Влияние экспериментальной нитритной и нитратной интоксикации на функции почек у крыс тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.03.03, кандидат медицинских наук Козаева, Экка Гурамовна

  • Козаева, Экка Гурамовна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2011, ВладикавказВладикавказ
  • Специальность ВАК РФ14.03.03
  • Количество страниц 176
Козаева, Экка Гурамовна. Влияние экспериментальной нитритной и нитратной интоксикации на функции почек у крыс: дис. кандидат медицинских наук: 14.03.03 - Патологическая физиология. Владикавказ. 2011. 176 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Козаева, Экка Гурамовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЙ, МЕТАБОЛИЗМ И ВЛЯИНИЕ НА ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ КИСЛОРОДСОДЕРЖАЩИХ СОЕДИНЕНИЙ АЗОТА - НИТРИТОВ, НИТРАТОВ И ОКСИДА АЗОТА (обзор литературы).

1.1. Метаболизм и механизмы действий оксида азота.

1.2. Метаболизм и механизмы действий нитритов и нитратов в эритроцитах.

1.3. Метаболизм и механизмы действий оксида азота, нитритов и нитратов на сердечно-сосудистую систему.

1.4. Метаболизм и влияние оксида азота, нитритов и нитратов на другие органы и системы.

1.5. Метаболизм и влияние оксида азота, нитритов и нитратов на функции почек и водно-солевой обмен.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ.

2.1. ОБЪЁМ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.2. ОПИСАНИЕ МЕТОДИК, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В РАБОТЕ

2.2.1. Определение креатинина в плазме крови и моче.

2.2.2. Определение белка в моче.

2.2.3. Определение общего белка плазмы крови».

2.2.4. Определение мочевины в плазме крови, моче и слоях ткани почек.

2.2.5. Определение натрия и калия в плазме крови, моче и ткани слоев почек.

2.2.6. Определение содержания гемоглобина в крови.

2.2.7. Определение содержания свободного гемоглобина в плазме крови.

2.2.8. Определение содержания метгемоглобина в крови. 50 2.2.9 Определение скорости почечного кровотока*.

2.2.10 Приготовление морфологических препаратов.

2.3. СТАТИСТИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ.

2.4. ФОРМУЛЫ И РАСЧЁТЫ ПОКАЗАТЕЛЕЙ РАБОТЫ ПОЧЕК.

ГЛАВА 3. СОЗДАНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ, ГЕМАТОЛ ГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ХАРАКТЕРИСТИКА МОРФОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ПОЧЕК.

3.1. СОЗДАНИЕ НА КРЫСАХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ. 543.2. ГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ У КРЫС С

НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ.

3.2.1. Содержание гемоглобина, метгемоглобина и свободного гемоглобина в кровиу крыс с нитритной и нитратной интоксикацией.

3.3. МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ' ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЧЕК КРЫС С НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ.

ГЛАВА 4. ВОДОВЫДЕЛИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ПОЧЕК КРЫС

С НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ

4.1. ВОДНЫЙ И СПОНТАННЫЙ ДИУРЕЗ-.

4.1.1 Водный и спонтанный диурез у крыс с нитритной интоксикацией.

4.1.2 Водный и спонтанный диурез у крыс с нитратной интоксикацией.

4.2. ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕССЫ МОЧЕОБРАЗОВАНИЯ У КРЫС С НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ.

4.2.1 Основные процессы мочеобразования у крыс с хронической нитритной интоксикацией.

4.2.2 Основные процессы мочеобразования у крыс с хронической нитратной интоксикацией.

4.3. СТЕПЕНЬ ПРОТЕИНУРИИ И СОДЕРЖАНИЕ ОБЩЕГО БЕЛКА В ПЛАЗМЕ КРОВИ У КРЫС С НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ.

4.3.1 Степень протеинурии и содержание общего белка в плазме крови у крыс с нитритной интоксикацией

4.3.2 Степень протеинурии и содержание общего белка в плазме крови у крыс с нитратной интоксикацией.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ.

ГЛАВА 5. МЕХАНИЗМ ВОДОВЫДЕЛИТЕЛЫЮЙ ФУНКЦИИ

ПОЧЕК ПРИ НИТРИТНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ

5.1. ПОЧЕЧНЫЙ КРОВОТОК У КРЫС ПРИ НИТРИТНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ.

5.2. СОСТОЯНИЕ ЭЛЕКТРОЛИТНО-МОЧЕВИННОГО ПРОФИЛИ СЛОЁВ ТКАНИ ПОЧЕК КРЫС С НИТРИТНОЙ.

5.3. СОДЕРЖАНИЕ МОЧЕВИНЫ В ПЛАЗМЕ КРОВИ И ЕЁ ЭКСКРЕЦИЯ С МОЧОЙ У КРЫС С НИТРИТНОЙ.

5А• ВЛИЯНИЕ НИТРИТНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ НА

КОНЦЕНТРИРУЮЩУЮ СПОСОБНОСТЬ ПОЧЕК.

5.4Л Чувствительность почек крыс с нитритной интоксикацией к антидиуретическому гормону (антидиуретический эффект минирина).

5.4.2 Чувствительность почек крыс с нитритной интоксикацией к диуретикам (диуретический эффект фуросемида).

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ.

ГЛАВА 6. ИОНОВЫДЕЛИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ПОЧЕК КРЫС

С НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ

6.1. ВЛИЯНИЕ НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ

ИНТОКСИКАЦИЙ НА ОБМЕН НАТРИЯ.

6.1.1 Влияние нитритной интоксикацией на обмен натрия

6.1.2. Влияние нитратной интоксикаций на обмен натрия

6.2. ВЛИЯНИЕ НИТРИТНОЙ И НИТРАТНОЙ

ИНТОКСИКАЦИИ НА ОБМЕН КАЛИЯ.

6.2.1 Влияние нитритной интоксикацией на обмен калия

6.2.2 Влияние нитратной интоксикацией на обмен калия . 110 ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Патологическая физиология», 14.03.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Влияние экспериментальной нитритной и нитратной интоксикации на функции почек у крыс»

Азот - инертный двухатомный газ без цвета, вкуса и запаха, как ключевой элементом всех аминокислот, входя в состав белков, независимо от их функциональной роли, как неотъемлемая часть гетероциклических оснований нуклеиновых кислот, АТФ и других родственных соединений,, как элемент белковых и аминокислотных гормонов, медиаторов нервной системы, витаминов, является эссенциальным элементом всех форм жизни.

Молекулярный азот непосредственно вступает в реакцию с очень.небольшим кругом веществ, среди которых важными являются реакции с кислородом и водородом, что обеспечивает его фиксацию с возможностью перевода в различные соединения. В природе фиксация азота может происходить при окислении атмосферного азота кислородом в условиях разряда молнии, попадая^затем на землю (6,7 кг на-гектар) и превращаясь .в нитриты и нитраты, которые* используют растения-для образования растительных белковых веществ. Животные, питаясь этими растениями, усваивают белковые вещества растений и превращают их в животные белки, разложение которых превращает их в аммиак, который одни бактерии разрушают до азота и водорода, а другие образуют из него нитриты и нитраты, то есть происходит круговорот азота в природе, или азотный цикл [41,97].

Качество окружающей среды (химические вещества и физические излучения) существенно, к сожалению, негативно влияет на здоровье человека, особенно в виде мутагенного и канцерогенного эффектов, воздействуя на сердечно-сосудистую и иммунную системы, а также на детородную функцию и здоровье детей [1,8,9,19,27,70,91,98].

Значительную опасность для здоровья человека среди химических загрязнителей в настоящее время представляют кислородсодержащие соединения азота: нитраты (1ЧОз), нитриты (N02), оксид азота (N0) и его различные формы (N20, N203, N264) и азотный ангидрид (М205). Допустимое суточное потребление нитратов для человека не должно превышать 5 мг на 1 кг массы тела [72,87].

Нитраты, используемые в качестве минеральных удобрений, в самых высоких концентрациях встречаются в зеленых овощах, но особенно опасны высокие концентрации нитратов в питьевой воде. Их также используют в? качестве консерванта при изготовлении мясных продуктов и при изготовлении лекарственных средств [6,21,30,36,76,93,96].

Азотсодержащие соединения в организм человека могут поступать через дыхательные пути, при приёме внутрь или через кожные покровы, а затем они преобразуются в биологически малоактивные нитраты и высокоактивные нитриты, которые, всасываясь в кровь, вызывают подавление функции центральной нервной системы, падение артериального давления и образование метгемоглобина, что приводит к нарушению кислородтранспортной функции крови [3,16,33,44,51,54,89,95].

Наибольшая опасность повышенного содержания нитритов и нитратов в организме заключается в их способности участвовать в реакции нитрозиро-вания аминов и амидов, в результате которой образуются- ЬТ-нитрозо-соединения, особенно диметилнитрозамин, обладающие канцерогенным и мутагенным действием и высокой токсичностью по отношению к печени и почкам [43,65,67,69,81,105]. Канцерогенное действие оказывают не столько сами нитрозамины, сколько продукты их метаболизма. Эти реакции превращений их в организме представляют собой процессы окислительного гидрок-силирования. Действие нитрозаминов на организм обусловлено реакцией ал-килирования гуанина ДНК продуктами их метаболизма, что ведет к нарушению функционирования генома клетки.

Цель исследования

Экспериментальное изучение влияния интоксикации крыс азотсодержащими соединениями, в частности нитритами и нитратами, на функции почек и вскрытие механизмов действий выявленных изменений.

•ъ г

Задачи исследования

1. Выяснить возможность создания на крысах линии Вистар экспериментальных моделей нитритной и нитратной интоксикации путем ежедневного, в течение трёх недель, внутрижелудочного введения нитрита и нитрата натрия в дозах 5,0 мг/кг и 50,0 мг/кг.

2. Выяснить на крысах линии Вистар влияние нитритной и нитратной интоксикации на гематологические показатели (содержание в крови общего гемоглобина и метгемоглобина, уровень свободного гемоглобина в плазме крови) и морфологическое состояние почек, для последующей интерпретации их функционального состояния.

3. Выяснить влияние нитрита и нитрата натрия, вводимых крысам линии Вистар ежедневно внутрижелудочно в дозах 5,0 мг/кг и 50,0 мг/кг в; течение трёх недель в условиях водного и спонтанного диуреза, на функции почек: водовыделительную (диурез, скорость клубочковой фильтрации и канальцевая реабсорбция воды); электролитовыделительную (экскреция натрия и калия, фильтрационные заряды, канальцевая реабсорбция натрия); обмен белка (содержание в плазме крови и степень протеинурии); обмен мочевины (уровень в плазме крови и экскреция).

4. Выяснить механизмы действия вводимого нитрата натрия на функции почек крыс, на основании скорости почечного кровотока, состоянию элек-тролитно-мочевинного профиля ткани слоёв почек (содержание мочевины, натрия и калия) и чувствительности канальцевого аппарата к антидиуретическому гормону (минерину) и диуретикам (фуросемиду).

Научная новизна исследования

Показано влияние нитрита и нитрата натрия в условиях водного и спонтанного диуреза на водовыделительную функцию почек и основные процессы мочеобразования (скорость клубочковой фильтрации и объем ка-нальцевой реабсорбции воды), ионовыделительную функцию почек (обмен натрия и калия), степень протеинурии и содержание белка в крови, обмен мочевины (уровень в плазме крови и экскреция).

Впервые в эксперименте показано влияние нитритной и нитратной интоксикации на скорость почечного кровотока, чувствительность канальцево-го аппарата почек к действию антидиуретического гормона и фуросемида.

Также показано влияние нитритной и нитратной интоксикации крыс на гематологические показатели, в частности на осмотическую резистентность мембран эритроцитов, содержание в крови гемоглобина и метгемоглобина, уровень свободного гемоглобина в плазме крови.

Впервые в условиях водного и спонтанного диуреза исследовано осмотическое давление интерстиция ткани слоев почек на содержание в них мочевины, натрия и калия.

Научно-практическая значимость работы

Результаты влияния трехнедельной нитритной- и нитратной интоксикации на функции почек крыс носят экспериментальный характер, а механизмы выявленных изменений, на морфологическое состояние почек, показатели крови относятся к области фундаментальных знаний, так как расширяют наши представления о моделировании токсических поражений и вносят определённый вклад в проявления и патогенез отравлений нитритными и нитратными соединениями.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Ежедневное, в течение трёх недель, внутрижелудочное введение крысам линии Вистар нитрита и нитрата натрия в дозах 5,0 мг/кг и 50,0 мг/кг из-за торможения скорости почечного кровотока снижает скорости клубочковой фильтрации и уменьшает водный и спонтанный диурез, вызывает протеинурию и снижает содержание общего белка в плазме крови. В условиях спонтанного диуреза введение нитрита натрия в течение трёх недель приводит к снижению фильтрационного заряда натрия и его экскреции. Введение крысам нитрита натрия снижает содержание общего гемоглобина в крови, а уровни метгемоглоби-на и свободного гемоглобина повышает в плазме крови.

2. Ежедневное, в течение трёх недель, внутрижелудочное введение крысам линии Вистар нитрита и нитрата натрия в дозах 5,0 мг/кг и 50,0 мг/кг веса вызывает изменение морфологического состояния почек, характерное для мембранозного интракапиллярного гломерулонефрита, но при этом чувствительность канальцевого аппарата почек к действию антидиуретического гормона (десмопрессину) и фуросемиду сохраняется.

Личный вклад соискателя

Диссертационное исследование с* подготовкой и проведением экспериментов на животных, сбором материала, выполнением биохимических и физиологических методов исследований, статистической обработкой полученных результатов, их анализом'и обобщением, описанием, формулированием выводов и разработкой патофизиологической схемы влиянии нитритнои и нитратной интоксикации выполнены соискателем самостоятельно.

Апробация диссертационной работы

Материалы диссертационного исследования доложены и обсуждены на VIII научной сессии Северо-Осетинской государственной медицинской академии «Актуальные проблемы теоретической и клинической медицины» (Владикавказ, 2001); на научно-практической конференции ЮФО «Экстремальная медицина. Проблемы экстремальных состояний» (Владикавказ, 2006); на конференции «Здоровье и образование в XXI веке. Инновационные технологии в биологии и медицине» (Москва, 2009); на совместном заседании сотрудников кафедр и центральной научно-исследовательской лаборатории Северо-Осетинской государственной медицинской академии (Владикавказ, 2011).

Публикации

По теме диссертации опубликовано 8 научных работ, три из которых -в журналах, рекомендованных ВАК Минобразования РФ.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 176 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, 4-х глав собственно результатов и их обсуждения, заключения, выводов и приложения в виде сводных таблиц. Работа содержит 18 таблиц, иллюстрирована 19 рисунками и схемой, отражающей патофизиологические механизмы выявленных изменений. В библиографическом указателе приведено 223 источника, их которых 104 отечественных и 119 зарубежных.

Похожие диссертационные работы по специальности «Патологическая физиология», 14.03.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Патологическая физиология», Козаева, Экка Гурамовна

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

1. Ежедневное внутрижелудочное введение крысам линии «Вистар» нитрита натрия в дозе 5,0 мг/кг и нитрата натрия в дозе 50,0 мг/кг сопровождается уменьшением объёма водного диуреза вследствие снижения почечного кровотока, скорости клубочковой фильтрации и повышения уровня канальцевой реабсорбции воды. Снижение спонтанного диуреза в этих же условиях обусловлено достоверным уменьшением скорости клубочковой фильтрации.

2. Трехнедельная интоксикация крыс нитритом и нитратом натрия как в условиях водного, так и спонтанного диуреза вызывает уменьшение экскреции креатинина и мочевины, при этом повышается их содержание в плазме крови, одновременно наблюдается протеинурия и гипопротеинемия.

3. При хроническом введении* нитрита и нитрата натрия^ при водном и спонтанном диурезах повышается в слоях ткани почек содержание мочевины и осмотическое давление, при этом сохраняется чувствительность канальцев почек к действию антидиуретического гормона и фуросемиду.

4. На фоне введения крысам нитрита и нитрата натрия при водном и спонтанном диурезе снижаются фильтрационные заряды натрия и калия, уменьшается экскреция.натрия, но не меняется его содержание в плазме крови и реабсорбция в канальцах почек.

5. Хроническая нитритно-нитратная интоксикация крыс ведет к формированию застойного полнокровия в сосудах микроциркуляции коркового и мозгового вещества, в том числе и в клубочках, а также способствует дистрофическому повреждению эпителиоцитов канальцев почек. Повышается в крови уровни метгемоглобина и свободного гемоглобина в плазме крови, тогда как общее содержание гемоглобина снижается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для выяснения влияния азотсодержащих соединений, в частности нитритов и нитратов, мы создали экспериментальные модели интоксикации путем ежедневного, в течение трех недель, введения через зонд в желудок половозрелым крысам линии Вистар растворов нитрита натрия (№N02) в дозе 5,0 мг/кг и нитрата натрия (МаЖЬ) в дозе 50,0 мг/кг от веса крыс (в пересчете на азот). Контрольным крысам давали ИаС1 (1,7 мг/кг для крыс нитритной группы и 13,8 мг/кг - для нитратной) в эквивалентном количестве натрия в используемых солях.

Опыты ставили в конце каждой недели; когда у одних крыс; в специальных клетках в течение шести часов собирали мочу, выделяющуюся самопроизвольно (спонтанный диурез),, а у других - за три часа после 5% от веса нагрузки водопроводной водой (водный диурез).

Азотсодержащие, соединения; как сильные окислители, оказывают влияние на гематологические показатели, переводя двухвалентное железо гема в трёхвалентное, образуя патологическую форму гемоглобина ,- мет-гемоглобин или гемиглобин, не способного обратимо присоединять кислород,, что в дальнейшем вызовет гипоксию, и являющегося основным маркёром степени выраженности интоксикаций азотсодержащими соединениями. Одновременно с его определением мы также исследовали содержание в крови гемоглобина и свободного гемоглобина; в плазме крови. Полученные результаты показали, что введение нитрита натрия уже через одну неделю увеличило в крови содержание метгемоглобина в 2,5 раза (р<0,001). Одновременно, также достоверно (р<0,001), в 2,1 раз, повысился уровень свободного гемоглобина в плазме крови. А содержание гемоглобина, наоборот, начало снижаться, и спустя еще одну неделю оно стало на 11,6% (р<0,01) меньше контроля. Что касается уровней метгемоглобина и свободного гемоглобина, то к этому времени они увеличились в 3,1 и 3,0 раза соответственно. То, что к концу второй недели интоксикации произошло снижение содержания общего гемоглобина, говорит не только о том, что вводимый нитрит оказывает на эритроциты разрушающее действие, но, по всей видимости, он также негативно влияет и на процесс эритропоэза (время полного созревания эритроцитов до 5-и суток), что и может быть одной из причин снижения содержания гемоглобина. Но наиболее выраженные изменения отмечались после трехнедельной интоксикации нитритом натрия, когда количество гемоглобина в крови с уровня контроля в 134,92±4,03* г/л снизилось до 98,06±5,25 г/л (р<0,001); а содержание свободного гемоглобина и метгемоглобина увеличились в 5,9 раза и 4,8 раза.

Введение крысам нитрата натрия в дозе 50,0 мг/кг, также как и при нитритной интоксикации, вызвало аналогичные изменения исследуемых гематологических показателей, с той лишь разницей, что степень их выраженности была слабей, что связано с тем, что нитриты, как.сильные окислители, значительно (в.30 раз) агрессивнее и токсичнее нитратов.

Так, через одну неделю после введения- нитрата натрия уменьшение содержания гемоглобина в крови произошло только на 2,1%, в то время как после введения нитритов снижение было на 5,0%. А объём метгемоглобина в крови увеличился в 2,1 раза (р<0,001), что также было меньше нитритных значений, когда повышение было в 2,5 раза. Двухнедельная нитратная интоксикация уже привела к достоверному (р<0,01) снижению содержания гемоглобина, а уровни метгемоглобина и свободного гемоглобина продолжали увеличиваться, причем метгемоглобина. значительней - в 2,85 раза. Продолжение еще в течение одной недели введение нитрата натрия привело к значительному (р<0,001) снижению общего гемоглобина, повышению метгемоглобина и свободного гемоглобина.

Изучение морфологической картины почек экспериментальных крыс, которое проводилось с помощью световой микроскопии, показало, что через одну неделю введения крысам нитрита и нитрата натрия в корковом веществе почек отмечался неравномерный застой микроциркуляции с мелкими диапедезными кровоизлияниями. Аналогичная картина наблюдается и в капиллярах клубочка, с умеренным расширением полости капсулы. Проксимальные извитые канальцы с высоким гипертрофическим эпителием и узкими просветами. Дистальные извитые канальцы с низким кубическим гетероморфным эпителием и с неравномерным расширением просветов. Собирательные трубочки разнородные и с уплощенным эпителием, и с пикнозом ядер, и с умеренно расширенным просветом. Интер-стициальные пространства узкие. В мозговом-же веществе отмечалось застойное полнокровие капилляров. Эпителий, канальцев? с набухшими хро-матолитическими ядрами и неравномерным расширением: просвета и наличием плотных эозинофильных масс (типа гиалиновых цилиндров). Интерстициальные пространства узкие.

Через; две недели интоксикации, в корковом веществе начало^ отмечаться расширение полости; клубочка1, нефротелий париетального листка слущен, ядра мезангиоцитов в пиктотическом состоянии:. Продуктивный васкулит и; плазматическое1пропитывание стенок микроциркуляторных сосудов. Выраженная гиперемия и застойное полнокровие микроциркуляции, но в большей степени в венулах и клубочковых капиллярах, сопровождающиеся явлениями сегментарной фрагментации и гидропической дистрофии отдельных эндотелиоцитов. Интерстициальные пространства сдавлены. В проксимальных и дистальных извитых канальцах отмечается разная степень повреждения эпителиоцитов с нарушением внутреннего рельефа, частично с лизисом ядер и десквамацией поврежденных клеток. Слабовы-раженная очаговая гиалиново-капельная дистрофия канальцевого нефро-телия. А в мозговом веществе отмечался резко выраженный застой в мик-роциркуляторном русле с участками плазморрагий. Эпителий канальцев с единичными дистрофичными элементами, особенно в зоне плазморрагий. Собирательные трубочки с зияющими просветами и равномерным кубическим эпителием. Интерстициальные пространства сужены.

1 х

При завершении экспериментов, когда от начала интоксикации крыс нитритом натрия прошло три недели, как в корковом, так и в мозговом веществе почек выявленные изменения усилились, приближая- картину почек к состоянию мембранозного интракапиллярного гломерулонефрита.

Таким образом, ежедневное введение крысам линии Вистар через зонд в желудок нитрита и нитрата натрия в течение трех недель приводит к созданию модели хронической нитритной и нитратной* интоксикации, сопровождающейся уже через одну неделю выраженным повышением в крови уровня метгемоглобина и свободного гемоглобина плазмы крови, которые с продолжением интоксикации усиливаются, а со второй недели отмечается и снижение содержания в> крови общего-гемоглобина. При этом степень выраженности выявленных изменений значительнее и наступает быстрее при введении нитрита натрия. Морфологически картина почек напоминает мем-бранозный интракапиллярный гломерулонефрит.

При изучении влияния интоксикации азотсодержащими соединениями на функции почек было показано, что введение крысам.нитрита натрия в течение семи дней привело к снижению выделения водной- нагрузки за три часа, за счёт того что диурез, равномерно снижался' за каждый час. К концу второй недели интоксикации изменение водного диуреза стало значительнее, особенно за первые два часа: на 29,1% за первый час (р<0,002) и на 35,4% за второй час (р<0,001). За третий час наблюдалась лишь тенденция к уменьшению, но суммарно за три часа водный диурез у экспериментальных крыс снизился на 30,0%.

Продолжение интоксикации еще в течение одной недели способствовало уже выраженному угнетению диуреза, причем уже и за третий час (р<0,001) сбора мочи, но особенно за первые два часа - на 50,0% за первый час и на 51,4% за второй. То есть за три недели нитритной интоксикации водный диурез за три часа у крыс неуклонно снижался - за первую неделю на 6,6%, за вторую - на 29,5%, а в конце третьей недели -на 48,2%.

При изучении влияния нитритной интоксикации на водовыделитель-ную функцию почек в условиях спонтанного диуреза было показано, что недельная интоксикация не вызвала особых изменений спонтанного диуреза, но через одну неделю он стал достоверно (р<0,02) сниженным на 25,5%, а в конце третьей недели - еще значительней - на 48,3% (р<0,001).

Введение крысам второй экспериментальной группы нитрата натрия показало, что через одну неделю водный диурез у них. стал равномерно снижаться за каждый час и в среднем за три часа уменьшился-на 15,7%. После двухнедельного введения нитрата натрия снижение водного диуреза приобрело за первые два часа достоверные (р<0,001) отличия на 33,3% и 44,6%, и в среднем количество мочи, выделившейся за три часа уменьшилось на 35,3%. К концу третьей недели диурез-у экспериментальных крыс продолжал снижаться, в том числе и-за третий час (на 31",4%, р<0,001), и в среднем за три-часа падение водного диуреза было на 49,4%.

Изменение спонтанного диуреза также сопровождалось его снижением. При этом, за первую неделю наблюдалась лишь тенденция, а после двухнедельной интоксикации отличие приобрело достоверное значение (на 27,6%, р<0,02). А после введения нитрата натрия в течение трёх недель уменьшение спонтанного диуреза стало более чем в два раза (р<0,001).

Таким образом, ежедневное внутрижелудочное введение крысам нитрита и нитрата натрия способствуют незначительному угнетению как водного, так и спонтанного диуреза через одну неделю, после двухнедельной интоксикации снижается на треть, а трехнедельное введение растворов этих азотсодержащих солей приводит к уменьшению водного и спонтанного диуреза наполовину.

Для объяснения изменений диуреза мы изучали основные процессы мочеобразования - скорость клубочковой фильтрации и объём канальцевой реабсорбции воды. Недельное введение нитрита натрия стимулировало повышение содержания креатинина в плазме крови, а основные процессы мочеобразования за это время, кроме наметившейся тенденции к замедлению клубочковой фильтрации за первые два часа сбора мочи, не изменились. Канальцевая реабсорбция воды также не претерпела существенных изменений, кроме незначительного торможения за первые два часа.

Продолжение введения нитрита натрия, во вторую неделю достоверно (р<0,01) изменило содержание креатинина в плазме крови. В' это же время начали меняться основные процессы мочеобразования, в^ частности гломерулярная фильтрация, которая снизилась за первый час на 34,1% (р<0,001) и на 25,3% за второй (р<0,02). Канальцевая реабсорбция воды практически не менялась.

Продолжение интоксикации ещё в течение одной недели усилило повышение-содержания креатинина в плазме крови (р<0,001). Одновременно все больше тормозилась скорость клубочковой фильтрации, причем за все три часа водного диуреза (р<0,01). И если проследить за суммарной скоростью клубочковой фильтрации за три часа, то после недельного введения нитрита натрия» она снизилась на 9,5%, после двух недель — на 25,7%, а через три - на 33,1%. В отношении канальцевой реабсорбции воды трёхнедельная нитритная интоксикация крыс увеличила этот процесс в канальцах почек только за первые два часа (р<0,001 и р<0,002).

Основные процессы мочеобразования и содержание креатинина в плазме крови у крыс в условиях спонтанного диуреза после введения нитрита натрия менялись так же, как после водной нагрузки. Уровень креатинина от первой недели к третьей повышался» (76Д4±5,48 мкмоль/л - контроль, 84,25±3,45 мкмоль/л, 102,33±6,12 мкмоль/л, р<0,01 и 126,05±8,36 мкмоль/л, р<0,001). А основные процессы мочеобразования после недельной интоксикации особо не изменились, но в конце второй недели гломерулярная фильтрация у экспериментальных крыс снизилась (р<0,001), но еще значительнее она изменилась в конце третьей недели (на 43,2%). И если при водном диурезе одновременно со снижением фильтрации наблюдали усиление канальцевой реабсорбции воды, то при спонтанном диурезе процесс обратного всасывания воды не менялся.

При введении второй экспериментальной- группе крыс нитрат натрия в условиях водного диуреза, через одну неделю содержание креатинина в плазме крови увеличилось на 12,2%, а скорость клубочковой фильтрации, наоборот, снизилась на 15,3%, 14,7% и 15,1% за каждый час, водного диуреза. Изменение канальцевой реабсорбции воды не наблюдалось. Продолжение интоксикации привело к достоверному (р<0;001) повышению в конце второй недели уровня, креатинина в плазме- крови- и снижению (р<0,001) скорости клубочковой фильтрации, особенно за первые два часа - на 32,9% и 42,8%. Уменьшение было и-за третий час, но в меньшей степени - на 17,1%. Канальцевая реабсорбцизгводы по-прежнему не менялась. При трехнедельной интоксикации скорость клубочковой фильтрации продолжала снижаться, в том числе и за третий час - на'34,6% (р<0,001), а ка-нальцевая реабсорбции воды достоверно (р<0,002) усилилась за первые два часа.

Интоксикация крыс нитратом натрия при спонтанном диурезе способствовала снижению скорости клубочковой фильтрации. на 32,7% (р<0,001). Ещё значительнее, почти в два раза, она уменьшилась при завершении опытов. Канальцевая реабсорбция воды не менялась. на всем протяжении введения нитрата натрия, а содержание креатинина в плазме крови с каждой неделей повышалось, приобретя со второй недели достоверное (р<0,01) отличие.

Таким образом, внутрижелудочное введение крысам нитрита и нитрата натрия способствует в условиях водного и спонтанного диуреза снижению скорости клубочковой фильтрации, а с третьей недели - еще и повышение канальцевой реабсорбции воды при водном диурезе.

Одним из основных показателей нормальной работы почек является отсутствие протеинурии или умеренное её проявление. Введение нитрита натрия в течение одной недели способствовало появлению протеинурии, которая за первый час водного диуреза увеличилась на 15,4%, а за второй и третий часы - на 16,4% и 20,0%, соответственно. В содержании общего белка в плазме крови изменений не было. Введение нитрита натрия в течение двух недель уже способствовало достоверному повышению протеинурии за каждый час водного диуреза, и суммарно она за три часа увеличилась на 43,4% больше контроля и на 19,8% больше данных недельной давности. Одновременно с этим в содержании общего белка в плазме крови появилась тенденция к снижению.

К концу третьей недели интоксикации мы наблюдали усиление протеинурии, когда уровень белка в моче за первый час увеличился на 47,8% (р<0,01), и примерно такое же увеличение было и за второй час, а за третий час - почти в два раза (р<0,001). Очевидно, что отмеченная протеинурия и способствовала снижению (р<0,01) содержания общего белка в плазме крови экспериментальных крыс.

Изучение влияния, оказываемого нитритом натрия на степень протеинурии и содержание общего белка плазмы крови у крыс, в условиях спонтанного диуреза показало, что оно во много было сходно с проявлениями как при водном диурезе, приобретя достоверно (на 57,3%, р<0,01) отличие в конце второй недели, а в конце третьей недели — на 72,7%.

Если сравнивать степень проявлений протеинурии при водном и спонтанном диурезе, то можно отметить, что в первом случае она была менее выражена. Так, в конце первой недели введения нитрита натрия протеинурия за три часа увеличилась на 16,3% и 14,6% при водном и спонтанном диурезе. Ко второй недели это соотношение было как 42,2% и 57,2%, соответственно, а к завершению экспериментов при водном диурезе увеличилось на 50,7%, в то время как при спонтанном - на 72,7%. Одновременно с появлением и нарастанием протеинурии в плазме крови крыс снижался уровень общего белка, который к моменту завершения экспериментов приобрел достоверное (р<0,01) отличие от контроля.

При интоксикации крыс нитратом натрия мы также наблюдали про-теинурическое влияние, приводящее в завершении экспериментов к гипо-протеинемии, но после недельной интоксикации содержание белка в моче только приобрело тенденцию к увеличению (на 15,2% за три часа), а еще одна неделя введения нитрата натрия уж привела к достоверной протеинурии за все три часа водного диуреза и снижению на 6,0% содержания белка в плазме крови. Завершение опытов сопровождалось усилением протеинурии, возрастающей с каждым часом (на 41,7% за первый час, на 51,8% за второй и на 78,0% за третий час), и достоверным (р<0,01) снижением уровня общего белка в плазме крови.

Исследования, проводимые в условиях спонтанного диуреза, показали, что через одну неделю содержание белка в моче начало повышаться, а в конце второй недели уже увеличилось на 62,3% (р<0,01), а еще через одну неделю - на 83,9% (р<0,001). Конечно, столь значительная протеину-рия могла привести к снижению содержания белка в крови, которое в действительности и имело место на момент завершения опытов, когда гипро-протеинемии была на 17,7% (р<0,02) меньше контроля. При этом степень протеинурии была значительней при спонтанном диурезе.

Таким образом, ежедневное, в течение трех недель, введение крысам нитрита и нитрата натрия приводит, начиная со второй недели, к протеинурии как при водном, так и спонтанном диурезе и с продолжением интоксикации - к снижению содержания общего белка в плазме крови.

Исходя из того, что введение крысам как нитрита, так и нитрата натрия способствовало снижению диуреза в результате уменьшения скорости клубочковой фильтрации, мы инвазивным способом с помощью флу-ометра Transonic НТ 313 определили скорость почечного кровотока, которая после недельного введения крысам нитрита и нитрата натрия не изменилась, но в конце второй недели начала снижаться и с продолжением интоксикации еще в течение одной недели уже приобрела достоверно значение как при введении нитрита натрия (р<0,01), так и нитрата (р<0,02). То есть, скорее всего, именно снижение почечного кровотока и способствовало уменьшению скорости клубочковой фильтрации.

Кроме того, на высоте водной нагрузки (через один час после её введения) и в спонтанном состоянии мы исследовали осмолярность интерстиция слоёв почек, создаваемую натрием и мочевиной. Это позволит судить о функциональном состоянии концентрирующего механизма почек, определяющего транспорт свободной воды из канальцев в интерстиций по осмотическому градиенту, регулируя объём конечной мочи.

Определение содержания мочевины в слоях ткани почек (в корковом веществе, наружном мозговом веществе и в почечном сосочке) на высоте водной нагрузки показало, что её содержание во всех исследуемых слоях в конце первой недели введения крысам нитрита натрия особо не отличалось от контрольных значений, кроме тенденции» к увеличению. Изменения1 в содержании натрия и калия в слоях ткани почек также были направлены в сторону повышения. Введение нитрита натрия в течение двух недель усилило содержание мочевины в корковом веществе на 12,2%, в наружном мозговом веществе на 10,5% и на 8,7% было в почечном сосочке. В отношении содержания натрия и калия в слоях почек также можно отметить тенденцию к увеличению. Трехнедельные опыты привели уже к достоверному повышению содержания мочевины во всех слоях, а уровни натрия и калия сохранили только тенденцию к увеличению.

То, что введение нитрита натрия способствовало повышению содержания мочевины в слоях ткани почек должно было способствовать увеличению осмолярности и тем самым стимулировать канальцевую реабсорбцию воды. Что мы и наблюдали, когда за первые два часа водного диуреза достоверно (р<0,001 и р<0,002) увеличилось обратное всасывание воды. Именно это, а также снижение скорости клубочковой фильтрации и уменьшило диурез.

При исследовании элетролитно-мочевинного профиля ткани слоев почек крыс после введения- нитрита натрия в условиях спонтанного диуреза изменения были во многом сходные с результатами; полученными при водном диурезе, но при этом осмолярность за счет содержания мочевины была больше. В конце первой'недели нитритноЙ! интоксикации в осмолярности коркового вещества* не: произошло никаких изменений; а в мозговом веществе содержание мочевины начало увеличиваться, а.уровни натрия и калия не менялись. Продолжение введенияшитрита натрия: еще в течение одной недели усилило изменение осмолярности ткани почек, в том числе и в корковом веществе, где содержание мочевины увеличилось, на 11,2%, а натрия на 4,8%. В мозговом веществе и почечном суммарная осмолярность возросла на 7,4% и 8,8%. Продолжение: же интоксикации привело к достоверному повышению5 мочевинного профиля во всех слоях почек, а электролитный, создаваемый натрием и калием, как; и в предыдущие две недели, только превосходил контрольный уровень, но без достоверного отличия, хотя в абсолютных значениях: содержание: этих электролитов в конце третьей недели было больше, чем в конце первой и второй недели.

Таким образом, ежедневное введение крысам нитрита натрия в течение трех недель увеличивает содержание мочевины в слоях ткани почек и способствует повышению натрия и калия, что создает более высокую осмолярность интерстиция слоев почек.

Что могло менять содержание мочевины в слоях ткани почек? Во-первых, очевидно, то, что повышение содержания мочевины в слоях ткани почек в. конце третьей недели введения нитрита натрия могло быть связано с выявленным снижением почечного кровотока. Во-вторых, уровень мочевины в ткани почек зависит и от её содержания в крови. Возможно, ещё одной из причин её повышения в ткани почек может быть снижение секреции вазопрессина и/или чувствительности канальцев к нему и соответственно уменьшение эффекта на канальцевый транспорт мочевины.

Для подтверждения этих предположений в конце каждой недели введения нитрита натрия исследовалось содержание мочевины в плазме крови и ее экскреция с мочой, а также проверялось, не изменились ли, в конце третей недели, наиболее выраженные изменения функции почек, чувствительность канальцев почек к* антидиуретическому гормону.

При определении, содержания мочевины, в плазме крови- крыс в конце каждой недели через один час после введения водопроводной воды было выявлено, что* уровень её после недельного1 введения нитрита натрия оставался близким к контролю. К концу второй недели содержание, мочевины у экспериментальных крыс увеличилось* (р<0,05), но более существенно её уровень в крови, изменился при завершении опытов, когда повышение было более чем в два, раза. Одновременно снизилось её выведение с мочой, но только в конце второй недели интоксикации, особенно за первый час (р<0,05). Сниженной она была на втором и третьем часах, а суммарно за три часа уменьшение было на 13,6%. К концу третей недели экскреция мочевины уменьшилась за все часы- (<0,002) водного диуреза.

В условиях спонтанного диуреза результаты содержания мочевины в плазме крови и её экскреция с мочой были аналогичны данным, полученным в условиях водного диуреза.

Таким образом, ежедневное внутрижелудочное введение крысам нитрита натрия снижает экскрецию мочевины, одновременно увеличивая её содержание в плазме крови и накопление в слоях ткани почек, особенно в условиях снижения почечного кровотока.

Результаты морфологических исследований почек после интоксикации крыс азотсодержащими соединениями, которые выявили изменения различной степени, натолкнули нас на необходимость выяснения вопроса о том, имеют ли они только функциональный характер. Для выяснения этого были поставлены две серии опытов, когда в конце третьей недели (как времени максимальных изменений) определяли способность почек к концентрированию и разведению мочи по степени чувствительности канальцевого аппарата к антидиуретическому гормону и к диуретикам, используя десмопрессин, являющийся аналогом вазопрессина с выраженным антидиуретическим действием, в- дозе 0,4 мкг/100г, и фуросемида (лазикс), вводимого и/к в дозе 1,0 мг/100г.

Введение интактным крысам десмопрессина вместе с водной нагрузкой проявило его характерное действие — отсутствие диуреза у 85,0% животных, а у остальных он< был снижен в- 3,2 раза за счет повышения канальцевой реабсорбции (р<0,001). Введение десмопрессина экспериментальным крысам, показало, что диурез у них за первый час отсутствовал полностью, то есть проявилось характерное антидиуретическое действие препарата, что говорит о том, что канальцевый аппарат почек, сохранивший чувствительность к десмопрессину, будет чувствителен и к антидиуретическому гормону, что позволяет сделать нам вывод о том, что трехнедельное введение нитрита натрия вызвало нарушения функционального характера.

При введении фуросемида контрольным крысам водный диурез за первый час увеличился в 1,8 раз. (р<0,001) и оставался повышенным на втором часе, и за три часа диурез превосходил контроль на 53,5%. Изменение диуреза было вызвало одновременным усилением скорости клубочковой фильтрации и снижением канальцевой реабсорбции воды.

Введение фуросемида крысам после трехнедельной интоксикации их нитритом натрия показало, что водный диурез у них за первый и второй час увеличился в 2,8 и 1,9 раза, хотя это было на 24,2% и 22,3% меньше результатов контрольных крыс после введения им фуросемида. Повышение диуреза было обусловлено ускорением клубочковой фильтрации (р<0,001) и торможением канальцевой реабсорбции воды (р<0,002). То есть полученные результаты влияния фуросемида в условиях трехнедельной интоксикации показали, что чувствительность почек к диуретическому действию препарата сохраняется, то есть изменения водного диуреза и основных процессов мочеобразования носят функциональный характер.

Таким образом, ежедневное внутрижелудочное введение крысам нитрита натрия в течение трех недель вызывает функциональные нарушения почек, сохраняя-чувствительность канальцев к десмопрессину (антидиуретическому гормону) и к фуросемиду, диуретику, точкой приложения которого является толстый сегмент восходящего колена петли Генле.

Об электролитовыделительной функции почек в условиях введения крысам нитрита и нитрата натрия мы судили по уровню обмена натрия и калия и их обработкой в почках, то есть по экскреции и фильтрационным зарядам,(а для натрия ещё и по канальцевой реабсорбции):

Исследуя обмен натрия можно отметить, что в условиях водного диуреза через одну неделю введения- нитрита натрия ни его содержание в плазме крови, ни экскреция, ни показатели обработки в почках не менялись. Продолжение интоксикации крыс в течение второй недели способствовало тому, что экскреция натрия за каждый час начала снижаться (на 17,7% за первый час, на 21,8% за второй и на 13,3% за третий час). При этом уменьшался и его фильтрационный заряд, что было обусловлено наметившимся снижением скорости клубочковой фильтрации, так как содержание натрия в плазме крови оставалось на уровне контроля. Каналь-цевая реабсорбция электролита также не менялась. Продолжение интоксикации еще в течение одной недели привело к уменьшению экскреции

Обмен калия на уровне почек у крыс после введения нитрата натрия в течение трех недель в условиях спонтанного диуреза показал, что содержание его в плазме крови имело только тенденцию к повышению от первой недели к третьей. В экскреции иона также отмечался, незначительный калийурез - на 5,7% в конце первой недели, на 18,8% еще через одну неделю и на 22,1% при завершении экспериментов, который нельзя было объяснить за счёт снижения его фильтрационного заряда. Так, через неделю введения нитрата натрия загрузка клубочков калием уменьшилась на 11,1%, в конце второй недели уже на 22,4% (р<0,05) и на 36,6% (р<0,001) при завершении опытов. Такое снижение было обусловлено выявленным торможением скорости клубочковой фильтрации; а стимуляция выделения калия с мочой, может вызываться вследствие усиления его секреции.

Таким образом, ежедневные, в течение трех недель, внутрижелу-дочные введения крысам нитрита и.-нитрата натрия в условиях водного и спонтанного диуреза; не оказывая влияния на содержание натрия в плазме крови и объём его реабсорбции в канальцах почек, уменьшают экскрецию натрия с мочой в результате снижения его фильтрационного заряда (через две недели при спонтанном диурезе и через три при водном); несмотря на угнетение фильтрационного заряда калия, оказывают стимулирующее влияние на его экскрецию и содержание в плазме крови:

Выявленное влияние азотсодержащих соединений нашло отражение в следующей патофизиологической схеме.

Схема 1. Патофизиологическая схема действия нитрита и нитрата натрия на функции почек и показатели крови

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Козаева, Экка Гурамовна, 2011 год

1. Алиев P.A. Роль этиологических и других факторов в развитии хронической почечной недостаточности // Нефрология и диализ —2001. —№3 (3). -С.4-9.

2. Артамонов Р.Г. Алиментарная метгемоглобинемия // Медицинский научный и учебно методический журнал -2006. -№35. -С.30-4

3. Ахметов Н.С. «Общая и неорганическая химия» // -М.: Высшая школа, 2001.

4. Барбараш O.JL, Павлова В.Ю., Чеснокова Ю.Л., Баздырев Е.Д., Малышев И.Ю., Манухина Е.Б. Клинические значения показателя оксида азота у пациентов с хроническим гломерулонефритом // Клиническая медицина-2007. -№5. -С.57-61

5. Близнецова Г.Н., Артемьева С.С., Рецкий М.М: Влияние L — аргинина и ингибиторов vNO-синтазы на образование оксида азота и нитрозотио-лов при токсическом повреждении печени // Биомедицинская химия -2005. -Т.51, №6

6. Боговский П.А. Азотные удобрения и проблемы рака // -Москва, 1980.

7. Богоявленский В.Ф., Богоявленский И.Ф. Клиническая диагностика и неотложная терапия острых отравлений. -М., 2002. -С. 128

8. Болезни органов пищеварения / Под редакцией A.B. Мазурина М., 1984 -С.655

9. Булаева Н.И. Биохимические и структурно-функциональные изменения эритроцитов при остром отравлении нитритами и их коррекция перфтораном: Дис. канд. биол. наук 03.00.04: Махачкала, 2004.

10. Бычков И.Н. Клинико-эндоскопическая характеристика и генерация NO у больных с синдромом раздраженного кишечника // Автор, дисс. канд. мед. наук. Ростов-на-Дону, 2001.

11. Вандер А. Физиология почек / Пер.с анг. -С-Пб.: Питер, 2000. -252 с.

12. Викторов И.В. Роль оксида азота и других свободных радикалов в ишемической патологии мозга // Вестник РАМН. -2000. -№4. -С.5-10.

13. Видманова Т.А., Шабунина Е.И., Жукова Е.А., Кулик H.H. Изменения производных оксида азота при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки у детей // Российский педиатрический журнал -2004. -№1 -С.45

14. Власкина С.Г., Жукова Г.Ф., Алексеева И.А., Алешко-Ожевский Ю.П., Хотимченко С.А. Влияние дефицита железа на токсическое действие нитритов и эндогенный синтез N-нитрозоаминов // Вопросы питания. -1996. -№6 -С.27-30

15. Власкина С.Г., Мамаева Е.М. Влияние нитратов на.динамику метге-моглобинобразования у крыс различных возрастных групп // Вопросы питания. -1994. -№6 -С.28-9

16. Волгина Г.В., Перепеченных Ю.В., Бикбов Б.Т. Факторы риска кар-диоваскулярных заболеваний у больных с хронической почечной недостаточностью // Нефрология и диализ -2000. -№4. -С.252-8.

17. Волков А.И. Клинико-морфологические- варианты, прогнозирования течения и лечения хронических гастродуоденитов.и язвенной болезни у детей // Автор, дисс. докт. мед. наук.- М., 1986.

18. Гайлите М., Гайлитис М., Ещё раз, о нитратах // Наука и мы. -1990. -№6. -С.2.

19. Глунцев Н.М., Дмитриева JI.B., Макарова С.О. Как снизить содержание нитратов в продукции // Картофель и овощи -1990: -№1. -С.24-8.

20. Гоженко А.И., Насибуллин Б.А., Кохно Ю.С. Активность NO-синтазы слизистой оболочки желудка при* язвенной болезни двенадцатиперстной кишки // Вестник РАМН. -2000. -№7 -С.8-11

21. Гоженко А.И., Доломатов С.И., Доломатова Е.А. Реакция почек белых крыс на введении малых доз нитрата натрия // Нефрология: С-Пб. ГМУ -2004. -№2. -С.86-9

22. Гоженко А.И., Погорелая И.В., Доломатов С.И., Топор Е.А. Доломатова Е.А., Пыхтеев Д.М. Почечный клиренс нитратов при однократном введении нитрата натрия белым крысам // Медицина труда и промышленная экология. -2005. -№2 -С.42-5

23. Горбач Т.В., Жуков В.И. Динамика содержания- метаболита оксида азота и адениловых нуклеотидов в почках при экспериментальном гломерулонефрите // ДонДМУ: Архив клинической и экспериментальной медицины. -2004. -Т.13, №1-2. -С.97-9

24. Гусакова Н.В. Химия окружающей среды. Серия «Высшее образование». -Ростов-на-Дону: Феникс, 2004.

25. Данн М.Дж. Почечная эндокринология. -М., 1987. -665с.

26. Дерягина В.П., Реутов В.П. Экологические аспекты патофизиологии, связанные с нитратно-нитритным загрязнением окружающей среды // I Российский конгресс по патофизиологии. —Москва. —1996. -С.239.

27. Детская гастроэнтерология / Под редакцией A.A. Баранова, Е.В. Кли-манской, Г.В. Риманчука М., 2002. -G.592

28. Дмитренко Н.П., Сноз С.В., Шандренко С.Г., Кишко Т.О., Смердова JI.H., Веременко J1.M. Влияние акцепторов оксида азота на критери-альнозначащие биохимические показатели у крыс с нитритной? нагрузкой//Медицинская токсикология—Киев, 1998;-№6

29. Донченко JI.B;, Надыкта В.Д. Безопасность пищевой продукции // Москва; Пищепромиздат -2001. -С.234-252

30. Дорофеева Т.И. Эти двуликие нитраты // Химия в школе. -2002. —№5. -G.45

31. Драпкина О.М., Задорожная О.О., Ивашкин В.Т., Манухина Е.Б., Малышев И.Ю. Особенности синтеза*:оксида азота у больных инфарктом миокарда // Клиническая, медицина. —2000. -№3 -С. 19-23.

32. Ершов Ю.А., Плетнева Т.В. Механизмы,токсического действия неорганических соединений. — М., Медицина. -1989. -G.207-211.

33. Журавлева И.'А., Мелентьева И.А., Виноградов Н^А. Роль окиси азота в кардиологии и гастроэнтерологии // Клиническая медицина. -1997. —№4. -С. 18-21.

34. Занорожан В:И., Доломатов.С.И. Влияние тироксина нахостояние почечного транспорта нитритов m нитратов у крыс // Экспериментальная и клиническая фармакология. —2007. —№1. -С.34-9

35. Зарубин Г.П., Дмитриев М!Т., Приходько Е.И., Мищихин В'.А. Гигиеническая оценка нитратов в пищевых продуктах // Гигиена и санитария. -1990. -№7.-G.49-52.

36. Зозуля Ю.А, Лапоногов O.A., Сенько JI.H. Роль оксида азота в эпи-лептогенезе // Журнал Академии медицинских наук Украины. —2007. -Т. 13, №2! -С.201-15

37. Зозуля Ю.А., Сенько JI.H. Мультифункциональность и метаболизм оксида азота в центральной нервной системе // Журн. АМН Украины. -2000. -№1. -С.3-25.

38. Иванова A.C., Пахрова O.A., Назаров С.Б. Состояние эритро-фагоцитоза у крыс при длительном поступлении в организм нитрата натрия и а-токоферола // Гигиена и санитария. -2006. -№6. -С.70-2

39. Игнатов B.B. Биологическая фиксация азота и азотфиксаторы // Соро-совский образовательный журнал. -1998. —№9

40. Ильницкий А.П., Юрченко В.А. Модифицирующее влияние фруктовых и овощных соков на образование канцерогенных N- нитросоеди-нений в желудочном соке человека // Вопросы питания. -1993. —№4. -С.44-6

41. Казанец Е.Г. Метгемоглобинемии // Детская больница. -2009." —№1. -С.39-42

42. Кирнус Н.И., Артамонов Р:Г., Смирнов И.Е. Оксид азота.при хронической болезни пищеварительного тракта у детей // Педиатрия. -2007. —Т.86; №5. -С. 113-7

43. Коробейникова Э.М., Кудревич Ю.В. Оценка- состояния нитроксидер-гической вазорелаксации по содержанию нитратов в-сыворотке крови больных ИБС // Клиническая лабораторная диагностика. -2001. -№10. -С.2-3.

44. Костюковский Я.Л, Меламед Д.Б. Канцерогенные N-нитрозамины, образование, свойства, анализ // Успехи химии. -1988. —Т.57, №4. -С.625-55.

45. Крицман В.А., Станцо В.В. Энциклопедический словарь,юного химика. -2-е издание, М., 1990.

46. Кучеренко А.Г., Маткеримов Д.Д., Марков Х.М. и др. Оксид азота при хроническом гломерулонефрите у детей // Педиатрия. -2002. -№2. -С.17-20.

47. Лазебник Л.Б., Дроздов В.Н., Барышников E.H. Роль NO в этиопатоге-незе некоторых заболеваний органов пищеварения // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. -2005. —№2. -С.4-11.

48. Лановенко И.И., Коцюруба A.B., Гащук А.П. Взаимодействие оксида азота и кислородтранспортной функции крови при гемической гипоксии гемолитического генеза // Доповіді Національної академії наук України, -2009. -№8, -С. 189-93

49. Лапшина Л.А., Титова А.Ю., Горбач Т.В. Уровень S-нитрозотиола и нитритов-нитратов в сыворотке крови при хронической сердечной недостаточности у больных пожилого и старческого возраста // Экспериментальная и клиническая медицина. -2005 -№2 -С.61-4.

50. Лоранская Т.И. Биологически активные добавки к пище, их применение в клинике внутренних болезней // Клинич.медицина. -1997. —№7. -С.18-21.

51. Малкоч А.В., Майданник В.Г., Курбанова Э.Г. Физиологическая роль оксида азота в организме (часть I) // Нефрология и диализ. -1996. —№12. -С.69-76.

52. Манухина Е.Б., Малышев И.Ю. Роль оксида азота в сердечнососудистой патологии: взгляд патофизиолога // Российский кардиологический журнал. -2000. -№5.-С.55-63.

53. Марков М.Х. Оксид азота в физиологии и патологии почек // Вестник РАМН. -1996. -№7. -С.73-9

54. Марков Х.М. О биорегуляторной системе L-аргинин оксид азота // Патологическая физиология. —1996. —№1. -С.34-9.

55. Марков Х.М. Оксид азота и оксид углерода новый-класс сигнальных молекул // Успехи физиологических наук. -1996. -№4. -С.30-43.

56. Марков Х.М. Молекулярные механизмы дисфункции сосудистого эндотелия // Кардиология. -2005. -№ 12'. -С.62-7.'

57. Медовар Б.Я. Особенности распределения мочевины в тканях крыс раннего возраста // Украинский биохимический журнал. -1970. -т.50, №4. -С.450-4

58. Меньшикова Е.Б., Звонков Н.К., Реутов В.П. Оксид азота и NO-синтазы в организме млекопитающих при различных функциональных состояниях//Биохимия. -2000. -Т.65, №4. -С.485-503.

59. Меттсон Д.Л., Осборн Дж.Л. Физиология почек / Секреты физиологии: Пер.с англ / М.:Бином, - С-Пб.:Невский диалект, 2001. -С.141-183

60. Могильницкая Л.В., Фан А., Баранова Н.Ю., Шугалей B.C. // Бюллю-тень экспериментальной биологии и медицины. -1992. -№ 5. -С.497-8.

61. Мурох В.И. Минеральные удобрения и проблемы качества продуктов питания // Вопросы питания. -1998. -№2. -С.4-7.

62. Наточин Ю.В. Физиология почки: Формулы и расчёты. -Л.:Наука, 1974. -59с

63. Наточин Ю.В. Основы физиологии почки. -Л.:Медицина, 1982. -207с.

64. Неменова Ю.М. Методы лабораторных клинических исследований. -М., Медицина, 1972, -С.331-4

65. Нитраты, нитриты и N-нитрозосоединения. Женева: Всемирная организация здравоохранения. Совместное издание программы ООН по окружающей среде и Всемирной организации здравоохранения, 1981.

66. Нечипуренко Н.И. Роль оксида азота при ишемии головного мозга // Медицинские новости. -2004. —№1. -С.7-10.

67. Обросов А.И. К вопросу о механизме лечебного действия физических факторов // Вопр. курортологии. -1990. -№5. -С.46-9.

68. Оксенгендлер Г.И. Яды и организм // -С-Пб.: Наука. -1991. -С.61-5

69. Опополь Н.И., Добрянская Е.В. Нитраты гигиенические аспекты и проблемы. -Кишинев, 1990. —С.115

70. Осипов А.Н., Борисенко Г.Г., Владимиров Ю.А. Биологическая роль нитрозильных комплексов гемопротеинов // Успехи биологической химии. -2007. -Т.47. -С.259-92

71. Пальцев А.И. Значение питания в предупреждении опухолевых заболеваний // Новосибирск; Вестник. —2001. —№12

72. Паунова С.С., Кучеренко А.Г., Марков Х.М. Тромбоцитарный оксид азота у детей с болезнями почек // Педиатрия. —1998. -№4 —С.24-6.

73. Передерни В. Г. Язвенная болезнь или пептическая язва. Киев, 1997.

74. Позняковский В.М. Гигиенические основы питания, безопасность и экспертиза продовольственных товаров // -Новосибирск, 1999. -С. 166-75

75. Покровский A.A., Тутельян В.А. Лизосомы. -М., 1976.

76. Покровский В.И., Виноградов H.A. Оксид азота, его физиологические и патофизиологические свойства// Терапевтический архив. -2005. -№Г. -0.82-7.

77. Поленов С.А. Окись азота в регуляции функций желудочно-кишечного тракта // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопр-октологии. -1998. -№1. -С.53-60

78. Попков В .А., Пузаков С.А. Общая химия // М; Медиа ГЕОТАР; 2007.

79. Посмитная Л.В., Панич А.Ч. Канцерогенные N-нитросоединения и их определение в окружающей среде. -М., 1990. -С.94

80. Ребров А.П., Зелепукина Н.Ю. Дисфункция эндотелия у больных хроническим гломерулонефритом в различных стадиях почечной недостаточности // Нефрология и диализ -2001. -№3(3) -С.3-13.

81. Реутов В.П. Цикл окиси азота в организме млекопитающих // Успехи биологической химии. -1995. -№35. -С.189-228.

82. Реутов В.П., Сорокина Е.Г., Охотин В.Е., Косицын Н.С. Циклические превращения оксида азота в организме млекопитающих. -М.: Наука, 1998.

83. Реутов В.П., Сорокина Е.Г., Гоженко А.И., Косицын Н.С., Гурин В.Н. Цикл окиси азота как механизм стабилизации содержания NO и продуктов его превращения в организме млекопитающих // Актуальные проблемы транспортной медицины. -2008. -Т. 11, №1. -С.22-8

84. Рубенчик Б.Л. Образование канцерогенов из соединений азота. -Киев: Наукова думка, 1990. -С.156-60.

85. Рябов С.И. Наточин Ю.В., Бондаренко Б.Б. Диагностика болезней почек. -Л.:Медицина, 1979, -256 с.

86. Середенко М.М., Дударев В.П., Лановенко И.И. Механизмы развития и компенсации гемической гипоксии / Под ред. М.М. Середенко. Киев, 1987.

87. Сидоряк Н.Г. Особенности оксигенации крови, у крыс при развитии острой метгемоглобинемии слабой» степени тяжести // Вестник Луганского национального университета имени Т. Шевченко -2009. -№2 -С.109-17

88. Скрипниченко A.B. Состояние почечного.транспорта эндогенных нитритов и нитратов на- фоне комбинированного назначения^ крысам тироксина и каптоприла // Одесский медицинский журнал. -2009. -Т. 111, №1. -С.26-33

89. Соколов O.A. Всё о нитратах.-Москва, 1992.

90. Сосунов A.A. Оксид азота как межклеточный' посредник // Соросов-ский образовательный журнал. -2000. -№6 (12). -С.27-34.

91. Стефанов A.B. Оксид азота в современной фармакологии от нитроглицерина до виагры // Лабораторная диагностика. -1999. -№2-3. -С.8-11.

92. Титов В.Н. Оксид азота в реакции эндотелийзависимой вазодилатации. Основы единения эндотелия и гладкомышечных клеток в паракрино-вой регуляции метаболизма // Клиническая лабораторная диагностика. -2007. -№2. -С.23-39

93. Торшин В.А. Клинически значимые дисгемоглобины. Карбоксигемо-глобин // Лаборатория. -2007. -№1. -СЛ. 7-18

94. Трифонова Т.А., Чеснокова С.М., Рязанцева О.Н. Нитраты в пище и воде // Экология и жизнь. -2009. -№ 6 -С.80-4

95. Умаров М.М. Роль микроорганизмов в газообразных потерях азота из почвы // М.: Изд. МГУ, 1998. -С.44-9.

96. Усик C.B. Содержание мочевины в крови и органах при мышечной деятельности // Физиол. журн. СССР им.И.Сеченова. -1976, -Т.62, №1,-С.115-120

97. Фарниев А.Т., Посыпанов Г.С. Биологическая фиксация азота воздуха, урожайность и белковая продуктивность бобовых культур в Алании // -Владикавказ, 1997. -С.210.

98. Федорук А.С. Функция почек при гемической гипоксии: Дис. канд. мед. наук. Черновцы, 1991.

99. Хохлов С.В. Показания для лечения на курорте Трускавец различных групп больных с урологической патологией // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. —1992. -№3. -С.53-7.

100. Эвенштейн 3. Нитраты, нитриты, нитрозамины // Общественное питание. -1990. -№3.

101. Alberola A., Pinila J.M., Questada Т. et. al. Role of nitric oxide in mediating renal response to volume // Hypertension. -1992. -Vol.19. -P.780-4

102. Angaard C. Nitric Oxide: mediator, murderer and medicine // Lancet. -1994. -P. 1199-1206.

103. Arcos M., Fujihara C., Sesso A. et al. Mechanisms of albuminuria in the chronic nitric oxide inhibition model // Am. J. Physiol. Ren. Physiol. -2000. -P. 1060-6.

104. Arillo A., Mensi P., Pirozzi G. Nitrite binding to cytochrome P-450 from liver microsomes of trout (Salmo gairdneri Rich.) and effects on two microsomal enzymes // Toxicol. Lett. -1984. -Vol. 21, №3. -P.369-74.

105. Bachmann S., Mundel P., Kriz W. Nitric oxide in the kidney: synthesis, localization and function // J. Amer. Soc. Nephrol. -1992. -Vol.3. -P.540

106. Bateman R., Jogger J., Sharpe M.D. et al. Erythrocyte deformability is a nitric oxide-mediated factor in decreased capillary density during sepsis // Am. J. Physiol. -2001. -Vol.280, N6. -P.2848-56

107. Baylis C., Mitruka В., Deng A. Chronic blockade of NO synthesis products systemic hypertension and glomerular damage // J Clin Invest. -1992.-Vol.90. -P.278-81.

108. Bealer J.F., Natuzzi E.S., Ursell P.C. et al. Nitric Oxide Synthase is deficient in the aganglionic colon of patients with Hirschprung's disease // Pediatrics. -1996.-Vol 93, N4-P.647-51.

109. Beasley D., Brenner B.M. Role of nitric oxide in hemodialysis hypotension // Kindey int. -1992 -Vol.142 -P.96-100

110. Bernstein R.D., Zhang X., Zhao G. et al. Mechanisms of nitrate accumulation in plasma during pacing-induced heart failure in conscious dogs // Nitric Oxide -1997. -Vol. 1 (5). -P.386-396

111. Bonini M.G., Augusto O. Carbon dioxide stimulates the production of thiyl, sulfinyl, and disulfide radical anion from thiol oxidation by peroxynitrite // J Biol. Chem. -2001. -Vol.276. -P.9749-54.

112. Bratosin D., Maurler J., Tissler J- P: et all Cellular- and; molecular» mechanisms of senescent erythrocyte phagocytosis by macrophages // Biochimie. -1998.-Vol.80; N2:-P.173-95.

113. Bredt D.S. Endogenous nitric oxide synthesis: biological functions and pathophysiology // Free Radic Resi,-1999i-Vol:3'l(6)i-P:577-96;

114. Bucala R., Tradey K.J.,Cerami A. Advanced glycosylation products quench nitric oxide and mediate defective: cndothclium-dependcnt vasodilation:, in experimental diabetes // J. Clin. Invest. -1991. -Vol. 87 -P.432-8

115. Burlacu A., Jinga V., Gafencu A.V. et al. Severity of oxidative stress generates different mechanisms of endothelial cell death: II Cell?Tissue Res 2001. -Vol.306 -P.409-416.

116. Charbit M., Blazy I., Gogusev J. et al: Nitric oxide and the renin angiotensin system: ontributions to blood pressure in the young rat // Pediatr. Nephrol. -1997. -Vol.11, N.5-P.617-22.

117. Chen F., Castranova V., Shi X. et al. New insights into the role of nuclear factor-kappaB, a ubiquitous transcription factor in the initiation of diseases // Clin. Chem. -1999. -Vol.45. -P.7-17.

118. Chung H.T., Pae H.O;, Choi B.M. et al. Nitric oxide as a bioregulator of apoptosis //Biochem Biophys Res Commun. -2001. -Vol.282. -P. 1075-89.

119. Clark B., Ludmir J., Epstein F. et al. Urinary cyclic GMP, endothelin, and prostaglandin E2 in normal pregnancy and preeclampsia // Am J Perinatal -1997. -Vol.14. -P.559-62.

120. Cohen R.A., Weisbrod R.M., Gericke M. et al. Mechanism of nitric oxide-induced vasodilatation: refilling of intracellular stores by sarcoplasmic reticulum Ca2+ ATPase and? inhibition of store-operated Ca2+ influx // Circ.

121. Res. -1999. -Vol.84. -P.210-9.

122. Collier J., Vallance P. Relaxing factor is an endogenous vasodilator in man // Br. J. Pharmacol. -1989. -Vol.97. -P.639-41

123. Conklin J.L., Christensen J. Neuromuscular control of the oropharynx and esophagus in health and disease // Annu. Rev. Med. -1994. -Vol.45. -P. 1322.

124. Cook T., Sulivar R. Glomerular nitrite synthesis in situ immune complex glomerulonephritis in the rat // Amer. J. Path. -1991. -Vol 139. -P.1047-52

125. Dalkara T., Yoshida T., Irikura K. et al. Dual role of nitric oxide in focal cerebral ischemia // Neuropharmacol. -1994. -Vol.33. -P. 1447-52

126. Dawson T.M., Snyder S.H. Gases as biological messengers: Nitric oxide and carbon monoxide in the brain // J. Neurosci. -1994. -Vol.14, N 9. -P.5147-59.

127. Dimmeler S., Hermann C., Zeiher A.M. Apoptosis of endothelial cells. Contribution to the pathophysiology of atherosclerosis // Eur Cytokine Netw. -1998. -Vol.9. -P.697-8.

128. Dobrucki L.W., Kalinowski L., Uracz W. et al. Statinstimulated nitric oxide release from endothelium // J.Physiol. Pharm. -2000: -Vol.51, N4. -P.695-703.

129. Dulak J., Jozkowicz A., Dembinska-Kiec A. et al. Nitric oxide induces the synthesis of vascular endothelial growth factor by rat, vascular smooth muscle cells // Arterioscler Thromb. Vase. Biol. -2000. -Vol.20. -P.659-66.

130. Duthu G.S., Shertzer H.G. Effect of nitrite and sulfite on rabbit liver mixed%function oxidase // Tex. J. Sci. -1977. -Spec. Publ. -N3. -P.71-80

131. Fayed H.M., Kamell M.A., Sultan M.M. et al. Nitric oxide by peripheral cells in chronic renal failure // Br. J. Biomed. Sci. -2002. -Vol.38 (5). -P.702-9.

132. Feletou M., Busse R., Edwards G. et al. EDHF: bringing the concepts together // Med. Sci. -2003. -Vol.19. -P.1242-50.

133. Fisher M. Evolving stroke and the ischemic penumbra // Neuroscientist. -1999. -V.6. -P.392-401.

134. Forstermann U., Schmidt H.H., Pollock J.S. Jsoforms of nitric oxide sin-thase, characterization and purification from different cell types // Bio-chem. Pharmacol. -1991. -Vol.42. -P.1849-57

135. Freedman J.E., Loscalzo J. // Nitric oxide and its relationship to thrombotic disorders //J. Thromb. Haemost. -2003. -N1 (6). -P. 1183-8.

136. Freedman J.E., Sauter R., Battinelli E.M. et al. Deficient platelet-derived nitric oxide and enhanced hemostasis in mice lacking the NOSIII gene // Circ. Res. -1999. -Vol.84. -P.1416-21.

137. Furchgott R.F., Zawadzki J.V. The obligatory role of endothelial cells in the relaxation of arterial smooth muscle by acetylcholine // Nature. -1980. -Vol.288.-P.373-6.

138. Godfrey M., Majid D.S. Renal handling of circulating nitrates in anesthetized dogs // Am. J. Physiol. Renal Physiol. -1998. -Vol.275(l):-P.68-73

139. Granger J., Kassab S., Novak J. et al. Role of nitric oxide in modulating renal function and arterial pressure during chronic aldosterone excess // Am; J! Physiol. -1999. -Vol;276 (1). -P:197-202

140. Halcox J.P., Nour K.R:, Zalos G. Coronary vasodilation and improvement in endotheliar dysfunction with endothelin ET(A) receptor blockade // Circ Res. -2001. -Vol.89(ll) -P. 69-76.

141. Haklar G;, Saybasili H., Yuksel M., Yalcin A.S. Measurement of nitric oxide in hippocampal slices: induction with nitroso compounds and the effect of depolarization // Acta Neurobiol. Exp: (Wars). -2003: -Vol.63, N4. -P.319-25

142. Huang W.C., Tsai R.Y., Fang T.C. Nitric oxide modulates the development and surgical reversal of renovascular hypertension in; rats // Hypertens. -2000. -Vol.18, N.5. -P.601-13.

143. Huang: Z., Huang P.L., Panahian N. et al. Effects of Cerebral Ishemia in Mice Deficient in Neuronal Nitric Oxide Synthase: // Science. -1994. -Vol.265.-P. 1883-5.

144. Iadecola C., Zhang F., Casey R. et al. Delayed reduction of ischemic brain injury and neurological deficits in mice lacking the inducible nitric oxide synthase gene // J. Neurosci. -1997. -Vol.17. -P.9157-64.

145. Iadecola C., Zhang F., Xu S. et al. Nitric oxide synthase inhibition and cerebrovascular regulation // J. Cerebr. Blood Flow Metab. -1995. -Vol. 15. -P.378-84.

146. Ignarro L.J., Cirino G., Casini A. et al. Nitric oxide as a signaling molecule in the vascular system: an overview // J Cardiovasc Pharmacol. -1999. -Vol.34(6). -P.879-86.

147. Imig J.D., Roman R.Y. Actions of epoxygenase metabolites on the preglo-merular vasculature // Hypertension. -1992. -Vol.119. -P.770-4.

148. Ito S., Arima R., Ren Y.L. Carretero OA Glomerular prostaglandins modulate vascular reactivity of the downstream efferent arterioles // Ibid. -1993. -Vol.91. -P.2012-9

149. Kahl R., Wulff U., Netter K.J. Effect of nitrite on microsomal cytochrome P-450 // Xenobiotica. -1978. -Vol.8, N6. -P.359-64.

150. Ke X., Terashima M., Nariai Y. et al. Nitric oxide regulates actin reorganization through cGMP and Ca (2+)/calmodulin in RAW 264.7 cells // Biochim. Biophy. Acta. -2001. -P.101-3.

151. Kelm M. Nitric oxide metabolism and breakdown // Biochim/ Biophys/ Acta -1999. -Vol.1411. —P.273-9.

152. Klahr S. The role of nitric oxide in hypertension and renal disease progression//Nephrol. Dial. Transplant. -2001. -N16. -P.60-2.

153. Konturek S., Konturek P. Role of nitric oxide in the digestive systems // Digestion. -1995. -N.56. -P.l-13.

154. Kuang P., Tao Y., Tian Y. Protective effect of radix Salviae miltiorrhizae composita on cerebral ischemia // Tradit. Clin. Med. -1996. -Vol.16,1 N3. -P.224-7.

155. Kunimoto M., Tsubone 77., Tsujii N. et al. In vivo effects of nitrogen dioxide on the blood nitrate level and the Na+,K+-ATPase activity of red blood cells of rats // Toxicol. Ap-pli. Pharmacol. -1984. -Vol.74, -P. 10-6.

156. Kytzia A., Korth, H.G, de Groot H., Kirsch M. Catecholamine-induced release of nitric oxide from N-nitrosotryptophan derivatives: A non-enzymatic method for catecholamine oxidation //Org. Biomol: Chem. -2006. -Vol.4. -P.257-67.

157. Lauer Th., Preik M., Rassaf T. et at. Plasma nitrite rather than nitrate reflects regional endothelial nitric oxide synthase activity but lacks intrinsic vasodilator action // Proc. Natl. Acad. Sci. USA -2001. -Vol.98 (22). -P.12814-19

158. Lindqvist M., Melcher A., Hjemdahl P. Hemodynamic and sympathoadrenal responses to mental stress during nitric oxide synthesis inhibition // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. -2004. -Vol.287. -P.2309-15.

159. Luscher, T.F. Biology of the endothelium / T.F. Luscher, M. Barton // Clin. Cardiol. -1997. -Vol.20, №11. -P.3-10.

160. Mackenzie I.M., Ekangaki A., Young J.D., Garrard C.S. Effect of renal function on serum nitrogen oxide concentrations // Clin Chem. -1996. -Vol.42 (3) —P.440-4

161. Majid D.S., Godfrey M., Grisham M.B., Navar L.G. Relation between pressure natriuresis and urinary excretion of nitrate/ nitrite in anesthetized dogs // Hypertension -1995. -Vol.25 (4). -P.860-5

162. Majid D.S., Williams A., Navar L.G. The regulation of glomerular filtration rate in mammalian kidneys: Physiology of membrane disorders // Amer. J. Physiol-Vol.33.-P.79-87

163. Mantovani B. Phagocytosis of in vitro-aged erythrocytes. A sharp destinc-tion between activated and normal macrophages // Exp. Cell. Res. -1987. -Vol.173, N1.-P.282-6.

164. Matsunaga T., Weihrauch D.W., Moniz M.C. et al. Angiostatin inhibits coronary angiogenesis during impaired production of nitric oxide // Circulation -2002. -Vol.105. -P.2185-91.

165. Modlin I.M., Lamers C.B., Jaffe B.M. Evidence for cholinergic dependence of pancreatic polypeptide (PP) release by bombesin a possible application // Surgery. -1980. -Vol.88. -P.75-84.

166. Moncada S. Nitric oxide and cell. Respiration Physiology and Patology // Verk Kon. Acad. Genelsk Belg. -2000. -Vol.62, № 3. -P. 171-9.

167. Moncada S., Higgs A. The L-arginine nitric oxide pathway // N Engl J Med. -1993. -Vol.329, N27. -P.2002-12.

168. Moncada S., Palmer R.M.J., Higgs E.A. Nitric oxide: physiology, pathophysiology and pharmacology // Pharmacol. Rev. -1991. -Vol.43, N1. -P.109-42.

169. Morris S., McMurray J., Rodger R. et al. Impaired endothe-lium-dependent vasodilatation in uraemia // Nephrol. Dial. Transplant. -2000. -Vol.15. -P. 1194-200.

170. Myers P.R., Minor R.L., Guerra R. et al. Vasorelaxant properties of the en-dothelium-derived relaxing factor more closely resemble S-nitrosocysteine than nitric oxide // Nature. -1990. -Vol.345. -P.161-4.

171. Nakaki T. Physiological and clinical significance of NO (nitric oxide) a review // Keio J. Med. -1994. -Vol.43 -P.15-26

172. Nakamura T., Alberola A.M., Granger J.P. Role of renal interstitial pressure as a mediator of sodium retention during systemic blockade of nitric oxide // Hypertension. -1993. -Vol.21. -P.956-60

173. Nathan C. Nitric oxide as a secretory product of mammalian cells // FASEB J -1992. -Vol.6. -P.3051-64.

174. Novar L.G., Inscho E.W., Majid S.A. Paracrine regulation of the renal microcirculation // Physiol Rev. -1996. -Vol.76. -P.425-36

175. O'Donnell V.B., Freeman B.A. Interactions between nitric oxide and lipid oxidation pathways: implications for vascular disease // Circ. Res. -2001. -Vol.88.-P.12-21.

176. Ogawa D., Shikata K., Matsuhiro M. Protective effect of a novel and selective inhibitor of inducible NO synthase on experimental crescentic glomerulonephritis in rats // Nephrol. Dial. Transplant. -2002. -Vol.17. -P.2117-21.

177. Ohishi K., Carmines P.K., Inscho E.W. et al. EDRF-angiotensin II interactions in rat juxtaglomerullary afferent and efferent arterioles // Amer. J. Physiol. -1992. -Vol.32. -P.900-6.,

178. Ohkuma S., Katsura M. Nitric oxide and peroxynitrite as factors to stimulate neurotransmitter release in the CNS // Prog. Neurobiol. -2001. -Vol.64, N1. -P.97-108.

179. O'Leary D.S., Rossi N.F., Churchill P.C. Mascle metaboreflex control of vasopressin and renin release // Am? J Physiol. -1993. -Vol.264, N5(Pt2). -P. 1422-7

180. Osorio J.C., Xu X., Vogel T. et al. Plasma nitrate accumulation during the development of pacing-induced'dilated'cardiac myopathy in conscious dogs is due to renal impairment // Nitric Oxide. -2001. -N5 (1) -P.7-17

181. Ozen S., Usta Yu., Sahin-Erdemli I. et al. Association of oxide production and apoptosis in a model of experimental nephropathy // Nephrology Dialysis Transplantation. -2001. -Vol.16, №1. -P.32-8

182. Peters H., Border W.A., Noble N.A. L-Arginine supplementation increases mesangial cell injury and subsequent tissue fibrosis in experimental glomerulonephritis // Kidney Intern. -1999. -Vol.55, N.6. -P.2264-73.

183. Petros A., Bennett D., Vallance P. Effect of nitric oxide synthase inhibitor on hypotension in patients with septic shock // Lancet. -1991. —Vol.338. -P. 1557-9.

184. Pfeilschifter J., Kunz D., Muhl H. Nitric oxide: an inflammatory mediator of glomerular mesangial cells // Nephron. -1993 -Vol.64. -P.518-28

185. Rahman M.M., Varghese Z., Moorhead J.F. Paradoxical increase in nitricoxide synthase activity in hypercholesterolaemic rats with impaired renal function and decreased activity of nitric oxide // Nephrol Dial Transplant. -2001. -Vol.16, N.2. -P.262-8.

186. Rand M.J., Li C.G. Nitric oxide as a neurotransmitter in peripheral nerves: nature of transmitter and mechanism of transmission // Ann. Rev. Physiol. -1995.-Vol.57.-P.659-82.

187. Rees D.D., Palmer R.M., Moncada S. Role of endothelium derived nitric oxide in the regulation of blood pressure // Proc. Natl: Acad. Sci. USA; -1989.-Vol.86.-P.3375-8.

188. Remuzzi G., Perico N., Zoja C. et al. Role of endotheliumderived nitric oxide in the bleeding tendency of uremia // J; clin. Invest; -1990; -Vol.86. -P. 1768-71

189. Riberio M.G., Antiines E., NuccifG; et.al. Ghronic^inhibition of nitric oxide synthesis // Hypertension.-1992.-Vol.20:-P.298-303.

190. Ricciardolo F.L.M., Sterk PJ., Gaston B., Folkerts G. Nitric oxide in health and disease of the respiratory system // Physiol. Rev. -2003. -Vol.84. -P.731 . .••.■• •■■'.-.V'.- ■■■•r/>. ■

191. Ross R. Atherosclerosisant inflammatory, disease // N Engl: Ji Med; . -1999. -Vol.340.-P. 115-26.

192. Shults P.Y., Schorer A.E., Raix L. Effects of endotheliumdenved relaxing factor and nitric oxide on rat mesangial cells // Amer. J. Physiol. -1990. -Vol.256.-P.162-7

193. Simon D.I., Stamler J.S., Loh E. et al. Effect of nitric oxide synthase inhibition on bleeding time in humans. // J Cardiovasc Pharmacol -1995. -Vol.26. -P. 339-342.

194. Sorrenti V., Di Giacomo G., Campisi A. et al. Depletion of Glutathione by Inhibition of reperfusion in rat brain // Neurochem. Res. -1999. -Vol.24, N7.-P. 861-6.

195. Stamler J.S., Singel D.J., Loscalzo J. Biochemistry of nitric oxide and its redox—activated forms // Science. -19921 -Vol.258. -P. 1898-902.

196. Star R.A. Southwestern internal medicine conference: Nitric Oxide // Am. J. Med. Sci. -1993. -Vol.306. -P.348-58.

197. Tanaka S., Yashiro A., Nakashima Y. et al. Plasma nitrite-nitrate level is inversely correlated with plasma low-density lipoprotein cholesterol level // Clin. Cardiol. -1997. -Vol.20 (4) -P.361-365

198. Teng B., Murthy K.S., Kuemmerle J.F. et al. Acute antihypertensive action of nitroxides in the spontaneously hypertensive rat // Am. J. Physiol. -1998. -Vol.275.-P.342-51.

199. Tolins JlP:, Palmer R.M;, Moncada S:S. Heart ratevandimuscle sym^ nerve variability during reflex, changes of autonomic activity // Amer. J. Physiol.-1990.-Vol.258.-P.655-62.

200. Vanderwinden J.M., Mailleux P., Schiffmann S.N. et al. Nitric oxide synthase activity in infantile hypertrophic pyloric stenosis // Engl. J. Med.1992. -Vol.20, N.327(8) -P.511-5.

201. Wennmalm A., Benthin G., Edlund A. et al.,. Metabolism and excretion of nitric oxide in humans. An experimental and clinical study // Circ. Res.1993.-Vol.73.-P.l 121-7

202. Wever R., Boer P., Hijmering M. Nitric oxide production is reduced in patients with chronic renal failure // Arterioscler. Thromb; Vase. Biol. -1999. -Vol.19.-P.1168-72.

203. Wilcox C., Weichn E.J., Murad F. et al. Nitric oxide synthase in macula densa regulates glomerular capillary pressure // Proc nat Acad Sci. USA. -1992. -Vol.89. -P. 1993-7

204. Wright C.L„ Ress D.D„ Moncada S. Protective and pathophysiological roles of nitric oxide in endotoxin shock // Cardiovasc. Res. -1992. -Vol.26. -P.48-57.

205. Wolf S.C, Erley C.M., Kenner S. et al. Does L-arginine alter proteinuria and renal hemodynamics in patients with chronic glomerulonephritis and hypertension // Clin. Nephrol. -1995. -Vol.43, N1. -P.42-6.

206. Xiao S., Wagner L., Mahaney J. et al. Uremic levels of urea inhibit L-arginine transport in cultured endothelial cells // Am. J. Physiol. Ren. Physiol. -2001. -Vol.280. -P.989-95.

207. Zats R., DeNucci G. Effects of acute nitric oxide inhibition on the glomerular microcirculation // Am. J. Physiol. -1991. -Vol.261. -P.360-3.

208. Zavodnic I.B., Lapshina E.A., Rekawiecka K. et al. The state of association of Band 3 of the human erythrocyte membrane: Evidence of a hexamer // Biochim. Biophvs. Acta. -1999. -Vol.1421, N2. -P.306-16.

209. Zhang J., Snyder S.H. Nitric oxide in the nervous system // Ann. Rev. Pharmacol. Toxicol. -1995. -Vol.35. -P.213-33.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.