Трансформация брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги в конце 1890-х - 1927 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Трефилова, Мария Николаевна

  • Трефилова, Мария Николаевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2013, ИвановоИваново
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 215
Трефилова, Мария Николаевна. Трансформация брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги в конце 1890-х - 1927 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Иваново. 2013. 215 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Трефилова, Мария Николаевна

Введение.

Глава I. Российское законодательство как отражение политики государства в отношении брака и семьи.

§ 1. Брачно-семейное законодательство Российской Империи конца 1890-х -1917 годов.

§ 2. Брачно-семейное законодательство первого постреволюционного десятилетия: 1917-1927 годы.

Глава II. Проблема формирования семьи в конце 1890-Х-1927 годах.

§ 1. Отношение к институту брака, брачная мотивация и создание семьи в конце 1890-Х-1917 годах.

§ 2. Поиск новых принципов брачно-семейных отношений в первое десятилетие советской власти и практика вступления в брак в городской среде.

Глава III. Конфликты в семье как фактор трансформации брачно-семейных отношений.

§ 1. Подходы к исследованию конфликтного поведения и типология супружеских конфликтов.

§ 2. Поведенческие конфликты между супругами в семьях жителей городов Верхней Волги в конце 1890-х - 1927 годах.

§ 3. Ролевые конфликты в практике брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги в конце 1890-Х-1927 годах.

§ 4. Конфликты интересов и потребностей в отношениях между супругами в конце 1890-Х-1927 годах.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Трансформация брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги в конце 1890-х - 1927 гг.»

Период конца XIX - начала XX века стал отправной точкой формирования современной российской семьи, переживающей сегодня фазу обновления. Данные демографической статистики о тенденциях изменения возраста вступления в первый брак, о продолжительности браков и количестве разводов, неполных семей и регистрируемых браков заставляют с тревогой смотреть на возможные сценарии развития институтов брака и семьи, которые «в крайне рационализированном обществе, пронизанном идеологией рынка, вытесняются на периферию, становятся маргинальным образованием», представляя собой не главную жизнеобразующую ценность, а всего лишь «один из проектов, которые человек осуществляет в течение жизни»1.

Специфические функции института семьи в социальной системе и его проблемы являются неизменным стимулом разноплановых исследований. Выступая посредником в согласовании интересов личности и общества, семья обеспечивает преемственность поколений, воспроизводство общественно значимых ценностей, формирование и удовлетворение индивидуальных потребностей. Семья является основополагающей сферой жизни и повседневного существования человека, главным агентом духовно-нравственного воспитания и первичного социального контроля. По выражению директора Центра Европейской социологии Р. Ленуара, семья «играет решающую роль в поддержании социального порядка, социальной и биологической репродукции, другими словами: в репродуцировании структуры социального контекста и социальных отношений»2.

Обращение к семье как объекту исследования в истории, этнологии, философии, социологии, антропологии, психологии всегда будет обусловлено её ролями в жизни общества. В конечном итоге все исследовательские работы

1 Стоюнина-Здравомыслова О. Семья: Из прошлого - в будущее [Электронный ресурс] // Тендерные стереотипы в современной России: Интернет-конференция, 1.05.2006-7.07.2006. URL: http://www.ecsocman.edu.ru/text/16209413/ (дата обращения: 21.03.2011).

2 Lenoir R. The Family: A Symbolic Construction on a Social Foundation // Was furht zu Veränderung? (What produces change?). Berlin, 2000. P. 80. будут нацелены на то, чтобы «увидеть будущее» института семьи. Данная познавательная установка заставляет искать логику и закономерности исторического развития семьи, изучать настоящее, постоянно оглядываясь в прошлое. Как справедливо указывает С.И. Голод, «нельзя понять и оценить состояние и перспективы семьи, игнорируя кардинальные перемены, происходившие с этим социальным институтом на протяжении XX века»3.

Выход практически на все уровни социальной практики, включая природно-биологические, экономические, духовно-психологические отношения, обеспечивающий междисциплинарное рассмотрение семьи как объекта исследования, определяет и тот факт, что потребности одних отраслей знания формируют магистральные направления поиска для других наук. Рассматривая неустойчивое состояние семьи в начале XXI века, социологи неизменно актуализируют изучение историками процессов рубежа Х1Х-ХХ веков, где наиболее явно прослеживаются истоки формирования семьи современного типа4. Одновременно беспрецедентную возможность анализа устойчивости социальных структур и механизмов дает первое послереволюционное десятилетие, когда системно проявилась не только зависимость семьи от общества и государства, но и имманентные закономерности её развития, оказывавшие существенное влияние на результативность или бесплодность государственной политики в области регулирования брачно-семейных отношений.

Реализация принципа историзма в исследовании семьи организует научный поиск не только через категории причинности и времени, но и места. С точки зрения эвристической ценности выбор в пользу рассмотрения истории крестьянской или городской семьи равнозначен. Однако в силу особенностей городского образа жизни городская семья более восприимчива к глобальным социально-экономическим трансформациям, в городах быстрее происходят важнейшие изменения в практиках брачно-семейных отношений населения.

Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб., 1998. С. 4.

4 Антонов А.И. Сбережём семью - сохраним Россию // Дружба народов. 2001. № 1. С. 151161; Демографическая модернизация России, 1900-2000. М., 2006.

Выбранные хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период с конца 1890-х годов по 1927 год. В соответствии с общеисторической периодизацией в нём выделяется два самостоятельных этапа. К концу 1890-х годов в России завершился промышленный переворот, ускорились процессы урбанизации, становление культуры индустриального типа, возросло число женщин, вовлеченных в жизнь городского социума, что способствовало формированию городских семей, отличных от семьи патриархального типа. Начало XX века было связано с масштабным влиянием на институт семьи целого ряда событий военной и политической истории, людскими потерями в ходе русско-японской, Первой мировой, гражданской войн и трех российских революций.

Тотальным преобразованием всех сфер жизни общества характеризуется второй этап исследуемого периода, ознаменованный революционными событиями 1917 года. После установления советской власти резко изменились правовые основы брачно-семейных отношений. Возник ряд предлагаемых путей и вариантов развития семьи в условиях формирования нового государства. Выбор верхней хронологической границы обусловлен принятием второго советского брачно-семейного кодекса - Кодекса законов о браке, семье и опеке, который вступил в силу с 1 января 1927 г. и закрепил государственную линию развития политики в области брачно-семейных отношений.

Географические рамки исследования включают в себя города Верхней Волги, на первом этапе изучаемого периода относившиеся к Владимирской, Костромской и Ярославской губерниям. Их территория составляла северовосточную часть Центрального промышленного района, историко-культурного центра страны, традиционно игравшего важную роль во всех сферах общественной жизни. В 1918 году в общих границах изучаемой территории была образована Иваново-Вознесенская губерния путем выделения из состава Владимирской и Костромской губерний тех районов, которые давно имели тесные экономические связи с городом Иваново-Вознесенск, главным промышленным центром Владимирской губернии. Внутреннее единство рассматриваемого региона подчеркивает тот факт, что в 1929 году он стал целостной административно-территориальной и народно-хозяйственной единицей под названием Ивановская промышленная область.

Трудности точного определения понятия «город» обусловлены сложностью установления отчетливых границ, отделяющих его от смежных видов населенных мест. Как одно из базовых может быть использовано определение Н.П. Анфицерова, который охарактеризовал «город» как «место, приспособленное для общежития социальной группы сложного характера, внутренне дифференцированной, получившее правовую форму»5. В российской исторической науке к числу недостаточно изученных относится вопрос о типологии русского города. В официальной статистике в конце XIX - начале XX века в качестве критерия использовался демографический фактор, города разделялись по числу жителей на малые (до тысячи человек), средние (10-50 тысяч) и крупные (свыше 50 тысяч). Изучаемый регион был представлен промышленными центрами, административно-торговыми городами, которые, при всех различиях, имели много общего в экономическом и социокультурном отношении, их единство определялось глубокой исторической традицией.

Среди 15 городов Владимирской губернии наиболее крупными были губернский Владимир (28 тыс. чел.), уездный центр Шуя (20 тыс.), «провинциальный мегаполис» - безуездный город Иваново-Вознесенск (54 тыс. жителей). В общей сложности в городах проживало 12,6% населения губернии, количество мужчин превосходило число женщин (на 5,7%). К 1926 году городское население (даже в уменьшенных территориальных границах губернии) выросло на 38,5% и составило 20% по отношению к общей численности населения, результатом военных потерь стало преобладание женского населения (на 10,4%).

В 17 городах Костромской губернии в 1897 году проживало 6,8% населения. Наиболее крупными были губернская Кострома (41,3 тыс. жителей), уездные города Кинешма (7,5 тыс.), Галич (6,2 тыс.), Макарьев (6 тыс.).

5 Анциферов Н.П. Пути изучения города как социального организма: Опыт комплексного подхода. Л., 1926. С. 28.

Женское население превышало мужское на 4%, при этом в середине 1920-х годов диспропорция возросла резко и составила 20%. По данным 1926 года городское население губернии по сравнению с 1897 годом выросло на 23,7% и составило 14% от общего количества жителей.

В Ярославской губернии, сильно развитой в промышленном отношении, городское население в конце XIX века составляло 13,7%. Губернский Ярославль относился к крупным городам (более 70 тыс. жителей), интенсивно развивались Рыбинск (25 тыс.) и Ростов (13 тыс.). Мужское население 11 городов губернии превышало женское на 7%. Согласно переписи 1926 года население городов Ярославской губернии в течение изучаемого периода увеличилось на 80% и составило 19,7% от общего числа жителей, диспропорция также сместилась в направлении преобладания женского населения над мужским (на 11%)6.

По данным 1897 года 97% городского населения изучаемых губерний составляли православные и единоверцы, доля русского населения в 1897 году в городах составляла 99,9%, в 1926 году - 97,7%7. В целом в рассматриваемый период население городов региона выросло в 2,3 раза, в процентном соотношении — с 10,9% от общего количества жителей до 21,2%. В новообразованной Иваново-Вознесенской губернии сильнее отражались характерные для всего изучаемого региона тенденции: городское население составляло 29% от общего числа жителей, а число женщин в городах превышало число мужчин на 20,5%8.

Структура населения городов изучаемых губерний в конце XIX века выглядела следующим образом. Наибольший процент жителей (49,4)

6 Все цифровые данные приведены и рассчитаны по: Всесоюзная перепись населения 1926 г. в 56 т. Отд. 1: Народность. Родной язык. Возраст. Грамотность. М., 1928-1933. Т. 2: Западный район. Центрально-промышленный район; Т. 9: РСФСР; Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. (По губерниям). СПб., 1903-1905. Т. 6: Владимирская губерния. Тетр. 2. С. IX; Т. 18: Костромская губерния. С. IV; Т. 50: Ярославская губерния. С. VI.

7 Всесоюзная перепись населения. Т. 9. С. 34-51; Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года: в 2 т. СПб., 1905. Т. I. Таб. VIII, XII.

8 Всесоюзная перепись населения. Т. 9. С. 2-13. составляло крестьянство, на мещанское сословие приходилось 36,2%, 3,5% населения представляли личные дворяне, чиновники не из дворян (с семьями), 2,7% - духовенство (с семьями), 2,5% - потомственные и личные почетные граждане (с семьями), 2,4% - купцы (с семьями), 2,1% - потомственные дворяне (с семьями), 0,94% - лица, не принадлежавшие к какому-либо сословию.

По данным переписи 1897 года в городах Европейской России в возрасте от 15 лет 42% мужчин и 31,7% женщин были холостыми и незамужними (девицами), 53,9% и 49,8% состояли в браке, 3,8% и 18% являлись вдовцами и вдовами, количество разведенных мужчин составляло 0,14%, женщин - 0,34%. По данным 1926 года количество холостых и незамужних в общем объеме городского населения изучаемого региона с 15-летнего возраста составляло 33% и 32%, женатых и замужних - 64% и 47,2%, вдовых - 2,5% среди мужчин и 18,1% среди женщин, разведенных - 0,7% мужчин и 2,32% женщин9.

Объектом исследования являются брачно-семейные отношения жителей городов Владимирской, Костромской, Ярославской и образованной в границах изучаемого региона в 1918 году Иваново-Вознесенской губерний в конце 1890-х - 1927 годах, изучаемые с точки зрения их законодательного регулирования, практик вступления в брак и конфликтного поведения супругов.

Предмет исследования - процесс трансформации брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги: изменения традиционных ценностных установок на брак и семью, мотивов вступления в брак и целей создания семьи, традиционные и новые черты конфликтного поведения супругов в семье.

Степень изученности темы. Вопросы, связанные с исследованием брачно-семейных отношений, изучением истории институтов брака и семьи

9 Всесоюзная перепись населения 1926 г. Отд. 3: Семейное состояние, место рождения и продолжительность проживания, увечные и психически больные. М., 1930. Т. 36: Западный район. Центрально-промышленный район [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly: электронная версия информационного бюллетеня Население и общество. URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rasmar26.php?reg=19 (дата обращения: 12.01.2012); Общий свод по Империи. Т. I. Таб. V, Таб. VIII. широко представлены как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Многогранность объекта исследования сделала его достоянием целого ряда дисциплин: представители социологии, этнологии (этнографии), демографии, правоведения внесли в его изучение не менее значительный вклад, чем историки. Таким образом, целесообразно проводить анализ литературы по брачно-семейной проблематике не только по хронологическому, но и тематическому принципу.

В историографии проблемы можно выделить следующие периоды:

- дореволюционный (середина XIX века - 1917 год);

- советский (1917 - конец 1980-х годов);

- постсоветский (начало 1990-х годов - по настоящее время).

Интерес к изучению семьи в России пробудился в первой половине -середине XIX века, когда после Отечественной войны 1812 года подъем национального самосознания обусловил и внимание к истории страны в целом. На протяжении дореволюционного периода формирования историографии вопроса, продолжавшегося вплоть до 1917 года, значительный фактический материал был собран в рамках этнографических работ, посвященных исследованию быта русского народа, семейной обрядности, обычного права10. Не обращаясь специально к истории городской семьи, этнографы актуализировали важность изучения института семьи в различные эпохи, включили брачно-семейную проблематику в исследовательское поле.

Изучение проблем брака и семьи последовательно развивалось в рамках изучения права. Выдающийся вклад в анализ дореволюционного брачного законодательства внесли российские юристы-правоведы, специалисты в области семейного, церковного, имущественного права. Данные работы имеют

10 Добрынкина Е. Бытовая жизнь крестьянки в Муромском уезде // Ежегодник Владимирского губстаткомитета. Владимир, 1876. Т. I. Вып. I. С. 119-130; Завойко Г.К. Верования, обряды и обычаи великороссов Владимирской губернии // Этнографическое обозрение. 1914. № 3-4. С. 81-178; Н.Р. Свадебные обычаи крестьян Костромской губернии // Записки Императорского Русского Географического Общества по отделению этнографии. Т. XVIII: Сборник народных юридических обычаев. СПб., 1900. Т. 2. С. 243-260; Покровский Ф. О семейном положении крестьянской женщины в одной из местностей Костромской губернии // Живая старина. 1896. № 3-4. С. 457—476. принципиальное значение для настоящего исследования, поскольку в них отражены важнейшие аспекты жизнедеятельности российской семьи первого этапа изучаемого периода, поставлены мировоззренческие задачи поиска рационального соотношения между законотворческой инициативой государства и имманентными закономерностями развития семьи как социального института. Рассматриваемый период характеризуется дискуссиями

0 роли церковного и светского законодательства в регулировании внутрисемейных отношений, преимуществах церковного брака и проблеме внедрения гражданской регистрации11. Широкий спектр исследовательских

12 работ посвящается вопросу о расторжении брака .

Разработка теоретических проблем исторического развития семьи в ч зарубежной социологии и антропологии стимулировала появление социологических работ, в которых анализировались сходные процессы на

1 Ч отечественной почве . Одной из них стала статья П. Сорокина «Кризис современной семьи», задававшая высокую планку для дальнейших исследований14. Проблемы семьи и брака начали разрабатываться и в рамках работ по демографии. Данные о соотношении численности браков и разводов

11 Бердников И.С. Форма заключения брака у европейских народов в её историческом развитии // Учен. зап. Имп. Казанского ун-та по юрид. фак-ту. 1887. Т. 54. С. 1-56; Григоровский Г. Гражданский брак: Очерки политики семейного права. Пг., 1917. Вып. 1; Громогласов И.М. Канонические определения брака и значение их при исследовании вопроса о форме христианского бракозаключения // Богословский вестник. 1907. Т. 1. № 1. С. 60-92; № 2. С. 275-301; Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса, 1909; Заозерский H.A. На чем основывается церковная юрисдикция в брачных делах? // Богословский вестник. ^ 1902. Т. 1, № 2. С. 299-328; № 3. С. 508-531; № 4. С. 673-692; Оршанский И.Г. Исследования по русскому праву обычному и брачному. СПб., 1879; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917; Суворов Н.С. Гражданский брак. СПб., 1896.

1 Арсеньев К.К. Разлучение супругов как необходимый институт брачного права. СПб., 1884; Гессен В. Раздельное жительство супругов. СПб., 1914; Глубоковский H.H. Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя. СПб., 1895; Григоровский С. О разводе: причины и последствия развода и бракоразводное судопроизводство. СПб., 1911; Громогласов И.М. О вторых и третьих браках в Православной Церкви // Богословский вестник. 1902. Т. 3, № 9. С. 23^41; Загоровский А.И. О разводе по русскому праву. Харьков, 1884; Заозерский H.A. К вопросу о разводе брачном // Богословский вестник. 1895. Т. 3, № 9. С. 417—424; Кулишер М.И. Развод и положение женщины. СПб., 1896.

13 Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. СПб., 1896; Кухаржевский И. Общий очерк развития семейных отношений вообще и брачных в особенности // Варшавские Университетские Известия. 1901. Т. 1. С. 1-32; Т. 2. С. 33-64;

14 Сорокин П. Кризис современной семьи // Ежемесячный журнал. 1916. № 2. С. 174-186; № 3. С. 159-172. анализировал исследователь церковной статистики И. Преображенский, к рассмотрению связи смертности и семейного состояния населения обращался выдающийся российский и советский демограф С.А. Новосельский15.

Таким образом, на первом этапе формирования историографии вопроса был накоплен большой фактический материал, связанный с жизнью и бытом русской традиционной семьи, главным образом - крестьянской, детально изучалось российское брачно-семейное законодательство, институт семьи стал объектом социологического и демографического анализа.

Начало второго этапа развития историографии было связано с коренными переменами, которые произошли в российском обществе в 1917 году. С точки зрения изучения брачно-семейной проблематики советский период можно разграничить на три подпериода: 1917-1920-е годы; 1930-е годы - середина 1950-х годов; середина 1950-х - конец 1980-х годов.

В 1920-х годах проблемы семьи, брака, сексуальной жизни активно обсуждались в печати, осуществлялись попытки найти образ «новой семьи», ответить на вопросы о путях строительства взаимоотношений на иных правовых, экономических, нравственных началах16. Данный этап изучения проблем семьи и брака продолжался вплоть до начала 1930-х годов, когда ужесточение политической ситуации привело к ограничению тематики, к заданности методологических основ и результатов исследовательских работ.

В 1920-е годы продолжали развиваться исследования правовых основ брачно-семейных отношений. Кардинальная трансформация законодательства

15 Бесчаснов П. Статистические данные о разводах и недействительных браках за 1867-1886 гг. СПб., 1893; Новосельский С.А. Смертность и семейное состояние населения Санкт-Петербурга // Вестн. общественной гигиены, судебной и практической медицины. 1912. Август. С. 1142-1148; Преображенский И. Статистика браков и разводов с 1840 по 1910 год // Церковные ведомости. 1915. № 48. С. 2408-2414.

16 Василевский JIM. К здоровому половому быту. М., 1924; Григоров Г., Шкотов С. Старый и новый быт. M.-JL, 1927; Залкинд А.Б. Революция и молодежь. М., 1925; Коллонтай A.M. Дорогу крылатому Эросу! // Молодая гвардия. 1923. № 3. С. 120-123; Её же. Новая мораль и рабочий класс. М., 1918; Её же. Семья и коммунистическое государство. М., 1918; Лилина З.И. От коммунистической семьи к коммунистическому обществу. Пг., 1924; Луначарский А. О быте. М.-Л., 1927; Лядов М.Н. Вопросы быта. М., 1925; Семашко H.A. Новый быт и половой вопрос. М., 1926; Троцкий Л.Д. Вопросы быта. Эпоха «культурничества» и её задачи. М., 1923; Фридлендер П. Половой вопрос, государство, культура. Пг., 1920. способствовала актуализации работ по семейному праву, однако обусловливала и тот факт, что дореволюционное законодательство не изучалось, а являлось предметом резкой критики17. Тем не менее, этот блок литературы представляет интерес для исследования, поскольку в нём формирование советской системы брачно-семейного права предстаёт как дискуссионный процесс, в рамках которого нормативные акты рассматривались с учетом тенденций жизнедеятельности общественной системы. Особое внимание специалистов

18 было уделено подготовке второго советского брачно-семейного Кодекса . В свою очередь, критический анализ советской правовой системы уже в 1920-е годы происходил главным образом в среде российской эмиграции19.

На данном этапе появился ряд работ, затрагивающих проблемы демографического развития российской семьи. Крупные военные потери обратили внимание исследователей на вопросы численности и семейного движения населения, были поставлены проблемы эволюции брачности и воспроизводства населения20, в отношении городских семей изучались данные региональной демографической статистики21.

Социологический анализ развития института семьи в наибольшей степени отразил идеологическую обусловленность исследований, выводы которых, как правило, сводились к оценке брачно-семейных отношений, свойственных эпохе диктатуры пролетариата, как завершающего этапа

1 7

Аншелес И.И. Брак, семья и развод. М., 1923.

18 Бранденбургский Я.Н., Крыленко Н.В., Сольц A.A. Семья и новый быт: споры о проекте нового Кодекса законов о семье и браке. М., 1926; Приградов-Кудрин А. Брак и семья: К вопросу о проекте нового Кодекса законов о браке, семье и опеке. M.-JI., 1926.

19 Гинс Г.К. Семья и брак в советской России // Русское обозрение. Пекин. 1921. № 5. С. 200216.

20 Волков Е.З. Динамика народонаселения СССР за 80 лет. M.-JL, 1930; Новосельский С.А. Влияние войн на семейственное движение населения, его свойства и общественную организацию // Труды комиссии по обследованию санитарных последствий войн 1914-1920 гг. М.-Пг., 1923. Вып. 1. С. 49-120; Сорокин П.А. Влияние войны на состав населения, его свойства и общественную организацию // Экономист. 1922. № 1. С. 77-107; Сулькевич С. Эволюция брачности за истекшее 10-летие // Административный вестн. 1925. № 6. С. 13-18.

21 Башмачников В.В. Браки во Владимирской губернии // Наше хозяйство. 1928. № 9-10. С. 108-114; Воробьев Н.И. Семья в Нерехте // Вестн. статистики. 1925. Кн. XX. № 1/3. С. 81102; Карташевский Г.А. Возраст вступающих в брак по г. Переславлю за 1924—1927 годы // Наше хозяйство. 1928. № 4-5. С. 101-107; Его же. Разводы в городе Переславле за 1924-1927 годы // Там же. № 9-10. С. 130-132. формирования семьи современного типа . Однако мощную «живую струю» в образ социологии 1920-х годов внесли массовые опросы, посвященные сексуальному поведению и брачным установкам различных слоев населения . Приведенные в них данные остаются важнейшими источниками анализа эротико-эмоциональных отношений первой четверти XX века.

В рассматриваемый подпериод свадебная обрядность городской семьи24 привлекла внимание этнографов, освещение получили вопросы организации

25 быта рабочей семьи 1920-х годов .

Важно отметить, что, несмотря на отсутствие исследований, посвященных истории городской семьи, на данном этапе сложились предпосылки для её комплексного изучения: в 1920-е годы были сформированы методологические основы анализа городской среды в целом, происходило становление урбанистики как научной дисциплины26. Начали формироваться подходы к изучению вопросов брачно-семейных отношений горожан, бытовых аспектов жизнедеятельности городской семьи, внедрялись новые методы исследования сексуальной активности различных групп населения, изучались данные региональной демографической статистики. Несмотря на исключение из научного поиска некоторых исследовательских тем, работы, направленные на изучение институтов брака и семьи, отличались той степенью свободы, которая отделяла познание от идеологии.

Следующий подпериод развития историографии проблемы относится к

Быстрянский В. Коммунизм, брак и семья. Пг., 1921; Вольфсон С.Я. Социология брака и семьи: опыт введения в марксистскую генеономию. Минск, 1929.

23 Бараш М.С. Половая жизнь рабочих Москвы // Венерология и дерматология. 1926. № 6. С. 139-144; Гельман И. Половая жизнь современной молодежи. М.-Л., 1925; Голосовкер С.Я. К вопросу о половом быте современной женщины. Казань, 1925; Гуревич 3., Гроссер Ф. Проблемы половой жизни. Харьков, 1930; Ласс Д. Современное студенчество // Молодая гвардия. 1927. № 9. С. 135-150.

24 Волков И.А. Ивановская старина. Свадебные обряды в Иванове (1880-1900 гг.) // Рабочий край. 1927. № 91. С. 3; Тонков В. Свадебные песни и обряды г. Мезени. Казань, 1931.

2 Ананьин В.И. По фабрикам и заводам: очерки производства и быта. М.-Л., 1929; Евреинов Н. Как живет рабочий: по материалам обследования бюджета тульских рабочих. М., 1925; Кабо Е.О. Очерки рабочего быта. М., 1928. Т. 1; Каминский Л.С. Быт и здоровье железнодорожного рабочего. Л., 1926. Вып. 1.

26 Анциферов Н.П. Указ. соч.; Гревс И.М. Город как предмет краеведения // Краеведение. 1924. №3. С. 245-258. началу 1930-х - середине 1950-х годов. Общая ситуация характеризовалась созданием работ, определявших образ советской семьи как высший

27 исторический тип брачно-семейных отношений , основывавшихся на едином методологическом фундаменте. Разнообразие подходов сменилось единообразием, резко сузилась источниковая база и проблематика научных работ, в ходе репрессий погибли или были отстранены от деятельности специалисты в области различных отраслей брачно-семейной проблематики. В связи с засекречиванием данных статистики практически приостановилось изучение демографии, редкие работы были посвящены анализу городского ло населения рубежа Х1Х-ХХ веков . Исследования взаимоотношений супругов в браке в историческом аспекте строились как способ демонстрации достижения женщинами равноправия в семье и обществе в связи с реформами советской власти29. Заданностью итоговых выводов отличались и исследования в области права, нацеленные на толкование норм советского законодательства как наиболее прогрессивного. Целый ряд публикаций по советскому семейному праву создала Н.В. Рабинович, комплексно данным вопросом занимался Г.М.Свердлов . В целом, интересным аспектом работ являются только попытки правоведов обосновать непротиворечивость и преемственность Кодексов 1918 и 1927 года.

К середине 1950-х относится начало следующего подпериода развития историографии вопроса, продолжавшегося вплоть до конца 1980-х годов.

27 Вольфсон С.Я.' Семья и брак в их историческом развитии. М., 1937; Крупская Н.К. Заветы Ленина о раскрепощении женщины: сб. ст. М., 1933; Светлов В. Брак и семья при капитализме и социализме. М., 1939.

28 Рашин А.Г. Динамика численности и процессы формирования городского населения России в XIX - начале XX в. // Исторические записки. 1950. Т. 34. С. 32-85.

29 Араловец Н.Д. Женский труд в промышленности СССР. М., 1954; Бильшай-Пилипенко В.Л. Советская демократия и равноправие женщин в СССР. М., 1948; Кирсанова К. Полное равноправие женщин в СССР. М., 1936.

0 Божко В.И. Очерки советского семейного права. Киев, 1952; Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. Л., 1952; Её же. Спорные вопросы советского социалистического семейного права // Ученые записки ВЮЗИ. М., 1948. С. 60-77; Рейхель М.О. Дела об алиментах. М., 1939; Ростовский И.А. О браке, семье и опеке. М., 1933; Свердлов Г.М. Брак и развод. М.-Л., 1949; Его же. Брачно-семейное право стран народной демократии // Советское государство и право. 1949. № 7. С. 39-50; Его же. Советский суд в борьбе за укрепление семьи. М., 1949.

Общеизвестно, что после смерти И.В. Сталина и XX съезда КПСС идеологические ограничения тематики научных исследований уменьшились, в поле зрения историков, социологов, демографов начали входить ранее недоступные источники и данные. В рамках формирования советской социологической школы и её отраслевых направлений начала складываться социология семьи. В 1966 году была создана секция по исследованию семьи и быта Советской социологической ассоциации. Социологи последовательно обращались к истории брачно-семейных отношений первых десятилетий советской власти, процессу создания и реализации семейных Кодексов 1918 и

31

1927 годов . Ряд работ данного периода объединяла общая схема изложения, постулат о превосходстве советской семьи, объяснение негативных явлений пережитками старого строя . Однако впервые в исследованиях А.Г. Харчева, В.З. Роговина была поднята проблема комплексного изучения преемственности форм семьи, взаимосвязи вопросов развития брачно-семейных отношений и государственной политики 1920-х годов. Происходило осмысление дефиниций о-5 брак» и «семья» , в результате которого сформировался понятийный аппарат, используемый социологами и историками семьи сегодня, в том числе - в настоящей работе.

Последовательное развитие получили социально-демографические исследования, изучение истории сельской и городской семьи на основе демографических подходов. В 1956 году А.Г. Рашин создал комплексную статистическую работу, проанализировав данные о динамике численности и составе населения России за 100 лет с 1811 по 1913 год, в частности -особенностях брачности городских и сельских жителей, целый ряд

31 Семёнов Ю.И. Происхождение брака и семьи. М., 1974; Харчев А.Г. Брак и семья в СССР: опыт социологического исследования. М., 1964.

32 Аншин З.Б. Брак и семья в социалистическом обществе. Новосибирск, 1956; Кампарс П.П., Закович Н.М. Советская гражданская обрядность. М., 1967; Колбановский В.Н. О коммунистической морали. М., 1951.

33 Роговин В.З. Проблемы семьи и половой морали в советской социологии 20-х гг. // Социальные исследования. 1970. Вып. 4. С. 88-115; Харчев А.Г. Семья в советском обществе. Л., 1960. исследований в области исторической демографии провел Я.Е. Водарский34.

Важнейшим направлением исследовательского поиска в 1960-1980-е годы стало изучение закономерностей перехода от сложной патриархальной семьи к нуклеарной, выявление его характера и причин, анализ изменения о с состава семьи на рубеже Х1Х-ХХ веков . Исследование проблем естественного движения населения обусловило публикацию в 1977 году сборника статей «Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР», в котором вопросам формирования семьи на рубеже Х1Х-ХХ веков были посвящены работы Б.Н.Миронова и М.С.Тольца36.

Как и на предшествующих этапах развития историографии вопроса, изучение истории брачно-семейных отношений осуществлялось в связи с исследованиями в области этнографии (этнологии), причем акцент делался на материальной стороне быта и уклада жизни . В редких случаях как проблема

38 рассматривались взаимоотношения супругов, семейные роли . На этом же этапе сложилась «сибирская школа» семьеведения39, однако в трудах

34 Водарский Я.Е. Население России за 400 лет (XVI - начало XX в.). М., 1973; Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.): стат. очерки. М., 1956.

35 Боярский А.Я. К вопросу о естественном движении населения в России и в СССР в 1915— 1923 гг. // Боярский А.Я. Население и методы его изучения. М., 1975. С. 225-239; Вишневский А.Г. Два исторических типа демографического поведения // Социологические исследования. 1987. № 6. С. 81-86; Вишневский А.Г., Тольц М.С. Эволюция брачности и рождаемости в советский период // Население СССР за 70 лет. М., 1988. С. 75-114; Кваша

A.Я. Проблемы экономико-демографического развития СССР. М., 1974.

36 Миронов Б.Н. Традиционное демографическое поведение крестьян в XIX - начале XX в. // Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР: сб. ст. М., 1977. С. 83-104; Тольц М.С. Брачность населения России в конце XIX - начале XX в. // Там же. С. 138-153.

37 Анохина JI.A., Крупянская В.Ю., Шмелева М.Н. Быт и его преобразования в период построения социализма// Советская этнография. 1965. № 4. С. 16-31. то

Миненко H.A. Взаимоотношения супругов в русских крестьянских семьях Западной Сибири XVIII - первой половины XIX вв. // Советская этнография. 1978. № 2. С. 72-82.

39 Александров В.А. Семейно-имущественные отношения по обычному праву в русской крепостной деревне XVIII - начала XIX в. // История СССР. 1979. № 6. С. 37-54; Горелов

B.А. Структура и численный состав семьи (по материалам Братского и Нижне-Илимского районов Иркутской области и Кежемского района Красноярского края) // Быт и искусство русского населения Восточной Сибири. Новосибирск, 1971. Ч. 1. С. 96-105; Громыко М.М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX века. М., 1986; Зверев В.А. Брачный возраст и количество детей у русских крестьян Сибири во второй половине XIX - начале XX в. // Культурно-бытовые процессы у русских Сибири: XVIII -начало XX в. Новосибирск, 1985. С. 73-88; Миненко H.A. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII - первая половина XIX вв.). Новосибирск, 1979. этнографов и историков находила отражение не городская, а сельская, крестьянская семья как носительница традиционной культуры.

Традиционной тематикой в комплексе изучения брачно-семейных отношений являлось исследование свадебных обрядов, в том числе бытовавших на территории Верхневолжского региона40. Одной из актуальных для настоящего исследования работ является монография Г.В. Жирновой «Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем», к сожалению, не завершенная и изданная после смерти автора. На основе материалов полевых экспедиций в Калуге, Ельце, Ефремове, Козельске Г.В. Жирнова обобщила данные о способах знакомства, сватовстве, особенностях городских свадеб, избрав в качестве нижней границы исследования вторую половину XIX века41. Автор изучила специфику брачной обрядности горожан, подчеркнув важность анализа процессов жизнедеятельности городской семьи и её жизненных циклов. Для историка семьи, специально не изучающего свадебную обрядность, работа интересна характеристикой сословно-смешанных браков, данными о возрасте вступления в первые браки по группам городского населения.

Обращение к проблематике городской семьи на рассматриваемом этапе происходило в рамках комплексного изучения урбанистической тематики. Историками поднимались проблемы социальной мобильности городских сословий, структуры городского населения42. К изучению экономического положения городской семьи и домохозяйства обращался П.Г. Рындзюнский, вопросы характеристики населения городов, быта горожан, внутрисемейных

40 Гусева С.М. Традиционные элементы в современной свадьбе // Краеведческие записки. Ярославль, 1986. Вып. 4. С. 74-78; Калинина A.A. К вопросу об истории развития свадебного обряда (на материале Вологодской области) // Русский фольклор: материалы и исследования. Л., 1985. Т. XXIII: Полевые исследования. С. 217-226; Русский народный свадебный обряд: исследования и материалы. Л., 1978.

41 Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем. (По материалам городов средней полосы РСФСР). М., 1980.

42 Иванов Л.М. О сословно-классовой структуре городов капиталистической России // Проблемы социально-экономической истории России. М., 1971. С. 312-340; Рыбаков И.Ф. Динамика городского населения России во второй половине XIX в. // Учен. зап. Ленинград, ун-та. Сер. экономических наук. 1959. № 288, Вып. 2. С. 181-209; Сметанин С.И. Разложение сословий и формирование классовой структуры городского населения России // Исторические записки. 1978. Т. 102. С. 153-182. отношений доиндустриального периода рассматривал в своих работах М.Г.Рабинович43. Проблематике и методике этнографического изучения города, культуры и быта рабочих различных регионов России были посвящены работы JT.A. Анохиной, В.Ю. Крупянской, Н.С.Полищук, М.Н. Шмелевой44. В связи с изучением городов Сибири досоветского периода отдельные аспекты образа жизни городской семейной ячейки, взаимоотношений в семье нашли отражение в работах H.A. Миненко и В.И. Пронина45.

Продолжалось исследование истории советского семейного права, в том числе - законодательства первого послереволюционного десятилетия46. Юристы-правоведы возвращались к изучению сравнительного семейного права, внутрисемейной конфликтности, продолжая традиции, заложенные отечественной школой правоведения рубежа XIX-XX веков.

Таким образом, с середины 1950-х до конца 1980-х годов вопросы истории брачно-семейных отношений в основном рассматривались в контексте этнографических исследований, предметом которых было изучение быта сельского и городского населения, крайне редко затрагивались проблемы,

43 Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. Горожане их общественный и домашний быт. М., 1978; Его же. Русская городская семья в начале XVIII в.: По переписной книге Устюжны Железнопольской 1713 г.// Советская этнография. 1978. №5. С. 25—40. Рындзюнский П.Г. Городское население // Очерки экономической истории России первой половины XIX в. М., 1959. С. 279-358; Его же. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века: Взаимоотношение города и деревни в социально-экономическом строе России. М., 1983.

44 Анохина JI.A., Шмелева М.Н. Быт городского населения средней полосы РСФСР в прошлом и настоящем. М., 1977; Крупянская В.Ю., Будина O.P., Полищук Н.С., Юхнева Н.В. Культура и быт горняков и металлургов Нижнего Тагила (1917-1970). М., 1974; Крупянская

B.Ю., Полищук Н.С. Культура и быт рабочих горнозаводского Урала (конец XIX - начало XX в.). М., 1971.

45 Миненко H.A. Городская семья Западной Сибири на рубеже XVII-XVIII в. // История городов Сибири досоветского периода (XVII - начало XX в.). Новосибирск, 1977. С. 175195; Пронин В.И. Городское и сельское население Сибири в конце XIX - начале XX вв. // Город и деревня Сибири в досоветский период. Новосибирск, 1984. С. 88-102.

46 Иодковский А.Н. История советской кодификации // Вопросы кодификации. М., 1957. С. 28-52; Паластина С.Я., Пергамент А.И. Развитие советского законодательства о браке и семье // Советское государство и право. 1975. № 9. С. 47-51; Рабинович Н.В. Семейное право // Сорок лет советского права, 1917-1957. Д., 1957. Т. 1: Период строительства социализма.

C. 276-305; Т. 2: Период социализма. С. 263-300; Семидеркин H.A. Введение гражданского брака в России // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 11. 1982. С. 3-12; Целовальникова С.Н. Первые декреты советской власти о браке и семье // Пятьдесят лет Советской власти и актуальные проблемы правовой науки. Саратов, 1967. С. 56-58. связанные с взаимоотношениями супругов в семье, внутрисемейной жизнью. История развития городской семьи не была объектом комплексного изучения. Научная деятельность специалистов различных отраслей знания затруднялась недостаточной доступностью архивных материалов, влиянием на результаты работ исходных методологических и идеологических позиций.

При этом именно на данном этапе в зарубежной историографии сформировался целый ряд новых плодотворных методологических подходов к исследованию истории брачно-семейных отношений, широкие возможности использования которых у отечественных специалистов появились только в конце 1980-х - 1990-х годах. Уже с середины 1960-х годов в рамках социальной истории и исторической демографии было положено начало формированию истории семьи как научной дисциплины, в контексте которой «точкой отсчета» исследований как политических институтов, так и государства являлся «анализ семьи»: её размеров, структуры и функций47. К изучению влияния родства на систему взаимоотношений семьи и общественных институтов, исследованию

48 роли «родственных сетей» обратились М. Андерсон и Т. Харевен . Метод изучения «семейных стратегий» как систем защиты от внешнего мира, вырабатываемых в процессе жизни семей, разрабатывали Д. Херлихи и Дж.Гуди49. Изучая формирование семьи современного типа, JI. Стоун и Э.Шортер обратились к эмоциональному строю семьи, анализу трансформации в природе любви и сексуальности на основе использования дневников, писем, автобиографических текстов50.

Помимо разработки общеметодологических проблем, зарубежные исследователи изучали вопросы положения женщин, детей в семье, развития движения женщин за свои права в России в XIX - начале XX века, реформы

47 Ласлетт П. История и общественные науки // Философия и методология истории. М., 1977. С. 199-216.

48Anderson М. Family Structure in Nineteenth-Century Lancashire. London, 1971; Hareven T. Cycles, Courses, and Cohorts: Reflections on the Theoretical and Methodological Approaches to the Historical Study of Family Development // Journal of Social History. 1978. № 12. P. 97-109.

49 Goody J. The Development of the Family and Marriage in Europe. Cambridge, 1983; Herlihi D. Medieval Household. Cambridge; London, 1985.

50 Shorter E. The Making of the Modern Family. N.Y., 1975; Stone L. The Family, Sex and Marriage in England (1500-1800). N.Y., 1977. советской власти в области семейного законодательства51. В коллективном сборнике «Женщины в России» 1977 года, изданном по итогам конференции исследователей «женской истории», вопросы советской семейной и тендерной

52 политики затронули Д. Аткинсон, Г. Лапидус и Б. Фарнсворт . В разное время были опубликованы представляющие большой интерес для настоящего исследования работы Б. Клеменс, В. Голдман, К. Хайден, Д. Квигли, Б.Энгель , обращавшихся к проблематике брачно-семейных отношений жителей городов Центрального промышленного района в контексте анализа Кодексов 1918 и 1927 годов, деятельности женотделов, развития женского движения.

С начала 1990-х годов начался постсоветский период развития исследований истории российской семьи, который продолжается и в настоящее время, характеризуется множественностью подходов к изучению брачно-семейных отношений, открытием новых областей научных изысканий, проведением работ на основе различных методологических позиций, активным обращением к достижениям смежных дисциплин, вовлечением в научный оборот ранее недоступных источников. Проведение конференций, посвященных истории семьи, складывание её проблемного поля позволяет некоторым авторам говорить о формировании в российской научной традиции самостоятельной дисциплины - «семьеведения» («фамилистики»)54.

51 Johnson R.E. Family Relations and the Rural-Urban Nexus: Patterns in the Hinterland of Moscow: 1880-1900 // The Family in Imperial Russia: New Lines of Historical Research. Urbana, 1978. P. 263-279; Koenker D. Urban Families, Working Class Youth Groups and the 1917 Revolution in Moscow // Ibid. P. 280-304; Tovrov J. Mother-Child Relationships among the Russian Nobility // Ibid. P. 15-43.

52 Atkinson D. Society and Sexes in the Russian Past // Women in Russia. Stanford, 1977. P. 3-38; Farnsworth B. Bolshevik Alternatives and the Soviet Family: The 1926 Marriage Law Debate // Ibid. P. 139-167; Lapidus G. Sexual Equality in Soviet Policy: A Developmental Perspective // Ibid. P. 115-138.

53 Clements B.E. The Effects of the Civil War on Women and Family Relations // Party, State and Society in the Russian Civil War. Bloomington, 1989. P. 105-122; Goldman W.Z. Freedom and Its Consequences: The Debate on the Soviet Family Code of 1926 // Russian History. 1984. Vol. 11. №4. P. 362-388; Hayden C. The Zhenotdel and the Bolshevik Party // Russian History. 1976. Vol.3. №. 2. P. 150-173; Quigley J. The 1926 Soviet Family Code: Retreat from Free Love // Soviet Union. 1979. Vol. 6. Pt. 2. P. 166-174; Engel B.A. Between Field and Factory: Women, Work and Family of Rural Russia in the Late Nineteenth Century // Russian History. 1989. Vol. 16. № 2-A. P. 223-237; Eadem. The Woman's Side: Male Out-Migration and the Family Economy in Kostroma Province // Slavic Review. 1986. Vol. 45. № 2. P. 257-271.

54 Медков B.M. Стратегия фамилистских исследований в России во второй половине 90-х гг.

Успехов в разработке типологии и анализе закономерностей эволюции брачно-семейных отношений, поливариантности моделей семьи достигли социологи. В их работах история городской семьи конца XIX - начала XX века рассматривается в связи с трансформацией типов семьи, анализом влияния государственной политики на жизнедеятельность семьи как социального института55. Социологи обращаются к изучению сексуальности, социально одобряемого поведения в сфере брачно-семейных отношений56. Для настоящего исследования в социологических работах интересен анализ общественных дискуссий 1920-х годов по вопросам любви, брака, сексуальности, оценки воздействия государственной политики первых лет советской власти на институт семьи, сделанные А.Г. Харчевым, А.И. Черных, A.B. Ковалевой57.

С начала 1990-х годов резко возросло внимание к проблемам народонаселения, умножилось количество исследований городской семьи в рамках исторической демографии. Был опубликован целый ряд работ авторских коллективов, посвященных изучению естественного движения населения России в XX веке, обработке данных статистики на основе новых методов fO количественного анализа . Изучение демографической модернизации и эволюции семьи в России в XX веке продолжили А.Г. Вишневский и Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 18. 1996. № 3. С. 79-88; Орлов И.Б. Семейная история: от истории домохозяйства к вопросам внутрисемейных отношений // Вестн. Тверского гос. унта. Сер.: История. 2009. № 2. С. 67-76.

55 Вишневский А.Г. Эволюция семьи в СССР и принципы семейной политики // Семья и семейная политика. М., 1991. Вып. 1. С. 16-33; Рабжаева М.В. Историко-социальный анализ семейной политики в России XX в. // Социологические исследования. 2004. № 6. С. 89-97; Эволюция семьи и семейной политики в СССР. М., 1992.

56 Голод С.И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России. СПб, 1996; Его же. Эмансипация сексуальности в России: рубеж XIX-XX вв. // Социологические исследования. 2009. № 9. С. 69-79; Кон И.С. Сексуальная культура в России: клубничка на березке. М., 1997; Синельников А.Б. Социально одобряемые причины развода в прошлом и настоящем // Социологические исследования. 1992. № 2. С. 27-37.

57 Ковалева A.B. Трансформация понятия «гражданский брак» как проявление кризиса семейно-брачных отношений: дис. . канд. социол. наук. Хабаровск, 2009; Харчев А.Г. Социалистическая революция и семья // Социологические исследования. 1994. № 6. С. 90-95; Черных А.И. Становление России советской: 20-е годы в зеркале социологии. М., 1998.

58

Демографическая модернизация, частная жизнь и идентичность в России: тезисы докладов науч. конф. (Москва, 27-28 февраля 2002 г.) [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. URL: http://demoscope.ru/weekly/knigi/konfer/konfersod.html (дата обращения: 31.05.2011); Население России в XX веке: исторические очерки: в 3 т. М., 2000. Т.- 1: 1900-1939; Население Советского Союза: 1921-1991. М., 1993.

М.С.Тольц, А.Г. Волков59. Сложились региональные школы исторической демографии, рассматривающие проблематику городской семьи рубежа XIX-XX веков с точки зрения изучения её структуры, брачности, разводимости, детности и других параметров60. Однако, к сожалению, уже сегодня увлеченность анализом количественных источников, стимулируемая развитием компьютерных технологий обработки баз данных, приводит к созданию работ, в которых «сложенные вместе» учителя, купцы и рабочие иллюстрируют мобильность городского «среднего класса» начала XX века61.

В рамках правоведения началось критическое осмысление достижений российской цивилистики конца XIX - начала XX веков. Анализ развития брачно-семейного права активно осуществляется на основе историко-сравнительного подхода, который позволяет сопоставить брачное законодательство России и зарубежных стран, выявить черты преемственности

•л и традиционности в правовой системе . Период 1920-х годов рассматривается как благодатная почва для анализа влияния системы права на традиционные установки людей, проблемы легитимации правовой политики63. Появляются комплексные исследования, посвященные изучению семейного права64, на

59 Вишневский А.Г. Демографическая модернизация России в XX в. // Общественные науки и современность. 2007. № 3. С. 128-140; Волков А.Г. Эволюция российской семьи в XX веке // Мир России. 1999. Т. VIII, № 4. С. 47-57; Тольц М.С. Перепись, приговоренная к забвению // Семья и семейная политика. М., 1991. С. 161-178.

60 Григорьева А.Н. Эволюция брачности в России в 1913-1920-х годах и влияние Первой мировой войны // Тендерная история: pro et contra. СПб., 2000. С. 134—137; Денисенко М.Б. Демографический кризис 1914—1922 гг. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. 1997. № 2. С. 78-97.

61 Стрекалова Н.В. Социальная мобильность женщин «среднего класса» провинциального губернского города в 1907-1917 гг. (на материалах Тамбова) // Частное и общественное: тендерный аспект. М., 2011. Т. 1. С. 270-273. л

Гавриш И.В. Соотношение норм Семейного Кодекса Российской Федерации и брачного права Русской Православной Церкви // Семейное и жилищное право. 2010. № 2. С. 22-27; Карлбек X., Селунская Н.Б. Тендер и модернизация. Брачное законодательство северных стран и советской России в 1920-е годы // Новая и новейшая история. 2004. № 5. С. 170-178; Левшин Э.М. Брачный договор в России // Актуальные проблемы в области гуманитарных наук: от теории к практике. Н. Новгород, 2003. Вып. 4. С. 80-93.

63 Доржеева В.В. Реализация государственной политики по регулированию семейно-брачных отношений на Северо-Востоке России в первой половине XX века // История государства и права. 2008. № 23. С. 21-23; Дорохина О.В. Раннее советское брачно-семейное законодательство: мифы и реалии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18. 1998. № 4. С. 138-154.

64 Колинько А.Ю. Развитие семейного права в России в XIX - начале XX века: дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2006; Левшин Э.М. Становление и развитие брачно-семейного стыке истории права и истории семьи рассматриваются вопросы государственной политики в сфере брачно-семейных отношений65. Однако, несмотря на появление целого ряда историко-сравнительных работ, период рубежа Х1Х-ХХ веков и послереволюционного десятилетия практически не включается в поле научных изысканий как предмет сравнения, создается впечатление, что советская правовая система «выросла на пустом месте», а не была реакцией на законодательство дореволюционного периода. В результате и сегодня актуальными остаются выводы историков права 1930-х годов о том, что в 1917 году была создана система брачно-семейного законодательства, никак не связанная с предшествующей.

Обращаясь к истории семьи, как к традиционному объекту изучения, этнологи с начала 1990-х годов не только работают в русле исследования обрядности семейного цикла66, но и активно используют новые методологические подходы «истории повседневности» для воссоздания полноценной картины быта городской и сельской семьи той или иной исторической эпохи. В рассматриваемый период работу в сфере анализа традиционности в быту горожан продолжила М.Н. Шмелева, исследования быта рабочих рубежа Х1Х-ХХ веков - Н.С. Полищук, традиционная законодательства в дореволюционной России: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2003; Нижник Н.С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в контексте эволюции государственно-правовой системы России, IX-XX вв.: дис. д-ра юрид. наук. СПб., 2003; Её же. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. СПб., 2006; Цатурова М.К. Русское семейное право XVI-XVIII вв. М., 1991; Её же. Три века русского развода: XVI-XVIII века. М., 2011.

6 Веременко В.А. Дворянская семья и государственная политика России (вторая половина XIX - начало XX в.). СПб, 2007; Гуполов Ю.В. Формирование института советской семьи как объекта государственной политики: 1917-1940 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 2012; Дорохина О.В. Семейная политика государства как объект исследования // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 18. 1997. № 2. С. 118-137; Мальковская Т.Н. Семья в объятиях власти, XIX век. СПб., 2008; Пушкарев A.M., Пушкарева H.JI. Ранняя советская идеология 19181928 годов и «половой вопрос» (о попытках регулирования социальной политики в области сексуальности) // Советская социальная политика 1920-x-l 930-х годов: идеология и повседневность. Саратов, 2007. С. 199-228.

66 Зорин Н.В. Русский свадебный ритуал. М., 2001; Кузнецова В.П. Русская свадьба Заонежья, конец XIX - начало XX вв. Петрозаводск, 2001; Коскина В.Н. Русская свадьба. По материалам, собранным во Владимирской области (губернии). Владимир, 1997; Русская свадьба: сб. в 2 т. М., 2000; Этнография и фольклор народов Южного Урала: русская свадьба. Челябинск, 2006.

СП крестьянская семья рассматривается в работах М.М. Громыко и А.В.Буганова .

К вопросам материальной культуры и быта горожан на материале городов

68

Владимирской и Ярославской губерний обращается Е.И. Сазонова . Одним из известных исследователей этнографии русских изучаемого региона и крестьянской семьи в частности является представитель ярославской научной школы И.Ю. Шустрова69. Впервые благодаря усилиям Н.Л.Пушкаревой предметом историко-этнологического исследования стали социокультурные изменения в семейных структурах и повседневном быту дворянок, горожанок и крестьянок на протяжении Х-ХХ веков. Она обогатила проблематику исследований истории семьи, обратившись к вопросам эмоциональной сферы70, к проблемам, поднятым в работах зарубежных исследователей в предшествовавший период. В рамках выработанных Н.Л. Пушкаревой подходов изучение семейной сферы в историческом ключе происходит в русле исследований по истории «женской повседневности», как традиционного пространства реализации женщиной жизненных стратегий71.

67 Будина О.Р., Шмелева М.Н. Город и народные традиции русских: по материалам Центрального района РСФСР. М., 1989; Громыко М.М., Буганов A.B. О воззрениях русского народа. М., 2000; Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991; Полищук Н.С. Обычаи и нравы рабочих России (конец XIX - начало XX в.) // Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций. 1861 - февраль 1917 г. СПб., 1997. С. 114-130; Шмелёва М.Н. Традиции кооперации и взаимопомощи в быту современной городской семьи // Русские народные традиции и современность. М., 1995. С. 72-88.

68 Сазонова Е.И. Материальная культура и быт русского провинциального города конца XVIII - начала XX вв.: На примере городов Владимирской и Ярославской губерний: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2002. Также см.: Чистякова И.К. Жизнь и быт владимирской семьи в конце XIX - начале XX вв. (По материалам семейного архива В.Н. Балихиной) // Материалы Межрегион, краевед, конф. Владимир, 2009. С. 139-146.

69 Шустрова И.Ю. Очерки по истории русской семьи Верхневолжского региона в XIX -начале XX века. Ярославль, 1998; Её же. Этнография русских Верхнего Поволжья: семья и семейный быт крестьян в XIX - начале XX в.: учеб. пособие. Ярославль, 1996.

70 Пушкарева H.JI. «Благослови, родима матушка, во святой час к венцу» // Материнство. 1998. № 1. С. 81-84; Её же. «Внука моя за Ивана не похотела.» // Родина. 1996. № 10. С.78-86; Её же. Женщина в русской семье (X - начало XX в.) // Русские: народная культура (история и современность). М., 2000. Т. 4. С. 41-54; Её же. Мир чувств русской дворянки конца XVIII - начала XIX в.: сексуальная сфера // Человек в мире чувств: Очерки истории частной жизни в Европе и некоторых странах Азии до начала Нового времени. М., 2000. С. 85-119; Её же. Образ идеальной супруги (супруга) и его трансформация в средневековой Руси и России раннего Нового времени (XII-XVII вв.) // Человек и его близкие на Западе и Востоке Европы (до начала Нового времени). М., 2000. С. 117-194.

71 Белова A.B. Повседневная жизнь провинциальной дворянки Центральной России (XVIII -середина XIX в.): дис. . д-ра ист. наук. М., 2009; Котлова Т.Б. Российская женщина в

Изучение истории брачно-семейных отношений горожан ведется в рамках работ историков, предметом которых является рассмотрение отдельных сословий и групп городского населения - дворянства, купечества, мещанства,

ТУ рабочих, студентов, учительства, чиновничества и других. Оригинальное исследование в рамках методологии истории повседневности, посвященное представителям духовного сословия, на материалах Ярославской епархии создала Н.В. Белова. В работе рассматриваются аспекты жизнедеятельности как сельского, так и городского духовенства, характеристика брака и семьи дается во 2 параграфе завершающей главы работы. В зависимости от избранной методологии и методов, целей и задач анализу подвергаются отдельные аспекты жизнедеятельности городской семьи. O.A. Кострикина на материале городов Ярославской губернии затрагивает экономические аспекты семейных отношений мещан. Рассматривая повседневную жизнь ярославского купечества, Н.В. Обнорская останавливается на проблеме изучения семейных связей сословия как одной из его ключевых характеристик73.

Отдельные аспекты истории городской семьи, семейно-бытовой сферы жизни и строя внутрисемейных отношений горожан, как и в предшествующие периоды, рассматриваются в рамках исследований урбанистической тематики. провинциальном городе на рубеже XIX-XX веков. Иваново, 2003; Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Мир русской женщины: семья, профессия, домашний уклад. XVIII -начало XX в. М., 2009; Щербинин П.П. Военный фактор в повседневной жизни русской женщины в XVIII - начале XX в. Тамбов, 2004.

72 Залунаева Е.А. Повседневная жизнь рабочих Ярославля во второй половине XIX - начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук, Ярославль, 2005; Зорин А.Н. Очерки городского быта дореволюционного Поволжья. Ульяновск, 2000; Казакова О.М. Провинциальное учительство в XIX - начале XX веков: на материалах Вятской губернии: дис. . канд. ист. наук. Киров, 2009; Мельникова И.Г. Чиновничество Верхневолжских губерний в первой четверти XIX века: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2010; Прянишников Н.Е. Ярославское купечество: групповой портрет в интерьере истории // Материалы регион, науч. конф. Ярославль, 2000. С. 140-144; Шлукина H.A. Быт провинциального дворянства во второй половине XVIII столетия: дис. . канд. ист. наук. М., 2011; Юркина H.H. Повседневная жизнь московского студенчества: 1830-1890-е гг.: дис. . канд. ист. наук. М., 2006.

73 Белова Н.В. Брак в духовном сословии в конце XVIII - первой половине XIX в. (На материалах Ярославской епархии) // Путь в науку. Ярославль, 2005. Вып. 10. С. 142-147; Белова Н.В. Провинциальное духовенство в конце XVIII - начале XX вв.: быт и нравы сословия: на материалах Ярославской епархии: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2008; Кострикина O.A. Мещанство уездных городов Ярославской губернии в конце XVIII - начале XIX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2003; Обнорская Н.В. Купечество Ярославской губернии в конце XVIII - начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2000.

Создан целый ряд работ, посвященных «повседневной жизни» города, в том числе городов Центральной России74, анализ развития городов России на основе количественных методов и достижений современной исторической демографии проводит Б.Н. Миронов75. Важнейший вклад в изучение истории городов, формирования городской среды рассматриваемого региона вносят историки-краеведы, непредвзято анализирующие развитие духовной культуры дореволюционной России76.

На волне пристального внимания к «социальной истории» исследования истории семьи занимают самостоятельную научную нишу. Расширился спектр работ по истории городской семьи, брачно-семейные отношения изучаются на основе различных методологических подходов, на общероссийском и региональном материале. Заметным событием в историографии социальной истории и истории семьи стало появление исследования Б.Н. Миронова, переосмыслившего целый ряд демографических проблем, трансформацию внутрисемейных отношений, развитие городов в период модернизации

77 российского общества . На сегодняшний день одним из выдающихся исследователей истории городской семьи Сибири второй половины XIX -начала XX веков является Ю.М. Гончаров. Методологическая основа его работ

74 Ионова Е.А. Повседневная жизнь в Иванове в 20-е-30-е годы XX в.: «штрихи к портрету "homo soveticus"» // Краеведческие записки. Иваново, 2007. Вып. X. С. 122-127; Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 гг. СПб., 1999; Ольнева О.В. Повседневная жизнь провинциального города в 1917 г.: по материалам Ярославской губернии: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2005; Повседневная жизнь провинциального города Владимира в последней трети XVIII - первой половине XIX в. Владимир, 2009; Черничкина В.А. Повседневная жизнь губернского города Владимира в последней трети XVIII - первой половине XIX в.: дис.канд. ист. наук. Владимир, 2007.

75 Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. JL, 1990.

76 Балдин К.Е., Семененко A.M. Иваново-Вознесенск. Из прошлого в будущее: [к 140-летию со дня образования города]. Иваново, 2011; Их же. Иваново: История и современность: [К 125-летию города]. Иваново, 1996; Бердова О.В. Женщины в культурной жизни Костромы и Костромской губернии в конце XIX - начале XX века // Женщина в российском обществе. 1996. № 3. С. 66-69; Дудорова JI.B. Старый Владимир. Владимир, 1997; История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. XX века. Ярославль, 2000.

77 Миронов Б. Н. Семья: нужно ли оглядываться в прошлое? // В человеческом измерении. М., 1989. С. 226-246; Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII -начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: в 2 т. СПб., 1999. заключается в комплексном подходе, основанном на теории модернизации, в качестве методики он активно и рационально применяет методы по статистического анализа и информатики .

Основные тенденции развития семейных отношений городского населения России в 1890-1950-е годы на основе методов исторической демографии изучает Н.А. Араловец . Достаточно близкими к её работам по методологии и методам исследования, вниманию к комплексной характеристике демографических параметров городской семьи являются исследования Ю.В. Бодровой и Т.В. Фроловой, созданные на региональном ол материале . На материале Верхневолжского региона созданы работы М.В.Росляковой, которая анализирует влияние сталинской модернизации на семейно-брачные отношения рабочих, демографическое развитие и

Q 1 особенности формирования семьи . На материалах Урала, Сибири исследования истории рабочей семьи проводят В.Н. Фаронов, Н.В. Никишина,

C.B. Голикова, купеческую семью исследует Е.А. Зуева, семейный быт

82 старообрядцев - А.П. Веселова и Е.А. Ульянова .

78

Гончаров Ю.М. Городская семья второй половины XIX - начала XX в. Барнаул: АлГУ, 2002. 384 е.; Гончаров Ю.М. Купеческая семья второй половины XIX - начала XX в.: По материалам компьютерной базы данных купеческих семей Западной Сибири. М., 1999; Гончаров Ю.М. Социальное развитие семьи в России в XVIII - начале XX в. // Семья в ракурсе социального знания. Барнаул, 2001. С. 25-39.

9 Араловец H.A. Городская семья в России, 1927-1959 гг. Тула, 2009; Её же. Российское городское население в 1897-1926 гг.: брак и семья: дис. . д-ра ист. наук. М., 2004; Араловец H.A. Семейные отношения городских жителей России в контексте повседневности, 90-е гг. XIX в. - 20-е годы XX в. // Семья в ракурсе социального знания. С. 97-108.

80 Бодрова Ю.В. Семья провинциального чиновника первой половины XIX века: дис. . канд. ист. наук. Тверь, 2009; Фролова Т.В. Городская семья в XIX в.: на материалах городов Ярославской губернии: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2008.

Ol

Рослякова М.В. История семейно-брачных отношений рабочих Верхневолжского региона: середина 1920-х - конец 1930-х гг.: дис. . канд. ист. наук. Иваново, 2005; Её же. Мужчины и женщины: брачное поведение и взаимоотношения в семьях рабочих // Женщина в российском обществе. 2000. № 2. С. 51-58.

2 Веселова А.П. Семья в старообрядческой культуре: опыт исторического исследования: дис. . канд. ист. наук. Томск, 2007; Голикова C.B. Семья горнозаводского населения Урала XVIII-XIX веков: демографические процессы и традиции. Екатеринбург, 2001; Зуева Е.А. Русская купеческая семья в Сибири конца XVIII - первой половины XIX в. Новосибирск, 2007; Никишина Н.В. Семья горнозаводского населения Алтая второй половины XVIII -первой половины XIX в.: дис. . канд. ист. наук. Барнаул, 2004; Ульянова Е.А. Семейный быт старообрядцев горнозаводского Урала во второй половине XIX - начале XX в. // Общественное сознание и быт населения горнозаводского Урала (XVIII - начало XX в.).

Большую роль в изучении проблем семьи и брака играют «женская история» и тендерные исследования. Э.Г.Колесникова и Т.Б.Котлова осмысливают тендерные стереотипы в российском обществе рубежа XIX-XX веков, роль семьи в сохранении и трансформации тендерных стереотипов в пореформенный период . С точки зрения тендерных подходов политику в отношении женщин и семьи изучают O.E. Казьмина, H.JI. Пушкарева,

84

О.А.Хасбулатова, Ж.В. Чернова и ряд других исследователей .

На современном этапе развития историографии вопроса отечественные и зарубежные исследователи имеют широкие возможности для научного общения, проводятся совместные конференции, публикуются общие сборники работ, электронные версии книг с разрешения авторов размещаются в сети Интернет. Изучение истории семьи и семейной политики в России в постреволюционный период продолжает В. Голдман, Б. Фарнсворт исследует историю семейных взаимоотношений в рабочей семье в период индустриализации и в первые годы установления советской власти, миграции женщин-крестьянок в города после реформы 1861 года, жизни переселенок в городе посвящены работы Б. Энгель . В целом, наибольшее внимание

Екатеринбург, 2004. С. 164-201; Фаронов В.Н. Рабочая семья Сибири в конце XIX - начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Барнаул, 2010.

83 Колесникова Э.Г. Тендерные представления и стереотипы ставропольского провинциального общества в последней четверти ХЕХ - начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ставрополь, 2007; Котлова Т.Б. Тендерные стереотипы в российском обществе: исторический аспект // Тендерная педагогика и тендерное образование в странах постсоветского пространства. Иваново, 2002. С. 112-123; Её же. Социокультурная среда в российском провинциальном городе в конце XIX - начале XX веков: тендерный аспект. Иваново, 2001.

О А

Давыдов Д.Р. Институт семьи в 1920-е годы в Советской России // Тендерная история. С. 141-144; Казьмина О., Пушкарёва Н. Брак в России XX века: традиционные установки и инновационные эксперименты // Семейные узы: Модели для сборки. М., 2004. Кн. 1. С. 185218; Пашенцева С.В. Этапы развития тендерного равноправия в России // Право и политика. 2007. № 12. С. 107-112; Хасбулатова О.А. Российская тендерная политика в XX столетии: мифы и реалии. Иваново, 2005; Чернова Ж.В. Семейная политика в Европе и России: тендерный анализ. СПб, 2008.

85 Engel В.А. Between the Fields and the City: Women, Work And Family in Russia, 1861-1914. Cambridge, 1994; Eadem. Breaking the Ties That Bound: The Politics of Marital Strife in Late Imperial Russia. Ithaca, 2011; Farnsworth B. Rural Women and the Law: Divorce and Property Rights in the 1920s // Russian Peasant Women. New York, 1992; Goldman W.Z. Women, the State and Revolution: Soviet Family Policy and Social Life. 1917-1936. Cambridge, 1993; Eadem. Working-Class Women and the Withering-Away of the Family: Popular Responses to Family Policy зарубежных авторов привлекают вопросы положения женщин в крестьянской и городской семье конца XIX - начала XX веков, советская модель регулирования внутрисемейных отношений86.

Однако вне зависимости от выделения истории семьи в самостоятельную научную дисциплину, историографический обзор даёт представление о том, какая огромная работа ещё предстоит. История семьи находится между полюсами историко-демографических и этнологических исследований: в рамках первых идет анализ количественных параметров семьи, их изменений на протяжении длительных периодов времени, вторые решают задачи реконструкции быта, структур повседневной жизни. Практически неизученным остается комплекс внутрисемейных отношений, которые составляют важнейший аспект жизнедеятельности семьи как системы, тема конфликтного поведения в семье в историческом контексте, лишь опосредовано затрагиваемая при изучении практики расторжения брака. Обогатить наше представление о формировании российской семьи современного типа могут исследования динамики изменений разрешенного и девиантного в брачно-семейных практиках, эволюции эмоциональной сферы взаимоотношений. Перед историками семьи стоит принципиально важная в многонациональной стране задача соотнесения общероссийских тенденций с региональной спецификой, включения широкого комплекса источников провинциальных архивов в исследовательское поле. Её начало в отношении рассматриваемого региона было положено М.В. Росляковой, которая провела анализ семейно-брачных отношений рабочих Верхневолжского региона середины 1920-х -конца 1930-х годов, и Т.В. Фроловой, реконструирующей историю городской семьи Ярославской губернии XIX века. Период конца 1890-х - 1927 годов Russia in the Era of NEP: Explorations in Soviet Society and Culture. Bloomington, 1991. P. 125-143. о/

Осипович T. Проблемы пола, брака, семьи и положение женщины в общественных дискуссиях середины 1920-х годов // Общественные науки и современность. 1994. № 1. С. 161-171; Johnson R.E. Family in Moscow During NEP // Russia in the Era of NEP: Explorations in Soviet Society and Culture. Bloomington, 1991. P. 101-119; Navailh F. The Soviet Model // A History of Women in the West. Vol. V: Toward a Cultural Identity in the Twentieth Century. Cambridge, 2000. P. 226-254. является «недостающим звеном» в логической цепи между этими яркими, созданными на широком источниковом материале работами.

Подводя итог историографическому обзору, необходимо отметить, что на сегодняшний день в тщательном анализе нуждаются неразработанные проблемы внутрисемейных отношений, назрела необходимость проведения исследования истории семьи жителей городов Верхней Волги периода конца 1890-х - 1927 годов. Исходя из степени изученности темы, автор определила цель работы - исследование процесса трансформации брачно-семейных отношений в конце 1890-х - 1927 годах на материале городов Верхней Волги.

Для реализации поставленной цели необходимо решить ряд взаимосвязанных задач: изучить и сравнить брачно-семейное законодательство дореволюционного и советского этапов исследуемого периода как отражение политики государства в отношении семьи и брака;

- раскрыть и проанализировать тенденции, практику и цели изменения правовых норм, касавшихся порядка заключения и расторжения брака;

- охарактеризовать отношение жителей изучаемого региона к институту брака в конце 1890-х - 1927 годах, осветить изменения традиционных ценностных установок на брак и семью;

- выявить и проанализировать мотивы вступления в брак и цели создания семьи на дореволюционном и советском этапах исследуемого периода;

- разработать типологию супружеских конфликтов на основе анализа источников личного происхождения, делопроизводственной документации, материалов периодической печати;

- реконструировать, изучить и сравнить конфликтное поведение в семье жителей городов Верхней Волги как фактор трансформации брачно-семейных отношений на дореволюционном и советском этапах исследуемого периода.

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретический аспект изучаемой проблемы связан с разрабатываемой современными российскими историками и социологами концепцией истории российской семьи, переживавшей в рассматриваемый период процесс изменения

87 доминирующей формы семейной организации .

Методологической основой диссертации стали основные принципы исторического познания: историзм и объективность. При проведении исследования применялись такие общенаучные методы, как индукция и дедукция, выступающие в качестве конкретных познавательных средств, методы анализа, позволяющего разложить изучаемый объект на отдельные элементы, и синтеза, дающего возможность соединить выявленные результаты вновь в единое целое, получив качественно новое понимание рассматриваемого объекта. С целью получения репрезентативной совокупности фактов были использованы традиционные методы источниковедческого анализа: выявление, отбор, критика происхождения, критика содержания, синтетическая критика источников.

В работе использованы как общенаучные, так и собственно исторические методы научного исследования. Применение историко-сравнительного метода необходимо для выявления сущности брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги на протяжении двух этапов изучаемого периода по сходству и различию присущих им свойств, сравнения брачно-семейного законодательства дореволюционного и советского этапов. Историко-типологический метод позволяет разбивать совокупности объектов и явлений на качественные типы на основе присущих им признаков, то есть в настоящей работе является одним из важнейших приемов изучения конфликтного поведения в семье и разработки типологии внутрисемейных конфликтов. Историко-системный метод дает возможность исследовать брачно-семейные отношения и институт семьи как систему, взаимодействующую с другими системами общества, функционально реагирующую на «вызовы внешней среды» и являющуюся её активным агентом.

87 Вишневский А.Г. Эволюция российской семьи // Экология и жизнь. 2008. № 7. С. 4-11, № 8. С. 8-13; Гончаров Ю.М. Городская семья.; Его же. Социальное развитие семьи.; Миронов Б.Н. Указ соч.

Для диссертационного исследования принципиальное значение имеют методологические основы современной конфликтологии: фундаментальное осмысление категории конфликта как неотъемлемой части социальной жизни, необходимой для развития общественной системы в целом и выработанные конфликтологами приемы анализа конфликтов, их природы и структуры, динамики и функций, основанные на создании типологии конфликтного поведения в качестве инструмента его изучения.

Характеризуя центральные понятия настоящей работы, необходимо отметить, что понятие «брачно-семейные отношения» рассматривается нами как отношения мужчины и женщины, ведущие к заключению брака, процесс создания и существования семьи. На основании концепции С.И. Голода «брак» определяется как «санкционированная и регулируемая общественно-историческая форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям»89. Семья рассматривается как «общественный механизм воспроизводства человека, отношения между мужем и женой, родителями и детьми, основанная на этих отношениях малая группа, члены которой связаны общностью быта»90.

Источниковая база исследования. Материалами для проведения исследования стали архивные и опубликованные исторические источники, которые можно разделить на следующие группы: законодательные и нормативно-правовые акты; делопроизводственные материалы; статистические сборники и материалы; периодические издания; источники личного происхождения; произведения художественной литературы.

Изучение истории российской семьи невозможно без обращения к законодательным и нормативно-правовым актам. Все центральные позиции, оо

Кириллина В.Н. Тендерный конфликт как фактор социокультурного развития: дис. . д-ра филос. наук. М., 2004; Козер Л. Функции социального конфликта. М., 2000; Леонов Н.И. Онтологическая сущность конфликтов // Конфликтология: Хрестоматия. М.; Воронеж, 2002; Уткин Э.А. Конфликтология: теория и практика. М., 1998.

89 Голод С.И. Стабильность семьи: социальный и демографический аспекты. Л., 1984. С. 36.

90 Российская социологическая энциклопедия. М., 1998. С. 462-463. упорядочивавшие отношения между супругами, родителями и детьми до 1917 года, были сосредоточены в Книге I Свода законов гражданских X тома Свода законов Российской Империи91. Наказания за нарушение предписываемых норм входили в Уложение о наказаниях уголовных и исправительных редакции 1885 года, небольшой ряд вопросов - в поэтапно утверждавшееся с 1903 года Уголовное Уложение, полностью так и не вступившее в силу; отдельные позиции регулировались Уставом духовных консисторий, Уставами о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, гражданского и уголовного судопроизводства, о паспортах, о векселях, Сводом законов о состояниях92. Вопросы имущественных прав супругов регулировались статьями второй,

03 третьей и четвертой книг Свода законов гражданских .

Для анализа законодательной базы советского этапа в качестве источников были привлечены: декреты Совета народных комиссаров и Всероссийского центрального исполнительного комитета от 16 (29) декабря 1917 года «О расторжении брака» и от 18 (31) декабря 1917 года «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния»94, Кодекс законов об актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве, принятый 16 сентября 1918 года, Кодекс законов о браке, семье и опеке,

91 В работе использованы две редакции Свода: 1912 года - Свод законов Российской Империи. Полный текст всех 16 томов, согласованный с последними Продолжениями, изданными в порядке ст. 87 законов основных, и позднейшими узаконениями. СПб., 1912. [Электрон, ресурс] // Классика российского права: электронная библиотека. URL: http://civil.consultant.ru/code (дата обращения: 15.05.2012) (далее - СЗРИ), а также редакция 1914 года - Свод законов Российской Империи, повелением государя императора Николая Первого составленный. Петроград, 1914. Т. X. Ч. 1 (далее - Свод законов).

92 Свод законов о состояниях // СЗРИ. Т. IX. IV+208 е.; Устав о векселях // Там же. Т. XI. Ч. 2. С. 951-964; Уголовное уложение // Там же. Т. XV. С. 235-262; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных // Там же. С. 1-202; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных: издание 1885 года и по продолжению 1912 г. СПб., 1914; Устав о паспортах // СЗРИ. Т. XIV. С. 1-64; Устав гражданского судопроизводства // Там же. Т. XVI. С. 113324; Устав духовных консисторий. СПб., 1900; Устав о наказаниях, налагаемых Мировыми Судьями // СЗРИ. Т. XV. С. 203-233; Устав уголовного судопроизводства // Там же. Т. XVI. С. 367-524.

93 СЗРИ. Т. X. Кн. 2-4. С. 33-169.

94 О расторжении брака: декрет СНК и ВЦИК от 16 (29) дек. 1917 г. // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства (далее - СУ). 28.12.1917. № 10. Ст. 152; О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния: декрет СНК и ВЦИК от 18 дек. 1917 г.//СУ. 29.12.1917. № 11. Отд. І.Ст. 160. введенный в действие с 1 января 1927 года95. Отдельные правовые нормы, касающиеся положения супругов в браке и регулирования внутрисемейных отношений, были включены в Гражданский Кодекс РСФСР, Гражданский Процессуальный Кодекс 1923 года, Уголовные Кодексы 1922 и 1926 годов96. Комплексный анализ ключевых тенденций изменения брачно-семейного законодательства обусловил обращение к ряду проектов законодательных актов , Определениям и постановлениям Священного Собора 1917-1918

98 г» годов . Задачи изучения правовых норм советского этапа рассматриваемого периода как целостной концепции государственного регулирования брачно-семейных отношений способствовали вовлечению в круг источников программных документов РСДРП и ВКП(б)99.

Второй группой использованных источников являются делопроизводственные материалы, хранящиеся в фондах государственных архивов Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской областей: материалы судебных заседаний по бракоразводным делам, гражданских и уголовных судебных процессов; книги брачных обысков; книги записей браков и книги записей разводов; переписка между учреждениями, протоколы и

95 Кодекс законов об актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве: принят на сессии ВЦИК от 16 сент. 1918 г. [Электронный ресурс]. Доступ из справ-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 17.05.2012); О введении в действие Кодекса законов о браке, семье и опеке: пост. ВЦИК от 19 нояб. 1926 г. [Электронный ресурс]. Доступ из справ-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 17.05.2012).

96 О введении в действие Гражданского Кодекса РСФСР: пост. ВЦИК от 11 нояб. 1922 г. [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 17.05.2012); О введении в действие Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР: пост. ВЦИК от 10 июля 1923 г. [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 17.05.2012).

Гражданское уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения. М., 2008. Кн. 2: Семейственное право; Основные положения законопроекта о свободе совести, внесенные 50 членами Государственной Думы первого созыва 12 мая 1906 года // Государственная Дума. Второй созыв. Обзор деятельности комиссий и отделов. СПб., 1907. С. 548. по

Священный Собор Православной Российской Церкви: Собрание определений и постановлений. М., 1918. Вып. 2.

99 Программа Российской социал-демократической рабочей партии, принятая на II съезде партии // Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1953. Ч. 1: 1898-1925. С. Программа Российской коммунистической партии (большевиков) // Коммунистическая партия. Ч. 1: 1898-1925. С. 409-454. доклады по вопросам помощи семьям, работе среди женщин; просительные документы. Большой интерес для исследования представляют материалы Российского государственного исторического архива: бракоразводные дела, дела по спорным вопросам брачно-семейного законодательства, отзывы на законопроектные документы, проходившие через Канцелярию Обер-Прокурора Священного Синода (РГИА. Ф. 797). Для анализа регионального материала были проработаны документы архивных фондов Государственного архива Ивановской области (далее - ГАИО): «Городской судья города Кинешма Костромской губернии» (Ф. 526), содержащего документы 1890-1914 гг., «Городской судья 1-го участка г.Иваново-Вознесенск Шуйского уезда Владимирской губернии» (Ф. 18, 1890-1917 гг.), «Городской судья 2-го участка г. Иваново-Вознесенск Шуйского уезда Владимирской губернии» (Ф. 19, 18911917 гг.), «Городской судья г.Юрьевец Костромской губернии» (Ф. 914, 18901917 гг.). Фонды содержат гражданские и уголовные дела о жестоком обращении мужей с женами, невозможности совместного сожительства, о требовании денег на содержание, об имущественных вопросах и другие. В Государственном архиве Ярославской области также были рассмотрены материалы фонда «Ярославский окружной суд» (Ф. 346, 1890-1918 гг.), в частности - кассационные жалобы по гражданским делам брачно-семейной проблематики. В Государственных архивах Владимирской (Г ABO), Костромской (ГАКО), Ярославской (ГАЯО) областей были изучены документы фондов духовных консисторий, содержащие книги брачных обысков, дела о расторжении браков, признании браков недействительными, о нарушениях процедуры бракозаключения, о производстве брачных обысков, дела о сокращении церковной епитимии, о рождении детей вне брака и другие: фонда 556 «Владимирская духовная консистория» (1895-1918 гг.), фонда 130 «Костромская духовная консистория» (1895-1919 гг.), фонда 230 «Ярославская духовная консистория» (1895-1920 гг.). В данной группе источников важно обратить внимание на консисторские материалы 1918-1920 годов, массив которых был просмотрен полностью в связи с их огромной познавательной ценностью для выявления отношения населения городов Верхней Волги к изменению брачно-семейного законодательства после 1917 года.

Делопроизводственные документы советского этапа изучаемого периода (1917-1927 гг.) рассмотрены в фондах ГАКО «Народный суд 2 участка г.Костромы» (Р-59), «Народный суд г. Костромы» (Р-798), «Коллекция документов отдела ЗАГС г. Костромы» (Р-1355), а также фондах ГАИО «Народный суд 1-го участка Кинешемского уезда Иваново-Вознесенской губернии, г. Кинешма» (Р-1373), «Суд особой сессии при Иваново-Вознесенском губернском совете народных судей, г. Иваново-Вознесенск» (Р-23), объединенном фонде «Народные судьи Иваново-Вознесенского уезда Иваново-Вознесенской губернии», включающего материалы фондов «Народный суд 1-го участка г.Иваново-Вознесенск» и «Иваново-Вознесенский губернский совет народных судей» (Р-259), объединенном фонде «Народные суды Шуйского уезда Иваново-Вознесенской губернии», включающего материалы 1 и 2 судебных участков по городу Шуя (Р-251). Данные фонды содержат дела по гражданским искам на содержание детей, искам об установлении либо признании отцовства, о признании факта рождения, о расторжении браков. Фонд «Коллекция документов отдела ЗАГС г.Костромы» содержит книги записей браков и книги записей разводов, представляющие общие сведения о параметрах городской семьи, продолжительности браков на советском этапе рассматриваемого периода.

Переписка между учреждениями, протоколы и доклады по вопросам помощи семьям, работе среди женщин на советском этапе изучаемого периода были рассмотрены по документам фонда ГАИО «Иваново-Вознесенский губернский Совет профессиональных союзов (Губпрофсовет), г.Иваново-Вознесенск» (Р-765).

Необходимым элементом источниковой базы диссертационного исследования являются статистические материалы, извлеченные из официальных справочников, отчетов, сборников. Наибольший интерес для работы представляют демографические данные о численности населения городов, их социальной структуре, естественному движению населения, в том числе - брачности и разводимости. Наиболее достоверным и репрезентативным статистическим источником являются материалы Первой Всероссийской переписи 1897 г., позволяющие находить ответы на многие вопросы, касающиеся состояния российского общества в конце XIX века100. Для получения данных статистики по советскому этапу исследуемого периода в качестве источников привлекались материалы статистических справочников по губерниям, отчетов Губернских исполнительных комитетов, сборники Центрального статистического управления по естественному движению населения, материалы секции социально-демографической статистики Статистического бюро исполкома Ярославского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ГАЯО. Ф. Р-548), а также обработанные материалы Всесоюзной переписи населения 1926 года101.

Важной по информативности группой источников является периодическая печать. На рубеже Х1Х-ХХ веков в связи с расширением читательской аудитории в результате роста городского населения все более явно проявлялась потребность населения в оперативной информации, появились общественно-политические, юмористические, профессиональные газеты, количество новых изданий росло. Ценнейший источник, иллюстрирующий брачные ожидания людей и мотивы вступления в брак, -брачные объявления - дают такие издания начала XX века как «Брачная газета», «Новобрачная газета», газета «Узы Гименея». В процессе изучения научной проблемы использовались специализированные центральные газеты и

100 Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г.: Города и поселения в уездах, имеющих 2000 и более жителей. СПб., 1905; Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. (По губерниям). СПб., 1899-1905. Т. 6: Владимирская губерния. Тетр. 1, 2, 1900-1904; Т. 18: Костромская губерния, 1903; Т. 50: Ярославская губерния, 1904.

101 Всесоюзная перепись населения 1926 г. Отд. 1: Народность. Родной язык. Возраст. Грамотность. М., 1928-1929. Т. 2: Западный район. Центрально-промышленный район; Т. 9: РСФСР; Естественное движение населения Союза ССР (1923-1925 гг.). Москва, 1928. Т. 1. Вып. 1; Статистический ежегодник Владимирской губернии: 1918-1922 гг. Ковров, 1923. Ч. 1; Статистический справочник по Владимирской губернии за 1925-1927 гг. Владимир, 1928; Статистический справочник по районам Костромской губернии: 1926-1928 гг. Кострома, 1929; Ярославский статистический вестник. 1924. № 4; 1925. № 8.

1 гп журналы либерального толка , научно-литературного и политического,

103 религиозно-охранительного направления , региональные периодические, религиозные издания104.

В 1920-е годы именно на страницах периодической печати разворачивалась дискуссия по всем интересовавшим население вопросам брачно-семейных отношений, взаимоотношений мужчин и женщин сексуального характера, реформ законодательства, перспектив развития семьи. В качестве источников рассматривался широкий спектр региональных газет105, ряд изданий центральной прессы106.

Отдельную группу источников составляют документы личного происхождения. Они наиболее последовательно воплощают процесс самосознания личности и становление межличностных отношений. К источникам личного происхождения относятся дневники, мемуары, частная переписка. Для исследуемой темы они являются бесценным источником, отражающим внутренний мир авторов, их рефлексию по поводу вопросов брачно-семейных отношений, описание индивидуальных практик вступления в

I (Y7

Брачная газета / Еженедельное литературно-художественное издание. М., 1906-1907; Женская жизнь / Иллюстрированный двухнедельный журнал. М., 1914-1916; Журнал для женщин. М., 1914; Новобрачная газета. М., 1907; Работница / Ежемесячный общественно-политический и литературно-художественный журнал. СПб., 1914; Узы Гименея / Еженедельная иллюстрированная газета. СПб, [1907?].

103 Новое слово / Журнал научно-литературный и политический. СПб., 1897; Русская мысль / Ежемесячное литературно-политическое издание. М., 1904; Русский вестник / Литературный и общественно-политический журнал. СПб., 1895-1906; Церковные ведомости, издаваемые при Святейшем правительствующем Синоде / Еженедельное издание с прибавлением. СПб., 1895-1915.

104 Владимирские губернские ведомости / Еженедельный журнал. Владимир, 1895-1914; Владимирские епархиальные ведомости / Еженедельный журнал. Владимир, 1907-1918; Костромские епархиальные ведомости. Кострома, 1890-1916.

105 Агитатор-пропагандист / Орган Владимирского Губкома РКП(б). Владимир, 1922; Красный мир / Орган Костромского губисполкома Советов и губкома РКП(б). Кострома, 1920; Рабочий край / Орган Иваново-Вознесенского Губернского и Городского Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов, Губкома РКП и Губпрофсовета. Иваново-Вознесенск, 1918-1927; Смена / Орган Костромского Губкома ВЛКСМ. Кострома, 1927; Советская газета / Орган Костромского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Кострома, 1918.

106 Вестник агитации и пропаганды (Коммунистическая революция) / Общественно-политический журнал; орган ЦК РКП. М., 1922; Вестник жизни / Общественно-литературный журнал. М., 1918-1919; Красная Новь / Ежемесячный литературно-художественный и научно-публицистический журнал. М., 1921-1922. брак и создания семьи, переживания семейной жизни. Без привлечения широкого спектра источников личного происхождения невозможно решить поставленные в настоящей работе задачи анализа отношения жителей изучаемого региона к институту брака в конце 1890-х - 1927 годах, изменения традиционных ценностных установок на брак и семью.

Дневник-ежедневник Антонины Сперанской (Зааловой), хранящийся в архиве городского округа Шуя (далее - ШГА, Ф. 280), — летопись событий жизни, девических впечатлений, истории любви и замужества, жизненного пути автора на протяжении 1898-1918 годов. Фондообразователь - яркая представительница провинциальной интеллигенции, дочь учителя начальной школы и акушерки, впоследствии - санитарный врач города Шуи. С некоторыми временными перерывами А.Н. Сперанская ведет целостное «сиюминутное» повествование о своем обучении в Шуйской гимназии, замужестве, взаимоотношениях с супругом - Н.З. Зааловым, размышляет об отношениях мужчин и женщин в социуме, роли, которую играет работа, образование, брак, семья в её жизни. Кроме дневниковых записей, фонд содержит воспоминания фондообразователя о работе в качестве врача в Шуе в 1924-1934 годах, а также «тюремный дневник Н.З. Заалова» 1911 года, в котором он по просьбе супруги записывал свои мысли, чувства, тревоги, находясь в разлуке с семьей.

Жизнеописание Александры Богатыревой «Санькино счастье» (ШГА. Ф. 102) - отличающиеся разными периодами длительности («сиюминутные» и восстановленные в памяти) записи представительницы бедной рабочей семьи, жительницы Юрьевца, впоследствии выпускницы Костромской гимназии Ю.В.Смольяниновой. Детские годы (конец XIX века) она описывает в форме воспоминаний. Записи о времени, проведенном в гимназии, последующей жизни, любви и работе, продолжаются до начала 1920-х годов (времени поступления в Московский государственный университет).

Мемуары Елизаветы Борщовой (Китицыной) «Семейная хроника» (ГАКО. Ф. Р-550. Д. 125) - это воспоминания девушки из дворянской семьи, относящиеся к 1900-1917 годам. Автор описывает жизнь в губернском Ярославле, особенности быта дворянской семьи, события, связанные со сватанием, выбором жениха и замужеством. Воспоминания дочери Е.М.Китицыной - Лидии Сергеевны - «Моя трудовая жизнь» (ГАКО. Ф. Р-550. Д. 17) являются биографическим очерком, в котором описываются события детства, проведенного в Ярославле, обучения в гимназии, тяжелые условия жизни и работы в 1920-е годы.

Интерес для диссертанта также представляют воспоминания выпускника Шуйской мужской гимназии 1890-х годов В.В. Голубкова (ШГА. Ф. 331. Д. 20), записанные Шуйским краеведом Е.Я. Струлевым и повествующие о жизни и интересах гимназистов конца XIX века, воспоминания представительницы рабочей среды, активной участницы революционного движения К.Я.Шабариной, хранящиеся в Шуйском историко-художественном и мемориальном музее имени М.В. Фрунзе. К.Я. Шабарина, сосредотачивая свое внимание на событиях революции, достаточно подробно освещает историю организации работы по охране материнства и младенчества в городе Шуе, затрагивает вопросы внутрисемейных взаимоотношений как одну из ключевых характеристик представителей революционного движения, откровенно пишет о взаимоотношениях с мужем (ШММФ. Н/В 179/1, Н/В 4996/8).

Несколько беллетризированный характер имеют опубликованные дневники Е. Дьяконовой и А. Волковой, принадлежавших к купеческому сословию (их семьи проживали в Нерехте и Нижнем Новгороде). Несмотря на литературную обработку, они сохранили индивидуальный взгляд на происходившие события и явления окружающей жизни. Исследовательский интерес также представляют опубликованные воспоминания H.A. Варенцова, В.Н.Харузиной, A.B. Тырковой-Вильямс, М.А. Багаева, А.М.Коллонтай, Ф.Н.Самойлова, М.К. Куприной-Иорданской, благодаря которым складывалась единая картина жизни различных слоев населения дореволюционного периода. Воспоминания 3. Гиппиус, А. Ноздрина, Ц. Бобровской (Зеликсон), М.Расковой, сборник воспоминаний о первых годах становления Советского государства «Женщины рассказывают», несмотря на идеологизированный характер, позволяют получить сведения о том, как «приживались» в обществе первые инициативы советской власти107.

К источникам личного происхождения относятся письма, которые, как правило, имеют фиксированного адресата, что позволяет учитывать характер отношений между корреспондентами, условия переписки и степень влияния внешних факторов на содержание корреспонденции. В ходе исследования проблемы была использована переписка представителей купеческих семей Д.Г.Бурылина и A.A. Бурылиной (Носковой) (ГАИО. Ф. 205), A.A. Титова, А.А.Гейденрейх и H.A. Титовой (ГАЯО. Ф. 1367), представителей дворянства Н.В. Самсоновой и Е.Е. Самсоновой (ГАЯО. Ф. 1208), Н.В. Демьяновой (ГАИО. Ф. 512), представителей городской интеллигенции В.А. Баранчук (Добротиной) и А.К. Баранчука (ГАКО. Ф. Р-1495). Рассматривалась корреспонденция, размещавшаяся в специальных рубриках газет и журналов и содержащая информацию о проблемах, волнующих женщин и мужчин, о сложностях в их семейной жизни. Письма в газеты дореволюционного и советского этапов исследуемого периода позволяют получить сведения о дискуссиях по вопросам брака, семейных отношений, отражая частные мнения и индивидуальные судьбы.

107 Багаев М.А. За десять лет: Социал-демократическая организация в Иваново-Вознесенском районе в 1892-1902 гг.). Иваново-Вознесенск, 1930; Его же. Моя жизнь: Воспоминания ивановца большевика-подпольщика. Иваново, 1949; Бобровская (Зеликсон) Ц. Записки подпольщика: 1894—1917. М., 1957; Варенцов H.A. Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое. М., 1999; Волкова А.И. Воспоминания, дневник и статьи. Н. Новгород, 1913; Гиппиус 3. Петербургские дневники, 1914-1919. М.-Н.-Йорк, 1991; Дьяконова Е. Дневник русской женщины. М., 2004; Женщины рассказывают: Воспоминания, статьи (1918-1959). Смоленск, 1959; Кизеветтер A.A. На рубеже двух столетий: Воспоминания (1881-1914). М., 1997; Коллонтай A.M. Из моей жизни и работы: воспоминания и дневники. М., 1974; Корчагина-Александровская Е.П. Страницы жизни: статьи и речи, воспоминания. М., 1955; Куприна-Иорданская М.К. Годы молодости: воспоминания о А.И. Куприне. М., 1960; Ноздрин А.Е. Дневники. Двадцатые годы. Иваново, 1997; Раскова М. Записки штурмана. М., 1976; Самойлов Ф.Н. По следам минувшего: воспоминания старого большевика. М., 1934; Стасова Е.Д. Страницы жизни и борьбы. М., 1957; Тыркова-Вильямс A.B. То, чего больше не будет: воспоминания известной писательницы и общественной деятельницы. М., 1998; Фигнер В.Н. Запечатленный труд: воспоминания в 2-х т. М., 1964; Харузина В.Н. Прошлое. Воспоминания детских и отроческих лет. М., 1999.

Последнюю группу источников составляют произведения художественной литературы. Благодаря литературным и публицистическим произведениям мы можем видеть круг проблем, которые волновали общество, предлагаемые способы их решения. Литературные тексты содержат прямые обращения к общественному мнению по целому ряду вопросов: несчастливые браки, развод, отношения между мужчинами и женщинами108.

Комплексное использование источников дает возможность получить достоверную и целостную картину трансформационных процессов, происходивших в сфере брачно-семейных отношений жителей городов рассматриваемого региона.

Научная новизна диссертации. Настоящая работа - это первый опыт комплексного изучения брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги в хронологических рамках конца 1890-х - 1927 годов. Впервые подобное исследование ведется на материалах Владимирской, Костромской, Ярославской, Иваново-Вознесенской губерний.

В работе предложен подход к сравнению дореволюционного и советского брачно-семейного законодательства с точки зрения взаимосвязи и преемственности российской правовой системы. Автором впервые предпринята попытка осмысления конфликтного поведения в семье в историческом контексте как существенного фактора социокультурной трансформации брачно-семейных отношений на основе разработанной в диссертации типологии супружеских конфликтов.

Диктуя необходимость проведения исследования на широком комплексе источников, цели и задачи работы обусловили активное обращение к архивным данным, в ходе которого в научный оборот был введен целый ряд

108 Арцыбашев М.П. Тени утра: роман, повести, рассказы. М., 1991; Бедный Д. Всерьёз и. не надолго, или советская женитьба // Луначарский A.B. О быте. M.-JL, 1927. С. 28-32; Брыкин Н. Собачья свадьба // Звезда. 1925. № 5. С. 172-185; Гладилов Н. Бабий бунт // Ковш. 1926. Кн. 4. С. 218-226; Гладков Ф.В. Цемент. М., 1986; Коллонтай A.M. Большая любовь: повести, рассказы. СПб., 2008; Ленский В.Я. Трагедия брака. М., 1993; Малашкин С.И. Луна с правой стороны, или необыкновенная любовь // Трудные повести: 1920-е годы. М., 1990; Романов П.С. Без черёмухи: повесть, рассказы. М., 1990; Северин Н. Современный брак // Русский вестник. 1891. Т. 215. С. 206-218; Толстой Л.Н. Крейцерова соната // Толстой Л.Н. Крейцерова соната: Повести. СПб., 2004. С. 113-209. делопроизводственных материалов и документов личного происхождения: личные фонды 280 и 102 архива городского округа Шуя, фонд 512 ГАИО, порядка 400 архивных дел светского и духовного суда.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что предложенные в работе подходы к изучению института семьи могут служить научной основой для дальнейшей разработки брачно-семейной проблематики на новом уровне. Результаты исследования демонстрируют продуктивность соотнесения правовых норм и практики брачно-семейных отношений на основе анализа пограничных и переломных этапов жизненного цикла семьи: процесса поиска супруга и конфликтного поведения мужа и жены в браке. В работе установлено, что обращение к категории конфликта эффективно при использовании историко-сравнительного метода для изучения института семьи, в особенности для периодов, когда затруднено сопоставление количественных данных. Оно позволяет выявить противоречия и динамику потребностей, интересов супругов, рассмотреть факторы, способствовавшие распаду семей, открывая в «локальных» противоречиях тенденции трансформации института семьи на исследуемом историческом отрезке. Предложенная автором типология супружеских конфликтов может служить инструментом исследования института семьи в хронологических рамках конца 1890-Х-1927 гг. на материале иных регионов.

Материалы автора могут быть использованы в процессе преподавания спецкурсов по истории повседневности, истории семьи, при разработке междисциплинарных учебных программ, учебных пособий. Выводы о воздействии государственной политики на практики брачно-семейных отношений могут быть полезны при формировании региональных и федеральных программ поддержки института семьи.

Структура работы. Структура исследования обусловлена его задачами и целью. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка сокращений, списка источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Трефилова, Мария Николаевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог диссертационному исследованию, можно констатировать следующее. Период конца 1890-х - 1927 годов комплексно отразил противоречивый характер трансформационных процессов, затронувших практики брачно-семейных отношений жителей городов Верхней Волги. Являясь важнейшим показателем становления семьи современного типа, они не были однолинейны и однородны, сочетая в себе тенденции сохранения традиционности, патриархально-авторитарных устоев внутрисемейной организации, и формирования новых ценностей, демократизации правил поведения членов семьи в отношении друг друга.

Сравнение брачно-семейного законодательства дореволюционного и советского этапов исследуемого периода позволяет отметить наличие преемственности данных правовых систем, оценить преобразования в сфере семьи, как меры, связанные с предыдущей историей и развитием страны, актуализировавшиеся и востребованные различными слоями городского населения. Брачно-семейное законодательство Российской Империи конца XIX - начала XX века способствовало закреплению иерархической структуры общества, неравномерному распределению прав между членами семьи. Наиболее острыми проблемами правоприменения, предметом общественных и юридических дискуссий являлись: пересечение и противоречия гражданских и церковных правовых норм, каузальность законодательства, возможности злоупотребления родительскими правами и правами мужа в браке, нормативность вмешательства в создание семьи третьих лиц, разнородность регистрации и учёта браков, брачного права в отношении представителей разных вероисповеданий, отсутствие нормы разлучения супругов, бракоразводное право и судопроизводство.

На протяжении первого этапа исследуемого периода законодательство не оставалось статичным. На общем фоне преобразований в социальной структуре общества, развития системы образования, роста городов и городского населения, вовлечения женщин в производственный процесс, общественную деятельность патриархальные нормы законодательства подвергались переоценке, велась законопроектная работа по подготовке реформы гражданского и уголовного права, в 1914 году был принят вводивший норму раздельной жизни супругов закон «О некоторых изменениях и дополнениях действующих узаконений о личных и имущественных правах замужних женщин и об отношениях супругов между собою и к детям».

Однако государственная власть в союзе с Русской Православной Церковью отстаивала традиционную модель брачно-семейных отношений. Верховная власть охраняла брак как социальное учреждение, несущее в первую очередь социальные функции, сохраняя отношение к нему, как к институту, находящемуся выше воли состоящих в нём лиц. Процесс реформирования постоянно затягивался, законопроектная работа останавливалась на стадии согласований, комплексное решение вопросов внедрения гражданско-правовой регистрации и изменения бракоразводного права ограничивалось полумерами. Брачно-семейное законодательство конца XIX - начала XX веков объективно тормозило развитие института семьи и являлось инструментом в руках консервативной части общества, которая препятствовала модернизационным процессам, тем самым стимулируя революционные настроения. Усиливалась напряженность и неопределенность в обществе, изменявшемся в соответствии с новыми условиями жизни, правовые нормы в сфере расторжения брака усугубляли остроту внутрисемейных конфликтов.

Изменение законодательства 1917-1918 годов стало следствием кризиса традиционной, патриархальной семьи и попыткой кардинального решения возникших до революции проблем, но оно не могло быть сразу эффективным, и оказалось идеологической мерой, направленной на реализацию абстрактной модели реформирования. Были устранены ограничения на вступление в брак, связанные с согласием третьих лиц, вероисповедной принадлежностью брачующихся, гражданством. Введена гражданская регистрация брака и развода, многократно упрощены связанные с ними административные действия и процедуры. Установление юридического равенства супругов в браке, декларирование абсолютной свободы граждан в области половых взаимоотношений порывало с прежней традицией, давало возможность выстраивать линию поведения в их личной жизни, основываясь на собственных желаниях и представлениях о морали и нравственности. Однако Кодекс 1918 года практически не регулировал правоотношения супругов, не обеспечивал преимущественные права брачного союза, уменьшая значение семьи как ячейки, важнейшего элемента общественной системы. Он не создавал рамок и границ для институтов брака и семьи, но одновременно и не охранял их от негативных воздействий внешней среды, нивелировал функции отца и мужа в семье, наиболее последовательно охраняемые и актуализировавшиеся всей прежней системой права. Его особенностями являлись: изложение статей по принципу отрицания прежних основанных на браке прав и обязанностей, утверждение равнозначности прав детей, рожденных в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Впервые в Кодексе 1918 года формировалась основа для рассмотрения внебрачного сожительства как четвертого института семейного права.

Более утилитарный характер Кодекса 1927 года показывает учет законопроектом проблем социально-экономической политики, целью которой в перспективе была индустриализация страны. Государство возвращалось к идее семьи, как ячейки общества, но в новом качестве, с новыми целями и задачами, стоящими перед ним. Кодекс 1927 года более последовательно реализовывал принцип единобрачия, впервые в него вошли формальные признаки брака и внебрачного сожительства, несмотря на упрощение бракоразводного процесса была утверждена общность имущества, нажитого супругами в процессе совместной жизни, в Уголовный Кодекс в 1926 году были внесены изменения в части дополнительного регулирования материальных отношений после развода. Фактически возвращаясь к логике дореволюционного брачно-семейного права, законодатели внесли в Кодекс 1927 года рекомендательные нормы этического характера по вопросу распределения обязанностей мужа и жены в семье. Более взвешенный юридически документ определил завершение романтики революционных преобразований: задачи модернизации экономики и обеспечения безопасности государства требовали определения четких функций института семьи, основой которой был назван и зарегистрированный, и фактический брак.

Соотношение реализации правовых норм и практики брачно-семейных отношений ярко и системно отражалось на ключевых этапах жизненного цикла семьи: процессе её создания и конфликтном поведении супругов в браке.

В конце 1890-х - 1927 годах происходила трансформация традиционных ценностных установок на брак и семью. Одной из ключевых характеристик данных институтов на рубеже Х1Х-ХХ веков становилась негативизация присущих им специфических черт: предбрачных процедур, обрядности, экономических основ брачного союза. Как показывает анализ мотивов вступления в брак, для жителей городов изучаемого региона его социальное значение не снижалось, но переосмысливалось: брак все чаще оценивался как способ реализации определенных жизненных сценариев, институт, внутри которого как для женщины, так и для мужчины возможно более продуктивное, чем в родительской семье или одиночестве, достижение индивидуальных целей и задач. Высокая ценность брачных отношений парадоксально закреплялась наибольшей степенью вероятности выполнения различных жизненных сценариев именно в браке, дававшем необходимую поддержку при определенном уровне независимости, свободы, социально одобряемом статусе. Распространение внебрачных сожительств расценивалось как вынужденная мера в условиях жесткого разводного законодательства. Одним из катализаторов выбора в пользу сожительства была городская среда, внутри которой крестьяне-отходники, фабричные рабочие, студенты часто лишались контроля со стороны привычного сообщества или родителей.

В первые послереволюционные годы политика большевиков в сфере регулирования брачно-семейных отношений предполагала широкие возможности для интерпретации, начинались поиски новых принципов семейных отношений, их апробирование в том или ином виде. Актуализировалось полное и безоговорочное разложение «старой семьи», но четкие морально-нравственные нормы для формирования семьи нового типа отсутствовали. Однако в 1920-е годы сохранялась ценность брака, как необходимого в жизни социального института, нормативность для женщины замужества соответствовала более высокой оценке статуса и уровня социальной ответственности женатого мужчины, чем холостого.

Практика изменения и дополнения правовых норм, касавшихся порядка заключения и расторжения брака, жесткость санкций в отношении венчавшихся в церкви демонстрируют длительность процесса легитимации реформы, инертность и консерватизм брачно-семейных отношений. После введения в качестве юридически правомочной гражданской регистрации преимущественно женщины стремились дополнительно обвенчаться в церкви, для городских крестьян формализованная гражданская регистрация ничем не отличалась от простого сожительства. Процедура гражданского развода в городах Верхней Волги приживалась быстрее, чем процедура заключения гражданского брака. Существенным фактором легитимации гражданской регистрации в широких слоях городского общества стали: возникновение в 1920-х годах советской гражданской обрядности, возможность получения поощрений, упрощение последующих административных процедур, получения справок и пособий, в повторных браках - сложность процедуры церковного развода.

Мотивация принятия решения о женитьбе и замужестве в конце 1890-х -1927 годах демонстрировала преемственность. Актуальными для обоих этапов исследуемого периода были экономические мотивы вступления в брак. На рубеже Х1Х-ХХ веков жениться на бесприданницах, хотя бы по взаимной склонности, было не принято, при этом параллельно с расширением доли женского труда альтернативой наличия у девушки или вдовы приданого для фабричных рабочих, мелких служащих, представителей сферы ремесленного труда становилась её занятость в той или иной сфере деятельности. После 1917 года, несмотря на жесткую критику экономических основ брака, даже в среде пролетариата при создании семьи социально-имущественные интересы сохраняли актуальность. Стимулирование трудовой активности девушек, стремление уравнять их с мужчинами приводило к проявлению в качестве существенного критерия брачного выбора должности потенциальной супруги.

Однако уже на первом этапе исследуемого периода неотъемлемой частью брачной мотивации становился конфликт между долгом перед семьей, экономическими соображениями и склонностями, индивидуальным выбором. Последовательно формировался идеал брака, фундамент которого обеспечивал бы условия для реализации приоритетных жизненных стратегий благодаря взаимопониманию, общим целям или партнерским отношениям супругов. В семьях городской интеллигенции, дворянства, купечества в качестве важнейших основ семейной жизни актуализировалась необходимость взаимного уважения, духовного общения. Активно проявлявшееся в городской среде стремление представителей различных сословий к индивидуализации брачного выбора формировало набор специфических качеств, обладание которыми было не свойственно для патриархальной модели взаимоотношений. Важными качествами мужчины для создания семьи становилась не только его обеспеченность, но и интеллигентность, порядочность, честность и нравственность, наличие образования, доброта, отзывчивость, чуткость, душевность, умственное развитие. В число «женских» качеств, важных для замужества, представители различных слоев городского населения также включали интеллигентность, образованность, способность помогать мужу при принятии им тех или иных решений. Комплексность данных характеристик и объективные условия существования женщин внутри российского социума указывают на то, что для них отход от патриархальной модели брака был желаннее, чем для мужчин. В 1920-е годы любовь, дружба, духовная близость, сходство характеров, интересов все чаще оценивались как важнейшие основания удачного брака самыми широкими слоями городского населения.

Пассивность или активность женихов и невест на этапе брачного выбора были неразрывно связаны с включенностью потенциального субъекта брачносемейных отношений в родительскую семью и моделью его взаимоотношений с родителями. На рубеже Х1Х-ХХ веков даже в самых либеральных семьях давление родителей на принятие детьми решения о выборе жениха или невесты было существенным. Основания для более свободного проявления индивидуальных чувств и вступления в брак посредством личного выбора формировались на фоне отделения от родительской семьи в условиях активного развития городской культуры, занятости в той или иной сфере деятельности и получения самостоятельного дохода, включенности в образовательный процесс. Более свободные возможности общения в городской среде, многочисленные коммуникационные связи в сочетании с некоторой анонимностью городского образа жизни давали возможность для активизации женихов и невест в ситуации брачного выбора. В послереволюционные годы усиливалась тенденция к индивидуализации брачного выбора, ослаблению и разрыву вертикальных связей с родительской семьей.

На первом этапе исследуемого периода знакомство и сближение жителей городов Верхней Волги с потенциальными невестами и женихами происходило преимущественно внутри той социальной среды, с которой они были связаны происхождением, преобладали социально гомогенные браки. В 1920-е годы массовая организация форм досуга, трудовая и образовательная занятость, молодёжные союзы и объединения создавали широкое пространство для знакомства и развития отношений. Однако неодобрительное отношение к женитьбе «вне своего круга» находило продолжение в идее брака на основе классовой близости, расширение форм общения ограничивалось негативными оценками браков, заключенных между комсомольцами и беспартийными, советскими работниками и представителями не пролетарских классов.

Устранение в законодательстве ограничений прав детей в брачном выборе, расширение свободы формирования брачных пар, активные действия власти по сближению «мужских» и «женских» миров и сфер деятельности приводили к разделению брачного, полового и прокреативного поведения. Высокая степень заинтересованности женщин в заключении брака, сохранение мотивационных преимуществ создания семьи вместе с переоценкой времени начала «брачной жизни» через включение его в круг более ординарных событий обусловливали увеличение уровня брачности городского населения, но не обеспечивали длительной продолжительности семейной жизни. Действие советского брачно-семейного законодательства выявило латентные конфликты в семьях жителей городов изучаемого региона, которые в условиях легко получаемого развода в отличие от дореволюционного этапа, как правило, приводили к распаду семей.

Комплексный анализ конфликтного поведения позволил выявить следующие типы конфликтов в семьях жителей городов изучаемого региона, характерные для рассматриваемого периода в целом: конфликты на почве жестокого обращения; алкогольной зависимости и пьянства; конфликты, вызванные финансовыми разногласиями и материальными проблемами; конфликты из-за ограниченности социальных ролей супруги и матери; из-за перераспределения обязанностей в семье; из-за противоположных интересов, взглядов, потребностей; из-за противоположных взглядов на воспитание детей; из-за отношений с родителями; конфликты на почве ревности и супружеской неверности; конфликты из-за сексуальной дисгармонии в браке.

На рубеже Х1Х-ХХ веков вследствие сложности получения церковного развода конфликты между супругами часто носили латентный характер, в браке женщина практически не имела возможностей защититься от произвола мужа. На послереволюционном этапе новой положительной тенденцией, обусловленной принятием советских правовых норм, участием общественности в разрешении конфликтного поведения, являлось уменьшение остроты и количества проявлений конфликтов из-за жестокого обращения, ограниченности социальных ролей женщины, отношений с родителями, сексуальной дисгармонии. Однако социальная нестабильность, кризис экономики, безработица стимулировали конфликтные ситуации на почве финансовых претензий супругов, которые разрешались в пользу трудоустройства женщин. Рост их эмансипационных притязаний, широкомасштабная пропаганда равенства прав и возможностей женщин и мужчин способствовали как гуманизации взаимоотношений супругов, так и более свободному разрушению браков.

По сравнению с дореволюционным этапом чаще становилось причинами распада семьи несогласие супругов в решении вопросов воспитания детей и взаимопомощи, равноценности вклада в семейный бюджет, супружеская неверность, реализация женщинами внесемейных стратегий. В условиях поощрения приоритетности общественной нагрузки по отношению к личной жизни, массового вовлечения мужчин и женщин в комсомольскую, партийную, общественную, учебную деятельность в семейную жизнь прочно вошли конфликты из-за перераспределения обязанностей в семье. Супружеская неверность в случае рождения в результате внебрачной связи ребенка становилась не просто нравственным преступлением, но и жестоким ударом по крайне нестабильному материальному состоянию семьи. Существенной стороной внутрисемейных противоречий стал тот факт, что принципиальное различие в поступках, интересах, потребностях, нравственных ценностях супруги связывали с идеологическими позициями друг друга, противоположными взглядами на значимые события и нравственные ценности. Обострились конфликты, связанные с религиозными представлениями.

Резкое увеличение количества разводов, тяжелое материальное положение однородительских семей, рост детской беспризорности, невозможность на государственном уровне обеспечить замену домашнего хозяйства сферой общественных услуг потребовало внесения изменений в брачно-семейное законодательство в 1926 году и формирования более жесткой семейной политики. Кодекс 1927 года стал итогом проблем институтов брака и семьи, сформировавшихся в дореволюционной России и видоизмененных по итогам реализации Кодекса 1918 года. С середины 1920-х годов начала формироваться модель советской семьи, в которой отсутствовала грань между личным и общественным, индивидуальные интересы были подчинены задачам государства. Определялись жесткие границы брачного поведения для мужчин и женщин, основанные на нормировании сексуальных взаимоотношений. В целях разрешения наиболее острых внутрисемейных конфликтов, обусловленных необходимостью перераспределения женских и мужских обязанностей в семье, был создан фундамент для возникновения «контракта работающей матери», который со второй половины 1920-х годов становился для женщины новым нормативным жизненным сценарием. Имея беспрецедентную историческую возможность установить фактическое, а не юридическое равенство супругов в браке, государство поставило женщин в условия «двойной нагрузки» - в семье и на работе - и снова перевело данный тип конфликтов в латентную фазу.

Преобразования законодательства с 1917 по 1927 год были прогрессивной, но во многом неподготовленной политикой, неудавшейся в условиях отсталой и истощенной войной экономики страны. Поиск форм брака и семьи, соответствующих новым идеологическим установкам, привел к кризису семейных отношений. Сознание людей не могло измениться в одночасье с вступлением в силу юридической нормы. Та свобода, которую государство внесло в сферу брачно-семейных отношений, сработала не как фактор осознания личной ответственности, а как возможность избавления от узды государства, церкви и морали. В связи с негативными последствиями этих преобразований, ко второй половине 1920-х годов от революционных идей о крушении традиционных семейных ценностей и появлении новой половой морали пришлось вернуться к постулату о важности семьи и пропаганде «половой воздержанности».

Изучение семей жителей городов Верхней Волги конца 1890-х -1927 годов показало устойчивость традиционных форм человеческих отношений. Трансформации в реальной практике внутрисемейных отношений, связанные с признанием прав детей и равенством супругов в браке, разрешением конфликтного поведения, осуществлялись медленно, но именно через них были заложены основы семьи современного типа.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Трефилова, Мария Николаевна, 2013 год

1. Оп. 3. Д. 944, 947, 953, 976, 987, 988, 1001, 1002, 1003, 1004, 1006, 1007, 1008,1009, 1010, 1011, 1013.

2. Оп. 5. Д. 18, 22, 34, 41, 45, 46, 61, 68, 69.

3. Государственный архив Ивановской области (ГАИО):

4. Ф. 512. Демьянова Надежда Васильевна, дворянка, уроженка Тверскойгубернии. Оп. 1. Д. 4, 5, 7, 8, 9, 10, 13, 15, 16, 19, 26.

5. Ф. 526. Городской судья города Кинешма Костромской губернии.

6. Оп. 1. Д. 26, 27, 29, 32, 39, 40, 41, 42, 47, 53, 55, 56, 57, 58, 73.

7. Ф. 914. Городской судья города Юрьевец Костромской губернии.

8. Оп. 1. Д. 6, 18, 20, 25, 28, 36, 45, 47, 56, 101, 126, 184, 214, 301, 345, 351, 444,471, 504, 508, 585, 634, 658, 669, 695, 705, 735, 736, 746, 860, 880, 920, 936, 947.

9. Ф. Р-23. Суд особой сессии при Иваново-Вознесенском губернском советенародных судей, г. Иваново-Вознесенск.

10. Оп. 1. Д. 72, 79, 81, 82, 92, 126, 127, 129, 130, 132, 142, 338, 354, 417, 418, 419, 420, 425, 433, 439, 451; Оп. 2. Д. 142.

11. Ф. Р-251. Народные суды Шуйского уезда Иваново-Вознесенской губернии», 1 и 2 судебные участки по городу Шуя.

12. Ф. Р-259. Народные суды Иваново-Вознесенского уезда Иваново-Вознесенской губернии. Оп. 1. Д. 3, 4, 24, 25, 27, 28, 29, 30, 117, 118.

13. Ф. Р-765. Иваново-Вознесенский губернский Совет профессиональных союзов (Губпрофсовет), г. Иваново-Вознесенск. Оп. 1. Д. 310, 341-оц, 342, 462, 475. Ф. Р-1373. Народный суд 1-го участка Кинешемского уезда Иваново-Вознесенской губернии, г. Кинешма.

14. Оп. 10. Д. 226, 231, 253, 257, 262, 807, 878, 879, 880, 938, 942, 982, 1250, 1279, 1293, 1387, 1388, 1389, 1393, 1394, 1395; Оп. 13. Д. 318. Ф. Р-59. Народный суд 2 участка г. Костромы. Оп. 1. Д. 1788, 1790, 1792, 1794, 1797.

15. Ф. Р-550. Смирнов Василий Иванович, краевед, председатель Костромского научного общества по изучению местного края.

16. On. 1. Д. 118, 125; On. 1 (доп.). Д. 17. Ф. Р-798. Народный суд г. Костромы. Он. 1. Д. 2079, 2088. Ф. Р-1355. Коллекция документов отдела ЗАГС г. Костромы. On. 1. Д. 2, 8, 12, 23, 27, 40, 41, 44, 48, 50, 54.

17. Ф. Р-1495. Баранчук (Добротина) Вера Андреевна, участник гражданской войны. Он. 1. Д. 17, 18, 19, 20.

18. Государственный архив Ярославской области (ГАЯО): Ф. 230. Ярославская духовная консистория.

19. Он. 4. Д. 1410, 1437, 1438, 1458, 1462, 1463, 1499, 1500, 1503, 1506, 1509, 1513,1515, 1517, 1519, 1557, 1614, 1615, 1692, 1743, 1744, 1753, 1757, 1767, 1810,1934; Оп. 6. Д. 564, 686, 707, 720, 725, 736, 738, 746, 758, 779, 807, 996.

20. Он. 9. Д. 19, 24; Оп. 12. Д. 33.

21. Ф. 346. Ярославский окружной суд.

22. Оп. 4. Д. 3671, 3803, 4073, 4075, 4076, 7029, 7312.

23. Ф. 1367. Купец-краевед Андрей Александрович Титов, г. Ростов.

24. On. 1. Д. 570, 1790, 2101, 2296.

25. Ф. 1208. Самсоновы, дворяне. Оп. 2. Д. 76, 89.

26. Архив городского округа Шуя (ШГА):

27. Ф. 331. Струлёв Ермолай Яковлевич, краевед. On. 1. Д. 20.

28. Ф. 280. Заалова (Сперанская) Антонина Николаевна, санитарный врач г.Шуя.

29. On. 1. Д. 1,2,3,4, 5,6, 13, 18.

30. Ф. 102. Богатырёва Александра Михайловна, заслуженный учитель РСФСР, депутат Верховного Совета РСФСР. On. 1. Д. 28, 50, 54.

31. Шуйский историко-художественный и мемориальный музей имени М.В. Фрунзе (ШММФ): О.Ф. Д. 209/1, 1241, 1373/8. Н/В Ф. Д. 179/1, 3294, 4696, 4696/8.

32. Законодательные и нормативно-правовые акты, проекты законодательных актов, программные документы РСДРП и РКП (б)

33. Закон 3 июня 1902 года об улучшении положения незаконнорожденных детей с мотивами Государственного Совета: неофиц. изд. / сост. В.А.Верещагин. СПб.: Юрид. кн. маг. Н.К. Мартынова, 1907. 58 с.

34. Кодекс законов об актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве: принят на сессии ВЦИК от 16 сент. 1918 г. Электронный ресурс. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

35. О введении в действие Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР: пост. ВЦИК от 10 июля 1923 г. Электронный ресурс. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

36. О введении в действие Кодекса законов о браке, семье и опеке: пост. ВЦИК от 19 нояб. 1926 г. Электронный ресурс. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

37. О введении в действие Уголовного Кодекса РСФСР: пост. ВЦИК от 01 июня 1922 г. Электронный ресурс. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

38. О введении в действие Уголовного Кодекса РСФСР редакции 1926 г.: пост. ВЦИК от 22 нояб. 1926 г. Электронный ресурс. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

39. О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния: декрет СНК и ВЦИК от 18 дек. 1917 г. // Собр. узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 29.12.1917. № 11. Отд. 1. Ст. 160. С. 161-163.

40. О расторжении брака: декрет СНК и ВЦИК от 16 (29) дек. 1917 г.// Собр. узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 28.12.1917. № ю. Ст. 152. С. 150-152.

41. Основные положения законопроекта о свободе совести, внесенные 50 членами Государственной Думы первого созыва 12 мая 1906 года // Государственная Дума. Второй созыв. Обзор деятельности комиссий и отделов. СПб.: Гос. тип., 1907. 821 с. С. 548.

42. Программа Российской коммунистической партии (большевиков) // Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 7-е изд. М.: Гос. изд. полит, лит., 1953. Ч. 1: 1898-1925. С. 409^54.

43. Свод законов Российской Империи, повелением государя императора Николая Первого составленный. Петроград: Гос. тип., 1914. Т. X. Ч. 1: Свод законов гражданских. 1914. 498 с.

44. Священный Собор Православной Российской Церкви: Собрание определений и постановлений. М.: Изд. Соборного Совета, 1918. Вып. 2. 30 с.

45. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года / изд. Н.С. Таганцевым. 7-е изд., пересмотр, и доп. СПб.: б.и., 1892. 796 с.

46. Устав духовных консисторий: с дополнениями и разъяснениями Святейшего Синода и Правительствующего Сената: неофиц. изд. / сост. М.Н.Палибин. СПб.: Тип. М. Меркушева, 1900. VIII+232 с.

47. Статистические сборники и материалы

48. Всесоюзная перепись населения 1926 года в 56 т. Отд. 1: Народность. Родной язык. Возраст. Грамотность. М.: ЦСУ СССР, 1928-1933. Т. 2: Западный район. Центрально-промышленный район. 464 с.

49. Естественное движение населения Союза ССР (1923-1925 гг.) / ЦСУ СССР; Сектор социальной статистики; Отдел статистики социального состава и движения населения. М.: ЦСУ СССР, 1928. Т. 1. Вып. 1. 112 с.

50. Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года: в 2 т. / под ред. H.A. Тройницкого. СПб.: б. и., 1905. Т. 1. 268 с.

51. Отчет Губисполкома XII Губ. Съезду Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (15.12.1921-10.12.1922). Иваново-Вознесенск: I Гос. типо-лит., 1922. 322 с.

52. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г.: Города и поселения в уездах, имеющих 2000 и более жителей. СПб.: Паровая типо-лит. Н.Л. Ныркина, 1905. 110 с.

53. Статистический ежегодник Владимирской губернии: 1918-1922 гг. / Влад. Губстатбюро. Ковров: Гос. тип. Уисполкома, 1923. Ч. 1. 296 с.

54. Статистический справочник по Владимирской губернии за 1925-1927 гг. Владимир: Влад. Губ. план, комиссия, 1928. 164 с.

55. Статистический справочник по Костромской губернии на 1922 г. Кострома: Госиздат, 1922. 176 с.

56. Статистический справочник по районам Костромской губернии: 19261928 гг. Кострома: Костр. Губ. стат. комиссия, 1929. 230 с.

57. Ярославский статистический вестник: Отчет XV очередному Губ. Съезду Советов. № 4 (октябрь 1923-октябрь 1924). Ярославль: Яр. Губ. стат. бюро, 1924. 66 с.

58. Ярославский статистический вестник: Отчет XVI очередному Губ. съезду советов. № 8 (октябрь 1924-октябрь 1925 г). Ярославль: Яр. Губ. стат. бюро; Северный рабочий, 1925. 72 с.14. Периодические издания

59. Агитатор-пропагандист / Орган Владимирского Губкома РКП(б). Владимир. 1922 г.

60. Брачная газета / Еженедельная газета; литературно-художественное издание; ред. С. Сучкова, Сидорова; изд. Дюминкина. М.: Изд. дом Хрипковой, 1906-1907.

61. Вестник агитации и пропаганды (Коммунистическая революция) / общественно-политический журнал; орган ЦК РКП. М.: ЦК РКП, 1922.

62. Вестник жизни / общественно-литературный журнал. М.: ВЦИК РСФСР. 1918-1919.

63. Владимирские губернские ведомости / Еженедельный журнал. Владимир: Тип. Губ. правления, 1895-1914.

64. Владимирские епархиальные ведомости / Еженедельный журнал. Владимир, 1907-1918;

65. Костромские епархиальные ведомости. Кострома: Тип. Андроникова; Губ. тип., 1890-1916.

66. Женская жизнь / Иллюстрированный двухнедельный журнал. М.: Торг. Дом «A.B. Лобанов и К°», 1914-1916.

67. Журнал для женщин. М.: Адонис, 1914.

68. Кинешемская жизнь (Приволжская правда) / Кинешемская общественно-политическая газета. Кинешма, 1922-1923.

69. Красная Новь / Ежемесячный литературно-художественный и научно-публицистический журнал. М.: Главполитпросвет, 1921-1922.

70. Красный мир / Орган Костромского Губисполкома Советов и Губкома РКП (б). Кострома, 1920.

71. Новобрачная газета / ред. С.А. Шиманский; изд. Н. Максимова. М.: Кн. маг. Максимова, 1907.

72. Новый путь / Орган Шуйского исполкома уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Шуя, 1919-1922.

73. Работница / Ежемесячный общественно-политический и литературно-художественный журнал. СПб.: Тип. РХ ЗАХРИ, 1914.

74. Рабочий край / Орган Иваново-Вознесенского Губернского и Городского Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов и Губпрофсовета. Иваново-Вознесенск, 1918-1927.

75. Русская мысль / Ежемесячное литературно-политическое издание. М.: Типо-лит. Т-ва «И.Н. Кушнерев и К0», 1904.

76. Русский. вестник / Литературный и общественно-политический журнал. СПб.: Тип. Т-ва «Общественная Польза», 1895-1906.

77. Серп и молот / Орган Шуйского уездного комитета РКП и уездного исполкома Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Шуя, 1924-1926.

78. Смена / Орган Костромского Губкома ВЛКСМ. Кострома, 1927. Советская газета / Орган Костромского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Кострома: Губ. тип., 1918.

79. Узы Гименея / Еженедельная иллюстрированная газета; ред.-изд. А.Рысис. СПб: Тип. И.А. Люндорф и К°. 1907?.

80. Церковные ведомости, издаваемые при Святейшем правительствующем Синоде / Еженедельное издание с прибавлением. СПб.: Синод, тип., 1890-1915.

81. Юный Спартак / Орган Иваново-Вознесенского Губкома РКСМ; еженедельная газета; ред. А. Тимонин; редколлегия. Иваново-Вознесенск: I Гос. тип, 1919-1920.

82. Юный текстильщик / Орган Иваново-Вознесенского Губкома РКСМ. Иваново-Вознесенск, 1921-1927.

83. Документы личного происхождения Багаев М.А. За десять лет: Социал-демократическая организация в Иваново-Вознесенском районе в 1892-1902 гг. Иваново-Вознесенск: Госиздат, 1930. 160 с.

84. Багаев М.А. Моя жизнь: Воспоминания ивановца большевика-подпольщика. Иваново: Госиздат, 1949. 264 с.

85. Бобровская (Зеликсон) Ц. Записки подпольщика: 1894-1917. М.: Госполитиздат, 1957. 127 с.

86. Варенцов H.A. Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое / вступ. ст, сост., подгот. текста и коммент. В.А. Любартович, Е.М. Юхименко. М.: Новое литературное обозрение, 1999. 848 с.

87. Волкова А.И. Воспоминания, дневник и статьи / под ред. И.Ветринского (В.Е. Чешихина). Н. Новгород: Нижегор. Печатное Дело, 1913. XXVIII+299 с.

88. Гиппиус 3. Петербургские дневники, 1914-1919: сб. М.-Нью-Йорк: Саксесс; Центр «ПРО», 1991. 318 с.

89. Дьяконова Е. Дневник русской женщины: мемуары. М.: Захаров, 2004.480 с.

90. Женщины рассказывают: Воспоминания, статьи (1918-1959). Смоленск: См. кн. изд., 1959. 231 с.

91. Кизеветтер A.A. На рубеже двух столетий: Воспоминания (1881-1914 гг.) / вступ. ст. и коммент. М.Г. Вандалковской; Ин-т рос. ист. Рос. акад. наук. М.: Искусство, 1997. 395 с.

92. Коллонтай A.M. Из моей жизни и работы: воспоминания и дневники / сост. И.М. Дажина и др.. М.: Сов. Россия, 1974. 416 с.

93. Корчагина-Александровская Е.П. Страницы жизни: статьи и речи, воспоминания / общ. ред. и вступ. ст. К.Н. Державина; сост. P.M. Беньяш, С.Д.Дрейден; примеч. С.Д. Дрейдена. М.: Искусство, 1955. 419 с.

94. Куприна-Иорданская М.К. Годы молодости: воспоминания о А.И.Куприне / предисл. JI. Никулиной. М.: Сов. писатель, 1960. 239 с.

95. Ноздрин А.Е. Дневники. Двадцатые годы. 2-е изд., испр. и доп. / подг. текста и вступ. ст.: JI.H. Таганов, З.Я. Холодова. Иваново: ИвГУ, 1997. 296 с.

96. Раскова М. Записки штурмана. 2-е изд., доп. М.: ДОСААФ, 1976. 367 с.

97. Самойлов Ф.Н. По следам минувшего: воспоминания старого большевика. М.: Старый большевик, 1934. 550 с.

98. Стасова Е.Д. Страницы жизни и борьбы: науч. изд. М.: Госполитиздат, 1957. 144 с.

99. Тыркова-Вильямс A.B. То, чего больше не будет: воспоминания известной писательницы и общественной деятельницы A.B. Тырковой-Вильямс (1869-1962) / предисл. В.В. Шелохаева. М.: Слово/Slovo, 1998. 559 с.

100. Фигнер В.Н. Запечатленный труд: воспоминания в 2 т. / предисл. Э.Павлюченко. М.: Мысль, 1964. Т. 1. 439 с.

101. Харузина В.Н. Прошлое. Воспоминания детских и отроческих лет / подгот. текста, предисл., сост., коммент. М.М. Керимовой, О.Б. Наумовой. М.: Новое литературное обозрение, 1999. 558 с.

102. Художественная литература Арцыбашев М.П. Тени утра: роман, повести, рассказы. М.: Современник, 1991. 560 с.

103. Бедный Д. Всерьёз и. не надолго, или советская женитьба // Луначарский A.B. О быте: переработанная стенограмма доклада, прочитанного в Ленинграде 18.11.1926. М.-Л.: Госиздат, 1927. С. 28-32.

104. Брыкин Н. Собачья свадьба // Звезда: литературно-общественный и научно-популярный журнал. 1925. № 5. С. 172-185.

105. Гарин-Михайловский Н.Г. Собр. соч. в 5 т. М.: Худож. лит., 1957-1958. Т. 4: Очерки и рассказы 1895-1906 годов / подгот. текста и примеч. И.М. Юдиной, 1958. 720 с.

106. Гладилов Н. Бабий бунт // Ковш: литературно-худож. альманахи / отв. ред. С. Семёнов. М.-Л.: ГИЗ, 1926. Кн. 4. С. 218-226.

107. Гладков Ф.В. Цемент. М.: Современник, 1986. 239 с. Коллонтай A.M. Большая любовь: повести, рассказы / сост., предисл. А.А.Иконникова-Галицкого. СПб.: Азбука-классика, 2008. 380 с.

108. Романов П.С. Без черёмухи: повесть, рассказы / сост., авт. предисл. С.С.Никоненко; худож. Н.В. Смирнов. М.: Правда, 1990. 460 с.

109. Северин Н. Современный брак // Русский вестник. 1891. Т. 215. С. 206218.

110. Толстой Л.Н. Крейцерова соната // Толстой Л.Н. Крейцерова соната: повести. СПб.: Азбука-классика, 2004. 352 с. С. 113-209.

111. Литература 2.1. Литература на русском языке

112. Александров В.А. Семейно-имущественные отношения по обычному праву в русской крепостной деревне XVIII начала XIX века // История СССР. 1979. № 6. С. 37-54.

113. Ананьин В.И. По фабрикам и заводам: очерки производства и быта / В.

114. Ананьин, С. Дмитриев. M.-JL: Госиздат, 1929. 174 с.

115. Анохина JI.A., Крупянская В.Ю., Шмелева М.Н. Быт и его преобразования в период построения социализма // Советская этнография. 1965. № 4. С. 16-31.

116. Анохина JI.A., Шмелева М.Н. Быт городского населения средней полосы РСФСР в прошлом и настоящем: На примере городов Калуга, Елец, Ефремов. М.: Наука, 1977. 360 с.

117. Антонов А.И. Сбережём семью сохраним Россию // Дружба народов. 2001. № 1.С. 151-161.

118. Антонов А.И. Стратегия фамилистических исследований и политики «семейной трансформации» // Семья в России. 1995. № 1-2. С. 45-60.

119. Анциферов Н.П. Пути изучения города, как социального организма: опыт комплексного подхода. JL: Сеятель, 1926. 151 с.

120. Аншелес И.И. Брак, семья и развод. М.: Госиздат, 1923. 63 с. Аншин З.Б. Брак и семья в социалистическом обществе. Новосибирск: Новосиб. кн. изд-во, 1956. 37 с.

121. Араловец H.A. Городская семья в России, 1927-1959 гг. Тула: Гриф и К0, 2009. 303 с.

122. Араловец H.A. Семейные отношения городских жителей России в контексте повседневности, 90-е гг. XIX в. 20-е годы XX в. // Семья в ракурсе социального знания: сб. науч. ст. / Ин-т истории Сиб. отд. Рос. акад. наук; АлГУ. Барнаул: Азбука, 2001. С. 97-108.

123. Араловец Н.Д. Женский труд в промышленности СССР. М.: Профиздат, 1954. 176 с.

124. Балдин К.Е., Семененко A.M. Иваново: История и современность: К 125-летию города. Иваново: Ив. газета, 1996. 202 с.

125. Балдин К.Е., Семененко A.M. Иваново-Вознесенск. Из прошлого в будущее: к 140-летию со дня образования города. Иваново: Епишева О.В., 2011.248 с.

126. Бараш М.С. Половая жизнь рабочих Москвы // Венерология и дерматология. 1926. № 6. С. 139-144.

127. Башмачников В.В. Браки во Владимирской губернии // Наше хозяйство. 1928. №9-10. С. 108-114.

128. Белова Н.В. Брак в духовном сословии в конце XVIII первой половине XIX в. (На материалах Ярославской епархии) // Путь в науку: сб. науч. работ аспирантов и студентов ист. факультета. Ярославль, 2005. Вып. 10. С. 142-147.

129. Бердников И.С. Форма заключения брака у европейских народов в её историческом развитии // Учен. зап. Имп. Казанского ун-та по юрид. факультету. 1887. Т. 54. С. 1-56.

130. Бердова О.В. Женщины в культурной жизни Костромы и Костромской губернии в конце XIX начале XX века // Женщина в российском обществе. 1996. № 3. С. 66-69.

131. Бильшай-Пилипенко B.JI. Советская демократия и равноправие женщин в СССР. М.: Изд-во Мин. юстиции СССР, 1948. 61 с.

132. Божко В.И. Очерки советского семейного права / перераб. и доп. В.А.Рясенцевым. Киев: Госполитиздат УССР, 1952. 372 с.

133. Боярский А.Я. К вопросу о естественном движении населения в России и в СССР в 1915-1923 гг. // Боярский А.Я. Население и методы его изучения: сб. науч. тр. М.: Статистика, 1975. С. 225-239.

134. Бранденбургский Я.Н., Крыленко Н.В., Сольц A.A. Семья и новый быт: споры о проекте нового Кодекса законов о семье и браке. М.: Юрид. изд. НКЮ РСФСР, 1926. 30 с.

135. Будина O.P., Шмелева М.Н. Город и народные традиции русских: по материалам Центрального района РСФСР. М.: Наука, 1989. 252 с.

136. Быстрянский В. Коммунизм, брак и семья. Пг.: Госиздат, 1921. 68 с.

137. Василевский JI.M. К здоровому половому быту. М.: б. и., 1924. 114 с.

138. Веременко В.А. Дворянская семья и государственная политика России (вторая половина XIX начало XX в.). СПб: Европейский Дом, 2007. 624 с.

139. Вишневский А.Г. Два исторических типа демографического поведения // Социологические исследования. 1987. № 6. С. 81-86.

140. Вишневский А.Г. Демографическая модернизация России в XX в. // Общественные науки и современность. 2007. № 3. С. 128-140.

141. Вишневский А.Г. Эволюция семьи в СССР и принципы семейной политики // Семья и семейная политика: сб. ст. / под ред. А.Г. Вишневского. М.: ИСЭПН, 1991. Вып. 1. С. 16-33.

142. Вишневский А.Г., Тольц М.С. Эволюция брачности и рождаемости в советский период // Население СССР за 70 лет / под ред. JI.J1. Рыбаковского. М.: Наука, 1988. С. 75-114.

143. Водарский Я.Е. Население России за 400 лет (XVI начало XX в.). М.: Просвещение, 1973. 159 с.

144. Волков А.Г. Эволюция российской семьи в XX веке // Мир России. 1999. Т. VIII, № 4. С. 47-57.

145. Волков Е.З. Динамика народонаселения СССР за 80 лет / с предисл. С.Г.Струмилина. M.-JL: Госиздат, 1930. 273 с.

146. Волков И.А. Ивановская старина. Свадебные обряды в Иванове (1880— 1900 гг.) // Рабочий край. 1927. № 91. С. 3.

147. Вольфсон С.Я. Семья и брак в их историческом развитии. М.: Гос. соц.-экон. изд., 1937. 244 с.

148. Вольфсон С.Я. Социология брака и семьи: опыт введения в марксистскую генеономию. Минск: Белорусский гос. ун-т, 1929. 472 с.

149. Воробьев Н.И. Семья в Нерехте // Вестник статистики. 1925. Кн. XX, №1/3. С. 81-102.

150. Гавриш И.В. Соотношение норм Семейного Кодекса Российской Федерации и брачного права Русской Православной Церкви // Семейное и жилищное право. 2010. № 2. С. 22-27.

151. Гельман И. Половая жизнь современной молодежи (опыт социально-биологического исследования). 2-е изд., доп. M.-JL: Госиздат, 1925. 277 с.

152. Гинс Г.К. Семья и брак в советской России // Русское обозрение. 1921. №5 (Май). С. 200-216.

153. Глубоковский H.H. Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя. СПб.: Тип. A.JL Катайского и К°, 1895. 100 с.

154. ГойхбаргА.Г. Сравнительное семейное право. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юрид. изд. НКЮ РСФСР, 1927. 238 с.

155. Голикова C.B. Семья горнозаводского населения Урала XVIII-X3X веков: демографические процессы и традиции. Екатеринбург: УрО РАН, 2001. 196 с.

156. Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1998. 272 с.

157. Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты / ред. Г.М. Романенкова; Аккад, наук СССР, Ин-т соц.-экон. проблем. Л.: Наука, 1984. 136 с.

158. Голод С.И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России / Ин-т социологии Рос. акад. наук. СПб: Алетейя, 1996. 189 с.

159. Голод С.И. Эмансипация сексуальности в России: рубеж XIX-XX вв. // Социологические исследования. 2009. № 9. С. 69-79.

160. Гончаров Ю.М. Городская семья второй половины XIX начала XX в. Барнаул: АлГУ, 2002. 384 с.

161. Гончаров Ю.М. Купеческая семья второй половины XIX начала XX в.: По материалам компьютерной базы данных купеческих семей Западной Сибири / АлГУ. М.: Ин-т этнол. и антропол. РАН, 1999. 240 с.

162. Гончаров Ю.М. Социальное развитие семьи в России в XVIII начале XX в. // Семья в ракурсе социального знания: сб. науч. ст. / Ин-т истории Сиб. отд. РАН; АлГУ. Барнаул: Азбука, 2001. С. 25-39.

163. Гончаров Ю.М., Чутчев B.C. Мещанское сословие Западной Сибири второй половины XIX начала XX в. Барнаул: Азбука, 2004. 206 с.

164. Гревс И.М. Город как предмет краеведения // Краеведение. 1924. № 3. С. 245-258.

165. Григоров Г., Шкотов С. Старый и новый быт. M.-JL: Молодая гвардия, 1927. 183 с.

166. Григоровский Г. Гражданский брак: Очерки политики семейного права. Пг.: Экон. типо-лит., 1917. Вып. 1. 50 с.

167. Григоровский С. О разводе: причины и последствия развода и бракоразводное судопроизводство. Ист.-юрид. очерки. СПб.: б. м., 1911. 342 с.

168. Громогласов И.М. О вторых и третьих браках в Православной Церкви: Ист.-канонический очерк // Богословский вестн. 1902. Т. 3. № 9. С. 23-41; №10. С. 149-168; № 11. С. 291-305.

169. Громыко М.М. Мир русской деревни. М.: Молодая гвардия, 1991. 446 с.

170. Громыко М.М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX века. М.: Наука, 1986. 274 с.

171. Громыко М.М. О воззрениях русского народа / М.М. Громыко, А.В.Буганов; РАН; Ин-т этнол. и антропол. М.: ПаломникЪ, 2000. 543 с.

172. Гуревич 3., Гроссер Ф. Проблемы половой жизни. Харьков: Госиздат УССР, 1930. 256 с.

173. Гусева С.М. Традиционные элементы в современной свадьбе // Краеведческие записки Костромской объединенный ист.-архитек. музей-заповедник. Ярославль, 1986. Вып. 4. С. 74-78.

174. Демографическая модернизация России, 1900-2000 / под ред. А.Г.Вишневского. М.: Новое изд., 2006. 608 с.

175. Денисенко М.Б. Демографический кризис 1914-1922 гг. // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 18. 1997. № 2. С. 78-97.

176. Добрынкина Е. Бытовая жизнь крестьянки в Муромском уезде // Ежегодник Владимирского губернского статистического комитета. Владимир, 1876. Т. I. Вып. I. С. 119-130.

177. Доржеева В.В. Реализация государственной политики по регулированию семейно-брачных отношений на Северо-Востоке России в первой половине XX века // История государства и права. 2008. № 23. С. 21-23.

178. Дорохина О.В. Раннее советское брачно-семейное законодательство: мифы и реалии // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 18. 1998. № 4. С. 138-154.

179. Дорохина О.В. Семейная политика государства как объект исследования //Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 18. 1997. № 2. С. 118-137.

180. Дорская A.A. Гражданский брак в Российской Империи: историко-правовой аспект // История государства и права. 2008. № 6. С. 21-22.

181. Дорская A.A. Гражданский развод в Российской Империи: историко-правовой аспект // История государства и права. 2006. № 7. С. 6-8.

182. Дудорова JI.B. Старый Владимир / Владимир, обл. универс. б-ка им.М.Горького; Владимир, фонд культуры. Владимир: Посад, 1997. 119 с.

183. Евреинов Н. Как живет рабочий: по материалам обследования бюджета тульских рабочих. М.: Изд. ВЦСПС, 1925. 152 с.

184. Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем. (По материалам городов средней полосы РСФСР). М.: Наука, 1980. 152 с.

185. Завойко Г.К. Верования, обряды и обычаи великороссов Владимирской губернии // Этнографическое обозрение. 1914. № Ъ-А. С. 81-178.

186. Загоровский А.И. Курс семейного права. 2-е изд., с изм. и доп. Одесса: Тип. Акционер. Южно-Русского Общ-ва Печат. двора, 1909. 564 с.

187. Загоровский А.И. О разводе по русскому праву. Харьков: Тип. М.Ф.Зильберберга, 1884. 493 с.

188. Залкинд А.Б. Революция и молодежь. М.: Изд-во Комм, ун-та им. Я.М.Свердлова; Гос. тип. им. К. Маркса в Твери, 1925. 141 с.

189. Заозерский H.A. К вопросу о разводе брачном. Рец. на: Глубоковский H.H. Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя. СПб., 1895. // Богословский вестн. 1895. Т. 3. № 9. С. 417-424.

190. Зорин А.Н. Очерки городского быта дореволюционного Поволжья. Ульяновск: Средневолж. науч. центр, 2000. 693 с.

191. Зорин Н.В. Русский свадебный ритуал / ред. А.Н. Зорин; Ин-т этнол. и антропол. им. H.H. Миклухо-Маклая Рос. акад. наук. М.: Наука, 2001. 248 с.

192. Калинина A.A. К вопросу об истории развития свадебного обряда (на материале Вологодской области) // Русский фольклор: материалы и исследования / АН СССР; Ин-т русской лит-ры. Л.: Наука, 1985. Т. XXIII: Полевые исследования. С. 217-226.

193. Зуева Е.А. Русская купеческая семья в Сибири конца XVIII первой половины XIX в. Новосибирск: Полиада про, 2007. 220 с.

194. Иванов JI.M. О сословно-классовой структуре городов капиталистической России // Проблемы социально-экономической истории России: сб. ст. к 85-летию академика Н.М. Дружинина / АН СССР. М.: Наука, 1971. С. 312-340.

195. Иодковский А.Н. История советской кодификации // Вопросы кодификации: сб. науч. ст. / отв. ред. В. М. Чхиквадзе, А.Н. Иодковский. М.: Гос. изд. юрид. лит., 1957. С. 28-52.

196. Ионова Е.А. Повседневная жизнь в Иванове в 20-е 30-е годы XX века: «штрихи к портрету "homo soveticus"» // Краеведческие записки: сб. материалов Иван. обл. краевед, конф. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2007. Вып. X. С. 122-127.

197. История Ярославского края с древнейших времен до конца 20-х гг. XX века / A.M. Пономарев, В.М. Марасанова, В.П. Федюк и др.; отв. ред. А.М.Селиванов. Ярославль: Яр. гос. ун-т, 2000. 367 с.

198. Кабо Е.О. Очерки рабочего быта: опыт монографического исследования домашнего рабочего быта. М.: Изд-во ВЦСПС, 1928. Т. 1. 290 с.

199. Казьмина О., Пушкарёва Н. Брак в России XX века: традиционные установки и инновационные эксперименты // Семейные узы. Модели для сборки: сб. ст. / сост. и ред. С. Ушакин. М.: НЛО, 2004. Кн. 1. С. 185-218.

200. Каминский Л.С. Быт и здоровье железнодорожного рабочего: служба тяги. Л.: Дорпрофсож, 1926. Вып. 1. 204 с.

201. Кампарс П.П., Закович Н.М. Советская гражданская обрядность / Акад. обществ, наук при ЦК КПСС; Ин-т науч. атеизма. М.: Мысль, 1967. 256 с.

202. Карлбек X., Селунская Н.Б. Тендер и модернизация. Брачное законодательство северных стран и советской России в 1920-е годы // Новая и новейшая история. 2004. № 5. С. 170-178.

203. Карташевский Г.А. Возраст вступающих в брак по г. Переславлю за 1924-1927 годы // Наше хозяйство. 1928. № 4-5. С. 101-107.

204. Кваша А.Я. Проблемы экономико-демографического развития СССР. М.: Статистика, 1974. 180 с.

205. Кирсанова К. Полное равноправие женщин в СССР. М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1936. 48 с.

206. Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности: Лекции, читанные в Стокгольмском ун-те / пер. с фр. М.Иолшина. 2-е изд. СПб.: Тип. Ю.Н. Эрлих, 1896. 152 с.

207. Козер Л. Функции социального конфликта / пер. с нем. О. Назарова; под ред. Л.Г. Ионина. М.: Идея-Пресс, 2000. 208 с.

208. Колбановский В.Н. О коммунистической морали: стенограмма публ. лекции, прочитанной в центр, лектории Всесоюз. общ-ва по распространению полит, и науч. знаний / под ред. Е.Т. Фадеева. М.: Правда, 1951. 48 с.

209. Коллонтай A.M. Дорогу крылатому Эросу! // Молодая гвардия. 1923. № 3. С. 120-123.

210. Коллонтай A.M. Новая мораль и рабочий класс. М.: ВЦИК, 1918. 61 с.

211. Коллонтай A.M. Семья и коммунистическое государство. М.: Коммунист, 1918.24 с.

212. Кон И.С. Сексуальная культура в России: клубничка на березке / Ин-т этнол. и антропол. Рос. акад. наук. М.: О.Г.И, 1997. 464 с.

213. Коскина В.Н. Русская свадьба. По материалам, собранным во Владимирской области (губернии). Владимир: Калейдоскоп, 1997. 288 с.

214. Котлова Т.Б. Тендерные стереотипы в российском обществе: исторический аспект // Тендерная педагогика и тендерное образование в странах постсоветского пространства: сб. материалов Междунар. летней школы-2001. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2002. С. 112-123.

215. Котлова Т.Б. Замужество и развод в жизни горожанки на рубеже XIX-XX вв. (по материалам центр, губерний России) // Адам и Ева. Альманах тендерной истории / под ред. Л.П. Репиной. М.: ИВИ РАН, 2002. № 3. С. 154-172.

216. Котлова Т.Б. Российская женщина в провинциальном городе на рубеже XIX-XX веков. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2003. 168 е.;

217. Котлова Т.Б. Социокультурная среда в российском провинциальном городе в конце XIX начале XX веков: тендерный аспект. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2001. 157 с.

218. Кошман Л.В. Мещанство в России в XIX в. // Вопросы истории. 2008. №2. С. 3-20.

219. Крупская Н.К. Заветы Ленина о раскрепощении женщины: сб. ст. М.: Партиздат, 1933. 88 с.

220. Крупянская В.Ю., Будина О.Р., Полищук Н.С., Юхнева Н.В. Культура и быт горняков и металлургов Нижнего Тагила (1917-1970) / отв. ред. К.В.Чистов. М.: Наука, 1974. 317 с.

221. Крупянская В.Ю., Полищук Н.С. Культура и быт рабочих горнозаводского Урала (конец XIX начало XX в.). М.: Наука, 1971. 286 с.

222. Кулишер М.И. Развод и положение женщины. СПб.: Типо-лит. Б.М.Вольфа, 1896. ХУ+288 с.

223. Кухаржевский И. Общий очерк развития семейных отношений вообще и брачных в особенности // Варшавские университетские известия. 1901. Т. 1. С. 1-32; Т. 2. С. 33-64.

224. Ласс Д. Современное студенчество // Молодая гвардия. 1927. № 9. С. 135—150.

225. Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 годы. СПб.: Журнал «Нева»; ИТД «Летний сад», 1999. 320 с.

226. Левшин Э.М. Брачный договор в России (историко-правовой анализ) // Актуальные проблемы в области гуманитарных наук: от теории к практике: сб. ст. / отв. ред. В.Б. Першин. Н. Новгород: Нижегор. акад. МВД России, 2003. Вып. 4. С. 80-93.

227. Леонов Н.И. Онтологическая сущность конфликтов // Конфликтология: Хрестоматия / сост. Н.И. Леонов. М.: Моск. психол.-социал. ин-т; Воронеж: НПО «Модек», 2002. 303 с.

228. Лилина З.И. От коммунистической семьи к коммунистическому обществу. Пг.: Госиздат, 1924. 171 с.

229. Луначарский А. О быте: переработанная стенограмма доклада, прочитанного в Ленинграде 18.11.1926. М.-Л.: Госиздат, 1927. 83 с.

230. Лядов М.Н. Вопросы быта. М.: Изд. Комм, ун-та им. Я.М. Свердлова, 1925. 40 с.

231. Мальковская Т.Н. Семья в объятиях власти, XIX век. СПб.: Петроглиф, 2008. 542 с.

232. Медков В.М. Стратегия фамилистских исследований в России во второй половине 90-х годов // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 18. 1996. № 3. С. 79-88.

233. Миненко H.A. Взаимоотношения супругов в русских крестьянских семьях Западной Сибири XVIII первой половины XIX веков // Советская этнография. 1978. № 2. С. 72-82.

234. Миненко H.A. Городская семья Западной Сибири на рубеже XVII-XVIII в. // История городов Сибири досоветского периода (XVII начало XX в.) / отв. ред. О.Н. Вилков. Новосибирск: Наука, 1977. С. 175-195.

235. Миненко H.A. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII-первая половина XIX веков). Новосибирск: Наука, 1979. 348 с.

236. Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л.: Наука, 1990. 272 с.

237. Миронов Б.Н. Семья: нужно ли оглядываться в прошлое? // В человеческом измерении. М.: Прогресс, 1989. С. 226-246.

238. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII -начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: в 2 т. СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. Т. 1. 548 е.; Т. 2, 1999. 566 с.

239. Миронов Б.Н. Традиционное демографическое поведение крестьян в XIX начале XX в. // Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР: сб. ст. / под ред. А.Г. Вишневского. М.: Статистика, 1977. С. 83-104.

240. Муравьева М.Г. История брака и семьи: западный опыт и отечественная историография // Семья в ракурсе социального знания: сб. науч. ст. / Ин-т истории Сиб. отд. Рос. акад. наук; АлГУ. Барнаул: Азбука, 2001. С. 5-24.

241. Население России в XX веке: исторические очерки: в 3 т. / ИРИ РАН; отв. ред. Изд. Ю.А. Поляков. М.: РОССПЭН, 2000. Т. 1: 1900-1939. 463 с.

242. Население Советского Союза: 1921-1991 / Андреев Е.М., Дарский Л.Е., Харькова Т.Д. М.: Наука, 1993. 143 с.

243. Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юрид. центр Пресс», 2006. 270 с.

244. Новосельский С.А. Смертность и семейное состояние населения Санкт-Петербурга // Вестник общественной гигиены, судебной и практической медицины. 1912. Август. С. 1142-1148.

245. Орлов И.Б. Семейная история: от истории домохозяйства к вопросам внутрисемейных отношений // Вестн. Тверского гос. ун-та. Сер. История. 2009. № 2. С. 67-76.

246. Оршанский И.Г. Исследования по русскому праву обычному и брачному. СПб.: Тип. А.Е. Ландау, 1879. 456 с.

247. Осипович Т. Проблемы пола, брака, семьи и положение женщины в общественных дискуссиях середины 1920-х годов // Общественные науки и современность. 1994. № 1. С. 161-171.

248. Паластина С.Я., Пергамент А.И. Развитие советского законодательства о браке и семье // Советское государство и право. 1975. № 9. С. 47-51.

249. Пашенцева C.B. Этапы развития тендерного равноправия в России // Право и политика. 2007. № 12. С. 107-112.

250. Повседневная жизнь провинциального города Владимира в последней трети XVIII первой половине XIX в. / И.И. Шулус, Н.В. Киприянова,

251. Н.В.Мягтина, В.А. Черничкина; под ред. И.И. Шулус. Владимир: ВлГУ, 2009. 272 с.

252. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг.: Юрид. кн. склад «Право», 1917. 328 с.

253. Покровский Ф. О семейном положении крестьянской женщины в одной из местностей Костромской губернии по данным волостного суда // Живая старина. 1896. № 3-4. С. 457-476.

254. Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Мир русской женщины: семья, профессия, домашний уклад. XVIII начало XX века. М.: Новый хронограф, 2009. 349 с.

255. Приградов-Кудрин А. Брак и семья: К вопросу о проекте нового Кодекса законов о браке, семье и опеке: науч. изд. М.-Л.: Госиздат, 1926. 32 с.

256. Пронин В.И. Городское и сельское население Сибири в конце XIX -начале XX вв. // Город и деревня Сибири в досоветский период: межвуз. сб. науч. тр. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 1984. С. 88-102.

257. Пушкарева Н.Л. «Благослови, родима матушка, во святой час к венцу» // Материнство. 1998. № 1. С. 81-84.

258. Пушкарева Н.Л. «Внука моя за Ивана не похотела.» (из жизни «новыхрусских» XVI столетия) // Родина. 1996. № 10. С. 78-86.

259. Пушкарева Н.Л. Женщина в русской семье (X начало XX в.) // Русские: народная культура (история и современность) / отв. ред. И.В. Власова. М.: ИЭА РАН, 2000. Т. 4: Общественный быт. Праздничная культура. С. 41-54.

260. Пушкарева Н.Л. Русская женщина в семье и обществе Х-ХХ вв.: этапы истории // Этнографическое обозрение. 1994. № 5. С. 3-15.

261. Пушкарева Н.Л. Русская семья X-XVII вв. в контексте «новой» и «традиционной» демографической истории // Этнографическое обозрение. 1996. № 3. С. 66-79.

262. Рабжаева М.В. Историко-социальный анализ семейной политики в России XX века // Социологические исследования. 2004. № 6. С. 89-97.

263. Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. Горожане их общественный и домашний быт / отв. ред. В.В. Покшишевский. М.: Наука, 1978. 328 с.

264. Рабинович М.Г. Русская городская семья в начале XVIII в.: По переписной книге Устюжны Железнопольской 1713 г. // Советская этнография. 1978. № 5. С. 25^0.

265. Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье / отв. ред. Л.И. Картужанский. Л.: Изд-во ЛГУ, 1952. 159 с.

266. Рабинович Н.В. Семейное право // Сорок лет советского права, 1917— 1957. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1957. Т. 1: Период строительства социализма. С. 276-305; Т. 2: Период социализма. С. 263-300.

267. Рабинович H.B. Спорные вопросы советского социалистического семейного права // Учен. зап. Всесоюз. юрид. заоч. ин-та / под ред проф. Б.С.Утевского. М.: ВЮЗИ, 1948. С. 60-77.

268. Рашин А.Г Население России за 100 лет (1811-1913 гг.): стат. очерки. М.: Госиздат, 1956. 352 с.

269. Рашин А.Г. Динамика численности и процессы формирования городского населения России в XIX начале XX в. // Исторические записки. 1950. Т. 34. С. 32-85.

270. Рейхель М.О. Дела об алиментах / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юрид. изд. НЮО СССР, 1939. 56 с.

271. Роговин В.З. Проблемы семьи и половой морали в советской социологии 20-х гг. // Социальные исследования. 1970. Вып. 4. С. 88-115.

272. Рослякова М. Мужчины и женщины: брачное поведение и взаимоотношения в семьях рабочих (на материалах Ивановской промышленной области) // Женщина в российском обществе. 2000. № 2. С. 51-58.

273. Российская социологическая энциклопедия / под общ. Ред. Г.В. Осипова. М.: НОРМА-ИНФРА-М., 1998. 672с.

274. Ростовский И.А. О браке, семье и опеке. М.: Советское законодательство, 1933. 71 с.

275. Русская свадьба: сб. в 2 т. / сост. A.B. Кулагина, А.Н. Иванов: Гос. республик. Центр рус. фольклора; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. М.: ГРЦРФ, 2000. Т. 1. 511 с.

276. Русский народный свадебный обряд: исследования и материалы / ред. К.В. Чистов, Т.А. Бернштам; АН СССР; Ин-т этнографии им. H.H. Миклухо-Маклая. Л.: Наука, 1978. 280 с.

277. Рыбаков И.Ф. Динамика городского населения России во второй половине XIX в. // Вопросы политической экономии: сб. (Учен. зап. Ленинград, ун-та. Сер. экон. наук. 1959. № 288. Вып. 2). Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. С. 181-209.

278. Рындзюнский П.Г. Городское население // Очерки экономической истории России первой половины XIX в.: сб. ст. / под ред. М.К. Рожковой. М.: Изд-во соц.-экон. лит-ры, 1959. С. 279-358.

279. Рындзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века: Взаимоотношение города и деревни в социально-экономическом строе России. М.: Наука, 1983. 269 с.

280. Свердлов Г.М. Брак и развод / отв. ред. В.И. Серебровский. M.-JL: Изд-во АН СССР, 1949. 147 с.

281. Свердлов Г.М. Брачно-семейное право стран народной демократии // Советское государство и право. 1949. № 7. С. 39-50.

282. Свердлов Г.М. Советский суд в борьбе за укрепление семьи: стеногр. публ. лекции, прочитанной в центр, лектории Всесоюз. общ-ва по распространению полит, и науч. знаний. М.: Правда, 1949. 28 с.

283. Светлов В. Брак и семья при капитализме и социализме / Ин-т философии Акад. Наук СССР. М.: Гос. соц.-экон. изд-во, 1939. 152 с.

284. Семашко H.A. Новый быт и половой вопрос. М.: Госиздат, 1926. 32 с.

285. Семёнов Ю.И. Происхождение брака и семьи. М.: Мысль, 1974. 308 с.

286. Семидеркин H.A. Введение гражданского брака в России // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 11. 1982. С. 3-12.

287. Синайский В.И. Необходимо ли нам спешить с изданием Гражданского Уложения: доклад, прочитанный 10 октября 1910 года в заседании Юридического отделения Общества истории, филологии и права при Императорском Варшавском университете. Б.м., 1911. 29 с.

288. Синельников А.Б. Социально одобряемые причины развода в прошлом и настоящем // Социологические исследования. 1992. № 2. С. 27-37.

289. Сметанин С.И. Разложение сословий и формирование классовой структуры городского населения России // Исторические записки / АН СССР; Ин-т истории СССР. М.: Наука, 1978. Т. 102. С. 153-182.

290. Сорокин П. Кризис современной семьи // Ежемесячный журнал литературы, науки и обществ, жизни. 1916. № 2. С. 174-186; № 3. С. 159-172.

291. Сорокин П.А. Влияние войны на состав населения, его свойства и общественную организацию // Экономист. 1922. № 1. С. 77-107.

292. Стоюнина-Здравомыслова О. Семья: Из прошлого в будущее Электронный ресурс. // Тендерные стереотипы в современной России:

293. Интернет-конференция, 1.05.2006-7.07.2006. URL: http://www.ecsocman. edu.ru/text/16209413/ (дата обращения: 21.03.2011).

294. Суворов, Н.С. Гражданский брак. 2-е доп. изд. СПб.: Я. Канторович, 1896. 152 с. (Юридическая библиотека; № 11).

295. Сулькевич С. Эволюция брачности за истекшее 10-летие // Административный вестник. 1925. № 6. С. 13-18.

296. Тольц М.С. Брачность населения России в конце XIX начале XX в. // Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР: сб. ст. / под ред. А.Г.Вишневского. М.: Статистика, 1977. С. 138-153.

297. Тонков В. Свадебные песни и обряды г. Мезени: Свадебный обряд, записанный в гор. Мезени Архангельской губернии в июне 1929 года. Казань: б. и., 1931.53 с.

298. Троцкий Л.Д. Вопросы быта. Эпоха «культурничества» и её задачи. М.: Серп и молот, 1923. 116 с.

299. Уткин Э.А. Конфликтология: теория и практика / Ассоц. авт. и изд. «Тандем». М.: ЭкМОС, 1998. 264 с.

300. Фридлендер П. Половой вопрос, государство, культура. Пг: Госиздат, 1920. 71 с.

301. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР: опыт социологического исследования. М.: Мысль, 1964. 325 с.

302. Харчев А.Г. Семья в советском обществе. Л.: Лениздат, 1960. 112 с. Харчев А.Г. Социалистическая революция и семья // Социологические исследования. 1994. № 6. С. 90-95.

303. Хасбулатова O.A. Российская тендерная политика в XX столетии: мифы и реалии. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2005. 372 с.

304. Цатурова М. К. Русское семейное право XVI-XVIII вв. М.: Юрид. лит., 1991. 112 с.

305. Цатурова М.К. Три века русского развода: XVI-XVIII века. М.: Логос, 2011.673 с.

306. Чернова Ж.В. Семейная политика в Европе и России: тендерный анализ. СПб.: Норма, 2008. 361 с.

307. Черных А.И. Крылатый эрос и промфинплан // Социологические исследования. 1993. № 8. С. 105-113.

308. Черных А.И. Проблемы семьи и брака в первое десятилетие Советской власти // Социалистический идеал: вчера, сегодня, завтра: сб. ст. / отв. ред. З.Т.Голенкова. М.: ИСРосАН, 1992. С. 165-202.

309. Черных А.И. Становление России советской: 20-е годы в зеркале социологии. М.: Памятники ист. мысли, 1998. 282 с.

310. Шемякина О.Д. Символы культуры и женское счастье: история любви -ч московской обывательницы // Адам и Ева. Альманах тендерной истории / подред. Л.П. Репиной. Москва: ИВИ РАН, 2002. № 3. С. 133-153.

311. Шустрова И.Ю. Очерки по истории русской семьи Верхневолжского региона в XIX начале XX века / ЯрГУ им. П.Г. Демидова. Ярославль: ЯрГУ, 1998. 117 с.

312. Шустрова И.Ю. Этнография русских Верхнего Поволжья: семья и семейный быт крестьян в XIX начале XX в.: учеб. пособие. Ярославль: ЯрГУ им. П.Г. Демидова, 1996. 75 с.

313. Щербинин П.П. Военный фактор в повседневной жизни русской женщины в XVIII начале XX в. / ред. H.JI. Пушкарёва; М-во образования и науки Рос. Фед., Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. Тамбов: Юлис, 2004. 508 с.

314. Щербинин П.П., Щербинина Ю.В. Семейная жизнь и демографическое поведение русского солдата в XVIII-XIX вв. // Исторические записки: Межвуз. сб. науч. тр. / отв. ред. В.И. Первушкин. Пенза: ПГПУ, 2007. Вып. 11. С. 58-63.

315. Эволюция семьи и семейной политики в СССР / отв. ред. А.Г.Вишневский. М.: Наука, 1992. 140 с.22. Авторефераты диссертаций

316. Гуполов Ю.В. Формирование института советской семьи как объекта государственной политики: 1917-1940 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 2012.24 с.

317. Левшин Э.М. Становление и развитие брачно-семейного законодательства в дореволюционной России: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2003. 28 с.

318. Рослякова М.В. История семейно-брачных отношений рабочих Верхневолжского региона (сер. 1920-х кон. 1930-х гг.): автореф. дис. . канд. ист. наук. Иваново, 2005. 23 с.23. Диссертации

319. Араловец H.A. Российское городское население в 1897-1926 гг.: брак и семья: дис. . д-ра ист. наук. М., 2004. 387 с.

320. Белова A.B. Повседневная жизнь провинциальной дворянки Центральной России (XVIII середина XIX в.): дис. . д-ра ист. наук. М., 2009. 616 с.

321. Белова Н.В. Провинциальное духовенство в конце XVIII начале XX вв.: быт и нравы сословия: на материалах Ярославской епархии: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2008. 266 с.

322. Бодрова Ю.В. Семья провинциального чиновника первой половины XIX века: дис. . канд. ист. наук. Тверь, 2009. 277 с.

323. Веселова А.П. Семья в старообрядческой культуре: опыт исторического исследования: дис. . канд. ист. наук. Томск, 2007. 229 с.

324. Залунаева Е.А. Повседневная жизнь рабочих Ярославля во второй половине XIX начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2005. 267 с.

325. Казакова О.М. Провинциальное учительство в XIX начале XX веков: на материалах Вятской губернии: дис. . канд. ист. наук. Киров, 2009. 277 с.

326. Кириллина В.Н. Тендерный конфликт как фактор социокультурного развития: дис. . д-ра филос. наук. М., 2004. 324 с.

327. Ковалева A.B. Трансформация понятия «гражданский брак» как проявление кризиса семейно-брачных отношений: дис. . канд. социол. наук. Хабаровск, 2009. 185 с.

328. Колесникова Э.Г. Тендерные представления и стереотипы ставропольского провинциального общества в последней четверти XIX -начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ставрополь, 2007. 267 с.

329. Колинько А.Ю. Развитие семейного права в России в XIX начале XX века: дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. 197 с.

330. Кострикина O.A. Мещанство уездных городов Ярославской губернии в конце XVIII начале XIX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2003. 332 с.

331. Мельникова И.Г. Чиновничество Верхневолжских губерний в первой четверти XIX века: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2010. 272 с.

332. Никишина Н.В. Семья горнозаводского населения Алтая второй половины XVIII первой половины XIX в.: дис. . канд. ист. наук. Барнаул, 2004. 191 с.

333. Обнорская Н.В. Купечество Ярославской губернии в конце XVIII -начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2000. 262 с.

334. Ольнева О.В. Повседневная жизнь провинциального города в 1917 г.: по материалам Ярославской губернии: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2005. 211 с.

335. Прокофьева Н.В. Старообрядчество Верхнего Поволжья в конце XVIII -начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2001. 342 с.

336. Рослякова М.В. История семейно-брачных отношений рабочих Верхневолжского региона: сер. 1920-х кон. 1930-х гг.: дис. . канд. ист. наук. Иваново, 2005. 219 с.

337. Сазонова Е.И. Материальная культура и быт русского провинциального города конца XVIII начала XX вв.: На примере городов Владимирской и Ярославской губерний: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2002. 256 с.

338. Фаронов В.Н. Рабочая семья Сибири в конце XIX начале XX вв.: дис. . канд. ист. наук. Барнаул, 2010. 252 с.

339. Фролова Т.В. Городская семья в XIX в.: на материалах городов Ярославской губернии: дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 2008. 263 с.

340. Черничкина В.А. Повседневная жизнь губернского города Владимира впоследней трети XVIII первой половине XIX века: дис.канд. ист. наук.1. Владимир, 2007. 205 с.

341. Чутчев B.C. Мещанское сословие Западной Сибири во второй половине XIX начале XX в.: дис. . канд. ист. наук. Барнаул, 2004. 240 с.

342. Литература на иностранных языках

343. Anderson М. Family Structure in Nineteenth-Century Lancashire. London: Cambridge University Press, 1971. 230 p.

344. Atkinson D. Society and Sexes in the Russian Past // Women in Russia / ed. by D. Atkinson, A. Dallin, G.W. Lapidus. Stanford: Stanford University Press, 1977. P. 3-38.

345. Clements B.E. The Effects of the Civil War on Women and Family Relations // Party, State and Society in the Russian Civil War / ed. by D.P. Koenker,

346. W.G.Rosenberg, and R.G. Suny. Bloomington: Indiana University Press, 1989. P. 105-122.

347. Engel B.A. Between Field and Factory: Women, Work and Family of Rural Russia in the Late Nineteenth Century // Russian History. 1989. Vol. 16. № 2-4. P. 223-237.

348. Engel B.A. Between the Fields and the City: Women, Work And Family in Russia, 1861-1914. Cambridge: Cambridge University Press, 1994. xi+254 p.

349. Engel B.A. Breaking the Ties That Bound: The Politics of Marital Strife in Late Imperial Russia. Ithaca: Cornell University Press, 2011. 282 c.

350. Engel B.A. The Woman's Side: Male Out-Migration and the Family Economy in Kostroma Province // Slavic Review. 1986. Vol. 45. № 2. P. 257-271.

351. Farnsworth B. Bolshevik Alternatives and the Soviet Family: The 1926 Marriage Law Debate // Women in Russia / ed. by D. Atkinson, A. Dallin, G.W.Lapidus. Stanford: Stanford University Press, 1977. P. 139-167.

352. Farnsworth B. Rural Women and the Law: Divorce and Property Rights in the 1920s // Russian Peasant Women / ed. by B. Farnsworth, L. Viola. New York: Oxford University Press, 1992. 304 p.

353. Goldman W.Z. Freedom and Its Consequences: The Debate on the Soviet Family Code of 1926 // Russian History. 1984. Vol. 11. № 4. P. 362-388.

354. Goldman W.Z. Women, the State and Revolution: Soviet Family Policy and Social Life. 1917-1936. Cambridge: Cambridge University Press, 1993. 351 p.

355. Goody J. The Development of the Family and Marriage in Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. 308 p.

356. Hareven T. Cycles, Courses, and Cohorts: Reflections on the Theoretical and Methodological Approaches to the Historical Study of Family Development // Journal of Social History. 1978. № 12. P. 97-109.

357. Hayden C. The Zhenotdel and the Bolshevik Party // Russian History. 1976. Vol. 3.№. 2. P. 150-173.

358. Herlihi D. Medieval Household. Cambridge; London: Harvard University Press, 1985. 227 p.

359. Johnson R.E. Family in Moscow During NEP // Russia in the Era of NEP: Explorations in Soviet Society and Culture / ed. by S. Fitzpatrick, A. Rabinowitch, R.Stites. Bloomington: Indiana University Press, 1991. P. 101-119.

360. Johnson R.E. Family Relations and the Rural-Urban Nexus: Patterns in the Hinterland of Moscow: 1880-1900 // The Family in Imperial Russia: New Lines of Historical Research / Ransel D.L. (ed.). Urbana: University of Illinois Press, 1978. P. 263-279.

361. Shorter E. The Making of the Modern Family. New York: Basic Books, 1975.369 p.

362. Stone L. The Family, Sex and Marriage in England (1500-1800). New York: Harper&Row, 1977. xxxi + 800 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.