Своеобразие стиля художественной прозы Маргарет Дрэббл 1960-70-х годов тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.03, кандидат филологических наук Благовещенская, Анастасия Александровна

  • Благовещенская, Анастасия Александровна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2004, КазаньКазань
  • Специальность ВАК РФ10.01.03
  • Количество страниц 169
Благовещенская, Анастасия Александровна. Своеобразие стиля художественной прозы Маргарет Дрэббл 1960-70-х годов: дис. кандидат филологических наук: 10.01.03 - Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы). Казань. 2004. 169 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Благовещенская, Анастасия Александровна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО М. ДРЭББЛ.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ФУНКЦИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕТАЛИ В РОМАНАХ М. ДРЭББЛ.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ФОРМЫ ПОВЕСТВОВАНИЯ КАК СТИЛЕОБРАЗУЮЩИЙ ПРИЕМ В РОМАНАХ М. ДРЭББЛ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы)», 10.01.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Своеобразие стиля художественной прозы Маргарет Дрэббл 1960-70-х годов»

Объектом нашего исследования является творчество Маргарет Дрэббл, известной английской писательницы, литературоведа и публициста, родившейся в 1939 году. Можно с уверенностью сказать, что уже на протяжении более трех десятилетий Дрэббл занимает видное место в современной английской литературе. Продолжая традиции своих великих предшественников - Джейн Остен, Джордж Элиот, Томаса Гарди, Генри Джеймса, Арнольда Беннета и других классиков английской литературы, Маргарет Дрэббл стала известной как умный и вдумчивый писатель со своей тематикой и самобытным стилем, как тонкий исследователь человеческих душ и взаимоотношений. В творчестве Дрэббл нашли отражение многие тенденции, характерные для современного литературного процесса Англии.

Современные исследователи [24; 25; 50; 73; 93; 96], как российские, так и зарубежные, не раз отмечали, что для английской литературы второй половины XX века характерно обращение к плеяде знаменитых реалистов XIX века, «великой традиции» английского романа (по определению Ф.Р. Ливиса) как к непреходящему прошлому, способному адаптироваться в современных условиях. «Одной из замечательных особенностей недавней британской прозы является ее готовность призвать предшествующую традицию британского романа, способную адаптироваться к условиям конца 20 века» [96, Р. 25] (здесь и далее перевод мой - А.А.Б.).

Говоря о причинах столь пристального интереса современников к викторианскому роману XIX века, Чарлз Сноу, давний сторонник реалистической традиции классиков, писал: «Спустя столетие викторианское общество кажется намного более понятным как по своей структуре, так и по своей этике, чем наше собственное «сегодня». Во-вторых, в XIX веке наша страна какое-то время была самой могущественной и влиятельной страной мира. Вы поймете, что для нас, англичан, подобный период представляет особый интерес». И, наконец, еще одна причина: «XIX век был величайшей из эпох в развитии нашего романа». По мнению Сноу, с тех пор ни один писатель в Англии не смог «встать в один ряд с Диккенсом, Троллопом и Джордж Элиот» (из личного письма В. Ивашевой от 10 августа 1972 года) [51, С. 7]. Несмотря на категоричность последнего высказывания, Сноу в целом убедительно раскрыл мотивы, побуждающие писателей XX века вновь и вновь обращаться к своим предшественникам.

Как и на многих ее современников, великая традиция оказала большое влияние на М. Дрэббл. Она подтверждает это во многих своих интервью. К примеру: «Великая традиция, которую преподавал Ливис, оказала на меня огромное влияние» (из интервью для The Oklahoma Review от 16 апреля 2000 года [91]).

В романах XIX века писательница ощущает «широту и правдивость, порожденные самой жизнью». «В них есть длинноты, но этих длиннот очень много и в самой жизни, и викторианцы - Джордж Элиот, миссис Гаскелл, Диккенс, а позже такой социальный реалист, как А. Беннетт, - привлекают меня именно сочетанием скуки и драматизма - тем самым, что составляет удел каждого обыкновенного человека». «Многие тянутся к роману прошлого, надеясь увидеть в нем то, чего они лишены в современной жизни, - социальную устойчивость». «К тому же, - продолжает Дрэббл, -викторианские авторы действительно писали для народа, а не для узкой элиты» [51, С. 7].

Критика с самого начала, с дебюта М. Дрэббл в литературе в 1963 году, определила присутствие викторианской традиции в ее ранних произведениях. Писательница причисляет себя к сознательным традиционалистам. «Я предпочитаю стоять в конце умирающей традиции, которой восхищаюсь, чем у истоков новой, к которой я не испытываю ни малейшей симпатии», -заявила она в интервью ВВС в 1967 году [96, Р. 25].

Некоторые исследователи считают, что английская литературная традиция - это традиция преимущественно реалистическая (В. Ивашева, Г. Аникин, Н. Анастасьев, М. Брэдбери, У. Купер). Хотя в своем развитии английская литература XX века, как и любая другая национальная литература, испытав влияние времени и различных формалистских течений, претерпела значительные изменения. Ивашева полагает, что «модернизм, занимавший в Англии в 10-20-х годах XX века ключевые позиции, уже в 30-х годах был потеснен реализмом, а после второй мировой войны почти полностью вытеснен им» [51, С. 4]. Тем не менее, модернисты продолжают оказывать влияние на современных авторов.

М. Брэдбери также разделяет точку зрения, согласно которой модернизм 10-20-х годов стал понятием историческим, но, на наш взгляд, он более точно определяет суть модернистского искусства и природу его влияния, которое критик предлагает рассматривать в единстве идейного и художественного планов [34; 93]. Современное искусство, по мысли Брэдбери, унаследовало от модернизма начала века два важнейших понятия: идейное - дегуманизацию (здесь Брэдбери принимает термин, предложенный Ортегой-и-Гассетом) как «факт истории», иными словами, особое отчуждение, абсурдное состояние сознания индивидуума во враждебном ему, сугубо вещном мире, и художественное - абстракцию как особый принцип воплощения самого феномена дегуманизации.

В период возрождения экспериментаторства реализм в романе, считает критик, подвергся серьезным, исторически обусловленным изменениям. «Даже когда модернизм миновал вершину своего расцвета и в романе 30-50-х годов стал утверждаться чисто абстрактный формализм, а затем наступил период возрождения реализма, это господство дегуманизации и иронии как художественного принципа в изображении человеческой личности тем не менее продолжалось» [34, С. 217]. Разнообразные по характеру современные художественные явления (театр абсурда, французский «новый роман», американский «новый журнализм», а также всевозможные направления в живописи), «собравшиеся под широким знаменем постмодернизма», оказывают воздействие на развитие романа, который «с готовностью оставляет стезю реализма и обращается к исследованию своей собственной лексической и структурной природы» [34, С. 218]. Однако, добавляет Брэдбери, этот возврат к формализму происходит на иных, чем раньше, основах, и у нового формализма нет ничего общего с формализмом модернистов, когда мир был хаотичным, но по крайней мере целостным. Полемизируя с Ортегой-и-Гассетом, призывавшим художников «избавиться» от реализма, подняться над гуманистическим содержанием, Брэдбери не мыслит истинное реалистическое произведение без гуманистического начала, как бы оригинальны и дерзновенны ни были поиски формы.

В большей степени произошедшие изменения коснулись романного жанра, как ведущего жанра современной литературы. «Роман оказался в центре борьбы между модернизмом и реализмом» [73, С. 6].

Писатели - модернисты (В. Вулф, Дж. Джойс и другие) в своем творчестве шли к разрушению романной структуры. Выделяя в романе только «духовное», т.е. мириады ускользающих впечатлений, бесчисленный поток «атомов» - ощущений, В. Вулф старалась «изгонять» «телесные» признаки романа - фабулу, конфликт, комическое и трагическое. Драматизм действительности XX века осмысливается модернистами как метафизический хаос, столкновение с которым вызывает у индивида чувство отчаяния и абсурда.

Модернистская концепция искусства кардинально расходится с концепцией реалистического искусства по своему идейному содержанию, по отношению к обществу и человеку, в трактовке жизненных конфликтов. Противоположность двух концепций человека выражается и в противостоянии романа реалистического роману модернистскому. Писатели - реалисты (Дж. Голсуорси, А. Беннетт) представляют бурные переломные события и общественные сдвиги в качестве социальной драмы. Осмысление ими эпохи проходит не через отрицание и разрушение основ, а через поиск положительного идеала в природе, искусстве, человеческих отношениях. Характерная черта английского романа XX века - «тяготение к драматической и трагедийной структуре, которая сочетается с элементами сатиры» [73, С.8].

Английский писатель и литературовед Рэймонд Уильяме в статье «Реализм и современный роман» (1959) говорит о жанровой дифференциации в современном романе, которая произошла вследствие нарушения целостной реалистической картины взаимоотношений между личностью и обществом. По мнению Р. Уильямса, в истории английского реалистического романа XX века существуют два основных течения: социальный роман, в котором акцент сделан на обществе, а личность показана в аспекте жизни общества, и психологический роман, где основное внимание акцентируется на личности и ее внутренней жизни.

Большой вклад в изучение современного английского романа XX века внес писатель и критик Малькольм. Брэдбери («Possibilities. Essays on the State of the Novel» (1973), «The Modern British novel 1878-2001» (2001)). Он утверждает, что трансформация романа происходила на протяжении всего XX века. Среди факторов, вызвавших изменения жанра, Брэдбери указывает ключевые социальные причины, такие, как рост городского населения, технопрогресс, повышение уровня образования, и интеллектуальные причины: крушение религиозных взглядов (викторианского мира), рост науки, социологии и психологии и т.д. В результате «установившаяся форма романа - «fictional prose narrative» - приобрела другой тип писателя, предмета изображения, читателя, творческого процесса, социальную и экономическую основу. Изменились ее размеры, внешний . вид, цена, социальные, нравственные и коммерческие задачи» [93, Р. 5].

Таким образом, образовалась новая романная традиция, отмеченная не только современными темами, новыми подходами и более широкими художественными возможностями, но и решительным разрывом с прошлыми «викторианскими» традициями повествования и морализаторства, устоявшихся взглядов на автора и читателя. Однако далее автор уточняет, что «этому разрыву никогда не суждено было стать полным», и подкрепляет свои мысли вескими обоснованиями и примерами. «Многие викторианские условности и мифы продолжают удивительным образом оживать в современном романе, и викторианская проза с ее всезнающим богоподобным голосом, весомым реализмом, хронологически последовательным сюжетом и морализаторским тоном до сих пор оказывает влияние на британскую прозу» [93, Р. б].

Среди современных английских писателей, творчество которых обнаруживает черты викторианской прозы, Брэдбери называет Энгуса Уилсона и Маргарет Дрэббл, Марину Уорнер и Дэвида Лоджа, Грэхэма Свифта и Питера Экройда. По его мнению, эти писатели обращаются к литературе прошлого, «как к источнику современного социального реализма или как к традиционному тексту, который писатель - постмодернист должен «препарировать».

Еще одной существенной чертой современного английского романа Брэдбери считает сочетание реализма и модернизма - суждение, вызвавшее острую критику советских литературоведов Н.П. Михальской и Г.В. Аникина, полагавших, что «Брэдбери непоследователен в своей защите реализма» и «абсолютизирует значение тех произведений, в которых противоречиво сочетаются реалистические и модернистские тенденции» [73, С. 11]. Это сочетание не кажется нам столь «противоречивым», а наоборот, показывает те новшества в подходе к действительности и форме, которые бурные литературные явления XX века привнесли в современный английский роман, в конце 60-х годов ставший, по выражению Брэдбери, «эклектичным храмом». «Реализм ни в коем случае не умер, и многие наиболее интересные писатели в своем развитии по-разному опирались на него и его традиции» [93, Р. 412].

Полагаем, что одним из интереснейших авторов, появившихся в начале 60-х годов XX века, является Маргарет Дрэббл. Вместе с несколькими современниками (Энгусом Уилсоном, Дорис Лессинг и другими) писательница разделяет «срединную позицию» между традиционным и современным, великой традицией и другими традициями, литературным и реальным [96, Р. 29].

Маргарет Дрэббл - знаток западноевропейских литератур, профессиональный филолог, автор пятнадцати романов, рассказов, пьес, телевизионных сценариев и целого ряда литературоведческих исследований, разнообразных по характеру. Среди них монографические исследования творческого наследия писателей-классиков (У. Вордсворта, А. Беннетта, Э. Уилсона), сборники статей о творчестве писателей XIX-XX веков (Т. Гарди, сестер Бронте, В. Вульф), проблемные работы по истории английской литературы и другие. Дрэббл является одним из составителей и редактором последней, наиболее полной версии монументального справочного издания по английской литературе «The Oxford Companion to English literature», над которым велась работа с 1979 по 1985 годы. Книга содержит более 7 тысяч полных статей, освещающих литературные теории, школы и движения, имена и труды классиков и современных писателей.

О непреходящей популярности М. Дрэббл свидетельствуют ее частые интервью, выходящие на радио и телевидении, статьи и фото, публикуемые в печати, официальные и неофициальные сайты в сети Интернет. Ее называют «самой современной из писательниц», так как целое поколение женщин идентифицирует себя с ее героями, которые, по мнению читательниц, представляют их собственные проблемы. «Ее героини были поглощены проблемами существования и самоопределения в мире мужчин, подчас противоречивыми поисками себя в качестве жены и матери, задолго до того, как началось женское движение <60-70х годов XX века>» [105, Р. 13].

Ранние романы Дрэббл - «Вольер для птиц» (1963), «Год Гаррика» (1964), «Жернов» (1965) - это прежде всего романы «о молодых женщинах, написанные молодой женщиной», что позволило и критикам и читателям отнести их в разряд так называемой «женской прозы» (М. Тугушева, Э.К. Роуз). А. Пирузян полагает, что это не совсем так (только роман «Водопад» (1969) и сама Дрэббл готова назвать «женским»): просто писательница исследует нравы, социальные и психологические особенности знакомого ей слоя» [75, С. 29].

Однако уже в первых романах Дрэббл наметился протест героинь, выступающих против существующей пуританской этики, ограничивающей молодое поколение навязанными запретами, мешающей его самовыражению. Вероятно поэтому писательницу поначалу воспринимали как носителя феминистских идей, хотя она начала писать, по ее словам, за несколько лет до возникновения женского движения и рождения феминистской критики. «Когда я начала-писать, не существовало женского движения, не было и феминистской критики, которая появилась в 1968 году, я же опубликовала свой первый роман в 1963» [91]. Следует уточнить, что Дрэббл здесь имеет в виду подъем женского движения во второй половине XX века и вызванный им расцвет нового женского романа и феминистской критики.

По мнению О. Кеньон, Дрэббл вместе с социологом и .общественным деятелем Бэтти Фридан, автором нашумевшей «Женской мистики» (1963), и журналисткой Ханной Гаврон были среди первых в 60-х, кто показал угнетенность женщин ролью «героини-домохозяйки», ролью, которая мешала им жить собственной жизнью. «Они приоткрыли завесу, скрывающую тайны «женской сущности», показав ее уязвимые места» [100, Р. 88].

Используя в качестве отправной точки женский и личный опыт (характерная особенность феминистского подхода), эти женщины подняли в обществе некоторые важные проблемы и «повели к политизации феминизма» [100, Р. 87].

Однако отношение Дрэббл к феминизму неоднозначно. Со временем она начинает отходить от феминистских идей, что отражается и в ее художественном творчестве. Писательнице ближе женский роман XIX века, чем современные исследования женской сущности. Продолжая считать себя феминисткой, Дрэббл недовольна женским движением, так как видит, что многие женщины делают карьеру или извлекают выгоду, прикрываясь лозунгами общественного движения. Кроме того, ей не нравятся некоторые феминистские подходы к ее прозе, так как они, по ее мнению, навязывают свои представления, «требуют, чтобы я была чем-то еще, а этого нельзя требовать от людей» [91].

Как и многие ее героини, Дрэббл ведет активную общественную жизнь. Молодежь 1960-х годов воспринимала ее как выразительницу своего протеста против пуританства. Но и сейчас, по прошествии лет, общественное представление о писательнице все еще связано с ее обликом, который сложился в конце 60-х: помимо писательской деятельности, она принимает участие в работе комиссий по поддержке различных акций и движений, является почетным членом многих общественных организаций, а с 1980 года - председателем национальной писательской лиги.

Вклад М. Дрэббл в развитие литературы был отмечен несколькими престижными наградами: в 1966 году - премия Британского Общества писателей, в 1973 - премия Э.М. Форстера Американской Академии искусств и литературы и ряд других. В 1980 году М. Дрэббл стала кавалером ордена Британской Империи.

Творчество Маргарет Дрэббл уже несколько десятилетий широко обсуждается критиками Англии и США. Издано несколько монографических исследований (работы В. Майер, Э.К. Роуз, С. Роксман, Дж. Крэйтон), газетных и журнальных статей, сборников статей.

В советском литературоведении открытие имени М. Дрэббл принадлежит В. Ивашевой, которая была лично знакома с М. Дрэббл, состояла с ней в многолетней переписке. В кратких очерках, посвященных творчеству Дрэббл, в книгах «Литература Великобритании XX века» (1984), «Что сохраняет время: Литература Великобритании, 1945-1977» (1979), «Судьбы английских писателей: Диалоги вчера и сегодня» (1989) В. Ивашева анализирует романы писательницы 1960-70-х годов наряду с творчеством Пирса Пола Рида и Джулиана Митчелла, сопоставляя и сближая их как «людей одного поколения в разной мере и по-разному отразивших недовольство молодежи 1960-х и передавших внутренний мир смятенного и ищущего молодого англичанина, стоящего на перекрестке исторических дорог» [54, С. 272].

В разное время на страницах отечественных периодических изданий и в сборниках статей по современной английской литературе появились работы Г. Анджапаридзе, Е. Гениевой, М. Тугушевой, И. Влодавской, С. Филюшкиной, А. Пирузян, Л. Ржанской и других критиков, но все они ограничиваются либо анализом одной или нескольких книг Дрэббл (рецензии И. Влодавской, Е. Гениевой, И. Левидовой, И. Васильевой), либо рассмотрением какой-либо определенной проблемы ее творчества (статьи Г. Анджапаридзе, М. Тугушевой, С. Филюшкиной). В частности И. Левидова в статье «Картина для рамы» [68] рецензирует роман Дрэббл «Ледяной век», отмечая как его достоинства (публицистичность, интерес к социальным проблемам, детальное изображение бытовых мелочей), так и недостатки (например, персонажи, «лишенные самостоятельного существования»).

Также неоднозначны в своих оценках И. Васильева, анализирующая роман «Середина пути» в русле «женской» прозы [35], и И. Влодавская, в статье которой говорится об «издержках биографического метода» в монографии Дрэббл, посвященной Арнольду Беннетту [37]. И. Влодавская критикует «пристрастное» отношение автора к Беннетту, фигура которого «предстает в некоей самоценной значимости, вне контекста времени». «Личность писателя изображается более гармоничной и цельной, чем это было на самом деле» [37, С. 285]. Но вместе с тем Влодавская признает, что исследовательнице удается показать силу Беннетта как писателя и литературного критика.

Одна из глав книги С. Филюшкиной «Современный английский роман. Формы раскрытия авторского сознания и проблемы повествовательной техники» [86] посвящена сюжетно-фабульной организации романа Дрэббл «Игольное ушко». В итоге автор заключает, что сложность коллизии романа, раскрываемой через призму внутренних переживаний, обусловливает увеличение идейно-художественной нагрузки на каждый художественный компонент повествования, прежде всего на композицию и сюжет в его сложном соотношении с фабулой.

В статьях М. Тугушевой [83] и Г. Анджапаридзе [27] романы Дрэббл включены в обзор английской и американской «женской» прозы 60-70-х годов XX века, в которой прослеживаются определенные общие тенденции развития.

В ходе исследования творчества Дрэббл выработалось два направления рассмотрения ее прозы:

1. В контексте общих особенностей современного этапа развития английской литературы (работы В. Ивашевой, А. Саруханян, а также зарубежных исследователей С. Роксман, В. Майер, Дж. Крэйтон).

2. В русле «женской» проблематики (статьи И. Васильевой, Г. Анджапаридзе, М. Тугушевой и зарубежных критиков О. Кеньон, Э.К. Роуз).

Первым опытом целостного анализа прозы Дрэббл в ее идейно-художественной эволюции в нашей стране явилась диссертация С. Дубовик, написанная в 1987 году, МГУ [47]. Исследователь обозначает основные этапы творческой эволюции писательницы, выявляет идейно-художественные доминанты произведений Дрэббл и тем самым определяет общую проблематику ее творчества в контексте общественно-политической, духовной и литературной жизни Англии.

Следует отметить, что С. Дубовик анализирует лишь идейно-тематический уровень прозы Дрэббл (нравственно-философские искания героев, художественное осмысление состояния современного английского общества), что и легло в основу данной ею периодизации творчества писательницы. При этом не лишенный своеобразия стиль Дрэббл, используемые ею художественные средства, образная система ее произведений фактически не рассматриваются. Проблемы стиля художественной прозы Дрэббл затрагиваются лишь в некоторых работах зарубежных исследователей и только в отношении отдельных произведений.

В частности, поэтической образности некоторых романов Дрэббл посвящены небольшие разделы в монографиях В. Майер [105] и С. Роксман [107]. В. Майер анализирует первые шесть романов; С. Роксман исследует образные системы трех произведений Дрэббл, акцентируя внимание на сквозных образах этих романов. Особенно удачным, на наш взгляд, является раздел, посвященный стилистическому анализу романа «Златые миры», где С. Роксман пытается связать образы трех стихий - земли, огня и воды (по Эмпедоклу), присутствующие в романе, с пространственно-временными категориями. В структуре романа исследователь выделяет четыре части, каждой из которых соответствует доминирующая тема (privileged - non-privileged), элемент (образ), временной и пространственный аспект.

Э. Фокс-Жиновиз полагает, что существует «несоответствие между стилем и тематикой романов Дрэббл». С. Роксман резко не соглашается с этим утверждением, считая, что «стиль обычно отражает существенные аспекты сюжета и темы, как, например, «светяще-сияющие» образы в романе Дрэббл «Иерусалим золотой» представляют тот привилегированный интеллигентный мир, частью которого становится Клара» [107, Р. 144].

Полагаем, что подобные спорные высказывания возникают вследствие одностороннего подхода к литературным явлениям, представленным во всей сложности и полноте. Поэтому в настоящем диссертационном исследовании мы рассматриваем своеобразие стиля художественной прозы М. Дрэббл в тесной взаимосвязи с идейно-тематической проблематикой, а также эволюцией творчества и стиля писательницы.

Несомненно, стиль является одним из существенных свойств произведений художественного творчества и поэтому одним из важнейших понятий всех наук об искусстве. Каждый ученый, занимающийся проблемами стиля, стремится определить его специфику и значение в зависимости от предмета науки. Этим объясняется многозначность интересующего нас понятия, о чем говорят многие исследователи.

Литературоведение по-своему, применительно к специфике своего предмета, разрабатывает общее, искусствоведческое понятие стиля, но и здесь не удается избежать разноречивых и подчас слишком широких определений. Советские исследователи А.В. Чичерин, А.Н. Соколов, Г.Н. Поспелов и ряд других - все указывают на «единство», «целостность» или «системность» составляющих стиль компонентов, но расходятся в вопросе соотношения формы и содержания литературного произведения, являющемся важным моментом в понимании стиля. «Некоторые теоретики, -пишет Г.Н. Поспелов, - полагают, что в состав стиля произведений искусства надо включать не только все единство компонентов их формы, но и выражающееся в нем содержание произведений» [76, С. 34]. Так, В.А. Ковалев утверждает, что «стиль - это форма и содержание» [56, С. 20]. А.В. Чичерин понимает под стилем «осуществление единства содержания и формы, идейности формы» [90, С. 5].

С этими учеными нельзя не согласиться, ведь «форма по своему содержательна» [90, С. 53]: каждый элемент несет в себе скрытую или явную идею автора, и только с помощью художественных образов, их особой композиции и словесного воплощения писатель может выразить свой замысел, свои чувства и донести их до читателя. Таким образом, содержание художественного произведения выражается в его стиле, но непосредственно в него не входит; стилем обладает только художественная форма.

Наиболее верное, на наш взгляд, определение дает А.Б. Есин, который под стилем понимает «эстетическое единство всех элементов художественной формы, обладающее определенной оригинальностью и выражающее известную содержательность» [49, С. 177]. Рассмотрение стиля, по мнению Есина, следует начинать с выделения и анализа «стилевых доминант», в качестве которых могут выступать наиболее общие свойства различных сторон художественной формы. Так, например, свойствами предметной стороны (или области изображенного мира) являются сюжетность, описательность и психологизм, фантастика и жизнеподобие; свойствами художественной речи - монологизм и разноречие, стих и проза, номинативность и риторичность; свойствами композиции - простой и сложный типы. «В художественном произведении обыкновенно выделяется от одной до трех стилевых доминант, которые и составляют эстетическое своеобразие произведения. Подчинение доминанте всех элементов и приемов в области художественной формы и составляет собственно принцип стилевой организации произведения» [49, С. 179].

Далее исследователь вслед за А.Н. Соколовым и Г.Н. Поспеловым приходит опять-таки к «содержательности формы». Он говорит о том, что появление той или иной стилевой доминанты «диктуется принципом функциональности стиля, под которым подразумевается его способность адекватно воплощать художественное содержание» [49, С. 181].

Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что полное понимание художественного смысла стиля достигается только при обращении к идейным основам произведения.

Итак, главной целью нашей диссертационной работы является рассмотрение своеобразия стиля художественной прозы Маргарет Дрэббл, традиций и новаторства художественной системы ее романов, а также эволюции стиля.

В связи с этим основные задачи диссертации следующие:

- Определить истоки творчества М. Дрэббл (биографические, литературные, социальные), соотношение традиции и новаторства в ее художественной прозе.

- Выделить этапы творчества М. Дрэббл. Проследить эволюцию ее художественного стиля с начала 1960-х до конца 1970-х годов. Для этого: а) провести стилистический анализ романов; б) выявить стилевые доминанты каждого этапа; в) определить типы и подтипы стилевых доминант и их функции в художественной прозе М. Дрэббл.

Цели и задачи диссертации определяют структуру работы, которая состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и научной литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы)», 10.01.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы)», Благовещенская, Анастасия Александровна

Заключение

На основании проведенного исследования представляется возможным сделать следующие выводы:

Творчество Маргарет Дрэббл занимает значительное место в современной английской литературе. Воспитанная на богатой литературной традиции, писательница явилась достойным преемником и продолжателем английского реалистического романа XIX - начала XX века. Вместе с тем, ее творческая манера и стиль обнаруживают влияние современных романных форм, что более отчетливо проявляется в романах 1970-х годов.

Становлению творческой индивидуальности М. Дрэббл способствовал целый ряд важных моментов:

На будущую писательницу во многом повлияли нравственные и религиозные ценности ее семьи, воспитание, полученное ею в семье и в учебных заведениях. Так, квакерские и кальвинистские представления о месте человека в мире сталкиваются и постоянно борются в мировоззрении Дрэббл. Ей кажется невыносимой укоренившаяся в английском сознании кальвинистская теория предопределенности судьбы человека и заложенных от рождения способностей и возможностей. С другой стороны, в ее произведениях ощутима идея Кальвина о дарованности благодати одним и отверженности других. Тема социальной несправедливости решается писательницей порой в самой бескомпромиссной форме традиционного английского пуританизма. Привилегированность одних людей и отверженность других в романах Дрэббл драматизируется, социальный детерминизм здесь примерно то же, что фатализм; но за все, что имеют «избранные», рано или поздно приходится платить.

Раздумья писательницы о роли судьбы и свободной воли в жизни людей стали сквозной темой ее творчества, как романов, так и критики. Противоречивость религиозного мировоззрения Дрэббл определяет типичный конфликт ее романов. «Привилегированные» героини чувствуют не только радость, но и вину за то, что имеют так много. Они борются с викторианскими предрассудками, но, являясь «пуританами поневоле», не могут их преодолеть.

Однако М. Дрэббл пересматривает и переоценивает английские пуританские традиции с позиций современности. Ее героини занимают активную жизненную позицию, следуя своим нравственным правилам.

В результате, основными темами творчества Дрэббл стали темы судьбы и предопределенности, избранности - отвергнутости, свободы - несвободы, вины и возмездия. Особое место занимают темы материнства, нравственного воспитания человека и преемственности поколений, а также тема любви и страсти. Непростые отношения Маргарет Дрэббл с сестрой Антонией Байятт нашли отражение в одной из постоянных тем ее прозы - темы взаимоотношений между двумя женщинами: сестрами, кузинами, подругами.

Филологическое образование и влияние великой традиции Ливиса определили литературные пристрастия, творческий метод и стилистическую манеру писательницы, в которых своеобразно сочетается следование традициям и новаторские черты. Дрэббл причисляет себя к сознательным традиционалистам. В ее творчестве ощутимо влияние Дж. Элиот, Т. Гарди, У. Теккерея, А. Беннетта и других классиков реализма. У этих писателей Дрэббл заимствует некоторые сюжеты, темы и мотивы своих произведений. Это тема брака-клетки, тема незамужней матери, мотив бегства героя из нелюбимого дома и ряд других.

Однако к писателям-классикам Дрэббл обращается не только как достойный преемник и продолжатель реалистической традиции, но и как профессиональный литературовед, стремящийся осмыслить богатый художественный опыт своих предшественников. Дрэббл - критик ощущает некую общность между ними и собственной творческой практикой. В ходе работы мы удостоверились, что литературоведческие работы Дрэббл тесно связаны с ее художественным творчеством, что позволяет проследить логику развития творческой мысли писателя того или иного периода. К примеру, тематические совпадения обнаруживаются в романе «Жернов» и монографии «Вордсворт», написанных в 1965-66 годах. Тема природы, которой автор уделяет большое внимание в своих романах, также исследуется в литературоведческих работах «Вордсворт», «Гений Томаса Гарди» и «Англия глазами писателя. Пейзаж в литературе». Использование близких стилистических приемов наблюдается в романах «Иерусалим золотой», «Златые миры» и в исследовании «За королеву и Отечество. Британия в викторианскую эпоху».

Стилистический анализ романов показал, что заимствованные писательницей классические темы и мотивы своеобразно трансформируются в ее прозе, создавая современные версии известных историй. Кроме того, широкий литературный контекст, в который помещены героини Дрэббл, обладает такой художественной силой, какую повседневная действительность дать не может. Сравнение Эммы Эванс («Год Гаррика») с героинями Флобера и Остен, а Джейн Грэй («Водопад») с Мэгги Талливер и Джейн Эйр способствует более полному раскрытию их образов. Обращаясь к «вечным» темам и образам, писательница пытается понять своих современников и выразить философию личности второй половины XX века в художественном творчестве.

В этом отношении показательны образы главных героинь романов Дрэббл, вокруг которых фокусируется весь художественный мир ее произведений. Нравственно-философские искания героинь отражают взгляды современниц и общие тенденции эпохи.

В результате проведенных исследований мы пришли к выводу, что стилевой доминантой ранних романов Маргарет Дрэббл является художественная деталь. Как мельчайший элемент художественной формы, деталь используется для описания обстановки, образа жизни персонажей, передачи психологического состояния героев и более полного раскрытия их образов. В более широком плане культурологические, предметные и природные детали становятся образами-символами и передают идейное содержание произведения (символы «клетки», «птицы», «жернова» и ряд других). В использовании символических деталей ощутимо влияние модернизма.

Двойственность некоторых символов создает множественность смыслов и трактовок в понимании мотивов персонажей, внося элемент недосказанности, и тем самым, вовлекая читателя в процесс осмысления художественной реальности. Деталь может выполнять и сюжетно-композиционную функцию. Некоторые детали способствуют расширению или, наоборот, сужению пространственно-временных рамок произведений.

Все эти функции были выявлены при исследовании образов главных героинь, некоторые схожие черты которых позволили нам говорить о собирательном образе героини ранних романов Дрэббл - это сильная и умная молодая женщина, которая, преодолевая свои комплексы, пытается вырваться из сложившихся жизненных рамок и в конечном итоге обрести себя и свое место в обществе. Именно художественная деталь является основным приемом формирования этого образа.

Изучение художественной детали разных типов позволяет выйти на идейно-тематический уровень произведений. Этому способствует и анализ пространственно-временных рамок, в формировании которых большую роль играют также художественные детали. В ходе исследования мы обнаружили, что в основе всех четырех ранних романов лежит хронотоп клетки, символизирующий ограниченное, замкнутое пространство. Попытки героинь вырваться из него часто заканчиваются поражением: разрушая одну клетку, они создают новую. Это доказывает внутреннюю несвободу героинь ранних произведений Дрэббл.

Различные формы повествования и их смена отражают сложные психологические коллизии, а, в финале романов, примирение героинь с окружающей действительностью. Однако на данном этапе творчества Дрэббл повествовательные формы не являются стилевой доминантой.

Анализ некоторых романов 1970-х годов показал, что художественная деталь разных типов также значима в структуре этих произведений (например, образы-символы водопада, страны Эльдорадо и т.д.), но не является стилеобразующим элементом, как в ранних романах.

Углубление нравственно-философской проблематики романов второго периода и вызванное этим расширение пространственно-временных рамок потребовало иных стилевых приемов и способов изображения действительности, таких как, усложненное обращение с временными категориями, активное участие повествователя, смена точек зрения, их сопоставление и противопоставление, основанное на смене форм повествования. Эти приемы свидетельствуют о соединении модернистских и постмодернистских традиций в реалистическом романе Дрэббл.

Доминирующей формой повествования произведений второго периода является несобственно-прямая речь. Если в ранних романах, ориентированных в основном на первое лицо, где личный повествователь сам выражает свою точку зрения, превалируют прямая и диалогическая речь, то в романах 1970-х годов, написанных от лица всезнающего автора, для выражения точек зрения героев требуются более сложные формы и стилистические приемы, важную роль среди которых играет несобственно-прямая речь.

Как элемент эстетической системы модернизма в прозе данного периода фигурирует внутренний монолог и его вариации: ретроспективный монолог, актуальный монолог и обрамленный монолог, а также воображаемый монолог. Активно используются псевдомонологическое объединение речи автора и персонажа, воображаемая речь и воображаемый диалог, односторонний диалог и диалог персонажа с самим собой. Отдельно выделяется лексико-фразеологический тип, присутствующий как в речи повествователя, так и в речи героев.

Особенности употребления несобственно-прямой речи разных разрядов и типов показали, что сюжетно-композиционное построение романов рассматриваемого периода обнаруживает много общего. Обычно в начале превалирует точка зрения автора, а, следовательно, несобственно-прямая речь III разряда, которая сменяется несобственно-прямой речью II разряда, где точки зрения автора и героя примерно равнозначны. Итог нравственно-философских исканий героинь (разрешение конфликта) передается с помощью включения в повествование большого количества внутренних монологов, то есть несобственно-прямой речи I разряда, характеризующейся наибольшим устранением автора как повествователя.

Таким образом, в процессе передачи точек зрения героев и автора в романах Дрэббл несобственно-прямая речь служит важным сюжетно-композиционным средством показа духовного развития героинь, она также используется для выделения главных мыслей в произведении (передачи авторских суждений и обобщений). При столкновении точек зрения автора и героя несобственно-прямая речь является средством создания определенного стиля повествования: иронично-философского в «Златых мирах», литературной стилизации в «Водопаде», философского в «Лучезарном пути».

Помимо этого, несобственно-прямая речь в некоторых случаях берет на себя функции повествования и описания, что особенно заметно в ретроспективных эпизодах. Также она способствует ускорению темпа повествования, сообщая развитию сюжета динамичность, при этом несобственно-прямая речь подготавливает читателя к значительным кульминационным сценам, обостряя восприятие нарастающего драматизма.

Повествовательные формы рассмотренных романов отличаются сложностью и многообразием. Здесь мы наблюдаем сложный сплав личного и безличного, объективного и субъективного, нейтрального и экспрессивного повествования. Наличие разных точек зрения создает субъективную многоплановость и, как следствие, множественность типов повествования. Все это становится возможным благодаря характерному для стилевой манеры Дрэббл соединению реалистических, модернистских и постмодернистских элементов.

Обнаруживая явное влияние традиций XIX века (всезнающий повествователь, морализаторский тон, слияние точек зрения автора и героя, обилие внутренних монологов), повествование прозы Дрэббл 1970-х годов содержит черты современных романных форм. Среди них наиболее важными представляются несоответствие, а в некоторых случаях полное противопоставление точек зрения автора и персонифицированного рассказчика, включение и активное участие читателя в повествовании, постмодернистские приемы организации текста. Так, анализ структуры романа «Златые миры» позволяет рассматривать его как своеобразный диалог между традиционными и постмодернистскими повествовательными формами. Роман одновременно конструирует и деконструирует свою реалистическую основу, использует и оспаривает традиционные романные приемы. Повествователь призывает читателя воспринимать героев и как реальных людей, и как вымышленных персонажей.

Роль повествователя в романах этого периода также неоднозначна. Создается впечатление, что Дрэббл использует прием активного авторского вмешательства для того, чтобы его «урезать», показать, что действительно «всезнание имеет свои пределы» в современном мире и современном романе. Фактически она превращает классическую романную условность в постмодернистский прием, сопоставив два противоположных взгляда на человеческую личность: индивидуальную самодостаточность, присущую XIX веку, и постмодернистскую точку зрения о подавленности личности культурными, историческими, семейными и социальными факторами.

Предложенная нами классификация произведений Дрэббл по принципу выделения стилевых доминант позволила проследить эволюцию стиля художественного творчества писательницы на протяжении двух десятилетий и установить определенные закономерности развития ее творческой манеры. Если в ранних романах М. Дрэббл стилевой доминантой является художественная деталь и ее типы, то в романах 1970-х годов роль доминанты принадлежит формам повествования, их смене и чередованию, а также различным типам несобственно-прямой речи.

Использование более сложных повествовательных форм в романах 1970-х годов в целом передает ту же тенденцию к раскрепощению и освобождению героев, которую мы отметили в ранних романах. Но этот процесс уже становится более многоплановым, он изображается на фоне обширного спектра нравственно-философских, исторических, научных проблем, включает в себя множество точек зрения, в том числе точку зрения автора, который вместе с героями ищет ответы на волнующие его вопросы. В постепенном усложнении художественного отражения нелегких духовных исканий человека второй половины XX века и заключается, на наш взгляд, эволюция художественного мастерства Маргарет Дрэббл.

Изучение творчества английской писательницы требует дальнейшего развития. Особо пристальное внимание должно быть уделено рассмотрению стилевых особенностей романов Дрэббл 1980-90-х годов и выявлению основных тенденций ее позднего творчества. В дальнейшем можно исследовать проблему влияния жанра на стиль произведений.

Одной из перспектив работы может стать сопоставительный анализ творчества Дрэббл и некоторых английских писателей, в частности, А. Байятт. Стиль литературоведческих работ Дрэббл также нуждаются в изучении и может стать предметом отдельного исследования.

Творческий путь Маргарет Дрэббл продолжается - ее последний роман «Семь сестер» вышел в 2002 году. Под влиянием веяний эпохи рубежа веков художественная манера писательницы претерпевает изменения, что делает исследование ее творчества особенно интересным.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Благовещенская, Анастасия Александровна, 2004 год

1. Drabble М. A Natural Curiosity. / М. Drabble. London: Penguin Books, 1990. - 309 p.

2. Drabble M. A Summer Bird-Cage. / M. Drabble. Harmondsworth: Penguin Books, 1977.-208 p.

3. Drabble M. A Writer's Britain. Landscape in Literature. / M. Drabble. -London: Thames & Hudson, 1979. 141 p.

4. Drabble M. Angus Wilson. A Biography. / M. Drabble. London, Weidenfeld & Nicolson, 1995.-714 p.

5. Drabble M. Arnold Bennett. A Biography. / M. Drabble. London: Weidenfeld & Nicolson, 1974.-396 p.

6. Drabble M. For Queen and country. Britain in the Victorian age. / M. Drabble. -London: Deutsh, 1978. 144 p.

7. Drabble M. Jerusalem the Golden. / M. Drabble. Harmondsworth: Penguin Books, 1975.-206 p.

8. Drabble M. The Gates of Ivory. / M. Drabble. London: Penguin Books, 1992. -462 p.

9. Drabble M. The Genius of Thomas Hardy. / M. Drabble. London: Weidenfeld & Nicolson, 1976.- 192 p.

10. Drabble M. The Millstone. / M. Drabble. London: Weidenfeld & Nicolson, 1965.- 199 p.

11. Drabble M. The Needle's Eye. / M. Drabble. London: Weidenfeld & Nicolson, 1974. - 400 p.

12. Drabble M. The Radiant Way. / M. Drabble. London: Penguin Books, 1987. -396 p.

13. Drabble M. The Realms of Gold. / M. Drabble. London: Penguin book, 1975. -359 p.

14. Drabble M. The Waterfall. / M. Drabble. London: Weidenfeld & Nicolson, 1972.-240 p.

15. Drabble M. The Witch of Exmoor. / M. Drabble. London: Penguin Books, 1996.-276 p.

16. Drabble M. Wordsworth. / M. Drabble. London: Evans, 1966. - 159 p.

17. Poetical Works of John Keats. Moscow: Progress Publishers, 1966. - 288 p.

18. Байятт A.C. Джинн в бутылке из стекла «соловьиный глаз» / А.С. Байятт. // Иностранная литература. 1995. - №10. - С. 145-199.

19. Дрэббл М. Камень на шее. Мой золотой Иерусалим. / М. Дрэббл. Санкт-Петербург: Амфора, 2000. - 476 с.

20. Дрэббл М. Один летний сезон. / М. Дрэббл. Москва: Прогресс, 1972. -177 с.

21. Мердок А. Под сетью. / А. Мердок. М.: Худож. лит., 1991. - 334 с.

22. Фаулз Дж. Подруга французского лейтенанта. / Дж. Фаулз. М.: Вече, 1993.-433 с.

23. Флобер Г. Госпожа Бовари. Провинциальные нравы. / Г. Флобер. -Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 1984. 288 с.

24. Научно-критическая литература:

25. Аллен, У. Традиция и мечта. Критический обзор английской и американской прозы с 20-х г. До сегодняшнего дня. / У. Ален. М.: Прогресс, 1970.-424 с.

26. Анастасьев Н.А. Обновление традиции: Реализм XX века в противоборстве с модернизмом. / Н.А. Анастасьев. М.: Сов. писатель, 1984.-350 с.

27. Английская литература XX века. Учебное пособие для студентов филологических специальностей университетов. Под ред. Т.Г. Струковойи С.Н. Филюшкиной. Воронеж: Издательство Воронежского гос. педуниверситета., 1996. - 122 с.

28. Анджапаридзе Г. Маргарет Дрэббл и ее «рассерженные молодые женщины». / Г. Анджапаридзе // Дрэббл, Маргарет Один летний сезон. -М.: Прогресс, 1972. С.179-187.

29. Андриевская А.А. Несобственно-прямая речь в художественной прозе Луи Арагона. / А.А. Андриевская. Киев, 1967.- 170 с.

30. Аникин Г.В. Английский роман 60-х годов XX в. / Г.В. Аникин. М.: Высш. школа, 1974. - 104 с.

31. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989.-615с.

32. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: исследования разных лет. / М.М. Бахтин. М.: Худож. лит., 1975. - 502 с.

33. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. / М.М. Бахтин. М.: Искусство, 1986. - 444 с.

34. Белая Г.А., Павлова Н.С. О позиции писателя в современном критическом реализме. / Г.А. Белая, Н.С. Павлова. // Критический реализм XX века и модернизм. М.: Наука, 1967. - С. 44-72.

35. Брэдбери М. Собака, затянутая песками. / М. Брэдбери. // Иностранная литература. М., 1980. - №1. С. 215-221.

36. Васильева И. Маргарет Дрэббл. Середина пути. / И. Васильева. // Современная художественная литература за рубежом. М. 1981, - №4, - С. 18-20.

37. Вейш Я.Я. Религия и церковь в Англии. / Я.Я. Вейш. М.: Наука, 1976. -182 с.

38. Влодавская И. Уязвимость биографического метода. / И. Влодавская. // Вопросы литературы. 1986, - №10. - С. 281-286.

39. Галанов Б.Е. Живопись словом. Портрет. Пейзаж. Вещь. / Б.Е. Галанов. -М.: Сов. писатель, 1974. 343 с.

40. Гениева Е. Берега Малькольма Брэдбери. / Е. Гениева. // Иностранная литература. 1980, - №1. - С. 210-215.

41. Гениева Е. Трудное лето Эммы Эванс. / Е. Гениева. // Литературное обозрение. 1973, - №3. - С. 82-84.

42. Добин Е.С. Герой. Сюжет. Деталь. / Е.С. Добин. М.-Л.: Сов. писатель,• 1962.-408 с.

43. Добин Е.С. Искусство детали. Наблюдения и анализ; О творчестве Гоголя и Чехова. / Е.С. Добин. Л.: Сов. писатель, 1975. - 192 с.

44. Добин Е.С. Современность и действительность. Искусство детали. / Е.С. Добин. Л.: Сов. писатель, 1981 - 431 с.

45. Долинин К.А. Интерпретация текста. / К.А. Долинин. М.: Просвещение,1985. -288 с.

46. Дубовик С. Вариации старой темы. О романах М. Дрэббл. / С. Дубовик. // Литературное обозрение. 1985, - №3. - С. 99-103.

47. Дубовик С. Проза М.Дрэббл. Этапы творчества. / С. Дубовик. // Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1987. - 15 с.

48. Дубовик С. Роман «Златые миры» в творческой эволюции М. Дрэббл. / С. Дубовик. // Филологические науки. 1983, - №3. - С. 23-28.

49. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения. / А.Б. Есин. М., Флинта. Наука, 1999. - 246 с.50.3атонский Д.В. Искусство романа и XX век. / Д.В. Затонский. М.: Худож. лит., 1973.-435 с.

50. Ивашева В.В. Век нынешний и век минувший. Английский роман XIX века в его современном звучании. / В.В. Ивашева. М.: Худож. лит., 1990. - 479с.

51. Ивашева В.В. Современный английский философский роман. / В.В. Ивашева. М., 1973. - 535 с.

52. Ивашева В.В. Судьбы английских писателей: Диалоги вчера и сегодня. / В.В. Ивашева. М., Сов. писатель, 1989. - 443с.

53. Ивашева В.В. Что сохраняет время. Литература Великобритании 19451977. Очерки. / В.В. Ивашева. М.: Сов. писатель, 1979. - 336 с.

54. Клименко Е. Основные проблемы стиля в английской литературе (первая треть 19 века) / Е. Клименко. // Автореф. дис. . докт. филол. наук. Л., 1956.-25 с.

55. Ковалев В.А. Многообразие стилей в советской литературе. / В.А. Ковалев. М.-Л.: Наука, 1965. - 140 с.

56. Ковтунова И.И. Несобственно-прямая речь в современном русском литературном языке. / И.И. Ковтунова. // Русский язык в школе. 1953. -№2.-С. 18-27.

57. Кожевникова Н.А. О соотношении речи автора и персонажа. / Н.А. Кожевникова. // Языковые процессы современной русской литературы: Проза. М., 1977. - С. 7-98.

58. Кожевникова Н.А. Типы повествования в русской литературе 19-20 веков. / Н.А. Кожевникова. М.: Наука, 1994. - 335 с.

59. Кожинов В.В. Проблема автора и путь писателя (на материале двух повестей Ю.Трифонова). / В.В. Кожинов. // Контекст 1977. Литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1978. - С. 23 - 47.

60. Корман Б.О. Избранные труды по истории и теории литературы. / Б.О. Корман. Ижевск: Изд-во УдГУ, 1992.

61. Корман Б.О. Практикум по изучению художественного произведения. / Б.О. Корман. Ижевск: Изд-во УдГУ, 1977. - 72 с.

62. Коточигова Е.Р. Вещи в художественном изображении. / Е.Р. Коточигова. // Русская словесность. М., 1998. - №4. - С. 91-96.

63. Кузнецова Л.А. Стиль и жанр художественного произведения. Стилевые особенности жанровых разновидностей английского и американскогоромана. / JI.A. Кузнецова, И.В. Викторовская и др. Львов: Вища школа, 1987.- 125 с.

64. Купер, У. Два направления в современном английском романе. / У. Купер. // Иностранная литература. 1984.- №11.- С. 192-194.

65. Кухаренко В.А. Индивидуально-художественный стиль и его исследование. / В.А. Кухаренко, К.А. Горшкова, Л.Л. Емельянова. Под общ. ред В.А. Кухаренко. Киев: Вища школа, 1980. 168 с.

66. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. / В.А. Кухаренко. Л.: Просвещение, 1979. - 327 с.

67. Левидова И. Картина для рамы. / И. Левидова. // Иностранная литература -1979, №3. - С.264-266.

68. Лейтес Н.С. Роман как художественная система. / Н.С. Лейтес. Пермь: Перм. ун-т, 1985. - 80 с.

69. Ломинадзе С.В. Концептуальный стиль и художественная целостность. / С.В. Ломинадзе. // Контекст 1981. Литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1982. - С. 146 - 191.

70. Мадорская Н.Я. Концепция личности в философско-психологическом романе Айрис Мердок (от первых опытов к «Ученику дьявола»). / Н.Я. Мадорская. // Автореф. дис. канд. филол. наук. СПб., 1997. - 21 с.

71. Михальская Н.П., Аникин Г.В. Английский роман XX века. / Н.П. Михальская, Г.В. Аникин. М.: Высш. шк. 1982. - 192 с.

72. Нямцу А.Е. Миф и легенда в мировой литературе. / А.Е. Нямцу. -Черновцы: ЧТУ, 1992. 160 с.

73. Пирузян А. Палитра творчества Маргарет Дрэббл. / А. Пирузян. // Диапазон.- 1992. №2-3. - С. 29-31.

74. Поспелов Г.Н. Проблемы литературного стиля. / Г.Н. Поспелов. М.: Издательство Московского университета, 1970. - 330 с.

75. Поспелов Н.С. Несобственно-прямая речь и формы ее выражения в художественной прозе Гончарова 30-40х годов. / Н.С. Поспелов. // Материалы и исследования по истории русского литературного языка. Т. IV.-М., 1957.

76. Прошкина Е.П. Чужая речь в творчестве Ч. Диккенса. / Е.П. Прошкина. // Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1971. - 14 с.

77. Ржанская Л. Путь паломницы Маргариты, или последний роман Маргарет Дрэббл в контексте эволюции ее художественного мира. / Л. Ржанская. // Диапазон.- 1994. №2. - С. 21-25.

78. Саруханян А.П. Роман среды и характера: английская литература 70х годов. / А.П. Саруханян. // Новые художественные тенденции в развитии реализма на Западе. 70-е годы. М.: Худож. лит., 1982. С. 101-134.

79. Соколова Л.А. Несобственно-прямая (несобственно-авторская) речь как способ повествования. / Л.А. Соколова. // Автореф. дис. . канд. филол. наук. Томск, 1962.- 13 с.

80. Тугушева М. Замыкание разомкнутого круга? (к вопросу о «женской» литературе) / М. Тугушева. // Иностранная литература. М., 1985. №12. -С. 175-181.

81. Урнов Д.М. Парадоксы пристального чтения. / Д.М. Урнов. // Контекст 1977. Литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1978. - С. 248- 276.

82. Урнов М.В. Вехи традиции в английской литературе. / М.В. Урнов. М.: Худож. лит., 1986. - 382 с.

83. Филюшкина С.Н. Современный английский роман. / С.Н. Филюшкина. -Воронеж, 1988. 183 с.

84. Хализев В.Е. Теория литературы. / В.Е. Хализев. М., 2002 - 437 с.

85. Хализев В.Е. Художественный мир писателя и бытовая культура (на материале произведений Н.С. Лескова). / В.Е. Хализев. // Контекст 1981. Литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1982. - С. 110-145.

86. Чернец Л.В. Мир произведения. / Л.В. Чернец. // Русская словесность.1995.-№2.-С. 74-80. 90.Чичерин А.В. Идеи и стиль. О природе поэтического слова. /А.В. Чичерин. М.: Сов. писатель, 1968. - 374 с.

87. An interview with Margaret Drabble for The Oklahoma Review by Scherrey Cardwell, Margery Kingsley and Von Underwood on April 16, 2000, Oklahoma. // www. cameron. edu / okreveiw / vol 12 / drabble, html.

88. Booth W.C. The Rhetoric of fiction. / W.C. Booth. Chicago and London: The University of Chicago Press, 1973. - 455 p.

89. Bradbury M. The Modern British Novel 1878-2001. / M. Bradbury. London: Penguin Books, 2001. - 622 p.

90. Bradbury M. The social context of modern English literature. / M. Bradbury. -Oxford, 1971.-315 p.

91. Byatt A.S. Wordsworth and Coleridge in Their Time. / A.S. Byatt. London: Penguin Books, 1973. - 162 p.

92. Creighton, J. V. Margaret Drabble. / J.V. Creighton. N.Y.: Methuen, 1985. -127 p.

93. Guetti J. The limits of metaphor. A study of Melville, Conrad, and Faulkner. / J. Guetti. Ithaca and London: Cornell University Press, 1969. - 196 p.

94. Hannay J. The Intertextuality of fate: A study of Margaret Drabble. / J. Hannay. Columbia, Mo.: Univ. of Mo. Press, 1986. - 122 p.

95. Hardin, N. S. An Interview with Margaret Drabble. / N.S. Hardin. // Contemporary Literature. 14, 3 (Summer 1973), P. 273-295.

96. Kenyon O. Margaret Drabble. Foregrounding the Female. / Kenyon O. // Women novelists today. New York: St. Martin's press, 1988. - P. 85-103.

97. Massie A. The novel today. / A. Massie. London, 1990. - 256 p.

98. McEwan N. The survival of the novel. / N. McEwan.- London, 1983. 3801. P

99. Modern British literature. New York, 1980. - 490 p.

100. Modernism. A Guide to European Literature 1890-1930. / Edited by Malcolm Bradbury and James McFarlane. London: Penguin Books, 1991. -688 p.

101. Myer V.G. Margaret Drabble: Puritanism and Permissiveness. / V.G. Myer.- London: Vision Press, 1974. 200 p.

102. Rose E. C. The Novels of Margaret Drabble: Equivocal figures. / E.C. Rose.- London: Macmillan, 1980. 141 p.

103. Roxman S. Guilt and glory: Studies in Margaret Drabble's novels 19631980. / S. Roxman. Stockholm: Almquist, 1984. - 227 p.1. Справочная литература:

104. Encyclopadia Britanica. 15th edition, 1999.

105. The Oxford Companion to English literature. / Edited by Margaret Drabble.-London: Oxford University Press, 1992. 1154 p.

106. Краткая литературная энциклопедия. M.: Сов. энциклопедия, 1978. -969 с.

107. Литературный энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия 1987.-750 с.

108. Современное зарубежное литературоведение. Энциклопедический справочник. М.: INTRADA, 1999. 319 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.