Типология и специфика вербальных интерпретаций произведений живописи Китая и Японии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.19, кандидат филологических наук Пятковская, Екатерина Сергеевна

  • Пятковская, Екатерина Сергеевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2009, СаратовСаратов
  • Специальность ВАК РФ10.02.19
  • Количество страниц 243
Пятковская, Екатерина Сергеевна. Типология и специфика вербальных интерпретаций произведений живописи Китая и Японии: дис. кандидат филологических наук: 10.02.19 - Теория языка. Саратов. 2009. 243 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Пятковская, Екатерина Сергеевна

Введение.

Глава 1. Изобразительное искусство как знаковая система и ее интерпретация.

1.1 Некоторые аспекты развития «науки о знаках». Знак как единство означаемого и означающего.

1.2 От иконических знаков к знакам-символам. Иконическая материя как визуальное эстетическое сообщение.

1.3 Естественный язык и изобразительное искусство, их взаимосвязь и положение в семиосфере.

1.4 Восприятие произведения изобразительного искусства как визуального эстетического сообщения.

1.5 Проблема интерпретации визуального эстетического сообщения.

Выводы к первой главе.

Глава 2. Функционально-стилевая типология искусствоведческого текста.

2.1 Текст как объект лингвистического исследования. Современная теория текста.

2.2 Некоторые проблемы современной функциональной стилистики.

2.3 Типология искусствоведческого текста с точки зрения функциональной стилистики.

2.4 Структурно-смысловое членение искусствоведческого текста.

Выводы ко второй главе.

Глава 3. Изобразительное искусство Китая и Японии как особая знаковая система и ее интерпретация.

3.1 Некоторые особенности изобразительного искусства Китая и Японии.

3.2 Специфика искусствоведческого анализа живописи Китая и Японии.

3.3 Организация интерпретационных текстов.

3.3.1 Интерпретация содержательной и формальной сторон живописи Китая и Японии.

3.3.2 «Неиконическое в иконическом» и его вербальная интерпретация.

3.3.3 Экстраживописный фактор в вербальных интерпретациях живописи Китая и Японии.

Выводы к третьей главе.

Глава 4. Языковые средства выражения стиля искусствоведческого текста как подвида научного.

4.1 Искусствоведческий текст как подвид научного, его типология.

4.1.1 Именные формы - основа искусствоведческого текста.

4.1.2 Искусствоведческая терминология. Эстетические синестетические сочетания.

4.1.3 Оценочная лексика в искусствоведческом тексте.

4.1.4 Глагольная лексика искусствоведческого текста.

4.1.5 Композиционно-речевые формы внутри искусствоведческого текста.

4.2 Исследование непрофессиональных интерпретаций произведений живописи.

Выводы к четвертой главе.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория языка», 10.02.19 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Типология и специфика вербальных интерпретаций произведений живописи Китая и Японии»

Искусствоведческий текст (письменная вербальная интерпретация произведений изобразительного искусства, выполненная профессионально) — это вербально декодированное визуальное эстетическое сообщение, лингвистически обработанный результат процесса рецепции. Профессиональные письменные вербальные интерпретации произведений изобразительного искусства представляют интерес не только как вербальные письменные авторские тексты, но и как культурно и эстетически значимые феномены, которые активно функционируют в приложении к эстетическому сообщению принципиально другого, не вербального, а живописного кода.

Диссертационное исследование посвящено определению типологии и специфики профессиональных письменных вербальных интерпретаций произведений живописи Китая и Японии. Искусствоведческие тексты (профессиональные письменные вербальные интерпретации), в которых дается описание произведений живописи этих стран, обладают как типологическими характеристиками, объединяющими их с другими искусствоведческими текстами, так и специфическими чертами, выделяющими их на фоне других искусствоведческих текстов.

Объектом диссертационного исследования являются русскоязычные искусствоведческие тексты, посвященные интерпретации произведений изобразительного искусства. В качестве предмета исследования рассматриваются особенности русскоязычных искусствоведческих текстов, где описываются произведения живописи Китая и Японии. В работе выявляются семантические, функционально-стилистические, композиционные, лексические характеристики подобных текстов.

Актуальность темы нашего исследования обусловлена тем, что изучение проблемы декодирования визуального эстетического сообщения необходимо рассматривать на стыке ряда наук: лингвистики, семиотики, психолингвистики, искусствознания и др. Эффективное изучение текстов-интерпретаций произведений изобразительного искусства возможно только с учетом наличия автора текста и его реципиентов. Актуальна постановка вопроса о том, что текст произведения изобразительного искусства, может изучаться как означающее (текст-оригинал), а вербальный текст-интерпретация как его означаемое (метатекст), при этом и тот, и другой имеют более общие понятийные истоки.

Научная новизна нашего исследования заключается в выявлении типологических и специфических особенностей вербальных интерпретаций произведений живописи Китая и Японии. Впервые проанализирован лексико-семантический аппарат искусствоведческих текстов (на материале живописи Китая и Японии). Впервые композиционно-речевая форма «сообщение» рассматривается в качестве основной формы, структурирующей искусствоведческий текст. Выявлены и подтверждены функционально-стилевые, композиционные и лексические особенности искусствоведческих текстов при их сопоставлении с непрофессиональными интерпретациями. Проведен подробный анализ интерпретации содержательной и формальной сторон произведений живописи Китая и Японии, в результате которого впервые выделены новые уровни функционирования искусствоведческого текста, выявлена семантическая обусловленность использования некоторых лексических единиц, исследованы приемы включения экстраживописного материала в искусствоведческие тексты.

Целью данной работы является исследование процесса перекодирования языка одной знаковой системы на язык другой знаковой системы, а также выявление и изучение типологических и специфических особенностей профессиональных письменных вербальных интерпретаций произведений изобразительного искусства, полученных в результате подобного перекодирования.

Поставленная цель определяет следующие задачи исследования:

1) выявление в иконическом объекте уникальных семиотических свойств, определяющих его как визуальное эстетическое сообщение;

2) определение возможности и необходимости построения объективной вербальной интерпретации визуального эстетического сообщения;

3) определение типологии искусствоведческих текстов с точки зрения функциональной стилистики: исследование их функционально-стилистических и композиционных, лексических, семантических и прагматических особенностей;

4) выявление специфических черт искусствоведческих текстов, в которых описываются произведения живописи Китая и Японии:

• определение способов толкования содержания и формы произведений живописи Китая и Японии на различных интерпретационных уровнях,

• исследование приемов включения экстраживописного материала в искусствоведческий текст,

• изучение лексическо-семантического и терминологического аппарата текстов, где описываются произведения живописи Китая и Японии;

5) сопоставление профессиональных вербальных интерпретаций произведений изобразительного искусства с непрофессиональными интерпретациями.

В работе использовались следующие методы исследования: методы классификации и систематизации, сопоставительный и описательный методы, количественные методики, метод психо лингвистического эксперимента.

Материалом исследования послужили русскоязычные искусствоведческие тексты (монографии, аннотации, альбомные статьи, критические статьи и т.д.). Общий объем текстового материала составил около 57 печ. л. (29 источников). Анализу подвергался весь искусствоведческий текст, а не только фрагмент, где дается описание конкретного произведения изобразительного искусства, поскольку только целостный текст в полной мере отражает содержание визуального эстетического сообщения, т.е. иконического объекта.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Перекодирование текста изобразительного искусства в текст вербальный представляет собой процесс реализации индивидуального понимания визуального ряда в виде развернутой рефлективной вербальной интерпретации. Обретение произведением изобразительного искусства словесной формы проходит следующие этапы: воплощение мысли художника в живописный текст и его трансформация в вербальное образование. Полученный в результате текст-интерпретация, являясь новым образованием, должен воспроизводить знаковую систему оригинального текста; и тот, и другой имеют общие понятийные истоки.

2. Перекодирование текста живописного материала на вербальный язык осуществляется с определенными дополнениями на коннотативном и символическом уровнях и потерями на денотативном и ложноденотативном уровнях. Трансформации, которым подвергается визуальное эстетическое сообщение при его декодировании на естественный язык, связаны, прежде всего, с тем, что структура естественного языка, отлична от структуры языка изобразительного искусства.

3. Живопись Китая и Японии, обладая высоким уровнем информативности и символичностью, функционирует как источник культурной памяти этих стран и требует усилий реципиента (искусствоведа) при распредмечивании смыслов, заложенных в ней. В качестве необходимых условий функционирования символа как свернутого текста нужно рассматривать его принадлежность к культуре (архаичность). Для декодирования символов требуется удвоенная операция - дополнительная перекодировка смыслов на более высоком уровне: ряд правил-кодов по связи означающего (совокупности выражения и содержания) и означаемого (другого содержания). Для реципиента, принадлежащего к иному, нежели художник, культурно-языковому пространству, символьная система, система норм и ценностей, представленная в иконическом носителе, определяется как «чужая», поэтому для профессионального осуществления процесса перекодирования важно наличие у реципиента такого качества как «окультуренность», под которым понимается способность воспринимать и распознавать символ как текст или идею. Предполагается, что искусствовед обладает таким качеством.

4. Искусствоведческие тексты, в которых описываются произведения живописи Китая и Японии, написанные русскоязычными авторами, рассчитаны на русскоязычного реципиента (читателя-зрителя), что отражается на лексическом и семантическом уровнях искусствоведческого текста.

5. Искусствоведческий текст, где дается описание произведений живописи Китая и Японии, носит как типологические характеристики, свойственные всем искусствоведческим текстам (экспрессивность, эмотивность, оценочность, образность речи, особый лексико-семантический, терминологический аппарат, внутренняя диалогичность, использование композиционно-речевой формы «сообщение» как основной семантико-структурной формы искусствоведческого текста, наличие денотативного, коннотативного, символического уровней интерпретации содержательной стороны произведений изобразительного искусства, включение экстраживописного материала в толкование произведений изобразительного искусства), так и специфические черты, выделяющие его на фоне всех остальных искусствоведческих текстов (наличие таких уровней интерпретации содержательной стороны произведений живописи, как «реминисцентный» и «денотативный уровень с элементом декодирования», обилие этнографической, культурологической терминологии, взаимодействие различных слоев неиконического характера в иконическом тексте, уникальный лексико-семантический, терминологический аппарат).

6. Профессиональные письменные вербальные интерпретации произведений изобразительного искусства (искусствоведческие тексты) отличаются от непрофессиональных интерпретаций • следующими характеристиками: информативностью, терминированностью, отсутствием ярко выраженной критической оценки, структурной осложненностью, композиционной стройностью, обобщенностью и логичностью изложения, имплицитной включенностью автора в текст описания, соответствием оригинальному тексту (иконическому объекту) в плане содержания (на семантическом уровне), наличием экстраживописного материала (что отражается, к примеру, на лексическом уровне).

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней живописный текст и текст, интерпретирующий его, рассматриваются как знаковые сущности, восходящие к единому семиотическому пространству и имеющие общие понятийные истоки, анализируются возможности вербального языка как универсального интерпретационного средства, определяются особенности искусствоведческого текста как подвида научного текста.

Практическая значимость диссертационной работы связана с возможностью включения материалов и результатов исследования в вузовские курсы языкознания, психолингвистики, в спецкурсы по семиотике, стилистике, лингвокультурологии.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на международных, всероссийских и межвузовских конференциях, а также на заседании кафедры переводоведения и межкультурной коммуникации Саратовского государственного социально-экономического университета: международные конференции: «Меняющаяся коммуникация в меняющемся мире» (Волгоград, февраль 2007), «Язык, культура, общество» (Москва, сентябрь 2007), «Проблемы прикладной лингвистики» (Пенза, декабрь 2007), «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, июнь 2007), «Инновации в языке и речи, образовании и методике» (Саратов, октябрь 2008); всероссийские: «Филология и журналистика в начале XXI века» (Саратов, апрель 2007); межвузовские: «Коммуникативные и социокультурные проблемы романо-германского языкознания» (Саратов, ноябрь 2006), «Язык, образование и культура (Саратов, январь 2007), «Предложение и слово» (Саратов, ноябрь 2007). По теме диссертации опубликовано 11 работ общим объемом 4,5 печ. л., в том числе две статьи в журнале из списка ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии. В первой главе диссертации «Изобразительное искусство как знаковая система и ее интерпретация» определяется предмет семиотики, дается обзор и классификация знаков, иконическая материя рассматривается как визуальное эстетическое сообщение, определяется положение изобразительного искусства и естественного языка в семиосфере, изучаются проблемы восприятия произведений изобразительного искусства, рассматриваются проблемы, возникающие при интерпретации произведений изобразительного искусства. Во второй главе работы «Функционально-стилевая типология искусствоведческого текста» рассматриваются проблемы функциональной стилистики, функционально-стилевая типология искусствоведческого текста, предлагается определение текста применительно к рассматриваемому в исследовании материалу. В третьей главе «Изобразительное искусство Китая и Японии как особая знаковая система и ее интерпретация» находят свое практическое выражение некоторые теоретические постулаты, заявленные в первой главе исследования. Последняя, четвертая глава «Языковые средства выражения стиля искусствоведческого текста как подвида научного», представляет

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория языка», 10.02.19 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория языка», Пятковская, Екатерина Сергеевна

ВЫВОДЫ К ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЕ:

Текст достаточно сложное явление и требует комплексного подхода. Мы рассматривали текст как сложное коммуникативное, знаковое и структурное целое. По своим типологическим характеристикам искусствоведческий текст относится к подвиду научного текста, а именно к научно-гуманитарным текстам. Искусствоведческий текст представляет комбинацию признаков, характерных как для научных, так и для художественных текстов, где доминируют характеристики научного стиля. Информативность, терминированность, отсутствие ярко выраженной критической оценки, структурная осложненность, композиционная стройность, обобщенность и логичность изложения, имплицитная включенность автора в текст описания, соответствие оригинальному тексту (иконическому объекту) в плане содержания (на семантическом уровне), наличие экстраживописного материала - признаки, возводящие искусствоведческий текст в ряд научных и отличающие его от текстов

I интерпретаций, написанных «наивными» реципиентами. Так же, как и художественные тексты, искусствоведческие тексты обладают внутренней диалогичностью. Категория диалогичности способствует реализации экспрессивности и эмоциональности. Она может проявляться, например, посредством употребления определенных глагольных единиц. Анализ семантики глаголов подтвердил тот факт, что искусствоведческий текст не лишен художественности. Как и в художественном тексте, глаголы в искусствоведческом тексте часто имеют качественно-изобразительное значение. За счет своей семантики глаголы, встречающиеся в искусствоведческом тексте, придают статичной картине динамичный, активный характер. Но все же основная роль в искусствоведческом тексте принадлежит именным единицам, которые превышают все остальные формы в количественном отношении. Мы выяснили, что частотность употребления или выбор автором той или иной лексической единицы зависит от ряда факторов: индивидуальных особенностей автора текста; объема текста; принадлежности текста к определенному жанру в искусствоведении; объекта описания (то есть жанровой принадлежности произведения искусства); времени создания текста произведения живописи и времени создания интерпретирующего его текста.

Особое место занимает терминология искусствоведческого текста, существенная часть которой относится к эстетическим синестетическим сочетаниям (ЭСС). Есть еще одна особенность, присущая терминологическому аппарату искусствоведческих текстов, где интерпретируются произведения живописи Китая и Японии: подобные тексты изобилуют множеством примеров с этнографической, культурологической и др. терминологией.

Исследование композиционно-речевых форм (КРФ) внутри искусствоведческого текста, с одной стороны, подтвердило его принадлежность к текстам научного стиля, с другой стороны, определило некоторые особенности, характерные для искусствоведческих текстов. Мы определили, что для искусствоведческих текстов характерна гибридная композиционно-речевая форма «рассуждение-описание-повествование», где информационным центром является КРФ «сообщение». Все эти композиционно-речевые формы немного отличаются своими характеристиками, которые они обычно проявляют в научных текстах. В искусствоведческих текстах им присущи нестрогость в изложении, образность и эстетическая направленность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современной науке о языке актуальными признаются проблемы, относящиеся к разным аспектам текстологического направления, а именно к теории интерпретационных текстов.

Поскольку объектом исследования в диссертации являются искусствоведческие тексты, посвященные интерпретации произведений изобразительного искусства в первой главе работы «Изобразительное искусство как знаковая система и ее интерпретация» мы рассмотрели произведение изобразительного искусства как знаковую сущность, его интерпретацию искусствоведами, необходимость и возможность точной передачи идеи, заложенной в произведении искусства.

Произведение изобразительного искусства определяется нами как воплощение идей и мыслей художника, визуальное эстетическое сообщение вневременного характера, как текст, выполняющий знаковую, следовательно, и коммуникативную функции. Конечной целью любого искусствоведческого текста является передача смысла, заложенного в произведении изобразительного искусства, именно поэтому сначала мы обратились к тому, что из себя представляет изобразительное искусство как часть культуры, часть семиотического пространства. В семиосфере естественному языку отводится главенствующая роль, это единственное средство с помощью которого человек может интерпретировать другие системы, сделать их более понятными и доступными. Так, искусствовед с помощью естественного языка пытается донести до читателя-зрителя основной смысл, заложенный в произведении искусства. Формально искусство монологично: изображенный объект не передает информацию реципиенту, а реципиент сам извлекает ее. Однако почти всегда художник ищет понимания, оценки, признания. В процессе творения объекта уже заложено то, что он будет восприниматься. Восприятие во многом зависит от опыта, навыков и знаний воспринимающего, поэтому восприятие может отличаться от автора к автору. Рассматривая проблему интерпретации изображения (визуального эстетического сообщения), мы придерживались точки зрения, характерной для философии постмодерна, где интерпретация текста приравнивается к созданию нового текста, в то же время, на наш взгляд, текст-интерпретация, являясь новым образованием, должен воспроизводить знаковую систему текста-оригинала, текст живописный и текст-интепретация имеют общие понятийные истоки. Может возникнуть ложное впечатление возможности существования множественности истолкований текста. Тем не менее, наличию множественности интерпретаций, с позиций психолингвистики и герменевтики, препятствуют такие факторы, как объективность окружающей нас действительности, конечность индивидуального сознания, заданная «ось возможных смыслов» и др. С позиций искусствоведения восприятие искусствоведа отличается от восприятия произведения искусства обывателем, искусствовед следует определенным правилам построения текста, сложившимся в искусствознании (выбор правил зависит от задач интерпретации и особенностей воспринимающего субъекта).

Искусствоведческий текст представляет собой вербалъно декодированное визуальное эстетическое сообщение. Под вербальной интерпретацией произведения изобразительного искусства мы понимаем результат процесса рецепции, зафиксированный в лингвистически обработанном, законченном тексте. Обретение произведением искусства словесной формы проходит следующие этапы: воплощение мысли художника в текст изобразительного искусства (текст-объект), который можно принять за означающее, и его трансформация в текст вербальный (метатекст, означаемое). Помимо психологических, физиологических факторов, факторов, обусловленных принципами и законами, по которым существует и развивается искусствоведение как наука, трансформации, которым подвергается визуальное эстетическое сообщение при его декодировании на естественный язык, связаны, прежде всего, с тем, что структура естественного языка, отлична от структуры языка изобразительного искусства. Перекодирование текста живописного материала на вербальный язык осуществляется с определенными дополнениями или, наоборот, потерями.

Во второй главе нашей работы «Функционально-стилевая типология искусствоведческого текста» мы рассмотрели некоторые проблемы функциональной стилистики, функционально-стилевую типологию искусствоведческого текста, нами было предложено определение текста применительно к рассматриваемому в исследовании материалу.

Функциональный стиль не представляется монолитным, он может подразделяться на подстили и другие частные разновидности, а иногда обладать характеристиками, присущими иному функциональному стилю. Единой, принятой всеми лингвистами классификации функциональных стилей нет, но научный функциональный стиль выделяется всеми лингвистами. Общими признаками научного стиля являются следующие: научная тематика, точность, стремление к обобщению, к абстрактности, логичность изложения, последовательность, объективный характер изложения; логизированная оценочность, именной характер речи, некатегоричность изложения, разработанность языка, терминированность и т.д. Научный стиль может подразделяться на частные стилистико-речевые разновидности: подстил евые, жанровые. Каждый конкретный стиль обладает чертами макростиля и более частными стилевыми разновидностями. Несмотря на то, что в искусствоведческом тексте превалируют черты научного стиля (который является для него макростилем), искусствоведческий текст не является строго научным. Мы определили искусствоведческий текст как научно-гуманитарный текст, который выделяется на общем фоне научных текстов; черты, присущие научному стилю, проявляются в нем как бы в трансформированном виде. Так, искусствоведческим текстам, как и художественной литературе, присуще конкретно-образное представление о жизни и как научным текстам абстрагированное, логико-понятийное, объективное отражение действительности.

Одним из основных свойств научного текста, как и любого другого текста, является его членимость, а декодирование информации, заложенной в тексте, подразумевает рассмотрение текста как речевого целого, обладающего определенной структурой. В соответствии с семантико-структурным подходом, которого мы придерживались в нашем исследовании, текст представляет собой сложнопостроенный смысл, сегменты которого несут определенное содержание и реализуются в адекватных структурных элементах. В качестве единиц композиции нами рассматривались композиционно-речевые формы (КРФ), являющиеся типовыми схемами комплексного использования речевых единиц и одновременно выступающие и как лингвистические единицы. Большинство исследователей научной монологической речи выделяют внутри нее две основные композиционно-речевые формы: «рассуждение» и «описание», мы же в своем исследовании шли вслед за О.Н. Гришиной, которая считает, что авторская установка обусловлена информативностью элементов текста, которые делятся на предикативные, несущие основную информативную нагрузку, и релятивные, служащие для них фоном и являющимися частным проявлением основной мысли Поэтому в диссертации нами рассматривалась гибридная композиционно-речевая форма «рассуждение-описание-повествование», где информационным центром является КРФ «сообщение».

В третьей главе нашего диссертационного исследования «Изобразительное искусство Китая и Японии как особая знаковая система и ее интерпретация» нашли свое практическое выражение некоторые теоретические постулаты, заявленные в первой главе исследования. Искусствоведческий текст, рассматриваемый нами как означаемое текста живописного, представлен, согласно Е.А. Елиной, структурным четырехуровневым образованием, которое соотносится с этапами восприятия произведения изобразительного искусства.

Соответственно, выделяются денотативный, ложноденотативный, коннотативный и символический уровни описания содержания произведения изобразительного искусства.

Ложноденотативный уровень не встречается в исследуемом нами материале. Денотативный уровень описания встречается не так часто, что, в первую очередь, связано со спецификой описываемых в рассматриваемых нами искусствоведческих текстах произведений, а во-вторых, со спецификой искусствоведческой литературы. Произведения живописи художников Китая и Японии, часто работающих в определенной школе, не слишком отличались от автора к автору, художники часто перенимали стиль своих учителей. Также все исследуемые нами искусствоведческие тексты обязательно сопровождаются иллюстрациями, поэтому от автора не требуется столь детального описания картины, читателю-зрителю часто доступно визуальное изображение. Один из самых распространенных уровней описания в исследуемых нами искусствоведческих текстах — коннотативный. Используя коннотативный уровень описания, автор искусствоведческого текста вводит в него как дополнительное понятийное содержание, так и эмоционально-оценочные смыслы (коннотации). На символическом уровне интерпретации произведений живописи Китая и Японии часто отражается символизм, присущий искусству этих стран, искусствовед описывает те образы и идеи, которые появляются у него при восприятии картины. Говоря о формальной стороне произведений изобразительного искусства, мы считаем, что ее невозможно рассматривать без обращения к содержанию. К примеру, используя ту или иную перспективу, художники Китая и Японии регулировали расположение фигур на картине, показывая тем самым какая из изображенных фигур более значима. Цвет в японском и китайском изобразительном искусстве тоже несет особый символический смысл. Цвет вырастает до уровня универсального символа, воплощает культурные потенции общества, фиксирует его традиции и законы. Помимо обозначенных уровней интерпретации произведения изобразительного искусства нами были выделены два новых уровня функционирования искусствоведческого текста — реминисцентный и денотативный с элементом декодирования. Реминисцентный уровень — уровень обобщающего характера, отсылающий нас к другому источнику и связывающий два слоя внутри картины. Слияние искусств происходит благодаря искусствоведческому тексту. Такой текст отсылает зрителя к нужному источнику для более глубокого ознакомления с произведением живописи, то есть от означающего (картины) к означаемому (интерпретация) и от него к другому означаемому. Денотативный уровень с элементом декодирования используется в том случае, когда автор выстраивает некое метафорическое описание не в соответствии с собственной концепцией, а как бы расшифровывает смысл изображенного, опираясь на свои знания культуры и символьной системы Китая и Японии. В таком случае уровень интерпретации, на наш взгляд, уже нельзя назвать символическим. Такой уровень описания используется тогда, когда реципиент (читатель-зритель) искусствоведческого текста относится к другому культурно-языковому пространству, нежели сам художник. Если бы искусствовед ориентировался на реципиента, принадлежащего к тому же культурно-языковому пространству, что и художник, то, скорее всего, элемент декодирования отсутствовал бы, а описание носило бы денотативный характер. Неоценима роль ученых-специалистов (искусствоведов), которые выступают посредниками в коммуникации, возникающей между художником (коммуникатором) и реципиентом и могут отличить в художественном произведении его идею от его внешней формы и его внутренний смысл от фигур и красок, которые употребил художник.

Художники Китая и Японии всегда стремились к гармонии, накоплению и сохранению ценностей прошлого и концентрации духовного опыта, возможно с этим связано совмещение множества художественных и нехудожественных впечатлений в живописи этих стран. Еще одной отличительной особенностью живописи Китая и Японии является взаимодействие иконических слоев с неиконическими слоями внутри иконического объекта. Полученный в результате текст представляет собой органическое художественное целое с пространственной доминантой, в котором функционируют две или несколько кодирующих систем. В словесно-художественном единстве искусствоведческих текстов подобного рода ансамбли получают свое выражение либо на символическом уровне интерпретации, либо на коннотативном уровне, но чаще всего в виде экстраживописной составляющей искусствоведческих текстов.

К эстраживописному материалу относится весь так называемый «внекартинный» материал, все, что связано с историей и предысторией картины, знания автора-интерпретатора о ходе работы над картиной и о творческой биографии художника. Именно экстраживописный материал является одной из основных отличительных характеристик профессиональных интерпретаций. Автор искусствоведческого текста, владеющий знаниями об экстраживописных реалиях, интерпретирует объект иначе, чем автор текста, который не владеет такими сведениями.

В четвертой главе нашей работы «Языковые средства выражения стиля искусствоведческого текста как подвида научного» мы определили типологию искусствоведческого текста, рассмотрели искусствоведческую терминологию, проанализировали глагольную, именную лексику искусствоведческих текстов, выявили свойственные ему композиционно-речевые формы, исследовали непрофессиональные интерпретации произведений живописи Китая и Японии.

Основная задача, которая ставится перед автором научного текста, -ознакомить читателя с чем-то новым, поэтому информационным центром искусствоведческого текста является КРФ «сообщение», которое подкрепляется другими КРФ (помимо КРФ «сообщение» мы посчитали возможным выделить в искусствоведческом тексте КРФ «рассуждение», «повествование» и «описание»). КРФ «сообщение» по характеру предметно-смыслового содержания соотносится с процессом, действием или событием.

Данный тип КРФ предполагает цепную, последовательную связь между предложениями, в отличие от КРФ «повествование» КРФ «сообщение» определяет временную соотнесенность сказуемых в тексте, включая как их временную разнотипность, так и однотипность. КРФ «сообщение» присущ циклический характер связи между начальными и заключительными предложениями. КРФ «сообщение» определяет КРФ «рассуждение», которая актуализирует логический, рациональный тип мышления. Для искусствоведческих текстов в целом характерна разновидность рассуждения — доказательство. КРФ «рассуждение» функционирует в искусствоведческих текстах в связке с КРФ «описание», которая является существенной частью интерпретации произведения изобразительного искусства и неизбежной частью оснований доказательства. Специфика описания в искусствоведческом тексте в сравнении с художественным, состоит, с одной стороны, в его стремлении к документальности, достоверности, подлинности, а с другой стороны, в искусствоведческом тексте часто можно встретить авторскую оценку в форме олицетворений, эпитетов, метафор, сравнений. Несмотря на то, что объектом описания искусствоведов являются отдельные картины, все же авторы искусствоведческих текстов ориентированы на выявление закономерностей творчества художника, на обобщение. Любой из методов исследования, сложившийся в искусствознании, предполагает включенность в искусствоведческий текст информации о творчестве художника, о той эпохе, в которой он творил и т. д. Именно поэтому в искусствоведческих текстах можно увидеть КРФ «повествование», втречающуюся прежде всего в художественных текстах. Главное в повествовательных текстах — это порядок протекания действия. Для КРФ «повествование» характерно употребление глагольных форм в прошедшем времени.

Мы выяснили, что все вышеупомянутые композиционно-речевые формы немного отличаются своими характеристиками, которые они обычно проявляют в научных текстах, в искусствоведческих текстах им присущи нестрогость в изложении, образность и эстетическая направленность.

Как уже было замечено нами, характеристики, свойственные научному стилю, проявляются в искусствоведческом тексте не всегда или же проявляются в трансформированном виде. Разработанность языка, терминированность, логизированная оценочность, объективность и последовательность в изложении — все эти признаки научного стиля проявляются и в искусствоведческом тексте. Авторское «я» проявляется в искусствоведческом тексте в употреблении особой лексики, особом синтаксическом строе предложений, индивидуальном стиле автора. Вуалирование авторского «я» за обобщенно-личными и безличными предложениями не так важно для искусствоведческих текстов, как, к примеру, для естественно-научных. Предложения с подчинительной связью не так распространены в искусствоведческих текстах, не столь часто можно встретить слова и словосочетания, подчеркивающие логику изложения (во-первых, из этого следует, соответственно). В то время как в композиционном отношении наблюдается последовательность изложения, логичность искусствоведческого текста не всегда прослеживается на синтаксическом уровне. Искусствоведческому тексту присуща эмоционально-экспрессивная окраска, характерная для художественных текстов, что выражается в частом употреблении оценочной лексики, описательных прилагательных, сравнительных оборотов, метафор, олицетворений. Так же, как и в художественных текстах, в искусствоведческой литературе часто употребляются отдельные вводные слова и выражения со значением степени достоверности факта (кажется, казалось, как бы, словно, будто и т. п.). В искусствоведческих текстах дистанция между автором и адресатом гораздо меньше, чем в других подстилях научной речи. Так же, как и художественные тексты, искусствоведческие тексты обладают внутренней диалогичностью. Категория диалогичности способствует реализации экспрессивности и I 1 с эмоциональности. Она может проявляться, например, посредством употребления определенных глагольных единиц.

Анализ глагольных единиц в исследуемых нами искусствоведческих текстах показал, что такие глаголы, как изображать, передавать, показывать, создавать, писать, использовать, выполнять, делать, работать, необходимые для описания работы мастера над картиной, по праву занимают лидирующие позиции по частотности употребления. Что касается частотности встречаемости семантических групп глаголов, первое место здесь занимает группа глаголов интеллектуальной деятельности, что связано со стилистическими особенностями искусствоведческого текста. Анализ семантики глаголов также подтвердил тот факт, что искусствоведческий текст не лишен художественности. Как и в художественном тексте, глаголы в искусствоведческом тексте часто имеют качественно-изобразительное значение. За счет своей семантики глаголы, встречающиеся в искусствоведческом тексте, придают статичной картине динамичный, активный характер.

Но все же основная роль в искусствоведческом тексте принадлежит именным единицам, которые превышают все остальные формы в количественном отношении. Задачей нашего исследования было выявить наиболее часто встречающиеся именные единицы, показать разнообразие и важность номинативных единиц в искусствоведческом тексте, обусловленность их местоположения в «теле» текста. Анализ именных единиц, проделанный нами, с одной стороны, подтвердил специфику и уникальность исследуемого нами материала на лексико-семантическом уровне, с другой стороны, определил лексические единицы, характерные для искусствоведческих текстов. Частотность употребления или выбор автором той или иной лексической единицы зависит от ряда факторов: индивидуальных особенностей автора текста; объема текста; принадлежности текста к определенному жанру в искусствоведении; объекта описания (то есть жанровой принадлежности произведения искусства); времени создания текста произведения живописи и времени создания интерпретирующего его текста.

Особое место занимает терминология искусствоведческого текста, существенная часть которой относится к эстетическим синестетическим сочетаниям (ЭСС). Мы выяснили, что наибольшее число ЭСС в исследуемом нами материале относится к ядерной номинации линия (штрих). Это обусловлено особенностями китайской и японской живописи рассматриваемого нами временного периода (IX - XIX, частично XX вв.), где живопись по своим техническим средствам и приемам часто сближалась с графикой. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что в искусствоведческих текстах, где описываются произведения живописи Китая и Японии психическая сфера является важнейшей при образовании и функционировании ЭСС. За психической сферой следуют ЭСС, относящиеся к показателям степени интенсивности, ЭСС с температурной, слуховой, пространственной, тактильной и двигательной модальностями. Есть еще одна особенность, присущая терминологическому аппарату искусствоведческих текстов, где интерпретируются произведения живописи Китая и Японии: подобные тексты изобилуют множеством примеров с этнографической, культурологической и др. терминологией.,

Наше исследование было направлено на выявление типологических и специфических особенностей профессиональных вербальных интерпретаций произведений живописи Китая и Японии. Для этого наряду с другими приемами мы использовали метод сопоставительного анализа, где сопоставлялись композиционные, лексические и семантические признаки профессиональных вербальных интерпретаций (искусствоведческих текстов) с теми же признаками непрофессиональных вербальных интерпретаций для того, чтобы подтвердить или, наоборот, опровергнуть выявленные нами особенности искусствоведческих текстов. Мы проводили письменный опрос испытуемых (то есть при опросе использовался метод развернутых вербальных письменных суждений). При этом было выдвинуто предположение о том, что непрофессиональным интерпретаторам в отличие от искусствоведов-профессионалов свойственны: «инфантильность», иногда неадекватность восприятия, недостаточность или отсутствие культурного опыта. Все эти личностные характеристики отражаются в тексте на разных его уровнях и проявляются в отсутствии логичности изложения, обобщения, особом построении предложений, использовании определенных лексем, отсутствии специальной общенаучной и искусствоведческой терминологии и т.д. В результате эксперимента было выяснено и подтверждено, что информативность, терминированность, отсутствие ярко выраженной критической оценки, структурная осложненность, композиционная стройность, обобщенность и логичность изложения, имплицитная включенность автора в текст описания, соответствие оригинальному тексту (иконическому объекту) в плане содержания (на семантическом уровне), наличие экстраживописного материала — признаки, возводящие искусствоведческий текст в ряд научных и отличающие его от текстов-интерпретаций, написанных непрофессиональными интерпретаторами.

В результате исследования мы пришли к выводу о том, что искусствоведческие тексты, в которых описываются конкретные произведения изобразительного искусства обладают как типологическими чертами, объединяющими их с другими искусствоведческими текстами, так и специфическими чертами, отличающими их от других искусствоведческих текстов.

Обращение к профессиональным письменным вербальным интерпретациям, посвященным произведениям живописи Китая и Японии, потребовало подключения знаний семиотики, психолингвистики, культурологии, искусствознания, герменевтики. Возможно адекватная трансформация живописного текста в текст вербальный неосуществима, однако, в результате нашего исследования мы пришли к выводу о том, что все же искусствоведческий текст отражает знаковую сущность, смысл, заложенный в живописных текстах.

Перспективу исследования мы видим в сравнении русскоязычных искусствоведческих текстов, где дается описание живописи Китая и Японии, с подобными текстами, но только на китайском и японском языках, а также с русскоязычными текстами, где описываются произведения живописи других стран, в сравнении искусствоведческих текстов с другими текстами интерпретационного характера, например, литературоведческими.

ПРОЦИТИРОВАННЫЕ источники

1. Алексеева В.В. Что такое искусство? — М.: Советский художник, 1991.-240 с.

2. Бродский В.Е. Два направления в японской живописи XV века // Японское искусство. — М.: Изд-во восточной литературы, 1959. — С. 43-145.

3.Виноградова H.A. Отзывы советских зрителей о художественной выставке китайской народной республики // Китайское изобразительное искусство. — М.: Издательство Академии Художеств СССР, 1952.-С. 118-123.

4. Виноградова H.A. Искусство Китая. — М.: Изобразительное искусство, 1988. - 97 с.

5. Воронова Б.Г. Из истории японской гравюры // Японское искусство. - М.: Изд-во восточной литературы, 1959. — С. 5—42.

6. Воронова Б.Г. Японская гравюра. - М.: Государственное издательство изобразительного искусства, 1963. — 102 с.

7. Воронова, Б.Г. Японская гравюра. - М.: Советский художник, 1972. -213 с.

8. Всеобщая история искусств / под ред. Вейрман Б.В. - М.: Искусство, 1964. - Т.5. - С. 413-431.

9. Герасимов A.M. Искусство великого народа // Китайское изобразительное искусство. — М.: Издательство Академии Художеств СССР, 1952.-С. 5-9.

10. Глухарева О.Н. Художественное наследие Китая // Китайское изобразительное искусство. - М.: Издательство Академии Художеств СССР, 1952.-С. 40-52.

11. Глухарева О., Кречетова М., Памятники искусства Китая в музеях СССР. - М.: Государственное издательство изобразительного искусства, 1959. — 214 с.

12. Глухарева О.H. Огата Корин // Искусство Японии. - М.: Наука, 1965.

- С. 83-97.

13. Дашкевич В. Хиросигэ. — JL: Искусство, 1974 - 159 с.

14. Иванова А. Выставка современной японской гравюры "Цветы. Путь самурая". - М., 2005. [Элекстронный ресурс]. www.ihold.ru/articles 1 /WORLD/i/iwanowaa/j apone, shtml.

15. Иванова А. Мировое искусство. Кацусика Хокусай. Серии гравюр «36 видов Фудзи» и «100 видов Фудзи». - СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. - 192 с.

16. Каневская Н., Малинина J1. Искусство Японии. - М.: Советский художник, 1976. - 21 с.

17. Каптерева Т.П., Виноградова; H.A. Искусство среднего Востока. — М.: Детская литература, 1989. - 239 с.

18. Китайская живопись. - Ростов н/Д.: Феникс, 2006. - 160 с.

19. Коломиец A.C. Пейзаж в « Манга Хокусая // Искусство Японии. - М.: Наука, 1965.-С. 63-82.

20. Кузьменко JI. Искусство Китая. - М.: Советский художник, 1980 -102 с.

21. Левина Л.М. Искусство Китая, Кореи, Монголии, Вьетнама, Японии.

- М.: Искусство, 1959. - 48 с.

22. Раушенбах Б.В. Геометрия картины и зрительное восприятие. — СПб.: Азбука-классика, 2001. - 320 с.

23. Савельева С. Мировое искусство (Мастера японской гравюры). -СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. - 208 с.

24. Успенский М.В. Японская гравюра. — СПб.: Аврора, 2006. — 60 с.

25. Цай Жо-Хун, Ван Чао-Вэнь, Янь Хань, Чжун Дянь-Фэй. Современное искусство // Китайское изобразительное искусство. - М.: Издательство Академии Художеств СССР, 1952. - С. 53-59.

26. Чегодаев А.Д. Искусство китайской народной республики // Китайское изобразительное искусство. - М.: Издательство Академии Художеств СССР, 1952. - С. 79-117.

27. Шапиро Ю.Г. Культура и искусство Китая. — Л.: Изд-во гос. Эрмитажа, 1959 - 48 с.

28. www.artbatik.ru

29. www.cultline.ru/japanart/3822/

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Пятковская, Екатерина Сергеевна, 2009 год

1. Алексеев Б.Т. Процессуальный подход к семантике // Философия о предмете и субъекте научного познания. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - С. 9-22.

2. Андреев И.Д. Место и роль практики в логическом мышлении // Вопросы логики. М.,1955. - С. 120-156.

3. Анисимова Е.Е. О целостности и связности креолизованного текста (К постановке проблемы) // Филологические науки. 1996. - № 5. - С. 7484.

4. Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства. М.: Прометей, 1994.-352 с.

5. Арутюнова Н.Д. Языковая метафора // Лингвистика и поэтика. М., 1979.-С. 147-173.

6. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. М., 1990. -С. 5-32.

7. Бабенко Н.С. Жанровая типологизация текстов как лингвистическая проблема // Филология и культура. Тамбов, 1999. - Ч. 3. - С. 50-53.

8. Бавра Н.В. Поиски новой парадигмы в психологии восприятия // Философия о предмете и субъекте научного познания. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - С. 37-46.

9. Баженова Е.А. Выражение преемственности и формирования знания в смысловой структуре русских научных текстов (на материалах современных лингвистических текстов): автореф. дис. . канд. филол. наук. Воронеж: Воронеж, гос. ун-т, 1987. - 16 с.

10. Ю.Баженова Е.А. Специфика смысловой структуры научного текста и его композиции // Очерки истории научного стиля русского литературного языка ХУШ-ХХ вв. / под ред. М.Н. Кожиной. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1996. - Т.2. - С. 158-235.

11. П.Баженова Е.А. Электронный ресурс.http://www.psu.rU/pu/filologl/l4.rtf:2-3.

12. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. — М.: Едиториал УРСС, 2001. 416 с.

13. Басин Е.Я. Энергетический аспект в синестетике // Современный Лаокоон. Эстетические проблемы синестезии. М., 1992. - С. 9-10.

14. Басин Е.Я. Семантическая философия искусства / РАН. Ин-т философии. -М., 1998.- 192 с.

15. Басин Е.Я. Искусство и коммуникация: очерки из истории философско-эстетической мысли. М.: МОНФ, 1999. 240 с.

16. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989. -615 с.

17. Барт Р. Основы семиологии // От структурализма к постструктурализму. Французская семиотика. М.: Прогресс, 2000. - 320 с.

18. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. — М.: Художественная литература, 1975. — 502 с.

19. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1979. -424 с.

20. Бахтин М.М. Проблема содержания, материала и формы в словесном худодественном творчестве // Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.-С. 6-71.

21. Бачинин В.А. Эстетика. Энциклопедический словарь. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2005. - 288 с.

22. Белянин В.П. Введение в психолингвистику. — М.: Черо, 2000. 128 с.

23. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: Прогресс, 1974. — 447 с.

24. Беньяминова В.Н. Жанры английской научной речи (композиционно-речевые формы). Киев: Наукова Думка, 1988. - 123 с.

25. Бергер A.A. Видеть значит верить. Введение в зрительную коммуникацию. М.: Вильяме, 2005. - 288 с.

26. Богин Г.И. Филологическая герменевтика. — Калинин: Изд-во Калининского ун-та, 1982. — 87 с.

27. Бодлер Ш. Об искусстве. М.: Искусство, 1986. - 422 с.

28. Борев Ю.Б. Эстетика. изд. 4-е доп. - М.: Политиздат, 1988. - 496 с.

29. Борухов Б.Л. Речь как инструмент интерпретации действительности (теоретические аспекты): автореф. дис. . канд. филол. наук. Саратов: Саратовск. гос. ун-т, 1989. — 17 с.

30. Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. — М.: Высшая школа, 1983. -144 с.

31. Брандес М.П. Стилистика текста. — М.: Прогресс-Традиция, 2004. 416 с.

32. Брудный A.A. Психологическая герменевтика М.: Лабиринт, 1998 - 89 с.

33. Булатова А.П. Концептуализация знания в искусствоведческом дискурсе // Вестник московского университета. Сер. 9. - Филология. - 1999. - С. 34-49.

34. Бухбиндер В.А. Дискурсивный анализ и текстовая перспектива // Проблемы текстуальной лингвистики. Киев, 1983. - С. 13-19.

35. Валгина Н.С. Теория текста. М.: Логос, 2003. — 280 с.

36. Ванников Ю.В. К обоснованию общей типологии текстов, функционирующих в сфере научно-технического перевода // Текст как объект лингвистического анализа и перевода. М., 1984. - С. 15-26.

37. Ванслов В.В. Изобразительное искусство и музыка. изд. 2-е. - Л.: Художник РСФСР, 1988. - 128 с.

38. Васильев Л.С. История религий Востока. М.: Высшая школа, 1983. -368 с.

39. Васильев Ю.А. О влиянии композиционно-смысловой организации научного текста на его языково-стилистические характеристики // Стиль научной речи. М., 1978. - С. 75-106.

40. Вашунина И.В. Взаимовлияние вербальных и невербальных (иконических) составляющих при восприятии креолизованного текста: автореф. дис. . д-ра. филол. наук. М: МУК НГПУ, 2009. - 42 с.

41. Вежбицкая А. Сравнение — градация — метафора // Теория метафоры. -М., 1990.-С. 56-97.

42. Ветров А.А. Семиотика и ее основные проблемы. М.: Изд-во политич. лит-ры, 1968.-283 с.

43. Виноградов В.В. Итоги обсуждения вопросов стилистики // Вопросы языкознания. 1955. - № 1. - С. 60-87.

44. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М.: Гослитиздат, 1959. - 654 с.

45. Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М.: Изд-во АН СССР, 1963. - 255 с.

46. Виноградов В.В. История русских лингвистических учений. М.: Высшая школа, 1978. - 367 с.

47. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка (Основные проблемы социологического метода в науке о языке). — JL, 1929. — 188 с.

48. Воронин C.B. Об абсолютах и о синтезе // Современный Лаоокон. Эстетические проблемы синестезии. -М., 1992. С. 22.

49. Выготский Л.С. Психология искусства. -М.: Искусство, 1968. 576 с.

50. Выготский Л.С. Собрание сочинений // Вопросы теории и истории психологии. М.: Педагогика, 1982. - Т. 2. - 488 с.

51. Гадамер Г.-Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988.-700 с.

52. Галеев Б.М. Проблема синестезии в искусстве (философско-эстетический анализ): автореф. дис. . канд. филол. наук. Киев, 1985. -31 с.

53. Галлеев Б.М. Человек, Искусство, Техника. Проблема синестезии в искусстве. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1987. 264 с.

54. Галеев Б.М. Проблема синестезии в эстетике // Современный Лаокоон. Эстетические проблемы синестезии. М., 1992. - С. 5-9.

55. Галеева Н.Л. Параметры художественного текста и перевод. Тверь: Твер. Гос. ун-т., 1999. - 154 с.

56. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981 - 140 с.

57. Гартман Н. Эстетика. Киев: «Ника-Центр», 2004. — 639 с.

58. Гаспаров Б.М. Некоторые дескриптивные проблемы музыкальной семантики // Уч. зап. ТУ, № 411. Труды по знаковым системам. — Тарту, 1977. -Вып. 8. — С. 120-137.

59. Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. — М.: Просвещение, 1965.-408 с.

60. Гибсон Дж. Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. М.: Прогресс, 1988. - 462 с.

61. Гоббс Т. Избранные произведения в 2-х т. М.: Мысль, 1964. -322 с.

62. Горелов И.Н. Синестезия и мотивированные знаки подъязыков искусствоведения // Проблемы мотивированности языкового знака. -Калининград, 1976. С. 74-81.

63. Григорьян К.Н. Пейзаж в русской живописи и поэзии // Литература и живопись. Л., 1982. - С. 128-146.

64. Гришина О.Н. Проблемы контекстно-вариативного членения текста в стиле языка художественной и научной прозы // Функциональные стили и преподавание иностранных языков. — М., 1982. — С. 52—68.

65. Громов Е.С. Искусство и герменевтика в ее эстетических и социологических измерениях. СПб.: Алетейя, 2004. - 335 с.

66. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1984.-400 с.

67. Гусев С. С., Тульчинский Г. Л. Проблема понимания в философии: философско-гносеологический анализ. — М.: Политиздат, 1985. — 192 с.

68. Даниэль С. М. Термин и метафора в интерпретации живописного произведения // Советское искусствознание. М., 1986. - Вып. 20. - С. 255-266.

69. Даниэль С. Искусство видеть: О творческих способностях восприятия, о языке линий и красок и о воспитании зрителя. СПб.: Амфора, 2006. -206 с.

70. Делэ Н. Япония вечная. М.: АСТ:Астрель, 2006. - 160 с.

71. Деррида Ж. Письмо и различие. М.: Академический проект, 2000. - 496 с.

72. Дильтей В. Сущность философии. М.: Интрада, 2001. - 160 с.

73. Дмитриева Н. Изображение и слово. М.: Искусство, 1962. - 314 с.

74. Добрынина М.В. Интерпретация символа-образа и освоение смысла текста. Тверь: Изд-во Тверского ун-та, 2005 56 с.

75. Долидзе Д.И. К проблеме содержания в музыке // Психология речи и некоторые вопросы психолингвистики. Тбилиси: Мецнереба, 1983. — 134 с.

76. Долинин К.А. Интерпретация текста. М.: Просвещение, 1985. - 288 с.

77. Дубовик O.K. Возможные проявления некоторых текстовых категорий в абзаце английского научного текста // Научная литература. Язык, стиль, жанры. М., 1985. - С. 244-258.

78. Дымарский М.Я. Проблемы текстообразования и художественный текст (на материале русской прозы XIX-XX вв.). — М.: Эдиториал УРСС, 2001. -328 с.

79. Дюмулен Г. История Дзэн-буддизма. Индия и Китай. — СПб.: «ЯНА-ПРИНТ», 1994.-336 с.

80. Дьякова Т.А. Скрытый механизм синестезии // Современный Лаокоон. Эстетические проблемы синестезии. -М., 1992. С. 38-40.

81. Егоров Б.Ф. Жизнь и творчество Ю.М. Лотмана. М.: Новое литературное обозрение, 1999. - 384 с.

82. Елина Е.А. Вербальная интерпретация произведений изобразительного искусства. Номинативно-коммуникативный аспект. Саратов: Изд-во Сарат. гос. соц.-экон. ун-та, 2002. - 253 с.

83. Елина Е.А. Вербальные интерпретации произведений изобразительного искусства (номинативно-коммуникативный аспект): автореф. дис. . д-ра. филол. наук. — Волгоград: Издательство «Перемена», 2003. 48 с.

84. Ельмслев JL Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике. М., 1960.-Т. 1.-272 с.

85. Ермаш Г.Л. Искусство как мышление. — М.: Искусство, 1982. — 277 с.

86. Ефимов А.И. История русского литературного языка. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1954.-430 с.

87. Жегин Л.Ф. Язык живописного произведения (Условность древнего искусства). М., 1970. 342 с.

88. Жинкин Н.И. Сенсорная абстракция // Проблемы общей, возрастной и педагогической психологии. — М., 1978. С. 38-59.

89. Завельский А.А. Завельская Д.А. Текст и его интерпретация. Электронный ресурс. www.textologia.ru/article.aspx?ald= 149.

90. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. М.: Российский госуд. гуман. ун-т, 1999. — 382 с.

91. Звегинцев В.А. О цельнооформленности единиц текста // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1980. -Т 39. -№ 1.-С. 13-21.

92. Зедльмайр Г. Искусство и истина: Теория и метод истории искусства. -СПб.: Аксиома, 2000. 272 с.

93. Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. — М.: Флинта, 2006. — 240 с.

94. Земцова Л.А. Искусствоведческая рецензия как жанр массово-информационного дискурса: автор, дис. . канд. филол. наук. -Волгоград: Издательство «Перемена», 2006. 15 с.

95. Зильберт Б.А. Социопсихолингвистические исследования текстов радио, телевидения, газет. Саратов, 1986. - 210 с.

96. Злыднева Н. В. Фигуры речи и изобразительное искусство // Искусствознание 2001. -№1 - С. 3-44.

97. Змиевская H.A. Сопряженность текстовых категорий как принцип их функционирования // Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. 1984. -Вып. 228.-С. 127-136.

98. Золотоносов М.А. Метаморфозы терминологии и коммуникативный аспект культуры//Художественное творчество. Д., 1983.-С. 244—253.

99. Ингарден Р. Исследования по эстетике. М.: Иностр. Лит-ра, 1962. - 572 с.

100. Ипполитова H.A. Текст в системе обучения русскому языку в школе / H.A. Ипполитова. М.: Флинта, 1998. - 176 с.

101. Кайда Л.Г. Стилистика текста: от теории композиции к декодированию. -М.: Флинта, 2005. - 208 с.

102. Киселева Л.А. Вопросы теории речевого воздействия. Л.: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1978. - 160с.

103. Кожина М.Н. О диалогичности письменной научной речи: Учебное пособие по спецкурсу. Пермь: Пермск. гос. ун-т, 1986. - 92 с.

104. Кожина М.Н. О конструктивном принципе функционального стиля, его экстралингвистической основе и критериях стилистических оценок // Вопросы стилистики. — Саратов, 1972. —С. 17—30.

105. Кожина М.Н. О специфике научной речи в аспекте функциональной стилистики. Пермь: Пермск. гос. ун-т, 1966. — 213 с.

106. Кожина М.Н. Сопоставительное изучение научного стиля и некоторые тенденции его развития в период научноОтехнической революции // Язык и стиль научной литературы: Теоретические и прикладные проблемы. М., 1977. - С. 3-26.

107. Колшанский Г. В. О языковом механизме порождения текста // Вопросы языкознания. 1983. - № 3. - С.44-51.

108. Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. М., 1984.- 176 с.

109. Колшанский Г.В. Текст как единица коммуникации // Проблемы общего и германского языкознания. М., 1978. - С. 26-37.

110. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. — М.: Наука, 1975. — 720 с.

111. Кондаков Н.В. «Эффект синестезии» в литературно-художественной критике // Художественное творчество. — Л., 1983. — С. 253-258.

112. Кондильяк де Э.Б. Сочинения в 3-х т. — М.: Мысль, 1983. 388 с.

113. Котюрова М.П. Об экстралингвистических основаниях смысловой структуры научного текста. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. - 171 с.

114. Котюрова М.П. Научный текст и его цельность // Stylistyka VII. — 1998.-С. 329-341.

115. Кравцова М.Е. История культуры Китая. СПб.: Лань, 1999. - 415 с.

116. Красных В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность. — М.: Диалог, 1998.-352 с.

117. Кристева Ю. Избранные труды: Разрушение поэтики. М.: РОССПЭН, 2004. 656 с.

118. Крылова O.A. Коммуникативный синтаксис русского языка. М.: Изд-во Российск. ун-та дружбы народов, 1992. — 172 с.

119. Крылова O.A. Лингвистическая стилистика. М.: Высшая школа, 2006.- 120 с.

120. Крюков А.Н. Межъязыковая коммуникация и проблема понимания // Перевод и коммуникация. М.: ИЯ РАН, 1997. - С. 73-83.

121. Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистических идей во второй половине XX века // Вопросы языкознания. 1994. — № 4. - С. 34-37.

122. Кузнецова Н.В. Типология музыкальных произведений, взаимодействующих с живописью // Современный Лаокоон. Эстетические проблемы синестезии. М., 1992. - С. 25-26.

123. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. М.: Просвещение, 1988. -192 с.

124. Лакофф Д., Джонсон Н. Метафоры, которыми мы живем. // Теория метафоры. -М., 1990.-С. 387-415.

125. Левинтова Е.И. Место жанра в интерпретации // Общая стилистика: теоретические и прикладные аспекты. — Калинин, 1990. С. 43-56.

126. Леви-Стросс К. Мифологичные. I. Сырое и вареное // Семиотика и искусствометрие. М., 1972. - С. 25-49.

127. Левицкий Ю.А. Структура связного текста. — Пермь: Изд-во Пермск. гос. ун-та, 1978. 64 с.

128. Левицкий Ю.А. Проблема типологии текстов. — Пермь: ПГУ, 1998. -234 с.

129. Левицкий Ю.А. Лингвистика текста. М.: Высшая школа, 2006. - 207 с.

130. Лейбниц Г.В. Сочинения. В 4-х т. М.: Наука, 1984. -Т.З. — 734 с.

131. Лейчик В.М. Особенности терминологии общественных наук и сферы ее использования // Язык и стиль научного изложения. М.: Наука, 1983. -С. 70-88.

132. Леонтьев А.Н. О путях исследования восприятия//Восприятие и деятельность. М., 1976. — С.3—27.

133. Леонтьев А.Н. Язык, речь, речевая деятельность. — М.: Просвещение, 1969.-214 с.

134. Лилов А. Природа художественного творчества. — М.: Искусство, 1981 -479 с.

135. Локк Дж. Опыт о человеческом разуме//Локк Дж. Избранные философские произведения. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1960. - С. 55-696.

136. Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М.: Искусство, 1976. - 368 с.

137. Лосев А.Ф. Бытие имя - космос. - М.: Мысль, 1993. - 958 с.

138. Лотман Ю.М. Избранные статьи: В 3 т. Таллинн, 1992. - Т.1 - 479 с.

139. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб.: Искусство-СПб., 2000. - 703 с.

140. Лотман Ю.М. Об искусстве. СПб.: Искусство-СПб., 2005. - 752 с.

141. Лукин В.А. Художественный текст. Основы лингвистической теории и элементы анализа. М.: Ось-89, 1999. - 192 с.

142. Лурия А.Р. Курс общей психологии. Психология ощущения и восприятия. — М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1971. — 135 с.

143. Магалашвили А. Визуальный и вербальный знак в системе русского райка // Лотмановский сборник.3. -М., 2004. С. 571-577.

144. Мальчевская Т.Н. Специфика научных текстов и принципы их классификации // Особенности стиля научного изложения. М. 1976. -С. 104-116.

145. Малявин В.В. Книга Мудрых Радостей. М.: Наталис, 1997 (а). -431 с.

146. Малявин В.В. Книга Прозрений. М.: Наталис, 1997 (б). - 448 с.

147. Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. -Тверь: Изд-во Тверского ун-та, 1998. 200 с.

148. Матвеева Т.В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий / Т.В. Матвеева Свердловск: Изд-во Уральск, ун-та, 1990. - 168 с.

149. Матханова И.П. Проблемы интерпретационных исследований: типы и режимы интерпретации // Вестник Московского университета. — 2005. — Сер.9 Филология. - № 5. - С. 88-105.

150. Матусовская Е.М. Американская реалистическая живопись. — М.: Искусство, 1986.- 191 с.

151. Махлина С. Семиотика культуры и искусства. Словарь-справочник. -СПб.: Композитор, 2003. Кн. 1. - 264 с.

152. Медведев А.Р. Элементы субъективности в научно-технической речи // Вопросы анализа специального текста. — Уфа, 1985. С. 54-61.

153. Медведева С.Ю. К проблеме восприятия художественного текста // Речевое общение: проблемы и перспективы. М.: ИНИОН, 1983. - С. 160-183.

154. Мельвиль Ю.К. Чарльз Пирс и прагматизм. М.: Наука, 1968. - 340 с.

155. Мечковская Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура. — М.: Издательский центр « Академия», 2004. — 432 с.

156. Мешман Л.И. Композиционно-смысловая организация текста английской научной статьи // Функциональные стили и преподавание иностранных языков. М., 1982. - С. 14-27.

157. Миклош П. Двойное сообщение в одной картине// Семиотика и художественное творчество. — М.: Наука, 1977.

158. Милованова Н.Я. Наблюдения над средствами экспрессивности речи // Исследования по стилистике. Пермь, 1976. -Вып. 5. - С. 67-69.

159. Милованова Н.Я. Об особенностях употребления оценочной лексики в стиле научной прозы // Проблемы функционального языка и специфики речевой разновидности. Пермь, 1985. - С. 75-85.

160. Митрофанова О. Д. Язык научно-технической литературы как функционально-стилевое единство: автореф. дис. . д-ра филол. наук. — М.: Московский гос. ун-т, 1975. 55 с.

161. Моррис Ч. У. Основания теории знаков// Семиотика. М., 1983 - С. 37-89.

162. Москальская О.И. Текст как лингвистическое понятие // ИЯШ. 1978. - №3. - С. 9-17.

163. Мочалов Л.В. Пространство мира и пространство картины. М.: Сов. Художник, 1983. - 375с.

164. Мурзин Л.Н. Основы дериватологии. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1984.-56 с.

165. Мурзин Л.Н. Текст и его восприятие / Л.Н. Мурзин, A.C. Штерн. Свердловск: Изд-во Уральск, ун-та, 1991. 172 с.

166. Мусхешвили Н.Л., Шрейдер Ю.А. Значение текста как внутренний образ // Вопросы психологии. 1997. - №3. - С. 5-9.

167. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. -М.: Прогресс, 1981. -232 с.

168. Нечаева O.A. Функционально-смысловые типы речи (описание, повествование, рассуждение): автореф. дис. . д-ра филол. наук / Нечаева O.A.; Московский гос. ун-т М., 1975. - 46 с.

169. Никитина Е. С. Семиотика. М.: Академический проект, 2006. - 528 с.

170. Николаева Т.М. Лингвистика текста. Современное состояние и перспективы // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1978— Вып. 8. - С. 5-39.

171. Новиков А.И. Семантика текста и ее формализация. М.: Наука, 1983. -215 с.

172. Общее языкознание / под ред. А.Е. Супруна. Минск: Вышэйшая школа, 1983.-456 с.

173. Оганов A.A. Синестезия и синтез в искусстве // Современный Лаокоон. Эстетические проблемы синестезии. М., 1992. - С. 20-21.

174. Орлов М.Ю. Текстообразующая ирония в русской и англоязычной прозе: дис. . канд. филол. наук. Саратов: Сарат. пед. ин-т, 2005. - 170 с.

175. Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. -М.: Изд-во МГИК, 1994. 214 с.

176. Ортега-и-Гассет X. Эстетика. Философия культуры. М.: Искусство, 1991.-587 с.

177. Панфилов А.К. Лекции по стилистике русского языка. М.: МГПИ им. Ленина, 1972. - 105 с.

178. Петров В.В. Семантика научных терминов. Новосибирск: Наука, 1982.- 128 с.

179. Петров В.М. Количественные методы в искусствовзнании. М.: Смысл, 2000. - 204 с.

180. Пешковский A.M. Вопросы методики родного языка, лингвистики и стилистики. М. - Л.: Госиздат, 1930. - 176 с.

181. Пирс Ч. Избранные философские произведения. М.: Логос, 2000 -412 с.

182. Пищальникова В.А. Проблемы лингвоэстетического анализа художественного текста. — Барнаул: Алтайский государственный университет, 1984. — 59 с.

183. Портнов А.Н. Язык и сознание: основные парадигмы исследования проблемы в философии XIX — ХХвв. Иваново: Изд-во Ивановского унта, 1994.-370 с.

184. Поспелов Г.Н. Искусство и эстетика. М.: Искусство, 1984. - 325 с.

185. Почепцов Г.Г. Семиотика. . -М.: Ваклер, 2002. 432 с.

186. Разинкина Н.М. Развитие языка английской научной литературы (лингвостилистическое исследование). М.: Наука, 1978. - 212 с.

187. Разинкина Н.М. Стилистика английской научной речи / Н.М. Разинкина. Элементы эмоционально-субъективной оценки. М.: Наука, 1972.- 168 с.

188. Раушенбах Б.В. Геометрия картины и зрительное восприятие. СПб.: Азбука-классика, 2001. - 320 с.

189. Рейман Е.А. Обусловленность употребления личных глагольгых форм характером содержания научного текста // Язык и стиль научной литературы. Теоретические и прикладные проблемы. М., 1977. - С. 255-269.

190. Реформатский А. Лингвистика и полиграфия // Письменность и революция. М.-Л., 1933. - С. 42-58.

191. Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки по герменевтике. М.: Медиум, 1995.-272 с.

192. Россихина Г.Н. О распределении композиционно-речевых форм по функциональным стилям // Научный и общественно-политический текст: лингвистические и лингводидактические аспекты изучения. М., 1991. -С. 50-58.

193. Руднев В.П. Прочь от реальности: исследования по философии текста. М.: Аграф, 2000. - 432 с.

194. Салимовский В.А. Взаимосвязь лексических и синтаксических единиц в функционально-стилистичеком аспекте // Типология текста в функционально-стилистическом аспекте. — Пермь, 1990. С. 43-58.

195. Салимовский В.А. Функционально-стилистическая традиция изучения жанров речи // Жанры речи. Саратов, 1999. - С. 61-75.

196. Сарабьянов Д.В. Турчин B.C. Предисловие // Кандинский В.В. Избранные труды по теории искусства. М.: Гилея, 2001. - С. 5-27.

197. Свасьян К.А. Проблема символа в современной философии. Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1980. - 226 с.

198. Селиванова О.Н. Общее и различное в интерпретациях пейзажа в искусствоведческих текстах разноструктурных языков: дис. . канд. филол. наук. Саратов, 2007 - 183 с.

199. Селиванова О.Н. Общее и различное в интерпретациях пейзажа в искусствоведческих текстах разноструктурных языков: автореф. дис. . канд. филол. наук. Саратов: Сателлит, 2007 - 22 с.

200. Сенкевич М.П. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. М.: Высшая щкола, 1976. — 263 с.

201. Сидоров Е.В. Основы современной концепции текста: автореф. дис. . д-ра филол. н., М., 1987 (а).- 456 с.

202. Сидоров Е.В. Системное определение текста и некоторые проблемы коммуникативной лингвистики // Вопросы системной организации речи. -М., 1987 (б).-357 с.

203. Сиротинина О.Б. Современная разговорная речь и ее особенности. -М.: Просвещение, 1974. 144 с.

204. Сиротинина О.Б. Тексты, текстоиды, дискурсы в зоне разговорной речи // Человек -текст-культура. — Екатеринбург, 1994. С. 105-124.

205. Скребнев Ю.М. Введение в коллоквиалистику / Ю.М. Скребнев. -Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 1985. — 211 с.

206. Славгородская JI.B. Научный диалог (лингвистические проблемы) / JI.B. Славгородская. JL: Наука 1986. - 168 с.

207. Солганик Г .Я. Стилистика текста. М.: Флинта, 2006. - 256 с.

208. Соломоник А. Семиотика и лингвистика. — М: Молодая гвардия, 1995. -347 с.

209. Сорокин Ю.А. Перево доведение: статус переводчика и психогерменевтические процедуры. -М.: Гнозис, 2003. 160 с.

210. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М.: Наука, 1985. -816 с.

211. Сорокин Ю.А., Трасов Е.Ф. Креализованные тексты и их коммуникативная функция // Оптимизация речевого воздействия. М.: Наука, 1990.-239 с.

212. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1977. - 696 с.

213. Степанов Ю. С. Семиотика. М., 1971 - 167 с.

214. Степанов Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип Причинности // Язык и наука конца XX века. М.: изд. центр РГГУ, 1995.-С. 35 -75.

215. Стернин И.А. Проблемы анализа структуры значения слова. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1979. 156 с.

216. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. М.: Наука, 2003.-696 с.

217. Стоянович А. Стереотипные компоненты архитектоники научного текста. Электронный ресурс. — www/psu/ru/pub/filologl/l7.rtf.

218. Сурина М.О. Цвет и символ в искусстве, дизайне и арзитектуре. М.: ИКЦ «Март», 2005. - 152 с.

219. Тальягамбе С. Зрительное восприятие как метафора // Вопросы философии. 1985.-№ 10.-С. 123-131.

220. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц / В.Н. Телия. М.: Наука, 1986. - 144 с.

221. Тодоров Ц. Поэтика//Структурализм: «за» и «против». М.: Прогресс, 1975.-С. 37-113.

222. Торчинов Е.А. Даосизм: Опыт историко-религиозного описания. — СПб.: Издательство «Лань», 1998.-448 с.

223. Троянская Е.С. К вопросу о лингвистических признаках функциональных стилей // Стиль научной речи. М., 1978. - С. 43-48.

224. Троянская Е.С. Лингво-стилистические исследования немецкой научной литературы / Е.С. Троянская. М.: Наука, 1982. - 312 с.

225. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966. - 451 с.

226. Успенский Б.А. Семиотика искусства. М.: Языки славянской культуры, 2005. - 360 с.

227. Филлипов К.А. Лингвистика текста и проблемы анализа устной речи. Л.: Изд-во Ленинградск. гос. ун-та, 1989. - 96 с.

228. Формановская Н.И. Культура общения и речевой этикет. — М.: ИКАР, 2002.-234 с.

229. Фреге Г. Смысл и денотат//Семиотика и информатика. М.: ВИНИТИ, 1977. -Вып. 8. - С 14-17.

230. Хайдеггер М. Исток художественного творения//Зарубежная эстетика и теория литературы 19-20 вв. М., 1987. - С.264-312.

231. Хомский Н. Язык и мышление. М.: Изд-во МГУ, 1972. - 122 с.

232. Цвиллинг М.Я. Специфика общественно-научного текста // Разновидности и жанры научной прозы. Лингвостилистические особенности. -М., 1989. С. 27-36.

233. Цоллингер Г. Биологические аспекты цветовой лексики // Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики. М.: Мир, 1995. - С. 156-171.

234. Чернявская В.Е. Некоторые текстообразующие факторы научно-критического текста: интеллектуальность. М.: КомКнига, 2006. - 128 с.

235. Чувакин A.A. Межтекстовые отношения как проблема теории текста // Актуальные проблемы текста: лингвистическая теория и практика обучения. Улан-Удэ, 2004. - С. 24-27.

236. Шлейермахер Ф. Герменевтика. М.: Европейский Дом, 2004. - 242 с.

237. Щерба JI.B. Языковая система и речевая деятельность. Д.: Наука, 1974.-428 с.

238. Эко У. О членении кинематографического кода // Строение фильма. -М., 1985.-С. 79-101.

239. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. — СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1998. 432 с.

240. Эко У. Роль читателя: Исследования по семиотике текста. СПб.: «Симпозиум», 2005. - 502 с.

241. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / под ред. В. Н. Ярцева. М.: Большая российская энциклопедия, 1998. - 685 с.

242. Якимович А.К. Художник и слово. Визуальные и вербальные аспекты авангардизма // Искусствознание. 1999. - № 2. - С. 275-289.

243. Якобсон Р. О. В поисках сущности языка // Семиотика. М.: Радуга, 1983.-С. 102-117.

244. Якобсон P.O. Язык в отношении к другим системам коммуникации. -М.: Радуга, 1970-467 с.

245. Якобсон P.O. Лингвистика и поэтика // «Структурализм: «за» и «против». М.: Прогресс, 1975. С. 193-230.

246. Якобсон P.O. Избранные работы. М., 1985. - 445 с.

247. Якубинский Л.П. Избранные работы. Язык и функционирование. — М.,-1986. 477 с.

248. Beaugrande R.A. de, Dressler W.U. Introduction to text linguistics / R.A de Beaugrande, W.U. Dressier. London and New York: Longman, 1981. -270 p.

249. Benjamin W. Illuminations: Essays and Reflections. Schocken? 1985. -278 p.

250. Bonheim H. Theory of Narrative Modes // Semiótica. Hague: Mouton, 1975. - Vol. 14, N 4. - P. 329-344.

251. Droste F.G. Symbols, icons and sign processes // Linguistics: An interdisciplinary j. of the lang. sciences. Berlin (West): 1989. - Vol. 27 - # 5.

252. Eysenk H. General Factor in Aesthetic Judgment. Brit. J. Psychol., 31. -1941.-P. 94-102.

253. Eysenk H. Sense and Nonsense in Psychology. London: Penguin, 1957. -349 p.

254. Gordon I. A. The Movement of English Prose. London: Longmans, 1966. - 182 p.

255. Greimas A. J., Raistier The Interaction of Semiotic Constraints// Yale French Studies, 1968. № 41. - p. 86-105.

256. Halliday M.A. Cohesion in English / M.A. Halliday, R. Hasan London: Longman, 1976. - 374 p.

257. Hutten E. H. The language of modern physics. New York: Macmillan Company, 1956.-278 p.

258. King D. A choice of words. Oxford, 1969. - 357 p.

259. Ouspensky L., Lossky V. The Meaning of Icons. Boston, 1952. - 347 p.

260. Pierce C. S. Semiotic and Signifies: The Correspondence between Charles S. Pierce and Victoria Lady Welby. -Bloomington: Indiana Univ. Press, 1977. -201 p.

261. Savory Th. H. The language of science. Its growth, character and usage. -London: Edward Arnold, 1953. 184 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.