Вазопись древнего Коринфа: система классификации и атрибуции тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 17.00.04, доктор искусствоведения Букина, Анастасия Геннадьевна

  • Букина, Анастасия Геннадьевна
  • доктор искусствоведениядоктор искусствоведения
  • 2013, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ17.00.04
  • Количество страниц 785
Букина, Анастасия Геннадьевна. Вазопись древнего Коринфа: система классификации и атрибуции: дис. доктор искусствоведения: 17.00.04 - Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура. Санкт-Петербург. 2013. 785 с.

Оглавление диссертации доктор искусствоведения Букина, Анастасия Геннадьевна

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. КОРИНФ КАК ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ИСКУССТВА ВАЗОПИСИ

В КОНЦЕ 8-4 вв. до н. э.

1.1. Вазопись и гончарное ремесло в Коринфе в конце 8 - 4 вв. до н. э.

1.2. Хронология развития коринфской вазописи

1.3. Распространение коринфских ваз в античном мире и коринфского влияния в вазописи других античных центров 51 Выводы

Глава 2. АТРИБУЦИЯ ГЛИНЯНОЙ ВАЗЫ КАК АНТИЧНОЙ

КОРИНФСКОЙ ИЛИ КОРИНФИЗИРУЮЩЕЙ

2.1. Первичное визуальное определение

2.1.1. Определение по характеру керамического теста

2.1.2. Определение по характеру формы сосуда

2.1.3. Определение по характеру декора

2.2. Технико-технологическое исследование

2.2.1. Сравнительный археометрический анализ

2.2.2. Исследование аутентичности и определение первоначального облика ваз

2.3. Музеологическое исследование

2.3.1. История коллекции коринфских глиняных ваз в Эрмитаже

2.3.2. Документальная экспертиза происхождения

2.4. Реставрационное исследование 115 Выводы

Глава 3. БАЗОВАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВАЗ ПО ПРИЗНАКУ

ТЕХНИКИ ИСПОЛНЕНИЯ ДЕКОРА

3.1. Вазы без росписи (монохромная группа)

3.2. Вазы с чернолаковым и черно-полихромным декором

3.2.1. Чернолаковые вазы

3.2.2. Черно-полихромные вазы

3.3. Вазы с росписью

3.3.1. Вазы с орнаментальной росписью в силуэтной технике

3.3.2. Вазы с фигуративной росписью в силуэтной технике

3.3.3. Вазы с орнаментальной росписью в контурной технике

3.3.4. Вазы с фигуративной росписью в контурной технике

3.3.5. Вазы с росписью в краснофигурной технике

3.3.6. Вазы с росписью в чернофигурной технике 165 Выводы

ГЛАВА 4. ОСНОВНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВАЗ С ОРНАМЕНТАЛЬНОЙ РОСПИСЬЮ И МЕТОД ПРОПОРЦИОНАЛЬНО

СТАТИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ФОРМЫ И ДЕКОРА

4.1 .Вазы линеарного стиля

4.2.Вазы белого стиля

4.3. Вазы шаблонного стиля

4.3.1. Миниатюры шаблонного стиля

Выводы

Глава 5. АТРИБУЦИЯ ВАЗ С ФИГУРАТИВНОЙ РОСПИСЬЮ И МЕТОД СРАВНИТЕЛЬНОГО ФОРМАЛЬНО

СТИЛИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

5.1. Метод Дж. Бизли: индивидуальная стилистическая атрибуция росписей коринфских чернофигурных ваз

5.2. Методическая линия X. Пэйна: мастерская как основная единица атрибуции росписей коринфских чернофигурных ваз

5.3. Методическая позиция Дж. Л. Бенсона: атрибуция чернофигурных ваз массового производства

5.3.1. Особенности атрибуции котил с росписью в силуэтной технике

5.4. Принципы атрибуции коринфизирующих ваз с фигуративной росписью 256 Выводы

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура», 17.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Вазопись древнего Коринфа: система классификации и атрибуции»

Актуальность темы диссертации определяется, прежде всего, тем, что она посвящена исследованию искусства вазописи - одного из наиболее самобытных феноменов античной художественной традиции в целом. Осознание внутреннего содержания этого феномена во всей полноте является залогом общего верного понимания места, смысла и значения античного искусства как такового1.

Вазопись - необычайно развитое искусство росписи керамических сосудов (ваз1), изощренное по разнообразию художественных средств и выдающееся по уровню достигаемых образно-пластических результатов -это специфическое явление художественной культуры греческой античности. Выдающаяся роль в развитии искусства вазописи среди всех народов античного мира принадлежала именно жителям древней Греции. В современном искусствоведении и науках о материальной культуре античности греческая вазопись рассматривается как совокупность всех стилистических направлений, определявших облик расписных ваз, созданных греческими мастерами-керамистами между 1000 и 300 гг. до н. э. Художественную историю древней Греции в этот период можно представить как целое, как процесс непрерывного и исключительно плодотворного развития. Такой же целостностью в художественном отношении отличается история развития вазописи указанной эпохи.

1 Акимова 2007

1 Римскими цифрами обозначены ссылки на примечания, расположенные в Томе И, Приложение 2

2 См. характеристику чернофигурной техники вазописи и иную техническую терминологию, применяемую в настоящей главе для описания декора глиняных ваз в Томе II

Вазопись греков возникла как закономерный этап в развитии большой керамической традиции древнего мира. В той его части, которую населяли народы, так или иначе оказавшие влияние на формирование античной цивилизации и ее художественной культуры - речь может идти о регионе Южной Европы, Средиземноморья и прилегающих областей Ближнего Востока, обжиг глиняных сосудов был изобретен около 7000 г. до н. ' эЛ Процессы керамического производства осваивались и развивались в этом регионе в течение более четырех тысяч лет, пока накопленные навыки формования и декорирования керамических ваз не вошли в арсенал гончаров разных центров античной Греции и не позволили им во многих отношениях превзойти традиционные рамки этого ремесла.

Выдающиеся греческие вазописцы были в той же мере ремесленниками, что и все их предшественники, украшавшие глиняную посуду4. Тем не менее, именно греческие мастера достигли небывалой - как для более ранних, так и для многих последующих периодов развития керамического искусства - свободы художественного творчества и изобразительного совершенства, которые, во многом, остаются непревзойденными в искусстве художественной керамики до наших дней. Так, в особенности, явление черно- и краснофигурной вазописи афинских и италийских мастеров 6-4 вв. до н. э. представляет собой признанную и непреходящую ценность мировой художественной культуры в целом. Оно оценено подобным образом как благодаря собственным высочайшим образно-пластическим достоинствам, так и в связи с тем влиянием, которое наследие греческих вазопис-цев имело в европейской художественной культуре последних двухсот пяо

См. вИсо^Ыи 2009. См. также обзор хронологии возникновения керамической технологии в других частях древнего мира Ьапеп 2009. Р. 29 - 41

4 Ср. УкеШ 1992 (критика практики взаимного игнорирования друг друга современными исследователями, одни из которых изучают «горшки» - античные глиняные сосуды как памятники материальной культуры и исторические источники, а другие исследуют «вазы» - те же памятники как произведения изобразительного искусства) тидесяти лет5. Иными словами, исследование греческой вазописи позволяет непосредственно оценить, в какой степени античный период в развитии искусства исторически уникален и самостоятелен и, вместе с тем, как тесно он связан с духовной культурой современности.

В свою очередь, вазопись древнего Коринфа 8 - 4 вв. до н. э. представляет собой этапное явление в процессе становления искусства греческой вазописи6. Коринфская вазопись имеет собственное художественно-историческое значение, но также вызывает интерес в качестве синтетического феномена, который отражает многие характерные явления общегреческой художественной культуры своей эпохи . Феномен коринфской вазописи, будучи рассмотрен по ряду присущих ему признаков, позволяет проследить процесс, в результате которого вазопись Греции в целом достигла такого уровня, когда стало возможным трактовать ее как одно из знаковых явлений античной культуры и общечеловеческой художественной традиции.

5 Ср, например: Норов 1828. Ч. 1. С. 118-119: «[В доме Раймонди в Агригенто] .Мы разсматривали глиняные сосуды, называемые обыкновенно . Этрусскими. Открытие сих сосудов. составило эпоху в Истории художества. Сии рисунки перешли на наши мебели, превратились в прекрасные барельефы - и сделались лучшим украшением наших домов.» (орфография источника); ср. Slavazzi 2004

См. также Rosenblum 1970. Р. 162 - 173 (об интересе к памятникам греческой вазописи у европейских мастеров изобразительного искусства «от Энгра до Пикассо»)

6 Cook 1997. Р. 44: от последней четверти 8 в. до второй четвери 6 в. до н. э. история греческой вазописи - «это, в значительной степени, история Коринфа и только потом - Афин. Коринф, пионер, лидировал в течение 6 в. до н. э. и устанавливал стандарты для большей части греческого мира . В Афинах новый [ориентали-зирующий стиль] гнался за величиной [изображений] без всякой дисциплины и состоятельности, пока наконец в последней трети 7 в. до н. э. не была введена чернофи-гурная техника по коринфскому образцу, а с нею - более прочная традиция.». Ср. также Payne 1931. Р. 66 (влияние коринфской вазописи на аттическую, халкидскую, лаконскую, родосскую и беотийскую); см. также Kilinski 1990; Marzi 2003

7 Payne 1931. P. VII

Актуальность темы диссертации определяется также выдающейся ценностью коринфских расписных ваз и их античных имитаций, которое они имеют в качестве исторического источника:

- для истории искусства эти памятники имеют особое значение. Оно связано с достижениями коринфян в технологии вазописи, определившей колорит и графический характер изображений, а также в разработке пластики и иконографии ориентализирующего стиля («ориентализирующий» - «в подражание восточному»), который определил последующее развитие искусства архаической Греции. Коринфяне во многом подготовили расцвет искусства греческой вазописи и основные образно-пластические элементы, которые можно проследить во всех его наивысших проявлениях;

- для исторических наук разных направлений изображения на коринфских и коринфизирующих («в подражание коринфским») расписных сосудах с чернофигурным декором являются основным источником, позволяющим судить о духовных традициях (религиозного, литературного, мифологического характера), сведения о которых очень фрагментарно представлены в сохранившихся письменных источниках, это относится к духовной культуре как собственно Коринфа, так и тех областей, где в 7 - 6 вв. до н. э. производились коринфизирующие вазы с фигуративными росписями;

- для археологии античного периода коринфские керамические сосуды составляют один из основных датирующих элементов в комплексах находок, Q относящихся к 8 - первой половине 6 вв. до н. э. ; анализ находок коринфо

Ср. Benson 1984. Р. 98: «Установленная, общепринятая относительная последовательность керамики из раскопок древнего Коринфа охватывает период от про-тогеометрики до эллинизма. В течение 8 - 6 вв. до н. э. эта последовательность имеет жизненно важное значение для абсолютной хронологии греческой истории, поскольку установлено соотношение датировок этой керамики и дат основания греческих колоний на Сицилии, как они зафиксированы Фукидидом. Что касается керамики, находимой в разных колониальных центрах, то она соотносится по своим стилистическим и техническим свойствам с той, что найдена в самом Коринфе.» ских и коринфизирующих ваз позволяет судить об интенсивности экономических контактов между ра/а>нымц областями античного Средиземноморья и материковой Грецией.

Актуальность темы диссертации обусловлена также очевидным качественным изменением представлений о коринфской вазописи и ее произведениях, произошедшим за последние сто лет. В связи с этапным умножением числа опубликованных коринфских ваз и продолжающимися исследованиями как искусствоведческой, так и археологической направленности возникла настоятельная необходимость в установлении целостной системы классификации этих памятников, отражающей накопленный к настоящему моменту массив сведений об объекте исследования9.

Объект, источники и материалы исследования

Объектом исследования в настоящей диссертации выступают коринфские глиняные расписные вазы конца 8 - 4 вв. до н. э. и их античные имитации (коринфизирующие вазы). В силу значительного разнообразия материальных характеристик и не равного художественного значения рассматриваемых произведений гончарного ремесла целостное представление о них как об историко-художественном явлении может быть составлено посредством классифицирующей системы.

Как источник в диссертации рассматривается весь комплекс материальных, художественных и исторических характеристик коринфских и коринфизирующих ваз, позволяющих составить их классификацию.

Материалы, на которых производится исследование, включают коринфские и коринфизирующие расписные вазы конца 8 - 4 вв. до н. э. из

9 Ср. Клейн 1978. С. 69: «.Распределить вещи однозначно, уверенно и без остатка по ячейкам жесткой, единообразной, логически строгой классификационной сетки, без взаимоналожения ячеек. А именно такая сетка необходима в деле практичной сортировки материала, удобной для последующего быстрого розыска нужной информации.». собрания Государственного Эрмитажа и опубликованные памятники этих видов из других собраний. В качестве дополнительных материалов привлекаются письменные источники, связанные с происхождением и хранением экспонатов Государственного Эрмитажа (материалы из архива Государственного Эрмитажа, Российского государственного исторического архива, Академии Наук Украины и др.; материалы технико-технологических исследований коринфских глиняных ваз, исполненные специалистами Отдела технической экспертизы Государственного Эрмитажа; материалы известные по публикациям в отечественной и зарубежной специальной литературе).

Предмет исследования

Предметом исследования в настоящей диссертации выступает художественное и морфологическое разнообразие коринфских и коринфизи-рующих глиняных ваз конца 8 - 4 вв. до н. э., а также разнообразие методов исследования, направленного на создание их классификации.

Хронологические рамки исследования:

1) в отношении объекта исследования 8 - 4 вв. до н. э.;

2) в отношении предмета исследования - 8 — 4 вв. до н. э. и также конец 19 - начало 21 в.

Степень научной разработанности проблемы

История теоретической и практической разработки проблем, связанных с классификацией коринфских расписных ваз, насчитывает свыше двухсот лет. Хотя коринфские и коринфизирующие вазы и раньше попадались в руки знатоков, специальный научный интерес к ним, кажется, впервые проявился в 1805 году. Тогда стало известно, что английский путешественник купил выдающийся по художественному качеству сосуд из светлой глины с характерной чернофигурной росписью, с сюжетным изображением - пиксиду Додуэлла, принадлежащую сейчас мюнхенскому Государственному античному собранию и найденную в некрополе вблизи Коринфа10. (Табл. 1,1-2)

К этому времени уже существовала более чем столетняя традиция исследования античных расписных ваз вообще11. Поскольку на протяжении семнадцатого и восемнадцатого веков большинство подобных памятников было найдено при раскопках в Италии - в Тоскане (древней Этрурии) и в южной части Апенинского полуострова, первоначально их признавали местными, италийскими изделиями, что отразилось в термине «этрусские вазы», общепринятом среди исследователей вплоть до конца первой трети девятнадцатого века12. При этом к вазам, которые выглядели более архаично^ чем лучшие аттические чернофигурные, все краснофигурные вазы и италийские сосуды с полихром-ным декором 4 в. до н. э., применяли стилистическое определение «сосуды древнейшего стиля»; вазы с ориентализирующим декором (под которыми подразумевали в основном коринфские и итало-коринфские) обычно называли «египетскими»13.

Эти определения использовали в первой трети девятнадцатого столетия как в научных работах, так и в документах и практике коллекционеров и антикваров14. Последовательнее всех концепцию «ваз египетского стиля» поддерживал Э. Герхард. Дискутируя с авторами альтернативных идей, которые мы рассмотрим ниже, Герхард предлагал также такие термины как «нолано-египетские» и «тиррено-египетские». Он полагал, что такие вазы делали в Ита

10 Wilisch 1892. S. 3-5; ср. также Thiersch 1847. S. 77-78 (находка пиксиды Доду-элла позволила думать, что коринфские вазы делали в Коринфе)

11 См. обзор публикаций до середины 19 века: Birch 1858. Р. 215-217. См. далее о публикациях второй половины девятнадцатого - начала двадцатого веков: Luce 1918. См. также Bukina, Petrakova, Phillips 2013 с иной библиографией

12 См. Pottier 1896. Р. 41-42; Rouet 2002. Р. 7-24 ' ,

13 Payne 1931. Р. 181

14 Ср. Jahn 1854. S. CXLV: «Древняя и чуждая роскошь этих ваз побудила неаполитанских торговцев предметами искусства и любителей называть их египетскими» лии под восточным (а именно - под египетским) влиянием. Позже Герхард предлагал также термин «египтизирующие», что, по его мысли, могло помочь избежать недопонимания15.

Тем временем раскопки в Греции, развивавшиеся в тот же период, приносили все больше и больше расписных ваз. Поэтому в течение 1830-х годов начало складываться убеждение, что хотя бы часть мастерских по производству расписных ваз, которые обнаруживали в древней Италии, и их мастера имели греческое происхождение. Знатоки осознали очевидное родство образной и пластической системы античной вазописи с искусством античной Греции16. Убеждение в том, что часть ваз «древнейшего стиля» или «египетского стиля», создавалась в Коринфе, кристаллизовалось в

1 7 работе Г. Крамера, опубликованной в 1837 году . Крамер развивал идеи К.

1 Я

Бунзена . И Бунзен, и Крамер рассматривали Коринф в качестве наиболее вероятного места производства ваз древнейшего стиля, на которых встречаются надписи дорийского письма19, хотя предпочитали применять к ним термин «дорийские»20. Логику доказательств Крамера можно резюмировать следующим образом: как явствует из надписей на вазах, эти вазы, «найденные в разных местах Греции и Италии, вышли из одного производственного центра [Fabrik], где родным был дорийский язык. Крамер указал в качестве такого места Коринф, известный благодаря своим древним

15 Gerhard 1847. Р. 411 - 418. Ср. Jahn 1854. S. CXLV: «Герхард, чтобы устранить мысль об их действительном египетском происхождении, обозначил их как египтизирующие или псевдо-египетские».

16 Pottier 1896. Р. 41 -42

17 Kramer 1837

1 о

Bunsen 1834. Р. 63 - 64 («fabrique et manière doriques»)

19 Thiersch 1847. S. 73 - 74: «.Приписали сосуды с дорийскими надписями дорийцам, а с ионийскими - ионийцам, а именно афинянам»

20 Payne 1931. Р. 181 гончарным мастерским и торговым отношениям с Востоком и Италией»21.

22

Концепция Крамера была принята («почти без возражений» ) европейскими авторами23 в сороковые годы девятнадцатого века.

Параллельно знатоками-антикварами и учеными была также осознана разница между коринфскими вазами из раскопок этрусских некрополей и их местными имитациями. Об этом, помимо публикаций того периода24, свидетельствует анализ терминологии, зафиксированной в «Каталоге знаменитой коллекции древних итало-греческих ваз, стекла, терракот и бронз, принадлежащих Господину Кавалеру Пиццати» . В этом документе описано собрание произведений античного художественного ремесла (около тысячи расписных и чернолаковых глиняных ваз и около тысячи других памятников - глиняных светильников, терракот, мелких бронз и сосудов из алебастра), приобретенное русским правительством

21 Jahn 1854. S. CXLVII - CXLVIII с обзором исследований филологического характера по проблеме, относящихся к первой половине 19 века Wilisch 1892. S. 13 (см. анализ дискуссии там же)

23 Ussing 1844. Р. 15; Thiersch 1847. S. 73 - 74 («мы отнесем к дорийским все, что перекликается с сосудами с дорийскими надписями по форме, декору, краскам и стилю»); Dumont, Chaplain 1888. P. 173 («Мы принимаем для этого класса имя Коринфа, которое давно было присвоено всем вазам, изготовленные под восточным влиянием. Это выражение следует относить и к стилю, и к происхождению. Точно, что вазы этого класса часты в Коринфе; там находится много обычной глиняной посуды, которая доказывает, что этот род декора был там общим. Очень красивые экземпляры были обнаружены в коринфских колониях, в особенности на Корфу; наконец, . что касается надписей, из алфавит коринфский.»)

24 Jahn 1854. S. CXLV; Bellelli 2003; Bellelli 2009. P. 77 - 78 лс

АГЭ. Фонд 1, опись VI, E-I, дело 5-6. Catalogo della cospicua collezione de'Vasi antichi Italo-greci, de' vetri, delle terre cotte e de' bronzi di proprieta del Sig. Cav. Pizzati. в 1834 году и со временем составившее основу вазовой коллекции Императорского Эрмитажа . Автором рукописи каталога Пиццати был знаменитый неаполитанский антиквар Р. Гарджуло - знаток, торговец, коллекционер, реставратор, сотрудник Королевского музея, член-корреспондент Археологического института в Риме со дня его основа

27 ния .

Его работа показательна в отношении ранней терминологии описания коринфских и итало-коринфских ваз. При анализе типологической системы, отраженной в эрмитажном документе, помогает сопоставление этого текста с другой работой Гарджуло - книгой «Краткие сведения о способах нахождения глиняных итало-греческих ваз, их изготовлении, наиболее выдающихся мастерских и развитии и упадке вазового искусства» . В этом издании суммированы доступные и распространенные в его время представления об античных вазах.

Между прочим, автор основывается на том, что черно- и красно-фигурные вазы производили в Южной Италии, и только наиболее древ

29 ние и примитивные привозили, возможно, из Греции . Впрочем, вероятно, что и эти сосуды, коль скоро они найдены в Италии, в древности изготавливали из привозной глины на побережье Сицилии, Базиликаты и Этрурии, где позже возникли мастерские по производству ваз с черными

•1А фигурами . Те наиболее древние вазы «первой эпохи», писал Гарджуло, «грубы по форме, и с изображениями почти только животных и в редчайших случаях с фигурами, [такие вазы] обычно известны под именем

26 Bukina, Petrakova, Phillips 2013; Bukina, Chugunova 2013

27 Milanese 2007a; Milanese 2007b

28 Gargiulo 1831

29 Gargiulo 1831. P. 34

30 Gargiulo 1831. P. 30 л 1 египетских» . И в другом месте: «Высказано мнение, что, должно быть, это искусство в Греции было получено в наследство от Египта или Финикии, и мы оставляем за первой эпохой те разновидности ваз, которые обычно известны по именем египетских ваз»32. Гарджуло причислял к таковым все описанные им в каталоге коринфские сосуды, допуская тем самым, что местом их производства была Греция. С другой стороны он интуитивно определил целый ряд сосудов как «имитации» коринфских. О том, что означал этот термин Гарджуло^ также сказано в упомянутой выше публикации. Там мы читаем о самой поздней эпохе производства - эпохе упадка вазового искусства: «Среди этих ваз встречаются подражания (Г ипкагюпе) вазам первой эпохи с изображениями животных в варварском

33 стиле и из глины, отличающейся от глины оригиналов» . Судя по описаниям в эрмитажном каталоге, критерием при определении «имитации» для Гарджуло, по видимому, служила небрежность росписи, примитивность манеры исполнения декора. В этом автор методически был чрезвычайно близок к современным исследователям. Среди них широко принято суждение, что снижение графического качества - это признак упадка, а значит более позднего времени изготовления сосуда или вторичности произведения, исполненного копиистом-подражателем. Гарджуло сделал верное на

31

Саг§ш1о 1831. Р. 33: «Другие в том же роде, но более ранние, не известны, вследствие чего этим нужно дать первое место в истории искусства древней вазописи. Вазы этого вида грубы, росписи обычно изображают не родных для Италии животных, также и глина, из которой они сформованы., и не очень блестящая краска изображений - всем этим они совершенно несхожи с другими вазами, изготовленными позже, что утверждает нас во мнении, что эти или были принесены греками в Италию, или материал их был привезен, и они изготовлены, когда те пришли, чтобы обосноваться на нашей территории: поэтому мы считаем справедливыми отнести этот вид ваз к первой эпохе.»

32 ва^шЬ 1831. Р. 30

33 ва^ш1о 1831. Р. 39 блюдение относительно разницы и в характере керамического теста коринфских и коринфизирующих ваз: все представленные в эрмитажном каталоге «имитации» - это этрусско-коринфские вазы, и они изготовлены из глины бледного коричневатого оттенка34.

На протяжении первой половины девятнадцатого столетия собирание коллекций ваз из коринфских раскопок и рост осознанного интереса к коринфским вазам как таковым происходили в европейской музейно-коллекционерской среде параллельно. И то и другое отставало от аналогичных процессов в собирании аттических и италийских ваз более чем на полтораста лет. Коринфские и итало-коринфские вазы в этот период уже присутствовали в коллекциях, но не находили должной научной оценки.

Одной из причин подобного положения была сама тогдашняя традиция научного описания ваз: она предполагала, прежде всего, объяснение изображений, важнее всего было раскрыть историко-литературные аллюзии, которые могли бы вызвать изображения на них, и затем показать общую эстетическую ценность изучаемых предметов. Не удивительно, что коринфские сосуды, чаще всего украшенные анималистическими фризами

1 с или орнаментами, привлекали к себе не самый большой интерес . В 1854 г. в образцовом каталоге мюнхенского вазового собрания О. Ян отмечал, что «Коринф доставляет до сих пор только сосуды древнейшего стиля со звериными фигурами и орнаментами или, редко, с мифологическими изображениями»; Ян упомянул одно собрание «коринфских ваз» - в Париж

36 ской библиотеке . Наконец, Э. Вилиш перечислил несколько известных ему коллекций (коринфских ваз или, в некоторых случаях, ваз, собранных

34 См.также ниже - Глава 2, подраздел 2.1.1

35 См. также Букина 2012в

36 Jahn 1854. S. XXIV; ср. также S. CXLIV - CXLV (описание декора, характерного для «ваз древнейшего стиля» со светлым фоном) г 1 на территории Коринфа и в округе): в Афинах (Национальный музей и собрание Археологического общества при Политехниконе), в Париже (расширившееся собрание Парижской библиотеки), а также в Лондоне (Британский музей), Мюнхене и Берлине; Вилиш также сообщил, что общее число найденных в окрестностях Коринфа ваз к 1844 году оценивалось в две тысячи37.

Развитие научных взглядов на коринфские и коринфизирующие вазы как таковые, а также на процесс формирования ориентализирующей вазописи в Греции, памятниками которой они являются, в течение тридцатых - пятидесятых годов 19 века происходило в русле общего прогресса археологических исследований этого периода.

Наибольшее влияние в связи с этим приобрели идеи Д. Рауля-Рошетта38. С точки зрения Рауля-Рошетта, анализ стилистики ваз «древнейшего» стиля убеждает, что «эта школа обязана своим происхождением системе азиатского искусства»39. Согласно его концепции, «поскольку здесь нет никакого сходства с египетским искусством, но в действительности с недавно узнанными памятниками Вавилона и Ниневии, . возможно, что такого рода искусство декорирования пришло в Грецию из Вавилона и Ассирии. Принимают во внимание, что множество мест в Греции, где найдены подобные вазы, известны как места торговли с финикийцами, и предполагают, что последние способствовали введению подобных сосудов»40.

37 \\АШзс11 1892. 8.4

38 Яаои1-Кос11еЦе 1845; КаоиШосЬейе 1847. Р. 234 («одна из тех ваз, которые находят в могилах Коринфа и которые, несомненно, происходят из этого греческого города, который, уже благодаря своему местоположению, вступал раньше и чаще всех других греческих городов в тесные связи с Азией»); см. также Ве^к 1847

39 Каои1-Яос11ейе 1847. Р. 240

401а1ш 1854. Б. СХЬУ ,1»

К середине столетия эта концепция нашла общее одобрение41. О. Ян в упомянутом каталоге королевского собрания ваз адаптировал стилистические группы Крамера42 и систему представлений Рауля-Рошетта о преобладающей роли финикийцев в распространении восточного влияния в вазописи греков.

Новый этап изучения вазописи вообще и коринфской в частности наступил в последней четверти девятнадцатого века. В 1880 г. была опубликована работа А. Фуртвенглера43, в которой в исследовательскую практику европейских археологов и историков искусства была введена современная система стилистической периодизации греческой вазописи, включающая «микенскую», «геометрическую», «ориентализирующую» и т. д. стадии. Как один из переходных феноменов между «геометрической» и «коринфской» ориентализирующей вазописью Фуртвенглер описал вазы, которые «по манере изображения человеческих фигур отходят от "геометрических" .; непосредственно же за ними затем следуют коринфские изделия (altkorinthischen Producten)»44. Эти две группы соответствуют фундаментальному членению современной относительной хронологии коринфской вазописи: протокоринфский период, предшествующий зрелому коринфскому, и зрелый коринфский. В рассматриваемое время (равно как и в представлениях, господствовавших вплоть до 1930-х годов, когда про-токоринфские вазы были в значительном количестве найдены при систематических раскопках в Коринфе и, в частности, на территории коринско-го Керамика) господствовало мнение, согласно которому протокоринфские

41 Jahn 1854. S. CXLVIII; ср. также De Witte 1836. Р. II - III («вазы, называемые 'в египетском жанре', название, которое мы должны отвергнуть как неверное, и которое мы заменяем названием ваз в манере 'тиррено-финикийской' или просто 'финикийской'»); Osann 1847. S. VIII, 26, 85 (финикийские)

42 Jahn 1854 S. CXLIV

43 Furtwängler 1879

44 Furtwängler 1879. S. 46 сосуды были изделиями ремесленников другого центра45.

Фуртвенглер развивал новую систему классификации ваз древнего Коринфа (korinthische) и их италийских имитаций (italisch-korinthische) в других работах; в одной из них - в дополнение к развернутому определению прото-коринфской группы, приведенному выше - Фуртвенглер также предложил актуальный для современной науки термин «протокоринфская»46.

В каталоге вазовой коллекции Берлинского музея система Фуртвенглера отразилась как структурообразующий элемент47. Особо следует отметить раздел, посвященный автором описанию нескольких краснофигурных ваз, произведенных, по его представлениям, в Коринфе48. Наконец, необходимо отметить, что в трудах Фуртвенглера также новую трансформацию претерпела идея о распространении в Греции восточного влияния и ориентализирующего стиля. Согласно его теории «источником всего лучшего в раннем искусстве Греции была Иония»49, и сложение ориентализирующего стиля в вазописи Коринфа

45 См., обзор: Wilisch 1892. S. 6 - 13; см. также Johansen 1923

46 Furtwängler 1883 («Оба лекифа принадлежат к установленной мною пока, за нехваткою лучшего названия «протокоринфской» группе; название основывается на том, что эта группа в целом древнее коринфской и тесно связана с нею посредством многих переходных стадий» и т. д.). См. также Dumont, Chaplain 1888. P. 182 -183 (термин встречается в примечании Э. Потье, хотя в самом тексте, написанном в 18706 годы термин не встречается)

47 Furtwängler 1885. Bd. 1. S. 42-46, Kat. No. 3 16-346 (A. Aelteste Gattungen : VIII. Protokorinthische Gattung); S. 47-132, Kat. No. 347-1155 (A. Aelteste Gattungen : IX. Altkorinthische Gattung); S. 133-146, Kat. No. 1156-1286 (A. Aelteste Gattungen : X. Italische, von den korinthischen abhangige, oder ihnen verwandte Gefásse); S. 203214, Kat. No. 1652-1669 (В. Die schwarzfigurige Gattungen des älteren Stiles : I. Die schwarzfigurige Gattungen des älteren Stiles : c) Korinthische Gattung)

48 Furtwängler 1885. Bd. 2. S. 819, No. 2939 (D. Die nichtattischen rotfigurigen Vasen : I. Die lokalen Fabriken in Griechenland und dem Osten : 2. Korinth)

49 Payne 1931. P. VII - VIII: «Только в последние годы создались предпосылки для корректной оценки разных школ раннего искусства греческого материка» происходило под ионийском влиянием50. В отечественной литературе завершение критики этих представлений можно найти в работах 1960-х годов, принадлежащих С. П. Борисковской51 и JI. И. Копейкиной52.

В 1888 году вышел в свет сводный труд о греческой вазописи, автором которого был А. Дюмон, и который после смерти автора (188^ г.) опубликовал Э. Потье. Оценивая сочинение Дюмона как свод, мы отмечаем такое его фундаментальное свойство как полноту суммированных автором фактических и аналитических данных о предмете, которые были собраны европейской наукой в предшествующий период11. Готовя эту работу к печати, Потье сделал важные наблюдения историографического характера; так он отметил: «От автора не ускользнуло, что с недавнего времени метод изучения расписных ваз обновился, и это привело к эволюции [таких исследований вообще]. Иконографический период сменился тем, что можно назвать периодом тектоническим»53. Описывая обновленный метод, Потье установил: «Настоящая классификация основана на изучении самого изготовления ваз, с тем чтобы посредством ее установить отдельные группы в общих категориях черно- и краснофигурных ваз. Особенно

50 Ср. Cook 1997. Р. 43: «Около 720 г. до н. э. Коринф стал первым греческим городом, где развился ориентализирующий стиль. . Восточно-греческие города отстали, возможно, на полвека. Однако, влияние, которое сформировало вос-точно-гречекий стиль «дикого козла», пришло явно . из другого источника.»

51 Борисковская 1968а

52 Копейкина 1971; Копейкина 1975 го

Dumont, Chaplain 1888. P. V; далее: «Если открыть лучшие каталоги пятнадцатилетней давности, то мы найдем там точные сведения только об образах, представленных вазописцами^ краткое указание формы. Чаще всего вазы расположе ны в соответствии с мифологическими, героическими, религиозными, повседнев ными сюжетами и т. д.; реже появляется общая классификация - примитивный стиль, стиль с черными фигурами и стиль с красными фигурами. Эта вторая система была особенно усовершенствована в наши дни и развита, она заставила отказаться от другой.» важно, что не только формы, но и декор, как представляется, иногда является чем-то вроде знака изготовителя. Ваза не рассматривается более как простое обрамление для картины, она есть целое, в котором изображенный сюжет, без сомнения, составляет главную, но не единственную интересную часть. Действительно, то, что касается [стиля] отделки, природы глины, установления цветов, декора, предоставляет ценные сведения также для хронологической классификации керамики»54. Таким образом, работу Дюмона с примечаниями Потье можно считать первым сочинением, в котором указаны все основные критерии и описаны современные требования, предъявляемые к классификации произведений античной вазописи.

Как свидетельство именно такого обновления методов изучения греческой вазописи, можно рассматривать работу Э. Вилиша, вышедшую в свет в 1892 году55. Она имеет этапное значение для истории развития классификации коринфских ваз56. Собрав все доступные на рубеже 1890-х годов сведения, автор впервые обратился к проблеме их настоящей классификации. Вилиш подразделял коринфские глиняные сосуды по целому ряду технических и стилистических признаков. Суммируя их все, он привел свою классификацию к хронологически обусловленной системе из двух основных групп: протокоринфские (die protokorinthische Vasen) и коринф

54 Dumont, Chaplain 1888. P. VI; далее: «Однако эта действительно новая часть темы также наиболее трудна для исследования, она требует более всего такта и осторожности. . Г. Дюмон . не желал разрешить деликатный вопрос о местах производства, слишком точно определяя его для каждой группы ваз; он думал, что раскопки в Греции еще слишком незакончены, чтобы давать возможность делать окончательные заключения по этому поводу, и что есть риск вступить в противоречие с дальнейшими открытиями. Поэтому он довольствовался тем, чтобы классифицировать памятники по типам, констатируя различные регионы, где встречается каждый из них.»

55 Wilisch 1892

56 Amyx 1989. P. 355: «Первая попытка систематического изучения нашего предмета» ские вазы (die altkorinthische Vasen). В качестве базовых признаков классификации в рамках этого фундаментального подразделения Вилиш выделял технику изготовления сосуда (die Technik der Gefasse), его форму (Gestalt) и изобразительный декор (bildlicher Schmuck) . «Технику» характеризовали такие параметры как внешний вид и физико-химический состав глин и красок, а также прояснение методов обжига, оказавших влияние на облик гончарного изделия. В число методов изучения, которые автор счи тал необходимыми для характеристики гончарной техники^ входили как визуальный анализ и описание цветов и фактур, так и археометрические анализы, совершенствование методики которых Вилиш считал необходимой предпосылкой дальнейшего развития исследований и классификации кого ринфских глиняных ваз . В рамках доступных данных Вилиш проследил разнообразие форм сосудов и выделил типы декора59, связанные с каждым из рассматриваемых хронологических периодов. Наконец, он представил типологические дефиниции, в рамках которых определенные варианты техники, формы и декора выступают в логической взаимосвязи («gelbthonige Gattung», «rotthonnige Gattung»)60. Кроме того, принимая во внимание значительное разнообразие материалов, привлекаемых к изучению проблемы гончарного производства древнего Коринфа, Вилиш обосновал возможность наличия в этом массиве как собственно коринфских изделий, так и изделий, созданных им в подражание - античных имитаций коринфских ваз61. Иными словами, хотя сама по себе, в силу ограниченности материалов, на которых основывался в своих выводах автор, классификация Вилиша в настоящий момент не может быть признана состоятель

57 Wilisch 1892. S. 14

58 Wilisch 1892. S. 14-19

59 Wilisch 1892. S. 21 - 30

60 Wilisch 1892. S. 21

61 Wilisch 1892. S. 10, 14 ной, методологические основы построения классификации коринфских глиняных сосудов были им вполне разработаны.

В конце девятнадцатого - первой трети двадцатого века развитие исследований в области истории и классификации произведений коринфской вазописи было связано как с аналитическими исследованиями известных памятников, так и с публикацией научных каталогов собраний различных музеев, в которых были коринфские и коринфизирующие сосуды. Среди этих изданий следует назвать, прежде всего, труд Э. Потье, который описал вазовую коллекцию Лувра . Потье представил художественную типологию ваз с росписями протокоринфского (style corinthien géométrique / protocorinthien) и коринфского стиля (style corinthien / les vases corinthien63), уделив внимание дискуссии относительно разных центров производства той и другой группы64. Потье отметил стилистическое65 и морфологическое разнообразие коринфских ваз и предположил, что вазы с разным по цвету керамическим тестом и найденные в разных местах66, даже при сходном виде изобраI зительного декора следует рассматривать как изделия разных центров; эти вазы следует соотносить с коринфскими как «подражания» (imitations),

62 Pottier 1896

63 Pottier 1896. P. 416, 425 - 485

64 Pottier 1896. P. 421 с библиографией

65 Pottier 1896. P. 421

66 Pottier 1896. P. 423: пять видов глины ваз с декором коринфского стиля, и которые должны служить базой для классификации таких ваз (1) маленькие вазы зеленовато-желтой глины, которые находят в Греции, особенно в Коринфе и рейсе в Италии; (2) вазы кремовой глины из Беотии и большие кратеры из Черветери; (3) вазы красноватой глины из Беотии, Эвбеи и Этрурии; (4) вазы белой и серой глины, очень многочисленные в Италии; (5) вазы желтой глины, в основном найденные в Италии произведенные в разных районах древнего мира»67. Специальное внимание автор уделил стилистической эволюции росписей на коринфских вазах. Потье отметил основополагающее новшество, внесенное в технику вазописи коринфскими мастерами - появление гравировок внутренних кон

68 туров фигур в 7 в. до н. э., в эпоху ориентализирующего стиля . Также Потье развил теорию о двух стилистических эпохах коринфской вазописи, позднейшая из которых связана преимущественно с повествовательными изображениями69. Иными словами, части каталога Потье, посвященные коринфским и коринфизирующим вазам - при всей ограниченности данных, доступных исследователю на этом этапе развития науки об античности -демонстрирует характерный для автора последовательный типологический подход70 во всей его полноте и плодотворности.

Особое значение среди аналитических трудов начала 20 века имеет работа К. Ф. Йохансена71: после выхода в свет этой книги создалось впечатление, что автор настолько полно рассмотрел предмет, что «любые

ТУ дальнейшие дискуссии казались неизбежно избыточными» . Основательность выводов Йохансена была, в частности, обусловлена полнотой рассмотренного материала. Развитие археологических исследований на новом этапе и значительное распространение методов исследования археологиче

67 Pottier 1896. Р. 425. Резюмируя данные публикаций и аналитических работ относительно находок подобных ваз, Потье предполагал существование соответствующих гончарных мастерских в Беотии, на Сицилии, в Этрурии (Pottier 1896. Р. 421 - 425); отдельно выделена группа аттических ваз, демонстрирующих наиболее сильное влияние коринфских моделей («vases attiques de style ionien et corinthien» - Pottier 1896. P. 556 - 574

68 Pottier 1896. P. 427-443

69 Pottier 1896. P. 443-461

70 Cm. Rouet 2002

71 Johansen 1923.

72 Payne 1931. P. 1 u f

U 73 ской керамики в контексте ее находки, восходящие к работам У. Петри , позволили получать значительно более последовательные и надежные представления об относительной и абсолютной хронологии коринфских глиняных ваз. Данные, ставшие доступными в результате этих работ, позволили Йохансену значительно расширить классификационную базу исследования наиболее ранних коринфских ваз. Система, заложенная в работе Иохансена, до сих пор является основой внутренней классификации ваз протокоринфского периода74. Это касается как принципов описания процесса развития стиля декора (последовательно рассмотренные однородные группы сосудов), так и классификации основных форм ваз. Йохансеном была установлена общепризнанная современная система абсолютной хронологии развития протокоринфской и коринфской вазописи, начала которой соотносятся в датами основания греческих колоний в Южной Италии и на Си

75 цилии . Специальное внимание автор также уделил проблеме имитаций ваз протокоринфского периода в мастерских Малой Азии и Южной Италии76.

Необходимо также отметить еще одну работу К. Ф. Йохансена, которая вышла как часть классификационного справочника, посвященного

77 керамическим сосудам древнего мира в 1927 . Это издание было создано Международным академическим союзом (Union académique internationale) для целей подготовки будущих томов монументального многотомного каталога всех известных в мире античных ваз - Corpus

78

Vasorum Antiquorum . Поскольку оно было задумано как справочник по классификации, его главы (и та, что принадлежит Йохансену, также) состоят из отдельных пунктов, каждый из которых соответствует задаче

73 Flinders Petrie 1904. P. 127 - 130. См. также: Drower 1995. P. 160 - 161

74 Amyx 1989. P. 355 ne

См. обзор проблем этой системы датировок Amyx 1989. P. 399-403; Harrison 1996

76 Johansen 1923. P. 176 - 178

77 Johansen 1927

78 Cm. Kurtz 2004; см. также ниже Введение. С. 29

1 V описания того или иного типа аргивской или коринфской керамики. В каждом пункте приведены основные публикации того времени, краткое описание характерных форм сосудов и декора на них. Все вазы разделены по признаку «1. Без росписи» и «2. Расписные», а в рамках описания расписных ваз представлены «эпохи» их стилистического развития: «А. Геометрическая» и «В. Эпоха архаических стилей». К эпохе «В» автором

79 были отнесены «а. 'сикионская' ('протокоринфская') серия» и «Ь. коринфская серия»80. В серии «а» были описаны «субгеометрический» и «ориентализирующий» классы. Внутри серии «Ь» Йохансен выделил семь классов («Ь1 - Ь6. коринфские желтофонные вазы»: «Ь1. линеарный

2 о стиль», «Ь . полихромный стиль», «Ь . стиль с анималистическими фризами с точечными розеттами», «Ь4. стиль с зооморфным и растительным декором, с бесформенными розеттами или свободным фоном», «Ь5. стиль, в котором появляются сцены с персонажами на свободном фоне», fл 7

Ь . стиль с цветочными орнаментами типа халкидских», «Ь . коринфские вазы с красным фоном; развитый архаический стиль»81. Эта формализованная система (с индексами) была призвана облегчить задачу каталогизации, но не нашла значительного применения в изданиях Corpus Vasorum Antiquorum, и от нее в конце концов отказались. Отметим также, что в существе этой классификации, что касается описания Йохансеном типологии коринфских ваз, отразилась сумма общепринятых представле

0§ , нии и исследовательских подходах, сформулированных европейскими учеными на протяжении второй половины девятнадцатого века и рассмотренных выше.

Эта система представлений была введена в отечественную науку в работах

79 Johansen 1927. Р. 8-10

80 Johansen 1927. Р. 10-11

81 Johansen 1927. Р. 11-15

ОЛ 0-5 ОД ТТТ

О. Ф. Вальдгауера , Б. В. Фармаковского и В. Д. Блаватского ; сведения, непосредственно продолжающие эту линию, встречаются в публикациях отечественных исследователей истории искусства и материальной культуры античной Греции самого недавнего времени85.

Переход к новому, современному этапу исследований коринфских расписных ваз связан с трудами X. Пэйна86. По собственному замечанию автора, за то время, что прошло с момента опубликования книги Виллиша, о коринфской

87 вазописи писали, в основном, в общих работах о вазописи греков . Пэйну принадлежит заслуга формирования основных методологических принципов исследования, терминологии и иных параметров классификации художественных гончарных сосудов коринфского производства, которые используются в настоящее время. Его работы были связаны с анализом впервые столь значительного массива данных о коринфских глиняных сосудах первого тысячелетия до н. э., который был сформирован в ходе новых систематических до раскопок в Греции (прежде всего, в святилищах богини Ортии в Спарте и Геры в Перахоре). Пэйн суммировал данные обо всех известных ему разновидностях коринфских ваз, связал их с основными этапами исторического развития города и Греции в целом, а также сопоставил основные этапы развития стиля коринфской вазописи и других видов греческого архаического искусства (живописи, скульптуры, торевтики и т. п.). Одним из самых важных выводов Пэйна было «установление связи коринфского [вазового] производства с прото

89 коринфским» и того факта, что «протокоринфская и коринфская вазопись

82 Вальдгауер 1906; Вальдгауер 1914

83 Фармаковский 1909

84 См. Блаватский 1953

85 Соколов 1980. С.72 - 73; Чубова ред. 1980. С. 114; Корпусова 1987. С. 54

Основные работы: Payne 1931; Payne 1933

87 Payne 1931. P. VII

OQ

Ср. Boardman 2006. P. 51: «Все началось с Пэйна и его 'Некрокоринфии'.»

89 Payne 1931. Р. 1

- две стадии развития одного и того же гончарного производства, а не изделия Коринфа и Сикиона»90. Пэйн описал морфологические и художественные особенности аттических91, беотийских92, восточно-греческих93 и италийских (этрусских и апулийских)94 коринфизирующих ваз. Также, основываясь на методах исследования аттических расписных ваз с фигуративным декором, выработанных Дж. Бизли95, Пэйн заложил традицию исследования наиболее ценных в художественном отношении росписей на коринфских вазах как произведений индивидуальных мастеров, которых принято наделять условными именами. Также от Пэйна происходит традиция, согласно которой подобных мастеров объединяют в группы, более или менее соответствующие представлениям о мастерских, в которых они могли работать96.

В этом направлении, разрабатывающем теоретические установки Бизли и Пэйна, в течение 20 столетия работал целый ряд исследовате

97 лей, труды которых посвящены коринфским чернофигурным вазам . Наиболее значительны исследования Р. Д. Хоппера98, Дж. JI. Бенсона", Д. А. Эмикса100, К. Нефта101, П. Лоуренс102, М. и П. Бломбергов103, Л.

90 Payne 1931. Р. 35-42

91 Payne 1931. Р. 190-202

92 Payne 1931. Р. 202-204

93 Payne 1931. Р. 205-206

94 Payne 1931. Р. 206-209

95 См. Главу 5, раздел 5.1

96 См. далее Главу 5, раздел 5.2

97 См. обзор: Атух 1989. Р. 355 - 361

98 Hopper 1949. Р. 162 - 257

99 Прежде всего: Benson 1953.

100 Прежде всего: Атух, Lawrence 1975; Атух 1989

101 Neeft 1987; Neeft 1990

102 Атух, Lawrence 1996; Lawrence 1998. P. 303-322.

103 Blomberg 1983; Blomberg 1996

Грассо104, К. Инголья105. Также в русле заложенной Пэйном классификации с последней трети прошлого века и до настоящего времени целый ряд специалистов (А. Ньюхолл-Стилвелл106, М. Кэмпбэлл107, X. Палмер108, М. Ри-зер109 и другие) разрабатывали проблемы классификации коринфских ваз с нефигуративным декором (орнаментальным, чернолаковым)110.

С конца тридцатых годов двадцатого века в качестве самостоятельной линии также обособились исследования классификации италийских имитаций произведений коринфской вазописи. Наиболее развиты современные представления о коринфизирующей вазописи этрусков. В работах рубежа 1930 - 1940 годов этрусско-коринфский класс вазописи был выделен как таковой111, а разработка проблем классификации этих памятников началась только в 1960-е годы . Современный свод данных об этрусско

113 коринфской вазописи и ее общая типология принадлежат Я. Силади . Си-лади также отметил значительный вклад в разработку отдельных стилистических проблем ранней этрусско-коринфской вазописи, который внес Эмикс114. Ряд актуальных проблем истории и классификации этих ваз также разработан М. Кристофани Мартелли115.

104 Grasso 1999

105 Ingoglia 1999

106 Прежде всего Stillwell 1948; Stillwell, Benson 1984

107 Campbell 1941

108 Прежде всего Biegen, Palmer, Young 1964

109 Corinth. VII, part 5

110 См. также Букина 20106; Букина 2010в

111 Ср. терминологию из справочника для Corpus Vasorum Antiquorum - Ducati 1927. P. 16: «VIII. Ceramica italo-corinzia (sec. VIIo e prima metà del se. VIo. a. C.)»

112 Bellelli 2003; Bellelli 2009. P. 77-78 1

Szilágyi 1992; Szilágyi 1998; см. также библиографический анализ: Bellelli 2009. Р. 80

114 Атух 1965; Атух 1979. См. также ниже Главу 3, подраздел 3.3.2

115 CVA Gela 1; Martelli et al. 1987

В настоящее время одной из основополагающих форм изучения античных расписных ваз в целом является их исследование и классификация в рамках публикации каталогов из серии Corpus Vasorum Antiquorum116; институциональную основу этого проекта составляют музеи, издающие свои вазовые коллекции. При подготовке этих публикаций (как и научных музейных каталогов ваз вообще), помимо всех тех параметров ваз, которые исследуются по отношению к памятникам из раскопок, изучаются также архивные материалы о происхождении, в отдельных случаях, при очевидной необходимости, привлекаются данные технико-технологических и реставрационных исследований, направленных на определение меры подлинности и наличие искажающих поновлений. Перечисленные методы современной музеологии позволяют выделить подлежащие классификации изделия античного ремесла по отношению к их современным имитациям (подделкам).

Таким образом, общий массив данных, накопленный разными дисциплинами современной науки и показывающий специфику памятников коринфской вазописи, весьма значителен. Хотя он преставлен в целом ряде специальных трудов обобщающего характера, не существует ни одной работы, в которой система атрибуции и классификация коринфских расписных сосудов была бы представлена во всей полноте - без пропусков (в силу отсутствия какого-то класса ваз в изучаемом материале) и без противоречий в терминологии (с другими работами, посвященными тем же проблемам; с собственными терминологическими установками автора и т. п.).

1,6 См. Kurtz 2004; Oakley 2009. P. 602 - 604

Научная новизна исследования

Научная новизна настоящего исследования обусловлена, прежде всего, актуальностью поставленных проблем, а также рядом теоретических и практических результатов, впервые достигнутых автором в процессе работы над диссертационным материалом:

1) впервые осуществлено комплексное исследование, направленное на создание системы классификации памятников коринфской вазописи 8-4 вв. до н. э., одного из важнейших феноменов греческой вазописи в целом;

2) собраны, обобщены и систематизированы обширные материалы, имеющие отношение к классификации рассматриваемых ваз, имплицитно существующей в современных искусствоведении и археологии. Основная часть информации систематизирована и проанализирована впервые;

3) представлена процедура атрибуции глиняного сосуда как произведения вазописи древнего Коринфа, которая учитывает наибольшее количество аспектов подобного исследования, доступных современным специалистам в разных областях науки. Междисциплинарный характер этой процедуры обоснован в настоящей диссертации наиболее полно и всесторонне;

4) представлена комплексная классификация коринфских ваз и их античных имитаций, учитывающая наиболее актуальные данные практического и теоретического характера, собранные отечественной и мировой наукой;

5) в научный оборот введены многие сведения, касающиеся коринфских ваз и их античных имитаций, принадлежащих всемирно значимому собранию произведений античного искусства Государственного Эрмитажа.

Методология и методика исследования

Ввиду разнообразия рассматриваемых источников настоящее диссертационное исследование носило междисциплинарный характер.

Применялись эмпирические методы, обычно привлекаемые для сбора информации о материальных памятниках археологического происхождения. Данные эмпирических исследований являются основным материалом, суммируемым при первичной классификации изучаемых ваз; в дальнейшем осуществлялся искусствоведческий, культурологический, конкретно-исторический и сравнительно-исторический анализ; каждое явление рассматривалось в хронологическом аспекте.

К полученным таким образом аналитическим данным применялся метод типологизации, который позволяет отразить выявленное в процессе предшествующего анализа существо и разнообразие явлений, составляющих объект исследования, в целостной классификационной модели. Этот комплексный метод использовался в практическом стремлении к построению классификации коринфских ваз и их античных имитаций и к апробации этой модели при анализе памятников из собрания Государственного Эрмитажа.

Цели и задачи исследования

Основной целью исследования является комплексное изучение и обобщение сложного, значительного и многопланового явления вазописи древнего Коринфа. Подобное обобщение должно быть представлено в виде методически обоснованной целостной системы классификации коринфских и коринфи-зирующих ваз конца 8 - 4 вв. до н. э. Конкретные цели, преследуемые при создании указанной системы, многообразны, так же как многообразны результаты дальнейшего применения самой классификации в интересах искусствоведения, археологии и иных отраслей исторической науки. Это обусловлено тем, что единая классификация необходима как база при выявлении художественного содержания, хронологической атрибуции и культурно-исторической интерпретации отдельных расписных ваз и изображений на них.

Задачи исследования состоят в том, чтобы:

1) систематизировать основные понятия, отражающие разнообразие изучаемых памятников;

2) систематизировать методы, применяемые при такой классификации;

3) выяснить специфику и практическую ценность применения каждого из этих методов к разным классам исследуемых ваз; I и,'

1 V)!

4) представить классификацию, возникающую в результате комплексного применения существующих аналитических методов к объекту исследования;

5) унифицировать терминологию, соответствующую классифицированным стилистико-атрибуционным феноменам.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1) целостное представление о вазописи древнего Коринфа как об историко-художественном явлении может быть составлено посредством классифицирующей системы;

2) анализ техники декора вазы является базовым методом классификации;

3) художественные особенности ваз, описываемых в рамках определенного класса изучаемой системы, обуславливают специфический комплекс методов исследования, применимый к памятникам каждого такого класса;

4) пропорционально-статистический анализ формы и декора вазы является основным методом классификации всех памятников коринфской вазописи;

5) методы сравнительного стилистического анализа и индивидуальной авторской атрибуции применимы к вазам, в силу пластических особенностей, имеющим особое художественное значение.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Результаты, достигнутые в настоящей диссертации, актуальны для современной научной, преподавательской и музейной практики. Сформулированное в ходе диссертационного исследования современное целостное понимание методов, системы атрибуции и классификации произведений коринфской вазописи может найти применение:

1) при дальнейшей научной разработке затронутых в настоящем исследовании исторических и источниковедческих проблем;

2) при обработке материалов раскопок и музейных коллекций, содержащих коринфские и коринфизирующие вазы, а также при составлении соответствующих каталогов и публикаций;

3) при составлении программ экспозиций и экскурсий по экспозициям музеев, в которых представлены произведения античной вазописи;

4) при разработке учебных программ для спецкурсов, а также методических и учебных пособий по истории античного искусства, музеологии и археологии античного мира в высших учебных заведения художественного и исторического профиля.

Апробация результатов исследования

Основные положения и выводы настоящей диссертации были изложены в научных публикациях, список которых прилагается в автореферате, в докладах на научных заседаниях Отдела античного мира и Сектора Греции и Рима Государственного Эрмитажа (2003 - 2012 гг.) и на научных конференциях в России и за рубежом (2007 - 2012 гг.): чтения памяти Б. Б. Пиотровского, чтения памяти В. Ф. Левинсона-Лессинга, конференция памяти Я. И. Смирнова, все - Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург; чтения памяти М. В. Доб-роююнского, СПбГИЖСА им. И. Е. Репина, Санкт-Петербург; четвертый конгресс по древностям Причерноморья «The Bosporus: Gateway between the Ancient West and East (1st millennium ВС - 5th century AD)', Стамбульский университет; сороковая ежегодная конференция Израильского общества развития классических исследований, Университет Бар-Илан, Тель-Авив; коллоквиум «L'Europe du vase antique: collectionneurs, savants, restaurateurs aux XVTIIe et XIXe siècles», Институт истории искусства, Париж. Внедрение результатов исследования включало также участие диссертанта:

1) в обработке коллекции коринфских и коринфизирующих ваз и их фрагментов в Государственном Эрмитаже для публикации в монографиях серии Corpus Vasorum Antiquorum;

2) в организации художественных выставок, в том числе постоянных экспозиций Государственного Эрмитажа, в которых представлены коринфские и корифизирующие вазы.

Структура работы

Структура настоящей диссертации связана с поставленными задачами и обусловлена решением проблемных вопросов в рамках темы исследования. Работа состоит из трех томов. В первом томе представлен текст, основная часть которого состоит из введения, пяти глав и заключения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура», 17.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура», Букина, Анастасия Геннадьевна

Выводы:

1) Исследование коринфских и коринфизирующих ваз с фигуративной росписью, исполненной в чернофигурной технике в настоящее время рассматривается как задача, связанная с постановкой всех проблем, обычно соотносимых с авторскими произведениями изобразительного и декоративно-прикладного искусства — как формально-стилистических, так и содержательных (в той мере, в какой о содержании, нарративного или символического характера, позволяет говорить каждое конкретное рассматриваемое произведение);

2) основным общим методом, позволяющим наиболее полно и всесторонне оценить художественную ЗНЗЯИМостькоринфских и коринфизирующих чернофигурных ваз, является сравнительный формально-стилистический анализ росписи;

3) целью применения к произведениям коринфской и коринфизи-рующей чернофигурной вазописи метода сравнительного формально-стилистического анализа является атрибуция их росписей индивидуальным авторам-вазописцам

4) сумма применяемых современным искусствознанием подходов-модификаций этого метода (Бизли, Пэйн, Бенсон, Силади) представляет собой развивающийся во времени феномен, направление развития которого соотносимо с общим направлением современных гуманитарных наук, . вовлеченных в интерпретацию явлений античной художественной культуры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Памятники вазописи древнего Коринфа и их античные имитации - это произведения древнего художественного ремесла. Это необходимо помнить, чтобы верно судить об абсолютной художественной ценности рассматриваемого в настоящей диссертации феномена в целом.

Изучая его, всегда следует представлять себе все огромное разнообразие художественных качеств массы памятников, которые создавали на протяжении свыше четырехсот лет в гончарных мастерских Коринфа и в тех мастерских, где в свое время коринфянам подражали гончары и вазописцы Аттики, Беотии, Лаконии, других центров греческого материка, Хиоса, Фасоса, греческих и негреческих областей Малой Азии, Северной Африки, Этрурии, Кампании и Южной Италии. Основная часть этих памятников представляет собой утилитарные изделия древнего гончарного промысла, но тем большее значение для понимания закономерностей развития этого ремесла в античности имеют те памятники, при создании которых общие для всего промысла технические средства ложились в основу художественных достижений небывалой дотоле высоты и свободы творческого выражения.

Можно сказать, что не все произведения коринфской и коринфи-зирующей вазописи обладают таким качеством, но все они представляют единый художественно-пластический феномен, создатели которого были носителями общего арсенала технических и творческих средств и приемов создания и декорирования глиняной вазы, использование которого в определенные моменты приводило к созданию произведений искусства высокого, а порой исключительного значения. Не принимая во внимание эти исключительные памятники, невозможно должным образом оценить архаическое искусство Греции в целом. Сосредоточившись только на этих лучших произведениях, и игнорируя весь остальной массив коринфских и коринфизирующих глиняных ваз, невозможно понять природу творчества коринфских ва-зописцев вообще.

Настоящая работа посвящена исследованию феномена коринфской и коринфизирующей вазописи как целого, и это целое рассмотрено во всем его разнообразии.

Наиболее важными результатами этого исследования представляются:

- систематизация коринфских и коринфизирующих ваз в рамках исторически-достоверной классификации (Табл. 135);

- установление зависимости между основополагающими особенностями того или иного класса коринфских и коринфизирующих ваз и методическим комплексом, который необходимо применять для их адекватного исследования.

Выявлен основной метод определения отдельной расписной вазы - как имеющей документированное археологическое происхождение, так и не имеющей такового - в качестве античного произведения коринфских мастеров или их подражателей. Таким методом является эмпирическое исследование комплекса морфологических признаков памятника (технических свойства керамических материалов и формы, общих визуальных характеристик декора) с применением различных приемов, разработанных современным искусствоведением, археологией и точными науками. Вспомогательной процедурой является анализ происхождения памятника, лежащий в области современной музеоло-гии. Определено, что только ваза, носящая специфическое сочетания всех указанных характеристик (касающихся ее морфологии, стилистики и происхождения) является античной коринфской или коринфизирующей.

В связи с тем, что коринфские расписные вазы и их античные имитации представляют собой один из основных источников при исследовании культурных и художественных контактов между народами Средиземноморья во второй половине 8 - 4 вв. до н. э., в диссертации значительное внимание уделено изучению памятников из Северного Причерноморья; часть из них исследована диссертантом впервые. Рассмотренный материал позволяет утверждать, что коринфские керамические сосуды ввозились в Северное Причерноморье с конца 7 до начала 4 в. до н. э. (наибольшее количество памятников относится к 6 -началу 5 в. до н. э.), без сколько-нибудь длительных перерывов, хотя они и не поступали на причерноморский рынок в большом количестве.

Привлекая материалы культурологической интерпретации тех данных, которые приносят исследования в области экспорта коринфских ваз, можно утверждать, что они позволяют ставить проблемы рынка предметов художественного ремесла и заказа в этой области. Очевидно, коринфские вазы с художественной отделкой покупали и продавали ради их собственных достоинств, как произведения прикладного искусства. Можно предполагать, что у купцов-посредников, которые осуществляли торговлю вазами за пределами города, существовало два типа торговых отношений с коринфским Керамиком. Первый - прямые долговременные связи с мастерскими (в этом случае вазы одного типа бывают найдены только в одном районе Средиземноморья, куда их и вывозили). Второй тип - единовременные контакты, когда время от времени в тот или иной район завозили партии товара (тогда сосуды одного типа в большом количестве бывают найдены вместе, на ограниченной территории, и таких мест находки в разных районах заморской греческой торговли может быть не одно). При этом связи первого типа, вероятно, поддерживались в городах, которые в свою очередь служили как центры региональной перепродажи и распространения коринфских ваз. Можно предполагать, что торговцы, вывозившие партии сосудов за пределы Коринфа, заключали договоры на покупку продукции конкретного мастера или целой мастерской, выступая тем самым в роли заказчиков. Иными словами, в период наивысшей интенсивности производства расписных ваз в развитии этого художественного феномена участвовали заказчики, хотя сейчас судить о том, влияло ли их участие на формирование пластической и содержательной составляющей облика коринфских ваз, или трансформация стилистики с течением времени определялась преимущественно ее внутренним развитием и собственными творческими устремлениями коринфских мастеров.

Многообразие коринфских и коринфизирующих глиняных ваз, создававшихся на протяжении более трехсот лет исследованного в настоящей диссертации периода, и украшающих в настоящее время многие музейные собрания мира, очень велико. Для того, чтобы оценить действительное значение явления, которые они представляют для истории искусства и культуры античного мира, необходимы значительные аналитические усилия. Современные искусствоведение, археология, музеология и точные науки располагают целым рядом методов, на основе которых эти вазы могут быть отобраны из общего массива памятников древней керамической продукции, однако, выявленные на этом предварительном этапе произведения нуждаются в многоступенчатой классификации.

Следующие основные выводы касаются установленных в настоящей диссертации ее важнейших параметров и методических принципов:

1) анализ техники декора коринфских и коринфизирующих ваз является базовым для создания их общей классификации;

2) исследование ваз методом пропорционально-статистического анализа форм и аналитической характеристики приемов отделки поверхности показывает целостность коринфской и коринфизирующей вазописи, поскольку позволяет характеризовать общее состояние художественного мастерства коринфских гончаров, вазописцев и их античных подражателей, а также основные профессиональные средства, которыми эти мастера располагали;

3) основными классами памятников коринфской вазописи являются вазы, декорированные без росписи (монохромные), чернолако-вые/черно-полихромные вазы и расписные вазы;

4) в силу вторичности художественного содержания вазы, созданные в подражание афинским краснофигурным вазам и эллинистической керамике «Западного склона»7не должны входить в общую систему классификации произведений вазописи древнего Коринфа;

5) результат пропорционально-статистического и стилистического исследования расписных коринфских ваз, которые можно отнести к разным классам, зависит от сложности художественного содержания изучаемых произведений. Выводы стилистического исследования могут быть в разной степени завершенными;

6) исследование ваз без росписи (монохромных) и чернолако-вых/черно-полихромных коринфского производства может быть осуществлено только на базовом уровне. Такое исследование позволяет определить время создания этих памятников и выявить общие принципы применения декоративных техник. Памятники указанных классов следует рассматривать, прежде всего, как ценный исторический источник, дающий возможность делать выводы археологического и историко-культурного-характера;

7) в отношении ваз с орнаментальными росписями результаты, полученные при базовом анализе, могут быть развиты. При их классификации можно выявлять комплексы стилистически близких памятников, позволяющие ставить проблемы общего художественного контекста, выражаемого понятием «группа ваз». В некоторых случаях к вазам и группам ваз с росписями наивысшего художественного качества применимы принципы сравнительного стилистического анализа, позволяющие ставить и решать общие проблемы авторства, выражаемые понятием «группа мастеров/мастерская»;

8) в отношении ваз с наиболее сложной по художественному содержанию росписью, для их полной и верной оценки, необходимо применять методы сравнительного стилистического анализа. Таковы вазы с фигуративной росписью, исполненной с применением всех техник (в Коринфе - контурной, краснофигурной и чернофигурной; среди коринфизирующих изделий - по преимуществу, в чернофигурной; для Этрурии, в силу особенности взаимодействия в местных условиях чернофигурной и черно-полихромной техник - также в черно-полихромной). Выявляемая в таких случаях стилистическая близость выражается понятием «группа мастеров/мастер»;

9) исследование пластической эволюции линеарного, белого и шаблонного стилей в сопоставлении показывает, что первые два послужили источником для последнего;

10) два из трех рассмотренных орнаментальных стилей коринфской вазописи возникли и развивались параллельно с развитием черно-фигурной вазописи зрелого периода;

11) пластическая система белого стиля произошла как маргинальный вариант от пластической системы чернофигурного стиля со всем графическим и колористическим богатством его второстепенных орнаментов;

12) пластическая система линеарного стиля продолжала субгеометрическую традицию, но она была значительно обогащена элементами (колористическими, иконографическими), появившимися в репертуаре коринфских вазописцев в период развития чернофигурного стиля;

13) период сложения самостоятельной пластической системы шаблонного стиля (вторая половина 6 в. до н. э.) был связан с постепенным отходом вазописцев от технических и изобразительных традиций эпохи чернофигурного стиля;

14) коринфская вазописная традиция, которая отличалась значительной консервативностью, самостоятельно развивалась в течение 5 в. до н. э., и это развитие было преимущественно сосредоточено в области орнаментальных росписей шаблонного стиля;

15) если утрата фигуративного репертуара и навыков изображения человека и животных может рассматриваться как признак упадка вазописной традиции Коринфа, сопровождавшего развитие местного шаблонного стиля, то налицо также и преемственность характерной местной традиции производства высококачественных расписных глиняных сосудов своеобразного стиля;

16) исследование коринфских и коринфизирующих ваз с фигуративной росписью, исполненной в чернофигурной технике| в настоящее

-0 время рассматривается как задача, связанная с постановкой всех проблем, обычно соотносимых с авторскими произведениями изобразительного и декоративно-прикладного искусства - как формально-стилистических, так и содержательных (в той мере, в какой о содержании, нарративного или символического характера, позволяет говорить каждое конкретное рассматриваемое произведение);

17) основным общим методом, позволяющим наиболее полно и всесторонне оценить художественную 51ШИМоСТ£,коринфских и коринфизирующих чернофигурных ваз, является сравнительный формально-стилистический анализ росписи;

18) целью применения к произведениям коринфской и коринфи-зирующей чернофигурной вазописи метода сравнительного формально-стилистического анализа является атрибуция их росписей индивидуальным авторам-вазописцам;

19) сумма применяемых современным искусствознанием подходов-модификаций этого метода (Бизли, Пэйн, Бенсон, Силади) представляет собой развивающийся во времени феномен, направление развития которого соотносимо с общим направлением современных гуманитарных наук, вовлеченных в интерпретацию явлений античной художественной культуры.

В заключение можно отметить, что не только система индивидуальной атрибуции произведений чернофигурной коринфской и корин-физирующей вазописи, но и в целом - система представлений о связанных с этим феноменом центрах производства, его относительной и абсолютной хронологии не является в наши дни устоявшейся. Она может и неминуемо будет подвергнута в дальнейшем пересмотру. Этому, несомненно, будут способствовать дальнейшие археологические исследования, которые принесут новые памятники, а иные из этих памятников - если позволят судить о неизвестных до сих пор классах глиняных ваз, еще не ставших предметом исследования в настоящей диссертации - послужат к развитию и представленной здесь классификации.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина»

Ль"^-/3-57 на правах рукописи

Букина Анастасия Геннадьевна

ВАЗОПИСЬ ДРЕВНЕГО КОРИНФА: СИСТЕМА КЛАССИФИКАЦИИ И АТРИБУЦИИ

Специальность 17.00.04 Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура

Диссертация на соискание ученой степени доктора искусствоведения

Том II

Санкт-Петербург - 2013

ОГЛАВЛЕНИЕ

Список литературы диссертационного исследования доктор искусствоведения Букина, Анастасия Геннадьевна, 2013 год

1. СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ 691. Авдусин 19891. Акимова 20071. Алексеева 19891. Бобринский ред. 19991. Борисковская 19631. Борисковская 1964а1. Борисковская 196461. Борисковская 1965

2. Авдусин Д. А. Основы археологии : Учебник для ВУЗов по спец. «История» / Д. А. Авдусин. — М. : Высшая школа, 1989. — 335 е., ил.

3. Акимова Л. И. Искусство Древней Греции : Геометрика, архаика / Л. И. Акимова. — СПб. : Азбука-классика, 2007. (Новая история искусства). — 396 е., ил.

4. Алексеева Е. М. Раскопки античного города : Инструкция / Е. М. Алексеева // Методика полевых археологических исследований : Сб. ст. / Отв. ред. Д. Б. Шелов ; АН СССР, Ин-т археологии. — Л. : Наука, 1989. — С. 5 — 27

5. Актуальные проблемы изучения древнего гончарства : Коллективная монография / Ред. А. А. Бобринский. — Самара : Самарский Государственный педагогический универститет, 1999. — 232 е., ил.

6. Борисковская С. П. Коринфские кратеры архаического периода в собрании Эрмитажа / С. П. Борисковская // Тез. докл. научн. сессии, посвященной итогам работы Государственного Эрмитажа за 1962 год. — Л. : Государственный Эрмитаж, 1963. —С. 10—11

7. Борисковская С. П. К вопросу о культе Артемиды в архаическом Коринфе / С. П. Борисковская // Тез. докл. науч. сессии, посвященной итогам работы Государственного Эрмитажа за 1963 год. — Л.: Государственный Эрмитаж, 1964. — С. 22 — 23

8. Борисковская С. П. К вопросу о мастерах коринфских ваз первой четверти VI века до н. э. / С. П. Борисковская // Тез. докл. на юбилейной научн. сессии Эрмитажа. Секционные заседания. Октябрь 1964. — Л. : Государственный Эрмитаж, 1964. —С. 26 — 28

9. Борисковская С. П. К вопросу о культе Артемиды в архаическом Коринфе / С. П. Борисковская // Культура античного мира : Сб. ст. к 40-летию научной деятельности В. Д. Блаватского / Отв. ред. А. И. Болтунова. — М.: Наука, 1966. — С. 39 — 45

10. Борисковская С. П. Расписная керамика архаического Коринфа, ее художественное и историческое значение : Дисс. на соискание степени к. и. н. / С. П. Борисковская — Л. : ЛГУ, 1966. — 22 с.

11. Борисковская С. П. К вопросу об ориентализи-рующем стиле в искусстве архаического Коринфа / С. П. Борисковская // ВДИ. — 1968. — №3.1. С. 105 — 115

12. Борисковская С. П. Рецензия : Corinth. Results of excavations conducted by the American School of classical Studies at Athens, v. XIII. New Jersey, 1964 / С. П. Борисковская // CA=PA. — 1968. — №3. — C. 284

13. Борисковская С. П. Аттическая имитация коринфского арибалла первой четверти VI в. до н. э. / С. П. Борисковская // СГЭ. — Вып. XXXII. —1971, —С. 58 — 60

14. Борисковская С. П. О некоторых стилистических группах и мастерах ориентализирующих коринфских ваз / С. П. Борисковская // Культура и искусство античного мира : Сб. ст. — Л.: 1971.1. С. 5 —17

15. Борисковская С. П. Мастера и стилистические группы позднекоринфских ориентализирующих ваз / С. П. Борисковская // ТГЭ. — Т. XIII. —1972, —С. 5 — 16

16. Борисковская С. П. Две коринфские вазы в собрании Эрмитажа / С. П. Борисковская // СГЭ. — Вып. XXXVI. — 1973. — С. 39 — 401. Борисковская 197361. Борисковская 19761. Борисковская 19781. Борисковская 19821. Борисковская 1984

17. Борисковская 1994 Борисковская 19981. Борисковская 19991. Борисковская 20011. Борисковская 20081. Боровкова 1999

18. Борисковская С. П. Коринфский ориентазирую-щий арибалл первой четверти VI в. до н. э. / С. П. Борисковская // СГЭ. — Вып. XXXVII. — 1973. —С. 40 —41

19. Борисковская С. П. Беотийский чернофигурный алабастр / С. П. Борисковская // СГЭ. — Вып. ХЬУП. — 1982. — С. 38 — 39

20. Борисковская С. П. Этрусско-коринфская керамика в собрании Эрмитажа / С. П. Борисковская // ТГЭ. — Т. XXIV (1984). — С. 21 — 33

21. Борисковская С.П. Введение / С. П. Борисковская // Коллекция музея РАИК в Эрмитаже. — С. 22

22. Борисковская С. П. Ранняя греческая керамика из коллекции Генриха Шлимана/ С. П. Борисковская // Шлиман. Петербург. Троя. — С. 70 — 71

23. Борисковская С. П. Коринфская архаическая керамика VII — VI вв. до н. э. из коллекции В. Г. Бока / С. П. Борисковская // Копты : религия, культура, искусств : Тез. докл. конф. памяти В. Г. Бока. — СПб.: Государственный Эрмитаж, 1999. — С. 13 — 15

24. Борисковская С. П. Коринфский сосуд мастера Фьезоле в собрании Эрмитажа / С.П. Борисковская // СГЭ. — Вып. ЫХ. — 2001. — С. 34 — 36

25. Борисковская С. П. Беотийские вазы в Эрмитаже / С. П. Борисковская // ТГЭ. — Т. ХП. — 2008. — С. 5 — 24

26. Боровкова В. Н. Коллекционеры и торговцы керченскими древностями / В. Н. Боровкова ; под. ред. В. Н. Зинько. Керчь : Деметра, 1999. (Древности Керчи. — Вып. 4). — 160 е., ил.1. Борухович 1972

27. Брашинский 1984 Букина 20041. Букина 2008а1. Букина 200861. Букина 20091. Букина 2010а1. Букина 201061. Букина 2010в1. Букина 20 Юг1. Букина 2011

28. Брашинский И. Б. Торговля / И. Б. Брашинский // Археология СССР. — С. 174 — 186

29. Букина А. Г. О системе росписи коринфского кратера из коллекции М. П. Боткина / А. Г. Букина // СГЭ. — Вып. 62. — 2004. — С. 80 — 85

30. Букина А. Г. Коллекция коринфских расписных арибаллов в Эрмитаже / А. Г. Букина // СГЭ. — Вып. 66. — 2008. — С. 5 — 17

31. Букина А. Г. Иконография героя в раннем греческом искусстве ориентализирующего стиля : диадема из собрания А. И. Нелидова / А. Г. Букина//ТГЭ. — Т. 41.—2008.—С. 98 — 107

32. Букина А. Г. Коринфская ольпа из раскопок на острове Березань / А. Г. Букина // СГЭ. — Вып. 67.2009. —С. 80 — 86

33. Букина А. Г. Неоптолем в Трое. Коринфская чер-нофигурная пиксида из собрания Государственного Эрмитажа/ А. Г. Букина // ВДИ. — 2010. — №1.1. С. 179 — 189

34. Букина А. Г. Коринфские вазы с орнаментальными росписями линеарного стиля (по материалам собрания государственного Эрмитажа) / А. Г. Букина // Вестник Нижегородского Университета им. Н. И. Лобачевского. — 2010. — №3 (1).1. С. 351 —357

35. Букина А. Г. Коринфские вазы с росписью силуэтного стиля (по материалам собрания государственного Эрмитажа) / А. Г. Букина // Вестник Томского Государственного Университета. — № 341. —2010. —С. 65 — 71

36. Букина А. Г. Коринфская художественная керамика / А. Г. Букина // Борисфен — Березань. — Вып. 2 = ТГЭ. — Т. 54. — 2010. — С. 7 — 140

37. Букина А.Г. Коринфские котилы шаблонного стиля из Северного Причерноморья в собрании Государственного Эрмитажа / А. Г. Букина // Проблемы истории, филологии, культуры. — Вып. 1 (35). — 2012, —С. 84—102

38. Букина А.Г. Коринфские вазы с орнаментальными росписями белого стиля / А. Г. Букина // СА=РА.2012.—№ 1. —С. 49 — 56

39. Букина А.Г. Коринфские и итало-коринфские вазы в «Каталоге древностей кавалера Пиццати» / А. Г. Букина // Известия Саратовского университета. — Т. 12. — 2012, серия «История. Международные отношения». — С. 42 —- 48

40. Букина А. Г. К установлению типологии поздних керамических сосудов из Коринфа в Северном Причерноморье (материалы Государственного Эрмитажа) / А. Г. Букина // История : электронный научно-образовательный журнал. — 2012.

41. Вып. 8 (16) : Древние общества : междисциплинарные исследования : Электронный ресурс.

42. Режим доступа : http://mes.igh.ru/magazine/ content/k-tipologii .html

43. Букина А. Г. Раффаэле Гарджуло. Каталог коллекции древностей кавалера Пиццати / А. Г. Букина // Материалы чтений памяти Левинсона Лессинга, Государственный Эрмитаж, 2010 (в печати)

44. Букина А. Г., Журавлев Д. В. Коринфские сосуды и их античные имитации в собрании Государственного исторического музея / А. Г. Букина, Д. В. Журавлев // ВДИ (в печати)

45. Букина А.Г., Шувалова О. М., Поздняк А. И., Шлыкова Т. В., Лавинская К. В. Об исследовании и реставрации группы коринфских расписных ваз / А.Г. Букина, О. М. Шувалова, А. И. Поздняк, Т. В. Шлыкова, К. В. Лавинская // СГЭ. — Вып. 70. — С. 66 — 76

46. Вальдгауер О. Ф. Краткое описание собрания ваз императорского Эрмитажа / О. Ф. Вальдгауер. — СПб. : Сенатская типография, 1906. — 81 с.

47. Вальдгауер О. Ф. Краткое описание собрания ваз императорского Эрмитажа / О. Ф. Вальдгауер. — СПб.: Сенатская типография, 1914. — 117 с.

48. Вдовиченко И. И. Античные расписные вазы в Северном Причерноморье (VII — IV вв. до н. э.) / И. И. Вдовиченко. — Симферополь : СОНАТ, 2008. —352 е., ил.

49. Власов В. Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства в 8 (4) томах / В. Г. Власов. — Т. 1. А — Б. — СПб. : ЛИТА,2000. — 534 с.

50. Власов В. Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства в 8 (4) томах /

51. B. Г. Власов. Т. II: Б — В. — СПб. : ЛИТА,2004, —712 с.

52. Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства : в 10 т. / В. Г. Власов. Т. III: Г — 3. — СПб. : Азбука-классика,2005. — 752 с.

53. Гаспаров М. Л. Рец. на : И. В. Шталь. Эпические предания Древней Греции : Гераномахия. Опыт типологической и жанровой реконструкции. М., 1989 / М. Л. Гаспаров // ВДИ. — 1991. — №2. —1. C. 223 — 224

54. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / В. И. Даль. — М.: ОЛМА-ПРЕСС,2001. —В 4 тт.

55. Егорова Т. В. Чернолаковая керамика IV — II вв. до н.э. с памятников Северо-Западного КрЫма : Автореферат дисс. на соискание ст. к. и. н. / Т. В. Егорова. — М. : МГУ, 2006. — 24 с.

56. Капошина С. Из истории греческой колонизации Нижнего Побужья / С. Капошина // МИА. — Вып. 50.1956, —С. 211—254

57. Клейн Л. С. Археологические источники : Учебное пособие / Л. С. Клейн. — Л. : Издательство ЛГУ, 1978. — 120 е., ил.

58. Копейкина Л. В. Формирование и развитие ори-ентализирующего стиля в родосско-ионийской керамике (по материалам раскопок Березани) : Диссертация на соискание степени кандидата искусствоведения / Л. В. Копейкина. — Л. : ЛГУ, 1971. —26 с.

59. Копейкина Л. В. Ориентализирующий стиль, предпосылки и особенности его формирования в Восточноионийской Греции (К вопросу о влиянии Востока на искусство раннеархаической Греции / Л. В. Копейкина // ВДИ. — 1975. — №1. —С. 103 — 116

60. Копейкина Л. В. Расписная керамика архаического времени из античных поселений Нижнего Побужья и Поднепровья как источник для изучения торговых и культурных связей / Л. В. Копейкина // АСГЭ. — Вып. XXVII. — 1986. — С. 27 — 47

61. Корпусова В. Н. Коринфская керамика / В. Н. Корпусова // Культура населения Ольвии и ее округи в архаическое время / Отв.ред. С. Д. Кры-жицкий ; ИА АН УССР. — Киев : Наукова думка, 1987. —С. 53 — 57

62. Коровина А. К. Раскопки некрополя Тирамбы (1966 — 1970) / А. К. Коровина // СГМИИ. — Вып. 8. — 1987. — С. 3 — 70

63. Малев И. Коринфские арибаллы с растительным орнаментом из Ольвии / И. Малев // ИАК. — Вып. 54.1914. —С. 83 — 98

64. Мартынов А. И., Шер Я. А. Методы археологического исследования : Учеб. пособие для студентов ВУЗов / А. И. Мартынов, Я. А. Шер. — М. : Высшая школа, 1989. — 223 е., ил.

65. Неверов О. Я. Коллекция керченских древностей

66. A. В. Новикова / О. Я. Неверов // Боспорские исследования. — Т. 13, —2006. —С. 189 — 206

67. Норов А. С. Путешествие по Сицилии в 1822 году / А. С. Норов. — СПб. : Типография Александра Смирдина, 1828. — 2 т. (492 с.)

68. Петракова А.Е. Теоретические и практические аспекты атрибуции древнегреческой расписной керамики в современном музее / А.Е. Петракова // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2009. — №6 (2). — С. 165 — 171

69. Петракова А.Е. Метод Бизли и проблемы атрибуции античной расписной керамики / А.Е. Петракова // Известия Самарского научного центра РАН.

70. Т. 11. — 2009. — №4 (30) (2). — С. 542 — 549

71. Петракова А. Е. О приобретении коллекции Кам-пана / А.Е. Петракова // Проблемы развития зарубежного искусства. Материалы чтений памяти М.

72. B. Доброклонского, 2011. — СПб. : СПбГИЖСА им. И. Е. Репина, 2012. — С. 18 — 28

73. Сидорова Н. А. Архаическая керамика из Панти-капея / Н. А. Сидорова // МИА. — №. 103. — 1962. —С. 94—148

74. Сидорова Н. А. Архаическая керамика из раскопок Гермонассы / Н. А. Сидорова // СГМИИ. — Вып. 8.1987. —С. 110—136

75. Сидорова Н. А. Керамика архаического периода из раскопок Пантикапея. 1965 — 1985 гг. (кроме аттической чернофигурной) / Н. А. Сидорова // СГМИИ. —Вып. 10. —1992. —С. 131 — 1721. Силантьева 19741. Скуднова 1956

76. Скуднова 1964 Скуднова 19881. Соколов 19801. Соловьев 20051. Соловьев 20081. Стефани 18561. Трофимова 19931. Трофимова 20031. Фармаковский 1909

77. Силантьева П. Ф. Терракоты Пантикапея / П. Ф. Силантьева. — М. ; JI. : Наука, 1974 (Археология СССР. Свод археологических источников. — Вып. Г1-11, ч. 3. Терракотовые статуэтки. Пан-тикапей). — С. 5 — 37

78. Скуднова В. М. Комплекс находок из святилища Кабиров в Нимфее / В. М. Скуднова // КСИИМК. — Вып. 63. — 1956. — С. 128 — 138

79. Скуднова В. М. Раскопки Нимфея 1960 г. / В. М. Скуднова // СГЭ. — Вып. XXV. — 1964. — С. 59 — 62

80. Скуднова В. М. Архаический некрополь Ольвии / В. М. Скуднова ; ред. Борисковская С. П. — J1. : Аврора, 1988. — 184 с.

81. Соколов Г. И. Искусство Древней Греции / Г. И. Соколов. — М. : Искусство, 1980 (Очерки теории и истории изобразительного искусства). — 272 е., ил.

82. Соловьев С. JI. Начало античной эпохи в Северном Причерноморье / С. JI. Соловьев // Борисфен-Березань. — С. 6 — 24

83. Соловьев С. J1. Дом колониста» в археологическом контексте архаической Березани / С. JI. Соловьев // ТГЭ. — Т. 41. — 2008. — С. 216 — 236

84. Стефани JI. Путеводитель по античному отделению Эрмитажа / JI. Стефани // Пропилеи. — Вып. 5. — 1856. —С. 25 —56

85. Трофимова А. А. Кабинет древностей Русского Археологического Институт в Константинополе / А. А. Трофимова // Санкт-Петербург и античность. — С. 67 — 68

86. Трофимова A.A. Античные коллекции Строгановых : от неоклассицизма к эпохе исторических стилей / А. А. Трофимова // Строгановы. Меценаты и коллекционеры / Каталог выставки. Государственный Эрмитаж etc. — СПб. : Славия, 2003. —С. 116 — 117

87. Фармаковский Б. В. Греческое архаическое искусство в связи с искусством Востока : Лекции, чит. в СПбУ в 1907 — 1908 г.: Литогр. изд. на правах рукописи / Б. В. Фармаковский. — СПб. : s. п., 1909. —432 с.

88. Фармаковский Б. В. Архаический период в России / Б. В. Фармаковский // MAP. — Т. 34. — 1914. —С. 15 — 781. Финогенова 20061. Худяк 19521. Чистов 20001. Чубоваред. 19801. Шмидт 19521. Шталь 1989

89. Финогенова С. И. Архаическая керамика Гермо-нассы из раскопок последних лет / С. И. Финогенова // Древности Боспора. — Т. 9. — 2006. — С. 337 — 354

90. Худяк М. М. Раскопки святилища Нимфея 1939 — 1950 гг. / М. М. Худяк // СА=РА. — Т. 16. — 1952, —С. 232 — 282

91. Чистов Д. Е. Акрополь Нимфея в первой половине IV в. до н. э. / Д. Е. Чистов // 2У2ИТ1А: Сб. ст. памятей Ю. В. Андреева / Ред. В. Ю. Зуев. — СПб.: Алетейя, 2000. — С. 242 — 251

92. История искусства зарубежных стран : Первобытное общество, Древний Восток, античность : Учебник / Ред. А. П. Чубова ; Ин-т им. И. Е. Репина : 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Изобразительное искусство, 1980. — 408 е., ил.

93. Шмидт Р. В. Греческая архаическая керамика Мирмекия и Тиритаки / Р. В. Шмидт // МИА. — Вып. 25. — 1952. — С. 236 — 239

94. Шталь И. В. Эпические предания Древней Греции : Гераномахия : Опыт типологической и жанровой реконструкции / И. В. Шталь. — М. : Наука, 1989. —304 е., ил.1. MavcmSou 1994

95. Ahlberg G. Prothesis and ekphora in Greek Geometric Art / G. Ahlberg. — Gothenburg : Akademisk avhandling, 1971 (Studies in Mediterranean Archaeology. — Vol. 32). — 2 v., pis.

96. Amyx 1989 Amyx, Lawrence 1964

97. Amyx, Lawrence 1975 Amyx, Lawrence 1996

98. Akurgal E., Budde L. Vorläufiger Bericht über die Ausgrabungen in Sinope / E. Akurgal, L. Budde. — Ankara : Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1956. — viii +41 p., pis., figs.

99. Akurgal E. Alt-Smyrna. Bd. 1 : Wohnschichten und Athenatempel / E. Akurgal. — Ankara : Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1983. — 160 S., Abb., Taf.

100. Akurgal M. Eine protokorinthische Oinochoe aus Eiythrai / E. Akurgal // IM. — Bd. 42. — 1992. — S. 8396

101. Amyx D. A. The Medallion Painter / D. A. Amyx // AJA. —Vol. 65. — 1961. —P. 1—5

102. Amyx D. A. Some Etrusco-Corinthian Vase Painters / D. A. Amyx // Studi in onore di Luisa Banti. — Rome : L'Erma di Bretschneider, 1965. — P. 1 — 14

103. Amyx D. A. Dodwelliana / D. A. Amyx // CSCA.

104. Vol. 4. — 1971. — P. 29 — 40

105. Amyx D.A. Two Etrusco-Corinthian vases / D. A. Amyx // Studies in honour of Arthur Dale Trendall / Ed. by A. Cambitoglou. — Sydney : Sydney University Press, 1979. — P. 13 — 19

106. Amyx D. A. Corinthian vase-painting of the archaic period / D. A. Amyx. — Berkeley, Los Angeles : University of California Press, 1989. — 3 v.

107. Amyx D. A., Lawrence P. Adversaria critica : in and around the Sphinx Painter / D. A. Amyx, P. Lawrence // AJA. — Vol. 68. — 1964. — P. 387 — 389

108. Anderson 1958 Anderson 1970

109. Anderson 1997 Anderson-Stojanovic 20001. Arafat 20031. Arafat, Morgan 19891. Asian 20021. Bakir 19741. Bakir 1982

110. Beazley 1956 Bellelli 2003

111. Anderson J. K. Old Smyrna : the Corinthian pottery / J. K. Anderson // BSA. — Vol. 53 — 54. — 19581959.—P. 138—152

112. Anderson L. Relief pithoi from the Archaic period of Greek art: Doctoral thesis / L. Anderson. — Rochester : University of Colorado, 1970. — xcvi + 144 p., ills.

113. Anderson M. J. The fall of Troy in early Greek poetry / M. J. Anderson. — Oxford : Clarendon Press, 1997 (Oxford Classical Monographs). —xi + 283 p., ills.

114. Anderson-Stojanovic V. Corinthian West Slope Pottery / V. Anderson-Stojanovic // E' e7uctr||iovikii Si)vdiiar| yia xrjv E>J.t|vigtikíi KepafiiKii. — Athens : 2000. — P. 381 — 385

115. Arafat K. Some Archaic Plainwares from Isthmia / K. Arafat // Griechische Keramik im kulturellen Kontext.1. S. 25—30

116. Arafat K., Morgan C. Pots and potters in Athens and Corinth : a review / K. Arafat, C. Morgan // OJA. — Vol. 8. — 1989. — P. 311 — 346

117. Asian C. Ch. Ilion before Alexander : Protogeometric, Geometric and archaic pottery from D9 / C. Ch. Asian // Studia Troica. — Vol. 12. — 2002. — P. 81 — 130

118. Bakir T. Der Kolonettenkrater in Korinth und Attika zwishen 625 und 550 v. Chr. / T. Bakir. // Beitrage zur Archaeologie. — Bd. 7. — 1974. — 81 p.

119. Bakir T. Korinth seramiginde asían figürünün geli§imi / T. Bakir. — Izmir : Ege Üniversitesi, 1982. — vi + 166 p., pis., figs.

120. Beazley J. D. Attic black-figure vase-painters / J. D. Beazley. — Oxford : Clarendon Press, 1956. — xvi+851 p.

121. Benson J. L. Die Geschichte der Korinthischen Vasen / J. L. Benson. — Basel : Universität, 1953. (Archäologisches Seminar. Arbeiten.). — 142 S., Taf., Abb.

122. Benson J. L. The Three Maiden Group / J. L. Benson // AJA. — Vol. 73. — 1969. — P. 109 — 122

123. Benson J. L. Corinthian kotyle workshops / J. L. Benson // Hesperia. — Vol. 52. — 1983. —P. 311 — 326

124. Benson J. L. Where were the Corinthian Workshops not Represented in the Kerameikos of Corinth (750

125. BC)? / J. L. Benson // Ancient Greek and related pottery. — P. 98 — 102

126. Benson J. L. Middle Protocorinthian Periodization / J. L. Benson // Corinthiaca. — P. 97 — 105

127. Benson J. L. Earlier Corinthian workshops : a study of Corinthian Geometric and Protocorinthian stylistic groups / J. L. Benson. — Amsterdam : Allard Pierson Museum, 1989 (Allard Pierson Series

128. Scripta Minora. — Vol. 1). — 96 p., pis., figs.

129. Bentz J. L. Pottery at Corinth from mid-sixth to mid-fifth century BC : Thesis / J. L. Bentz. — Cincinnati (OH.) : University of Cincinnati, 1982. — xiv+487 p., pis., figs.

130. Biers, Gerhardt Braniff 19941. Birch 1858

131. Biegen, Palmer, Young 1964

132. Bliquez 1977 Blomberg 19831. Blomberg 1996

133. Poetae epici Graeci. Testimonia et fragmenta. Pars I / ed. A. Bernabé ; cum appendice iconographica a R. Olmos confecta. — Leipzig, Berlin : B.G. Teubner, 1996 (1987). (Bibliotheca scriptorum Graecorum et Romanorum Teubneriana. — Fase. 1706). —2 v.

134. Biers W. R. Mass Production, Standardized Parts, and the Corinthian "Plastic" Vase / W. R. Biers // Hesperia. — Vol. 63. — 1994. — P. 509 — 516

135. Biers W. R. 'Plastic' sirens from Corinth, an addendum to Amyx / W. R. Biers // Hesperia. — Vol. 68. — 1999. —P. 135 — 146

136. Birch S. History of ancient pottery in two volumes / S. Birch. — Vol. 1. Egyptian, Assyrian, and Greek. — London : J. Murray, 1858. — vi + 415 p., ills.

137. Bliquez L. J. Frogs and Mice and Athens / L. J. Bliquez // TAPA. — Vol. 107. — 1977. — P. 16 — 25

138. Blomberg M. Observation on the Dodwell Painter / M. Blomberg. — Stockholm : University of Stockholm, 1983 (Medelhavsmuseet Memoir Bd. 4). — 92 p., ills.

139. Blundell, Sorkin Rabinowitz 20081. Boardman 19741. Boardman 1975

140. Boardman 1987 Boardman 19931. Boardman 19981. Boardman 20011. Boardman 20021. Boardman 20061. Boardman, Hayes 1966

141. Blundell S., Sorkin Rabinowitz N. Women's bonds, women's pots : adornment scenes in Attic vase-painting/ S. Blundell, N. Sorkin Rabinowitz // Phoenix. — Vol. 62, No. 1/2. — 2008. — P. 115 — 144

142. Boardman J. Athenian black figure vases : a Handbook / J. Boardman. — London : Thames and Hudson, cl974. — 252 p., ills.

143. Boardman J. Athenian red figure vases, the archaic period : A handbook / J. Boardman. — London : Thames and Hudson, cl975. — 252 p., ills.

144. Boardman J. Silver is white / J. Boardman // RevArch. — 1987. — P. 279 — 295

145. Boardman J. The Greeks overseas : their early colonies and trade : 4th ed. / J. Boardman — London : Thames and Hudson, 1999. — 304 p., ills.

146. Boardman J. Early Greek vase painting, 11th — 6th centuries BC : a Handbook / J. Boardman. — London: Thames and Hudson, 1998. — 287 p., ills.

147. Boardman J. The History of Greek Vases : Potters, Painters and Pictures / J. Boardman. — London : Thames and Hudson, 2001.— 320 p., ills.

148. Boardman J. Greeks in Syria : pots and peoples / J. Boardman // Greek settlements in the Eastern Mediterranean and the Black Sea / Ed. by G. R. Tsetskhladze, A. M. Snodgrass. — Oxford : Archaeopress, 2002. — P. 1 — 16

149. Boardman, Schweizer 1973 Boedeker 20031. Bol 1989 Borda 1976

150. Boriskovskaya 1965 Boriskovskaya 19671. Bouzek 1990 Bouzek 2007

151. Boardman J., Schweizer F. Clay Analyses of Archaic Greek Pottery / J. Boardman, F. Schweizer // BSA. — Vol. 68. — 1973. — P. 267 — 283

152. Bol P. Argivische Schilde / P. Bol. — Berlin, New York : Walter de Gruyter, 1989. — (Olympische Forschungen Bd. 17). — ix + 176 p., pis., ills

153. Borda M. Ceramica e Terrecotte Greche, Etrusche e Italiche del Museo Civico di Treviso / M. Borda. — Trevizo : Marton, 1976 (Collezioni e Musei Archeologici del Veneto). — 199 p., ills.

154. Boriskovskaya S. P. Le Maitre des Duells corinthien / S. P. Boriskovskaya // Bulletin du Musee Hongrois des Beaux-Arts (Budapest). — Vol. 27. — 1965. — P. 7 — 12

155. Bouzek J. Studies of Greek pottery in the Black Sea area / J. Bouzek. — Prague : Charles University, 1990. — 199 p., ills.

156. Bouzek J. Greek fine pottery in the Black Sea region / J. Bouzek // Ancient Greek colonies in the Black Sea 2 / Ed. by Grammenos D. V., Petropoulos E. K.

157. Oxford : Archaeopress, 2007 (BAR international series ; 1675 (1-2)). — P. 1221 — 12621. Brann 1962

158. Brammer 1973 Broneer 1950 Brownlee 2003 Bruni 2009 Bukina 2010 Bukina, Chugunova2013

159. Bukina, Petrakova, Phillips 2013 Bunsen 1834

160. Brammer F. Vasenlisten zur griechischen Heldensage : 3., erw. Aufl. / F. Brammer. — Marburg : Elwert, 1973. — xii + 646 p.

161. Broneer O. Terracotta Altars from Corinth / О. Broneer // Hesperia. — Vol. 19. — 1950. P. 370 — 375

162. Brownlee А. B. Workshops in the Potters' Quarter / American School of Classical Studies at Athens ; A. B. Brownlee // Corinth XX. — P. 181 — 194

163. Bruni S. Le ceramiche corinzie ed etrusco-corinzie / S. Bruni. — Bari : Edipuglia, 2009 (Gravisca. Scavi nel santuario greco. — Parte II, vol. 2). — 255 p., ills.

164. Bukina A. G. Ilioupersis on a Corinthian black-figured pyxis in the State Hermitage Museum / A. G. Bukina // Antike Kunst. — Bd. 53. — 2010. — S. 3 — 11

165. Bunsen Ch. Monuments de l'art antique. Vases peints / Ch. Bunsen // Annali dell'Instituto. — Vol. 6. — 1834. —P. 40 — 86

166. Callipolitis — Feytmans 1962 Callipolitis — Feytmans D. Évolution du platcorinthien / D. Callipolitis — Feytmans // BCH. — Vol. 86. — 1962. — P. 117 — 164

167. Callipolitis — Feytmans 1973

168. Callipolitis — Feytmans 19861. Campbell 19411. Carter 20061. Caskey 19761. Cerchiai 19901. Chamay, Maier 19841. Clark, Elston, Hart 20021. Cohen 2006a1. Cohen 2006b

169. Callipolitis — Feytmans D. Origine de la pyxis convexe et sans anses à Corinthe / D. Callipolitis — Feytmans // Archaiologike ephemeris. — 1973. — P. 1 — 18

170. Callipolitis — Feytmans D. Import of Protocorinthian and Trasitional Pottery into Attica / D. Callipolitis — Feytmans // Corinthiaca. — P. 168 — 177

171. Campbell M. T. Later Corinthian pottery : Thesis / M. T. Campbell. — Bryn Mawr (PA) : Bryn Mawr College, 1941. — xvii + 216 p., ills.

172. Carter J. C. Discovering the Greek countryside at Metaponto / J. Carter. — Ann Arbor (MI) : University of Michigan, c2006. — xxviii + 287 p., ills.I

173. Caskey M. E. Notes on Relief Pyrhoi of the Tenean-Boiotian Group / M. E. Caskey // AJA. — Vol. 80 (1976). —P. 19 — 42

174. Chamay J., Maier J. L. Céramiques corinthiennes : Collection du docteur Jean Lauffenburger / J. Chamay, J. L. Maier. — Geneva : Association "Hellas et Roma", 1984 (Hellas et Roma. — Vol. 3). — 184 p., ills.

175. Clark A. J., Elston M., Hart M. L. Understanding Greek Vases : A Guide to Technical Terms / A. J. Clark, M. Elston, M. L. Hart. — Los Angeles (CA) : J. Paul Getty Museum, 2002. — 176 p., ills.

176. Cohen B. Six's Technique : Black ground / B. Cohen // Colors of Clay : Special Techniques in Athenian Vases : Exhibition catalogue / Ed. B. Cohen. — Los Angeles (CA) : J. Paul Getty Museum, 2006. — P. 72 — 80

177. Coldstream 1977 Coldstream 19941. Coldstream 2008

178. Coldstream, Eiring, Forster 20011. Cook 19591. Cook 19651. Cook 19811. Cook 1997

179. Coldstream J. N. Greek Geometric pottery : a survey of ten local styles and their chronology / J. N. Coldstream. — London : Methuen, 1968. — xxxix + 465 p., pis., figs.

180. Coldstream J. N. Geometric Greece / J. N. Coldstream.1.ndon : Ernest Benn, 1977. — 405 p., ills.

181. Cook R. M. Die Bedeutung der bemalten Keramik für den griechischen Hände / R. M. Cook // Jdl. — Bd. 74. — 1959. — S. 114 — 123

182. Cook R. M. Clazomenian Sarcophagi / R. M. Cook.

183. Mainz-am-Rhein: P. von Zabern, 1981 (Kerameus Bd. 4). — viii +183 p., pis., figs.

184. Cook R. M. Greek painted Pottery : 3rd edition / R. M. Cook. — London, New York : Routledge, 1997.xxiv + 390 p., ills.

185. Cook, Dupont 2003 Coulié 2002 Cuomo di Caprio 1984 D'Angelo 2006

186. De Julius, Loiacono 1985 Dehl 19841. Dehl — von Kaenel 1995

187. Demand 2011 Denoyelle, Iozzo 20071. Deoudi 2005

188. Cook R. M., Dupont P. East Greek pottery / R. M. Cook, P. Dupont. — London, New York : Routledge, 2003 (1998). — xxix + 226 p., ills.

189. Coulié A. La céramique thasienne à figures noires / A. Coulié. — Athènes : Ecole française dAthènes, 2002, —256 p., pis., figs.

190. Cuomo di Caprio N. Pottery Kilns on Pinakes from Corinth / N. Cuomo di Caprio // Ancient Greek and related pottery. — P. 72 — 82

191. De Julius E., Loiacono D. Taranto. II Museo Archaeologico / E. De Julius, D. Loiacono. — Taranto : Mandese Editore, 1985. — 491 p., ills.

192. Dehl Ch. Die korinthische Keramik des 8. Und frühen 7. Jhs. V. Chr. In Italien : Untersuchungen zu ihrer Chronologie und Ausbreitung / Ch. Dehl. — Berlin : Mann, 1984. — 302 S., Abb.

193. Demand N. H. The Mediterranean context of early Greek history / N. H. Demand. — Oxford : Wiley-Blackwell, 2011. — xvi + 353 p., ills.

194. Denoyelle M., Iozzo M. La céramique grecque d'Italie méridionale et de Sicile : productions coloniales et apparentées du Ville au Ille siècle av. J.-C. / M. Denoyelle, M. Iozzo. — Paris : Picard, 2007. —255 p., ills.

195. DeVries K. Eight-century pottery. Evidence for the dates of Greek settlement in the West / American School of Classical Studies at Athens ; K. DeVries // Corinth XX. — P. 141 — 156

196. De Witte J. Description des antiquités et objets d'art qui composent le cabinet de feu M. le chevalier E. Durand / J. De Witte. — Paris : F. Didot frères, 1836. —iv +544+ 2 p.

197. Domínguez A. J. Archaic Greek Pottery in the Iberian Peninsula. Its Presence in Native Contexts / A. J. Domínguez // Griechische Keramik im kulturellen Kontext. — S. 201 — 204

198. Domínguez A. J., Sánchez C. Greek pottery from the Iberian Peninsula : Archaic and classical periods / A. J. Domínguez, C. Sánchez ; ed. by G. R. Tsetskhladze. — Leiden, Boston, Köln : Brill, 2001. — xvi+ 501 p., ills.

199. Drower M. S. Flinders Petrie : a life in archaeology / M. S. Drower ; American Council of Learned Societies. — Madison (Wise.) : University of Wisconsin Pres, 1995 (Wisconsin studies in classics). — xxiv + 500 p., pis., figs.

200. Ducati P. Ceramica della Penisola Italiana / P. Ducati // Union académique internationale. Classifications des céramiques antiques. — Paris : H. Champion, 1927. —Vol. 1. Ch. 9.—P. 1—32

201. Dugas Ch. Exploration archéologique de Délos faite par l'École française d'Athènes. — Fase. X : Les vases de l'Héraion / Ch. Dugas. — Paris : Ecole française d'Athènes, 1928. — vi + 202 p., pis.

202. Dugas Ch. Exploration archéologique de Délos faite par l'École française d'Athènes. — Fase. XVII : Les vases orientalisants de style non mélien / Ch. Dugas. — Paris : Ecole française d'Athènes, 1935. — 128 p., pis.

203. Duruy V. History of Rome, and of the Roman people, from its origin to the establishment of the Christian empire / V. Duruy ; translated by M. M. Ripley, W. F. Clarke ; ed. by J. P. Mahaffy. — London, Boston (MA) : Kelly & co., cl883

204. Edwards Ch. M. Corinthian Moldmade Bowls : The 1926 Reservoir / Ch. M. Edwards // Hesperia. — Vol. 55. — 1986. — P. 389 — 419

205. Effenberger A. Das Symposion der Seligen. Zum Entschtehung und,Deutung der Totenmahlreliefs / A. <' Effenberger //^BF. — Bd. 14. — 1972. — S. 128 —163

206. Eichler F. Korinthische Nachahmungen attischer weissgrundiger schwarzornamentierter Lekythen / F. Eichler // AA. — 1941. — S. 63 — 70

207. Ervin M. A relief pithos from Mykonos / M. Ervin // APXAIOAOTIKOY AEATIOY. — Vol. 18. —1963.1. P. 37 — 75

208. Farnsworth M. Greek Pottery : A Mineralogical Study / M. Farnsworth // AJA. — Vol. 68. — 1964. — P. 221—228

209. Farnsworth M. Corinthian Pottery : Technical Studies / M. Farnsworth // AJA. — Vol. 74. —1970. — P. 9 — 20

210. Farnsworth M., Simmons I. Coloring Agents for Greek Glazes / M. Farnsworth // AJA. — Vol. 67.1963.—P. 389 —396

211. Felsch R. C. S. Kalapodi. Ergebnisse der Ausgrabungen im Heiligtum der Artemis und des Apollon von Hyampolis in der antiken Phokis / R. C. S. Felsch. — Bd. 1. — Mainz-am-Rhein : P. von Zabern, 1996. — xvii + 371 S., Taf., Abb.

212. Felsch R. C. S. Kalapodi. Ergebnisse der Ausgrabungen im Heiligtum der Artemis und des Apollon von Hyampolis in der antiken Phokis / R. C. S. Felsch. — Bd. 2. — Mainz-am-Rhein : P. von Zabern, 2007. — xvi + 558 S., Taf., Abb.

213. Flinders Petrie W. M. Methods and aims in archaeology / W. M. Flinders Petrie. — New York : Macmillan, 1904. — xvii + 208 p., ills.

214. Franciosi V. Importazioni ceramiche corinzie e imitazioni locali dall'area archaeologica di S. Restituta : Lacco Ameno D'Ischia, 8. sec. a. C. / V. Franciosi. — Quarto : Jovene, 2002. — 103 p., ills.

215. Furtwängler A. Kentuarenkampf und Löwenjagd^ auf zwei archaischen Lekythen / A. Furtwängler // AZ. —Jhrg.41. — 1883. —S. 153 — 162

216. Furtwängler A. Königliche Museen zu Berlin : Beschreibung der Vasensammlung in Antiquarium / A. Furtwängler. — Berlin : W. Spemann, 1885. — 2 v. (xxix+ 1105 S., Abb.)

217. Gargiulo R. Cenni sulla maniera di rinvenire i vasi fittili Italo-Greci sulla loro costruzione, sulle loro fabbriche più distinte e sulla progressione e decadimento dell'arte vasaria / R. Gargiulo. — Naples : Stamp. Regale, 1831. — II + 39 p.

218. Gasser A. Die korinthische und attische Importkeramik vom Artemision in Ephesos / A. Gasser. — Wien : Schindler, 1990 (Forschungen in Ephesos veröffentlicht vom Österreichischen Archäologischen Institut in Wien. — Bd. XII/1). — 101 S., Taf., Abb.

219. Gassner V., Trapicler M. Fabrics from Korinthos (Corinth) / V. Gassner, M. Trapicler // FACEM (version 06/06/2011)

220. Gerhard E. Remarques sur les vases pseudophéniciens / E. Gerhard // Annali dell'Instituto. — Vol. 19. — 1847. — P. 408 — 414

221. Gerharz, Lantermann, Spennermannd 1988 Gerharz R. R., Lantermann R.,

222. Gex K. Eretria : fouilles et recherches. — Vol. 9 : Rotfïgurige und weissgrundige Keramik / K. Gex.1.usanne : Payot, 1993. — 136 p., pis., ill.

223. Gibson-Wood C. Studies in the Theory of Connoisseurship from Vasari to Morelli / C. Gibson-Wood. — London : Garland, 1988. — 359 P

224. Giudice F., Tusa S., Tusa V. La collezione archeologica del Banco di Sicilia / F. Giudice, S. Tusa, V. Tusa. — Palermo : Guida, 1992. — 2 v. (267 + 240 p., ills.)

225. Greek and Roman antiquities in the Hermitage = Искусство Древней Греции и Рима в Эрмитаже : Альбом / Сост. К. С. Горбунова, И. И. Саверкина. — Л. : Аврора, 1975. — 20 + 58. p., pis., figs.

226. Greiveldinger A. Sur l'identité des dédicants de pinakes de Penteskouphia (Corinthe) / A. Greiveldinger // Griechische Keramik im kulturellen Kontext. — S. 80 — 86

227. Guarducci M. Epigrafía greca. Pt. 1 : Caratteri e storia della disciplina. La scrittura greca dalle origini all'etá imperiale / M. Guarducci. — Roma : Istituto Poligrafico dello Stato, Libreria dello Stato, 1967.— xii + 594 p., ills.

228. Hampe R. Frühe griechische Sagenbilder in Böotien / R. Hampe. — Athens : Deutsches archäologisches institut, 1936. — 9. + 111 + [2] S., Taf., Abb.

229. Harari M. A short history of Pygmies in Greece and Italy / M. Harari // Greek Identity in the Western Mediterranean. Papers in honour of Professor В. B. Shefton / Ed. by Lomas К. — Leiden : Brill, 2004 (Mnemosyne Supplement 246). — P. 163 — 190

230. Harrison A. Chronological method and the Study of Corinthian Pottery / A. Harrison // Hephaistos. — Bd. 14. — 1996. — S. 193 — 216

231. Hasaki E.Ceramic kilns in Ancient Greece : Technology and organization of ceramic workshops : PhD Thesis / E. Hasaki; University of Cincinnati (MA). — 2002. Manusript. — x + 452 p., pis.

232. Hayes J. W. Greek and Greek-style painted and plain pottery in the Royal Ontario Museum / J. W. Hayes. — Toronto, 1992. — 223 p., ills.

233. Hedreen G. Capturing Troy. The narrative function of landscape in archaic and early classical Greek art / G. Hedreen. — Ann Arbor (MI): University of Michigan Press, 2001. — vi + 297 p., pis., figs.

234. Heiden J. Korinthische Keramik / J. Heiden // Archaische Keramik aus Olympia / Deutsches Archäologisches Institut. — Berlin, New York : Walter de Gruyter, 2000 (Olympische Forschunge. — Band 28). — S. 170 — 197, 305, 316

235. Herbert S. The Torch-Race at Corinth / S. Herbert // Corinthiaca. — P. 12 — 24

236. Hoffman H. Erwerbungen der Antikenabteilung 1961 — 1963 / H. Hoffman // HambJarb. — Bd. 8. — 1963. —S. 205 —2291. Hoffman 19631. Hoffmann 19971. Horsnaes 2001

237. Hoffmann H. Sotades : Symbols of Immortality on Greek Vases / H. Hoffman. — Oxford : Clarendon Press, 1997. — xvi + 205 p., ills.

238. Horsnses H. Miniature pottery and the question of domestic cult in Lucania / H. I lorsnees // Ceramics in context. — P. 77 — 88

239. Hopper 1949 Hurwit 2002 Ingoglia 19991.goglia 20031. Jacobsen 20071. Jahn 18541. Jameson 19941. Janko 19851. Jenkins 19121. Johansen 1923

240. Hopper R. J. Addenda to Necrocorinthia / R. J. Hopper // BSA. — Vol. 44. — 1949. — P. 162 — 257

241. Jahn O. Beschreibung der Vasensammlung König Ludwigs in der Pinakothek zu München / O. Jahn. — München : s. n., 1854. — ccxlvi + 2. + 389 +1. p., Taf., Abb.

242. Janko R. The Iliad : A Commentary / R. Janko ; gen. ed. by G. S. Kirk. — Vol. 4 : Books 13 — 16. — Cambridge : Cambridge University Press, 1993. — XXV + 459 p.

243. Jenkins R. J. H. A Corinthian Plastic Vase in the National Museum at Athens / R. J. H. Jenkins // JHS. — Vol. 55. — 1935. — P. 124 — 127

244. Johansen K. F. Céramiques argivo-corinthiennes / K. F. Johansen // Union académique internationale. Classifications des céramiques antiques. — Paris :

245. H. Champion, 1927, —Vol. 1. Ch. 11. — P. 1 — 16

246. Johnston A. W. Review : Pottery from Corinth Elizabeth G. Pemberton (with a contribution by Kathleen Warner Slane) : Corinth, Vol. XVIII, part

247. Johnston A. W. Trademarks on Greek vases : Addenda / A. W. Johnston. — Warminster : Aris & Phillips, 2006. —241 p. ill.

248. Jones R. E. Greek Potters' Clays : Questions of selection, availability, and adaptation / R. E. Jones // Ancient Greek and related pottery. — P. 21 — 30

249. Jones A., MacGregor G. Colouring the Past : The Significance of colour in archaeological research / A. Jones, G. MacGregor. — London : Berg, 2002. — xv + 250 p., ills.

250. Kilinski 1986 Kilinski 19901. Kirk 19851. Kocybala 1999

251. Korsunska 1930 Kraiker 19511. Kreikenbom 20021. Kreuzer 2005

252. Kanowski M. G. Containers of classical Greece : a handbook of shapes : indexes to the Corpus Vasorum Antiquorum. / M. G. Kanowski. St. Lucia (Queensland), New York : University of Queensland Press, 1984. 207 p., ills.

253. Karo G. De arte vascularia, antiquissima quaestiones : Dissertation / G. Karo ; Rheinische Friedrich-Wilhelms-Universität Bonn. — Manuscript, 1896. —43 p., pis., figs.

254. Kerr K., Wood T. Science and Civilisation in China. — Vol. 5 : Chemistry and Chemical Technology, Part 12 : Ceramic Technology / K. Kerr, T. Wood. — Cambridge : Cambridge University Press, 2004. — 968 p.

255. Kilinski K. II. Corinthiazing Art of Boeotian Horse-bird Painter / K. Kilinski // Corinthiaca. — P. 127 — 133

256. Kilinski K. II Boeotian Black Figure Vase Painting of the Archaic Period / K. Kilinski. — Mainz-am-Rhein : P. von Zabern, 1990. —xiii + 191 p., pis., figs.

257. Kirk G. S. The Iliad : A Commentary. — Vol. 1 : Books 1-4 / G. S. Kirk; gen. ed. G. S. Kirk. — Cambridge : Cambridge University Press, 1985. — xxv + 409 p.

258. Korsunska S. Einige antike Vasen der Ermitage / S. Korsunska // AA. — 1930. — S. 4 — 13

259. Kraiker W. Aigina, die Vasen des 10. bis 7. Jahrhunderts v. Chr. / W. Kraiker. — Berlin Mann, 1951. — 98 s., Taf., Abb.1. Gebr.

260. Kreikenbom D. Reifarchaische Plastik / D. Kreikenbom // Die Geschichte der antiken Bildhauerkunst / Herg. von P. C. Bol. — Bd. 1 : Frühgriechische Plastik / Bearb. von Peter C. Bol et al. — Mainz-am-Rhein : P. von Zabern, 2002. — S. 133 — 169

261. Kreuzer B. Zurück in die Zukunft? "Homerische" Werte und "solonische" Programmatik auf dem Klitiaskrater in Florenz II / B. Kreuzer // ÖJh. — Bd. 74. — 2005. — S. 175 — 2241. Kramer 1837

262. Kristensen 2001 Kixbler 1976

263. Kuehni 2003 Kukahn 1936 Kunze 1950 Kurtz 1983

264. Kurtz 2004 Kurtz ed., 1985

265. Kurtz, Boardman 1985 Kustermann Graf 2002

266. Kramer G. Über den Styl und die Herkunft der bemahlten griechischen Thongefässe : eine kunstgeschichtliche Abhandlung / G. Kramer. — Berlin :s. n., 1837, —238 S.

267. Kristensen R. Protocorinthian pottery in Greek sanctuaries / R. Kristensen // Ceramics in context. — P. 61—70

268. Kübler K. Kerameikos. Ergebnisse der Ausgrabungen. Bd. 7 : Die Nekropole der Mitte des 6. bis Ende des 5. Jahrhunderts / K. Kübler. — Berlin : Walter de Gruyter, 1976. — x + 244 S., ills

269. Kuehni R. G. Color Space and Its Divisions : Color Order from Antiquity to the Present / R. G. Kuehni. — New York: John Wiley & Sons, 2003. — 434 p., ills.

270. Kukahn E. Der griechische Helm / E. Kukahn. — Marburg : Buchdruckerei H. Bauer, 1936. — vi + 108 S., Abb.

271. Kunze E. Archaische Schildbänder / E. Kunze. — Berlin : Walter de Gruyter, 1950. (Olympische Forschungen. — Bd. 2). — xvi + 261 p., Taf., Abb.

272. Kurtz D. C. Beazley and the Connoisseurship of Greek Vases / D. C. Kurtz // Greek Vases in the J. Paul Getty Museum. — Vol. 1. — Malibu (CA) : J. Paul Getty Museum, 1983. (J. Paul Getty Museum, Occasional papers in antiquities. — Vol. 1). —P. 237 — 250

273. Kurtz D. A Corpus of Ancient Vases. Hommage ä Edmond Pottier / D. C. Kurtz // RevArch. — 2004. Partie 2. — № 3 8. — P. 259 — 286

274. Beazley and Oxford : Lectures delivered in Wolfson College, Oxford, 28 June 1985 / Dietrich von Bothmer et al.; ed. by D. Kurtz. — Oxford : Oxford University Committee for Archaeology, 1985. — 71 p., ills.

275. Kurtz D., Boardman J. Thanatos. Tod und Jenseits bei den Griechen / D. Kurtz, J. Boardman. — Mainz-am-Rhein : P. von Zabern, 1985 (Kulturgeschichte der antiken Welt. — Bd. 23). — 481 p., pis., figs.

276. Madigan B. Corinthian and Attic vases in the Detroit Institute of Arts : Geometric, Black-Figure and Red-Figure / B. Madigan. — Leiden, Boston : Brill, 2008. — xiv + 80 p., pis., figs.

277. Manakidou E. Korinthische und attische Importkeramik der archaischen Zeit aus der Siedlung von Karabournaki, Nordgriechenland / E. Manakidou // Griechische Keramik im kulturellen Kontext. — S. 193 — 196

278. Mannack Th. Griechische Vasenmalerei: eine Einfuhrung / Th. Mannack. — Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft., 2012. — 192 p., ills.

279. McPhee I. D. Review Corinth VII,iv /1. D. McPhee // AJA. — Vol. 82. — 1978. — P. 563 — 564

280. McPhee I. D. Local Red Figure from Corinth, 1973 — 1980 /1. D. McPhee // Hesperia. — Vol. 52 (1983). —P. 137 — 153

281. McPhee I. D. A Corinthian Red-Figured Calyx-Krater and the Dombrena Painter /1. D. McPhee // OJA. — Vol. 10, —1991. —P. 325 — 334

282. McPhee 1997 McPhee 2005 McPhee, Kartsonaki 20101. McPhee, Pemberton 2012

283. McPhee, Trendall 1986 Mee 2011 Merker 2003 Merker, Williams 2006

284. Meyboom 1978 Milanese 2007a

285. McPhee I. Stemless bell-kraters from ancient Corinth /1. D. McPhee /1. D. McPhee // Hesperia.

286. Vol. 66. — 1997. — P. 99 — 145

287. McPhee I. D. The Corinth oinochoe. One- and two-handled jugs in ancient Corinth /1. D. McPhee // Hesperia. — Vol. 74. — 2005. — P. 41 — 94

288. McPhee I. D., Kartsonaki E. Red-Figure Pottery of Uncertain Origin from Corinth: Stylistic and Chemical Analyses /1. D. McPhee, E. Kartsonaki // Hesperia. — Vol. 79. — 2010. — P. 113 — 143

289. McPhee I. D., Trendall A. D. Six Corinthian Red-Figure Vases /1. D. McPhee, A. D. Trendall // Corinthiaca. — P. 453 — 486

290. Mee C. Greek archaeology : A thematic approach / C. Mee. — Chichester : Wiley-Blackwell, 2011. — xli + 330 p., ills.

291. Merker G. S. Corinthian Terracotta Figurines : The Development of an Industry / G. S. Merker // Corinth XX. — P. 233 — 245

292. Meyboom P. G. P. Some observations on narration in Greek art / P. G. P. Meyboom // Mededelingen van het Nederlands Instituut te Rome. — Vol. 40.1978.—P. 55 —72

293. Moignard E. Review : The Methods of Beazley and Pottier. Approaches to the Study of Attic Vases : Beazley and Pottier by P. Rouet ; L. Nash / E. Moignard // The Classical Review, New Series. — Vol. 53, No. 1. — 2003. — P. 226 — 227

294. Morgan C. Corinth, the Corinthian Gulf and Western Greece during the Eighth Century BC / C. Morgan // BSA. — Vol. 83. — 1988. — P. 313 — 338

295. Morgan C., Tsetskhladze G. R. Attic fine pottery of the archaic to Hellenistic periods in Phanagoria / C. Morgan, G. R. Tsetskhladze. — Leiden : Brill, 2004.—107 p., ills.

296. Morgan C., Arafat K. W. Pots and Potters in Corinth and Athens : A review / C. Morgan, K. W. Arafat // OJA. — Vol. 8. — 1989. — P. 311 — 346

297. Morgan C., Whitelaw T. Pots and Politics : Ceramic Evidence for the Rise of the Argive State / C. Morgan, T. Whitelaw // AJA. — Vol. 95. —1991. — P. 79 —108

298. Muellner L. The Simile of the Cranes and Pygmies a Study of Homeric Metaphor / L. Muellner // TAP A.

299. Vol. 93. — 1990. — P. 59 — 101

300. Munsell A. H. A Pigment Color System and Notation / A. H. Munsell // AJP. — Vol. 23.—No 2. — 1912.—P. 236 — 244

301. Murray O. Das frühe Griechenland / O. Murray. — München : Deutscher Taschenbuch, 1982 (DTV Geschichte der Antike). — 411 S., Abb.

302. Nagy G. Greek Literature. — Vol. 4 : Greek Literature in the Classical Period : the Poetics of Drama in Athens / G. Nagy. — London, New York : Routledge, 2001. — 350 p.

303. Neeft C. W. The Dolphin Painter and his workshop, A Corinthian atelier busy on small oil-vases / C. W. Neeft // Id. Studies in the chronology of Corinthian pottery. — Amsterdam : Universiteit van Amsterdam, 1984. — P. 113 — 170

304. Neeft C. W. Addenda et corrigenda to D. A. Amyx, Corinthian vase-painting of the archaic period / C. W. Neeft. — Amsterdam : Allard Pierson Museum, 1990 (Allard Pierson Series — Scripta Minora. — Vol. 3). — 167 p.

305. Neeft C. W. The Bayrakli Painter / C. W. Neeft // Oudheidkundige mededeelingen van het Rijksmuseum van Oudheden te Leiden. — Vol. 77.1997.—P. 107—120

306. Newhall A. The Corinthian Kerameikos / A. Newhall // AJA. — Vol. 35. — 1931. — P. 1 — 30

307. Noble J. V. An Overview of the Technology of Greek and Related Pottery / J. V. Noble // Ancient Greek and related pottery. — P. 33 — 43

308. Nurettin A. Zur Frage der Kolonization Kilikiens anhand der griechischen Importkeramik / A. Nurettin // Griechische Keramik im kulturellen Kontext. —S. 258 — 261

309. Oakley J. Why Study a Greek Vase-Painter? A Response to Whitley's «Beazley as Theorist» with comment by James Whitley / J. Oakley // Antiquity.

310. Vol. 72. — 1998. — P. 209 — 2131. Oakley 20091. Orton, Tyers, Vince 19931. Osann 18471. Pallantza 20051. Panofka 1829 Panvini 2005

311. Papadopoulos 1998 Papadopoulos 2003 Papuci-Wladyka 1989

312. Oakley J. H. State of the discipline : Greek vase painting / J. Oakley // AJA. — Vol. 113. — 2009. — P. 599 — 627

313. Orton C., Tyers P., Vince A. Pottery in Archaeology / C. Orton, P. Tyers, A. Vince. — Cambridge, 1993.xvii + 269 p., ills.

314. Osann Fr. G. Revision der Ansichten über Ursprung und Herkunft der germalten griechischen Vasen / Fr. G. Osann // Denkschriften der Gesselschaft für Wissenschaft und Kunst in Giessen. — Bd. 1, Heft 1.— 1847. — S. 35 — 128

315. Pallantza E. Der Troische Krieg in der nachhomerischen Literatur bis zum 5. Jahrhundert v. Chr / E. Pallantza. — Stuttgart : Franz Steiner, 2005. (Hermes. Zeitschrift für klassische Philologie. Einzelschriften. — Heft 94). — 349 p.

316. Panofka Th. Recherches sur les véritables noms des vases grecques et sur leurs différens usages, d'après les auteurs et les monumens anciens / Th. Panofka.

317. Paris : s. n., 1829. — 64 p., pis.

318. Panvini R. L'acropoli di Gela. Stipi, depositi o scarichi / R. Panvini. — Roma : Giorgio Brettschneider, 2005 (Archaeologica. — Fasc. 143 = Corpus delle stipi votive in Italia. — Fasc. XVIII).203 p., pis., ills

319. Paribeni E., Adembri B., Bruni S., Pecorella P. E., Romualdi A. Aristaios. La collezione Giuseppe Sinopoli / E. Paribeni, B. Adembri, S. Bruni, P. E. Pecorella, A. Romualdi. — Venezia : Marsilio, 1995. —457 p., ills.

320. Parko H. Small Corinthian oil-containers : evidence of the Archaic perfume trade? / H. Parko // Ceramics in context. — P. 55 — 60

321. Payne H. G. G. Necrocorinthia, a study of Corinthian art in the archaic period / H. G. G. Payne. — Oxford . : Clarendon Press, 1931. — xii + 363 p., pis., figs.

322. Pemberton E. G. The Vrysoula Classical Deposit from Ancient Corinth / E. G. Pemberton // Hesperia.

323. Vol. 39 (1970). — P. 265 — 307

324. Princeton (NJ) : American School of Classical Studies at Athens, 1989. — xvii + 233 p., pis., figs. .

325. Pemberton E. G. Corinthian Black-Glazed Pottery with Incised and Stamped Decoration / E. G. Pemberton // Hesperia. — Vol. 66. — 1997. — P. 49 — 97

326. Polczyk, Krzyszkowska 2005 Pottier 1896

327. Petersen E. Vasenstudien / E. Petersen // AZ. — Jahrg. XXXVII. — 1879. — S. 1 — 90

328. Pease M. Z. A Well of the Late Fifth Century at Corinth / M. Z. Pease // Hesperia. — Vol. 6. — 1937. —P. 257 — 316

329. Pfaff Ch. F. A Geometric Well at Corinth : Well 1981-6 / Ch. F. Pfaff// Hesperia. — Vol. 57 (1988). — P. 21—80

330. Pfuhl E. Malerei und Zeichnung der Griechen / E. Pfuhl. — München : F. Bruckmann, 1923. — 3v. (XV + 981 S., Taf., Abb.)

331. Pharmakovsky Farmakowski. B. Archäologische Funde im Jahre 1903, Südrußland / B. Pharmakovsky [Farmakowski] // AA. — 1904. — Cols. 100 — 107

332. Pharmakovsky Farmakowski. B. Archäologishe Funde im Jahre 1910, Rußland / B. Pharmakovsky [Farmakowski] // AA. — 1911. — Cols. 323 — 382

333. Pharmakovsky Farmakowski. B. Archäologische Funde im Jahre 1911, Rußland / B. Pharmakovsky [Farmakowski] // AA. — 1912. — Cols. 323 —381

334. Pharmakovsky Farmakowski. B. Archäologische Funde im Jahre 1912, Rußland / B. Pharmakovsky [Farmakowski] // AA. — 1913. — Cols. 178 — 234

335. Pottier E. Musée du Louvre. Catalogue des vases antiques de terre cuite : Études sur l'histoire de la peinture et du dessin dans 1 antiquité / E. Pottier. — 1er partie : Les origines. —Paris : Librairies-Imprimeries réunies, 1896. — 3 v. (1133 p.)

336. Rasmussen 1991 Raoul-Rochette 1845

337. Raoul-Rochette 1847 Raubitschek, Raubitschek 1966 Reichert-Südbeck 1999(2000)1. Reichert-Südbeck 20001. Richter 19231. Richter 1948

338. Rasmussen T. Corinth and the Orientalising phenomenon / T. Rasmussen // Looking at Greek Vases / Ed. by T. Rasmussen, N. Spivey. — Cambridge : Cambridge University Press, 1991. — P. 57 — 78

339. Raoul-Rochette D. Mémoire sur vase peint inédit, de fabrique corinthienne / D. Raoul-Rochette // Annali dell'Instituto. — Vol. 19. — 1847. — P. 234 — 262

340. Raubitschek I. K., Raubitschek A. E. Early Boeotian Potters /1. K. Raubitschek, A. E. Raubitschek // Hesperia. — Vol. 35. — 1966. — P. 154 — 165

341. Richter G. M. A. A Greek Terracotta Head and the "Corinthian" School of Terracotta Sculpture / G. M. A. Richter // AJA. — Vol. 52. — 1948. — P. 331 — 3351. Risser 20011. Risser 20031. Robertson 1991

342. Robinson, Harcum, Iliffe 19301. Rosenblum 19701. Rostoker, Gebhard 19811. Rotroff 19821. Rouet 2002

343. Risser M. K. Corinthian archaic and classical pottery : the Local Style / American School of Classical Studies at Athens ; M. K. Risser // Corinth XX. —P. 157—166

344. Robertson C. M. Adopting an approach / C. M. Robertson // Looking at Greek Vases / Ed. by T. Rasmussen, N. Spivey. — Cambridge: Cambridge University Press, 1991. — P. 1 — 12

345. Rosenblum R. Transformations in late eighteenth century art. — Princeton (N.J.): Princeton University Press, 1970. (Princeton paperbacks. — Vol. 206). — xxvi + 203 + 113. p., pis.

346. Rostoker W., Gebhard E. The Reproduction of Rooftiles for the Archaic Temple of Poseidon at Isthmia, Greece / W. Rostoker, E. Gebhard // JFA.

347. Vol. 8. — 1981. —P. 211 — 227

348. Rouet Ph. Approaches to the Study of Attic Vases : Beazley and Pottier / Ph. Rouet; transl. by L. Nash.

349. Oxford : Oxford University Press, 2002 (Oxford Monographs on Classical Archaeology). — xii + 167 p., pis., figs.1. Rubinich 20061. Rutter 20031. Salmon 19841. Sassatelli et al. 19931. Sevinç 1996

350. Rutter J. B. Corinth and the Corinthia in the second millennium B.C. / American School of Classical Studies at Athens ; J. B. Rutter // Corinth XX. — P. 75 — 84

351. Salmon J. B. Wealthy Corinth : A history of the city to 338 BC / J. B. Salmon. — Oxford : Clarendon Press, 1984. — xviii + 464 p., pis., figs.

352. Sevin? N. A new Sarcophagus of Polyxena from the Salvage Excavations at Gümü§9ay / N. Sevin? // Studia Troica. — Bd. 6. — 1996. — P. 251 — 264

353. Schaeffer, Ramage, Greenewalt 1997 Schaeffer J., Ramage N., Greenewalt H. The

354. Schaus G. P. Archaic imported fine wares from the Acropolis, Mytilene / G. P. Schaus // Hesperia. — Vol. 61. — 1992. — P. 355 — 374

355. Schumann Th. Oberflächenverzierung in der antiken Töpferkunst. Terra sigillata und griechische Schwarzrotmalerei / Th. Schumann // Berichte der deutschen keramischen Gesellschaft. —Bd. 32. — 1942. — S. 408 — 426

356. Schwarz G. Der Tod und das Mädchen : frühe Polyxena-Bilder / G. Schwarz // AM. — Bd. 116. — 2001. —S. 35 —50

357. Seeberg A. Corinthian komos vases / A. Seeberg. — London, 1971 (University of London, Institute of Classical Studies, Bulletin. — Supplement no 27). — xv + 107 p., pis., figs.

358. Sgubini Moretti, Barbiellini Amidei 2000 Sgubini Moretti A. M, Barbiellini Amidei

359. Shanks M. Classical Archaeology of Greece : Experiences of the Discipline / M. Shanks. — London : Routledge, 1997 (Experience of archaeology). — xiii + 199p., ills.

360. Shapiro H. A. Art and cult under the tyrants in Athens / H. A. Shapiro. — Mainz am Rhein : P. von Zabern, 1989. — xiii + 194 p., pis., figs.

361. Shepard A. O. Ceramics for the archaeologist / Carnegie Institution of Washington ; A. O. Shepard. — Washington (DC) : Carnegie Institution of Washington, 1956. (Carnegie Institution of Washington publication. — Vol. 609). — 414 p., ills.

362. SinopoÎi C. M. Approaches to archaeological ceramics / C. M. Sinopoli. —New York : Springer, 1991. — viii + 295 p., ills.

363. Sittl C. Die Gebärden der Griechen und Römer / C. Sittl. — Leipzig : B. G. Teubner, 1890. — vi + 386 p., ills.

364. A Companion to Greek Art / Ed. by T. J. Smith, D. Plantzos. — Oxford : Wiley-Blackwell, 2012 (Blackwell Companions to the Ancient World). — 2 v. (892 p., ills.)

365. Snodgrass A. M. Early Greek armor and weapons : from the end of the Bronze Age to 600 B.C. / A. M. Snodgrass. — Edinburgh : University Press, 1964. —- xi + 280 p., pis., figs.

366. Snodgrass A. M. Archaic Greece : the age of experiment / A. M. Snodgrass. — London : Dent, 1980.—236p.,pis, ills.

367. Snodgrass A. M. Narration and allusion in archaic Greek Art: a lecture delivered at New College Oxford, on 29th May, 1981 / A. M. Snodgrass. — London : Leopard's Head Press, 1982. (The 1 Ith J. L. Mayers Memorial Lecture). — 23 p., ills.

368. Snodgrass A. M. Homer and the Artists : Text and Picture in Early Greek Art / A. M. Snodgrass. — Cambridge : Cambridge University Press, 1998. — xii +186 p., ills.

369. Sparkes B. A. Greek Pottery : An Introduction / B. A. Sparkes. — Manchester (UK): Manchester University Press, 1991. — xiii +186 p., ills.

370. Sparkes B. A. The Red and the Black : Studies in Greek pottery / B. A. Sparkes. — London : Routledge, 1996. — xii +167 p., pis., figs.

371. Sparkes B. A. Small World : pygmies and co / B. A. Sparkes // Word and Image / Ed. by N. K. Rutter, B. A. Sparkes. — Edinburgh : Edinburgh University Press, 2000. (Edinburgh Leventis Studies. — Vol. 1). —P. 79 — 98

372. Stefani L. Die Vasen-Sammlung der Kaiserlichen Ermitage / L. Stefani. — Sankt Petersburg : Kaiserliche Akademie der Wissenschaften, 1869. — 2 v.1. Steuben 1968 Stibbe 1972

373. Stillwell 1948 Stillwell, Benson 1984 Stissi 19991. Stucchi 19811. Stucchi 1984

374. Swindler 1932 Szilâgyi 1975

375. Steuben H. von. Frühe Sagendarstellungen in Korinth und Athen / H. von. Steuben. — Berlin : s. n., 1968. — 127 S., Taf.

376. Stibbe C. M. Lakonische Vasenmaler des sechsten Jahrhunderts v. Chr. / C. M. Stibbe. — Amsterdam : North-Holland Pub. Co., 1972. (Allard Pierson series ; New series. — Vol.1). — 2 v., ills.

377. Stucchi S. Divagazioni archeologiche. — Vol. 1 : Delle figure del grande frontone di Corfù. — Roma : L'Erma di Bretschneider, 1981. (Bibliotheca archaeologica. Fasc. 3). — 121 p., ills.

378. Stucchi S. Die archaischen griechischen Vasen und die Kyrenaika : Importe, Imitationen und Einflüsse — ein Uberblick / S. Stucchi // Ancient Greek and related pottery. —P. 139—143

379. Swindler M. A Terracotta Altar in Corinth / M. Swindler // AJA. — Vol. 36. —1932. — P. 512 — 520

380. Szilâgyi J. Gy. Etruszko-korinthosi vâzafestészet. — Budapest : Akadémiai Kiadö, 1975. (Apollo könyvtär. — Fase. 6). — 283 p., ills.1. Szilägyi 1977

381. Szilägyi 1986 Szilägyi 19901. Szilägyi 19921. Szilägyi 19981. Thiersch 18471. Tite 19991. Tyson 18941. Ussing 1844 Ure 19321. Ure 1949

382. Szilägyi J. G. Etrusco-Corinthian Bilinguism / J. Gy. Szilägyi // Corinthiaca. — P. 134 — 145

383. Szilägyi J. Gy. Ceramica etrusco-corinzia figurata. Pt. 1: 630 — 580 a. C. / J. Gy. Szilägyi. — Firenze : Leo S. Olschki, 1992. (Monumenti Etruschi. — Fasc. 7). —v + 266 p., ills.

384. Szilägyi J. Gy. Ceramica etrusco-corinzia figurata.

385. Pt. II: 590/580 — 550 a. C. / J. Gy. Szilägyi. — Firenze : Leo S. Olschki, 1998. (Monumenti Etruschi. — Fasc. 8). — iv + 504 p., ills.

386. Thiersch F. W. von. Ueber die hellenischen bemalten Vasen / F.W. von. Thiersch // Abhandlungen der philosophisch-philologischen Classe der Königlich Bayerischen Akademie der Wissenschaften. — Bd.4. — 1847. — S. 1 — 96

387. Tite M. S. Pottery Production, Distribution, and Consumption : The Contribution of the Physical Sciences / M. S Tite. // JAMT. — Vol. 6. — 1999.1. P. 181—233

388. Tyson E. A Philological Essay Concerning the Pygmies of the Ancients / E. Tyson; ed. with an intr. by B. C. A. Windle. — London : David Nutt, 1894. (Bibiotheque de Carabas. — Vol. 9). — civ + 103 p.

389. Ussing C. De nominibus vasorum / C. Ussing. — Copenhagen : Typis Blanci Luni, 1844. — 174 p., pis.

390. Ure A. D. Boeotian Orientalizing Lekanai // Metropolitan Museum Studies / A. D. Ure. — Vol. 4.1932. P. 18 — 38

391. Ure A. D. Boeotian Haloa / A. D. Ure // JHS. — Vol. 69. —1949. —P. 18 — 241. Ure 1927 Ure 1934

392. Utili 1999 Vallet, Villard 19641. Venit 19881. Vermeule, Chapman 19711. Vickers 2002 Vickers 20061. Villard 1960

393. Ure P. N. Sixth & fifth century pottery from excavations made at Rhitsona by R.M. Burrows in 1909, and by P.N. Ure and A. D. Ure in 1921 & 1922 / P. N. Ure. — London : Oxford University Press, H. Milford, 1927. — viii + 111 p., ills., pis.

394. Utili F. Die archaische Nekropole von Assos / F. Utili. — Bonn : R. Habelt, 1999. (Asia Minor Studien. — Bd.31). — xv + 366 p., ills.

395. Vallet G., Villard F. Megara Hyblaea. Vol. II : La céramique archaïque / G. Vallet, F. Villard. — Paris : E. de Boccard, 1964 (Mélanges d'archéologie et d'histoire. Supplément). — 224 p., pis., figs.

396. Vermeule E., Chapman S. A Protoattic Human Sacrifice? / E. Vermeule, S. Chapman // AJA. Vol. 75. — 1971. — P. 285 — 293

397. Vickers M. Pots of silver? / M. Vickers // History Today. — 2002. — No 2. — P. 29 — 35

398. Villard F. La céramique grecque de Marseille (Vle-IVe siècle) : Essai d'histoire économique / F. Villard. — Paris : E. de Boccard, 1960. (Bibliothèque des écoles françaises d'Athènes et de Rome. — Fasc. 195). — 177 p., pis., figs.

399. Vitelli 1992 Waldbaum 19941. Walsh 20081. Weinberg 19431. Weinberg 19481. Weinberg 19491. West 19851. Whitbread 19951. Whitbread 20031. White 1993

400. Vitelli K. D. Pots vs Vases / K. D. Vitelli // Antiquity. — Vol. 66. — 1992. — P. 550 — 553

401. Waldbaum J. C. Early Greek Contacts with the Southern Levant, ca. 1000-600 B. C. : The Eastern Perspective / J. C. Waldbaum // BASOR. — No. 293. — 1994. P. 53 — 66

402. Walsh D. Distorted Ideals in Greek Vase-Painting : The World of Mythological Burlesque / D. Walsh.

403. New York : Cambridge University Press, 2008.xxix + 420 p., ills.

404. Weinberg S. S. A Cross-Section of Corinthian Antiquities (Excavations of 1940) // S. S. Weinberg // Hesperia. — Vol. 17. — 1948. — P. 197 — 242

405. Weinberg S. S. On Corinthian Terracotta Sculpture / S. S. Weinberg // AJA. — Vol. 53. — 1949. — P. 262 — 266

406. West M. L. The Hesiodic Catalogue of Women / M. L. West. — Oxford : Oxford ; New York : Clarendon Press ; Oxford University Press, 1985. — viii + 193 p., ills.

407. Whitbread I. K. Clays of Corinth : The Study of a Basic Resource for Ceramic Production / American School of Classical Studies at Athens ; I. K. Whitbread // Corinth XX. — P. 1 — 13

408. Whitley J. Beazley as theorist / J. Whitley // Antiquity. — Vol. 71. — 1997. — P. 40 — 47

409. Wilisch E. Die Altkorinthische Thonindustrie / E. Wilisch. — Leipzig : E. A. Seemann, 1892. — viii + 176 p., Taf.

410. Willcock M. M. A companion to the Iliad based on the translation by Richmond Lattimore / M. M. Willcock. — Chicago, 1976. — viii + 293 p., ills.

411. Williams Ch. K. II. The city of Corinth and its domestic religion / Ch. K. Williams II // Hesperia.

412. Vol. 50. — 1981. P. 412 — 421

413. Williams Ch. K. II. The early urbanization of Corinth / Ch. K. Williams II // ASAtene. — Vol. 60.1982. —P. 9 —20

414. Williams D. Onesimos and the Getty Iliupersis // Greek Vases in the J. Paul Getty Museum / D. Williams. — Vol. 5. — Malibu (Cal.): J. Paul Getty Museum, 1991. (Occasional Papers on Antiquities.1. Vol. 7). —P. 41—64

415. Zampieri G. Ceramica greca, etrusca e italiota del Museo Civico di Padova. — Vol. I / G. Zampieri. — Roma : Giorgio Bretschneider, 1991 (Collezioni e musei archeologici del Veneto. — Fasc. 35). — 233 p., ills.

416. Zimmerman Munn M. L. Corinthian Trade with the Punic West in the Classical Period / M. L. Zimmerman Munn // Corinth XX. — P. 195 — 2171. СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ

417. Табл. 1. Пиксида Додуэлла. Пиксида чернофигурная: калидонская охота, животные. Мюнхен, Государственное античное собрание (327). Коринф, ок. 590 — ок. 570 гг. до н. э., Мастер Додуэлла. Фотография из архива автора

418. Табл. 2. Коринфские вазы периода сложения местного ориентализирующего стиля

419. Котила расписная: орнаменты. Коринф, ок. 720 ок. 690 гг. до н. э. Прорисовка - Boardman 1998. Fig. 169

420. Фрагмент ойнохои: фигурный котел с головами грифонов, животные. Коринф, ок. 700 г. до н. э.

421. Выс. сохр. 9,2 см. Нью-Йорк, Музей искусств Метрополитен (23.160.18). Фотография музея3.4. Арибалл расписной: воин, всадник, животные. Коринф, ок. 720 ок. 690 гг. до н. э. Мастер Эвелин. Британский музей (1969,1215.1). Фотография музея

422. Арибалл расписной: рыбы, плетенки. Коринф, начало первая четверть 7 в. до н. э. Выс. 6,7 см. Государственный Эрмитаж. Б. 1129 Инв. № ГР. 3599

423. Два сосуда, атрибутированные Мастеру Собаки. Лондон, Британский музей. Фотография музея

424. Ойнохоя чернофигурная: собаки, птица. Коринф, вторая четверть середина 7 в. до н. э. Круг Мастера собаки. Выс. сохр. 18,4 см. Государственный Эрмитаж (Б. 1388 Инв. № ГР. 4313)

425. Табл. 4. Сосуды, атрибутированные Группе Киджи

426. Табл. 5. Изображения отряда воинов в протокоринфский и зрелый коринфский период

427. Фрагмент росписи ольпы Киджи (табл. 4)

428. Фрагмент росписи кратера. Коринф. Ок. 580 г. до н. э. Базель, Античное собрание и собрание Людвиг. Фотография Архива Бизли (BDB réf. по. 1008776)

429. Табл. 6. Коринфские ваза с анималистической росписью позднего протокоринфского и переходного периодов

430. Ольпа. Коринф, Коринф, ок. 650 ок. 630 гг. до н. э., Мастер Мюнхенской ольпы. Мюнхен, Антикензаммлюнг. Фотография музея

431. Ольпа. Коринф, ок. 630 ок. 620/615 гг. до н. э., Мастер Ватикан 73. Выс. с ручкой ок. 33 см. Государственный Эрмитаж (Б. 1396 Инв. № ГР. 4321). Фотография музея

432. Динос чернофигурный. Коринф, ок. 630 ок. 620/615 гг. до н. э. Мастер Полителеи. Выс. 18,4 см. Нью-Йорк. Музей искусств Метрополитен. (1997.36). Фотография музея

433. Табл. 7. Кратер чернофигурный: А. Геракл у Эврита; Б. Битва; всадники; на плакетках охотники; на венчике - животные. Коринф, ок. 600 г. до н. э., Мастер кратера Эврита. Выс. 46 см. Париж, Лувр (Е 635). Фотография музея

434. Табл. 8. Детали росписи кратера чернофигурного (табл. 7). Фотографии музея1. Сторона Б: битва

435. Под ручкой: приготовление для пира.

436. Табл. 9. Амфора чернофигурная: животные. Коринф, ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э., Мастер Уолтрес. Выс. 45 см. Британский музей (1914,1030.1). Фотография музея

437. Табл. 10. Коринфские вазы с анималистической росписью зрелого коринфского периода1.2. Арибалл чернофигурный: грифон и пантеры. Коринф, ок. 590 ок. 570 гг. до н. э. Берлин, Античное собрание (Preußischer Kulturbesitz). Фотография музея

438. Алабастр чернофигурный: сфинкс. Коринф, ок. 590 ок. 570 гг. до н. э., Мастер Эрленмейра. Выс. 21,7 см. Государственный Эрмитаж (Б. 2133 Инв. № ГР. 7295) . Фотография автора

439. Табл. 11. Коринфские вазы с анималистической росписью зрелого коринфского периода

440. Блюдо чернофигурное: маска Горгоны, животные, сирена, сфинксы. Коринф, ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Дм. 37 см. Британский музей (861.4-25.46). Фотография музея

441. Табл. 13. Коринфские вазы с фигуративной росписью зрелого коринфского периода

442. Арибалл чернофигурный: Геракл и гидра. Коринф, ок. 590 ок. 570 гг. до н. э. Малибу, Вилла Гетти. Фотография музея

443. Кратер чернофигурный: охота. Коринф, ок. 570 550 гг. до н. э., Группа Андромеды. Выс. 30,9 см. Лондон, Британский музей (559Vase В37). Фотография музея

444. Табл. 14. Квартал гончаров в Коринфе

445. Вид на раскопки квартала гончаров в западной части Коринфа. 1998. Со стороны Акрокоринфа. Фотография в архиве Американской школы классических исследований в Афинах (Corinth Excavations Image: BW 1998 045 10A)

446. Вид предполагаемых мастерских. 1931 Фотография в архиве Американской школы классических исследований в Афинах (Corinth Excavations Image: BW 1931 3012)

447. Табл. 15. Изображения гончаров за добычей и обработкой глины1.2. Двусторонняя плакетка чернофигурная из Пентескуфы. Добыча глины (?) в открытом глинище, гончар у печи. Коринф, первая четверть (?) 6 в. до н.

448. Париж, Лувр (MNB2858). Фотография музея

449. Две стороны плакетки чернофигурной из Пентескуфы: всадник, добыча глины (?) в открытом глинище. Берлин. Античное собрание (F 871). Hasaki 2002. PI. 1.6; фотография музея

450. Гончары и подмастерье за гончарным кругом. Прорисовка изображения на чернофигурной афинской вазе из собрания Музея земли Бад, в Карлсруэ. Мее 2011. Fig. 6. 14

451. Гончар за лощением сосуда (?). Прорисовка изображения на краснофигур-ной афинской вазе из Античного собрания в Берлине. Richter 1923. Fig. 64

452. Табл. 16. Памятники, связанные с вазописцами Коринфа

453. Париж, Лувр (MNB2856). Cuomo di Caprio 1984. No 1

454. Берлин, Античное собрание (F863+F877+879). Cuomo di Caprio 1984. No 2 5. Берлин, Античное собрание (F637+819). Cuomo di Caprio 1984. No 2

455. Табл. 18. Плакетки чернофигурные из Пентескуфы. Коринф, первая четверть (?) 6 в. до н. э.

456. Гончар, достающий пробные черепки из печи во время обжига. Берлин. Античное собрание (F 618). Cuomo di Caprio 1984. No 9

457. Гончар, достающий пробные черепки из печи во время обжига. Плакетка чернофигурная. Из Пентескуфы. Берлин. Античное собрание (F 909). Cuomo di Caprio 1984. No 12

458. Корабль, перевозящий сосуды. Фрагмент расписной пинаки из Пентескуфы. Берлин, Античное собрание. Прорисовка. Richter 1923. Fig. 86

459. Табл. 19. Схема изменения цвета поверхности расписной вазы в процессе греческого трехфазного обжига. Реконструкция автора

460. Табл. 20. П. Селльер. Коринфские вазы, найденные в Цере, в Этрурии : похороны Ахилла Тидей и Йемена. Иллюстрация из Duruy 1883

461. Табл. 21. Амфора чернофигурная: Фетида и нереиды оплакивают Ахилла. Коринф, ок. 560 г. до н. э., Мастер Дамона. Выс. 46 см. Париж, Лувр (Е 643). Фотография музея

462. Табл. 22. Этрусско-коринфские чернофигурные вазы

463. Этрусско-коринфская ойнохоя: падение Трои. Группы точечных розеток (?). Martelli 1987. Cat. 62

464. Этрусско-коринфский килик. Этрурия, 580 550 гг. до н. э. Флоренция, Национальный археологический музей (95731). Фотография музея

465. Табл. 23. Этрусско-коринфские чернофигурные вазы

466. Этрусско-коринфская ольпа. Этрурия, Тарквинии (?), 580 550 гг. до н. э., Мастер Вителлески. Тарквиния, Археологический музей. Фотография музея

467. Табл. 24. Итало-коринфские ольпы. Конец 7 в. до н. э. (?)

468. Этрурия (?). Christie's, New York. Antiquities, Friday, 30 May 1997

469. Южная Италия (?). Christie's, New York. Antiquities, Friday, 30 May 1997

470. Табл. 25. Изображения на вазах мастерской в Кампании, Понеканьяно. Cerchiai 1990

471. Этрурия, Вульчи. Ок. 575/570 ок. 555/550 г. до н. э., Цикл геральдических петухов, Группа Эрмитаж. Выс. 15,7 см. Государственный Эрмитаж (Б. 26 Инв. № ГР. 1855). Фотография автора

472. Этрурия, Вульчи, Ок.-580 ок. 560 г. до н. э. (?), Группа пиксид, Мастер Кассучини. Выс. 4,0 - 4,4 см. Государственный Эрмитаж (Б. 37 Инв. № ГР. 1867). Фотография автора

473. Табл. 27. Коринфизирующие вазы из Тарента

474. Фрагменты котилы чернофигурной : калидонская охота. Тарент (?), начало 6 в. до н. э., Мастер Сатуро. Таранто, Национальный археологический музей (77063-77066). Denoyelle, Iozzo 2007. Fig. 73

475. Амфора чернофигурная. Первая четверть 6 в. до н. э. (?).Таранто, Национальный археологический музей. Фотография из архива автора

476. Табл. 28. Вазы с коринфизирующей чернофигурной росписью из мастерских Восточной Греции1.2. Фасос. Вторая третья четверть 6 в. до н. э. (?) Coulie 2002 PI. XXXVI, LIX

477. Хиос. Первая половина 6 в. до н. э. Lemos 1991. Cat. 1331

478. Ойнохоя чернофигурная: сирены, пантеры. Ок. 570 ок. 550 гг. до н. э. Мастер Афины 270. Выс. с ручкой ок. 15,0 см. Государственный Эрмитаж (Б. 2205 Инв. № ГР. 7967). Фотография автора

479. Табл. 29. Вазы коринфизирующего типа из мастерских Малой Азии

480. Фрагменты коринфских и коринфизирующих (№№ 372 375) расписных сосудов из раскопок Ассоса. Utili 1999. Abb. 252.3. Лидийские сосуды 6 5 вв. до н. э., созданные в подражание коринфским формам. Paspalas 2009

481. Табл. 30. Лаконские чернофигурные чаши1.2. Всадник и гении. Середина 6 в. до н. э., Мастер Всадника. Государственный Эрмитаж (Б. 5). Фотография музея

482. Лев. Середина 6 в. до н. э., Мастер Охоты. Малибу, Вилла Гетти (86.АЕ.51). Фотография музея

483. Табл. 31. Лак шелушится чешуйками

484. Арибалл чернофигурный: герой и сфинкс, ок. 590 ок. 570 гг. до н. э., Мастер Оттерло. Выс. 11,6 см. Государственный Эрмитаж (Б. 9226 Инв. № ГР. 28055). Фотография музея

485. Табл. 32. Лак шелушится пленкой

486. Алабастр чернофигурный: пантера-птица. Коринф, ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Выс. 8,7 см. Государственный Эрмитаж (Б. 4215 Инв. № ГР. 9716). Фотография автора

487. Ойнохоя чернофигурная: птицы. Коринф, 570-е 560-е гг. до н. э., круг Мастера пиксиды Додуэлла, близко к Мастеру амперсанда. Выс. с ручкой ок. 20 см. Государственный исторический музей (Инв. № 76990. Оп. Б-1794, № 1015). Фотография автора

488. Табл. 33. Лак шелушится чешуйками

489. Кратер чернофигурный: пантеры, олень, птицы. Коринф, 590-е гг. до н. э. (?), Мастер кратера Лувр Е 565. Выс. 33,7. Государственный Эрмитаж (Б. 2369 Инв. № ГР. 8074). Фотография автора

490. Табл. 34. Кратер чернофигурный (табл. 33)

491. Фрагмент в процессе реставрации и расчистки авторской росписи от записей. Фотография автора

492. Тот же фрагмент до реставрации, с записями 19 в. Фотография автора

493. Табл. 35. Соотношение цветов керамического теста коринфских расписных ваз в соответствии с Munsell Soil Color Charts

494. Из собрания Государственного Эрмитажа (выборка из 192 экспонатов)

495. Из раскопок Сард (выборка из 62 фрагментов по данным Schaeffer, Ramage, Greenewalt 1997. P. 16)

496. Табл. 36. Соотношение цветов керамического теста на этрусско-коринфских расписных вазах из собрания Государственного Эрмитажа в соответствии с Munsell Soil Color Charts (выборка из 30 экспонатов)

497. Табл. 37. Изменение цвета керамического теста от венчика к поддону (Munsell 10YR 8/3 10YR7/4)

498. Килик чернофигурный: птицы и грифоны-птицы. Коринф. Ок. 570 ок. 560 гг. до н. э. Мастерская чаш с рядами птиц. Выс. ок. 5,0 см. Государственный Эрмитаж (Б. 7034 Инв. № ГР. 14853). Фотография автора

499. Табл. 38. Переход цвета лака (Munsell 7.5YR 2.5/1 7.5YR 6/8) при сохранении цвета поверхности теста

500. Арибалл чернофигурный: петухи. Коринф, ок. 570 ок. 560 гг. до н. э. Выс. 16,0 см. Государственный Эрмитаж (Б. 4629 Инв. № ГР. 11329). Фотография музея

501. Табл. 39. Переход цвета керамического теста (Munsell 10YR 7/4 -> 5YR 7/4) и лака (Munsell 5YR 2.5/12.5YR 4/8)

502. Пиксида чернофигурная: падение Трои. Коринф, 570-е гг. до н. э. (?), связано с Группой Мастеров Женских Праздников (?). Выс. 7,8 см. Государственный Эрмитаж (Б. 2397 Инв. № ГР. 8297). Фотография музея

503. Табл. 40. Соотношение цветов лака в соответствии с Munsell Soil Color Charts

504. На коринфских расписных вазах из собрания Государственного Эрмитажа (выборка из 192 экспонатов)

505. На этрусско-коринфских расписных вазах из собрания Государственного Эрмитажа (выборка из 30 экспонатов)

506. Табл. 41. Вариативность цвета лака в пределах росписи одного сосуда (Munsell 5YR 4/1 -4/6; 10YR2/1; 10YR 3/1-3/4)

507. Арибалл чернофигурный: пантера-птица и сова. Коринф, ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э., группа Пантеры-птицы. Выс. 12,5 см. Государственный Эрмитаж (Б. 1300 Инв. № ГР. 4125). Фотография музея

508. Фрагмент арибалла чернофигурного: пантера-птица. Коринф, ок. 620/615 -ок. 590 гг. до н. э., близко к Группе Пантеры-птицы. Сохр. выс. 6,1 см. Государственный Эрмитаж (Инв. № Б. 90.19). Фотография музея

509. Табл. 42. Цвета теста и ангоба коринфизирующих расписных ваз из мастерских Восточной Греции

510. Цвет керамического теста 7.5YR 6/4. Алабастр чернофигурный: лебедь. Родос (?), первая четверть 6 в. до н. э. Выс. 7,8 см. Государственный Эрмитаж (Б. 2802 Инв. № ГР. 8081). Фотография автора

511. Ангоб (Munsell 10YR 7/3) поверх керамического теста (Munsell 5YR 6/6 ). Арибалл расписной: пояски. Восточная Греция, вторая четверть 6 в. до н. э. (?). Выс. 9,6 см. Государственный Эрмитаж (Б.4633 Инв. № ГР. 11333). Фотография автора

512. Ангоб (Munsell 2.5YR 7/2) поверх керамического теста (Munsell 7.5YR 5/3). Арибалл расписной: пояски. Восточная Греция, вторая четверть 6 в. до н. э. (?). Выс. 10,3 см. Государственный Эрмитаж. Б.4631 Инв. № ГР. 11331). Фотография автора

513. Табл. 43. Типы профилей коринфских и коринфизирующих арибаллов из собрания Государственного Эрмитажа

514. Табл. 44. Крупные алабастры коринфской формы, декорированные в стиле разных центров

515. Алабастр чернофигурный: женщины в одном плаще, лев, лотос. Беотия, первая четверть 6 в. до н. э., Мастер Лошади-птицы. Выс. 20,3 см. Государственный Эрмитаж. Б.2120 Инв. № ГР. 7228

516. Алабастр чернофигурный: воин, животные. Этрурия, ок. 600 ок. 580 гг. до н. э., Мастер Пешиа Романа. Выс. 15,7 см. Лондон, Британский музей (1928,0614.1). Фотография музея

517. Алабастр чернофигурный: грифон. Коринф, ок. 590 ок. 570 гг. до н. э., Мастер Эрленмейра. Тампа, Художественный музей (1991.13). Фотография музея

518. Табл. 45. Создание профильного рисунка формы сосуда1.2. Измерение диаметра по фрагменту стенки (фрагмент кратера инв. № Б.65.104);

519. Измерение диаметра фрагмента профильной части (фрагмент кратера инв. № Б.65.104);

520. Измерение максимального диаметра сосуда (пиксида инв. № Ол. 3678);

521. Предварительный профильный рисунок формы сосуда (пиксида инв. № Ол. 3678);

522. Сканированный и обработанный в графическом редакторе профильный рисунок формы сосуда (пиксида инв. № Ол. 3678)

523. Табл. 47. Ойнохоя чернофигурная: животные. Коринф, ок. 590 ок. 570 гг. до н. э. Выс.с ручкой 19,5 см. Государственный Эрмитаж (Б. 4155 Инв. № ГР. 9676). Фотографии музея

524. Видимая люминесценция в ультрафиолетовых лучах2. Вид при обычном освещении

525. Табл. 49. Лекиф чернофигурный: комасты. Коринф, ок. 570 ок. 550 гг. до н. э. Выс.25,9 см. Государственный Эрмитаж (Б. 4 Инв. № ГР. 1833). Фотографии музея1.3. Видимая люминесценция в ультрафиолетовых лучах

526. Съемка в рентгеновских лучах 5-6. Вид при обычном освещении

527. Табл. 50. Реконструкция формы и росписи ольпы чернофигурной. Фрагменты Государственный Эрмитаж (Инв. № Б. 84.57)

528. Аналогичная по размеру, количеству фризов в росписи и времени производства ваза. Шампейн, Университет Иллинойса, Художественный музей Краннерта (70.9.2). CVA Illinois 1. PI. 1

529. Реконструкция профиля и фризового деления росписи по сохранившимся фрагментам

530. Табл. 51. Реконструкция росписи на фрагменте ольпы (табл. 50)

531. Фрагмент в современном состоянии (лак почти утрачен, шелушится пленкой)

532. Прорисовка на прозрачной пленке

533. Сканированное и обработанное изображение, полученное с пленки (восстановлены лаковые силуэты и отмечена сохранившаяся накладная красная краска)

534. Табл. 52. Реконструкция формы ольпы чернофигурной (табл.50) и системы ее росписи на основании восстановленных изображений с сохранившихся фрагментов

535. Табл. 53. Сопоставление размеров и форм реконструируемой ольпы и характерной ольпы переходного периода

536. Ольпа чернофигурная (табл. 6,2)

537. Ольпа чернофигурная (табл. 50)

538. Табл. 54. Варианты гравировок на фигурах быков на ольпе чернофигурной (табл. 50). Прорисовки

539. Табл. 55. Ольпа чернофигурная, найденная при раскопках на Делосе. Утрачена. Dugas 1928. No. 462t

540. Табл. 57. Сопоставление изображений розетт (силуэты, гравировки) на вазах атрибутированных Мастеру Мюнхен 237

541. На ольпе чернофигурной (табл. 55)

542. На ойнохое чернофигурной (табл. 56,5-6)3 5. На ольпе чернофигурной (табл. 50). Прорисовки

543. Табл. 58. Сопоставление изображений сфинксов и сирен (силуэты, гравировки)

544. На ольпе чернофигурной (табл. 50). Прорисовка

545. На кратере чернофигурном. Коринф, 580-е 570-е гг. до н. э. Базель, Античное собрание и собрание Людвиг. Ашух 1989. Р1. 60:2

546. На ойнохое чернофигурной. Коринф, 580-е 570-е гг. до н. э. Лейпциг, Университет. Фотография Архива Бизли

547. Арибалл. Коринф, ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Инв. № Б. 76.97

548. Декана (?). Коринф, 5 первая половина 4 в. до н. э. Инв. № Нф. 56.267

549. Крышка леканиды миниатюрной. Коринф, Конец 5 в. до н. э. Выс. 5 см. Инв. № ПАН. 936

550. Леканида миниатюрная. Коринф. Вторая половина 5 4 в. до н. э. Выс. 2,2 см. Б. 5700 Инв. № ГР. 12974

551. Табл. 60. Развитие декоративной схемы нанесения накладных красок на коринфских чернолаковых ойнохоях1.2. Коринф первая четверть 6 в. до н. э. Лейпциг, Университет. Фотография Архива Бизли (BDB ref. по 1003698)

552. Коринф, первая половина 6 в. до н. э. Фотография в архиве Американской школы классических исследований в Афинах (Corinth Excavations Image: BW 1985 086 01 С 1932 124)

553. Коринф, конец 6 первая половина 5 в. до н. э. Выс. с ручкой 19,2 см. Государственный Эрмитаж (Б. 2387 Инв. № ГР. 8256). Фотография автора

554. Табл. 61. Профили чернолаковых коринфских ойнохой из собрания Государственного Эрмитажа

555. Табл. 62. Чернолаковые этрусско-коринфские ойнохой

556. Этрурия, Вульчи. Конец 7 первая четверть (?) 6 в. до н. э. Чернолаковый декор, Группа переплетенных дужек. Государственный Эрмитаж (Б.42 Инв. № ГР. 1872). Фотография автора

557. Этрурия, Вульчи. Первая четверть 6 в. до н. э. (?). Группа переплетенных дужек. Государственный Эрмитаж (Б.4400 Инв. № ГР. 11145) . Фотография автора

558. Табл. 63. Коринфские чернолаковые полноразмерные котилы

559. Табл. 66. Черно-полихромный декор на вазе переходного периода

560. Ойнохоя чернофигурная: животные. Коринф, ок. 630 ок. 620/615 гг. до н. э. Выс. 26 см. Нью-Йорк, Музей искусств Метрополитен (1972.118.138). Фотография музея

561. Арибалл типа «футбольный мяч». Коринф, ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Выс. 5,5. Государственный Эрмитаж (Б. 4133 Инв. № ГР. 9402). Фотография музея

562. Табл. 68. Этрусские сосуды с фигуративным декором в черно-полихромной технике

563. Ольпа: чешуйки, животные. Ок. 640 620 гг. до н. э. Нью-Йорк, Музей искусств Метрополитен (86.АЕ.396). Фотография музея

564. Ойнохоя: палочки, животные. Ок. 600 650 гг. до н. э. Выс. 35,7 см. Нью-Йорк, Музей искусств Метрополитен (25.78.106). Фотография музея

565. Табл. 69. Упрощение черно-полихромной техники на коринфских сосудах в 6 5 вв. до н. э.

566. Ойнохоя чернолаковая с росписью накладной белой краской: бык. Ок. 590 -ок. 570 гг. до н. э., Мастер белого быка. Берлин, Античное собрание (Прусский фонд). Cohen 2006b. Fig. 1

567. Табл. 70. Техника росписи накладными красками на коринфских чернолаковых сосудах эллинистического периода

568. Кратер: плющ. Конец 4 начало 3 в. до н. э. Коринф, Археологический музей (С-1972-25). McPhee 1997. PI. 33

569. Табл. 71. Арибалл и котилы с фигуративной росписью в силуэтной технике1.2. Арибалл: козлы. Коринф, ок. 560 ок. 570 гг. до н. э, близко к Первому мастеру силуэтных козлов. Выс. 6,2 см. Государственный Эрмитаж (Б. 9127 Инв. № ГР. 27209). Фотография музея

570. Котила: козлы. Коринф, ок. 560 ок. 570 гг. до н. э, Первый мастер силуэтных козлов. Benson 1983. Fig. 1

571. Прорисовка фрагмента котилы с росписью работы Второго мастера силуэтных козлов

572. Прорисовки фрагментов котил с росписью работы Селинунтской силуэтной мастерской

573. Табл. 73. Сосуды Мастерской Врисула с фигуративными изображениями в силуэтной технике. 450 410 гг. до н. э. Фотографии из архива Американской школы классических исследований в Афинах

574. Corinth Excavations Image: BW 2002 004 36A

575. Corinth Excavations Image: BW 1965 001 23

576. Corinth Excavations Image: BW 1965 069 31

577. Corinth Excavations Image: BW 2002 004 35A

578. Табл. 74. Развитие четырехлисткового орнамента. Payne 1931. Fig. 54

579. Табл. 75. Коринфские арибаллы с росписью в контурной технике: четырехлистковый орнамент. Из собрания Государственного Эрмитажа. Фотографии автора1 2. Ок. 600 - ок. 590 гг. до н. э. Выс. 5,3 см. Б. 8683 Инв. № ГР. 19596

580. Ок. 580 ок. 550 г. до н. э. Выс. 7,6 см. Б. 2442 Инв. № ГР. 8432

581. Ок. 570 ок. 550 г. до н. э. Выс. ок. 6, см. Б. 9128 Инв. № ГР. 27210

582. Вторая половина 6 в. до н. э. Выс. 5,3 см. Инв. № Ол. 2789 (О. 1909. 61)

583. Последняя четверть 6 в. до н. э. Выс. 5,8 см. Инв. № Б. 66.60

584. Ок. 570 ок. 550 г. до н. э. Выс. 6,1 см. Б. 5554 Инв. № ГР. 12828

585. Вторая половина 6 в. до н. э. Выс. 5,4 см. Инв. № Т. 1910. 1

586. Табл. 76. Изображение фигур в контурной технике в живописи и чернофигурной вазописи Коринфа1.2. Фрагмент картин на дереве, найденные вблизи Сикиона. 6 в. до н. э. Афины, Национальный музей.

587. Деталь росписи кратера чернофигурного (табл. 7) : Геракл у Эврита. Фотография музея

588. Табл. 77. Изображения фигур в контурной технике на чернофигурных вазах1.2. Кратер чернофигурный. Коринф, ок. 570 г. до н. э., близко к Мастеру Детройт. Выс. 41,5 см. Государственный Эрмитаж (Б. 4462 Инв. № ГР. 10427). Фотографии музея

589. Табл. 80. Использование контурной техники на вазах 5 в. до н. э.

590. Фрагмент ойнохои. Коринф, ок. 420 г. до н. э. Коринф, Археологический музей (С-34-362). Фотография автора

591. Фрагмент ойнохои: крылатый змееногий демон (?). Коринф, ок. 450 ок. 410 гг. до н. э. Мастерская Врисула. Pemberton 1970. Fig. 8

592. Табл. 81. Фигуративные изображения в контурной технике на вазах шаблонного стиля

593. Килик расписной: кентавр и черепаха. Последняя треть 5 в. до н. э. Группа Сэм Вайд. Выс. 2,2 см. Государственный Эрмитаж. Б. 3138 Инв. № ГР. 8372

594. Килик расписной: Жрица у алтаря. Последняя треть 5 в. до н. э. Группа Сэм Вайд. Лондон, Британский музей (1873,0915.9). Фотография музея

595. Фрагмент пиксиды: сфинкс. Мастер «Раунд Рамп». Конец 5 или начало 4 в. до н. э. Risser 2001. Cat. 612

596. Табл. 82. Пелика краснофигурная: А. Сатир и менада. Б. Двое юношей у алтаря. Коринф, конец 5 в. до н. э. Выс. 25,2 см. Нью-Йорк, Музей искусств Метрополитен (57.43). Фотография музея

597. Табл. 83. Коринфские парфюмерные сосуды с орнаментальной росписью линеарного стиля из собрания Государственного Эрмитажа. Прорисовки

598. Алабастр. Последняя четверть 7 начало 6 в. до н. э. Выс. 7,3 см. Б. 2047 Инв. № ГР. 6945

599. Алабастр. Ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Выс. 10,1см. Б. 3001 Инв. № ГР. 8851

600. Арибалл. Ок. 620/615 ок. 570 гг. до н. э. Выс. 6,4 см. Б. И Инв. № ГР. 1840

601. Арибалл. Выс. 9,3 см. Ок. 620/615 ок. 570 гг. до н. э. Б. 2447 Инв. № ГР. 8497

602. Арибалл. Ок. 590 ок. 570 гг. до и. э. Выс. 6,4 см. Б. 4283 Инв. № ГР. 10295

603. Пиксида. Ок. 590 ок. 570 гг. до н. э. (?) Выс. 5,4 см. Б. 9129 Инв. № ГР. 27211

604. Пиксида. Ок. 590 ок. 570 гг. до н. э. (?) Выс. 4,9 см. Б. 3389 Инв. № ГР. 9219

605. Амфориск. Конец 570-х 560-е гг. до н. э. Выс. 10, 6 см. Б. 1908 Инв. № ГР. 5882

606. Табл. 84. Коринфские пиксиды с орнаментальной росписью линеарного стиля из собрания Государственного Эрмитажа. Прорисовки

607. Пиксида. Ок. 630 ок. 590 гг. до н. э. Выс. 6,5 см. Б. 2345 Инв. № ГР. 8002

608. Пиксида. Ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Выс. пиксиды 6,8 см, выс. крышки 6,3 см. Б. 3404 Инв. № ГР. 9234

609. Пиксида. 590 580-е гг. до н. э.) (?) Выс. пиксиды 6,6 см, выс. крышки 4,7 см. Б. 2780 Инв. № ГР. 8079

610. Пиксида. Ок. 620/615 ок. 590 гг. до н. э. Выс. 5,3 см. Б. 2998 Инв. № ГР. 8814

611. Фрагмент крышки пиксиды. Ок. 590 ок. 570 гг. до н. э. (?) Дм. края ок. 10,0 см. Инв. № Б. 69.95

612. Табл. 85. Сопоставление декоративной схемы росписи на коринфской чернофигурной вазе и вазе с орнаментальной росписью белого стиля

613. Табл. 86. Коринфские пиксиды с орнаментальной росписью белого стиля из собрания Государственного Эрмитажа. Прорисовки1. Пиксида (табл. 86)

614. Пиксида. Ок. 590 ок. 550 гг. до н. э. Выс. пиксиды с ручками 11,2 см. Б. 4388 Инв. №ГР. 11133

615. Пиксида. Ок. 590 ок. 550 гг. до н. э. Выс. с ручками 15,8 см. Б. 2207 / 1 Инв. № ГР. 7416

616. Фрагмент пиксиды. Ок. 570 ок. 550 гг. до н. э. (?) Выс. 4,8 см. Инв. № Б. 91.43

617. Табл. 87. Коринфские сосуды с орнаментальной росписью белого стиля из собрания Государственного Эрмитажа. Прорисовки

618. Амфориск. Ок. 570 ок. 550 гг. до н. э. (?) Выс. 9,6 см. Инв. № Ол. 3386 (О. 1911.187)

619. Эксалейптрон. Ок. 590 ок. 550 гг. до н. э. Выс. 4,2 см. Б. 4390 Инв. № ГР. 11135

620. Ойнохоя. Вторая четверть вторая половина 6 в. до н. э. Выс. с ручкой 11,2 см. Инв. № Б. 24

621. Ойнохоя. Ок. 570 ок. 550 гг. до н. э. Выс. с ручкой 12,2 см. Б. 4219 Инв. № ГР. 9720

622. Фрагмент амфоры или ойнохои. Коринф. Ок. 590 ок. 550 гг. до н. э. Выс. сохр. 5,5 см. Инв. № Ол. 14841

623. Табл. 88. Вазы с орнаментальными росписями шаблонного стиля, атрибутированные Группе Винчестер, третья четверть 6 в. до н. э.

624. Фрагмент пиксиды. Risser 2001. Cat. 663

625. Пиксида. Payne 1931. Fig. 176

626. Пиксида. Адольфсек, Замок Фазанери. Фотография Архива Бизли (BDB réf. по 1003355)

627. Табл. 89. Пиксиды с орнаментальной росписью шаблонного стиля: орнамент с лотосами

628. Коринф, первая половина 6 в. до н. э. Париж, Лувр (Е367). Фотография музея

629. Коринф, вторая начало третьей четверти 6 в. до н. э. Выс. с ручками 14,1. Государственный Эрмитаж (Б. 2026 Инв. № ГР. 6235). Фотография автора

630. Коринф, конец второй начало третьей четверти 6 в. до н. э. Выс. с ручками 13,2. Государственный Эрмитаж (Б. 2331 Инв. № ГР. 14259). Фотография автора

631. Табл. 90. Пиксиды с орнаментальной росписью шаблонного стиля: орнамент с лотосами и пальметтами во второй половине 6 в. до н. э.

632. Коринф, третья четверть 6 в. до н. э. (?) Выс. с ручками 18,3 см. Государственный Эрмитаж (Б. 2488 Инв. № ГР. 8610). Фотография автора

633. Коринф, конец 6 в. до н. э. Общ. выс. 18,4 см. Музей искусств Метрополитен (06.1021.32а, Ь). Фотография музея

634. Табл. 91. Пиксиды с орнаментальной росписью шаблонного стиля: орнамент с лотосами

635. Коринф, конец второй третья четверть 6 в. до н. э. Выс. с ручками 10,4. Государственный Эрмитаж (Инв. № Ол. 3384 (О. 1911. 111)). Фотография автора

636. Коринф, последняя четверть 6 первая четверть 5 в. до н. э. Выс. с ручкам 10,2. Государственный Эрмитаж (Инв. № Ол. 3924 (О. 1913. 414)). Фотография автора

637. Коринф, конец второй третья четверть 6 в. до н. э. (?). Карлсруэ, Музей земли Бад. Фотография Архива Бизли (BDB ref. по 1002595)

638. Коринф, вторая третья четверть 5 в. до н. э. (?) Выс. с ручками 12,1 см. Государственный Эрмитаж (Б. 5553 Инв. № ГР. 12827). Фотография автора

639. Табл. 92. Пиксиды с орнаментальной росписью шаблонного стиля : орнаменты второй половины 5 4 вв. до н. э.

640. Табл. 93. Котилы с орнаментальной росписью шаблонного стиля, типа «котилы «с лотосами».

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.