Структурный анализ взаимодействий гепатоцитов, эндотелиоцитов и звездчатых клеток печени при вибрационном и вирусном воздействиях тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.03.04, доктор биологических наук Постникова, Ольга Алексеевна

  • Постникова, Ольга Алексеевна
  • доктор биологических наукдоктор биологических наук
  • 2012, НовосибирскНовосибирск
  • Специальность ВАК РФ03.03.04
  • Количество страниц 188
Постникова, Ольга Алексеевна. Структурный анализ взаимодействий гепатоцитов, эндотелиоцитов и звездчатых клеток печени при вибрационном и вирусном воздействиях: дис. доктор биологических наук: 03.03.04 - Клеточная биология, цитология, гистология. Новосибирск. 2012. 188 с.

Оглавление диссертации доктор биологических наук Постникова, Ольга Алексеевна

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

Глава I. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЭНДОТЕЛИАЛЬНО-СИНУСОИДАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ В ОБЩЕБИОЛОГИЧЕСКИХ И

ОБЩЕПАТОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ

1.1. Эндотелиально-синусоидальная композиция в развитии общебиологических и общепатологических процессов

1.2. Полиморфизм звездчатых клеток печени и их роль

в фиброгенезе и онтогенезе

1.3. Стереотипность дистрофически-атрофических реакций паренхиматозных клеток в условиях различных повреждающих воздействий

1.4. Морфогенез вибрационно-индуцированных изменений

1.5. Структурно-функциональные особенности клеточных популяций печени при НСУ-инфекции

1.6. Резюме

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава II. ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАННОГО МАТЕРИАЛА

И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Характеристика экспериментальных моделей

2.2. Характеристика клинических моделей

2.3. Методы светооптического, электронно-микроскопического

и иммуногистохимического исследования

2.4. Морфометрический, стереологический анализ

и радиоавтографическое исследование

2.5. Метод полимеразной цепной реакции и генотипирование

Глава III. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЛЕТОЧНЫХ ПОПУЛЯЦИЙ ПЕЧЕНИ КРЫС ВИСТАР ПРИ ВИБРАЦИОННОМ ВОЗДЕЙСТВИИ

3.1. Светооптическая и ультраструктурная характеристика клеточных популяций и микрососудов печени при 30-суточном воздействии вибрационного фактора

3.2. Светооптический и ультраструктурный анализ клеточных популяций и микрососудов печени в восстановительный период после вибрационного воздействия

3.3. Характеристика перекисного окисления липидов

и функциональных свойств эритроцитов, тромбоцитов и эндотелиоцитов в восстановительном периоде

3.4. Р е з ю м е

Глава IV. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

ПЕЧЕНИ В УСЛОВИЯХ ДЛИТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ВИБРАЦИИ

4.1. Светооптический и ультраструктурный анализ печени при длительном воздействии вибрационного фактора

4.2. Стереологический анализ тканевой пространственной организации печени при длительном вибрационном воздействии в сравнении с гепатитами С и С+В

4.3. Резюме

Глава V. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕЛУДКА ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ВОЗДЕЙСТВИИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ВИБРАЦИИ

5.1. Светооптическое, ультраструктурное и радиоавтографическое исследование фундального и пилорического отделов желудка

5.2. Стереологический анализ тканевой организации слизистой оболочки желудка (сравнение вибрационного воздействия, вирусного гепатита и гастропатии)

5.3. Резюме

Глава VI. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЛЕТОЧНЫХ ПОПУЛЯЦИЙ ПЕЧЕНИ В УСЛОВИЯХ ПЕРСИСТИРУЮЩЕЙ НСУ-ИНФЕКЦИИ

6.1. Морфогенез НСУ-инфекции

6.2. Репликация вируса гепатита С и степень активности НСУ-инфекции

6.3. Выявление РНК НСУ в различных биологических

субстратах

6.4. Иммуногистохимическое исследование биоптатов печени

и генотипирование при НСУ-инфекции

6.5. Резюме

Глава VII. СТРУКТУРА И ФУНКЦИЯ ЗВЕЗДЧАТЫХ КЛЕТОК

ПЕЧЕНИ В ОНТОГЕНЕЗЕ

7.1. Светооптический и ультраструктурный анализ звездчатых клеток печени в динамике онтогенеза крыс Вистар

7.2. Стерео логический анализ звездчатых клеток печени

в онтогенезе

7.3. Резюме

Глава VIII. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗВЕЗДЧАТЫХ КЛЕТОК ПЕЧЕНИ В ДИНАМИКЕ ФИБРОЗА

8.1. Светооптическая и ультраструктурная характеристика звездчатых клеток печени в динамике фиброза

8.2. Иммуногистохимическое, морфометрическое и стереологическое исследование печени в динамике фиброза

8.3. Резюме

Глава IX. ЭНДОТЕЛИАЛЬНО-ПАРЕНХИМАТОЗНЫЕ

РЕАКЦИИ ПРИ ВИБРАЦИОННОМ И ВИРУСНОМ ВОЗДЕЙСТВИЯХ И ИХ РОЛЬ В МОРФОГЕНЕЗЕ ОБЩЕПАТОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

ВЫВОДЫ

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Клеточная биология, цитология, гистология», 03.03.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Структурный анализ взаимодействий гепатоцитов, эндотелиоцитов и звездчатых клеток печени при вибрационном и вирусном воздействиях»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. Гепатоциты представляют собой огромную клеточную систему, специализированную на выполнение многообразных метаболических и биосинтетических функций. Несмотря на то, что ткань печени на первый взгляд выглядит мономорфной, она гетерогенна с точки зрения и структуры, и функции (Герок В., Блюм Х.Е., 2009). Эта гетерогенность обусловлена кровоснабжением дольки: клетки, локализующиеся в перипор-тальной зоне, отличаются от клеток перивенулярной зоны по набору ключевых ферментов, рецепторов и субклеточных структур и в связи с этим имеют различные функциональные способности (Kmiec Z., 2001). В большинстве случаев мозаичность повреждений связана с метаболической гетерогенностью гепатоцитов.

Изменения гепатоцитов, интерпретируемые как дистрофические, могут отражать как повреждение их структур и нарушение функции, так, и наоборот, интенсивную функцию клеток, их повышенную метаболическую активность. Особенно наглядно это положение подтверждается при использовании электронно-микроскопической радиоавтографии, что позволяет не только видеть изменения ультраструктуры клетки, но одновременно оценивать ее функциональное состояние. Д.С.Саркисовым (1993) показано, что даже при выраженной жировой дистрофии гепатоцита сохраняется достаточно высокий уровень биосинтетических реакций в ядерном и цитоплазматическом компартментах.

Печень относится к органам, физиологическая и репаративная регенерация которых выражается примерно в одинаковой степени одновременно в двух формах - клеточной и внутриклеточной, т.е. осуществляется как путем увеличения числа клеток, так и гиперплазии ультраструктур в сохранившихся клетках (Court F.G. et al., 2002). Один из важнейших выводов, который можно сделать по регенерации гепатоцитов, состоит в том, что пролифера-тивная активность зрелых гепатоцитов достаточна для репопуляции печени после парциальной гепатоэктомии. Резервный компартмент стволовых клеток печени активизируется для пролиферации и дифференцировки только в очень специфических условиях, когда пролиферация зрелых гепатоцитов ограничена или заблокирована (Fausto N., 1991; Forbes S., 2002).

Взаимодействия паренхиматозных клеток различных органов и эндоте-лиоцитов микроциркуляторного русла являются составной частью паренхи-матозно-стромальных взаимоотношений и играют важную роль в развитии физиологических и патологических процессов. Особая актуальность изучения взаимодействий паренхимы и стромы, в том числе элементов микроциркуляторного русла, связана с индукцией и прогрессией опухолевого роста (ТЫегу 1.Р., 2002). При изучении метастазирования опухолей молочной железы продемонстрировано явление эпителиально-мезенхимной трансформации, которую рассматривают в качестве одного из механизмов ремоделирования тканей, осуществляемого в критических фазах эмбрионального развития у многих видов животных (ТотаБкоук-Сгоок Е. е1 а1., 2009). Кроме того, запуск механизма эпителиально-мезенхимной трансформации может иметь место и в других патологических процессах, таких как фиброз (виаппо М. е1 а1., 2009; РаЬпэ Ь., З^аггаЬоБсо М., 2011). Эти данные заставляют по-новому видеть проблему дифференцировки дефинитивных клеточных форм (Гаршин В.Г., 1939; Заварзин А.А., 1947).

В этом аспекте известна пластичность эндотелиальных клеток сосудов, являющихся активными участниками ряда ключевых физиологических функций,, в том числе транспорта кислорода и питательных веществ к тканям (Ра1е1-Неи Б., Б'Ашоге Р.А., 2011). Среди других важных функций эндоте-лиоцитов - регуляция тонуса сосудистой стенки и процессов свертывания крови, участие в ангиогенезе и воспалении, что имеет фундаментальное значение в развитии широкого спектра адаптивных и патологических процессов (ВесН Б. е1 а1., 2008).

Влияние эндотелия на окружающие ткани реализуется различными путями: эндотелиальные клетки синтезируют компоненты соединительной ткани и способны регулировать синтез этих компонентов другими клетками, с помощью эндотелия осуществляется регуляция тонуса гладкомышечных клеток и, следовательно, показателей кровотока. Эндотелиальные клетки синтезируют компоненты собственной базальной мембраны, в том числе, фиброн-ектин, коллагены, ламинин, эластин и гликозаминогликаны, экспонирующиеся на люминальной поверхности и в экстрацеллюлярном матриксе (Вгапёао Б.Р. ег а1., 2006).

Эндотелиоцитам свойственны тканевая специализация и тканеспеци-

фичный полиморфизм, что определяет наличие нескольких дефинитивных форм структурной организации капилляров: соматических с непрерывной эндотелиальной выстилкой, фенестрированных и синусоидных (Braet F. et al., 2009; Jacobs F. et al., 2009; March S. et al., 2009; Cogger V.C. et al., 2010; Kawasaki T. et al., 2010; Xie G. et al., 2012; Yokomori H. et al., 2012).

Физиологические и патологические вариации функционирования тканей и органов обусловлены высокой пластичностью сосудистой системы и особенно ее микроциркуляторного русла. Эндотелий и адвентиция обладают выраженной способностью к регенерации, являясь «депо» полипотентных камбиальных клеточных элементов стромы (Саркисов Д.С., 1980).

По данным электронно-микроскопической радиоавтографии, мельчайшие сосуды являются элементарными структурно-функциональными единицами соединительной ткани, о чем свидетельствуют наивысшая пролифера-тивная и метаболическая активность перикапиллярных клеток и градиент уменьшения этой активности по мере удаления от сосудистой стенки (Саркисов Д.С., 1993; Колокольчикова Е.Г. и др., 1997).

Установлено, что во взаимоотношениях паренхимы и стромы на территории тканевого микрорайона капилляру принадлежит ключевая роль, он является своеобразным пейсмейкером (Непомнящих Г.И., 1979, 1996; Непомнящих Г.И. и др., 1987).

Звездчатые клетки печени («липоциты», клетки Ито, жиронакаплива-ющие клетки печени) локализуются в пространствах Диссе между гепатоци-тами и эндотелиальной выстилкой синусоидов и играют ведущую роль в регуляции гомеостаза ретиноидов, депонируя до 80% витамина A (Balabaud С. et al., 2004; Geerts А., 2004; Ryder S.D., 2004; Senoo H. et al., 2010). Пространство Диссе является зоной наибольшей функциональной ответственности, обеспечивая транссинусоидальный обмен (Balabaud С. et al., 2004; Senoo H., 2004).

Все большее значение придается роли звездчатых клеток в развитии фиброза и цирроза печени (Gabele Е. et al., 2003; Forbes S.J., Parola M., 2011; Tacke F., Weiskirchen R., 2012). При получении фиброгенных стимулов «покоящиеся» звездчатые клетки «трансдифференцируются», приобретая мио-фибробластоподобный фенотип, и могут продуцировать коллаген, про-теогликаны и другие компоненты экстрацеллюлярного матрикса (Gutierrez-

Reyes G. et al., 2007; Friedman S.L., 2008). Фиброз на уровне центральных вен, синусоидов или портальных сосудов лимитирует нормальную гемодинамику печени, что приводит к уменьшению объема метаболически эффективной паренхимы, в дальнейшем - портальной гипертензии и порто-системному шунтированию. Накопление соединительной ткани в пространствах Диссе нарушает нормальный метаболический обмен между кровью и гепатоцитами, препятствуя клиренсу циркулирующих макромолекул, изменяя межклеточные взаимодействия и приводя к дисфункции клеток печени (Brandao D.F. et al., 2006; Lee Y., Friedman S.L., 2011).

Существуют противоречивые мнения относительно того, способны ли активированные звездчатые клетки возвращаться к покоящемуся фенотипу. Получены данные о том, что фиброгенные звездчатые клетки печени могут частично нивелировать процесс активации, например, при воздействии рети-ноидов или при взаимодействии с компонентами экстрацеллюлярного матрик-са (Kisseleva Т., Brenner D.A., 2007). Решение этого вопроса лежит в основе проблемы обратимости фиброза и разработки терапевтических подходов к лечению цирроза печени (Desmet V.J. et al., 2004; Schuppan D., Afdhal N.H., 2008).

В настоящее время при исследовании состояния печени с помощью современных методов оценивают некоторые вирусологические и иммунологические показатели. Имеется достаточно большое количество исследований по ассоциации полиморфизма генов ферментов биотрансформации ксенобиотиков (Вавилин В.А., 2002), опухолевым заболеваниям и быстро прогрессирующим циррозам печени (Непомнящих Д.Л. и др., 2006). Тем не менее, даже при использовании комплекса молекулярно-генетических методик структурное исследование печени остается необходимым для оценки изменений органа, в том числе, в условиях вибрационного и вирусного воздействий.

Исследования висцеральных органов при вибрационном воздействии единичны и касаются, как правило, лишь экспериментальных моделей, несмотря на то, что полиорганные изменения развиваются вследствие системного поражения микроциркуляторного русла с последующей дисфункцией внутренних органов. В условиях профессиональной вибрации важное место занимает печень как основной метаболический и детоксикационный орган, а также желудок как полый орган, особенно чувствительный к вибрационному

воздействию (Сухаревская Т.М. и др., 2000; Измеров Н.Ф. и др., 2004).

В оценке структурных изменений органов большое значение имеют межорганные взаимодействия, отражающие системность заболеваний (Крылов A.A., 2000; Апросина З.Г. и др., 2002; Плешко Р.И. и др. 2006; Непомнящих Д.Л. и др. 2010). В этом контексте нами продолжено изучение гепато-гастральных отношений, единство которых обеспечивается принадлежностью к пищеварительной системе.

Цель исследования - изучить ультраструктурные основы межклеточных взаимодействий основных популяций печени при вибрационном и вирусном воздействиях для разработки концепции эндотелиально-стромально-паренхиматозных взаимодействий как основе альтеративных и репаративных процессов.

Задачи исследования:

1. Изучить характер внутриклеточной реорганизации основных клеточных популяций печени (гепатоцитов, эндотелиоцитов, звездчатых клеток) при воздействии производственной вибрации.

2. Провести оценку структурных изменений клеточных популяций печени после воздействия экспериментальной вибрации (в течение одного месяца) и в периоде восстановления.

3. Изучить внутриклеточную реорганизацию основных клеточных популяций печени (гепатоцитов, эндотелиоцитов, звездчатых клеток) при воздействии РНК-содержащего вируса гепатита С (HCV-инфекция).

4. Провести структурно-функциональное исследование звездчатых клеток печени в онтогенезе (экспериментальная модель) и при вирусном HCV воздействии (клиническая модель).

5. Изучить особенности морфогенеза эндотелиально-стромально-паренхиматозных взаимодействий в печени при воздействии вибрационного и вирусного факторов.

Научная новизна. Впервые на основе сравнительного изучения характера эндотелиально-стромально-паренхиматозных взаимодействий факторов установлены основные этапы структурно-функциональной перестройки печени при вибрационном и вирусном воздействиях. Представлены основные варианты внутриклеточной реорганизации гепатоцитов эндотелиоцитов и звездчатых клеток печени при реализации физиологических и патологиче-

ских процессов.

Установлено, что к ведущим ультраструктурным изменениям гепато-цитов и эндотелиоцитов относятся редукцией белоксинтезирующих орга-нелл, частичная деструкция митохондриального компартмента, усиление аутофагических процессов. Показано, что снижение белоксинтезирующей и энергетической функций гепатоцитов и угнетение транссинусоидального обмена сопровождаются фиброгенной трансформацией звездчатых клеток, увеличением количества коллагеновых волокон в пространствах Диссе, развитием перицеллюлярного фиброза.

Впервые показано, что тканевая пространственная организация печени при воздействии производственной вибрации имеет особенности в сравнении с вирусными воздействиями. При вибрационном воздействии наблюдается высокая объемная плотность гепатоцитов с «опустошенной» цитоплазмой при уменьшении количества двуядерных гепатоцитов по сравнению с данными показателями при гепатите С, что свидетельствует о снижении регенераторного потенциала паренхимы печени. РНК-содержащий вирус гепатита С повреждает преимущественно цитоплазматические органеллы при сохранении ядерного компартмента.

Определена фиброгенная активация звездчатых клеток печени, характеризующаяся редукцией липидных капель и синхронной экспрессией фиб-робластоподобных свойств - позитивной иммуногистохимической реакцией на гладкомышечный а-актин, гиперплазией гранулярной цитоплазматиче-ской сети и перигепатоцеллюлярным формированием коллагеновых фибрилл. Особенно значительная экспрессия гладкомышечного а-актина происходит в фибробластах и миофибробластах портальных зон.

Несмотря на прогрессирующее уменьшение численной плотности ли-пидосодержащих звездчатых клеток при развитии фиброза, поддерживается функция депонирования ретиноидов: при циррозе печени в фиброзных септах и внутри долек сохраняются липидосодержащие звездчатые клетки. Сделано заключение, что звездчатые клетки печени - полиморфная гетерогенная популяция с широким спектром функциональной активности.

Установлено, что основу висцеропатий при вибрационном воздействии составляет синдром, включающий прогрессирующую системную дистрофию и последующую атрофию паренхиматозных клеток, диффузный фиброз

стромы, ранние системные изменения микрососудов с атрофией и дисфункцией эндотелиоцитов. В ткани печени развивается субтотальный и тотальный коллапс синусоидов, сопровождающийся фиброгенной трансформацией звездчатых клеток, диффузной атрофией гепатоцитов и коллагенизацией пространств Диссе.

Выделены структурные маркеры цитотоксического поражения гепатоцитов при вирусном гепатите С, ассоциированном опийной зависимостью, -частичная деструкция митохондриального компартмента и гиперплазия агра-нулярной цитоплазматической сети, ассоциированная с редукцией белоксин-тезирующих органелл. В отличие от вирус-ассоциированного, преимущественно перипортального поражения печени, структурное выражение воздействия наркотических веществ реализуется в центролобулярной зоне. Его маркеры - макровезикулярная липидная инфильтрация гепатоцитов, интр-агепатоцеллюлярный холестаз, центролобулярные некрозы, присутствие эозинофилов в клеточных инфильтратах, центральный и перисинусоидаль-ный фиброз.

Впервые при сопоставлении данных биохимического анализа, ПНР и структурных изменений печени установлено отсутствие прямой зависимости между выраженностью структурных изменений печени, активностью НСУ-инфекции и выраженностью репликации вируса (его количественного присутствия в образцах крови и/или ткани печени). Показано, что при достаточно высоком уровне виремии доминируют минимальные изменения структуры печени, определяется слабо выраженная степень активности НСУ-инфекции.

Теоретическая и практическая значимость. Полученные результаты раскрывают новые закономерности тканевых, клеточных и внутриклеточных реакций, имеющие большое теоретическое и практическое значение - установлена роль звездчатых клеток печени в развитии фиброза органа, представлены варианты пластичности клеточных популяций печени, описаны механизмы «автономизации» паренхиматозных клеток печени, существенно влияющие на паренхиматозно-синусоидальный обмен в условиях перисину-соидального фиброза и на возможность редукции фиброзных изменений.

Данные проведенного исследования свидетельствуют о важности комплексного морфологического изучения биопсий печени для диагностики,

дифференциальной диагностики, определения прогноза и тактики терапии хронических заболеваний печени. Результаты исследования целесообразно внести в курс преподавания соответствующих разделов гистологии и пато-морфологии.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. При вибрационном и вирусном воздействиях в клеточных популяциях печени развиваются нарушения клеточной и внутриклеточной регенерации, пластический дефицит, дистрофия, атрофия, элиминация клеток, диффузный реактивный фиброз.

2. Профессиональная вибрация существенно влияет на структуру и функцию печени - основного метаболического и детоксикационного органа -обнаруживается выраженная атрофия паренхиматозных клеток, фиброз и системные изменения микрососудов с атрофией и дисфункцией эндотелия.

3. Наличие РНК НСУ в крови и/или ткани печени (по данным ПЦР) и число инфицированных гепатоцитов (по экспрессии Ы83А§) не имеют достоверной связи со степенью активности инфекционного процесса, оцениваемой по структурным изменениям печени и клинико-биохимическим тестам.

4. Структурные признаки активации звездчатых клеток печени - превращение их из «пассивных», накапливающих витамин А, в клетки «мио-фибробластоподобные» с исчезновением липидных капель и экспрессией гладкомышечного а-актина - ассоциируются с прогрессией фиброза и цирроза печени.

Апробация работы. Материалы исследования представлены на 8-й научно-практической конференции «Актуальные вопросы современной медицины» (Новосибирск, 1998); 6-й Всероссийской конференции «Патология клетки» (Москва, 2000); научно-практических конференциях «Новые методы диагностики, лечения заболеваний и управления в медицине» (Новосибирск, 2000, 2001); 12-й Российской гастроэнтерологической неделе (Москва, 2006); 13-м Международном Славяно-Балтийском научном форуме «Санкт-Петербург - Гастро-2011» (Санкт-Петербург, 2011); 19-й научно-практической конференции «Достижения современной гастроэнтерологии» (Томск, 2011); XVII Ежегодном Российском конгрессе «Гепатология сегодня» (Москва, 2012); 14-м Международном Славяно-Балтийском научном форуме «Санкт-Петербург - Гастро-2012» (Санкт-Петербург, 2012); IV Все-

российской научно-практической конференции с международным участием «Вопросы патогенеза типовых патологических процессов» (Новосибирск, 2012); Ученом совете ФГБУ Научно-исследовательского института региональной патологии и патоморфологии СО РАМН (Новосибирск, 2012).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 36 научных работ, из них 19 - в рецензируемых журналах по списку ВАК и в системе цитирования (библиографической базе) Web of Science:

1. Непомнящих Д.Л., Мигуськина Е.И., Постникова O.A. Сравнительная оценка эффективности препаратов альфа-интерферона и традиционного лечения больных хроническими вирусными гепатитами // Актуальные вопросы современной медицины: Тезисы докладов восьмой научно-практической конференции врачей. - Новосибирск, 1998. - С. 406.

2. Непомнящих Д.Л., Постникова O.A., Мигуськина Е.И. Патоморфоло-гическое исследование хронических гепатитов по биопсиям печени // Актуальные вопросы современной медицины: Тезисы докладов восьмой научно-практической конференции врачей. - Новосибирск, 1998. - С. 407 - 408.

3. Непомнящих Д.Л., Мезенцева Г.А., Сасин A.B., Айдагулова C.B., Но-хрина Ж.В., Постникова O.A., Долговых А.К. Роль биопсии печени в диагностике хронических вирусных гепатитов // Новые методы диагностики, лечения заболеваний и управления в медицине: Материалы научно-практической конференции. - Новосибирск, 2000. - С. 87 - 88.

4. Непомнящих Г.И., Непомнящих Л.М., Айдагулова C.B., Постникова O.A. Ультраструктура гепатоцитов при действии вирусов гепатита В и С // Материалы VI Всероссийской конференции по патологии клетки. - Москва, 2000.-С. 205.

5. Непомнящих Д.Л., Айдагулова C.B., Мигуськина Е.И., Сасин A.B., Мезенцева Г.А., Постникова O.A., Нохрина Ж.В., Бабошкина Ю.В. Особенности структурных реакций печени при хронических вирусных гепатитах у опий-зависимых пациентов // Новые методы диагностики, лечения заболеваний и управления в медицине: Материалы научно-практической конференции ГНОКБ. - Новосибирск, 2001. - С. 279.

6. Непомнящих Г.И., Айдагулова C.B., Непомнящих Д.Л., Капустина В.И., Постникова O.A. Ультраструктурное и иммуногистохимическое исследование звездчатых клеток печени в динамике фиброза и цирроза печени ин-фекционно-вирусного генеза // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2006. - Т. 142, № 12. - С. 681 - 686.

7. Nepomnyashchikh G.I., Aidagulova S.V., Nepomnyashchikh D.L., Kapustina V.I., Postnikova O.A. Ultrastructural and immunohistochemical study of hepatic stellate cells over the course of infectious viral fibrosis and cirrhosis of the liver // Bulletin of Experimental Biology and Medicine. - 2006. - Vol. 142, № 6. - P. 723 - 728.

8. Непомнящих Г.И., Трубникова H.B., Волкова Д.В., Постникова О.А., Кожевникова О.В. Морфологические особенности эпителия бронхов при бронхиальной астме, ассоциированной с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью // Сибирский вестник гепатологии и гастроэнтерологии. - 2006. - №. 20. - С. 26 - 27.

9. Непомнящих Д.Л., Виноградова Е.В., Постникова О.А., Капустина В.И. Клинические и патоморфологические особенности цирроза печени ин-фекционно-вирусного генеза // Сибирский вестник гепатологии и гастроэнтерологии. - 2006. - № 20. - С. 28 - 31.

10. Непомнящих Д.Л., Нохрина Ж.В., Постникова О.А., Понамарчук О.И. Клинико-морфологический анализ микст-гепатита С+В при серонега-тивном варианте HCV-инфекции // Росийский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. - 2006. - Т. 16, № 5. Приложение № 28. Материалы 12-й Российской гастроэнтерологической недели. - С. 84. № 312.

11. Непомнящих Г.И., Трубникова Н.В., Волкова Д.В., Бакарев М.А., Постникова О.А. Патоморфология слизистой оболочки бронхов при бронхиальной астме, ассоциированной с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью // Сибирский научный вестник. - 2007. - Вып. X. - С. 24 - 27.

12. Непомнящих Д.Л., Бурковская В.А., Айдагулова С.В., Бакарев М.А., Постникова О.А., Капустина В.И., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В. Структурные модификации эпителия гастроэнтеральной системы при иммунозави-симом гранулематозе // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2010. - Т. 150, № 10. - С. 467 - 471.

13. Nepomnyashchikh D.L., Burkovskaya V.A., Aidagulova S.V., Bakarev M.A., Postnikova O.A., Kapustina V.I., Nohrina Zh.V., Vinogradova E.V. Structural Modification of the Gastrointestinal Epithelium during Immune-Dependent Granulomatosis // Bulletin of Experimental Biology and Medicine. - 2011. - Vol. 150, №4.-P. 490-494.

14. Непомнящих Г.И., Айдагулова C.B., Бакарев M.A., Постникова О.А., Непомнящих Д.Л. Роль биопсии печени в исследовании хронического гепатита С // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. - 2011. - № 2-3. Материалы 13-го Международного Славяно-Балтийского научного форума «Санкт-

Петербург - Гастро-2011». - С. М64.

15. Непомнящих Д.Л., Бакарев М.А., Постникова О.А. Роль Helicobacter pylori в гастропатологии. Дискуссионные вопросы // Тезисы 19-й научно-практической конференции «Достижения современной гастроэнтерологии. -Томск, 2011.-С. 53 -57.

16. Непомнящих Д.Л., Вавилин В.А., Айдагулова С.В., Макарова С.И., Караваева Ю.Ю., Щепотина Е.Г., Постникова О.А. Полиморфизм цитохрома Р450 2D6 - молекулярно-генетический маркер прогрессирования цирроза печени // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2011. - Т. 152, №Ц.-С. 568-571.

17. Непомнящих Д.Л., Айдагулова С.В., Бакарев М.А., Постникова О.А., Капустина В.И., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В. Роль Helicobacter pylori в гастропатологии. Дискуссионные вопросы // Сибирский вестник гепатологии и гастроэнтерологии. - 2011. - № 25. - С. 27 - 31.

18. Постникова О.А., Непомнящих Д.Л., Айдагулова С.В., Виноградова Е.В., Капустина В.И., Нохрина Ж.В. Структурно-функциональная характеристика звездчатых клеток печени в динамике фиброза // Фундаментальные исследования. - 2011. -№ 10. - С. 359 - 362.

19. Айдагулова С.В., Непомнящих Д.Л., Постникова О.А., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В. Хронический микст-гепатит С+В: Клинические варианты // Фундаментальные исследования. - 2011. - № 10. - С. 457 - 461.

20. Вавилин В.А., Непомнящих Д.Л., Макарова С.И., Айдагулова С.В., Караваева Ю.Ю., Щепотина Е.Г., Постникова О.А., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В., Ляхович В.В. Молекулярно-генетический маркер прогрессирования цирроза печени - полиморфизм цитохрома Р450 2D6 // Сибирский научный вестник. - 2011. - Вып. XV. - С. 17 - 20.

21. Непомнящих Г.И., Домникова Н.П., Бакарев М.А., Постникова О.А. Структурный анализ печени при острых лейкозах и лимфопролиферативных заболеваниях // Сибирский научный вестник. - 2011. - Вып. XV. - С. 49 - 53.

22. Непомнящих Д.Л., Айдагулова С.В., Бакарев М.А., Постникова О.А., Капустина В.И., Виноградова Е.В., Нохрина Ж.В. Роль Helicobacter pylori в этиологии и патогенезе хронических заболеваний желудка // Сибирский научный вестник. - 2011. - Вып. XV. - С. 53 - 57.

23. Постникова О.А., Айдагулова С.В., Непомнящих Д.Л., Виноградова Е.В., Караваева Ю.Ю., Нохрина Ж.В. Комплексное патоморфологическое, электронно-микроскопическое и стереологическое исследование биоптатов

печени при хронической микст-инфекции HCV+HBV // Сибирский научный вестник. -2011.- Вып. XV. - С. 70 - 73.

24. Постникова O.A., Айдагулова C.B., Капустина В.И. Ультраструктурный и стереологический анализ звездчатых клеток печени в онтогенезе // Сибирский научный вестник. - 2011. - Вып. XV. - С. 74 - 77.

25. Капустина В.И., Постникова O.A., Айдагулова C.B. Электронно-микроскопический и стереологический анализ популяции звездчатых клеток в онтогенезе // Фундаментальные исследования. - 2011. - № 11. - С. 170 -173.

26. Постникова O.A., Айдагулова C.B., Непомнящих Д.Л., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В., Караваева Ю.Ю. Ультраструктурное и стереологи-ческое исследование печени при хронической микст-инфекции HCV+HBV // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2011. - Т. 152, № 12.-С. 713-716.

27. Непомнящих Д.Л., Постникова O.A., Боброва C.B., Айдагулова C.B. Вибрационная гепато- и гастропатия: клинико-морфологическое и стереоло-гическое исследование // Сибирский медицинский журнал. - 2011. - Т. 26, № 4. - С. 152 - 155.

28. Непомнящих Г.И., Постникова O.A., Домникова Н.П., Бакарев М.А. Морфологический анализ патологии печени при острых лейкозах и лим-фопролиферативных заболеваниях // Сибирский онкологический журнал. -2012. - Т. 49, № 1. - С. 26 - 30.

29. Постникова O.A., Непомнящих Д.Л., Бакарев М.А., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В., Айдагулова C.B., Савченко С.А. Хронический вирусный гепатит в сочетании с описторхозом: Патоморфологическое исследование // Сибирский медицинский журнал. - 2012. - Т. 27, № 1. - С. 119 - 122.

30. Непомнящих Г.И., Айдагулова C.B., Постникова O.A., Непомнящих Д.Л., Нохрина Ж.В., Виноградова Е.В. Морфогенез хронического гепатита С и цирроза печени инфекционно-вирусного генеза // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. - 2012. - № 2. - С. 13 - 21.

31. Непомнящих Г.И., Постникова O.A., Непомнящих Д.Л., Айдагулова C.B. Перспективы исследования полиморфизма цитохрома Р450 2D6 как мо-лекулярно-генетического маркера прогрессирования цирроза печени // Ро-сийский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. - 2012. -Т. 22, № 2. Приложение № 39. Материалы XVII Ежегодного Российского конгресса «Гепатология сегодня». - С. 58.

32. Nepomnyashchikh D.L., Vavilin V.A., Aidagulova S.V., Makarova S.I.,

Karavaeva Yu.Yu., Shchepotina E.G., Postnikova O.A. Cytochrome P450 2D6 polymorphism is a molecular marker of liver cirrhosis progression // Bulletin of Experimental Biology and Medicine. - 2012. - Vol. 152, № 5. - P. 633 - 636.

33. Postnikova O.A., Aidagulova S.V., Nepomnyashchikh D.L., Nohrina Zh.V., Vinogradova E.V., Karavaeva Yu.Yu. Ultrastructural and stereological study of the liver in chronic mixed HCV+HBV infection // Bulletin of Experimental Biology and Medicine. - 2012. - Vol. 152, № 6. - P. 764 - 767.

34. Постникова O.A., Непомнящих Г.И., Айдагулова C.B., Капустина В.И., Непомнящих Д.Л. // Вопросы патогенеза типовых патологических процессов: Труды IV Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. - Новосибирск, 2012. - С. 234 - 235.

35. Непомнящих Д.Л., Постникова O.A., Айдагулова C.B., Караваева Ю.Ю., Виноградова Е.В., Нохрина Ж.В., Савченко С.А. // Вопросы патогенеза типовых патологических процессов: Труды IV Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. - Новосибирск, 2012.-С. 364-366.

36. Непомнящих Г.И., Вавилин В.А., Караваева Ю.Ю., Постникова O.A., Непомнящих Д.Л. Роль полиморфизма генов цитохрома Р450 2D6 в развитии фиброза и цирроза печени // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. - 2012. -№ 2-3. Материалы 14-го Международного Славяно-Балтийского научного форума «Санкт-Петербург - Гастро-2012». - С. М65.

37. Непомнящих Г.И., Мезенцева Г.А., Постникова O.A., Русинова С.Г. Структурные изменения эпителиоцитов при карциномах желудка // Фундаментальные исследования. - 2012. - № 5 (1). - С. 91 - 95.

38. Непомнящих Г.И., Постникова O.A., Бакарев М.А., Непомнящих Д.Л., Капустина В.И. Структурно-функциональные особенности липидосо-держащих гепатоцитов при гепатите С // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2012. - Т. 153, № 5. - С. 751 - 754.

39. Постникова O.A., Непомнящих Г.И., Юданов A.B., Непомнящих Д.Л., Капустина В.И., Исаенко В.И. Внутриклеточный холестаз в условиях HCV- и HBV-инфекции // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2012. - Т. 153, № 6. - С. 881 - 885.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

Глава I. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЭНДОТЕЛИАЛЬНО-СИНУСОИДАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ В ОБЩЕБИОЛОГИЧЕСКИХ И ОБЩЕПАТОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ

«Ложное представление о принципиальной раздельности физиологических и патологических процессов имеет глубокие корни, уходящие в древность... Так, в патологическом процессе (как в болезни) усматривают два как бы раздельных процесса ... т.е., с одной стороны, болезнь, с другой - физиологическую меру против болезни.

... Раздвоение одного процесса на физиологический и патологический, представление о борьбе их является примером неадекватного, религиозно-мистического отражения в сознании человека природных факторов» (Давыдовский И.В., 1969).

В 1858 г. Р. Вирхов убедительно доказал положение, что «клетка образуется только от подобной ей же клетки». Идея существования единой стволовой клетки для кроветворной системы была выдвинута A.A. Максимовым в начале прошлого века, и только в 60-х годах с помощью новейших точных методов исследования была окончательно доказана справедливость унитарной теории кроветворения A.A. Максимова (Максимов A.A., 1909, 1925; Becker A.J., McCulloch, Е.А. and Till, J.E., 1963).

Живые организмы в процессе эволюции обогатили арсенал своих возможностей материального обеспечения адаптации к меняющимся условиям среды - возможностей как количественного, так и качественного характера. К первым из них относятся восстановление числа структур после их повреждения (регенерация) и наращивание их массы (гиперплазия), обеспечивающие повышение функциональной активности органа.

Наряду с этим адаптивные и компенсаторные процессы реализуются с помощью нескольких вариантов преобразований внутри уже существующих систем без увеличения числа составляющих их элементов, что позволяет организму обеспечит полные и долгосрочные приспособления к действию того или иного патологического фактора. Этот рекомбинационный (перегруппи-ровочный) механизм адаптации весьма эффективен вследствие своей экономичности, позволяющей живой системе осуществлять широчайший спектр

приспособительных реакций быстрее, и что не менее важно, без создания новых структур и увеличения объема системы. В органической природе, особенно у высших животных, диапазон этих преобразований шире и разнообразнее, чем в неорганической природе, и имеет совсем иную, «целевую» направленность (Саркисов Д.С., 1993).

1.1. Эндотелиалыю-синусоидальная композиция в развитии общебиологических и общепатологических процессов

Синусоиды печени можно рассматривать как уникальные капилляры, которые отличаются от других капилляров наличием в них открытых пор или фенестр, у которых отсутствует диафрагма, а также базальная пластинка под эндотелием (Wisse Е., 1970). Фенестральный диаметр слегка уменьшается в направлении от перипортальной к центродолевой зоне, хотя при этом число их от перипортальной к центродолевой зоне увеличивается (Wisse Е. et al., 1983). Диаметр и количество фенестр не статичны, они изменяются динамически, поскольку они находятся под влиянием различных агентов (Braet F., 2004). Структурная целостность синусоидальных эндотелиальных фенестр, как считается, необходима для поддержания нормального обмена жидкостями, растворенными веществами, частицами и метаболитами между паренхиматозными клетками и синусоидальной кровью. Через нарушение субстрата этого обмена, явление дефенестрации синусоидальных эндотелиальных клеток печени является основным фактором дисфункции печени при циррозе и старении (Babbs С. et al., 1990).

Фенестрации могут располагаться индивидуально по эндотелиальным поверхностям или быть объединенными в группы от десятков до сотен, называемые ситчатыми пластинками печени. Например, 60-75% фенестраций у крыс расположены в виде ситчатых пластинок (Vidal-Vanaclocha F. and Barbera-Guillem E., 1985). Фенестрации могут также быть не только единичными и независимыми, но и связанными между собой лабиринтными структурами более плотных клеточных секций и изолированных клеток (Yokomori Н. et al., 2004). Такие взаимосвязанные лабиринтные структуры были обнаружены наблюдением in vivo у крыс (Braet F. et al., 2009), и совсем недавно у человека (Wisse Е. et al., 2010).

Старение сопровождается изменением фенотипа синусоидальных эндо-

телиальных клеток печени, с потерей фенестрации, но с менее значительными изменениями в базальной мембране. Учитывая ограниченные изменения в базальной мембране, изменение фенотипа синусоидальных эндотелиальных клеток было определено как псевдокапилляризация (Le Couteur D.G. et al., 2001). Deleve L.D. et al. (2006) сообщили о появлении CD31 поверхностной экспрессии на печеночных синусоидальных эндотелиальных клетках, которые утратили фенестрации после трехдневного культурирования.

При циррозе происходят многочисленные нарушения eNOS-зависимого производства NO, что вносит свой вклад в нарушения синусоидальной релаксации и увеличение внутрипеченочного сосудистого сопротивления (Iwakiri Y. and Groszmann R.J., 2007). Таким образом, дефицит производства NO эндотелиальными клетками печени способствует увеличению внутрипеченочного сосудистого сопротивления и портальной гипертензии при циррозе печени. Хотя уровни белка eNOS , похоже, не изменяются, синусоидальные эндотелиальные клетки цирротической печени демонстрируют заметное увеличение связывания тормозящего белка кавеолина с eNOS, с одновременным снижением кальмодулинового связывания, что может способствовать дисфункции NOS, как было обнаружено в обеих - экспериментальных и человеческих тканях циррозной печени (Shah V. et al., 1999, Yokomori H. et al., 2002). Кроме того, важным вопросом является связь между синусоидальными эндотелиальными клетками, звездчатыми клетками печени и процессами капилляризации при циррозе печени человека.

Синусоидальные эпителиальные клетки печени играют центральную метаболическую роль, подбирая и катаболизируя большое количество молекул. Эти клетки призваны осуществлять эффективный рецептор-опосредованный эндоцитоз и содержат лизосомальные ферменты высокой активности, что дает клеткам очень большую способность катаболизировать эндоцитарный материал. Синусоидальные эндотелиальные клетки печени работают в основном по принципу анаэробного метаболизма, поскольку исследования показали, что клетки выделяют большое количество лактата и уксусной кислоты, не утилизируют глюкозу, имеют мало митохондрий, и находятся в низкокислородной среде (Elvevold К. et al., 2008).

Ультраструктурные исследования описывают, что синусоидальные эндотелиальные клетки печени содержат цитоскелетные конструкции нитчато-

го актина. Выявилось, что малый белок G-протеин является важным регулятором актинового цитоскелета, а следовательно - морфологии клетки и клеточной подвижности. Исследовали актиновые филаменты в синусоидальных эндотелиальных клетках печени, используя метод тяжелой меромиозин-оформленной реакции, чтобы тем самым выяснить роль малого белка G и актинового цитоскелета в морфологических и функциональных изменениях синусоидальных эндотелиальных фенестр. В фенестрациях также была обнаружена экспрессия кавеолина-1, со многими характеристиками синусоидальных эндотелиальных клеток печени. В настоящее время фенестральные исследования в болезнях человека открывают пути возможного повышения пористости печени - свойства, которое снижается за счет патологических механизмов. Синусоидально-эндотелиальная дисфункция печени, которая, как известно, ухудшает эндотелий-зависимую релаксацию в микроциркуляции печени, способствует повышению внутрипеченочного сосудистого сопротивления (Yokomori Н. et al., 2012).

Поверхность эндотелиальных клеток экспонирует многочисленные рецепторы и сигнальные субстанции посредством которых реализуются различные функции эндотелия, основными из которых являются моделирование тонуса и структуры сосудистой стенки, контроль пролиферации других клеток, контроль тромботических и фибринолитических параметров, управление адгезией тромбоцитов и лейкоцитов, определение уровня сосудистой проницаемости (Verma S., Anderson T.J., 2002; Покровский M.B. и др., 2006; Каде А.Х. и др., 2011). Для осуществления этих функций эндотелиальные клетки продуцируют вещества, вызывающие противоположные эффекты, например, активатор плазминогена и ингибитор активатора плазминогена, вазодилата-торы и вазоконстрикторы (Verma S., Anderson T.J., 2003; Mitchell J.A. et al., 2008). В физиологических условиях в большинстве сосудов непосредственный контакт циркулирующих клеток крови с поверхностью эндотелиоцитов происходит редко. В то же время отдельные регионы сосудистой сети характеризуются обязательным взаимодействием клеточных элементов крови и эндотелиального монослоя (альвеолярные капилляры легкого, посткапиллярные венулы лимфатических узлов), что не приводит к тромбообразованию (Scarlata S. et al., 2011). При повреждении эндотелия и обнажении субэндоте-лиального компартмента происходит быстрая адгезия тромбоцитов, которые,

агрегируя, сплошным слоем закрывают раневую поверхность (Rauch U. et al., 2001). Далее развивается каскад реакций, направленных в первую очередь на восстановление целостности эндотелиальной выстилки сосуда (Watanabe Y. et al., 2010).

В условиях повышенного тромбообразования в микрососудах конечностей и внутренних органов при некоторых воздействиях, например, вибрационных, усугубляется тканевая гипоксия, которая активирует перекисное окисление липидов с образованием токсичных продуктов (Imai Н., Nakagawa Y., 2003; Lo Prestí R. et al., 2012). Кроме того, может иметь место тромбоцит-опосредованная цитотоксичность, срабатывающая при взаимодействии антител и СЗ-компонента комплемента (Slezak S. et al., 1987). Тромбоциты и их агрегаты способны повреждать эндотелиоциты, выделяя коллагеназу, и вызывать деструкцию базальной мембраны (Маянский А.Н., Маянский Д.Н., 1983; Kilgore K.S., 1998).

Доминирующими являются представления об иммуноопосредованном повреждении сосудов при системных васкулитах, возникновение которых связывают с реакциями гиперчувствительности немедленного типа (гуморальный иммунитет - антитела и иммунные комплексы) и замедленного типа (клеточный иммунитет - лимфоциты, макрофаги и др.). Взаимодействие эф-фекторных субстанций с эндотелиальными рецепторами индуцирует экспрессию на люминальной поверхности многочисленных антигенов (HLA, антиген фактора VIII и др.) (Moore P.M., 1989; Introna М. et al., 1994). Большую роль среди эндотелиальных антигенов играет антиген фактора VIII (фактора Виллебранда), идентификация которого в плазме крови больных при ряде системных васкулитов (узелковый периартериит, системная красная волчанка, нейроваскулит) считается диагностическим критерием сосудистых поражений (Насонов Е.Л. и др., 1998; Herrick A.L., 2000).

Влияние эндотелия на окружающие ткани реализуется различными путями: эндотелиальные клетки синтезируют компоненты соединительной ткани и способны регулировать синтез этих компонентов другими клетками, с помощью эндотелия осуществляется регуляция тонуса гладких миоцитов и, следовательно, величина потока крови. Эндотелиальные клетки синтезируют вещества собственной базальной мембраны, которая служит субстратом для прикрепления и пространственной аранжировки эндотелиального ассоциата:

фибронектин, тромбоспондин, коллаген (преимущественно IV типа), лами-нин, эластин, гликозаминогликаны. Последние экспонируются на люминаль-ной поверхности, где входят в состав гликокаликса, и в экстрацеллюлярном матриксе (Банин В.В., Алимов Г.А., 1992).

Основную массу гликозаминогликанов составляют сульфатированные производные - гепаран, дерматан и хондроитин сульфаты. В составе про-теогликанов гликозаминогликаны участвуют в пролиферации, миграции и адгезии клеток, в метаболизме липидов (Банин В.В., Алимов Г.А., 1992). Недовоспроизводство или нарушение баланса структурных компонентов внеклеточного матрикса эндотелиоцитов обусловливает нарушение сосудистого гомеостаза (Cohen R.A., Vanhoutte P.M., 1995).

Активация клеток крови в условиях гипоксии (Reuter A., Keinger W., 1992) при расстройствах микроциркуляции (в частности, при вибрационной болезни) сопровождается выделением из них ряда вазоактивных субстанций (цитокинов), состоящих из мелких полипептидов. Лейкоциты выделяют фактор некроза опухоли, интерлейкины, фактор, активизирующий тромбоциты, протеолитические ферменты, кислородные радикалы. Фактор некроза опухоли является сильным активатором нейтрофилов, увеличивает проницаемость сосудов. Интерлейкин 1 стимулирует адгезию лейкоцитов к эндотелию и способствует вазодилятации (Маянский А.Н., Маянский Д.Н., 1983; Роггеса Е. et al., 1995; Henderson W.R., 1994).

В условиях гипоксии эндотелиоциты подвергаются дистрофическим изменениям, что было показано с помощью электронной микроскопии на экспериментальных животных в условиях 30-часовой респираторной гипоксии. Эндотелиоциты синусоидов печени крыс обнаруживали значительные дефекты эндотелиальной выстилки, деструкцию митохондрий, вакуолизацию цитоплазматической сети, нарушение межклеточных контактов, что приводит к дистрофическим изменениям гепатоцитов (Frenzel Н. et al., 1976).

Важная роль эндотелия показана в развитии атеросклероза, причем состояние сосудистой стенки играет не меньшую роль, чем нарушения липид-ного обмена. В предрасположенных к формированию атеросклероза участках сосудов происходит трансформация эндотелиальных клеток: вместо дифференцированного эндотелия появляются крупные многоядерные клетки неправильной формы. Показана особая роль кластеров этих гигантских полип-

лоидных клеток в трансэндотелиальной миграции клеток крови при формировании долипидных лейкоцитарных инфильтратов в интиме сосуда на этапе отсутствия холестериновых отложений. Затем меняются гладкомышечные клетки: они увеличиваются в размерах, перинуклеарно накапливают гликоген и под воздействием трансформирующего фактора роста, выделяемого макрофагами интимы, активизируют синтез и гиперсекрецию компонентов внеклеточного матрикса, что приводит к необратимым изменениям стенки сосуда (Чазов Е.И., 1998).

В последние годы большое внимание уделяется экологически индуцированным изменениям в различных органах (Чучалин А.Г. и др., 2006; Игнатова М.С. и др., 2011; Andreau К. et al., 2012; Gene S et al., 2012), в частности, показано негативное воздействие неблагоприятных антропогенных факторов на эндотелиальную выстилку магистральных и мелких сосудов (Насонов Л.Е. и др., 1995). Обнаружено необычно раннее и активное развитие атеросклероза у лиц, находившихся в зоне заражения радионуклидами; при морфологическом исследовании образцов аорты выявлены воспалительные и дегенеративные процессы в стенке сосуда (Чазов Е.И., 1998).

Необходимо подчеркнуть высокую способность эндотелиоцитов к регенерации и выживанию. Опубликованы важные и удивительные факты включения меченого предшественника синтеза РНК эндотелиоцитами капилляров коры больших полушарий мозга через 8 ч после констатации смерти: 15 клеток в 100 полях зрения содержали метку с 3Н-уридином (Туманов В.П. и др., 1999).

Е.Г. Колокольчиковой (1997) показано, что в условиях физиологической и репаративной регенерации нормальной соединительной ткани, а также в некоторых медленно растущих опухолях мягких тканей наибольшей биосинтетической активностью, т.е. способностью синтезировать ДНК и РНК, обладают клетки стенки мельчайших сосудов и клетки, расположенные в непосредственной близости к ним. Доказано мезенхимное происхождение и полипотентность клеток стенки микрососудов, дающих начало различным более специализированным клеткам: фибробластам, адипоцитам, остеобластам. Роль их предшественника принадлежит перициту, являющемуся источником физиологического обновления соединительной ткани (Пугач И.М. и др., 1999), репаративной регенерации различных ее видов, а также опухоле-

вого роста. Следовательно, сосуды являются не только транспортно-питающей, но и центральной генерирующей структурой соединительной ткани (Колокольчикова Е.Г., 1997).

Хронические патологические процессы и старение организма сопровождаются уплотнением стенок и сужением просвета артериальных сосудов различного калибра и капилляров, которые могут быть обусловлены торможением регенерации в связи с дефицитом пластических ресурсов. Появляются сосуды замыкающего типа, происходит перекалибровка мелких артерий с последующим склерозом их стенок и сужением просвета, вплоть до полной облитерации. Еще одним фактором, обусловливающим тканевую гипоксию, является гиалиноз артериол, возникающий при некоторых хронических заболеваниях, сопровождающих старение (Капуго М., 1982).

При естественных и индуцированных инволютивных процессах снижены пролиферативная активность эндотелия и его компенсаторная перестройка, затруднена регенерация слущенных эндотелиальных клеток; отмечено утолщение эндотелиальной базальной мембраны, изменение ее физико-химических свойств с появлением слоистости и хрупкости стенки микроцир-куляторного русла (Кауфман О.Я., 1995).

Таким образом, внимание исследователей к изучению состояния сосудистого эндотелия, в том числе при заболеваниях человека, остается неизменным. Эндотелиальные клетки, являясь высокоспециализированным метаболически активным монослоем, выстилающим все сосуды организма, специфически реагирует на различные молекулярные сигналы, генерирующиеся как локально, так и дистантно. При этом эндотелий выполняет многообразные функции, в том числе селективные, транспортные и барьерные, участвует в метаболизме внеклеточного матрикса, биосинтезе разнообразных цито-кинов, ангиогенезе, регулирует процессы свертывания крови, сосудистый тонус и иммуновоспалительные реакции.

Эндотелиальные клетки участвуют во всех фазах острых и хронических процесссов, таких, как начальная вазодилатация, увеличение сосудистой проницаемости, прилипание, трансмиграция и активация лейкоцитов, ангио-генез и фиброплазия. Активация и/или повреждение эндотелиальных клеток имеет фундаментальное значение в развитии широкого спектра общебиологических и общепатологических процессов, в первую очередь, тромботиче-

ских нарушений, приводящих к сосудистой патологии при заболеваниях человека (Насонов E.JL, 1998; Nowak J. et al., 1996), а также дегенеративных изменений эндотелия, лежащих в основе дистрофических и атрофических процессов в органах и тканях (Непомнящих Г.И., Непомнящих JI.M., 1990; Чазов Е.И., 1998; Непомнящих Л.М. и др., 1999).

1.2. Полиморфизм звездчатых клеток печени и их роль в фиброгенезе и онтогенезе

Клетки Ито (звездчатые клетки печени) локализуются в пространствах Диссе между гепатоцитами и эндотелиальной выстилкой синусоидов и играют ведущую роль в регуляции гомеостаза ретиноидов, депонируя до 80% витамина A (Balabaud С. et al., 2004; Geerts А., 2004; Ryder S.D., 2004; Senoo H. et al., 2010). Механизмы активации звездчатых клеток печени (перпетуации) включают в себя пролиферацию, фиброгенез, контрактильность, утрату ретиноидов и наработку компонентов матрикса (Arthur M.J.P., 2000; Gabele Е. et al., 2003).

Активированные звездчатые клетки печени считаются единым и универсальным источником внеклеточного матрикса при повреждении печени, независимо от причины основного заболевания (Knittel Т. et al., 1999; Gabele Е. et al., 2003; Sato M.et.al., 2003; Balabaud C.et.al., 2004; Xu L. et al., 2005; Freidman S., 2008). Первоначальная упрощенная парадигма активации звездчатых клеток представляла переход из состояния покоя к активации в начале травмы как однонаправленный процесс, с апрегуляцией ключевых генов и медиаторов. Активация звездчатых клеток печени является сложным процессом, полным парадоксов и противоречий в вопросах происхождения звездчатых клеток, регулирования мембранных рецепторов сигнализации и транскрипции, и дальнейшей судьбы этих клеток после окончания процесса реакции печени на повреждение. Выделились основные темы исследований, в том числе доминирование аутокринной сигнализации и идентификация контр-регуляторных стимулов, которые противодействуют ключевым свойствам активированных звездчатых клеток (Pinzani М. et al., 1998; Friedman S., 2000).

Прежняя версия, что все звездчатые клетки - это простые десмин-положительные клетки с перинуклеарными каплями витамина А в них, больше не выдерживает критики. Фактические данные показали, что существуют удивительно разнообразные популяции мезенхимальных клеток, как

в нормальной, так и поврежденной печени, с различным содержанием витамина А и различными уровнями экспрессии промежуточных филаментов. В частности, в звездчатых клетках был выявлен растущий список нейронных маркеров, в том числе Юю]^, глиальный фибриллярный кислотный белок, не-стин и рецепторы нейротрофинов. В результате обнаружения этой неоднородности уже нет уверенности в том, что все мезенхимальные клетки печени происходят из одного и того же эмбрионального источника, и что более важно, все ли они обладают той же способностью к активации или апоптозу. Например, препарат, полученный из первичных звездчатых клеток крыс, характеризуется как относительно устойчивый к апоптозу и экспрессирует некоторые гены, которые не обнаруживались в ранних звездчатоклеточных культурах, таких как гликопротеин матрикса йЬиПп-2 (Р1зса§На Р. е1 а1., 2009).

Интригующим является признание того факта, что клеточная пластичность может не только осуществляться в пределах своей мезенхимальной «родословной» линии, но представляет скорее "трансдифференцирование", или конверсию от одной к другой клеточной линии, и это может быть возможным в тканях взрослого организма. Например, в почке взрослого популяция интерстициальных - фибробластов может развиться из эпителиальных клеток под влиянием фибробласт-специфического протеина-1 (БШ^ Р. е1 а1., 1995). Подобные находки, документально подтверждающие плюрипотенциал взрослых типов клеток, заставляют пересмотреть прежние представления о «постоянстве» клеточных линий и могут привести к фундаментально новым возможностям воздействия на клеточную реконституцию печени. Прогресс также, вероятно, ускорит применение метода параллельного считывания большого генного массива систем звездчатых клеток, дополненное предстоящей расшифровкой всего человеческого генома.

Ни период жизни звездчатых клеток в нормальной или поврежденной печени, ни их дальнейшая судьба не были до сих пор с точностью установлены. Если повреждение печени продолжается, то они могут быть заменены другими активированными клетками, или, возможно, покоящимися клетками, которые будут активированы впоследствии. Если же повреждение печени разрешилось, то, вероятно, должен существовать механизм, который уменьшает количество активированных, фиброгенных клеток. Апоптоз потенциально является одним из путей, которым печень избавляется от активирован-

ных клеток по окончании повреждения (Iredale J.P., 1998), а другим является реверсия к «покоящемуся» фенотипу. Неясно, чем определяется тот или иной из этих вариантов; вероятно в какой-то момент наступает "точка невозврата", после которого активированная клетка уже не может вернуться к покоящемуся состоянию и при разрешении повреждения должна подвергнуться апоптозу (Friedman S., 2000; Muhanna N., 2008). Если это так, сигналы, маркирующие это событие, могут иметь серьезное значение при создании новых антифиброзных средств терапии.

Регенерация печени состоит из многоступенчатых механизмов, один из которых - подвергнуть покоящиеся гепатоциты репликации и завершить пролиферацию при достижении определенной массы. В этом процессе участвуют многочисленные факторы роста и цитокины. Получены данные по стадиям активации звездчатых клеток регенерирующей печени: они пролиферируют, достигая пика через 48 часов после частичной гепатоэктомиии, теряя при этом большинство своих липидов. Отношение звездчатые клетки/ эндотелиоциты является наибольшим через 72 ч после воздействия, что способствует оптимальному взаимодействию этих двух клеточных типов в критический период неоваскуляризации в течение регенерации (Balabaud С., et al., 2004).

Акцент на исследовании аутокринной сигнализации помог прояснить понимание взаимодействий лиганд-рецепторов в активированных звездчатых клетках. Примеры, когда локально экспрессируются и лиганд и рецептор, включают тромбоцитарный фактор роста (PDGF), эндотелии-1 (ЕТ-1), фактор роста фибробластов, фактор роста эндотелия сосудов (VEGF) и трансформирующий фактор роста-pi (TGF-pi). К примеру, повреждение ассоциируется с одновременной ап-регуляцией рецепторов PDGF и повышением аутокринного производства PDGF (Pinzani М, 1998). Активация этих рецепторов сопровождается активацией экстраклеточного киназного каскада (Marra F., 1999), что необходимо как для процессов митогенеза, так и хемотаксиса (Marra F. et al., 1997). Кроме того, функция поддержания системного гомеостаза связана с депонированием и мобилизацией ретиноидов, их способностью презентации антигенов и индукции толерантности, так же как с определенными взаимоотношениями с потомками костномозговых клеток (Gutierrez-Ruiz М.С. et al., 2007).

Регуляция сосудистого тонуса звездчатыми клетками печени отражает баланс между сократимостью и вазодилатацией. Несколько рецепторов, про-

водящих сократимость, были установлены в дополнение к уже известным рецепторам эндотелина. К ним относятся рецепторы аргинин вазопрессина, ангио-тензина II, тромбина и тромбоксана (Gorbig М. et al., 1999; Tao J. et al., 1999).

Все большее значение придается роли звездчатых клеток в развитии фиброза и цирроза печени (Gabele Е. et al., 2003; Forbes S.J., Parola M., 2011; Tacke F., Weiskirchen R., 2012). При получении фиброгенных стимулов «покоящиеся» звездчатые клетки «трансдифференцируются», приобретая мио-фибробластоподобный фенотип, и начинают продуцировать коллаген, про-теогликаны и другие компоненты экстрацеллюлярного матрикса (Gutierrez-Ruiz М.С. et al., 2007; Friedman S.L., 2008). Фиброз на уровне центральных вен, синусоидов или портальных сосудов лимитирует нормальную гемодинамику печени, что приводит к сокращению метаболически эффективной паренхимы, в дальнейшем - портальной гипертензии и порто-системному шунтированию. Накопление соединительной ткани в пространствах Диссе нарушает нормальный метаболический обмен между кровыо и гепатоцитами, препятствуя клиренсу циркулирующих макромолекул, изменяя межклеточные взаимодействия и приводя к дисфункции клеток печени (Brandao D.F. et al., 2006; Lee Y., Friedman S.L., 2010).

Звездчатые клетки также экспрессируют рецепторы, которые модулируют локальную воспалительную среду. Они экспрессируют молекулы клеточной адгезии, которые рекрутируют иммунные клетки в процессе восстановления тканей (Knittel Т., Dinter С. et al., 1999).

Увеличение числа звездчатых клеток при повреждении печени отражает активность множества митогенных факторов и родственных им тирозин-киназных рецепторов. Растет список других идентифицированных митогенов звездчатых клеток, включая эндотелии-1, тромбин, фактор роста эндотелия сосудов и инсулиноподобный фактор роста (Gabele Е. et al., 2003; Sato М. et al., 2003; Balabaud С. et al., 2004; Xu L. et al., 2005).

Продукция компонентов матрикса активированными звездчатыми клетками значительно возрастает под действием трансформирующего фактора роста 6eTa-l(TGF|31). Звездчатые клетки - наиболее важный источник TGF(31 при фиброзе печени, но клетки Купфера и тромбоциты также секретируют этот цитокин. Соединительнотканный фактор роста (CTGF) - это цитокин,

который способствует фиброгенезу в коже, легких и почках. Он также экс-прессируется звездчатыми клетками при фиброзе печени. Регуляция его экспрессии в звездчатых клетках не определена, но в других клеточных системах он является мишенью TGFß (Lindquist J.N. et al., 2000).

Контрактильность звездчатых клеток значительно возрастает при активации, что приводит к повышению портального сопротивления. Активированные звездчатые клетки препятствуют портальному кровотоку путем сокращения отдельных синусоидов. Эндотелии-1 - ведущий контрактильный стимул в отношении звездчатых клеток. Звездчатые клетки (а также клетки Купфера и эндотелиоциты) продуцируют окись азота (N0), физиологический антагонист эндотелина-1. Контрактильная активность звездчатых клеток in vivo отражает относительную силу этих оппозиционных факторов, с дисбалансом, смещенным в сторону эндотелина при прогрессировании заболеваний печени, так как кроме увеличения эндотелина наблюдается снижение окиси азота (Balabaud С. et al., 2004).

В регуляции активации звездчатых клеток играют жизненно важную роль многие аутокринные цитокины, в том числе TGFßl, тромбоцит-активирующий фактор и т.д. Звездчатые клетки также высвобождают хемо-аттрактанты для нейтрофилов и моноцитов - колониестимулирующий фактор, моноцитарный хемотактный протеин-1 и цитокин-индуцируемый нейтрофильный хемоаттрактант (Friedman S., 2000). Также идентифицированы противовоспалительные цитокины, продуцируемые звездчатыми клетками, в частности IL-10. Возрастание IL-10 возникает на ранних стадиях активации звездчатых клеток. Эксперимент показал, что животные с генетически детерминированным дефицитом этого протеина) демонстрируют более выраженный фиброз печени после введения СС14 (Wang S.С. et al., 1998).

Активация звездчатых клеток сопровождается потерей характерных для них капель ретиноидов (витамина А). В культуре этот процесс имеет сывороточную зависимость и приводит к высвобождению ретинола в экстрацеллю-лярное пространство. Неизвестно, является ли утрата ретиноидов необходимым условием для активации звездчатых клеток и может ли предотвращение потери ретиноидов нарушить каскад активации. Этот вопрос остается в области повышенного интереса, отчасти из-за накопления знаний о биологии ретиноидов и их рецепторов в других тканях (Geerts А., 2004).

В дополнение к локальной пролиферации звездчатые клетки аккумулируются в месте повреждения путем хемотаксиса или прямой миграции. В процесс вовлечены несколько хемоаттрактантов, например, тромбоцитарный фактор роста, являющийся хемоаттрактантом для активированных звездчатых клеток (Yang С. et al., 2003).

Во время выздоровления от острого заболевания или экспериментального повреждения печени число активированных звездчатых клеток снижается с восстановлением тканевой структуры. Как минимум две возможности рассматриваются в этом аспекте: реверсия активации звездчатых клеток или селективное удаление активированных звездчатых клеток путем апоптоза (Balabaud С. et al., 2004). Существуют противоречивые мнения относительно того, способны ли активированные звездчатые клетки возвращаться к покоящемуся фенотипу, хотя в культуре это явление наблюдалось (Senoo Н., 2004). Когда звездчатые клетки выращивали на субстрате базальной мембраны (матригель), они оставались покоящимися, и помещение на этот субстрат высоко активных звездчатых клеток снижало их активацию. Возможно, апоптоз является причиной снижения количества активированных звездчатых клеток при разрешении фиброза печени. Так, спонтанный апоптоз наблюдается в культуре липоцитов. Кроме того, трансдифференцированные клетки экспрес-сируют поверхностные рецепторы клеточной смерти, Fas и его лигандов, и апоптоз может быть индуцирован Fas-активирующими антителами (Eng F.J., Friedman S.L., 2000).

Звездчатые клетки и другие клетки, вовлеченные в фиброгенез, наряду с компонентами экстрацеллюлярного матрикса, секретируют матриксные ме-талллопротеиназы, деградирующие экстрацеллюлярный матрикс (Arthur М., 2000). Сигналы от внеклеточного матрикса также играют важную роль в состояниях клеточного покоя и активации. Например, сращенный вариант фиб-ронектина, содержащий регион EIIIA, активирует звездчатые клетки при ранних поражениях печени (Friedman S., 1999).

Есть данные о том, что фиброгенные звездчатые клетки могут частично нивелировать процесс активации при воздействии ретиноидов или при взаимодействии с компонентами экстрацеллюлярного матрикса (Kisseleva Т., Brenner D.A., 2007). Прояснение этого вопроса поможет решению проблемы обратимости фиброза и разработке терапевтических подходов к лечению

цирроза печени (Desmet V.J., Roskams Т., 2004; Schuppan D., Afdhal N.H., 2008). Они включают в себя: лечение первичного заболевания для предотвращения повреждения; уменьшение воспаления или реакции организма с целью предупреждения стимуляции активации звездчатых клеток; непосредственное снижение активации звездчатых клеток; нейтрализацию пролифе-ративных, фиброгенных, контрактильных и/или провоспалительных реакций звездчатых клеток; стимуляцию апоптоза звездчатых клеток и увеличение деградации рубцового матрикса, путем стимуляции клеток, продуцирующих матриксные протеазы, уменьшения их ингибиторов, или путем прямого назначения матриксных протеаз (Lawson A, Ryder S., 2004; Cohen-Naftaly М., Friedman S., 2011). В частности, многие пролиферативные цитокины, включая PDGF, FGF и TGFa, реализуют сигналы через тирозинкиназные рецепторы, ингибиторы которых уже проходят клинические испытания при других заболеваниях (Eng F.J., Friedman S.L., 2000; Hammel P. et al., 2001).

1.3. Стереотипность дистрофически-атрофических реакций паренхиматозных клеток в условиях различных повреждающих воздействий

В последние годы вырос удельный вес новых, экологически обусловленных заболеваний (Непомнящих Г.И. и др., 1996). В условиях современного производства возросло количество поллютантов химической и физической природы (пыль, аэрозоли), механизм повреждающего действия которых основан на цитотоксичности (Kamdar О. et al., 2008). Мутагенное действие фиброгенных пылей (асбест, цеолит, кремнезем) связывают с легкими активными формами кислорода, которые инактивируют протеазы и еще больше -ингибиторы протеаз, что вызывает нарушение эластического и коллагенового каркаса легких (Churg А., Stevens В., 1993).

В бронхиальном эпителии происходит стереотипный ответ на различные формы повреждения. Например, эпидермоидная метаплазия имеет место у людей и животных в ответ на различные воздействия, включая механические повреждения и нарушения питания (дефицит витамина А), радиационные повреждения, раздражающие газы, инфекционные агенты и канцерогены (Непомнящих Г.И. и др., 1994).

Патогенез изменений, развивающихся в организме человека под дей-

ствием разнообразных физических факторов современного производства (вибрация, электромагнитные поля, шум) оказывается сложным и не до конца изученным. Он включает нейрогуморальные, гемодинамические нарушения, а также прямое цитопатическое действие на клетки (Длусская И.Г., Стрюк Р.И., 1996). Наиболее чувствительными оказались мембраны клеток из-за снижения в их составе доли фосфолипидов, что привело к изменению физико-химических свойств мембран и их рецепторно-ферментного аппарата (ЯиЬег^ет Б.А. а1., 2010).

Печень в современных экологических условиях функционирует в «максимальном режиме» по биотрансформации чужеродных веществ (Гичев Ю.П., 1995), расходуя потенциальные энергетические и пластические ресурсы на обеспечение фундаментальной функции защиты внутренней среды организма, и в связи с этим в меньшей степени выполняет пластические функции. На основе изучения морфогенеза хронических диффузных заболеваний печени выделена гепатопатия, в основе которой - первично дистрофический процесс, имеющий клеточно-инволютивный фенотип (Непомнящих Д.Л., 1994, 1998). Основу клеточно-инволютивной дистрофии составляет не альтерация и последующий некроз паренхиматозных клеток печени, а снижение процессов восстановления «изношенных» цитоплазматических органелл, т.е. угнетение процессов внутриклеточной регенерации.

Пролиферация - частый вариант ответа клеток и тканей на повреждение. В эпителии бронхов при действии неблагоприятных факторов часто встречается гиперплазия бокаловидных клеток, плоскоклеточная или эпидермоид-ная метаплазия (Непомнящих Г.И., 1996). Эти изменения, несмотря на морфологические различия, представляют собой широкий спектр фенотипиче-ской экспрессии клеток. В желудке мышевидных грызунов в зависимости от природы и размеров перестройки эпителия, различные варианты могут проявляться одновременно в одном и том же образце ткани, и один тип изменений может переходить в другой (Шабад Л.М., 1967).

Таким образом, особое значение в современных условиях приобретают поражения органов невоспалительного генеза. В условиях неблагоприятного антропогенного воздействия отмечено изменение «стратегии реагирования», выражающееся в увеличении количества первично дистрофических и атро-фических процессов (Непомнящих Г.И. и др., 1992; Непомнящих Г.И. и

Непомнящих JT.M., 1997), характеризующихся стереотипными перестройками паренхиматозных клеток (Авцын А.П., Шахламов В.А., 1979).

Замечено, что в структурных реакциях органов и тканей при хронических заболеваниях в большинстве случаев отсутствуют классические признаки воспаления, стали доминировать процессы, имеющие стереотипный морфологический фенотип дистрофии с тенденцией перехода в атрофию. Электронно-микроскопический анализ показал, что основу этой дистрофии составляет редукция белоксинтезирующих структур и специфическое состояние ядрышкового аппарата, свидетельствующее о снижении пластического обмена в клетках. Результаты комплексного клинико-эндоскопического и морфологического анализа позволили Г.И. Непомнящих и соавт. (1992) выделить две формы морфогенеза хронического атрофического процесса в слизистой оболочке крупных бронхов и других «пограничных» тканях: первично дистрофическую, основу которой составляет синдром регенераторно-плас-тической недостаточности, и первично воспалительную, развивающуюся в финале хронического воспаления, удельный вес которого ввиду ослабления защитных свойств организма снижается (Казначеев В.П., 1987).

В.Г. Гаршиным (1939) установлено, что воспалительная пролиферация эпителия протекает синхронно с пролиферацией подлежащей соединительной ткани. Более того, им показано, что эпителий способен инфильтративно врастать в незрелую соединительную ткань, и рост его прекращается при созревании последней, в чем и заключается принципиальное биологическое отличие воспалительного инфильтративного роста эпителия от опухолевого роста, несмотря на их формальное сходство. Малигнизацию эпителия В.Г. Гаршин связывал с утратой коррелятивных межтканевых связей. Этим же обстоятельством он объяснял феномен метаплазии эпителия и рассматривал его как утрату эпителием органотипической дифференцировки и переходом в гистиотипическую форму (Бобков А.Г., Михайлов В.П., 1983).

Р.Е Кавецкий (1970) основную роль в противоопухолевой защите придавал не гуморальным факторам, а клеточным элементам мезенхимы - лимфоцитам, макрофагам, тучным клеткам. Известна концепция A.A. Богомольца (1970) о том, что опухолевый процесс может развиться только при снижении функциональных возможностей соединительной ткани.

Сложная система взаимодействий между клетками соединительной тка-

ни, межклеточным матриксом, клетками паренхимы и микроциркуляторным руслом, осуществляемая посредством различных медиаторов, кейлонов, продуктов распада клеток и межклеточного матрикса, координирует и интегрирует всю систему тканевого микрорайона в ответ на воздействующий фактор и обусловливает адаптацию к новым условиям (Серов В.В., Шехтер А.Б., 1981; 21е§1ег-НекЬгоск Н.-\УХ., 1989). Все структурные образования соединительной ткани функционируют как единое целое, при изменении какого-либо ее компонента нарушается взаимодействие структур всей системы, как между собой, так и с паренхиматозными клетками (Нете§агё Б., 2009).

В связи с этим состояние соединительной ткани - «плацдарма» физиологических и патологических реакций - в значительной мере определяет функционирование и адаптационные возможности всей системы - микро-циркуляторное русло, паренхима и строма - на территории тканевого микрорайона (Казначеев В.П., 1965). В частности, в атрофирующемся миокарде существенным образом меняются поверхностно-объемные характеристики микроциркуляторного русла, и увеличение извилистости коронарных сосудов при атрофии миокарда связано с замедленным уменьшением их размеров по сравнению с сердечными миоцитами (Непомнящих Л.М. и др., 1989).

Возникающие при действии неблагоприятных факторов и при старении организма изменения в различных регуляторных системах, нарастающая брадитрофность тканей, повреждение структур микроциркуляции и связанная с ними гипоксия нарушают интегративное взаимодействие элементов соединительной ткани, снижают ее защитную, трофическую и репаративную функции. Эти изменения касаются в основном клеточных элементов соединительной ткани как короткодистантных регуляторов обменных процессов (Кауфман О.Я., 1995).

Повреждение эндотелия сосудов микроциркуляторного русла внутренних органов обусловливает гипоксию паренхимы и периваскулярное распространение процессов фиброза (Ор1е Ь.Н., 1976). Важную роль в процессах повреждения тканей отводят действию тромбина на образование фибронек-тина в фибробластах (МакеБИлуап Я.К. е1 а1., 1989). Представляется вероятным, что любое нарушение гемато-паренхиматозного барьера, например, при токсическом действии наркотических веществ в печени, может изменять организацию внеклеточного матрикса, способствуя развитию фиброза (Саэса 1еБ

М. е1 а1., 1994; Мо§исЫ 8 а1., 1997). Доказано, что организация внеклеточного матрикса влияет не только на рост фибробластов, но и на их реакцию на такие факторы роста, как фибробластический, тромбоцитарный, трансформирующий и интерлейкин-1 (Как^а\уа 8. е1 а1., 1989).

При длительном действии неблагоприятных факторов различного гене-за, приводящих к развитию склеротических процессов, и при инволютивных перестройках выраженные изменения возникают также в основном веществе и волокнистых структурах соединительной ткани. Кроме усиления фибрил-логенеза, обусловленного главным образом гипоксией и уменьшением в какой-то мере в связи с этим количества клеточных элементов, важную роль играют биохимические изменения коллагеновых волокон соединительной ткани (Кауфман О.Я., 1995). Увеличивается количество поперечных кова-лентных связей между полипептидными цепями коллагена, которые образуются при участии остатков лизиловой кислоты, в результате чего снижается растворимость коллагена. Вероятно, образование таких поперечных связей отражает угнетение ферментативной активности клеток соединительной ткани, в частности, секреции коллагеназы и лизилоксидазы (Капуго М., 1982).

Необходимо обозначить роль лимфатических капилляров. Показано, что динамика развития (эволюция, онтогенез) характеризуется возрастанием закрытости транспортных систем относительно внешних сред обитания за счет совершенствования процессов реутилизации пластического, энергетического и информационного материала. В жизнедеятельности тканевых микрорайонов часть такого материала возвращается в кровеносное русло, большая же часть поступает в лимфо-дренажную систему (Казначеев В.П., 1971). Лимфо-дренажный комплекс обеспечивает биофизическую организацию среды, эндоэкологический гомеостаз (Бородин Ю.И., 1989).

1.4. Морфогенез вибрационно-индуцированных изменений

Понятие об общем и локальном действии вибрации является часто условным, т.к. при воздействии на организм только "локальной" вибрации патологический процесс не ограничивается местными изменениями (Артамонова В.Г., Шаталов Н.Н., 1988; АпёгегеЗак Я., 1984). Патофизиологические механизмы сосудистых поражений при местном вибрационном воздействии

еще не до конца выяснены. Важную роль в патогенезе играют нейрорефлек-торные и нейрогуморальные нарушения, приводящие к появлению очагов застойного возбуждения и стойким изменениям в рецепторном аппарате и других отделах нервной системы, в ретикулярной формации и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системе, а также в соматических ганглиях (Araki S. et al., 1993).

В результате нарушения регулирующего влияния центральной нервной системы на сосудистый тонус возникают нейрососудистые изменения, которые выражаются в дистонии периферических сосудов, прежде всего в капиллярной и прекапиллярной сети (Артамонова В.Г. и др., 1999; Dasgupta А.К., Harrison J., 1996; Nakamura H et al., 1996). Azuma Т. и др. кроме того показали, что вибрация повышает сенситивность гладких мышц к норадреналину. Таким образом, по их мнению, причиной патологии является преувеличенное сужение стенки сосуда при нормальном количестве сосудосуживающих нервных импульсов (Azuma Т. et al., 1980).

Гиперреактивность симпатической нервной системы проявляется присутствием высокого сосудистого тонуса в пальцах рук в сочетании со снижением температуры кожи и скорости кровотока. В числе локальных вазорегу-ляторных компонентов, повышенная продукция ендотелина-1 и катехолами-на плазмы с усилением реактивности а2-адренорецептора, вместе с неадекватным высвобождением оксида азота и кальцитонин-ген-родственного пептида, ведут к дисрегуляции сосудистого тонуса в направлении вазоконстрик-ции. Более того, несколько циркулирующих интраваскулярных факторов вовлечены в патофизиологию сосудистых поражений, вызванных вибрацией. Среди последних повышенные уровни в плазме тромбомодулина и фактора von Willebrand, повышенная агрегация эритроцитов и их гиподеформирова-ние, активация тромбоцитов, повышение уровней тромбоксана А2 и молекул межклеточной адгезии. Все это завершается сужением артериального просвета с гипертрофией медиальных гладкомышечных волокон и снижением микроциркуляторного кровотока (Mahbub М.Н. and Harada N., 2011).

Поражению микроциркуляторного русла и нарушению на его уровне обменно-транспортных процессов придается важное значение в патогенезе большинства заболеваний человека, что обусловлено фундаментальной ролью системы микроциркуляции в трофическом обеспечении тканей организ-

ма. Считается, что первичная реакция на вибрационный раздражитель проявляется изменением емкостной и обменной функции капилляро-венозного отдела, возрастанием венозного сопротивления, шунтированием крови через артерио-венозные анастомозы, увеличением транскапиллярной фильтрации (Артамонова В.Г. и др., 1990; Gemne G. et al., 1987; Nowak J. et al., 1996; Сухаревская T.M. и др., 1991; Egan C.E. et al., 1996).

В результате воздействия вибрации, сопротивление артериол и арте-риовенозных шунтов увеличивается из-за гипертрофии в мышечном слое сосудистой стенки. Пораженные сосуды впоследствии реагируют сильным сужением даже на нормальный уровень количества импульсов от симпатического сосудосуживающиего нерва. Сообщалось о мышечной гипертрофии артериол у лиц с вторичным (вследствие профессионального вибрационного воздействия) синдромом Рейно, которая была причиной более быстрого критического сдавления до закрытия просвета сосудов, таким образом положив начало атаки вазоспазма (Futatsuka М. et al., 1983).

Исследования 60 образцов биопсии пальцев рук у лиц с «синдромом белых пальцев» от вибрационного воздействия показали наблюдаемое во всех случаях интенсивное утолщение мышечных слоев стенок артерии с сильной гипертрофией отдельных мышечных клеток. Отмечен также периартериаль-ный фиброз, иногда наблюдался атеросклероз с пенистыми клетками, липид-ные отложения, а также волокнистый склероз. Вторым важным изменением были демиелинизирующие невропатии периферических нервов, в которых отмечались заметные потери нервных волокон. Существенным также было увеличение числа клеток Шванна и фибробластов с сильным образованием коллагена. Часто наблюдалась значительная утрата миелиновой оболочки, периневральный фиброз. Характерно, что патологические изменения соединительной ткани наблюдались не только периваскулярно и периневрально, но и в изобилии в кориуме кожи (Takeuchi Т., et al., 1986).

Эксперименты на крысах показали, что вибрация значительно стимулирует симпатическую нервную систему и вызывает гипертензию (Hallback М, Folkow В., 1974). В ряде экспериментальных работ показано повышение под влиянием вибрации артериального давления, минутного объема сердца и потребления кислорода (Шош Й. и др., 1976). В большинстве экспериментальных работ (Рахимов Я.А. и др., 1979; Обут Т.А., 1981; Болтрушайтис К.С.,

Виткус A.C., 1985; Andrezejak R., Smolik K., 1984) подчеркивается неблагоприятное действие вибрации на различные отделы сердечно-сосудистой системы, метаболизм и структуру кардиомиоцитов и сосудистой стенки, что в итоге может способствовать развитию инволютивных процессов и прогрессии атеросклероза и артериальной гипертензии.

Данные экспериментальных исследований, проведенных Т.М. Сухаревской (1990) по изучению морфологических сдвигов в миокарде у животных, подвергающихся воздействию вибрации, свидетельствуют о развитии дистрофических изменений кардиомиоцитов, выраженность которых нарастает с длительностью воздействия. Т.М. Сухаревская (1990) в условиях эксперимента выявила определенную фазность в реакции микроциркуляторной системы на вибрационное воздействие и однотипность морфологических изменений сосудов различных органов (миокарда, надпочечников). Полнокровие микроциркуляторного русла с компенсаторным увеличением количества капилляров явилось одним из ранних последствий однократного воздействия вибрации. Более продолжительное воздействие приводило к развитию выраженных гемодинамических сдвигов, снижению компенсаторных ресурсов микроциркуляторного русла, значительному повышению проницаемости сосудов с интерстициальным и периваскулярным отеком, нарушению целостности сосудистого эндотелия.

Клинико-экспериментальные данные, полученные В.Г. Макаровым, В.М. Тимофеевой (1991) и Т.В. Болотновой (1997), свидетельствуют об интенсификации свободнорадикального окисления у лиц, длительно подвергавшихся воздействию вибрации в виде повышения уровня диеновых конъ-югатов (ДК), малонового диальдегида (МДА) на фоне снижения а-токоферола, восстановленного глутатиона, активности НАДФН2-зависимой глутатионредуктазы в плазме. Определена зависимость между активацией процессов липопероксидации и тяжестью тканевой гипоксии, уровнем липо-протеидов эритроцитов, величиной агрегационного индекса тромбоцитов (Сухаревская Т.М. и др., 1991). В связи с этим интенсификация процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и депрессия антиоксидантной системы рассматривается авторами как ключевой механизм развития гипоксии при вибрационной болезни.

Васкулотоксический эффект продуктов ПОЛ подтвержден и в экспери-

менте - по мере нарастания в крови экспериментальных животных (крыс) продуктов переокисления липидов и истощения биоантиоксидантов развивались и усугублялись деструктивные изменения сосудов в виде нарушения целостности эндотелия, интерстициального и периваскулярного отека, а при длительном воздействии вибрации - десквамации эндотелия, периваскулярного отека и фиброза (Сухаревская Т.М., 1990; Болотнова Т.В., 1997).

В.Г. Артамонова (1988) и JI.B. Кускова (1988) указывают на изменения метаболических процессов в эритроцитах, сопровождающиеся повышенным накоплением внутриклеточного кальция, нарушением целостности мембран за счет снижения содержания "строительных" белков. JI.A. Шпагиной с со-авт. (1990) установлено изменение концентрации сульфгидрильных групп, гистидина и липопротеидов в мембранах эритроцитов. Т.М. Сухаревской и соавт. (1988) получены данные, свидетельствующие о снижении вязкости эритроцитарной взвеси, К+-Ма+-АТФ-азной и антихолинэстеразной активности, нарушениях ионной проницаемости.

Однотипные изменения микроциркуляции у больных вибрационной болезнью в различных регионах сосудистой системы свидетельствуют о развитии системных микроангиопатий (Сухаревская Т.М., 1990). В результате формирования структурных и функциональных сдвигов в системе микроциркуляции снижается энергетическое и пластическое обеспечение тканей с развитием морфологических изменений (дистрофия, склероз) и нарушением функционального состояния («синдром капилляро-трофической недостаточности») (Бекенева Т.И., 1974; Казначеев В.П., Дзизинский A.A., 1975).

Установлено, что микроциркуляторные расстройства при вибрационном синдроме обусловлены в том числе нарушениями нейро-гормональной регуляции, перекисного окисления липидов, гемостаза и сосудистой проницаемости, ухудшением капиллярного кровотока вследствие гиперкоагуляции (Пра-матаров И., Батинова Г., 1981; Аксенова В.М., Гоголева О.И., 1992; Kanaruka М. et al., 1996), повышения адгезивно-агрегационных свойств тромбоцитов, изменением реологических свойств эритроцитов (Племенов A.A. и др., 1985; Болотнова Т.В., Хлюпина О.В., 1994).

Особую роль в нарушении микроциркуляции играет начальное звено ге-мокоагуляции с участием тромбоцитов. В патологических условиях при воздействии различных индукторов (замедление кровотока, катехоламины, кол-

лаген, комплексы антиген-антитело, гиперлипидемия, нарушение целостности эндотелия и др.) резко возрастает агрегационная функция тромбоцитов, в результате чего образуется тромбоксан А2, обладающий мощным проагре-гантным и вазоконстриктивным действием (Балагова Л.П., 1981; Introna М. et al., 1994).

В итоге развивается вторичная агрегация кровяных пластинок с выпадением нитей фибрина и необратимой стабилизацией агрегатов (Люсов В.А., Савенков М.П., 1988). Тромбоцитарные агрегаты могут повреждать сосудистый эндотелий, проникать в интиму и осуществлять направленную доставку липопротеидов низкой плотности в сосудистую стенку, способствуя липои-дозу и прогрессии атеросклероза. Следовательно, в условиях патологии тромбоциты могут выступать в качестве патогенных факторов, ухудшающих процессы микроциркуляции и ускоряющих атерогенез (De Carvalho S., 1985; Dinh Xuan A.T., Higenbattam T.W., 1989).

Перечисленные процессы сопровождаются местной гипоксией и метаболическим ацидозом, метаболическими расстройствами, развитием эндоте-лиального и тканевого отека, образованием тромбоцитарных и лейкоцитарных «пробок» в микрососудах, приводящих к капиллярной обструкции и посткапиллярной адгезии клеток крови. Это усиливает риск пристеночного тромбообразования и ухудшает микроциркуляцию (Кунгурцев и др., 1994).

Микроциркуляторные расстройства, являясь одним из важнейших механизмов патогенеза вибрационного синброма, обусловлены изменением сосудистой проницаемости, ухудшением капиллярного кровотока вследствие гиперкоагуляции (Праматаров И., Батинова Г., 1981), повышения адгезивно-агрегационных свойств тромбоцитов, изменением реологических свойств эритроцитов (Племенов А.А. и др., 1985; Sills R.H. et al., 1994).

Анализ имеющихся литературных данных свидетельствует о значительных расхождениях во взглядах на роль вибрации и сопутствующих ей факторов в развитии заболеваний сердечно-сосудистой системы (Монаенко-ва A.M. и др., 1979; Пенкнович А.А. и др., 1980; Сухаревская Т.М., 1990; Го-ренков Р.В. и др., 1999; Idzior-Walus В., 1987). На основании клинико-экс-периментальных данных, полученных Т.М. Сухаревской (1990), выделены клинические варианты поражения сердца: дисметаболический (вибрационная дистрофия миокарда), смешанный (метаболически-ишемический при сочета-

нии с ИБС) и коронарогенный (ИБС). Установлено сочетание дистрофии миокарда с асимметричной гипертрофией межжелудочковой перегородки, обнаруженной при ЭхоКГ у 42,3% больных, что является особенностью поражения миокарда при вибрационной болезни.

Т.М. Сухаревской и соавт. (1994) выявлены нарушения функционального состояния печени у больных вибрационной болезнью, проявляющиеся изменением ряда метаболических показателей, замедлением времени полувыведения антипирина, которые нарастают с тяжестью заболевания. Учитывая характер основного процесса, сочетание с дистрофическими изменениями других органов и систем, автором предлагается квалифицировать отмеченные отклонения со стороны печени как проявления вибрационной гепато-патии. Обсуждается роль изменений печени в патогенезе и хронизации вибрационной болезни.

На большую распространенность и, преимущественно, функциональный характер изменений желудочно-кишечного тракта, частота и степень которых в большинстве случаев зависит от выраженности вибрационной патологии и стажа работы в виброопасной профессии, указывают многие авторы (Боброва C.B. и др., 1994; Непомнящих Г.И. и др., 1997; Любченко П.Н. и др., 1999; Seidel H., Heide R., 1986).

1.5. Структурно-функциональные особенности

клеточных популяций печени при HCV-инфекции

Встречаемость иммунологических маркеров HCV-инфекции у различных групп населения в разных странах колеблется от 1 до 10% (Львов Д.К., Дерябин П.Г., 1997; Шахгильдян И.В. и др., 2003). В Российской Федерации частота обнаружения антител к антигенам вируса гепатита С в сыворотке крови доноров составляет 2 - 4% (Львов Д.К. и др., 1997). Интенсивно изучаются свойства вируса гепатита С и особенности реакций организма инфицированного, создающие несостоятельность иммунного ответа и способствующие персистенции вируса и хронизации процесса (Bertoletti A., Maini М.К., 2000; Katsounas A. et al., 2012).

HCV является РНК-вирусом семейства флавивирусов (Simmonds Р., 1995). HCV кодирует одиночный полипротеин из 3011 аминокислот, который преобразуется в 10 зрелых структурных и регуляторных протеинов. Струк-

турные компоненты включают соге-протеин и два оболочечных (капсульных) протеина El и Е2. HCV также кодирует вирус-специфические хеликазу, про-теазу и полимеразу (Colina R. et al., 1999; Lauer G.M., Walker B.D., 2001). У 5'-конца гена Е2 локализуется гипервариабельный участок генома - HRV1, вносящий основной вклад в высокую степень гетерогенности и изменчивости вируса гепатита С, что позволяет ему «уклоняться» от иммунного контроля и поддерживать персистирующую инфекцию (Simmonds Р., 1995; Colina R. et al., 1999; Zein N.N., 2000).

Репликация вируса чрезвычайно интенсивна и, по данным A.U. Neumann

12

и соавт. (1998), превышает 10 вирусных частиц, производимых ежедневно, даже в хроническую фазу инфекции. Репликация вируса осуществляется посредством РНК-зависимой РНК-полимеразы, у которой отсутствует функция «корректуры», что приводит к быстрой эволюции различных, но родственных квазивидов в инфицированном организме и представляет большую проблему в отношении иммуноопосредованного контроля HCV (Ивашкин В.Т., 2000; Forton D.M., 2004; Bowen D.G., Walker С.М., 2005).

Географическое распределение генотипов и субтипов HCV неоднородно: идентифицированы шесть родственных генотипов и множество подтипов HCV. Для США и Западной Европы наиболее типичны генотипы 1а и lb, затем следуют генотипы 2 и 3. Другие генотипы практически никогда не обнаруживаются в этих странах, но типичны для других регионов, например, в Египте распространен генотип 4, в Южной Африке - генотип 5, в Юго-Восточной Азии - генотип 6 (Lauer G.M., Walker B.D., 2001; Craxi A., Camma C., 2006).

Молекулярно-генетическое изучение многообразия изолятов HCV на территории Российской Федерации началось сравнительно недавно (Львов Д.К. и др., 1997). Авторами показано, что основным генотипом вируса гепатита С является lb (68,9%), остальные генотипы встречаются со следующей частотой: 1а - 9%, 2а - 4,3%, 2Ь - 0,4%, За - 10,9% и нетипируемые - 6,5%.

Генотипирование изолятов HCV в популяциях жителей Сибирского региона проводилось группой исследователей ГНЦ «Вектор» (Шустов A.B., и др.) в 2000-2010 г.г. Генотипирование осуществляли путем сравнения последовательностей 5'UTR и части гена NS5B выявленных изолятов HCV с данными базы «Genbank»: 63,4% от числа генотипированных образцов HCV от-

несены к подтипу lb, 7,5% - к генотипу 2 (субтипы 2а или 2с), 18,3% - к генотипу 3 (подтип За). В 5'1ЛГК-последовательностях 10,8% изолятов HCV были выявлены не описанные ранее нуклеотидные замены, а также вставки или делеции. Авторы подчеркивают, что на территории Западной Сибири наряду с обычными, легко генотипируемыми изолятами HCV циркулируют варианты генотипа 1, имеющие в нуклеотидных последовательностях 5'UTR существенные отличия от прототипных изолятов данного генотипа. Преобладание среди больных гепатитом С пациентов в возрасте до 30 лет (около 70%>), 40% из которых использовали внутривенное введение наркотических веществ, свидетельствует о том, что гемоконтактный путь может быть основным способом распространения HCV-инфекции. С другой стороны, наличие большого числа наркозависимых среди инфицированных лиц многократно увеличило пассаж вируса, что отразилось в довольно быстрой смене соотношения генотипов вируса в пользу более «благоприятных» для человека генотипов.

Известно, что генетическая гетерогенность HCV обусловливает некоторые различия в течении и исходе болезни, а также в эффективности терапии: у HCV-инфицированных пациентов более благоприятный ответ ассоциирован с генотипами 2 и 3 в отличие от генотипа 1 (Lauer G.M., Walker B.D., 2001). Развитие хронической HCV-инфекции после острого периода наблюдалось у 92%) пациентов с генотипом lb, при других генотипах - в 33 - 50% случаев. Инфицирование генотипом lb ассоциируется с более суровым поражением печени и более агрессивным течением, чем при других генотипах. Обнаружение генотипа lb является более частым у пациентов с циррозом печени и у лиц, перенесших трансплантацию печени (Zein N.N., 2000).

В клинической значимости генотипирования остается еще много вопросов, связанных, в частности, с различными методами генотипирования, подходами к оценке влияния каждого из генотипов на прогрессирование заболевания печени или ответа на интерферонотерапию (Никитин И.Г., Сторожа-ков Г.И., 2001; McHutchison J.G. et al., 2006). Роль генотипов в прогрессии заболевания печени не может быть отделена от роли других кофакторов, например, уровня виремии, употребления алкоголя, длительности инфицирования. Таким образом, хотя некоторые исследования определенно оценили роль генотипов HCV и клиническую значимость генотипирования, остается

еще много вопросов, требующих продолжения исследований в этой области.

Одно из важнейших свойств вируса гепатита С - способность к репликации во многих органах. На основе применения высокоспецифических модификаций полимеразной цепной реакции, а также с помощью гибридизации in situ, доказана возможность репликации вируса в печени, мононуклеарных клетках крови (моноцитах/макрофагах, В-лимфоцитах), клетках костного мозга, слизистой оболочке полости рта, почках, сердце, поджелудочной железе, кишечнике, лимфатических узлах, надпочечниках, щитовидной железе, селезенке (Laskus Т. et al., 2000; Rodriguez-Inigo Е. et al., 2000; БушуеваН.В. и др., 2005; Castillo I. et al., 2005; Goncalves P.L. et al., 2005). Данные по гено-типическим характеристикам позволили предположить наличие независимо реплицирующихся популяций вируса в организме одного и того же хозяина.

Установлено, что при HCV-инфекции иммунный ответ состоит из неспецифической фазы (цитокины, в том числе интерфероны, естественные киллеры) и последующей специфической, включающей факторы гуморального и клеточного звена. Анализ гуморальных факторов иммунитета при HCV-инфекции, основная роль которых состоит в элиминации свободных вирусных частиц и образовании антител, свидетельствует о том, что гетерогенность и вариабельность антигенов HCV, а также ограничение нейтрализующего действия изолят-специфических антител во времени, обусловливают отсутствие специфического антительного протективного ответа (Игнатова Т.М., Серов В.В., 2001; Игнатова Т.М., 2002; Borrow Р., 1997; Koziel M.J., 1997).

Все современные исследования клеточных факторов иммунитета сфокусированы на Т-хелперах (CD4+), Т-киллерах/супрессорах (CD8+) и продуцируемых ими цитокинах: ИФН-g, ФНО-а и Ь, ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-10 (Bertoletti А., Maini М.К., 2000; Brown P.M.J., Neuman M.G., 2001). По данным исследований (Shimizu Y.K. et al., 1996; Moriya К. et al., 1997; Pasquinelli С. et al., 1997; Bertoletti A., Maini M.K., 2000), преимущественно экспериментальных, выполненных на трансгенных линиях мышей, клетках Дауди (линия опухолевых В-клеток человека) и инфицированных HCV шимпанзе, можно сформулировать следующие обобщения:

- вирус-специфические цитотоксические Т-лимфоциты играют ведущую роль в контроле за HCV;

- вирус-специфические цитотоксические Т-лимфоциты при НСУ-инфек-ции могут иметь как протективный, так и повреждающий эффект, в зависимости от микроокружения и функциональной способности;

- вирусы могут дифференциально модулировать действие цитокинов с помощью продукции ингибирующих факторов - показана способность вирусов к непосредственному ингибированию различных компонентов иммунного ответа;

- вирус гепатита С способен персистировать даже при наличии активного С08+-цитотоксического ответа, который является одним из основных механизмов прогрессирующего поражения печени.

С помощью проточной цитометрии (Толоконская Н.П. и др., 2001) у пациентов с хроническим гепатитом С обнаружены изменения структуры субпопуляций иммунокомпетентных клеток (повышение содержания Т-лимфо-цитов, Т-супрессоров и уровня В-лимфоцитов с маркером СБ 19) и преобладание активности Т-хелперов 2 типа. При микст-инфекции НСУ+НВУ увеличено количество Т-лимфоцитов и снижено относительное содержание Т-супрессоров. Сходство иммунологических реакций при хронических формах гепатита С и его сочетания с гепатитом В заключается в значительном снижении уровня натуральных киллеров, а также фагоцитарной активности гра-нулоцитов и моноцитов.

Изменения в спектре цитокинов сыворотки крови по данным электро-хемилюминесценции ограничивались увеличением продукции ИЛ-4, в отличие от острого гепатита С, когда одномоментно повышались показатели всех трех цитокинов (ИФН-§, ИЛ-2 и ИЛ-4). Важно отметить роль цитокинов в механизмах вирусного клиренса: в эксперименте показано, что ИФН^ и ФНО-а способны селективно разрушать реплицирующийся геном НВУ без цитодеструкции инфицированного гепатоцита (ОшсЫй Ь.О. е1 а1., 1999).

При анализе данных иммуногенетических исследований населения Западной Сибири европеоидного происхождения, при гепатите С отмечено достоверное увеличение частоты антигенов НЬА-А10 (ГШ. = 2,56) и НЪА-0115 (Ш1 = 1,98), сочетаний 0112-0115, ОЯ5-ОК7, ОЮ-В27 и полное отсутствие антигена НЬА-ОЯ4 (ЯЯ = -39,82), что свидетельствует об ассоциированности предрасположенности и резистентности к развитию заболевания с генами главного комплекса гистосовместимости (Толоконская Н.П., 1999). При хро-

ническом течении НСУ-инфекции достоверно изменено распределение 8 показателей, включая снижение частоты антигена НЬА-БЯ4 наряду с повышением частоты встречаемости НЬА-АЮ (ИЛ = 2,68), НЬА-БЯ1 (ЯК. = 2,6), А9-А10, БЯ2-БЯ5, А9-БЯ5, В27-БЯ1.

При анализе роли иммуногенетических маркеров в предрасположенности к наркомании у пациентов с вирусным гепатитом с наркологическим анамнезом отмечено снижение частоты встречаемости специфичности НЬА-А11 (ЯЯ = -2,12) наряду с повышением частоты антигенов НЬА-В7 (ЯЯ = 2,87) и НЬА-В40 (ЯЯ = 11,26) и ряда их комбинаций (Коненков В.И. и др., 2000).

1.6. Резюме

Несмотря на то, что ткань печени на первый взгляд выглядит мономорф-ной, она гетерогенна с точки зрения и структуры, и функции. Эта гетерогенность обусловлена кровоснабжением дольки: клетки, локализующиеся в пери-портальной зоне, отличаются от клеток перивенулярной зоны по набору ключевых ферментов, рецепторов и субклеточных структур и в связи с этим имеют различные функциональные способности (Кпиес Ъ., 2001). В большинстве случаев мозаичность повреждений связана с метаболической гетерогенностью гепатоцитов.

Это положение является базисом модели метаболической зональности (Тш^егтапп К., К1е1гтапп Т., 1996), по которой преимущественно в перипо-ртальных гепатоцитах происходят высвобождение глюкозы из гликогена путем глюконеогенеза, утилизация аминокислот, детоксикация аммония, защитный метаболизм, формирование желчи, синтез основных белков плазмы крови, таких как альбумин и фибриноген.

Морфологическая и функциональная гетерогенность гепатоцитов является результатом зональных различий в активации клеточного генома, осуществляемой градиентом кислорода, субстратов, гормонов, медиаторов и различной иннервацией, так же как и межклеточными и клеточно-матрикс-ными взаимодействиями.

Стереотипность структуры и функции - одно из важнейших свойств организма. «Общие черты природы: принципы унификации построения, действия и взаимодействия» (Давыдовский И.В., 1969). Стереотипность струк-

турных реакций можно рассмотреть на примере морфогенеза хронических вирусных гепатитов. В развитии инфекционно-вирусного процесса во всех случаях участвуют три взаимосвязанных составляющих - поражение гепато-цитов, реакция непаренхиматозных клеток печени и ремоделирование соединительной ткани.

В настоящее время стали доминировать процессы, имеющие морфологический фенотип дистрофий, диффузный характер и тенденцию перехода в атрофию. Ультраструктурный анализ показал, что основу этой дистрофии составляет редукция белоксинтезирующих органелл, свидетельствующая о снижении регенераторных реакций, что подтверждено радиоавтографическим изучением синтеза ДНК и РНК.

Необходимо отметить, что и сами морфологические критерии, на основании которых ставится диагноз «хроническое воспаление», требуют дополнительного анализа. Так, одним из основных признаков хронического воспаления считают наличие клеточных инфильтратов, которые, как писал И.В. Давыдовский (1969), «... не всегда правильно обозначаются как воспалительные (интерстициальный «гепатит», «нефрит», «миокардит»). По-существу и в огромном большинстве своем эти процессы отражают реактивное физиологическое явление».

Многолетнее комплексное клинико-морфологическое изучение позволило нам выделить новую форму хронических заболеваний, названную первично дистрофической. На основании детального морфологического анализа сформулированы основные признаки первично дистрофических процессов: поражение клеток имеет фенотип дистрофии, основа которой - не альтерация цитоплазматических органелл, а их недовоспроизводство; в финале - атрофия клеток и безнекротическая элиминация или десквамация; воспалительно-клеточная инфильтрация отсутствует или неадекватна имеющимся структурным изменениям; диффузный реактивный склероз стромы; системный характер; неэффективность противовоспалительной терапии. В целом, структурные изменения имеют инволютивный, дегенеративно-дистрофический характер, напоминающий процесс старения, своеобразное старение на клеточном уровне.

По результатам исследования ряда экспериментальных моделей (алиментарное голодание, гиперхолестеринемия, гипотермия) и сопоставления их

с клиническими данными был сделан вывод о том, что в основе хронических процессов первично дистрофического генеза лежит феномен, названный нами синдромом регенераторно-пластической недостаточности, или регене-раторно-пластического дефицита, который является, по-видимому, результатом воздействия на клетки и ткани комплекса факторов внешней среды - физического, химического и биологического характера. В результате возникают нарушение процессов внутриклеточной регенерации, пластический дефицит, дистрофия, атрофия клеток, десквамация и элиминация, развитие диффузного склероза (Непомнящих Г.И. и др., 1992).

Синдром регенераторно-пластической недостаточности имеет характерные морфологические признаки: опустошенность цитоплазмы, начинающаяся с околоядерной зоны; редукция белоксинтезирующих органелл; снижение синтеза РНК, документируемое радиоавтографически. Этот синдром может представлять собой один из вариантов структурно-функционального реагирования в современных экологических условиях.

В последние годы частота дистрофически-атрофических процессов в органах и тканях, особенно в слизистых оболочках различных локализаций, значительно увеличилась. Вероятно, в современных условиях формируются качественно новые типы реакций, отражающие взаимодействие организма с различными неблагоприятными факторами внешней среды - химического (ксенобиотики), биологического (вирусы) и физического (вибрация, радиация) характера, оказывающими цитопатические действие на различные клеточные популяции, в том числе эндотелиоциты, гепатоциты, клетки крови, фибробласты, в настоящее время большое внимание уделяется изучению сосудистого эпителия, выполняющего многообразные функции. Состояние эн-дотелиальных клеток имеет фундаментальное значение в развитии общебиологических и общепатологических процессов.

Похожие диссертационные работы по специальности «Клеточная биология, цитология, гистология», 03.03.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Клеточная биология, цитология, гистология», Постникова, Ольга Алексеевна

3. Результаты исследования показали, что при вибрационном воздействии ведущую роль играет системное поражение сосудов микроциркулятор-ного русла. Пациенты с вибрационной микроангиопатией должны систематически обследоваться в специализированных учреждениях.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Список литературы диссертационного исследования доктор биологических наук Постникова, Ольга Алексеевна, 2012 год

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Авцын А.П., Шахламов В.А. Ультраструктурные основы патологии клетки. - М.: Медицина, 1979. - 320 с.

2. Аксенова В.М., Гоголева О.И. Состояние перекисного окисления ли-пидов и агрегация тромбоцитов при вибрационной болезни // Гиг. труда. -1992,-№2.-С. 25-27.

3. Андреева Е.Р., Орехов А.Н., Пугач И.М. Выявление перицитоподоб-ных клеток в субэндотелии кровеносных сосудов человека // Архив патологии. - 1999.-№ 4.-С. 18-21.

4. Апросина З.Г., Серов В.В., Игнатова Т.М. и др. Системные проявления хронического вирусного гепатита // Хронический вирусный гепатит / под ред. В.В. Серова, З.Г. Абросимовой. - М.: Медицина, 2002. - С. 221 - 295.

5. Артамонова В.Г., Колесова Е.В., Кускова Л.Б. Некоторые современные аспекты патогенеза вибрационной болезни // Медицина труда и промышленная экология. - 1999. - № 2. - С. 1-3.

6. Артамонова В.Г., Плющ О.Т., Радивилов М.И. Современные проблемы патогенеза вибрационной болезни // Актуальные вопросы профессиональной патологии. - М., 1990.-Т. 1. - Вып. 42.-С. 117-118.

7. Аруин Л.И. Апоптоз и патология печени // Рос. журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. - 1998. - № 2. - С. 6 - 11.

8. Балагова Л.П. Изменение простагландинов в плазме крови больных вибрационной болезнью // Врачеб. дело. - 1986. - № 8. - С. 112-113.

9. Банин В.В., Алимов Г.А. Эндотелий как метаболически активная ткань // Морфология . -1992. - Т. 102, № 2. - С. 10 - 34.

10. Бекенева Т.И. Нарушение транскапиллярного обмена в патогенезе и клинике вибрационной болезни: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Новосибирск, 1974.-27 с.

11. Бобков А.Г., Михайлов В.П. Научная деятельность В.Г.Гаршина (1887 - 1956) и развитие научных концепций в работах советских морфологов // Арх. патол. - 1983. - Вып. 4. - С. 77 - 80.

12. Боброва C.B., Белов И.Ю., Песков С.А. Клинико-эндоскопическая оценка состояния желудка при вибрационной болезни от воздействия общей

вибрации // Актуальные вопросы современной медицины: Тезисы докл. IV науч.-практ. конф. врачей. - Новосибирск, 1994. - С. 206 - 208.

13. Богомолец A.A. Рак и энергия мезенхимы // Общая и частная онкология. - Харьков, 1970.-Т. 1.-С. 389-392.

14. Болотнова Т.В. Вибрационная болезнь в условиях Тюменского промышленного региона (региональные особенности, клеточно-мембранные механизмы патогенеза, лечение) // Автореф. дисс. док. мед. наук. Новосибирск. - 1997.-С. 40.

15. Болотнова Т.В., Хлюпина О.В. Структурно-функциональные изменения тромбоцитов у больных вибрационной болезнью // Актуальные вопросы современной медицины: Тезисы докл. IV науч.-практ. конф. врачей. - Новосибирск, 1994.-С. 150-151.

16. Болтрушайтис К.С., Виткус A.C. Особенности развития экспериментального инфаркта миокарда под воздействием вибрационных колебаний // Ультраструктурные основы патологии сердца и сосудов: Тезисы докл. науч. конф. - Тбилиси, 1985. - С. 18 - 19.

17. Бородин Ю.И. Экологическая лимфология: Морфофункциональная характеристика лимфатической системы // Бюл. СО АМН СССР. - 1989. - № З.-С. 5- 11.

18. Бухарин О.В. Персистенция патогенных бактерий. - М.: Медицина, 1999.-366 с.

19. Бушуева Н.В., Крель П.Е., Исаева Е.И. и др. Маркеры вируса гепатита С в ткани печени, сыворотке и мононуклеарных клетках периферической крови больных хроническим гепатитом С и внепеченочные проявления хронической HCV-инфекции // Рос. журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. -2005. -№ 2. -С. 73-81.

20. Вавилин В.А., Макарова С.И., Ляхович В.В. Оценка связи генетического полиморфизма ферментов биотрансформации ксенобиотиков с некоторыми проявлениями сенсибилизации у детей с бронхиальной астмой // Бюл. эксперим. биол. мед. - 2002. - № 16. - С. 74 - 77.

21. Вернадский В.И. Живое вещество и биосфера. - М.: Наука, 1994. -672 с.

22. Гаршин В.Г. Воспалительные разрастания эпителия, их биологиче-

ское значение и отношение к проблеме рака. - М.; Л.: Медгиз, 1939. - 129 с.

23. Герок В., Блюм Х.Е. Заболевания печени и желчевыделительной системы. - М.: «МЕДпресс - информ», 2009. - 199 с.

24. Гичев Ю.П. Здоровье человека как индикатор экологического риска индустриальных регионов // Вестн. РАМН. - 1995. - № 8. - С. 52 - 54.

25. Горенков Р.В., Любченко П.Н., Малышев И.Ю. и др. Ультразвуковое исследование некоторых магистральных сосудов у больных вибрационной болезнью // Медицина труда и пром. экол. - 1999. - № 2. - С. 12-17.

26. Давыдовский И.В. Общая патология человека. 2 изд. - М.: Медицина, 1969.-610 с.

27. Длусская И.Г., Стрюк Р.И. Адренорецепция клеточных мембран как показатель напряженности сердечно-сосудистой системы // Медицина труда и промышленная экология, 1996. - № 6. - С. 28-30.

28. Заварзин A.A. Очерки эволюционной гистологии крови и соединительной ткани, Т. 2. - М.; Л.: Медгиз, 1947. - 273 с.

29. Ивашкин В.Т., Лобзин Ю.В., Сторожаков Г.И. Эффективность и безопасность 48-недельной терапии пэгинтроном а-2а и рибавирином первичных больных хроническим гепатитом С // Клиническая фармакология и терапия. - 2007. - Т. 16, № 1. - С. 22-26.

30. Ивашкин В.Т., Мамаева С.Н., Буеверов А.О., Шульпекова Ю.О. Механизмы иммунного «ускользания» при вирусных гепатитах // Рос. журн. га-строэнтерол. гепатол. колопроктол. -2000. -№ 5.-С. 7-13.

31. Игнатова М.С. Проблемы нефрологии детского возраста на современном этапе развития медицины // Нефрология и диализ. - 2011. - Т. 13, №2.-С. 66-75.

32. Игнатова Т.М. Естественное течение хронической HCV-инфекции // Рос. журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. - 2002. - № 2. - С. 20 - 30.

33. Игнатова Т.М., Серов В.В. Патогенез хронического гепатита С // Арх. патол. -2001. -№ 3. - С. 54-59.

34. Измеров Н.Ф., Сквирская Г.П., Рубцова Н.Б. Концепция развития медицины труда в России // Профессия и здоровье: Материалы III Всероссийского конгресса. - Москва, 2004. - С. 23-25.

35. Кавецкий P.E. Современные представления о некоторых механизмах

ч

канцерогенеза // Пути развития современной онкологии. - Киев: Здоровь'я. -1970.-С. 23 -39.

36. Каде А.Х., Занин С.А., Губарева Е.А., Туровая А.Ю., Богданова Ю.А., Апсалямова С.О., Мерзлякова С.Н. Физиологические функции сосудистого эндотелия // Фундаментальные исследования. - 2011. - № 11(ч.З).

37. Казначеев В.П. Гепарин и проблемы гомеостазиса // Вопросы физиологии и патологии гепарина. Сборник научных работ. - Новосибирск, 1965. -С. 113-144.

38. Казначеев В.П. Общая патология и адаптация человека: размышления врача-клинициста // Бюл. СО АМН СССР. - 1987. - № 6. С. 19 - 26.

39. Казначеев В.П., Дзизинский A.A. Клиническая патология транскапиллярного обмена. - М.: Медицина, 1975. - 238 с.

40. Казначеев В.П., Субботин М.Я. Этюды к теории общей патологии. -Новосибирск: Наука, 1971. -230 с.

41. Капуго М. Биохимия старения. - М.: Мир, 1982. - 296 с.

42. Кауфман О.Я. Лаброциты, базофильные и зозинофильные грануло-циты // Воспаление. Руководство для врачей / Под ред. В.В. Серова и B.C. Паукова. -М.: Медицина, 1995. - С. 137 - 151.

43. Кауфман О.Я., Шехтер А.Б. Макрофаги. Воспаление / Под ред. В.В. Серова, B.C. Паукова. - М.: Медицина, 1995. - С. 115.

44. Колесников С.И., Мичурина C.B., Семенюк A.B., Вакулин Г.М. Печень и ее регионарные лимфоузлы при воздействии 3,4-бензпиреном. - Новосибирск, СО РАМН, 1995. - 218 с.

45. Колокольчикова Е.Г. Роль клеток стенки микрососудов в пролифера-тивных процессах соединительной ткани: Дис. ... д-ра мед. наук.- М., 1997. -408 с.

46. Коненков В.И., Непомнящих Г.И., Нетесов C.B., Толокон-,ская Н.П. Молекулярно-генетические и морфологические маркеры в условиях перси-стенции в организме РНК-вируса гепатита С // Сиб. науч. вестник. - 2000. -Вып. IV.-С. 12-15.

47. Крылов A.A. К проблеме сочетаемости заболеваний // Клин. мед. -2000. -№ 1.-С. 56-58.

48. Кунгурцев В.В. Китатзе Д.Г., Дибиров М.Д. Хирургическое лечение

окклюзируюших поражений артерий голени // Грудная и сердечнососудистая хирургия. - 1996. - С. 316 - 317.

49. Куницын В.Г., Хавин П.П., Куимов А.Д. и др. Реологические свойства взвеси эритроцитов больных острым инфакрктом миокарда в области физиологической температуры // Бюлл. эксперим. биологии и медицины. -1983.-№5.-С. 64-67.

50. Кускова JI.B. Состояние E-витаминной активности и андрогенов у больных вибрационной болезнью // Автореф. дис. ... канд. мед. наук. - JL, 1988.-24 с.

51. Львов Д.К., Дерябин П.Г. Географическое распространение вируса гепатита С и его генотипов // Вопр. вирусол. - 1997. - № 5. - С. 196- 199.

52. Львов Д.К., Самохвалов Е.И., Миширо С. и др. Закономерности распространения вируса гепатита С и его генотипов в России и странах СНГ // Вопр. вирусол. - 1997.-№4.-С. 157-161.

53. Любченко П.Н., Карпов В.Н., Горенков Р.В. и др. Клинико-морфологическая характеристика хронического гастродуоденита у больных вибрационной болезнью // Медицина труда и пром. экол. - 1999. - № 2. - С. 17-20.

54. Люсов В.А., Савенков М.И. Современные проблемы терапии нарушений реологических свойств крови у больных ИБС // Терапевтический архив. - 1988. - №8. - С. 55 -59.

55. Максимов A.A. Основы гистологии. 3 изд., 1-2 т. - Л., 1925.

56. Максимов A.A. Der Lymphozyt als gemeinsame Stammzelle der verschiedenen Blutelemente in der embryonalen Entwicklung und im postfetalen Leben der Säugetiere. Folia Haernatologica (Leipzig, Klinghardt), 1909. -Vol. 8. -P. 125 -134.

57. Маянский A.H., Маянский Д.Н. Очерки о нейтрофиле и макрофаге. -Новосибирск, 1983. - 256 с.

58. Меркулов Г.А. Курс патологогистологической техники. - Л.: Медицина, 1969.-423 с.

59. Монаенкова A.M., Гладкова Е.В., Родонова Г.К. О распространенности сердечно-сосудистой патологии среди горнорабочих некоторых предприятий угольной и горнорудной промышленности // Гигиена труда и профзабо-

левания. - 1979. - №12. - С. 23 -27.

60. Насонов E.J1. Атеротромбоз при ревматических заболеваниях: анализ патогенеза // Тер. архив. - 1998. - № 9. - С. 92-95.

61. Насонов E.JL, Алекберова З.С., Калашникова JI.A., Решетняк Т.М., Александрова E.H. Антифосфолипидный синдром (синдром Hughes): 10 лет изучения в России // Клин. мед. - 1998. - № 2. - С. 411.

62. Насонов E.JL, Баранов A.A., Шилкина Н.П., Алекберова З.С.. Патология сосудов при антифосфолипидном синдроме. - Москва -Ярославль, 1995.-С. 122.

63. Непомнящих Г.И. Патологическая анатомия и ультраструктура бронхов при хроническом воспалении легких. - Новосибирск: Наука, 1979. -296 с.

64. Непомнящих Г.И. Пограничные ткани (слизистые оболочки и кожа) в морфогенезе общепатологических процессов. - Актовая речь. - Новосибирск: НИИ РППМ СО РАМН, 1996. - 39 с.

65. Непомнящих Г.И., Непомнящих Л.М., Целлариус Ю.Г. Регенератор-но-пластическая недостаточность органов при хронических общепатологических процессах. - Препринт. - Новосибирск: НИИ РППМ СО РАМН, 1992. -35 с.

66. Непомнящих Г.И., Сухаревская Т.М., Потеряева E.JI. и др. Системное поражение слизистых оболочек при вибрационной болезни // Актуальные вопросы современной медицины: Тезисы докл. 7-й научно-практ. конф. врачей. - Новосибирск, 1997. - Т. 2. - С. 306 - 307.

67. Непомнящих Г.И., Толоконская Н.П. Биомолекулярные маркеры прогрессии персистирующих вирусных инфекций // Бюл. СО РАМН. - 2002. - № 2. - С. 25-30.

68. Непомнящих Г.И., Толоконская Н.П., Айдагулова C.B. и др. Является ли репликация вируса гепатита С маркером степени активности инфекционного процесса? (по данным полимеразной цепной реакции и морфологического анализа биопсий печени) // Бюл. экспер. биол. - 2003. - Т. 135. - № 3. -С. 343 -348.

69. Непомнящих Г.И., Толоконская Н.П., Непомнящих JI.M. и др. Альтерация и внутриклеточная регенерация гепатоцитов при действии РНК-

геномного вируса гепатита С // Бюл. экспер. биол. - 1999. - Т. 127. - № 5. -С. 588-592.

70. Непомнящих Д.Л. Ультраструктурный анализ биоптатов печени при хронических гепатитах и гепатопатиях // Бюл. экспер. биол. - 1994. - Т. 118. - № 9. - С. 306-310.

71. Непомнящих Д.Л. Хронический гепатит: Патоморфология печени и желудка при регенераторно-пластической недостаточности: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. - Новосибирск, 1998. - 60 с.

72. Непомнящих Д.Л., Лапий Г.А., Айдагулова С.В., Бакарев М.А. Биопсия в гастроэнтерологии: Морфогенез общепатологических процессов. - М.: Изд-во РАМН, 2010. - 368 с.

73. Непомнящих Д.Л., Нохрина Ж.В., Постникова O.A., Понамарчук О.И. Клинико-морфологический анализ микст-гепатита С+В при серонега-тивном варианте HCV-инфекции // Росийский журнал гастроэнтерологии, ге-патологии, колопроктологии. - 2006. - Т. 16, № 5. Приложение № 28. Материалы 12-й Российской гастроэнтерологической недели. - С. 84. № 312.

74. Непомнящих Л.М., Лушникова Е.Л., Колесникова Л.В. и др. Морфо-метрический и стереологический анализ миокарда: Тканевая и ультраструктурная организация. - Новосибирск, 1984. - 160 с.

75. Онищенко, Г.Г. Обеспечение государственного санитарно-эпидемиологического надзора в области гигиены труда. Задачи и перспективы // Медицина труда и пром. экология. - 2002. - № 3. - С. 1-8.

76. Пенкнович A.A., Каляганов П.И., Ермакова Г.А. и др. Артериальная гипертензия у рабочих-шлифовщиков // Гигиена труда и профзаболевания. -1980. -№8. -С. 15-18.

77. Племенов A.A., Попов М.П., Бабкина В.И., Попов Н.М. Агрегация эритроцитов при действии вибрации и магнитного поля. - Курск, 1985. - 5 с.

78. Плешко Р.И., Огородова Л.М., Суходоло И.В., Геренг Е.А. Тяжелая бронхиальная астма и гастроэзофагеальный рефлюкс: морфофункциональные аспекты сопряженности // Пульмонология. - 2006. - №1. - С. 60 - 63 .

79. Покровский М.В., Кочкаров В.И., Покровская Т.Г. Новый взгляд на коррекцию эндотелиальной дисфункции // Российский журнал иммунологии. -2006.-Т. 9.-С. 60-61.

80. Покровский В.И., Непомнящих Г.И., Толоконская Н.П. Хронический гепатит С: Современные представления о пато- и морфогенезе. Концепция антивирусной стратегии гепатоцитов // Бюл. экспер. биол. - 2003. - Т. 135. -№4.-С. 364-376.

81. Проматоров И., Батинова Г. Коагулопатия у горняков, больных вибрационной болезнью // Гиг. труда. - 1981. - № 11. - С. 48 - 49.

82. Саркисов Д.С. Очерки истории общей патологии. - М.: Медицина, 1993.-512 с.

83. Саркисов Д.С., Пальцын A.A., Втюрин Б.В. Электронно-микроскопическая радиоавтография клетки. - М.: Медицина, 1980. - 264 с.

84. Саркисов Д.С., Перов Ю.Л. Микроскопическая техника. - М.: Медицина, 1996.-544 с.

85. Северцов А.Н., Северцов А.Н. Морфологические закономерности эволюции. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1948. - 610 с.

86. Серов В.В., Шехтер А.Б. Соединительная ткань (функциональная морфология и общая патология). -М.: Медицина, 1981.-312 с.

87. Склянов Ю.И., Правоторов Г.В., Балуева О.И., Вакулин Г.М. Мор-фофункциональная характеристика почек у матери, плода и потомства при воздействии вибрации промышленной частоты во время беременности // Морфология. - 2005. - № 4. - С. 20 - 32.

88. Сухаревская Т.М. Патогенез, клинические варианты и профилактика поражений сердца при вибрационной болезни от локальной вибрации: Авто-реф. дис. ... докт. мед. наук. - Новосибирск, 1990. - 42 с.

89. Сухаревская Т.М., Бекенева Т.Н., Русова Т.В. и др. Роль нарушения печени в хронизации вибрационной болезни // Печень, стресс, экология: Материалы I межреспубл. симпоз. - Иркутск, 1994. - С. 41 - 42.

90. Сухаревская Т.М., Ефремов A.B., Непомнящих Г.И., Лосев М.Н., По-теряева Е.Л. Микроангио- и висцеропатии при вибрационной болезни. - Новосибирск: НГМА, 2000. - 184 с.

91. Сухаревская Т.М., Лосева М.И., Болотнова Т.В. и др. Клеточно-мембранные аспекты патогенеза гипоксии при вибрационной болезни от воздействия локальной вибрации // Тер. архив. - 1991. - № 2. - С. 84 - 88.

92. Сухаревская Т.М., Потеряева О.Н., Куницын В.Г. и др. Реологиче-

ские свойства эритроцитов при вибрационной болезни // Структура и функция эритроцитов в норме и патологии: Сб. науч. трудов. - Новосибирск, 1988.-Т. 131.-С. 72-74.

93. Толоконская Н.П. Пато- и морфогенез гепатита С. Обоснование стратегии терапии персистирующих инфекций: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. - Новосибирск, 1999. - 61 с.

94. Толоконская Н.П., Непомнящих Г.И., Киселев H.H. и др. Клиническая характеристика вирусного гепатита С // Эпидемиология и инфекционные болезни. - 1999. - № 5. - С. 20 - 23.

95. Толоконская Н.П., Непомнящих Г.И., Коненков В.И., Нетесов C.B. Молекулярно-генетические и морфологические маркеры в условиях перси-стенции в организме РНК-вируса гепатита С // Бюл. экспер. биол. - 2001. - Т. 131. -№ 2. - С. 178- 183.

96. Томилин В.В., Туманов В.П., Захарова O.A., Втюрин Б.В., Чекмарева H.A., Пиголкин Ю.И. Проблема переживаемости тканей при использовании современных методов морфологического исследования Н Судебно-медицинская экспертиза. - М., 1999. - № 4. - С. 12-15.

97. Хлопин Н.Г. Общебиологические и экспериментальные основы гистологии. - М.: Изд-во АН СССР, 1946. - 491 с.

98. Чазов Е.И. Ишемическая болезнь сердца и возможности повышения эффективности ее лечения. - M.: «Миклош», 1998. - 158 стр.

99. Черешнев В.А., Морова A.A., Рямзина И.Н. Биологические законы и жизнеспособность человека (метод многофункциональной восстановительной биотерапии). - Россия, Чехия, 2000.

100. Чучалин А.Г., Черняев A.JL, Вуазен К. Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС. - М.: Грантъ, 1998. - 270 с.

101. Чучалин А.Г., Цой А.Н., Архипов В.В., Гавришина Е.А. Бронхиальная астма в России: результаты национального исследования качества медицинской помощи больным бронхиальной астмой // Пульмонология. - 2006. -№ 3. - С. 29.

102. Шабад JT.M. Предрак в экспериментально-морфологическом аспекте. - М.: Медицина, 1967. - 384 с.

103. Шахгильдян И.В., Михайлов М.И., Онищенко Г.Г. Парентеральные

вирусные гепатиты (эпидемиология, диагностика, профилактика). - М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ, 2003. - 384 с.

104. Шош И., Гати Т. Патогенез болезней цивилизации. - Будапешт: Изд-во академии наук Венгрии. - 1976. - 154 с.

105. Шпагина JI.A., Лосева М.И., Сухаревская Т.М. Морфофункцио-нальные изменения эритроцитов при вибрационной болезни // Гиг. труда. -1990. -№4. -С. 30-32.

106. Шурин С.П. О роли гепарина в обменно-ферментативных процессах в клетке // Вопросы физиологии и патологии гепарина. - Новосибирск, 1965. -С. 13-41.

107. Шустов А.В., Мишин В.П., Максютов А.З. и др. Маркеры вируса гепатита С и различных его генотипов у пациентов Новосибирска // Вопр. вирусол. - 2000. - № 6. - С. 22 - 27.

108. Agnello V., Abel G., Elfahal M. et al. Hepatitis С virus and other Fla-viviridae viruses enter cells via low density lipoprotein receptor // Proc. Natl. Acad. Sci.- 1999.-Vol. 96, №22.-P. 12766- 12771.

109. Alexander В., Guzail M.A., Foster C.S. Morphological changes during hepatocellular maturity in neonatal rats // Anat. Rec. - 1997. - Vol. 248, № 1. - P. 104- 109.

110. Almendros I., Acerbi .1, Puig F., Montserrat J.M., Navajas D., Farre R. Upper-airway inflammation triggered by vibration in a rat model of snoring // Sleep. - 2007. - Vol. 30, № 2. - P. 225 - 227.

111. Altiparmak E., Saritas U., Altinas E. et al. Relationship between histological damage, viral load and serum transaminase levels in patients with chronic hepatitis С // Turk. J. Gastroenterol. - 2001. - Vol. 12, № 3. - P. 185 - 188.

112. Andreau K., Leroux M., Bouharrour A. Health and cellular impacts of air pollutants: from cytoprotection to cytotoxicity // Biochem. Res. Int. - 2012; Epub 2012 Apr 9.

113. Andrezejak R., Smolik R. Effect of vibration on red cell metabolism // Int. Arch. Остр. Environm. Alth. - 1984. - Vol. 54, № 4. - P. 303 - 308.

114. Araki S., Murata K., Yokoyama K. Assesment of central, peripheral and aytonomic nervous sistem function in vibrating tool operations: neuroelec-trophysilological studies // Environ. Res. - 1993. - Vol. 62, № 2. - P. 272 - 282.

115. Ameklo-Nobin B., Johansen K., Sjoberg T. The objective diagnosis of vibration-induced vascular injury // Scand. J. Work. Environ. Health. - 1987, Vol. 13.-P. 337-342.

116. Arthur M.J. Fibrogenesis II. Metalloproteinases and their inhibitors in liver fibrosis // Am. J. Physiol. Gastrointest. Liver Physiol. - 2000. - Vol. 279, № 2.-P. G245-249.

117. Azuma H., Hirose T., Fujii H., Oe S., Yasuchika K., Fujikawa T., Yamaoka Y. Enrichment of hepatic progenitor cells from adult mouse liver // Hepatology. - 2003. -Vol. 37, № 6. - P. 1385 - 1394.

118. Azuma T., Ohashi T. Pathogenesis of local circulatory insufficiency in vibration disease // J. Jap. Cell. Angiol. - 1980. - Vol. 20, № 2. - P. 132 - 133.

119. Babbs C., Haboubi N.Y., Mellor J.M., Smith A., Rowan B.P., Warnes T.W. Endothelial cell transformation in primary biliary cirrhosis: a morphological and biochemical study // Hepatology. - 1990. - Vol. 11, № 5. - P. 723 - 729.

120. Balabaud C., Bioulac-Sage P., Desmouliere A. The role of hepatic stellate cells in liver regeneration // J. Hepatol. - 2004. - Vol. 40. - P. 1023 - 1026.

121. Becker A.J., McCulloch E.A., Till J.E. Cytological demonstration of the clonal nature of spleen colonies derived from transplanted mouse marrow cells // Nature. - 1963. - Vol. 197 (4866). - P. 452 - 454.

122. Bedi S., Vidyasagar A., Djamali A. Epithelial-to-mesenchymal transition and chronic allograft tubulointerstitial fibrosis // Transplant. Rev. (Orlando). -2008.-Vol. 22, № l.-P. 1-5.

123. Benkoel L., Biagini P., Dodero F. et al. Immunohistochemical detection of C-100 hepatitis virus antigen in formaldehyde-fixed paraffin-embedded liver tis-

Si i o PArralofmn m tVt conim ticciio ir* oi+n P T_PPT? raci 11 tq // Tn i T T-Ti ctr»r»li Ptn

1 VlUtlVii V V ikll JV1 Uiilj liJJUV U11U 111 kJAll* AV A X Wiv i WJUltO II Ui . %J . llljivyviivill.

-2004.-Vol. 48, №2.-P. 185 - 190.

124. Bertoletti A., Maini M.K. Protection or damage: A dual role for the virus-specific cytotoxic T lymphocyte response in hepatitis B and C infection? // Cur. Opin. Microbiol. - 2000. - Vol. 3. - P. 387 - 392.

125. Borrow P. Mechanisms of viral clearance and persistence // J. Viral. Hep. - 1997. - Vol. 4, № 2. - P. 16 - 24.

126. Bovenzi M., Welsh A.J., Griffin M.J. Acute effects of continuous and intermittent vibration on finger circulation // Int. Arch. Occup. Environ. Health. -2004. - Vol. 77, № 4. - P. 255 - 63.

127. Bowen D.G., Walker C.M. The origin of quasispecies: cause or consequence of chronic hepatitis C viral infection? // J. Hepatol. - 2005. - Vol. 42, № 3. -P. 408-417.

128. Braet F. How molecular microscopy revealed new insights into the dynamics of hepatic endothelial fenestrae in the past decade // Liver Int. - 2004. -Vol. 24, №6. -P. 532-539.

129. Braet F., Riches J., Geerts W., Jahn K.A., Wisse E., Frederik P. Three-dimensional organization of fenestrae labyrinths in liver sinusoidal endothelial cells // Liver international. - 2009. - Vol. 29, № 4. - P. 603 - 613.

130. Brandao D.F., Ramalho L.N., Ramalho F.S., Zucoloto S., Martinelli Ade L., Silva Ode C. Liver cirrhosis and hepatic stellate cells // Acta Cir. Bras. - 2006. -Vol. 21.-Suppl. l.-P. 54- 57.

131. Brown P.M.J., Neuman M.G. Immunopathogenesis of hepatitis C viral infection: Thl/Th2 responses and the role of cytokines // Clin. Biochem. - 2001. -Vol. 34.-P. 167-171.

132. Cantz T., Manns M.P., Ott M. Stem cells in liver regeneration and therapy // Cell Tissue Res. - 2008. - Vol. 331, № 1. - P. 271 - 282.

133. Cascales M., Alvarez A., Gasco P. et al. Cocaine-induced liver injury in mice elicits specific changes in DNA ploidy and induced programmed death of hepatocytes // Hepatology. - 1994. - Vol. 20, № 4 (part 1). - P. 992 - 1001.

134. Castillo I., Rodriguez-Inigo E., Bartolome J. et al. Hepatitis C virus replicates in peripheral blood mononuclear cells of patients with occult hepatitis C virus infection // Gut. - 2005. - Vol. 54. - № 5. - P. 682 - 685.

135. Chang M., Marquardt A.P., Wood B.L. et al. In situ distribution of hepatitis C virus replicative-intermediate RNA in hepatic tissue and its correlation with liver disease // J. Virol. - 2000. - Vol. 74, № 2. - P. 944 - 955.

136. Churg A., Stevens B. Absence of amosite asbestos in airway mucosa of non-smoking long term workers with occupational exposure to asbestos // Br. J. Ind. Med. - 1993. - Vol. 50, № 4. - P. 355 - 359.

137. Cogger V.C., McNerney G.P., Nyunt T., De Leve L.D., McCourt P., Smedsrod B., Le Couteur D.G., Huser T.R. Three-dimensional structured illumination microscopy of liver sinusoidal endothelial cell fenestrations // J. Struct. Biol. -2010.-Vol.171, №3.-P. 382-388.

138. Cohen R.A., Vanhoutte P.M. Endothelium-dependent hyperpolarization.

Beyond nitric oxide and cyclic GMP // Circulation. - 1995. - Vol. 92, № 11.- P. 3337-3349.

139. Cohen-Nafitaly M., Friedman S.L. Current status of novel antifibrotic therapies in patients with chronic liver disease // Therap. Adv. Gastroenterol. -2011. - Vol. 4, № 6. - P. 391 - 417.

140. Colina R., Azambuja C., Uriarte R. et al. Evidence of increasing diversification of hepatitis C viruses // J. Gen. Virol. - 1999. - Vol. 80. - P. 1377 - 1382.

141. Court F.G., Wemyss-Holden S.A., Dennison A.R., Maddern G.J. The mystery of liver regeneration // Br. J. Surg. - 2002. - Vol. 89, № 9. - P. 1089 -1095.

142. Craxi A., Camma C. Treating patients with HCV genotype 1 and low vi-raemia: More than meets the eye // J. Hepatol. - 2006. - Vol. 44. - № 1. - P. 4 - 7.

143. Dasgupta A.K., Harrison J. Effects of vibration on the hand-arm system of miners in Jndia // Occup. Med. Oxf. - 1996. - Vol. 46, № 1. - P. 71 - 80.

144. De Carvalho S. Atherosclerosis. A leimyoproliferative disease of the arteries resulting from breakdown of the endothelial barrier to potent blood growth factors // Angiology. - 1985. - Vol. 36, № 10. - P. 697 - 710.

145. DeLeve L.D., Wang X., McCuskey M.K., McCuskey R.S. Rat liver endothelial cells isolated by anti-CD31 immunomagnetic separation lack fenestrae and sieve plates // Am. J. Physiol. Gastrointest. Liver Physiol. - 2006. - Vol. 291, № 6. - P. G1187- 1189.

146. Desmet V.J., Gerber M., Hoofnagle J.H. et al. Classification of chronic hepatitis: Diagnosis, grading and staging // Hepatology. - 1994. - Vol. 19, № 6. -P. 1513 - 1520.

147. Desmet V.J., Roskams T. Cirrhosis reversal: a duel between dogma and myth // J. Hepatol. -2004. - Vol. 40, № 5. - P. 860 - 867.

148. Di Bisceglie A.M., Hoofnagle J.H., Krawczynski K. Changes in hepatitis C virus antigen in liver with antiviral therapy // Gastroenterology. - 1993. - Vol. 105.-P. 858 -862.

149. Dinh Xuan A.T, Higenbattam T.W. Non-prostanoid endothelium-derived vasoactive factors //J. Int. Med. Res. - 1989. - Vol.17, № 4. - P. 305 -315.

150. Egan C.E., Espie B.H., McGrann S., McKenna K.M., Allen J.A. Acute effects of vibration on peripheral blood flow in healthy subjects // Occup. Environ. Med. - 1996. - Vol. 53, № 10. - P. 663 - 669.

151. Ekdahl K.N., Nilsson B. Alterations in C3 activation and binding caused by phosphorylation by a casein kinase released from activated human platelets // J. Immunol. - 1999. - Vol. 15, № 162 (12). - P. 7426 - 7433.

152. Elvevold K., Smedsrod B., Martinez I. The liver sinusoidal endothelial cell: a cell type of controversial and confusing identity // Am. J. Physiol. Gastroin-test. Liver Physiol. - 2008. - Vol. 294, № 2. - P. G391- 400.

153. Eng F.J., Friedman S.L. Fibrogenesis I. New insights into hepatic stellate cell activation: the simple becomes complex // Am. J. Physiol. Gastrointest. Liver Physiol. - 2000. - Vol. 279, № 1. - P. G7 - G11.

154. Enzan H., Himeno H., Hiroi M., Kiyoku H., Saibara T., Onishi S. Development of hepatic sinusoidal structure with special reference to the Ito cells // Mi-crosc. Res. Tech. - 1997. - Vol. 39, № 4. - P. 336 - 49.

155. Fabris L., Strazzabosco M. Epithelial-mesenchymal interactions in biliary diseases // Semin. Liver Dis. -2011. - Vol. 31, № 1. - P. 11-32.

156. Forbes S.J., Vig P., Poulsom R., Thomas H., Alison M. Hepatic stem cells // J. Pathol. - 2002. - Vol. 197, № 4. - P. 510 - 518.

157. Forbes S.J., Parola M. Liver fibrogenic cells // Best Pract. Res. Clin. Gastroenterol. 2011. - Vol. 25, № 2. - P. 207 - 217.

158. Forton D.M., Karayiannis P., Mahmud N., Taylor-Robinson S.D., Thomas H.C. Identification of unique hepatitis C virus quasispecies in the central nervous system and comparative analysis of internal translational efficiency of brain, liver, and serum variants // J. Virol. - 2004. - Vol. 78, № 10. - P. 5170 -5183.

159. Freidman S.L. Molecular regulation of hepatic fibrosis, an integrated cellular response to tissue injury // J. Biol. Chem. - 2000. - Vol. 275, No. 4. - P. 2247 -2250.

160. Freidman S.L. Hepatic stellate cells: protean, multifunctional, and enigmatic cells of the liver//Physiol. Rev. - 2008. - Vol. 88, № 1. - P. 125 - 172.

161. Frenzel H., Kremer B., Richter I.E., Hiicker H. On the influence of hypoxia on the sinus endothelial cells of rat liver. A scanning and transmission electron microscopic investigation (author's transl). [Article in German] // Virchows Arch. B. Cell Pathol. 1976.-Vol. 21, № 1.-P. 79 - 90.

162. Futatsuka M., Miyakita T., Minra H. An experimental study on

chomgesin finger blood pressure during chain-saw operation // Ind. Health. - 1996. -Vol. 34, №2.-P. 93- 100.

163. Gabele E., Brenner D.A., Rippe R.A. Liver fibrosis: signals leading to the amplification of the fibrogenic hepatic stellate cell // Front. Biosci. - 2003. -Vol. 1, № 8. - P. 69 -77.

164. Galle P.R. Apoptosis and liver pathology // J. Hepatol. - 1997. - Vol. 27. -P. 405-412.

165. Geerts A. On the origin of stellate cells: mesodermal, endodermal or neuroectodermal? // J. Hepatol. - 2004. - Vol. 40. - P. 331 - 334.

166. Gene S., Zadeoglulari Z., Fuss S.H., Gene K. The adverse effects of air pollution on the nervous system // J. Toxicol. - 2012. DOI: 10.1155/2012/782462

167. Goncalves P.L., Cunha C.B., Busek S.C., Oliveira G.C., Ribeiro-Rodrigues R., Pereira F.E. Detection of hepatitis C virus RNA in saliva samples from patients with serum anti-HCV antibodies // Braz. J. Infect. Dis. - 2005. - Vol. 9. -№ l.-P. 28-34.

168. Gorbig M.N., Gines P., Bataller R., Nicolas J.M., Garcia-Ramallo E., Tobias E., Titos E., Rey M.J., Claria J., Arroyo V., and Rodes J. Atrial natriuretic peptide antagonizes endothelin-induced calcium increase and cell contraction in cultured human hepatic stellate cells // Hepatology. - 1999. - Vol. 30. - P. 501 -509.

169. Guarino M., Tosoni A., Nebuloni M. Direct contribution of epithelium to organ fibrosis: epithelial-mesenchymal transition // Hum. Pathol. - 2009. - Vol. 40, № 10.-P.1365 - 1376.

170. Guidotti L.G., Rochford R., Chung J. et al. Viral clearance without destruction of infected cells during acute HBV infection // Science. - 1999. - Vol. 284.-P. 825-829.

171. Gunasekaran R. Effect of chronic vibration on the immune state of albino rats // Ind. J. Physiol. Pharmacol. - 2001. - Vol. 45, № 4. - P. 487 - 492.

172. Gundersen H.J.G., Bendtsen T.F., Korbo L. et al. The new stereological tools // Acta Path. Micr. Immunol. Scand. - 1988. - Vol. 96. - P. 379 - 394.

173. Gutierrez-Reyes G., Gutierrez-Ruiz M.C., Kershenobich D. Liver fibrosis and chronic viral hepatitis // Arch. Med. Res. - 2007. - Vol. 38, № 6. - P. 644 -651.

174. Gutierrez-Ruiz M.C., Gomez-Quiroz L.E. Liver fibrosis: searching for cell model answers // Liver Int. - 2007. -Vol. 27, № 4. - P. 434 - 439.

175.Hallback M., Folkow B. Cardiovascular responses to acute mental "stress" in spontaneously hypertensive rats // Acta Physiol. Scand. - 1974. - Vol. 90, №4.-P. 684-698.

176. Hammel P., Couvelard A., O'Toole D., Ratouis A., Sauvanet A., Flejou J.F., Degott C., Belghiti J., Bernades P., Valla D., Ruszniewski P., Levy P. Regression of liver fibrosis after biliary drainage in patients with chronic pancreatitis and stenosis of the common bile duct // N. Engl. J. Med. - 2001. -Vol. 344, № 6. - P. 418-423.

177. Harada N., Mahbub M.H. Diagnosis of vascular injuries in hand-arm vibration syndrome // Int. Arch. Occup. Environ. Health. - 2008. - Vol. 81. - P. 507 -518.

178. Haydon G.H., Jarvis L.M., Blair C.S. et al. Clinical significance of intrahepatic hepatitis C virus levels in patients with chronic HCV-infection // Gut. -1998. - Vol. 42, № 4. - P. 570 - 575.

179. Heinegard D. Proteoglycans and more - from molecules to biology // Int. J. Exp. Pathol. - 2009. - Vol. 90, № 6. - P. 575 - 586.

180. Henderson W.R., Jr. The role of leukotrienes in inflammation // Ann. Intern. Med. -1994. - Vol. 121, № 9. - P. 684 - 697.

181.Herrick A.L. Vascular function in systemic sclerosis // Curr. Opin. Rheumatol. - 2000. - Vol. 12, № 6. -Vol. 527 - 533.

182. Idrovo V., Dailey P.J., Jeffers L.J. et al. Hepatitis C virus RNA quantification in right and left lobes of the liver in patients with chronic hepatitis C // J. Viral Hepat. - 1996. - Vol. 3, № 5. - P. 239 - 246.

183. Idzior-Walus B. Coronary risk factors in men occupationally exposed to vibration and noise // European Heart Journal. - 1987. - № 8. - P. 1040 - 1046.

184. Imai H., Nakagawa Y. Biological significance of phospholipid hydroperoxide glutathione peroxidase (PHGPx, GPx4) in mammalian cells // Free Radic. Biol. Med. - 2003. -Vol. 15, № 34 (2). - P. 145 - 169.

185. Introna M., Colotta F., Sozzani S., Dejana E., Mantovani A. Pro- and antiinflammatory cytokines: interactions with vascular endothelium // Clin. Exp. Rheumatol. - 1994.-Vol. 12. - Suppl. 10. - P. S19 - S23.

186. Iredale J.P., Benyon R.C., Pickering J., McCullen M., Northrop M., Pawley S., Hovell C., and Arthur M.J. Mechanisms of spontaneous resolution of rat liver fibrosis. Hepatic stellate cell apoptosis and reduced hepatic expression of metalloproteinase inhibitors // J. Clin. Invest. - 1998. - Vol. 102. - P. 538 - 549.

187. Ishak K.G. Pathologic features of chronic hepatitis: A review and update // Amer. J. Clin. Pathol. - 2000. - Vol. 113, № 1. - P. 40 - 55.

188. Iwakiri Y., Groszmann R.J. Vascular endothelial dysfunction in cirrhosis // J. Hepatol. - 2007. - 46. - Vol. 5. - P. 927 - 934.

189. Jacobs F., Wisse E., De Geest B. The role of liver sinusoidal cells in hepatocyte-directed gene transfer // Am. J. Pathol. - 2010. - Vol. 176, № 1. - P. 14 -21.

190. Janssen P.M., Schiereck P., Honda H., Naya T., Koiwa Y. The effect of applied mechanical vibration on two different phases of rat papillary muscle relaxation // Pflugers Arch. - 1997. - Vol. 434, № 6. - P. 795 - 800.

191. Jungermann K., Kietzmann T. Zonation of parenchymal and nonpa-renchimal metabolism in liver // Ann. Rev. Nutr. - 1996. - Vol. 16. - P. 179 - 203.

192. Kamdar O., Le W., Zhang J., Ghio A.J., Rosen G.D., Upadhyay D. Air pollution induces enhanced mitochondrial oxidative stress in cystic fibrosis airway epithelium // FEBS Lett. - 2008. -Vol. 29, № 582(25-26). - P. 3601 - 06.

193. Kanazuka M., Shigekiyo T., Toibana N., Saito S. Increase in plasma trombomodulin level in patients with vibration syndrome // Thromb. Res. - 1996. -Vol. 82, № l.-P. 51-56.

194. Kato N., Yokosuka O., Hosoda K. et al. Quantification of hepatitis C virus by competitive reverse transcription-polymerase chain reaction: increase of the virus in advanced liver disease /'/' Hepatology. - 1993. - Vol. 18. - P. 16-20.

195. Katsounas A., Trippler M., Kottilil S., Lempicki R.A., Gerken G., Schlaak J.F. Cytokine/chemokine patterns connect host and viral characteristics with clinics during chronic hepatitis C. // Eur. J. Med. Res. - 2012. -Vol. 17, № 1. -P. 9.

196. Kawasaki T., Murata S., Takahashi K., Nozaki R., Ohshiro Y., Ikeda N., Pak S., Myronovych A., Hisakura K., Fukunaga K., Oda T., Sasaki R., Ohkohchi N. Activation of human liver sinusoidal endothelial cell by human platelets induces hepatocyte proliferation // J. Hepatol. - 2010. - Vol. 53, № 4. - P. 648 - 654.

197. Kilgore K.S., Ward P.A., Warren J.S. Neutrophil adhesion to human endothelial cells is induced by the membrane attack complex: the roles of P-selectin and platelet activating factor // Inflammation. - 1998. - Vol. 22, № 6. - P. 583 -598.

198. Kisseleva T., Brenner D.A. Role of hepatic stellate cells in fibrogenesis and the reversal of fibrosis // J. Gastroenterol. Hepatol. - 2007. - Vol. 22. - P. S73 -S78.

199. Kmiec Z. Cooperation of liver cells in health and disease // Adv. Anat. Embryol. Cell Biol.-2001.-Vol. 161, № III-XIII.-P. 1-151.

200. Knittel T., Dinter C., Kobold D., Neubauer K., Mehde M., Eichhorst S., and Ramadori G. Expression and regulation of cell adhesion molecules by hepatic stellate cells (HSC) of rat liver: involvement of HSC in recruitment of inflammatory cells during hepatic tissue repair // Am. J. Pathol. - 1999. - Vol.154. - P. 153 -167.

201. Knittel T., Kobold D., Saile B., Grundmann A., Neubauer K., Piscaglia F., Ramadori G. Rat liver myofibroblasts and hepatic stellate cells: different cell populations of the fibroblast lineage with fibrogenic potential // Gastroenterology. - 1999.-Vol. 117, №5.-P. 1205- 1221.

202. Koziel M.J. The role of immune responses in the pathogenesis of hepatitis C virus infection // J. Viral Hepat. - 1997. - Vol. 4, № 2. - P. 31 - 41.

203. Laskus T., Radkowski M., Wang L.-F. et al. Uneven distribution of hepatitis C virus quasispecies in tissues from subjects with end-stage liver disease: Confounding effect of viral adsorption and mounting evidence for the presence of low-level extrahepatic replication // J. Virol. - 2000. - Vol. 74, № 2. - P. 1014 -1017.

204. Lauer G.M., Walker B.D. Hepatitis C virus infection // N. Engl. J. Med. -2001.-Vol. 345, № l.-P. 41 -52.

205. Lawson A., Ryder S.D. Progression of hepatic fibrosis in chronic hepatitis C and the need for treatment in mild disease // Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. -2006. - Vol. 18, № 4. - P. 343 -347.

206. Le Couteur D.G., Cogger V.C., Markus A.M., Harvey P.J., Yin Z.L., Ansselin A.D., McLean A.J. Pseudocapillarization and associated energy limitation in the aged rat liver // Hepatology. - 2001. - Vol. 33, № 3. - P. 537 - 543.

207. Lee U.E., Friedman S.L. Mechanisms of hepatic fibrogenesis // Best Pract. Res. Clin. Gastroenterol. - 2011. - Vol. 25, № 2. - P. 195 - 206.

208. Lindquist J.N., Marzluff W.F., Stefanovic B. Fibrogenesis. III. Posttran-scriptional regulation of type I collagen // Am. J. Physiol. Gastrointest. Liver Physiol. - 2000. -Vol. 279, № 3. - P. G471- 476.

209. Lo Presti R., Canino B., Montana M., Caimi G. Lipid peroxidation and nitric oxide metabolites in sedentary subjects and sportsmen before and after a cardiopulmonary test // Clin. Hemorheol. Microcirc. - 2012. DOI: 10.3233/CH-2012-1563.

210. Makeshwari R.K., Kang Y.H., Kedar V.P. Thrombin stimulates fibron-ectin synthesis and secretion in fibroblasts // J. Histochem. Cytochem. - 1989. -Vol. 37, №6.-P. 936.

211. March M.N., Cummins A.G. The interactive role of mucosal T-lymphocytes in intestinal growth, development and enteropathy // J. Gastroenterol. Hepatol. - 1993. - Vol. 8, № 3. - P. 270 - 278.

212. March S., Hui E.E., Underhill G.H., Khetani S., Bhatia S.N. Microenvi-ronmental regulation of the sinusoidal endothelial cell phenotype in vitro // Hepa-tology. - 2009. - Vol. 50, № 3. - P. 920 - 928.

213. Marra F., Arrighi M.C., Fazi M., Caligiuri A., Pinzani M., Romanelli R.G., Efsen E., Laffi G., and Gentilini P. Extracellular signal-regulated kinase activation differentially regulates platelet-derived growth factor's actions in hepatic stellate cells, and is induced by in vivo liver injury in the rat // Hepatology. - 1999. -Vol. 30.-P. 951 -958.

214. Marra F., Gentilini A„ Pinzani M., Choudhury G.G., Parola M., Herbst H., Dianzani M.U., Laffi G., Abboud H.E., and Gentilini P. Phosphatidylinositol 3-kinase is required for platelet-derived growth factor's actions on hepatic stellate cells // Gastroenterology. - 1997. -Vol. 112. - P. 1297 - 1306.

215. McCuskey R.S., Ekataksin W., LeBouton A.V., Nishida J., McCuskey M.K., McDonnell D., Williams C., Bethea N.W., Dvorak B., Koldovsky O. Hepatic microvascular development in relation to the morphogenesis of hepatocellular plates in neonatal rats // Anat. Rec. A Discov. Mol. Cell Evol. Biol. - 2003. -Vol. 275, № l.-P. 1019- 1030.

216. McHutchison J.G., Bartenschlager R., Patel K., Pawlotsky J.M. The face

of future hepatitis C antiviral drug development: Recent biological and virologic advances and their translation to drug development and clinical practice // J. Hepatol. - 2006. - Vol. 44, № 2. - P. 411 - 421.

217. Mitchell J.A., Ali F., Bailey L., Moreno L., Harrington L.S. Role of nitric oxide and prostacyclin as vasoactive hormones released by the endothelium // Exp. Physiol.-2008.-Vol. 93, № l.-P. 141-147.

218. Moore P.M. Immune mechanisms in the primary and secondary vasculites // J. Neurol. Sci. - 1989. - Vol. 93, № 2-3. - P. 129 - 145.

219. Moriya K., Yotsuyanagi H., Shintani Y. et al. Hepatitis C virus core protein induces hepatic steatosis in transgenic mice // J. Gen. Virol. - 1997. - Vol. 78. -P. 1527- 1531.

220. Muhanna N., Doron S., Wald O., Horani A., Eid A., Pappo O., Friedman S.L., Safadi R. Activation of Hepatic Stellate Cells After Phagocytosis of Lymphocytes: A Novel Pathway of Fibrogenesis // Hepatology. - 2008. - Vol. 48, № 3. -P. 963 - 977.

221. Nakagawa S., Pawelek P., Grinnell F. Extracellular matrix organization modulates fibroblast growth factor responsiveness // Exp. Cell. Res. - 1989. -Vol.182, №2.-P. 572-582.

222. Neumann A.U., Lam N.P., Dahari H., Gretch D.R., Wiley T.E., Layden T.J., Perelson A.S. Hepatitis C viral dynamics in vivo and the antiviral efficacy of interferon-alpha therapy // Science. - 1998. - Vol. 282. - P. 103 - 107.

223. Nitou M., Ishikawa K., Shiojiri N. Immunohistochemical analysis of development of desmin-positive hepatic stellate cells in mouse liver // J. Anat. -2000. -Vol. 197, № 4. _ p. 635 - 646.

224. Noguchi S., Sata M., Suzuki H. et al. GB virus C (GBV-C), hepatitis G virus (HGV) infection among intravenous drug abuser in Japan // Virus. Res. -1997.-Vol. 49, №2.-P. 155 - 162.

225. Nowak J., Andersson K., Benthin G., Chen J., Karlberg K.-E., Sylven C.. Effect of nicotine infusion in humans on platelet aggregation and urinary excretion of a major thromboxane metabolite // Acta Physiol. Scand. - 1996. -Vol. 157, № l.-P. 101-107.

226. Nowak J., Barregard L., Benthin G., Granung G., Wennmalm A. Thromboxane metabolite excretion in patients with hand-arm vibration syndrome // Clin.

Physiol. - 1996. - Vol. 16, № 4. - P. 361 - 367.

227. Opie L.H. Effects of regional ischemia on metabolism of glucose and fatty acids. Relation rates of aerobic and anaerobic energy production during myocardial infarction and comparison with effects of anoxia // Circ. Res. - 1976. -Vol. 38.-Suppl.l.-P. 57-74.

228. Pasquinelli C., Shoenberer J.M., Chung J. et al. Hepatitis C virus core and E2 protein expression in transgenic mice // Hepatology. - 1997. - Vol. 25, № 3.-P. 719-728.

229. Patel-Hett S., D'Amore P.A. Signal transduction in vasculogenesis and developmental angiogenesis // Int. J. Dev. Biol. - 2011. -Vol. 55, № 4-5. - P. 353 -363.

230. Pianko S., Patella S., Ostapowicz G. et al. Fas-mediated hepatocyte apoptosis is increased by hepatitis C virus infection and alcohol consumption, and may be associated with hepatic fibrosis: Mechanisms of liver cell injury in chronic hepatitis C virus infection // J. Viral Hepat. - 2001. - Vol. 8. - P. 406 - 413.

231. Pinzani M., Marra F., and Carloni V. Signal transduction in hepatic stellate cells//Liver. - 1998. - Vol. 18.-P. 2- 13.

232. Pinzani M., Rombouts K., Colagrande S. Fibrosis in chronic liver diseases: Diagnosis and management // J. Hepatol. - 2005. - Vol. 42. - P. S22 - S36.

233. Piscaglia F., Dudas J., Knittel T., Di Rocco P., Kobold D., Saile B., Zocco M.A., Timpl R., Ramadori G. Expression of ECM proteins fibulin-1 and -2 in acute and chronic liver disease and in cultured rat liver cells // Cell Tissue Res. -2009. - Vol. 337, № 3 . - P. 449 - 462.

234. Porreca E., Conti P., Feliciani C., Di Febbo C., Reale M., Mincione G., Neri M., Arnerio P., Cuccurullo F. Cysteinyl-leukotriene D4 induced IL-1 beta expression and release in rat vascular smooth muscle cells // Atherosclerosis. - 1995. -Vol. 115, №2.-P. 181- 189.

235. Ramadori G., Saile B. Inflammation, damage repair, immune cells, and liver fibrosis: specific or nonspecific, this is the question // Gastroenterology. -2004. - Vol. 127, № 3. - P. 997 - 1000.

236. Rauch U., Osende J.I., Fuster V., Badimon J.J., Fayad Z., and Chesebro J.H. Thrombus formation on atherosclerotic plaques: pathogenesis and clinical consequences // Ann. Intern. Med. - 2001. - Vol. 134. - P. 224 - 238.

237. Reuter A., Klinger W. The influence of systemic hypoxia and reoxy-genation on the glutathione redox system of brain, liver, lung and plasma in newborn rats // Exp. Toxicol. Pathol. - 1992. - Vol. 44, № 6. - P. 339 - 343.

238. Rodriguez-Inigo E., Bartolome J., de Lucas S. et al. Histological damage in chronic hepatitis C is not related to the extent of infection in the liver // Amer. J. Pathol.- 1999.-Vol. 154, №6.-P. 1877- 1881.

239. Rodriguez-Inigo E., Casqueiro M., Bartolome J. et al. Hepatitis C virus RNA in kidney biopsies from infected patients with renal diseases // J. Viral. Hepat. - 2000. - Vol. 7. - P. 23 - 29.

240. Rubenstein D.A., Morton B.E., Yin W. The combined effects of side-stream smoke extracts and glycated serum albumin on endothelial cells and platelets // Cardiovasc. Diabetol. - 2010. - Vol. 9. - P. 28.

241. Ryder S.D. Progression of hepatic fibrosis in patients with hepatitis C: a prospective repeat liver biopsy study // Gut. - 2004. - Vol. 53. - P. 451 - 455.

242. Sato M., Suzuki S., Senoo H. Hepatic stellate cells: unique characteris-^ tics in cell biology and phenotype /7 Cell Struct. Funct. - 2003. - Vol. 28, № 2. -

P. 105 -112.

243. Scarlata S., Conte M.E., Cesari M., Gentilucci U.V., Miglioresi L., Pe-done C., Picardi A., Ricci G.L., Incalzi R.A. Gas exchanges and pulmonary vascular abnormalities at different stages of chronic liver disease // Liver Int. - 2011. -Vol. 31, №4.-P. 525 -533.

244. Schuppan D., Afdhal N.H. Liver cirrhosis. Current status of novel antifi-brotic therapies in patients with chronic liver disease // Lancet. - 2008. - Vol. 8, № 371 (9615).-P. 838-851.

245. Seidel H., Heide R. Long-term effects of whole-body vibration: a critical survey of the literature // Int. Arch. Occup. Environ. Health. - 1986. - № 1. - P. 1 -26.

246. Senoo H., Yoshikawa K., Morii M., Miura M., Imai K., Mezaki Y. Hepatic stellate cell (vitamin A-storing cell) and its relative - past, present and future // Cell Biol. Int. - 2010. - Vol. 34, № 12. - P. 1247 - 1272.

247. Shah V., Haddad F.G., Garcia-Cardena G., Frangos J.A., Mennone A., Groszmann R.J., Sessa W.C. Liver sinusoidal endothelial cells are responsible for nitric oxide modulation of resistance in the hepatic sinusoids // J. Clin. Invest. -

1997.-Vol. 1,№ 100(11).-P. 2923 -2930.

248. Shimizu Y.K., Feinstone S.M., Kohara M. et al. Hepatitis C virus: Detection of intracellular virus particles by electron microscopy // Hepatology. - 1996. -Vol. 23.-P. 205 -209.

249. Sigal S.H., Gupta S., Gebhard D.F. Jr, Hoist P., Neufeld D., Reid L.M. Evidence for a terminal differentiation process in the rat liver // Differentiation. -1995.-Vol. 59, № 1.-P. 35 -42.

250. Sills R.H., Moore D.J., Mendelsohn R. Erythrocyte peroxidation: quantitation by Fourier transform infrared spectroscopy // Annal. Biochem. 1994. - Vol. 218, № i.-p. 118-123.

251. Simmonds P. Variability of hepatitis C virus // Hepatology. - 1995. -Vol. 21.-P. 570-583.

252. Slezak S., Symer D.E., Shin H.S. Platelet-mediated cytotoxicity. Role of antibody and C3, and localization of the cytotoxic system in membranes // J. Exp. Med. - 1987. -Vol. 1, № 166 (2). - P. 489 - 505.

253. Strutz F., Okaaa H., Lo C.W., Danoff T., Carone R.L., Tomaszewski J.E., and Neilson E.G. Identification and characterization of a fibroblast marker: FSP1 // J. Cell Biol. - 1995. - Vol. 130. - P. 393 - 405.

254. Tacke F., Weiskirchen R. Update on hepatic stellate cells: pathogenic role in liver fibrosis and novel isolation techniques // Expert. Rev. Gastroenterol. Hepatol. - 2012. - Vol. 6, № 1. - P. 67 - 80.

255. Tao J., Mallat A., Gallois C., Belmadani S., Mery P.F., Nhieu J.T., Pavoine C., and Lotersztajn S. Biological effects of C-type natriuretic peptide in human myofibroblastic hepatic stellate cells // J. Biol. Chem. - 1999. - Vol. 274, № 34.-P. 23761 -23769.

256. Thiery J.P. Epithelial - mesenchymal transitions in tumour progression // Nature. - 2002. - Vol. 2. - P. 442 - 454.

257. Tomaskovic-Crook E., Thompson E.W., Thiery J.P. Epithelial to mesenchymal transition and breast cancer // Breast Cancer Res. - 2009. -Vol. 11, № 6. -P. 213 -222.

258. Tsuchiya A., Heike T., Baba S., Fujino H., Umeda K., Matsuda Y., Nomoto M., Ichida T., Aoyagi Y., Nakahata T. Long-term culture of postnatal mouse hepatic stem/progenitor cells and their relative developmental hierarchy //

Stem Cells. - 2007. -Vol. 25, № 4. - P. 895 - 902.

259. Tzvetkov D., Kostova V., Razboynikova F. et al. Vibration discage: plasma electrolytes and trace elements // Rev. Environ. Health. - 1994. - Vol. 10, № l.-P. 29-32.

260. Verma S., Anderson T.J. Endothelial function testing as a biomarker of vascular disease // Circulation. - 2003. - Vol. 108. - P. 2054 - 2059.

261. Verma S., Anderson T.J. Fundamentals of endothelial function for the clinical cardiologist // Circulation. - 2002. - Vol. 105. - P. 546 - 549.

262. Vidal-Vanaclocha F., Barbera-Guillem E. Fenestration patterns in endothelial cells of rat liver sinusoids // J. Ultrastruct. Res. - 1985. - Vol. 90, № 2. -P.115- 123.

263. Wang S.C., Ohata M., Schrum L., Rippe R.A. and Tsukamoto H. Expression of Interleukin-10 by in vitro and in vivo activated hepatic stellate cells // The Journal of Biological Chemistry. - 1998. - Vol. 273. - P. 302 - 308.

264. Watanabe Y., Hamanaka T., Takemura T., Murakami A. Involvement of platelet coagulation and inflammation in the endothelium of Schlemm's canal // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. - 2010. - Vol. 51, № 1. - P. 277 - 283.

265. Wilder D.G., Pope M.H., Magnusson M. Mechanical stress reduction during seated jolt/vibration exposure // Semin. Perinatol. - 1996. - Vol. 20, № 1. -P. 54-60.

266. Wisse E. An electron microscopic study of the fenestrated endothelial lining of rat liver sinusoids // J. Ultrastruct. Res. - 1970. - Vol. 31, № l.-P. 125 — 150.

267. Wisse E., Braet F., Duimel H., Vreuls C., Koek G., Olde Damink S.W., van den Broek M.A., De Geest B., Dejong C.H., Tateno C., Frederik P. Fixation methods for electron microscopy of human and other liver // World J. Gastroenterol. -2010. -Vol. 21, № 16(23).-P. 2851 -2866.

268. Wisse E., De Zanger R.B., Jacobs R., McCuskey R.S. Scanning electron microscope observations on the structure of portal veins, sinusoids and central veins in rat liver // Scan. Electron. Microsc. - 1983. - Vol. 3. - P. 1441 - 1452.

269. Xie G., Wang X., Wang L., Wang L., Atkinson R.D., Kanel G.C., Gaarde W.A., Deleve L.D. Role of differentiation of liver sinusoidal endothelial cells in progression and regression of hepatic fibrosis in rats // Gastroenterology. -

2012.-P. 142, №4.-P. 918-927.

270. Xu L., Hui A.Y., Albanis E., Arthur M.J., O'Byrne S.M., Blaner W.S., Mukherjee P., Friedman S.L., Eng F.J. Human hepatic stellate cell lines, LX-1 and LX-2: new tools for analysis of hepatic fibrosis // Gut. - 2005. - Vol. 54, № 1. -P.142- 151.

271. Yang C., Zeisberg M., Mosterman B., Sudhakar A., Yerramalla U., Holthaus K., Xu L., Eng F., Afdhal N., Kalluri R. Liver fibrosis: insights into migration of hepatic stellate cells in response to extracellular matrix and growth factors // Gastroenterology. - 2003. - Vol. 124, № 1. - P. 147 - 59.

272. Yokomori H., Oda M., Ogi M., Sakai K., Ishii H. Enhanced expression of endothelial nitric oxide synthase and caveolin-1 in human cirrhosis // Liver. -2002.-Vol. 22, №2.-P. 150- 158.

273. Yokomori H., Oda M., Yoshimura K., Hibi T. Recent advances in liver sinusoidal endothelial ultrastructure and fine structure immunocytochemistry // Micron. - 2012. - Vol. 43, № 2-3. - P. 129 - 134.

274. Yokomori H., Yoshimura K., Funakoshi S., Nagai T., Fujimaki K., Nomura M., Ishii H., Oda M. Rho modulates hepatic sinusoidal endothelial fenes-trae via regulation of the actin cytoskeleton in rat endothelial cells // Lab. Invest. -2004. - Vol. 84, № 7. - P. 857 - 864.

275. Zein N.N. Clinical significance of hepatitis C virus genotypes // Clin. Microbiol. Rev. - 2000. - Vol. 13, № 2. - P. 223 - 235.

276. Ziegler-Heitbrock H.-W.L. The biology of the monocyte system // Eur. J. Cell. Biol.- 1989.-Vol. 49, № 1.-P. 1-12.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.