Торговая конкуренция и таможенная политика России и Швеции в XVIII в. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Минаева, Татьяна Станиславовна

  • Минаева, Татьяна Станиславовна
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2010, АрхангельскАрхангельск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 380
Минаева, Татьяна Станиславовна. Торговая конкуренция и таможенная политика России и Швеции в XVIII в.: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Архангельск. 2010. 380 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Минаева, Татьяна Станиславовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Историографический анализ и источниковедческие основы изучения проблемы.

1.1. Историография проблемы.

1.2. Источниковедческие основы исследования.

ГЛАВА II. Торговая конкуренция России и Швеции в Западной Европе в XVIII в.

2.1. Предпосылки возникновения и условия развития торговой конкуренции России и Швеции.

2.2. Внешняя торговля железом и медью и экономическая борьба между Россией и Швецией за европейские рынки сбыта.

2.3. Особенности государственной политики лесоэкспорта и история российско-шведской конкуренции в лесной торговле.

2.4. Проблемы развития сельдяного промысла и попытки организации вывоза соленой сельди за рубеж.

2.5. Итоги торговой конкуренции России и Швеции в XVIII в.

ГЛАВА III. Таможенная политика России в XVIII в.

3.1. Таможенные тарифы и нетарифные меры регулирования внешней торговли.

3.2. Борьба с контрабандой в России.

3.3. Формирование системы таможенных органов в России.

ГЛАВА IV. Таможенная политика Швеции в XVIII в.

4.1. Характеристика таможенных тарифов и анализ нетарифных мер регулирования внешней торговли.

4.2. История борьбы с контрабандой в Швеции.

4.3. Формирование таможенной системы Швеции.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Торговая конкуренция и таможенная политика России и Швеции в XVIII в.»

Актуальность темы исследования. В современных условиях развития рыночных отношений в России, увеличения внешнеторгового товарооборота, постепенной интеграции экономики страны в мировое хозяйство возрастает роль таможенной политики, как важнейшего инструмента государственного регулирования внешнеэкономической деятельности. Формирование и совершенствование таможенной политики невозможно без учета отечественного и зарубежного исторического опыта выработки и осуществления государством системы экономических, юридических и административных мер, таможенных правил и процедур, составляющих сущность таможенной политики. Новые подходы, поиски путей более эффективной таможенной поли гики государства требуют научного предвидения и прогнозирования.

Интерес к истории таможенной политики обусловлен также усилением значимости таможенных органов в системе государственного управления в настоящее время, расширением их функций. Таможенные органы участвуют в формировании таможенной политики и се реализации, выполняя экономические, внешнеполитические, правоохранительные и статистические функции. Исследование истории становления и развития таможенной системы, как в России, так и за рубежом, является актуальным в связи с осуществляемой в России перестройкой деятельности таможенных органов с учетом присоединения страны к Всемирной торговой организации (ВТО), повышением интенсивности внешнеэкономической деятельности и роста потребностей экспортеров и импортеров.

В настоящее время в качестве приоритетных направлений модернизации таможенной службы Государственным таможенным комитетом Российской Федерации (ГТК РФ) избраны следующие:

1) совершенствование законодательной и нормативной базы реализации государственной таможенной политики и разработка действенного механизма ее реализации и адаптации к изменениям во внутри- и внешнеполитической обстановке;

2) совершенствование системы управления таможенной службой, технологии таможенной деятельности, ее режимов и процедур, развитие таможенной структуры и инфраструктуры1.

В «Концепции развития таможенных органов Российской Федерации», разработанной ГТК РФ и утвержденной правительством страны в 2005 г., обращается внимание на отдельные проблемы, существующие в деятельности таможенных органов, в том числе недостаточно эффективную реализацию потенциала таможенного администрирования, представляющего собой совокупность средств и методов обеспечения соблюдения таможенного законодательства физическими и юридическими лицами при перемещении ими товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации, высокий уровень коррупции и несовершенство системы оплаты труда и материального стимулирования таможенных служащих, недостаточно развитую систему подготовки кадров для таможенных органов и ряд других2.

Аналогичные направления реформирования таможенной службы и такого же рода проблемы, связанные с ее деятельностью, были характерны для таможенных органов и в XVIII в., поэтому обращение к историческому опыту их решения является актуальным не только с точки зрения науки, но и практики.

Вопрос о целях, задачах, мерах и результатах таможенной политики России и Швеции XVIII в. приобретает особую актуальность в связи с процессом политического и экономического реформирования, который проходил в обоих государствах в указанный период и в современных условиях осуществляется в России. Кроме того, в XXI в. Россия, также как и в XVIII в., ведет нелегкую конкурентную борьбу в сфере внешней торговли, в том числе со Швецией, поэтому большое значение, имеет исследование аналогичной ситуации в про

1 Кухаренко В.Б. Модернизация таможенной службы. - М., 2000. - С. 188-189. ~ Концепция развития таможенных органов Российской Федерации. Одобрена распоряжением Правительства РФ от 14 декабря 2005 г. Ч. I. // Российская газета. - 2006. - 18 января. шлом. Анализ и сравнение таможенной политики России и Швеции в XVIII в. помогает выяснить, какие меры таможенной политики использовались в тот период, и насколько они оказались эффективными.

Для решения экономических проблем, как России, так и Швеции, в том числе для укрепления их позиций на европейском рынке, правительства обоих государств использовали в XVIII в. политику протекционизма. Проблема рационального сочетания принципов свободной торговли и протекционизма была и остается одной из наиболее острых и дискуссионных в практике международных экономических отношений. Особую важность приобретает правильное решение данной проблемы для современной России с ее малоконкурентной обрабатывающей промышленностью, высоким удельным весом в экспорте сырья и топлива, отсутствием прочных позиций в мировой специализации производства высокотехнологичной и наукоемкой продукции. Исследование российского и шведского протекционизма XVIII в. и проведение их компаративного анлиза позволяет не только определить воздействие таможенной политики на внешнюю торговлю и внутреннее производство в истории обоих государств, но и избежать повторения ошибок при проектировании и осуществлении таможенной политики в условиях XXI в.

Изучение таможенной политики, истории ее разработки и реализации в XVIII в. помогает найти решение современных научных проблем: уточнить значение самого понятия «таможенная политика», в отношении которого нет единого мнения специалистов различных отраслей наук, расширить и конкретизировать представление о взаимовлиянии таможенной системы и государства1, определить общие черты, характерные для таможенной политики европейских государств в переходный период от феодализма к капитализму, и установить ряд закономерных явлений, возникающих в сфере таможенного дела в ходе экономической и политической модернизации общества.

1 Таможенная система — это совокупность методов, средств и органов государственного регулирования ввоза в страну и вывоза из страны товаров, капиталов, транспортных средств и услуг.

Степень научной разработанности темы. Интерес к истории таможенной политики, как самостоятельной теме научных исследований начал формироваться в конце XIX - начале XX вв. и в дальнейшем развивался под воздействием, прежде всего, состояния экономики страны, роли, места и функций таможенных органов в государственной политике и системе.

Отечественную историографию истории таможенной политики России XVIII в. условно можно разделить на три периода: 1) дореволюционный, 2) советский, 3) постсоветский, каждый из которых отличается особенностью методологического подхода к теме и проблематикой исследований.

В дореволюционный период авторы стремились в основном дать общий обзор истории развития таможенной политики России, определить ее направленность на разных этапах развития страны, представить краткую характеристику тарифов России и выяснить их воздействие на развитие внешней торговли страны. Большинство исследователей использовали термин «торговая политика» и рассматривали таможенное законодательство как одну из ее составляющих, а под таможенной политикой понимали, как правило, только тарифные способы регулирования внешнеэкономических связей.

В советский период времени в связи с превращением таможенной системы в формально действующий контрольный орган по соблюдению монополии внешней торговли государства и упрощением функций таможенных органов резко сократился интерес к истории таможенной политики. Фундаментальных исследований по этой теме практически не проводилось, изменение терминологического содержания не происходило, влияние таможенной политики на экономику страны в большинстве работ рассматривалось крайне схематично, выводы ученых нередко испытывали влияние государственной идеологии.

В постсоветский период глобальные изменения в развитии российского государства, в формировании и деятельности отечественной таможенной службы вызвали возрождение интереса к правовым, экономическим и историческим аспектам таможенной политики. В отечественной историографии не только продолжилось исследование отдельных этапов ее развития, но и стал складываться более широкий теоретический взгляд на таможенную политику, ее роль в государстве, началась разработка новых концептуальных подходов к изучению истории таможенной политики в целом.

Зарубежные исследователи с 1970-х гг. достаточно большое внимание уделяли истории российской экономики, внешней торговли и ввели за последние несколько десятилетий в научный оборот много нового статистического материала, но анализ собственно таможенной политики России XVIII в. в их работах почти не встречается.

История шведской таможенной политики и таможенной службы XVIII в. относится к числу вопросов наименее изученных в шведской историографии. Большинство исследователей фокусировали свое внимание на общей характеристике шведского меркантилизма и мероприятиях правительства в этом направлении. Детальный анализ отдельных вопросов таможенной политики присутствует всего лишь в нескольких работах.

Одной из наиболее дискуссионных в шведской историографии истории внешней торговли страны с середины прошлого столетия является проблема конкуренции российского и шведского железа в XVIII в., однако авторы рассматривают преимущественно английский рынок и не исследуют ситуацию торгового соперничества двух государств по другим видам товаров.

В отечественной исторической литературе данная проблема специально не изучалась.

Таким образом, несмотря на то, что тема истории таможенной политики и таможенной службы давно привлекает внимание российских и зарубежных ученых, многие ее аспекты все еще остаются недостаточно изученными или дискуссионными. Отсутствуют работы, посвященные комплексному изучению таможенной политики России и Швеции XVIII в. Не сложилось четкого представления о сущности таможенной политики в это время. Слабо изучена проблема российско-шведской торговой конкуренции в Западной Европе, открытым остается вопрос о влиянии таможенной политики обоих государств на ход этой конкуренции. Практически не пополняется источниковая база российских и шведских научных работ, не вводятся в оборот новые архивные документы, связанные с историей таможенной политики и системы XVIII в., что сдерживает дальнейшее исследование данной темы, не позволяет применять новые подходы и методы к ее изучению.

Объект исследования: таможенная политика, как комплекс мер в сфере внешнеэкономической деятельности государства, осуществляемых через таможенную систему.

Предмет исследования: история формирования и осуществления таможенной политики России и Швеции в ходе проведения экономических реформ и торговой конкуренции в Западной Европе в XVIII в.

Цель исследования: выявить роль и уровень эффективности таможенной политики России по сравнению со Швецией в экономическом развитии государства и укреплении позиций на европейском рынке XVIII в.

Для достижения цели исследования потребовалось решение следующих задач:

• изучить процесс возникновения торговой конкуренции России и Швеции в XVIII в. и выявить факторы, оказавшие вляние на ход экономической борьбы и ее результаты;

• определить итоги внешнеторгового соперничества двух государств к концу исследуемого периода;

• выяснить основные цели и задачи таможенной политики России и Швеции в XVIII в.;

• проанализировать комплекс мер внешнеэкономического регулирования России и Швеции и установить преимущества и недостатки таможенно-тарифной политики России по сравнению со Швецией;

• определить общие тенденции, характерные черты и различия таможенной политики России и Швеции в XVIII в.;

• выявить общие и особенные черты формирования системы таможенных органов в России по сравнению со Швецией;

• установить уровень использования шведского опыта при проведении таможенных реформ в России;

Хронологические рамки исследования: от окончания Северной войны и заключения Ништадтского мира, который изменил позиции России и Швеции на Балтике, явился отправной точкой проведения ярко выраженной протекционистской политики в обоих государствах и создавал условия для возникновения торговой конкуренции России и Швеции в Западной Европе, до конца XVIII в., когда проблемы социально-экономического развития обоих государств и изменение внешнеполитической ситуации потребовали пересмотра их таможенной политики и реформирования таможенной системы.

Территориальные рамки исследования. Тема исследования определила изучение конкретных мер таможенной политики и условий ее осуществления на европейской части России XVIII в. в сравнении с таможенной политикой, проводившейся на территории шведского государства.

Методология исследования. Методологическую основу исследования составило диалектическое понимание истории развития общества, которое подразумевает неразрывную связь всех событий и явлений политической и социально-экономической жизни. Диалектический подход не только предоставляет возможность выработать теорию возникновения и изменения различных явлений общественной жизни, но и выяснить сущность самих явлений через анализ их развития.

Основными принципами диалектического подхода выбраны- объективность, детерминизм и историзм. Под объективностью в данном случае понимается возможность научного познания и реконструкции исторического прошлого через комплексное изучение письменных исторических источников по теме диссертации. Применение принципа историзма позволяет рассматривать таможенную политику и систему двух государств в их конкретноисторической обстановке, с учетом их исторической обусловленности и развития. Принцип детерминизма подразумевает причинно-следственный характер всех происходящих в обществе изменений. Так, например, изменения в области таможенной политики и организации таможенной службы происходили под влиянием внутреннего развития каждой страны и внешних факторов, среди которых главными были межгосударственные отношения, торговое соперничество России и Швеции в Европе, положение государств в системе европейских экономических связей.

В современной справочной, учебной и научной литературе используется около 20 различных определений таможенной политики. В Таможенном кодексе РФ определение таможенной политики отсутствует. Раскрытие содержания понятия имеет принципиальное значение для выяснения роли и места таможенной политики в системе общей государственной политики, определения ее субъектов и объектов, методов и средств ее реализации, разработки критериев ее оценки и методов ее изучения. В большинстве изданий содержание таможенной политики связывается в основном с задачами экономического характера. Так, например, «Большая экономическая энциклопедия» трактует таможенную политику, как «часть внешнеторговой политики государства, которая устанавливает объем, структуру и условия экспорта и импорта товаров»1. Таможенный справочник разъясняет, что таможенная политика - это «составная часть внутренней и внешней политики государства, комплекс мер, осуществляемых в целях обеспечения наиболее эффективного использования инструментов таможенного контроля и регулирования товарообмена на таможенной территории, участия в реализации торгово-политических задач по защите внутреннего рынка, стимулирования развития национальной экономики2. Ю.Г. Кисловский, автор фундаментальных работ по истории таможенного дела России, предложил рассматривать таможенную политику как «разработанную государством систему мероприятий, направленных на использование

1 Большая экономическая энциклопедия. - М., 2007. - С. 477.

2 Рабочая книга таможенника. — СПб., 1994. - С. 211. таможенно-тарифного механизма регулирования внешнеэкономической деятельности, решение задач защиты национальной экономики и обеспечение ее безопасности, а также наполнение государственного бюджета»1. С точки зрения Н.М. Блинова, представленной в его обобщающем историческом очерке, таможенная политика - это «система государственных экономических и та-моженно-правовых мер по регулированию внешней торговли, защите экономических интересов страны и решению фискальных задач»". А.Ф. Ноздрачев использовал юридический подход при определении сущности таможенной политики и охарактеризовал ее как «систему мер, применяемых государством для регулирования внешнеторгового обмена» .

Общим для всех приведенных подходов (экономического, исторического, юридического) к определению таможенной политики является рассмотрение ее как сферы деятельности государства в области внешнеэкономических связей с целью решения экономических задач. Такое понимание таможенной политики имеет ряд недостатков: во-первых, оно ограничивает перечень субъектов таможенной политики лишь органами государства. Вместе с тем на практике реальное влияние на формирование таможенной политики часто оказывают предприниматели, политические партии и движения. Во-вторых, регулирование внешнеэкономической деятельности таможенными методами может быть направлено не только на достижение экономических результатов, но и на решение социальных, политических, природоохранительных и культурно -нравственных задач. Более широкий взгляд на сущность и содержание таможенной политики, в частности на круг ее субъектов и ее социальное назначение, в научных исследованиях практически не встречается. Комплексный подход к понятию, опирающийся на представление о таможенной политике как результате взаимодействия государства и общества, использует только

1 Кисловский Ю.Г. История таможенного дела России. Кн. 1. - М., 2004. - С. 42.

2 Блинов Н.М. Таможенная политика России X - XX веков. - М., 1997. - С. 6.

3 Ноздрачев А.Ф. Понятие в таможенном праве // Право и экономика. - 1998. - № 10. - С.

57. очень узкий круг современных авторов1.

Таможенная политика зависит от состояния экономики страны, представления властных структур об этом состоянии и таможенной политике, господствующих научно-теоретических концепций таможенной политики, положения страны в системе международных политических и экономических связей и взаимоотношений с другими государствами и ряда других факторов. Цели, направления, задачи таможенной политики меняются в процессе исторического развития государства, но ее сущность остается постоянной. В широком, методологическом смысле слова таможенная политика - это часть политической сферы общества, связанная с деятельностью различных социальных и политических субъектов, прежде всего государства, по использованию методов таможенного воздействия для определенных государственных целей. В узком (функциональном) смысле, таможенная политика - это комплекс мер по регулированию движения через таможенную границу товаров, капиталов, транспортных средств и услуг, осуществляемый через таможенную систему и направленный на решение экономических, правоохранительных, социальных и иных задач. В широком смысле данное понятие использовалось автором в теоретических обобщениях в исследовании, и в выводах о целях и направлениях таможенной политики XVIII в., в узком смысле - при раскрытии конкретного содержания таможенной политики в указанное время.

При изучении таможенной политики, условий ее формирования и реализации автор опиралась в качестве основы на теорию экономических отношений, предложенную в работах Г. Клейнера и Д. Петросяна, так как эта теория отражает представления автора о механизме выработки и осуществления государственной таможенной политики. Согласно теории экономические отношения складываются в результате сложного взаимодействия между основны

1 Блинов Н.М., Иванов В.Н., Кухаренко В.Б., Пашинский А.Г. Проектирование таможенной политики. - М., 2001; Гончаров П.К. Таможенная политика как категория политологии // Теория, методология и практика таможенного дела: Сб. статей. Ч. 1. — М.,1996. — С. 88-89; Демин П.И. Влияние политических институтов общества на таможенную политику // Ученые записки Санкт-Петербургского филиала РТА. - 2000. - № 2. - С. 16-30. ми макросистемами, определяющими функционирование страны. Такими макросистемами являются: государство (как политическая организация, осуществляющая управление страной), общество (как структурированная совокупность индивидов, проживающих на территории данной страны, а также различных политических и других организаций), экономика (как совокупность производительных сил и производственных отношений). Взаимодействие трех макросистем реализуется по следующей схеме: государство стимулирует и регулирует экономику и способствует организации общества; экономика определяет возможности государства и формирует экономические интересы общества; общество направляет и координирует государственную политику, «воспитывает» государство, указывает цели и ставит ограничения для бизнеса. На основе взаимодействия макросистем и вырабатывается таможенная, политика государства. Государство, исходя из состояния экономики, внешнеполитической и внешнеэкономической ситуации, интересов общества разрабатывает основные цели, задачи, средства и методы реализации таможенной политики и координирует эту политику при изменении соответствующих условий. Результативность, действенность, эффективность таможенной политики во многом зависит от наличия определенного баланса во взаимодействии макросистем. Так, например, если в экономических отношениях доминирует государство, то таможенная политика начинает оказывать негативное влияние на состояние внутреннего производства или не оказывает никакого влияния вообще. Если государство слабо, экономическая активность низка, и доминирует общество, то в ходе реализации таможенной политики может быть нанесен ущерб экономической безопасности страны и государственному бюджету. Следует учитывать также, что на процесс разработки и реализации таможенной политики могут оказать воздействие международные факторы - государственные, общественные и деловые структуры и объединения.

Диалектический подход, положенный в основу научного исследования, и признание изначального единства исторического развития российского и западноевропейского общества позволили подойти к теме исследования и с позиций исторической альтернативы, т.е. обратить, например, внимание на выбор различных методов и средств для достижения одних и тех же целей таможенной политики России и Швеции, или на различие конечных результатов таможенной политики двух государств при изначальном совпадении социально-экономических условий формирования этой политики.

В качестве базовой основы изучения экономических и политических процессов, происходивших в XVIII в., использовалась теория модернизации, которая рассматривает закономерности и особенности развития общества в период его трансформации от традиионного аграрного к современному индустриальному. Опираясь на основные положения междисциплинарной теории модернизации1, автор предполагает, что изменениям в ходе трансформации подвергаются все сферы общества: в экономике осуществляется переход к промышленному развитию, становлению и расширению рыночного хозяйства; в политической сфере происходит эволюция власти, формирование и быстрое увеличение бюрократии, создание дифференцированной политической структуры и расширение участия в политической жизни различных социальных слоев; в социальной области наблюдается ослабление прежних социальных связей и складывание новых, основанных на профессиональных или рыночных критериях, что сопровождается ростом дифференциации общества и расширением автономии индивида; и, наконец, в культурной сфере осуществляется распространение грамотности, повышается общий уровень образованности населения, усиливается межкультурная коммуникация. Данные представления автора о закономерностях общественного развития стали теоретической основой комплексного изучения таможенной политики России и Швеции XVIII в.

Историческое исследование проводилось автором с применением обще

1 Поберсжников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. - М., 2006. научных методов анализа, сравнения (в плане синхронии) с использованием обоих методов согласования и различия (или компаративного анализа), синтеза, обобщения.

Для достижения поставленной цели и решения задач исследования использовались такие специально-исторические методы, как историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и истори-ко-системный.

Историко-генетический метод состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемого явления в процессе его исторического развития. Историко-генетический метод позволяет выявить причинно-следственные связи и закономерности исследуемых явлений и процессов в жизни общества. Данный метод применялся при выяснении условий возникновения торговой конкуренции России и Швеции в Западной Европе, установления причин осуществления протекционистской политики, выяснения ее сущности и определения ее результатов. Историко-генетический метод использовался также для раскрытия функций таможенной системы России и Швеции XVIII в., выявления ее структуры, проблем, существовавших в деятельности таможенных органов.

Необходимо подчеркнуть, что историко-генетический метод связан с проведением анализа исторического развития и поэтому помогает выделить единичное, особенное и общее, случайное и закономерное в рассматриваемых объектах и явлениях. Такой подход предполагает изучение таможенного тарифа (единичное) как основного механизма проведения таможенной политики (особенное), являющейся частью экономической политики государства (общее) и на фоне представлений о протекционизме, существовавших в ту эпоху (всеобщее).

Ценность историко-сравнительного метода заключается в возможности раскрыть сущность изучаемых явлений в их сравнении на основе представления о том, что общественно-исторический процесс является повторяющимся, внутренне обусловленным и закономерным. Так, например, сравнение таможенного откупа в России и таможенной аренды в Швеции в XVIII в. показывает, что при внешнем сходстве этих форм отношений, таможенный откуп Н. Шемякина представлял собой целиком и полностью явление феодальной системы, в отличие от Генеральной таможенной аренды Швеции," которая частично уже представляла элемент рыночной экономики. Таким образом, сравнение позволяет за сходными формами явлений увидеть их разное содержание.

Вертикальные сравнения, проведенные в исследовании - это сопоставление тарифов, существовавших в XVIII в., что помогло сориентироваться и сделать заключение о направленности и характере тарифного законодательства в изучаемое время. Сравнение российских тарифов 1724 и 1766 гг. привело к формулировке вывода об умеренно-протекционистском характере последнего.

Историко-сравнительный метод позволил выявить общие черты, характерные для таможенной политики России и Швеции XVIII в. (протекционизм, нестабильность, превалирование фискальной направленности) и их качественные отличия, заключающиеся, например, в активном и постоянном использовании нетарифных методов в таможенной политике Швеции.

Развитие таможенной политики - это непрерывный, динамичный процесс, который представляет собой не простое последовательное течение событий, а смену одних качественных состояний другими, поэтому, можно сказать, что процесс развития таможенной политики имеет свои существенно отличающиеся друг от друга стадии. В экономической истории России и Швеции протекционизм господствовал на всем протяжении XVIII в., но он не был однородным. Характер протекционизма менялся и определялся во многом действующими тарифами. В изучении таможенных тарифов применялся, таким образом, и историко-типологический метод.

Использование историко-типологического метода имело, прежде всего, своей целью упорядочивание совокупности объектов, в данном случае таможенных тарифов, на качественно определенные типы — запретительный и охранительный, на основе присущих им особых признаков. Типологизация тарифов способствовала рассмотрению эволюции таможенной политики России и Швеции в целом и определению стадии, согласно теории Д.И. Менделеева, на которой находился протекционизм обоих государств к концу XVIII в.

Подход к таможенной политике как системе мер, применяемых государством, и использование теории стадий в развитии протекционизма Д.И. Менделеева предопределили необходимость опоры на историко-системный метод в проведении данного научного исследования.

Системный характер общественно-исторического развития означает, что все события, ситуации и процессы этого развития не только имеют причинно-следственную связь и взаимообусловлены, но и также функционально связаны.

Таможенный тариф - это единая, целостная система, в которой все ее составляющие части должны быть взаимосвязаны и сбалансированы, целенаправленны и рациональны и сопряжены с другими ресурсами и мерами государства в достижении поставленных задач. Неумеренное повышение импортных тарифных пошлин неизбежно влечет за собой увеличение контрабанды, уменьшение ввоза и потребления, что неоднократно имело место в истории России и Швеции XVIII в. С другой стороны введение минимального экспортного обложения или полная его отмена на какой-либо вид товара даже при условии установления вывозных премий не означает еще автоматического увеличения производства и экспорта этого товара. Данное положение подтверждает история развития сельдяного промысла Архангельской губернии в XVIII в.

Таможенные тарифы не выступают обособленно, они представляют собой часть системы государственных мер, формирующих определенную направленность таможенной политики государства. Таможенная политика является составляющей внутренней и внешней политики страны, и ее эффективность зависит не только от продуманности, обоснованности, ясности, устойчивости самой таможенной политики, адекватности ее экономическим потребностям и условиям страны, но и от совокупных с таможенной политикой мер, применяемых в рамках промышленной, правоохранительной, административной, внешнеполитической и других видов государственной политики.

Кроме вышеперечисленных методов, в диссертации использовались также сравнительно-экономический метод — при сравнении экономических явлений в России и Швеции, метод функционального анализа — при определении причинно-следственных связей экономических явлений, юридический - при анализе и комментировании законодательных актов, сравнительно-правовой -при сравнительном анализе норм российского и шведского законодательства.

Источниковая база диссертации представлена разнообразным комплексом опубликованных и неопубликованных источников, детальный анализ которых проведен в первой главе исследования.

Источниковая база включает в себя документы российских и шведских архивов, опубликованные российские и шведские законодательные источники, сборники документов, справочники, статистические сборники, публицистические сочинения, материалы периодической печати, отражающие историю формирования и осуществления таможенной политики России и Швеции в XVIII в.

Основой исследования послужили документы из фондов Коммерц-коллегии, Комиссии о коммерции Российского государственного архива древних актов (РГАДА), личного фонда Воронцовых архива Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук (СПбИИ РАН), фонда канцелярии Архангельского губернатора и Архангельской портовой таможни Государственного архива Архангельской области (ГААО), шведских фондов Коммерц-коллегии (Ктк А) и Центрального таможенного архива до 1825 г. (СТА) Государственного архива Швеции (ЯА)

Делопроизводственная документация центральных органов власти, занимавшихся вопросами внешней торговли и таможенного управления России и Швеции, за период XVIII в. сохранилась фрагментарно. У некоторой части вышеуказанных источников отсутствует датировка, сведения о составителе или авторе документа, что иногда является препятствием для использования источника в исследовании. Значительная масса архивных дел, представляющих собой запросы Коммерц-коллегий обоих государств на места о состоянии внешней торговли, управлении, выполнении распоряжений центральных органов власти, не содержит обратных ответов. Архивные документы по теме исследования находятся в совершенно разных фондах центральных учреждений, ведавших финансами, торговлей, промышленностью, внешними сношениями. Внешнеторговая статистика России в XVIII в. только начала оформляться, поэтому особую сложность составлял поиск документов, содержащих необходимый в работе статистический материал. Все указанные обстоятельства затруднили работу над темой исследования, и только комплексное использование источников разных видов и групп позволило решить поставленные в работе задачи.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в исторической науке предпринята попытка исследовать процесс формирования и осуществления таможенной политики России в XVIII в. с учетом исторических, социально-экономических, политических и юридических ее аспектов.

Научная новизна исследования и авторский вклад в разработку проблемы состоит в следующем:

• впервые осуществлено многогранное исследование таможенной политики России XVIII в. и ее сравнение с таможенной политикой другого государства, находившегося в аналогичных исторических условиях;

• представлен историографический анализ проблемы таможенной политики России в указанный период, выполненный на основе анализа не только отечественной, но и зарубежной литературы;

• найдено, изучено и введено в научный оборот большое количество новых исторических источников;

• определены факторы, влиявшие на выработку таможенной политики России в XVIII в. и ее осуществление;

• выявлены таможенные меры, применявшиеся для внешнеэкономического регулирования в России по сравнению со Швецией, установлен уровень их обоснованности, их влияние на экономическое развитие России и укрепление ее позиций в ходе борьбы со Швецией за европейский рынок;

• выяснены предпосылки возникновения торговой конкуренции России и Швеции в XVIII в, факторы, влиявшие на ход конкуренции и ее результаты, определены итоги внешнеторгового соперничества двух государств к концу исследуемого периода;

• показан процесс формирования системы таможенных органов в России в XVIII в. в сравнении со Швецией, и установлено, насколько успешно таможенные органы справлялись с возложенными на них задачами;

• определена степень влияния таможенного законодательства Швеции на реформирование таможенной системы в России в XVIII в.;

• определены общие тенденции, характерные черты и различия таможенной политики России и Швеции в указанное время.

• пересмотрены ставшие трафаретными трактовки и выводы о мерах и результатах таможенной политики России;

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем впервые с использованием современных методологических подходов и методов исследуется проблема, до настоящего времени не являвшаяся предметом специального научного изучения в исторической науке.

Настоящее исследование вносит весомый вклад в создание научно-обоснованной концепции таможенной политики в целом и исторических этапов ее развития, в частности; позволяет установить общие черты и особенности таможенной политики, осуществлявшейся европейскими государствами в XVIII в.

В процессе исследования автором применен широкий междисциплинарный методологический подход к изучению таможенной политики, внесены новые представления в трактовку понятия «таможенная политика» применительно к XVIII в., уточнены ее характер, особенности формирования, определена стадия, достигнутая в развитии протекционизма в России и Швеции в этот период.

Особую значимость представляет изучение проведения таможенной политики в условиях экономической и политической модернизации общества, что позволило выявить такие типичные явления, характерные для данного этапа в общественном развитии, как

1) усиление значения таможенной политики в развитии государства и общества;

2) повышение потребностей государства и общества в выработке рациональной таможенной политики, в мониторинге, объективной оценке результатов и своевременной ее координации;

3) рост интереса не только субъектов, но и объектов таможенной политики к ее проблемам;

4) усиление нестабильности таможенной политики и таможенной системы государства;

5) нарастание негативных явлений в сфере таможенного дела; 6) усиление требовательности государства и общества к работе таможенных органов, к деловым и морально-нравственным качествам таможенных служащих.

Сравнение исторических процессов и явлений в социально-экономической жизни России и Швеции XVIII в., проведенное в данном исследовании, позволило выявить сущность, общие закономерности и качественные различия таможенной политики обоих государств в переходный период от феодализма к капитализму, от традиционного к рыночному типу хозяйства. Выводы, полученные в ходе исследования, являются существенным дополнением к современным научным представлениям об истории государства и истории экономики, важным вкладом в теоретическую концепцию таможенной политики и таможенного дела.

Исследование внешнеторговой борьбы России и Швеции на европейском рынке позволило раскрыть торговую конкуренцию, как историческое и экономическое явление с учетом его особенностей в XVIII в., выяснить исторические условия, в которых Россия вела конкурентную борьбу и определить общие составляющие, от которых зависели результаты торговой конкуренции в XVIII в.

В ходе изучения и анализа процесса формирования таможенного законодательства и системы таможенных органов в России и Швеции были определены факторы, оказывавшие на них существенное влияние в изучаемый период. Данные выводы позволяют уточнить и конкретизировать общетеоретические положения о развитии государства, государственной политике, взаимодействии политической и социально-экономической системы и ряд ^угих, которые используются не только в отечественной истории, но и в истории права и политологии.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные новые знания могут быть использованы как при разработке современной экономической политики в целом, так и внешнеторговой и таможенной политики в частности. Исторический опыт формртрования таможенной системы России и Швеции в XVIII в. и его результаты могут быть учтены при проведении реформы таможенной системы России в настоящее время, в ходе выработки и осуществления административной и кадровой политики в таможенной службе.

Комплексный, междисциплинарный подход к проблеме исследования позволяет привлекать материалы диссертации для подготовки научных работ по отечественной истории, истории Швеции, истории экономики, истории государства и права, политологии.

Фактический материал, обобщения и выводы диссертации могут применяться при подготовке учебных пособий, лекционных курсов и спецкурсов, а также в музейно-выставочной работе. Автор данного исследования использовала собранные материалы для разработки учебного спецкурса «Международные отношения на Русском Севере». Новые архивные документы, обнаруженные в ходе проведения научного исследования, статистические данные, собранные автором, и исторические факты, приведенные в тексте работы, использовались для создания музейной экспозиции по истории Архангельской таможни.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации представлены в 30 научных публикациях, в том числе в двух монографиях (одна из которых написана в соавторстве), общим объемом авторского текста 16,5 печатных листов, и в 7 статьях, опубликованных в ведущих научных журналах в соответствии с перечнем ВАК Министерства образования и науки РФ. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, обсуждены на заседании кафедры отечественной истории Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Результаты исследования изложены в ходе выступлений на международных, всероссийских, и региональных научных конференциях, наиболее значимыми из которых являются международные конференции: XV международная конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии (Москва 2004 г.), «Скандинавские чтения» (Санкт-Петербург 2004, 2006 и 2008 гг.), «Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI-XVIII в.» (Санкт-Петербург 2001 г.), «Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI-XIX вв.» (Курск 2009 г.), региональная конференция «Российская таможня: история, современность, перспективы развития» (Архангельск 2006 г.). Наиболее важные результаты диссертации также были представлены автором в выступлении на коллегии Центрального и Северо

Западного таможенных управлений (Архангельск 2009 г.).

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и источников, шести приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Минаева, Татьяна Станиславовна

ют выводы шведского исследователя и показывают, что острая конкуренция между Россией и Швецией возникла уже в 1730-х гг., хотя в целом ее итоги в первой половине XVIII столетия складывались в пользу шведского государства. Учитывая возросшие поставки российской смолы на внешний рынок во второй половине века и, в особенности, в 1790-х гг., осуществление вывоза продукции лесного промысла не только из Архангельска, но и Петербурга и Выборга, можно согласиться с предположением С. Хегберга о том, что к началу XIX в. объемы экспорта смолы из России и Швеции сравнялись1.

Россия не только смогла значительно увеличить продажу своего товара в европейские страны, но и в отдельные годы XVIII в. превзойти в объемах вывоза Швецию. Еще одним успешным результатом внешней торговли России стало вытеснение шведской смолы из Голландии, благодаря более дешевому российскому товару и правительственным распоряжениям, вернувшим свободу Архангельскому порту и смоляному торгу.

Подводя итоги изучения лесного экспорта России и Швеции в XVIII в., следует отметить, что оба государства в это время обладали богатыми лесными ресурсами. Развитие мореплавания, внешней торговли европейских стран и частые морские войны стимулировали кораблестроение и увеличивали потребности ведущих европейских держав в продукции лесной и деревообрабатывающей промышленности. Устойчивый спрос на пиломатериалы и смолу вызвал рост их производства и экспорта из России и Швеции. Каждая из стран старалась не только удовлетворить запросы таких крупных европейских импортеров, как Великобритания, Голландия, Франция, Испания и Португалия, но и найти возможности для увеличения собственных поставок, несмотря на наличие сильного конкурента. Правительства России и Швеции, исходя из государственных интересов, время от времени ограничивали, а в России даже иногда полностью запрещали, вывоз леса за границу. Данное обстоятельство сдерживало нарастание конкурентной борьбы в торговле пиломатериалами.

1 Нб§Ьещ Б. ШпкезЬапёе! осЬ sjбfart ра 17004а1е1. - Ьипё, 1969. - Б. 155.

Россия обладала большими, чем северный сосед, лесными ресурсами, но Швеция имела явное преимущество в том, что могла вывозить древесину на собственных судах, а Россия нуждалась в посредниках. Зависимость от иностранного флота во внешней торговле являлась одной из причин, которая заставляла российское правительство стремиться к заключению взаимовыгодных договоров с Великобританией, Испанией и Португалией, имеющих крупнотоннажные морские суда, чтобы обеспечить все необходимые условия для расширения собственного экспорта.

В итоге к концу века Россия значительно обогнала Швецию в поставках досок в Великобританию, постоянно наращивая объемы вывоза пиломатериалов, в то время как британский импорт шведских досок в 1760-1790-х гг. практически не менялся в своих размерах. Голландия, оставаясь на протяжении всего столетия в числе главных покупателей российской древесины, к концу изучаемого периода почти полностью перестала закупать шведский лес, ее доля в экспорте этой страны сократилась с 12% в конце 1730-х гг. до 1% в конце 1790-х гг.1 Потеряв Голландию, Швеция нашла новых партнеров в Южной Европе и продолжила увеличивать вывоз пиломатериалов за границу. Сделать какие-либо выводы о ходе российско-шведской конкуренции в южноевропейском регионе сложно, так как для этого не хватает соответствующих российских архивных материалов, в которых могла бы содержаться информация о вывозе лесной продукции в Южную Европу. Тем не менее, можно заметить, что Испания и Португалия проявляли заинтересованность в увеличении экспорта леса не только из Швеции, но и из России.

Производство смолы являлось традиционным промыслом России и Швеции, поэтому борьба за рынки сбыта в Европе в XVIII в. оказалась нелегкой для обоих государств. Швеция уверенно наращивала экспорт смолы, хотя в годы Северной войны страна потеряла важные районы ее производства вместе

1 Lindblad J. Th. Sweden's trade with the Dutch Republic 1738 - 1795. - Van Gorcum, Asscn. The Netherlands, 1982. - P. 70. с удобным для экспорта портом Выборгом, и цены на шведскую продукцию превышали стоимость российского товара. Государственная монополия на торговлю смолой и проблемы, связанные с качеством смоляных бочек, мешали росту российских поставок в Европу. Но когда смоляной торг стал свободным, были ликвидированы все ограничения Архангельского порта и приняты меры по улучшению качества товара, российский вывоз смолы за границу начал заметно увеличиваться и, возможно, к началу XIX в. догнал по объему шведский. Россия не смогла вытеснить шведскую смолу с английского рынка, но победила в борьбе за Голландию.

2.4. Проблемы развития сельдяного промысла и попытки организации вывоза соленой сельди за рубеж

Ловлей морской рыбы в России и Швеции занимались с древнейших времен. Соленая рыба была обычным видом товара, который продавался на внутреннем рынке и отправлялся за рубеж. Тем не менее, соленую сельдь в XVIII в. в большом количестве Швеция закупала в Норвегии, а Россия - в Голландии. Высокий спрос на этот товар в странах Балтики, обоюдная заинтересованность российского и шведского правительства в развитии традиционных отраслей хозяйства, имеющиеся в наличии трудовые ресурсы и многовековой опыт морского рыболовства, предопределили в значительной степени идентичность правительственных мероприятий России и Швеции, направленных на развитие сельдяного промысла, торговли и экспорта соленой сельди.

В первой половине XVIII в., как уже было отмечено, Швеция импортировала норвежскую сельдь, но в конце 1740-х - начале 1750-х гг. сельдь пришла в большом количестве ко всему западному шведскому берегу, что способствовало увеличению объемов заготовки соленой рыбы и ее экспорту. Годовой улов в 1790-х гг. достиг 1,75 млн. тонн, из которых около 400 тыс. тонн засаливалось, остальная часть коптилась, сушилась, перерабатывалась на рыбий жир1. Существенная проблема в развитии промысла, даже в лучшие его годы, была связана с доставкой иностранной соли с Пиренейского полуострова и Средиземного моря. Шведских торговых судов, которые могли бы совершать столь дальние плаванья, не хватало, а приход иностранных кораблей ограничивал Продуктплакат. Одним из последствий введения Продуктплаката стал дефицит соли в промысловых районах, так как раньше соль доставляли голландские суда. Повысилась, кроме того, цена на соль. Мелкие торговцы и промышленники не имели собственных крупных судов для поездок за солью в Испанию или Португалию и были вынуждены приобретать ее теперь через посредников - представителей крупных торговых домов.

Поставленная правительством цель - освободиться от голландского и английского посредничества во внешней торговле, оказалась выше интересов развития промысла. В тоже время эта отрасль хозяйства в ходе осуществления меркантилистской политики не могла остаться без поддержки государства, потому что морским рыболовством занималась значительная часть населения Швеции. В 1752 г. был создан Рыбный фонд, и начали выплачиваться премии за производство соленой сельди, которые с 1758 по 1774 гг. дополнили премиями за ее экспорт. К середине 1760-х гг. у Рыбного фонда возникли финансовые проблемы, увеличился штат чиновников, уменьшились таможенные доходы с импортной соли, и фонд из-за отсутствия средств перестал выплачивать премии. На риксдаге 1765 г. была сформирована Рыбная депутация, которая приняла решение о ликвидации премий, и в 1766 г. Коммерц-коллегия издала соответствующий указ. Однако после следующего риксдага 1769 г., когда партия «шляп» вернулась к власти и продолжила проведение меркантилистской политики, систему поощрений сельдяного промысла ввели вновь. Премии за производство составляли 20% от стоимости готовой продукции, размер премий за экспорт зависел от дальности пункта назначения товара. Бо

1 Den Svenska hustorien. V. 6. Frihetstiden 1719-1772. - Sthlm., 1967. - S. 234.; Virrankoski P. Anders Chydenius. Demokratisk politiker i upplysningens tid. - Jyväskylä, 1995.-S. 168-169. лее низкие премии выплачивались за сельдь, экспортируемую в страны, расположенные па Балтийском море, более высокие - за вывоз в порты Средиземноморья1. Рыбный фонд способствовал объединению мелких рыболовных компаний и строительству более крупных кораблей для ловли рыбы, стимулировал отправку готовой продукции за границу. В этих условиях экспорт соленой сельди за вторую половину века увеличился в 10 раз: с 23,2 тыс. бочек в год (1 бочка - 125,6 л) до 275,2 тыс. бочек (табл. 2.10)2.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Окончание Северной войны позволило двум соперничавшим на Балтийском море державам, России и Швеции, обратиться к решению своих внутренних проблем. К этому времени оба государства достигли примерно одинакового уровня экономического развития. Основную отрасль экономики России и Швеции составляло сельское хозяйство, но успешно и быстрыми темпами развивались мелкие кустарные промыслы и крупная мануфактурная промышленность. В результате Северной войны сократился экономический и политический потенциал Швеции, и открывались широкие возможности для усиления России, что заставило руководство обоих государств уделить особое внимание проблемам дефицита государственного бюджета, состояния и уровня мануфактурного производства, положения в области внешней торговли. К началу 1720-х гг., вследствие проведения в России и Швеции политики меркантилизма, активного участия обоих государств в международной торговле, наличия в обоих государствах ряда одинаковых природных ресурсов и роста потребностей ведущих европейских держав в продукции металлургической и лесной промышленности, смолокуренного и рыбного промыслов, сложились предпосылки для возникновения торговой конкуренции России и Швеции в Европе.

Экономическая борьба между двумя странами в XVIII в. за рынки сбыта проходила с переменным успехом. Результаты этой борьбы находились в прямой зависимости от объемов природных ресурсов в каждой стране, возможностей промышленности по их переработке, качества готовой продукции и ее стоимости, правительственной поддержки товаропроизводителей и таможенной политики государства, организации торговли и наличия собственного морского флота.

Россия превосходила Швецию по запасам леса, и это позволило ей производить большее количество пиломатериалов и металла, и по более низким ценам поставлять их за границу. Швеция в ходе торговой конкуренции смогла удержать высокие цены на свою продукцию, в том числе за счет государственной промышленной политики, высокого качества своего товара, соответствия его запросам иностранных потребителей. Она сохранила свои позиции на европейском рынке, как один из ведущих экспортеров продукции лесной и металлургической промышленности и во второй половине XVIII в. стала, кроме того, крупным поставщиком соленой сельди в европейские государства. Швеция располагала также лучшими возможностями для расширения внешней торговли. Она имела свой торговый флот, что помогло ей в завоевании южно-европейского рынка. Зависимость от иностранного флота в перевозке внешнеторговых грузов осложняла российский экспорт, и до подписания взаимовыгодных договоров с южно-европейскими государствами соперничать на равных со Швецией Россия в этом регионе не могла.

Россия уступала Швеции в XVIII в. в организации внешней торговли. Русские купцы, как правило, не вели самостоятельную коммерческую деятельность в Европе, поэтому Россия оказалась способна составить достойную конкуренцию Швеции преимущественно только в тех странах, с которыми она уже имела устойчивые торговые связи - в Великобритании и Голландии. Российское правительство осознавало, в чем заключаются слабости внешней торговли страны, и старалось укрепить отношения с традиционными партнерами для получения их поддержки в транспортировке и продаже российских товаров по всей Европе.

Фактор торговой конкуренции учитывался правительствами России и Швеции при разработке основ таможенной политики. Совпадение приоритетных задач экономического развития в обоих государствах в XVIII в. определило одинаковый выбор в пользу протекционизма.

Одним из основных средств реализации таможенной политики обоих государств являлись таможенные тарифы. Принципы пошлинного обложения российских и шведских тарифов не отличались друг от друга. Посредством установленных таможенных пошлин поощрялись торговля готовыми изделиями и изготовление товаров внутри страны, сырье и полуфабрикаты сохранялись в необходимом количестве для обработки на собственных мануфактурах. Преимущественно только фискальные пошлины устанавливались на импортные полуфабрикаты, используемые в отечественном производстве. Охранительный и запретительный характер имели ставки обложения импортных готовых изделий, в особенности таких, которые производились в стране.

Основная цель таможенных тарифов этого времени заключалась в увеличении таможенного дохода, обеспечении положительного торгового баланса, защите развивающихся отраслей производства от иностранного соперничества и создания благоприятных условий для экспорта отечественной продукции. Шведские тарифы, кроме того, имели целью сохранение лесных ресурсов страны.

Российские тарифы лучше, чем шведские обеспечивали регулирование внешней торговли, поддерживали положительный торговый баланс, рост внешнеторгового оборота и таможенного дохода. Экспортные российские тарифы выстраивались с учетом рыночной конъюнктуры. Низкие тарифные ставки обеспечивали возможность российским товарам, иногда уступавшим по качеству шведским, выдерживать конкуренцию со шведской продукцией на европейском рынке.

Особая таможенная политика, проводившаяся в отношении остзейских (прибалтийских) портов, завоеванных в ходе Северной войны, оказывала благоприятное влияние на их торговлю и способствовала постепенному включению этих городов в российскую систему хозяйства.

С начала 1760-х гг. и до конца XVIII в. под воздействием торговой политики в целом и тарифного регулирования в частности происходило укрепление и динамичное развитие беломорской внешней торговли. В число экспортных товаров Архангельска прочно вошли рожь, пшеница, мука, железо, пиломатериалы Тарифная политика в этот период не только активно воздействовала на изменение состава беломорского экспорта, но и на расширение связей Русского Севера с другими регионами страны.

Таможенные тарифы обеспечили рост с каждым десятилетием российского экспорта и стимулировали таким образом производство продукции сельского хозяйства, смолокуренного и зверобойного промыслов, горнодобывающей, металлургической, лесной и ряда других отраслей промышленности.

Политика таможенного протекционизма, проводившаяся с целью поддержки российского торгового флота, оказалась слаборезультативной. При отсутствии целостной программы развития не только военного, но и коммерческого судостроения торговый флот России, в отличие от Швеции, увеличивался крайне медленно, что ограничивало темпы продвижения российских товаров на новые рынки сбыта, ослабляло позиции страны в ходе европейской конкурентной борьбы.

В отличие от экспортных, импортные таможенные тарифы России и Швеции не всегда отличались адекватностью экономическим потребностям и условиям развития своей страны. Практика использования тарифов показывала, что ставки таможенных пошлин часто являлись завышенными или заниженными, поэтому последствия принятия таможенных тарифов,, такие как сокращение торгового баланса или рост контрабанды, оказывались иногда неожиданными для их создателей и нежелательными для государства.

Импортная тарифная политика России и Швеции в XVIII в. часто менялась под воздействием экономических идей и мнений руководителей государства, требований дворянства, промышленников-мануфактуристов, иноземных и отечественных торговцев, предложений иностранных держав. Нестабильность тарифной политики не позволяла обеспечивать надежную поддержку тем отраслям промышленности, которым покровительствовали тарифы. Следует отметить, что при выработке тарифов не проводился тщательный анализ состояния промышленности, внешней торговли и финансов, тарифы базировались в большей мере на теоретических воззренршх политиков, чем на реальном состоянии экономики. Разработка и принятие новых тарифов не всегда сопровождалось необходимыми дополнительными экономическими мерами в производственной и финансовой сферах.

Во второй половине XVIII в. в обоих государствах под воздействием либеральных экономических идей руководящие власти попытались перейти от запретительного протекционизма к умеренной его форме. Новые тарифы, разработанные без учета состояния производства в стране, не позволили добиться поставленных правительством целей и укрепить положение в экономике. В итоге от умеренных ставок пошлинного обложения пришлось отказаться и вернуться к запретительно-протекционистской тарифной политике.

Введение в действие новых таможенных законов, регулировавших внешнюю торговлю, неоднократно вызывало жалобы и протесты различных социальных групп, прежде всего торговой буржуазии в Швеции и купечества в России. Под воздействием общественного мнения правительства обоих государств вынуждены были вносить изменения или даже полностью пересматривать законодательные акты. Таким образом, одной из причин ошибок в таможенной политике, как России, так и Швеции, являлась выработка таможенного законодательства без учета мнения всех участников внешнеторговой деятельности; }

Недостатком таможенной политики обоих государств в XVIII в. было также отсутствие в практике Коммерц-коллегий регулярных пересмотров тарифов. В 1766 г. Екатерина II поручила российской Коммерц-коллегии пересматривать тариф каждые 5 лет, но в дальнейшем это поручение было забыто, и к разработке новых тарифов приступали только тогда, когда в экономике возникали серьезные проблемы. Регулярный анализ и корректировка тарифов позволили бы их избежать.

Доказательством слабости шведской таможенной политики являются неоднократные примеры формирования на протяжении XVIII столетия отрицательных торговых балансов и частые введения запрещений на импорт. Вполне вероятно, что причинами этих явлений стало использование в деятельности

Коммерц-коллегии сфальсифицированной в периоды таможенной аренды внешнеторговой статистики. Российское правительство преимущественно использовало тарифные методы регулирования внешней торговли. Торговые запрещения вводились правительством, как правило, только на отдельные товары (парчу, скобяные изделия, хлебное вино и некоторые другие), производство которых в стране носило развитый характер. Для исправления денежного курса и укрепления торгового баланса, как и в Швеции, принимались запреты на привоз предметов роскоши. В обоих государствах периодически устанавливались запрещения на отпуск из страны драгоценных металлов, монеты, сырья, необходимого для собственных нужд, и ограничивался вывоз леса и продукции деревообрабатывающей отрасли.

Несмотря на указанные преимущества таможенный протекционизм России, как и Швеции, оставался запретительно-охранительным и не достиг в своем развитии рациональной стадии, позволяющей обеспечить не только эффективное регулирование внешней торговли, но и успешный рост отечественного производства. Шведские тарифы хуже, чем российские регулировали товарообмен, но история металлургического, судостроительного, табачного и текстильного производства, сельдяного промысла в Швеции в XVIII в. демонстрирует яркие примеры правильной оценки состояния экономики, введения таможенных мер соразмерно достигнутому уровню и возможностям производства, и удачного сочетания промышленной и таможенной политики для получения желаемого результата в развитии отдельных отраслей хозяйства. В российской экономической истории в это же время подобные явления встречаются реже, для подъема железоделательной и хлопчатобумажной промышленности, беломорских промыслов также применялись комплексные меры, но не все они оказались успешными.

Изучение нетарифных мер таможенной политики обоих государств показало, что правительства России и Швеции использовали в XVIII в. таможенную политику не только для достижения фискальной цели и укрепления отечественной экономики, но и для создания искусственных привилегированных условий развития столичных портов в ущерб интересам других регионов страны. В Швеции с этой целью применялись торговые ограничения на ведение городами Ботнического- залива внешней торговли, в России торговые ограничения и добавочные пошлины в отношении внешней торговли Архангельска.

Развитие внешней торговли и принятие протекционистских тарифов в условиях недостаточной насыщенности внутреннего рынка товарами народного потребления в обоих государствах вызвало в XVIII в. резкое увеличение контрабандного ввоза товаров.

Правительства России и Швеции время от времени предпринимали меры, способствовавшие либерализации внешней торговли, особенно тогда, когда высокие тарифные ставки и торговые запрещения вызывали всплеск контрабанды, наносившей большой ущерб финансовым интересам государства и развитию национального производства.

В России отсутствие таможенной статистики не давало возможности государственным деятелям реально оценить степень развития контрабанды в стране и своевременно провести мероприятия, направленные на борьбу с тайным провозом товаров. В тоже время более взвешенная и осторожная таможенная политика российского государства не вызывала таких резких и опасных для национальной экономики обострений контрабандной проблемы, как в Швеции. В шведской таможенной системе долгое время существовала практика арендных отношений, которая не позволяла установить прочный барьер контрабандном товарам. Арендаторам невыгодно было останавливать провоз запрещенных товаров, так как это влияло на размер таможенных сборов.

Виды наказаний за таможенные преступления в России и Швеции мало чем отличались друг от друга. Мера пресечения изменялась в зависимости от отношения государства к проблеме контрабанды и варьировалась, исходя из степени тяжести совершенного преступления.

В соответствии с положениями шведского законодательства контрабандисты и таможенные служители, оказавшие им содействие, использовались на штрафных работах в пользу государства. Подобный вид наказания российским государством не был официально установлен, но если преступление, связанное с контрабандой, рассматривалось как наносившее особо тяжкий вред государству, то виновных могли приговорить к каторжным работам.

Российское правительство, начиная с 1730-х гг., прибегало к мерам стимулирования и поощрения таможенников, задержавших контрабанду, в виде передачи в награду части или всех конфискованных товаров. В шведском законодательстве такие виды поощрения не встречались, видимо потому, что таможенные органы долгое время находились под управлением арендных обществ, которые, как и государство в тот момент, были заинтересованы в первую очередь в получении таможенных сборов, а не в пресечении контрабанды.

Развитие внешнеторговых отношений и рост товарооборота России и Швеции при проведении протекционистской политики не только сопровождались увеличением числа случаев контрабандного провоза товаров, но и совершенствованием способов их нелегального перемещения через государственную границу. Правительства обоих государств в ходе борьбы с контрабандой неоднократно вносили изменения в структуру таможенной системы и таможенное законодательство, но экономические и социальные условия внутреннего развития государств не позволили найти надежные меры и средства для того, чтобы эффективно решить проблему контрабандного провоза товаров.

Преобразования таможенных органов, проводившиеся в XVIII в. в России и в Швеции, свидетельствовали о попытках руководства улучшить управление и деятельность таможенной службы и по возможности уменьшить расходы на ее содержание. Высшие органы управления таможенной службой в России — Коммерц-коллегия и Камер-коллегия - формировались по образцу шведских учреждений, но руководство таможнями со стороны коллегий осуществлялось по разным схемам: в России коллегии разделили между собой управление внутренними, пограничными и портовыми таможнями, а в Швеции все таможни находились в подчинении Каммар-коллегии, тарифы разрабатывала Коммерц-коллегия и многие общие вопросы, касающиеся таможенной службы, коллегии решали сообща.

Таможенная реформа 1753 - 1757 гг. в России принесла отмену внутренних таможенных пошлин и сборов и ликвидацию внутренних таможен. В Швеции широко развитая система внутренних таможен существовала на протяжении всего XVIII в. Серьезные финансовые проблемы, осложняемые достаточно частой сменой политического курса, не позволили ликвидировать внутренние таможни до начала XIX века.

Основные права и обязанности таможенных служащих фиксировались торговыми и таможенными уставами. Российский Морской торговый регламент и шведский Регламент для служащего Большой морской таможни появились в 1724 г. Оба документа закрепляли ряд одинаковых таможенных правил, но цели и содержание регламентов во многом не совпадали. Шведский регламент включал в себя обязанности служащих портовых и пограничных таможен и подробно их детализировал. Уставной документ явился результатом тщательного анализа и обобщения деятельности шведских таможен в XVII в. и отражал достаточно высокий уровень организации работы персонала, особенно в портовых таможнях. Российский Морской торговый регламент создавался в то время, когда проводилась таможенная реформа, и только начиналось формирование кадрового таможенного аппарата, поэтому в 1731 г. потребовалась доработка документа, и в 1755 г. принятие отдельного таможенного устава.

Начиная с периода Северной войны, Россия обращалась к откупной, а Швеция - к арендной системе сбора таможенных пошлин, прежде всего для решения финансовых проблем, но в тоже время, надеясь, что привлечение крупных и опытных торговцев к организации таможенного дела поможет ликвидировать недостатки в таможенной сфере. К середине XVIII в. Швеция уже имела значительный положительный опыт в организации таможенной аренды. Несмотря на укрепление русско-шведских отношений в середине 1750-х гг., правительство Елизаветы Петровны не воспользовалось шведским опытом и допустило многочисленные просчеты при заключении контрактов с откупщиком, что вместе с ошибками и противозаконными действиями самого Н. Шемякина привело к неблагоприятному результату. С этого времени российское правительство, как и шведское, понимая, что таможенная система государства несовершенна и требует реорганизации, пыталось найти новые варианты ее руководства. Шведские власти варьировали арендную систему и государственное управление, российские - чередовали централизованное и местное подчинение. Следует отметить, что изменения принципов и порядка управления таможенного ведомства в обоих государствах не принесло в итоге удовлетворения ни шведскому, ни российскому правительству.

Изучение таможенного откупа в России и таможенной аренды в Швеции в XVIII в. показало, что оба варианта организации таможенной деятельности применимы только для достижения фискальной цели таможенной политики. Передача таможен на откуп или в аренду не обеспечивает проведение протекционизма, решение задач по защите и стимулированию отечественного производства, по борьбе с контрабандой и организации сбора достоверной таможенной статистической информации, не способствует улучшению деятельности таможенных органов, а создает предпосылки для роста должностных преступлений таможенных служащих и нарушений таможенного законодательства в целом.

Самой главной проблемой, с которой не могли справиться таможенные органы России и Швеции на протяжении всего изучаемого столетия, оставалась контрабанда. В конце XVIII в. в России появилась пограничная таможенная стража, хотя вопрос о ее создании поднимался уже давно. Правительство медлило с учреждением специальной службы для охраны границы, так как это требовало солидных финансовых затрат и среди членов Коммерц-коллегии и Комиссии о коммерции долгое время не существовало единства мнений о размерах вреда, причиняемого контрабандой. В Швеции береговая и пограничная охрана существовали еще с XVII века. Каким был вклад пограничных таможенных служб России и Швеции в дело борьбы с контрабандой сказать сложно, так как за исследуемый период почти не сохранилось документов, отражающих ситуацию, но само существование подобной охраны, даже малочисленной, должно было способствовать пресечению контрабанды и предотвращению ее роста.

Кадровая проблема также оставалась одной из наиболее важных в системе таможенных органов на протяжении всего XVIII в. Для работы в таможне требовались ответственные и дисциплинированные служащие, найти которых было нелегко. Нарушения закона, бездействие и халатность, которые допускали таможенники разного уровня, находились среди причин, затруднявших исполнение таможенными органами России и Швеции возложенных на них функций.

Важной причиной, затруднявшей преобразование таможенной службы и исполнение возложенных на нее задач в обоих государствах, являлся типичный для переходного периода кризис правосознания, вызванный трансформацией общей правовой системы и постоянным изменением таможенного законодательства, который усугублялся в условиях России заимствованием чуждых большинству населения элементов западноевропейской правовой культуры.

Дефицит бюджетных средств в обоих государствах в период глобальных политических и экономических изменений, частых войн оказывал негативное воздействие на систему таможенных органов и сдерживал их развитие. Не I всегда находились средства для выплаты содержания таможенным служащим, своевременной структурной перестройки и расширения штатов. Внутренняя политическая нестабильность и резкие перемены экономического курса правительства, как в России, так и в Швеции, также мешали складыванию устойчивой системы таможенных органов. К концу XVIII в. ее формирование в обоих государствах так и не было завершено.

Процесс модернизации общества, проходивший и в России и в Швеции в XVIII в. при решающей роли государства, во многом предопределил сильные и слабые стороны процесса выработки и реализации таможенной политики. Усилилось влияние таможенной политики на экономику каждой из стран, их внешнеэкономические связи и международное положение, возрастало значение статистики в принятии государственных решений, шел быстрый процесс совершенствования таможенного законодательства, преобразования таможенных органов и формирования таможенной системы, но в тоже время повышалась роль административных мер в таможенной сфере, многие из которых были неэффективными, совершались серьезные ошибки при составлении тарифов, росло число правонарушений и взяточничество чиновников. Но необходимо отметить также, что некоторые ошибки в таможенной политике России и Швеции, такие, например как длительная аренда в Швеции и организация откупа Н. Шемякина в России, являлись неизбежными. Процесс реформирования государства всегда отличается новизной и масштабностью, поэтому невозможен без ошибочных решений. Многочисленные таможенные правонарушения, совершенные в XVIII в. корабельщиками, торговцами, таможенниками свидетельствовали, в свою очередь, не только об ошибках таможенной политики, но и о неразвитости правосознания, что отражало в свою очередь незавершенность формирования структур гражданского общества, государства и правовой системы.

Изучение проведения таможенной политики в условиях экономической и политической модернизации российского и шведского общества позволило выявить такие типичные явления, характерные для данного этапа в общественном развитии, как

1) усиление значения таможенной политики в развитии государства и общества;

2) повышение потребностей государства и общества в выработке рациональной таможенной политики, в мониторинге, объективной оценке результатов и своевременной ее координации;

3) рост интереса не только субъектов, но и объектов таможенной политики к ее проблемам;

4) усиление нестабильности таможенной политики и таможенной системы государства;

5) нарастание негативных явлений в сфере таможенного дела;

6) усиление требовательности государства и общества к работе таможенных органов, к деловым и морально-нравственным качествам таможенных служащих.

Результаты анализа и сравнения таможенной политики России и Швеции в XVIII в. показали, что в период экономической трансформации общества для успешной реализации таможенной политики и достижения поставленных перед ней целей в обоих государствах необходимы были следующие условия: соответствие мер, применяемых таможенной политикой, экономическому состоянию, потребностям и возможностям страны; соблюдение и учет интересов всех участников внешнеэкономической деятельности при выработке таможенной политики; сочетание протекционистских таможенных мер с другими видами государственной поддержки отечественного производства; обязательный контроль результатов таможенной политики для своевременной ее корректировки; стабильность таможенной политики, ее четкое и ясное понимание всеми органами, объединениями и лицами, участвующими в осуществлении таможенной политики и попадающими под ее воздействие.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Минаева, Татьяна Станиславовна, 2010 год

1. Источники 1.1. Архивные документы:

2. Архив Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук (СПбИИ РАН).

3. Фонд 36 Личный фонд Воронцовых

4. Он. 1. Д. 53, 317, 543, 544, 545, 546, 547, 550, 556, 570, 572, 584, 596.

5. Государственный архив Архангельской области (ГААО).

6. Фонд 1. Канцелярия Архангельского губернатора.

7. Он. 1. Т. 1. Д. 124, 127, 608; Т. 2. Д. 3295; Т. 4. Д. 6285, 6482, 6496, 7332; Т. 5. Д. 8416, 9350, 9351; Т. 6. Д. 10902а, 11322, 12104, 12515, Т. 7. Д. 13327; Т. 8. Д. 8, 44, 70, 107. 374. Фонд 58 Архангельская таможня.

8. Он. 1. Д. 3, 4, 5, 8, 10, 14, 15, 16. 26, 37, 39, 49, 59, 60, 63, 66, 66а, 69, 72, 75, 77, 234; Он. 16. Д. 18; Он. 18. Д. 2, 44, 45, 47.

9. Фонд 1367 — Канцелярия Архангельского, Вологодского и Олонецкого генерал-губернатора.

10. Оп. 2. Д. 142, 825, 964, 1223, 1372, 1640.

11. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ).

12. Фонд 550 Основное собрание рукописной книги. Оп. 1. Д. 3432.

13. Фонд 905 Новое собрание рукописной книги. Оп. 1. Д.Р49.

14. Фонд Эрмитажное собрание. Д. 122а, 231.

15. Российский государственный архив древних актов (РГАДА).

16. Фонд 10. Кабинет Екатерины II.1. Оп. 3. Д. 68.1. Фонд 19. Финансы.1. Оп. 1. Д. 267.

17. Фонд 276. — Коммерц-коллегия.

18. Оп. 1. Д. 165, 394, 397, 589, 755, 774, 780, 2166, 2188, 2589; Оп. 4. Д. 91, 172.

19. Фонд 277 Мануфактур-коллегия.

20. Оп. 3. Д. 619, 626, 629, 631.

21. Фонд 397 Комиссия о коммерции.

22. Оп. 1. Д. 32, 39, 159, 194, 201, 205, 381, 422, 556, 570, 580, 581, 582, 583, 585, 588, 589, 596, 600, 623, 637; Оп. 2. Д. 7, 177, 194, 195; Оп. 3. Д. 19.

23. Российский государственный исторический архив (РГИА). Фонд 13 — Департамент министра коммерции.1. Оп. 2. Д. 1.6. Riksarkivet (RA).

24. Céntrala tullarkiv fore 1825 (СТА). Óverdirektoren for sjotullen.

25. G 2:2, 2:3, 2:4, 2:5, 2:10, 2:11, 2:12, 2:13, 2:14, 2:15, 2:16, 2:17, 2:18, 2:19, 2:20, 2:21,2:34,2:35,2:36,2:37. Skrivelser till K. M:t. V. 251.1. Céntrala tullrakenskaper.

26. С I a:l, a:2, a:3, a:4, a;5, a:6, a:7, a:8, a:9, a:10, a:ll, a:12, a;13, a:15, a:16, a:17, a:18, a: 19, a:20, a:21, a:22, a:23, a:24, a:28, a:29, a:34. В I 13-20.

27. Kammarkollegiets arkiv (KA)/1. Registratur В la: 128.

28. Tull och licent kontoret. FUI V. 3, 6, 26, 27,31. Kommerskollegii arkiv (Kmk A).rsberattelser. Utrikeshandel.

29. Ser. 1. 1738-1763, 1765-1789.1. Ser. 2. 1738-1799.

30. Ser. 3. 1739-1753, 1756-1763, 1769-1771, 1774-1782, 1787-1799.

31. Ser. 9. 1769-1772, 1774-1789, 1796-1799.

32. Законодательные документы:

33. Концепция развития таможенных органов Российской Федерации. Одобрена распоряжением Правительства РФ от 14 декабря 2005 г. // Российская газета 2006. - 18 января.

34. Таможенный кодекс Российской Федерации. М.: Проспект. 2009. - 211 с.

35. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Собрание I. Т. 1-45. -СПб., 1830.

36. Kungliga förordningar. Saml. 1. 1718-1799.

37. Kongl. Maj:ts förnyade Protectorial för tull-betienterne. Sthlm., 1721.

38. Tulltaxa 1715. Sthlm., ärs trycket.

39. Tulltaxa 1718. Sthlm., ärs trycket.

40. Tulltaxa 1719. Sthlm., ärs trycket.

41. Tulltaxa 1726. Sthlm., ärs trycket.

42. Tulltaxa 1730. Sthlm., ärs trycket.

43. Tulltaxa 1739. Sthlm., ärs trycket.

44. Tulltaxa 1770. Sthlm., ärs trycket.

45. M.Tulltaxa 1776. Sthlm., ärs trycket.

46. Tulltaxa 1782. Sthlm., ärs trycket.16. Tulltaxa 1783.17. Tulltaxa 1799.- Sthlm., ârs trycket.- Sthlm., ârs trycket.13. Сборники документов:

47. Русско-британские торговые отношения в XVIII веке. Сборник документов. М.: Институт российской истории, 1994. — 74 с.

48. Modee R.G. Utdrag utur alla . utkomne publique handlingar, placater, förordningar, resolutioner och publicationer. V. 1-15. Sthlm., 1742-1829.

49. Svenska Riksdagsakter jämte andra handlingar som höra tili statsförfattningenshistoria. Andra serien. 1719-1800. Första delen. Sthlm. 1909. - 769 s.; Tredje delen. AFD I. 1731-1734. - Sthlm. 1917. - 816 s.; AFD II. 1734. - Sthlm. 1922-1931.-1403 s.

50. Stiernman A.A. Sämling utaf kongl. bref, stadgar och förordningar. Sthlm.,1775. V.6.-584 s.

51. Статистические сборники и справочные материалы:

52. Большая экономическая энциклопедия M.: Эксмо, 2007. - 816 с.

53. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. T. XXXIIIa. -СПб., 1901.-960 с.

54. Небольсин Г.А. Статистическое обозрение внешней торговли России. -СПб., 1850. Ч. 1.-495 с.

55. Рабочая книга таможенника СПб.: Логос-СПб, 1994. - 483 с.

56. Boethius В., Heckscher E.F. Svensk handelsstatistik 1637-1737. Sthlm., 1938.-801 s.

57. Bunte R.och Jörberg L. Historia i siffror. Lund, 1990. - 136 s.

58. Historisk statistic for Sverige. Del. 3. Utrikeshandel 1732-1970. Lund, 1972.346 s.

59. Nordisk familjebok. Uggleupplagan. B. 8. Sthlm., 1908. - 1504 s.; B. 10.

60. Sthlm., 1909. 1504 s.; B. 12. - Sthlm., 1910. - 1504 s.15. Нарративные источники:

61. Семенов А. Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности с половины XVII века по 1858 г. — СПб., 1859. Ч. 1-3.

62. Чулков М.Д. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до ныне настоящего. СПб; М., 17811788.

63. Chydenius A. Kalian till Rikets vanmagt. Nytryck av skrift frán 1765. — Gävle,1972.-36 s.

64. Chydenius Den nationnale winsten. Kellgren Afhandling om näringstvanget.1. Tierp, 1994.- 105 s.

65. Wennberg C.F. Berättelse om tull-arrenderne, och hvad dertil gifwit anledning,samt huru de sedan ár 1726 bliwit fortsatte. Sthlm., 1765. - 46 s.

66. Материалы периодической печати:

67. Архангельские губернские ведомости (АГВ): 1853, 1860, 1876.1.. Научная литература

68. Балковая В.Г. Сенатское расследование злоупотреблений в Петербургской портовой таможне (1742-1743 гг.) // Ученые записки Санкт-Петербургского филиала РТА. 2006. - № 1. - С. 10-17.

69. Блинов Н.М. Таможенная политика России X XX веков. - М.: Русина, 1997.-272 с.

70. Блинов Н.М., Иванов В.Н., Кухаренко В.Б., Пашинский А.Г. Проектирование таможенной политики. М.: Книга и бизнес, 2001 - 328 е.;

71. Бойко А.И., Родина Л.Ю. Контрабанда. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. - 297 с.

72. Веберман Э. Торговля, судоходство и таможенные сборы Архангельскогопорта в 1792-1793 гг. Петрозаводск. 1915. -44 с.

73. Вейбулль Й. Краткая история Швеции. Стокгольм: Шведский Институт,1997.- 162 с.

74. Велувенкамп Я.В. Архангельск. Нидерландские предприниматели в России. 1550-1785.-М.:РОССПЭН, 2006.-311 с.

75. Витчевский В. Торговая, таможенная и промышленная политика России современ Петра Великого до наших дней. СПб., 1909. - 362 с.

76. Волков М.Я. Таможенная реформа 1753-1757 гг. // Исторические записки.

77. Т. 71.-М.: АН СССР, 1962.-С. 134-157.

78. Гофман П. Деятельность А.Н. Радищева в Коммерц-коллегии // Археографический ежегодник за 1987 г. -М.: Наука, 1988. С. 189-200.

79. Демин П.И. Влияние политических институтов общества на таможеннуюполитику // Ученые записки Санкт-Петербургского филиала РТА. 2000. - № 2. - С. 16-30.

80. Демкин A.B. Британское купечество в России XVIII века. — М.: Институтроссийской истории РАН, 1998. 250 с.

81. Демкин A.B. Дискуссия в правительственных кругах об экспорте русскогожелеза (1769) // Коммерция и государство в истории России: Сб. статей. -Екатеринбург: Демидовский институт, 2001. С. 36-38.

82. Захаров В.Н. Западноевропейские купцы в России. Эпоха Петра I. М.: РОССПЭН, 1996.-345 с.

83. Захаров В.Н. Западноевропейские купцы в российской торговле XVIII века. -М.: Наука, 2005. 716 с.

84. Захаров В.Н. Иностранные купцы в Архангельске во второй половине XVIII в. // Русский Север и Западная Европа: Сб. науч. статей. — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1999. С. 360-387.

85. Захаров В.Н. Предпринимательская деятельность английского купца Ви-лима Гома в России во второй половине XVIII в. // Торговля и предпринимательство в феодальной России: Сб. статей. — М.: Археографический центр, 1994.-С. 273-290.

86. Захаров В.Н. Таможенное управление в России в XVII в. // Государственные учреждения России XVI-XVIII вв.: Сб. статей. М.: Издательство МГУ, 1991.-С. 49-76.

87. Захаров В.Н. Торговля западноевропейских купцов в России в конце XVII- первой четверти XVIII в. // Исторические записки. Т. 112. М.: Наука, 1985.-С. 177-214.

88. Злотников М.Ф. Континентальная блокада и Россия М.-Л.: Наука, 1966 —357 с.

89. История предпринимательства в России. / В.И. Бовыкин, М.Л. Гавлин, Л.М. Епифанов и др. Кн. 1. М.: РОССПЭН, 2000. - 480 с.

90. Кан А. Швеция и Россия в прошлом и настоящем. М.: Издательство РГГУ, 1999.-358 с.

91. Кисловский Ю.Г. История таможни государства российского. М.: ИПО1. Автор, 1995. 287 с.

92. Кисловский Ю.Г. Контрабанда, история и современность. М.: ИПО Автор, 1996.-429 с.

93. Китнер Ю.И. В.Н. Татищев в Швеции (1724-1726 гг.) // Архангельск в XVIII веке: Сб. статей. СПб.: Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1997. - С. 318-393.

94. Козинцева Р.И. Выработка первого русского тарифа и его редакции // Проблемы источниковедения. Т. X. М.: АН СССР, 1962. - С. 154-194.

95. Козинцева Р.И. От таможенного тарифа 1724 г. к тарифу 1731 г. // Вопросы генезиса капитализма в России: Сб. статей. — Л.: Издательство ЛГУ, 1960.-С. 182-216.

96. Козинцева Р.И. Участие казны во внешней торговле России в первой четверти XVIII в. // Исторические записки. Т. 91. М.: Наука, 1973. - С. 267337.

97. Козлова H.B. Коммерц-коллегия в 20-50-х гг. XVIII в. // Государственныеучреждения России XVI-XVIII вв.: Сб. статей. М.: Издательство МГУ, 1991.-С. 137-167.

98. Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество. — М.: Археографический центр, 1999. 381 с.

99. Корякина Е.П. Программа социально-экономических преобразований П.И.

100. Шувалова. Автореф. дис.канд. ист. наук. М, 1992. - 23 с.

101. Космынин A.B. Внешнеторговая политика русского правительства во второй половине XVIII в. Автореф. дис. канд. ист.наук. — Воронеж, 1998. -17 с.

102. Космынин A.B. Либерализация тарифной политики России в 6Ох 8Ох гг.

103. XVIII в. // Отечественная история: Люди. События. Мысль: Сб. науч. работ. — Рязань: Издательство Рязанского государственного педагогического университета, 1998. С. 81-94.

104. Крестинин В.В. Известие о рыболовстве беломорских сельдей, сочиненноев 1787 годе в городе Архангельском В.К. // Русский Север и Западная Европа: Сб. науч. статей. СПб., 1999. - С. 405-426.

105. Кулишер И.М. История русской торговли. Петроград., 1923. - 317 с.

106. Кулишер И.М. Очерки по истории таможенной политики. СПб., 1903.53 с.

107. Кухаренко В.Б. Модернизация таможенной службы. М.: ИЦ Классика, 2000.-352 с.

108. Лаврова Т.Ф. Торговые связи г. Архангельска с западно-европейскими странами в первой четверти XVIII века // Сборник историко-краеведческих статей. Ученые записки. Вып. 16. Архангельск: СевероЗападное книжное издательство, 1964. С. 209-228.

109. Лебедев В.А. Финансовое право. М.: Статут, 2000. — 461 с.

110. Лодыженский К.И. История русского таможенного тарифа. — СПб., 1886.312 с.

111. Любомиров П.Г. Из истории лесопильного производства в России в XVII,

112. XVIII и начале XIX в. // Исторические записки. Т. 10. М.: АН СССР, 1941.- С. 222-249.

113. Малахов А. Смолокурный промысел и смольная торговля Архангельской и

114. Вологодской губернии. Архангельск, 1908-1909. - 40 с.

115. Марков Л.Н. Очерки по истории таможенной службы. — Иркутск: Издательство Иркутского университета, 1987. — 160 с.

116. Менделеев Д.И. Толковый тариф или исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 г. Сочинения. Т. XIX. М.-Л.: АН СССР, 1952. - 955 с.

117. Миронов Б.Н. Экспорт русского хлеба во второй половине XVIII начале

118. XIX в. // Исторические записки. М.: Наука, 1974. - С. 149-188.

119. Морозан В.В. История банковского дела в России. — СПб.: Крига, 2004.400 с.

120. Некрасов Г.А. Внешняя торговля России через Ревельский порт в 17211756 гг. М.: Наука, 1984. - 272 с.

121. Некрасов Г.А. Торгово-экономические отношения России со Швецией в 20-30х гг. XVIII в. // Международные связи России в ХУП-ХУШ вв.: Сб. статей. М.: Наука, 1966. - С. 259-290.

122. Ноздрачев А.Ф. Понятие в таможенном праве // Право и экономика.1998. -№ 10. С. 56-58.

123. Овсянкин Е.И. Архангельск купеческий. Архангельск: Архконсалт, 2000. - 525 с.

124. Огородников С.Ф. История Архангельского порта. — СПб., 1875. 377 с.

125. ОгородниковС.Ф. Очерки истории г. Архангельска в торгово-промышленном отношении. СПб., 1890. - 326 с.

126. Павленко Н.И. Анна Иоановна. М.: АСТ-Пресс, 2002. - 384 с.

127. Павленко Н.И. История металлургии в России XVIII века. Заводы и заводчики. М.: АН СССР, 1962. - 566 с.

128. Павленко Н.И. Петр Великий. М.: Мысль, 1994. - 591 с.

129. Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности в России в первой половине XVIII века. Промышленная политика и управление. — М.: АН СССР, 1953. 540 с.

130. Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. — М.: РОС-СПЭН, 2006. 240 с.

131. Покровский В.И. Значение Санкт-Петербурга во внешней торговле России

132. Историко-статистический очерк). СПб., 1899. - 192 с.

133. Покровский С.А. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России- М.: Международная книга, 1947. 403 с.

134. Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Вып. 2. Кн. 1. — М.: Международные отношения, 1995.-782 с.

135. Радищев А.Н. Полное собрание сочинений. Т. III. M.-JL: АН СССР, 1952.- 637 с.

136. Репин H.H. Внешняя торговля и социально-экономическое развитие России в XVIII в. Омск: Издательство ОмГУ, 1989. - 81 с.

137. Репин H.H. Изменение объема и структуры экспорта Архангельского и Петербургского портов в первой половине XVIII в. // Промышленность и торговля в России XVII XVIII вв.: Сб. статей. - М.: Наука, 1983. - С. 174-192.

138. Репин H.H. Казна и внешняя торговля России с Западом в 1700 1762 гг. //

139. Отечественная история: Люди. События. Мысль: Сб. науч. работ. Рязань: Издательство Рязанского государственного педагогического университета, 1998. - С. 68-80.

140. Репин H.H. Русские и западноевропейские купцы в России XVII-XVIII вв. // Торговля, промышленность и город в России XVII начала XIX в.: Сб. статей. - М.: Институт истории СССР, 1987. - С. 51-67.

141. Репин H.H. Торговля России с европейскими странами на отечественных судах (конец XVII середина 60-х годов XVIII в. // Исторические записки. Т.112.-М.: Наука, 1985.-С. 141-176.

142. Рубинштейн Н.Л. Внешняя торговля России и русское купечество во второй половине XVIII в. // Исторические записки. Т. 54. — М.: АН СССР, 1955.-С. 343-361.

143. Семенова Л.Н. Контрабанда в Петербургском порту (XVIII в.) // Этнография Петербурга-Ленинграда: Материалы ежегод. науч. чтений. — СПб.: РАН, 1994.-С. 3-12.

144. Спиридонова Е.В. Экономическая политика и экономические взгляды Петра I. М.: Госкомполитиздат, 1952. - 285 с.

145. Старцев А.И. Радищев годы «Путешествия» М.: Советский писатель, 1960.-266 с.

146. Струве П.Б. Торговая политика России. — Челябинск: Социум, 2007. 281 с.

147. Струмилин С.Г. История черной металлургии в СССР. Т. 1. М.: АН СССР, 1954.-534 с.

148. Таможенное дело в России. X начало XX вв. (Исторический очерк. Документы. Материалы) - СПб.: ПиК, 1995. - 213 с.

149. Таможенная служба Санкт-Петербурга (1703-2003): Юбилейное издание / под ред. В.И. Вьюнова. СПб.: Сатис, 2003. - 335 с.

150. Теория, методология и практика таможенного дела. Сб. статей. Ч. 1. — М.: РИОРТА, 1996.-228 с.

151. Тимофеев А.Г. История Санкт-Петербургского коммерческого училища. Т.1.-СП6., 1901.- 169 с.

152. ИЗ. Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII веке. М.: Наука, 1966. - 275 с.

153. Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрики в XIX веке. СПб., 1907. - 22 с.

154. Фирсов H.H. Правительство и общество в их отношениях к внешней торговле России в царствование императрицы Екатерины II. Очерки из истории торговой политики. Казань, 1902. - 371 с.

155. Черноухов A.B. К вопросу о динамике выплавки меди на Урале в XVIII в. // Уральский археографический ежегодник за 1973 г. Свердловск: Издательство Уральского государственного университета, 1975. - С. 7-11.

156. Шаркова И.С., Комисаренко А.И. К истории русско-итальянской торговли в 40х 50х годах XVIII в. // Исторические записки. Т. 98. - М.: Наука, 1977.-С. 313-330.

157. Шаркова И.С. Русские и итальянские записки об установлении прямых торговых связей между Россий и Италией в последней трети XVIII в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. 7. — Л.: Наука, 1976. С. 302-319.

158. Шаркова И.С. Русско-португальские торговые отношения в последней трети XVIII в. // Португалистика в Санкт-Петербурге: Материалы между-нар. конф. СПб.: Издательство СПбГУ, 1998. - С. 161-168.

159. Шумилов М.М. История таможенного дела и таможенной политики России. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала РТА, 2001.-107 с.

160. Юхт А.И. Екатеринбургский монетный двор в XVIII веке // Коммерция и государство в истории России: Сб. статей. Екатеринбург: Демидовский институт, 2001. - С. 39-50.

161. Aldman L.-A. En merkantelistisk början. Stockholmstextila import 1727-1738. -Uppsala, 2008.-317 s.

162. Arnberg J. W. Anteckningar om frihetstidens politiska ekonomi. — Uppsala, 1868.-248 s.

163. Attman A. Ryssland och Europa: en habdelshistorisk översikt. — Göteborg, 1973. -79 s.

164. Behre G., Larsson L.-O., Österberg E. Sveriges historia 1521-1809. -Fallköping, 2001.-310 s.

165. Bengtsson R. Bland smugglare, kapare och obstinate köpman. Göteborg genom tiderna ur ett tullperspektiv. Sthlm., 2006. - 366 s.

166. Berggren J. Alia tiders tull i stan. Oskarshamn, 2000. - 139 s.

167. Berggren J., Nilzen G. Tullverket 1638-1986. Fallköping, 1986.-264 s.

168. Berggren. J. Tullsnok öppna bommen. - Sthlm, 2003. - 135 s.

169. Den svenska historien. V. 5 Karolinska tiden 1654-1718. Sthlm., 1967. - 359 s.

170. Den svenska historien. V. 6. Frihetstiden 1719-1772. Sthlm., 1967.-359 s.

171. Ekegârd E. Studier i svensk handelspolitik under den tidigare frihetstiden. -Uppsala, 1924.-488 s.

172. Fant E. M. Utkast til föreläsningar over svenska historien. V. 5. Sthlm., 1804.- 270 s.

173. Hantala K. European and American tar in the English market during the eighteenth and early nineteenth centuries. Helsinki, 1963. — 195 p.

174. Heckscher E.F. Den svenska handelssjöfartens ekonomska historia sedan Gustav Vasa. Sthlm., 1940. - 31 s.

175. Heckscher E.F. Svenskt arbete och liv frân medeltiden till nutiden. Sthlm., 1985.-388 s.

176. Heckscher E.F. Sveriges ekonomiska historia frân Gustav Vasa. D. 1. B. 2. -Sthlm., 1936.-707 S.

177. Heckscher E.F. Sveriges ekonomiska historia frän Gustav Vasa. D.2. B.2.1. Sthlm, 1949.-894 s.

178. Hildebrand K.-G. Svenskt järn. Sexton- och sjuttonhundratal. Exportindustriförre industrialismen. Sthlm., 1987. - 186 s.

179. Hult E. Smuggling lurendrejeri och tullförsnilling // Ersson B., , Skogman O. Smuggling. Berrättelser om lurendrejeri och varusmuggling. Sjöhistoriska museet. - Boras, 1994. - S. 9-22.

180. Högberg S. Stockholms historia. D. 1. Sthlm., 1981 - 352 s.

181. Högberg S. Utrikeshandel och sjöfart pä 1700-talet. Lund, 1969. - 284 s.

182. Kahan A. Eighteenth-century Russian-British trade: Russia's contribution to the industrial revolution in Great Britain // Russia and Britain in the eighteenth century: contacts and comparisons. Newtonvillt, Mass. 1979. — P. 181-189.

183. Kahan A. The plow, the hammer and the knout. An Economic History of Eighteenth-Century Russia. Chicago & London, 1985. - 399 p.

184. Knoppers. J.V.Th. Dutch trade with Russia from the time of Peter I to Alexander I. V. I. Monreal, 1976. - 404 p.

185. Lindahl J. Nio kliv genom Sveriges historia. Malmö, 1992. - 188 s.

186. Lindblad J. Th. Sweden's trade with the Dutch Republic 1738-1795. Van Gorcum, Assen. The Netherlands, 1982. - 200 p.

187. Lindström. L. Berättelse om Sjö- och Gränse Tullarne I Sverige och Finland // Tullboken. Sthlm., 1878. - 260 s.

188. Magnusson L. Anders Chydenius // Ekonomisk Debatt. 1992. - № 2. - S. 139-148.

189. Magnusson L. Sveriges ekonomiska historia. Falun, 1996. - 526 s.

190. Müller L. Merchant Houses of Stockholm c. 1640-1800. Uppsala, 1998. -303 p.

191. Rydberg S. Dannemora genom 500 är. 22 s.

192. Ryden G. Produktion and Work in the British Iron Trade in the Eighteenth Century. A Swedish Perspective // Uppsala papers in Economic History. 1998.- Research report № 45.-77 p.

193. Samuelsson K. De stora köpmanshusen i Stockholm 1730-1815. Sthlm., 1951.-290 s.

194. Samuelsson K. Handelshusen, järnet och bruken // Forsmak och vallon-järnet.- Forsmak kraftgrupp AB, 1982.-S. 155-186.

195. Smith W. Studier i svensk tulladministration. Första delesn: frän äldsta tid till omkring 1718. Sölvesborg, 1950.-310 s.

196. Virrankoski P. Anders Chydenius. Demokratisk politiker i upplysningens tid.- Jyväskylä, 1995.-455 s.158. Äberg A. Var svenska historia. Sthlm., 1991. - 562 s.

197. Экспорт российского железа 1720-1799 гг. (т)1

198. Экспорт шведского железа 1724-1799 гг. (т)1

199. Kmk KkrA. Äb utrikes handel. Ser. 2. 1738-1799; Boethius В., Heckscher E.F. Svensk handelsstatistik 1637-1737. Sthlm., 1938. - S. 440, 546-547, 584; Historisk statistic för Sverige. Del. 3. Utrikeshandel 1732-1970. - Lund, 1972. - S. 126-127.

200. Экспорт российской смолы 1720-1799 гг. (бочки)1

201. Морской торговый регламент и устав.1724 г.1

202. О платеже пошлин с провианту и товаров, до кого бы ни надлежало Со всех товаров, какого бы звания они ни были и до кого бы ни над-лежали, хотя провиант или иной какой купеческий товар, надлежит пошлина плачена быть без выбору.

203. Его Императорского Величества милостивейшее учреждение и Регламент Коммерц-коллегии, по которому оная при отправлении своего дела поступать имеет, дан в Санкт-Петербурге.

204. По указу Ее Императорского Величества Архангелогородской портовой таможни таможенному досмотрщику (1780 г.).1

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.