Творчество Леонида Андреева в контексте европейской литературы конца XIX - начала XX веков тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Вологина, Ольга Валентиновна

  • Вологина, Ольга Валентиновна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2003, ОрелОрел
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 212
Вологина, Ольга Валентиновна. Творчество Леонида Андреева в контексте европейской литературы конца XIX - начала XX веков: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Орел. 2003. 212 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Вологина, Ольга Валентиновна

Введение.

Глава I. Психология творчества и проблема освоения художественных традиций.

1. Художественная гносеология.

2. Леонид Андреев и Г. Ибсен.

3. Леонид Андреев и М. Метерлинк.

4. Леонид Андреев и Э. По.

Глава II. Этико-философская концепция мира и человека Леонида Андреева в его художественном воплощении

1. Мир и «мировость».

2. Образ города как эсхатологическое видение XX века.

3. Человек как таковой в художественной системе

Леонида Андреева.

4. Принципы художественного воплощения запредельного мира.

Глава III. Художественное сознание Леонида Андреева и проблема гибели цивилизации.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Творчество Леонида Андреева в контексте европейской литературы конца XIX - начала XX веков»

В русской литературе рубежа XIX-XX веков творчество Л. Андреева занимает особое место. Противоречивые и во многом неоднозначные черты литературной эпохи, отмеченной кризисной ситуацией, нашли выражение в его идейно-художественных исканиях. Л. Андреев по праву заслужил славу одного из самых оригинальных художников XX века. С одной стороны, генезис его творчества - в предшествующей русской и зарубежной литературе, с другой стороны, несомненна органическая связь его художественных поисков не только с новыми течениями своего времени, но и с литературными и художественными новациями последующего века.

Уже с первых своих литературных публикаций Андреев стал объектом внимания критиков самых разных направлений. Дореволюционная литература о писателе насчитывает сотни рецензий и статей, десятки книг. В.Н. Чуваков в предисловии ко второму выпуску библиографии «Леонид Николаевич Андреев» (М., 1998) писал: «Литературные полемики вокруг сочинений Л. Андрева часто выходили за пределы чисто литературных споров, приобретали самостоятельное значение. <. .> Ни о каком другом русском писателе начала XX века не писали так охотно, так много и так пристрастно. <.> Дореволюционную «Андреевиану» отличает полемическая напряженность тона, часто диаметральная противоположность оценок, крайняя резкость и безаппеляционность «приговоров» Л. Андрееву-писателю» (39,7).

В прижизненной критике (Ю.И. Айхенвальд, А.А. Блок, В.В. Брусянин, З.Н. Гиппиус, М. Горький, А.В. Луначарский, В.Л. Львов-Рогачевский, Н.М. Михайловский, К.И. Чуковский и др.) при всей ее противоречивости обнаруживается стремление авторов выяснить мировоззрение писателя, его художественное своеобразие, связь с традициями русской и мировой литературы.

В самых первых откликах на произведения Л. Андреева его сопоставляли и сравнивали с другими писателями как русскими, так и зарубежными. В 1903 г.

А.В.Луначарский поставил JI. Андреева в один ряд с французскими декадентами, с Пшибышевским и Д'Аннуцио (213). B.JI. Львов-Рогачевский в книге «Две правды» (1914) целую главу посвящает анализу влияния Э. По на творчество JI. Андреева. Находя параллели в общем настроении, в выборе аналогичных языковых и образных средств, критик приходит к выводу, что это «не столько влияние, сколько сходство переживаний ушедших в себя людей» (217, 24). Л.П. Гроссман в статье 1911 г. «О трагизме и надрыве» сопоставлял пьесу Л. Андреева «Океан» с «Тружениками моря» В. Гюго (125). Русская критика находила много общего в творчестве Л. Андреева и М. Метерлинка. З.Н. Гиппиус, резко выступая против его драмы «Жизнь человека», писала: «Не в том беда, что последняя драма его написана так, что не напоминает, а почти повторяет Метерлинка. Но она дурно, некультурно, грубо его повторяет; выходит не то доморощенная карикатура, не то изнанка вышитого ковра» (194, 112). После «Жизни человека» имя Л. Андреева прочно связали с именем М. Метерлинка, усматривая в каждом новом драматическом произведении элемент подражания. Так, Н. Кадмин (Н.Я. Абрамович) в статье «Литературные заметки» восклицал: «Метерлинковские схематические формы губят последние произведения Андреева. Ключом метерлинковского творчества Андреев не овладел» (177, 54).

Современная писателю критика видела больше эпигонство, нежели своеобразие развития Л. Андреева. Отход писателя от бытописательских рассказов мыслился как отрыв от русской почвы и обращение к западным истокам. «Его в детстве ушибли Виктором Гюго, и он вообразил себя гением преувеличений и контрастов», - говорил об Л. Андрееве М. Горький в беседе с В.А. Рождественским (6, 593). В предисловии к американскому изданию андреевского романа «Сашка Жегулев» М. Горький в 1925 г. отмечал: «Он стал внедрять в души людей философию немецких пессимистов. Лично мне кажется, что изображенные русские люди от этой прививки проиграли в своей жизненности, иногда автор даже совершенно лишил их облика живых людей, и они у него принимали вид манекенов, одетых в черные мантии космического пессимизма. До Л. Андреева русская литература, являясь чрезвычайно точным зеркалом действительности, не отмечала среди своих героев людей, которые страдали бы этой философской болезнью. Именно вот этот космический пессимизм является тем новым, что JI. Андреев внес от себя в обиход русской литературы и чем, на время, даже сдвинул в сторону пессимизм социальный» (6,400,403).

Дореволюционная русская критика так и не сумела придти к единому мнению в вопросе о литературном своеобразии JI. Андреева, его месте в русской и европейской литературе, не создала научную концепцию творческого развития Л.Андреева и нередко односторонне истолковывала идейную направленность его произведений. С другой стороны, нельзя не отметить и интересные наблюдения над творчеством JI. Андреева А.А. Блока, Т. Ганжулевича, М. Горького, А.А. Измайлова, В.В. Воровского, B.JI. Львова-Рогачевского, Н.К. Михайловского, К.И. Чуковского и некоторых других современников. Не принимая безоговорочно его творчество и нередко полемизируя друг с другом, они тем не менее признавали за Л. Андреевым право на свое художественное мировосприятие и свой путь в литературе. Как справедливо отмечал один из критиков начала XX века, «как яркий, сильный, индивидуальный талант, Леонид Андреев не может уместиться в рамках какой бы то ни было "школы" и не может быть приведен под определенную рубрику с определенным литературным языком» (149).

Начало современному отечественному андрееведению положил критико-биографический очерк Л.Н. Афонина (1959). Книга после перерыва в три десятилетия заново знакомила с Л. Андреевым; она стала отправной точкой для всех последующих работ, наметив основные пути развития науки о писателе. Вышедшие в последующие годы монографии Ю.В. Бабичевой, В.И. Беззубова, Л.А. Иезуитовой, Е.А. Михеичевой, работы Н.П. Генераловой, В.Я. Гречнева, С.П. Ильева, В.А. Келдыша, К.Д. Муратовой, Ю.Н. Чирвы, В.Н. Чувакова и др. посвящены общей характеристике наследия писателя, историко-литературному анализу отдельных периодов его творчества, вопросам поэтики, психологизма, специфике прозы, драматургии, жанрового своеобразия и пр. Существенным вкладом в исследование жизни и творчества Л. Андреева явились том «Литературного наследства» «Горький и Леонид Андреев: Неизданная переписка» (т. 72, 1965), сборник «S.O.S.» (1994), куда вошли дневник (1914-1919), письма, статьи и интервью писателя; публикация раннего дневника JI. Андреева 1891-1892 гг. (42, 43); три выпуска библиографии, подготовленных Институтом мировой литературы РАН (1995,1998, 2002).

Определению места JI. Андреева в русском историко-литературном процессе способствовали статьи В.И. Беззубова, JI.A. Иезутовой, В.А. Келдыша, Г.Б. Курляндской и др. Достаточно плодотворно в последние десятилетия учеными разрабатываются типологические связи JI. Андреева с JI. Толстым, Ф. Достоевским, А. Чеховым, В. Гаршиным (Ю.В. Бабичева, В.И. Беззубов, Н.П. Генералова, М.Я. Ермакова, JI.A. Иезуитова, Т.К. Кулова, Г.Б. Курляндская, Е.А. Михеичева, О.Н. Осмоловский, JI. Силард, JI.A. Смирнова и др.).

Серьезны заслуги Г.Б. Курляндской в изучении проблемы «Леонид Андреев и Достоевский». Главные вопросы психологического анализа в произведениях JI. Андреева «Мысль» и «Мои записки» даются ученым в свете андреевской концепции личности, предполагающей взаимодействие в ней разных уровней сознания. Впервые Г.Б. Курляндской в ряде работ поставлена проблема диалектической взаимосвязи сознания, подсознания и сверхсознания андреевских героев, которая ранее не рассматривалась в отечественном литературоведении. Опыт JI. Андреева в области изображения духовного распада личности, неистребимого влечения к эгоистическому самоутверждению, в признании «потаенных глубин человеческого "я"» соотносится с традицией Ф. Достоевского (в исповедальной форме «Преступления и наказания», в откровениях «парадоксалиста» «Записок из подполья» и воззрениях Великого инквизитора на непосильность свободы для человека). Как считает автор, в «Мысли» и «Моих записках», JI. Андреев, «окрыленный прозрением, близко подошел к непосредственному ощущению "тайн бытия"» (205, 226).

Идеи Г.Б. Курляндской были развиты в ряде статей других исследователей (Н.Н. Арсентьева, О.Н. Осмоловской). Так, О.Н. Осмоловский приходит к выводу, что JI. Андреев в русской литературе ближе к Ф. Достоевскому, чем к любому другому русскому писателю: «Андреева с Достоевским объединяет трагическое видение жизни, активность мистического и символического мышления, обостренный интерес к метафизическим вопросам бытия, границам свободы личной воли, типу "подпольного" человека и коллизиям его разорванного сознания, таинственным глубинам человеческой души и многое другое» (251, 3). В то же время исследователь отмечает и несовпадения: у JI. Андреева отсутствует возможность выхода из нравственного тупика, которая есть у Ф. Достоевского.

В работах Е.А. Михеичевой творчество JI. Андреева рассматривается в тесной связи с русской классикой и исканиями писателей «серебряного века», прежде всего - символистами. Специальному исследованию психологической манеры писателя посвящена ее монография «О психологизме Леонида Андреева» (1994).

В 1980-е годы в отечественном литературоведении впервые был поставлен вопрос о философско-религиозных воззрениях Л. Андреева и христианских мотивах в его творчестве (Н.Н. Арсентьева). В дальнейшем обоснование Л. Андреева как христианского художника получило развитие в ряде работ Н.Н. Арсентьевой, которая последовательно на материале ряда произведений («Иуда Искариот», «Елеазар», «Губернатор». «Мысль» и др.) доказывает тезис: «Пройдя через горнило сомнений, Л. Андреев утверждает в своем творчестве духовно-нравственные ценности христианства» (58, 86). С этой точкой зрения не соглашаются многие исследователи. Е.А. Михеичева в «Иуде Искариоте» видит дерзкую попытку Л. Андреева «подвергнуть осмеянию то, что свято, сопереживать тому, что проклято» (223, 79). А.В. Татаринов, ставя под сомнение выводы Н.Н. Арсентьевой, видит ее ошибку в игнорировании авторской позиции: «. делается поспешный вывод об однозначным осуждении Андреевым бунта Василия Фивейского, "себялюбивой гордыни" Сергея Петровича, сатанизма Иуды Искариота» (298, 336). Однако нам представляются односторонними выводы и самого А.В. Татаринова, основанные на отождествлении героев с автором. Рассматривая творчество Л.Н. Андреева в мифологическом аспекте, исследователь провозглашает писателя представителем «метафизики неверия», далеким «от православного опыта» (298, 311): «Сергей Петрович из "Рассказа" о нем и Алексей из "Тьмы", герои "Рассказа о семи повешенных" и Сашка Жегулев - современные "иконы", призванные, по замыслу Андреева, закрепить, "освятить" в сознании читателя бунтарское "сектантство" нового времени» (298, 310). Спорной представляется и оценка А.В. Татариновым повести Л. Андреева «Жизнь Василия Фивейского», в которой он видит антихристианский смысл: «. священник оставляет храм, символически являя расставание русского народа с Церковью; "иной мир" изображается вместилищем злой бесчеловечности, библейские образы и мотивы претерпевают траги-ироническое развитие: о. Василий - это несостоявшийся Иов и неудавшийся Христос» (298,297).

Повесть «Жизнь Василия Фивейского» как этапное произведение Л. Андреева привлекает ученых на протяжении нескольких десятилетий (Л.А. Иезуитова, В.А. Келдыш, Е.А. Михеичева, А.В. Татаринов и др.). В.А. Келдыш усматривает в ней «художническое видение разных путей личности, ставших предметом рефлексии в философии нового времени»: «Эти различные пути как бы "проигрываются" перед нами, сменяя друг друга в границах одной жизненной судьбы» (182, 41).

От односторонней тенденции в истолковании творчества писателя еще в 1970-е годы предостерегал В.А. Келдыш в монографии «Русский реализм начала XX века», ибо любые версии могут «увести в сторону от истинного Андреева», «неприменимы к нему именно потому, что они однозначны, тогда как Андреев всегда оставался "пестрым" художником» (180,215). Работы самого В.А. Келдыша, в которых он рассматривает феномен Л. Андреева в широком контексте русской и мировой литературы, сегодня играют роль творческого стимула. Предложенный им подход к творчеству Л. Андреева с точки зрения типологии литературного процесса XX века нашел убедительное подтверждение в работах сопоставительного характера литературоведов последнего десятилетия.

Так, Н.Н. Арсентьева приходит к выводу, что нравственные чувства, переживаемые андреевскими героями, восходят к трем началам этики, осмысленным в трактате Вл. Соловьева «Оправдание добра» - стыд, жалость (как сострадание), благоговение. Преодолевая устоявшиеся взгляда на Андреева как мрачного пессимиста в решении им онтологических проблем, исследователь убедительно доказывает, что мироощущение JI. Андреева находилось «на грани между жаждой веры и нигилистическим отношением к религии» и в отдельных произведениях писатель близко подходит «к проблеме взаимосвязи веры и нравственности» (59, 180). Теме совести в произведениях JI. Андреева посвящает свое исследование южнокорейский ученый Сон Чжунг-Рак, считая ее важной для понимания основ творчества писателя (287).

Новейшие исследования внесли значительные коррективы в устоявшиеся представления о мировоззренческих основах JI. Андреева. Особо выделим статью Н.П. Генераловой «Леонид Андреев и Николай Бердяев» (119), выдвигающей положение о близости мировосприятия Андреева персоналистскому типу сознания и доминировании в его творчестве романтического начала; статью Г.Б. Курляндской «О "таинственном" в прозе И.С. Тургенева и Леонида Андреева», в которой автор, продолжая исследование преемственности Андреева традициям русской классики XIX века, делает вывод о том, что писатель, трагически переживая «молчание» Бога, «упорно искал положительный смысл человеческого существования» (206,269).

Вопросы преемственности, традиций и новаторства Андреева связаны с определением его творческого метода. В последние годы в отечественном литературоведении установилась точка зрения на художественный метод писателя как «новый тип творчества, стоящий в близком родстве с реализмом, но отличающийся от него» «во многих стилевых направлениях» (Е.А. Михеичева, 224, 4). Это, по справедливому замечанию В.А. Келдыша, отделяет Андреева «и от круга реалистических художников, и от их основных художественных оппонентов» (173, 74). Все это позволяет с полным правом видеть в творчестве Андреева черты разных художественных методов - символизма, экспрессионизма, реализма и проч., на «границе между реализмом и неореалистическими течениями» (173, 73). Однако некоторая расплывчатость в определении заставила исследователей искать более точного термина - синтетизм (Л.А. Иезуитова, В.А. Келдыш, Е.А. Михеичева, А.В. Татаринов и др.). В этой связи обращает на себя внимание важностью постановки проблемы работа Г.Н. Боевой «Идеи синтеза в творческих исканиях JI.H. Андреева», в которой автор исследует признаки синтетизма «как особой художественной системы», прослеживая «эволюцию художественного приближения произведений писателя к синтетизму как новому качеству искусства 20 века» (79,4).

Первым опытом включения JI. Андреева в мировой литературный процесс явилась статья A.JI. Григорьева (124). «Новаторство Андреева далеко опередило его время; в некоторых сценических исканиях он даже предвосхитил театральные находки Брехта, его эстетический принцип "отчуждения"» (126, 203), - утверждает автор. Он же отмечает сходство и перекличку JI. Андреева с различными художниками (в частности, с В. Маяковским, Юджином О'Нилом, JI. Пиранделло) и целыми течениями - экспрессионизмом, футуризмом, символизмом. В.А. Келдыш в статье «К проблеме литературных взаимодействий в начале XX века» (181) на основе двух планов в освещении тем - метафизического и социального - в творчестве JI. Андреева сопоставляет его с JI. Пиранделло и А. Стриндбергом как явлениями «промежуточного» феномена. Исследователем отмечается, что переходные художественные явления не создавали синтез реализма и модернизма, а лишь «порождали симбиозы», так как «основные начала оказывались непримиренными» (181,27)

Ряд исследователей, решая проблемы творчества писателя, обращается к литературным реминисценциям JI. Андреева (Е.М. Волков, С.В. Дмитриенко, В.А. Келдыш, Т.М. Кривина, Е.А. Михеичева, Е.С. Панкова и др). Е.М. Волков устанавливает связь творчества Л. Андреева с Г. Гауптманом (102), И.И. Московкина и Е.А. Михеичева - с М. Метерлинком и Э. По (232 и 226), В.А. Келдыш - с Г. Ибсеном (180), Л.А. Иезуитова находит одним из источников «Иуды Искариота» поэму «Мессиада» Ф.Г. Клопштока (160). Сближение творчества Л. Андреева с немецким экспрессионизмом плодотворно изучается литературоведами в последние десятилетия (Ю.В. Бабичева, Л.А. Иезуитова, Н.А. Ильина, В.А. Келдыш, Л.Н. Кен, В.В. Смирнов и др.).

В плане постановки и разработки проблемы отчуждения и ее выражения в художественном мире Андреева и Ж.-П. Сартра и А. Камю несомненный интерес представляет статья С.С. Кирсиса «Леонид Андреев и некоторые проблемы французского экзистенциализма» (177). Эта тема была продолжена Л.Н. Кен на основе размышлений над текстом андреевской драмы «Собачий вальс» (185).

Многие исследователи соглашаются с тем, что опыт Л. Андреева «опережал родственные художественные искания зарубежных авторов» (К.Д. Муратова, 238, 372). Близость концепции Л.Андреева концепции мира и человека французских экзистенциалистов (в частности, Ж.-П. Сартра и А. Камю) отмечают Н.Н. Арсентьева, В.В. Заманская, И. Искржицкая, Л.Н. Кен, В.А. Келдыш, С.С. Кирсис, Е.А. Михеичева, А. Пашкевич, А.В. Татаринов и др. Однако многие проблемы остаются пока вне внимания исследователей: влияние произведений зарубежной литературы на формирование Андреева-художника; экзистенциальное начало в его творчестве, позволяющее говорить о нем как о предтече европейского экзистенциализма; новаторство Л. Андреева. В названных литературоведческих работах только намечаются пути исследования роли Л. Андреева в формировании эстетики европейской литературы. Все выше сказанное свидетельствует, как нам кажется, об актуальности избранной темы.

Цель диссертационной работы - обосновать место творчества Л. Андреева в европейском литературном процессе конца XIX - начала XX веков, раскрыть его многосторонние связи (влияние, традиции, типологические аналогии) с европейской литературой, выявить роль Л. Андреева в формировании эстетики экзистенциализма, соотнести его художественный поиск с традициями в русской литературе XIX века.

Исходя из цели работы, ее задачи могут быть определены следующим образом:

1. Раскрыть принципы познания мира Андреевым-художником.

2. Изучить мировоззренческие основы Андреева в контексте философско-идейных исканий времени: ницшеанские идеи и их преодоление, соотнесенность экзистенциальных представлений с христианскими мотивами.

3. Выявить сквозные темы и мотивы творчества писателя и их функционирование в образной системе.

4. Проследить типологические схождения творчества Л. Андреева с произведениями Г. Ибсена, М. Метерлинка, Э. По, связанные с вниманием авторов к синтезу рационального и иррационального, интересу к символике, экзистенциальными мотивами отчуждения, страха смерти, катастрофичности ситуации и т.д.

5. Определить художественные принципы изображения человека и мира в творчестве Л. Андреева, продолженные писателями-экзистенциалистами XX века Ж.-П. Сартром и А. Камю.

6. Исследовать художественное решение ситуации «человек в абсурдном мире» в творчестве Л. Андреева, Б. Шоу, Г. Уэллса, Ф. Кафки и др.

7. Выявить синтетический тип мышления Л. Андреева в изображении действительности.

В задачу исследования не входило изучение жанрового своеобразия творчества Л. Андреева. Писатель всегда отстаивал свое право на свободу самовыражения в русле любого художественного направления и не придавал большого значения форме и деления по этому признаку на реалистов и символистов. Главное для него было «в том, на чьей стороне человек, а не в том, предпочитает ли он "символы" для выражения своих чувств или форму тургеневско-купринского романа» (6, 540). Корреспондешу газ. «Русское слово» в 1907 г. Л. Андреев заявил: «Моим идеалом является богатейшее разнообразие форм и естественной зависимости от разнообразия сюжетов» (338). В связи с этим в диссертационной работе творчество Л Андреева рассматривается как один текст, в котором вычленяются отдельные проблемы без учета эволюции форм.

Объект исследования - литературное наследие Л. Андреева, которое осмысливается как единое целое; архивные материалы из собрания Орловского государственного литературного музея И.С. Тургенева (ОГЛМТ); сочинения Г. Ибсена, М. Метерлинка, Э. По, Б. Шоу, Ф. Кафки, В. Борхерта, Ж.-П. Сартра, А. Камю, Э. Ионеско. Выбор произведений обусловлен отражением в них временного или проблемного пласта с характерными социальными, философскими, этическими, эстетическими отношениями.

Не случайно Э. По рассматривается в диссертационной работе в одном ряду с европейским писателями. Исследователи (в частности, Ю.В. Ковалев) отмечают зависимость американского писателя от традиций английской романтической поэзии и близость его к немецким романтикам. Английские критики и поэты второй половины XIX века считали его последователем Байрона и Шелли. Популярность Э. По во Франции и России была связана с символистами, которые увидели в его стихах и теоретических идеях истоки собственной эстетики.

В процессе работы над диссертацией за основной был принят текст произведений JI.H. Андреева из Собрания сочинений в 6-ти томах (М.: Худож. лит-ра, 1990-1996). Установление истории создания и публикации произведений не входило в задачи исследования.

Предмет исследования - художественная концепция человека и мира в творчестве JI. Андреева, принципы ее воплощения, ее взаимосвязь с европейской литературой, соотнесенность с творчеством писателей-экзистенциалистов Ж.-П. Сартра и А. Камю.

Методы исследования. Предмет и аспект исследования требовали применения сравнительно-исторического, типологического и генетического методов исследования.

Методологической основой работы стали труды, освещающие проблемы специфики и типологии творческих методов, литературных связей и отношений в их исторической обусловленности (М.П. Алексеев, М.М. Бахтин, А.Н. Веселовский, В.М. Жирмунский, Н.И. Конрад, Н.И. Пруцков, А.П. Скафтымов, В.Е. Хализев и др.).

Творчество JI. Андреева сравнивалось с произведениями зарубежных авторов разных эпох и стран только при выявлении внутренних аналогий общественного и литературного процесса (конвергенций, или схождений). Обращалось внимание и на особенности развития литературных школ, их места в литературно-общественном движении. Подобная постановка вопроса отвечает традициям русской прогрессивной критики, как известно, никогда не отделявшей русскую литературу от развития мировой культуры. Научное толкование этой проблемы впервые в русской реалистической критике дал В.Г. Белинский. В органически-историческом развитии литературы, как заметил он, все сцепляется и все связывается одно с другим.

Между произведениями литературы существуют связи и крайне сложные, опосредованные и противоречивые, глубинные, не всегда осознаваемые художниками. В этом отношении творчество JI. Андреева находится в органической связи с предшествовавшей ему литературной эпохой XIX в.

Убедительны выводы В.Е. Хализева о необходимости для литературоведения «междисциплинарных контактов», которые открывают путь к «широким обобщениям общегуманитарной значимости» (313, 26). На общей социально-исторической основе возникают черты более частного сходства - идей и тем, образов, сюжетов, литературных жанров, особенности поэтического стиля, эстетические принципы и художественные тенденции, выступающие одновременно и в других видах искусства.

Совокупность используемых методов дает возможность установить ряд общих закономерностей художественного мышления писателей и вместе с тем выявить национальное своеобразие их творчества.

Новизна диссертационной работы заключается в самой постановке проблемы. Впервые с точки зрения экзистенциального типа художественного сознания выявляются различные виды типологических связей между творчеством Л. Андреева и творчеством представителей европейской литературы - Э. По, Г. Ибсена, М. Метерлинка, Ж.-П. Сартра, А. Камю, В. Борхерта, Б. Шоу, Г. Уэллса, Г. Гауптмана, Э. Ионеско. В работе раскрывается двойная перспектива художественного изображения, исследуется взаимодействие двух уровней в целостной поэтической структуре двух произведений - бытийного, или социального и метафизического, выявляется сложный синтетический характер художественного метода писателя.

Всегда в центре внимания Андреева-художника был человек. Но если в раннем творчестве андреевский герой представлял собой маленького человека, задавленного обстоятельствами, или безликое существо в ряду себе подобных, то для зрелого писателя этот герой был интересен не своей национальностью, средой обитания, комплексом социальных связей, а прежде всего психологией, которая, по его мнению, не может быть национальной.

В 1918 г., размышляя о роли художника в обществе, Андреев напишет С.Голоушеву: «Кто позаботится о личности, если мы, художники, отдадимся политике и общему, класс ли это, государство, Россия ли? "Человека-то и забыли!" Ведь России нет, а есть Иван, он же Жан Вальжан, он же Христос, Гамлет, Карамазов, Базаров» (2, 243). Для Андреева личность в ее общечеловеческом значении зачастую важнее мировых событий. «Конечно, Мессина - как бы это сказать - громче Достоевского, - пишет Андреев в дневнике 29 августа 1918 г., - и все же Мессина банальность. И всемирный потоп банальность, и все то, что носит название "мирового", а Моисей и Достоевский - нечто» (2,142).

Леонид Андреев всегда был занят поиском смысла жизни человека. По словам Горького, «Андрееву человек представлялся духовно нищим; сплетенный из непримиримых противоречий инстинкта и интеллекта, он всегда лишен возможности достичь какой-либо внутренней гармонии. Все дела его "суета сует", тлен и самообман. А главное - раб смерти и всю жизнь ходит на цепи ее» (6, 373). Извечное противопоставление человека и враждебного мира, человеческих устремлений и неизбежного смертного конца заставляют Андреева искать пути преодоления этих противоречий.

Вслед за Достоевским Андреев обращается к необъяснимым, подпольным слоям человеческого сознания и подсознания, исследует человека как арену борьбы светлых и темных начал. В 1916 г. Л. Гроссману он признавался: «Из ушедших писателей мне ближе всего Ф. Достоевский. Я считаю себя его прямым учеником и последователем. В душе его много темного, до сих пор неразгаданного, - но тем сильнее он влечет к себе» (127, 271). В раздумьях о жизни в творчестве Андреева возникают те же вопросы, которые волновали когда-то и Достоевского: сущность и значение разума человека и его воля, роль идеала в жизни человека и человечества, человек и Бог, смысл жизни, свобода и своеволие, личность и бессмертие и многое другое.

Несомненна связь творчества Л. Андреева с философией Ф. Ницше, который «переоценкой всех ценностей» совершил переворот по всем направлениям бытия и человеческого самосознания. Освободив мир от Бога, сняв все «пределы», Ф. Ницше впервые оставил человека один на один с беспредельностями бытия и собственного подсознания. Он создал тип экзистенциального человека, лишив его опоры - вне и в самом себе. Л. Андреев исследует тип «сверхчеловека» в самых разных его проявлениях: герой «Рассказа о Сергее Петровиче», доктор Керженцев в «Мысли», герой в «Моих записках», Савва в одноименной пьесе, Фома Магнус в «Дневнике Сатаны». Тезис Ницше «мир без Бога» превращается у Андреева в тезис «голый человек на голой земле» («Савва») и в мир, когда «так много богов и нет единого вечного бога» («Мои записки»). Но, в отличие от Ф. Ницше, Л.Андреев оставляет для человека на самом краю бездны разрушения и саморазрушения путь к осознанию нравственной ответственности за свое поведение. Его герой ищет Бога для обретения смысла бытия.

Ярко выраженный экзистенциальный тип художественного сознания во многом сближает творчество Л. Андреева с европейской литературой. Немаловажную роль сыграл в этом и тот факт, что возникший в России в конце XIX - начале XX века русский экзистенциализм как течение философии и литературы развивался в контексте единой европейской экзистенциальной традиции. Безусловно, андреевское восприятие мира связано с эпохой назревавших великих потрясений. В это время, по справедливому замечанию К.Г. Исупова, происходит «стирание границы между профессиональной философией и литературным трудом», «рождение новых водоразделов между словесностью и философско-религиозной мыслью» (176, 72). Для философской атмосферы того периода характерны отступление на задний план методологически-теоретико-познавательной проблематики (В. Дильтей), обращение к объекту (Э. Гуссерль), возрождение метафизики (Н. Гартман) и идея философской антропологии (М.Шелер).

В экзистенциализме, или философии существования, отразился кризис романтического оптимизма. Человек в русле этой философии рассматривался как конечное существо, «заброшенное в мир», постоянно находящееся в проблематичных и даже абсурдных ситуациях. Одиночество человека перед лицом Бога, признанное С. Кьёркегором, превратилось в экзистенциализме в одиночество человека перед лицом ничто; отсюда возникает основное состояние страха, которое только может открыть человеку бытие, привести его к самостоятельному бытию и свободе.

Экзистенциализм антирационалистинен. Он считает рассудок непригодным для исследования истины. Только инстинктивно действующий человек мыслит экзистенциально, то есть со всеми своими чувствами и желаниями, предчувствованиями и опасениями, своими заботами и нуждами. Экзистенциализм есть попытка дать картину изначального экзистенциального мышления и представить его результаты.

Основной принцип человеческого существования - это быть-в-мире: с одной стороны, быть в мире вещей, являющихся предметом «заботы», с другой стороны, по М. Хайдеггеру, выходить за его пределы в мир трансцендентный.

В центре философии экзистенциализма стоит человек, преследующий одну цель - внешне и внутренне справиться с бременем своей судьбы.

Поскольку экзистенциализм - понятие довольно широкое, мы будем касаться этого явления как особого типа мироощущения, заключающегося в трагическом восприятии мира, с его вниманием к онтологическим проблемам и интересом к внутреннему миру человека в самых разных его проявлениях.

В диссертационном исследовании используются понятия, принятые в философии экзистенциализма: экзистенция, мировость, человек как таковой, пограничная ситуация, ситуация человека в абсурдном мире, бытие-в-мире, бытие-с-другими, запредельный мир, ничто и др.

Под синтетизмом мы понимаем не только соединение различных художественных методов - реализма, романтизма, символизма и проч., но и соединение реального и ирреального, бытийного, или социального, и метафизического.

Диссертация не претендует на исчерпывающее исследование заявленной темы в силу ее широты.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. JI. Андреев никогда не придерживался определенных философских и художественных систем как догм. Его взгляды были сотканы из множества положений, выдвинутых другими, но перечувствованных и пережитых как свои собственные. Он одинаково использует реминисценции, художественные приемы авторов разных направлений - реализма, романтизма, символизма. Осваивая художественный опыт предшественников, JI. Андреев трансформирует его, творчески перерабатывает, обогащает его образную систему, подчиняет своей творческой индивидуальности. В своей художественной практике он больше доверял интуитивному постижению истины как интеллектуальному созерцанию «внутреннего».

2. Ошибочной представляется точка зрения на творчество Л. Андреева как путь от традиционного реализма к модернизму, экспрессионизму, экзистенциализму, символизму и прочим течениям. Анализ всего, созданного писателем, дает веские основания утверждать, что и в ранних его произведениях появляются черты художественного стиля и круг тем и вопросов, присущих зрелому Л. Андрееву и подчиненных одной художественной задаче - показать человека со всем многообразием его чувств и настроений, в его взлетах и падениях, исследовать природу мысли и разума, бездны сознания и подсознания. Новый подход к изображению человека, подсказанный временем, определил художественные поиски европейских писателей в создании концепции «человека как такового» в литературе XX века.

3. Л. Андреев в русле экзистенциальной эстетики передал трагедию человеческого одиночества, заброшенности, отчуждения, но, проникая в глубины внутреннего мира своего героя, он подметил в героях движение нравственного чувства.

Практическая значимость работы. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при чтении вузовских курсов по истории русской литературы конца XIX - начала XX веков, спецкурсов и спецсеминаров по творчеству Леонида Андреева, при создании монографических исследований по истории литературы, в разработке концепций музейных экспозиций.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на объединенном заседании кафедры истории русской литературы XI-XIX веков и кафедры русской литературы XX века и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета. По материалам научного исследования сделаны доклады на международных научных конференциях, посвященных 125-летию и 130-летию со дня рождения Леонида Андреева (Орел, 1996, 2001), V-x Поспеловских чтениях «Сравнительное изучение литератур: теоретические аспекты» (Москва, МГУ, 2001), межвузовской научной конференции «Литературные чтения» в Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств (Санкт-Петербург, 2002), Славянских чтениях «Духовные ценности и нравственный опыт "русской цивилизации" в контексте третьего тысячелетия» (Орел, 2002, 2003), традиционных андреевских научных чтениях в Доме-музее Леонида Андреева (Орел, 1998-2002), международной научной конференции «Центральная Россия и литература русского зарубежья (1917-1939)», посвященной 70-летию присуждению И. А. Бунину Нобелевской премии (Орел, 2003).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы (350 наименований).

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Вологина, Ольга Валентиновна

Заключение

Особое место в литературе рубежа ХГХ-ХХ веков Л. Андреев занимает не случайно. Его творчество - истоки тех путей, по которым будет развиваться европейская литература XX века. Во многом поэтому современная писателю критика зачастую отмежевывала его от реалистического направления русской литературы или приписывала к тем или иным отечественным и западным модернистским течениям. М. Горький в 1925 г. в предисловии к американскому изданию романа «Сашка Жегулев» назвал Л. Андреева писателем, который на фоне русской литературы резко выделяется «темою и смыслом своего творчества» (6, 400). Таким образом, еще при жизни писателя бытовало мнение о необычности его творчества: одни считали его оригинальным, другие - откровенно подражательным, третьи - бездарным и вызывающим недоумение. В произведениях Л. Андреева находили черты литературного стиля Л. Толстого и А. Чехова, Ф. Достоевского и Г. Успенского, В. Гете, В. Гаршина и Ч. Диккенса. Каждое новое произведение Л. Андреева вызывало сотни откликов в печати: писатель экспериментировал, будоражил общественное мнение, пробовал себя то в символистском представлении, то в психологической драме, то в реалистической прозе. Между тем, сам Л. Андреев не причислял свое творчество ни к одному модернистскому течению. Протестуя против призыва М. Горького идти «в русле» и в «традициях» реализма, он писал А.В. Амфитеатрову в 1913 г.: «. ваш догматический реализм, обязательный для всех времен, племен и народов, я считаю враждебным не только себе, но и самой развивающейся, творящей форме, как и суть свободной жизни» (6,541).

Л. Андреев шел своим путем в литературе, исходя из творческих потребностей и творческой индивидуальности, не терпящей несвободы ни в выборе тем, ни в средствах их выражения. Он никогда не придерживался определенных философских и художественных систем как догм. Его взгляды были сотканы из множества положений, выдвинутых другими, но перечувствованных и пережитых, как свои собственные. Отчасти во многом поэтому JI. Андреев то признается в благотворном влиянии на него того или иного писателя (например, Достоевского), то отрекается от него («Он мне чужой», 6,118); подчас категорически отрицает ту или иную художественную систему (пример тому - М. Метерлинк), хотя сходные черты достаточно явно прослеживаются в творчестве писателя. Признавая, что «не связывал свободы своей формой или направлением» (6, 540), JI. Андреев в своей художественной практике больше доверял интуитивному постижению истины как интеллектуальному созерцанию «внутреннего».

Творчество JI. Андреева формировалось не только под влиянием реальной действительности, но и мира книжного, большую часть которого составляли образцы западной литературы и западной философии. Влияние произведений Диккенса, Гюго, Дюма, Ж. Верна, Ф. Купера, М. Рида, Э. По на формирование личности Андреева, его индивидуальности как художника огромно, ибо с ранних лет образы этой литературы определили даже стиль его поведения, круг увлечений и пристрастий. Это влияние сказалось и в творчестве, но в более опосредованном виде. В одних случаях оно очевидно (так, «Баргамот и Гараська» возник, по признанию автора, из Диккенса; рассказ «Елеазар» написан под впечатлением драмы Г. Флобера «Искушение святого Антония»), В других же случаях влияние шло на уровне подсознания, как составная часть личности самого Андреева.

Уже в самых ранних рассказах Л. Андреева («Петька на даче», «Большой шлем», «У окна») прослеживается интерес писателя ко «второй действительности», явлениям ирреального в человеческой жизни, пристальное внимание к природе изолированного сознания и бессознательного в их духовно-психическом единстве. Интуитивное постижение, «прозрение» мистического опыта человека, убеждение в его реальности находят подтверждение для Л. Андреева в произведениях Э. По с их катастрофическими сюжетами, общей атмосферой безнадежности и отчаяния, с трагической трансформацией человеческого сознания. Драматургия Г. Ибсена раскрывала сложное взаимодействие личных судеб людей в стихийном потоке событий, за внешним сюжетом на первый план выступало психологическое действие, полное глубокомысленных намеков, многозначного «подтекста», внутренних конфликтов.

Основные принципы эстетических систем Г. Ибсена, М. Метерлинка, Э. По, несомненно, сказались в творчестве Леонида Андреева не только в выборе тем, связанных с отчуждением личности в обществе, поисками смысла жизни, проблемами искусства, жизни и смерти, таинственных сил в человеческой судьбе, но и в выработке им новой театральной концепции, призванной реформировать сцену, кардинально изменить представление о природе театрального искусства, сделать его способом художественного познания действительности, «души мира». Даже заимствуя тот или иной сюжет у своих предшественников, Андреев трансформирует его, творчески перерабатывает, обогащает его образную систему, подчиняет своей творческой индивидуальности. Обращает на себя внимание и тот факт, что он одинаково использует реминисценции, художественные приемы произведений разных направлений - реализма, романтизма, символизма. Сам Андреев определял себя «из символизма и реализма» (262,252).

В связи с этим ошибочной представляется точка зрения на творчество Андреева как путь от традиционного реализма к модернизму, экспрессионизму, экзистенциализму, символизму и прочим течениям. Анализ всего, созданного писателем, дает веские основания утверждать, что и в ранних его произведениях появляются черты художественного стиля и круг тем и вопросов, присущие зрелому Андрееву.

Так, в рассказах начала 1900-х годов возникают образы-символы «Стена», «молчание», «ложь», «смех», «дом», «игра» и т.д. В рассказе «У окна» писатель впервые ставит вопрос о природе человеческой «мысли», о сложной структуре человеческого сознания, который будет исследовать в «Мысли», «Моих записках», «Черных масках» и других произведениях. В этом же рассказе отчетливо переплетаются событийный мир, мир сознания героя и мир трансцендентных сил. Герой испытывает давление не только реальной жизни и событий, но и собственной враждебной и предательской мысли. С другой стороны, реально для него и звучание надмирных сил, знающих вечную тайну, как голос «страдающей души».

Это многомирие станет центром и энергетическим ядром почти всех произведений писателя. Меняется лишь ракурс, степень углубления в исследование проблемы, растет философская насыщенность сквозных символов. Эволюция Андреева-художника прослеживается прежде всего в более глубоком проникновении в суть поставленных в начале творческого пути проблем. Рамки реализма с многообразием доминант оказались ему узки, отсюда идет синтезирование различных художественных методов, философии и литературы; литературы, пластики, музыки и живописи; сфер бытовой, или социальной , и метафизической, реальной и ирреальной. Синтетизм становится чертой собственно андреевского творчества.

Главная художественная задача JI. Андреева - показать человека со всем многообразием его чувств и настроений, в его взлетах и падениях, исследовать природу мысли и разума, бездны сознания и подсознания.

Проблема человека всегда была основной в философии и культуре, но в XX веке возник вопрос об «антропологическом повороте» в связи с возникновением ситуации «человеческого кризиса». По словам Е.Н. Некрасовой, «с учения о человеке, выдвинутого русской философией, о его безопорности, непостоянстве, изменчивости, о человеке, который на свой страх и риск решается пуститься в дорогу, отыскивая те истины, которые только ему и могут быть открыты, о живом человеке, единственном источнике любых, подлинных пониманий мира, начинается XX век» (245, 57).

Леонид Андреев всегда находился в центре подобных исканий, следуя традициям русской классической литературы. Вслед за Достоевским он ставит в своих произведениях вопрос о бытийной сущности жизни человека, о смысле извечной борьбы добра и зла, веры и неверия, соотнесенности человека с запредельным, открывает бездны обезбоженно-обесчеловеченного мира, иррационального бытия. Он создал в литературе конца Х1Х-начала XX века свою художественно-философскую концепцию мира и человека, которая стала отражением общего кризиса духовных ценностей, переживаемых Европой и Россией на рубеже веков.

Немаловажную роль сыграло в этом увлечение JI. Андреева субъективной идеалистической философией, которая узаконивала интуицию и воображение как путь познания и тем самым способствовала раскрепощению интеллекта от «рациональной» логики. Общеизвестно воздействие привнесенной Ф. Ницше концепции идеала нового человека, призванного уничтожить все лживое, болезненное и враждебное жизни, и трансформация ее на русской почве. В юношеские годы, рассматривая образ «сверхчеловека» как предельное состояние, в устремлении к которому человек становиться именно человеком, JI. Андреев воспринимает философию Ф. Ницше как протест против пошлости жизни и буржуазной цивилизации. Но уже в «Рассказе о Сергее Петровиче» (1900) писатель показывает героя как жертву «обольстительного Заратустры». В последующих произведениях - «Мысль», «Мои записки», «Дневник Сатаны» - образ «сверхчеловека» выписывается как зловещая фигура вседозволенности, нарушившая христианские законы и несущая угрозу жизни другим людям.

Поставив в центр творчества личность в ее реальном и ирреальном воплощении, личность изначально индивидуалистическую, противопоставившую себя миру, ставшую ареной действия Бога и Дьявола, JI. Андреев поднимается до вопросов, актуальных для европейской литературы XX века, до бунта, обусловленного эпохой кризиса нравственных отношений.

В исследовании природного и социального смысла человека JI. Андреев предвосхитил европейский экзистенциализм как течение философии и литературы. В его творчестве отразилась модель экзистенциального сознания, выражающаяся в создании особого мировидения: бытие и сознание представлены как «поток»; сущности бытия познаются в предельной пограничной ситуации; личность находится в оппозиции к враждебному миру («город», «мир других» и т.д.) и в связи с трансценденцией; исследуются «первоосновы» человека - одиночество, «отчуждение», переплетения разных уровней сознания его психики, влияние на его судьбу «случая», или «случайности», проблемы свободы и выбора.

Экзистенциальная личность JI. Андреева исторична, находится в потоке времени, тождественна ему. Ее бытие и есть подлинное время, от которого производим все иные способы временной фиксации природных и исторических событий.

Картина мира интересует JI. Андреева прежде всего с точки зрения человека, его места в общем мироздании. Он «прозревает» «широкие, но тайные пути, которые пролагает человечество борьбою всех сознаний, всех воль, страстей и мечтаний» туда, где правда, Бог, «которого мы все так мучительно ищем и разыскиваем» (2, 264). Смерть Бога, провозглашенная Ф. Ницше, положила начало эпохе безверия и утраты ценностных ориентиров. JI. Андреев, с одной стороны, прогнозирует бездны разрушения на почве скепсиса по отношению ко всем еще недавно казавшимся незыблемым институтам и представлениям (морали, нравственности, религии, веры в прогресс), с другой стороны - не может примириться с утратой смысла человеческого существования. Нельзя с определенностью отнести JI. Андреева к атеистическому или религиозному направлениям экзистенциализма. Здесь он занимает промежуточное положение: писатель ищет выхода из экзистенциальных тупиков безверия, мира абсурда силами самого человека с его тяготением к утраченному Богу, красоте, любви, проявляющихся через категории совести и сопричастности.

Французские писатели-экзистенциалисты А. Камю в «Постороннем» и Ж.-П. Сартр в «Тошноте» и «Стене» продолжили мысли Андреева относительно абсурда мира и осознания смерти в «ее непоправимости и глубине мистической». Магистраль концепции «человека как такового» в литературе XX века, у истоков которой стоял и Леонид Андреев, найдет развернутое воплощение в произведениях Ф. Кафки. «Экзистенциональное беспокойство» русского писателя перед лицом жизни и смерти, собственного подсознания, угрозы глобальных катастроф века будоражило читателя, будило в нем чувство ответственности за судьбы мира.

А. Белый отметил важную черту Л. Андреева - его сопричастность к судьбе человека и человечества: «В личине его жило "я" всего мира, которое он не сумел осознать» (16,192).

Само время подсказывало Андрееву и объект, и принципы его воплощения. В мире «Дьявола всероссийской тоски и смуты» (2, 68) гибнет все. Античные боги в пьесе «Тот, кто получает пощечины» на земле «тоскуют и умирают, когда их не узнают.» (V, 338). В романе «Дневник Сатаны» Сатана на земле «превращается в бессильного и жалкого лжеца и с треском напяливает на свою мудрую голову картонную корону театрального царя» (VI, 241). Идут нескончаемым потоком эшелоны умалишенных («Красный смех»), с помощью «формулы железной решетки» человеческий разум отгораживается от неразрешимых загадок бытия («Мои записки»), в человеке побеждает звериное первобытное начало («Бездна»), и Керженцевым провозглашается карамазовское «все позволено» («Мысль»).

Но даже в «безднах беспредельностей» андреевские герои не сдаются. Они, в отличие от героев западной литературы, сталкиваясь с трагической необходимостью, восстают против нее всеми силами души. И в этом глубокое отличие творчества Леонида Андреева от творчества западных современников и последователей. В любом из андреевских персонажей ощущается биение живой жизни. Каждый из них встает в неповторимой конкретности, в большом разнообразии связей с окружающим миром. Психологическая сложность и внутренняя контрастность персонажей Андреева, элемент гиперболы в передаче их чувств и свойств - все это придает характерам новые измерения. Совсем иначе у Кафки, Камю и Сартра. Им чужда диалектика души, их художественным системам не свойственен показ многогранности образа. Герои их произведений прежде всего функция философской идеи - антигуманной, как убийца в новелле Сартра «Герострат», или гуманной, как доктор Рие в «Чуме» Камю. Заданная однолинейность персонажей, превращенных в персонифицированные абстракции, приводит к обедненности художественной картины мира. Таким образом, иногда даже близкое сходство ситуаций, образов, мотивов не говорит о подлинном духовном родстве. Андреев в русле экзистенциальной эстетики передал трагедию человеческого одиночества, заброшенности, отчуждения, но он воссоздал это чувство как художник, проникающий в глубины внутреннего мира своего героя, в лучших традициях русской литературы XIX века с присущей ей чувством совести и высокой нравственности, а не как философ, возводящий эту разомкнутостъ в идеологический принцип или систему поведения.

Стремление Андреева представить человека как сложнейшую и до конца неопределимую психическую субстанцию во многом сближает его с экзистенциализмом, но в то же время подчеркивает связь с русской литературой (прежде всего с Достоевским) и намечает пути к преодолению утраченного единства мира силами самого человека. В одном из лучших своих рассказов «Полет», в котором отражены размышления о смысле жизни, Андреев выразил полет человеческого духа за пределы существующих предписаний как торжество воли и свободы - «. из одной бесконечности в другую, где широко открытыми стоят и ждут его высокие двери его святого тайного жилища» (IV, 316), Небесного Кремля, Святилища Небесной России, увиденного спустя годы крупнейшим философом XX века, его сыном Даниилом Андреевым.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Вологина, Ольга Валентиновна, 2003 год

1. Андреев Л.Н. S.O.S.: Дневник (1914-1919). Письма (1917-1919). Статьи и интервью (1919). Воспоминания современников (1918-1919). / Вступ. ст., сост. и примеч. Р. Дэвиса и Б. Хеллмана. М.; СПб.: Atheneum; Феникс, 1994. -598 с.

2. Андреев Л.Н. Фельетоны // Поли. собр. соч.: В 8-ми т.. Т.6. - СПб.: Изд-во Т-ва А.Ф. Маркса, 1913. - С.168-346.

3. Борхерт В. Избранное / Пер. с нем.; Вступ. ст. И. Фрадкина. М.: Худож. лит-ра, 1977.-302 с.

4. Гауптман Г. Атлантида; Вихрь призвания: Роман; Новеллы / Пер. с нем.; Под ред. А. Славинской; Сост., вступ. ст. А. Русаковой. Л.: Худож. лит-ра, 1989.-608 с.

5. Горький и Леонид Андреев: Неизданная переписка. М.: Наука, 1965. (Литературное наследство. - Т. 72). - 632 с.

6. Достоевский Ф.М. Бесы: Роман / Предисл. Б. Тарасова. Тула: Приок. кн. изд-во, 1991. - 653 с. (Отчий край).

7. Ибсен Г. Полн собр. соч. Т.З / Пер. А. и П. Ганзен; Вступ. ст. и предисл. к пьесам А. и П. Ганзен. - СПб.: Изд-во Т-ва А.Ф. Маркса, 1909. - 710 с.

8. Ибсен Г. Собр. соч.: В 4-х т. Т.4: Пьесы (1888-1899); Стихотворения; Статьи, Речи; Письма -М.: Искусство, 1958. - 823 с.

9. Ю.Ионеско Э. Лысая певица: Пьесы / Пер. с фр.; Предисл. Г. Зингера; Сост. И. Дюшена. М.: Известия, 1990. - 224с. (Б-ка журнала «Иностранная литература»).11 .Ионеско Э. Носорог: Пьесы и рассказы / Пер. с фр. -М.: Текст, 1991.-271 с.

10. Камю А. Избранное: Сб. / Пер. с фр.; Сост. и предисл. С. Великовского. -М.: Радуга, 1989. 464 с. (Мастера современной прозы).

11. Камю А. Бушующий человек: Философия. Политика. Искусство / Пер. с фр. -М.: Политиздат, 1990. 415 с.

12. Кафка Ф. Избранное: Сб. / Пер. с нем.; Сост Е. Кацевой; Предисл. Д. Затонского. М.: Радуга, 1989. - 576 с. (Мастера современной прозы).

13. Кафка Ф. Америка: Роман; Процесс: Роман; Из дневников / Пер. с нем.; Предисл. Д. Затонского. М.: Политиздат, 1991. - 606 с.

14. Книга о Леониде Андрееве: Воспоминания М. Горького, К. Чуковского, А. Блока, Г. Чулкова. Б. Зайцева, Н. Телешова, Е. Замятина, А. Белого. -Берлин- Пг. -М.: З.И. Гржебин, 1922. -192 с.

15. Метерлинк М. Поли. собр. соч. Т.1-3. / Пер. Н. Минского и Л. Вилькиной; Под ред. Н. Минского; Предисл. Н. Минского. - Пг.: Изд-во Т-ва А.Ф.Маркса, 1915.

16. До Э.А. Собр. соч.: В 4-х т. Т. 1-4 / Пер. с англ.; Сост. и общ. ред. С.И. Бэлзы; Коммент. С.И. Бэлзы и А.Н. Николюкина; Оф. Ю. Бажанова. М.: Пресса, 1993.

17. Реквием: Сб. памяти Леонида Андреева / Под ред. Д.Л. Андреева и В.Е. Беклемишевой; Предисл. В.И. Невского. -М.: Федерация, 1930. 282 с.

18. Сартр Ж.-П. Тошнота: Роман / Пер. с фр. Ю. Яхниной; Послесл. Л. Андреева //Иностр. лит-ра. 1989. - № 7. - С.5-133.21 .Сартр Ж.-П. Герострат: Сб. / Пер. с фр. Д. Гамкрелидзе и Л. Григорьяна; Под ред. Л.Н. Токарева. М.: Республика, 1992. - 222 с.

19. СартрЖ.-П. Пьесы. Кн. 1-2 / Пер. с фр.; Предисл. С. Великовского. М.: Изд-во «Гудьял-Пресс», 1999. (Серия «Театр»),

20. Шоу Б. Полн. собр. пьес: В 6-ти т. Т.4 / Пер.с англ.; Ред. тома И.В. Ступников; Послесл. А.С. Ромма; Примеч. С.Л. Сухарева, А.Н. Николюкина, Б. Комаровой. - Л.: Искусство, 1980. - 654 с.

21. Адмони В.Г. Генрик Ибсен. М.: Знание, 1956. - 30 с.

22. Адмони В.Г. Поэтика и действительность: Из наблюдений над зарубежной литературой XX в. Л.: Сов. писатель, 1975. - 312 с.

23. Айнгорн Л.Э. Леонид Андреев в Мюнхене // Литература XX-XXI веков: история и поэтика. Исследования. Наблюдения. Публикации. Орел: Картуш, 2002.-С. 14-29.

24. Айхенвалъд Ю. Л. Андреев // Айхенвальд Ю.Л. Силуэты русских писателей . Вып. 3. -М.: Научное слово, 1910. С. 64-84.

25. Алексеев МЛ. Русская культура и романский мир / Отв. ред. Ю.Б. Виппер, П.Р. Заборов. Л.: Наука, 1985.-523 с.31 .Алексеевский А.П. Воспоминания о Л.Н. Андрееве. Рукопись. 1929. // ОГЛМТ. Ф.12. on. 1. -№ 5692. - 105 л.

26. Ъ2. Амфитеатров А.В. Литературный Мейербер // Новости Одессы. 1907. -21 окт. (№ 1). - С. 3.

27. ЪЪ.Амфитеатров А.В. Минуты. IV. Некто в сером // Театр и искусство. 1907. -№50 (16 дек.).-С. 842-845.

28. ЪА.Аидреев (Алексеевский) JI.A. Письма к Л.Н. Афонину. 1959-1973. // ОГЛМТ. -Ф. 49. № 7586. - Ед. хр. 28.

29. Андреев А.Н. Из воспоминаний о Л. Андрееве // Красная новь. 1926. - Кн. девятая. - Сент. - С. 209-223.

30. Андреев B.JI. Детство: Повесть. М.: Сов. писатель, 1963. - 292 с.

31. Андреев Д.Л. Роза мира: Метафилософия истории / Вступ. ст. А. Андреевой; От ред. и послесл. В. Грушницкого. М.: Прометей, 1991. - 288 с. Андреев Л.Г. Морис Метерлинк // Андреев Л.Г. Сто лет бельгийской литературы. -М.: Худож. лит-ра, 1967,- С. 28-56.

32. Андреев JI.H. Бунт на корабле / Публ. и вступ. ст. Л.А. Иезуитовой // Рус. литра. 1971. -№ 3. -С. 128-138.

33. Андреев JI.H. «Верните Россию!»: Сб. статей / Сост. И.Г. Андреевой;

34. АА. Андреев Л.Н. Дневник. 27 марта 1897 9 окт. 1907. Рукопись. Копия //

35. ОГЛМТ. ф. 12. - On. 1. - № 27062. - 112 л. А5.Андреев Л.Н. Письма к А.П. Алексеевскому / Публ. В.Н. Чувакова // Ежегодник Рукописи, отдела Пушкинского Дома на 1977 г. - Л.: Наука, 1979. - С.178-192.

36. On. 1. № 2625-2634. - Ед. хр. 10. 48.Андреев Л.Н. Письма Неведомскому М.П. 1904. //Искусство. - 1925.2. С. 266-267.

37. Андреев Л.Н. Письмо Незлобину К.Н. Ваммельсу. 1909, окт. 24. // Утро России. 1909. - 2 дек. (№ 47). - С. 6.

38. Андреев Л.Н. Письмо читательнице А.М. Питалевой. 1902. // Звезда. 1925. -№2. - С.257.51 .Андреев о замысле «Жизни Человека» // Биржевые ведомости. 1907. -18 нояб. - С.З.

39. Арабажин К. Леонид Андреев: Итоги творчества: Лит.-критич. этюд. СПб.: Обществ, польза, 1910. - 279 с.

40. Арсентьева Н.Н. Творчество Л. Андреева в контексте христианской антропологии (проблема добра и зла) // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.79-86.

41. Арсентьева Н.Н. Проблемы нравственного самосознания личности в творчестве Леонида Андреева // Леонид Андреев: Материалы и исследования. М.: Наследие, 2000. - С. 175-194.

42. Асмус В. Вопросы теории и истории эстетики. М.: Искусство, 1968. - 652 с.

43. Афонин Л.Н. Леонид Андреев: Критико-биографич. очерк. Орел: Кн. изд-во, 1959.-222 с.

44. Бабичева Ю.В. Драматургия Л.Н. Андреева эпохи первой русской революции / Под ред. проф. В.В. Гура. Вологда, 1971. -184 с.

45. Бабичева Ю.В. Ценные силы России (Л. Андреев) // Бабичева Ю.В. Русская проза начала XX века / Научн. ред. Л.М. Аринина; Предисл. П.Д. Матвеевой,-Вологда, 1994. С.59-73.

46. Бальмонт К. Гений открытия. Очерк жизни Эдгара По // По Э.А. Собр. соч.: В 4-х т. T.I: Поэзия / Пер. с англ.; Сост., коммент С.И. Бэлзы. - М.: Пресса, 1993.-С.7-74.

47. Баранов И.П. Леонид Андреев как художник-психолог и мыслитель. Киев: Изд. кн. магазина С.И. Иванова, 1907. - 85 с.

48. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. Изд. 2, перераб. и доп. М.: Сов. писатель, 1963. - 363 с.

49. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худож. лит-ра, 1975. -50с.

50. Беззубое В.И. Леонид Андреев и традиции русского реализма. Таллинн: Ээсти раамат, 1984. - 336 с.1Ъ.БезобразоваМ.В. Ницше и Андреев //Курьер. -1904. -18 февр. (№48). С.З.

51. А.Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры, искусства; В 2-х т. -Т.2. М.: Искусство, 1994. - 510 с. (Серия «Рус. философы XX века»).

52. Бессонов М. Заметки о современной журналистике: Беллетристы последней формации гг. Леонид Андреев и Скиталец // Волынь. Житомир, 1902. - 27 апр. (№ 93). - С.2.

53. Благой Д.Д. Поэзия действительности: О своеобразии и мировом значении русского реализма XIX века. М.: Сов. писатель, 1961. - 168 с.

54. БлокА.А. Сборник тов-ва «Знание» за 1904 год. «Вор» Л. Андреева//Вестник жизни. СПб., 1905. - № 3. - март. - С.295-299.1..Боброва М.Н. Романтизм в американской литературе XIX века. М.: Высш. школа, 1972. - 286 с.

55. Боева Г.Н. Идеи синтеза в творческих исканиях Л.Н. Андреева: Автореф. дне. канд. филол. наук. Воронеж, 1996. - 18 с.

56. Боцяновский В.Ф. Леонид Андреев: Критико-биографич. этюд. Пб., 1903.64 с.

57. Боцяновский В.Ф. Леонид Андреев и мировая гармония // Биб-ка «Театра и искусства». -1910. Т.Х (31 окт). - С.36-72.

58. Боцяновский В.Ф. Богоборцы Леонида Андреева // Боцяновский В.Ф. Богоискатели. Пб. - М.: М.О. Вольф, 1911. - 188-242.

59. Б.п.. Альманахи изд-ва «Шиповник». Книга одиннадцатая. СПб., 1909. // Новое слово. -1910. № 1. С.151.

60. Б.п.. Л. Андреев о новой пьесе «Океан» // Наш журнал. -1910. № 5 (3 окг.). -С.27-29.

61. Б.п..Р.Б. Аполлонский о «Профессоре Сторицыне» //Весь мир. СПб., 1912. -№ 5 (Дек.). - С.24-25.

62. Б.п..Театр имени В.Ф. Комиссаржевской: «Реквием» // Театральная газ.-1917. -1 янв. С.6-7.

63. Б.п.. [Лит. обзор] // Вестник литературы. 1923. - № 6-7. - С.12.

64. Бражовстй М. Некто в сером: Критич. этюд о произведениях Леонида Андреева. Киев: Сфинкс, 1907. - 32 с.

65. Брусиловский А. Несколько итогов: (Лит. впечатления) // Одесские новости. -1903. 7 окт. (№ 6103). - СЛ.

66. Брусянин В.В. Леонид Андреев: Жизнь и творчество. М.: Кн-во К.Ф. Некрасова, 1912. - (Биографич. биб-ка. - № 2). - 126 с.

67. Брюсов В.Я. Собр. соч.: В 7-ми т. T.I: Стихотворения; Поэмы. 1892-1909. / Под общ. ред. П.Г. Антокольского и др.; Вступ. ст. П.Г. Антокольского; Подгот. текста Н.С. Ашукина и др.; Примеч. Н.С. Ашукина и др. - М.: Худож. лит-ра, 1973. - 672 с.

68. Бугров А. Вечное будущее человека и человечества, или «Елеазар» Л. Андреева и личное бессмертие: (Жизнеописание нового лит. пессимизма и христианства). Харьков, 1912. - 65 с.

69. Бугров Б.С. Мятежная душа // Андреев Л.Н. Пьесы / Сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. Б.С. Бугрова; Худ. М. Гуров. М.: Сов. писатель, 1991. -С.3-38.9в.Бурсов В.И. Национальное своеобразие русской литературы. М.-Л.: Сов. писатель, 1964. - 393 с.

70. Бэн Назаревский Б. Сумерки русской литературы: М. Горький, Л. Андреев, Чириков, Юшкевич. Очерки. М., 1912. -102 с.

71. Вересаев В.В. Сочинения: В 4-х т. Т.4 / Под ред. К.Н. Ломунова, С.М. Петрова и К.А. Федина. - М.: ОГИЗ, ГИХЛ, 1948. - 513 с.

72. Веселовстй А. Западное влияние в новой русской литературе. Изд. 5-е, доп. -М., 1916.-259. с.

73. Войтловский Л.Н. Социально-психологические типы в рассказах Леонида Андреева // Правда. М., 1905. - № 8 (Август). - С.123-140.

74. Волжский Глинка A.C.J Литературные отголоски: По поводу нового рассказа Леонида Андреева // Журнал для всех. 1904. - № 7 (июль). - С.423-430.

75. Волжский Глинка A.C.J О мотивах страха смерти и страха жизни J1. Андреева // Волжский А.С. Из мира литературных исканий: Сб. статей. -СПб, 1906.-С.111-127.

76. Волков Е.М. Романы JI. Андреева и европейская литературная ситуация конца XIX начала XX века // Эстетика диссонансов. О творчестве JI.H. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. -Орел, 1996.-С.11-15.

77. Волков Е.М. Два драматурга-современника о судьбе человеческой (JI.H. Андреев и Г. Гауптман) // Славянский сборник. Вып.1. Орел: Орл. гос. ин-тут искусств и культуры, 2002. - С. 153-163.

78. Вологина О.В. Леонид Андреев в воспоминаниях А.П. Алексеевского // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 113-121.

79. Вологина О.В. Вокруг Леонида Андреева: Из архива Л.Н. Афонина в собрании Орловского государственного литературного музея И.С. Тургенева // Леонид Андреев: Материалы и исследования. М.: Наследие, 2002. - С. 166-174.

80. Вологина О.В. Петербургский период 1891-1892 гг. в жизни Леонида Андреева (по его письмам к Л.Н. Дмитриевой) // Славянский сборник. Вып I. Орел: Орл. гос. ин-тут искусств и культуры, 2002. - С. 217-226.

81. Вологина О.В. Образ времени в творчестве Леонида Андреева // Филологические исследования: Сб. научн. трудов в честь Г.Б. Курляндской. -Орел: Орл. гос. ун-тет, 2002,- С. 78-84.

82. Волошин М.А. Лики творчества («Елеазар» Л.Н. Андреева) // Русь. -1907. -16 февр. (№ 47). С.З.

83. Волошин М.А. Лики творчества / Отв. ред. Б.Ф. Егоров, В.А. Мануйлов. -Л.: Наука, 1988. 848 с. (Лит. памятники).

84. Боровский В.В. Сочинения: В 3-х т. Т.2.-М.: Партиздат - Соцэкгиз, 1931.-528 с.

85. Боровский В.В. Литературно-критические статьи / Подгот. текста, вступ. ст. и примеч. И.В. Сергиевского. М.-Л.: ОГИЗ, 1948. - 256 с.

86. Воронский А.Е. Литературно-критические статьи. М.: Сов. писатель, 1963.-424 с.

87. Габитова P.M. Человек и общество в немецком экзистенциализме / Отв. ред. А. Богомолов. М.: Наука, 1972. - 222 с.

88. Ганжулевич Т. Русская жизнь и ее течение в творчестве Л. Андреева. Изд. 2-е, доп. СПб. - М.: Изд. Т-ва М.О. Вольф, б/г. -152 с.

89. Генералова Н.П. «Мои записки» Леонида Андреева (К вопросу об идейной направленности повести) //Рус. лит-ра. -1986. № 4. - С.172-185.

90. Генералова Н.П. Леонид Андреев и Николай Бердяев (К истории русского персонализма) // Рус. лит-ра. 1997. - № 2. - С.40-54.

91. Горн Ф.В. История скандинавской литературы: От древних времен до наших дней / Пер. К. Бальмонта. М., 1894,- 410 с.

92. Гречнев В.Я. Русский рассказ конца XIX XX в.: Проблематика и поэтика жанра. - Л.: Наука, 1979. - 208 с.

93. Гречнев В.Я. О прозе XIX-XX вв. СПб.: Санкт-Петерб. гос. ун-тет культуры и искусств, 2000. - 288 с.

94. Григорьев A.JI. Леонид Андреев в мировом процессе // Рус. лит-ра.-1972. № 3. - С.190-205.

95. Григорьев A.JI. Русская литература в зарубежном литературоведении. -Л.: Наука, 1977. 300 с.

96. Гроссман Л.П. О трагизме и надрыве // Одесские новости. -1911. — 14 аир. (№ 8392). С.2.

97. Гроссман Л.П. Беседы с Андреевым // Россия. 1925. - № 4. - С.242-251.

98. Гроссман Л.П. Борьба за стиль: Опыты по критике и поэтике. -М.: Никитинские субботники, 1927. С.276-280.

99. Губин В.Д., Некрасова Е.Н. Философская антропология. М.-СПб, 2000. - 240 с.

100. Гужиева Н.В. Драматургия Леонида Андреева 1910-х гг. // Рус. лит-ра. 1965. - № 4. - С.64-79.

101. Девор ДА. Наши Шекспиры и Гете: (Из записной книжки читателя): Лит. памфлет. СПб., 1908. - 138 с.

102. Девять писем Л .Н. Андреева к Л .С. Раменской / Публ Л .А. Иезуитовой // Рус. лит-ра. 1992. - № 3. - С.148-154.

103. Джонсон И. Иванов И.. Московские письма // Театр и искусство. -1917.-№2(8 янв). С.29-30.

104. Диалог писателей: Из истории русско-французских культурных связей XX века: 1920-1970 / Под ред. Т.В. Балашовой. М.: Ин-т мировой литературы РАН, 2002. - 960 с.

105. Днепров В. Идеи, страсти, поступки: Из художественного опыта Достоевского. Л.: Сов. писатель, 1978. - 382 с.

106. Долгополое Л. На рубеже веков: О русской литературе конца XIX -нач. XX в. Л.: Сов. писатель, 1977. - 364 с.

107. Достоевский и русские писатели. Традиции, новаторство, мастерство: Сб. статей. М.: Сов. писатель, 1971. - 448 с.

108. Дрягин КВ. Экспрессионизм в России. Вятка, 1928. - С.37-38.

109. Дубровский С. У Леонида Андреева: От нашего корреспондента; Новый роман Андреева; Андреев о порнографии; О Горьком // Московская газ. -1911. 5 окт. (№ 124). - С.2.

110. Евстафьева Н.П. Концепция мира и человека в рассказе Л. Андреева «Весной» и повести И. Бунина «Митина любовь» // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.25-26.

111. Ермакова М.Я. Л. Андреев и Ф.М. Достоевский (Керженцев и Раскольников) // Очерки русской и зарубежной литературы: Учен. зап. Вып.87. Серия филолог, наук. Горьковский гос. пед. ин-тутим. М. Горького. -Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1968. С.153-171.

112. Ермакова М.Я. Проблема индивидуализма в творчестве Ф.М. Достоевского и Л. Андреева // Очерки русской и зарубежной литературы: Учен. зап. Горьковский гос. пед. ин-тут им. М. Горького. Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1968. - С.132-152.

113. Ермакова М.Я. Отражение философии релятивизма в пьесах Л. Андреева эпохи реакции // Материалы X научн. конференции литературоведов Поволжья. Ульяновск, 1969. - С.123-125.

114. Жакевич Э. Леонид Андреев в Польше // Уч. зап. Высшей пед. школы (Ополе). Рус. филология. - 1963. - № 2. - С.39-69.

115. Западова Л. А. Источники текста и «тайны» рассказа-повести «Иуда Искариот» // Рус. лит-ра. 1997. - № 3. - С.83-98.

116. Зверев A.M. Предисловие II По Эдгар. Стихотворения. М.: Радуга,1988.-С. 13-35.

117. И.Игнатов И.. Литературные отголоски. «Иуда Искариот и другие» // Рус. ведомости. 1907. - 11 мая (№ 106). - С.2.

118. И-в. Н. Новое искусство и Л. Андреев // Тульские новости. 1907. - 26 сент. (№ 65). - С.2.

119. Иванов-Разумник Р.В. О смысле жизни: (Ф. Сологуб, Л. Андреев, Л. Шестов). СПб., 1908. - 312 с.

120. Идеалистическая диалектика в XX столетии: (Критика мировоззренческих основ немарксистской диалектики) / А.С. Богомолов, П.П. Гайденко, Ю.Н. Давыдов и др. М.: Политиздат, 1987. - 333 с.

121. Иезуитова JI.A. Леонид Андреев и Вс. Гарншн // Вестник Ленингр. унта. 1964. - № 8. - Вып.2. - С.97-109.

122. Иезуитова JI.A. Рассказы Л. Андреева конца 1890 начала 1900-х годов // Учен. зап. Ленингр.ун-та. - 1968. - № 339 (вып. 72) . - С.147-170.

123. Иезуитова JI.A. «Преступление и наказание» в творчестве Л. Андреева («Мысль» и «Мои записки») // Метод и мастерство. Вып.1: Рус. лит-ра. -Вологда, 1970. - С.333-347.

124. Иезуитова JI.A. «Собачий вальс» Леонида Андреева: Опыт анализа драмы «панпсихе» // Андреевский сборник: Исследования и материалы / Под научн. ред. Л.Н. Афонина. Курск, 1975. - С.67-90 (Курский гос. пед. ин-тут. Научн. труды. Т.37).

125. Иезуитова JI.A. Творчество Леонида Андреева (1892-1906). Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976. - 240 с.

126. Иезуитова JI.A. Леонид Андреев и Эдвард Мунк // Рус. лит-ра. -1987. -ХХП. Отд.оттиск. - С.63-74 (North Holland).

127. Иезуитова JI.A. Андреев-публицист в канун революции // Рус. л ит-ра.1989. № 3. - С.199-209.

128. Иезуитова JI.A. Леонид Андреев и лубок // Филологии, записки: Вестник литературоведения и языкознания: Вып. 9. Воронеж: Воронежский гос. ун-тет, 1997. - С.5.21.

129. Измайлов А. А. У Леонида Андреева // Биржевые ведомости. 1907. -28 нояб. (№ 10225). - Веч. вып. - С.З. (Подпись: Аякс).

130. Измайлов А.А. Леонид Андреев о своей повести «Мои записки». // Биржевые ведомости. 1908. - 6 нояб. (№ 10797). - Веч. вып. - С.З. (Подпись: А.И.).

131. Измайлов А.А. «Черные маски» Леонида Андреева // Русское слово. -1908.-3 дек. (№ 280).-С.5.

132. Измайлов А.А. Л. Андреев // Измайлов А.А. Литературный Олимп. М., 1911. - С.235-293.

133. Из писем Л. Андреева К.П. Пятницкому (1904-1906) / Публ. Архива A.M. Горького; Вступ. ст., подгот. текста и коммент. В.Н. Чувакова // Вопр. лит-ры. -1971. - № 8. - С.160-184.

134. Илъев СЛ. Леонид Андреев и символисты // Рус. лит-ра (Дооктябрьский период): Вып. 2. Калуга, 1970. - С.202-216.

135. Илъев С.П. Концепция бытия, диалектика свободы и необходимости в «Рассказе и семи повешенных» Л. Андреева // Проблемы реализма. Вып.УП / Под ред. проф. В.В. Гура. Вологда, 1980. - С.108-126.

136. Ильина Н.А. Экспрессионистические тенденции в прозе Леонида Андреева 1900-х годов («Стена», «Красный смех») // Литература XX-XXIвеков: история и поэтика. Исследования. Наблюдения. Публикации. Орел: ООО «Картуш», 2002. - С.61-67.

137. Исаев С.Г. «Сознанию незнаемая мощь.»: Поэтика условных форм в русской литературе начала XX века. Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2001. - 213 с.

138. Искржицкая И.Ю. Леонид Андреев и пантрагическое в культуре XX века // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.64-65.

139. История всемирной литературы в девяти томах. Т.7 / Редколлегия тома: И.А. Бернштейн, У.А. Гуральник, А.Б. Куделин, Н.С. Надъярных, З.Г. Османова, Н.С. Павлова, З.М. Потапова, Н.Б. Яковлева. М.: Наука, 1991. -380 с.

140. История всемирной литературы в девяти томах. Т.8 / Редколлегия тома: И.М. Фрадкин, A.M. Зверев, В.А. Келдыш, Н.С. Надъярных, С.В. Никольский, З.С. Османова, К. Рехо, Н.Ф. Ржевская. М.: Наука, 1984.-848 с.

141. История философии: Запад Россия - Восток. Кн.4: Философия XX в. / Под ред. Н.В. Мотрошиловой, A.M. Руткевича. - М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 1999. - 447 с.

142. История французской литературы. Т.З: 1971-1917. М.-Л.: АН СССР, 1946-1963.-583 с.

143. Исупов КГ. Философия и литература «серебряного века» (сближения и перекрестки) // Русская литература рубежа веков (1890-е начало 1920-х годов). Кн. I / Под ред. В.А. Келдыша. - М.: Ин-т мировой литературы РАН; Наследие, 2000. - С. 69-130.

144. Кадмии Н. Литературные заметки // Образование. -1908. № 5. - Отд.З. - С.52-56.

145. Казакова Н.А. «Савва» Л.Н. Андреева: контуры театра «ретушированного» реализма // Филологич. записки: Вестник литературоведения и языкознания: Вып.9. Воронеж: Воронежский гос. ун-тет, 1997. - С.21-28.

146. Каранчо JI. Леонид Андреев о психологическом изображении. Оттиск публикации ин-та филологии и славистики Дебреценского ун-та. Венгрия, 1972 // ОГЛМТ. Ф.49. - № 15065.

147. Келдыш В.А. Русский реализм начала XX века. М.: Наука, 1975. -280с.

148. Келдыш В.А. К проблеме литературных взаимодействий в начале XX в. // Рус. лит-ра. 1979. - № 2. - С.3-27.

149. Келдыш В А. Повесть Леонида Андреева «Жизнь Василия Фивейского» и духовные искания времени // Рус. лит-ра. 1998. - № 1. - С. 35-43.

150. Кен JI.H. Леонид Андреев и немецкий экспрессионизм // Андреевский сборник:Исследования и материалы / Под научн. ред. Л.Н. Афонина. Курск,1975. С.44-66. (Курский гос. пед.ин-тут. Научн.труды. Т.37).

151. Кен Л.Н. «Поэма одиночества» Леонида Андреева (к истории прочтения пьесы «Собачий вальс») // Рус. лит-ра. 1991. - № 2. - С.190-197.

152. Кирпотин В.Я. Мир Достоевского: Этюды и исследования. М.: Сов. писатель, 1990. 376 с.

153. Кирсис С.С. Леонид Андреев и некоторые проблемы французского экзистенциализма // Учен, записки Тартуск. гос. ун-та. Тарту, 1985. Вып.645. - С. 122-132.

154. Кисселъ М.А. Философская эволюция Ж.-П. Сартра. Л.: Лениздат,1976.-238 с.

155. Клейн Г. Астрономические вечера / Третье изд. рус. перевода, доп.; Ред. К.П.Пятницкого. СПб.: Изд. т-ва «Знание», 1900. - 448 с.

156. Ковалев Ю.В. Эдгар Аллан По: Новеллист и поэт. Л.: Худож. лит-ра, 1984.-296 с.

157. Козловский JI. «Океан» Леонида Андреева // Жизнь для всех -1911.-№ 3-4 (март-апрель). Стб. 459-463.

158. Колобаева JI.A. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX-XX вв. // Вестник Московского ун-та. 1987. - № 2 (март-апрель). - С.7-18.

159. Котикова Е. Проблемы бытия и свободы в творчестве Ж.-П. Сартра // Сб. научн. работ студентов и аспирантов ВГПУ. Вып. VI. Вологда: ВГПУ, изд-во «Русь», 1998. - С.305-314.

160. Крайний А. Гиппиус 3.H.J. Братская могила. Леонид Андреев. Рассказы; Л. Зиновьева-Аннибал. Трагический Зверинец; Тридцать три урода. Сб. знания XVI, «Ссыльным и заключенным»(изд. «Шиповник») и многие, многие другие // Весы. 1907. - № 7. - С.57-63.

161. Красилъников P.JI. Танатология в ранней прозе Л. Андреева (18971904) // Юбилейная междунар. конференция по гуманитарным наукам, поев. 70-летию Орл. гос. ун-та: Материалы. Вып.П: Л.Н. Андреев и Б.К. Зайцев. -Орел: Орл. гос. ун-тет. 2001. С.18-22.

162. Краснов П. Литературное обозрение: К. Случевский. «Песни из уголка». Л. Андреев. Рассказы // Литературные вечера (прилож. к журн. «Новый мир»). -1902. № 2 (февр.). - С. 122-127.

163. Кривина Т.М. «Каинова печать» Л. Андреева в контексте абсурдного мира // Эстетика диссонансов. О творчестве Леонида Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.46-49.

164. Кугелъ А.Р. Александринский театр: «Король, закон и свобода», пьеса Л. Андреева // День. -1914. 21 дек. (№ 347). - С.5. (Подпись: Homo novus).

165. Кугелъ А.Р. Л. Андреев // Кугель А.Р. Русские драматурги. М.: Мир, 1934. - С.148-162.

166. Кулова Т.К. Л. Андреев и М. Горышй:Революция 1905 г. Размежевание сил русской литературы // Учен. зап. Москов. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. -Т.157. Вып.5. - М., 1965. - С.3-36.

167. Кулова Т.К. Творческие искания Леонида Андреева // Критический реализм XX века и модернизм. М: Наука, 1967. - С.254-285.

168. Купреянова Е.Н., Макагоненко Г.А. Национальное своеобразие русской литературы. Л.: Наука, 1876. - 414 с.

169. Курляндская Г.Б. Рассказ Андреева «Тьма» и «Записки из подполья» Достоевского // Творчество Леонида Андреева: исследования и материалы. -Курск, 1983,- С.25-35.

170. Курляндская Г.Б. «Русская идея» в творчестве Достоевского // Бахтинские чтения: Философские и методологические проблемы гуманитарного познания. Орел, 1994. - С.45-59.

171. Курляндская Г.Б. Л.Н. Андреев и традиции Ф.М. Достоевского // Курляндская Г.Б. Литературная срединная Россия. Орел, 1996. - С.205-226.

172. Курляндская Г.Б. О «таинственном» в прозе Н.С. Тургенева и Леонида Андреева // Леонид Андреев: Материалы и исследования. М.: Наследие, 2000. - С.263-270.

173. Курляндская Г.Б. Л.Н. Андреев и традиции Ф.М. Достоевского // Писатели Орловского края. XX век: Хрестоматия. Орел, 2001. - С.557-580.

174. Леонид Андреев-критик / Публ. В.Н. Чувакова и А.П. Руднева // Вопр. лит-ры.-1994. Вып.Ш. - С.248-280.

175. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А.Н. Николюкина. -М.: Интелвак, 2001. 1600 с.

176. Лихачев Д. С. Литература реальность - литература. - Л.: Сов. писатель, 1981.-216 с.

177. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура / Сост. Н.А. Ростовцев; Вступ. ст. А.А. Тахо-Годи. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1991. - 525 с.

178. Лоэнгрин. Зигзаги: По поводу «Черных масок» // Одесские новости. -1908. 19дек. (№ 7697). - С.4.

179. Луначарский А.В. О художниках вообще и некоторых художниках в частности // Русская мысль. 1903. - № 2. - С.43-46.

180. Луначарский А.В. Тьма // Литературный распад: Критич. сб. Вып.1. -СПб.: Зерно, 1908. С.158-178.

181. Луначарский А.В. Критические этюды. (Рус. лит-ра). Л.: Кн. сектор Губоно, 1925.-427 с.

182. Луначарский А.В. Литература нового мира: Обзоры. Очерки. Теория / Сост., примеч. Н.П. Машовца. М.: Сов. Россия, 1982.-320 с. (Б-ка рус. критики).

183. Лъвов-Рогачевский В.Л. Две правды: Книга о Леониде Андрееве. -СПб.: Кн-во «Прометей» Н.Н. Михайлова, [1914]. 232 с.

184. Лъвов-Рогачевский В.Л. Леонид Андреев: Критич. очерки. М.: Русский книжник, 1923. - 86 с.

185. Манн Т. Собр. соч.: В 10 т. Т.7 / Пер. с нем.; Под ред. Н.Н. Вельмонта и Б.Л. Сучкова; Вступ. ст. Б.Л. Сучкова.-М.: Гослитиздат, 1960. - 550 с.

186. Манн Ю. О гротеске в литературе. М.: Сов. писатель, 1996. - 183 с.

187. Марков П.А. О театре: В 4-х т. Т.4. Дневник театрального критика. -М.: Искусство, 1917. - 632 с.

188. Мескин В.А. «Мои записки» Л. Андреева в контексте литературы // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.21-24.

189. Михайловский Б.В. Творчество Л.Н. Андреева // Михайловский Б.В. Русская литература XX века. М.: Учпедгиз, 1939. - С.319-332.

190. Михеичева Е.А. Творчество Леонида Андреева в контексте русской литературы начала XX века: Учеб. пособие к спецкурсу. Орел. 1993. - 98 с.

191. Михеичева Е.А. О психологизме Леонида Андреева. М.: МПУ, 1994. -188 с.

192. Михеичева ЕА. Творчество Леонида Андреева: особенности психологизма и жанровая модификаця: Автореф. дис. докт. филол. наук. -М., 1995.-36 с.

193. Михеичева Е.А. Решение психологических задач в процессе работы писателя над текстом («Тьма» Л. Андреева) // Научн. конференция, поев, землякам-орловцам, известным писателям и ученым. Апрель 1995: Тезисы докладов. Орел, 1995. - С .27-29.

194. Модзолевская Н.Д. Выражение авторской позиции в прозе Л. Андреева конца 1900-х начала 1910-х годов: Автореф. дис. канд. филол. наук. - М., 1985.- 19 с.

195. Моклица М.В. Л. Андреев и Ф. Ницше: к истокам метода // Эстетика диссонансов. О творчестве Леонида Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.60.

196. Морозов М. «Океан» Леонида Андреева // Всеобщий ежемесячник,-1911. №4 (апр.) - С. 142-145.

197. Московкина И.И. Проза Леонида Андреева: Жанровая система, поэтика, художественный метод. Харьков: Харьковский гос. ун-тет, 1994. -152 с.

198. Московкина И.И. «Дневник Сатаны» Л. Андреева и мифотворчество XX века // Филологич. записки: Вестник литературоведения и языкознания: Вып.9. Воронежский гос. ун-тет, 1997. - С.29-38.

199. Мотылева Т.Н. Иностранная литература и современность: Статьи. М.: Сов. писатель, 1961.-368 с.

200. Мотылева Т.Н. Достояние современного реализма: Исследования и наблюдения. М.: Сов. писатель, 1973. - 440 с.

201. Мотылева T.JI. Роман свободная форма. Статьи последних лет. Черты современной прозы. Толстой и Достоевский за рубежом. О литературе ГДР. -М.: Сов. писатель, 1982. - 400 с.

202. Мотылева Т.Л. Русская литература и мировой литературный процесс. -М.: Знание, 1983. 64 с.

203. Муратова К.Д. Леонид Андреев // История русской литературы. Т.4. Литература конца XIX начала XX века (1881-1917) / Ред. тома К.Д. Муратова. - Л.: Наука, 1983. - С.330-372.

204. Муратова К.Д. Л. Андреев в полемике с Горьким (Отношение к мысли) // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. -С.3-13.

205. Муратова К.Д. Рассказ Леонида Андреева «Полет» // Рус. лит-ра.-1997. № 2. - С.63-67.

206. Муслиеико Е.В. Л. Андреев, М. Хвылевый: концепция абсурдного мира // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Мезвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.43-46.

207. Наливайко ДС. Искусство: направления, течения, стили. Киев: Мистецгво, 1985. - 364 с.

208. На рубеже XIX и XX веков: Из истории международных связей русской литературы. Л.: Наука, 1991. - 324 с.

209. Неизданные письма Леонида Андреева: К творческой истории пьес периода первой русской революции / Вступ. ст., публик. и коммент. В.И. Беззубова // Учен. зап. Тартус. ун-та. Тарту, 1962. - Вып. 119. - С.278-393.

210. Некрасова Е.Н. Живая истина: Метафизика человеческого бытия в русской религиозной философии XX века. М., 1997. - 160 с.

211. Немирович-Данченко Вл. И. Избранные письма: В 2-х т. Т.2. 19101948 / Комент. В. Виленкина и др. - М.: Искусство, 1979. - 742 с.

212. Неустроев В.П. Литература Скандинавских стран (1890-1970).-М.: Высш. школа, 1980. 279 с.

213. Николюкин А.Н. Предисловие // По Э. Поли. собр. рассказов. М.: Наука, 1970. - С. 4-10 (Литературные памятники).

214. Ницше Ф. Веселая наука // Ницше Ф. Сочинения: В 2-х т. T.I. Литературные памятники / Пер. с нем.; Сост., ред., вступ. ст. и примеч. К.А. Свасьяна. - М.: Мысль, 1990. - С.491-719.

215. Ницше Ф. Так говорил Заратустра // Ницше Я. Сочинения: В 2-х т. -Т.2. / Пер. с нем.; Сост., ред. и авт. примеч. К.А. Сваньян. М.: Мысль, 1990. -С.5-237.

216. Панкова Е.С. Живая книга (Л. Андреев о романе Б. Келлермана «Туннель») // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научных трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. -С.49-54.

217. Пашкевич А. Универсальные проблемы в творчестве Леонида Андреева // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.61-62.

218. Песис Б. От XIX к XX веку: Традиции и новаторство во французской литературе. М.: Сов. писатель, 1968. - 224 с.

219. Петрова НИ. Рисунки и живопись русских писателей (Из фондов Гослитмузея) // Новое и забытое: Сб. статей / Отв. ред. Н.Ф. Пияшев. -М.: Наука, 1966. С.31-36.(Гос. лит. музей).

220. Польский П. Смерть («Жизни человека» Леонида Андреева) // Родная земля. СПб, 1907.-12 февр. (№ 6). - С.2-3.

221. Нильский П. Леонид Андреев: Личность и творчество // Пильский П. Критические статьи. T.I. СПб.: Прогресс, 1910. - С.1-40.

222. Пиранделло Л. Покойный Маттиа Паскаль. Л.: Худож. лит-ра, 1967. -260 с.

223. Письма Л.Н. Андреева к А.А. Измайлову / Публ. В. Гречнева // Рус. лиг-pa. 1962. - № 3. - С. 193-201.

224. Письма Л.Н. Андреева к Вл. И. Немировичу-Данченко и К.С. Станиславскому / Публ. и коммент. Н. Балатовой // Вопросы театра: 1966: Сб. статей и материалов. М.: ВТОД966. - С.275-301.

225. Письма Л.Н. Андреева к Вл. Немировичу-Данченко и К.С. Станиславскому: (1913-1917) / Публ. и коммент. Н.Р. Балатовой и В.И. Беззубова // Учен. зап. Тартуск. гос. ун-та. Тарту, 1971. - Вып.266. -С.231-312.

226. Письма Леонида Андреева к Льву Алексеевскому / Публ. Л.А. Иезуитовой // Рус. лит-ра. 1990. - № 3. - С.151-157.

227. Под впечатлением Художественного театра / Джемс Линч и Сергей Глаголь. М.: Типо-литогр. Т-ва И.Н. Кушнерев и К0,1902. - 118 с.

228. Полонский Г. «Тьма» Л. Андреева светит // Наш день. СПб., 1907. -24 дек. (№ 3). - С.2-3.

229. Прутцев Б.И. Полемика вокруг драматургии Л. Андреева в польской критике // Научн. конференция, поев, землякам-орловцам, известным писателям и ученым. Апрель 1995: Тезисы доклады. Орел, 1995. - С.29-32.

230. Реале С., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т.4. От романтизма до наших дней. СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1997. -880 с.

231. Рейснер М. Пролетариат и мещанство: Две души русского народа в учениях Леонида Андреева и М. Горького. Пг.: Кн-во И.Р. Белопольского, 1917.-132 с.

232. Роле С. Рецепция Леонида Андреева во Франции // Эстетика диссонансов. О творчестве Леонида Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.112-113.

233. Рубцов А.Б. Леонид Николаевич Андреев // Рубцов А.Б. Из истории русской драматургии конца XIX начала XX века. - Минск: Белорус, ун-тет, 1960.-138-287.

234. Русская и зарубежная литература конца XIX начала XX века: Основные течения. 4.1. - Орел, 1998. - 278 с.

235. Русская литература XX века: Школа, направления, методы творческой работы. СПб.: Logos, 2002. - 586 с.

236. Русская философия: Новые исследования и материалы. Проблемы методологии и методики / Под ред. А.Ф. Замолеева. СПб.: Летний сад, 2001.-398 с.

237. Русские философы (конец XIX сер. XX в.): Антология. Вып.2. / Сост. С.Б. Неволин, Л.Г. Филонова. - М.: Кн. палата, 1994. - 424 с.

238. Садулъ Ж. Чарли Чаплин / Пер. с фр. М.: Искусство, 1981. - 208 с. (Жизнь в искусстве).

239. Сахиовский В. Писатель без догмата (Основные мотивы творчества Л. Андреева) // Новая жизнь. Кн. I. М., 1916. - С.166-187.

240. Сидоров А. А. О мастерах зарубежного, русского и советского искусства. М.: Сов. художник, 1985. - 240 с. (Б-ка искусствознания).

241. Силард JI. «Мои записки» Л. Андреева: I. К вопросу об истории оценок и полемической направленности повести // Studia Slavica Hungariae, ХУШ. -Budapest, 1972. S.303-342.

242. Силард JI. «Мои записки» Л. Андреева: П. Метаморфозы русского позитивизма в зеркале литературной пародии // Studia Slavica Hungariae, XX. -Budapest, 1974. S.41-69.

243. Силард JI. «Мои записки» Л. Андреева: Ш. Великий Инквизитор Л. Андреева, или «душегрейка новейшего уныния» // Studia Slavica Hungariae, XX. Budapest, 1974. - S.271-304.

244. Скафтымов А.П. Нравственные искания русских писателей: Статьи и исследования о русских классиках. М.: Худож. лит-ра, 1972. - 543 с.

245. Слуцкий М.И. Смысл жизни человека по произведениям Андреева, Сологуба, Горького, Метерлинка и решение его в христианстве. Харьков, 1910.-41 с.

246. Смирнов В.В. Проблема экспрессионизма в России: Андреев и Маяковский // Рус. лит-ра. 1997. - № 2. - С.55-63.

247. Смирнова JI.A. Творчество Л.Н. Андреева. Проблемы художественного метода и стиля: Учеб. пособие. М.: МОПИ им. Н.К. Крупской, 1986. - 94 с.

248. Смоленский Н. Леонид Андреев: Критич. очерк. М.: Типо-лит. А.Н. Виноградова, 1905. - 49 с.

249. Соболев Ю. Странники по вершинам: (Ибсен и Андреев) // Театр. -1916. -13-14 мая (№ 1850). С.4.

250. Сон Чжунг-Рак. Тема совести в прозе Л.Н. Андреева: Автореф. дис. канд. филол. наук. С.-Петербург, 1997. - 24 с.

251. Стафецкая М. Феноменология абсурда // Мысль изреченная. М., 1991.-281 с.

252. Степанов А. Мастер Альбрехт / Предисл. У.Г. Несселынтрауса. -Л.: Искусство, 1991. 182 с.

253. СтриндбергА. Избранные произведения: В 2-х т. Т. 1-2. / Пер. с швед, и фр.; Вспуп. ст. В. Неустроева; Коммент. Е. Соловьевой. - М.: Худож. лит-ра, 1968.

254. Сумерки богов: (Ф. Ницше, 3. Фрейд, Э. Фромм, А. Камю, Ж.-П. Сартр) / Сост. и общ. ред. А.А. Яковлева; Пер. М.: Политиздат, 1989. - 398 с. (Б-ка атеистической лит-ры).

255. Суханов Ст. Символизм и Л. Андреев как его представитель. -Киев: Изд. Просяниченко, 1903. 26 с.

256. Сучков Б.Л. Исторические судьбы реализма: Размышления о творческом методе. М.: Сов. писатель, 1967. - 464 с.

257. Сучков Б.Л. Лики времени: Ф. Кафка, С. Цвейг, Г. Фаллада, Л. Фейхтвангер, Т. Манн. М.: Худож. лит-ра, 1969. - 444 с.

258. Таланкин В. «Царь Голод» Л. Андреева // Тульская молва. -1908. -22 марта (№ 144). С.2.

259. Татаринов А.В. Леонид Андреев и Фридрих Ницше: Идея «сверхчеловека» в раннем творчестве Андреева // Актуальные проблемы филологии. Свердловск: Уральский гос. ун-тет, 1989. - С.13-14.

260. Татаринов А.В. Художественная демонология в прозе Леонида Андреева 1900-1903 гг. // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С.87-89.

261. Татаринов А.В. Леонид Андреев // Русская литература рубежа веков (1890-е начало 1920-х годов). Кн. 2 / Под ред. В.А. Келдыша. - М.: Ин-т мировой литературы РАН; Наследие, 2001. - С. 286-339.

262. Театр: Энциклопедия / Сост. О.Н. Дубровская. М.: Олма-Пресс Образование, 2000. - 320 с.

263. Теория литературы. Т. 4: Литературный процесс / Под ред. Ю.Б. Борева. М.: Ин- т мировой литературы РАН; Наследие, 2001. - 624 с.

264. Трауберг Л. Дэвид Гриффит. М.: Искусство, 1981. - 208 с. (Жизнь в искусстве).

265. Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука, 1977. -574 с.

266. Уманъский А. «Царь Голод» Л. Андреева // Нижегородский листок. -1908.- 15 марта (№ 64).-С.2.

267. Уэллс Г. Избранное: В 2-хт. T.I: [Романы] / Пер. с англ.; Сост. и вступ. ст. Ю. Кагарлицкого. - М.: Худож. лит-ра, 1958. - 798 с.

268. Фатов Н.Н. Молодые годы Леонида Андреева: По неизданным письмам, воспоминаниям и документам. М., 1924. - 366 с.

269. Феникс. Сборник Т-ва «Знание». Кн.ХГ // Южный край. 1906. - 14 сент. (№ 8889). - С.3-4.

270. Федоров А.А. Зарубежная литература XIX-XX веков: Эстетика и художественное творчество. М.: Изд. Москов. ун-та, 1989. - 256 с.

271. ФедоровН.Ф. Сочинения. М.: Мысль, 1982. - 711 с.

272. Фоменко И.В. Мир, в котором живет автор // Взаимодействие литератур в мировом процессе (проблемы теоретической и исторической поэтики): Материалы междунар. конференции / Под ред. Т.Е. Автухович: В 2 ч. 4.1. Гродно: ГРГУ, 1998. - С.38-43.

273. Фрейд 3. Психология бессознательного: Сб произведений / Сост., научн. ред., вступ. ст. С.Г. Ярошевского. М.: Просвещение, 1989. - 448. с.

274. Фрейлих С.И. Теория кино: От Эйзенштейна до Тарковского. -М.: Искусство, 1992. 251 с.

275. Фриче В.М. Леонид Андреев: Опыт характеристики. М.: Типогр. Ф.Я. Бурге, 1909. - 76 с.

276. Холл Цж. Словарь сюжетов и символов в искусстве / Пер. с англ. А.Е. Майкапара. М.: Кронпресс, 1996. - 656 с.

277. Храповицкая Г.Н. Проблемы своеобразия реалистической драматургии второй половины XIX начала XX века // Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе: Сб. науч. трудов. - Вып. 3 / Под ред. Н.П. Михальской. - М., 1979.-С. 167-185.

278. Цимборска-Лебода М. Из наблюдений над структурными принципами драматургии Леонида Андреева // Slavisticky, sbornic Olomoucko.-Lublinsky. -PRAHA, 1974, -L.87-103.

279. Чегодаев И. Андреев Л.Н.J. Неосторожные мысли: О М Горьком // Рус. воля. -1916. 24 дек. (№ 10). - С.7.

280. Черняков А.Г. Онтология времени: Бытие и время в философии Аристотеля, Гуссерля и Хайдеггера. СПб: Высш. регил.-философ. школа, 2001.-460 с.

281. Чехов А.П. Полн. собр. соч. Т.1 .-Спб.: Изд-во А.Ф. Маркса, 1903. 224с.

282. Чирва ЮЛ. Вселенная, человек, история // Нева. -1971. № 8. - С.177-183.

283. Чирва ЮЛ. О пьесах Леонида Андреева // Андреев Л.Н. Драматические произведения: В 2-х т. Т.1. - Л.: Искусство, 1989. - С.3-43.

284. Чистова О. Проблема символа в аналитической психологии К.-Г. Юнга // Сб. научн. работ студентов и аспирантов ВШУ. Вып. VI. Вологда: ВПТУ, изд. «Русь», 1998. - С.З 15-318.

285. Читатель. В царстве призраков: Ибсен и Андреев // Киевская газ. -1905 .- 9 янв.(№ 9). С.З.

286. Чуковский К. Леонид Андреев большой и маленький. Пб.: Издат. бюро, 1908. - 136 с.

287. Чуковский К. Критические рассказы. Т.1. СПб.: Шиповник, 1911. -235с.

288. Чуковский К. О Леониде Андрееве. СПб, 1911. - 88 с.

289. Чулков Г. Третий «сборник» товарищества «Знание» за 1904 г. СПб, 1905 //Вопросы жизни. -1905. № 1 (Январь). - С.303-305.

290. Шабловская КВ. История зарубежной литературы: (XX век, первая половина). Минск: Экономпресс, 1988. - 382 с.

291. Шарыпкгт ДМ. Ибсен в русской литературе (1890-е годы) // Россия и Запад: Из истории литературных отношений. Л.: Наука, 1973. - С. 269-303.

292. Шах-Эддгт Форш О.Д.. О новой пьесе Л. Андреева // Современник. -1914. № 12 (дек.). - С.255-258.

293. Швецова JI.K. Творческие принципы и взгляды, близкие к экспрессионизму // Литературно-эстетические концепции в России конца ХГХ начала XX в.: Сб. - М, 1975. - С.275-283.

294. Шенье-Жандрои Ж. Сюрреализм / Пер. с фр. М.: Новое литературное обозрение, 2002. - 416 с.

295. Шкунаева И.Д. Бельгийская драма от Метерлинка до наших дней. М.: Наука, 1973.-41 с.

296. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление / Пер. с нем. А. Фета; Предисл. к пер. Н. Страхова. Изд. 4-е. СПб.: Изд. А.Ф. Маркса, 1898. - 431 с.

297. Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы / Предисл. Ю.В. Перова. Д.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990. - 288 с.

298. Шулятиков В. Критические этюды: «Одинокие и таинственные люди»: (Рассказы Леонида Андреева) // Курьер. -1901. 8 окг. (№ 278). - С.З.

299. Эртнер Е.Н. Поэтика «игры» в пьесе Л. Андреева «Реквием» // Эстетика диссонансов. О творчестве Л.Н. Андреева: Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 102-104.

300. Эс.Пэ. У Леонида Андреева // Рус. слово. 1907. - 5 окг. (№ 228). - С.2.

301. Юнг КГ. Психологические этюды / Пер. с нем. С. Дорис; Перераб. и доп. В.В. Зеленским; Под общ. ред. В.В. Зеленского. СПб.: Азбука, 2001. -736 с.

302. Ясенский С.Ю. Леонид Андреев новелист (1907-1917): Автореф. дисс. канд. филол. наук. - Л., 1985.-20 с.

303. Ясенский С.Ю. Леонид Андреев новеллист: 1910-е годы // Леонид Андреев: Материалы и исследования. - М.: Наследие, 2000. - С.238-255.

304. Alanova Z. Cas u povidkove tvorbe Leonida Andrejeva // Ceskoslovenska rusistika: Журнал по изучению языков и литератур славянских народов СССР. Т. ХХУШ, вып. 4. Июль 1983. - С. 158-163.

305. Brooks Van Wyck. The World of Washington Irving. Great Britain.: Kingsport, 1944. 330p.

306. Leonid Andreev. Photographs by a Russian Writer. / Ed. and Introd. by R. Davies; Foreword by Olga Andreyev Carlisle. London: Thames and Hudson, 1989. -144 p.

307. РОССИЙСКАЯ ГОСУ ДАГ СТВЕПН ЛГ/тъттшГ,

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.