Типы диалогических отношений между национальными литературами (на материале произведений русских писателей второй половины ХIХ в. и татарских прозаиков первой трети ХХ в.) тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.02, доктор филологических наук Аминева, Венера Рудалевна

  • Аминева, Венера Рудалевна
  • доктор филологических наукдоктор филологических наук
  • 2010, КазаньКазань
  • Специальность ВАК РФ10.01.02
  • Количество страниц 632
Аминева, Венера Рудалевна. Типы диалогических отношений между национальными литературами (на материале произведений русских писателей второй половины ХIХ в. и татарских прозаиков первой трети ХХ в.): дис. доктор филологических наук: 10.01.02 - Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы). Казань. 2010. 632 с.

Оглавление диссертации доктор филологических наук Аминева, Венера Рудалевна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. МЕЖЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС:

ПРИНЦИПЫ СИСТЕМАТИЗАЦИИ

1.1. Формы межлитературного процесса и их осмысление в литературоведении

1.2. Универсалии словесно-художественного искусства как категории компаративистских исследований

1.3. Инонациональные литературно-художественные традиции: пути интерпретации

1.4. Межлитературный диалог как понятие компаративистики

ГЛАВА 2. «"СВОЕ", ПРОТИВОПОСТАВЛЕННОЕ "ЧУЖОМУ"»

2.1. «Основания рациональности» в сопоставительном изучении русской и татарской литератур

2.2. Ценностно-смысловые установки сопоставляемых культур и национально-исторические типы художественной семантики

ГЛАВА 3. «"СВОЕ", ПОЛЕМИЗИРУЮЩЕЕ С "ЧУЖИМ"»

3.1. Мотивационные структуры в прозе русских и татарских писателей

3.2. Особенности организации субъектной сферы в произведениях русских и татарских прозаиков

ГЛАВА 4. «"СВОЕ" КАК ПЕРЕСТРУКТУРИРОВАННОЕ "ЧУЖОЕ"»

4.1. Жанрово-психологическая трактовка человека в произведениях

Г. Исхаки и Ф. Амирхана

4.2. Рефлектирующий герой Г. Ибрагимова: пути самосознания

4.3. Код «сверхчеловека» в повести Г. Рахима «Идель»

ГЛАВА 5. «"СВОЕ", СХОДНОЕ С "ЧУЖИМ"»

5.1. Художественная феноменология эмоциональной жизни в произведениях русских и татарских писателей

5.2. Пространственно-временная организация текста как форма психологизма в русской и татарской прозе

5.3. Художественно-содержательное своеобразие сновидений в произведениях Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, Г. Ибрагимова,

Г. Исхаки, Г. Рахима

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Типы диалогических отношений между национальными литературами (на материале произведений русских писателей второй половины ХIХ в. и татарских прозаиков первой трети ХХ в.)»

Одной из актуальных задач современного литературоведения является исследование межлитературного процесса, содержание, структура и формы которого отражают глубинные тенденции и закономерности как мирового, так и национального художественно-эстетического развития. Поиск универсалий, конституирующих единство разных национальных литератур, и выявление их уникальности и самобытности - две противоположные процедуры, которые совмещаются в рамках компаративистской методологии.

Сравнительное изучение национальных литератур может быть ориентировано на поиски общего в единичном, создание моделей, типологий, классификаций. Так, в соответствии с концепцией Д.Дюришина, на основе «генетически-контактных связей» и «системно-типологических схождений» складываются исторически обусловленные «межлитературные общности», имеющие свою, обусловленную разными причинами динамику и образующие в совокупности «мировую литературу» [Цюри-шин, 1979].

Другой путь сравнительного анализа опирается главным образом на идею уникальности национальных художественно-эстетических систем и стремится к постижению их идентичности. Поиску глобальных закономерностей, сведению литературных феноменов к «общему источнику» или универсалиям словесно-художественного искусства противопоставляется изучение конкретного национального литературного процесса, творчества писателя, идейно-эстетической концепции, метода, жанрово-стилистических особенностей произведений с привлечением возможностей компаративистики, в контексте иной национальной литературы. Г.А.Тиме утверждает: «. будущее принадлежит, по всей видимости, именно выявлению национальных "моделей мышления", включающих и внелитературные аспекты, а также изучению их взаимодействия и взаимопроникновения» [Проблемы современного сравнительного литературоведения, 2004, с. 80]. Значение этой методологической установки в полной мере раскрывается в новейшее время — время перехода от монологических форм духовной жизни к плюралистическим.

Рост национального самосознания разных народов, поликультурность современного общества, существование в нем разных конфессий, идеологий и ценностных ориентаций актуализируют проблемы диалога, коммуникации, идентичности, понимания «Другого». В связи с этим возникает необходимость пересмотра устоявшихся схем и понятий сравнительного литературоведения.

Компаративистские исследования, выполненные в традиционном генетическом и типологическом руслах, подвергаются критике. Первые отличаются эмпиризмом и описательностью и, как следствие, невниманием к проблемам поэтики. В программных трудах А.Димы и Д.Дюришина речь идет о «пресыщенности в разработке влияний», о том, что поиск общих истоков литературных явлений ведет к завышенной оценке внелитературных факторов, а в конечном счете - к фактографии [Дима, 1977, с. 137]. При типологическом подходе национальные художественные системы описываются с помощью одного и того же метаязыка, ставится цель - создать некую «наднациональную» теорию, призванную обобщить художественно-эстетический опыт разных национальных литератур. При этом в тени остаются национальный контекст историко-литературных процессов, художественный мир отдельных писателей, взятый в своей неповторимой содержательности.

Ряд ученых обращается к диалогическому сопоставлению индивидуализированных творческих практик, национальных художественно-эстетических традиций. Перспективными признаются научные разыскания в области имагологии — познания духовного образа народа с точки зрения иного национального сознания. Приоритетным направлением сравнительного литературоведения становится изучение закономерностей в межлитературных отношениях, поиски системности в них [см.: Колесников, 2004; Проблемы современного сравнительного литературоведения, 2004; Проблемы сравнительного и сопоставительного литературоведения Поволжья, 2010; Чалисова, 2000 и др.]. В свете тенденций развития современной теоретической компаративистики актуальной представляется задача — выработать новый подход к описанию межлитературного процесса, новые принципы его систематизации.

Познать сущность какого-либо литературного явления невозможно без проведения аналогий, параллелей, соотнесения, сопоставления его с другими, ему подобными или отличными от него, поэтому элементы сравнительного анализа - фоновые, имманентные либо базовые — присутствуют в каждом литературоведческом исследовании. И.Н.Лагутина фиксирует превращение литературоведения на современном этапе в «культурную компаративистику» - изучение «"живых" взаимосвязей литературного текста и культурных моделей эпохи — литература встраивается в структуру культуры - "всемирную паутину" (Web) — и становится, действительно, всемирной» [Проблемы современного сравнительного литературоведения, 2004, с. 90]. Наряду с проникновением сравнительного подхода во все области литературоведения, расширением проблемно-тематического поля компаративистики наблюдается другая тенденция: сравнительное литературоведение смыкается с философской и психологической антропологией, этнографией, социальной психологией, историей, активно использует методы других наук: герменевтики, рецептивной эстетики, семиотики, структурализма. Функции компаративистики и ее статус в современном литературоведении позволяют поставить на качественно новой основе фундаментальные проблемы межлитературных взаимодействий. Эти проблемы обостряются в условиях обнаруживающейся универсальности цивилизационного процесса, с одной стороны, и усиливающейся потребности в культурной самоидентификации - с другой.

Особое значение данной теме придает билингвизм, определяющий социокультурную ситуацию во многих национальных республиках. Владение двумя или несколькими языками, чтение художественных текстов, принадлежащих разным национальным литературам, в оригинале способствуют восприятию своей культуры в столкновении и единстве с культурами других народов страны и ряда государств постсоветского пространства. Возникающее в сознании читателей сопоставление «своего» и «чужого» может стать основой для образования новых научных парадигм, соответствующих реалиям современных межлитературных взаимодействий.

Тему диссертации позволяет считать актуальной и тот факт, что диалогич-ность в современных условиях выступает в качестве философского принципа осмысления окружающего мира и обеспечивает полноту его постижения возможностью совмещения двух позиций - позиции «вживания» и позиции «вненаходимо-сти» (М.М.Бахтин).

Изучение русско-татарских литературных связей имеет свою историю.

В татарской литературоведческой науке первые опыты в области компаративных исследований были сделаны К.Насыри («Сказки казанских татар в сопоставлении их со сказками других народов», 1900, совместно с П.Л.Поляковым). Принципы и приемы анализа межлитературных взаимодействий складываются в 1920 - 1930-е гг. в книгах Г.Нигмати («Эдэбият мэйданында», «На арене литературы», 1925), Г.Сагди («Татар эдэбияты тарихы», «История татарской литературы», 1926; «Символизм турында», «О символизме», 1932), Г.Газиза, Г.Рахима («Татар эдэбияты тарихы», «История татарской литературы», 1923 - 1925) и некоторых других ученых. В статье Г.Кутуя «Влияние русской литературы на Г.Тукая» дана типология межлитературных связей: «тэкълид (ияру)» - подражание, «узлэштеру» — усвоение, «файдалану» — использование. Данная классификация показательна для татарского литературоведения этого периода. С одной стороны, она сориентирована на традиции арабских поэтик, в которых личному, творческому началу отводилась второстепенная роль в генезисе словесного искусства, а оригинальность понималась как улучшенная передача традиционных мотивов, с другой — соотносится с теорией влияний и заимствований, сложившейся в рамках сравнительно-исторического метода изучения литератур.

Вопросы влияния русской литературы, в частности творчества А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.В.Гоголя, Л.Н.Толстого, на татарских писателей начала XX в. освещаются в статьях Н.Вагапа, Г.Тулымбая, З.Шарки, И.Гази, Ф.Бурнаша, М.Гайнуллина, Х.Хисматуллина и др. В монографии И.Г.Пехтелева «Тукай и русская литература» содержатся объяснение и оценка тех сторон творчества татарского поэта, которые органически связывают его с русской литературой. Родственность эстетической позиции Тукая и Пушкина объясняется фактом влияния. И.Г.Пехтелев уточняет: «Пушкин влиял на Тукая не одной какой-либо стороной своего творчества, а всем характером и складом своей деятельности - глубиной мысли, правдивостью воспроизведения жизни, неповторимой силой поэтического вдохновения, остротой эстетического самосознания, верой в неиссякаемые силы народа, гуманизмом - всем тем, что составляет нетленное достоинство творений русского поэта» [Пех-телев, 1966, с. 63]. Близость Тукая к Пушкину, по И.Г.Петхтелеву, выразилась в понимании глубокого жизненного и художественного значения творчества русского поэта, в конкретных темах, образах и мотивах лирики классика татарской литературы, в переводах и свободном творческом истолковании отдельных произведений Пушкина. И.Г.Пехтелев указывает и на ряд произведений Тукая, представляющих собой переводы, поэтическую переработку известных стихотворений Лермонтова. Исследование темы «Тукай и Некрасов» в соответствии с методикой генетического сопоставления начинается с характеристики контекста, «почвы» рецепции: автор выясняет, каким путем Тукай мог познакомиться с творчеством Некрасова. Сравнительная характеристика произведений, посвященных теме народных страданий («Размышления у парадного подъезда» и «Дача»), изображению «женской доли» («Вчерашний день, часу в шестом» и «Опозоренной татарской девушке»), созданных поэтами образов борцов за свободу народа («Памяти Добролюбова» и «Светлой памяти Хусаина»), убеждает в «идейном единстве Некрасова и Тукая», основой которого является «близость их творческих позиций в целом» [Пехтелев, 1966, с. 120].

В татарском литературоведении существует точка зрения, высказанная в 1926 г. Г.Сагди, согласно которой возникновение в татарской литературе новых направлений, жанров европейского типа обусловлено влиянием русской и турецкой литератур [Сэгъди, 1926, с. 76]. И.З.Нуруллин констатирует: «К концу XIX века все больше усиливается интерес к русской литературе, в то же время все более остывает он по отношению к турецкой. <.> Одним из показателей этого было резкое увеличение - как в количественном, так и в качественном отношении - переводов и заимствований» [Нуруллин, 1971, с. 52 - 53]. Ученый называет влияние русской литературы одним из факторов, способствовавших зарождению и развитию критического реализма в татарской литературе: «. писатели-реалисты помимо традиций национальной просветительской литературы обращались к традициям русской классической литературы, <. .> воспринимали и творчески усваивали приемы реализма» [Нуруллин, 1971, с. 229]. Об изменении жанрового облика татарской литературы начала XX в. в процессе освоения литературно-художественного опыта русской литературы речь идет в статье М.Х.Хасанова и

Ф.М.Мусина «Творческое обогащение в процессе взаимодействия татарской и русской литератур» [Взаимодействие и взаимообогащение., 1988, с. 57 - 72].

Приемы и способы психологического изображения в произведениях татарских писателей рассматриваются литературоведами преимущественно в контактно-генетических связях с творчеством русских художников слова. С точки зрения А.Д.Сайганова, психологическое искусство Ф.Амирхана формируется под влиянием многих факторов, в том числе и традиций русской литературы. Факт успешного преломления в произведениях Ф.Амирхана тургеневских и чеховских психологических средств объясняется следующим образом: «Психологический анализ у Ф.Амирхана, Г.Ибрагимова, Ш.Камала - результат не только таланта и личных заслуг этих художников, но и факт преемственности. Он был подготовлен многосторонним художественным развитием, вбиравшим в себя как традиции русской и восточной классики, так и первые успешные опыты зачинателей татарского реализма» [Сайганов, 1982, с. 94]. Ф.М.Хатипов раскрывает особенности психологизма Ф.Амирхана, сочетающего изображение духовного мира человека с социальным анализом, впервые в татарской прозе обратившегося к описанию интеллектуально-мыслительной работы как к средству индивидуализации и типизации характера. В незаконченном романе «На перепутье» «автор задался целью по-толстовски обстоятельно описать еле заметные колыхания струн человеческой души, эмоции, переливы настроения, смену чувств» [Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирхана, 1989, с. 20]. В монографии М.Х.Хасанова «Галимджан Ибрагимов», содержащей целостный анализ жизненного и творческого пути писателя, характеристику его общественно-литературной деятельности, высказываются суждения о новаторстве Ибрагимова как художника-психолога: «Внутренние монологи как средство психологического анализа в татарскую прозу впервые ввел именно Г.Ибрагимов. Он опирался на достижения русской классической литературы, особенно Л.Н.Толстого» [Хасанов, 1977-, с. 38].

Вопрос о соотношении национального художественного опыта с инонациональным приобретает принципиальное значение и при осмыслении своеобразия художественного метода писателей. Ф.М.Мусин, ссылаясь на наблюдение Г.Тукая о том, что Ф.Амирхан по красоте стиля похож на И.С.Тургенева, по силе юмора - на

Н.В.Гоголя, а по тонкости передачи психологических характеристик — на Ф.М.Достоевского, утверждает: «Ф.Амирхан не только укрепил и углубил связи татарской литературы в начале нашего столетия с национальными идейно-художественными традициями прошлого, но также способствовал активному приобщению ее к мировой культуре» [Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирха-на, 1989, с. 11]. Говоря о комплексном освоении чеховских традиций татарскими писателями начала XX в., Р.М.Гайсин констатирует «проникновение» в прозу Ф.Амирхана элементов чеховского пейзажа, появление «сознательной ориентировки на поэтику сюжета и жанра чеховского рассказа, а потом и драмы» [Гайсин, 2007, с. 91].

Типологические параллели между русской и татарской литературами XIX -XX вв. на уровне тем, мотивов, образов, жанров, методов, творческих индивидуальностей писателей устанавливает Г.Халит, наметивший перспективные направления в изучении русско-татарских литературных связей. Так, пьесы Г.Камала он сравнивает с драмами А.Н.Островского, объясняя внутреннюю близость содержания произведений типологическим родством отображаемых социально-нравственных явлений и высказывая предположение, что при написании «Прелюбодеяния» Г.Камал «использовал некоторые принципы построения драматической интриги "Грозы"» [Халит, 1985, с. 50]. Ф.Амирхан, по наблюдениям ученого, первым из татарских писателей обратился к творчеству Л.Андреева, применял некоторые его стилевые приемы (например, в нэсере «Татарка»), но иначе решал проблему жизни и смерти -центральную в переведенном им «Рассказе о семи повешенных» [Халит, 1985, с. 110—111]. Предметом специального исследования становится своеобразие психологизма Г.Тукая, Ф.Амирхана, Ш.Камала, Г.Ибрагимова - писателей, аналитически изображающих внутреннюю жизнь человека. Один из разделов книги «Многоликая лирика» имеет название «Лирический герой Тукая и "диалектика души"». Но типологическое сходство структуры и принципов развития характеров в произведениях русских и татарских писателей не является для Г.Халита результатом простого «влияния» одной национальной литературы на другую. Это — процесс творческого усвоения, результатом которого стало создание оригинальной национальной формы психологического романа и повести.

Г.Халит говорит о зарождении в татарской литературе начала XX в. реалистических принципов художественного воспроизведения действительности, в частности принципа детерминизма, подчеркивая его художественно-эстетическое обогащение: «. наряду с дальнейшим развитием в ней (в татарской литературе — В.А.) традиционной нравственной доминанты детерминизма давали о себе знать социальный, исторический, психологический, антропологический и другие его аспекты. <. .> На самом же деле наследие татарской литературы начала XX в. отмечено многоликостью художественного детерминизма как принципа разносторонне обусловленного изображения явлений жизни, человеческих отношений и переживаний» [История татарской., 2003, с. 198]. Типологические параллели указывают на линии потенциально возможных контактов.

В книге М.Д.Сахапова «Исхаки и татарская литература XX века» определяется формообразующая, конструктивная роль эстетических и этико-философских взглядов писателя в организации художественного мира его произведений: способов построения характеров, жанрового и сюжетно-композиционного единства повестей «Остазбикэ», «Суннетчи бабай», «Осень», романов «Он еще колеблется», «Он еще не был женат» и других. М.Д.Сахапов характеризует особенности творческой манеры Г.Исхаки, обращая внимание на аналитическое воспроизведение внутреннего мира человека: «. фабула и сюжет на событийной основе отодвигаются на второй план, и на авансцену вступают внутренние, психологические процессы, переживаемые героями, причем внутренний мир героев сложный и противоречивый, насыщенный острыми психологическими конфликтами - чутким реагированием на жизненные драматические конфликты и ситуации, отражающий столкновения мировоззренческих позиций героев» [Сахапов, 2003, с. 498]. Отмечается интерес писателя к исключительно сложной сфере человеческой психики -явлениям на грани бессознательного и иррационального. В данном случае очевидна структурная близость художественного психологизма Г.Исхаки и русских художников слова (Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского и других).

Две стороны межлитературного процесса — контактно-генетические связи и типологические схождения — постепенно начинают осознаваться как категории, образующие подвижную формулу, функционирование которой зависит от конкретного национально-литературного и исторического материала. Показательно в этом плане диссертационное исследование Ю.Г.Нигматуллиной «Повести И.С.Тургенева 60 - 70-х годов и их традиции в татарской литературе начала XX века (И.С.Тургенев и Ф.Амирхан)», в котором рассматриваются формы освоения инонационального литературно-художественного опыта в татарской литературе начала XX в.: переводы произведений И.С.Тургенева, критико-биографические статьи о нем, развитие основных тем, проблем, художественных принципов творчества классика русской литературы. Учеником И.С.Тургенева, преемником его традиций назван Ф.Амирхан: «Психологическому анализу Ф.Амирхан учился у русских классиков, прежде всего у своего любимого писателя И.С.Тургенева. <. .> Тургеневский способ раскрытия общественных противоречий через историю духовной жизни героя, тургеневские формы психологического анализа были восприняты Ф.Амирханом как лучшее средство борьбы с дидактизмом в татарской литературе» [Нигматуллина, 1962, с. 151 - 152].

Типологическое сходство творчества русского и татарского писателей, проявляющееся в жанрово-стилистических особенностях их произведений, принципах художественного воссоздания действительности, трактуется как явление, обусловленное воздействием традиций тургеневской повести на прозу ФАмирхана. Инонациональное влияние, приводящее к подвижности литературно-эстетических границ, историко-литературных структур, свидетельствовало об обогащении татарской литературы разнообразными приемами психологического изображения (психологические портреты, пейзажи, описание внешнего проявления чувств, внутренние монологи и т. д.) и о формировании в ней жанра социально-психологической повести, вбирающей в себе элементы романа [Нигматуллина, 1962, с. 192].

Обнаруживая точки соприкосновения творчества Тургенева и Амирхана — тематические, сюжетные, психологические, стилистические, Ю.Г.Нигматуллина уделяет большое внимание характеристике новаторского своеобразия повестей татарского писателя: «Однако повести Ф.Амирхана — это не просто повторение в другой национальной литературе принципов тургеневской повести, это новая в литературе, своеобразная форма повести. Ее отличие от тургеневской повести заключается в следующем: повесть-воспоминание Тургенева выполняла, хотя и в своеобразной форме, функции исторической повести. Она изучала подступы к современности писателя, раскрывала связь настоящего с прошлым. Повести Ф.Амирхана в большинстве своем являются непосредственным откликом на современность, отличаются большей политической остротой» [Нигматуллина, 1962, с. 191 - 192].

В монографии Н.М.Валеева «В мире нравственных исканий» предметом анализа становится ситуация «духовного испытания» в произведениях Ф.Амирхана. Она сохраняет сложившийся в русском романе устойчивый комплекс признаков и представляет собой двуединый процесс испытания личности требованиями общества и самой действительности - онтологическими потребностями личности. Например, в пьесе «Молодежь» Ф.Амирхан, реализуя идею «духовного испытания» молодого поколения на прочность, подвергает героя проверке любовью. Как полагает исследователь, «сближение ситуаций "духовного испытания" в романах Тургенева и пьесе Ф.Амирхана достигает максимальной степени. Движение Амирхана в русле тургеневских традиций бесспорно» [Валеев, 1985, с. 76]. Выявляя сходство сюжетной схемы «духовного испытания», применяемой Ф.Амирханом, с ситуациями нравственного суда в произведениях И.С.Тургенева, И.А.Гончарова, Л.Н.Толстого, Н.М.Валеев подчеркивает «непрерывную изменчивость» и «гибкую вариативность» данной модели в творчестве татарского писателя. Расширяется круг персонажей, которые подвергаются «духовному испытанию»: это и татарская девушка, плененная законами шариата и обычаями ислама («Татарка», «Хаят»); и передовые общественные деятели, подвергающие общественному суду изживший себя быт своего народа («Знали бы - не знакомились», «Молодежь»); герои «перепутья» и духовные скитальцы, не нашедшие своего места в жизни, мучающиеся сомнениями и «проклятыми вопросами», типологически родственные «лишним людям» русской действительности 30 — 40-х гг. XIX в. («Счастливые минуты», «На перепутье»); представители мусульманского духовенства, мир которых не выдерживает критики просвещенного разума («Фатхулла-хазрет»); учащиеся старометодных медресе, уходящие от окружающей их действительности в область мечты («Любовь Габдельбасы-ра»). Национально-историческое содержание обнаруживает себя в объяснении трагического, драматического или комического итога изображаемого писателем «духовного испытания». Проведенное исследование свидетельствует о том, что «в Амирхане совершился тот духовный поворот к русской и западноевропейской культуре и литературе, который знаменовал собою момент татарского возрождения, роста национального самосознания» [Валеев, 1985, с. 116].

Внимание литературоведов привлекают такие темы, как «Н.В.Гоголь и татарская литература» (М.Х.Гайнуллин, Х.Хисматуллин, Р.Башкуров), «М.Горысий и татарская литература» (Х.Усманов, М.Х.Гайнуллин), «Л.Н.Толстой и татарская литература» (М.Х.Гайнуллин, Р.Мустафин, Р.Башкуров, Ф.И.Агзамов, М.С.Магдеев, О.Х.Кадыров и др.). Закономерности восприятия творческого наследия русских художников слова осмысливаются сквозь призму категорий компаративистики. При этом контактно-генетический аспект представлен как стимулирующий возникновение типологических параллелей. Так, О.Х.Кадыров воссоздает модели аккультурации, т. е. формы вхождения творений Л.Н.Толстого в татарскую культуру: переводы, критические статьи, влияние эстетики Л.Н.Толстого на худогжественный метод татарских писателей. В диссертационном труде «Роль Л.Н.Толстого в становлении и развитии татарской реалистической литературы» рассмотрен широкий круг источников, включающий материалы, разбросанные по журнальным и газетным страницам и важные для понимания социокультурных и историко-литературных аспектов межлитературной рецепции; составлена база данных о публикациях произведений Л.Н.Толстого на татарском языке, а также сведения о статьях в республиканской печати, посвященных творчеству русского писателя. Целенаправленный источниковедческий подход к теме органически сочетается с критериями полноты охвата материала, его историко-литературного и типологического осмысления, систематизации. Перевод рассматривается как факт принимающей литературы, отражающий специфику конкретной культурно-исторической ситуации в стране, в своем качестве зависящий от национальной литературной и переводческой традиции, господствующих эстетических предпочтений и, наконец, от способностей переводчика. Подробно и обстоятельно раскрываются как объективные факторы, так и субъективные предпосылки обращения татарских переводчиков и критиков к творчеству Л.Н.Толстого; устанавливаются художественно-содержательные особенности переводов произведений Л.Н.Толстого на татарский язык.

О.Х.Кадыров исследует принципы и приемы психологического изображения, используемые Г.Исхаки, и приходит к выводу о творческом усвоении татарским писателем открытых Толстым способов постижения внутренней и внешней жизни. В то же время автор диссертации подчеркивает: «Черты сходства Толстого и Ис-хаки - это черты общетипологического плана, сходство в самом типе художественного мышления обоих писателей. Бесспорнейший сам по себе факт ориентации Исхаки на Толстого, на его опыт первооткрывателя высших форм художественного психологизма в литературе рубежа двух столетий, зафиксированный в том числе и рукой самого Исхаки, отнюдь не исключает оригинальности татарского писателя, сделавшего эти общеэстетические достижения органическим свойством своего таланта» [Кадыров, 1996, с. 242]. «Толстовские черты» обнаруживаются и в произведениях Г.Ибрагимова, в творческом методе которого антропологический критерий осложняется принципом социально-исторического объяснения человека (роман «Наши дни»).

В работе большое место отводится выявлению и обоснованию национального своеобразия творчества писателей. Раскрывается сам механизм вхождения инонационального литературно-художественного опыта в творческую практику татарских прозаиков: «Так через свое, национально-особенное, в постижении которого Исхаки проявил тончайшее изящество и артистизм, и приобщается он к художественно-философской традиции Толстого как ярчайшего выразителя своего, в данном случае, русского национального сознания» [Кадыров, 1996, с. 237]. Отмечая просветительский синкретизм в отношении татарской эстетической мысли к Л.Н.Толстому, О.Х.Кадыров определяет значение толстовского наследия в возникновении и утверждении реалистического направления в татарской литературе начала XX столетия: «Но лишь Толстой с его эстетическим протеизмом, одинаково успешно реализовывавшим себя и в морально-учительской, и в последовательно реалистической традиции, мог выполнить роль стимулятора для этих разнонаправленных тенденций, подпитывать своими открытиями и просветительский, и собственно реалистический путь» [Кадыров, 1996, с. 312].

От генетического сравнения к типологическим обобщениям - такова логика рассуждений Э.Г.Нигматуллина о разных вариантах приобщения татарской литературы 1-й трети XX в. к общемировому литературному процессу. Тема раскрывается в четырех аспектах. Во-первых, автор анализирует восприятие Н.Думави, З.Кадыри, Р.Ракибовым, Г.Тукаем, Ф.Амирханом, Г.Ибрагимовым, С.Рамиевым, Ф.Карими руссоизма как комплекса философско-эстетических, социально-политических, религиозно-нравственных, педагогических идей. Воздействие наследия Ж.-Ж.Руссо на татарских писателей сказалось в трактовке темы «естественного человека», в осуждении буржуазной цивилизации, в различных формах психологического анализа [Нигматуллин, 1977, с. 22-23]. Во-вторых, Э.Г.Нигматуллин рассматривает и оценивает дискуссию о прогрессе, развернувшуюся в татарском обществе в начале XX в. Привлекая разнообразный материал, автор размышляет о диалектике национального и интернационального в межлитературном процессе. В-третьих, в монографии «Раздвигая века и границы» речь идет о влиянии переводов произведений западноевропейских писателей на формирование образа нового человека в татарской литературе этого периода. В-четвертых, определяются виды и формы рецепции литературно-художественного опыта Шекспира и Гете: статьи и высказывания татарских писателей и критиков, переводы, театральные постановки, создание произведений, отражающих влияние творчества западноевропейских писателей. Э.Г.Нигматуллин подчеркивает, что творческие контакты татарских и западноевропейских писателей носили отнюдь не случайный характер: они были обусловлены созвучием художественно-эстетических взглядов, замыслов, сходным видением мира, поисками новых методов и приемов художественного изображения.

Существенным вкладом в воссоздание истории сложных, многогранных отношений двух национальных литератур, русской и татарской, стала книга Э.Г.Нигматуллина «Диалог литератур. Указатель переводов произведений русской литературы на татарский язык».

Теоретико-методологические аспекты интересующей нас темы разрабатываются в трудах Ю.Г.Нигматуллиной. В монографии «Национальное своеобразие эстетического идеала» реализуется системно-комплексный подход к исследованию категорий, посредством которых устанавливается специфика национальной литературы. Теоретические суждения базируются на сравнительном изучении русской литературы XIX в., татарской литературы конца XIX - начала XX вв., а также творчества некоторых армянских, азербайджанских и турецких писателей. Национальная детерминированность эстетического идеала раскрывается в трех аспектах: «1) социально-историческом (социально-историческая основа формирования эстетического идеала в различных литературах), 2) психологическом (выражение психического склада нации в эстетических представлениях и стиле художественного мышления того или иного народа), 3) эстетическом (функции эстетического идеала в творческом процессе отдельного писателя, влияние эстетического идеала на литературный процесс)» [Нигматуллина, 1970, с. 9].

Сделан вывод о двояком характере влияния национальной действительности на формирование эстетического идеала: национальная жизнь определяет его содержание и структуру, обусловливает важнейшие функции: «Национальные особенности психического склада, выражаясь в мироощущении, оказывают влияние на тип художественного мышления писателя, на способы "воплощения" и функционирования эстетического идеала в творческом процессе» [Нигматуллина, 1970, с. 107]. Рассматривая национальное в диалектической связи с общечеловеческим и индивидуальным, Ю.Г.Нигматуллина дает характеристику трем универсальным принципам эстетического идеала: социальному, антропологическому и просветительскому; показывает, что национальное своеобразие эстетического идеала определяется по доминирующему принципу, характеру соотношения «общечеловеческих» элементов в структурном целом и их конкретному содержанию в той или иной литературе.

Ю.Г.Нигматуллина развивает идею об относительности «границ» между общечеловеческим, национальным и индивидуальным в художественном мышлении и прослеживает проявление функций эстетического идеала в художественном методе писателя. Представление об эстетическом идеале как процессе позволило исследователю выявить его специфическую функцию - функцию синтезирования. Она обнаруживается в двух противоположных тенденциях развития художественного метода: «тенденции к сохранению типологических признаков художественного мышления и тенденции к их преодолению» [Нигматуллина, 1970, с. 211]. Ученый считает, что «проблема национального своеобразия эстетического идеала требует изучения художественного произведения на стыке разных наук, эстетики и психологии: ведь раскрытие процессуального характера эстетического идеала происходит на материале завершенного художественного произведения» [Нигматуллина, 1970, с. 211]. Зафиксировав нетождественность, несовпадение, а иногда и противоположность между направленностью процесса и его результатом, автор формулирует следующую проблему: восстановить процесс художественного мышления по его результату - законченному произведению.

Особое место в историко-типологических сопоставлениях русской и татарской литератур занимает исследование Ю.Г.Нигматуллиной «Типы культур и цивилизаций в историческом развитии татарской и русской литератур». В монографии выявляется роль цивилизационных факторов в истории русской и татарской литератур; дается характеристика основных этапов их развития в соотнесенности с типами культуры, параметры которых определяются с опорой на семиотические концепции Ю.М.Лотмана, Ю.С.Степанова и других ученых. На основе анализа конкретного литературного материала сделан вывод о том, что русская и татарская литературы «совпадали» по типу культуры в период Волжской Булгарии и Киевской Руси, на всех этапах средневековья и в литературе социалистического реализма. На этапе становления национальной литературы (XVIII в. - в русской литературе, XIX в. — в татарской), а также в начале XX в. по типу культуры татарская и русская литературы значительно расходились.

В начале XX в. в содержании и структуре татарской литературы, как показывает автор монографии, происходят значительные изменения: «Наметилась новая культурологическая ориентация - от Востока к Западу, появились новые жанры "европейского" типа в прозе и драматургии, усилился интерес к русской и западноевропейской литературе и философии (татарско-русские литературные связи наметились гораздо раньше, еще в начале XIX в.). Заметно ослабли или трансформировались функции мусульманской культуры, усилились роль традиций народной словесности и влияние европейской культуры» [Нигматуллина, 1997, с. 109]. Татарскую литературу этого периода исследователь относит к семантико-асинтаксическому типу культуры: «В нем налицо определенный семантический комплекс (романтизм идей) и одновременно проявление этой культурной парадигмы в самых разнообразных вариантах, литературных процессах, параллельное развитие которых разрушает привычные, канонизированные связи и отношения, "синтаксис" культуры» [Нигматуллина, 1997, с. 125]. Термин «романтизм идей» используется в широком смысле, «для обозначения новой парадигмы в татарской культуре того периода: ведь пафос "романтизма идей", т. е. пафос национально-освободительного движения выражается не только в романтической поэзии, но и в произведениях других жанров и литературных направлений, самых различных.» [Нигматуллина, 1997, с. 123].

Ю.Г.Нигматуллина полагает, что русская и татарская литературы по-разному реагировали на динамику цивилизационного развития XX века: «Как и на предшествующих этапах развития, культурно-цивилизационные процессы в русской литературе имели интровертивный характер, в татарской - экстравертивный. И эти факторы во многом определили характер контактов с иными "семиотическими системами", с "чужими текстами", т. е. произведениями культуры других народов, своеобразие диалога культур в русской и татарской литературах» [Нигматуллина, 1997, с. 126]. Данное положение, как и выделенные автором типы диалогичности, отличающие ту или иную культуру (диалогичность типа «обратной перспективы» в произведениях средневековой литературы, полифонизм, ярко выступающий в романах Ф.Достоевского), открывают новые возможности для изучения межлитературного процесса, функционирующего как диалог культур в пределах национальной литературы.

К существенным итогам работы следует отнести обогащение проблемно-тематического поля компаративистских исследований, включение в проблематику сравнительного литературоведения цивилизационного и культурологического подходов. Новые аспекты, вводимые в системно-комплексное исследование темы, позволяют увидеть сходное в несходном, при больших различиях на конкретно-историческом уровне рассмотрения литератур установить сходства на уровне типов цивилизаций и культур.

Сравнительно-типологический метод использует А.М.Саяпова, обращаясь к исследованию сходных явлений и процессов в русской и татарской литературах. Она прослеживает историю формирования татарско-русских литературных связей, характеризуя их как генетические и типологические [см.: Саяпова, 1982]. Литературовед говорит об общественной обусловленности типологических схождений татарской литературы начала XX в. и русского реализма XIX столетия и возникающих на этой основе контактно-генетических связей между писателями. Так, проводится сравнительный анализ романа И.С.Тургенева «Отцы и дети» и пьесы Ф.Амирхана «Молодежь», драмы Ф.Амирхана «Неравные» и пьесы А.П.Чехова «Чайка». А.М.Саяпова оперирует видимыми тематическими, проблемными, образными аналогиями: персонажи татарского писателя близки героям русского драматурга, схожи любовные коллизии, имеется определенная связь во внутренних смыслах сюжетов произведений [Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирхана, 1989, с. 88 - 95].

В ряде работ тенденции и закономерности национального историко-литературного процесса конца XIX - XX вв. и творчество отдельных писателей рассматриваются в широком контексте культурно-исторического взаимодействия Запада и Востока. Например, А.Г.Ахмадуллин объясняет многие достижения татарской литературы тем, что в ней осуществляется синтез национальных, восточных и западных традиций [Очерки по истории., 2001, с. 221]. В монографии «Дардменд и проблема символизма в татарской литературе» А.М.Саяпова применяет принципы герменевтики, включая художественное слово Дардменда и других его современников (С.Рамиева, Г.Тукая, Г.Ибрагимова, Ф.Амирхана, Г.Исхаки) в контекст фило-софско-эстетической мысли Востока и Запада. Выявляются многочисленные параллели между творчеством русских и татарских писателей (Дардменда и Тютчева, А.Белого; С.Рамиева и М.Ю.Лермонтова, А.Блока, А.Белого; Ф.Амирхана и А.П.Чехова и др.), суфийской поэзией и символизмом XX в. (например, стремление к «скрытым реальностям», «идеальной сущности мира», «нетленной красоте»), демонстрирующие типологическое сходство разных художественно-эстетических систем. Принципиальное значение имеет следующее положение, обосновываемое автором: «Дардменд выстраивает свою образную систему, отвечающую эстетике символизма. В поэтическом космосе Дардменда именно язык символов организует модель мира, зачастую основанную на мифологическом хронотопе. <. .> При этом сознательное неформальное, нетрадиционное использование мифа достигается прежде всего за счет экзистенциально-философского углубления развертываемых смыслов» [Саяпова, 2006, с. 197]. Этот вывод проясняет сложные, диалектические взаимопереходы индивидуального в национальное, национального в общечеловеческое и наоборот.

Татарские литературоведы все чаще прибегают к типологическим параллелям, которые способствуют осмыслению целостности литературного процесса. Так, по мнению Ш.А.Садретдинова, существует типологическая общность между лирикой С.Рамиева и художественным миром Д.Г.Байрона и М.Ю.Лермонтова: поэтов «сближает высокоразвитое чувство лирического "я", "гордая вражда" с небесными и земными властителями, пламенный протест против всякого угнетения, страстная ненависть к пошлости и ничтожеству, отвращение к обществу, основанному на обмане и бесправии трудящихся, глубокое разочарование в окружающей жизни, тоска по идеалу» [Садретдинов, 1972, с. 26]. Эту тему продолжают А.Саяпова и Ч.Зарипова. Сравнительный анализ лирического «я» поэзии С.Рамиева и М.Лермонтова убеждает авторов статьи «С.Рамиев и М.Лермонтов» в том, что оба поэта строили свою личность по схеме романтического «демонизма», но в разных национальных и социальных формах [Саяпова, 1995, с. 22 - 24].

В последние два десятилетия в компаративистских исследованиях русской и татарской литератур активно осваиваются процессы национальной и культурной идентификации. Одним из приемов, помогающих воссоздать специфику и динамику национального художественного сознания, является описание контекстов, которые базируются на диалоге философии, литературы, культурологии. При таком подходе национальное предстает как система взаимовлияний и противоборств направлений, жанров, стилей. Например, Р.К.Ганиева считает, что творчество Г.Исхаки являет собой органический синтез философско-эстетических и литературных традиций Востока и Запада [Ганиева, 1998]. С точки зрения ученого, художественный метод Ф.Амир-хана — сложное синтетическое явление, вобравшее в себя художественно-эстетический опыт модернистских течений, обогативших художественную систему его peaлизма. Рассказ «Татарка» интерпретируется как произведение, «удачно синтезировавшее национально-восточные традиции жанра нэсер с мировоззренческо-художественными принципами европейского и русского модернизма» [Ганиева, 2002, с. 95]. В духе европейско-русского романтизма, по мнению исследователя, воплощается традиционный для татарской литературы конца XIX - начала XX вв. конфликт «власть отцов - бесправие детей» в повести «Хаят». В романе «Урталыкта» («На перепутье»), психологической драме «Тигезсезлэр» («Неравные») выделяются черты импрессионизма, соответствующие приемам поэтики Чехова.

Р.Ф.Харрасова говорит о сосуществовании и взаимодействии в ранней прозе Г.Исхаки различных художественных тенденций, сентименталистских, романтических и реалистических начал. Она исследует функционирование в творчестве татарского прозаика традиций Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева, И.А.Гончарова, А.Н.Островского, Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского и обнаруживает реминисценции и текстуальные заимствования из произведений русских писателей. Роман «Нищенка» оценивается как «первый социальный роман, возникший при существенном влиянии произведений русских классиков. Он расширил не только социальные, но и художественные сферы татарского реализма» [Харрасова, 2002, с. 23].

В монографии Ю.Г.Нигматуллиной «"Запоздалый модернизм" в татарской литературе и изобразительном искусстве» прослеживается процесс формирования «запоздалого модернизма» в широком контексте авангардистского искусства России и Западной Европы. Фактический материал анализируется в аспекте двух теоретических проблем: проблемы изоморфизма, эквивалентности явлений в разных подсистемах культуры и проблемы диалога «ядра» и «периферии» в культуре. Опираясь на принципы семиотического осмысления культуры, проясняющие характер взаимодействия в ней «ядра» и «периферии», автор следующим образом уточняет суть проблемы «запоздалого модернизма»: «. специфическое литературно-художественное явление ("запоздалый модернизм"), возникшее на национальной почве в конце XX века и представляющее определенный этап в развитии татарской литературы и искусства, по существу не является "запоздалым": в системе единой культуры человечества это закономерный этап в диалоге ядра и периферии модернизма, а в более широких системных масштабах - в диалоге культур Запада и Востока» [Нигматуллина, 2002, с. 18].

Концептуальное значение для татарского литературоведения имеет монография Д.Ф.Загидуллиной «Модернизм и татарская проза начала XX столетия». В ней доказывается, что в татарской литературе начала XX в. развивались модернистские течения, и выясняются причины, стимулирующие их возникновение. Одной из них является широкий диалог с русским и западноевропейским модернистским искусством. Наследие западных философов стимулировало философско-эстетические поиски молодых татарских писателей. Но, как подчеркивает Д.Ф.Загидуллина, универсальной, структурообразующей базой новых литературных направлений остаются национальные традиции. Восприятию и творческому переосмыслению модернистских экспериментов способствовало и то, что татарская литература к началу XX в. не утратила своих восточных корней, уходящих вглубь философско-эстетической мысли нации. Большое влияние на нее оказали традиции суфизма, философско-эстетические основы которого близки к символизму и экзистенциализму. Категории экзистенциального типа сознания, проявляющегося в творчестве ряда писателей этого периода - Г.Рахима, М.Ханафи, Н.Думави и других, формируют единую для европейских, русской и татарской литератур парадигму художественного мышления. Симптоматичны возникающие в татарской словесности этого периода художественно-эстетические феномены, структурно и функционально соответствующие поэтике символизма. Стилистический облик произведений Ф.Амирхана, Ф.Валиева, Г.Исхаки, Ш.Камала и других определяют черты импрессионизма. Татарские писатели стремились к психологическому обогащению художественного образа и обращались к модернистским системам, ориентированным на самовыражение человека, его чувственного мира. К такому заключению привело автора монографии изучение материалов периодической печати начала XX в., прежде всего журнала «Ац». В монографии «Трансформация картины мира в татарской литературе начала XX века: на материале философских произведений» освещаются процессы, которые вызвали трансформацию традиционной модели мира в национальной литературе, сделали ее эстетически многослойной.

Изучение татарской прозы начала XX в. в сопоставлении с русско-европейским модернизмом продолжает Т.И.Мирсияпова. Экзистенциальные мотивы в творчестве М.Ханафи представляют собой, с ее точки зрения, «многогранный синтез восточно-западных философско-эстетических и литературных традиций» [Мирсияпова, 2009, с. 6].

Тему диалога культур и литератур развивает Э.Ф.Нагуманова. Сопоставительный анализ поэтической «натурфилософии» Ф.И.Тютчева с типологически родственными ей тенденциями в татарской лирике начала XX в. дает ей основание утверждать, что татарская поэзия этого периода «находилась в осознанном, открытом (как у Дардменда) или опосредованном (как у большинства других поэтов) диалоге с Тютчевым» [Нагуманова, 2004, с. 13]. Пафос историко-типологических сближений в данном случае заключается в осмысливании внутренне неповторимого и уникального во внешне сходном, повторяемом, близком.

Таким образом, сравнительный подход к изучению русской и татарской литератур XIX - XX вв. обрел известную степень законченности в описании контактных связей и типологических схождений. Внешние и внутренние контакты одной национальной литературы с другой не противопоставляются типологическим схождениям, обусловленным общественно-историческими, литературными, психологическими и другими причинами. Представленный экскурс в историю изучения русско-татарских литературных связей свидетельствует о том, что татарские писатели 1-й трети XX в. творчески восприняли опыт русской классической литературы, ориентировались на него в решении стоящих перед ними специфических художественно-эстетических задач. Усвоение художественных открытий русских писателей осуществляется в таких формах, как литературная критика [см.: Русско-татарские литературные., 1999, с. 71 - 124], перевод, переложения [см.: Нигматуллин, 2002; Русско-татарские литературные., 1999, с. 124 - 128], теоретико-литературные концепции, создание оригинальных произведений искусства. Используя различные формы сравнительного метода (историко-генетический, сравнительно-исторический, историко-типологический, сравнение по аналогии, синтетическое сравнение и другие), литературоведы решают разные задачи: воссоздают процессы интеграции, ассимиляции, рецепции, преемственности художественных ценностей в инонациональном контексте, показывают переход от сходств к различиям и т. д.

Основу межлитературных взаимодействий составляют диалогические отношения, сохраняющие и приумножающие художественно-эстетические ценности разных народов. Существующие между национальными литературами контактные связи и типологические схождения по своей природе диалогичны. Однако понятия «диалог», «диалогические отношения», функционирующие в исследованиях межлитературного процесса как тема и мотив, не осмысливаются, как правило, в том значении, которое предлагается в данной работе. Они используются преимущественно для обозначения «литературных связей», «традиций и новаторства», «интертекстуальности» и фиксируют внимание на вопросно-ответной структуре межлитературной коммуникации.

До сих пор не становились предметом самостоятельного научного исследования типы диалогических отношений между национальными литературами, принципы их выделения и описания, роль в межкультурных взаимодействиях, позиция субъекта диалога литератур. Практически отсутствуют труды, предлагающие концепцию диалога литератур как отношений «Я» к «Ты», межсубъектных отношений в их предельной выраженности и суммирующие с этой точки зрения богатейший эмпирический материал. На наш взгляд, контрастивный способ характеристики явлений разных национальных литератур, помогающий понять их место в культурном мире, является необходимым условием нового осмысления историко-литературного процесса.

Научная новизна.

В диссертации впервые в науке предпринята попытка описать диалог как явление межлитературных взаимодействий, соответствующее эстетической сущности последних. Диалогические отношения между национальными литературами рассматриваются как формы межлитературного процесса, принципиально отличающиеся от контактных связей и типологических схождений. Природа диалога, его всеобъемлющий характер и активные функции демонстрируются в работе на широком материале русской и татарской литератур разных периодов их истории

2-й половины XIX - 1-й трети XX вв.). Выявленные закономерности проясняют некоторые типологические черты межлитературных диалогов.

В системе межлитературного процесса впервые особое внимание уделяется категории читателя, воспринимающее сознание которого становится «полем» диалогической встречи «я» и «другого», «своего» и «чужого».

Новизна избранного подхода к анализу материала, как привлекавшегося ранее к специальному изучению, так и только вводимого в научный оборот [см.: Рэхим 2004; Татар хикэялэре: XX гасыр башы 2007; др.], позволяет пересмотреть устоявшиеся взгляды на историю русско-татарских литературных связей, представляя последнюю как процесс, с одной стороны, единый, с другой — более дифференцированный и структурированный.

Обосновываемые в диссертации принципы и приемы исследования межлитературного процесса выступают как способ постижения национальной идентичности находящихся в диалоге литератур. Новизну диссертации придает рассмотрение поэтики произведений татарских писателей 1-й трети XX в. сквозь призму «художественных идей» русской классики XIX в. Сопоставление русской литературы 2-й половины XIX в. как целостного образования с татарской прозой 1-й трети XX столетия актуализирует скрытые и не проявляемые в иных контекстах аспекты ее «кодирующей системы» (Ю.М.Лотман).

Различия, фиксируемые на разных уровнях художественной системы произведений русских и татарских писателей, способствуют прояснению национальной специфики сопоставляемых явлений. Новые смыслы, порождаемые межлитературными отношениями, определяют содержание и функционирование действующей в литературе категории универсального.

Научная новизна исследуемых в диссертации проблем обусловлена прежде всего сложно и динамично развивающимися в настоящее время отношениями между разными литературами как в современной России, так и на всем постсоветском пространстве и той в конечном счете возможной интегрирующей ролью русской литературы в этих условиях.

Цели исследования:

-установить типы диалогических отношений между произведениями русских писателей 2-й половины XIX в. и татарских прозаиков 1-й трети XX вв.;

- раскрыть механизмы формирования разных типов диалогизма;

-выявить эпистемологический потенциал позиции вненаходимости одной литературы по отношению к другой.

Целостное всеобъемлющее и систематическое описание и анализ национальных литературных систем в аспекте устанавливающихся между ними диалогических связей предполагает решение следующих задач:

- дать характеристику выделяемым в литературоведении формам межлитературного процесса, раскрыть принципы их систематизации;

- выявить ценностно-смысловой потенциал универсалий словесно-художественного искусства как категорий компаративистики;

- обосновать методы и приемы интерпретации инонациональных художественных традиций;

- определить системообразующие связи, лежащие в основании рассматриваемых культур и объясняющие их особенности; проследить гомологическую цепочку показателей, придающих литературе характерную национальную манифестацию;

-выявить и проанализировать устойчивые закономерности, свойственные поэтике татарской прозы 1-й трети XX столетия; рассмотреть их индивидуально-авторские модификации; показать формы взаимосвязи между индивидуальным мировидением и национальными корнями образного мышления;

- сопоставить разные уровни художественной системы произведений русских и татарских писателей указанного периода, охарактеризовать структурно-содержательные особенности исследуемых текстов, существенные для понимания их национально-исторического своеобразия;

-выделить и описать смыслы, которые формируются отношениями между «своим» и «чужим».

Объектом исследования стали произведения русских писателей 2-й половины XIX в. (И.С.Тургенева, Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского) и татарских прозаиков 1-й трети XX столетия (Ф.Амирхана, Г.Ибрагимова, Г.Исхаки, Ш.Камала, Г.Рахима и других). Тексты отобраны по признакам художественной ценности и наибольшей характерности для писателя, региона, эпохи. Репрезентативность при этом обеспечивается не исчерпывающей полнотой рассматриваемого литературного материала, а тем, что анализируемые нами произведения являются по-своему «классическими», принадлежат первому ряду русской и татарской словесности.

Отбор материала для анализа осуществлен на основе теоретических представлений о характере изучаемых литературных эпох. Понятие литературной эпохи как основной единицы периодизации литературного процесса вводится И.Г.Неупокоевой. Неравномерность мирового литературного процесса обусловливает возможность существования на одном синхронном срезе разных стадий развития национальных литератур. Сходные явления и процессы, их историческая типология в русской и татарской литературах размещаются на разных хронологических уровнях, возникают при ритмико-хронологических несовпадениях. Ю.Г.Нигматуллина полагает, что «научная корректность требует от исследователя сопоставления явлений татарской литературы XIX века с русской литературой XVIII века, а не XIX в. <.> Если русская литература переживала в XIX веке свой "золотой век", то у татарской литературы "золотой век" еще будет впереди, в начале XX столетия. Тогда и будет осуществлен настоящий, творческий полилог разных культурных традиций, начнется существенное изменение структуры татарской литературы» [Нигматуллина, 1997, с. 101].

Начало XX в. в татарской литературе отмечено существенными изменениями в типе художественного видения мира, способах мышления и самовыражения. В эту эпоху сосуществуют и активно взаимодействуют разные литературные направления: просветительский и критический реализм, романтизм, натурализм, модернизм. Поэзия и проза обогащаются новыми жанровыми формами, зарождается драматургия нового типа. В поэтике доминирует авторское начало. Типологическая близость с аналогичными явлениями в русской литературе обнаруживается на уровне эстетических концепций, сходных тем и проблем, типов героев, системы образных средств. Новое поколение авторов: Г.Тукай, С.Рамиев, Дардменд, Н.Ду-мави, Х.Такташ, С.Сунчелей, Г.Ибрагимов, Ф.Амирхан, Ш.Камал, Г.Камал, М.Ханафи, Г.Рахим и др. - творит в разных направлениях, течениях и стилях, проводит эксперименты в области формы, опираясь на национальные традиции, включая новые художественные ценности в ее систему.

Вне нашего внимания осталась т. н. «риторическая» линия развития русского реалистического романа, к которой относятся произведения А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского, М.Е.Салтыкова-Щедрина. Тексты татарских писателей, как рассматриваемые нами, так и не привлекаемые к анализу (например, «Исчезновение через двести лет» Г.Исхаки, «Фатхулла хазрет» Ф.Амирхана, «Наши дни» Г.Ибрагимова и др.), будут корреспондировать с этой линией русского романа иначе, формируя иные типы диалогических систем.

Предметом анализа являются различные типы семантических связей между текстами, принадлежащими русской и татарской литературам. Особое внимание уделяется характеру соотношения формы и содержания, организации речевого материала, принципам построения сюжета и художественного образа, мотивацион-ным структурам, типам субъектной организации, способам и приемам психологического изображения. ;<

Теоретическая основа исследования.

В своей работе мы ориентируемся на сложившиеся в отечественной и зарубежной компаративистике традиции сравнительного изучения национальных литератур, а также учитываем существующий в литературоведении опыт описания бинарных литературных связей: исследования А.Н.Веселовского, В.М.Жирмунского, Н.И.Конрада, П.Н.Беркова, И.К.Горского, Г.Д.Гачева, Ю.Б.Виппера, Л.С.Кишкина, П.А.Гринцера, И.Г.Неупокоевой, Б.Л.Рифтина, Д.Димы, Д.Дюришина, И.Шётера, В.А.Миловидова, Г.А.Тиме, В.И.Тюпы, Ю.Г.Нигматуллиной, Р.К.Ганиевой, Х.Ю.Миннегулова и др.

В процессе изучения русской литературы XIX в. накоплен большой материал сопоставлений и обобщений разного характера и уровня. Мы опираемся на исследования, посвященные роману XIX в. как той форме, в которой русское художественное словесное мышление обрело свой национальный жанр; русскому реализму XIX в.; психологическому искусству И.С.Тургенева, Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского и др.; специфике художественного образа в русской классической литературе, ее культурным кодам и арехетипам: М.М.Бахтина, С.Г.Бочарова, Л.Я.Гинзбург, Г.Д.Гачева, Г.А.Гуковского, И.А.Есаулова, А.Б.Есина, Г.Б.Курляндской, Ю.М.Лотмана, В.М.Марковича, В.А.Недзвецкого, В.Г.Одинокова, О.Н.Осмоловского, И.П.Смирнова, Н.Д.Тамарченко, У.Р.Фохта, Г.М.Фридлендера, Е.Г.Эткинда, А.Я.Эсалнек и др.

Устойчивый интерес к проблемам типологии приводит ученых к выделению общих для различных «индивидуально-авторских» вариантов жанра, метода и стиля свойств, которые свидетельствуют о «единствах» разного рода. Типологии, претендующие на универсальность и всеобщность, например: концепция М.М.Бахтина о существовании двух типов романа — монологического и полифонического, предложенная Г.Н.Поспеловым классификация романов на авантюрный и концентрический, - анализируются в книгах Л.В.Чернец [Чернец, 1982, с. 74 - 93], А.Я.Эсалнек [Эсалнек, 1991, с. 26 - 35]. Обзор истории изучения жанра романа в русской и европейской литературах с 1960-х гг. содержится в монографии Н.Д.Тамарченко [Тамарченко, 1997, с. 11 -26].

Выделим наиболее значимые с точки зрения нашего исследования работы. Прежде всего, это труды о русском классическом романе, в которых ставится вопрос об «эстетическом единстве» и «системности» (В.Г.Одиноков), присущей национальной разновидности жанра на определенном историческом этапе его развития. Н.А.Вердеревская насчитывает свыше тридцати определений типов русского романа XIX в.: «социально-психологический», «роман-трагедия», «роман-памфлет», «роман-обозрение», «роман-мемуары», «дворянский роман», «этнографический», «полифонический» и т.п. [см.: Вердеревская, 1980, с. 11 - 12]. За основу жанровых дефиниций берутся различные критерии: социально-политическая идеология романиста («демократический роман», «антинигилистический роман»), «проблема социального детерминизма» [Вердеревская, 1980, с. 18], иной жанр, повествовательный или драматический («роман-мемуары», «роман-эпопея», «роман-трагедия»), жизненный материал («роман из народной жизни»).

В.Г.Одиноков анализирует «вершинные» произведения русской литературы XIX в. с целью постичь «национальную специфику жанра» [Одиноков, 1976, с. 192]. Различие структур романов разных писателей оказывается в данном случае менее значимым, чем их сходство: «. несмотря на большое разнообразие творческих индивидуальностей и поражающую неповторимость отдельных произведений, они все вместе, в комплексе представляют высшее единство, в котором каждая часть и каждое звено функционально необходимы и оправданы. Это единство и составляет национальную форму "эпоса нового времени"» [Одиноков, 1976, с. 43]. Основой для выделения жанровых модификаций становится категория метода - «разновидности реализма» [Одиноков, 1976, с. 13]. «Психологическому течению» в русском реализме соответствует «особая жанровая ветвь», к которой относятся произведения А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева, И.А.Гончарова, Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского [Одиноков, 1976, с. 15]. Типологические различия жанровых форм устанавливаются и на основе категории литературного рода - «эпический» роман Л.Н.Толстого, «драматический» роман Ф.М.Достоевского. Традиция объяснять типологические различия форм преобладанием родовых свойств эпоса, лирики и драмы, применять понятия «эпический», «драматический», «лирический» роман является достаточно устойчивой в литературоведении.

Различным аспектам поэтики русского романа XIX в. посвящены труды В.М.Марковича, В.А.Недзвецкого, Н.Д.Тамарченко и др. В.М.Маркович выявляет принципы совмещения в реалистической художественной системе социально-исторической, бытовой и психологической конкретности с универсально-философскими категориями и смыслами, описывает пути, ведущие к образованию универсальных значений изображаемого. Используя в качестве «фона» для анализа тургеневской поэтики романы А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.В.Гоголя, А.И.Герцена, И.А.Гончарова, петербургский литературовед определяет характер соотношения конкретно-исторического и универсального на разных этапах развития жанра [Маркович, 1982, с. 207].

В.А.Недзвецкий считает, что общие свойства центральных произведений А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Н.ВХоголя, И.А.Гончарова, И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого позволяют отграничить их в качестве социально-универсальной формы русского романа от определяемых «идеей времени» других типов жанра.

Жанровое своеобразие социально-философского романа обусловлено, по В.А.Недзвецкому, следующими чертами: преломлением самых значительных социальных проблем через конечные (эсхатологические) устремления и драмы личности, нации, человечества; пафосом личности, неотделимым от поисков «единения-единства индивида с началами сверхличностными — как социально-историческими, так и природно-космическими» [Недзвецкий, 1997, с. 19 — 20]. Представить русский роман как единое и целостное явление позволяет выдвинутая исследователем концепция его фазисного самодвижения, зиждущегося на внутри-жанровой логике. Жанровая природа трех первых образцов нового русского романа («Евгения Онегина», «Героя нашего времени», «Мертвых душ») носит, по мнению В.А.Недзвецкого, синкретический характер. Жанровый синкретизм первой фазы русского универсального романа сменяется в «персональном» романе испытания И.С.Тургенева и И.А.Гончарова синтезом близких современному эпосу малых форм - повести и очерка. Наконец, наиболее полно и органично универсально-синтетическая природа русского социально-философского романа проявилась в третьей его фазе - в романах Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого, получивших формально-содержательный вид «романического эпоса», или «романизированной мистерии». Родовую примету русского социально-философского романа на всех трех фазах его жанровой эволюции В.А.Недзвецкий видит в общем пафосе — «пафосе единения человека с нацией (народом) и человечеством (космосом) на основаниях нравственной свободы и ответственности» [Недзвецкий, 1997, с. 243].

Н.Д.Тамарченко исследует «жанровый инвариант» русского класссического романа и логику его внутренней динамики от А.С.Пушкина до Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого. В теорию жанра вводится понятие «внутренней меры», с помощью которого создается теоретическая модель реалистического романа. Как исторически сложившийся тип художественного целого, он характеризуется отсутствием внешнего и наглядного противопоставления «провиденциального» и «эмпирического» сюжетов, принадлежностью каждого момента действия двум различным смысловым структурам в романном целом; двойственностью стилистической организации - сочетанием в ней тенденций к диалогическому равноправию и монологизирую-щей иерархии, «социального разноречия» и словесно-смысловой централизации; соизмеримостью изображенной жизни и изображающего эту жизнь сознания и слова. Ученый полагает, что, «при всех различиях между произведениями великих русских романистов XIX века в аспекте "зоны построения" образа мира и героя, можно обнаружить в соотнесенности друг с другом разных художественных структур логику варьирования основного общего принципа, т. е. внутреннюю меру реалистического романа» [Тамарченко, 1997, с. 59].

Н.Д.Тамарченко, как и В.А.Недзвецкий, выделяет три этапа видоизменений русского реалистического романа. Типичные для «раннего» периода (А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, Н.В.Гоголь) «двуплановость изображения и определяющее значение категорий поэзии и прозы как в картине мира, так и в изображенном слове автора-повествователя и ведущих персонажей романа» сменяются на «среднем» этапе (И.С.Тургенев) двуплановостью иного рода — разграничением исторической современности и вневременной вечности, в каждой из которых акцентирован один из двух основных аспектов образа мира и человека, и в каждой по-своему устанавливаются равновесие и равноправие субъекта и объекта изображения [Тамарченко, 1997, с. 197 — 200]. На «позднем» этапе (Л.Н.Толстой и Ф.М.Достоевский) сопряженные, но не соединенные в структуре тургеневского романа начала составляют аспекты образа героя, связанные единством его самосознания. «Таким образом, — формулируется общий вывод, — на последних вершинах русского реалистического романа пройденные этапы его развития воспроизводятся в "снятом" виде. В то же время именно в художественном изображении самосознания человека могли быть в высокой степени проявлены важнейшие свойства, внутренне присущие жанру: процесс духовного самоопределения здесь раскрывается и как диалектика становления, и как диалог с чужим сознанием» [Тамарченко, 1997, с. 202].

Авторы коллективного труда по истории русского реализма выдвинули идею существования двух типов реализма - социологического и психологического1. Ведущими свойствами последнего признаны сосредоточенность на идее личности и этической проблематике, психологическом изображении героев [см.: Фохт, 1969, с. 74; Развитие реализма., 1973, 2, с. 1]. Основанием для классификации произве

1 В конце XIX в., в 80-е гг., возникло еще одно течение в литературе критического реализма - романтический реализм, представленный творчеством Гаршина, Короленко, Чеховым, ранним Горьким [Фохт, 1969, с. 77]. дений, принадлежащих не только одному направлению, но и жанру, становится понятие «тип психологизма».

Жанрообразующими признаками психологического романа ЛЯ.Гинзбург считает наличие дифференцированной и многосторонней системы обусловленностей поведения и душевной жизни героев, многокачественного конфликта, аналитического психологизма, направленного на объяснение поведения героев, не совпадающего с их чувством [Гинзбург, 1999, с. 256-257]. О.Н.Осмоловский сопоставляет художественную систему Ф.М.Достоевского с произведениями М.Ю.Лермонтова, И.С.Тургенева и Л.Н.Толстого и определяет типологические особенности русского психологического романа, проявившиеся в структуре характеров, их жанровой трактовке, принципах и приемах психологического изображения.

Г.Д.Гачев разрабатывает концепцию национальных образов мира, предлагая серию сравнительных описаний культур и миропониманий разных народов. Каждый национальный мир рассматривается как единство местной природы, характера народа и его склада мышления. Цель ученого - выявить единый принцип, лежащий в основании всей национальной жизни. Конкретно-всеобщим свойством русского духовного освоения бытия, которое придает лицо всей русской классической литературе XIX в., Г.Гачев называет диалектику души. В ней «совершается разборка мира, расщепление, анализ всех вещей, чувств и мыслей. Но она же служит и орудием художественного синтеза, воссоединения мира, сопряжения всех его явлений с внутренней жизнью человека» [Гачев, 1981, с. 144]. Диалектика души и симфонизм в движении художественной мысли, по Г.Гачеву, - вот тип русской художественной идеи.

Параметры, которые конституируют «психо-логос» ислама, в частности учение о предопределении, исключают, как это явствует из исследований Г.Гачева, возможность в этой культуре жанра романа: «Итак, РОМАН - как невозможный жанр в регионе ислама — в этом узле многое сходится. Основа романа — свободная личность, и Он и Она таковы в мире Социума, который не есть Судьба, а тоже шаток и раздвигаем. Где уравнение со многими неизвестными и без констант» [Гачев, 2002, с. 747]. Различие между исламом и христианской цивилизацией усматривается в том, что человек исламской культуры не видит Бога в ближнем, и в женщине прежде всего, поэтому нет в человеке внутреннего мира, психики, а в литературе — психологического анализа: «Но раз личность не помещается в женщине, предмете любви, то и в мужчине личность урезана, не развивается психика, нет сложности ее - нет и почвы для романа, который всегда — исследование душевной жизни. А христианская цивилизация Запада, всё развитие и усложнение личности и ее внутреннего мира — оттого, что Бог воплощением в человека благословил его, чего нет в Исламе: Аллах - вне человека» [Гачев, 2002, с. 750 - 751].

Современным продолжением перспективных тенденций сравнительного литературоведения И.А.Есаулов считает этнопоэтику (В.Н.Захаров), которая должна изучать национальное своеобразие конкретных литератур. Одной из актуальных проблем теоретического литературоведения является, по его мнению, осознание религиозного подтекста литературы, который формирует ее системообразующие концепты: «Любая национальная культура имеет не только свое собственное представление о мире, свое видение мира, но и определенные духовные скрепы, столпы, которые конституируют ту или иную культурную идентичность» [Есаулов, 2004, с. 115]. И.А.Есаулов доказывает, что русская словесность имеет православную соборную доминанту, являющуюся выражением пасхального архетипа, и пытается показать воздействие православной культурной традиции на поэтику русской литературы - отражение «пасхального» архетипа в литературных мотивах, сюжетах, жанрах.

Существенное значение для нас имеют исследования Г.Халита, А.Сайганова, И.Нуруллина, М.Хасанова, Ф.Мусина, Ю.Нигматуллиной, Р.Ганиевой, Д.Загидуллиной и др., в которых татарская литература 1-й трети XX в. рассматривается как целостное эстетическое образование со свойственными ей едиными образными и сюжетными архетипами, сквозными мотивами, специфической проблемно-стью. Ценными оказались и труды по литературе народов Поволжья, Урала, Ближнего Зарубежья (Ч.Гусейнова, Г.Гамзатова, В.Г.Родионова, Г.И.Федорова, В.М.Ванюшева, И.Д.Лайлиевой и др.).

Отметим значимость работ отечественных и зарубежных востоковедов, в которых раскрываются основные черты арабо-мусульманской культуры, определяются характерные для нее «процедуры» формирования смысла, выявляются специфика восприятия мира и принципы его отображения в художественном творчестве народов Востока, описываются конститутивные для данного типа духовности трансисторические категории и модели, порожденные «культурным бессознательным»2: Е.Э.Бертельса, В.И.Брагинского, Г.Э. фон Грюнебаума, Н.В.Ефремовой, Т.К.Ибрагима, А.Б.Куделина, А.Курбанмамадова, Л.Массиньона, Н.И.Пригариной, А.В.Сагадеева, А.В.Смирнова, И.В.Стеблевой, М.Т.Степанянц, Н.И.Филыптинского, Е.А.Фроловой, БЛ.Шидфара, А.Шиммель, Ш.М.Шукурова и др.

Методологическая основа исследования.

Концепцию данной работы определяет идея М.М.Бахтина о диалоге как «универсальном явлении, пронизывающем всю человеческую речь и все отношения и проявления человеческой жизни, вообще все, что имеет смысл и значение» [Бахтин, 1963, с. 56]. Понятие диалога как особого вида смысловых отношений акцентирует понимание эстетического объекта как бытийно-эстетического образования, в основе которого лежат персонологические и имманентно-социальные отношения между субъектами - «я» и «другим», автором и героем. Нас интересует один из аспектов этой теории - диалог культур как форма их бытия в «большом» времени. М.М.Бахтин развивает мысль о том, что каждая культура является одним из участников диалога — таким участником, который в общении с другими культурами обнаруживает и впервые формирует новые свои смыслы, формы, устремления, к этой иной культуре обращенные.

Методологическую базу для научных разысканий в области диалога литератур составили труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные проблеме восприятия и связанного с ним понимания, — работы М.М.Бахтина, Х.-Г.Гадамера, П.Рикёра, Р.Ингардена, Х.Р.Яусса, В.Изера и др. Принципы герменевтики и рецептивной эстетики получают развитие и конкретизацию в специализированных методиках и интерпретационных моделях. Ю.Б.Борев подчеркивает системный характер понимания и предлагает метод интерпретации и оценки художественного произведения: обязательными для целостного и всестороннего постижения предмета являются четыре мыслительных действия, которые должны органически со

2 См. обоснование понятия «пасхальный архетип» [Есаулов, 2004, с. 7 - 43]. четаться с четырьмя шагами ценностного анализа [Бореев, 1981]. Ю.Б.Борев видит специфику компаративистского подхода, обеспечивающего трактовку и понимание произведения, в том, что он учитывает не весь его историко-культурный контекст, как это делает историко-культурный подход, а только подобные произведения, со схожими сюжетами и мотивами: «Понять чужое высказывание — значит ориентироваться по отношению к нему, найти для него место в окружающем его контексте. Всякое понимание диалогично; оно противостоит высказыванию, как реплика противостоит реплике в диалоге» [Проблемы современного сравнительного литературоведения, 2004, с. 34]. Г.И.Богин описывает процессы понимания текста и дает им типологическую характеристику [Богин, 1982]. Р.И.Павилёнис выявляет значимость в коммуникации таких факторов, как неязыковой характер информации, которой владеет субъект познания и которая образует его «концептуальную систему» — «постоянно присутствующий контекст употребления и понимания языковых выражений» [Павилёнис, 1983, с. 120]. Процессы интерпретации и связанного с ней понимания Г.И.Рузавин рассматривает как комплексную методологическую проблему, которая исследуется герменевтикой, семиотикой, логикой, теориями систем и принятия решений, психологией и социологией, методологией и гносеологией науки [Рузавин, 1985].

Предпосылкой и основанием для постановки вопроса о моделях диалогических отношений между национальными литературами послужили семиотические и структуралистские концепции отечественной и зарубежной науки. Так, Р.Якобсон сформулировал теорию функций языка в процессе общения, связывая каждую из них с определенным аспектом процесса коммуникации. Каждому из шести компонентов, из которых состоит любое речевое событие, любой акт речевого общения (адресант, сообщение, адресат, контекст, код, контакт), соответствует особая функция языка: эмотивная (имеющая целью «произвести впечатление наличия определенных эмоций, подлинных или притворных»); конативная (апеллирующая к адресату), референтивная (денотативная или когнитивная установка на контекст), фатическая (направленность на контакт), метаязыковая (предметом речи становится толкование языкового кода) и поэтическая («сосредоточение внимания на сообщении ради него самого») [Якобсон, 1975, с. 197 - 203].

Я.Мукаржовский формулирует концепцию эстетических функций. Принципиальным для современной семиотики является положение о необязательности в системе культуры совпадения текста и функции. Механизм художественного воздействия проясняет введенное Я.Мукаржовским понятие нормы — «регулирующего энергетического принципа» [Мукаржовский, 1994, с. 163], представляющего собой динамическую модель. Структурное напряжение между различными нормами и движущимся в их семантическом поле текстом объясняет особенности функционирования произведения в разные эпохи и в разных типах общественной среды. Эстетическая ценность рассматривается как источник действенной силы искусства.

На предлагаемую в данной работе концепцию диалога литератур существенное влияние оказали труды Ю.М.Лотмана, прежде всего его семиотика текста и теория семиосферы. В «Лекциях по структуральной поэтике» постулируется тот факт, что «текст вообще не существует сам по себе, он неизбежно включается в какой-либо (исторически реальный или условный) контекст. Текст существует как контрагент внетекстовых структурных элементов, связан с ними как два члена оппозиции» [Ю.М.Лотман и тартуско-московская., 1994, с. 204]. Без сопоставления текста с «внетекстовыми рядами» (Ю.Тынянов) невозможна его интерпретация: «. реальная художественная значимость текстовых элементов понятна лишь в отношении к внетекстовым. Одна и та же множественность текстовых элементов, соотнесенная с разными внетекстовыми структурами, производит различный художественный эффект» [Ю.М.Лотман и тартуско-московская., 1994, с. 215].

Ю.М.Лотман формирует представление о тексте как о динамическом, внутренне противоречивом семиотическом пространстве, в имманентной структуре которого заключена потенциальная возможность генерирования новых смыслов. Для того чтобы эта возможность превратилась в реальность, необходим другой текст, читатель или культурный контекст. Переключение из одной системы семиотического осознания текста в другую вызывает процесс смысловой индукции (творческая функция текста): «Смыслообразующие процессы протекают как за счет взаимодействия между семиотически разнородными и находящимися в отношении взаимной непереводимости пластами текста, так и в результате сложных смысловых конфликтов между текстом и инородным для него контекстом» [Лотман, 2002а, с. 70]. Для нашего исследования особенно значимы рассуждения Ю.М.Лотмана о закономерностях функционирования текста в новой коммуникативной ситуации: он ведет себя как информант — актуализирует прежде скрытые аспекты своей кодирующей системы. «Таким образом, текст, с одной стороны, уподобляясь культурному макрокосму, становится значительнее самого себя и приобретает черты модели культуры, а с другой, он имеет тенденцию осуществлять самостоятельное поведение, уподобляясь автономной личности» [Лотман, 2002а, с. 89].

Из других идей Ю.М.Лотмана отметим понятие о границе, выполняющей структурные функции отделения своего от чужого, внутреннего пространства от внешнего. Ю.М.Лотман называет границу «горячей» точкой семиообразователь-ных процессов, местом непрерывающегося диалога: «Граница - механизм перевода текстов чужой семиотики на язык "нашей", место трансформации "внешнего" во "внутреннее", это фильтрующая мембрана, которая трансформирует чужие тексты настолько, чтобы они вписывались в внутреннюю семиотику семиосферы, оставаясь, однако, инородными» [Лотман, 1996, с. 183]. Понятие границы, по мнению ученого, соотносительно понятию семиотической индивидуальности. Осознать себя в культурно-семиотическом отношении — значит осознать свою специфику, свою противопоставленность другим сферам [Лотман, 1996, с. 175 — 192].

Понятийный аппарат. Онтологическое и концептуально-семиотическое осмысление основных моделей диалогических отношений между национальными литературами осуществляется с помощью категорий «своего» и «чужого», «я» и другого». В.Н.Топоров считает, что «соотнесение-сравнение того и этого, своего и чужого составляет одну из основных и вековечных работ культуры, ибо сравнение, понимаемое в самом широком плане (как и любой перевод - с языка на язык, с пространства на пространство, с времени на время, с культуры на культуру), самым непосредственным образом связано с бытием человека в знаковом пространстве культуры, которое имеет своей осью проблему тождества и различия, и с функцией культуры» [Топоров, 1989, с. 7].

Как свидетельствуют работы Ю.Лотмана, В.Иванова, К.Леви-Строса, М.М.Бахтина и др., в архаическом представлении «чужое» наделяется враждебными характеристиками. Природа «чуждости» основывалась на противопоставленности аспектов этнолингвистических, этико-вероисповедальных, пространственно-географических [см.: Лотман, 2002, с. 222 — 232; Сахно, 1991, с. 95 - 101; Шукуров, 1999, с. 5 - 30]. М.Ю.Лотман выделяет социальные позиции, воспринимаемые в том или ином обществе как безусловно чужие [Лотман, 2002, с. 230]. Объем и содержание концепта «чуждости» конституируют и те параметры, в которых формулируются дихотомные типологии культур. Например, для парадигмы антропоцентризма, с которой коррелирует понятие «Запад», чуждой будет парадигма космоцентризма, или трансцендентальной культуры, соотносимой с понятием «Восток».

Х.-Г.Гадамер полемизирует с Ф.Э.Шлейермахером, трактующим проблему чуждости в психологическом ключе как данность, нерасторжимо связанную с тайной индивидуальности «Ты», и настаивает на герменевтическом понимании того напряжения, которое создает полярность «своего» и «чужого»: «Позиция между чуждостью и близостью, которую занимает для нас предание, есть промежуточная позиция между понимаемой исторически, отстоящей от нас предметностью и принадлежностью к определенной традиции. Эта "промежуточность" и есть истинное место герменевтики» [Гадамер, 1988, с. 350].

Поскольку пространство «чужого» всегда воспринимается как недоступное и непостижимое, предел «своего», концептуальную роль играет установление границы, где «свое» встречается с «чужим», осознает и проявляет себя. Преодоление границы ведет к растворению «чужого» в «своем», его освоению [Шукуров, 1999, с. 25]. В процессе диалога культур и литератур его участники входят в мир иных художественно-эстетических ценностей и обретают свое неповторимое место в «зоне контакта» с «чужими» познавательными, этическими и эстетическими смыслами.

Мы оперируем понятиями «я» и «другой», опираясь на установленный Ю.М.Лотманом структурный параллелизм текстовых и личностных семиотических характеристик, позволяющий в тексте любого уровня видеть семиотическую личность [см.: Лотман, 2001, с. 610]. «Другой» - тот, кто не есть «я», иной по отношению ко мне, но в то же время подобный и равный мне субъект [Лифинцева, 1999, с. 39].

В исследовании диалога русской и татарской литератур 2-й половины XIX в. -1-й трети XX в. мы применяем методики структурного, семиотического, герменевтического, компаративного, историко-типологического анализа; элементы культурологического, этнопсихологического, психосемантического, дискурсивно-логического и других междисциплинарных подходов, необходимых для понимания духовно-содержательного «облика» сопоставляемых культур. Объем рассматриваемого материала диктует принципы его описания: от подробного целостного анализа произведений, характеристики отдельных аспектов их идейно-художественного содержания до замечаний, носящих характер конкретных наблюдений, текстологических иллюстраций, цитат. Выявление различных индивидуально-авторских вариантов жанра, метода, стиля становится предпосылкой для стадиальной характеристики историко-литературного процесса.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Диалогические отношения между национальными литературами, основанные на различиях, не могут быть логизированы исчерпывающим образом в категориях формального мышления. Они требуют для своего постижения участия контекстуального и нарративного способов познания. При этом содержание понятий, традиционно используемых при описании явлений одной национальной литературы, превращается в субтексты новых дискурсов. Понятия, воспринимаемые до этого как онтологические, лишаются своей неоспоримости, растворяясь в дискур-сивности.

Для того чтобы познать ту или другую национальную литературу «изнутри», в ее собственной логике, необходимо найти критерии, соответствующие ее внутренней структуре, идентичные ей. Такой подход может способствовать преодолению монологического принципа в теории межлитературных взаимодействий, акцентируя внимание на многообразии литературной действительности и различиях, являющихся источником диалога.

2. Вводимое в литературоведческую компаративистику понятие «межлитературный диалог» связано с представлением о формах бытия и взаимодействия культур, об искусстве как о семиотической системе, ее двойной — моделирующей и знаковой - сущности, знаково-коммуникативной природе текста, способах осуществления художественной коммуникации. Диалог литератур создает для каждой из них герменевтическую ситуацию, в которой осуществляется самопознание и происходит понимание «Другого».

3. Диалог между национальными литературами реализуется в двух сферах — в сознании писателя и (или) читателя. Адресат становится участником межлитературного процесса и создает то семантическое пространство, во времени и континуальности которого происходит встреча двух (и более) ценностно-смысловых ориентаций, позиций, голосов.

4. Потребность самоопределения «я» среди «других» реализуется через различные варианты отношений «своего» и «чужого». Из всего многообразия этих отношений между русской литературой 2-й половины XIX в. и татарской прозой 1-й трети XX столетия мы выделили как основные и наиболее значимые следующие их виды: «"свое", противопоставленное "чужому"», «"свое", полемизирующее с "чужим"», «"свое" как переструктурированное "чужое"», «"свое", сходное с "чужим"». Они образуют диалогические системы, репрезентативность которых обеспечивается тем, что в них проявляются основные тенденции национального культурно-исторического развития, обнаруживается взаимодействия конвергентных и дивергентных механизмов межлитературного общения.

5. Основу межлитературного диалога составляют эстетические отношения взаимоотражения и взаимоосвещения «своего» и «чужого», которые оказываются возможными благодаря тому, что «я» и «другой» выступают как языки двух национально-исторических типов художественно-эстетического сознания.

6. В представленных моделях диалогических систем произведения татарских писателей по-разному соотносятся с внеположным им миром «Другого» - русской литературой 2-й половины XIX в.: выражают самодостаточную и завершенную позицию («"свое", противопоставленное "чужому"», «"свое", сходное с "чужим"») или учитывают точку зрения культурного «собеседника» («"свое", полемизирующее с "чужим"», «"свое" как переструктурированное "чужое"»).

Теоретическая значимость диссертации. В литературоведческую компаративистику вводится новый принцип классификации и осмысления связей между литературными явлениями. Теоретически обосновывается и подтверждается анализом конкретного историко-литературного материала возможность рассмотрения типов диалогических отношений между национальными литературами как форм межлитературного процесса наряду с контактными связями и типологическими схождениями. Выявляется концептуально-семиотическая природа основных типов диалогических отношений, формирующихся между двумя национальными литературами. Устанавливается и описывается свойственная каждой модели диалога архитектоника «смысловых и ценностных кругозоров» (М.М.Бахтин), соответствующих двум национальным литературно-художественным системам.

Исследование уточняет понятие «национальная идентичность», особенности ее проявления и функционирования. Представленный в работе сопоставительный анализ произведений русских писателей 2-й половины XIX в. и татарских прозаиков 1-й трети XX в. выявляет конститутивные черты жанрового сознания, концепции мира и человека, стилистико-семантических закономерностей, сообщающие системный характер вступающим в диалог текстам и определяющие их национально-историческое своеобразие. Материалы диссертации могут быть востребованы в качестве теоретической основы и при выявлении интегративных процессов в мировой литературе.

Практическое значение исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы при определении содержания и объема понятий литературоведческой компаративистики: «сравнение» и «сопоставление» национальных литератур, «межлитературный процесс», «межлитературный диалог», «формы межлитературного процесса», «читатель», «национально-исторические типы художественной семантики»; при создании истории русско-татарских литературных связей.

В диссертации выработан исследовательский инструментарий для анализа межлитературных диалогов, который может быть применен к решению аналогичных задач.

Положения диссертации могут учитываться в общевузовских курсах по теории литературы, истории татарской литературы 1-й трети XX в., истории русской литературы XIX в., в спецкурсах, посвященных проблемам сравнительного и сопоставительного изучения национальных литератур, могут быть востребованы студентами-филологами (в рамках дополнительных специализаций «Русский язык и литература в межнациональном общении», «Сравнительное литературоведение»).

Структура работы обусловлена логикой раскрытия темы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и списка литературы. Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и новизна, формулируются цели и задачи работы, определяются теоретико-методологическая база исследования, принципы подхода к материалу, понятийный аппарат. В первой главе выявляется эпистемологический потенциал принятой в литературоведении классификации связей между литературными явлениями и обосновывается необходимость дополнить ее новыми принципами систематизации и структурирования межлитературного процесса. Четыре последующие главы посвящены рассмотрению основных моделей диалогических отношений между татарской прозой 1-й трети XX в. и русской классической литературой XIX в. Первый тип диалогических отношений («"свое", противопоставленное "чужому"») устанавливается при сопоставлении «оснований рациональности» (А.В.Смирнов) двух культур, их ценностно-смысловых установок и национально-исторических типов художественной семантики. Анализ мотива-ционных структур и особенностей организации субъектной сферы в произведениях русских и татарских писателей указанного периода стал основанием для выделения другого вида диалогических отношений - «"свое", полемизирующее с "чужим"». Способы и приемы аналитического психологизма, используемые татарскими писателями, формируют семантические связи с произведениями русских авторов по принципу «"свое" как переструктурированное "чужое"». Синтетические методы психологического изображения (обобщенное обозначение эмоций, художественное пространство и время, описание снов и видений персонажей) характеризуют произведения русских и татарских прозаиков как семантически родственные высказывания о мире (вариант отношений «"свое", сходное с "чужим"»).

Похожие диссертационные работы по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», Аминева, Венера Рудалевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сопоставительный анализ произведений русских писателей 2-й половины XIX в. и татарских прозаиков 1-й трети XX столетия позволил выделить четыре типа диалогических отношений «своего» и «чужого»: «"свое", противопоставленное "чужому"», «"свое", полемизирующее с "чужим"», «"свое" как переструктурированное "чужое"», «"свое", сходное с "чужим"». Эти модели диалогических систем являются наиболее значимыми с точки зрения основных тенденций национального культурно-исторического развития, а также взаимодействия конвергентных и дивергентных механизмов межлитературного общения. «Чужое» — знак иной смысловой позиции, в диалоге с которой самоутверждается и самоопределяется «своя» точка зрения. Для татарских писателей XX столетия авторитетным «Другим», ориентируясь на которого они постигают свои собственные границы, становится русская литература XIX — XX вв.

Две ценностно-смысловые системы взаимодействуют друг с другом: контрастируют между собой, творчески усваивают «чужой» опыт, выстраивают семантически родственные высказывания о мире и т. п., - образуя различные виды корреляций, которые служат для подчеркивания схожести или маркирования отличий. При этом активизируется «мнемоническая» (Ю.М.Лотман), связанная с проблемами памяти культуры, или креативная функция текстов.

Рассмотренные модели диалогических отношений носят универсальный характер и могут быть выделены на материале любых двух национальных литератур, между которыми существуют контактно-генетические связи и типологические схождения и которые «встречаются» в читательском восприятии. Поэтому проведенный в диссертации сопоставительный анализ произведений русских и татарских писателей позволяет сделать выводы, проясняющие как общие особенности межлитературных диалогов, так и специфические черты, присущие диалогу русской и татарской литератур исследуемого нами периода.

1. В основе межлитературных диалогов лежит «нераздельность и неслиян-ность» (С.Н.Бройтман) «Я» и «Другого», находящихся в эстетических отношениях взаимоотражения и взаимоосвещения.

Первую модель диалогических отношений («"свое", противопоставленное "чужому"») формируют лежащие в основании рассматриваемых культур системообразующие связи, а именно: «процедуры» порождения смысла, логико-семантические отношения, сообщающие системный характер текстам, создаваемым в рамках той или иной традиции. Родо-видовой семантической логике, присущей европейской и русской культурам, альтернативна теория «указания на смысл», которая сложилась на арабо-мусульманском Востоке и имеет исторически устойчивый характер. «Процедуры» смыслообразования объясняют различия жанровых форм, принципов художественного обобщения, категорий, в которых реализуется знаково-коммуникативная сторона искусства. Противопоставленность двух национальных литератур обнаруживается и в том типе отношений, который устанавливается между субъектом и объектом, человеком и миром. В произведениях русских писателей главенствующую структурную позицию занимает отрицание как сопоставимости, так и несопоставимости явлений, что определяет логику сюжетосложения, своеобразие конфликта, особенности художественной характерологии. Изображаемая в татарской прозе 1-й трети XX в. трагедия отчуждения репрезентирует действие логико-смысловой программы, которая была порождена социальными и историческими условиями рубежа веков, переоценкой существующих морально-этических норм, разрушением былого состояния согласованности, непротиворечивости.

Второй тип семантических связей между текстами, принадлежащими разным национальным литературам («"свое", полемизирующее с "чужим"»), устанавливается при сопоставлении мотивационных структур и особенностей организации субъектной сферы в произведениях русских и татарских писателей. Антропоцентрическая модель мира, которая складывается в произведениях русских писателей XIX в., оспаривается представлением о том, что человек находится под прямым воздействием неких высших внеличностных сил, определяющих его поступки. Представленный в работе аналитический материал свидетельствует о продуктивности в татарской прозе 1-й трети XX в. характерной для теологического детерминизма логики сюжетосложения, а также о формировании картины мира, в которой не существует рубежа, разделяющего причинную и следственную области. Субъектная архитектоника произведений татарских писателей, отличительные черты которой - отсутствие принципиальных границ между героем и автором, слитность субъекта и объекта изображения, полемически соотнесена с «субъект-объектными» и «субъект-субъектными» отношениями, характеризующими позицию автора и статус героя в произведениях русских писателей 2-й половины XIX в.

Исследование принципов и приемов психологического анализа, используемых русскими и татарскими прозаиками, стало основанием для выделения типа диалогических отношений «"свое" как переструктурированное "чужое"». Внимание Г.Исхаки, Ф.Амирхана, Г.Ибрагимова, Г.Рахима сосредоточено на самосознании героев, их моральной рефлексии, духовном самоопределении. Г.Исхаки воссоздает историю духовного становления личности, вступающей в конфликт с нормами и обычаями своей среды, устремленной к общенародным и общечеловеческим ценностям, способной к социально-идеологическому новаторству. В рассказах и повестях Ф.Амирхана способы аналитического воспроизведения противоречивой динамики внутренней жизни, ее контрастных проявлений, психологии душевного раздвоения являются и средством индивидуализации характеров, и способом социальной типизации образов. В рефлектирующих персонажах Г.Ибрагимова актуализован код «лишних людей». Писатель изображает трагические противоречия жизни и сознания человека, прибегая к таким способам и приемам психологического изображения, как рационализация психологического процесса, представляющая внутренний мир человека через его самоанализ и самораскрытие; воспроизведение потока душевной жизни, тяготеющее к исповедальности; изображение миросозерцательных реакций на действительность как формы нравственно-философских исканий и другие. В повести Г.Рахима «Идель» раскрывается концепция сверхчеловека в ее личностном, социально-историческом, общечеловеческом аспектах. С помощью интроспективного метода воссоздания внутреннего мира героя, рационалистического объяснения психологических фактов автор повести запечатлел духовно-интеллектуальные искания предельно сложной и противоречивой личности, диалектику ее конфликтного сознания.

Синтетические формы и методы психологического изображения генерируют смысловые связи между произведениями русских и татарских писателей по типу «"свое", сходное с "чужим"». Черты эстетического сходства в сопоставляемых национально-художественных системах раскрывает анализ пространственно-временных отношений, запечатленных в тексте. В татарской литературе 1-й трети XX в. выявлены две тенденции в использовании фундаментальных для структурирования общей картины мира пространственно-временных оппозиций, которые находят соответствие в произведениях русских писателей. Во-первых, пространственно-временные образы представляют собой по преимуществу типологические модели, опредмечивающие социально-психологические, духовно-нравственные и национальные черты характера (пространственно-временная организация романов И.С.Тургенева «Рудин», Г.Исхаки «Нищенка», повестей Ф.М.Достоевского «Записки из подполья», Ф.Амирхана «Хаят»). Во-вторых, пространственно-временные структуры репрезентируют личностно-субъективные формы сознания и психики (хронотопические образы романа И.С.Тургенева «Дворянское гнездо», повести Г.Рахима «Идель»).

Исследованный в работе материал свидетельствует и о том, что внешне сходное не всегда является таковым по сути. Обобщенно-символические формы отражения отдельных душевных состояний в произведениях татарских прозаиков коррелируют с принципами и приемами психологизма ряда русских писателей: И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского, А.П.Чехова и др. Но истоки синтетических методов психологического изображения в русской и татарской литературах различны. В творчестве русских писателей они восходят к романтической концепции личности, в произведениях татарских авторов суммарно-обозначающая форма психологизма связана с категориями «явного» и «скрытого», их взаимнооднозначными соответствиями и взаимопереходами друг в друга. Качественно разнородным является и воплощение инобытийной сферы в сопоставляемых произведениях: в романах Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского значима психологическая мотивировка пророческого характера снов героев, в то время как в произведениях Г.Ибрагимова и Г.Исхаки прогностическая функция снов обусловлена идеей предопределенности судьбы человека.

2. Диалогические отношения становятся возможными благодаря тому, что «я» и «другой» выступают как языки двух национально-исторических типов художественно-эстетического сознания.

Диалог литератур актуализирует семиотическую однородность корреспондирующих текстов, усиливает их обобщенно-символический смысл.

Гомогенную художественную формацию репрезентирует жанр русского реалистического социально-философского романа. В нем эстетической доминантой является сюжет, описательные элементы подчинены его задачам и вторичны по отношению к повествованию; преобладают нарративные структуры, как правило, чуждые риторике учительного, императивного, монологизированного слова. Активности событийных и диалогических рядов соответствует создаваемая писателями конфликтная модель характера. Мотивировочные категории, принадлежащие разным смысловым рядам, находятся в драматическом единстве, взаимосвязи и взаимодействии, формируя вероятностно-множественную модель мира. Повествовательная ситуация обеспечивает вненаходимость автора по отношению к герою — носителю самосознания. Принципы и приемы аналитического объяснения душевных процессов и состояний взаимодействуют с синтетическими формами и методами психологического изображения, что формирует специфичные для произведений русских писателей способы сопряжения конкретно-исторического и вечного, эмпирического и метафизического, социально-исторической, бытовой, психологической конкретности и вселенских универсалий. Поэтика русского романа связана с иерархией этих аспектов художественного содержания, располагает их на разных уровнях.

В татарской прозе 1-й трети XX в. системообразующий характер имеют взаимно-однозначные соответствия между планом содержания и планом выражения, «выговоренностью» и «смыслом», детерминирующие тип отношений между формой и содержанием, особенности речевой организации текста, структуру сюжета и т. д. Распад былого общественного единства, разрыв между природой и человеком, материей и духом, небом и землей осознается как трагедия человеческой отъеди-ненности, которая воплощается в таких параметрах художественного мира произведений, как фрагментарность композиции, антитетичность создаваемого смыслового мира, монологическая сосредоточенность героев на своих переживаниях, эмоциональном самосознании и самоопределении. Действию причинно-следственной логики противопоставляются провиденциально-вероятностные совпадения и отношения, трансцендентное обретает субстанциональность и подчиняет себе другие мотивировочные категории. Конститутивное значение приобретает позиция «внутринаходимости» автора по отношению к герою. Формы авторского и персонажного присутствия иерархически не разграничены и образуют межсубъектную по своей природе целостность. Одним из методов художественно-психологического познания душевной жизни человека в ее трагических конфликтах и противоречиях становится интроспекция персонажей. Наряду с аналитизмом, имеющим по преимуществу рационалистическую основу, широко используются универсально-синтетические типы психологизма (обобщенно-целостное изображение основных стадий духовного пути героя, краткое «суммарное» обозначение эмоций, пространственно-временные образы и мотивы, указывающие на внутреннее состояние героев, формы сна и т. п.), которые являются приемом сокрытия, перехода от явного к тайному, от низшего в высшему, от феноменального к ноуменальному. Но универсальное и вневременное рассматриваются наряду с другим, не менее важным для писателей кругом проблем, порожденных особенностями конкретно-исторического момента. Единичное и единое, преходящее и вечное, индивидуальное, социально-типовое и родовое принципиально располагаются на одном уровне.

3. В «точке» диалогического контакта текстов, принадлежащих разным национальным литературам, рождается смысл, который требует не формальнологической и содержательной трактовок, актуализирующих его внутреннюю неоднородность, но функционального толкования, раскрывающего его роль в формировании целеустановки, характеризующей сопоставляемые тексты. Она может быть сходной («"свое" как переструктурированное "чужое"», «"свое", сходное с "чужим"») или различной («"свое", противопоставленное "чужому"», «"свое", полемизирующее с "чужим"»).

В русском романе 2-й половины XIX в. доминируют эпико-драматическая тенденция, объективно-пластические формы воспроизведения жизни, эпическая функция изобразительной фактуры текста, психологических мотивов, активно используются диалогические средства характеристики самосознания, этико-идеологической позиции персонажа. Эти черты поэтики романов И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого вытекают из особенностей организации субъектной сферы в произведениях: специфической формы автономии героя, божественной интенции, присутствующей в авторе-творце.

В татарской прозе 1-й трети XX в. действуют принципы, близкие законам лирического рода литературы. Ее конститутивными признаками являются «субъективное», мотивированное направлением духовной жизни героя воспроизведение внешних обстоятельств; развитие действия, подчиненное «лирическому членению»; устремленность текста в область поэтической абстрактности, предельных обобщений и поэтического иносказания; ритмическая организация речи повествователя, эмоциональная насыщенность ритма. Лирический тип образности создается субъектной ситуацией, сложившейся в произведениях этого периода, формирующими сферу персонажа-субъекта конструкциями, которые одноакцентны и отражают сближение позиций автора и героя.

Русские реалисты XIX в. постигают многогранную и разнокачественную обусловленность поведения и характера героев, проблематизируют совершаемый ими поступок, ищут истину в событии взаимодействия сознаний. Этой установке соответствует гносеологическое пространство, связанное с вопросами познания и выражения различных форм детерминаций. Усилия татарских писателей начала XX в. направлены на раскрытие внутреннего потенциала личности, не совпадающего с эмпирической реальностью сюжета и несводимого к объективированному образу-характеру. Истина, некое предзаданное знание, — предмет интериоризации, снимающей параллелизм духовно-жизненных ситуаций повествователя, героя, читателя и представляющей собой одну из форм их взаимоотношений в ценностно-смысловой плоскости.

В то же время в произведениях русских писателей 2-й половины XIX в. и татарских прозаиков 1-й трети XX в. обнаруживаются сходные тенденции. Изображение душевной драмы личности, ее нравственных исканий, диалектики внутренних конфликтов драматизирует эпический текст, заряжая его энергией напряженного переживания царящей в мире дисгармонии. Интерпретация психических структур, эмоций и переживаний дается в сопоставляемых произведениях в экзистенциальном ключе и «подчиняется» философско-этической и социально-психологической проблематике.

В своем стремлении воплотить объективную объемность внутреннего мира человека, выявить стихийно-неустранимые движения души, показать связь индивидуального сознания с основами национального бытия, природно-космическим целым, движением времени и русские, и татарские прозаики прибегают к синтетическому и универсальному воспроизведению действительности, к мифологическому удвоению и сакральному углублению мира. С этими аспектами художественного мира произведений связаны семантические поля, которые придают образной системе экспрессивную синкретичность и универсальную многозначность, указывают на многомерность художественно осваиваемой действительности.

4. Понятия «своего» и «чужого» являются не только центральными концептами каждой культуры, категориями текстовой реальности. Они дают возможность выделить промежуточно-общую, связующую сферу, которая возникает между двумя литературами и культурами, «территорию», где происходит их встреча.

Смыслы, которые формируются отношениями между «своим» и «чужим», никак непосредственно не существуют вне этих отношений, не поддаются излишней конкретизации, имплицитны, противятся выведению в слово. Они могут быть реализованы лишь в «метафизической дали» (М.М.Бахтин) и пространстве диалога, который происходит «как бы на фоне ответного понимания незримо присутствующего третьего, стоящего над всеми участниками диалога (партнерами)» [Бахтин, 1979, с. 306].

Позицию, которую занимает читатель, можно охарактеризовать как позицию «вненаходимости» и «внежизненно активную» (М.М.Бахтин). Становясь полем встречи двух «смысловых и ценностных кругозоров», воспринимающее сознание читателя конструирует архитектонику возникающих между ними диалогических отношений:

- выдвигает на первый план структурно-семантические комплексы и эстетические конструкции, в которых манифестируется уникальность и самобытность каждой национальной литературы;

- актуализирует региональную специфику художественных текстов, то, что определяет их включенность в пространство «западной» или «восточной» культур;

- выявляет возможность универсализации воспринятых смыслов, открывает в них метатекстуальные и интертекстуальные интенции;

- осмысливает тексты, принадлежащие разным национальным литературам, с точки зрения их общности, как выражающие некую единую культурно-историческую программу.

Позиция читателя нами не абсолютизируется и не превращается в точку зрения преподавателя и исследователя. Речь идет не об эмпирическом, а о «концепи-рованном» участнике межлитературного процесса, восприятие которого объективировано в высказываниях писателей, критиков, публицистов, литературоведов.

5. Исследованные в диссертации модели диалогических систем носят одновременно и устойчивый, и динамический характер.

Механизмы формирования диалогичности каждого типа («процедуры» смыс-лообразования, типы логико-семантических отношений, концептуализирующие фундаментальные оппозиции каждой культуры, ее доминантные ценностно-смысловые установки) образуют константную основу данных семиотических систем, обеспечивая их относительную устойчивость и стабильность.

Возможность изменения, переструктурирования установленных моделей диалогических отношений обусловлена полиморфизмом, присущим каждой культуре, представляющей собой гетерогенный и гетероструктурный семиотический континуум. Неизбежны актуализация иных, чем выделенные в данной работе, силовых линий его развития, включение анализируемых произведений в иные контексты. Подвижны и относительны сами границы, отделяющие и поляризующие сферы «своего» и «чужого».

6. На языке структурно-семиотических теорий результаты межлитературного диалога можно определить как конвергенцию двух национальных литератур и одновременно как их дивергенцию, т. е. фиксацию, углубление национального своеобразия каждой из них. В диалоге с «Другим» утверждаются собственные традиции, проявляется своя идентичность и в то же время формируются новые языки -нередко как следствие интенсификации «Другим» имманентных механизмов данной национальной литературы и культуры.

Умение понять и принять «чужое», проникнуться им, включить его в пределы «своего» и в то же время оставить «чужим», тем, что не нужно и невозможно применять в своей практике, - необходимая предпосылка эстетического самосознания и самоопределения в новых культурно-цивилизационных условиях рубежа XIX -XX вв.

Пробуждающийся интерес к «личностному» началу, акцент на самосознании и самоопределении персонажей, обнаружение несоответствия между внутренним потенциалом личности и любой возможной для нее в условиях современной национально-исторической действительности формой самоопределения определяют романное содержание и романную проблематику произведений Ф.Амирхана, Г.Ибрагимова, Г.Исхаки, Ш.Камала, Г.Рахима. Открываемую писателями духовную глубину и историческую значительность внутренней жизни героев репрезентируют разнообразные приемы и способы психологического анализа: внутренние монологи, рефлектированная внутренняя речь, поток сознания, психологическое повествование и описание.

Но в то же время в анализируемых текстах присутствует «иерархическая позиция высоты» (М.М.Бахтин), централизующая словесно-идеологический мир произведений, «авторитарное» слово, отождествляемое с преследуемой писателем морально-этической целью. Этим обусловлена специфика складывающейся в татарской прозе 1-й трети XX в. «формы авторства» и соотносимой с ней установки адресованности. С коммуникативной стратегией, присущей жанру романа, активно взаимодействует риторика притчи - свойственные ей «креативная», «референтная» и «рецептивная» стороны художественного высказывания. В процессе диалога с другой литературой актуализируются функционирующие в диахронных вертикалях культуры «мнемонические» программы, объясняющие специфику художественной повествовательности татарской прозы этого периода, порождающие мифологизирующие тенденции; активно заявляет о себе художественная семантика, питаемая энергией национального самосознания.

7. В представленных моделях диалогических систем произведения татарских писателей по-разному соотносятся с внеположным им миром «Другого» - русской литературой 2-й половины XIX в.: выражают самодостаточную и завершенную позицию («"свое", противопоставленное "чужому"», «"свое", сходное с "чужим"») или учитывают точку зрения культурного «собеседника» («"свое", полемизирующее с "чужим"», «"свое" как переструктурированное "чужое"»).

Типы отношений: «"свое", противопоставленное "чужому"», «"свое", сходное с "чужим"» - означают, что произведения остаются внутренне монологичными, т. к. точка зрения «Другого», принимаемая во внимание или игнорируемая, выносится за пределы текста, и реализуется одна смысловая позиция, которая самоутверждается именно как «я» во внеположном ему мире «других». Полемическая ориентация на «чужое» высказывание, имплицитно присутствующая в тексте, создает внутреннее напряжение между разными смысловыми позициями, по отношению к которым авторское «я» самоопределяется. Происходит усложнение субъектной организации произведения: намечается тенденция, разрушающая моноло-гизм авторского сознания. Включение «чужого» слова в пространство «своего» («"свое" как переструктурированное "чужое"»), снимающее границу между «своим» и «чужим», отражает «востребованность» чужого художественно-эстетического опыта, актуализируемого в авторском контексте и участвующего в формировании «своего» высказывания о мире и человеке.

8. Диалог между художественными текстами, относящимися к разным национальным традициям, оказывается существенным для представления о каждой из литератур как о сложно построенной и внутренне связанной целостности, а также о формах межлитературного процесса, систематизация которых возможна не только на базе сходства рассматриваемых феноменов, но и их различий, основанных на уникальности сопоставляемых литератур.

Метасмыслы возникающих между национальными литературами диалогических отношений ведут к построению многомерной и многоуровневой картины межлитературного процесса, в котором сосуществуют и взаимодействуют разные мировоззренческие системы, ценностные ориентации, разные типы образного мышления, идейно-эстетические традиции.

За пределами данной работы остались другие виды диалогических отношений: «"свое", ставшее "чужим"», «"чужое" как "свое"», «"свое", отрицающее "чужое"», и т. п. Мы не сочли возможным обращаться к биографии писателей, «малому» времени написания и функционирования в историко-литературном процессе произведений Ф.Амирхана, Г.Исхаки, Г.Ибрагимова, Ш.Камала, Г.Рахима, включая установленные в литературоведении факты в систему аргументаций основных положений нашего исследования. Для воссоздания целостной картины диалога русской и татарской литератур необходимо выявить роль многочисленных аллюзий, реминисценций, цитат из текстов русских художников слова в произведениях татарских писателей. Теоретическая модель диалогических отношений между национальными литературами требует дальнейшей конкретизации и верификации, что предполагает обращение к другим периодам в истории русской и татарской литератур, а также к иным национальным литературам, вступающим в диалог в сознании читателя или писателя.

Концепция диалога литератур открывает новые перспективы для системного и комплексного изучения межлитературного процесса, его содержания, структуры, форм, тенденций развития, социокультурной детерминированности. Должен быть разработан понятийно-терминологический аппарат, характеризующий деятельность «адресата», который устанавливает семантические связи между произведениями, относящимися к разным национальным литературам. Осмыслить роль реципиента в межлитературных и межкультурных взаимодействиях поможет анализ особенностей художественного восприятия читателя-билингва, опирающийся не только на теоретические, но и экспериментальные методы, учитывающий результаты анкетирования, статистических и социологических опросов. Если речь идет о диалоге, в котором участвуют писатели, принадлежащие разным национальным литературам, то возникают следующие вопросы: каким образом в рамках одной творческой индивидуальности совмещаются читатель и писатель, как протекает их совместная деятельность, завершающаяся созданием художественного произведения?

Одно из направлений развития данной темы - обращение к широкому кругу онтологических, гносеологических, логических, эстетических и аксиологических проблем, порождаемых смыслообразующей активностью межлитературного диалога. Необходимо определить архитектонику диалогических отношений между национальными литературами с учетом складывающихся в разных культурах типов субъективности; выявить признаки формирующейся в ходе диалога новой субъективности; рассмотреть соотношение двух видов диалога — в «малом» и «большом» времени, опосредованность межлитературных диалогов принципами художественного мышления эпохи, социокультурными, политическими и другими факторами.

562

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Аминева, Венера Рудалевна, 2010 год

1. Амирхан Ф. Татарка: избранные произведения: пер. с татар. / Ф.Амирхан. — М.: Гос. изд-во худож. лит., 1959. 272 с.

2. Гафури М. Повести / М.Гафури; пер. с башк. А.Борщаговского. М.: Сов. писатель, 1981. - 352 с.

3. Гончаров И.А. Обломов / И.А.Гончаров. СПб.: Наука, 2000. - 492, 2. с. -(Поли. собр. соч. и писем: в 20 т.; т. 4).

4. Гончаров И.А. Обрыв / ИА.Гончаров. СПб.: Наука, 2000. - 492, 2. с. -(Полн. собр. соч. и писем: в 20 т.; т. 7).

5. Достоевский Ф.М. Бесы / Ф.М.Достоевский. М.: Правда, 1982. - 364 с. -(Собр. соч.: в 12 т.; т. 8).

6. Достоевский Ф.М. Бесы. Подросток / Ф.М.Достоевский. — М.: Правда, 1982. — 432 с. (Собр. соч.: в 12 т.; т. 9).

7. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы / Ф.М.Достоевский. М.: Правда, 1982. - Ч. 1-3.- 624 е.; [Ч. 4]. - 544 с. - (Соб. соч.: в 12 т.; т. 11 - 12).

8. Достоевский Ф.М. Идиот / Ф.М.Достоевский. М.: Правда, 1982. - Ч. 1 - 2. -368 е.; [Ч. 3 - 4]. - 320 с. - (Собр. соч. в 12 т. Т. 6 - 7).

9. Достоевский Ф.М. Повести и рассказы / Ф.М.Достоевский. М.: Правда, 1982. - 560 с. - (Собр. соч.: в 12 т.; т. 2).

10. Достоевский Ф.М. Подросток / Ф.М.Достоевский. М.: Правда, 1982. - 384 с. - (Собр. соч.: в 12 т.; т. 10).

11. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание / Ф.М.Достоевский. М.: Правда, 1982. - 544 с. - (Собр. соч.: в 12 т.; т. 5).

12. Ибрагимов Г. Красные цветы: роман, повесть, рассказы / Г.Ибрагимов. Казань: Татар, кн. изд-во, 1986. — 336 с.

13. Ибрагимов Г. Молодые сердца: роман и рассказы / Г.Ибрагимов; пер. с татар. Р.Фаткуллиной. Казань: Татар, кн. изд-во, 1980. - 240 с.

14. Камал Ш. Избранные произведения: в 2 т. / Ш.Камал. Казань: Татар, кн. изд-во, 1983. - Т. 1. - 384 с.

15. Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки / Ф.Ницше; пер. с нем. Г.А.Рачинского. СПб.: Азбука-классика, 2005. - 201, 2. с.

16. Ницше Ф. Так говорил Заратустра: книга для всех и для никого / Ф.Ницше. — М.: Академ, проект, 2007. 319 с.

17. Персидская классика поры расцвета: сб.: пер. с перс.. — М.: НФ «Пушкинская библиотека»: ACT, 2005. — 843, [5] с.

18. Пушкин A.C. Полное собрание сочинений: в 10 т. Т.7. Критика и публицистика / А.С.Пушкин. 4-е изд.- Д.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1978. - 543 с.

19. Соловьев В. Сочинения: в 2 т. / В.Соловьев; общ. ред. и сост. А.В.Гулыги, А.Ф.Лосева; примеч. С.Л.Кравца и др. 2-е изд. - М.: Мысль, 1990. - Т. 2. - 822, 2. с.

20. Толстой JI.H. Война и мир / Л.Н.Толстой. М.: Худож. лит., 1979. — Т. 1. — 400 е.; 1980.-[Т. 2].-429 е.; 1980-[Т. 3].-447 е.; 1981 - [Т. 4].-431 с.-(Собр.-соч.: в 22 т.; т. 4 - 7).

21. Толстой JJ.H. Анна Каренина / Л.Н.Толстой. — М.: Худож. лит., 1981. Ч. 1 -4. - 495 е.; 1981. - [Ч. 5 - 8]. - 462 с. - (Собр. соч.: в 22 т.; т. 8 - 9).

22. Толстой JI.H. Детство. Отрочество. Юность / Л.Н.Толстой. М.: Худож. лит., 1978.-422 с. - (Собр. соч.: в 22 т.; т. 1).

23. Тукай Г. Стихотворения: пер. с татар /Г.Тукай.—Л: Сов. писатель, 1988.-432 с.

24. Тургенев КС. Дворянское гнездо. Накануне. Первая любовь / И.С.Тургенев. -2-е изд., испр. и доп. М.: Наука, 1981. - 496 с. - (Поли. собр. соч. и писем: в 30 т. Сочинения: в 12 т.; т. 6).

25. Тургенев И.С. Отцы и дети. Повести и рассказы. Дым / И.С.Тургенев. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1981. - 560 с. - (Полн. собр. соч. и писем: в 30 т. Сочинения: в 12 т.; т. 7).

26. Тургенев И.С. Повести и рассказы 1853 1857 гг. Рудин. Статьи и воспоминания 1855 - 1859 гг. / И.С.Тургенев. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1980. -544 с. - (Полн. собр. соч. и писем: в 30 т. Сочинения: в 12 т.; т. 5).

27. Тургенев И.С. Повести и рассказы 1868 1872 гг. / И.С.Тургенев. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1981. - 542 с. - (Полн. собр. соч. и писем: в 30 т. Сочинения: в 12 т.; т. 8).

28. Тургенев И.С. Повести и рассказы 1874 1877 гг. Новь / И.С.Тургенев. — 2-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1982. - 576 с. - (Полн. собр. соч. и писем: в 30 т. Сочинения: в 12 т.; т. 9).

29. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем: в 30 т. Сочинения. Т. 4 / А.П.Чехов. М.: Наука, 1984. - 544 с.

30. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем: в 30 т. Сочинения. Т. 11 / А.П.Чехов. М.: Наука, 1986. - 442 с.2.

31. Эмирхан Ф. Эсэрлвр: 4 т. 1 том. Хикэялэр / Ф.Эмирхан. Казан: Татар, кит. нэшр., 1984.-480 б.

32. Эмирхан Ф. Эсер л эр: 4 т. 2 том. Повестьлар, роман Ьэм драма эсэрлэре / Ф.Эмирхан. Казан: Татар, кит. нэшр., 1985. - 488 б.

33. Гафури М. Кара йозлэр: (Иске тормышньщ миллион корбаннарыннан берсе) / М.Гафури. Казан: Таткнигоиздат, 1954. - 140 б.

34. Ибракнмов Г. Эсэрлэр: 8 т./ Г.ИбраЬшов. Казан: Татар, кит. нэшр., 1974. -Т. 1.-512 6.; 1975.-Т. 2.-476 б.

35. Исхакый Г. Эсэрлэр: 15 т. / Г.Исхакый. Казан: Татар, кит. нэшр., 1998. -Т. 1.-399 6.; 1999.-Т. 2.-443 б.; 2001.-Т. 3.-448 б.

36. Камал Ш. Сайланма эсэрлэр: 3 т. Т. 1. Хикэялэр. Повесть. Роман / Ш.Камал. — Казан: Татар, кит. нэшр., 1974. 382 б.

37. Мицнегулов Х.Ю. Гаяз Исхакыйньщ меЬаж^рлектэге шкаты / Х.Ю.Мицнегулов. Казан: Татар, кит. нэшр., 2004. - 367 б.

38. Рахим Г. Сайланма эсэрлэр / Г.Рэхим. Казан: Татар, кит. нэшр., 2004. - 287 б.

39. Татар хикэялэре: XX гасыр башы. Казан: Мэгариф, 2007. - 399 6.

40. Тукай Г. Сайланма эсэрлэр: 2 т./ Г.Тукай. Казан: Татар, кит. нэшр., 2006. -Т. 1: Шигырьлэр, поэмалар. - 271 б.; Т. 2: Мэкалэлэр, истэлеклэр, хатлар. - 383 б.565 3.

41. Абдуллин Я.Г. Татарская просветительская мысль: (Социальная природа и основные проблемы) / Я.Г.Абдуллин. Казань: Татар, кн. изд-во, 1976. - 319 с.

42. Абдуллина Д.М. Коранические мотивы в творчестве Габдуллы Тукая: автореф. дис. канд. филол. наук / Д.М.Абдуллина. Казань, 2005. - 30 с.

43. Аверинцев С. С. От слова к смыслу: Проблемы тропогенеза / С.С.Аверинцев, И.Г.Франк-Каменский, О.М.Фрейденберг. -М.: УРСС, 2001. 121, 1. с.

44. Агзамов Ф. Л.Н.Толстой в творчестве Г.Тукая / Ф.Агзамов // Вопросы источниковедения русской литературы: межвуз. сб. науч. тр. Казань, 1989. — С. 74 — 79.

45. Азбукина A.B. Образ-символ «соловей» в русской поэзии XIX века: автореф. дис. канд. филол. наук / А.В.Азбукина. Казань, 2001. - 24 с.

46. Академические школы в русском литературоведении / отв. ред. П.А.Николаев. — М.: Наука, 1975.-515 с.

47. Аксенов A.B. Вненаходимость и диалог: (Философско-эстетическое наследие М.М.Бахтина в свете проблем рецептивной эстетики) / А.В.Аксенов // Диалог. Карнавал. Хронотоп. 1999. - № 1. - С. 5 - 46.

48. Актуальные проблемы сравнительного изучения литератур социалистических стран: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; [редкол.: . ЮА.Кожевников (отв. ред.) и др.; предисл. ДВЗатонского].-М.: Наука, 1978.-311 с.

49. Алексеев В.М. Наука о Востоке: статьи и документы / В.М.Алексеев. М.: Наука, 1982.-535 с.

50. Алексеев М.П. Взаимосвязи русской и зарубежной литератур: сб.ст. / М.П.Алексеев. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1983. - 332 с.

51. Алексеев М.П. Пушкин: Сравнительно-исторические исследования: избр. тр. / М.П.Алексеев. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1984. - 478 с.

52. Алексеев М.П. Сравнительное литературоведение / М.П.Алексеев. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1983.-447 с.

53. Алексеева И.Ю. Образ возлюбленной в персидской лирической поэзии VIII века / И.Ю.Алексеева // Суфизм в контексте мусульманской культуры. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1989. - С. 131-138.

54. Альтман М.С. Достоевский. По вехам имен / М.С.Альтман. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1975. - 280 с.

55. Аминов М.Т. Эстетические взгляды Ф.Амирхана / М.Т.Аминов // Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирхана: межвуз. сб. науч. тр. Казань: КГПУ, 1989.-С. 46-51.

56. Амирханов Р.У. Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток — Запад»: (на примере развития русской культуры) / Р.У .Амирханов. Казань: Татар. кн. изд-во, 2002. - 239 с.

57. Антонов В.И. Символ в обществе и культуре Востока / В.И.Антонов. — М.: Луч, 1993.-52 с.

58. Арабская средневековая культура и литература: сб. ст. зарубежных ученых. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1978. 216 с.

59. Ардашникова А. С. О правомерности постановки проблемы иранского романтизма / А.С.Ардашникова // Теоретические проблемы изучения литератур Востока: сб. ст. М.: Наука, 1987. - С. 3 - 10.

60. Арзуманян А.Л. Вопросы эсхатологии в мусульманской литературе / А.Л.Арзуманян. М.: Муравей, 2003. - 207 с.

61. Аристотель и античная литература / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького. М.: Наука, 1978. - 230 с.

62. Арнольд И.В. Проблемы диалогизма, интертекстуальности и герменевтики (в интерпретации художественного текста): лекции к спецкурсу / И.В.Арнольд. -СПб.: Образование, 1995. 59, 1. с.

63. Артюшков И.В. Внутренняя речь и ее изображение в художественной литературе: На материале романов Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого: автореф. дис. д-ра филол. наук / И.В.Артюшков. М., 2004. - 46 с.

64. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие / С.А.Арутюнов. -М.: Наука, 1989.-243, 3. с.

65. Арутюнова Н.Д. Диалогическая цитация: (К проблеме чужой речи) / Н.Д.Арутюнова // Вопросы языкознания. 1986. - № 1. - С. 50 - 64.

66. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс / Н.Д.Арутюнова // Теория метафоры. -М.: Прогресс, 1990. С. 5 - 32.

67. Асколъдов С.А. Концепт и слово / С.А.Аскольдов // Русская словесность: От теории словесности к структуре текста: антология. М.: Academia, 1997. - С. 267 - 279.

68. Асмус В.Ф. Вопросы теории и истории эстетики / В.Ф.Асмус. М.: Искусство, 1968.-654 с.

69. Amapoea К.Н. Семантика и структура повествования от первого лица в художественной прозе / К.Н.Атарова, Г.А.Лесскис // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. -1976. Т. 35, № 4. - С. 343 - 356.

70. Ахундов М.Д. Концепции пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы / М.Д.Ахундов. М.: Наука, 1982. - 222 с.

71. Ахунов А. Одиночка / А.Ахунов // Татарстан. 2004. - № 4. - С. 60-63.

72. Аюпов С.М. Эволюция тургеневского романа 1856 1862 гг.: Соотношение метафизического и конкретно-исторического / С.М.Аюпов. - Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2001. - 292 с.

73. Багно В.Е. Граница как категория культуры / В.Е.Багно // Русская литература. 1995. —№ 3. — С. 6 — 12.

74. Балухатый С.Д. Вопросы поэтики / С.Д.Балухатый. Л.: Изд-во Ленингр. ун- л та, 1990.-320 с.

75. Баран Т. Динамика совести в романе «Анна Каренина» / Т.Баран // Яснопо- , лянский сборник. 2000: статьи, материалы, публикации. Тула: Ясная Поляна, 2000. - С. 47 - 56.

76. Барковская Н.В. Поэтика символистского романа / Н.В.Барковская. Екатеринбург: УрГПУ, 1996.-285, 2. с.

77. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: пер. с фр. / Р.Барт; сост., общ. ред. и вступ. ст. Г.К.Косикова. -М.: Прогресс: Универс: Рея, 1994. 615 с.

78. Барт Р. Мифологии / Р.Барт; пер. с фр., вступ. ст., коммент. С.Н.Зенкина. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1996. 314 с.

79. Барт Р. Система Моды: статьи по семиотике культуры / Р.Барт; пер. с фр., вступ. ст. и сост. С.Н.Зенкина. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2003. - 512 с.

80. Бахтин и время: тез. докл. IV Бахтинских чтений. — Саранск: Красный окт., 1998.-125 с.

81. Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики: исследования разных лет / М.Бахтин. -М.: Худож. лит., 1975. 502 с.

82. Бахтин М.М. К методологии литературоведения / М.М.Бахтин // Контекст-1974: литературно-теоретические исследования. — М.: Наука, 1975. С. 203 - 212.

83. Бахтин М.М. К философии поступка / М.М.Бахтин // Философия и социология науки и техники. Ежегодник. 1984 1985. - М.: Наука, 1986. - С. 80 - 160.

84. Бахтин М.М. Литературно-критические статьи / М.М.Бахтин. М.: Худож. лит., 1986.-541 с.

85. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского / М.М.Бахтин. 2-е изд., пе-рераб. и доп. - М.: Сов. писатель, 1963. - 364 с.

86. Бахтин М.М. Работы 20-х годов / М.М.Бахтин. Киев: Next, 1994. - 384 с.

87. Бахтин М.М. Собрание сочинений: в 7 т. Т. 2. Проблемы творчества Достоевского. Статьи о Л.Толстом. Записи курса лекций по истории русской литературы, 1922 1927 / М.М.Бахтин; ред.: С.Г.Бочаров, Л.С.Мелихова. - М.: Русские словари, 2000. - 799 с.

88. Бахтин М.М. Собрание сочинений: в 7 т. Т. 5. Работы 1940-х начала 1960-х годов / М.М.Бахтин; ред.: С.Г.Бачаров, Л.А.Гоготишвили. - М.: Русские словари, 1997.-731 с.

89. Бахтин М.М. Тетралогия / М.М.Бахтин; сост., текстол. подгот., науч. аппарат: И.В.Пешков; коммент.: В.Л. Махлина и др. М.: Лабиринт, 1998. - 607 с.

90. Бахтин М.М. Эпос и роман / М.М.Бахтин; сост. С.Г.Бочаров; вступ. ст.

91. B.В.Кожинов. СПб.: Азбука, 2000. - 301 с.

92. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / М.М.Бахтин; сост. С.Г.Бочаров; текст подгот. Г.С.Бернштейн и Л.В.Дерюгина; примеч. С.САверинцева и

93. C.Г.Бочарова. М.: Искусство, 1979. - 424 с.

94. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / М.М.Бахтин; сост. С.Г.Бочаров; текст подгот. Г.С.Бернштейн и Л.В.Дерюгина; примеч. С.С.Аверинцева и С.Г.Бочарова. 2-е изд. - М.: Искусство, 1986. - 445 с.

95. Бахтинология: Исследования, переводы, публикации. К столетию рождения Михаила Михайловича Бахтина (1895 1995) / сост., ред. К.Г.Исупов. - СПб.: Алетейя, 1995. - 374 с.

96. Бахтинский сборник: сб. ст. М., 1991. - Вып. 2. - 403 с.

97. Бахтиярова Ч. Обновление национальной традиции / Ч.Бахтиярова // Национальное и интернациональное в литературе и искусстве: сб. ст. М.: Мысль, 1964. -С. 224-261.

98. Белецкий А.И. Избранные труды по теории литературы / А.И.Белецкий. М.: Просвещение, 1964. - 478 с.

99. Белинский ВТ. Полное собрание сочинений: в 13 т. Т. 5. Статьи и рецензии, 1841 1842 / В.Г.Белинский. - М.: Изд-во АН СССР, 1954. - 863 с.

100. Белнап Р. Россия XIX в. в зеркале романного сюжета / Р.Белнап // Казань, Москва, Петербург: Российская империя взглядом из разных углов: сб. ст.. — М.: Объед. гуманит. изд-во, 1997. С. 213 - 231.

101. Белов C.B. Роман Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»: комментарий: кн. для учителя / CJB.Белов. -2-е изд., испр. и доп. -М.: Просвещение, 1984.-240 с.

102. Бердяев H.A. О назначении человека: сб. / Н.А.Бердяев; авт. вступ. ст. П.П.Гайденко; примеч. Р.К.Медведевой. М.: Республика, 1993. - 383 с.

103. Бердяев H.A. О рабстве и свободе человека: (Опыт персоналистической философии) / Н.А.Бердяев. Репр. изд. - Paris: YMCA-press, 1972. - 222 с.

104. Бердяев H.A. Русская идея: Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века. Судьба России / Н.А.Бердяев. М.: Сварог и К, 1997. - 541 с.

105. Берков П.Н. Проблемы исторического развития литературы / П.Н.Берков. — Л.: Худож. лит., 1981. 495 с.

106. Бернштейн Б.М. Несколько соображений в связи с проблемой «искусство и этнос» / Б.М.Бернштейн // Критерии и суждения в искусствознании: сб. ст. М.: Сов. художник, 1986. - С. 125 - 144.

107. Бернштейн Б.М. Традиция и канон. Два парадокса / Б.М.Бернштейн // Критерии и суждения в искусствознании: сб. ст. М.: Сов. художник, 1986. - С. 176 - 214.

108. Бертельс Е.Э. Избранные труды. Т. 1. История персидско-таджикской литературы / Е.Э.Бертельс. — М.: Изд-во вост. лит., 1960. 556 с.

109. Бертельс Е.Э. Избранные труды. Т. 3. Суфизм и суфийская литература / Е.Э.Бертельс. М.: Наука, 1965. - 522, 2. с.

110. Бессознательное = The unconscious: Природа, функции, методы исследования: в 4 т. / под общ. ред. А.С.Прангишвили и др.-Тбиписи: Мецниереба, 1978.-Т. 1.-788 с.

111. Библер B.C. Диалог. Сознание. Культура: (идея культуры в работах М.М.Бахтина) / В.С.Библер // Одиссей. Человек в истории. 1989. М.: Наука, 1989. -С. 21-59.

112. Библер B.C. Культура. Диалог культур: (опыт определения) / В.С.Библер // Вопросы философии. 1989. - № 6. - С. 31 - 42.

113. Библер B.C. Нравственность. Культура. Современность: (философские рассуждения о жизненных проблемах) / В.С.Библер. М.: Знание, 1990. - 62, 2. с.

114. Бикмухаметов Р.Г. Орбиты взаимодействия: монография / Р.Г.Бикмухаметов. -М.: Сов. писатель, 1983.-239 с.

115. Бог — человек общество в традиционных культурах Востока: сб. ст. / РАН, Ин-т философии; отв. ред. М.Т.Степанянц. - М.: Наука, Вост. лит., 1993. - 222, [2] с.

116. Богин Г.И. Филологическая герменевтика / Г.И.Богин. Калинин: Калинин, гос. ун-т, 1982. - 88 с.

117. Большакова А.Ю. Нация и менталитет: феномен «деревенской прозы» XX века / А.Ю.Большакова. М.: Ком. по телекоммуникациям и средствам масс, ин-форм. Правительства Москвы, 2000. — 132 с.

118. Большакова А.Ю. Типология и менталитет: (К проблеме русско-западных межлитературных схождений) / А.Ю.Большакова // Филологические науки. 1996. - № 6. -С. 3-12.

119. Бонецкая Н.К. «Образ автора» как эстетическая категория / Н.К.Бонецкая // Контекст-1985: литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1986. -С. 241-271.

120. Борее Ю.Б. Искусство интерпретации и оценки: Опыт прочтения «Медного всадника» / Ю.Б.Борев. М.: Сов. писатель, 1981. - 400 с.

121. Бочаров С.Г. Сюжеты русской литературы / С.Г.Бочаров. М.: Яз. рус. культуры, 1999.-632 с.

122. Бочаров С.Г. Характеры и обстоятельства / С.Г.Бочаров // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Образ, метод, характер. — М.: Изд-во АН СССР, 1962. С. 312 -451.

123. Бояринцева Г. С. Специфика образных средств в художественной речи: учеб. пособие / Г.С.Бояринцева. Саранск: Мордов. гос. ун-т им. НЛ.Огарева, 1982. - 95 с.

124. Брагинский В.И. Символизм суфийского пути в «Поэме о Море Женщин» и мотив свадебного корабля / В.И.Брагинский // Суфизм в контексте мусульманской культуры. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1989. - С. 174 — 215.

125. Брагинский В.И. Учение о воплощении образа в слове в малайской классической литературе / В.И.Брагинский // Восточная поэтика: Специфика художественного образа. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. - С. 61 - 88.

126. Брагинский ИС. 12 миниатюр / И.С.Брагинский.-М.: Худож. лит., 1966.-284 с.

127. Брагинский И. С. Изучение вклада народов Востока в мировую эстетическую мысль / И.С.Брагинский // Проблемы теории литературы и эстетики в странах Востока: сб. ст.. М.: Наука, 1964. - С. 3 - 19.

128. Брагинский И. С. Проблемы востоковедения. Актуальные вопросы восточного литературоведения / И.С.Брагинский. М.: Наука, 1974. - 494 с.

129. Бройтман С.Н. Русская лирика XIX начала XX веков в свете исторической поэтики: Субъектно-образная структура / С.Н.Бройтман. - М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1997.-307 с.

130. Бройтман С.Н. Тайная поэтика Пушкина / С.Н.Бройтман. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2002. - 110 с.

131. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса / Ю.В.Бромлей. -М: Наука, 1983.-411 с.

132. Бубер М. Я и ты = Ich und Du / М.Бубер; пер. с нем. Ю.Терентьева, Н.Файнгольда; послесл. П.С.Гуревича; под общ. ред. С.Я.Левит. М.: Высш. шк., 1993.-175 с.

133. Буланов A.M. Художественная феноменология стыда в романах Достоевского и Толстого («Идиот» и «Анна Каренина») / А.М.Буланов // Русская литература. 2001. - № 1. - С. 93-106.

134. Бунге М. Причинность. Место принципа причинности в современной науке / М.Бунге; пер. с англ. И.С.Шерн-Борисовой и С.Ф.Шушурина; общая ред. и по-слесл. проф. Г.С.Васецкого. М.: Изд. иностр. лит., 1962. - 511 с.

135. Бурнаги Ф. Лермонтов и татарская поэзия / Ф.Бурнаш // Красная Татария. — 1939.-15 октября.

136. Буров А.И. Эстетическая сущность искусства / А.И.Буров. — М.: Искусство, 1956.-292 с.

137. Бурсов Б.И. Национальное своеобразие русской литературы / Б.И.Бурсов. 2-е изд., дораб. - Л.: Сов. писатель, 1967. - 396 с.

138. Бурсов Б.И. О национальном своеобразии и мировом значении русской литературы / Б.И.Бурсов // Русская литература. -1958.-№ 1.-С. 14-41;№2.-С. 7-33.

139. Бухаршн П.Е. О функции цитаты в повествовательной прозе / П.Е.Бухаркин // Вестник Ленингр. ун-та. Сер. 2, История, языкознание, литературоведение. 1990. -Вып. З.-С. 29-37.

140. Бушмин А. С. Методологические вопросы литературоведческих исследований / А.С.Бушмин. Л.: Наука, 1969. - 228 с.

141. Бушмин A.C. Преемственность в развитии литературы / А.С.Бушмин. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1975. - 159 с.

142. Бушмин A.C. Наука о литературе: Проблемы. Суждения. Споры / А.С.Бушмин. М.: Современник, 1980. - 334 с.

143. БялостоцкиД. Разговор: диалогика, прагматика и герменевтика. Бахтин, Рорти и Гадамер / Д.Бялостоцки // Философские науки. 1995. - № 1. - С. 206 - 222.

144. Валеев Н.М. В мире нравственных исканий: исследование / Н.М.Валеев. Казань: Татар, кн. изд-во, 1985. - 120 с.

145. Ванюшев В.М. Творческое наследие Г.Е.Верещагина в контексте национальных литератур Урало-Поволжья: автореф. дис. д-ра филол. наук / В.М.Ванюшев. -М., 1996.-34 с.

146. Васильев А.К. Образ «другого» как проблема антропологии Бахтина / А.К.Васильев // Философия М.М.Бахтина и этика современного мира: сб. науч. ст. Саранск: Изд-во Мордов.ун-та, 1992. - С. 71 - 75.

147. Вежбицкая А. Дескрипция или цитация: пер. с польск. / А.Вежбицкая // Новое в зарубежной лингвистике: сб. ст.. Вып. 13. Логика и лингвистика: (Проблемы референции). М.: Прогресс, 1982. - С. 237 - 262.

148. Вежбицкая А. Метатекст в тексте / А.Вежбицкая; пер. с польск.

149. A.В.Головачевой // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.8. Лингвистика текста. -М.: Прогресс, 1978.-С. 402-421.

150. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание: пер. с англ. / А.Вежбицкая; отв. ред., сост. М.А.Кронгауз; вступ. ст. Е.В.Падучевой. — М.: Русские словари, 1997. -411 с.

151. Вердеревская Н.А. Русский роман 40-60-х годов XIX века: (Типология жанровых форм) / Н.А.Вердеревская. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1980. - 136 с.

152. Веселовский А.Н. Избранные статьи / А.Н.Веселовский; под общ. ред. М.П.Алексеева и др.; вступ. ст. В.М.Жирмунского; коммент. М.П.Алексеева. Л.: Гослитиздат, 1939. - 572 с.

153. Веселовский А.Н. Историческая поэтика / А.Н.Веселовский; вступ. ст. И.К.Горского; сост., автор, коммент. В.В.Мочалова. -М.: Высш. шк., 1989.-406 с. Ветловская В.Е. Анализ эпического произведения: Проблемы поэтики /

154. B.Е.Ветловская. СПб.: Наука, 2002. - 213 с.

155. Ветловская В.Е. Поэтика «Анны Карениной»: система неоднозначных мотивов / В.Е.Ветловская // Русская литература. 1979. - № 4. - С. 17 - 37.

156. Вечные сюжеты» русской литературы: «Блудный сын» и другие: сб. науч. тр.; докл. конф., дек. 1995 г. / отв. ред. Е.К.Ромодановская, В.И.Тюпа. Новосибирск: Ин-т филологии, 1996. - 179, 1. с.

157. Взаимовлияние и взаимообогащение культур народов СССР: материалы II науч. конф. (Казань, октябрь 1981 г.). Казань: ИЯЛИ, 1983. - 332 с.

158. Взаимодействие и взаимообогащение. Русская литература и литературы народов СССР: ст., материалы. Л.: Наука, 1988.-253 с.

159. Взаимодействие культур Востока и Запада: сб. ст. / АН СССР, Науч. совет по истории мировой культуры; сост. А.А.Суворова. М.: Наука, 1987. - 198, [2] е.; 1991.-Вып. 2.-168 с.

160. Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур: (материалы к изучению проблемы) //Изв. АН СССР.Огд-ниелит.ияз.-1958.-Т. 17,вып. 1.-С.З-14.

161. Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур: материалы дискуссии, 11-15 января. 1960 г. М.: Изд-во АН СССР, 1961.-440 с.

162. Взаимосвязи литератур: дискуссия в Институте мировой литературы им. А.М.Горького // Вопросы литературы. 1960. - № 6. - С. 80 - 99.

163. Виноградов В.В. Избранные труды. Поэтика русской литературы / В.В.Виноградов. М.: Наука, 1976. - 511 с.

164. Виноградов В.В. О языке художественной прозы: избранные труды / В.В.Виноградов. -М.: Наука, 1980. 360 с.

165. Винокур Т.Г. О некоторых синтаксических особенностях диалогической речи / Т.Г.Винокур // Исследования по грамматике русского литературного языка: сб. ст. — М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 342 - 355.

166. Виппер Ю.Б. «Типологические схождения» в изучении мирового литературного процесса / Ю.Б.Виппер // Классическое наследие и современность: сб. ст. -Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1981. С. 45 - 50.

167. Витаньи И. Общество, культура, социология / И.Витаньи. — М.: Прогресс, 1984.-288 с.

168. Волков И.Ф. Творческие методы и художественные системы / И.Ф.Волков. -2-е изд., испр. и доп. -М.: Искусство, 1989. 250, 3. с.

169. Волошшов В.Н. Философия и социология гуманитарных наук / В.Н.Волошинов. СПб.: Аста-пресс, 1995. - 382 с.

170. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка. Основные проблемы социологического метода в науке о языке / В.Н.Волошинов. Л.: Прибой, 1929. - 188 с.

171. Восток Запад: Исследования. Переводы. Публикации / редкол.: Л.Б.Алаев и др.. - М.: Наука, 1988. - 289, [2] с.

172. Восток — Запад: Исследования. Переводы. Публикации / редкол.: М.Л.Гаспаров и др.. М.: Наука, 1982. - 293 с.

173. Восток Запад: Исследования. Переводы. Публикации / редкол.: М.Л.Гаспаров и др.. - М.: Наука, 1985. - 272 с.

174. Восток Запад: Исследования. Переводы. Публикации / редкол.: Л.БАлаев и др.. - М.: Наука, 1989. - Вып. 4. - 298, [2] с.

175. Восток Запад: проблемы взаимодействия и трансляции культур: сб. науч. тр. / Сарат. гос. ун-т им. Н.Г.Чернышевского; редкол.: В.С.Мирзеханов (отв. ред.) и др.. - Саратов: Науч. кн., 2001. - 247, [2] с.

176. Восток в русской литературе XVIII начала XX века: Знакомство. Переводы. Восприятие. - М.: ИМЛИ РАН, 2004. - 256 с.

177. Восток и Запад: типология и диалог культур: материалы науч. конф. — Баку, 2001.-132 с.

178. Восточная поэтика. Специфика художественного образа. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. - 264 с.

179. Восточная поэтика: Тексты. Исследования. Комментарии / отв. ред. П.А.Гринцер. М.: Вост. лит., 1996. - 342 с.

180. Время и судьбы русских писателей: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; редкол.: Н.В.Осьмаков (отв. ред.) и др.. М.: Наука, 1981. -344 с.

181. Выготский U.C. Психология искусства / Л.С.Выготский. — М.: Педагогика, 1987.-341, 4. с.

182. Габриэли Ф. Основные тенденции развития в литературах ислама / Ф.Габриэли // Арабская средневековая литература и культура: сб. ст. зарубежных ученых. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1978. - С. 14 - 30.

183. Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного: пер. с нем. / Г.-Г.Гадамер. М.: Искусство, 1991.-366, 1. с.

184. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики: пер. с нем. / Х.-Г.Гадамер; общ. ред. и вступ. ст. Б.Н.Бессонова. -М.: Прогресс, 1988. 704 с.

185. Гаджиев A.A. Романтизм и реализм: Теория литературно-художественных типов творчества / А.А.Гаджиев. Баку: Элм, 1972. - 350 с.

186. Гайнуллин М. Татарская литература и публицистика начала XX в. / М.Гайнуллин. Казань: Таткнигоиздат, 1966. - 435 с.

187. Гайнуллин М.Х. Благотворное влияние / М.Х.Гайнуллин // Советская Татария. 1953. - 9 сентября.

188. Гайсин P.M. Чехов в татарской литературе начала XX века / Р.М.Гайсин // Проблемы филологии народов Поволжья: межвуз. сб. науч. ст. М.; Ярославль: Ремдер, 2007. - С. 88 - 92.

189. Галанов Б.Е. Живопись словом: Портрет. Пейзаж. Вещь / Б.Е.Галанов. М.: Сов. писатель, 1974. - 343 с.

190. Галеев Г. Пушкин и татарская литература / Г.Галеев // Красная Татария. -1937. 10 февраля.

191. Галеева Э.Р. Культурно-историческая школа в татарском литературоведении 1920 1930-х годов: автореф. дис. . д-ра филол. наук / Э.Р.Галеева. - Казань, 2003.-63 с.

192. Галкин А. Пространство и время в произведениях Достоевского / А.Галкин // Вопросы литературы. 1996. -№1.-С. 316 - 323.

193. Ганиева Р. Из истории русско-татарских литературных связей / Р.Ганиева // Коммунист Татарии. 1963. - № 10. - С. 60 - 62.

194. Ганиева Р.К. Восточный Ренессанс и поэт Кул Гали / Р.К.Ганиева. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1988. - 176 с.

195. Ганиева Р.К. Проблемы творческих методов в тюркоязычных литературах начала XX в. / Р.К.Ганиева. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1973. - Ч. 1. - 28 с.

196. Ганиева Р.К. Проблемы творческих методов в тюркоязычных литературах / Р.К.Ганиева. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1976. - Ч. 2. - 26 с.

197. Ганиева P.K. Татарская литература: традиции, взаимосвязи / Р.К.Ганиева. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2002. 272 с.

198. Гаспаров Б.М. Литературные лейтмотивы: очерки русской литературы XX в. / Б.М.Гаспаров. М.: Наука, Вост. лит., 1994. - 303, 1. с.

199. Гаспаров M.JI. Избранные статьи / М.Л.Гаспаров. М.: Новое литературное обозрение, 1995.-480 с.

200. Гачев Г. Образ в русской художественной культуре / Г.Гачев. М.: Искусство, 1981.-247 с.

201. Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Центральная Азия: Казахстан, Киргизия. Космос ислама: (интеллектуальные путешествия) / Г.Д.Гачев. М.: Издательский сервис, 2002.-784 с.

202. Гачев Г.Д. Национальные образы мира: курс лекций / Г.Д.Гачев. М.: Академия, 1998.-432 с.

203. Гачев Г.Д. Национальные образы мира: общие вопросы / Г.Д.Гачев. — М.: Сов. писатель, 1988. 448 с.

204. Гачев Г.Д. Неминуемое: Ускоренное развитие литературы / Г.Д.Гачев. М.: Худож. лит., 1989.-430, 1. с.

205. Гачев Г.Д. Содержательность художественных форм: (Эпос. Лирика. Театр) / Г.Д.Гачев. М.: Просвещение, 1968. - 302 с.

206. Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Евразия: космос кочевника, земледельца и горца / Г.Д.Гачев. М.: Ин-т ДИ-ДИК, 1999. - 367 с.

207. Генезис романа в литературах Азии и Африки: Национальные истоки жанра: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; отв. ред. П.А.Гринцер, Н.И.Никулин. М.: Наука, 1980. - 288 с.

208. Генералова Н.П. Проблема точности в литературоведении и понятие символического образа / Н.П.Генералова // Методологические вопросы науки о литературе: сб. науч. тр. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1984. - С. 200 - 216.

209. Гете И.В. Об искусстве / И.В.Гете; сост. А.В.Гулыга. М.: Искусство, 1975. -623 с.

210. Гинзбург Л. О психологической прозе / Л.Гинзбург; подгот. текста С.В.Путилова. -М.: INTRADA, 1999.-415 с.

211. Гиришан М.М. Литературное произведение: теория художественной целостности / М.М.Гиршман. — 2-е изд., доп. — М.: Яз. рус. культуры, 2007. 560 с.

212. Гоготишвили A.A. Философия языка М.М.Бахтина и проблема ценностного релятивизма / А.А.Гоготишвили // Бахтин как философ. — М.: Наука, 1992. — С. 142- 174.

213. Голан А. Миф и символ / А.Голан. М.: Русслит, 1994. - 371, 4. с.

214. Головачева А.Г. «Невиданные формы»: (О поэтике «Чайки») / А.Г.Головачева // О поэтике А.П. Чехова: сб. науч. тр. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1993. -С. 206-227.

215. Горохова Г.Э. К проблеме интерпретации категорий традиционной китайской философии / Г.Э.Горохова // Методологические проблемы изучения истории философии зарубежного Востока. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1987. - С. 10 - 42.

216. Горский B.C. Историко-философское истолкование текста / В.С.Горский. — Киев: Наук, думка, 1981. 208 с.

217. Горский И.К. Заметки о некоторых понятиях сравнительного литературоведения / И.К.Горский // Советское славяноведение. 1982. - № 3. - С. 59 - 71;

218. Горский И.К. К вопросу о внутренней логике развития науки о литературе / И.К.Горский // Русская литература. 1987. - № 1. - С. 113 - 130.

219. Горъковская Н.В. Художественная феноменология эмоциональной жизни в романе Л.Н.Толстого «Анна Каренина»: стыд и вина: дис. . канд. филол. наук / Н.В.Горьковская. Волгоград, 2005. - 176 с.

220. Григорьев A.B. Типологические и контактные отношения национальных литератур: дис. канд. филол. наук / А.В.Григорьев. М., 1986. - 209 с.

221. Григорьева Т.П. Дао и Логос: (встреча культур) / Т.П.Григорьева. — М.: Наука, 1992.-424 с.

222. Григоръян КН. Лермонтов и его роман «Герой нашего времени» / К.Н.Григорьян. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1975. - 348 с.

223. Григорян С.Н. Средневековая философия народов Ближнего и Среднего Востока / С.Н.Григорян. М.: Наука, 1966. - 352 с.

224. Гринцер П.А. Сравнительное литературоведение и историческая поэтика / П.А.Гринцер // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1990. - Т. 49, № 2. - С. 99 - 107.

225. Гринцер П.А. Эпохи взаимодействия литератур Востока и Запада / П.А.Гринцер. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1997. - 51 с.

226. Грозовский Б.В. Идея Другого как основание трансцендентальной философии / Б.В.Грозовский // Философские науки. 1995. - № 1. - С. 269 - 273.

227. Грюнебаум Г.Э., фон. Литература в контексте исламской цивилизации / Г.Э. фон Грюнебаум // Арабская средневековая литература и культура: сб. ст. зарубежных ученых. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1978. - С. 31 - 45.

228. Грюнебаум Г.Э., фон. Основные черты арабо-мусульманской культуры: ст. разных лет / Г.Э. фон Грюнебаум. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1981. - 227 с.

229. Гуковский Г. Пушкин и проблемы реалистического стиля / Г.А.Гуковский. -М.: Гослитиздат, 1957. — 414 с.

230. Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики: (очерки по истории русского реализма) / Г.А.Гуковский. М.: Интрада, 1995. - Ч. 1. - 320 с.

231. Гуковский Г.А. Реализм Гоголя / Г.А.Гуковский. М.; Л.: Гос. изд-во худож. лит., 1959.-532 с.

232. Гуревич A.M. Типологическая общность и национально-историческое своеобразие: (к спорам о литературных направлениях) / А.М.Гуревич // Вопросы литературы. 1978. - № 11. - С. 164 - 187.

233. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры / А.Я.Гуревич. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Искусство, 1984. - 350 с.

234. Гуреева Н.В. Поэтика романа Толстого «Анна Каренина»: бессознательное, художественное время, цветовая образность: дис. . канд. филол. наук / Н.В.Гуреева. Н.Новгород, 2006. - 166 с.

235. Гусейнов Ч.Г. Формы общности советской многонациональной литературы / Ч.Г.Гусейнов. М.: Мысль, 1978. - 181 с.

236. Густафсон Ричард Ф. Обитатель и Чужак. Теология и художественное творчество Льва Толстого / Р.Ф.Густафсон; пер. с англ. Т.Бузиной. СПб.: Академ, проект, 2003. - 480 с.

237. Декарт Р. Избранные произведения: пер. с фр. и латин. / Р.Декарт; ред. и вступ. ст. В.В.Соколова. -М.: Госполитиздат, 1950. 712 с.

238. Деррида Ж. Структура, знак и игра в дискурсе гуманитарных наук / Ж.Деррида // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму. — М.: Прогресс, 2000. С. 407 - 426.

239. Детерминизм и современная наука: межвуз. сб. науч. тр. / Воронеж, гос. ун-т им. Ленинского комсомола; редкол.: А. С. Кравец (отв. ред.) и др.. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1987. - 172, 1. с.

240. Детерминизм, причинность, организация: сб. ст. / АН СССР, Ленингр. кафедра философии; редкол.: В.Г.Иванов (отв. ред.) и др.. — Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1977.-140 с.

241. Детерминизм: системы, развитие / В.Г.Бондарев, Т.С.Васильева, П.А.Водопьянов и др.; редкол.: Д.И.Широканов (отв. ред.) и др.. — Минск: Наука и техника, 1985.-261 с.

242. Детерминирующие факторы логикокатегориального аппарата мышления / отв. ред. В.В.Зибен. Тарту, 1988. - 145 с. - (Учен. зап. Тартус. гос. ун-та; вып. 829).

243. Джафаров Э. Познавательное и воспитательное значение процесса взаимодействия национальных художественных культур: автореф. дис. . канд. филол. наук / Э.Джафаров. Баку, 1980. - 34 с.

244. Джидаръян И.А. Представление о счастье в российском менталитете / И.А.Джидарьян. СПб.: Алетейя, 2001.-242 с.

245. Джидаръян И.А. Представления о счастье в русском менталитете / И.А.Джидарьян // Психологический журнал. 1997. - Т. 18, № 3. - С. 13-25.

246. Диалог в философии: Традиции и современность: межвуз. сб. / под ред. проф. МЛ.Корнеева. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1995. - 192 с.

247. Диалог культур: материалы науч. конф. «Випперовские чтения-1992». М., 1994.-Вып. 25.-224 с.

248. Диалог философских культур в зеркале компаративистики: материалы межвуз. конф., 14-15 ноября 1994 г. СПб.: ЛГУ, 1994. - 166 с.

249. Диалог: теоретические проблемы и методы исследования: сб. научно-аналитических обзоров АН ССР: ИНИОН / под ред. Н.А.Безменовой. М.: ИНИ-ОН, 1991.-159 с.

250. Дилакторская ОТ Петербургская повесть Достоевского / О.Г.Дилакторская. — СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. 352 с.

251. Дима А. Принципы сравнительного литературоведения / А.Дима; пер. с румын, и коммент. М.В.Фридмана; предисл. В.И.Кулешова. М.: Прогресс, 1977. - 229 с.

252. Днепров В.Д. Идеи времени и формы времени / В.Д.Днепров. — JL: Сов. писатель, Ленингр. отд-ние, 1980. 598 с.

253. Добин Е.С. Сюжет и действительность. Искусство детали / Е.С.Добин. Л.: Сов. писатель, Ленингр. отд-ние, 1981. — 430 с.

254. Достоевский: Эстетика и поэтика: словарь-справочник / сост. Г.К.Щенников, А.А.Алексеев; науч. ред. Г.К.Щенников. Челябинск: Металл, 1997. — 270 с.

255. Дюришин Д. Межлитературные общности как конкретизация закономерностей мировой литературы / Д.Дюришин // Проблемы особых межлитературных общностей. М.: Вост. лит., 1993. - С. 9 - 63.

256. Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы: пер. со словац. / Д.Дюришин. М.: Прогресс, 1979. - 320 с.

257. Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе: сб.науч. работ / науч. ред. проф. А.Л.Григорьев. Л.: ЛГПИ, 1973. - 136 с.

258. Ерасов Б. С. Цивилизации: Универсалии и самобытность / Б.С.Ерасов. М.: Наука, 2002. - 524 с.

259. Ермаков Ф. Творческие связи удмуртской литературы с русской и другими литературами / Ф.Ермаков. Ижевск: Удмуртия, 1981. - 196 с.

260. Ермилов В.В. Толстой-романист: («Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение») / В.В.Ермилов. М.: Худож. лит., 1965. - 592 с.

261. Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе / И.А.Есаулов. -Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та, 1995.-288 с.

262. Есаулов И.А. Пасхальность русской словесности / И.А.Есаулов. М.: Кругъ, 2004. - 560 с.

263. Есин А.Б. Психологизм русской классической литературы: кн. для учителя / А.Б.Есин. -М.: Просвещение, 1988. 176 с.

264. Жанр и композиция литературного произведения: межвуз. сб. / Петрозавод. гос. ун-т им. О.В.Куусинена; редкол.: М.М.Гин (отв. ред.) и др.. Петрозаводск: ПГУ, 1981.-168 с.

265. Женетт Ж. Фигуры: в 2 т. / Ж.Женетт. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1998. - Т. 1. - 472 е.; Т. 2. - 472 с.

266. Жирмунский В.М. Народный героический эпос. Сравнительно-исторические очерки / В.М.Жирмунский. М.; JL: Гослитиздат, Ленингр. отд-ние, 1962. - 435 с.

267. Жирмунский В.М. Пушкин и Байрон. Пушкин и западные литературы / В.М.Жирмунский. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1979. - 424 с.

268. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение и проблема литературных влияний / В.М.Жирмунский // Изв. АН СССР. Отд. общественных наук. -1936. -№3. С. 383 -403.

269. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение: Восток и Запад / В.М.Жирмунский. Л.: Наука, 1979. - 495 с.

270. Жирмунский В.М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика: избранные труды / В.М.Жирмунский; вступ. ст. Д.С.Лихачева. М.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1977.-407 с.

271. Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос: избранные труды / В.М.Жирмунский. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. - 727 с.

272. Жирмунский В.М. Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса / В.М.Жирмунский. М.: Изд-во АН СССР, 1958. -145 с.

273. Жирмунский В.М. Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса / В.М.Жирмунский // Исследования по славянскому литературоведению и фольклористике. М.: Изд-во АН СССР, 1960. - С. 252 -254.

274. Жолковский А.К. Блуждающие сны и другие работы / А.К.Жолковский. М.: Наука, Вост. лит., 1994. - 428 с.

275. Жолковский А.К. Работы по поэтике выразительности: Инварианты Тема -Приемы - Текст / А.К.Жолковский, Ю.К.Щеглов; предисл. М.Л.Гаспарова. - М.: Прогресс, 1996. - 344 с.

276. Жук A.A. Русская проза второй половины XIX века / А.А.Жук. М.: Просвещение, 1981.-254 с.

277. Журавлев О.В. О понятии пограничной этнической идеологии / О.В.Журавлев // Русская литература. 1995. - № 3. - С. 73 - 80.

278. Журавлева А.И. Лермонтов в русской литературе: Проблемы поэтики / А.И.Журавлева. М.: Прогресс-Традиция, 2002. - 288 с.

279. Журавский A.B. Христианство и ислам: Социокультурные проблемы диалога / А.В.Журавский. — М.: Наука, 1990. 126, 2. с.

280. Завадская Е.В. Культура Востока в современном западном мире / Е.В.Завадская. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1977. — 168 с.

281. Загидуллина Д.Ф. Формирование и этапы становления теории татарской литературы (первая треть XX века): автореф. дис. . , д-ра филол. наук / Д.Ф.Загидуллина. Казань, 2001. - 70 с.

282. Закирова JI.P. Художественная деталь в прозе Ф.Амирхана: (разновидности, функции, эволюция): автореф. дис. . канд. филол. наук / Л.Р.Закирова. Набережные Челны, 2007. - 23 с.

283. Заманская В.В. Экзистенциальная традиция в русской литературе XX века: Диалоги на границах столетий / В.В.Заманская. М.: Флинта: Наука, 2002. - 304 с.

284. Зарипова Ч. А. Проблема демонизма в творчестве С.Рамиева в контексте восточно-европейской эстетики: автореф. дис. . канд. филол. наук / Ч.А.Зарипова. — Казань, 1995.-21 с.

285. Зарубежная эстетика и теория литературы XIX XX вв.: трактаты, статьи, эссе / сост., общ. ред. Г.К.Косикова. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. - 510, 1. с.

286. Зобов P.A. О типологии пространственно-временных отношений в сфере искусства / Р.А.Зобов, А.М.Мостепаненко // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. - С. 11 - 25.

287. Зусман В.Г. Диалог и концепт в литературе. Литература и музыка /

288. B.Г.Зусман. Н.Новгород: Нижегород. гос. лингв, ун-т им. Н.А.Добролюбова, 2001.-168 с.

289. Ибрагим Т.К. Суфийская концепция «совершенного человека» / Т.К.Ибрагим // Человек как философская проблема: Восток — Запад. — М.: Изд-во УДН, 1991. —1. C. 62 75.

290. Иванов В.В. Избранные труды по семиотике истории и культуры / В.В.Иванов. М.: Шк. «Яз. рус. культуры», 1998. - Т. 1.-911 с.

291. Иванов В.В. Значение идей М.М.Бахтина о знаке, высказывании и диалоге для современной семиотики / В.В .Иванов // Труды по знаковым системам: сб. ст. Тарту, 1973.-Вып. 6.-С. 5-44.

292. Иванов В.В. Исследования в области славянских древностей: Лексические и фразеологические вопросы реконструкции текстов / В.В.Иванов, В.Н.Топоров. -М.: Наука, 1974. 342 с.

293. Иванов В.В. Славянские языковые моделирующие семиотические системы: (древний период) / В.В.Иванов, В.Н.Топоров. М.: Наука, 1965. - 245, 1. с.

294. Иванов В.В. Тезисы к семиотическому изучению культур (в применении к славянским текстам) / В.В.Иванов, М.Ю.Лотман, А.М.Пятигорский // 8етю1ука 1 Б1тикй1га 1ек8Ш. \Varszawa, 1973. - С. 9 - 32.

295. Ивинский П.И. Роман-эпопея: (Поэтика и типология жанра) / П.И.Ивинский // Поэтика жанров русской и советской литературы: межвуз. сб. науч. тр. Вологда: Вологод. пед. ин-т, 1988. - С. 35 - 48.

296. Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирхана: межвуз. сб. науч. тр. Казань: КГПИ, 1989.-204 с.

297. Изер В. Акты вымысла, или что фиктивно в фикциональном тексте: пер. с нем. / В.Изер // Немецкое философское литературоведение наших дней: антология. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. - С. 186 - 216.

298. Изер В. Вымыслообразующие акты: Глава из книги «Вымышленное и воображаемое: Набросок литературной антропологии» / В.Изер; пер. Г.Дашевского // Новое литературное обозрение. 1995. - № 27. - С. 23 - 40.

299. Изер В. Процесс чтения: феноменологический подход / В.Изер // Современная литературная теория: антология. М.: Флинта: Наука, 2004. - С. 201 - 224.

300. Ильев С.П. Русский символистский роман: Аспекты поэтики / С.П.Ильев. — Киев: Лыбидь, 1991. 172 с.

301. Ильин И.П. Современные концепции компаративистики и сравнительного изучения литератур: науч.-аналит. обзор / И.П.Ильин. М.: ИНИОН, 1987. - 50 с.

302. Имя сюжет — миф: межвуз. сб. / С.-Петерб. гос. ун-т; под ред. Н.М.Герасимовой. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1996. - 237, 2. с.

303. Ингарден Р. Исследования по эстетике / Р.Ингарден. М.: Изд-во иностр. лит., 1962.-572 с.

304. Интернациональное и национальное в литературах Востока: сб. ст. / редкол.: . И.С.Брагинский (пред.) и др.. М.: Наука, 1972. - 304 с.

305. Исследования по поэтике и стилистике: сб. ст. / ред.: акад. В.В.Виноградов и др.. JL: Наука, Ленингр. отд-ние, 1972. - 277 с.

306. Историко-литературный процесс: Проблемы и методы изучения: сб. ст. / под ред. А.С.Бушмина. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. - 274 с.

307. Историко-филологические исследования: сб. ст. к 70-летию акад. Н.И.Конрада / вступ. статья И.С.Брагинского; гл. ред. акад. М.Б.Храпченко. -М.: Наука, 1967.-511 с.

308. Историко-филологические исследования: сб. ст. памяти Н.ИКонрада / редкол.: акад. Б.Г.Гафуров и др.. М.: Наука, 1974. - 466 с.

309. Историко-функциональное изучение русской литературы. М.: МГПИ, 1984. -165 с.

310. Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М.: Наследие, 1994. - 512 с.

311. Историческая поэтика: Итоги и перспективы изучения: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького; [редкол.: М.Б.Храпченко и др.]. М.: Наука, 1986.-335, 1. с.

312. История национальных литератур: перечитывая и переосмысливая / РАН; Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; редкол.: З.Г.Османова (отв. ред.), К.К.Султанов (отв. ред.) и др.. М.: Наследие. - 1998. - Вып. 3. - 239, 1. с.

313. История романтизма в русской литературе: Возникновение и утверждение романтизма в русской литературе (1790 — 1825). — М.: Наука, 1979. Вып. 1. — 312 с.

314. История романтизма в русской литературе: Романтизм в русской литературе 20 30-х годов XIX в. (1825 - 1840). - М.: Наука, 1979. - Вып. 2. - 328 с.

315. История русского романа: в 2 т. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. - Т. 1. — 617 с.; 1964.-Т. 2.-635 с.

316. История татарской литературы нового времени (XIX начало XX в.). — Казань: Фикер, 2003. - 472 с.

317. Каган М.С. Проблема «Запад Восток» в культурологии: Взаимодействие художественных культур / М.С.Каган, Е.Г.Хилтухина. - М.: Наука, Вост. лит., 1994. -160 с.

318. Каганович C.JJ. «Восточный романтизм» и русская романтическая поэзия / С.Л.Каганович // Контекст-1982: литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1983.-С. 192-222.

319. Кадыров О.Х. Г.Исхаки и Л.Н.Толстой. Язык «диалектики души» / О.Х.Кадыров // Бодуэн де Куртенэ: теоретическое наследие и современность: тез. докл. междунар. науч. конф., 25 28 мая 1995 г. - Казань, 1995. - С. 91 - 92.

320. Кадыров О.Х. Роль Л.Н.Толстого в становлении и развитии татарской реалистической литературы: дис. . д-ра филол. наук / О.Х.Кадыров. Казань, 1996. -330 с. - Прил.: Толстой Л.Н. в советский период. - 176 с.

321. Казбекова 3. Пути интеграции и самосохранения национальных культур / З.Казбекова // Вопросы литературы. 1990. - № 3. - С. 3 - 25.

322. Каменский A.A. О смысле художественной традиции / А.А.Каменский // Критерии и суждения в искусствознании: сб. ст. М.: Сов. художник, 1986. - С. 215 - 253.

323. Кантор В.К. «Братья Карамазовы» Ф.Достоевского / В.К.Кантор. — М.: Ху-дож. лит., 1983.-192 с.

324. Карасее JI.B. Онтологический взгляд на русскую литературу / Л.В.Карасев. — М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1995. 104 с.

325. Каримова A.A. Идейно-эстетическая эволюция проблем феминизма в творчестве Г.Исхаки: автореф. дис. . канд. филол. наук / А.А.Каримова. Казань, 2000. -27 с.

326. Карлова Т.С. Вопросы психологического анализа в наследии Л.Н.Толстого: (По материалам статей, писем, дневников) / Т.С.Карлова. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1959. - 68 с.

327. Карлова Т. С. Роль русской литературы в творческом развитии Габдуллы Тукая / Т.С.Карлова // Поэт свободы и правды: материалы Всесоюз. науч. конф. и юбил. торжеств, посвящ. 100-летию со дня рождения Г.Тукая. Казань, 1990. -С. 43 - 52.

328. Карпов A.A. Типы межтекстовых отношений в русской литературе первой половины XIXв.: дис. в виде научного доклада . д-ра филол. наук / А.А.Карпов. -СПб., 2000. 54 с.

329. Карякин Ю.Ф. Достоевский и канун XXI века / Ю.Ф.Карякин. М.: Сов. писатель, 1989. - 656 с.

330. Касаткина Т.А. О творящей природе слова: Онтологичность слова в творчестве Ф.М.Достоевского как основа «реализма в высшем смысле» / Т.А.Касаткина.- М.: ИМЛИ РАН, 2004. 480 с.

331. Касаткина Т.А. Структура категории жанра / Т.А.Касаткина // Контекст-2003.- М.: ИМЛИ РАН, 2003. С. 63 - 97.

332. Касаткина Т.А. Характерология Достоевского: Типология эмоционально-ценностных ориентаций / Т.А.Касаткина. М.: Наследие, 1996. - 336 с.

333. Касьянова К О русском национальном характере / К.Касьянова. М.: Ин-т нац. модели экономики, 1994. - 367 с.

334. Категории поэтики в смене эпох / С.С.Аверинцев, М.Л.Андреев, М.Л.Гаспаров и др. // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М.: Наследие, 1994. - С. 3 - 38.

335. Кацис Л. Русская эсхатология и русская литература / Л.Кацис. М.: ОГИ, 2000. - 656 с.

336. Кашина Н.В. Человек в творчестве Ф.М.Достоевского / Н.В.Кашина. — М.: Худож. лит., 1986. 316 с.

337. Кедрова Е.Я. Жесты говорящего в структуре авторской ремарки / Е.Я.Кедрова // Проблемы языка и стиля А.П.Чехова. Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1983. — С. 24-31.

338. Келдыш В.А. Русский реализм начала XX века / В.А.Келдыш. М.: Наука, 1975.-280 с.

339. Кирай Д. Достоевский и некоторые вопросы эстетики романа / Д.Кирай // Достоевский: материалы и исследования. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. -С. 83- 100.

340. Кишкин Л. О восприятии смысла литературного явления за рубежами его страны / Л.Кишкин // Русская литература. 1966. - № 1. - С. 201 - 203.

341. Кишкин Л.С. Литературные связи: Предмет, цели, проблематика и методика изучения / Л.С.Кишкин. М.: ИСБ, 1992. - 260, 1. с.

342. Кишкин Л. С. О периодизации процесса литературных связей / Л.С.Кишкин // Советское славяноведение. 1983. - № 3. - С. 59 - 63.

343. Классика и современность / под ред. П.А.Николаева, В.Е.Хализева. Москва: Изд-во Моск. ун- та, 1991. - 256 с.

344. Классическое наследие и современность: сб. ст. / АН СССР, Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); [редкол.: Д.С.Лихачев (отв. ред.) и др.]. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1981.-412 с.

345. Клейман Р.Я. Художественные константы Достоевского в контексте исторической поэтики: дис. . д-ра филол. наук / Р.Я.Клейман. СПб., 2000. - 306 с.

346. Ковалевский П.И. Психология русской нации / П.И.Ковалевский // Этнопсихологические сюжеты. М.: Ин-т философии РАН, 1992. — С. 142 — 171.

347. Кожевникова H.A. Предметная деталь и персонаж в рассказах А.П.Чехова / Н.А.Кожевникова // Персонаж и предметный мир в художественном произведении: межвуз. сб. науч. тр. Сыктывкар, 1988. - С. 107 - 117.

348. Кожевникова H.A. Типы повествования в русской литературе XIX — XX вв. / Н.А.Кожевникова; РАН, Ин-т рус. яз. М., 1994. - 335 с.

349. Коэ/синов В.В. Роман — эпос нового времени / В.В.Кожинов // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Кн. 2. Роды и жанры литературы. М.: Изд-во АН СССР, 1964. - С. 97 - 172.

350. Козицкая Е.А. Смыслообразующая функция цитаты в поэтическом тексте: пособие по спецкурсу / Е.А.Козицкая. — Тверь: Твер. гос. ун-т, 1999. — 139 с.

351. Колесников A.C. Философская компаративистика: Восток — Запад / А.С.Колесников. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. — 390 с.

352. Колесов В.В. Концепт культуры: образ понятие - символ / В.В.Колесов // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 2, История. Языкознание. Литературоведение. -1992. - Вып. 3.-С. 30-40.

353. Колобаева Л. «Никакой психологии», или Фантастика психологии? : (О перспективах психологизма в русской литературе нашего века) / Л.Колобаева // Вопросы литературы. 1999. - № 2. - С. 3 - 20.

354. Колобаева JI.A. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX -XX вв. / Л.А.Колобаева. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. - 336 с.

355. Колобаева Л.А. Русский символизм / Л.А.Колобаева. — М.: Изд-во Моск. унта, 2000.-296 с.

356. Кондаков И.В. «Раздвоение единого»: (Две линии в развитии русской культуры) / И.В.Кондаков // Вопросы литературы. 1991. - № 7. - С. 38 - 83.

357. Коновалова Н.П. Диалог Востока и Запада как творческое со-измерение культур: (историко-методологический анализ): автореф. дис. . канд. филос. наук / Н.П.Коновалова. Свердловск, 1991. -23 с.

358. Конрад Н.И. Запад и Восток: статьи / Н.И.Конрад. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1972.-496 с.

359. Конрад Н.И. О некоторых вопросах истории мировой литературы / Н.И.Конрад // Народы Азии и Африки. 1966. - № 1. - С. 90 - 102.

360. Конрад Н.И. Проблемы современного сравнительного литературоведения / Н.И.Конрад // Изв. АН СССР. Отд-ние лит. и яз. 1959. - Т. 18, вып. 4.- С. 315-333.

361. Концептосферы и стереотипы русской литературы / под ред. Ч.Андрушко. — Познань, 2002. 110 с.

362. Кораблев А.А. Интертекстуальность и интерсубъективность: (о соотношении понятий) / А.А.Кораблев, Н.В.Кораблева // Бахтинские чтения-Ш: сб. материалов Меж-дунар. науч. конф. (Витебск, 23-25 июня 1998 г.). Витебск, 1998. - С. 125 - 128.

363. Корман Б.О. Избранные труды. История русской литературы / Б.О.Корман; ред.-сост. Е.А.Подшивалова, Н.А.Ремизова, Д.И.Черашняя, В.И.Чулков. Ижевск: Ин-т компьютерных исследований, 2008. — 732 с.

364. Корман Б.О. Избранные труды. Теория литературы / Б.О.Корман; ред.-сост. Е.А.Подшивалова, Н.А.Ремизова, Д.И.Черашняя, В.И.Чулков. — Ижевск: Ин-т компьютерных исследований, 2006. 552 с.

365. Корман Б.О. Соотношение понятий «автор» и «читатель» / Б.О.Корман // Образцы изучения текста художественного произведения в трудах отечественных литературоведов. Вып. 1. Эпическое произведение. Ижевск, 1995. — С. 223 - 228.

366. Корман Б.О. Чужое сознание в лирике и проблема субъектной организации реалистического произведения / Б.О.Корман // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. — 1973. -Т. 32, вып. 3. С. 209 - 222.

367. Косшов Г.К. О принципах повествования в романе / Г.К.Косиков // Литературные направления и стили: сб. ст., посвящ. 75-летию проф. Г.Н.Поспелова. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. С. 65 - 76.

368. Косиков Г.К. От структурализма к постструктурализму: (Проблемы методологии) / Г.К.Косиков. М.: Рудомино, 1998. - 188, 3. с.

369. Кравцов Н.И. Проблемы сравнительного изучения славянских литератур / Н.И.Кравцов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1973. - 363 с.

370. Криницын А.Б. Исповедь подпольного человека: К антропологии Ф.М.Достоевского / А.Б.Криницын. М.: МАКС Пресс, 2001. - 372 с.

371. Кристева Ю. Избранные труды: Разрушение поэтики: пер. с фр. / Ю.Кристева. М.: РОССПЭН, 2004. - 656 с.

372. Крутое Ю.И. Об эпичности: подлинной и мнимой / Ю.И.Крутов // Российский литературоведческий журнал. М., 1996. - № 7. - С. 75 - 90.

373. Куделин А.Б. Мотив в традиционной арабской поэтике VIII Хвв. / А.Б.Куделин // Восточная поэтика: Специфика художественного образа. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. - С. 7 - 24.

374. Куделин А.Б. Средневековая арабская поэтика: (вторая половина VIII — XI век) / А.Б.Куделин. М.: Наука, 1983. - 259, 2. с.

375. Кузъмичев И.К Литературные перекрестки: Типология жанров, их историческая судьба / И.К.Кузьмичев. Горький: Волго-Вят. кн. изд-во, 1983. - 208 с.

376. Кулешов В.И. О методологии изучения литературных связей / В.И.Кулешов // Методологические вопросы общественных наук: сб.ст.. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1966.-С. 422-439.

377. Купреянова E.H. Эстетика Л.Н.Толстого / Е.Н.Купреянова. М.; Л.: Наука, 1966.-324 с.

378. Курбанмамадов А. Эстетическая доктрина суфизма: (опыт критического анализа) / А.Курбанмамадов. Душанбе: Дониш, 1987. - 108 с.

379. Курганов Е. Роман Ф.М.Достоевского «Идиот»: Опыт прочтения / Е.Курганов. -СПб.: Изд-во журнала «Звезда», 2001.-208 с.

380. Курляндская Г.Б. Нравственный идеал героев Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского: кн. для учителя / Г.Б .Курляндская. М.: Просвещение, 1988. - 256 с.

381. Курляндская Г.Б. Художественный метод Тургенева-романиста / Г.Б.Курляндская. Тула: Приок. кн. изд-во, 1972. - 344 с.

382. Курляндская Г.Б. Эстетический мир И.С.Тургенева / Г.Б.Курляндская. Орел: Изд-во гос. телерадиовещ. компании, 1994. - 343 с.

383. Кухаренко В.А. Семантическая структура ключевых и тематических слов целого художественного текста / В.А.Кухаренко // Лексическое значение в системе языка и в тексте: сб. науч. тр. Волгоград: ВГПИ, 1985. - С. 95 - 104.

384. Лайлиева ИД. Традиции русской классической и мировой литературы в киргизской прозе: (М.Элебаев, У.Абдукаимов, Ч.Айтматов) / И.Д.Лайлиева. — Фрунзе: Илим, 1988. 169, 1 с.

385. Лассан Э. Роль «Другого» в организации идеологизированного дискурса / Э.Лассан // М.М.Бахтин и перспективы гуманитарных наук: материалы науч. конф. (Москва, РГГУ, 1 3 февраля 1993 г.). - Витебск, 1994. - С. 27 - 29.

386. Левашева Е.В. «Национальное» как феномен нового времени: хронотопы новоевропейских культур: автореф. дис. . канд. филос. наук / Е.В.Левашева. Казань, 2000.-110 с.

387. Левин Ю.Д. Восприятие творчества инонациональных писателей / Ю.Д.Левин // Историко-литературный процесс: Проблемы и методы изучения. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. - С. 237 - 273.

388. Левин Ю.И. Логическая структура притчи / Ю.И.Левин // Типология культуры. Взаимное воздействие культур. Труды по знаковым системам. Тарту, 1982. -Вып. 15.-С. 49-56.

389. Левин Ю.И Русская метафора: синтез, семантика, трансформации / Ю.И.Левин // Учен. зап. Тартус. гос. ун-та. Тарту, 1969. - Вып. 236. - С. 290 - 305.

390. Левин Ю.И. Структура русской метафоры / Ю.И.Левин // Труды по знаковым системам. Тарту, 1965. - Вып. 2. - С. 293 - 299.

391. Левин Ю.И. Тезисы к проблеме непонимания текста / Ю.И.Левин // Структура и семиотика художественного текста. Труды по знаковым системам. Тарту, 1981. - Вып. 12. - С. 83 - 96. - (Учен. зап. Тартус. гос. ун-та; вып. 515).

392. Леви-Строс К. Структурная антропология / К.Леви-Строс; пер. с фр. В.В.Иванова. М.: Эксмо-Пресс, 2001. - 511 с.

393. Левитан Л. С. Сюжет в художественной системе литературного произведения / Л.С.Левитан, Л.М.Цилевич. Рига: Зинатне, 1980. - 510, 2. с.

394. Левый И. Теория информации и литературный процесс / И.Левый; пер. с чешского И.А.Бернпггейн // Структурализм: «за» и «против»: сб. ст. — М.: Прогресс, 1975.-С. 277-305.

395. Лейтес Н.С. Роман как художественная система / Н.С.Лейтес. Пермь: Перм. гос. ун-т, 1985. - 80 с.

396. Пенсу Е.Я. Художественная идея и образный мир литературного произведения / ЕЛ.Ленсу. Минск: Вышэйшая школа, 1986. - 94 с.

397. Лисса 3. О сущности национального стиля / З.Лисса // Вопросы эстетики. -М.: Искусство, 1964.-Вып. 6. С. 191 -221.

398. Литература в контексте культуры. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. - 272 с.

399. Литература и мифология: сб. науч. трудов / Ленингр. гос. пед. ин-т им. А.И.Герцена; науч. ред. д-р филол. наук, проф. А.Л.Григорьев. Л.: ЛГПИ, 1975.-143 с.

400. Литература эпохи Возрождения и проблемы всемирной литературы: сб. ст. / редкол.: Н.И.Балашов и др. М.: Наука, 1967. - 516 с.

401. Литературно-художественные связи и взаимодействия: на материале русской и зарубежной литературы / науч. ред. Л.И.Савельева. Казань: Изд-во Казан, унта, 1990. - 172, 2. с.

402. Литературные архетипы и универсалии / под ред. Е.М.Мелетинского. — М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001. 433 с.

403. Литературные произведения в движении эпох: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; [редкол.: Н.В.Осьмаков (отв. ред.) и др.]. М.: Наука, 1979.-288 с.

404. Лифинцева Т.П. Философия диалога М.Бубера / Т.П.Лифинцева. М.: ИФ-РАН, 1999.-131, 2. с.

405. Лихачев Д. С. Два типа границ между культурами / Д.С.Лихачев // Русская литература. 1995. - № 3. - С. 4-6.

406. Лихачев Д. С. Историческая поэтика русской литературы. Смех как мировоззрение и другие работы / Д.С.Лихачев. СПб.: Алетейя, 1999. - 511 с.

407. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка / Д.С.Лихачев // Русская словесность: От теории словесности к структуре текста: антология. М.: Academia, 1997. -С. 280-287.

408. Лихачев Д. С. Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст / Д.С.Лихачев. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Согласие, 1998. - 470 с.

409. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы / Д.С.Лихачев. 3-е изд. -М.: Наука, 1979.-360 с.

410. Лиховидова Л.А. Ремарки места и времени действия в пьесах А.П.Чехова / Л.А.Лиховидова // Проблемы языка и стиля А.П.Чехова. Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та, 1983. - С. 38 - 47.

411. Логаева A.A. Русско-калмыцкие литературные связи: дис. . канд. филол. наук / А.А.Логаева. -М., 2006. 169 с.

412. Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф: тр. по языкознанию / А.Ф.Лосев. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.-479 с.

413. Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство / А.Ф.Лосев. М.: Искусство, 1976. - 367 с.

414. Лосев А.Ф. Философия имени / А.Ф.Лосев. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. — 269, 1. с.

415. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура / А.Ф.Лосев. М.: Политиздат,1991.-524, 1.с.

416. Лотман Л.М. Реализм русской литературы 60-х годов XIX века: (Истоки и эстетическое своеобразие) / Л.М.Лотман. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. - 352 с.

417. Лотман Ю.М. История и типология русской культуры / Ю.М.Лотман. СПб.: Искусство-СПБ, 2002. - 768 с.

418. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII нач. XIX в.) / Ю.М.Лотман. - СПб.: Искусство-СПБ, 1994. - 398, 1.с.

419. Лотман Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь: кн. для учителя / Ю.М.Лотман. М.: Просвещение, 1988. - 352 с.

420. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек — текст семиосфера - история / Ю.М.Лотман. - М.: Яз. рус. культуры, 1996. - 464 с.

421. Лотман Ю.М. О понятии географического пространства в русских средневековых текстах / Ю.М.Лотман // Труды по знаковым системам. — Тарту, 1965. — Вып. 2. С. 210 - 216. - (Учен. зап. Тартус. гос. ун-та; вып. 181).

422. Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии: Анализ поэтического текста: Статьи и исследования. Заметки. Рецензии. Выступления / Ю.М.Лотман; вступ. ст. М.Л.Гаспарова. СПб.: Искусство-СПБ, 1996. - 848 с.

423. Лотман Ю.М. О разграничении лингвистического и литературоведческого понятия структуры / Ю.М.Лотман // Вопросы языкознания. 1963. - № 3. - С. 44 - 52.

424. Лотман Ю.М. О русской литературе: Статьи и исследования (1958 1993). История русской прозы. Теория литературы / Ю.М.Лотман; сост.: Н.Г.Николаюк, О.Н.Нечипуренко. - СПб.: Искусство-СПБ, 1997. - 848 с.

425. Лотман Ю.М. Об искусстве / Ю.М.Лотман; вступ. ст. Р.Г.Григорьева, С.М.Даниэля; послесл. М.Ю.Лотмана. СПб.: Искусство-СПБ, 2005. - 702 с.

426. Лотман Ю.М. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры / Ю.М.Лотман, Б.А.Успенский // Труды по русской и славянской филологии. Тарту: Тартус. ун-т, 1977. - Т. 28. - С. 3 - 36.

427. Лотман Ю.М. Семиосфера / Ю.М.Лотман. СПб.: Искусство-СПБ, 2001. - 704 с.

428. Лотман Ю.М. Статьи по семиотике культуры и искусства / Ю.М.Лотман; сост. Р.Г.Григорьева; предисл. С.М.Даниэля. СПб.: Академ, проект, 2002. - 543 с.26

429. Лотман Ю.М. Статьи по типологии культуры / Ю.М.Лотман. Тарту: Тартус. гос. ун-т, 1970.-95 с.

430. Лотман Ю.М. Структура художественного текста / Ю.М.Лотман. М.: Искусство, 1970. - 384 с.

431. Лощиц Ю. Гончаров / Ю.Лощиц. М.: Молодая гвардия, 1977. - 351 с.

432. Лукач Д. Теория романа / Д.Лукач // Новое литературное обозрение. 1994. -№9.-С. 13-78.

433. Лучицкая С.И. Образ другого: проблематика исследования / С.И.Лучицкая // Восток Запад: проблемы взаимодействия и трансляции культур: сб. науч. тр. -Саратов: Науч. кн., 2001. - С. 194 - 203.

434. В диссертации ссылки на это издание представлены следующим образом: Лотман, 2002а.

435. Лысенко В.Г. Компаративная философия в России / В.Г.Лысенко // Сравнительная философия. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2000. - С. 146 - 166.

436. М.М.Бахтин (под маской). Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка: статьи / сост., текстол. подгот. И.В.Пешкова. — М.: Лабиринт, 2000. 638 с.

437. М.М.Бахтин и методология современного гуманитарного знания: тез. докл. участников Вторых саран, бахтин. чтений, 28 30 янв. 1991 г. / редкол.:

438. A.И.Сухарев (отв. ред.) и др.. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1991. - 116, 4] с. М.М.Бахтин как философ: сб. ст. / РАН, Ин-т философии; отв. ред. Л.А.Гоготишвили, П.С.Гуревич. -М.: Наука, 1992.-255 с.

439. М.М.Бахтин: pro et contra: Личность и творчество М.М.Бахтина в оценке русской и мировой гуманитарной мысли: антология / сост., вступ. ст. и коммент. К.Г. Исупова. СПб.: Изд-во РХГИ, 2001. - Т 1. - 551 с.

440. М.М.Бахтин: pro et contra: Творчество и наследие М.М.Бахтина в контексте мировой культуры: антология / сост. и коммент. К.Г.Исупова. СПб.: Изд-во РХГИ, 2002.-Т. 2.-711 с.

441. Магазаник Э. Сравнительное литературоведение, «металингвистика» М.М.Бахтина и диалог произведений / Э.Магазаник, Л.Магазаник // Вопросы теории и истории литературы.- Самарканд, 1978. С. 7 - 13. - (Тр. Самарканд, ун-та. Новая серия; вып. 371).

442. Марков Б.В. Понятие Чужого в компаративистских исследованиях / Б.В.Марков, В.Ю Сухачев // Рабочие тетради по компаративистике. СПб.: Соци-ол. о-во им. М.М.Ковалевского, 2001. - Вып. 3. - С. 17 - 19.

443. Маркович В.М. «Герой нашего времени» и становление реализма в романе /

444. B.М.Маркович // Русская литература. 1967. - № 4. - С. 46 - 66.

445. Маркович В.М. Вопрос о литературных направлениях и построение истории русской литературы XIX века / В.М.Маркович // Изв. РАН. Отд-ние лит. и яз. -1993. -№3.- С. 26-32.

446. Маркович В.М. И.С.Тургенев и русский реалистический роман XIX века (3050-е годы) / В.М.Маркович. JL: Изд-во Ленингр. ун-та, 1982. - 208 с.

447. Маркович В.М. О русском реализме XIX века / В.М.Маркович // Вопросы литературы. 1978. - № 9. - С. 126 - 169.

448. Маркович В.М. Развитие реализма в русской литературе / В.М.Маркович // Вопросы литературы. 1976. - № 3. - С. 83 - 110.

449. Маркович В.М. Человек в романах И.С.Тургенева / В.М.Маркович. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1975. - 152 с.

450. Масинъон Л. Методы художественного выражения у мусульманских народов / Л.Масиньон // Арабская средневековая литература и культура: сб. ст. зарубежных ученых.-М.: Наука,Гл. ред. вост. лит., 1978.-С. 46-59.

451. Махлин В.Л. Что такое диалогизм? / В.Л.Махлин // Диалог. Карнавал. Хронотоп. Витебск, 1993.-№ 1.-С. 109-119.

452. Махмудов А. Торжество прекрасного. Формирование и развитие литературно-эстетической мысли татарского народа в конце XIX начале XX веков / А.Г.Махмудов. - 2-е изд. - Казань, 1999. - 175 с.

453. Медриш Д.Н. Структура художественного времени в фольклоре и литературе / Д.Н.Медриш // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве: сб.. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1974. - С. 121 - 142.

454. Международная конференция «Литературный процесс: типология и компаративистика» / Э.Г.Рахимова, Е.Н.Себина, Л.В.Чернец, А.Г.Шешкен // Филологические науки. 1996. - № 3. - С. 110 - 120.

455. Мелетинский Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа / Е.М.Мелетинский. -М.: Наука, 1986. 318 с.

456. Мелетинский Е.М. От мифа к литературе / Е.М.Мелетинский. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001. - 170 с.

457. Мелетинский Е.М. Поэтика мифа / Е.М.Мелетинский. М.: Вост. лит., 2000. -406, 1. с.

458. Мелетинский Е.М. Трансформации архетипов в русской классической литературе: (Космос и Хаос, герой и антигерой) / Е.М.Мелетинский // Литературные архетипы и универсалии. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001. - С. 150 - 224.

459. Метафора в языке и тексте / АН СССР, Ин-т языкознания; В.Г.Гак, В.Н.Телия, Е.М.Вольф и др.; отв. ред. В.Н.Телия. М.: Наука, 1988. - 174, [2] с.

460. Методологические проблемы изучения истории философии зарубежного Востока. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1987. - 184 с.

461. Методология анализа литературного произведения: сб. ст. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; отв. ред. Ю.Б.Борев. М.: Наука, 1988. - 347, 1. с.

462. Миловидов В. А. Натурализм: метод, поэтика, стиль: (Проблемы сравнительного литературоведения): учеб. пособие по спецкурсу / В.А.Миловидов. — Тверь, 1993.-72 с.

463. Миловидов В.А. От семантики текста к семиотике дискурса / В.А.Миловидов. -Тверь, 2000. 98 с.

464. Миловидов В.А. Текст, контекст, интертекст: Введение в проблематику сравнительного литературоведения / В.А.Миловидов. Тверь, 1998. - 84 с.

465. Мингазова P.A. Руссоистские традиции в творчестве Галимджана Ибрагимова: автореф. дис. . канд. филол. наук /Р.А.Мингазова. — Казань, 2009. — 26 с.

466. Миннегулов Х.Ю. Татарская литература и восточная классика: (Вопросы взаимосвязей и поэтики) / Х.Ю.Миннегулов. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1993. -384 с.

467. Минц З.Г. Функция реминисценций в поэтике Ал. Блока // Поэтика Александра Блока / З.Г.Минц. СПб.: Искусство-СПБ, 1999. - С. 362 - 388.

468. Мирсияпова Т.И. Экзистенциальные мотивы в творчестве М.Ханафи: автореф. дис. . канд. филол. наук / Т.И.Мирсияпова. Казань, 2009. - 26 с.

469. Миф фольклор - литература: сб. ст. / АН СССР, Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); [редкол.: В.Г.Базанов (отв. ред.) и др.]. - Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1978. -250 с.

470. Мифы в искусстве: (По Рене Менару). М.: Современник, 1996. - 270, 1. с.

471. Михайлов A.B. Избранное. Историческая поэтика и герменевтика / А.В.Михайлов. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. - 560 с.

472. Михайлов A.B. Обратный перевод / А.В.Михайлов; сост., подгот. текста и коммент. Д.Р.Петрова и С.Ю.Хурумова. -М.: Яз. рус. культуры, 2000. 856 с.

473. Михайлов A.B. Проблема исторической поэтики в истории немецкой культуры: очерки из истории филол. науки / А.В.Михайлов. М.: Наука, 1989. - 230, 2. с.

474. Михайлов A.B. Роман и стиль / А.В.Михайлов // Теория литературных стилей: Современные аспекты изучения. М.: Наука, 1982. - С. 137 - 203.

475. Мукаржовский Я. Исследования по эстетике и теории искусства: пер. с чешек. / Я.Мукаржовский. М.: Искусство, 1994. - 606 с.

476. Мукаржовский Я. Структуральная поэтика / Я.Мукаржовский. М.: Шк. «Яз. рус. культуры», 1996. — 480 с.

477. Мусин Ф.М. К вопросу формирования творческого метода Ф. Амирхана / Ф.М.Мусин // Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирхана: межвуз. сб. науч. тр. Казань: КГПИ, 1989. - С. 3 - 11.

478. Мустафин Р. Лев Толстой и татарская литература / Р.Мустафин // Комсомолец Татарии. 1960. - 20 ноября.

479. Мусхелишвили Н.Л. Постижение versus понимание / Н.Л.Мусхелишвили, Ю.А.Шрейдер // Текст — культура — семиотика нарратива: Труды по знаковым системам. Тарту, 1989. - Вып. 13.-С. 3-18. - (Учен. зап. Тартус. гос. ун-та; вып. 855).

480. Набоков В.В. Лекции по русской литературе: пер. с англ. / В.В.Набоков. М.: Независимая газета, 1996. - 440 с.

481. Нагуманова Э.Ф. Поэтическая «натурфилософия» Ф.И.Тютчева и татарская поэзия начала XX века (сопоставительный аспект): автореф. дис. . канд. филол. наук / Э.Ф.Нагуманова. Казань, 2004. - 23 с.

482. Надиров И. Традиционные образы татарской народной лирики / И.Надиров // Развитие гуманитарных наук в Татарии: сб. ст. Казань: ИЯЛИ, 1977. - С. 130-139.

483. Надъярых Н.С. Типологическое исследование: (принципы, задачи, перспективы) / Н.С.Надъярьгх // Вопросы литературы народов СССР: респ. межвуз. темат. науч. сб. Киев: Вигца школа, 1975. - Вып. 1. - С. 44 - 45.

484. Назиров Р.Г. Творческие принципы Ф.М.Достоевского / Р.Г.Назиров. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1962. - 160 с.

485. Насыри К. Сказки казанских татар в сопоставлении их со сказками других народов / К.Насыри, П.Л.Поляков. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1900. - 112 с.

486. Национальное и интернациональное в советской литературе: сб. ст. / редкол.: Г.И.Ломидзе и С.М.Хитарова (ответственные редакторы) и др.. М.: Наука, 1971. -518 с.

487. Недзвецкий В.А. Русский социально-универсальный роман XIX века: Становление и жанровая эволюция / В.А.Недзвецкий. М.: Диалог-МГУ, 1997. - 264 с.

488. Неизменность и новизна художественного мира: Памяти Е.Э.Бертельса: сб. ст. / РАН, Ин-т востоковедения; отв. ред. Н.И.Пригарина; сост. Н.В.Колесникова. -М.: Ин-т востоковедения РАН, 1999. 291 с.

489. Некрасова E.H. Проблема человека в русском экзистенциализме / Е.Н.Некрасова // Человек как философская проблема: Восток Запад. - М.: Изд-во УДН, 1991.-С. 106-117.

490. Непомнящий B.C. Поэзия и судьба: Статьи и заметки о Пушкине /

491. B.С.Непомнящий. М.: Сов. писатель, 1983. - 367 с.

492. Неретина С.С. Тропы и концепты / С.С.Неретина. М.: ИФРАН, 1999. -275, 2. с.

493. Неупокоева КГ. История всемирной литературы. Проблемы системного и сравнительного анализа / И.Г.Неупокоева. М.: Наука, 1976. - 360 с.

494. Неупокоева И.Г. Некоторые вопросы изучения взаимосвязей и взаимодействия национальных литератур / И.Г.Неупокоева // Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур: материалы дискуссии, 11-15 января 1960 г. М.: Изд-во АН СССР, 1961. - С. 29 - 40.

495. Неупокоева И.Г. О понятии общего типологического ряда / И.Г.Неупокоева // Контекст-1974: литературно-теоретические исследования. М.: Наука, 1975.1. C. 168- 186.

496. Нигматуллин А.З. Творчество Шарифа Камала: (Положительные герои и идейно-эстетическая эволюция писателя в процессе их создания): автореф. дис. . канд. филол. наук / А.З.Нигматуллин. Уфа, 1962. - 25 с.

497. Нигматуллин Э.Г. Проблемы романтического в татарской литературе 20-х гг. в свете усвоения опыта мировой литературы / Э.Г.Нигматуллин // Романтизм: (Теория, история, критика.): сб. ст. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1976. - С. 109 -120.

498. Нигматуллин Э.Г. Раздвигая века и границы: К вопросу о связях татарской литературы первой трети XX века с литературой Западной Европы / Э.Г.Нигматуллин. Казань: Татар, кн. изд-во, 1977. — 136 с.

499. Нигматуллин Э.Г. Творческая позиция писателя в свете литературных контактов: (На примере творчества Ф.Хусни) / Э.Г.Нигматуллин // Романтизм и реализм в литературных взаимодействиях. — Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1982. -С. 58 71.

500. Нигматуллина Ю.Г. «Запоздалый модернизм» в татарской литературе и изобразительном искусстве / Ю.Г.Нигматуллина. — Казань: Фэн, 2002. 176 с.

501. Нигматуллина Ю.Г. Национальное своеобразие эстетического идеала / Ю.Г.Нигматуллина. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1970. - 211 с.

502. Нигматуллина Ю.Г. Национальное своеобразие эстетического идеала: авто-реф. дис. . д-ра филол. наук / Ю.Г.Нигматуллина. Баку, 1971. - 48 с.

503. Нигматуллина Ю.Г. Повести И.С.Тургенева 1860 — 1870-х годов и их традиции в татарской литературе начала XX века: (И.С.Тургенев и Ф.Амирхан): дис. . канд. филол. наук / Ю.Г.Нигматуллина. Казань, 1962. - 229 с.

504. Нигматуллина Ю.Г. Типы культур и цивилизаций в историческом развитии татарской и русской литератур / Ю.Г.Нигматуллина. Казань: Фэн, 1997. - 192 с.

505. Нижегородова Е.И. Алшозия: лингвостилистический аспект / Е.И.Нижего-родова, М.В.Субботина // Лингвистика на исходе XX века: Итоги и перспективы: тез. междунар. конф. М.: Моск. гос. ун-т, 1995. - Т. 2. - С. 375 - 376.

506. Никифорова О.И. Психология восприятия художественной литературы / О.И.Никифоровна. Таллин: Валгус, 1985. - 167 с.

507. Никишина С.Р. Проблема женской эмансипации в татарской литературе начала XX века: автореф. дис. канд. филол. наук / С.Р.Никишина. Казань, 2002. - 22 с.

508. Николаев П.А. К вопросу о типологических характеристиках реализма / П.А.Николаев // Проблемы типологии русского реализма. М.: Наука, 1969. -С. 455-472.

509. Николаев ПЛ. Типология и компаративистика: современная жизнь понятий / П.А.Николаев // Филологические науки. 1996. - № 3. - С. 3-13.

510. Николюкин А.Н. Всесоюзная дискуссия о взаимосвязях и взаимодействии национальных литератур / А.Н.Николюкин // Изв. АН СССР. Отд-ние лит. и яз. -1960. Т. 19, вып. 3. - С. 266 - 269.

511. Новикова Л.И. К методологии гуманитарного познания / Л.И.Новикова // Бахтин как философ. -М.: Наука, 1992. С. 97 - 109.

512. Нуруллш ИЗ. Прометей из Новотатарской слободы / И.З.Нуруллин. Казань: Татар, кн. изд-во, 1991.-269 с.

513. Нуруллш И.З. Путь к зрелости. О зарождении и развитии критического реализма в татарской литературе / И.З.Нуруллин. — Казань: Татар, кн. изд-во, 1971. — 352 с.

514. Общество. Литература. Чтение: Восприятие литературы в теоретическом аспекте: пер. с нем. / М.Науман, Д.Шленштенд, К.Барк и др.; под ред. О.В.Егорова. -М.: Прогресс, 1978. 293 с.

515. Одинокое В.Г. Проблемы поэтики и типологии русского романа XIX в. / В.Г.Одиноков. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1971. - 192 с.

516. Одинокое В.Г. Художественная системность русского классического романа / В.Г.Одиноков. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1976. - 196 с.

517. Ориентация поиск: Восток в теориях и гипотезах: сб. ст. / РАН, Ин-т востоковедения; отв. ред. В.И.Максименко, Л.И.Рейснер. - М.: Наука, Вост. лит., 1992. -228, [3] с.

518. Оскоцкий В.Д. Богатство романа: Многообразие и единство: Проблемы. Наблюдения. Полемика / В.Д.Оскоцкий. М.: Сов. писатель, 1976. - 368 с.

519. Османова З.Г. Встречи и преображения: Поэтика повествовательных жанров в контексте взаимосвязей национальных литератур / З.Г.Османова. М.: Наследие, 1993.-232 с.

520. Осмоловский О.Н. Достоевский и русский психологический роман / О.Н.Осмоловский. Кишинев: ШТИИНЦА, 1981. - 168 с.

521. Осмоловский О.Н. Из наблюдений над символической типизацией в романе «Преступление и наказание» / О.Н.Осмоловский // Достоевский: Материалы и исследования- JL: Наука, 1987. Вып. 7. - С. 81 - 90.

522. Осмоловский О.Н. Принципы символообразования в романе Тургенева «Дым» / О.Н.Осмоловский // Творчество И.С.Тургенева: сб. науч. тр. — Курск: Курск, гос. пед. ин-т, 1984. С. 122 - 136.

523. Очерки по истории татарской культуры (в контексте «Запад Восток»): сб. ст. / АН РТ, Ин-т яз., лит. и искусства им. Г.Ибрагимова; редкол.: М.Закиев и др. -Казань: Фикер, 2001. - 616 с.

524. Павилёнис Р. Проблема смысла: Современный логико-философский анализ языка / Р.Павилёнис. М.: Мысль, 1983. - 286 с.

525. Панфилова Т.В. Человек в мировоззрениях Востока / Т.В.Панфилова. — М.: Знание, 1991.-63, 1. с.

526. Паперный 3. «Чайка» А.П.Чехова / З.Паперный. -М.: Худож. лит., 1980. -160 с.

527. Пеньковский A.B. О семантической категории «чуждости» в русском языке / А.Б.Пеньковский // Проблемы структурной лингвистики, 1985 — 1987: сб.. — М.: Наука, 1989.-С. 54-82.

528. Пехтелев И.Г. Тукай и русская литература / И.Г.Пехтелев. Казань: Татар, кн. изд-во, 1966. - 184 с.

529. Пиаже Ж. Психогенез знаний и его эпистемологическое значение / Ж.Пиаже // Семиотика: антология / сост. Ю.С.Степанов. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Академ, проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - С. 98 - 110.

530. Пигарев К.В. Русская литература и изобразительное искусство: очерки о русском национальном пейзаже середины XIX в. / К.В.Пигарев. М.: Наука, 1972. -293 с.

531. Пинский JI.E. Магистральный сюжет: сб. / JI.Пинский. — М.: Сов. писатель, 1989.-410, 2. с.

532. Пиотровский М.Б. Коранические сказания / М.Б.Пиотровский. — М.: Наука, 1991.-219 с.

533. Подгаецкая КВ. «Свое» и «чужое» в поэтическом стиле: Жуковский Лермонтов - Тютчев / И.В .Подгаецкая // Смена литературных стилей: На материале русской литературы XIX - XX веков. - М.: Наука, 1974. - С. 201 - 250.

534. Подчиненков А.В. Жанровая форма сна в творчестве Достоевского 1840-х гг. / А.В.Подчиненков // Проблемы стиля и жанра в русской литературе XIX начала XX веков. - Свердловск: СГПИ, 1989. - С. 79 - 88.

535. Полоцкая Э.А. О поэтике Чехова / Э.А.Полоцкая. М.: Наследие, 2001. - 240 с. Поляков М.Я. Вопросы поэтики и художественной семантики / М.Я.Поляков. — М.: Сов. писатель, 1986.-478 с.

536. Понятие судьбы в контексте разных культур: сб.ст. / РАН, Науч. совет по истории мировой культуры, пробл. группа «Логич. анализ яз.» Ин-та языкознания; отв. ред. Н.Д.Арутюнова. М.: Наука, 1994. - 318 с.

537. Поспелов Г.Н. Вопросы методологии и поэтики: сб. ст. / Г.Н.Поспелов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. - 336 с.

538. Поспелов Г.Н. Искусство и эстетика / Г.Н.Поспелов. — М.: Искусство, 1984. — 325 с.

539. Поспелов Г.Н. Проблемы литературного стиля / Г.Н.Поспелов. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970. 330 с.

540. Поспелов Г.Н. Стадиальное развитие европейских литератур / Г.Н.Поспелов. М.: Худож. лит., 1988. - 206, 2. с.

541. Потебня А. Слово и миф / А.А.Потебня; сост., подгот. текста и примеч.

542. A.Л.Топоркова; предисл. А.К.Байбурина. М.: Правда, 1989. - 622, 1. с. Потебня А.А. Эстетика и поэтика / А.А.Потебня. - М.: Искусство, 1976. - 614 с. Поэтика и стилистика русской литературы: сб. ст.: Памяти акад.

543. B.В.Виноградова / редкол.: М.П.Алексеев (отв. ред.) и др.. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1971. - 459 с.

544. Поэтика русской литературы: сб. ст.: К 70-летию проф. Ю.В.Манна. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001. - 366 с.

545. Поэтика русской литературы: сб. ст.: К 75-летию проф. Ю.В.Манна. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2006. - 469 с.

546. Поэтика средневековых литератур Востока: Традиция и творческая индивидуальность: сб. ст. / РАН, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; отв. ред. П.А.Гринцер, А.Б.Куделин. М.: Наследие, 1994. - 299, [2] с.

547. Преображенский С.Ю. К типологии межтекстовых отношений: аллюзия и цитата / С.Ю.Преображенский // Русская альтернативная поэзия XX века: сб. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1989. - С. 43 - 47.

548. Пригарина Н.И. К вопросу о характере романтизма в восточных литературах XX в. / Н.И.Пригарина // Неизменность и новизна художественного мира. М.: Ин-т востоковедения РАН, 1999. - С. 139 - 168.

549. Пригарина Н.И. Образное содержание бейта в поэзии на персидском языке / Н.И.Пригарина // Восточная поэтика: Специфика художественного образа. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. С. 89 - 108.

550. Пригарина Н.И. Хафиз и влияние суфизма на формирование языка персидской поэзии / Н.И.Пригарина // Суфизм в контексте мусульманской культуры. -М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1989. С. 95 - 120.

551. Прието А. Из книги «Морфология романа» / А.Прието // Семиотика: антология. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Академ, проект; Екатеринбург: Деловая книга,2001.-С. 392-422.

552. Природа и человек в художественной литературе: материалы Всерос. науч. конф. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001. - 320 с.

553. Природа художественного целого и литературный процесс: межвуз. сб. науч. тр. / Кемеров. гос. ун-т; редкол.: Н.Д.Тамарченко (отв. ред.) и др.. Кемерово: КГУ, 1980.-199 с.

554. Природа: материальное и духовное: тез. и докл. Всерос. науч. конф. «Пушкинские чтения-2002», 6-7 июня 2002 г. / Ин-т русской литературы (Пушкин. Дом) РАН и Ленингр. гос. областной ун-т им. А.СЛушкина СПб.: ЛГОУ им. А.С.Пушкина,2002.-244 с.

555. Проблема автора в художественной литературе: межвуз. сб. науч. тр. / сост. Д.И.Черашняя; УдГУ. Ижевск, 2003. - 305 с.

556. Проблема ценности в философии / под ред. А.Г.Харчева (гл. ред.) и др. М.; Л.: Наука, 1966.-261 с.

557. Проблемы арабской культуры: сб. ст.: Памяти И.Ю.Крачковского / АН СССР, Ин-т востоковедения; [редкол.: И.М.Смилянская (отв. ред.) и др.]. — М.: Наука, 1987.-391 с.

558. Проблемы жанра и взаимодействие литератур. — Алма-Ата: КазГУ, 1986. — 108 с.

559. Проблемы интерпретации художественного произведения в свете межнациональных связей: тез. докл. межвуз. науч. конф., Ташкент, 24 27 октября 1989 г. / Ташк. гос. ун-т; Узб. респ. пед. ин-т рус. яз. и лит. - Ташкент: Укитувчы, 1989. -180 с.

560. Проблемы истории и теории мировой культуры: сб. ст.: Памяти акад. Н.И.Конрада / отв. ред. Б.Б.Пиотровский. — М.: Наука, 1974. 183 с.

561. Проблемы исторической поэтики литератур Востока: сб. ст. / АН СССР, Инт востоковедения; [сост. и отв. ред. И.В.Стеблева]. — М.: Наука, 1988. 308, [3] с.

562. Проблемы исторической поэтики. Вып. 2. Художественные и научные категории: сб. науч. тр. / Петрозавод. гос. ун-т; редкол.: В.Н.Захаров (отв. ред.) и др. -Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та, 1992. 161 с.

563. Проблемы литературных жанров: материалы IX междунар. науч. конф., по-свящ. 120-летию со дня основания Томск, гос. ун-та, 8-10 дек. 1998 г. / редкол.: А.С.Янушкевич (отв. ред.) и др.. Томск, 1999. - Ч. 1. - 279 е.; Ч. 2. - 304 с.

564. Проблемы литературных жанров: материалы науч. межвуз. конф., посвящ. 50-летию образования СССР, 23 26 мая 1972 г. / редкол.: проф. Ф.З.Канунова и др.. - Томск: Изд-во Томск, ун-та, 1972. - 182 с.

565. Проблемы особых межлитературных общностей. М.: Вост. лит., 1993. -263 с.

566. Проблемы поэтики русского реализма XIX века: сб. ст. ученых Ленинградского и Будапештского университетов. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. - 288 с.

567. Проблемы современного сравнительного литературоведения: сб. ст. М.: ИМ ЛИ РАН, 2004. - 96 с.

568. Проблемы социологии и психологии чтения / под ред. Э.Г.Храстецкого. М.: Книга, 1975.- 197 с.

569. Проблемы сравнительного и сопоставительного литературоведения Поволжья: сб. науч. ст. / сост. и науч. ред. А.Ф.Мышкина. — Чебоксары: Новое время, 2010.-140 с.

570. Проблемы сравнительной филологии: сб. ст.: К 70-летию чл.-кор. АН СССР В.М.Жирмунского / редкол.: акад. М.П.Алексеев (отв. ред.) и др.. М.; Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1964.-496 с.

571. Проблемы становления реализма в литературах Востока: материалы дискуссии. М.: Наука, 1964. - 357 с.

572. Проблемы типологии русского реализма. — М.: Наука, 1969. — 476 с.

573. Прокофьева А.Г. Анализ художественного произведения в аспекте пространственных характеристик / А.Г.Прокофьева, В.Ю.Прокофьева. — Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2000.-159, 1.с.

574. Пропп В.Я. Собрание трудов. Морфология «волшебной» сказки. Исторические корни волшебной сказки / В .Я.Пропп; сост., науч. ред. И.В.Пешкова. М.: Лабиринт, 1998. - 512 с.

575. Просветительство в литературах Востока: сб. ст. М.: Наука, 1973. - 319 с.

576. Пространство и время в литературе и искусстве: Теоретические проблемы. Классическая литература: метод, материалы по теории лит. / Даугавпил. пед. ин-т им. Я.Э.Калыберзина. Даугавпилс: ДГПИ, 1987. - 104 с.

577. Пруцков Н.И. Историко-сравнительный анализ произведений художественной литературы / Н.И.Пруцков. Л.: Наука, 1974. - 203 с.

578. Развитие реализма в русской литературе: в 3 т. М.: Наука, 1972. — Т. 1. — 390 е.; 1973.-Т. 2, кн. 1.-391 е.; Т. 2, кн. 2. -519 е.; Т. 3. -358 с.

579. Рационалистическая традиция и современность. Ближний и Средний Восток: сб. ст. / АН СССР, Ин-т философии; [отв. ред. Е.А.Фролова]. М.: Наука, 1990. -277, [3] с.

580. Реизов Б.Г. История и теория литературы: сб. ст. / Б.Г.Реизов. Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1986.-318, 1. с.

581. Реизов Б.Г. Сравнительное изучение литературы / Б.Г.Реизов // Вопросы методологии литературоведения. М.; Л.: Наука, 1966. - С. 170-217.

582. Религия и общественная мысль народов Востока: сб. ст. / отв. ред. и авт. пре-дисл. акад. Б.Г.Гафуров. М.: Наука, 1971. - 336 с.

583. Рикёр 77. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике / П.Рикёр; пер. с фр. и вступ. ст. И.Вдовиной. -М.: КАНОН-пресс-Ц: Кучково поле, 2002. 624 с.

584. Рикёр 77. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение / П.Рикёр // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. - С. 416 - 434.

585. Рикёр 77. Существование и герменевтика / П.Рикёр // Феномен человека: антология / сост., вступ. ст. П.С.Гуревича. М.: Высш. шк., 1993. - С. 307 - 329.

586. Рифтин Б.Л. Типология и взаимосвязи средневековых литератур / Б.Л.Рифтин // Типология и взаимосвязи средневековых литератур Востока и Запада: сб. ст.. М.: Наука, 1974. - С. 9 - 117.

587. Робинсон А.Н. Эпос Киевской Руси в соотношении с эпосом Востока и Запада: (народная оригинальность и международная типология) / А.Н.Робинсон // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1967. - Т. 26, вып. 3. - С. 209 - 226.

588. Родина Т.М. Достоевский: Повествование и драма / Т.М.Родина. М.: Наука, 1984.-248 с.

589. Роман Ф.М.Достоевского «Идиот»: современное состояние изучения: сб. работ отечеств, и заруб, ученых / РАН, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького, Комиссия по изучению творчества Ф.М.Достоевского; под ред. Т.А.Касаткиной. М.: Наследие, 2001. - 560 с.

590. Романтизм и реализм в литературных взаимодействиях / Р.А.Полюшкина, Л.И.Савельева, Р.И.Фролова и др.; науч. ред. И.З.Нуруллин. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. - 127 с.

591. Россия Восток - Запад / РАН, Отд-ние лит. и яз.; отв. ред. Н.И.Толстой. -М.: Наследие, 1998.-421, 2. с.

592. Россия и Восток: Филология и философия: материалы IV междунар. науч. конф. «Россия и Восток: проблемы взаимодействия». Омск, 1997. - 260 с.

593. Россия и Запад: Диалог или столкновение культур: сб. ст. / М-во культуры Рос. Федерации, Рос. ин-т культурологии; сост. В.П.Шестаков. М.: Рос. ин-т культурологии, 2000. - 236 с.

594. Россия и Запад: диалог культур: сб. науч. тр. / Твер. гос. ун-т; Междунар. ассоциация преп. за мир ООН и ЮНЕСКО; Центр.-Европ. ун-т; Респ. науч.-исслед. прогр. «Народы России: возрождение и развитие»; отв. ред. Б.Л.Губман. Тверь, 1994.-193 с.

595. Россия, Запад, Восток: встречные течения. СПб.: Наука, 1996. - 446 с.

596. Рузавин Г. Проблема понимания и герменевтика / Г.Рузавин // Герменевтика: история и современность: критические очерки. М.: Мысль, 1985. - С. 162 - 178.

597. Русская классика в странах Востока: сб. ст. / АН СССР, Ин-т востоковедения; редкол.: Л.Л.Громковская и др.. М.: Наука, 1982. - 253 с.

598. Русская литература в историко-функциональном освещении. М.: Наука, 1979.-303 с.

599. Русская литература и Восток: (Особенности художественной ориенталистики XIX XX вв.) / АН УзССР, Ин-т яз. и лит. им. А.С.Пушкина; С.Л.Каганович, П.М.Мирза-Ахмедова, Т.К.Лобанова и др.; отв. ред. Э.А.Каримов. - Ташкент: Фан, 1988.-155, [2] с.

600. Рымарь Н.Т. Поэтика романа / Н.Т.Рымарь. Куйбышев: Изд-во Сарат. ун-та, Куйбышев, филиал, 1990.-252, 2. с.

601. Рюмина М. Тайна смеха или эстетика комического / М.Рюмина. М.: Знак, 1999.-251 с.

602. Сабуров A.A. «Война и мир» Л.Н.Толстого: Проблематика и поэтика / А.А.Сабуров. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1959. - 602 с.

603. Сагадеев A.B. Гуманистические идеалы мусульманского средневековья / А.В.Сагадеев // Человек как философская проблема: Восток Запад. - М.: Изд-во УДН, 1991.-С. 43-62.

604. Сагадеев А.В. Очеловеченный мир в философии и искусстве мусульманского средневековья: (По поводу одной типологической концепции) / А.В.Сагадеев // Эстетика и жизнь. М.: Искусство, 1974. - Вып. 3. - С. 453 - 488.

605. Сагадеев А.В. Стереотипы и автостереотипы в сравнительных исследованиях восточной и западной философии / А.В.Сагадеев // Философское наследие народов Востока и современность. -М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. С. 11-41.

606. Садретдинов Ш.А. Творчество Сагита Рамиева: автореф. дис. . канд. филол. наук / Ш.А. Садретдинов. Казань, 1972. - 30 с.

607. Сайганов А. Проблема типического в татарской реалистической литературе / А.Сайганов // Вопросы татарской литературы. Казань: Казан, пед. ин-т, 1972. -Сб. 5.-С. 5-32.

608. Сайганов А. Татарские писатели-просветители и русская культура / А.Сайганов // Вопросы татарской литературы. — Казань: Казан, пед. ин-т, 1960. — Сб. 3.-С. 5-36.

609. Сайганов А. Творчество Фатиха Амирхана в татарской литературной критике и литературоведении / А.Сайганов // Вопросы татарской литературы. Казань: Казан. пед. ин-т, 1972. - Сб. 5. - С. 33 - 52.

610. Сайганов А.Д. Проблема типического в татарской реалистической литературе: (на материале творчества Ф.Амирхана и просветительских реалистов) / А.Д.Сайганов. Казань, 1972. - 54 с.

611. Сайганов А. У истоков эстетики реализма: Эстетика Ф.Амирхана и ее место в развитии татарской реалистической литературы / А.Сайганов. Казань: Татар, кн. изд-во, 1982. - 168 с.

612. Сайфуллаев А. Проблемы взаимодействия литератур / А.Сайфуллаев. Ду-шамбе: Дониш, 1976. - 140 с.

613. Салъвестрони С. Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского: пер. с итальян. / С.Сальвестрони. СПб.: Академ, проект, 2001. - 187 с.

614. Саляхова З.Г. Натурализм в творчестве Галимджана Ибрагимова: автореф. дис. . канд. филол. наук / З.Г.Саляхова. Казань, 2004. - 23 с.

615. Саморукова И.В. Дискурс художественное высказывание — литературное произведение: Типология и структура эстетической деятельности / И.В.Самору-кова. - Самара: Самар. ун-т, 2002. - 203 с.

616. Сахапов М.Д. Исхаки и татарская литература XX века: монография / М.Д.Сахапов. Казань: Дом Печати, 2003. - 608 с.

617. Сахно C.JI. «Свое Чужое» в концептуальных структурах / С.Л.Сахно // Логический анализ языка. Культурные концепты. - М.: Наука, 1991. - С. 95 - 101.

618. Саяпова А. Гоголевский «Ревизор» в татарской литературе: (О пьесе «Портфель» Н.Исанбета) / А.Саяпова // Магариф. 1993. - № 7. - С. 26 - 27.

619. Саяпова А. С.Рамиев и М.Лермонтов / А.Саяпова, Ч.Зарипова // Магариф. -1995.-№3.-С. 22-24.

620. Саяпова A.M. Дардменд и проблема символизма в татарской литературе начала XX века: автореф. дис. . д-ра филол. наук / А.М.Саяпова. Казань, 1998. -46 с.

621. Саяпова A.M. Татарско-русские литературные связи в первой половине XIX в.: автореф. дис. . канд. филол. наук / А.М.Саяпова. Казань, 1982. - 23 с.

622. Саяпова A.M. Дардменд и проблема символизма в татарской литературе / А.М.Саяпова. Казань: Алма-Лит, 2006. - 246 с.

623. Свасьян К.А. Проблема символа в современной философии: (Критика и анализ) / К.А.Свасьян. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1980. - 226 с.

624. Свое и чужое в европейской культурной традиции: Литература. Язык. Музыка: сб. докл. участников науч. конф. / под ред. З.И.Кирнозе и др.. Н. Новгород: Деком, 2000. - 349 с.

625. Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера: материалы 3-й Междунар. науч. конф. / редкол.: В.М.Пивоев (отв. ред.) и др.. Петрозаводск, 2001.-127 с.

626. Свое» и «чужое» в литературе и культуре / Тартус. ун-т, Каф. рус. лит.; редкол.: И.Аврамец и др. Tartu: Tartu Ulikooli Kirjastus, 1995. - 330 с.

627. Семанов В.И. К проблеме регионов в литературах Востока / В.И.Семанов // Народы Азии и Африки. 1966. - № 5. - С. 91-104.

628. Семенова Н.В. Цитата в художественной прозе: (на материале произведений Н.Набокова) / Н.В.Семенова. — Тверь: Твер. гос. ун-т, 2002. — 200 с.

629. Семиотика и информатика. Вып. 6. Грамматические и семантические проблемы / гл. ред. проф. А.И.Михайлов; науч. ред. выпуска канд. физ.-мат. наук Ю.А.Шрейдер. М.: ВИНИТИ, 1975. - 206 с.

630. Семиотика и искусствометрия: сб. пер. / сост. и ред. Ю.М.Лотман и В.М.Петров. М.: Мир, 1972. - 364 с.

631. Семиотика: антология / сост. Ю.С.Степанов. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Академ, проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - 702 с.

632. Сибгатуллша А. Т. Суфизм в татарской литературе: (истоки, тематика и жанровые особенности): автореф. дис. . д-ра филол. наук / А.Т.Сибгатуллина. — Казань, 2000. 62 с.

633. Силантьев И.В. Поэтика мотива / И.В.Силантьев. М.: Яз. славян, культуры, 2004.-296 с.

634. Сильман Т.И. Заметки о лирике / Т.И.Сильман. — Л.: Сов. писатель, Ленингр. отд-ние, 1977. 224 с.

635. Синцов Е.В. Природа невыразимого в искусстве и культуре: к проблеме жес-то-пластических оснований художественного мышления в визуальной орнаментике и музыке / Е.В.Синцов. Казань: Фэн, 2003. - 304 с.

636. Скафтымов А.П. Нравственные искания русских писателей: статьи и исследования о русских классиках / А.П.Скафтымов. М.: Худож. лит., 1972. - 543 с.

637. Славинъский Я. К теории поэтического языка / Я.Славиньский; пер. с польск. А.К.Жолковского // Структурализм: «за» и «против»: сб. ст. М.: Прогресс, 1975. -С. 256-276.

638. Слепухов Г.Н. Пространственно-временная организация художественного произведения / Г.Н.Слепухов // Философские науки. 1984. - № 1. - С. 64 - 70.

639. Сливицкая О. Мотивированное и немотивированное в психологической прозе: Стендаль и Толстой / О.Сливицкая // Problemy wspölczesnej komparatystyki. -Poznan, 2004. Т. 2. - S. 11 - 22.

640. Сливицкая O.B. «Повышенное чувство жизни»: мир Ивана Бунина / О.В.Сливицкая. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2004. - 270 с.

641. Смирнов A.B. Арабская традиция / А.В.Смирнов // Универсалии восточных культур. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2001. - С. 346 - 382.

642. Смирнов A.B. Номинативность и содержательность: почему некритическое исследование «универсалий культуры» грозит заблуждением / А.В.Смирнов // Универсалии восточных культур. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2001. -С. 290-317.

643. Смирнов A.B. Соизмеримы ли основания рациональности в разных философских традициях? Сравнительное исследование зеноновских апорий и учений раннего калама / А.В.Смирнов // Сравнительная философия. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2000. - С. 167 - 212.

644. Смирнов И.П. Бытие и творчество / И.П.Смирнов. СПб., 1996. - 192 с. -(Прил. к альманаху «Канун»; вып. 1).

645. Смирнов И.П. Генеративный подход к категории трагического: (на материале русской литературы XVII в.) / И.П.Смирнов // Wiener Slawistischen Almanach. — 1979.-Bd. 3.-Р. 5-32.

646. Смирнов И.П. Мегаистория: К исторической типологии культуры / И.П.Смирнов. М.: Аграф, 2000. - 544 с.

647. Смирнов И.П. О барочном комизме / И.П.Смирнов // Wiener Slawistischen Almanach. 1980. - Bd. 6. - Р. 5 - 16.

648. Смирнов И.П. Порождение интертекста: Элементы интертекстуального анализа с примерами из творчества Б.ЛПастернака / И.П.Смирнов. 2-е изд. — СПб., 1995.-192 с.

649. Смирнов И.П. Причинно-следственные структуры поэтических произведений / И.П.Смирнов // Исследования по поэтике и стилистике. JL: Наука, 1972. -С. 212-247.

650. Смирнов И.П. Психодиахронологика. Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней / И.П.Смирнов. М.: Новое литературное обозрение, 1994.-352 с.

651. Смирнов И.П. Смысл как таковой / И.П.Смирнов. СПб.: Академ, проект, 2001.-352 с.

652. Собенников A.C. Художественный символ в драматургии А.П.Чехова / А.С.Собенников. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1989. - 200 с.

653. Созина Е.К. Теория символа и практика художественного анализа: учеб. пособие по спецкурсу / Е.К.Созина. Екатеринбург, 1998. - 128 с.

654. Соколова Л.А. Несобственно-авторская (несобственно-прямая) речь как стилистическая категория / Л.А.Соколова. Томск: Изд-во Томск, ун-та, 1968. - 281 с.

655. Солонин Ю.Н. К проблеме диалога культур в современной европейской философии: Концепция Германа фон Кайзерлинга / Ю.Н.Солонин, П.И.Ильичев // Диалог в философии: Традиции и современность: межвуз. сб. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1995. - С.129 - 137.

656. Специфика жанров в литературах Центральной и Восточной Азии: Современность и классическое наследие: сб. / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького; АН МНР, Ин-т яз и лит.; редкол.: С.Ю.Неклюдов (отв. ред.) и др.. -М.: Наука, 1985.-261 с.

657. Сравнительная философия. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2000. - 344 с.

658. Сравнительная философия: Моральная философия в контексте многообразия культур. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2004. - 319 с.

659. Сравнительное изучение литератур: сб. ст.: К 80-летию акад. М.П.Алексеева. -Л.: Наука, 1976.-562 с.

660. Сравнительное изучение национальных литератур: сб. науч. тр. / Ташк. гос. пед. ин-т им. Низами; отв. ред. Е.А.Фомина. Ташкент: ТГПИ, 1986. - 105, 1. с.

661. Сравнительное изучение славянских литератур. М.: Наука, 1973. - 511 с.

662. Сравнительное литературоведение и русско-польские литературные связи в XX в.: сб. ст. / АН СССР, Ин-т славяноведения и балканистики; отв. ред. В.А.Хорев. М.: Наука, 1989.-205, [3] с.

663. Сравнительное литературоведение: теоретический и исторический аспекты: материалы Междунар. науч. конф. «Сравнительное литературоведение» (V Поспе-ловские чтения) / ред. кол.: П.А.Николаев, М.Л.Ремнева, А.Я.Эсалнек. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003. - 332 с.

664. Сравнительно-историческое изучение и теоретические вопросы развития современных литератур. — М.: Наука, 1985. 295 с.

665. Сравнительно-типологические аспекты литературного процесса. Труды по романо-германской филологии. Литературоведение. Тарту, 1987. - 140 с. — (Учен. зап. Тартус. гос. ун-та; вып. 771).

666. Старикова В.А. Многомерность чеховской детали / В.А.Старикова // Творчество А.П.Чехова: Особенности художественного метода: межвуз. сб. науч. тр. -Ростов н/Д: Рост. ГПИ, 1981. С. 41 - 48.

667. Стеблева И.В. Поэтика древнетюркской литературы и ее трансформация в раннеклассический период / И.В.Стеблева. М.: Наука, 1976. - 215 с.

668. Степанов Г.В. Язык. Литература. Поэтика / Г.В.Степанов. М.: Наука, 1988. -380, 3. с.

669. Степанов Ю.С. «Интертекст», «интернет», «интерсубъект»: (К основаниям сравнительной концептологии) / Ю.С.Степанов // Изв. АН. Сер. лит. и яз. 2001. -Т. 60, № 1.-С. 3-11.

670. Степанянц М.Т. Восточная философия: Вводный курс: избранные тексты / М.Т.Степанянц. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2001. -511 с.

671. Степанянц М.Т. Мир Востока: Философия: Прошлое, настоящее, будущее / М.Т.Степанянц. М.: Вост. лит., 2005. - 375 с.

672. Степанянц М.Т. Философские аспекты суфизма / М.Т.Степанянц. М.: Наука, 1987.-190, 2. с.

673. Степанянц М.Т. Философское наследие суфизма в современном мире / М.Т.Степанянц // Философское наследие народов Востока и современность. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. - С. 124 - 136.

674. Степанянц М.Т. Человек в традиционном обществе Востока: (опыт компаративистского подхода) / М.Т.Степанянц // Бог — человек — общество в традиционных культурах Востока. М.: Наука, Вост. лит., 1993. — С. 3 - 20.

675. Степин B.C. Мировоззренческие универсалии как основание культуры / В.С.Степин // Универсалии восточных культур. — М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2001.-С. 14-41.

676. Страхов И.В. Л.Н.Толстой как психолог / И.В.Страхов. Саратов: Сарат. гос. пед. ин-т, 1947. — 316 с.

677. Страхов И.В. Психологический анализ в литературном творчестве / И.В.Страхов. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1973 — 1976. -Ч. 1-5.

678. Страхов И.В. Психология сновидений / И.В.Страхов. Саратов: Сарат. гос. пед. ин-т, 1955. - 144 с.

679. Структура диалога как принцип работы семиотического механизма: Труды по знаковым системам / редкол.: Ю.М.Лотман (пред.) и др. Тарту: ТГУ, 1984. -Вып. 17 — 160 с. - (Учен. зап. Тартус. гос. ун-та; вып. 641).

680. Структурализм: «за» и «против»: сб. ст. / под ред. Е.Я.Басина и МЛ.Полякова. М.: Прогресс, 1975. - 472 с.

681. Султанов К.К. Национальная идея и национальная литература / К.К.Султанов // Нация. Личность. Литература. М., 1996. - Вып. 1. - С. 24 - 32.

682. Сунгатуллина P.P. Проблемы исследования концепта «моц» в татарской языковой картине мира / Р.Р.Сунгатуллина // Проблемы филологии народов Поволжья: межвуз. сб. науч. ст. -М.; Ярославль: Ремдер, 2007. С. 190 - 194.

683. Суркова Ж.Л. Поэтика романа Л.Н.Толстого «Анна Каренина»: идиллические мотивы и эсхатологическая символика: автореф. дис. . канд. филол. наук / Ж.Л.Суркова. Иваново, 2003. - 18 с.

684. Суфизм в контексте мусульманской культуры. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1989.-341 с.

685. Сухих И.Н. Проблемы поэтики А.П. Чехова / И.Н.Сухих. Л.: Изд-во Ле-нингр. ун-та, 1987. - 181 с.

686. Тамарченко Н.Д. Русский классический роман XIX века: Проблемы поэтики и типологии жанра / Н.Д.Тамарченко. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1997. — 203 с.

687. Тамарченко Н.Д. Теория литературных родов и жанров. Эпика / Н.Д.Тамарченко. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2001. — 72 с.

688. Текст. Интертекст. Культура: сб. докл. междунар. науч. конф. (Москва, 4 — 7 апреля 2001 г.) / РАН, Ин-т рус. яз. им. В.В.Виноградова; ред.-сост.: В.П.Григорьев, Н.А.Фатеева. М.: Азбуковник, 2001. - 608 с.

689. Теоретико-литературные итоги XX века / редкол.: Ю.Б.Борев (гл. ред.) и др. — М.: Наука, 2003. Т. 1: Литературное произведение и художественный процесс. — 373 е.; Т. 2: Художественный текст и контекст культуры. - 447 с.

690. Теоретические проблемы изучения литератур Востока: сб. ст. / АН СССР, Инт востоковедения; редкол.: К.И.Голыгина (отв. ред.) и др.. Ч. 2. XX век в литературах Востока. М.: Наука, 1987. - 223, [2] с

691. Теории, школы, концепции: (критические анализы). Художественная рецепция и герменевтика. М.: Наука, 1985. - 288 с.

692. Теория жанров литератур Востока: сб. ст. / АН СССР, Ин-т востоковедения; [сост., отв. ред. и авт. введ. И.В.Стеблева]. М.: Наука, 1985. - 263 с.

693. Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении: в 3 кн. Кн. 2. Роды и жанры литературы / редкол.: Г.Л.Абрамович и др.. М.: Изд-во АН СССР, 1964.-486 с.

694. Теория литературы. Т. 1. Литература. М.: ИМЛИ РАН: Наследие, 2005. -336 с.

695. Теория литературы. Т. 3. Роды и жанры: (основные проблемы в историческом освещении). М.: ИМЛИ РАН: Наследие, 2003. - 592 с.

696. Теория литературы. Т.4. Литературный процесс. М.: ИМЛИ РАН: Наследие, 2001.-624 с.

697. Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. - 512 с.

698. Теория стиля литератур Востока: сб. ст. / РАН, Ин-т востоковедения; сост. и отв. ред. И.В.Стеблева. М.: Вост. лит., 1995. - 293, [2] с.

699. Тиме ГЛ. О некоторых тенденциях современной компаративистики: (теоретические и практические аспекты) / Г.А.Тиме // Россия, Запад, Восток: встречные течения. СПб.: Наука, 1996. - С. 387 - 395.

700. Тиме Г.А. Творчество И.С.Тургенева и немецкая литературно-философская мысль XVIII XIX веков: (генетические и типологические аспекты): автореф. дис. . д-ра филол. наук / Г.А.Тиме - СПб., 1995. - 43 с.

701. Типологические соответствия и взаимосвязи в русской и зарубежной литературе: сб. ст. / Краснояр. гос. пед. ин-т; редкол.: М.И.Воропанова (отв. ред.) и др.. -Красноярск: КрасноярГПИ, 1980. 122 с.

702. Типология жанров и литературный процесс: межвуз. сб. науч. тр. / Рос. гос. пед. ун-т им. А.И.Герцена; редкол.: Г.В.Стадников (отв. ред.) и др.. СПб.: Образование, 1994. — 116 с.

703. Типология и взаимосвязи литератур древнего мира: сб. ст. / редкол.: П.А.Гринцер (отв. ред.) и др.. -М.: Наука, 1971. 311 с.

704. Типология и взаимосвязи средневековых литератур Востока и Запада. М.: Наука, 1974. - 575 с.

705. Тодд III У.M. Литература и общество в эпоху Пушкина / У.М.Тодд III; пер. с англ. А.Ю.Миролюбовой. СПб.: Академ, проект, 1996. - 306 с.

706. Топоров В.Н. Миф Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопо-этического: избранное / В.Н.Топоров. — М.: Прогресс: Культура, 1996. 623 с.

707. Топоров В.Н. Поэтика Достоевского и архаичные схемы мифологического мышления: («Преступление и наказание») / В.Н.Топоров // Проблемы поэтики и истории литературы: сб. ст. Саранск: Изд-во Мордов. гос. ун-та им. Н.П.Огарева, 1973.-С. 91-110.

708. Топоров В.Н. Пространство и текст / В.Н.Топоров // Текст: семантика и структура: сб. ст. М.: Наука, 1983. - С. 227 - 285.

709. Топоров В.Н. Странный Тургенев: (Четыре главы) / В.Н.Топоров. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1998. - 192 с.

710. Топоров В.Н. Пространство культуры и встречи в нем / В.Н.Топоров // Восток Запад: Исследования. Переводы. Публикации / редкол.: Л.Б.Алаев и др.. - М.: Наука, 1989. - Вып. 4. - С. 6 - 17.

711. Тороп Г.Х. Проблема интекста / Г.Х.Тороп // Труды по знаковым системам. Вып. 14. Текст в тексте. Тарту, 1981. - С. 33 - 44.

712. Трусова В.А. О семантическом единстве художественной символики / В.А.Трусова // Семантико-синтаксическая организация предложения и текста: сб. ст.. Грозный: Чечено-Ингуш. ун-т, 1980. - С. 190 - 198.

713. Тукай Габдулла: материалы науч. конф. и юбилейных торжеств, посвящ. 90-летию со дня рождения поэта. Казань: Татар, кн. изд-во, 1979. - 237 с.

714. Тулумбанский Г. Пушкин и Тукаев / Г.Тулумбанский // Красная Татария. -1937. 10 февраля.

715. Тураев C.B. О характере и формах литературных влияний / С.В.Тураев // Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур: материалы дискуссии, 11 15 января. 1960 г. -М.: Изд-во АН СССР, 1961. - С. 387 - 390.

716. Тэрнер В. Символ и ритуал: пер. с англ. / В.Тэрнер. М.: Наука, 1983. - 277 с.

717. Тюпа В.И. Компаративизм как научная стратегия гуманитарного познания / В.И.Тюпа // Филологические науки. 2004. - № 6. - С. 98 - 105.

718. Тюпа В.И. Нарратология как аналитика повествовательного дискурса: («Архиерей» А.П.Чехова) / В.И.Тюпа. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2001. - 58 с.

719. Тюхова Е.В. Конкретно-историческое и универсальное в творчестве Тургенева: итоги изучения / Е.В.Тюхова // И.С.Тургенев: мировоззрение и творчество, проблемы изучения: межвузов, сб. тр. Орел: ОГПУ, 1991. - С. 138 - 150.

720. Универсалии восточных культур. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2001. -431 с.

721. Урное Д.М. Национальная специфика литературы как предмет исторической поэтики / Д.М.Урнов // Историческая поэтика: Итоги и перспективы изучения. -М.: Наука, 1986. С. 168 - 187.

722. Усманов X. Горький и татарская литература / Х.Усманов // Красная Татария. -1941.-18 июня.

723. Успенский Б.А. Поэтика композиции / Б.А.Успенский. СПб.: Азбука, 2000. -352 с.

724. Устюгова E.H. Стиль как явление культуры: учеб. пособие / Е.Н.Устюгова. -СПб.: СПбГУ, 1994. 94, 1. с.

725. Утехин Н.П. Жанры эпической прозы / Н.П.Утехин. JL: Наука, Ленингр. отд-ние, 1982.- 185 с.

726. Фаликова Н.Э. Хронотоп как категория исторической поэтики / Н.Э.Фаликова // Проблемы исторической поэтики. Вып. 2. Художественные и научные категории: сб. науч. тр. Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та, 1992. — С. 45 — 57.

727. Фатеева H.A. Контрапункт интертекстуальности, или Интертекст в мире текстов / Н.А.Фатеева. М.: Агар, 2000. - 280 с.

728. Федоров A.B. К вопросу о литературном влиянии / А.В.Федоров // Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур: материалы дискуссии, 11-15 января 1960 г. М.: Изд-во АН СССР, 1961. - С. 301 - 304.

729. Федоров Ф.П. Романтический художественный мир: пространство и время / Ф.П.Федоров. Рига: Зинатне, 1988. - 454 с.

730. Федоров Г.И. Своеобразие художественного мира чувашской прозы 1950 -1990-х годов: автореф. дис. . д-ра филол. наук / Г.И.Федоров. Казань, 1997. -46 с.

731. Философия и ценностные формы сознания: Критический анализ буржуаз. концепций природы философии / Б.Т.Григорьян, О.Г.Дробницкий, В.П.Желтова и др.; отв. ред. и авт. введ. Б.Т.Григорьян. М.: Наука, 1978. - 348 с.

732. Философское наследие народов Востока и современность. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. - 248 с.

733. Фшъштинский И.М. Арабская классическая литература / И.М.Филыптинский. М.: Наука, 1965. - 311 с.

734. Фшъштинский И.М. Арабская литература в средние века: Арабская литература VIII IX вв. / И.М.Филынтинский. - М.: Наука, 1978. - 256 с.

735. Филъштинский И.М. Арабская литература в средние века: Словесное искусство арабов в древности и раннем средневековье / И.М.Филыптинский. М.: Наука, 1977.-291 с.

736. Филъштинский И.М. Очерк арабо-мусульманской культуры (VII XII вв.) / И.М.Филыптинский, Б.Я.Шидфар. - М.: Наука, 1971. - 259 с.

737. Филыитинский И.M. Поэзия как форма самовыражения арабо-мусульманских мистиков / И.М. Филыитинский // Суфизм в контексте мусульманской культуры. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1989. С. 222 - 238.

738. Флоренский П. А. Столп и утверждение истины / П.А.Флоренский. — М.: Путь, 1914.-812, 2. с.

739. Фоккема Д. Проблемы сравнительного изучения литератур / Д.Фоккема // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1989. - Т. 48, № 5. - С. 460 - 463.

740. Фохт У.Р. Типологические разновидности русского реализма: (К методике изучения вопроса) / У.Р.Фохт // Проблемы типологии русского реализма. — М.: Наука, 1969.-С. 39-80.

741. Фрейд 3. Введение в психоанализ: лекции: пер. с нем. / З.Фрейд. М.: Наука, 1989.-455 с.

742. Фридлендер Г.М. Поэтика русского реализма: очерки о русской литературе XIX в. / Г.М.Фридлендер. JL: Наука, Ленингр. отд-ние, 1971. - 293 с.

743. Фролова Е.А. Отношение к науке и научному знанию в арабской философии в средние века и в наши дни / Е.А.Фролова // Философское наследие народов Востока и современность. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. - С. 72 - 95.

744. Фролова Е.А. Человек мир - Бог в средневековой исламской культуре / Е.А.Фролова // Бог - человек - общество в традиционных культурах Востока. - М.: Наука, Вост. лит., 1993. - С. 144 - 155.

745. Фролова O.E. Организация пространства русского повествовательного художественного текста первой половины XIX в. / О.Е.Фролова; Гос. ин-т рус. яз. им. А.С.Пушкина. -М., 2000. 304 с.

746. Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук / М. Фуко; пер с фр., вступ. ст. канд. филос. наук Н.С.Автономовой. М.: Прогресс, 1977. - 488 с.

747. Хабибуллина А.З. Русская литература в восприятии татарских читателей: (эстетическая интерференция): дис. канд. филол. наук / А.З.Хабибуллина. Казань, 1998.-163 с.

748. Хайдеггер М. Время и бытие: ст. и выступления / М.Хайдеггер; сост., пер., вступ. ст., коммент. и указ. В.В.Бибихина. -М.: Республика, 1993. 447 с.

749. Хализев В.Е. Историческая поэтика: теоретико-методологические аспекты /

750. B.Е.Хализев // Вестник МГУ. Филология. 1990. - № 3. - С. 10 - 19.

751. Халит Г. Многоликая лирика / Г.Халит. Казань: Татар, кн. изд-во, 1990. — 336 с. Халит Г. Портреты и проблемы: избранные статьи разных лет / Г.Халит. — Казань: Татар, кн. изд-во, 1985. - 344 с.

752. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Мифопо-этический символизм. Космическая символика / А.Ханзен-Лёве; пер. с нем. М.Ю.Некрасова. СПб.: Академ, проект, 2003. - 816 с.

753. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Ранний символизм / А.Ханзен-Лёве; пер. с нем. С.Бромерло, А.Ц.Масевича и А.Е.Барзаха.- СПб.: Академ, проект, 1999. 512 с.

754. Харрасова Р. Ф. Ранняя проза Гаяза Исхаки в контексте литературных взаимосвязей (1895 1905): автореф. дис. . канд. филол. наук / Р.Ф.Харрасова. — Казань, 2002.-24 с.

755. Хасанов М. Творческое обогащение в процессе взаимодействия татарской и русской литератур / М.Хасанов, Ф.Мусин // Взаимодействие и взаимообогащение. Русская литература и литературы народов СССР. Л.: Наука, 1988. - С. 57 - 72.

756. Хасанов М.Х. Галимджан Ибрагимов / М.Х.Хасанов. Казань: Таткнигоиздат, 1977.-432 с.

757. Хатипов Ф. Психологизм в прозе Ф. Амирхана / Ф.Хатипов // Идейно-эстетическое наследие Фатиха Амирхана: межвуз. сб. науч. тр. Казань: КГПИ, 1989.-С. 11-22.

758. Хоруэктй С.С. Философский символизм Флоренского и его жизненные истоки /

759. C.С.Хоружий // Историко-философский ежегодник. 1988. М.: Наука, 1988. -С. 180-201.

760. Храм земной и небесный / Ин-т востоковедения РАН, Отд-ние сравн. культу-роведения; сост. и авт. предисл. Ш.М.Шукуров. М.: Прогресс-Традиция, 2004.- 579 с.

761. Храпченко М.Б. Типологическое изучение литературы // Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы / М.Б.Храпченко. 4-е изд. - М.: Ху-дож. лит., 1977. - С. 265 - 302.

762. Художественное творчество и взаимодействие литератур: сб. науч. ст. / Каз. гос. ун-т им. С.М.Кирова; редкол.: К.Ш.Кереева-Канафиева (науч. ред.) и др.. — Алма-Ата: КазГУ, 1985.-167 с.

763. Художественные традиции литератур Востока и современность: традиционализм на современном этапе: сб. ст. / АН СССР, Ин-т востоковедения; отв. ред. В.И.Брагинский, Е.П.Челышев. М.: Наука, 1986. - 332, [3] с.

764. Чалисова Н.Ю. Подражания восточным стихотворцам: встреча русской поэзии и арабо-персидской поэтики / Н.Ю.Чалисова, А.В.Смирнов // Сравнительная философия. М.: Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 2000. - С. 245 - 344.

765. Человек в мире художественной культуры: Приобщение к искусству: процесс и управление / Ю.У.Фохт-Бабушкин, ВЛ.Нейгольдберг, В.Н.Дмитриевский и др.; отв. ред. Ю.У.Фохт-Бабушкин. М.: Наука, 1982. - 335 с.

766. Человек как философская проблема: Восток и Запад. — М.: Изд-во УДН, 1991. 280 с.

767. Челышев Е.П. Сопричастность красоте и духу: Взаимодействие культур Востока и Запада / Е.П.Челышев. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1991. - 311 с.

768. Чернец JI.B. Литературные жанры: Проблемы типологии и поэтики / Л.В.Чернец. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - 192 с.

769. Чернухина И.Я. Очерк стилистики художественного прозаического текста: (Факторы текстообразоания) / И.Я.Чернухина. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1977.-207 с.

770. Чернышевский Н.Г. Детство и отрочество. Сочинение графа Л.Н.Толстого. Военные рассказы графа Л.Н.Толстого // Полн. собр. соч.: в 5 т. / Н.Г.Чернышевский. М.: Правда, 1974. - Т. 3. - С. 332 - 347.

771. Чешско-русские и словацко-русские литературные отношения (конец XVIII — начало XX в.). М.: Наука, 1968. - 476 с.

772. Чичерин А.В. Идеи и стиль: О природе поэтического слова / А.В.Чичерин. -М.: Сов. писатель, 1965. 299 с.

773. Чудаков А.П. Психологическое изображение у раннего Чехова / А.П.Чудаков // Поэтический мир Чехова: сб. науч. тр. Волгоград: ВГПИ, 1985. - С. 3 — 12.

774. Чудинина В.В. Художественно-содержательное своеобразие сновидений в творчестве Ф.М.Достоевского: дис. . канд. филол. наук / В.В.Чудинина. М., 2004.-185 с.

775. Чужое: опыты преодоления: очерки из истории культуры Средиземноморья / под ред. Р.М.Шукурова. М.: Алетейа, 1999. - 384 с.

776. Шарки 3. Александр Сергеевич Пушкин и народный татарский поэт Абдулла Тукаев / З.Шарки // Революция и национальности. 1937. - № 1 (88). - С. 40 - 45.

777. Шах К. Суфизм: пер. / И.Шах. М.: Клышников: Комаров и Ко, 1994. - 446 с.

778. Шеллинг Ф.В.Й. Философия искусства / Ф.В.Й.Шеллинг; пер. с нем. П.С.Попова; под общ. ред. М.Ф.Овсянникова. М.: Мысль, 1999. - 607 с.

779. Шётер И. Координаты компаративистики: национальная литература и мировая литература / И.Шётер // Пути художественного прогресса: Литературно-%художественная критика в ВНР: сб.. М.: Прогресс, 1978. - С. 135 - 147.

780. Шидфар Б.Я. Образная система арабской классической литературы (VI — XII вв.) / Б.Я. Шидфар. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1974. - 254 с.

781. Шиммель А. Мир исламского мистицизма: пер. с англ. / А.Шиммель. М.: Алетейа: Энигма, 2000. — 416 с.

782. Шмид В. Нарратология / В.Шмид. М.: Яз. славян, культуры, 2003. - 312 с.

783. Шмид В. Проза как поэзия. Пушкин, Достоевский, Чехов, авангард / В.Шмид. -СПб.: ИНАПРЕСС, 1998. 352 с.

784. Шпаковская А.К К вопросу об исследовании типологических связей в современном литературоведении / А.И.Шпаковская // Вопросы литературы народов СССР. Киев; Одесса, 1985. - Вып. 11. - С. 24 - 30.

785. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию / Г.Г.Шпет. М.: Гос. академия худож. наук, 1927. — Вып. 1. - 147 с.

786. Шукуров Р. Введение, или Предварительные замечания о Чуждости / Р.Шукуров // Чужое: опыты преодоления: очерки из истории культуры Средиземноморья / под ред. Р.М.Шукурова. М.: Алетейя, 1999. — С. 5 - 30.

787. Шукуров Ш. Об изображении пророка Мухаммада и проблеме сокрытия Лика в средневековой культуре ислама / Ш.Шукуров // Суфизм в контексте мусульманской культуры. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1989. С. 252 — 267.

788. Шукуров Ш.М. «Шах-наме» Фирдоуси и ранняя иллюстративная традиция: (Текст и иллюстрация в системе иранской культуры XI — XIV веков) / Ш.М.Шукуров. -М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1983. 176 с.

789. Шукуров Ш.М. Искусство и тайна / Ш.М.Шукуров. М.: Алетейа, 1999. - 248 с.

790. Щенников Г.К. Художественное мышление Ф.М.Достоевского / Г.К.Щенников. Свердловск: Средне-Урал. кн. изд-во, 1978. - 176 с.

791. Элиаде М. Избранные сочинения: очерки сравнительного религиоведения: пер. с англ. / М.Элиаде. М.: Ладомир, 1999. - 488 с.

792. Элъягиевич А.П. Лиризм. Экспрессия. Гротеск: (О стилевых течениях в литературе социалистического реализма) / А.П.Эльяшевич. — Л.: Худож. лит., 1975. — 360 с.

793. Эпштейн М.Н. «Природа, мир, тайник вселенной.»: Система пейзажных образов в русской поэзии / М.Н.Эпштейн. М.: Высш. шк., 1990. - 303 с.

794. Эсалнек А.Я. Внутрижанровая типология и пути ее изучения / А.Я.Эсалнек. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. 184 с.

795. Эсалнек А.Я. Общее и особенное в развитии русского и западноевропейского романа XIX начала XX века / А.Я.Эсалнек // Вестник МГУ. Сер. 9, Филология. -2002.-№4.-С. 40-48.

796. Эсалнек А.Я. Своеобразие романа как жанра / А.Я.Эсалнек. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. 79 с.

797. Эсалнек А.Я. Типология романа: (теоретический и историко-литературный аспекты) / А.Я.Эсалнек. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. - 159 с.

798. Эстетическое сознание и художественная культура: (Проблемы взаимодействия) / В.И.Мазепа, В.Г.Нестеренко, В.А.Малахов и др.; отв. ред. В.И.Мазепа. -Киев: Наук, думка, 1983. 279 с.

799. Эткинд Е.Г. «Внутренний человек» и внешняя речь: очерки психопоэтики русской литературы XVIII — XIX вв. / Е.Г.Эткинд. — М.: Шк. «Яз. рус. культуры», 1999.-448 с.

800. Ю.М.Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М.: Гнозис, 1994.-560 с.

801. Юнг КГ. Архетип и символ: пер. / К.Г.Юнг; предисл. А.М.Руткевича; примеч. В.М.Бакусева и др.. М.: Ренессанс, 1991. - 297, [2] с.

802. Юнг КГ. Душа и миф: шесть архетипов: пер. с англ. / К.Г.Юнг. Киев: Гос. библиотека Украины для юношества, 1996. — 384 с.

803. Язык и национальное сознание: Вопросы теории и методологии / Воронеж, межрегион, ин-т обществ, наук и др.; науч. ред.: З.Д.Попова, И.А.Стернин. Воронеж: Воронеж, гос. ун-т, 2002. - 313 с.

804. Якобсон Р. В поисках сущности языка / Р.Якобсон // Семиотика: антология / сост. Ю.С.Степанов. — 2-е изд., испр. и доп. М.: Академ, проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - С. 11 - 126.

805. Якобсон Р. Лингвистика и поэтика / Р.Якобсон; пер. с англ. И.А.Мельчука // Структурализм: «за» и «против»: сб. ст. — М.: Прогресс, 1975. — С. 193 — 230.

806. Якобсон Р. Поэзия грамматики и грамматика поэзии / Р.Якобсон // Семиотика: антология. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Академ, проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - С. 525 - 546.

807. Якобсон P.O. Работы по поэтике. Переводы / Р.О.Якобсон. М.: Прогресс, 1987.-461 с.

808. Яруллина P.A. Идейно-эстетическое своеобразие творчества Г.Исхаки (1897 — 1906): автореф. дис. канд. филол. наук / Р.А.Яруллина. Казань, 1998. - 22 с.

809. Яусс Г.Р. История литературы как вызов теории литературы / Г.Р.Яусс // Современная литературная теория: антология. М.: Флинта: Наука, 2004. - С. 192 - 200.

810. Яусс Х.Р. История литературы как провокация литературоведения / Х.Р.Яусс; предисл. и пер. с нем. Н.Зоркой // Новое литературное обозрение. 1995. - № 12. -С. 34-84.4.

811. Башкуров Р. Гоголь Ьэм татар эдэбияты / Р.Башкуров // Совет Татарстаны. — 1959. 1 апрель.

812. Башкуров Р. Толстой Ьэм Тукай / Р.Башкуров // Татарстан яшьлэре. 1960. - 19 ноябрь.

813. Ванап Н. Фатих Эмирхан иждтына рус эдэбиятыныц тээсире / H.Bahan // Безнец юл. 1929. - № 5. - Б. 4 - 6.

814. Вэли X. Л.Толстойныц татар эдэбиятына тээсире / Х.Вэли // Безнец юл. -1928.-№8.-Б. 29-32.

815. Гази И. Беек рус культурасы Ьэм Тукай / И.Гази // Кызыл Татарстан. — 1938. -15 апрель.

816. Гази И. Рус поэзиясе Ьэм Тукай / И.Гази // Совет эдэбияты. — № 4. Б. 54 - 57. Газиз Г. Яшь эдэбиятыбызда «Яшь йерэклэр» / Г.Газиз // Ац. - 1913. -№11.-Б. 189-194.

817. Гайнуллин М. Гоголь Ьэм татар эдэбияты / М.Гайнуллин // Совет Татарстаны.- 1952. 1 март.

818. Гайнуллин М. Горький Иэм татар эдэбияты / М.Гайнуллин // Кызыл Татарстан.- 1946.- 18 июнь.

819. Гайнуллин М. Пушкин Ьэм татар эдэбияты / М.Гайнуллин // Совет эдэбияты. -1949.-№ 5.-Б. 102-110.

820. Гайнуллин М. Толстой 11эм татар эдэбияты / М.Гайнуллин // Совет эдэбияты. -1945.-№ 11.-Б. 97-101.

821. Гайнуллин М. Чынлык йезе: (Татар эдэбиятыныц реализм сызыгында усуенэ беек рус язучыларыныц Ьэм революцион демократик тэнкыйтьчелэренец йогын-тысы) / М.Гайнуллин // Совет эдэбияты. 1948. - № 7. - Б. 63 - 84.

822. Ганиева Р.К. Исхакый иждты: КДУ студентлары ечен махсус курс программам / Р.К.Ганиева // Мирас. 1998. - № 5. - Б. 63 - 78.

823. Гордлевский В.А. Тукай Ьэм рус эдэбияты / В.А.Гордлевский // Габдулла Тукай: Шагыйрьнец тууына 60 ел тулуга багышланган гыйльми сессия материалары. -Казан, 1948.-Б. 37-50.

824. Эмир М. Рус эдэбияты ул безнец туган эдэбиятыбыз / М.Эмир // Совет эдэбияты. - 1959. -№ 7. - Б. 117 - 120.

825. Щэлэлиева М. Галимждн ИбраЬимов эсэрлэрендэ психологик анализ Ьэм аныц характеры / М.Ж^элэлиева // Вопросы татарской литературы. Казань: Казан .пед. ин-т, 1972.-Сб. 5.-С. 61-81.

826. Занидуллина Д.Ф. Модернизм Ьэм XX йез башы татар прозасы / Д.Ф.ЗаЬидуллина. Казан: Татар, кит. нэшр., 2003.-255 б.

827. Занидуллина Д.Ф. Донья сурэте узгэру: XX йез башы татар эдэбиятында фэлсэфи эсэрлэр / Д.Ф.ЗаЬидуллина. Казан: Мэгариф, 2006. - 191 б.

828. Занидуллина Д.Ф. Кереш суз / Д.Ф.ЗаЬидуллина // Рэхим Г. Сайланма эсэрлэр / Г.Рэхим. Казан: Татар, кит. нэшр., 2004. - Б. 7 - 36.

829. Исэнбэт Б. А.Н.Островский Ьэм Галиэскар Камал А.Н.Островский тууына 125 ел. / Б.Исэнбэт // Совет эдэбияты. 1948. - № 4. - Б. 96 - 103.

830. Искэндэров А. Рус классик эдэбиятыньщ татар эдэбиятына иждт йогынтысы мэсьэлэсе / А.Искэндэров // Совет мэктэбе. 1957. - № 3. - Б. 13-18.

831. Исхакый Гаяз Ьэм татар деньясы. Казан: Фикер, 2000. - 294 б.

832. Кутуй Г. Лермонтов Ьэм татар шагыйрьлэре / Г.Кутуй // Кызыл Татарстан. -1939. -15 октябрь.

833. Кутуй Г. Рус эдэбиятыньщ Г.Тукайга тээсире / Г.Кутуй // Безнец юл. 1928. -№3/4.-Б. 20-22.

834. Нэщми К. Пушкин Ьэм татар эдэбияты / К.Нэжми // Совет эдэбияты. 1937. -№2.-Б. 46-49.

835. Нигъмэти Г. Эдэбият мэйданында / Г.Нигъмэти. М., 1925. - 109 б.

836. Нигъмэти Г. Сайланма эсэрлэр / Г.Нигъмэти. Казан: Татар, кит. нэшр., 1958.-280 б.

837. Сэгъди Г. Символизм турында / Г.Сэгъди. М.: Центриздат, 1932. - 135 б.

838. Сэгъди Г. Татар эдэбияты тарихы / Г.Сэгъди. Казан: Татгосиздат, 1926. -300 б.

839. Толымбай Г. Пушкин Ьэм Тукай / Г.Толымбай // Совет эдэбияты. 1937. -№1. - Б. 62-67.

840. Panofsky E. Studies in Iconology / E.Panofsky. Oxford, 1939. - 269 p.6.

841. Аверинцев С.С. Притча / С.С.Аверинцев // Литературный энциклопедический словарь. — М.: Сов. энцикл., 1987. С. 305.

842. Борее Ю.Б. Эстетика / Ю.Б.Борев. 4-е изд., доп. - М.: Политиздат, 1988. -495, 1. с.

843. Борохов Э. Энциклопедия афоризмов: Мысль в слове / Э.Борохов. M.: АСТ, 2003.-720 с.

844. Бройтман С.Н. Историческая поэтика: учеб. пособие / С.Н.Бройтман. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2001. - 320 с.

845. Введение в литературоведение: учеб. пособие для студ. вузов, обучающихся по напр. и спец. «Филология» / под ред. Л.В.Чернец. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Высш. шк., 2004. - 680 с.

846. Гуляев Н.А. Введение в теорию романтизма / Н.А.Гуляев, И.В.Карташова. -Тверь: Твер. гос. ун-т, 1991. 92 с.

847. Западное литературоведение XX века: энциклопедия. M.: Intrada, 2004. -560 с.

848. Зенкин С.Н. Введение в литературоведение. Теория литературы / С.Н.Зенкин. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2000. - 81 с.

849. Ильин ИП. Постмодернизм: словарь терминов / И.П. Ильин. М.: ИНИОН РАН (Отдел литературоведения): INTRADA, 2001. - 384 с.

850. Каллер Д. Теория литературы: краткое введение / Д.Каллер; пер. с англ.

851. A.Георгиева. М.: Астрель: ACT, 2006. - 158 с.

852. Компаньон А. Демон теории / А.Компаньон. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2001.-336 с.

853. Кривцун O.A. Эстетика / О.А.Кривцун. М.: Аспект Пресс, 1998. - 430 с. Культурология. XX век: словарь / гл. ред., сост. и авт. проекта С.Я.Левит. — СПб.: Унив. кн., 1997. - 640 с.

854. Лебедева Л.И. Аллюзия / Л.И.Лебедева // Русский язык: энциклопедия. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Большая Рос. энцикл.: Дрофа, 1998. - С. 25.

855. Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов / М.М.Маковский. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1996. - 416 с.

856. Методы изучения литературы: Системный подход: учеб. пособие 7

857. B.Г.Зинченко, В.Г.Зусман, З.И.Кирнозе. -М.: Флинта: Наука, 2002.-200 с. Нигматуллин Э.Г. Диалог литератур: указатель переводов произведений русской литературы на татарский язык / Э.Г.Нигматуллин. Казань: Унипресс, 2002. - 176 с.

858. Поспелов Г.Н. Теория литературы: учеб. для студ. филол. спец. вузов / Г.Н.Поспелов. М.: Высш. шк., 1978.-352 с.

859. Постмодернизм: энциклопедия. Минск: Интерпрессервис: Книжный Дом, 2001.-1040 с.

860. Поэтика: словарь актуальных терминов и понятий / гл. науч. ред. Н.Д.Тамарченко. М.: Изд-во Кулагиной: Intrada, 2008. - 358 с.

861. Роднянская И.К. Художественное время и художественное пространство / И.К.Роднянская // Краткая литературная энциклопедия. М.: Сов. энцикл., 1978. -Т. 9. - С. 772 - 779.

862. Руднев В.П. Словарь культуры XX века: Ключевые понятия и тексты / В.П.Руднев. М.: Аграф, 1999. - 381 с.

863. Русско-татарские литературные взаимосвязи: (проблемы сопоставительного исследования): библиографический указатель / сост. А.З.Хабибуллина, М.М.Сидорова. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1999. - 184 с.

864. Сравнительное и сопоставительное литературоведение: хрестоматия / сост.

865. B.Р.Аминева, М.И.Ибрагимов, А.З.Хабибуллина. Казань: ДАС, 2001. - 390 с. Сравнительное изучение цивилизаций: хрестоматия / сост. Б.С.Ерасов. - М.:

866. Аспект пресс, 1999. 556 с.

867. Степанов Ю.С. Константы: словарь русской культуры / Ю.С.Степанов. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Академ, проект, 2001. - 990 с.

868. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: учеб. для студ. вузов, обучающихся по направлению подгот. и спец. «Психология» / Т.Г.Стефаненко. 4-е изд., испр. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2006. - 367, 1. с.

869. Тамарченко Н.Д. Повествование / Н.Д.Тамарченко // Введение в литературоведение: учеб. пособие для студ. вузов, обучающихся по напр. и спец. «Филология» / под ред. Л.В.Чернец. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Высш. шк., 2004.1. C. 339-348.

870. Теоретическая поэтика: Понятия и определения: хрестоматия для студентов / авт.-сост. Н.Д.Тамарченко. — М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2002. 467 с.

871. Тимофеев Л.И. Основы теории литературы / Л.И.Тимофеев. 4-е изд. - М.: Просвещение, 1971. - 464 с.

872. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика: учеб. пособие / Б.В.Томашевский. М.: Аспект-Пресс, 2002. - 334 с.

873. Топоров В.Н. Мифопоэтическая модель мира / В.Н.Топоров // Мифы народов мира: энциклопедия: в 2 т. — 2-е изд.- М.: Сов. энцикл., 1988. Т. 2. - С. 161 - 164.

874. Турскова ТА. Новый справочник символов и знаков / Т.А.Турскова. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003.-799 с.

875. Тюпа В.И. Анализ художественного текста: учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений / В.И.Тюпа. М.: Академия, 2006. - 336 с.

876. Тюпа В.И. Художественный дискурс: (Введение в теорию литературы) / В.И.Тюпа. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2002. - 80 с.

877. Философский словарь / под ред. И.Т.Фролова. 5-е изд. — М.: Политиздат, 1987. - 590 с.

878. Фоменко И.В. Введение в практическую поэтику: учеб. пособие / И.В.Фоменко. Тверь: Линия Принт, 2003. - 180 с.

879. Хализев В.Е. Теория литературы: учеб. для студентов вузов / В.Е.Хализев. 4-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 2004. - 404, 1. с.

880. Художественное восприятие: Основные термины и понятия: словарь-справочник / Твер. гос. ун-т; ред.-сост. М.В.Строганов. Тверь: ТГУ, 1991. - 89, [2] с.

881. Ширяев E.H. Чужая речь / Е.Н.Ширяев // Русский язык: энциклопедия. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Большая Рос. энцикл.: Дрофа, 1998. - С. 631.

882. Энциклопедия символов, знаков, эмблем / сост. В.Андреева и др. М.: Локид: Миф, 1999.-576 с.

883. Эстетика: словарь / А.И.Абрамов и др.; под общ. ред. А.А.Беляева. — М.: Политиздат, 1989.-447 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.