Виртуализация социальной среды как фактор социальных инноваций тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.04, кандидат социологических наук Маслов, Артем Владимирович

  • Маслов, Артем Владимирович
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2006, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ22.00.04
  • Количество страниц 120
Маслов, Артем Владимирович. Виртуализация социальной среды как фактор социальных инноваций: дис. кандидат социологических наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы. Москва. 2006. 120 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Маслов, Артем Владимирович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1.

ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР КАК НОВАЯ СОЦИО-КуЛЬТуРНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

1. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА.

2. РОЛЬ ИНТЕРНЕТ В КОНСТРУИРОВАНИИ

КИБЕРПРОСТРАНСТВ А.

3. СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ «ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ».

4. ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНЫЙ ХАРАКТЕР ВИРТУАЛЬНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДЫ.

ГЛАВА 2. СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ И ВИРТУАЛЬНЫЕ СООБЩЕСТВА.

1. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ФАКТОРЫ ВХОЖДЕНИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В ВИРТУАЛЬНО-КОММУНИКАТИВНОЕ СООБЩЕСТВО.

2. ОПЫТ РОССИИ В СТАНОВЛЕНИИ ВИРТУАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Виртуализация социальной среды как фактор социальных инноваций»

Актуальность темы исследования. Характер социального взаимодействия в социуме, равно как и сам социум находятся в состоянии непрерывного изменения и трансформации. Зачастую эти изменения носят кардинальный, революционный по содержанию характер, в то же время латентный по своей форме. Глубинной причиной таких изменений выступают как технологические инновации, так и трансформации в социальной среде, связанные с фактором социальной мобильности, изменяющих статусную и ролевую основу социума, ведущую к появлению новых центров влияния. В конечном итоге, радикально изменяя весь облик социального мира.

Непрерывный социологический мониторинг, научный анализ данного процесса - важнейшее условие адекватного как научного, так и практического реагирования на изменение социального (жизненного) пространства, условие его инновационного освоения. Представляется, что в целях социальной предикции и повышения качества социального управления крайне важно понять, какие изменения происходят в традиционной системе социальной организации человеческого общежития, особенно на институциональном уровне, проанализировать инновационные элементы, понять какие возможности и проблемы они таят в себе.

Важнейшей особенностью современной эпохи является то, что благодаря новым технологиям, в особенности Интернету, радикально изменилось представление о социальном пространстве. Современные информационные технологии изменили не только характер работы человека, его социальные связи, природу социальных коммуникаций, и самих социальных отношений, они 3 трансформировали организационные формы социального взаимодействия, существенно преобразовали систему социального контроля и влияния, внесли новые элементы в институциональную систему. С появлением глобальных телекоммуникационных сетей социология получила новую предметную область для изучения поведения акторов в социально-технической среде, получившей название киберпространства.

Киберпространство меньше, чем за десятилетие превратилось не только в среду, в которой осуществляются межличностные взаимодействия, задаются смысловые контексты для огромной массы людей, определяющих их поведенческую культуру, их как нравственные, так и политические преференции, но стало одним из главных оселков в жизнедеятельности как человечества в целом, так и отдельных стран в частности, включая и Россию.

В новой коммуникативной среде социальные группы участников виртуальных сетевых сообществ являются элементами социальной структуры киберпространства. Без осознания единства социальной системы, в которую входят сообщества (коммюпити) пользователей, без моделирования социальных взаимодействий, осуществляемых в рамках самих сообществ, невозможно адекватно оценить инновационный характер социально-институциональных трансформаций в современном обществе, включая Россию, разработать нормативные акты, регулирующие вопросы функционирования телекоммуникационных сетей, понять процессы формирования информационного общества в целом. При этом, ведя речь о модели, мы будем понимать формализованный аналог социальных взаимодействий акторов в киберпространстве, предназначенный для символического воспроизведения реальных связей, свойств, состояний и социальных процессов.

Социальные общности в киберпространстве объективны по своей природе, и на них распространяется действие существующих в физическом мире законов развития социума (разумеется, с учетом специфики функционирования телекоммуникационных сетей). Изучение социальных проблем, связанных с появлением киберпространства, в частности его роли в конструировании новых форм социально-институционального взаимодействия дело новое, но, как нам представляется, чрезвычайно перспективное и актуальное. Научное осознание особенностей осуществления социального взаимодействия в новом для человечества социальном пространстве позволило бы лучше понять влияние новых информационных технологий на жизнь людей.

Степень разработанности проблемы. Ключевыми понятиями, определяющим решение поставленной автором задачи, являются «Социальная структура», «социальное взаимодействие», «социальное пространство», «социальный институт», «виртуальное пространство», «киберпространство». С исторической и логической позиции традиция изучения социальных структур ведется от Э. Дюркгейма. Большой вклад в изучение этого важнейшего социологического понятия внесли К. Маркс, Дж. К. Хоманс, Т. Парсонс, Р. Мертон, А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман, П. Бурдье, Г. Зиммель, Э. Гиддепс, Ш. Эйзенштадт и многие другие социологи. Без теоретических наработок классиков социологии сегодня невозможно представить современное социологическое знание. При этом диалектика действия и структуры, сформулированная в самых разных терминах (объективизм - субъективизм, структурализм конструктивизм и т.д.), представляет собой одну из ключевых проблем не только социологии, но и других общественных наук.1

В социальной теории на протяжении длительного времени при теоретическом моделировании социальной структуры противостояли две парадигмы: структуралистская и субъективистская (конструктивистская). Сторонники первой парадигмы делали акцент на структурах, как социальных моделях предопределяющих поведение людей. Их оппоненты, представлявшие идеологию конструктивизма, подчеркивали относительную свободу действующего индивида, который преобразует среду (структуры) и творит их по своему замыслу.

Обобщенное понятие социальной структуры - "сообщество" в своих работах использовали М. Вебер, Э. Дюркгейм, К. Маркс и многие другие социологи. В макро-теориях понятие "сообщество" было напрямую связано с социальными ритуалами и идеализацией форм социальных взаимодействий. Такой подход прослеживается, примеру, в работах Э. Дюркгейма, Ф. Тенниса и других авторов. На микроуровнях ряд социологов рассматривали сообщества, в первую очередь, в терминах коммуникационных взаимодействий,

1 См. Хомачс Дж. Социальное поведение как обмен // Современная зарубежная социальная психология. М.: Издательство Московского университета, 1984.; Хомапс Дж.К. Социальное поведение. Его простейшие формы = Homans G.C. Social Behavior: Its Elementary Forms. - N.Y.: Harcourt, Brace & World, 1961.; Парсонс Т. Система современных обществ. - М, 1997.; Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. Социальная структура и аномия. // Социологические исследования. -1992. -№2-4.; Шюц А. Хорошо информированный гражданин, 2004; Шюц А. Равенство и смысловая структура социального мира - М. 2004; П. Бергер Т. Лукмаи "Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания" М. 1995; За рационалистический историзм.// Соцно-Логос постмодернизма. Альманах Российско-французского центра социологических исследований. М., 1997.; Практический смьгсл. СПб, 2001.; Зиммель Г., «Общение» М., 1996,; Гидденс Э., Ускользающий мир: как глобализация меняет пашу жизнь., М., 2004; Эйзепштадт. Революция и преобразование общества, М. 1999; Кули Ч.Х. Человеческая природа и социальный порядок М. - 2001. относящихся к "первичным группам". Указанной точки зрения придерживались, к примеру, Ч.Х. Кули и Д. Гасфилд.

Понятие коммуникативного взаимодействия (интеракции) было введено в гуманитарные дисциплины современным немецким социологом Ю. Хабермасом. Значительный вклад в развитие символического интеракционизма внесли Дж. Г. Мид, Г. Блюмер и ряд других социологов.2

Таким образом, можно утверждать, что в отношении теоретических разработок функционирования социальной структуры в социологической науке накоплен большой объем знаний. Совершенно иная ситуация в вопросах исследований социальных структур в киберпространстве.

Несмотря на то, что существуют общие черты в организации социальных взаимодействий в физической и виртуальных средах, тем не менее, имеют место и различия. Указанные различия, с одной стороны, детерминируют социальные взаимодействия, а с другой -расширяют возможности осуществления иитеракций.

Большинство же исследований новой коммуникационной среды были сосредоточены на рассмотрении технологий как инструментов преобразования, в то время как, на наш взгляд, следовало изучать саму новую социальную среду. Ряд авторов, с целью изучения индивидуальных интеракций, использовали антропологические и социологические теории, придя, в конечном итоге, к выводу о возможности использования уже имеющегося инструментария для понимания воздействия инноваций на человеческое поведение и коммуникативные взаимодействия. Вместе

2 См. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М., 1995.; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2001; Дж. Г, Мнд, Интернализированные другие и самость В кн. Американская социологическая мысль., М., 1994; Blumer H. Symbolic Interaktionism: Perspectives and Method. - N.Y., 1969; с тем, данные эмпирических исследований свидетельствуют: на практике использование информационных технологий для координации социальных взаимодействий выглядит гораздо сложнее, чем это описывается авторами академических работ.

Подавляющее большинство исследований по проблематике социальных взаимодействий в киберпространстве принадлежат перу зарубежных социологов. В их числе - Барри Уэллман (Barry Wellman), Николас Негропонте (Nicholas Negroponte), Говард Рейнгольд (Howard Rheingold), Сара Кайзлер (Sara Kiesler), Ли Спрэлл (Lee Sproull), Сюзан Хэрринг (Susan Herring) и другие.3 Большой вклад в организацию исследований в смежных с социологией областях внесли специализирующиеся на изучении киберпространства российские ученые Борисов Н.В., Белинская Е.П., Войскунский А.Е., Дрожжинов В.И., Дятлов С.А., Наумов В.Б., Носов Н.А., Паринов С.И., Сляднева Н.А., Сморгунов Л.В., Терин В.П., Чугунов А.В., Шадрин А.Е. и другие.4 Научные же публикации отечественных социологов носят фрагментарный характер и, ни в

3 См. Boase J. Wellman В., Personal Relationships: On and Off the Internet Forthcoming in the Handbook of Personal Relations.; Oxford, 2004; Nicholas Negroponte, Being Digital, New York, 1995.; H. Rheingold, The Virtual Community: Homesteading on the Electronic Frontier, MIT, 2000.; Lee Sproull, Sara Kiesler, Connections: New Ways of Working in the Networked Organization, New York, 1992.; Herring, S. C., Computer-mediated discourse analysis: An approach to researching online behavior., New York, 2004.

4 Белинская Е.П. К проблеме групповой динамики сетевого сообщества. М., 2000; Белинская Е.П. Интернет и идентификационные структуры личности. М., 2001; Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Интернет: воздействие наличность. М., 2000; Войскунский А.Е. Зависимость от Интернета: актуальная проблема. М., 2001; Чугунов А. В. Социологические аспекты формирования информационного общества в России: Обзор исследований аудитории Интернета. — СПб., 2000.; Носов Н.А. Психологические виртуальные реальности. - М., 1994.; Носов Н.А. Виртуальная психология. - М., 2000.Сляднева Н.А. Информационная культура и безопасность как необходимые элементы подготовки современных менеджеров в социальной сфере. - М. 2000.; Сляднева Н.А. Информационно-аналитическая деятельность: проблемы и перспективы-М., 2001.; Сморгунов JI.В. Электронное правительство в контексте современных административных реформ на Западе., СПб., 2003; Терин В.П. Электронное мифотворчество для всех., М., 2002, Чугунов А.В. Перспективы развития в России "информационного общества"., М., 2002; Шадрин А.Е., Трансформация экономических и социально-политических институтов в условиях перехода к информационному обществу., М., 1999. коей мере, не решают проблему создания теоретических моделей процессов социальных взаимодействий в киберпространстве, в частности, проблем институционального характера.

Важно отметить, что у многих авторов, затрагивающих в той или иной степени социальные проблемы функционирования сети Интернет и других компьютерных систем, широко распространена подмена системного подхода фетишизацией одного или нескольких элементов социентальной системы киберпространства. При этом глобальные компьютерные сети общего пользования голословно объявляются "информационной помойкой", прибежищем наркоманов, хакеров и любителей порнографии.

Другим не менее широко распространенным методологическим заблуждением является использование методологии технологического детерминизма. Речь при этом может идти о перемещении вопроса о значимости технологий с социентального уровня на уровень организационный. Действительно, социальные процессы в киберпространстве осуществляются в условиях применения высоких технологий, однако не технологические решения определяют характер социальных связей. Вот почему в качестве одной из важнейших методологических установок автором используется индетерминизм.

Цель исследования - состоит в разработке положения о том, что киберпространство - новая социальная реальность, обладающая всеми атрибутами т.н. физического, социального мира, одним из важнейших свойств которого является способность структурировать, организовывать, детерминировать и упорядочивать мир человеческого взаимодействия, то есть имеет социально-институциональную природу.

Теоретико-методологические основы исследования. Анализ поставленной проблемы осуществлен в традициях классической социологии, ее структуралистского направления, включающего подходы структурного функционализма (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс и др.), а также теории структурации Э. Гидденса.

В процессе научного обобщения разрабатываемого конструкта социальной структуры виртуальных сетевых сообществ использовался принцип плюралистической дополнительности, при этом отдельные задачи исследования решались путем использования различных познавательных процедур и методологических подходов. Так, с помощью методов символического интеракционизма изучены модели коммуникации в сообществах; теория социальной стратификации П. Сорокина послужила основой для разработки моделей стратификации и т.д. Эволюция социальной структуры рассматривалась с использованием методологического принципа изменения.

Содержание работы представляет собой обобщение теоретических и эмпирических исследований зарубежных и отечественных исследователей.

Эмпирическая база исследования.

• Информационные и статистические данные, а также статьи и монографии по проблемам виртуализации социального пространства, особенностям институционального взаимодействия в Интернет;

• Данные социологического анализа реализации федеральной программы «Электронная Россия», проведенного компаниями «РосБизнесКонсалтинг» и «ПроцессКонсалтинг»;

• Материалы сравнительного анализа уровня присутствия правительств субъектов Российской Федерации в государственных Интернет-порталах;

• Сводные аналитические отчеты РосНИИРОС по проблемам управления и регулирования Интернет в России;

• Данные, полученные автором, на основе контент-анализа профильных Интернет-сайтов

Научная новизна диссертационного исследования состоит в комплексном анализе факторов институционального воздействия киберпространства, как новой социальной реальности, на чувства, мысли, поведение людей, инновационных форм институциональной системы общества (электронное правительство, новых форм непосредственного участия граждан в управлении общественными делами, контроля общества за деятельностью правительства, т.н. социальной обратной связи и т.д.).

В работе выявлены качества личности в киберпространстве, характеризующие ее как основной элемент социальной структуры, как активное социальное начало, субъекта и объекта социальных отношений.

Определена роль социального конфликта в процессе эволюции социальной структуры сетевых обществ, при этом зафиксирован дуализм социальных конфликтов, заключающийся в том, что с одной стороны их используют акторы отрицательной девиантной направленности, а с другой - благодаря социальному конфликту происходит эволюция социальной структуры виртуальных сетевых сообществ.

Дается обстоятельный анализ социальных факторов, обусловивших рост роли киберпространства в жизни современного российского общества, его особой институализационной роли, рассмотрены технологии его включения в традиционную институциональную систему.

Объектом исследования стали социальные структуры виртуальных сетевых сообществ, появившиеся в результате социальных взаимодействий пользователей телекоммуникационных сетей, современное информационное общество, социальные отношения и связи, возникающие в киберпространстве.

В качестве предмета исследования выбраны социальные практики, упорядоченные в пространстве и во времени, структурные связи, существующие внутри социальных групп виртуальных сетевых сообществ пользователей телекоммуникационных сетей, а также взаимоотношения между виртуальными сетевыми сообществами, функционирующими в социальной системе киберпространства.

Гипотеза исследования. Пользователи телекоммуникационных сетей в процессе социальных взаимодействий объединяются в виртуальные сетевые сообщества. Виртуальные сетевые сообщества относятся к классу саморегулирующихся и самопреобразующихся социальных структур.

Именно структурные связи наравне с мироощущением пользователей придают целостность сообществу. Эти взаимоотношения в сознании групп пользователей складываются в форму оценки реального или потенциального взаимодействия, отражающего успешность осуществляемых процессов коммуникации с точки зрения реализации групповых потребностей. Потребности в коммуникации являются мощным фактором вовлечения пользователей телекоммуникационных сетей в процесс социального действия.

Регулирование социальных взаимодействий осуществляется посредством социальных норм и правил. Важной составляющей функционирования социальных структур в киберпространстве является информационная стратификация. Составной частью структуры выступают социальные ресурсы: доверие, социальная навигация, контент и социальное время. При этом ресурсы имеют не только пространственный, но и темпоральный характер.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В киберпространстве структура не только ограничивает действия акторов, но в процессе использования социальных ресурсов создает и дополнительные возможности для осуществления социальных интеракций. В социальной структуре виртуальных сетевых сообществ имеют место три типа ресурсов: авторитативные, т.е. возникшие в качестве следствия координации человеческой деятельности, распределяемые - производные управленческого контроля функционирования инфраструктуры телекоммуникационных сетей и темпоральные, связанные с использованием времени как ресурсного элемента.

2. Личность в киберпространстве выступает не только как основной элемент социальной структуры, как активное социальное начало, но и в качестве субъекта и объекта социальных отношений. Узел статус-роль является базовой характеристикой индивида как элемента социальной структуры виртуальных сетевых сообществ. Именно благодаря взаимосвязи статуса и роли становится возможным понимание диспозиции потребностей личностей в амбивалентности: в конформности и отчуждении, в толерантном и интолерантном поведении и т.д.

3. Социализацией в киберпространстве называется процесс вхождения (интеграции) пользователя в социокультурную среду посредством освоения технологий коммуникации, информационной культуры, социальной навигации, электронной грамотности, а также социальных норм, ценностей и ролевых требований. Знакомство личности с социальной реальностью телекоммуникационных сетей осуществляется в процессе первичной социализации. Процесс первичной социализации в свою очередь разделяется на два этапа: архетипический и инструментально-когнитивный. Архетипический этап заканчивается после подключения пользователя к телекоммуникационным сетям, после чего начинается инструментально-когнитивный этап социализации. При этом индивиду приходится социализироваться одновременно в двух измерениях. Первое из них - это социальная общность киберпространства. Второе - социальная структура, в рамках которой пользователь осуществляет иптеракции.

4. В виртуальных сетевых сообществах существует стратификация по праву доступа к информации и властным ресурсам, которая носит название информационной стратификации. При этом сравнение статусно-ролевых позиций происходит в рамках единого социального поля с использованием критериев, считающихся важными в системе ценностей данного сообщества. Существование социальных статусов участников виртуальных сетевых сообществ, хотя и носит объективный характер, тем не менее, как правило, юридически не закрепляется в рамках социальной структуры.

5. Сплоченность виртуального сетевого сообщества определяется степенью привлекательности данного коммьюнити с точки зрения участвующего в нем пользователя. Б ходе коммуникативных практик, осуществляемых на регулярной основе, участники сообщества выстраивают коллективную идентичность, которая может быть сформирована в три этапа. На нервом этапе в ходе социализации нового участника происходят процессы взаимного влияния индивидуальной идентичности пользователя и коллективной идентичности группы. На втором этапе индивид принимает участие в формировании коллективной идентичности с учетом социального времени существования сообщества. На третьем этапе индивид, вступая в коммуникационные взаимодействия с представителями других сообществ, в первую очередь представляет коллективную идентичность, а уже во вторую - демонстрирует идентичность индивидуальную.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Результаты диссертационной работы позволяют углубить теоретические представления о социальных процессах происходящих в киберпространстве, содействуя дальнейшим теоретическим разработкам социологии виртуальных сетевых сообществ. Они могут быть использованы в преподавании курсов по социологии и информационным технологиям в высших учебных заведениях.

Представляется возможным применять разработанную теоретическую модель социальной структуры виртуальных сетевых сообществ при разработке планов информатизации различных сфер жизни общества, при осуществлении экономической деятельности в киберпространстве, при разработке мероприятий по информационной защите. Результаты исследования имеют значимость для повышения квалификации практически всех пользователей телекоммуникационных сетей.

Апробация

Автором диссертации опубликованы следующие работы:

1. Трансформация социальной структуры информационного общества. Информационная цивилизация: современные проблемы. Сб. ч. II - М.; МГУКИ. 2004 стр. 128-135

2. Новые подходы к пониманию трансформации современного общества. - Теория и практика управления: новые подходы. Выпуск третий,- М.; «Университетский гуманитарный лицей» 2004 стр. 42-46

3. Маслов А.В. Панченко В.Г. Современное общество -инновации, которые определяют его будущее. Объединенный научный журнал №3 2006 - М.; Фонд Научных Публикаций.

4. Маслов А.В. Интернет как новая социально-коммуникативная среда - Объединенный научный журнал №3 2006 - М.; Фонд Научных Публикаций.

5. Маслов А.В. Управление инновациями. - Теория и практика управления: новые подходы. Выпуск шестой. -М.; «Университетский гуманитарный лицей» 2006 - 0.5 п.л.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная структура, социальные институты и процессы», Маслов, Артем Владимирович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Важнейшей особенностью современного общества (постмодерна) является его трансформация в информационное. Это существенно меняет весь комплекс социально-экономических, институциональных отношений, видоизменяет сам социум. Жизнедеятельность людей все активнее реализуется в т.н. «киберпространстве», «виртуальном сообществе», «сетевом обществе».

Выступая в качестве синтетического представления, связанных с Интернетом социально-экономических инноваций, виртуальные сообщества представляют собой сетевую организацию совокупности коммуникаций различных групп, отдельных лиц и социальных институтов.

Виртуальные сообщества позволяют в результате прямого информационного взаимодействия между людьми конструировать новые правила социально-экономического и политического поведения и соответствующие регулирующие институциональные механизмы. «Киберконструирование» институциональных форм является важнейшей особенностью всех форм виртуального взаимодействия. Индивид, находясь в социальной реальности институтов, воспринимает ее как естественную данность, в которой приходится жить.

Технологическая революция, знаменующая возникновение эпохи постмодерна, отражает объективное «расхождение» и независимое существование знания и бытия.

Институциональная заданность киберпространства - это факт овеществления» современного общества.

107

В рамках виртуального социального пространства формы представления реальных действий индивида, хотя и не являются вещественными предметами, в то же время не могут быть определены и как их симуляция. Просто они предстают перед индивидом в качестве новых форм социального взаимодействия. Ведь за каждым из них не «компенсация», или замена «старой» реальности какой-то новой, а та же самая, прежняя реальность представленная в формах конкретного бытия и жизнедеятельности реального человека. Виртуальная реальность - это не какая-то матрица, со своим особым «программным комплексом», это часть общего социального пространства.

Коммуникация - это процессуально созидательная деятельностная форма общения, направленная на выработку новых целей, а также на поиск наиболее эффективных средств их достижения. Она активирует социальные отношения и действия. Виртуальная коммуникация и, соответственно, виртуальная общность возникают лишь при наличии пространства коммуникации. Реализуясь в сетевом пространстве, эти сообщества, не являясь институциональными структурами традиционалистского типа, в то же время перед конкретным индивидом (пользователем) предстают как социальные структуры, поскольку оказываются для пего, в той или иной степени формами его реального существования и жизнедеятельности.

Процесс формирования социального киберпространства является с одной стороны результатом новых информационных технологий, в особенности Интернета, с другой, - он обусловлен социально-психологическими потребностями человека, в-третьих, -особенности его протекания соответствуют культурно-историческим особенностям различных государств и народов.

Показано, что «информационная революция» - важнейшее условие на пути трансформации России в современную, развитую страну мира. Делается вывод о том, что «виртуализация» жизненного пространства России, наряду с обще-цивилизационными факторами, обусловлена ментальной и социально-культурной самобытностью российского народа, его исконным традиционализмом.

Наблюдается процесс реконсолидации российского общества на основе инновационных культурно-исторических кодов цивилизации. И одним из важнейших факторов развития новых институциональных элементов взаимодействия становятся виртуальные коммуникативные связи и отношения, выстраивающие перед людьми приемлемые для них ценностно-смысловые перспективы, способствуя, таким образом, хотя бы внутреннему («в себе») преодолению хаотичности социальной жизни. Такая устремленность ведет к конструированию конкретного социально-коммуникативного пространства, в котором осуществляется конструирования структурного бытия. Есть основания утверждать, что виртуальное пространство не только обрамляет или вмещает реальность человеческих отношений, но и активно включено в саму их ткань, суть этих отношений. Более того, повседневная жизнь многих людей, развертывание ее плана, поступки, становятся по сути дела особой формой структуры социального пространства, своеобразным средством «пространственной дисциплины». И виртуальное пространство здесь играет роль не только инструмента, но и движущей силой, которая порождает всю эту повседневную деятельность, формируя ее и форму и содержание.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Маслов, Артем Владимирович, 2006 год

1. Абрахам Ф., Митина О., Хьюстон Д. Теория хаоса и интернет в эпоху постмодерна. - Компьютерра, 2000. N° 28. стр. 56

2. Аглицкий Д. С., Аглицкий И. С. Российский рынок информационных технологий: проблемы и решения. М.: 2000. -стр.58.

3. Андреев А. Россия-2000: трансформация в режиме неустойчивости // Москва. 2001. №1. стр. 47

4. Арефьев П.Г. Навигатор по телекоммуникационным ресурсам в социологии. / / http://www.NIR.ru/socio/oId/scipubI/sj/sj3-4-99aref.html стр. 10

5. Балла О. Технологии смысла. Массовый человек как игралище информационных пространств / / Компьютерра, 2002, № 8 (433), Стр. 65

6. Бауман 3. Индивидуализированное общество. / Пер. с англ. под ред. B.JI. Иноземцева / Центр исследований постиндустриального общества. -М.: Логос, 2002. Стр. 126

7. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М., 2000.

8. Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака. М., 2003.

9. Бондаренко С.В. Социальная система киберпространства как новая социальная общность. Научная мысль Кавказа. Приложение. 2002, № 12 (38). Стр. 60;

10. Н.Борисов Н.В., Чугунов А.В. Создание информационной среды дляместного самоуправления и сети муниципальных Интернет-клубов110на Северо-Западе России. Информационное общество, 2000, вып. 1. Стр. 67.

11. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Интернет: воздействие на личность. М., 2000;

12. Барышева О. В. Угрожает ли Интернет существованию библиотек? / / Библиография. 2002. - №4. - Стр. 43

13. Батурин Ю. М. Право и политика в компьютерном круге: Буржуазная демократия и «электронная диктатура». М. -1987. Стр. 38

14. Белинис Л. Электронная демократия: политика в условиях глобальной коммуникации . Журнал социологии и социальной антропологии, 2003, том VT, № 4 (24). Стр. 92

15. Белинская Е.П. К проблеме групповой динамики сетевого сообщества. М., 2000;

16. Белинская Е.П. Интернет и идентификационные структуры личности. М., 2001;18.

17. Бондаренко С. Политкоммьюнити, или Семь уроков на будущее (выборы в США и создание виртуальных сообществ). Мир Internet. 2001, № 3. Стр. 74.

18. Валентинов А. Психологический портрет в Интернете // Российская газета. 2002. - 21.06. - Стр. 25

19. Войскунский А.Е. Зависимость от Интернета: актуальная проблема. -М„ 2001;

20. Вютрих А., Филипп X. Виртуализация как возможный путь развития управления.http://www.ptpu.ru/issues/599/19599.htm 2006, Стр. 35

21. Герман К. «Политические перепутья при движении к глобальному информационному обществу». Социальные исследования №2. 1998, стр. 96

22. Гидденс Э., Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь., М., 2004

23. Глотов М.Б. Социальный институт: определение, структура, классификация. Социальные исследования №7 2003, стр. 80

24. Горяинов В.П. Стратификация населения России по его отношению к жизненным ценностям в 1994 году. Социально-экономические проблемы развития общества в переходный период. Сб. тр. ИСА РАН. № 1,1995. Стр. 87

25. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд па культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. СПб., 1995

26. Дапилов А.Р. Основные направления информатизации американского общества. «США-Канада. Экономика, политика, культура» №51999, стр. 112

27. Дудник О.В. Жизненные стратегии северян в условиях трансформации российского общества. Автореферат диссертациина соискание ученой степени кандидата социологических наук. -М.: 2002.

28. Ершова Т., Ершов Ю. Порталы в коробке для органов власти. -Независимая газета №112 (2945) от 06 июня 2003.

29. Журавлева Е. Ю. К содержанию понятия «Интернет». Труды Всероссийской научной конференции "Гуманитарная информатика" (9-12 ноября 2004г., Санкт-Петербург) Сп-бГу.

30. В.В. Зародин, В.Б. Самсонов «Социальные инновации: организация и контроль». Издательство Саратовского Университета 1999.

31. Иванов В.Е. Правительство-население: диалог в виртуальном пространстве. Информационное общество, 2000. Вып. 6. Стр. 55.

32. Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. СПб., 2002.

33. Иноземцев В.Л. «Расколотая цивилизация». Научное издание «Наука» 1999

34. Ионин J1., Шкаратан О. Паркипсон и бюрократы: Послесловие. -Паркипсон С.Н. Законы Паркинсона: Сб.: Пер. с англ. М., 1989.

35. Каган М.С. Мир общения. Проблема межсубъектных отношений. -М., 1988.

36. Коваль Б.И., Ильин М.В. Власть versus политика. Полис. Политические исследования. М., 1991. №5.

37. Козловски П. Культура постмодерно: общественно-культурные последствия технического развития / Пер. с нем., М. 1997

38. Коржева Э.М. Ностальгическое сознание как «консолидация» // Российское общество: социологические перспективы. М.: УРСС. 2000.

39. Кузнецов С. Как обустроить электронное правительство. -Открытые системы, 2001, №3 //http://www.osp.ru/2001/З/

40. Лоскутов А. Нелинейная динамика, теория динамического хаоса и синергетика (перспективы и приложения) // Компьютерра, 1998. № 47. Стр. 57

41. Малинецкий Г. Хаос. Тупики, парадоксы, надежды. Компьютерра, 1998. № 47.

42. Маслов А.В. Трансформация социальной структуры информационного общества. Информационная цивилизация: современные проблемы. Сб. ч. II М.; МГуКИ. 2004

43. Маслов А.В. Новые подходы к пониманию трансформации современного общества. Теория и практика управления: новые подходы. Выпуск третий. - М.; «Университетский гуманитарный лицей» 2004

44. Маслов А.В. Управление инновациями. Теория и практика управления: новые подходы. Выпуск шестой. - М.; «Университетский гуманитарный лицей» 2006

45. Мертоп P. Социальная теория и социальная структура. Социальная структура и аномия. // Социологические исследования. -1992. №2-4.

46. Мясников В. А. СНГ: информационное взаимодействие в образовании в контексте глобализации. Социально-гуманитарные знания. - 2002. - № 4. - С. 190.

47. Мясникова JL А. Экономика постмодерна и отношения собственности. Вопросы философии. - 2002. - № 7.

48. Нарышкина А. Зато у нас люди хорошие. Известия, 22 августа 2003.

49. Неклесса А. Внешняя политика нового мира: движение к нестационарной системе мировых связей. Pro et Contra, 2002, том 7, № 4. С. 90.

50. Носов Н.А. Психологические виртуальные реальности. М., 1994.;

51. Носов Н.А. Виртуальная психология. М., 2000.

52. Парипов С.И. Онлайновые сообщества: методы исследования и практическое конструирование. Автореферат диссертации на соискание ученой степени д-ра технических, наук //:http:// rvles.ieie.nsc.ru/~parinov/autoref.htm.

53. Парсопс Т. Система современных обществ. М, 1997.

54. Патюрель Р. Создание сетевых организационных структур. -http://www.ptpu.ru/issues/600/12600.htm.

55. Прохоров А. Интернет как новая глобальная индустрия: анализ, тенденции, прогнозы. Компыотер-пресс. - 2001. - № 1. - С. 78.

56. Радаев В.В. Власть и собственность. СОЦИС. 1991. N1.

57. Ракитов А.И. Глобальная информатизация и информатизация советского общества Сб. н. тр. «Социальная информатика». М.: ВКШ при ЦК ВЛКСМ, 1990.

58. Рюэгг-Штюрм Й, Ахтенхаген Сетевые организационно-управленческие формы мода или необходимость? http://www.ptpu.ru/issues/600/12600.htm.

59. Сазонов Б.В. Деятельностные механизмы консолидации. -Социальные трансформации в России: процессы и суъекты. М.: УРСС, 2002.

60. Скородумова О. Б. Хакеры как феномен информационного пространства. Социс. - 2004. - №2. - С.79.

61. Скородумова О. Б. Виртуальная личность и свобода (к проблеме социокультурных истоков понимания свободы в Интернете). -Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 2004. -№2. - С. 96.

62. Сляднева Н. Информационная культура и безопасность как необходимые элементы подготовки современных менеджеров в социальной сфере. Ипфорхмационные ресурсы России. - 2000.- № 2.-С. 29-33.

63. Сляднева Н. А. Информационно-аналитическая деятельность: проблемы и перспективы. Информационные ресурсы России. — 2001. - No 2. - С. 14-21.

64. Сморгупов Л.В. Электронное правительство в контексте современных административных реформ на Западе, СПб., 2003;

65. Социальная структура и стратификация в условиях формирования гражданского общества в России. М, 1995. Кн.1—II.

66. Терин В.П. Электронное мифотворчество для всех. М., 2002

67. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М., 1995.

68. Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории. СПб., 2001.

69. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2001

70. Хоманс Дж. Социальное поведение как обмен / / Современная зарубежная социальная психология. М.: Издательство Московского университета, 1984.;

71. Хоманс Дж.К. Социальное поведение. Его простейшие формы = Homans G.C. Social Behavior: Its Elementary Forms. N.Y.: Harcourt, Brace & World, 1961.

72. Черныш М.Ф. Социальная мобильность в 1986 — 1993 гг. //

73. Шкаратан О.И. От этакратизма к гражданскому обществу / / Рабочий класс и современный мир. 1990. N 3.

74. Шкаратан О.И. Проблемы социальной структуры рабочего класса СССР. М., 1970. С. 53.

75. Шадрин А.Е. Информационные технологии: вклад в социальный капитал. // Информационное общество, 2002. Вып. 1. С. 128.

76. Шюц А. Хорошо информированный гражданин, 2004;

77. Шюц А. Равенство и смысловая структура социального мира М. 2004;

78. Ядов В. А. Россия как трансформирующееся общество: резюме многолетней дискуссии социологов // Куда идет Россия. М, 2000.

79. Arterton F.C. Teledemocracy. Can Technology Protect Democracy? -Newbury Park: Sage. 1987. P. 168.

80. Boase J. Wellman В., Personal Relationships: On and Off the Internet Forthcoming in the Handbook of Personal Relations.; Oxford, 2004;

81. Clarke R. Information technology and dataveillance. / In: Dunlop C., Kling R. (eds). Computerization and Controversy. Value Conflicts and Social Choices. -Boston: Academic Press, Inc. 1991.

82. Drucker P.F. Landmarks Of Tomorrow. New Brunswick (U.S.) London (UK) 1996 p. 199

83. Dutton W. Digital democracy: electronic access to politics and services. / In: Dutton W. (eds). Society on the Line. Information Politics in the Digital Age. -Oxford: Oxford University Press. 1999.

84. E-government and the business environment. The impact of ICT on sustainable development. European Information Technology Observatory EITO, 2002. P. 285.

85. Herring, S. C., Computer-mediated discourse analysis: An approach to researching online behavior., New York, 2004

86. Holmes D. (eds). Virtual Politics. Identity and Community in Cyberspace. -L.: Sage. 1997.

87. Horvat B. The Political Economy of Socialism. A Marxist Social Theory. N.Y., 1982.

88. Jorge Reina Schement, Leah Lievrouw. Competing Visions, Complex Realities: Social aspects of the information society.

89. Gatson S. Interpersonal Culture on the Internet-Television, the Internet, and the Making of a Community // Edwin Mellen Press 2004 pp. 288

90. Graham M. Democracy by Disclosure. The Rise of Technopopulism. -Washington DC: The Brookings Institution. 2002. P. 201.

91. Grossman L.K. The Electronic Republic. Reshaping Democracy in the Information Age. -N.Y.: Viking (20th Century Fund). 1995. P. 154.

92. Gurstein M. Информатика местных сообществ // CommunityInformatics@vcn.bc.ca

93. Laudon K. Communications Technology and Popular Participation. -N.Y.: Praeger. 1977; McLean I. Democracy and New Technology. -Cambridge: Polity Press. 1989.

94. Lipietz A. Towards a New Economic Order. Cambridge 1992 p. 35

95. May C. The Information Society: A sceptical view. N.Y. Polity Press in association with Blackwell Publishers Ltd. 2002 p. 190

96. Niemi R. History in the Media : Film, Television, and the Internet. / / ABC-CLIO 2005 pp. 300

97. Norris P. Digital Divide: Civic Engagement, Information Poverty, and the Internet Worlwide. Cambridge University Press 2001 - P. 302

98. Ogden M.R. Politics in a Parallel Universe. Is there a future for Cyberdemocracy? / / Futures, 1994, vol. 26, № 7. P. 729.

99. Poster M. The Second Media Age. -Cambridge: Polity Press. 1995.

100. Radaev V., Shkaratan O. Power and Property Evidence from the Soviet Experience // International Sociology. 1992. No 3.119. http: / / www.region2002.ru

101. Rheinghold H. Virtual community (2nd Ed.). -L.: The MIT Press. 2000. P. 382.

102. Snider J.H. Democracy On-Line. Tomorrow's Electronic Electorate // The Futurist, 1994. September/October. PP. 119.

103. Toffler A and Toffler H. War and Anti-War. Survival at the Dawn of the 21st Century N.Y. 1994 p. 274

104. Wheeler D. The Internet In The Middle East: Global Expectations And Local Imaginations In Kuwait (Suny Series in Computer-Mediated Communication) // State University of New York Press 2005 pp. 241

105. Young M. The Rise Of Meritocracy 1958

106. Yongming Zhou. Historicizing Online Politics: Telegraphy, The Internet, And Political Participation In China // Stanford University Press 2005 PP. 352

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.