Власть и художественная интеллигенция Карелии в 1950-е - первой половине 1960-х гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Адамович, Ирина Викторовна

  • Адамович, Ирина Викторовна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2005, ПетрозаводскПетрозаводск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 261
Адамович, Ирина Викторовна. Власть и художественная интеллигенция Карелии в 1950-е - первой половине 1960-х гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Петрозаводск. 2005. 261 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Адамович, Ирина Викторовна

Введение.

Глава 1. Культурная ситуация в Карелии в 1950-е первой половине 1960-х гг.

1.1. Литературное творчество в республике.

1.2. Театральная жизнь.

Глава 2. Взаимоотношения художественной интеллигенции и руководства республики.

2.1. Карельское отделение Союза советских писателей и местные органы власти.

2.2. Отношения театральной интеллигенции с руководством республики.

2.3. Политическая учеба художественной интеллигенции.

2.4. Культурная политика и Финский драматический театр.

2.5. Литературно-художественные и общественно-публицистические журналы республики.

Глава 3. Развитие материальной базы учреждений культуры и материальное положение художественной интеллигенции республики./

3.1. Государственное финансирование театров и Карельского отделения Союза советских писателей.

3.2. Материальное положение творческой интеллигенции Карелии.

3.3. Формы материального поощрения интеллигенции.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Власть и художественная интеллигенция Карелии в 1950-е - первой половине 1960-х гг.»

Актуальность темы. Новые подходы в освещении советского прошлого и важность раскрытия региональных особенностей социально-политического и экономического развития страны вызвали огромный интерес к проблеме взаимоотношений власти и различных социальных групп. Одним из наиболее актуальных, но недостаточно изученных остается вопрос об условиях работы и жизни художественной интеллигенции в советский период. После Великой Отечественной войны серьезно изменился состав театральной и писательской интеллигенции, а гуманизация творчества привнесла новые аспекты в их профессиональную деятельность: она во многом стала расходиться с представлениями государственно-партийных органов в оценке роли художественной интеллигенции в советском обществе.

В этой связи изучение условий творчества и жизни художественной интеллигенции Карелии как национального региона СССР в послевоенный период позволит выявить особенности политики партийно-государственных органов в отношении писателей и театральных деятелей республики, ее позитивные и негативные последствия в развитии культуры. Кроме того, изучение поставленной проблемы является весьма актуальным и в связи с формированием современной культурной политики и поиском новых форм взаимоотношений властных структур и художественной интеллигенции.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является писательская и театральная интеллигенция Карелии (до 1956 г. - Карело-Финской ССР, а позднее - КАССР). Именно она оказывала значительное влияние на формирование общественного сознания местного населения, выражая социальные и иные настроения посредством художественных образов. Гуманизация литературного и театрального творчества в тот период привела к тому, что к писателям и актерам как носителям знания жизни стали прислушиваться. Особое место, которое занимали они среди других представителей творческой интеллигенции, делают их наиболее привлекательным объектом для анализа. В качестве определенного объекта исследования выступают партийные организации художественной интеллигенции, а также партийные и государственные органы Карелии, которые осуществляли руководство или оказывали влияние на развитие художественной культуры в республике.

Предметом исследования являются взаимоотношения писательской и театральной интеллигенции и власти Карелии в идеологической, профессиональной и материальной сферах, а также изменение численности и состава этих групп интеллигенции, источники их формирования, основные направления и условия творческой деятельности, а также условия жизни и быта.

Автор считает необходимым пояснить некоторые понятия и круг вопросов, рассмотренные в диссертации.

В научной литературе нет единого понимания термина «интеллигенция». Большинство энциклопедий и словарей свидетельствует о латинском его происхождении. Этимологически термин означает «понимание, понимающий, разумный, мыслящий, понимание и самопознание».1

В российском лексиконе термин «интеллигенция» появился в середине XIX вв. В научный оборот его ввел писатель П.Д. Боборыкин для обозначения людей «высокой нравственной, умственной и этической культуры». Вначале содержание понятия отличалось от западноевропейского аналога: интеллигенцией называли представителей высшего слоя общества, прежде всего - образованное чиновничество. На протяжении последующих десятилетий российская историческая и философская мысль предложила разнообразный диапазон определения сути этого социального феномена, его признаков, границ и критериев.

Вопросы о том, что представляет собой интеллигенция, каково ее общественное предназначение, в чем специфика российской интеллигенции, впервые оказались в центре пристального внимания в начале XX века. Тогда же наметилось два подхода к определению понятия интеллигенции. Первый (социально-этический, культурологический или идейно-нравственный) базировался на ду

1 Смоляков Л.Я. Социалистическая интеллигенция. Социально-философский анализ. Киев,1986.

2 Матвеев T.A. Об основных вехах эволюции понятия «интеллигенция» в отечественной общественной мысли // Интеллигенция России: уроки истории и современность. Межвузовский сборник научных трудов. Иваново: Ивановский государственный университет, 1996. С. 24-32; Куторовский В.Н. Интеллигенция: проблемы определения понятия //Социально-политический журнал. 1995. № 2. С. 211. ховных признаках, лежащих в основе этой общности. Выразителями этой концепции стали Н.А. Бердяев, Н.С. Булгаков, авторы сборников «Из глубины веков» и «Вехи». Они рассматривали интеллигенцию как «внесословную внеклассовую группу, характеризуемую творчеством новых форм и идеалов и активным проведением их в жизнь». Предназначением интеллигента было вести борьбу с предрассудками и традициями общества во имя идеала всеобщего равенства и счастья.3

У истоков другого, социологического или социально-профессионального, подхода к определению термина «интеллигенция» стояли основоположники материалистической философии К. Маркс и Ф. Энгельс. Лидеры большевистской партии и представители советской научной мысли, развивавшие их идеи, интерпретировали это понятие как группу «образованных людей, представителей свободных профессий вообще, представителей умственного труда».4 Это ленинское примечание к работе 1904 г. «Шаг вперед, два шага назад» впоследствии стало ключевым в понимании интеллигенции и часто цитировалось в советской историографии. Л.Д. Троцкий считал ее межклассовой прослойкой, и это представление доминировало в советской научной мысли.5 В 1969 году связи с 60-летием журнала «Вехи» в журнале «Вопросы философии» вышла статья В.Ф. Кормера, положившая начало переосмыслению жестких догматических схем в рамках этого подхода.6 В научных статьях снова появились такие значимые социологические критерии как образование, квалификация, социальная роль и функция. Интеллигенцию начали рассматривать как самостоятельную социокультурную группу, функции которой в обществе определялись историческими условиями.7

Доминирование в Советском Союзе социально-профессиональной модели определения границ понятия интеллигенции в 1990-е годы сменилось междис

3 Зезина М.Р. Советская художественная интеллигенция и власть в 1950-е - 60-е гг. М.: Диалог - МГУ, 1999. С. 12.

4 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 8. С. 309.

5 Троцкий Л. Д. Об интеллигенции //Литература и революция. М., 1990. С. 258-273.

6 Кормер В.Ф. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура // Вопросы философии. 1969. № 9. циплинарным сближением гуманитарных исследований в этом вопросе. При этом важная роль отводилась культурологическому, духовно-нравственному, социологическому и личностному анализу с тенденцией к их объединению.8 Важно также отметить, что на сегодняшний день в интеллигентоведении высказаны и начали находить широкую поддержку идеи, которые предполагают отказ от утверждений, что интеллигенция - это чисто русское явление, не имеющих аналогов в других странах, со своими специфическими функциями (служения народу и Отечеству, оппозиционности власти и просвещения масс).9 В данном исследовании автор использовал социологическое понимание термина интеллигенции. Этот подход преобладает в современной исторической науке. Социально-профессиональные критерии позволяют выделить круг лиц, относимых к интеллигенции, по конкретным признакам. С этих позиций под интеллигенцией понимается социальный слой, профессионально занимающийся умственным трудом, который создает, развивает и распространяет культурные ценности, знания, а также является их основным потребителем.10

Еще одной дискуссионной проблемой является вопрос о том, кого считать представителем художественной интеллигенции. Диапазон мнений исследователей довольно широк: от определения этого социального феномена как «совокупности лиц квалифицированного умственного труда, профессионально занятых практически духовной деятельностью по художественному освоению мира» (В.А. Копырин, В.А. Попов) до довольно широкого понимания художественной интеллигенции в качестве «субъекта особого вида духовного производ

7 Арутюнян Ю.В. Изменение социальной структуры советской нации // История СССР. 1972. № 4. С. 8; Сеняв-ский С.Л. Изменения в социальной структуре советского общества (1930-1970). М.,1973; Селунская В.М. Социальная структура советского общества: история и современность. М., 1987.

8 Волков B.C. К научной концепции истории советской интеллигенции // в поисках исторической истины. Сб. ст. Л., 1990; Ледяев В.Г. Понятие интеллигенции: проблемы концептуализации // Интеллигенция и мир. 2001. № 1; Осинский И.И., Добрынина М.И. Духовно-нравственная компонента в определении интеллигенции // Интеллигенция современной России: духовные процессы, исторические традиции и идеалы. Иваново, 2002; Степанова O.K. Понятие «интеллигенция»: судьба в символическом пространстве и во времени // Социс. 2003. № 3; Ледяев В.Г. Дискуссии вокруг понятия «интеллигенция»: некоторые методологические проблемы // Генезис, становление и деятельность интеллигенции: междисциплинарный подход. Иваново, 2000; Главацкий М. История интеллигенции России как исследовательская проблема. Историографические этюды. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2003.

9 Жуков А.Ф., Жукова Л.Н. К вопросу о содержании термина «интеллигенция» // Интеллигент и интеллигенто-ведение на рубеже XXI века: Итоги пройденного пути и перспективы. Иваново, 1999. С. 120-123.

10 См.: Амбарцумов Е. Интеллигенция // Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 216-218 и др. ства» (С.Н. Комиисаров).11 Мы понимаем под художественной интеллигенцией социально-профессиональную группу работников преимущественно умственного труда, требующего для своего выполнения специальной подготовки в среднем или высшем учебном заведении. Представители этой группы заняты творческой и духовно-практической деятельностью по художественнообразному освоению мира, созданию и исполнению художественных произве 12 дении.

В работе также использовался термин «культурная политика». Под ним в 1950-1960-е годы понималась реализация государственной политики в области

1Ч культуры. Наиболее полным определением этого термина нам представляется понимание культурной политики, данное в докторской диссертации А.Д. Боро-даем. Культурная политика - это целенаправленные действия всех ветвей государственной власти, творческих союзов и общественных объединений по разработке основополагающих принципов развития культуры в интересах общества, их реализации с целью сохранения и умножения культурного потенциала страны, обогащения культурного мира человека.14 При этом основными целями культурной политики является формирование единой картины мира в рамках одного государства и ее распространение среди граждан; сохранение существующей картины мира и передача ее последующим поколениям и приспособление существующей картины мира к меняющейся реальности.15

На сегодняшний день в исторической науке нет емкого определения понятия «оттепель». Термин, пришедший из литературы, предполагает переменчивый и переходный характер этого явления. Сложность и противоречивость эпохи 1950-х - первой половины 1960-х годов обуславливает трудности для ос Опыт исследования художественной интеллигенции развитого социалистического общества. (На материалах Свердловской, Тюменской, Челябинской обл. и г. Уфы Башкирской АССР) Свердловск, 1974. С. 4; Комиссаров С.Н. Художественная интеллигенция: противоречия в сознании и деятельности. М., 1991. С. 13.

12 Зезина М.Р. Советская художественная интеллигенция и власть. С. 24; Социальное развитие советской интеллигенции. М.: Наука, 1986. С. 270; Попов В.А. Художественная интеллигенция как социально-профессиональная группа советского общества. Дис. канд. ист. наук. Свердловск, 1974. С. 58.

13 Бородай А.Д. Формирование кадров художественной культуры. Вопросы теории, историографии и источниковедения. М.: Национальный институт бизнеса, 1999. С. 8

14 Бородай А.Д. Культурная политика в советском обществе: формирование молодой художественной интеллигенции. (Вторая половина 50-х- 80-е гг.). Автореф. дис. на соиск. уч. ст. докт. ист. наук. Москва, 2000. С. 20. мысления этого периода и, как следствие, неоднозначность терминологии. Главным содержанием определения «оттепели» в области художественного творчества одни историки определяют духовное раскрепощение общества, другие - появление гуманистических начал в художественном творчестве и расширение его тематических границ. Однако все исследователи признают, что при этом сохранялись тенденции сталинского наследия, выразившиеся в жесткой партийной регламентации культурной ситуации в стране и утилитарно-идеологическом подходе к искусству.16 Именно эти явления, не позволившие кардинально изменить культурную политику 1950-х - середины 1960-х гг., послужили основанием для А.В. Пыжикова назвать «оттепель» подновленным сталинизмом.17

Территориальные и хронологические рамки. Исследование охватывает территорию бывшей Карело-Финской ССР, с 1956 г. - Карельской АССР. В рассматриваемый период времени на ее территории действовало отделение Союза писателей, плодотворно работали три театральных коллектива. В 1959 г. их заслуги были высоко оценены на Декаде карельского искусства и литературы в Москве. С театральным и литературным творчеством республики были знакомы жители различных регионов СССР. Развитие с начала 1960-х гг. культурных связей с соседней Финляндией позволило художественной интеллигенции Карелии приобщиться к мировым культурным традициям. В результате в 1950-е - первой половине 1960-х гг. Карелия превратилась в один из заметных культурных центров Советского Союза.

Хронологические рамки исследования охватывают 1950-е - первую половину 1960-х гг. В этот период после смерти Сталина началось духовное раскрепощение общества, партийно-идеологическое давление на художественную интеллигенцию ослабло. Однако освобождение от сталинских методов руково

15 Соколов К., Жидков В. Теория культурной политики: понятийный аппарат и основные определения // Культурная политика. Проблемы теории и практики. Сборник статей. СПб., 2003. С. 8.

Боганцева С.С. Художественная интеллигенция и власть в СССР второй половины 1950-х- 1960е гг. Авто-реф. дис. на соиск. уч. ст. канд. ист. Наук. М., 1995. С. 25; Бородай А.Д. Культурная политика в советском обществе. С. 4;

17 Пыжиков А.В. Осознание сталинизма в годы «оттепели» // Вестник Российской Академии Наук. 2003. Т. 73. С. 542. детва культурой и искусством шло медленно, и было названо «оттепелью», которая только и сделала возможной временную свободу творчества. За короткое время «оттепели» произошли значительные изменения в среде самой художественной интеллигенции, в ее взглядах на свои общественные функции и на суть творческого процесса.

На сегодняшний день в исторической науке нет единой точки зрения о датировке периода хрущевской «оттепели». Разброс мнений довольно широк. Он объясняется сложностью и противоречивостью эпохи. На наш взгляд, заслуживает внимания точка зрения В.А. Морозова и А.Я. Антипина, хотя она не лишена определенных недостатков. Период с 1953 по 1956 годы историки называли «подступами к «оттепели»», начало которой они датировали с XX съезда, а ее саму делили на три периода: 1) вторая половина 1950-х годов - время активных изменений в СССР, которое характеризовалось значительными положительными изменениями; 2) первая половина 1960-х годов - пора не совсем удачных реформ с нарастанием негативных явлений и трудностей в обществе; 3) 19651970 - период отхода от линии XX съезда и десталинизации.18 Нам представляется необоснованным продлевать период «оттепели» до 1970 г., поскольку вполне доказано, что «отход от линии XX съезда» стал очевиден уже к середине 1960-х годов. А.Д. Бородай также датирует «оттепель» с 1956 года, но большинство исследователей начинают ее с 1953 года, со смерти Сталина и появления первых признаков реабилитации жертв сталинского режима, и заканчивают отставкой Н.С. Хрущева в 1964 г., когда со сменой лидера изменились и основы государственной политики.19

В границах «оттепели» можно выделить два периода: довольно короткий этап расширения рамок дозволенного в художественном творчестве и более длительный - характеризовавшийся, с одной стороны, желанием писателей и

18 Морозов В.А., Антипин А.Я. Хрущевская оттепель. Йошкар-Ола: МГПИ, 2001. С. 4.

19 Вайль П., Геннис А. 60-е. Мир советского человека. М., 1994. С. 5; Бородай А.Д. Культурная политика в советском обществе: формирование молодой художественной интеллигенции. (Вторая половина 50-х - 80-х гг.) Автореф. докт. ист. наук. М., 2000. С. 4; Зезина М.Р. Советская художественная интеллигенция и власть. С. 153; Аймермахер К. Партийное управление культурой и формы ее самоорганизации (1953-1964/67 гг.). Предисловие к серии документальных сборников // Идеологические комиссии ЦК КПСС. 1958-1964: Документы. М.: РОССПЭН, 1998. С. 5; Сизов С.Г. Интеллигенция и власть в советском обществе. Ч. 2. С. 20 и др. театральных деятелей расширить достигнутые результаты, с другой стороны, стремлением властей воспрепятствовать развитию свободы художественного творчества. Исследователи расходятся во мнении, когда именно произошел переход от одного этапа к другому, вернувший приоритет идеологических функций в деятельности художественной интеллигенции. Одни полагают, что это случилось уже на рубеже 1956-1957 гг., другие - в конце 1950-х или начале 20

1960-х гг. Нам представляется, что прояснить этот вопрос может только изучение региональных особенностей взаимоотношений власти и художественной интеллигенции, поскольку политика на местах во многом определяла время наступления «заморозков».

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является изучение развития художественной интеллигенции Карелии в 1950-е - первой половине 1960-х гг. в контексте культурного развития региона. В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи исследования:

1. Выявить численность, состав и материальное положение театральной интеллигенции и литераторов Карелии, входивших в Союз писателей республики;

2. Отразить региональные особенности взаимоотношений органов власти и писательской и театральной интеллигенции Карелии в 1950-х - первой половине 1960-х гг.;

3. Показать перемены, происшедшие в области театрального и литературного творчества в республике в то время.

Историография вопроса. Длительное время история развития культуры в СССР преподносилась в виде культурной революции. Начиная с 1960-х годов, вышло немало работ по истории формирования интеллигенции, развитию учл 1 реждений культуры, образования и печати. Исследования М.П. Кима, JT.M.

20 См.: Сизов С.Г. Интеллигенция и власть.; Зезина М.Р. Советская художественная интеллигенция и власть.; Безбородое А.Б., Мейер М.М., Пивовар Е.И. Материалы по истории диссидентского правозащитного движения в СССР 50-80-х годов. М., 1994. С. 21; Бородай А.Д. Н.С. Хрущев и молодое поколение художественной интеллигенции.; Бородай А.Д. Н.С. Хрущев и молодое поколение художественной интеллигенции. и др.

21 Носов В.Е. Некоторые вопросы формирования интеллигенции в 1945-1958 гг. // Из истории советской интеллигенции. М., 1966. С. 83-123;Фурцева Е.А. Развитие культуры в СССР. М., 1973; Советская интеллигенция:

10

Зак, С.А. Федюкина и других историков были посвящены непосредственно формированию советской интеллигенции.22 В изданной литературе преувеличивалась роль партийных органов в общественно-политической и культурной жизни советского общества.23

В конце 1980-х - начале 1990-х годов в связи с изменением общественно-политической ситуации в стране начался новый этап в исторических исследованиях: произошел отказ от жесткой детерминации методологических подходов, расширилась тематика исследований, стали доступными ранее закрытые архивные материалы. Это ознаменовалось и более глубоким и всесторонним изучением проблем культуры, интеллигенции и ее взаимоотношений с властью в разные периоды отечественной истории. Большое методологическое значение имело систематическое проведение научных конференций по интеллигенции и культуре в Кемерово, Иванове, Екатеринбурге и Омске.24

Современный историографический этап отмечен значительным числом публикаций, затрагивающих нашу тему. Существенное значение для понимания сути развития творческого процесса в рассматриваемый период имеют обобщающие работы по истории советского театра и советской литературы. В них содержатся сведения о репертуаре театральных коллективов страны, на конкретных примерах рассмотрено его изменение, показаны основные этапы развития литературного процесса в Советском Союзе. Эти исследования помо

Краткий очерк истории. (1917-1975 гг.). М., 1977; Яковлев Б.Д. Методологические проблемы исследования социалистической духовной культуры. Л. ,1978 и др.

11 Ким М.П. 40 лет советской культуры. М., 1957; Он же. Культурная революция в СССР. 1917-1965. М., 1967; Зак Л.М. История изучения советской культуры. М., 1981; Федюкин С.А. Советская интеллигенция. (История формирования и роста 1917-1965). М., 1965; Он же. Партия и интеллигенция. М., 1983 и др.

23 Советская интеллигенция. Краткий очерк истории (1917-1965). М., 1977; Партия и интеллигенция в условиях развитого социализма. М., 1977; Очерки истории идеологической деятельности КПСС 1938-1961 гг. М., 1986.

Интеллигенция в системе социально-классовой структуры и отношений советского общества. Кемерово, 1991; Поиск новых подходов в изучении интеллигенции: Проблемы теории, методологии, источниковедения и историографии. Иваново, 1993; Интеллигенция и многоликость культуры российской провинции. Омск, 1995; Интеллигенция и власть на пороге XXI века. Екатеринбург, 1996; Интеллигенция России в конце XX века: система духовных ценностей в исторической динамике. Екатеринбург, 1998; Интеллигент и интеллигентоведение на рубеже XXI века.; Интеллигенция и проблемы формирования правового гражданского общества в России. Екатеринбург, 2000 и др. гают увидеть общее и особенное в театральном и литературном движении Карелии и страны в целом.25

Методы руководства художественной культурой, политика в отношении художественной интеллигенции стали предметом специального изучения в ряде работ, которые во многом продолжали традицию 1960-х гг. в рассмотрении это-26 го вопроса. Темы положения творческой интеллигенции, ее роли в культурном процессе Советского Союза, а также новые для рассматриваемой проблемы вопросы социологии и аксиологии творчества нашли отражение в серии общих исследований, сборниках научных статей и исследованиях B.C. Жидкова.27

С начала 1990-х годов в историографии стала утверждаться парадигма «социалистической модернизации». Большинство исследователей рассматривали эпоху Хрущева как время обновления советской системы. Идеологическая и художественная жизнь общества рассматривались через призму борьбы обновительной и охранительной тенденций, которые попеременно брали верх. При такой интерпретации выпускалось из виду то, что советская культурная политика всегда строилась на безусловном подчинении всех сфер культуры, включая литературу и искусство, задачам правящей партии. Неубедительно выглядит и противопоставление художественной интеллигенции как носительницы прогрессивной общественной мысли и власти как охранительной силы. Но в одном из последних своих исследований Ю.В. Аксю-тин отошел от категоричных оценок при анализе общественных настроений, хотя отношения художественной интеллигенции и власти по-прежнему рассмат

25 Очерки по истории русского советского драматического театра. В 3-х т. Т. 3. 1945-1959. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1961; Советский театр. М.: Искусство, 1967; Спектакли и годы. Статьи о спектаклях русского советского театра. М.: Искусство, 1969; История советской многонациональной литературы. В 6-ти т. Т. 6. М.: Наука, 1974; Культурная жизнь в СССР. 1951-1965. Хроника. М.: Наука, 1979; Театра. Время перемен. М.: Искусство, 1987; История русского советского драматического театра. В 2-х т. Т. 2. 1945-1980. М.: Просвещение, 1987; Оттепель. 1953-1956. страницы русской советской литературы. М.: Московский рабочий, 1989 и др.

26 Партийное руководство литературой и искусством. М., 1986; Партийное руководство общественными организациями интеллигенции в условиях строительства социализма в СССР. Л., 1981; Культурная политика и художественная жизнь. М., 1996.

27 Социальное развитие советской интеллигенции. М.: Наука, 1986; Идеология, мораль, искусство. Киев, 1991; Жидков B.C. Культурная политика и театр. М., 1995; Жидков B.C. Театр и власть. 1917-1927. От свободы до «осознанной необходимости». М.: Алетейа, 2003; Он же. Оптимальная дотация как фактор социальноэкономической деятельности театров // Проблемы социологии театра. Сборник статей. М.,1974 и др.

28

Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия. М., 1995; Аксютин Ю.В., Волобуев О.В. XX съезд КПСС: новации и догмы. М., 1991;ХХ съезд КПСС и его исторические реальности. М., 1991.

OQ ривал как противостояние. На сегодняшний день точка и зрения о том, что культурный ренессанс «оттепели» был возможен только благодаря «параличу органов госбезопасности и идеологическому коллапсу» (Е.В. Белова), считается необоснованной.30 Во-первых, после смерти Сталина сфера культуры продолжала оставаться под жестким контролем партийно-государственного аппарата, во-вторых, гуманизация творчества в этот период времени привела к его тематическому и жанровому разнообразию.

Серьезными исследованиями об отношениях художественной интеллигенции и власти являются работы Т.М. Горяевой и Т.П. Коржихиной.31 В своей монографии Т.М. Горяева на широком документальном материале рассмотрела аспекты политико-идеологического контроля в стране, отразила сложные взаимоотношения автора, редактора и цензора произведения, определила формы контроля органов цензуры над деятельностью творческой интеллигенции.

Для нашей диссертации интересно социологическое исследование массового общественного сознания людей периода «оттепели». Б.А. Грушиным нарисованы портреты разных слоев населения, причины и последствия возникновения социальной напряженности в обществе, передана «атмосфера» этого времени.32

Другое направление исследовательского поиска связано с изучением изменения общественного сознания как фактора послесталинских реформ. Особый интерес для нашего исследования представляют работы М.Р. Зезиной, впервые наиболее подробно рассмотревшей взаимоотношения власти и художественной интеллигенции в годы правления Н.С. Хрущева, С.Г. Сизова и Е.Ю. Зубковой об отдельных аспектах общественной жизни периода «оттепели». Изучая об

29 Аксютин Ю. Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. М.: РОССПЭН, 2004.

30 Белова Е.В. Культура и власть. М., 1991.

31 Коржихина Т.П. Извольте быть благонадежны! М., 1997; Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР 19171991. М.: РОССПЭН, 2002 и др.

32 Грушин Б.А. четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах. Жизнь первая. Эпоха Хрущева. М.: Прогресс -Традиция, 2001.

33 Зезина М.Р. Советская художественная интеллигенция и власть.; Она же. После войны: Маленков, Хрущев и «оттепель» // История Отечества: Люди, идеи, решения: Очерки истории Советского государства. .M., 1991; Зубкова Е.Ю. Общество и реформы. 1945-1964 гг. M., 1993; Сизов С.Г. Интеллигенция и власть в советском

13 щественное сознание послевоенного времени, исследователи затрагивали и вопрос изменения сознания интеллигенции. Но специфика ее взаимоотношений с властью, а также механизм взаимодействия центральных и местных органов власти в проведении политики по отношению к интеллигенции в монографиях представлены, по нашему мнению, недостаточно полно.

В некоторых работах есть тенденция преувеличивать масштабы оппозиционности творческой интеллигенции.34 В результате десталинизации в общественном сознании произошли существенные сдвиги, но выразителями антикоммунистических настроений и отторжения системы не были даже А. Синявский и Ю. Даниэль.

Свидетельством внимания историков 1990-х годов к отдельным аспектам взаимоотношений власти и интеллигенции стали защиты кандидатских диссертаций на московском и региональном материале.35 В диссертации С.С. Боганце-вой раскрыта роль художественной интеллигенции в поисках духовного обновления, но слабо отражена динамика взаимоотношений власти и интеллигенции.

Зарубежные историки также уделяют внимание проблеме взаимоотношений власти и культуры в различные периоды советской истории. Среди заграничных исследователей, выпускавших книги по истории советского общест

36 ва, немало бывших соотечественников, знавших реалии советской жизни. В исследованиях А. Авторханова и М. Восленского наряду с интересными и ценными наблюдениями о месте и роли партийных органов в советском обществе имеет место и некоторая предвзятость по отношению к политической системе, существовавшей в Советском Союзе. В частности, позитивные факторы деятельности партийных органов по развитию учреждений образования и культуры, улучшению кадрового состава интеллигенции практически не рассмотрены. обществе в 1945-1964 гг. На материалах Западной Сибири. Ч. 2. «Оттепель» (март 1953-1964 гг.). Омск: Изд-во СибАДИ, 2001 и др.

34 Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия. М., 1995. С. 180.

35 Шпакова Т.А. Духовная жизнь советского общества во второй половине 1950-х - начале 1960-х годов (На материалах дискуссий в области литературы и искусства): Дис. . канд. ист.наук. М., 1990; Боганцева С.С. Художественная интеллигенция и власть в СССР (середина 1950-х - 60-е гг.): Дис. . канд. ист.наук. М., 1995; Черненкова Е.И. Партия и творческие союзы. 1932-1985. (На материалах партийных, общественных организаций и творческих союзов Карелии): Дис. канд. ист.наук. М., 1990 и др.

Представляют интерес и социокультурные исследования П. Вайля и А. Генниса, М. Геллера, в которых проанализированы вопросы развития тоталитарного искусства и специфика общественного сознания в Советском Союзе. Особенно интересна в этом плане работа П. Вайля и А. Генниса, в которой авторы, опираясь на воспоминания очевидцев, периодическую печать, попытались воссоздать особенности менталитета советского человека 1960-х годов. Не являясь строго научным исследованием, книга, тем не менее, отразила важные социально-психологические тенденции развития литературы и искусства «шестидесятников» (прежде всего, либеральной интеллигенции).

Говоря об англоязычной литературе, имеющей отношение к изучаемой проблеме, отметим, что основное внимание исследователей привлекали вопросы организации власти и политического руководства в годы правления Сталина и Хрущёва. Ряд работ западных авторов посвящен влиянию политики власти на советскую литературу. Британскому историку Э. Френкелю принадлежит ряд исследований по истории взаимоотношений властей и журнала «Новый мир». Существует также работа JI. Черчворда, посвященная советской интеллигенции 1960-х гг., в которой автор касается главным образом роли столичной интеллигенции в общественных процессах того времени. И хотя JI. Черчворд использовал статистические данные, советскую периодику, вопросы взаимоотношений

38 интеллигенции и власти рассмотрены им достаточно схематично.

Ряд зарубежных авторов акцентирует внимание на особой роли литературы и писателя в советском обществе. Э. Симмонс, во многом повторяя советскую схему, сводил предназначение литературы к воспитанию народа в духе партий

36 Авторханов Л. Происхождение партократии // Октябрь, 1991. № 2.С 135-163; № 3. С.148 - 181; Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991 и др.

37 Вайль П., Геннис А. 60-е. Мир советского человека.; Геллер М. Машина и винтики. История формирования советского человека. М., 1994.

38 Clark К. Zhdanovist fiction village prose // Russian literature and criticism: Sel. Papers from the 2-nd World Congress for Soviet and Eastern Europe studies. Berkle.1982. P. 36-48; Kelly A. Toward another shore: Russian thinkers between necessity and chance. New Heaven, Conn., 1998; Frankel E. The Tvardovsky controversy // Soviet studies. Glasgow, 1982. Vol. 34. № 4. P. 601-615; Churchward L. The Soviet intelligentsia: An essay on the social structure and roles of Soviet intelligentsia during the 1960's. London, Boston, 1973 ных требований. В. Данхем рассматривала ее как способ диалога между режи

39 мом и народом.

Следует отметить, что в последние годы большой интерес к истории взаимоотношений власти и интеллигенции в СССР проявляют историки Германии. Д. Байрау считает невозможным простое противопоставление интеллекта и власти при изучении данной проблематики.40 Нельзя не обратить внимания и на попытку немецких историков рассмотреть взаимоотношения власти и писателей в СССР с 1917 по 1985 гг. Эти исследования, проводимые при поддержке Института русской и советской культуры имени Ю.М. Лотмана при Рурском университете привели к выходу нескольких книг. В частности, уже исследованы периоды 1917 - 1932 гг. (К. Аймермахер), 1953 - 1970 гг. (В. Эггелинг), 1970 - 1985 гг. {Д. Кречмар). Эти историки внесли определённый вклад в изучение вопроса, но ограниченная источниковая база (в основном опубликованные партийные документы и периодика) помешала им более глубоко раскрыть взаимоотношения власти и советских писателей. Кроме того, немецкими авторами практически не учтена новейшая отечественная литература по изучаемому вопросу.41

Что касается изучения данного вопроса историками Карелии, то он пока остается практически неизученным. Комплексных работ, посвященных художественной интеллигенции республики, практически нет, а отельные факты, приводимые в научных работах, не дают сколько-нибудь объективной оценки положения в развитии культуры Карелии. Ценным для нашей работы явились исследования Е.И. Черненковой, в которых автор отмечала, что по сравнению с предыдущим периодом в 1956-1965 гг. значительных изменений в стиле руководства искусством и литературой республики не произошло. Е.И. Черненкова обратила внимание на сокращение государственных ассигнований на развитие культуры в те годы. Вместе с тем Е.И. Черненкова рассмотрела «накопление

39 Simmons E.J. Russian Fiction and the Soviet Ideology. N.Y., Columb. Univ. Press. 1958. P. 1; Dunham V. In Stalin's Time: Middleclass values in Soviet fiction. Cambridge. University Press. 1979. P. 24-25.

40 Байрау Д Интеллигенция и власть: советский опыт// Отечественная история. 1994. № 2. С. 122- 135.

41

Кречмар Д. Политика и культура при Брежнеие, Андропове и Черненко. 1970 - 1985 гг. Пер. с нем. М., 1997; Аймермахер К. Политика и культура при Ленине и Сталине. 1917 - 1932. Пер. с нем. М., 1998; Эггелинг В. Политика и культура при Хрущеве и Брежневе. 1953- 1970 гг. Пер. с нем. М., 1999. конструктивного опыта взаимодействия партийных и творческих организаций», среди которых выделены система повышения профессионального мастерства, работа с литературным активом республики, укрепление связи самодеятельного и профессионального искусства. Качественный рост литературы Карелии в период «оттепели» Е.И. Черненкова объясняла «нравственным зарядом, который получило общество, силившееся стряхнуть с себя оковы сталинизма».42 Но в работах не затрагивались вопросы материального положения художественной интеллигенции и взаимодействия ее с властью.

Изучением вопросов формирования национальной интеллигенции в Карелии занималась также С.В. Бархатова.43 Она затронула специфику формирования интеллигенции республики, но не касалась деятельности творческой интеллигенции, роли в подготовке и повышении ее квалификации высших и средних учебных заведений Ленинграда и Москвы.

Значительный вклад в изучение влияния «оттепели» на творческий процесс в республике и национальной политики руководства КАССР в 19501960-е гг. внесла Л.И. Вавулинская. Важными для нашего исследования явились работы в области цензуры и особенностей ее работы в 1945-1960-е гг. в Карелии. Л.И. Вавулинская также отмечала появления в карельской литературе гуманистических тенденций. Ее статьи, посвященные анализу литературного творчества в республике в 1950-1960-е гг., дают представление об основных формах взаимодействия партийных органов Карелии и художественной интеллигенции, о кампаниях в области литературы. Однако Л.И. Вавулинская отмечала и позитивные достижения в области творчества в рассматриваемый период. Преодоление жесткой регламентации культурной жизни, развитие международных контактов творческих деятелей Карелии с

42 Черененкова Е.И. Партия и творческие союзы. 1932-1985. (На материалах партийных, общественных организаций и творческих союзов Карелии). Дис. канд. ист. наук. М., 1990; Она же. Творческие союзы Карелии в общественно-политической и культурной жизни Карелии в 1946-1950-е гг. // Вопросы истории Европейского Севера. Петрозаводск, 1986 и др.

43 Бархатова С.В. Формирование национальной интеллигенции в Карелии в послевоенные годы (1944-1959 гг.) // Карелы: этнос, язык, культура, экономика. Проблемы и пути развития в условиях совершенствования межнациональных отношений в СССР. Тезисы докладов. П., 1989. С. 57-59; Она же. Вопросы формирования и деятельности интеллигенции в Карелии в советской литературе // Историография советской Карелии. Итоги и перколлегами способствовали «раскрепощению деятельности художественной интеллигенции республики».44 Тем не менее, в работах Л.И. Вавулинской не затрагивались вопросы материально-бытового положения художественной интеллигенции и политики партии в области формирования театральной и писательской интеллигенции.

По истории театрального искусства в Карелии ценными для нашей работы были исследования П.Е. Никитина.45 Характеристика литературного процесса в республике отражена в ряде сборников, содержащих существенную информацию о его региональных особенностях.46 Монографии Э.Л. Алто выявили динамику развития финноязычной литературы Карелии, определили ее основные тематические направления и общественно-политические условия их формирования.47 Характеристики творческих связей театральных деятелей Карелии с коллегами в Финляндии отражены в сборнике статей «Русско-финские театральные связи».48

Определенное значение для нашей темы имеют работы И.П. Покровской, где отражены статистические данные по численности населения Карелии и его национальному составу, и сборник «Карелы Карельской АССР», в котоспективы изучения. Петрозаводск, 1986. С. 87-102; Она же. Формирование интеллигенции в Карелии (19441960 гг.). Дис. канд. ист. наук . Петрозаводск, 1990 и др.

44 Вавулинская Л.И. Проблемы национальной школы в Карелии во второй половине 1940-х - 1960-е гг. // Буб-риховские чтения: Проблемы прибалтийско-финской филологии и культуры. Сборник научных статей. Петрозаводск, 2002. С.271-278; Она же. Время «оттепели» в литературном творчестве писателей Карелии (1950-1960-е гг.) // «Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера. Тезисы докладов Второй международной научно-практической конференции. Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского ун-та, 1999. С. 54-57; Она же. Цензура в Карелии в 1945-1960 гг. // Цензура в России: история и современность. СПб., 1995. С. 11-12; Она же. Попытки демократизации политической жизни Карелии (1953-1964 гг.) // Общественно-политическая история Карелии XX века. Петрозаводск, 1995. С. 130-135 и др.

45 Никитин П.Е. Театр края Калевалы. Творческий путь Государственного Ордена Дружбы народов Финского драматического театра. Петрозаводск: Карелия, 1985; Он же. Национальный театр Советской Карелии. (Очерк истории). Автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. искусствоведения. Петрозаводск, 1966.

46 Государственный Музыкально-драматический театр Карельской АССР. Петрозаводск, 1959; Государственный Русский драматический театр Карельской АССР. Петрозаводск, 1983; Петрозаводский государственный музыкальный театр. Петрозаводск, 1976; Государственный Ордена Дружбы народов финский драматический театр. Петрозаводск, 1984; Государственный финский драматический театр Карельской АССР. Петрозаводск, 1959; Петрозаводский театр кукол. 1935-1975 гг. Петрозаводск, 1975; Карельская литература. Сборник критических статей. Петрозаводск: Госуд. изд-во KACCP, 1959; Очерки истории советской литературы Карелии. Петрозаводск: Карельское книжное издательство, 1969; Летопись литературной жизни Карелии. 1917-1961 гг. Петрозаводск, 1963; Летопись литературной жизни Карелии. 1962-1966 гг. Петрозаводск, 1968.

Алто ЭЛ. Финоязычная литература Карелии. История литературы Карелии. СПб.: Наука, 1997; Она же. Проблемы современной национальной литературы Карелии // Карелы: этнос, язык, культура, экономика. С. 13-14; Алто ЭЛ., Спиридонова И.А., Дюжев Ю.И. Справочно-аналитические материалы по литературе Карелии для «Энциклопедического словаря литератур народов России. XX век». Петрозаводск, 1994.

48 Русско-финские театральные связи. Сборник научных трудов. Л., 1989. ром собраны яркие творческие достижения карельской национальной художественной интеллигенции.49

Вместе с тем, многие вопросы жизни и творчества художественной интеллигенции Карелии в рассматриваемый нами период требуют дальнейшего изучения. Практически не освещены состояние материальной базы учреждений культуры и материальное положение художественной интеллигенции. Эти исследования представляются весьма важными для изучения истории Карельской республики и общественно-политической ситуации в провинции в целом.

Методологическая основа исследования. Основным методологическим принципом нашего исследования являлся принцип историзма. В соответствии с ним развитие культурного процесса и положения художественной интеллигенции в республике рассматривается в конкретных исторических условиях, диалектическом единстве и преемственности. При использовании социокультурного подхода исследовалась жизнедеятельность творческих союзов и организаций, их взаимоотношения с государственными и партийными органами.

В ходе исследования автор использовал и традиционные методы работы с историческими источниками - сравнительно-исторический метод, а также метод анализа статистической информации. Для сбора сведений, не отраженных в документальных источниках, применялся метод устной истории.

Характеристика источников. Исследование построено в основном на архивных источниках, хранящихся в архивах Петрозаводска, в которых изучены материалы 30 фондов. Помимо них исследовались изданные сборники документов,50 центральная и региональная печать, мемуарная литература, воспоминания участников событий.

49 Карелы Карельской АССР. Петрозаводск: Карелия, 1983; Покровская И.П. Население Карелии. Петрозаводск, 1978; Афанасьева А.И. Культурные преобразования в Советской Карелии. 1928-1940 гг. Петрозаводск: Карелия, 1989; Она же. Сосуществование и взаимовлияние русской и финской культур в Карелии (1920-1940 гг.) // Вопросы истории Европейского Севера. Проблемы экономики и культуры XX века, сборник научных статей. Петрозаводск: Издательство Петрозаводского ун-та, 1994. С. 41-48. io Аппарат ЦК КПСС и культура. 1953-1957. Документы. М.: РОССПЭН, 2001; Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) - ВКП(б), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917-1953. М., 1999; Заседания Верховного Совета КФССР - КАССР за 1955-1961 гг.; Идеологические комиссии ЦК КПСС. 19581964: Документы. М.: РОССПЭН, 1998;

История советской политической цензуры. Документы и комментарии. М.: РОССПЭН, 1997;

Значительной группой архивных источников по теме исследования являются фонды партийных организаций, хранящиеся в Карельском государственном архиве новейшей истории (КГАНИ). В фондах Карельского областного комитета КПСС (Ф. 3) и Петрозаводского городского комитета партии (Ф. 1230) содержатся справки и докладные записки о деятельности и условиях существования театральных учреждений Карелии и ее писательской организации, отчеты о проверках их финансового состояния. В фондах также отложилась переписка партийных органов и учреждений культуры, которая позволяет увидеть материально-бытовые и профессиональные нужды художественной интеллигенции Карелии, стиль руководства ее деятельностью со стороны партийных инстанций, проследить динамику и особенности развития их отношений. Кроме того, в этих фондах можно обнаружить протоколы заседаний бюро и секретариата Карельского обкома партии, а также доклады секретарей обкома на различных республиканских конференциях и совещаниях художественной интеллигенции, справки о достижениях и недостатках осуществления партийных решений и решений съездов, а также документы, определявшие идеологические задачи творческих деятелей. Протоколы и стенограммы собраний творческих работников, конференций, совещаний и съездов деятелей культуры и искусства Карелии, находящиеся в документах этих фондов, позволяют увидеть, как велся диалог между партийными органами и художественной интеллигенцией. Однако, в выступлениях писателей и театральных деятелей за терминологией того времени терялась позиция выступавшего по обсуждаемому вопросу, в самих стенограммах этих мероприятий часто наблюдались противоречия и неточности, осложнявшие процесс исследования.

В фондах партийных организаций театров (Ф. 131, 447), Карельского отделения Союза советских писателей (Ф. 4995) и Министерства культуры республики (Ф. 4887) представляют интерес отчеты о деятельности театров, редакций

КПСС о комсомоле и молодежи. Сборник резолюций, решений съездов, конференций партии, постановлений ЦК КПСС и других партийных документов. (1917-1961 гг.). М.: Молодая гвардия, 1962; КПСС о культуре, просвещении и науке. Сборник документов. M.: Изд-во политической литературы, 1963; КПСС - организатор коммунистического воспитания масс. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1965; КПСС в резолюциях и журналов «На рубеже» и «Пуналиппу» и творческие отчеты писателей, протоколы заседаний по обсуждению актуальных проблем существования учреждений культуры. Фонды интересны тем, в протоколах партийных собраний содержатся высказывания отдельных творческих деятелей о свободе творческого выражения, об отношении писателя и редактора произведения, о роли партии в руководстве культурой и искусством и др. В этих материалах видна также динамика изменения настроений художественной интеллигенции. Объем информации позволяет судить о степени влияния партийных организаций театров и Союза писателей Карелии на творческий процесс в республике. Помимо этого, в фондах имеется информация о специфике отношений в творческой среде, об особенностях поведения деятелей культуры и искусства. В фонде республиканского комитета профсоюза работников культуры (КГАНИ. Ф. 6302) отложились материалы, посвященные положению творческой интеллигенции в Карелии, отчеты о ее численности и составе.

Другой группой архивных источников, существенно дополняющей информацию профсоюзных и партийных фондов о положении художественной интеллигенции в республике, являются фонды государственных органов, хранящиеся в Национальном архиве республики Карелия (НА РК). Докладные записки, отчеты и переписка Совета министров Карелии (Ф. 690), Министерства культуры (Ф. 2994 и 3017), Государственной плановой комиссии (Ф. 700), Главлита (Ф. 757), Статистического управления (Ф. 659) с вышестоящими организациями в РСФСР и СССР, с театрами и писательской организацией Карелии позволяют увидеть механизм принятия и осуществления решений в области культуры и искусства в рассматриваемый период. Документы также иллюстрируют положение художественной интеллигенции в Карелии, степень конструктивности ее диалога с властью. Протоколы обсуждения произведений литературы Карелии, обсуждения и приема спектаклей театров республики, плановое обеспечение их деятельности и отчеты о его выполнении дают информарешениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 10. 1960-1965. М.: Изд-во политической лит-ры, 1986 и Др. цию о влиянии государственных органов на творческий процесс. А протоколы производственных совещаний и инструкции по внутренний жизни театральных коллективов и Карельского отделения Союза писателей, отложившиеся в фондах, позволяют раскрыть степень этого влияния. Из финансовой отчетности театров и писательской организации республики мы узнаем о финансировании учреждений культуры, материально-технической их оснащенности и нуждах художественной интеллигенции Карелии.

Еще одним важным комплексом источников являются документы театров (Ф. 3075, 3065, 1627), Карельского отделения Союза писателей СССР (Ф. 2923) и редакций журналов «На рубеже» и «Пуналиппу» (Ф. 3088 и 3089), сохранившиеся в Национальном архиве РК, и документы Музыкально-драматического театра, отложившиеся в архиве театра. В этих фондах содержится основной комплекс документов о деятельности художественной интеллигенции Карелии. Штатные расписания, списки работников, их возрастной, половой и национальный состав, уровень профессиональной подготовленности, ведомости выплаты заработной платы отложились в этих фондах. Протоколы заседаний художественных советов театров, производственных совещаний редколлегий журналов, жюри театральных и литературных конкурсов и конференций творческих деятелей дают представление о развитии театрального и литературного процесса в Карелии, о проблемах и задачах художественной интеллигенции в этой области. Однако документы сохранились не за весь рассматриваемый период, что осложняло работу исследователя. Планы и годовые статистические отчеты о результатах работы учреждений культуры, вырезки газетных и журнальных статей и рецензий позволяют судить об их финансовой и качественной успешности, о творческих контактах художественной интеллигенции Карелии с коллегами из разных регионов СССР. Кроме того, материалы и отчеты писателей и театральных деятелей по итогам творческих встреч с читателями и зрителями дают представление о популярности театров и литературы в Карелии. Производственные и личные просьбы актеров и писателей республики, их переписка по этому поводу с партийными и государственными инстанциями, приказы по театру иллюстрируют механизм работы актеров и писателей, степень ее финансовой и моральной поддержки со стороны государства и партии. В фондах также сохранились интересные характеристики на актеров и писателей республики, которые создавались для выезда их в зарубежные поездки, а также афиши, программы и фотографии спектаклей. К особенностям этой группы архивных источников следует отнести и то, что фонд редакции журнала «Пуналиппу» в основном состоит из документов на финском языке.

Эти сведения во многом дополняются материалами личных фондов Национального архива РК. В фондах артистов М.И. Гаврилова (Ф. 3291) и С.А. Туо-рила и Е.С. Томберг (Ф. 179), Т.С. Хайми (Ф. 3621) содержится значительное число вырезок газетных и журнальных статей о работе театральных коллективов, наградные грамоты артистов, поздравления от партийных и государственных органов республики с юбилеями и творческими достижениями. Эти материалы важны для характеристики отношений художественной интеллигенции и власти Карелии. Особенно ценны документы фонда С.В. Колосенка (Ф. 243). В нем сохранились материалы, характеризующие работу Министерства культуры Карелии с писателями и театральными деятелями республики. Протоколы собраний, выступлений С.В. Колосенка на встречах с художественной интеллигенцией, замечания московской комиссии, высказанные по итогам Декады карельского искусства и литературы в Москве в 1959 году, явились важным дополнением к нашей работе. Отдельно следует выделить фонд Д.Я. Гусарова (Ф. 470). В нем представлена переписка писателя с коллегами и читателями из разных районов Советского Союза. Эти документы позволяют более полно представить участие писателей Карелии в общесоюзном литературном процессе. В фонде Д.Я. Гусарова собран комплекс документов о работе редакции журнала «На рубеже». Сохранились также черновики выступлений Д.Я. Гусарова на различных конференциях и собраниях, мнение писателя по различным вопросам развития литературы и творчества в Карелии. Ценными являются фотографии с читательских конференций, собраний писателей Карелии, детские рисунки по мотивам произведений Д.Я. Гусарова и альбомы с читательскими отзывами на них.

Архивные источники дополняют материалы местной, региональной и центральной периодической печати. Их изучение позволяет лучше понять ход развития литературного и театрального искусства в Карелии, шире взглянуть на исследуемые вопросы. В периодике отразились мировоззренческие и идеологические установки, стереотипы того времени.

Республиканская печать («Комсомолец», «Ленинская правда», «Коммунист» и др.) следила за книжными новинками и новинками театрального репертуара. В газетах регулярно помещались профессиональные рецензии на постановки и произведения литературы Карелии. В них четко соблюдался идеологический подход к их оценке. Рецензии строились по одному шаблону, поэтому они интересны с позиций задач, которые ставились пред художественной интеллигенцией. Часто на страницах республиканской прессы с отзывами и мнением о прочитанном или увиденном на сцене выступали зрители и читатели.

Особый интерес представляют материалы центральных периодических изданий: газеты «Правда», «Известия», «Советская культура», журналы «Театр», «Театральная жизнь» и др. В них содержатся сведения, характеризующих динамику требований партийно-государственного аппарата к творческой деятельности в период «оттепели».

Пресса областей Советского Союза («Полярная правда», «Вечерний Ленинград» и др.), где проходили гастроли театров Карелии, содержит критические оценки и замечания к спектаклям, которые необходимы для понимания культурного своеобразия театрального творчества республики.

Важное место в источниковой базе диссертации занимают критические статьи и материалы по вопросам развития литературы республики, доклады представителей партийно-государственного руководства Карелии на конференциях и совещаниях художественной интеллигенции, опубликованные в журнале «На рубеже» (с 1965 года - «Север»). Эти материалы существенно дополняют информацию о динамике отношений власти и творческих деятелей в Карелии, добавляя в них региональные особенности и специфику.

К опубликованным в сборниках документов следует отнести законодательные акты, материалы совещаний, конференций и съездов. В них содержится директивная, организационная и справочная информация, которая позволяет определить приоритеты в политике партийно-государственных структур по отношению к художественной интеллигенции, более рельефно увидеть особенности управления творческим процессом в Карелии, а также оценить реакцию художественной интеллигенции на эту политику.

Автором диссертации также были собраны устные свидетельства актеров Д.С. и Э.А. Утикеевых, Ю.С. Гришмановского, Е.П. Корниловой, поэта А.И. Мишина и члена редакции журнала «На рубеже» Н.В. Куринной. Беседы с ними, проведенные по предварительно составленной анкете, существенно дополнили содержание исследования неизвестными ранее или письменно не зафиксированными данными о материальном положении художественной интеллигенции, особенностях ее отношений с партийными органами и механизме творческого процесса

Научная новизна и практическая значимость работы. В диссертации впервые предпринята попытка комплексного изучения положения писательской и театральной интеллигенции Карелии в 1950-е - первой половине 1960-х гг. Автор диссертации стремился выявить количественные и качественные изменения в этой среде, материальное положение художественной интеллигенции, формы ее взаимоотношений с властью, методы идейно-воспитательной работы с ней партийных органов, а также проанализировать специфику проявления деятелями культуры инакомыслия. Представлялось важным раскрыть роль местных органов КПСС в деятельности театров и Союза писателей республики.

Результаты исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения деятельности художественной интеллигенции, выявления общественно-политических настроений в Карелии в указанный период. Данная работа предназначена для создания и совершенствования курсов лекций и учебных пособий по истории Карелии, расширения сведений по истории культуры и историческому краеведению.

Апробация работы. Отдельные аспекты проблемы исследования были затронуты в выступлениях на научных конференциях «Народ и власть: исторические источники и методы исследования» (Москва, 2004), «Проблемы развития гуманитарной науки на Северо-Западе России: опыт, традиции, инновации», посвященной 10-летию РГНФ (Петрозаводск, 2004), «Война и память народа» (Петрозаводск, 2004). Основные положения диссертации представлены в серии статей, в том числе и в сборнике «Вопросы истории Европейского Севера» (Петрозаводск, 2005). Материалы работы используются автором в курсе лекций по истории Карелии в XX веке.

Текст диссертации обсуждался на аспирантском семинаре исторического факультета и на кафедре Отечественной истории Петрозаводского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных параграфы, заключения, приложения и списка источников и литературы. В первой главе автор пытался проанализировать состав писательской и театральной интеллигенции Карелии, формы ее деятельности, определить основные направления развития литературы и театрального искусства до рассматриваемого в диссертации периода и выявить новые основы художественного творчества в Карелии, привнесенные «оттепелью». Во второй главе исследования предпринята попытка рассмотреть основополагающие факторы взаимоотношений театральной и писательской интеллигенции в профессиональной сфере с партийными и государственными структурами Карелии. При этом уделялось внимание формированию национальной культурной политики в республике. В заключительной главе работы автор стремился показать материальную оснащенность театров и писательской организации Карелии в рассматриваемый период, финансовое положение литераторов и актеров в 1950-е - первой половине 1960-х гг., а также политику местных партийных

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Адамович, Ирина Викторовна

Заключение

Восстановление экономики и культурно-просветительных учреждений республики к началу 1950-х гг. создало благоприятную ситуацию для оживления деятельности творческих союзов художественной интеллигенции. После смерти Сталина ослабло идеологическое давление на деятелей художественного творчества.

В послевоенные годы Карельское отделение Союза писателей пополнилось молодыми талантливыми авторами, проявилась ведущая роль этого союза в развитии карельской литературы. В 1955 г. в Петрозаводске появился новый Музыкально-драматический театр, осуществлявший музыкальные, балетные и драматические постановки. Пополнение труппы Финского драматического театра опытными актерами и талантливой молодежью обеспечило расширение его репертуара. Хорошо зарекомендовал себя Петрозаводский театр кукол, знакомивший детвору с произведениями русских, советских и зарубежных авторов.

Отказ от бытовавшей до этого теории бесконфликтности позволил глубже и разносторонне отражать на сцене и в художественных произведениях нравственные проблемы в жизни людей. Наступившая «оттепель» в карельской литературе и искусстве характеризовалась расширением жанров и разнообразием тематики, обращением писателей и поэтов к внутреннему миру человека, многогранному отражению повседневной жизни людей, углублением аналитической и философской основы художественных произведений. В Карелии началось формирование собственно карело-финской литературы и поэзии. В литературных произведениях и театральных постановках тех лет в художественной форме ставились вопросы, которые из-за идеологических запретов ранее не поднимались. Гуманистические тенденции, возникшие в те годы в литературном и театральном творчестве, получили развитие в последующие десятилетия.

В период «оттепели» Карелия превратилась в один из заметных культурных центров Советского Союза. В 1959 г. творческие достижения художественной интеллигенции республики были высоко оценены на Декаде карельского искусства и литературы в Москве. В середине 1950-х гг. у писателей и театральных деятелей республики появилась возможность наладить творческие контакты с коллегами из близлежащих областей, участвовать в съездах и конференциях художественной интеллигенции Северо-Запада. В результате на Северо-Западе начало формироваться единое культурное пространство. В конце 1950-х гг. были восстановлены культурные и творческие контакты писателей и театров Карелии с Финляндией. Они приобщили литературное и театральное творчество республики к европейским культурным тенденциям.

Однако в рассматриваемый период ни одно произведение карельской литературы не могло быть выпущено в свет без одобрения органов цезуры - Главли-та. При этом сохранялся и контроль со стороны Карельского обкома партии. Цензура в Карелии осуществлялась мягко, но партийный контроль над литераторами республики был жестким. Попытка писателей осмыслить проблемы, связанные с культом личности, привела в 1956 г. к смене руководства писательской организации республики. С конца 1950-х гг. стало очевидным и тематическое давление на писателей со стороны местных партийных органов. При этом увеличилось число произведений, не полностью соответствовавших требованиям партии. На творческих встречах с читателями трибуна нередко использовалась писателями для того, чтобы донести до них то, что не удавалось сказать на страницах произведений.

В первые годы «оттепели» удалось добиться снижения идеологической требовательности со стороны контролирующих органов к спектаклям карельских театров. Но во второй половине 1950-х гг. из Главного управления по делам искусств и по линии ВТО стали приходить списки рекомендованных к постановке пьес и аннотации к ним, в которых указывалось, что и как нужно играть на сцене. Воссоздавалась система государственного заказа произведений, отвечавших идеологическим требованиям партии. Рубеж 1950-1960-х гг. характеризовался поиском компромисса в отношениях театральной интеллигенции и власти. Театральные коллективы начали выпускать «датские» спектакли к партийным съездам и знаменательным датам, а партийные органы закрывали глаза на то, что репертуар театров мало соответствовал спискам рекомендованных к постановке пьес. Единственным способом прямого творческого самовыражения карельских актеров оставались «капустники» - форма актерской самодеятельности. Важно отметить, что внутрикорпоративные выступления художественной интеллигенции Карелии не подвергались цензуре.

Надежды на изменение режима после смерти Сталина привели к увеличению числа представителей художественной интеллигенции, принятых в те годы в партию. Однако вскоре выяснилось, что существенных изменений в Советском Союзе не происходит. В результате писатели и актеры Карелии стали под разными предлогами уклоняться от идеологического просвещения, и эта форма поддержания лояльности художественной интеллигенции режиму к началу 1960-х гг. оказалась мало эффективной.

Одновременно отсутствие перспективной национальной культурной политики и курс на стирание национальных особенностей привели к тяжелым последствиям в сохранении исторического своеобразия Карелии. У Финского драматического театра в течение нескольких лет не было помещения для работы, а затем его объединили с Музыкально-драматическим театром, что привело к сокращению труппы. Ущемление прав и оскорбление национальных чувств испытывали на себе и писатели Карелии, работавшие на финском языке. Национальной художественной интеллигенции республики, занявшей жесткую позицию, удалось отстоять в Москве право на существование Финского драматического театра.

В развитии литературного процесса в Карелии важную роль сыграли литературно-художественные и общественно-политические журналы «На рубеже» и «Пуналиппу». Их редакции постоянно находились в поиске начинающих талантливых литераторов, помогали им в оттачивании мастерства, оказывали поддержку в издании их произведений. Трудным и долгим был процесс создания на базе журнала «На рубеже» межобластного литературно-художественного органа, которым вскоре стал журнал «Север». Он на долгие годы определил развитие литературного творчества на Северо-Западе СССР.

Деятельность актеров и писателей Карелии во многом зависела от государственных дотаций и помощи. Некоторое сокращение этой помощи в конце 1950-х гг. негативно отразилось на развитии театров Карелии. Им не хватало денег на постановку новых спектаклей, обновление декораций и проведение гастролей. Часть денег для своего существования театры должны были зарабатывать самостоятельно. Коммерческий подход к искусству привел к появлению в репертуаре карельских театров неглубоких по содержанию и недорогих спектаклей.

Сокращение расходов коснулась и Союза писателей республики. Его штатное расписание потеряло ряд важных должностей, а аппарат был сокращен до минимума. Это негативно сказалось на стабильности работы писательской организации Карелии. Была утрачена оперативность связи с авторами, ослаблена помощь начинающим литераторам.

Анализ размеров заработной платы различных категорий театральных работников, членов редакций карельских журналов и Правления Союза писателей республики позволил выявить уровень доходов художественной интеллигенции, формы дополнительных заработков, жилищно-бытовые условия, качество медицинского обслуживания, а также показать разрыв в материальном положении начинающих и известных актеров и писателей. В целом в 1950-е - первой половине 1960-х гг. шел процесс становления художественной интеллигенции Карелии, связанный с известной дифференциацией ее по статусному и материальному положению. Размер заработной платы актеров и гонораров писателей республики напрямую зависел от их образования и опыта работы. Отсутствие уравнительности в распределении заработков стимулировало профессиональный рост и положительно сказалось на развитии творческого процесса в Карелии. Однако зарплата начинающих артистов была незначительной. Теле- и радио-спектакли, литературные странички на радио, появление новых газетных изданий в Карелии и руководство самодеятельностью обеспечивали дополнительный доход писателям и актерам. Власти Карелии заботились о выделении художественной интеллигенции квартир и целых домов, оплачивали гостиницы или половину стоимости съемного жилья из бюджета республики. Дети отравлялись в летние лагеря, а сами актеры и писатели получали возможности для выезда в заграничные командировки и путешествия. Материальное положение литераторов Карелии было лучше, чем у актеров. С середины 1950-х гг. наблюдался постепенный рост материального благополучия местной художественной интеллигенции, но ее жизненный уровень был ниже, чем у рабочих и сельских жителей Карелии.

В то время советская творческая интеллигенция была лишена многих социальных гарантий. Пенсии работников культуры были незначительными и зависели от заработка. Функцию социального страхования выполняли фонды творческих союзов, которые формировались за счет отчислений с доходов писателей и актеров.

Через присвоение почетных званий, систему персональных окладов, улучшение жилищно-бытовых условий и рекрутирование представителей художественной интеллигенции в органы власти руководство республики активно участвовало в формировании высшего слоя художественной интеллигенции Карелии и во многом определяло его состав. Ослабление политического и идеологического контроля над творческой деятельностью в рассматриваемый период грозило подрывом идеологических основ советской системы. Поэтому власти в конце 1950-х гг. начали поиск новых форм взаимодействия с художественной интеллигенцией. В основе их лежали не только идейные принципы, но во многих случаях и материальная поддержка. Писатели, актеры и режиссеры, чья деятельность отвечала требованиям, предъявляемым к ним партийными и государственными органами, получали возможности для безбедного существования.

Прекращение репрессий и ослабление идеологического давления после смерти Сталина действительно вызвали заметный подъем в развитии литературы и театрального искусства Карелии. Однако венгерские события 1956 года и внутриполитические процессы в Советском Союзе привели к четкому ограничению «разрешенного» в культурной сфере. С 1957-1958 гг. начал возрождаться идеологический пресс в руководстве литературой и искусством, а в 19621963 гг. он стал определяющим в отношениях с художественной интеллигенцией. Театральные коллективы и писатели Карелии практически потеряли полученные в начале «оттепели» возможности влияния на развитие творческого процесса. Это привело к тому, что художественная интеллигенция Карелии стремилась уйти в своем творчестве в семейно-бытовые, личные и нравственные проблемы.

Отношения власти и художественной интеллигенции республики во многом определялись процессами, которые происходили области искусства и литературы в Советском Союзе. Карелию не обошли кампании по борьбе с космополитизмом и ревизионизмом в литературе, партийные органы требовали от художественных и сценических произведений «более тесной связи с жизнью народа».

К середине 1960-х гг. стала проявляться дифференциация интеллектуальной среды Карелии по отношению к политике и идеологии, осуществлявшихся партийными органами. Начался процесс размежевания карельских писателей на «радикальную», либеральную и конформистскую группы. Эти группы не были постоянными по составу, и в зависимости от ситуации литераторы могли менять свою позицию. «Радикальными» литераторами Карелии можно назвать молодых поэтов республики (В. Морозов, М. Тарасов, Р. Рождественский), стремившихся к независимости суждений и не боявшихся партийных «проработок». Молодые авторы формировались на волне духовного раскрепощения и впитали новые веяния эпохи. К либеральной группе карельской писательской организации, на наш взгляд, относятся литераторы, начинавшие свою деятельность еще при Сталине, склонные к диалогу и компромиссу с властью в непринципиальных вопросах (Д. Гусаров, У. Викстрем, А. Тимонен, Я. Ругоев). Эти две группы писателей на многие годы определили литературный процесс в республике. Основная масса литераторов Карелии не стремилась высказать в своих произведениях то, что могло вызвать нарекания или осуждение партийных органов. Начинающие актеры Музыкально-драматического театра определили большую степень выражения инакомыслия коллектива по сравнению с Финским драматическим театром, где молодое поколение в количественном отношении было представлено значительно скромнее.

Вместе с тем, было бы неверно рассматривать взаимоотношения власти и интеллигенции в 1950-е - первой половине 1960-х гг. как исключительно конфликтные, сводить все к подавлению властью интеллектуальной элиты республики. В годы «оттепели» руководители партии и государства добились роста профессионального уровня художественной интеллигенции Карелии, регулярными стали совещания и конференции творческих работников, были налажены связи и обмен опытом с коллегами через систему гастролей, конкурсов и смотров, возобновились культурные связи с Финляндией. В конце 1950-х годов это привело к тому, что литература и театральное искусство Карелии вышли на общесоюзную и международную арену. Но главная заслуга «оттепели» заключалась в том, что стал возможен диалог власти и художественной интеллигенции, принципиально изменивший их отношения в сфере творчества.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Адамович, Ирина Викторовна, 2005 год

1. Ф.179 Фонд Е.С. Томберг и С.А. Туорила. 1954-1964 гг.

2. Ф. 243 -Фонд С.В. Колосенка. 1950-1969 гг.

3. Ф. 470 Фонд Д.Я. Гусарова. 1949-1964 гг.

4. Ф. 659 Фонд Статистического управления КФССР-КАССР. Сектор статистики торговли. 1953-1964 гг.

5. Ф. 690 Фонд Совета Министров КАССР. 1956-1964 гг.

6. Ф. 700 Фонд Государственной плановой комиссии Совета министров КФССР-КАССР. 1956-1964 гг.

7. Ф. 757 Фонд Главлита КФССР-КАССР. 1956-1964 гг.

8. Ф. 785 Отдел радиоинформации Министерства культуры КФССР-КАССР. 1956-1964 гг.

9. Ф. 1051 Фонд Карельского книжного издательства. 1951-1964 гг.

10. Ф. 1394 Фонд Совета Министров КФССР. 1950-1956 гг.

11. Ф. 1627 Фонд Государственного Музыкально-драматического театра. 1946-1964 гг.

12. Ф. 2151 Фонд Карельского отделения ВТО. 1956-1964 гг.

13. Ф. 2887 Фонд личных дел писателей Карелии. 1949-1964 гг.

14. Ф. 2923 Фонд Союза советских писателей КФССР-КАССР. 1953-1964 гг.

15. Ф. 2994. Фонд Министерства культуры КФССР. 1953-1956 гг.

16. Ф. 3017 Фонд Министерства культуры КАССР. 1956-1964 гг.

17. Ф. 3065 Фонд Государственного Финского драматического театра. 1946-1964 гг.

18. Ф. 3291 Фонд М.И. Гаврилова. 1956-1964 гг.

19. Ф. 3075 Фонд Петрозаводского театра кукол. 1946-1964 гг.

20. Ф. 3088 Фонд редакции литературно-художественного и общественно публицистического журнала «Пуналиппу». 1953-1964 гг.

21. Ф. 3089 Фонд редакции литературно-художественного и общественно публицистического журнала «На рубеже». 1953-1964 гг.

22. Ф. 3621 Фонд Т.С. Хайми. 1951-1960 гг. Карельский государственный архив новейшей истории

23. Ф. 3 Фонд Карельского обкома КПСС. Отдел пропаганды и агитации

24. Ф. 131 Фонд первичной партийной организации Музыкально-драматического театра Петрозаводского ГК КПСС

25. Ф. 447 Фонд первичной партийной организации Финского драматического театра

26. Ф. 1230 Фонд Петрозаводского ГК КПСС

27. Ф. 4887 Фонд первичной партийной организации Министерства культуры ГК КПСС

28. Ф. 4995 Фонд Первичной партийной организации Союза писателей ГК КПСС

29. Ф. 6302 Карело-Финский комитет профсоюза работников культуры Архив Музыкально-драматического театра

30. Личный архив И.В. Адамович

31. Запись беседы с Ю.С. Гришмановским, сделанная И.В. Адамович 26 ноября 2004 г.

32. Запись беседы с Е.П. Корниловой, сделанная И.В. Адамович 22 февраля 2005 г.

33. Запись беседы с В.Н. Куринной, сделанная И.В. Адамович 11 октября2004 г.

34. Запись беседы с А.И. Мишиным, сделанная И.В. Адамович 11 февраля2005 г.

35. Запись беседы с Д.С. и Э.А. Утикеевыми, сделанная И.В. Адамович 28 сентября и 10 октября 2004 г.1. Документальные публикации

36. Аппарат ЦК КПСС и культура. 1953-1957. Документы. М.: РОССПЭН, 2001.620 с.

37. Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) -ВКП(б), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917-1953. М., 1999. 872 с.

38. Второй Всероссийский съезд советских писателей. Стенографический отчет. 1954 г. М., 1956. 256 с.

39. Заседания Верховного Совета КФССР КАССР за 1955-1961 гг.

40. Идеологические комиссии ЦК КПСС. 1958-1964: Документы. М.: РОССПЭН, 1998. 552 с.

41. История Карелии в документах и материалах. Советский период. Учебное пособие для средней школы. Петрозаводск: Карелия, 1992. 456 с.

42. История советской политической цензуры. Документы и комментарии. М.: РОССПЭН, 1997. 564 с.

43. КПСС о комсомоле и молодежи. Сборник резолюций, решений съездов, конференций партии, постановлений ЦК КПСС и других партийных документов. (1917-1961 гг.). М.: Молодая гвардия, 1962. 386 с.

44. КПСС о культуре, просвещении и науке. Сборник документов. М.: Изд-во политической литературы, 1963. 264 с.

45. КПСС организатор коммунистического воспитания масс. JL: Изд-во Ленинградского ун-та, 1965.278 с.

46. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 10. 1960-1965. М.: Изд-во политической литературы, 1986. 326 с.

47. Свет и тени «великого десятилетия». Н.С. Хрущев и его время. Л.: Ленинград, 1990. 246 с.1. Периодическая печать

48. Вечерний Ленинград. 1959-1964.

49. Вечерняя Москва. 1959-1964.3. Коммунист. 1953-1964.

50. Ленинская правда. 1953-1964.

51. Музыкальная жизнь. 1953-19646. На рубеже. 1953-1964.

52. Полярная правда. 1960-1964.8. Правда. 1953-1964.

53. Советская культура. 1959-1964. Ю.Советская музыка. 1955-1964.

54. Советская Россия. 1953-1964.12. Север. 1965-2005.13.Театр. 19555-1964.

55. Театральная жизнь. 1955-1975.1. Мемуары

56. Гальцина Н.В. Стоит жить. О жизни и творчестве С.П. Звездина. Петрозаводск, 2004. 152 с.

57. Гришмановский Ю. Наедине с самим собой // Север. 2001. № 9-10.

58. Гришмановский Ю.С. Наедине с самим собой. Отсебятины актера. Петрозаводск, 1974-1998. 200 с.

59. Гусаров Д.Я. Раздумья в дни юбилея // Север. 1990. № 6. С. 2-9.

60. Из дневников С.С. Дмитриева // Отечественная история. 2000. № 3. С. 151-165; № 4. С. 149-159; № 5. С. 160-182.

61. Смирнов И.В. Танцует Карелия. Заметки и размышления балетмейстера. Петрозаводск: Карелия, 1981. 186 с.

62. Туорила С.А. На жизненном пути. Воспоминания. Петрозаводск: Карелия, 1981. 93 с.1. Статистические сборники

63. Карельская АССР за 50 лет. Статистический сборник. Петрозаводск, 1967. 160 с.

64. Карельская АССР. 60 лет. Статистический сборник. Петрозаводск: Карелия, 1980. 120 с.

65. Народное хозяйство СССР. Статистический сборник. М., 1956.264 с.1. Литература

66. Аймермахер К. Партийное управление культурой и формы ее самоорганизации (1953-1964/67) // Идеологические комиссии ЦК КПСС. 19581964: Документы. М.: РОССПЭН, 1998. С. 5-22.

67. Авторханов JI. Происхождение партократии // Октябрь. 1991. № 2. С 135-163; №3. С. 148-181.

68. Аксютин Ю.В. Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия. М.: РОССПЭН, 1995. 400 с.

69. Аксютин Ю. Хрущевская «оттепель» и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. М.: РОССПЭН, 2004. 488 с.

70. Аксютин Ю.В., Волобуев О.В. XX съезд КПСС: новации и догмы. М., 1991.224 с.

71. Алто Э.Л. Финноязычная литература Карелии. История литературы Карелии. Т. 2. С-Пб.: Наука, 1997. 246 с.

72. Алто Э.Л., Спиридонова И.А., Дюжев Ю.И. Справочно-аналитические материалы по литературе Карелии для «Энциклопедического словаря литератур народов России. XX век». Петрозаводск, 1994. 52 с.

73. Амбарцумов Е. Интеллигенция // Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 216-218.

74. Антипин А.Я., Морозов В.А. Хрущевская оттепель. Йошкар-Ола: МГПИ, 2001. 168 с.

75. Антология карельской поэзии. Петрозаводск, 1963. 156 с.

76. Арутюнян Ю.В. Изменение социальной структуры советской нации // История СССР. 1972. № 4. С. 56-63.

77. Афанасьева А.И. Культурные преобразования в Советской Карелии. 1928-1940 гг. Петрозаводск: Карелия, 1989.279 с.

78. Байрау Д. Интеллигенция и власть. Советский опыт // Отечественная история. 1994. № 2. С. 122-135.

79. Барбакова К.Г., Мансуров В.А. Интеллигенция и власть. М., 1991. 264 с.

80. Бархатова С.В. Вопросы формирования и деятельности интеллигенции в Карелии в советской литературе // Историография советской Карелии. Итоги и перспективы изучения. Петрозаводск, 1986. С. 87-102.

81. Бархатова С.В. Формирование интеллигенции в Карелии (1944-1960 гг.). Авт. дис. на соискание уч. ст. канд. ист. наук. Петрозаводск, 1990.

82. Безбородов А.Б., Мейер М.М., Пивовар Е.И. Материалы по истории диссидентского правозащитного движения в СССР 50-80-х годов. М., 1994. 154 с.

83. БеловаЕ.В. Культура и власть. М., 1991. 196 с.

84. Бирин В.Н. Демографическая ситуация у карел Карельской АССР в 1950-е 1980-е гг. // Карелы. Финны. Проблемы этнической истории. Сборник статей и докладов. Выпуск 16. М., 1992. С. 125-139.

85. Боганцева С.С. Художественная интеллигенция и власть в СССР в середине 50-х 60-е гг. Автореф. дис. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. М., 1995.

86. Бородай А.Д. Культурная политика в советском обществе: формирование молодой художественной интеллигенции. (Вторая половина 50-х 80-е гг.). Автореф. дис. на соиск. уч. ст. докт. ист. наук. Москва, 2000.

87. Бородай А.Д. Н.С. Хрущев и молодое поколение художественной интеллигенции. Страницы истории. М., 1999. 76 с.

88. Вавулинская Л.И. Попытки демократизации политической жизни Карелии (1953-1964 гг.) // Общественно-политическая история Карелии XX века. Петрозаводск, 1995. С. 130-135.

89. Вавулинская Л.И. Проблемы национальной школы в Карелии во второй половине 1940-х 1960-е гг. // Бубриховские чтения: Проблемы прибалтийско-финской филологии и культуры. Сборник научных статей. Петрозаводск, 2002. С. 271-278.

90. Вавулинская Л.И. Цензура в Карелии: 1945-1960-е гг. // Цензура в России: история и современность. Сборник научных трудов. Вып. 1. СПб., 2001. С. 129-138.

91. Вайль П., Геннис А. 60-е. Мир советского человека. М., 1994. 368 с.

92. Велеславова И. «Бои и потери местного значения» (Цензура и журнал «Север») // Север. 2000. № 5-6. С. 146-162.

93. Виролайнен Л.А., Чистов К.В. Очерки литературы Карело-Финской ССР. Петрозаводск, 1954. 156 с.

94. Виртаранта П. Этюды о карельской культуре. Люди и судьбы. Петрозаводск: Карелия, 1992. 288 с.

95. Волков B.C. К научной концепции истории советской интеллигенции // В поисках исторической истины. Сб. ст. Л., 1990. С. 156-163.

96. Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991.456 с.

97. Власть и оппозиция. Российский политический процесс XX столетия. М., 1995. 568 с.

98. Власть многоликая. М., 1992. 486 с.

99. Галкин В.В. Политические новации и попытки осуществления реформ в 50-60-х годах. Лекция. М., 1998. 22 с.

100. Геллер М. Машина и винтики. История формирования советского человека. М., 1994. 456 с.

101. Генезис, становление и деятельность интеллигенции: междисциплинарный подход. Тезисы докладов IX международной научно-теоретической конференции 20-22 сентября 2000. Иваново: Ивановский государственный университет, 2000. 356 с.

102. Главацкий М. История интеллигенции России как исследовательская проблема. Историографические этюды. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2003. 160 с.

103. Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг. М.: РОССПЭН, 2002. 400 с.

104. Государственный Музыкально-драматический театр Карельской АССР. Петрозаводск, 1959. 36 с.

105. Государственный Русский драматический театр Карельской АССР. Петрозаводск, 1983. 42 с.

106. Государственный Ордена Дружбы народов финский драматический театр. Петрозаводск, 1984. 20 с.

107. Государственный Финский драматический театр Карельской АССР. Петрозаводск, 1959. 21 с.

108. Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина. В 4-х книгах. Жизнь первая. Эпоха Хрущева. М.: Прогресс Традиция, 2001. 458 с.

109. ХХ съезд КПСС и его исторические реальности. М., 1991. 386 с.

110. Жидков B.C. Культурная политика и театр. М., 1995. 320 с.

111. Жидков B.C. Театр и власть. 1917-1927. От свободы до «осознанной необходимости». М.: Алетейа, 2003. 256 с.50.3ак JI.M История изучения советской культуры. М., 1981. 236 с.

112. Идеология, мораль, искусство. Киев: Лыбидь, 1991. 192 с.

113. Интеллигент и интеллигентоведение на рубеже XXI века: Итоги пройденного пути и перспективы. Иваново, 1999. 256 с.

114. Интеллигенция в системе социально-классовой структуры и отношений советского общества. Кемерово, 1991. 186 с.

115. Интеллигенция и власть на пороге XXI века. Екатеринбург, 1996.264 с.

116. Интеллигенция и многоликость культуры российской провинции. Омск, 1995.124 с.

117. Интеллигенция и проблемы формирования правового гражданского общества в России. Екатеринбург, 2000. 258 с.

118. Интеллигенция и социалистическая культурная революция. Сборник научных трудов. Л., 1975. 192 с.

119. Интеллигенция России в конце XX века: система духовных ценностей в исторической динамике. Екатеринбург, 1998. 246 с.

120. Интеллигенция России: уроки истории и современность. Межвузовский сборник научных трудов. Иваново: Ивановский государственный университет, 1996. 186 с.

121. Интеллигенция современной России: духовные процессы, исторические традиции и идеалы. Иваново, 2002. 302 с.

122. Историография советской Карелии. Итоги и перспективы изучения. Петрозаводск, 1986. 464 с.

123. История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск: Периодика, 2001. 944 с.

124. История Отечества: Люди, идеи, решения: Очерки истории Советского государства. М., 1991. 686 с.

125. История русского советского драматического театра. В 2-х т. Т. 2. 19451980. М.: Просвещение, 1987. 446 с.

126. История советской многонациональной литературы. В 6-ти т. Т. 6. М.: Наука, 1974. 640 с.

127. Карело-Финская ССР в послевоенные годы. Петрозаводск: Государственное издательство КФССР, 1955. 386 с.

128. Карельская литература. Сборник критических статей. Петрозаводск: Государственное изд-во КАССР, 1959. 452 с.

129. Карелы Карельской АССР. Петрозаводск: Карелия, 1983. 288 с.

130. Карелы: этнос, язык, культура, экономика. Проблемы и пути развития в условиях совершенствования межнациональных отношений в СССР. Тезисы докладов. Петрозаводск, 1989.248 с.

131. Карху Э. В краю «Калевалы». Критический очерк о современной литературе Карелии. М., 1974. 223 с.

132. Кийранен В. Государственный Финский драматический театр. Петрозаводск: Карелия, 1972. 112 с.

133. Ким М.П. Культурная революция в СССР. 1917-1965. М., 1967. 368 с.

134. Ким М.П. 40 лет советской культуры. М., 1957. 296 с.

135. Козлов В.А. Крамола: Инакомыслие в СССР при Хрущеве и Брежневе. 1953-1982 гг. // Отечественная история. 2003. № 4. С. 93-111

136. Коржихина Т.П. Извольте быть благонадежны! М., 1997. 482 с.

137. Колосенок С.В., Митрофанова М.М. Ее биография театр. Очерк о творческом пути народной артистки СССР Е.С. Томберг. Петрозаводск: Карелия, 1984. 64 с.

138. Комиссаров С.Н. Художественная интеллигенция: противоречия в сознании и деятельности. М., 1991.268 с.

139. Клементьев Е.И., Кожанов А.А. Сельская среда и население Карелии. 1945-1960 гг. Историко-социологические очерки. JL: Наука, 1988. 214 с.

140. Кормер В.Ф. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура // Вопросы философии. 1969. № 9. С. 36-45.

141. Культура и ценности. Сборник научных трудов. Тверь, 1992. 254 с.

142. Культурная жизнь в СССР. 1951-1965. Хроника. М.: Наука, 1979. 680 с.

143. Культурная политика и художественная жизнь. М., 1996. 184 с.

144. Куторовский В.Н. Интеллигенция: проблемы определения понятия // Социально-политический журнал. 1995. №2. С. 12-18.

145. Лапчинский Г. Жизнеутверждающее творчество. Очерк о творчестве народного артиста КАССР Р.С. Пергамента. Петрозаводск. 1960.

146. Лапчинский Г. Музыкальная культура Карелии. Л.: Музыка. 1968. 124 с.

147. Лапчинский Г. Путь композитора. Очерк о творчестве народного артиста РСФСР Г.Н. Синисало. Петрозаводск, 1960. 65 с.

148. Ледяев В.Г. Понятие интеллигенции: проблемы концептуализации // Интеллигенция и мир. Российский научный журнал. 2001. № 1. С. 112-113.

149. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 8.

150. Летопись литературной жизни Карелии. 1917-1961 гг. Петрозаводск, 1963.512 с.

151. Летопись литературной жизни Карелии. 1962-1966 гг. Петрозаводск, 1968. 194 с.

152. Никитин П.Е. Национальный театр Советской Карелии. (Очерк истории). Автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. искусствоведения. Петрозаводск, 1966.

153. Никитин П.Е. Театр края Калевалы. Творческий путь Государственного Ордена Дружбы народов Финского драматического театра. Петрозаводск: Карелия, 1985.157 с.

154. Носов В.Е. Некоторые вопросы формирования интеллигенции в 19451958 гг. // Из истории советской интеллигенции. М., 1966. С. 56-63.97.0ттепель: 1953-1956. Страницы русской советской литературы. М.: Московский рабочий, 1989.480 с.

155. Очерки истории идеологической деятельности КПСС 1938-1961 гг. М., 1986. 452 с.

156. Очерки истории советской литературы Карелии. Петрозаводск: Карельское книжное издательство, 1969. 376 с.

157. Очерки истории русского советского драматического театра. В 3-х т. Т. 3. 1945-1959. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1961. 392 с.

158. Партийное руководство общественными организациями интеллигенции в условиях строительства социализма в СССР. JL, 1981. 153 с.

159. Партийное руководство литературой и искусством. М., 1986. 351 с.

160. Партия и интеллигенция в условиях развитого социализма. М., 1977.232 с.

161. Петрозаводский государственный музыкальный театр. Петрозаводск,1976. 23 с.

162. Петрозаводский театр кукол. 1935-1975 гг. Петрозаводск, 1975. 19 с.

163. Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. Новосибирск,2000. 684 с.

164. Поиск новых подходов в изучении интеллигенции: Проблемы теории, методологии, источниковедения и историографии. Иваново, 1993.252 с.

165. Покровская И.П. Население Карелии. Петрозаводск, 1978.154 с.

166. Попов В.А. Художественная интеллигенция как социально-профессиональная группа советского общества. Дис. канд. ист. наук. Свердловск, 1974.

167. Проблемы социологии театра. Сборник статей. М., 1974. 222 с.

168. Пыжиков А. Забытая Конституция Хрущева // Родина. 2003. № 7. С. 8894.

169. Пыжиков А.В. Осознание сталинизма в годы «оттепели» // Вестник Российской Академии Наук. 2003. Т. 73. С. 542-547.

170. Пыжиков А.В. Проблема культа личности в годы хрущевской оттепели // Вопросы истории. 2003. № 4. С. 47-58.

171. Россия XXI века: творческий, духовный и нравственный потенциал интеллигенции. Материалы «круглого стола». Иваново. 20 июня 2002 г. Иваново: Изд-во Ивановского государственного ун-та, 2002. 154 с.

172. Русско-финские театральные связи. Сборник научных трудов. JL, 1989. 245 с.

173. Пб.Сагателян Г.Ш., Саечников B.C. Советское общество: политические кампании 50-х // Советское общество: будни холодной войны. Материалы «круглого стола». М., 2000. С. 305-335.

174. Сенявский C.JI. Изменения в социальной структуре советского общества (1930-1970). М., 1993. 386 с.

175. Сизов С.Г. Взаимоотношения интеллигенции и власти в советском обществе в 1946-1964 гг. на материалах Западной Сибири. Автореф. дис. на соискание уч. ст. докт. ист. наук. Омск, 2002.

176. Сизов С.Г. Интеллигенция и власть в советском обществе в 1945-1964 гг. На материалах Западной Сибири. Ч. 1. «Поздний сталинизм» (1946 -март 1953 гг.). Омск: Изд-во СибАДИ, 2001.224 с.

177. Сизов С.Г. Интеллигенция и власть в советском обществе в 1946-1964 гг. На материалах Западной Сибири. Ч. 2. «Оттепель» (март 1953-1964 гг.). Омск: СибАДИ, 2001. 228 с.

178. Смоляков Л.Я. Социалистическая интеллигенция. Социально-философский анализ. Киев, 1986. 224 с.

179. Степанова O.K. Понятие «интеллигенция»: судьба в символическом пространстве и во времени // Социс. 2003. № 3. С. 45-51.

180. Строгалыцикова З.И. Языковая политика в Карелии и судьбы коренных народов // Карелы. Финны. Проблемы этнической истории. Сборник статей и докладов. Выпуск 16. М., 1992. С. 4-15.

181. Стюф В.И. Государственный Финский драматический театра Карельской АССР. Петрозаводск, 1959. 54 с.

182. Советская интеллигенция: Краткий очерк истории. (1917-1975 гг.). М., 1977. 432 с.

183. Советский театр. М.: Искусство, 1967. 543 с.

184. Социальное развитие советской интеллигенции. М.: Наука, 1986. 336 с.

185. Спектакли и годы. Статьи о спектаклях русского советского театра. М.: Искусство, 1969. 520 с.

186. Сурков Е. На драматургические темы. Статьи. М.: Советский писатель, 1962. 152 с.

187. Таранов Е. Хрущевки // Родина. 2002. № 1. С. 81-88.

188. Театр: время перемен. М.: Искусство, 1987. 223 с.

189. Тихонов О. Неюбилейные раздумья // Север. 2000. № 5-6. С. 132-136.

190. Тогатов С.Д. Рассказы об актерах. Петрозаводск: Карелия, 1973. 176 с.

191. Тогатов С. Роли Григория Годарева // Север. 1981. № 10. С. 95-98.

192. Троцкий Л.Д. Об интеллигенции // Литература и революция. М., 1990. С. 258-273.

193. Федь Н.М. Положительный герой как теоретическая проблема. Положительный герой в современной советской литературе. М., 1988. 186 с.

194. Федюкин С.А. Партия и интеллигенция. М., 1983. 268 с.

195. Федюкин С.А. Советская интеллигенция. (История формирования и роста 1917-1965). М., 1965. 472 с.

196. НО.Черненкова Е.И. Партия и творческие союзы. 1932-1985. (На материалах партийных, общественных организаций и творческих союзов Карелии): Дис. канд. ист.наук. М., 1990.

197. Черененкова Е.И. Творческие союзы Карелии в общественно-политической и культурной жизни Карелии в 1946-1950-е гг. // Вопросы истории Европейского Севера. Петрозаводск, 1986. С. 172-174.

198. Эггелинг В. Политика и культура при Хрущеве и Брежневе. 1953- 1970 гг. Пер. с нем. М., 1999. 492 с.

199. Яковлев Б.Д. Методологические проблемы исследования социалистической духовной культуры. Д., 1978. 165 с.

200. Churchward L. The Soviet intelligentsia: An essay on the social structure and roles of Soviet intelligentsia during the 1960's. London, Boston, 1973.

201. Clark K. Zhdanovist fiction village prose // Russian literature and criticism: Sel. Papers from the 2-nd World Congress for Soviet and Eastern Europe studies. Berkle.1982. P. 36-48.

202. Dunham V. In Stalin's Time: Middleclass values in Soviet fiction. Cambridge. University Press. 1979.

203. Frankel E. The Tvardovsky controversy // Soviet studies. Glasgow, 1982. Vol. 34. №4. P. 601-615.

204. Kelly A. Toward another shore: Russian thinkers between necessity and chance. New Heaven, Conn., 1998.

205. Simmons E.J. Russian Fiction and the Soviet Ideology. N.Y., Columb. Univ. Press. 1958.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.