964, с. 125].

Не для всех лексикологов признак воспроизводимости является главным. Так, И.И. Чернышева не признает воспроизводимость как основной признак фразеологической единицы, полагая, что существует также воспроизводимость таких лингвистических единиц, которые фразеологическими не являются. Основным критерием выделения

17 фразеологической единицы И.И. Чернышева считает наличие семантического преобразования компонентного состава в любом устойчивом, воспроизводимом, многолексемном сочетании. Без этого признака данный оборот не может быть признан фразеологизмом [Чернышева 1970].

Подобная концепция поддерживается и развивается в работах А.Г. Назаряна. По его мнению, «понятие фразеологической устойчивости связано, прежде всего, с семантическим преобразованием данного словосочетания и характеризует фразеологическую единицу как особый лингвистический знак, качественно отличный сгг всех других» [Назарян 1976, с. 50]. Таким образом, семантическое преобразование является основным признаком фразеологизма, позволяющим отделить фразеологическую единицу как от свободных, так и от устойчивых нефразеологических словосочетаний.

Некоторые исследователи пытаются определить понятие «фразеологичности», исходя не только из структурного состава словосочетания и его семантики. М.Т. Тагиев считает, что важнейшим признаком фразеологической единицы является «окружение». «Окружение у устойчивого сочетания - доказательство принадлежности его к структуре языка, так как именно благодаря окружению устанавливается, что данное сочетание, войдя в связь с другими единицами, образует один компонент того единства, которое обязательно требует наличие другого компонента. Отсюда следует, что окружение у сочетания является не каким-то частным и второстепенным признаком, а главным показателем принадлежности структуре языка того класса единиц, который обладает ими» [Тагиев 1966, с. 21]. На основе своей концепции М.Т. Тагиев разработал дистрибутивный метод окружения, который позволяет выделить лексико-морфологические элементы или синтаксические конструкции в позиции окружения, а также дает возможность отграничить фразеологизмы от нефразеологических сочетаний.

А.И Молотков не считает достаточными такие критерии, как устойчивость, целостность значения, раздельнооформленность, воспроизводимость и т.д., на основании которых выделяется фразеологическая единица. Он выдвигает на первый план следующие признаки фразеологизма:

1) лексическое значение фразеологизма;

2) компонентный состав фразеологизма, а не словесный, лексемный;

3) грамматические категории, с которыми связывается представление о грамматическом значении фразеологизма.

А.И. Молотков полагает, что все эти категориальные признаки «не приложимы к другим единицам языка, в том числе к слову и словосочетанию» (Молотков 1971, с. 11]. Таким образом, он не включает в разряд фразеологизмов сложные союзы, сложные предлоги, сложные частицы.

По мнению С.Г. Гаврина, у фразеологической единицы «.нет какого-то одного, главного свойства, это понятие включает в себя ряд свойств, и ни одно из них не является вполне специфическим для фразеологической единицы» [Гаврин 1974, с. 21]. Он выделяет четыре главные признака фразеологической единицы: воспроизводимость, устойчивость, компликативность и употребительность.

На наш взгляд, основным признаком фразеологической единицы является фразеологическая устойчивость, которая имеет качественно иной характер, нежели устойчивость регулярных словосочетаний. Фразеологическая устойчивость включает в себя такие признаки как воспроизводимость в готовом виде, единое целостное значение, раздельнооформленность, идиоматичность. Таким образом, фразеологическая устойчивость подразумевается как константность, постоянство значений фразеологической единицы на всех уровнях языковой системы.

0.43. Объем и границы фразеологии

Тесно связан с проблемой устойчивости фразеологической единицы и выделения ее основного признака вопрос об объеме и границах фразеологии. В современном языкознании существует три основных направления в семантическом определении объектов фразеологии: 1) лексикологическое, или «узкое»; 2) собственно фразеологическое, или «широкое» и 3) лексематическое. Сторонники лексикологического «узкого» направления (Н.П. Рогова, А.В. Яковлевская, А.И. Смирницкий и др.) рассматривают фразеологическую единицу в качестве эквивалента слову. «Фразеология является неотъемлемой частью словарного состава, так как фразеологический оборот выполняет важнейшую функцию в языке, функцию слова» [Рогова 1954, с. 38]. По их мнению, фразеология входит в состав лексикологии. «Фразеология - это ответвление лексикологии в обширном смысле» [Яковлевская 1950 с. 27].

М.М. Копыленко и З.Д. Попова считают, что фразеология должна «стать основанием лексикологии. Более того, «приземленность» фразеологии, ее приверженность к речевой сфере должна привлечь к ней внимание представителей всех лингвистических дисциплин» [Копыленко, Попова 1978, с. 8].

Фразеология в «широком» смысле слова понимается как сам осгоятел ь н ая лингвистическая дисциплина. В ее состав входят устойчивые сочетания в форме любых синтаксических конструкций, вплоть до сложных предложений. Эту точку зрения разделяют А.В. Кунин, Н.М. Шанский, Л.И. Ройзензон, В.Л. Архангельский, М.Т. Тагиев, И.И. Чернышева, С„Г\ Гаврин, А.Г. Назарян, В.Н. Вакуров и др.

Понимание фразеологии в «широком» и «узком» смысле слова ввел в научный обиход С,И. Ожегов [Ожегов 1957]. В своей статье «О структуре фразеологии» СИ. Ожегов обращает внимание на то обстоятельство, что пословицы, поговорки, крылатые слова и другие подобные выражения отличаются от остальных фразеологических единиц по своей семантической

20 и синтаксической структуре. Поэтому он предлагает различать фразеологию в «узком» и «широком» смысле.

Л.И. Ройзензон выступает против теории «двух фразеологии». По его мнению, нет фразеологии в «узком» смысле, «а есть лишь определенные фразеологические классы, которые целесообразно выделять в качестве самостоятельных лингвистических объектов и исследовать их» [Ройзензон 1973, с. 115]. Большинство лингвистов не отказываются от «широкого» понимания фразеологии, так как не находят для этого серьезных научных аргументов. Такого же взгляда придерживается и А.И. Молотков: «Нет фразеологии в «широком» или «узком» смысле слова, есть фразеология в одном смысле: это такой состав фразеологизмов, который количественно включает все единицы, определяемые качественно как фразеологизмы» [Молотков 1970, с.10].

В 70-е годы прошлого столетия появилось лексематическое направление во фразеологии. А.В. Кунин предложил назвать его фразеоматикой или фразеомантикой. Представители этого направления (М.М. Копыленко, З.Д. Попова) к объектам фразеологии относят любые сочетания лексем, в том числе и неустойчивые, невоспроизводимые. «Сочетаемость лексем инвариантна по существу, а ограничение объекта фразеологии узким кругом сочетаний лексем ведет к исследованию лишь нетипичных, вырожденных фразеосочетаний и оставляет в стороне богатейшую инвариантность (а вместе с тем вариантность) сочетаний, представленных в живом общении говорящих и слушающих» [Копыленко, Попова 1978, с. 13]. Поэтому фразеология рассматривается ими как наука о сочетаемости лексем.

Таким образом, по существу, в определении предмета фразеологии водораздел проходит между фразеологической единицей, равной слову или словосочетанию, и фразеологической единицей, равной предложению.

Автор настоящего исследования считает целесообразным различать в языке лингала фразеологию в узком смысле, куда входят устойчивые

21 словосочетания, которые обладают определенными структурными особенностями и являются, наряду с отдельными словами, средствами построения предложения или элементами предложений, и фразеологию в широком смысле, т.е. фразеологические единицы со структурой предложения, куда входят пословицы, поговорки, крылатые выражения и т.д.

0.4.4. Проблема включения в состав фразеологии пословиц, поговорок, составных терминов и крылатых выражений

Проблема включения в состав «широкой» фразеологии пословиц, поговорок, сложных терминов и крылатых выражений актуальна и по сей день. Одним из противников введения подобных единиц в состав фразеологии является А.И. Федоров. По его мнению, крылатые слова не являются фразеологическими единицами, но они могут послужить «.материалом для образования фразеологических оборотов в тех случаях, когда крылатое слово теряет свое первоначальное значение и получает образно-переносный смысл, отрывается от контекста произведения, из которого оно вошло в речь. При этом происходит сокращение его объема ввиду эллипсированного употребления этих выражений» [Федоров 1964, с.2].

С.Г. Шулежкова делит по структуре крылатые слова на две группы: собственно «крылатые слова» и «крылатые выражения». Она считает, что собственно «крылатые слова» являются частью лексики, а «крылатые выражения» - это часть фразеологии. С.Г. Шулежкова выделяет пять дифференцирующих признаков «крылатого выражения»: «1) связь с источником; 2) раздел ь нооформл е н ность; 3) воспроизводимость; 4) устойчивость компонентного состава и грамматической структуры; 5) стабильность, устойчивость семантики, закрепленной за данным оборотом в языковом узусе» [Шулежкова 2002, с. 28]. Таким образом, крылатые выражения - это необычные языковые единицы, которые обладают набором дифференцирующих признаков, свойственных фразеологизму, но имеют одно отличие от фразеологической единицы - генетическую память об авторе, который их создал или историческом событии, послужившим почвой для их возникновения. Крылатые выражения можно обнаружить в составе фразеологизмов разных семантических групп.

В.Н, Телия выделяет шесть классов фразеологизмов. К пятому классу фразеологических единиц она относит пословицы и поговорки, а к шестому -крылатые выражения. Однако, по ее мнению, считать пословицы и поговорки фразеологизмами можно только условно, так как «эта условность связана с тем, что по своему жанру пословицы и поговорки - произведения народного творчества, запечатлевшего мудрость народа, его ценностную картину мира.» [Телия 1996, с. 73]. Также условно включаются в состав фразеологии крылатые выражения. В.Н. Телия полагает, что выделять «фразеологию - 6» можно «только с той целью, чтобы коллекционировать и описывать крылатые выражения, коль скоро ни одна другая лингвистическая и шире -филологическая дисциплина этим не занимается» [Телия 1996, с. 75]. Признаки идиомагичности и воспроизводимости, по ее мнению, не могут служить гарантийными признаками принадлежности пословиц, поговорок и крылатых выражений к фразеологизмам. С ее точки зрения, предметом фразеологии должны быть такие единицы языка, которые входят в его номинативный инвентарь.

В.П. Жуков выступает против введения в состав фразеологии пословиц и поговорок. Он видит отличие фразеологизмов от пословиц и поговорок в их структурно - грамматическом отношении. Пословицы и поговорки представляют собой законченное предложение. «В основе их целостного смыслового содержания лежат не понятия, а суждения. Поэтому пословицы и поговорки не могут быть носителями фразеологического значения, которое присуще фразеологизмам; смысл их может быть передан только предложением, тогда как значение фразеологизма передается словом или словосочетанием» [Жуков 1987, с. 9].

Точку зрения В.П. Жукова поддерживает Н.Н. Амосова. Однако она не отрицает некоторое сходство пословиц и поговорок с фразеологизмами. Н.Н. Амосова указывает следующие черты сходства: 1) постоянство лексического состава; 2) воспроизводимость в готовом виде; 3) ослабленностъ лексического значения компонентов; 4) традиционный смысл и обычно его фигуральный характер; 5) демонстративность в силу условности их содержания [Амосова 1963]. Исключая из состава фразеологии пословицы и поговорки, Н.Н. Амосова противоречит себе, так как с точки зрения контекстологического анализа, предложенного ею, пословицы и поговорки являются единицами «постоянного» контекста, т.е. фразеологизмами.

Другие исследователи не столь категоричны. Так, А.М. Бабкин считает, что пословицы имеют некоторые черты фразеологизмов, а именно устойчивость употребления, переносность значения и эмоционально-экспрессивный характер выражения, тем не менее пословицам присущи собственные специфические черты, которые выносят их за рамки фразеологии. Он приводит две главные черты, отличающие пословицы от фразеологизмов: 1) не соотнесенность пословиц со словом или членом предложения; 2) специфика употребления. Но если пословицы А.М. Бабкин не включает в состав фразеологии, то поговорки, по его мнению, являются фразеологизмами, так как функционально приближаются к слову и синтаксически выступают в роли того или иного члена предложения. «В отличие от пословицы поговорке присущ характер нравственного правила или поучения; она представляет собой иносказательное выражение экспрессивно-эмоционального характера, обладающее смысловым единством. Являясь образным устойчивым сочетанием слов, многие поговорки функционально приближаются к слову и синтаксически выступают в роли того или иного члена предложения» [Бабкин 1964, с. 27].

По мнению А.В. Кунина, в состав фразеологии включаются не все пословицы и поговорки. Он считает, что фразеологизмами являются лишь те

24 пословицы и поговорки, «в которых имеется какое-то переосмысление компонентов, все же остальные пословицы без какого-либо переосмысления компонентов не являются фразеологическими единицами и входят в состав промежуточной группы устойчивых сочетаний слов нефразеологического характера» [Кунин 1970, с. 206].

Более категорично отстаивает предмет «широкой» фразеологии С.Г. Гаврин, мотивируя включение пословиц в состав фразеологии наличием у них пяти признаков тождественных фразеологической единице:

1) воспроизводимость в речи;

2) семантическая целостность;

3) общеупотребительность;

4) постоянство компонентного состава;

5) постоянство грамматических форм [Гаврин 1963, с. 25].

Н.М. Шанский признает, что пословицы отличаются от фразеологизмов, но все же настаивает на возможности квалифицировать их как один из разрядов фразеологических оборотов, так как и устойчивые словосочетания и устойчивые предложения (пословицы) объединяет в один класс наличие двух основных признаков - 1) воспроизводимость; 2) сверхсловность [Шанский 1985, с. 72].

В.В. Виноградов в статье «Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины» относит к фразеологическим единствам и крылатые выражения, «многие из которых носят на себе еще не стертую историей печать индивидуального творчества. К области фразеологических единств относятся многие фразовые штампы, клише, типичные для различных литературных стилей, и литературные цитаты, выражения и народные пословицы и поговорки» [Виноградов 1977, с. 133]. Однако в других работах Виноградова пословицы, поговорки, крылатые выражения не включаются ни в один из трех разрядов его классификации.

Автор данного исследования считает, что пословицы, поговорки, крылатые выражения входят в состав фразеологии, так как они обладают

25 основным признаком фразеологической единицы - им присуща «фразеологическая устойчивость». Они не образуются говорящим в процессе общения, а наравне с другими фразеологическими единицами воспроизводятся как готовые единицы с постоянным значением и составом. Многие пословицы и поговорки воспринимаются в качестве языковых единиц с переносно-обобщенным значением, т.е. они, как и другие фразеологизмы, являются семантически преобразованными единицами языка. Пословицы и поговорки, которые употребляются в буквальном смысле, тоже являются фразеологизмами. Причина устойчивости таких единиц заключается в назидательном характере или морали. Таким образом, с нашей точки зрения, выведение пословиц и поговорок за пределы фразеологии или отнесение одних к фразеологии, а других - к нефразеологическому материалу, является непоследовательным и неверным.

Большие споры вызывает включение во фразеологический состав сложных терминов. Ряд исследователей, например А.И. Молотков, Е.Н.

Толикина, В.П. Жуков, А.Н. Кожин и др. считают, что сложные термины не относятся к фразеологии, так как «они возникли не за счет лексикализации словосочетаний, не за счет преобразования того или иного словосочетания в термин, а за счет образования определенным словосочетанием терминологического понятия. Они категориально суть словосочетания»

Молотков 1970, с. 13]. С точки зрения В.В. Виноградова, Е.А. Молдатаева,

Л.И. Ройзензона, К.П. Сидоренко, О.С. Ахматовой, ЮЛ. Рубинчика и других лингвистов сложные термины принадлежат к фразеологии. «Из фразеологического состава языка нельзя исключать составные термины, поскольку они, как и типичные ФЕ, обладают необходимыми фразеологическими свойствами: устойчивостью лексемного состава, что выражается в невозможности замены компонентов на лексические синонимы, устойчивостью и целостностью общего значения, устойчивостью синтаксической структуры. Все эти свойства обеспечивают составным терминам воспроизводимость в качестве готовых единиц языка» [Рубинчик

26

1981, с. 22]. ГЛ. Пермяков также в состав фразеологии включает «фразеологизмы - термины». По его мнению, фразеологизмы - термины можно соотнести с отдельным словом, что доказывает их причастность к фразеологии. «Из всех структурно - родственных сочетаний слов, т.е. из оборотов, относящихся к тому же структурному типу, именно фразеологизмы = термины более всего похожи на обычные слова. Так, например, фразеологические термины - существительные обладают полной именной парадигмой и полной же непроницаемостью. В них, как и в словах, нельзя ничего вставить и нельзя поменять местами их компоненты» [Пермяков 1970, с. 43]. Кроме этого, «фразеологизмы - термины» могут выполнять функции разных частей речи. Однако чаще всего они выступают в роли существительного.

С нашей точки зрения, составные термины входит в состав фразеологии, так как они удовлетворяют основным признакам фразеологической единицы.

0.4.5. Методы исследования фразеологической единицы

Фразеология, так же как любая другая лингвистическая дисциплина, имеет свой методы исследования. Самым распространенным методом выявления фразеологических единиц является метод семантической идентификации фразеологизмов, предложенный В.В. Виноградовым. Этот метод был намечен еще Ш. Балл и в его работах, посвященных стилистике французского языка. Главным признаком фразеологизмов Ш. Балл и считал их семантические характеристики. Он различал внешние и внутренние признаки фразеологической единицы, причем под первыми понимал их структурные особенности, а под вторыми - семантические. Ш Балли утверждал, что «действительную ценность имеют только внутренние признаки., а внешние признаки мало достоверны или просто обманчивы»

Балли 1961, с. 98]. В.В Виноградов в своих работах [Виноградов 1977] развил идеи Ш. Балли. В.В. Виноградов видел сущность фразеологической

27 единицы в фиксированности ее лексического состава, которую он рассматривал как результат лексико-семантических особенностей слов, составляющих данное словосочетание. Его концепция оказана большое влияние на развитие фразеологии. Он первый вывел фразеологию из описательного плана в план теоретического исследования законов сочетаемости слов и словесных значений в особых лексико-семантических комплексах, которые он определяет как: а) фразеологические сочетания; б) фразеологические единства; в) фразеологические сращения.

Н.Н Амосова предлагает метод контекстологического анализа фразеологического материала. Контекстологический анализ фразеологических единиц позволяет выделить и определить ряд типов контекста: постоянный и переменный. «Постоянный контекст = контекст, отмеченный исключительной и неизменяемой связью предустановленных лексических компонентов и особым своеобразием выражаемой ими семантемы» [Амосова 1963, с. 8]. Однако не все фразеологические единицы можно вписать в рамки двух основных типов контекстов - постоянного и переменного. Поэтому Н.Н. Амосова выделяет еще «узуально-ограниченный контекст», т.е. такой контекст, в котором значение семантически реализуемого слова имеет узуально-связанное значение. Она не включает в состав фразеологии выражения узуально-ограниченного контекста. Эти выражения Н.Н. Амосова называет «фразеолоидами» и помещает их между фразеологией и не фразеологией. С помощью этого метода можно выяснить сущность семантического воздействия слов в речи.

В.Л. Архангельский дает описание вариационного метода [Архангельский 1964, с. 5], который основан на изучении различных вариаций фразеологических единиц в конкретных актах коммуникации в определенный хронологический период.

В.П. Жуков использует метод наложения / аппликации фразеологической единицы на эквивалентное переменное словосочетание, если оно теоретически возможно. «При такого рода наложении общее

28 целостное) значение фразеологизма сравнивается, соотносится с лексическим значением слов, входящих в одноименное свободное словосочетание. Так определяется степень семантической слитности компонентов и природа целостного значения исследуемой единицы» [Жуков 1978, с. 20].

С.Г. Гаврин предлагает функционально-семантический или компликативный метод [Гаврин 1974]. В основе этого метода лежит выявление основной и ком пли кати в ной структур, а также функций фразеологической единицы. Фразеологический состав выделяется посредством отграничения устойчивых комшшкашвных сочетаний от неустойчивых компликативных на основе признаков устойчивости, воспроизводимости и употребительности. Таким образом, основной принцип ко м п л и кати в н о го метода заключается в изучении семантических и функциональных особенностей фразеологической единицы. С.Г. Гаврин выделяет три типа компликативов: 1) экспрессивно-образные; 2) эллиптические; 3) гносеологические (афоризмы, составные термины, номенклатурные наименования).

А.В. Кунин разработал метод фразеологической идентификации. В основе этого метода лежит учет различных типов фразеологических значений, зависимых от показателей устойчивости и раздельнооформленности компонентов фразеологической единицы. А.В. Кунин перечисляет несколько основных операций, необходимых для отделения фразеологической единицы от переменных сочетаний и сложных слов:

1) установление наличия или отсутствия коэффициента минимальной фразеологической устойчивости в соответствии с разработанными показателями устойчивости;

2) установление раздельнооформленности данной словесной группы в соответствии с предложенными показателями раздельнооформленности;

3) установление «словности» компонентов данного образования;

4) отнесение анализируемого образования к той или иной языковой категории в результате полученных данных [Кунин 1970, с. 47].

Как представляется, ввиду многогранности фразеологии ни один отдельный метод не может претендовать на монопольное положение, поэтому в настоящем исследовании для анализа фразеологии языка лингала используются следующие методы:

1) метод фразеологической идентификации;

2) метод компонентного анализа;

3) метод лингвистического моделирования.

Метод фразеологической / семантической идентификации был использован для распознавания и установления фразеологического пласта лексики в языке лингала, так как этот метод представляется нам наиболее универсальным и поэтому приложимым к иной типологии, в частности к языкам башу. Кроме того, метод фразеологической идентификации не исключает использование элементов других методов лингвистического исследования.

Метод компонентного анализа или метод фразеологического описания, помогает установить различные классы фразеологизмов. Для этого проводится анализ соотнесенности фразеологизмов со знаменательными, служебными, модальными словами и междометиями, а также с переменными предложениями с учетом как различий между ними, так и их сходства. Метод компонентного анализа позволяет вывести общее л ексико-грамм этическое значение фразеологической единицы с учетом значений ее компонентов, что дает возможность выделить субстантивные, адъективные, адвербиальные, глагольные, междометные, модальные и служебные фразеологизмы, а также цельнопредикативные фразеологизмы. Метод компонентного анализа позволяет выявить опорные и зависимые компоненты фразеологической единицы посредством грамматического анализа структуры фразеологизмов и определения их морфологических и синтаксических особенностей.

Применение метода лингвистического моделирования обусловлено характером нашего исследования. Моделирование служит одним из главных средств отображения языковых явлений и процессов, а также является критерием проверки истинности наших выводов. Метод лингвистического моделирования позволяет раскрыть скрытые механизмы и процессы в структуре фразеологизмов. В настоящем исследовании используется термин «фразеологическая модель». Подразумевается, что «фразеологическая модель - это структурно-семантический инвариант устойчивых сочетаний, схематически отражающий относительную стабильность их формы и семантики» [Мокиенко 1980, с. 43]. Таким образом, фразеологическая модель учитывает как структурные, так и смысловые характеристики фразеологизма, при этом соотношение структурного и семантического тождества будет различно в зависимости от типа фразеологической единицы. Фразеологические модели подразделяются на два типа:

1) фразеологическая модель, равная словосочетанию;

2) фразеологическая модель, равная предложению.

Таким образом, комплексный метод анализа фразеологии в языке лингала дает возможность описать фразеологические единицы этого языка наиболее полно.

0.5. КЛАССИФИКАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ

ЕДИНИЦ

Все фразеологические единицы в языке лингала обладают такими признаками как воспроизводимость в готовом виде, единое целостное значение, раздельнооформленность и идиоматичностъ. Однако они могут отличаться друг от друга по выполняемой в языке функции и по степени слитности компонентов в составе фразеологизма.

1. Семантическая классификация

В качестве воспроизводимых в языке единиц фразеологизмы представляют собой единое смысловое целое, однако связь между

31 компонентами может быть разной. С точки зрения семантической слитности, в русском языке выделяют четыре группы фразеологизмов: фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания и фразеологические выражения [Гелия 2000, с. 559]. Эта семантическая классификация фразеологизмов, предложенная В.В. Виноградовым, была разработана на материале фразеологизмов русского языка, но она имеет определенные недостатки. Так, например, границы между фразеологическими сращениями и фразеологическими единствами размыты, неустойчивы. Поэтому фразеологические сращения и фразеологические единства нередко объединяют в одну группу - идиомы. Во фразеологии языка лингала эти два класса фразеологических единиц также практически не различимы. Необходимо при этом отметить, что грамматическая и семантическая структура фразеологизмов в подавляющем большинстве случаев поддается анализу, т.е. в языке лингала нет абсолютно неразложимых сочетаний. Поэтому, как представляется, можно утверждать, что в лингала отсутствуют «классические» немотивированные устойчивые сочетания. Таким образом, в языке лингала степень спаянности компонентов фразеологической единицы и степень мотивированности их значения не являются настолько надежными признаками, чтобы служить основой семантической классификации фразеологических единиц лингала.

Учитывая особенности фразеологии лингала, мы предлагаем следующую семантическую классификацию фразеологизмов: 1. Идиомы;

Идиомы = это фразеологизмы, члены которых связаны двусторонней зависимостью (иитердепенденцией). Они обладают целостностью значения, но с разной степенью спаянности компонентов и мотивированности значения.

Например: makila malamo кровь хорошая —► «счастливый жребий»; lisoko ntonga ягодица игла —► «непоседа»; likambo ntina дело причина —► «злоба дня».

2. Фразеологические сочетания;

Фразеологические сочетания - это фразеологизмы с односторонней смысловой зависимостью (детерминацией). Фразеологические единства этого рода не обладают полной семантической слитностью, по меньшей мере, один компонент выступает в своем прямом узуальном значении.

Например: -koto па libulu входить в яму —> «зайти в тупик»; -kata likambo рубить дело —> найти выход из положения»; -sakana па moto «играть с огнем».

3. Фразеологические выражения.

Фразеологические выражения - это фразеологизмы, имеющие структуру предложения. Они ничем не отличаются от свободных сочетаний слов по характеру связи между ними. Отличительной чертой их является то, что они не производятся говорящим в процессе речи, а воспроизводятся как готовые единицы с переосмысленным значением.

Например: Esika mai makokende mbisi itikala te Место вода она-бежит рыба она-покидает нет —» «Рыба не покидает место, куда поступает вода»; Mokosi akozuaka mbala mibale te обманщик он-получит раз два нет —> «Обманщику не поверят во второй раз»; Mai makoningana mpamba te вода она-дрожит зря нет —» «Вода напрасно не колеблется» Нет дыма без огня).

2. Классификация фразеологизмов по функции

Учитывая выполняемую фразеологизмом функцию, можно разделить фразеологические единицы в языке лингала на две большие группы. К первой группе относятся фразеологизмы, соотнесенные со словом или словосочетанием, обладающие номинативной функцией. Ко второй группе относятся фразеологизмы со структурой предложения, обладающие коммуникативной функцией, например:

А) Номинативные фразеологические единицы (которые являю тся предметом анализа в I главе нашей работы); -bete masini бить машину «печатать», -kanga monoko схватить рот —► «молчать», -kata Nzambe рубить Бога —► «клясться», inbisi уа mai рыба воды «свежая рыба».

Б) Коммуникативные фразеологические единицы (которые рассматриваются во П главе). Nyama па ekila akokimaka te.

Животное, на которое никогда не охотились, не убегает»;

Ntembe eboti ntembe

Сомнение порождает сомнение»;

О zamba, nzete inso izali па nkasa, kasi mwete na mwete mokobotaka se mbuma ya mwango

В лесу все деревья имеют листья, но каждое дерево имеет свой собственный плод».

Таким образом, классификация фразеологических единиц может быть построена по разным признакам (по выполняемой в языке функции, по степени смысловой взаимозависимости компонентов фразеологизма). Эти две классификации пересекаются, так как коммуникативные фразеологизмы, по сути, являются фразеологическими выражениями, а идиомы и фразеологические сочетания - номинативными фразеологизмами. Другие возможные классификации (по принадлежности к частям речи, тематическая классификация и т.д.) будут рассмотрены в соответствующих главах диссертации.

Похожие диссертационные работы по специальности «Языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии», 10.02.22 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии», Татаровская, Ирина Геннадьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Фразеология представляет собой языковую универсалию. Однако в разных языках фразеологизмы характеризуются определенными специфическими чертами, которые объясняются как семантическими, так и структурными особенностями отдельного языка. Национальная специфика фразеологии может проявляться в формировании целостного значения фразеологизма, в их структуре и лексическом составе, в особенностях функционирования на различных стилистических уровнях и т.п. Правильность этой точки зрения подтверждается и результатами исследования фразеологических единиц в языке лингала.

В диссертации используется термин «фразеологическая единица», так как этот термин наиболее емко выражает семантическую и грамматическую сущность фразеологизма. Основным признаком фразеологической единицы является «фразеологическая устойчивость». В объем понятия «фразеологическая устойчивость» входят такие явления как воспроизводимость в готовом виде, единое целостное значение, раздельнооформленностъ, идиоматичность. В диссертации обосновывается включение в состав фразеологии пословиц, поговорок и крылатых выражений, так как им также присуща фразеологическая устойчивость. Они не образуются говорящим в процессе общения, а воспроизводятся как готовые единицы с постоянным значением и составом.

Для выявления структурно - семантических типов фразеологизмов в лингала был использован комплексный метод анализа, учитывающий такие параметры, как семантическая идентификация фразеологизмов, компонентный анализ, фразеологическая идентификация и лингвистическое моделирование. Комплексный метод анализа включает также процедуру семантической и прагматической интерпретации фразеологических единиц, основанный на коммуникативной компетенции носителей языка лингала.

Применив метод семантической идентификации фразеологизмов, удалось выявить следующие классы фразеологических единиц в языке лингала: идиомы, фразеологические сочетания и фразеологические выражения. Анализ фразеологизмов лингала показал, что наибольшее количество фразеологических единиц относится к фразеологическим сочетаниям и фразеологическим выражениям, что, как представляется, обусловлено их более простой семантической структурой.

Фразеологические сочетания образуются из слов со свободным и фразеологически связанным значением. При выявлении фразеологического сочетания большое значение имеет определение семантически ведущего компонента фразеологической единицы, который преобразует свободное словосочетание во фразеологизм. Особенностью фразеологических сочетаний является то, чю слова с фразеологически связанным значением могут заменяться синонимичными, что приводит к появлению фразеологизмов - синонимов.

Значительный объем фразеологических единиц в словарном составе языка лингала объясняется тем, что они играют важную роль как средство социальной коммуникации. Они употребляются при отправлении религиозных культов, различных церемоний и выполняют определенную воспитательную и даже законодательную функции. В определенной степени они являются регуляторами общественных отношений и исторической памятью народов, говорящих на языке лингала.

Метод компонентного анализа позволил выделить четыре структурных классов фразеологизмов в языке лингала (субстантивные, адъективные, адвербиальные и глагольные) в зависимости от частеречной принадлежности опорных компонентов фразеологической единицы. При выявлении структурно - семантических типов фразеологизмов в лингала учитывались роли семантически и грамматически ведущих компонентов фразеологической единицы, так как только грамматически ведущий компонент не всегда отражает функциональную семантику несвободного

144 словосочетания. Например: nsoni-nsoni стыд стыд —► «робко, неуверенно»; ngonga moko na mosusu час один и другой —► «~ с часу на час». Грамматически ведущим компонентом в этих фразеологизмах является имя существительное, но в предложении они употребляются в функции обстоятельства. Исключение составляют глагольные фразеологизмы лингала. Так, грамматически ведущий компонент в глагольных фразеологизмах -sopa na nkanda проливать /лить гнев —► разозлиться» и -sakana па moto играть с огнем —» «играть с огнем» выражен глаголами -sopa «лить, проливать» и -sakana «играть», а семантически ведущим компонентом выступают имена существительные nkanda «гнев» и moto «огонь». Стержневым же компонентом настоящих фразеологизмов является глагол, так как он реализует в предложении их предикативную функцию.

Метод лингвистического моделирования позволил раскрыть механизм формирования фразеологических единиц в языке лингала. Все фразеологические модели в языке лингала делятся на две большие группы: фразеологическая модель, равная словосочетанию и фразеологическая модель, равная предложению.

Фразеологические единицы в языке лингала по выполняемой ими функции делятся на номинативные и коммуникативные.

К номинативным фразеологическим единицам относятся фразеологизмы, обладающие номинативной / назывной функцией. Специфика номинативных фразеологизмов в языке лингала заключается в том, что семантически ядерное слово в несвободных словосочетаниях кодируется по «телесному» (названия органов и частей тела), «абстрактному» (абстрактные понятия) и «усилительно-интенсивному» (числительные) кодам. Поэтому большинство номинативных фразеологизмов лингала распределяются по трем большим группам: 1) номинативные фразеологизмы, в состав которых входят названия частей тела и органов, 2) номинативные фразеологизмы, в состав которых входят абстрактные понятия и 3) номинативные фразеологизмы с итеративным значением. Наибольшей продуктивностью обладают слова motema «сердце» и miso «глаза».

По грамматической структуре номинативные фразеологизмы подразделяются на субстантивные, адвективные, адвербиальные и глагольные фразеологические единицы. Количество фразеологизмов в каждой из этих групп не одинаково. Наиболее многочисленная группа - это глагольные фразеологические единицы. Адъективные и адвербиальные фразеологизмы в лингала составляют незначительную группу.

Коммуникативные фразеологические единицы по своей синтаксической структуре представляют предложение. В языке лингала выделяются две основные группы коммуникативных фразеологизмов: фразеологизмы непословичного характера и фразеологизмы - паремии. В настоящем исследовании подвергались анализу только паремии на языке лингала. Паремии рассматриваются как законченные или незаконченные суждения, выступающие в форме художественных миниатюр, они обладают свойствами клишированности, афористичности и сентенциозности.

В диссертации приводится тематическая классификация паремий лингала, которая предполагает их распределение по темам высказываний, т.е. по их содержанию. К самым распространенным предметно-тематическим классам паремий в языке лингала относятся: поучения и советы, предупреждения, предостережения и др. Особый интерес представляет семантика паремий с антроионимным и зооннмным компонентами. Отличительной чертой языка лингала по сравнению с другими языками банту является то, что в нем имеются коммуникативные фразеологизмы, содержащие имена собственные (африканские и европейские).

Анализ синтаксиса паремий лингала, способов выражения основных синтаксических аргументов не обнаруживает значительных отличий от соответствующих структур простого и сложного предложений. Особенностью же компаративны х коммуникативных фразеологизм ов является эллипсис отдельных компонентов синтаксической структуры.

Исходной моделью образования субстантивных фразеологизмов в языке лингала является модель Nom + -а + Nom. Например: ndeko wa sani брат [-а] тарелки —► «нахлебник»; likambo lya mboloko na nkoi дело [-а] антилопы и леопарда —► «львиная доля».

В настоящее время наблюдается тенденция образования субстантивных фразеологизмов способом примыкания (с опущением атрибутивного форманта -а), т.е. реализуется модель Nom + Nom, например: moto mafiita человек жира —*■ «толстяк»; lisakola mokonzi предложение вождь —► «главное предложение».

Базовой моделью адъективных фразеологизмов лингала является модель с атрибутивным формантом -а, т.е. -а + Nom + Nom/Num. Первое место конструкции занимает атрибутивный формант -а, который согласуется с именем — посессором при помощи префикса — трансформа соответствующего класса. Второй компонент регулярно представлен именем существительным. Третьим компонентом настоящей модели может быть имя существительное или числительное. Например:

-a minoko mibale [-а]ртов два «нелепый, лживый»; -a motema mpio [-а] сердце холода «хладнокровный», Большой продуктивностью отличается модель Noml + Noml, например: nzela nzela дорога дорога «полосатый»; nioka nioka змея змея —*• «извилистый, искривленный».

Моделью образования адъективных компаративных фразеологизмов лингала является модель Adj + conj + Nom, т.е. сравнение передается с помощью союза lokola «как» и именем существительным, например: molai lokola nkamba длинный как веревка «~ длинный как каланча»; mayele lokola nkoi «умный как леопард» (об умном человеке).

К исходным моделям адвербиальных фразеологизмов лингала относятся: Noml + Noml и Noml + conj + Noml, т.е. редупликация двух

147 имен существительных, соединенных между собой дефисом или союзом па «и», например: mbangu-mbangu скорость-скорость «быстро»; miso na mi so лицо и лицо «лицом к лицу».

Стереотипной моделью образования глагольных фразеологизмов лингала является модель, состоящая из глагола и имени существительного, т.е. Vb + Nom. Например:

-fungo]a mayele открывать ум —► «~ открывать глаза»; -kamata nzela брать дорогу «отправляться в путь». Другой продуктивной моделью в языке лингала так же является модель Vb + conj + Nom, например:

-pola na nsoni гнить от стыда —► «сгорать со стыда»; -kweya na lisumu падать в грех —► «грешить».

Наше исследование показало, что наибольшую эвристическую значимость при выявлении и анализе фразеологизмов в лингала имеют два метода: метод семантической идентификации и метод компонентного анализа.

В целом, для фразеологии языка лингала на уровне семантики характерно переосмысление лексических значений (что является универсальным свойством фразеологии). На уровне выражения доминирующим признаком фразеологичности являются - различные виды эллипсиса, редупликации, нарушения согласования (что представляет собой уникальную черту фразеологии лингала).

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Татаровская, Ирина Геннадьевна, 2004 год

1. Аксенова И.С., Топорова И.Н. Введение в бантуистику. Имя, Глагол. М., 1990

2. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. Л., 1963

3. Апресян Ю. Д. Фразеологические синонимы типа «глагол + существительное» в современном английском языке. Дис. . канд. фнлол. наук. М. 1956

4. Апресян Ю.Д. К вопросу о значении фразеологических единиц. // Иностранные языки в школе. М., 1957, №6

5. Артемова А.Ф. Значение фразеологических единиц и картина мира. // Этническое и языковое самосознание. М., 1995

6. Артемова А.Ф., Леонович О. А. Имена собственные в составе фразеологических единиц. // Иностранные языки в школе. М., 2003, №4

7. Архангельский В.Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Ростов на Дону, 1964

8. Архангельский В.Л. Методы фразеологического исследования в отечественном языкознании. // Вопросы лексики и фразеологии современного русского языка. Ростов на Дону, 1968

9. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1969

10. Бабкин А.М. Лексикографическая разработка русской фразеологии. М,-Л., 1964

11. Багана Ж. Судьба европейского языка в Африке. (Социолингвистические и лингвокультурологические особенности французского языка в Конго). Саратов, 2003

12. Багана Ж. Языковая интерференция в условиях франко-конголезскою билингвизма. Автореферат на соискание ученой степени доктора филологических наук. Саратов, 2004

13. Балли Ш. Французская стилистика. М., 196114

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.