Влияние коррупции на политический процесс Республики Корея тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 23.00.02, кандидат политических наук Русецкий, Евгений Александрович

  • Русецкий, Евгений Александрович
  • кандидат политических науккандидат политических наук
  • 2009, ВладивостокВладивосток
  • Специальность ВАК РФ23.00.02
  • Количество страниц 220
Русецкий, Евгений Александрович. Влияние коррупции на политический процесс Республики Корея: дис. кандидат политических наук: 23.00.02 - Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии. Владивосток. 2009. 220 с.

Оглавление диссертации кандидат политических наук Русецкий, Евгений Александрович

ВВЕДЕНИЕ

Глава I. Культурно-историческое и теоретико-методологические основы изучения феномена коррупции

1.1. Понятие, сущность и особенности современной коррупции

1.2. Основные школы и направления в исследовании коррупции

Глава II. Коррупция в государственной системе Республики

Корея в период политической модернизации: этапы, параметры, тенденции и последствия

2.1. Политические, экономические и социально-культурные факторы, влияющие на распространение коррупции в Республике Корея

2.2. Политическая коррупция и крупный бизнес в Республике Корея

Глава III. Основные формы и направления борьбы с политической коррупцией в период реформирования южнокорейского общества

3.1. Демократические реформы и формирование гражданского общества как основы борьбы с коррупцией: ожидания и результаты

3.2. Антикоррупционная политика руководства Южной Кореи в условиях демократических преобразований: основные этапы, проблемы и противоречия

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», 23.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Влияние коррупции на политический процесс Республики Корея»

Коррупция - один из наиболее опасных видов противоправных деяний, посягающих на политическую и экономическую основу государства, общественную безопасность, конституционные права и свободы граждан.

Коррупция существовала на протяжении всего периода государственности любого общества. Обострения проблемы коррупции в странах, как правило, связаны с периодами социальных реформ, изменением привычного уклада экономики либо общественного строя. Глубина и продолжительность кризиса прямо пропорциональны распространению и опасности коррупции.

Уровень распространения коррупции во многих странах представляет реальную угрозу для их безопасности. Криминальные элементы вторгаются во все сферы экономической и общественной жизни государств. Политические институты, сектора экономик целого ряда стран фактически находятся под контролем преступных структур, которые, легализировав скрытые капиталы, сформировали сеть предприятий и организаций, ориентированных исключительно на незаконное получение прибыли. По данным Всемирного банка, ежегодно на взятки в мире расходуется свыше триллиона долларов1.

Преобладание внешнеэкономических, силовых методов конкуренции, вплоть до физического устранения нежелательных партнеров, сводит на нет реформы в различных странах, дискредитирует в глазах общественности саму идею свободного предпринимательства.

Коррупция тесно связана с организованной преступностью. Она наносит значительный вред политическим институтам, государственным структурам и сфере хозяйственных отношений. Это существенный фактор активности организованной преступности, поскольку ослабляет политическую волю государств, их способности реально влиять на процессы в обществе и экономике. На руководящие посты в органы власти, в

1 Номоконов В. А. Борьба с коррупцией или имитация? //Золотой Рог. 2008. № 31. партийные структуры проникают лица, прямо или косвенно связанные с криминалом.

С проблемой коррупции сталкиваются все без исключения государства. На прошедшем в сентябре 2000 года Международном форуме по борьбе с коррупцией это явление было названо «самым серьезным вызовом развитию человечества в- XXI веке». Участники этого форума подчеркивали, что в странах, решающих» задачи модернизации, коррупция «лишает граждан их основных прав: на экономические возможности и политические свободы».

Генезис современной' коррупции в Российской Федерации аналогичен таковому большинства стран: налицо разложение чиновничьих структур государства, ее проникновение во все уровни политической власти, нарушение принципов социальной справедливости, девальвация нравственных ценностей, выход из примитивного состояния* «безналоговой» теневой экономики, и др.

Возрастающие масштабы коррупции, заявил президент Российской Федерации Д1 А. Медведев, представляют реальную- угрозу безопасности государства и общества, так как она усиливает свои* позиции через монополизацию многих видов противоправной деятельности, что превращает ее* в один из основных факторов политической и социально-экономической нестабильности в России1.

Выработать эффективные механизмы противодействия коррупции в России поможет не только усиление структур государства и общества, но и творческое использование положительного практического опыта других стран.

Обращение диссертанта к научному анализу такого феномена, как коррупция в политической- жизни Республики* Корея, не случайно. В последние годы именно1 в* Южной Корее коррупция достигла огромных размеров и стала угрожать безопасности государства. По оценкам экспертов, Южная Корея занимает одно из первых мест в мире среди новых

1 Кузьмин В. Антикоррупционный тон // Рос. газ. 2009. И марта. индустриально- развитых стран по уровню коррупции в органах государственного управления, хозяйственной сфере и политической жизни. По данным международной- организации Transparency International, в мировом рейтинге Республика Корея занимает 40-е место с коэффициентом 5,6 балла из 10 возможных, что является достаточно серьезным отрицательным показателем для страны, руководство которой заявляет о планах к 2012 г. войти в семерку самых экономически развитых стран мира1.

Актуальность, исследования* обоснована прямой зависимостью между степенью- распространения коррупции среди представителей государственной власти и легитимностью политической-системы Республики Корея. Это, в хвою? очередь, привлекает внимание и политиков и аналитиков к сложным политическим процессам, лежащим в основе этого взаимоотношения. Сегодня.это одна из.ключевых проблем южнокорейского государства и общества. ^

Степень, изученности проблемы. Происхождение коррупции; ее влияние на политические процессы в разных странах-, в том числе в к t

Республике Корея, исследовались в^ юридической, социологической и политической- литературе. Во. многих отечественных и международноt правовых документах коррупция определяется- как «злоупотребление властью в обмен на выгоду» . Данную формулировку можно взять в нашем исследовании' за общее рабочее определение коррупции. В то же время существуют и другие определения коррупции, отражающие особенности подхода различных научных школ.

Данные исследования коррупции объединяются в три основных направления. В их основе лежат работы американских и западноевропейских ученых, которые позже, применительно к Корее, были дополнены южнокорейскими авторами:

Первое направление в исследовании коррупции исходит из концепции

1 Transparency International, 2008. URL: www.transagencv org. The Most and Least Corrupt Nations, 2008.

2 Corruption and Related offences in International Business Relation // XVII International Congress of Penal Low. 2004. неправедного исполнения чиновничеством предписанных ему государственных (общественным) статусом норм. Так американские ученые Д. Бэйли, Г. Мюрдаль, Дж. Най и др: трактуют коррупцию как. отклонение государственных чиновников от следования установленным государством нормам и правилам. В частности, Дж. Бэйли связывает коррупцию прежде всего со- взяточничеством, охватывающим неправомерное использование власти для* получения личной выгоды, не обязательно имеющей финансовое выражение. Последнее обстоятельство-очень важно для изучения коррупции, в Южной Корее- с позиций традиционной политической культуры: ввиду исторически сложившихся- региональных отношений, а также важности, которую придают в^ Корее поддержанию1 неформальных социальных связей (получение нечестными чиновниками «оплаты» за неправомерное использование своего служебного положения часто рассматривается обеими сторонами как «возвращаемая услуга»)1.

Исследуя принципы коррупции в различных эшелонах власти, Дж. Най определяет ее как поведение, отличное от нормального исполнения* обязанностей-государственного чиновника'с целью достижения1 им, частной-(семейной, групповой) материальной- или статусной- выгоды; или- которое нарушает общепринятые нормы и правила относительно использования-влияния, связанного с получением - личных благ. В своих работах Дж. Най подробно анализирует такое порочное явление, как взяточничество; т.е. использование вознаграждения, искажающего суждение о человеке, наделенным властью. По мнению Дж. Ная, коррупция г включает непотизм — заботу о чьем-либо благе по причине родственных связей, а'не общественных интересов (что, кстати, характерно для Республики Корея), а также неправомерное использование государственных средств, т.е. незаконное распоряжение общественными ресурсами во имя достижения ^ собственного1

1 Baylcy D. The cffects of Corruption in a Developing Nation // Western Developing Quarterly. 1996. Vol. № 4. P. 719-732. блага1.

Второй направление в оценке коррупции западными политологами и юристами разрабатывается исходя из прагматического подхода к этому явлению как неизбежному спутнику в рамках экономических рыночных отношений. Основной упор эти авторы делают на изучение западных обществ на ранней стадии их развития, а также исследование современных не западных обществ, в> т.ч. Республики Корея, особенностью которой является взаимное «перекрывание» государственной и частной сфер жизни, что ведет к распространению рентоориентированного поведения — отношения к государственной должности как к собственному предприятию.

В работах французского юриста-политолога Н. Леффа подчеркивается роль «покупателей услуг коррумпированных чиновников». По его мнению, коррупция — внезаконный (экстралегальный) институт, используемый частными лицами или группами для оказания влияния на-, действия бюрократии. Он считает, что само по себе существование коррупции демонстрирует только то, что данные группы участвуют в процессе принятия i ij решений в большей степени, чем предполагалось . По нашему мнению, это определение вполне возможно использовать при изучении коррупции в t

Республике Корея.

Третье направление в оценке коррупции исходя из концепции «общественного интереса». Приверженцы этого направления в изучении коррупции (Карл Фредерик и др.) считают, что коррупция существует тогда, когда чиновник, на которого возложены определенные обязанности распоряжения денежными или другими вознаграждениями, не предусмотренными законом, склоняется к принятию решений или действиям к собственной выгоде, в ущерб интересам общества. Авторы этого подхода основное внимание уделяют отрицательным последствиям незаконных действий государственных чиновников для общества.

1 Nye J. S. Cooruption and Political Development: A Cost: Benefit analysis // Bureaucratic Corruption in Sub-Saharan Africa / Ed. By Monday V. Expo. Washington: University Press of America, Inc., 1979. P. 411-433.

2 Leff N.H. Economic Development through Bureaucratic Corruption // American Behavioral Scientist. 1964. Vol. 8. № 3.

Каждые из обозначенных направлений в исследовании коррупции как явления, на наш взгляд, имеет определенные недостатки. Фокус первой группы определений коррупции слишком узок и не раскрывает полное содержание этого многосложного понятия. Вторая группа определений, предложенная авторами «прагматического подхода», по нашему мнению, наоборот, всеохватна. Главная- проблема приверженцев третьего подхода заключается в расплывчатости понятия «общественный интерес» или «общее благо» и возможности их произвольной интерпретации представителями различных групп давления, противоборствующих партий, ищущих легитимации существующего режима на основе новой системы, что опасно превращением коррупции в инструмент расправы с политическими противниками, и не раз использовалось в политических целях в Республике Корея.

Еще од но «направление в изучении коррупции — проблемы взаимосвязи v модернизации и коррупции. Это направление представлено, прежде всего, работами всемирно известного американского исследователя С.

Хантингтона, который еще в 1968 г., изучая политическое устройство «новых государств», писал о наибольшей распространенности коррупции на стадии активной модернизации в любой культурной среде, приводя в качестве примера промышленную революцию и связанное с ней появление новых источников,богатствами власти, а также новых классов, представляющих свои требования к правительству. По мнению С. Хантингтона, коррупция - одно из самых ярких свидетельств отсутствия эффективных политических институтов, и ее повышенный уровень в развивающихся странах, по сравнению с западными, в значительной степени может быть обусловлен различиями в уровнях политического развития1.

Причиной «вспышки» коррупции в период модернизации С. Хантингтон считает изменения в базовом кодексе ценностей общества, в. постепенном принятии отдельными группами универсальных ценностей

1 Huntington S Political Order in Changing Societies. New Haven: Yale University Press, 1968. P. 3-40. достижений и укрепление идеи о равенстве прав и обязанностей всех граждан по отношению к государству. В этом контексте он называет коррупцию «не девиантным поведением по отношению к принятым нормам, а несоответствием изменившихся* норм прежним стандартам поведения». Поведение государственных служащих, направленное на защиту интересов, своей семьи, которое, кстати, обычно активизируется в условиях «чуждых» и потому враждебных норм поведения, начинает расцениваться как непотизм - принятие-решений в пользу отдельных лиц, а не общества, по причине родственных связей.

Воздерживаясь от однозначного осуждения коррупции в модернизирующихся государствах, С. Хантингтон подчеркивает, что для новых источников благосостояния и политического влияния^ она становится-«неправильным» способом ассимиляции в политическую жизнь и предъявления-своих требований политической системе, поскольку ^законные каналы, для этого разрабатываются- с опозданием. Их стремление - стать участниками политической деятельности, а не «отчужденной оппозицией», i что произошло бы. в; случае полного перекрывания «коррумпированных каналов; участия» и представляло бы значительно большую опасность, для f I правящего режима. Таким образом, один из парадоксов коррупции - ее потенциальная возможность поддерживать социальную стабильность (конечно, ограниченное время).

С. Хантингтон- также отмечает, что неуклонно возрастающее политическое влияние народных масс, приводит, в конце концов, к их осознанию себя в качестве влиятельной политической силы с последующим «обменом» своих избирательных голосов на уступки со стороны режима: сохранение рабочих мест на убыточных госпредприятиях, соцобеспечение и т.п., что позволяет говорить не только о «коррупции власть,имущих», но и о «коррупции бедных».

В Республике Корея эти явления в политической жизни проявляются на протяжении многих лет. С развитием демократического процесса здесь усиливается внимание власти к «мнению народа», что легко можно проследить на примере антикоррупционной стратегии последнего времени.

Реальное ограничение коррупции, по С. Хантингтону, заключается в поиске приемлемого компромисса между идеальными и реальными стандартами поведения госслужащих и постоянных усилий по приближению их обычного поведения к этим нормам. В-результате формируется некоторое согласие между формально предписанными нормами и практическим поведением вследствие некоторого отступления от обеих групп стандартов. Он также предупреждает об опасности чрезмерного рвения: «в крайних случаях нетерпимость к коррупции может принять форму фанатичного пуританизма, характерного для большинства революционных и некоторых милитаристских режимов на ранней стадии их развития. Категорическая антикоррупционная ментальность оказывает значительный неоднозначный эффект, сходный с тем, что производит сама коррупция».

Один из крупных исследователей коррупции в странах Азии французский политолог Г. Мюрдаль понимает коррупцию широко: как использование власти и влияния, ассоциирующихся с продвижением к верхам в государственной иерархии или с особым положением, занимаемым в обществе, в неподобающих или личных целях. Говоря о смене, падении или критическом ослаблении легитимности режима в ряде стран Азии, в том числе в Корее и Китае, он подчеркивает, что во многих случаях решающей причиной этого стала привычная практика недостойного поведения государственных деятелей и сопутствующее распространение незаконных действий среди предпринимателей и рядовых граждан. Также он говорит, что укоренившаяся культура взяточничества и бесчестности расчищает дорогу авторитарному режиму, который, изобличая и наказывая за факты коррупции среди своих предшественников, обеспечивает себе изначальную поддержку политически активного слоя общества1.

В работе 1968 года, посвященной «азиатской» коррупции, Г. Мюрдаль

1 Myrdal G. Asian drama: An Inquiry Into the Poverty of Nation New York: The 20th Century Fund, 1968 отмечал «неприкосновенность» этой, темы в академических изысканиях. Главным препятствием называлась невозможность проведения эмпирических исследований; В этих условиях изучение особенностей политической культуры выступало на первый, план, поскольку давало возможность, сосредоточиться: на «фольклоре коррупции» - представлении о состоянии дел и реакции рядовых граждан на сложившуюся ситуацию; а также их оценке усилий:: властей по исправлению ситуации. Даже г в; странах с жесткой информационной монополией государства. это неизбежно; отражается: в художественной литературе,, кино; телевидении и даже ш официальной: печати.

Официальные материалы антикоррупционных кампаний, которыми, по определению* IT. Мюрдаля;, являются? законодательные, административные,1 ж юридические: меры и институты, устанавливаемые для усиления контроля за государственными служащими и: укрепления» их морали? широкопубликуются даже в самых «закрытых» обществах. Безусловно; однобоко? освещая* проблемы*-ж события; они; тем не менее,, помогают обозначить t направления намного поиска.

Американский; ученый Д. Крамер, подчеркивая, универсальность возможностей и стимулов к развитию коррупции в любой? политической системе, упор в своих исследованиях делает на анализе коррупции В; социалистических странах,, в т.ч. K1IP, КНДР и СРВ! Он считает, что необходимо учитывать несоответствие между официальной позицией и массовым^ отношением к коррупции среди госслужащих: признавая" незаконность некоторых действий, общественное мнение социалистических стран относится к этому вполне: терпимо, оправдывая^ коррупцию «интересами дела».: Д. Крамер указывает на неизбежность коррупции; в социалистических странах, где: она часто: выполняет функции, по разным причинам не осуществляемые государством?.

Д- Крамер; - представитель школы- критики: «государства развития»

1 Kramer J. La corruption politique // Problemes politiqies et sociaux. 2000. № 833. P. 12-15. developmental state). Главной причиной коррупции в социалистических странах он называет использование правящими коммунистическими партиями государственных институтов как главного инструмента социальных перемен и неусыпного политического контроля. В этом отношении КНР, КНДР и СРВ подчинялись общей тенденции развития «новых государств», огромное значение, придавая государству как основному агенту развития. Однако непосильная задача тотального контроля за всеми без исключения повседневными решениями любых институтов власти, включая государство, в процессе ее реализации не могла не породить множества возможностей для злоупотреблений.

Так, обилие и запутанность административных нормативных актов в КНР, постоянно дополняющихся ведомственными распоряжениями, вынуждали управленцев среднего и низового звеньев постоянно обходить их при исполнении служебных обязанностей. Активное участие в? коррумпированной деятельности принимали также группы и отдельные лица, исключенные из процесса принятия политических решений, в целях саботажа всего, что угрожало их положению или обеспечения такого перераспределения общественных ресурсов и власти, которые бы укрепляли их позиции. В качестве примера Д. Крамер рассказывает о деятельности руководителей мелких предприятий «неприоритетных» отраслей промышленности, которые после получения производственных заданий использовали все возможные способы для добывания материалов или снижения требований. Наконец, бюрократы из социалистических стран «не рассматривают и не осуждают собственные недозволенные действия с позиций морали». Этот факт отражает как противоречия в официальной системе ценностей, так и неприятие ее массами. Приоритет целей ускоренного экономического роста противоречит требованиям соблюдения социалистической законности, поскольку способствует укоренению среди представителей государства идеи оправданности любых действий для достижения заданных целей в короткий срок. Здесь проявляется и неэффективность процесса социализации, поскольку политическая система оказалась не в состоянии бережно относиться к «общенародной» собственности.

В последние годы на Западе, в России и> в азиатских странах опубликовано немало работ, посвященных коррупции в странах Дальнего

1 2 Востока , в т.ч. в Южной Корее .

Среди публикаций западных авторов, посвященных коррупции в

Республике Корея, выделим работы Мартина Ландау, Дж. Дэвида,

Дж. Хендерсона, Ф. Хейли, X. Алика, С. Роберта, П. Мауро, Л. Шелли и др.

Среди отечественных исследователей этой проблемы внимания заслуживают работы К. Е. Ермакова, Р: Л. Казарьяна, И. А. Толстокулакова,

В. М. Мазурова, К. Асмолова, А. В. Воронцова, И. О. Горелова,

В* Д. Андрианова, С. С. Суслиной, Ю. Савенкова и др.

Упор в своих исследованиях эти авторы- делают на анализ социальнополитических факторов, оказывающих влияние на распространение коррупции в Республике1 Корея. Изучая-коррупцию в этой: стране, ученыеi кореисты рассматривают самые различные аспекты этой многосложной проблемы, в частности: власть традиций; условия- их формирования; f передачи и распространения; обстоятельства, способствующие преемственности политических традиций; особенности взаимоотношений индивида и общества с государством; идеологические и философские стороны традиционной политической культуры Кореи - конфуцианство- и буддизм.

Влияние коррупции на процессы модернизации исследует в своих

Филимонов О.В. Социально-правовой контроль — направление борьбы с коррупцией // Коррупция в России: состояние и проблемы. Материалы науч.конф. 26-27 марта 1996 г. М., 1996. С. 36, 43; Анализ изменений преступности в развитых капиталистических странах в 70-80-е гг. : научная информации по вопросам борьбы с преступностью. № 134. М., 1991.; Белявская О.А. Уголовная политика в Японии. М., 1992; Богданова М. Моральный кодекс бизнесменов // Япония сегодня. 1997. № 7; Ванюшкин C.B. Влияние организованной преступности на общество и некоторые ее истоки // Организованная преступность. М., 1996. С. 98-100; Геллерт Г. Мафия. М., 1983; Иванов A.M., Корчагин А.Г. Преступление и наказание в странах ATP. Владивосток, 1999; Колодкин Л.М. Коррупция и деонтологические меры борьбы с продажностью // Коррупция в России: состояние и проблемы : материалы науч.конф. М., 1998.

2 Bun Woong Kim, Pan Suk Kim, B. Guy Peters. Korean Public administration: managing the uneven development. Seoul, 1999; Young Jong Kim New Korean Public Administration and Corruption studies. Seoul, 2003; Чонбупхенгаый ихэва сильчже (Практика и понимание оценки деятельности правительства) Сеул, 2007. трудах А. Прозоровский.1 Политологический анализ демократического транзита в Южной Корее и степени коррумпированности государственных институтов и партийно-политических систем Республики Корея сделан в

•у ряде работ дальневосточного ученого И. А. Толстокулакова . Так, проблемы коррумпированности бюрократического аппарата освещены в его статье о

Внутриполитический процесс в VI Республике в 2003 г.» . Вопросы коррупции в крупном бизнесе Республики Кореи отражены в работах Р! JI. Казарьяна4. В своем диссертационном исследовании P. JI. Казарьян, рассматривая непосредственное участие крупного корейского капитала в политических процессах, показывает роль, которую играют так называемые «политические фонды» в различных аспектах политической системы страны. В, качестве яркого примера, показывающего степень влияния денежных средств из этих фондов, является судебное разбирательство по делу бывших президентов Республики Корея Чон Ду Хвана и Ро Де s У. Автор* подчеркивает, что масштабы применения средств «политических фондов» позволяют говорить о них как о неотъемлемой и весьма существенной части

1 t внутриполитической системы Республики-Корея, которая помимо поддержки непосредственно самих правящих режимов питает также различные социальные и политические программы правительства, обеспечивает функционирование правящей партии, используется для нейтрализации и подкупа оппозиции5.

Изначально изучение коррупции в органах государственной власти Южной Кореи и других стран осуществлялось в двух направлениях: политологическом и юридическом. Российских политологов интересует разработка самого понятия коррупция и ее влияния на политический процесс.

1 Прозоровский А. Экономическая модернизация и нарастание авторитаризма: парадокс правления Пак Чжон Хи. М., 2005.

2 Толстокулаков И. А. Деятельность президентов Республики Корея Ким Ён Сана и Ким Тэджуна в оценке соотечественников и зарубежных исследователей // Вестник ДВ РАН. 2002. № 1. С. 59-71.; Толстокулаков И. А. Политика модернизация Южной Кореи. 4. 2. Владивосток, 2007.

3 Толстокулаков И. А. Внутриполитический процесс в Республике Корея в 2003 г. // Россия и ATP. 2005. № 1.С. 91-102.

4 Казарьян Р. Л. Роль и место крупного капитала в политической системе Республики Корея (1961-1997 гг.) : автореф. дисс. . канд. полит, наук. М., 2003. 30 с.

5 Казарьян Р. Л. Указ. соч. С. 10.

Юристы, опираясь на российский и международный опыт борьбы с коррупцией, также пытаются определиться с понятийным аппаратом. Этой методологической проблеме посвятили свои труды профессора М. Ю. Тихомиров, И. Я. Чич, А. И. Долгов, В. Г. Гриб и Ларичев, А. А. Аникин и др.

Теоретические проблемы антикоррупционного законодательства поднимают в своих исследованиях доктор юридических наук В. Н. Лопатин, кандидат юридических наук С. А. Карапетян, доктора юридических наук В. В. Лазарев и С. В. Максимов. Они предлагают системный подход в антикоррупционной политике1. Схожей точки» зрения на развитие антикоррупционной политики придерживается1 профессор В. В. Лунеев . Юристы-исследователи М. Краснов, Г. Сатаров, Н. Ю. Хаманеева выступают против данного подхода. Они считают, что бессмысленно вводить юридическое понятие коррупции наряду с ее1 коррупционными, проявлениями, поскольку любые попытки заключить-это понятие в жесткие рамки, системы приведут к тому, что- часть коррупционных действий окажется за пределами действий'Уголовного кодекса или иного ^закона.

Известный дальневосточный исследователь коррупции профессор1 Дальневосточного государственного университета В. А. Номоконов, анализируя российский и международный опыт стран Дальнего Востока, акцентирует внимание на географической распространенности коррупции.

По мнению В. А. Номоконова, коррупция представляет собой не что иное, «как торговлю властью в государственном (прежде всего) и негосударственном секторах. Это разложение власти, проявляющееся в нелегальном рынке властных полномочий, возможностей обмена власти на о выгоду Вчущерб принципу социальной справедливости» . В. А. Номоконов подчеркивает, что для правильного понимания особенностей коррупции

1 Актуальные проблемы антикоррупционной политики в Российской Федерации / В. Н. Лопатин, С. А. Карапетян, В. В. Лазарев [ и др. ]. М, 2001. 315 С.

2 Лунеев В. В Политическая преступность // Государство и право. 1994. № 7. С. 107-121.

3 Номоконов В. А. Проблемы формирования антикоррупционной политики в России // Таможенная политика России на Дальнем Востоке 2007 № 4. С. 39. важен и учет целей участников заключаемой противоправной сделки: в ее основе всегда лежит обоюдно извлекаемая сторонами выгода в самом широком понимании. Она может носить как конкретный материальный характер- и выражаться, например, в деньгах, имуществе, ценных бумагах, так и быть нематериальной (помощь в избирательной кампании, лоббирование чьих-либо интересов и т.п.)1.

Учитывая тесную связь коррупции с иными злоупотреблениями, автор говорит о широких действиях коррупционной направленности в ряде стран. Сюда, наряду со взяточничеством, как наиболее опасной формой коррупционных деяний, входят и иные должностные преступления, основанные на злоупотреблении служебным положением2.

Все1 активнее разрабатывают проблемы борьбьъ с коррупцией южнокорейские исследователи. Вопросам противодействия «теневой экономике», коррупционным скандалам, в крупнейших корпорациях Республики Корея посвятили'свои труды Чой Ён Хо, Ли Ён Хо, Чон Гу Хён, Ли Хак Чон, Нам.Чан Хи. Так, в статье Чон-Гу Хёна «Отношения государства, и крупного бизнеса' в- Корее» анализируется история взаимоотношений. государства1 и крупных промышленных корпораций3. Автор подчеркивает, что не всегда эти отношения были безоблачными. В последние годы усиливаются тенденции негативного влияния финансово-промышленных групп («чэболь») на многие стороны жизни. Республики. Корея, в том числе на политику властей. Эту тему развивает и другой известный южнокорейский политолог Нам Чан Хи. Он подчеркивает, что именно «чэболи» в последние годы стояли в центре политических скандалов Южной Корее, оказывая финансовую подпитку режимов и V, и VI Республик в виде «политических фондов», что вызывало протесты не только у демократической общественности в стране, но и за ее пределами. Нам Чан Хи, как и другие южнокорейские авторы, отмечают, что меры, предпринятые

1 Номоконов В. А. Проблемы формирования антикоррупционной политики в России. С. 40.

2 Там же. С. 40.

3 Цит. по: Казарьян Р. Л. Роль и место крупного капитала в политической системе . 30 с. правительствами Ро Дэ У, Чон Ду Хвана и Ким Ён Сама по сокращению мощи крупных компаний, а также по искоренению системы негласных отношений между государством и «чэболь», были половинчаты, не принесли должных результатов, что подтверждается многочисленными коррупционными разоблачениями в высших кругах политиков, бизнесменов и даже президентов, а также последствиями финансового кризиса 1997 года1.

Фундаментальными работами, в которых исследуются различные аспекты политической коррупции в современной Южной Корее, являются коллективная монография «Korean public administrationimanaging the uneven development» (Seoul, 1999),2 Young Jong Kim «New Korean public

• • • 3 administration and corruption studies» (Seoul, 2003) монография коллектива корейских ученых «Чонбупхенгаый ихэва сильчже» (Практика и понимание оценки деятельности правительства) (Сеул, 2007)ч

Для нашей диссертации работа «New Korean public administration andcorruption studies» интересна прежде всего своей теоретической фундаментальностью, ибог в ней исследуются! многие культурно! исторические и теоретико-методологические основы, необходимые для понимания сути, причин и особенностей современной коррупции в^ I

Республики Корея, которая как раковая опухоль пронизывает многие ее государственные структуры, существенно влияет на политические процессы, происходящие в стране. Автор дает развернутое определение понятия коррупции, разных ее типов и видов. В монографии дается подробный анализ корейской бюрократии и коррупции, начиная с периода I Республики и заканчивая VI Республикой. Анализируются основные западные и корейские теории бюрократической коррупции, ее социально-политические, экономические предпосылки и причины, ее генезис, влияние культурно-исторических традиций корейской политической культуры на

1 Цит. по: Казарьян Р. Л. Роль и место крупного капитала в политической системе. 30 с.

2 Bun Woong Kim, Pan Suk Kim, B. Guy Peters Korean Public administration: managing the uneven development. Seoul, 1999.

3 Young Jong Kim. New Korean public administration and corruption studies». Seoul, 2003.

4 Чонбупхенгаый ихэва сильчже (Практика и понимание оценки деятельности правительства), Тэенмунхваса. Сеул, 2007. распространение коррупции, а также направления и модели современной антикоррупционной политики Корейского правительства.

Ким Янг Чжонг делает сравнительный анализ эпизодической и организованной массовой коррупции, а также сравнительный анализ коррупции в таких странах как КНР, Таиланд, Филиппины, Сингапур, Гонконг и Республика Корея. В отдельной главе анализируются, осмысливаются и сравниваются бюрократическая и политическая коррупции в условиях административных реформ.

Интересны выводы и обобщения, сделанные в этой книге. Главный вывод - необходимо научиться управлять коррупцией, осуществить интегрированный подход к этому негативному явлению, разработать мощную систему антикоррупционных мероприятий, обеспечить максимальную открытость механизма принятия чиновниками решений.

Вместе с тем анализ вышедшей политологической и юридической^ литературы, посвященной проблемам коррупции в Республике Корея, показал, что, несмотря на актуальность и остроту этого вопроса, как в самой Южной Корее, так и за ее пределами, еще отсутствуют глубокие монографические и диссертационные исследования, в которых бы комплексно и всесторонне освещалась эта сложнейшая проблема. Ученые Республики Корея, как, впрочем, и других государств, только подступают к ее решению. На уровне научных исследований разработаны лишь некоторые (в первую очередь правовые) аспекты этой многогранной темы. Практически отсутствуют политологические труды, посвященные теории и практике бюрократической и политической коррупции в Южной Корее. Ученым-политологам и юристам еще предстоит сделать глубокий политико-правовой анализ категории «политическая коррупция», в том числе применительно к Республике Корея, внести вклад в развитие и совершенствование антикоррупционного законодательства, научно обосновать эффективные и гибкие формы и модели антикоррупционной политики корейского государства и т.д.

В какой-то степени наше исследование поможет восполнить этот пробел, поскольку это первая; попытка- российского ученого на диссертационном уровне .изучить и проанализировать влияние коррупции на политический процесс в современной Республике Корея.

Учитывая ^вышеизложенное, представляется* обоснованным-; обозначить целью: данной- работы определение степени влияния коррупции; на политический5 процесс: современной Республики Корея; в. период Шестой; республики (1987г.- по н.в.).

Следовательно; конкретные исследовательские: задачш диссертации формируются следующим образом:

1) рассмотреть понятие и сущность коррупции, ее источники, основные: школыи направления^ее изучениям политико-правовойдаауке;:

2) изучить «культурные корни» коррупции! в Корее: особенности? социальной1 организации» и связанные с. ней традиции -корейской; политической1 культуры, их: трансформацию в современную, политическую жизнь. Республики Корея (период, предшествующий образованию Республики,Кореям периодсПервойпоПятую республику);

3) проанализировать сохранение' в Республике Корея; влияния? неформальных связей (регионализма), а также такого характерного явления; как;«чэболи», как факторов- способствующих распространению коррупции и-снижающих эффективность антикоррупционных мер;

4) проанализировать основные формы и направления; антикоррупционной- политики правительства, Республики Корея на рубеже XX-XXI вв.;

5) осветить роль политического аспекта борьбы, с коррупцией в демократическом- процессе современной; Южной Кореи (участие оппозиционных политических партий и общественных движений).

Поставленные исследовательские задачи обусловили использование широкого круга источников: Они делятся на несколько групп.

Первая группа: — международные документы, отражающие основные тенденции, формы и направления борьбы с коррупцией (решения СБ ООН; международные конвенции по борьбе с преступностью и коррупцией; резолюции международных форумов по борьбе с коррупцией и т.д.)'1.

Вторая группа - основополагающие документы Республики Корея: Конституция Республики Корея; административный и уголовный кодексы РК; документы антикоррупционного законодательства (законы, решения и постановления Национального Собрания РК); указы. Президентов РК по борьбе с коррупцией; решения и постановления Правительства РК и т.д.

Многие из этих документов вводятся в научный оборот впервые. Среди них: отчеты об антикоррупционной- деятельности правительства VI Республики; указания для государственных чиновников-низового и среднего звеньев, разъясняющие политику в отношении отдельных проявлений коррупции и практическую реализацию- положений законодательных аспектов и правительственных инструкций.

Отдельно необходимо выделить материалы допроса президента Ро Дэ У во время следствия по делу бывших президентов, в которых содержится* большое количество фактов, прямо относящихся к коррупции в высших эшелонах южнокорейской власти. Важными источниками диссертации являются труды, выступления и интервью лидеров РК, прежде всего президентов Ро Дэ У, Ким Ён Сама, Ким Тэ Чжуна, Но My Хена, Ли Мён Бака, в которых затрагиваются вопросы борьбы с коррупцией в Южной Корее. Среди них выделим книгу Ким Ён Сама «Новая Корея»2, работу Ким о

Тэ Чжуна «Южная Корея: драмы и надежды демократии» и др.

Третья группа источников - южнокорейская периодическая печать, в том числе газеты: «Чунъань Ильбо», «Хангук Ильбо», «Чосон Ильбо», «Сеульский вестник» и др.

Важным источником эмпирических данных стали справочные материалы, статистика, отражающие динамику коррупции в современной

1 Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подготовленный Секретариатом ООН // A/CONE. 119/14. // «Конвенции Совета Европы и Российской Федерации» : Сборник документов. - М., 2000.

2 Ким, Дэ Чжун. Новое начало ; пер. с кор. М., 1998. С. 239.

3 Ким, Дэ Чжун. Южная Корея: драмы и надежды демократии ; пер. с кор. М., 1992. С. 320.

Южной Корее.

Ценные сведения о новейших тенденциях в изучении коррупции в Республики Корея и в других странах почерпнуты в журнале «Борьба с преступностью за рубежом».

Важная информация для диссертации была получена из материалов международных конференций, посвященных борьбе с коррупцией в различных странах, в т.ч. в Республике Корея. Многие из этих материалов были получены на Интернет-сайте организации «Трансперэнси Интернешнл» (http://www.transparen-cy.org); Интернет-Центра по изучению коррупции (http://www.gwrlg.rle/www/welcom.html). Информационные агентства CNN-Asia (http://asia.cnn.com), DDC (www.bbc.com), новостные сайты www.latelinenws.com,www.insirle.corea.com, Интернет-версия журнала «Far Eastern Economic review» (www.feer.com), Infokorea (http://www.infokorea.com), kbs world (http://world.kbs.co.kr) публикуют сведения о состоянии коррупции и антикоррупционных мерах правительства Республики Кореи.

Интересный материал почерпнут автором из автобиографических работ представителей крупного бизнеса, руководителей крупных южнокорейских корпораций - основателя и почетного президента «Хёндэ» Чон Чжу Ёна1, председателя компании «Сансунг Электронике» Конг Джин

О *

Ку («Карьера в Корее») и других представителей деловой элиты Республики Кореи, в которых непосредственно затрагиваются проблемы, поставленные в настоящем исследовании. В частности, проблемы «чэболей», регионализма как важных факторов, способствующих распространению коррупции в Корее. Эти работы представляют определенный интерес для понимания того, как складывались «близкие» и «неформальные» отношения между представителями бизнеса, государственной власти и верхушкой политических партий, что сопровождалось усилением коррумпированности

1 Чонъ Джухён. Сирени иссодо сильпхэнын опта (Сквозь испытания без поражений). Сеул, 1991.

2 Ханкук сахве кебаль ёнгу (Исследование социального развития Кореи). Сеул, 1998.С. 78-106. з южнокорейского общества.

Предметом исследования является влияние коррупции на политическую жизнь Республики Корея.

Объектом исследования настоящей работы является коррупция в государственных органах Республики Корея.

Теоретическая и методологическая основа. Сложность и неоднозначность феномена коррупции в политической жизни общества обосновывает необходимость применения комплексного подхода к ее изучению. Определяющими стали положения функционалистических теорий коррупции, главное из которых — «выполнение» коррупцией определяющих задач в ходе демократических преобразований, когда она подменяет не разработанные для этого институты и «вынуждает» политический режим рассматривать варианты собственного обновления. Диссертант опирался на выводы и положения С. Хантингтона и Д. Бэйли, которые считают коррупцию в государственных структурах неизбежной ценой глубоких преобразований - болезнью, «переболев» которой общество продолжает поступательное развитие.

Методы исследования. При написании диссертации автор опирался на современные достижения политологической отрасли знания, а" также на сложившиеся в ее рамках подходы, используемые для изучения коррупции в политической жизни общества.

Методологической основой диссертации послужили фундаментальные принципы и методы современных общественных наук, необходимые для понимания взаимосвязей политических явлений и процессов, их противоречивой целостности. На этапе сбора и обобщения первичной информации предпочтение было отдано эмпирико-описательным методам: наблюдению и сравнению. В отдельных случаях применялся метод контент-анализа для исследования публикаций в периодической печати. В целом использована комплексная методология, включающая подходы политических наук: исторический (в основном при решении исследовательской задачиизучение «культурных корней» коррупции в Корее), системный ( при анализе влияния неформальных связей (регионализма), а также такого явления, как «чэболи»), функциональный и институциональный ( при исследовании основных форм и направлений антикоррупционной политики правительства Республики Корея на рубеже XX-XXI вв.), бихевиористский ( при изучении роли южнокорейских президентов в частных политических процессах, связанных с антикоррупционными мерами правительства и оппозиции.)

Научная и практическая значимость работы определяется следующим.

Во-первых, в попытке сформулировать новый, нетрадиционный подход к феномену коррупции в политическом- процессе Республики, Корея, объединяющий все предыдущие исследования1 по- этой сложной, и многоаспектной проблеме.

Во-вторых, тем, что впервые комплексно исследуется влияние корейской традиционной, политической1 культуры на современный, политический процесс, ее отрицательное воздействие на- эффективность правительственных антикоррупционных мер;

В-третьих, введением в научный оборот значительного числа новых источников и материалов; освещающих различные малоисследованные стороны феномена корейской коррупции, а также применением теоретических подходов, сосредоточенных на духовно-политических и социально-экономических условиях ее распространения в Республики Корея и факторах, тормозящих антиокррупционную работу.

В-четвертых, анализом основных форм и направлений антикоррупционной политики правительства VI Республики Корея.

В-пятых, практическая значимость нашего исследования ^заключается и в том, что его результаты могут быть* использованы при проведении дальнейших научных изысканий по проблеме коррупции в политической жизни Республики Корея. Материалы диссертации' также могут быть использованы в монографиях, научных статьях, в учебниках при чтении, лекционных курсов по вопросам борьбы с коррупцией на юридических и политологических факультетах вузов.

Практическая значимость работы обусловлена также тем, что исследуемые в ней проблемы, учитывая их актуальность для России, могут представлять интерес и для специалистов в нашей стране.

Положения, выносимые на защиту.

1. Современные формы и масштабы коррупции в Республике Корея не случайны, они являются отражением существующей теневой официальной структуры общества. Регионализм, клиентализм, «чэболи» остаются серьезной основой для распространения политической коррупции в Южной Корее.

2. Современная государственная власть и политическая элита Республики Корея осознают размах последствий коррупции на всех уровнях управления, опасность для общества «смены местами» теневого и официального правительств и предпринимают определенные шаги в поисках возврата к единству с обществом, что позволяет в определенной мере «блокировать» коррупцию. В результате принятия государством соответствующих мер имеет место антагонизм не между обществом и государством, а между государством и коррумпированными элементами общества.

3. Эффективная борьба с коррупцией в Республике Корея возможна лишь с успешным продвижением страны в направлении построения гражданского общества до уровня наиболее полного осуществления им своих основных функций: обеспечения свободы, социализации, обеспечения самоорганизации, защиты законных интересов граждан, содействия укреплению и развитию правового государства.

Структура диссертации определяется целями и задачами, поставленными автором. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и библиографического перечня использованных источников и литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», 23.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии», Русецкий, Евгений Александрович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ проблемы борьбы- с политической коррупцией в Республике Корея, проведенный в диссертации, позволяет нам сделать ряд выводов, обобщений и дать некоторые практические рекомендации.

Первый. Рассматривая' культурно-исторические и теоретико-методические основы феномена политической коррупции, мы раскрыли понятие, сущность и особенности современной коррупции. Термин «политическая коррупция» употребляется нами в контексте принятого в диссертации рабочего определения: «злоупотребление властью в обмен на выгоду» для- обозначения продажности государственных" и политических деятелей; экономической-, элиты-, высшего4 уровня, а также государственных служащих среднего и высшего звеньев;,уклонения-ими от выполнения.своих служебных обязанностей,, нарушения^ закона ради личных, семейных или групповых интересов с целью обогащения и повышения* своего социального-статуса.

Второй. Анализ? основных школ, направлений и. подходов исследований коррупции, проделанный в, диссертации, свидетельствует, что во все времена5 и у всех народов политическая коррупция представляла серьезную опасность, угрожала основам нормального существования государств. Она является серьезным препятствием на. пути к демократическому и национальному развитию стран. Дальнейшие глубокие теоретические исследования коррупции с использованием комплексных подходов и сравнительного анализа опыта разных стран будут способствовать формированию эффективной научно-обоснованной антикоррупционной политики.

Третий. Уровень коррупции в Южной Корее является одним из самых высоких среди индустриальноразвитых стран;. Политическая коррупция в. этой стране достигла таких масштабов, что является наиболее опасным социальным злом, дестабилизирующим государственное управление. Она ведет к подрыву социально-экономической и идейно-политической стабильности южнокорейского общества; к высоким затратам государства на борьбу с ней; распространению сомнений в обществе в возможности государства управлять и осуществлять справедливую власть; подрыву принципа верховенства закона; усилению налогового бремени для законопослушных граждан и другим негативным последствиям.

Четвертый. Коррупция в системе государственно-служебных и партийно-политических отношений Южной Кореи есть не что иное, как традиция, зародившаяся в культурно-исторических глубинах формирования власти и-государственной службы. Вместе с корейской государственностью и властно-подчинительными связями появилась и политическая коррупция. Отправной точной в зарождении корейских коррупционных отношений является восточная конфуцианская традиция «почести», подношения, даров-в знак уважения чиновнику-управленцу за выполненную работу или оказание-определенной* услуги. С течением-времени^ «почесть» преобразовывается в. мздоимство и- лихоимство, которые постоянно- пронизывают все сферы, общественной жизни, в,том числе политические-отношения:

Наш анализ корейской коррупции свидетельствует о том, что сегодня-она представляет собой* симбиоз* монополии власти, дискреционных полномочий государственных служащих в принятии решений. Государственные и партийные чиновники, воспринимают свои должностные обязанности как коммерческий товар, что составляет суть коррупции, несущей реальную угрозу нормальному, законному функционированию политической системы и государственного управления. В последние десятилетия коррупция стала скорее нормой, чем исключением, в том числе и среди, политической, правящей и экономической элиты Южной Кореи. Положение осложняется весьма тяжелой ситуацией с коррупцией в правоохранительных органах страны, призванных боротьсяс этим злом.

Факторами роста коррупции являются: слабые стимулы карьерного продвижения госслужащих; отрицательные примеры личной жизни чиновников; южнокорейское законодательство не дает цельного представления о коррупции в системе государственного управления. Наблюдается также слабый социально-правовой контроль за деятельностью госслужащих в стране.

Пятый. Определенным итогом распространения коррупции в* органах власти Республики Корея- можно считать следующее: крупные просчеты в управлении делами государства и общества; слабая организационная и экономическая основы функционирования госслужбы; просчеты кадровой политики; распространенность психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия; правовой нигилизм и правовой цинизм; формирование новых экономических отношений и нового слоя собственников как социальной опоры режима осуществляется в ускоренном темпе при допущении легализации криминальных и иных «грязных» доходов; органическое соединение на корыстной основе интересов организованной преступности и чиновничества, основывающееся на функционировании «теневой» экономики; политизация преступности, обострение политической борьбы, в которой все в большей мере' принимают непосредственное участие преступные сообщества и преступные элементы; постоянное видоизменение форм и методов коррупционных действий; коррупция становится стимулом для проникновения крупных преступных организаций в страну в целом и в определенные сектора государственного управления - в частности.

Шестой. Изучая коррупцию в государственной системе и политической жизни Южной Кореи, мы выявили политические, экономические и социально-культурные факторы, влияющие на ее распространение в этой стране. К ним относятся: традиционализм, авторитаризм в управлении, слабость правовых институтов, регионализм, высокий уровень бюрократизации общества. Одним из самых важных факторов распространения коррупции является экономическая основа. Современная политическая коррупция в Южной Корее является по существу особой отраслью экономической деятельности различного рода преступников — они активно взаимодействуют с представителями власти и правоохранительных органов.

Анализ содержания и развития коррупции в Республики Корея позволяет нам выделить, ряд закономерностей и тенденций: зародившись в финансово-хозяйственной' среде, она весьма быстро вторгается- в область политики, деформируя государство, право, нравственно-духовную жизнь. Сращивание коррупции, теневой экономики' и организованной преступности ведет к утрате государством регулирующей роли, узурпированию традиционных государственных функций. Как результат, воспроизводство преступности во всех ее видах становится объективным, элементом в политической, и хозяйственной- жизни и наиболее прибыльным видом деятельности.

О1 масштабах коррупции, в Южной. Корее свидетельствует. формирование коррупционной сети. От единичных разрозненных сделок коррупционеры, переходят к организационным и- скоординированным^ действиям; объединяясь в- преступные сообщества. Деятельность коррупционных сетей проявляется в формировании- взаимосвязей и взаимозависимостей между чиновниками по вертикали, а также по горизонтали на-различных уровнях управления между разными ведомствами и структурами.

Материалы диссертации показывают разрушительное воздействие коррупции на инвестиции, экономический рост и социальное развитие страны. Она ложится тяжелым бременем в первую очередь на бедные слои населения страны, не допуская их к жизненно важным, базовым ресурсам.

Мы выявили несколько, групп причин корейской коррупции: структурно-системные, социально-культурные и личностные.

К структурно-системным причинам, относятся не соответствующие современным требованиям обременительные правила, стандарты и процедуры, отсутствие прозрачности в деятельности госведомств и

198 , финансовых учреждений, недооценка: возможностей общественного контроля, неафишируемые: отношения; между политиками; чиновниками и: бизнесменами, а: также низкая зарплата, госслужащих. К числу причин социально-культурного характера принадлежат национальная традиция вручения денежных подарков, регионализм, клановость;и семейственность,, а также патриархальный авторитаризм;, проистекающий: из-конфуцианской традиции. Причинами: личностного характера называются1 недостаточное1 развитие профессиональной этики,, моральная глухота, к проявлениям: жадности и коррупции, а также эгоизм.

Седьмой. Анализируя^ основные формы и направления борьбы с политической; коррупцией в Республики Корее, мы выявили', следующие закономерности и тенденции; Результативней; эта борьба велась и ведется в периоды;,, когда в стране усиливаются демократические преобразования; когда более эффективно работают правовые институты, в том числе судебная--система, когда в обществе больше гласности и открытости. Так, в.периоды VI; Республики президентами Ким; Ен Самом; и Ким; Тэ< Чжуном были-выработаны эффективные стратегии предотвращения? бюрократической; и политической коррупции. В эти; годы; совершенствуется» антикоррупционное; законодательство: Система антикоррупционных мер и механизмы управления; становятся; более разнообразными и демократическими: Но* демократия не может быть прочной, а свободное общество долговечным, если в нем процветает коррупция. Противоречивый и непоследовательный демократический процесс в Южной Корее подтверждает это:

Восьмой. Авторитарный стиль лидерства и управления, длительное время существовавший в Республике Корея, создавал благоприятные условия для процветания корейской бюрократии, представители: которой, используя своё служебное положение, совершали различные коррупционные: действия: Следуя; традициям,, авторитарные - лидеры Республики Корея вынуждали бюрократов-управленцев давать клятву лояльности президенту-генералу, а не корейскому народу. Пользуясь этим, многие государственные служащие и политические деятели, в том числе министры, лидеры партий, извлекали личную пользу, игнорируя при этом общественные интересы. В закрытом авторитарном обществе, где ослаблен общественный контроль, это создавало почву для вседозволенности, для различных злоупотреблений, т.е. для коррупции.

Девятый.,В'ходе исследований мы пришли к убеждению, что в основе эффективной борьбы с политической коррупцией должно лежать укрепление демократии в государстве и его демократических связей с гражданами; разделение государственных и частных интересов, всемерное утверждение в» обществе принципа социальной справедливости, повышение качества жизни южнокорейцев.

Успешная борьба с коррупцией возможна лишь в обществе с высокой политической культурой, ибо культура и коррупция тесно'переплетены друг с другом. Чтобы устранить коррупцию следует использовать. как внутреннюю, так и внешнюю парадигмы. Идеальной, и эффективной, антикоррупционной' стратегией является внутренняя, парадигма, по- которой^ необходимо * обновлять общество, концентрируясь на укреплении морали и высоких духовных ценностей. Это и будет способствовать улучшению качества жизни, повышению политической культуры южнокорейцев, в том числе государственных чиновников, политической и деловой элиты.

К важнейшим условиям успешной борьбы с коррупцией следует также отнести, во-первых, переориентацию государственной политики на подлинно народные интересы, во-вторых, широкую опору государства на формируемые институты гражданского общества, демократический политический режим, строгую законность, атмосферу открытости, конкурентности и равенства прав»в экономической и политической сферах, и в-третьих, восстановление и развитие традиционных духовных ценностей.

Поскольку борьба с коррупцией в Республике Корея требует огромных усилий и длительного времени, первостепенная задача заключается в формировании соответствующего общественного сознания, включая политическую волю как решимость и готовность власти перейти, наконец, от деклараций к делу. При этом указанная воля должна быть направлена не только на отстранение от власти ФПГ (чэболей), но и (что не менее, а даже более важно) на подлинно демократическое развитие Южной Кореи в целом. Весьма важно преодоление достаточно широко распространенной в южнокорейском обществе психологии «коррупционной зависимости» и «коррупционной готовности» на основе формирования подлинной духовности.

Десятый. Итак, на протяжении десятилетий южнокорейское государство и общество по мере возможности стремились к обузданию главной болезни страны — коррупции, но результаты этой борьбы пока скромны. В ^стране не создана атмосфера жесткой непримиримости к этому позорному явлению; нет системной антикоррупционной политики правительства. Парламент страны до сих пор» не выработал надежного антикоррупционного барьера в виде законодательной базы, позволяющей своевременно вскрывать и наказывать всех коррупционеров от министров и депутатов всех уровней до мелких госслужащих, использующих свое положение для личной выгоды или лоббирования интересов определенных сил. Наказание, как правило, несут только отдельные чиновники, депутаты и руководители, «пойманные за руку». Это всего лишь незначительная часть огромного коррупционного корпуса. Истинные масштабы корейской У политической коррупции все еще остаются в тени.

Одиннадцатый. Выводы и предложения, сделанные в настоящем исследовании, не претендуют на исчерпывающий и окончательный характер. Ряд поднятых в работе проблем требует дальнейших углубленных научных исследований. Так, актуальны разработка и научное обоснование предложений по совершенствованию южнокорейского законодательства «неуголовной» отраслевой принадлежности, направленных на приведение его норм в соответствие с международными антикоррупционными стандартами. Нуждаются в дальнейшем исследовании политические, процессуальные, технические и организационные аспекты международного сотрудничества в борьбе с коррупцией. В условиях глобализации одержать победу над коррупцией или, по крайней мере, снизить масштабы данной угрозы как в отдельно взятой стране, так и в мире в целом возможно только совместными усилиями различных стран и народов. И от того, насколько адекватно это будет осознано в различных уголках нашей планеты, зависит успех общего дела. Положительный опыт одних стран может быть применим и в других. Это положение в равной мере относится и к Российской Федерации. Древняя латинская мудрость гласит: Quod omnis tangit, ab omnibus debet suppotary (то, что касается всех, должно всеми поддерживаться).

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Русецкий, Евгений Александрович, 2009 год

1. Конвенция ООН против коррупции // Документы ООН Л/58/422. — 36 с.

2. Конституция Республики Корея. Сеул. - 73 с. (на англ. яз.).

3. Антикоррупционный закон Республики Корея. — 15 с. (на кор. яз.).

4. Белая книга реформ: три года новой Корее. Февраль 1996. Сеул: Конгбочхо, 1996. - 181 с. (на кор. яз.).

5. Закон о предотвращении злоупотреблений служебным положением в государственных учреждениях от 14 марта 1994 г. 9 с. (на кор. яз.).

6. История Конституции Республики Корея (пер. с кор.). Сеул, 1995. -126 с. (на кор. яз.).

7. Материалы Центральной избирательной комиссии Республики Корея : сб. ежегодных материалов по результатам голосования граждан в 1992. — Сеул, 1993. 312 с. (на кор. яз.).

8. Программа антикоррупционных мероприятий администрации г. Сеула (OPEN). Сеул, 2000 г. - 92 с. (на кор. яз.).

9. Собрание основных законов Республики Корея. — Сеул: Помнюльса, 1996.-216 с.

10. Уголовный Кодекс Республики Корея // Уголовное законодательство России и стран АТР : Корпоративное исследование. Владивосток, 2008 г. - 111 с. (на кор. яз.).

11. Революция Генеральной Ассамблеи ООН о разработке Конвенции против коррупции // Документы ООН. A/RES/55/61.

12. Facts bout Korea. Seoul: Korean Overseas Information Service, 1997. - 1981. P

13. Исследования, монографии, сборники, учебные пособия

14. Актуальные проблемы антикоррупционной политики в Российской Федерации : сборник / В. Н. Лопатин, С. А. Карапетян, В. В. Лазарев и др.. -М. : АО "Центр Юринфор", 2001. 315 с.

15. Актуальные проблемы Корейского полуострова : сб. статей. Вып. I. М. : ВДВ РАН, 1996.-259 с.

16. Астафьев, Л. В. К вопросу о понятии коррупции / Л. В. Астафьев. М. : Московский институт МВД РФ, 2001. - 94 с.

17. Афонин, М. В. Корейские политические партии и объединения Кореи / М. В. Афонин. Владивосток, 2002. - 160 с.

18. Белявская, О. А. Уголовная политика в Японии / О. А. Белявская. М. : Изд-во ИНИОН РАН, 1992. - 56 с. - (Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом).

19. Бергер, П. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания : Трактат по социол. знания / П. Бергер, Т. Лукман. -М. : Моск. филос. фонд , 1995. 322 с.

20. Булычев, Г. Б. Политические системы государств корейского полуострова / Г. Б. Булычев. М. : МГИМО, 2002. - 166 с.

21. Волженкин, Б. В. Коррупция / Б. В. Волженкин ; С.-Петерб. юрид. ин-т. СПб. : СПбЮИ , 1998. - 43 с. - (Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе).

22. Воронцов, В. Б. Россия и Корея (1945-1992) / В.Б. Воронцов, Кам Бен Хи. М. : Междунар. центр корееведения МГУ, 1993. - 136 с.

23. By Джон Чул, Политический процесс в Республике Корея: общее и особенное / By Джон Чул, В. Ф. Печерица; М-во образования и науки Российской Федерации, Дальневост. ун-т, Центр корееведческих исслед. — Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та , 2006. 168 с.

24. Деловая Корея . Том XII. М. : ИНФОРМВЭС Минэкономразвития РФ, 2007.-106 с.

25. Десятый конгресс ООН по предупреждению и обращению с правонарушениями : сб. документов / сост. А. Г. Волеводз. — М.: Юрлитинформ, 2001.

26. Жданов, Ю. Н. Европейское уголовное право : перспективы развития / Ю. Н. Жданов, Е. С. Лаговская. М. : Междунар. отношения, 2001. -232 с.

27. Иванов, А. М. Преступление и наказание в< странах Азиатско-Тихоокеанского региона : учеб. пособие / А. М. Иванов, А. Г. Корчагин. Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. - 110 с.

28. Кан Мун Гу. Хангук минджуджуиэ куджова чилло (Содержание и направления развития* корейской демократии) / Кан Мун Гу. — Сеул: Ханыль, 1994. 73 с. (на кор. яз.).

29. Катаев, Н. А. Коррупция : уголов.-правовой и криминол. аспекты : учеб. пособие / Н. А. Катаев, Л. В1 Сердюк; Вост. экстер. гуманитар, ун-т, Уфим. высш. шк. МВД Рос. Федерации. Уфа : ВЭГУ : УВШ МВД РФ ,1995.- 107 с.

30. Ким Ён Сам. Новая Корея / Ким Ён Сам. Сеул, 1992. - 97 с. (пер. с кор.).

31. Ким Ён Сам. Чрезвычайный президентский Декрет (RNETS) / Ким Ён Сам. Сеул, 1993. 15 авг. - 5 с.

32. Ким Ён Сам. 2000 Синхангук (Новая Корея к 2000 г.) / Ким Ён Сам. -Сеул: Тонъгванъчхульпханса, 1993. — 116 с. (на кор. яз.).

33. Ким Кван Ун. Хангуге сонгочончхихак (Политические исследования выборов в Корее) / Ким Кван Ун. Сеул : Нанам, 1990. — 341 с. (на кор. яз).

34. Ким Тэ Чжун. Новое начало / Ким Тэ Чжун; пер. с англ. М. : Республика, 1998. - 240 с.

35. Ким Тэ Чжун. Южная Корея: драмы и надежды демократии / Ким Тэ Чжун ; пер. с кор. М. : Дипломат, акад. МИД Российской Федерации: Республика, 1992. - 319 с.

36. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности : принята 15 нояб. 2000 г. резолюцией Генеральной363940,41,42,43,4445,4647,48

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.