Ценностные ориентации русского предпринимательства: Экон.-социол. анализ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.03, кандидат экономических наук Токаренко, Ольга Викторовна

  • Токаренко, Ольга Викторовна
  • кандидат экономических науккандидат экономических наук
  • 1998, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ22.00.03
  • Количество страниц 132
Токаренко, Ольга Викторовна. Ценностные ориентации русского предпринимательства: Экон.-социол. анализ: дис. кандидат экономических наук: 22.00.03 - Экономическая социология и демография. Москва. 1998. 132 с.

Оглавление диссертации кандидат экономических наук Токаренко, Ольга Викторовна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ

1.1. Понятие и основные функции предпринимательства в контексте социолого-экономического подхода

1.2. Проблемы ценностей и ценностных ориентаций в условиях эффективного поддержания рыночного хозяйства

1.3. Экономико-социологический и психологический подходы к анализу ценностей и ценностных ориентаций предпринимательства

ГЛАВА 2.

АНАЛИЗ ЦЕННЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

2.1. Анализ формирования ценностей и ценностных ориентаций предпринимателей Запада социально-экономический подход

2.2. Анализ формирования ценностей и ценностных ориентаций предпринимателей Запада и России: экономический и социокультурный подходы

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Экономическая социология и демография», 22.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ценностные ориентации русского предпринимательства: Экон.-социол. анализ»

Актуальность темы исследования. С переходом к рыночной экономике в России и других странах СНГ все народы не только были "отпущены на свободу", но они сразу оказались в вакууме необязывающих ценностей.

Широко распротранилась общественная атмосфера всеобщего поиска путей обогащения, причем без всякого ограничения: "новой идеологией" стала "тотальная свобода". Вся энергия людей направлена исключительно на экономическую сферу: выживание, на свой экономический рост, зарабатывание денег. Сегодня почти все стало измеряться деньгами: престиж, способности, успех, карьера. Каждый думает только о себе, о том, как получить максимум благ (в экономической теории - концепция "экономического человека").

Присущая российскому народу духовность, гуманизм, идейность, альтруизм и многие другие ценности и значимые социокультурные качества неожиданно вытеснились "на обочину" общественного развития. Для экономики, основанной на системе конкуренции, для человека как рыночного агента главное заключается в том, чтобы "быть лучше других". В России ценностные ориентации стали заметно смещаться в индивидуалистическую и потребительскую сферы.

Мотивом и "мотором" российской рыночной системы стал выступать эгоизм, жажда наживы. Но эгоизм, не заключенный в определенные рамочные условия, часто не останавливается ни перед чем. Современная российская рыночная действительность дает массу примеров, когда "жажда наживы" ведет к преступлениям и наносит огромный ущерб самой идее предпринимательства в глазах общественности.

В данном контексте актуальность нашей темы исследования состоит в том, что без моральных норм как определенных рамочных условий нельзя в принципе поставить "эгоизм и жажду наживы" бизнеса на службу общим интересам всего общества.

Неизбежным следствием общего кризиса в России в ходе крайне противоречивых рыночных реформ стали не только тотальная деидеологизация и глубокие ценностные изменения общественного сознания, но и упадок нравственности, атмосфера вседозволенности, которые, в свою очередь порождают нецивилизованные методы ведения бизнеса. Шансы и возможности, которые открываются при таких опрометчивых изменениях, используются, как правило, людьми без достаточных нравственных ограничений или потенциально преступными.

В результате все более растет жестокость, характерная для нашего повседневного бытия. В российском бизнесе она проявляется в известной агрессивности и криминализации рыночных агентов, господстве в предпринимательстве вымогательства, процветания взяток и моральной нечистоплотности чиновников почти любого уровня.

Отсутствие основополагающих институционализированных принципов честной деловой морали, на наш взгляд, - одна из главных причин криминализации и коррупции нашего общества. Такого рода принципы вытекают из этических соображений и прежде всего - из действующего ценностного порядка в данном обществе, который обусловливает социокультурный контекст.

Ценностный порядок, в свою очередь, устанавливается фундаментальной системой представлений, генерируемой той или иной лидирующей социальной стратой, в пределах соответствующей субкультуры. Именно такого рода система ценностного порядка, взаимодействуя с другими обгиественньши системами, прежде всего экономической, социальной и политической, и обусловливает соответствующий рыночный эффект ("прибыль", "доход") в рамках определенных деловых действий, поступков или экономического поведения рыночных агентов.

Неотъемлемой логической и социокультурной основой такого рода деловых действий или экономического поведения рыночных агентов является фактор доверия, готовность к открытому сотрудничеству как исходная предпосылка дальнейшего роста продуктивности работы фирмы благодаря установленным хорошим социльным отношениям, вписывающимся в соответствующие рамочные условия. В этом смысле главным вызовом системной трансформации в России является появление нравственного по сути предпринимательства, или того "веберовского духа капитализма" -ведения бизнеса на основе культа честности в контексте протестантской этики, - аналог которого в самом широком значении слова отсутствует пока среди ценностей российских бизнесменов.

Где вероятные истоки этического обновления российского предпринимательства? На какие элементы российских традиций можно в полной уверенности опереться? Как общественная дискуссия может способствовать созданию новых ценностей обновления российского предпринимательства? Как и будет ли вообще воспитываться ответственность, к примеру, "новых русских" перед обществом?

На эти и многие другие вопросы необходимо дать конкретные ответы уже в ближайшем будущем, причем как в теоретическом, так и в практическом планах, с конструктивных позитивных позиций.

Анализ свидетельствует о разнородном характере социального состава российского предпринимательства, в рядах которых оказались выходцы и из директорского корпуса, партийных, советских и комсомольских органов, и представители научно-технической интеллигенции, и дельцы теневой экономики, и воротилы криминального бизнеса. Ясно, что представители каждой из этих групп являются носителями особых ценностей и соответствующих ориентации в деловой культуре. Так, те же "теневики", весьма распространившиеся в период "застоя", несут в мир бизнеса жесткие нравы полукриминального и криминального мира, а представители бывшей гос.-парт.-номенклатуры - нравственно-этические нормы административной командной системы.

Наиболее порядочными и нравственно полноценной частью бизнесменов оказываются выходцы из среды научно-технических работников, высокообразованные и обладающими высокими моральными качествами. Хотя, испытывая конкурентное давление "нечестных методов" работы со стороны внешнего окружения и при отсутствии реальной защиты государства, они в последнее время нередко принимают "правила игры" теневиков и полукриминальных элементов.

Выделяется своими ценностными ориентациями и довольно распространенная группа "парапредпринимателей" - то есть чиновников, совмещающих работу в аппарате с неформальной предпринимательской деятельностью, хотя официально это и не разрешено, и преследуется законом. Так формируется очень пестрый по составу каждый слой российского предпринимательства, что не позволяет пока говорить об общей этике ведения бизнеса. Интересы их далеко не всегда совпадают, и далеко не все они хотят установить нормальные "рамочные условия" рыночных отношений.

Отсюда возникает и проблемная ситуация: в России, где ценностный момент играет едва ли не решающую роль во многих сделках и в общественном признании новых институтов и видов деятельности вообще, судьбы российского предпринимательства в значительной мере будут зависеть от того, состоится ли ценностное взаимопонимание предпринимательства и власти (интеллигенции)?

Они - как два полюса формирующегося среднего класса, один из которых должен выступать как носитель духовной власти, другой - как средоточие власти экономической. Западная цивилизация пошла по пути разделения этих полюсов. Русская же традиция до сих пор тяготела к их синкретизму. В советский период это привело к власти идеологии над экономикой, стремившейся к обеспечению "справедливости" на уровне уравнительности. В перестроечное время интеллигенция способствовала разрушению всех запретов, в том числе на ведение бизнеса. Интеллигенция активно устремилась в рыночные структуры, становясь субъектом бизнеса. Однако феномен этакратизма - первичности власти по отношению к собственности - не дает развиваться нормальному плюрализму конкурентных общественных типов, поскольку власть, будучи "первичной" однозначно "определяет" собственность.

Именно поэтому для повышения эффективности хозяйственной системы сегодня нужны не только компетентные чиновники и профессионально грамотные бизнесмены, сколько "просто" нравственно зрелые личности. Ведь, как доказывает психологическая наука по исследованию структуры и сути личности, ученые сначала выделяют ее направленность - то есть устойчивость и лабильность доминирующий ценностей, мотивов, установок, убеждений, интересов, и лишь затем - ее опыт, то есть умения и знания.

Рыночная ментальность (совокупность всех духовных качеств, целей, ценностей, общей направленности, устремленности личности) в данном случае для нас имеет первостепенное значение. На наш взгляд, сам дух предпринимательства - неистребим, его живучесть проявляется в любых условиях. Но ценностная структура этого духа предпринимательства каждый раз может быть иной. Степень разработанности темы. Предпринимательство как феномен, социокультурные предпосылки предпринимательского поведения в рыночных условиях и ценностные ориентации предпринимательства многими авторами рассматривались на каждом уровне управления: макро- (экономическом, социетальном), мезо-(региональном), микро- (институциональном, организационном, функциональном, групповом, личностном), как объект исследования разных наук - экономики, социологии, психологии, управления и других. Российскими учеными экономические и неэкономические функции предпринимательства как феномена рыночной экономики, социокультурные предпосылки предпринимательского поведения, его ценностные ориентации изучается относительно недавно. Среди таких авторов на необходимость изучения ценностных и социокультурных факторов современного бизнеса настойчиво обращают внимание экономисты Л.И. Абалкин, Т.И. Заславская, Р.В. Рывкина и другие авторы 1. В то же время за рубежом имеются классические разработки, начиная с самих ранних концепций экономического предпринимательства Й. Тюнена, Р. Кантильона, А. Смита, Д. Рикардо, Ж. Сэя, Дж. Милля и других, и заканчивая различными исследовательскими работами в этом направлении экономистов ранней маржиналистской школы У. Джевонса, Г. Госсена, JI. Валъраса, В. Парето, Дж. Кларка, Ф. Найта; экономистов австрийской школы К. Менгера, Е. Бем-Баверка, Ф. Визера, Л. фон Мизеса; экономистов-неоютассиков А. Маршалла, А. Пигу, И. Фишера, Т. Хатчисона, Дж. Хикса, И. Шумпетера, Дж. Кейнса, Л. Роббинса; современных экономистов-неоклассиков М. Алле, М.Блауга, Г. Беюсера, К. Бруннера, У. Меклинга, Дж. Робинсона, П. Самуэльсона, О.Уилььямсона, М. Фридмена, Ф. Хайека, Р. Хайлбронера, К. Эрроу и многих других авторов.

Если говорить об управленческой проблематике западного предпринимательства на уровне организации, то часто выделяют несколько направлений, в рамках которых анализировалась, как правило, новаторская функция бизнеса и его ценностей.

Во-первых, это классическая школа, где зародилась и развивалась теория управления организацией: труды и собственный предпринимательский опыт таких классиков промышленного управления на уровне фирмы, как Ф.Тэйлор, А.Файоль, Г.Форд-1, Г.Эмерсон придали сильный импульс в решении многогранных проблем эффективного бизнеса. К классической школе организационного управления относятся работы Л.Урвика, Л.Муни, Д.Гьюлика, У.Ньюмана, Л.Аллена, главными в которых для понимания законов управления предпринимательскими функциями являются контроль, мотивация, делегирование полномочий, координация, функциональная и штабная организация труда.

Во-вторых, это управленческие концепции "человеческих отношений", в которых апробировались представления о предпринимательском поведении с точки зрения групповой мотивации (М.Фоллет, Э.Мэйо, Г.Саймон). Их основная идея состоит в том, что экономическая функция человека (достижение максимальной прибыли) не исчерпывает его социальных побуждений: человек стремится к утверждению сначала социальной связи, а потом уже к прибыли. Тем самым такой подход ставит под вопрос саму идею

1 См.: Абалкин Л. И. Зигзаги судьбы. - М.: Изд-во ИЭ РАН, 1996; О н ж е. К самопознанию России. - М.: Изд-во ИЭ РАН, 1996; Заславская Т. И., Р ы в к и н а Р. В. Социология экономической жизни. -Новосибирск: Сиб отд. ИЭ РАН, 1991. экономического человека". Сюда же относятся концепции промышленной социальной психологии (Ф.Ротслисбергер, В.Диксон, Э.Маккоби, Т.Ньюкомб); теории мотивации личности (А.Маслоу, Д.Мак-Грегор, Д.Маккеланд, Ф.Херцберг); теории лидерства в группе (К.Левин, Л.Лайкерт); концепции участия рабочих в управлении - с экономической целью повышения инновационного потенциала фирмы и роста производительности труда, использования на практике промышленной демократии как способов совместного освоения власти и представительства, которые дают возможности удовлетворения социальных потребностей (В.Врум, О'Шонесси).

В-третьих, это концепции социально-системного подхода к управлению, разработанные Ч.Барнардом, Дж. ван Гигом, Р. Лайкертом, Г.Саймоном, Ф.Селзником, формировавшиеся под влиянием социологических теорий Т. Парсонса и Р. Мертона, в которых главным в управлении считался организационный механизм ценностно-партисипативного взаимодействия подразделений на основе отработки способов согласования ("интеграции") целей фирмы, целей рабочих групп с целями личностей (особенно с целями личностей, выдающихся в инновационном отношении). Задача управления заключалась в таком социокультурном обеспечении фирмы, когда она воплащала в себе, пронизывалась бы, организационными ценностями, которые обеспечивали институционализацию ключевых целей фирмы. Именно такой управленческий подход к регулированию поведения предпринимателя может работать не только на уровне фирмы, но и, что важно, на уровне общества.

В-четвертых, это возрождение в американской управленческой мысли предпринимательства в форме неотэйлоризма (Дж.Диболд, Р.Дэвис, П.Дракер), описание конкретного опыта развития фирм на основе нововведений как функции организационной культуры (В.Оучи, Т.ГТитерс, Р.Уотерман, Н.Тичи, Р.Фостер, М.Деванна). Процесс социального управления предпринимательской функцией сводился в этих концепциях к управлению нововведениями всего персонала фирмы (не только предпринимателей, но и менеджеров, рабочих) на основе организационной культуры, формирующейся как единство целей и ценностей фирмы в групповой кооперационной деятельности. Последняя протекши на основе трех последовательных стадий: осознания необходимости нововведений, создания нового видения проблемы, инстшуционализации изменений, причем особое внимание уделялось созданию "социальных сетей" управления и самоуправления в хозяйственной организации как ключевым критериям развития предпринимательского профессионализма персонала.

В-пятых, если говорить об экономико-социологическом подходе к ценностям и ценностным ориентациям в бизнесе, то большой вклад в разработку этих внесли работы классиков первой (Г.Зиммель, В.Зомбарт, Э.Дюркгейм, О.Конт, Б.Малиновский, В.Парето, Г.Спенсер, Г.Тард, Б.Уорд) и второй волны (М.Вебер, Т.Веблен, П.Сорокин, Д.Коммонс, Ф.Лейтнер). В частности, В.Зомбарт разработал уникальную концепцию социокультурного базиса предпринимательства, которую значительно углубил в категоиально-понятийном плане М.Вебер. Существенный вклад в социологическую разработку проблем предпринимательства внесли крупные научные работы современных социологов: Э.Гидденса, М.Грановеттера, К.Дандекера, Т.Джонсона, К.Дэвиса, Р.Мертона, Д.Мура, Т.Парсонса, Н.Смелзера, Г.Терборна, Дж.Тернера, А.Этциони, К.Эшуорта. Особо следует выделить работы русских ученых М.Туган-Барановского, Н.Кондратьева и Г.Гинса, внесших, на наш взгляд, большую ясность в понимание проблемы предпринимательского поведения, а также уникальную по своей простоте и глубине описываемых "корней всех проблем" советского и современного российского "номенклатурного предпринимательства'' книга М.С. Восленского "Номенклатура"2.

Если же говорить не только о ценностях, но и современном российском предпринимательстве как таковом, то оно служит предметным полем многочисленных исследований социологов, экономистов, управленцев, психологов, историков, ученых и практиков других отраслей знания. В силу многочисленности их работ мы не будем рассматривать все их течения и направления, а лишь отметим, что при разработке исходных исследовательских позиций мы опирались на отдельные положения и выводы, касающиеся раскрытия понятийного аппарата, исходных принципов и механизмов "работы ценностных ориентации" на уровне предпринимательского поведения, поднятых в трудах А.Агеева, В.Автономова, И.Бунина, Д.Гвишиани, Н.Дряхлова, Н.Лапина, Г.Осипова, А.Панарина, В.Радаева, Л.Рыбаковского, Ж.Тощенко, А.Чепуренко, В.Червякова, А.Чередниченко, Ф.Шереги, М.Шкаратана, О.Шкаратана, В.Ядова. Исследования этих и других авторов свидетельствуют о том, что возрождающееся российское предпринимательство на сегодняшний день разнородно, в общественном плане структуризовано и организовано пока слабо, доминантно-статусные

-Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза / Предисл. М. Джиласа. М., 1991. предпринимательские группы работают практически только "под себя", и в субъектном плане, по сравнению с богатейшей практикой мирового бизнеса, в необходимой мере не самоидентифицированы (В .А. Ядов), в то же время их ценности и ценностные ориентации переживают определенную эволюцию.

Все еще ведутся споры о том, что же все-таки такое российское предпринимательство и каковы его ценности? Как правило, в научной литературе представлен практически один и тот же повторяющийся мотив: предпринимательство - это бизнес, дело, приносящее прибыль. Соответственно и ценностные ориентации предпринимательства могут быть логически исчерпаны лишь одним признаком - прибылью. В Законе Российской Федерации "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (декабрь 1990 г.) предпринимательство трактуется, как инициативная самостоятельная деятельность, направленная на получение прибыли (дохода).

Так же односторонне и как бы "зауженно" предпринимательство трактуется не только в научных, но и в периодических изданиях, коммерческой прессе, ряде специальных экономических справочников, адресованных предпринимателям. Действителоьно, прибыль — необходимое условие предпринимательской деятельности, без которой она просто неосуществима. Однако выдающиеся теоретики предпринимательства (Р.Кантильон, Ж.Сэй, И.Тюнен, В.Зомбарт, М.Вебер, И.Шумпетер, П.Дракер, И.Кирцнер, Г.Пиншоп, Г.Саймон, Ф.фон Хайек, А.Шапиро, и др.) убедительно показали, что прибыль не только не является главной целью предпринимательства, но отходит на задний план, хотя и включается в число его базовых, ключевых признаков.

Более того, российское предпринимательское "третье сословие" в XIX в. явило миру такой уникальный феномен, как "филантропическое предпринимательство", которое с экономической точки зрения является чисто убыточным. К примеру, такое грандиозное предприятие, как сооружение в Москве общедоступной картинной галереи, обошлось П.М.Третьякову в 5 млн. руб., не принеся ни одной копейки дохода. Но при этом сделало его имя и его социокультурные ценности флагманом и непревзойденным образцом российского предпринимательства. А русский предприниматель, главный директор Ассигнационного банка граф А.П. Шувалов не только со своих винокурен "выбрасывал" на рынок народного потребления свыше 250 тыс. ведер водки в год", но также практически

3 См.: Прыжов И. Т. История кабаков в России в связи с историей русского народа - М., 1991. С. 223; Былое. - 1993, № 6. полностью финансировал основание Московского университета.

Как чисто экономический феномен, то есть сопутствующий рыночным отношениям, предпринимательство известно с глубокой древности, хотя как понятие (экономическая или хозяйственная категория) оно было вычленено лишь в XVIII в., в период вступления мирового хозяйства в индустриальную эпоху. С этого времени и ведет отчет начало бурное развитие предпринимательства, приковавшее к себе внимание выдающихся представителей социологической и экономической мысли.

Содержание любого явления, включая и предпринимательство, выявляется через его признаки. Проанализировав взгляды классиков экономической науки на данный вопрос, российский ученый экономист А.И. Агеев среди ведущих признаков предпринимательства выделил следующие: владение капиталом, соединение и комбинирование факторов производства, ориентация на извлечение прибыли, капитализация доходов, "включенность" в рыночные отношения, экономическая свобода и самостоятельность, принятие риска, инициативность и творчество, способность преодолевать сопротивление среды, особое управление производством 4.

В современной литературе часто упоминаются также и готовность к конкуренции, и ответственность (экономическая, юридическая, нравственная), и защита "нажитого77. Из этого внушительного, но не до конца исчерпанного набора признаков предпринимательства А.И.Агеев выделяет два самых необходимых (ключевых): экономическая свобода (базирующаяся, как известно, на частной собственности) и инновация (организационно-хозяйственное новаторство). Акцентируя внимание именно на новаторской функции интрапренерства (внутрифирменного предпринимательства), И. Шумпетер характеризовал его как "основной феномен экономического развития"5. Именно творческо-поисковый, инновационный, продуктивный характер предпринимательства, его нацеленность на достижение принципиально новых результатов и отличает этот тип экономического поведения от репродуктивных (рутинных, шаблонных) типов экономической деятельности - в том числе от "бизнеса", под которым мы понимаем как акт "делания денег".

Таким образом, научное понимание предпринимательства весьма далеко от широко распространенных вульгарных трактовок, которые сводят его сущность к одной-единственной функции (извлечение

1 См.: Агеев А. И. Предпринимательство: проблемы собствен-ности и культуры. М., 1991. С. 5.

5 См.: Шумпетер И. Теория экономического развития. М., 1982, С. 11. прибыли), что позволяет "делание денег" любым путем (в том числе спекулятивно-коммерческим, криминальным, взяткой и пр.) именовать предпринимательством. Подлинное предпринимательство -это довольно-таки многосложное ("полисемантическое") понятие, многофункциональное явление, и не столько экономическое, но и социальное, то есть направленное на достижение наиболее важных общественных ценностей, целей и интересов. Несомненно, что это явление также и глубоко ценностного, ценностно-ориентационного, и смысло-жизненного психологического порядка.

В последние годы в отечественной литературе все активнее разрабатывается научное понимание предпринимательства (бизнеса) как социально-экономического явления, которое трактуется как: 1) экономическая категория; 2) метод хозяйствования; 3) тип (модель) экономического мышления и поведения; 4) образ жизни; 5) профессия; 6) призвание; 7) фактор (условие) производства; 8) явление культуры; 9) инструмент социального преобразования; 10) система нравственно-этических ценностей 6. Как видим, фактор ценностей стоит в данном списке лишь "на десятом имеете".

Обобщая различные точки зрения на социально-экономическую сущность данного явления, дадим ему следующее определение: предпринимательское поведение - это понятие, обозначающее специфический социокультурный вид активности рыночного субъекта (личности, менеджера, фирмы), связанный с возможностью самодостаточного распоряжения своей творческой деятельностью, редкими ресурсами и результатами труда по следующему спектру самореализации: принимать ключевые решения, нести персональную ответственность, организовывать, сохранять или изменять содержание инновационного, рискованного, самостоятельного, продуктивного поведения с целью извлечения дохода из элементов неопределености рыночной среды. Ментальность, или дух предпринимательства, связан с новаторским поиском, независимостью, инакомыслием, верой в свои силы, готовностью к риску, конкуренции и защите своих позиций на том или ином сегменте рынка. Ценностные ориентации в связи с этим имеют особое значение. Данная дефиниция отнюдь не исключает в качестве одной из целей предпринимательства получение прибыли; она как бы "растворяет" этот особый интерес в более

6 См.: Королев В. Феномен предпринимательства // Российский экономический журнал. 1992, № 4. С. 134; Савченко В. Феномен предпринимательства (экспериментальный курс). Там же, 1996, № 9, С. 4550; Курс экономической теории / Под ред. проф. Чепурина М.Н., проф. Киселевой Е.А. -. Киров, 1995. С. 217-221; и многие другие авторы. значимом с социальных позиций его предназначении.

Реальная социально-экономическая практика российского бизнеса показывает, что возрожденное в конце 80-х гг., отечественное предпринимательство переживает мучительный и явно затянувшийся процесс своего нового становления, если предыдущим считать короткий и насильственно прерванный период нэпа. Но у нас вместо настоящего и подлинного предпринимательства, как справедливо утверждают некоторые авторы, - "олигархическо-номенклатурный капитализм с сильнейшим криминальным привкусом" 7, и, значит, с соответствующими "предпринимательскими ценностями".

Если в России на макроэкономическом уровне управляющие воздействия государства, связанные с сохранением социально-структурного качества предпринимательского слоя, должны осуществляться в виде точного регулирования элементами антимонопольной, налоговой, бюджетной, кредитно-денежной, антиинфляционной политики, то на социетальном уровне аналогичные управляющие воздействия приобретают формы лоббирования, то есть предоставления "легальных услуг" по взаимодействию с государственными органами с целью создать эффективные условия предпринимательской деятельности на различных уровнях - фирмы, отрасли, группы отраслей. Отсюда и соответствующие формы реакции: если крупные частные структуры имеют большие возможности для того, чтобы хорошо оплачивать "услуги" тех, от кого зависит выдача льготных кредитов, лицензий, экспертных заключений, подготовка и осуществление правовых актов; и если государственное предпринимательство "без проблем" выходит на Президента РФ, правительство и парламент, имея своих прямых представителей в президентской команде, федеральном правительстве, свои "группы давления" в Совете Федерации и Госдуме, то малый бизнес не имеет ни того (т.е. не располагает крупными финансовыми средствами), ни другого (т.е. не имеет развернутых структур лоббирования), потому вынужден влачить довольно жалкое существование по сравнению с такими формами предпринимательства, которые обладают влиянием на власть. Специфика российского предпринимательства состоит в том, что в каждом предпринимательском секторе складывается своя хозяйственная среда: если государственное и крупное частное предпринимательство плотно взаимодействует с политической элитой, ведя межгрупповую борьбу за влияние на нее, подавляя скорее политически, чем конкурируя экономически, реальных и

См.: Век, 1997, № 7(224). потенциальных конкурентов, то относительно массовый мелкий и средний российский бизнес, развиваясь стихийно, выполняет функцию удовлетворения нужд, потребностей, запросов нижних и средних слоев населения, обеспечивая их товарами потребления.

Цели и задачи исследования. В диссертации были поставлены следующие цели: осмыслить генезис, сущность, и состояние структуры ценностей субъектов предпринимательского поведения в контекстах экономического и социологического подходов; выявить закономерности развития и функционирования ценностей и ценностных ориентаций русского предпринимательства, влияющих на экономический результат.

Основными задачами, решение которых должно обеспечить достижение поставленных целей исследования, являются: выявление признаков, раскрывающих сущность предпринимательского поведения на основе анализа различных источников и принципиальных подходов к пониманию роли социокультурных ценностей и ценностных ориентаций русского предпринимательства для эфффективных форм хозяйствования;

- установление главных характеристик предпринимательского поведения в контексте исторических исследований с точки зрения высокой эфффективности экономической деятельности;

- обоснование операциональных определений ценностей и ценностных ориентаций русского предпринимательства как объекта экономического и социокультурного управления, и их влияние на экономические связи и процессы;

- определение системы понятий предпринимательского поведения в контексте структурирования ценностей и ценностных ориентаций, в форме концептуальной схемы, находящей свое отражение в экономическом и социологическом подходах;

- доказательство правильности базисной системы ценностей современного русского предпринимателя как имеющей, в основном, сущностные черты этакратического предпринимательства; разработка экономико-социологической управленческой методологии (концепции), позволяющей использовать в эвристическом и прикладном планах выявленные инвариантные ценностные, целевые и психологические структуры предпринимательского поведения представителей различных социальных групп ("страт") в разных контекстах современных российских рыночных отношений.

Объектом исследования является предпринимательская практика и опыт деятельности предпринимателей в России и в других странах, их место в мире и влияние на становление высокоэффективной и конкурентоспособной национальной экономики.

Предмет исследования - сущностные характеристики ценностей, ценностных ориентации русского предпринимательства как феномена экономического поведения, наиболее существенные свойства и отношения российского и классического типов предпринимательства для достижения рациональных, эффективных форм экономической и хозяйственной деятельности, и извлечения высоких прибылей (ренты, дохода).

В предмет исследования вошли и ключевые переменные системы ценностей российских предпринимателей, и социокультурные факторы, их определяющие, а также объективные и субъективные условия, материальные и духовные (ментальные) особенности социокультурной модели функционирования этих переменных, изучение механизмов возможных институциональных изменений.

Теоретико-методологической основой и информационной базой работы послужили произведения классиков экономики, социологии, управления и психологии, современные труды по проблеме предпринимательства, официальные современные и исторические документы государственных органов управления, а атакже публикации по исследуемой теме других авторов.

Методы исследования - экономический, социологический, управленческий, исторический и социально-психологический подходы, проведение экспертных опросов, глубинных интервью с предпринимателями и другими категориями населения, анализ полученных результатов на основе интроспективного и лингвистического методов обработки интервью и базы данных в целом, анализ научных литературных источников и документальной законодательной базы по предпринимательству в сравнении с реально проявляемой экономической деятельностью и реальным поведением предпринимателей.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

1. Раскрыта историческая роль социокультурных ценностей и ценностных ориентации русского предпринимательства в структуре экономического поведения.

Эта роль состоит в том, что такие истинно русские ценности, как преобладание духовно-нравственных приоритетов жизни над материальными, культ бережливости, коллективизма, добротолюбия и правдолюбия, нестяжательство, развитие самобытных коллективных форм хозяйства и демократии, самобытные особенности организации труда и производства, трудовая и производственная демократия, самобытные особенности трудовой и хозяйственной мотивации преобладание моральных форм понуждения к труду над материальными, способность к самоограничению, направленность не на потребительскую экспансию (наращивание объемов и видов товаров и услуг как самоцель, или хрематистика), а на обеспечение самодостаточности, трудовой (не спекулятивный) характер хозяйственной деятельности, наконец, свобода - определяли успех развития русского предпринимательства периода более тысячи лет.

2. Раскрыта историческая роль характерологических и социопсихологических ценностей русского предпринимательства в структуре экономического поведения.

Эта роль состоит в том, что русские предприниматели отличались такими важными социокультурными чертами, как стойкость духа по отношению к всевозможным трудностям жизни, самообладание, практический расчет, трезвость характера, чувство меры, сила воли, бодрость духа, что в совокупности не позволяло предаваться излишнему самообольщению при успехе и излишнему унынию при неудаче, что давало рассудку русского предпринимателя контроль над порывами чувств. Широкое развитие предпринимательства в России было связано также с исторически сложившимся характером народа -деятельного, расчетливого, домовитого, способного к неуклонному преследованию своей цели, к жесткому или мягкому образу действия, смотря по обстоятельствам (академик В. Безобразов). Именно эти черты стали тем социокультурным ценностным фундаментом для развития русского предпринимательства, которые определяли его успех более тысячи лет, которые в конечном счете приносили все экономические преимущества российского бизнеса на конкурентных мировых рынках.

3. Представлена и усилена концепция социокультурого базиса предпринимательства, идея которой впервые введена в научный оборот В.Зомбартом иМ. Вебером.

В социокультурный базис входят следующие ценности: устойчивые мещанские добродетели, стремление к размеренному порядку, неприятие каких-либо привилегий для себя и для других, принципы гражданской самодеятельности, самодостаточности, партнерства, самодисциплины, коренящиеся, как правило, в религиозной этике и религиозной аскезе. Главная движущая сила хозяйственного процветания - именно духовное предпринимательство.

Особую изобретательность в предпринимательских начинаниях проявили российские староверы. Их религиозные воззрения - гордый дух свободы, аскетизм, искупление греха каждодневным всеочищающнм трудом, абсолютная честность, неприятие алчности, альтруизм и другие - в наибольшей степени соответствовали духу подлинного ("чистого") капитализма, как это понимали немецкие экономисты и социологи В. Зомбарт и М. Вебер. В структурном плане "социокультурный базис предпринимательства" сконцентрировал в себе ум, талант, сметку, энергию, деловую хватку и другие лучшие качества российского народа, его традиции, нравственные и религиозные ценности, глубокую веру в будущее Отечества, то есть все то, что о сих пор числилось в ряду "неэкономических факторов" развития экономики. Протестантская этика с ее культом честности ("честный, как гугенот") и старообрядческая этика очень походят одна на другую, поэтому не случайно именно из их среды вышло наибольшее число самых известных предпринимательских фамилий — как на Западе, так и в России.

Рациональный "дух" капитализма, "ментальность" специфически западного рационального предпринимательства определялись как такой строй мышления, для которого характерно систематическое рациональное стремление к законной прибыли в рамках своей профессии. Обосновываласьь мысль, что европейский капитализм обязан своим происхождением европейскому религиозно-этическому комплексу, обеспечивающему воспитание таких черт личности, как трудолюбие, бережливость, честность, расчетливость. Общее название совокупность таких предписаний - "мирской аскетизмом", без которого практически невозможна успешная предпринимательская деятельность.

4. Разработана тема "выживаемости" предпринимательского поведения, где показано, что принцип такой "выживаемости" связан с максимизирующим или минимизирующим управлением по ключевым переменным и аналогичен принципу выживания наиболее приспособленного вида в теории эволюции Ч.Дарвина и гипотезе максимизации результата в бизнесе М. Фридмена.

Смысл концепции "выживаемости" предпринимательского поведения сводится к тому, что предпринимателю необходимо не только превосходить конкурентов в степени адаптированности к рынку, либо преобразования его в свою пользу, но и определиться с правильным выбором информации, ее селекции, что и приводит к успеху в среде неопределенности. Если для крупных российских предпринимателей, которые приносят на рынок государственный капитал, информация возникает, приобретая высшую селективную ценность, на основе их социокультурных связей и вхождения в элитарные государственные круги, то для мелких предпринимателей, которые выходят на рынок "самостийно", лишь с собственным изобретательским, подчас уникальным, опытом, информация возникает и приобретает высшую селективную ценность выживаемости посредством жесткого конкурентного отбора. Однако на всех этих уровнях правящая элита жестко противодействует тому, чтобы представители бизнеса получили какой-либо доступ к "обратным воздействиям" (или информации с обратными связями) на процессы управления, ибо она кровно заинтересована в собственном выживании и самосохранении. Но в этом заключаются ее собственные ценности.

5. Рассмотрены и разработаны некоторые операциональные определения предпринимательства как объекта экономико-социального управления, суть которого - в действии принципа этакратизма "власть-собственность ".

Предпринимательское поведение выступает всегда как объект того или иного социального управления. Субъектом управления на российском рынке являются вышестоящие в вертикальной структуре власти конкретные институционализированные функции и роли, персонифицированные в личностях руководителей, которые принимают управленческое решение, связанное как с дальнейшим развитием и процветанием любого предпринимателя, так и с возможностями его банкротства.

Считая перспективным дальнейшее развитие соответствующих социокультурных переменных, автор вовлекает в научный оборот идеи функционального анализа. На этой основе доказывается, что оптимальное экономическое и социальное управление поведением предринимателей с точки зрения интересов всего общества связано с урегулированием не только их личных целей и особых интересов, но "согласования" ("аллокации ресурсов" - в терминах неоклассической экономики) ключевых социокультурных ценностей самого субъекта управления - государства и объекта управления - доминантных групп предпринимателей (типа крупных отраслевых предпринимательских структур, а также мелких, средних и крупных частников). Однако если в теоретическом плане эта схема весьма привлекательна, то в практическом - вряд ли осуществима из-за того, что, говоря простым языком - "там уже все схвачено". Особые интересы представителей государства и крупных отраслевых предпринимательских структур не дают возможности создать гражданское общество, или, в терминах неоклассической экономики, осуществить оптимальную "аллокацию ресурсов" - но на "этакратических" рынках.

6. Выявлены социокультурные факторы макро-уровня, активно влияющие на формирование ценностей и ценностных ориентаций предпринимательского поведения. Среди этих факторов - ценности классического предпринимательства: легитимитизация рыночного пространства, легализация неформальных центров власти и влияния, введение четких и стабильных правил игры в бизнесе, введение действенного арбитражного контроля за выполнением этих правил, предоставление возможности представительства предпринимателей в правительстве, которые, к сожалению до сих пор не закрепились в нашем обществе.

Легитимитизация порядка" как создание общих для всех рыночных агентов действенных, жестких правовых механизмов, устанавливающих ясную зависимость санкций от функции поведения предпринимателя, и институционализация как реальное обеспечение правового пространства на организационном уровне - это требуется в первую очередь для реализации управленческих действий и на микроуровне, способных обеспечить оптимальное экономико-социальное управление предринимательством с точки зрения интересов развития гражданского общества.

7. Разработан ряд специальных социотехнических процедур, позволяющих совместить систему ценностей предринимателя и персонала фирмы и даны практические рекомендации по использованию разработанных схем исследования, позволяющих выявить базисную систему ценностей предринимателя и персонала фирмы.

Основная идея такого рода социотехнических процедур связана с внедрением механизма экспертного согласования "особых интересов", целей и ценностей "всех заинтересованных" рыночных субъектов в общие интегративные ценности фирмы. Практическое использование схем исследования в управленческом подходе на уровне организации предпринимательством осуществлялось с точки зрения ценностей инновационной экономики, являющейся творением "коллективного предпринимателя" - собственников, предпринимателей, менеджеров, рабочих. Предпринимательство в современном обществе вообще перестает быть делом одиночек, следующих своему корыстному интересу и вызывает необходимость коллективного сотрудничества, поскольку без единой активности менеджеров и рабочего персонала невозможно осуществлять нововведения, улавливать необходимость изменений. Отсюда и возникает прикладное понятие "коллективной инновационной функции", которая широко рассеяна между многими участниками крупного делового предприятия и воплощается, как правило, в латентной техноструктуре (в терминах Дж. Гэлбрейта).

В этой неформальной техноструктуре деловых отношений люди готовы проявить себя, рискнуть и воспользоваться шансами, которые предоставляет им идея предпринимательского стиля управления (интрапренерства, инновационного внутрифирменного менеджмента). Работа неформальной командой является современной типичной формой предпринимательской деятельности. Ее действия трактуются как реализация новых комбинаций производственных факторов по созданию различных новых продуктов.

По сути аналогичная схема функционирования коллективного предпринимательства через категории "коллективного духа" во многих современных немецких фирмах позволяет и сегодня адекватно объяснять эффективное действие специфических капиталистических ценностей - индивидуализма, предприимчивости, личного успеха и равных возможностей, хотя еще задолго до появления протестантской "этики достижений" рынок провозгласил их своими моральными принципами.

Предпринимательское управление на микроуровне требует соответствующей работы по следующим направлениям: формирование социальных структур, восприимчивых к изменениям и нововведениям, создание в них организационного климата и структур, систематически оценивающих предпринимательскую деятельность; создание механизма самообучения персонала фирмы; изменение старой практики формирования организационных структур, кадровой политики, механизмов мотивации персонала; определение факторов, сдерживающих предпринимательскую деятельность, выявление методически неверных инициатив (типа "смешения" линейных, функциональных и инновационных подразделений); управление венчурными (рискованными) проектами.

В концентрированном виде научная новизна данного исследования видится в том, что автором разработана модель обусловленности ключевых параметров предпринимательского поведения как объекта экономико-социального управления, представленного в основном неэкономическими переменными, реализуемыми в экономических, социокультурных, организационных и личностных функциях социального действия предпринимателя, ориентированного на извлечение предпринимательской прибыли,и основанного на принципе выживаемости и принципе ценностной совместимости "этики бизнеса " и "рыночных отношений " .

По большому счету, развитие этой модели зиждется на решении экономико-философской дилеммы: требует ли рыночная экономика ("капитализм") этики бизнеса и этических ценностей вообще и совместима ли она в принципе с какой-либо этикой, этическими и другими ценностями. Развитие модели зиждется также на решении вопроса о том, может ли рыночная экономика или "система капитализма" быть "оправдана" как социальная система. Тот, кто считает возможным пренебречь этикой или проблемой ценностей, не учитывает, что капитализм как общество свободных индивидов предъявляет отдельному человеку огромные моральные требования и требует моральных установок, которые экономика сама по себе породить не может. Мы не захотели бы жить в "справедливом" обществе, где нечего было бы купить, равно как и в "эффективном, богатом" обществе, которое использовало бы свои средства ради морально предосудимых целей. Именно поэтому следует остерегаться ложного "чисто экономистского" умозаключения, согласно которому экономически эффективная система - это уже "хорошее" или даже "нравственное" общество.

Итак, предпринимательство, бизнес или рыночное хозяйство только "управляются" объективными экономическими законами, но "определяются" же они - "живыми людьми", в желаниях и выборах которых наличествует целая совокупность ожиданий, норм, установок, индивидуальных ценностей и ценностных ориентации, а так же моральных представлений. Это и помогает изучение предпринимательства как носителя особого "духа", укорененного в обычаях и нравах определенного народа, его нравственных, правовых и религиозных устоях, решение проблем ценностей и ценностных ориентаций в условиях поддержания рыночного хозяйства.

Проблемы же "субъективных ценностей" в предпринимательской деятельности, так же как и вопросы "моральности" хозяйственной системы выглядят как почти "антагонистически противоположные". Однако следует подчеркнуть, что рыночная система предъявляет к отдельному человеку достаточно высокие моральные требования (то, что сегодня на Западе называют "развитой этикой бизнеса") и требует соответствующих ценностных ориентаций и установок.

Таким образом, если современные рыночные отношения (система "капитализма") представляют собой не только экономическое, но и социальное явление, то вопрос о его этике, ценностях, ценностных ориентациях и моральности должен выйти за рамки любых индивидуальных ценностей. Имеется в виду то, что как истинно социальные, а не как экономические факты, - предпринимательство, бизнес или рыночное хозяйство "в этом живом виде" не "свободны" ни от ценностных установок и ценностных ориентаций, ни от "деловой этики", ни от "морали" (на уровне отдельно взятого предпринимателя, бизнесмена, рыночного хозяйственника), ни от проблемы ценностей (на уровне общества). В случае противоположного мнения условия поддержания таким путем всей системы рыночного хозяйства никак не обосновываются, а лишь подвергаются опасности ее разрушения.

Практическая значимость работы и апробация результатов исследования. Выдвигаемые диссертантом положения в своей совокупности являются предпосылкой относительно нового концептуального подхода к анализу феномена предпринимательского поведения, базирующегося на тех или иных ценностях в условиях резкого изменения социально-экономического уклада. Практическая значимость работы состоит в том, что в диссертации предлагается использовать теоретически проработанные механизмы, способные обеспечить снижение негативных и увеличение позитивных последствий государственного управления предпринимательством, в настоящее время не достаточно эффективного с точки зрения интересов всего общества.

Введение в научный оборот экономико-социологической науки "интегративного пространства" взаимодействий целого комплекса переменных, основанных на новых ценностях и ценностных ориентаций поведения предпринимателя как объекта управления, при разработке действия обратных связей социокультурного базиса предпринимательства и использования принципов, основанных на идее выживаемости (успехе и банкротстве), дает целостное понимание изучаемого феномена предпринимательства. Эта методология может позволить выстроить те или иные содержательные компоненты методики исследования и регулирования поведения предпринимателя различных иерархических уровней, в конечном счете и в долгосрочной перспективе дающая высокую экономическую эффективность.

Результаты исследования могут быть использованы в реальной деятельности фирм различной формы собственности при подборе и отборе персонала, оптимизации моральных и социально-психологических отношений в коллективе, предотвращении или позитивном использовании конфликтных ситуаций и снятии социальной напряженности в предпринимательской деятельности.

Выводы диссертации уточняют подходы к решению современных социально-экономических проблем бизнеса и предпринимательства, используются в прогностических разработках при построении моделей общественного развития. Основные положения диссертации излагались автором в докладах на международных, региональных и вузовских конференциях, читаемых автором лекций в учебных курсах по экономике, экономической социологии, менеджменту, предпринимательству и бизнесу.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре социологии труда социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, редколлегии журнала "Мир России" и рекомендована к защите.

Основные положения диссертации отражены в публикациях автора.

Структ ура диссертации определяется целями и задачами исследования, включает две главы, пять параграфов, заключение и список литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Экономическая социология и демография», 22.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Экономическая социология и демография», Токаренко, Ольга Викторовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Постсоциалистическая модель системы моральных ценностей или ценностных ориентаций предпринимателя (бизнесмена) в России зачастую представляет его реальное экономическое поведение как такого действия ловкого и умного человека, который "делает деньги", максимизирует краткосрочную прибыль и который вновь и вновь стремится использовать для этого любые возможности независимо от долгосочных интересов собственных и своей фирмы, как и от закона. Если требуется, во избежании юридических и других последствий фирма ликвидируется, открываясь как новая где-нибудь в другом месте.

Противоположное же понимание моральных ценностей или ценностных ориентаций предпринимателя, по крайней мере в историческом ракурсе, сводится к тому, что он - человек не только дела, но и такой, для которого основанное им предприятие составляет смысл жизни: оно должно пережить его самого, перейти по наследству к его детям и последующим поколениям.

Основатель такого предприятия часто рассматривает самого себя как "патриарха", работников - как продолжение его "семьи", в которой он - глава подобно "главе дома" в системе ойкономии онтологии Аристотеля. Но авторитет предпринимателя - не только источник власти, авторитет обязывает его в рамках своей ответственности заботится о людях своей семьи. Так что еще один мотив (стимул) предпринимательской деятельности заключается не только в прибыли, но и в приобретении доброго имени, которое позволит извлекать долгосрочную социальную "прибыль ".

Западный опыт цивилизованного рынка опирался на систему базисных ценностей, которые складывались и шлифовались в течение длительного периода развития новой европейской цивилизации, начиная с эпохи становления протестантской этики как основы "духа капитализма". Эта система в ее современном варианте предполагает индивидульную свободу и личную ответственность, рациональьность выбора и действия с долгосрочными, а не только "ближлежащими" ориентирами, единое правовое пространство как условия соблюдения договорных отношений рыночных субъектов. Справедливость и равенство понимаются прежде всего как равенство шансов и возможностей; признается ценность земного бытия как ценностной ориентации (установки) на постоянное и хлопотливое обустройство жизни.

Со второй половины 80-х гг. нашего столетия словосочетание частное предпринимательство" из категории уголовного права в России перешло в обозначение совершенно легитимного занятия и превратилось чуть ли не в знамя переживаемого очередного "переходного периода". С тех пор перспектива возрождения величия и славы нашей страны неизменно связывается с "третьим сословием". Неподдельный интерес к российскому предпринимательству все чаще сопровождается серьезными попытками осмысления его подлинной истории, о чем свидетельствует целый ряд содержательных книг, вышедших в последние годы. В российском обществе сейчас явно обозначился повышенный интерес к объективной, научно выверенной информации о созидательной деятельности предпринимательского класса дооктябрьской России и возможностей ее трансформации в современную плоскость.

Однако процесс становления предпринимательского класса явно затянулся, и по прошествии целого десятилетия мы имеем сегодня все еще только формирующийся, но не созданный по вине отечественных реформаторов средний класс. У нас постоянно ставится задача — "создать условия для формирования третьего класса" 125, но заметных продвижений в ее решении не наблюдается.

Более того, как отмечается экспертами - экономистами и социологами, "скромные ростки свободного предпринимательства" усердно вытаптываются, "массив устойчиво стоящих на ногах купцов и промышленников среднего достатка ожесточенно выпалывается", а "нереализованные ожидания и установки на свободную предпринимательскую деятельность порождают конфликтность в обществе" 126. Расчет на активное участие молодежи в развитии базовой основы предпринимательства — малого бизнеса, в формировании среднего класса в России зачастую не оправдывается из-за противоречивой и непоследовательной государственной политики в этом вопросе 127. Кажется, Россия подошла к тому рубежу, когда лозунг "Россия обязательно возродится" должен быть наполнен конкретным содержанием, либо снят за ненадобностью.

Однако сегодня, на наш взгляд, уже очевидны непрочность тех российских ценностных ориентаций и установок в нашей реальной жизни, которые столкнулись с современными западными ценностными ориентациялш и установками предпринимателя (или бизнесмена).

Российские ценностные ориентации, установки предпринимателя

125 Век. 1996, 26(192). !26 Век. 1994, №25 (94).

1Г Молодежь: будущее России. М., 1995. С. 196—198. или бизнесмена не складывались естественно-исторически, а лишь выражали специфику российской культурной традиции. Россия пережила несколько крупных модернизаций - реформы Петра I, Александра II, Екатерины II, Ленина и Сталина. Почти все они были осуществлены путем насильственного преобразования сложившегося уклада русской жизни силой государственной власти.

Западный опыт, как известно, еще никогда не мог "встроиться" полностью и органично в русскую почву, а, скорее, выглядел как трансплатация, как искусственный орган, внедряемый в чужую культуру и ментальность, которую он трансформировал, сталкиваясь с противоречащими ему традициями. Сопротивление традиций обычно приводило к откату после реформ, а иногда и к "смутным временам." И "прививки" элементов предпринимательской новоевропейской культуры после их ассимиляции в России не дали, на наш взгляд, достаточно больших достижений в бизнесе. Наоборот, симбиоз противоположных структур - предпринимательского новоевропейского опыта и традиционной российской ментальности - в жизни России был один из источников многих ее проблем, воспроизводимых на протяжении десятилетий и даже столетий.

В частности подобной проблемой было противостояние интеллигенции и народа, власти и народа, власти и интеллигенции.

Интеллигенция как носитель заппадной образованности и новых идей часто не находила опоры в народных массах, которые и были хранителями традиционной культуры. Рассогласованием этих двух ментальных систем объясняются такая социокультурная ценность русской интеллигенции, как стремление соединить "идейность" и "почвенность" в единый противоречивый симбиоз.

При этом стремление изменить жизнь в соответствии с принятым идеалом требовало почти религиозного служения, но "прекрасное будущее" органически не произрастало из русской жизни, а скорее привносилось извне как результат самостоятельной рациональной "обработки идей" из западной культурной традиции. Не находя опоры в традиционной российской почве, эти идеи представляли в качестве своеобразных утопий. Отсюда характерная социокультурная черта русской интеллигенции - ее непримиримость к настоящему и устремленность в будущее т. Похоже, что аналогичная "ментальная ситуация" соответствовала и сфере русского предпринимательства и этики бизнеса.

Трудно оценить, как пойдет развитие этики российского бизнеса,

128 См.: Степин Н. Культура и становление цивилизованного рынка в России // Вопросы экономики. 1995. N 7. С. 76-77. поскольку еще не ясгы контуры самого будущего российского общества. Нравственное оздоровление народа как исходная предпосылка требует новых общественных идеалов, способных стать привлекательными для большинства, а "рыночная экономика" сама по себе в качестве такого идеала, по всей вероятности, выступить не может.

Ясно одно: определенные формы целенаправленного воздействия на предпринимательство и бизнес потребуются неизбежно: ведь даже на Западе, где предпринимательство и бизнес явились органичным продуктом общественного развития, возникла острая проблема его духовной легитимизации. В России же, с ее традициями начала патриархальной общиности и затем корпоративного коллективизма, а также с присущими общественному сознанию тенденциями к абстрактному морализаторству, социокультурные барьеры и ценности на пути предпринимательства и бизнеса так высоки, как, может быть, нигде в мире. На Западе понятия "этика бизнеса" и "ценности предпринимательства" давно уже не ограничиваются взаимоотношениями между предпринимателями и их "деловым этикетом": они там включают в полном объеме взаимоотношения бизнеса и общества.

Сюда входит прежде всего проведение социально ответственной и высоко нравственной политики в области инвестиций, занятости, производства и экологии. Как показывает современная практика, именно в этих областях новое российское предпринимательство и бизнес пока мало себя проявили.

Россия - страна духовная, и эту особенность национального менталитета нельзя не учитывать при "введении рынка". И хотя сегодня на первое место выходят ценности потребления, что характерно не только для предпринимательских кругов, но и уже достаточно широких слоев "простого народа", духовной потенциал нации вряд ли позволит ей переродиться в "общество массового потребления". Более того, на наш взгляд, Россия в процессе своего нравственного возрождения и нравственного "движения к рынку", предпринимательству и бизнесу, несмотря на мощный фактор их криминализации, должна осуществить прорыв к качественно новому уровню человеческих отношений, позволяющему решить те проблемы и противоречия, с котороми не в силах справитъя Запад.

Становление новой этики предпринимательства и бизнеса в России - сложный и длительный процесс, на который можно и нужно воздействовать. Нужно приложить усилия не только на национальном уровне, но и на уровне членов предпринимательской Среды.

Утилитаризм и эгоистическая достижительность так и не стали самодовлеющими ценностями русской культуры. Они занимали всегда подчиненное, периферийное место в общей системе ценностей.

Социальные потрясения, пережитые Россией в XX в., разрушили самобытную структуры ее социокультурных ценностей, привели к дезориентации обзественного сознания. В создавшихся современных условиях формирование нового слоя предпринимателей производителей, тружеников зависит во многом от того, какое место в духовной системе ценностей нового общества займет блок мотивов, ориентаций и установок хозяйственной деятельности.

Чем нравственнее будет бизнес, тем "больше" будет от него чисто экономическая прибыль, экономическая отдача. В настоящее время отношение к свободному предпринимательству и бизнесу в российском обществе хотя и весьма разнородно, но все более склоняется к его принятию, однако не в примитивных, грубо утилитарных формах "дикого рынка" первоначального накопления.

Главной проблемой общественного развития является не возможное разнообразие оценок и реакций: пора переходить на новый уровень смыслов и ценностей, где различные ориентации и установки могли бы позитивно и конструктивно воздействовать на разнородные элементы целостной системы развития предпринимательства и бизнеса в России.

В отличие от общих норм нравственности, которые складываются в основном стихийно, нормы профессиональной деловой этики возникают под воздействием общественных институтов, власти, прессы, предпринимательских ассоциаций. Без моральных норм и тщательно культивированных ценностных ориентаций нельзя поставить "эгоизм бизнеса" на службу обществу. Мораль усиливает действие законов, прямо и косвенно регулирует те стороны бизнеса и предпринимательской деятельности, которые еще ими не охвачены. Поэтому так важны усилия научной и культурной общественности, направленные на формирование этики, ценностей и ценностных ориентаций цивилизованного предпринимательства и бизнеса.

Рассмотрим в заключении также основные положения, выносимые на защиту в данной диссертационной работе.

1. В диссертации показано, что предпринимательская субкультура на макро-уровне выступает как существуюгцее в массовом сознании общества некое коллективное представление о значимости и ценности предпринимательской деятельности с точки зрения соответствия либо несоответствия нуждам, потребностям и запросам всего общества как социального целого.

Наш первый тезис, который мы защищаем, заключается в том, что на макроуровне российское предпринимательство развивается как бы "слишком быстро" сегодня, или "неадекватно" развитию общества в целом, что проявляется во многих его структурных аспектах: цивилизационном, культурном, моральном, общенациональном. Если говорить более конкретно, то в цивилизационном аспекте такое "слишком быстрое развитие" предпринимательства ассоциируется с непризнанием в народе его действительных исторических перспектив как деятельности, соответствующей "магистральным тенденциям общественного прогресса"; в культурном аспекте все еще очевидна несовместимость ценностей "экономического предпринимательства" с ценностями"нерыночного порядка", таким как стремление к повышению собственного культурного и образовательного уровня, желанием жить в высоко духовном и высоко культурном обществе, располагать содержательно наполненным досугом; в моральном аспекте - неприятие российского предпринимательства на основе критериев нравственности и "социальной справедливости", ибо до сих пор в российском обществе присутствует "моральная легимитизация" предпринимательской деятельности как деятельности паразитической, основанной на "присвоении чужого труда" (К. Маркс); и, наконец, обгценационаиьном аспекте, понимаемом как неготовность массового сознания признавать связь ценностей предпринимательства с национальными традициями.

При таком не совсем удачном развитии предпринимательства на макро- уровне не происходит накопления "точек кристаллизации опыта", в результате чего "не совершается" переход ("скачок") в новое качественное состояние российского предпринимательства, которое хотелось бы рассматривать по следующим параметрам: например, таким как предоставление субъектам любого предпринимательства действительной самостоятельности, независимости, инициативности, свободы действий в принятии решении, освобождении от мелочной опеки и жесткого мелочного контроля государством, в результате которого обогащаются лиши его представители - чиновники. На Западе же любой человек защищен законом как от "прихотей" чиновников, так и от "наездов" другого рэкета; отсюда есть основания предположить, что на макроуровне реальное восстановление прав российского предпринимательства не будет осуществляться "по чисто европейским" моделям "делания рынка".

2. Проведенный анализ процесса рождения и становления российского предпринимательства конца XIX - начала XX вв. позволяет сделать предположения о том, что "восстановление" принципов современного российского предпринимательства может осуществляться примерно по таким же социокультурным схемам и алгоритмам, по каким оно зарождалось, развивалось и принимало свои естественные формы станвления в пореформенной России. Эта схема может содердатъ следующие реконструированные социально-психологические элементы, носящие конструктивный характер:

2.1. На само развитие ценностей и ценностных ориетаций российского предпринимательства оказывали весьма сильное влияние такие социокультурные и экономические факторы, как социальное происхождение, вероисповедание - особенно старообрядчество, образование, общественное положение - социальный статус, наличие свободного капитала.

2.2. Если попытаться выделить "идельные типы" российского предпринимательства (в терминах М. Вебера) в соответствии с "идеальными" ценностями и ценностными ориентациями, то при формировании критерия такого рода типизации есть основания исходить из экономической насыщености (содержательности) самого капитала - тогда можем получить такие типы российского предпринимателя, как предприниматель-купец, предприниматель-финансист, предприниматель-промышленник, "государственный" российский предприниматель, и т.п.

2.3. Установлено, что для ценностей и ценностных ориентаций российского предпринимательства характерны такие ключевые понятия, как "жажда деятельности" (предпринимательские эмоции), так и "экономический рационализм" (предпринимательский интеллект и предпринимательская расчетливость); они, в свою очередь, операционализируются в целый спектр переменных, позволяющих оценить, измерить и зафиксировать параметры самого феномена "предпринимательского духа" и "предпринимательских ценностей" деловых людей современной России.

2.4. Исследование российского предпринимательства показало, что его истинные мотивы экономической деятельности и поведения отнюдь не исчерпываются стремлением к личной эгоистической наживе: "живая предпринимательская ценностная ориентация" почти во всех случаях направлена также к выгоде и других людей, далеко не всегда лично близких этому предпринимателю. В частности, и у современных деятелей российского предпринимательства срабатывает благородный мотив "помоги ближнему своему".

2.5. Имеются достаточно объективные содержательные действия представителей российского предпринимательства на основе критерия выживаемости "минимальное-максимальное" при задействовании предпринимательских ценностей и ценностных ориентаций: так, в первом случае ("минимальное") это наблюдающаяся тенденция извлечения выгод из новой хозяйственой ситуации или комбинации ресурсов небольшого масштаба, во втором случае ("максимальное") это весьма "масштабная" склонность человека организовывать, создавать и развивать предприятия, приносящей гигантские прибыли, стремление практически неограниченно расширять область своей деятельности (феномен аристотелевской хрематистики), жажда побеждать конкурентов, склонность извлекать из всего максимум прибыли при минимуме затрат, используя любые рыночные возможности и шансы, включенные в экономический оборот данного уровня.

3. Исследование показало, что одна из главных причин появления нового "беспрецедентного" предпринимательства. в среде крепостного крестьянства в России первой половины XIX в. - это введение в жизнь "оброчной системы трудовой повинностичто фактически породило явление под названием "русского духа крепостной буржуазии ".

Смысл этого "беспрецедентного" русского предпринимательства заключался в том, что если барщина как форма "трудовой хозразверстки" нивелировала крестьян, искусственно сдерживала их дифференциацию (ибо и очень богатые и очень бедные крестьяне были ей "не нужны"), то оброчная система хозяйствования предоставляла крестьян добывать хлеб насущный "самим по себе", чем возбуждала в их среде конкуренцию и извечный дух поиска и предпринимательства. Раз "оброчные крестьяне", по сравнению с барщинными, имели большую свободу в поисках источников средств для уплаты оброков, то они в естественных условиях свободы искали все возможные и невозможные пути для своего "выживания", вольно или невольно изобретая новые средства предприимчивости и роста экономической эффективности, - а за это помещик обещал им "свое внимание и милостливое покровительство".

Тем самым, и помещики, и все "оброчные крестьяне" в едином порыве, заинтересованно и активно, совместно утверждали принципы и социокультурные ценности российского "крепостного капитализма" или "крепостного предпринимательства". Комбинируя временные и трудовые ресурсы своей семьи, "оброчные крестьяне" проявляли поистине "чудеса предприимчивости", развивая кустарные и отхожие промыслы, участвуя в посреднической торговой деятельности. В итоге наиболее энергичные и дальновидные из "оброчных крестьян", вскоре нажившие участием в промыслах некоторые капиталы, проявили кипучую деятельность по организации больших фабрик в помещичьих вотчинах.

4. Исследование показало, что в России на самом деле бьт аналог того, что на Западе зовется духом подлинного ("чистого") капитализма (в терминах М.Вебера) с присущим ему ценностям и ценностным ориентациям - старообрядческие производственные общины, секты, начавшие свою предпринимательскую деятельность в России XIX в.

Российские староверы из общей массы крепостных крестьян проявили особую изобретательность в своих предпринимательских начинаниях. Их религиозные воззрения - гордый дух свободы, аскетизм, искупление греха каждодневным всеочищающим трудом, абсолютная честность, неприятие алчности и другие - в наибольшей степени соответствовали духу подлинного ("чистого") капитализма (в терминах М.Вебера), его ценностям и ценностным ориентациям, уникальность которых заключалась в том, что они рождались в крепостной несвободной деревне. Первыми "субъектами рынка" были крепостные крестьяне-самоучки. При этом, что важно, именно старообрядческие религиозно-моральные ценности придавали наиболее сильный импульс развитию предпринимательства, и фактически породили новую, российскую предпринимательскую систему "экономического возвышения". Механизм "запуска в работу" религиозных ценностей и ценностных ориентаций русских старообрядцев был следующим.

Работник у капиталиста-старообрядца - всегда "помощник", а не какой-нибудь там "человек второго сорта". Обет безбрачия препятствовал распылению капиталов и богатств и способствовал их сохранению в руках руководителей старообрядческих общин. Исключительная честность старообрядцев позволяла им вести бизнес, полагаясь лишь "на одно свое слово", что позволяло практически исключить, в современной терминологии, трансакционные издержки. Старообрядческая община служила в качестве действенного инструмента для привлечения относительно дешевой рабочей силы на предприятия "старообрядческой буржуазии". В итоге ее деятельность служила в качестве как бы своебразного "свободного прохода" к капитализму, подобно тому как этой же цели служил протестантизм в Западной Европе.

Однако поскольку старообрядчество сильно конфликтовало с идеологией православия (а иначе и быть не могло), это соответственно приводило к жестким ценностным противоречиям и ценностным конфликтам, что отражалось также и на формировании ростков российского предпринимательства.

5. Слабые темпы развития современного предпринимательства, особенно аграрного, его колоссальная деформированность по видам и основным социально-экономическим параметрам объясняются не только издержками государственной политики, но и почти полным незнанием, а следовательно, и невостребованностью богатейшего опыта созидательной деятельности российского третьего сословия с допетровских времен до 1917 г. Этот опыт был перечеркнут и предан забвению, в то время, когда во всем мире этот опыт не только чтили, но и тщательно изучали.

Сравнивая "старое" (традиционное) и "новое" (современное) предпринимательство в России, нельзя не обнаружить целый ряд сходств между ними. Самое первое из них заключается в том, что, как и сто-двести лет назад, так и теперь главная движущая сила российского предпринимательства - молодежь. У истоков известных предпринимательских династий России - "труд, энергия, инициатива и талант молодых". Еще одно сходство: как и сейчас, традиционному предпринимательству приходилось функционировать в обстановке глубокого отчуждения со стороны российской общественности.

В России почему-то всегда не любили состоятельного и самостоятельного человека и каждого, кто "высунулся", старались уравнять с общей массой. Не случайно в богатейшей русской классической литературе (по своему авторскому "происхождению" в основном - дворянской), в отличие от западной, нет положительного образа богача-предпринимателя.

Кроме того, как традиционному, так и современному предпринимательству приходилось и приходится действовать в условиях постоянного, скрытого и явного, противодействия государственного аппарата, чиновничьей бюрократии. Они и сами, как хорошо известно, также "хорошо питаются" от доходов русского предпринимательства.

6. Сравнительно-исторический анализ "старого" и "нового" предпринимательства позволяет выявить существенные различия между ними, которые нельзя не учитывать в условиях воссоздания рыночной модели экономики и соответствующей социальной структуры.

Предпринимательство дооктябрьской России зарождалось в основом снизу, последовательно пройдя через все этапы становления "буржуазии" как класса, который имел два основных источника: купечество и крепостное крестьянство. Если говорить о современном предпринимательстве, то оно вышло из "верхов" (партийно-комсомольская номенклатура, бюрократическая элита, управленцы), а также из "теневой экономики" и криминальной среды. Если цель традиционного русского предпринимательства — производство товаров и услуг; то цель современного — достижение прибыли в основном в сфере обращения. Если "старое" предпринимательство ориентировалось на рынок бедных людей, то "новое" - на богатого потребителя. Если традиционное предпринимательство развивалось на основе равновероятностного рыночного риска с опорой на соответствующие законы; то в основе большинства сегодняшних предпринимательских начинаний — мощная бюрократическая подстраховка, основанная на принципе круговой номенклатурной поруки. Наконец, если "старое" предпринимательство развивалось само и развивало Россию на основе всестороннего учета и широкого использования национального менталитета, ценностей, традиций, обычаев, идеалов, религиозной этики народа; то в сегодняшней предпринимательской среде превалируют идеи "космополитизма" и принципов идеологической адаптации многочисленных вариантов будущего страны к западным или восточным моделям развития.

Какие бы реформы ни задумывались, какие бы грандиозные программы ни принимались, они останутся мертвыми схемами, если не появятся люди, способные вдохнуть в них жизнь - молодые бизнесмены 129.

129См.: Г а л а г а н А.А. История предпринимательства российского. От купца до банкира. - М„ 1997. С Л 47-148.

Список литературы диссертационного исследования кандидат экономических наук Токаренко, Ольга Викторовна, 1998 год

1. Абалкин J1. Против односторонности, за целостное видение социально-экономических процессов // Вопросы экономики. - 1993. N8. С.4.

2. Автономов В. С. Предпринимательская функция в экономической системе. М., 1990.

3. Агеев А. Предпринимательство: проблемы собственности и культуры. М„ 1991.

4. А к с е н о в А. И. Генеалогия Московского купечества XVIII в. М.,1988.

5. Аристотель. Собр.соч. в 4-х томах, М., 1979-1983.

6. Б а г р о в Л. С. Структура предпринимательских организаций. Берлин,1923.

7. Б е к к е р Г. С. Экономический анализ и человеческое пове-дение // THESIS. Зима 1993. Т. 1. Вып. 1. С. 24-40.

8. Безобразов В. П. Народное хозяйство России. Т. 1. Спб., 1882.

9. Б е р д я е в Н. А. О "вечно бабьем" в русской душе. Типы религиозной мысли в России. - Париж., 1989.

10. Б е р д я е в Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.

11. Берштам Т. А. Будни и праздники: поведение взрослых в русской крестьянской среде /XIX нач. XX вв./. - Стереотипы жизненного поведения. -Л., 1985.

12. Б л а у г М. Экономическая мысль в ретроспективе. Пер. с англ., 4-е изд. М.: "Дело Лтд", 1994.

13. Б о б о р ы к и н П. Д. Китай-город. М., 1985.

14. Б о л о т о в А. Т. Деревенское зеркало, или общенародная книга, сочиненная не только, чтобы ее читать, но чтоб по ней и исполнять. Ч. 1-3. СПб., 1798-1799.

15. Б о р и с ю к В. Н., Бунин И М. Ценностные ориентации современной буржуазии: преемственность или разрыв // Вопросы философии. 1982. N9.

16. Б у н и н И М. Новые российские предприниматели и мифы посткоммунистического сознания // Либерализм в России: Сборник статей. М., 1993. С. 46-81.

17. Бусыгин А. В. Предпринимательство. Основной курс: Учебник в 2 кн. /Кн.1. -М„ 1994.

18. В а й з е П. "Homo economicus и homo sociologicus": монстры социальных наук. //THESIS. 1993. Т. 1. Вып. 3. С. 115-138.

19. В е б е р М. Избранное. Образ общества: Пер. с нем. М.: Юрист, 1994.

20. В е б е р М. Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н.Давыдова. М.: Прогресс, 1990.

21. Вебер М. История хозяйства. Очерк всеобщей социальной и экономической истории. Петроград, 1923.

22. В е б л е н Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984.

23. В е р х а н П. X. Предприниматель. Минск, 1992.

24. В е р х о в и н В. И. Профессиональные способности и трудо-ое поведенеие. М.: Изд-во МГУ, 1992.

25. В е р х о в и н В. И. Экономическое поведение как предмет социологического анализа// Социологические исследования. 1994. N 10. С. 120-126.

26. Верховин В. И., Л о г и н о в С. Б. Феномен предпринимательского поведения// Социологические исследования. 1995. N 8. С. 62-68.

27. В о л о д и н а В. Из истории акционерного предпринимательства в России // Менеджер. 1990. N 2. С.

28. Г в и ш и а н и Д. М. Социология бизнеса. М., 1962.

29. ГимпельсонВ. Новое российское предпринимательство, источники формирования и стратегии социального действия // Мировая экономика и международные отношения. 1993. N6.

30. Г и н с Г. К. Предприниматель. М.: Посев, 1992.

31. Грищенко Ж. М.,Новикова Л. Г., JI а й ш а И. Н. Социальный портрет предпринимателя // Социол. исслед. 1992. N 10. С. 53-61.

32. Глущенко Е. В., Копцов А. И., Тихонравов Ю. В. Основы предпринимательства. Учебное пособие. Вестник, 1996.

33. Демкин А. В. Русское купечество XYII-XYIII вв. М., 1990.

34. Д ж и л а с М. Новый класс. Анализ коммунистической систе-мы. Нью-Йорк. 1957.

35. Домострой / Под. ред. В.В.Колесова. М., 1990.

36. Д ю р к г е й м Э. Социология. Ее предмет, метод, предназна-чение / Пер. с фр. М., 1995.

37. Д р у к е р П. Рынок: как выйти в лидеры. М., 1992.

38. Д р у к е р П. Новвоведения и предпринимательство / В кн.: Проблемы управления экономикой. Вып. 23. Предпринимательство в промышленно развитых странах. М.: ИНИОН. 1992. С. 22-27.

39. ДряхловН. И. Традиции и модернизация в современной России // Социологические исследования. 1992. N 10. С. 33-37.

40. ДюркгеймЭ. О разделении общественного труда. Метод социологии: Пер. с фр. М.: Наука, 1991.

41. Ж у р а в л е в А. Л., П о з д н я к о в В. П. Российские предприниматели в современной социальной структуре // Социол. исслед. 1994. N5.42. 3 а р у б и н а Н. Российское предпринимательство: идеи и люди // Вопр. экономики. 1995, N 7. С. 82-90.

42. Заславская Т. И., Рывкина Р. В. Социология экономической жизни. Очерки теории. Новосибирск. 1991.44. 3 а с л а в с к а я Т. И. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус // Социол. исслед. 1995. N 3. С. 3-12.

43. Интрилигейтор М. Д. Приватизация в России и кри-минализация экономики // Проблемы теории и практики управления. 1994, N 6. С. 40-43.

44. История СССР с древнейших времен до наших дней: в 12 т. М., 1966.

45. К е й н с Д ж. Общая теория занятости, процента и денег: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978.

46. Кларк Д ж. Б. Распределение богатства. М, 1992.

47. К о з л о в с к и П. Этика капитализма: Перевод с нем. (с комментарием Дж. Бьюкенена) ; Эволюция и общество : Критика социобиологии. СПб. : Экономическая школа, 1996.

48. К о у з Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело ЛТД 1993.

49. К о н д р а т ь е в Н. Д. Проблемы экономической динамики / Редкол. Л.И. Абалкин (отв. ред.) и др. М.: Экономика. 1989.

50. Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической статики и динамики: Предварительный эскиз. М.: Наука, 1991.

51. К о н д р а т ь е в Н. Д. Особое мнение. Избранные произве-дения в 2-х книгах. М.: Наука. 1993.

52. К р а в ч е н к о А. И. История зарубежной социологии труда. Общие принципы: учебное пособие. М.: Изд-во МГУ. 1991.

53. Кравченко А. И. Социология труда в XX веке. Исто-рико-критический очерк. М.: Наука. 1987.

54. К л ю ч е в с к и й В. О. Курс русской истории. 4.1. М„ 1904.

55. К у з ь м и ч е в А. Д., Ш а п к и н И. Н. Отечественное предпринимательство: Очерки истории. М., 1995.

56. Л а п и н Н. И., Беляева Л. А. Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях. М., 1994.

57. Лапин Н. И, Беляева Л. А., Здравом ы слов А. Г., Наум о в а Н. Ф. Динамика ценностей населения реформируемой России. М., 1996.

58. Лосский Н. О. Характер русского народа. Посев, 1957.

59. М а л а х о в В. С. Предприниматель: экономико-психоло-гический профиль // Психологический журнал. 1992. N3.

60. М а р т ы н о в С. О становлении российского предпринимательства // Проблемы теории и практики управления. 1994. N 1. С. 124-127.

61. Маршалл А. Принципы политической экономии. В 3-х томах. М.: Прогресс, 1984-1985.

62. М е р т о н Р. Явные и латентные функции / В кн.: Амери-канская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ. 1994. С. 379-448.

63. М и з е с Л. фон. Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность: Пер. с англ. М.: Дело, 1993.

64. М и л л ь Д ж. С т. Основы политической экономии. Тома: 1-3. М., 1980.

65. Московский А. И. Предпринимательский потенциал в переходной экономике / В кн.: Экономика переходного периода / Под редакцией В.В.Радаева, АИ.Бузгалина. М.: Издательство Московского университета, 1995. С. 207-229.

66. Н а й т Ф. Понятие риска и неопределенности // THESIS. 1994. Выпуск N 5. С. 12-28.

67. Н е л ь с о н Л. Д., К у з е с И. За пределами рационального: неучтенные факторы российской экономической реформы // Вопросы экономики. 1995. N 8. С. 134-142.

68. Н е л ь с о н Л. Д., Б а б а е в а Л. В., Б а б а е в Р. О. Перспективы предпринимательства и приватизации в России, политика и общественное мнение // Социологические исслед. 1993. N 1.

69. Н е г е ш и Т. История экономической теории: Пер. с англ. под ред. Л.Л.Любимова и B.C.Автономова. М.: Аспект-Пресс, 1995.

70. Никитский А. И. История экономического быта Великого Новгорода. Журнал Министерства народного просвещения, 1869. N10.

71. Н о р т Д. К. Институты и экономический рост: историческое введение // THESIS. Весна 1993. Т. I. Вып. 2. С. 69-91.

72. П а н а р и н А. Парадоксы предпринимательства, парадоксы истории // Вопросы экономики, 1995, N 7. С. 62-73.

73. П а н к р а т о в А. С. Управление воспроизводством трудового потенциала. М.: Изд-ние Моск. гос. ун-та. 1988.

74. П е р е п е л к и н О. В. Российский предприниматель: штрихи к социальному портрету// Социол. исследования. 1995. N 2. С. 35-40.

75. Петров Ю. А. Павел Павлович Рябушинский. Россия на рубеже веков, исторические портреты. М., 1991.

76. П и г у А. С. Экономическая теория благосостояния. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985. Т. 1-2.

77. Поланьи К. Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, земля и деньги. // THESIS. 1993, Т. 1. Вып. 2. С. 10-18.

78. П о п о в Ю. Организации предпринимателей России: станов-ление и борьба за влияние // Проблемы теории и практики управления. 1995. N 3. С. 116120.

79. Предпринимательство в конце XX века / Под ред. А.А. Дынкина, А.И. Стерлина, И.В.Тулина. М.: Наука. 1992.

80. П р и г о ж и н А. И. Нововведения: стимулы и препятствия (Социальные проблемы инноватики). М.: Политиздат. 1989.

81. Р а д а е в В. В. О некоторых чертах нормативного поведения новых российских предпринимателей // Мировая экономика и международные отношения. 1994. N4. С. 31-36.

82. Р а д а е в В В. Новые российские предприниматели: стра-тегии хозяйственного развития // Проблемы прогнозирования. 1994, N1. С. 57-67.

83. Радаев В. В. Новое российское предпринимательство в оценках экспертов // Мир России. 1994. N 1. Том 3. С. 36-51.

84. Р а д а е в В. В. Экономическая социология // Российский экономический журал. 1994, NN 8-11. 1995, NN 1-6.

85. Р а д а е в В В. Два корня российского предпринимательства: фрагменты истории// Мир России. 1995. N 1. Том 4. С. 159-180.

86. Р а з г о н В. Н. Современная американская и английская историография российской буржуазии. Барнаул, 1988. С. 17.

87. Русский биографический словарь. Спб., 1909.

88. Р и к а р д о Д. Начала политической экономии и налого-обложения. -Соч. Т. 1. М.: Соцэгиз, 1955.

89. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре // Культурология, XX век. М„ 1995. С. 69-103.

90. Российская элита: Опыт социологического анализа. Ч. 1. Концепция и методы исследования // К.И. Микульский, Л.В. Бабаева, Е.Я. Таршис и др. М.: Наука, 1995.

91. Россия в зеркале реформ. Хрестоматия по социологии современного российского общества / Под общей ред. Горшкова М.К., Чепуренко А.Ю., Шереги Ф.Э. М.: Российский независимый институт социальных и национальных проблем. 1995.

92. Р о щ и н а Я. Стиль жизни предпринимателя: типы потреби-тельских ориентаций //Вопр. экономики. 1995, N 7. С. 91-102.

93. Российское законодательство Х-ХХ веков. Том 1. Законо-дательство Древней Руси. М, 1984.

94. Рябушинский В. П. Купечество московское. // Былое. М., 1991.1. N1.

95. Савченко В. Феномен предпринимательства (экспери-ментальный спецкурс) // Российский экономический журнал. 1995. N 9. С. 45-50.

96. Самуэльсон П. Принцип максимизации в экономичес-ком анализе: Нобелевская лекция // THESIS. Зима 1993. Том 1. Вып. 1. С. 184-202.

97. Саморегулирование и прогнозирование социального поведе-ния личности /Ядов В. А. (ред.). М., 1979.

98. Селигмен Б. Основные течения современной экономи-ческой мысли: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1968.

99. Смелзер Н. Социология: Пер. с англ. / Научн. ред. проф. В.А.Дцов. М.: Феникс. 1994.

100. Смит А. Теория нравственных чувств: Пер. с англ. / В кн.: Антология экономической классики. T.l. М., 1993. С.79-396.

101. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.,1963.

102. СмольковВ. Г. Предпринимательство как особый вид деятельности//Социол. исслед. 1994. N 2. С. 15-22.

103. Совместное предпринимательство в современной мировой экономике: Реферативный сборник. М.: ИНИОН, 1991.

104. С о р о к и н П. А. Человек. Цивилизация. Общество: Пер. с англ. М.: Политиздат, 1992.

105. Сорокин П. А. Система социологии. В 2-х томах. М., 1992.

106. Сэй Ж,-Б. Трактат политической экономии. М., 1896.

107. ТернерДж. Структура социологической теории: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985.

108. Тернер Дж. Аналитическое теоретизирование // THESIS, 1994, том 2, вып. 4. С. 119-157.

109. Т о щ е н к о Ж. Т. Социология: Общий курс (Учебное пособие для вузов). М.: Прометей, 1994.

110. Туган-Барановскй М. Русская фабрика в прошлом и настоящем. СПб, 4-е изд. 1922.115. 1000 лет русского предпринимательства: Из истории купеческих родов / Сост., вступ. ст., примеч. О.Платонова. М., 1995.

111. Уоттерман Р. Фактор обновления. М. 1988.

112. Уферман П., Хюглинг К. Современный концерн. Петроград: Всеобщ, компания электричества, 1924.

113. Фетисов Э.Н., Яковлев И.Г. О социальных аспектах предпринимательства// Социологические исследования. 1993. NIC. 24-30.

114. Фридмен М. Методология позитивной экономической науки // THESIS, 1994, том 2, вып. 4. С. 20-52.

115. Фридмен М., С э в и д ж Л. Дж. Анализ полезности при выборе среди альтернатив, предполагающих риск / В кн.: Теория потребительского поведения и спроса. СПб.: Экономическая школа, 1993.

116. ХайлбронерР. Л. Экономическая теория как универсальная наука // THESIS. Зима 1993. Т. 1. Вып. 1. С. 41-55.

117. X а й е к Ф. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализ-ма. М: Новости, 1992.

118. X а й е к Ф. Дорога к рабству. М.: Эконов, 1992.

119. Хизрич Р., Питере М. Предпринимательство, или как завести собственное дело и добиться успеха: Пер. с англ. Вып. 1-5. М.: Прогресс-Универс, 1992-1993.

120. X о с к и н г А. Курс предпринимательства: Практическое посо-бие: Пер. с англ. М.: Междунар. отношения, 1993.

121. Частное предпринимательство: основные понятия, теория и практика / Отв. ред. И.Г.Минервин. М.: ИНИОН, 1994.

122. Ч е р н и н а Н. В. Трудовое поведение в новых условиях хозяйствования. Новосибирск: Наука. 1992.

123. ЧепуренкоА. Ю. Предпринимательский класс в возрожда-ющейся России // Мир России. 1993. N 1. Том 2. С. 77-95.

124. Ч е р н и к о в Г. П. Предприниматель кто он ? Из опыта российского и зарубежного предпринимательства. М., 1992.

125. Шкаратан М. О. Феномен предпринимателя: интерпре-тация понятий // Мир России. 1994. N 2. Том 3. С. 149-177.

126. Шкаратан О. И., Фигатнер Ю. Ю. Старые и новые хозяева России (От властных отношений к собственническим) // Мир России. 1992. N 1. Том 1. С. 67-90.

127. Шкаратан О. И., Радаев В. В. Власть и собствен-ность // Социологические исследования. 1991. N 1. С. 50-61.

128. Ш к и р а А. Социальные риски и социальная защита // Вопросы экономики 1993. N 12. С. 13-19.

129. Шмелев Н. П. Экономические перспективы России // Социол. исслед. 1995. N 3. С. 12-16.

130. Шумпетер И. Теория экономического развития (исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюктуры): Пер. с англ. М.: Прогресс, 1982.

131. Ш у м п е т е р И. История экономического анализа. Гл. 1,2 // В сб.: Истоки: вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. Вып. 1, 2. М.: Экономика, 1989, 1990.

132. Шумпетер И. Капитализм, социализм и демократия: Пер. с англ. / Предисл. и общ. ред. В.С.Автономова. М.: Эк-ка. 1995. - 540 с.

133. Щапов А. П. Исторические условия интеллектуального развития в России // Дело. 1868. N8.

134. Экономика переходного периода / Под ред. В.В.Радаева, АВ.Бузгалина. М., 1996.

135. Экономика: Учебник / Под ред. А.С.Булатова М.: Изд-во МГУ. 1995.

136. Экономика и бизнес (Теория и практика предпринимательст-ва) / Под ред. В.Д.Камаева. М.: Изд-во МГТУ. 1993.

137. Э р р о у К. Дж. Возможности и пределы рынка как механизма распределения ресурсов // THESIS. Весна 1993. Т. 1. Вып. 2. С. 53-67.

138. Этика бизнеса: межкультурные аспекты / Отв. ред. А.А. Лобанов. М.: Дело, 1992.

139. Я д о в В. А. Стратегии и методы качественного анализа данных //Социология: методология, методы, математические модели. 1991. N 1. С.14-31.

140. Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. М: Наука. 1987.

141. Я д о в В. А. Два рассуждения о теоретических предпоч-тениях // Социологический журнал, 1995, N 2. С. 70-72.

142. А 1 b а с h Н. Vertrauen in der okonomischen Theorie // Ztschr. gesarnte Staatswias. 1980. Bd. 136(1).

143. A 1 с h i a n A. A., D e m s e t z H. Production, Information Costs and Economic Organization // Alchian A. A. Economic Forces at Work. Indianapolis : Liberty Press, 1977

144. Arrow K. J. Political and Economic Evaluation of Social Effects and Externalities // Intriligator M. D. (Ed.). Frontiers of Quantitative Economics. Amsterdam : North Holland, 1971.

145. Buchanan J. M. Ethical Rules, Expected Values and Large Numbers // Ethics. 1965. Vol. 76. P. 8;

146. В u с h a n a n J. M. Markets, States, and the Extent of Morals // Amer. Econ. Rev. 1978. Vol. 68. P.364-368.

147. В 1 a u P. Exchange and Power in Social Life. New York. John Wiley & Sons. Inc. 1967.

148. Drucker P. Innovation and Assessment of the Competencies of Enterpreneurs. N.Y., 1988.

149. Knight F. Risk, Uncertainty and Profit. N. Y. 1921.

150. M e r t о n R. K. Social Theory and Social Structure New York: Free Press.1968.

151. P a r s о n s Т., S m e 1 s e r N. Economy and Society: A Study in the Integration of Economic and Social Theory. The Free Press. - Giencoe. 1956.

152. Rokeach M. The nature of human values. New York. 1973.

153. S a u e r m a n n H. (Hrsg.). Bargaining Behavior. Tubingen: J. С. B. Mohr (Paul Siebeck), 1978.

154. Sen A. Okonomische Ungleichheit. Frankfurt; New York: Campus, 1975. Англ.: On Economic Inequality. Oxford: Clarendon Press, 1973. S. 119.

155. S m e 1 s e r N. The Sociology of Economic Life. Prentice-Hell, Inc., Englewood Gliffs. New Jersey, 1963.

156. S о г о k i n P. A. Social and Cultural Dynamics. V. 1-4. 2 ed. The Bedminster Press. 1962.

157. W e Ь e r M. Theory of Social and Economic Organization: transl. A.M. Henderson and T. Parsons. London: Oxford. 1967.

158. Williamson О. E. Firms and Markets // Weintraub S. (Ed.). Modern Economic Thought. Philadelphia: Univ. of Pennsylvania Press, 1977.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.