Восточная Европа во внешней политике России середины XVII века: Русско-польские переговоры 1656 года тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Иванов, Дмитрий Игоревич

  • Иванов, Дмитрий Игоревич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2000, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 212
Иванов, Дмитрий Игоревич. Восточная Европа во внешней политике России середины XVII века: Русско-польские переговоры 1656 года: дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 2000. 212 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Иванов, Дмитрий Игоревич

Введение.^

Глава 1. Подготовка русско-польских мирных переговоров. а) Международная обстановка в Восточной Европе летом 1655 г. б) Переговоры российских властей с отдельными представителями Речи Посполитой в конце 1655 - начале 1656 гг. и миссия П. Галинского. в) Речь Посполитая в планах московских политиков накануне русско-шведской войны: наказ посольству Н.И. Одоевского.

Глава 2. Первый этап Виленских переговоров 1656 года. а) Начало русско-польских переговоров под Вильно. б) Российское предложение об избрании царя на польский престол. в) Объявление сторонами на переговорах максимальных территориальных уступок.

Глава 3. Временный перерыв в Виленских переговорах. Стороны в ожидании новых инструкций. а) Переговоры царских послов в Вильно с гетманом В. Гонсевским и прусскими генералами, отношения с представителями местных литовских властей и российскими воеводами. б) Новые инструкции сторон.

Глава 4. Завершение русско-польских переговоров 1656 года под Вильно. а) Разработка проектов договора об избрании. б) Вопрос об Украине на русско-польских переговорах. в) Виленское соглашение 1656 года.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Восточная Европа во внешней политике России середины XVII века: Русско-польские переговоры 1656 года»

Решения Земского собора 1 октября 1653 г. и Переяславской рады 8 января 1654 г. оформили присоединение Украины к России и одновременно обозначили начало нового международного кризиса в Восточной Европе. В октябре 1653 г. в Москве официально объявили о начале войны с Речью Посполитой, хотя собственно боевые действия развернулись лишь в июне 1654 г. В ходе кампаний 1654 и 1655 гг. русские войска добились крупных успехов - основные силы нанесли удар в направлении Смоленска и затем Вильно, заняли большую часть Белоруссии и Литвы, существенно улучшилось военное положение на Украине.

На начальном этапе войны с Речью Посполитой царское правительство стремилось нейтрализовать соседние государства, локализовать русско-польский конфликт и разрешить его исключительно на двусторонней основе. Однако летом 1655 г. в войну с Речью Посполитой вступает Швеция. В течение нескольких месяцев шведам удается не столько силой оружия, сколько путем соглашений с отдельными магнатами и шляхетскими группировками поставить под свой контроль большую часть собственно Польши и северо-западные районы Литвы. Польский король Ян Казимир был вынужден бежать из Речи Посполитой в Силезию.

В результате Речь Посполитая была резко ослаблена, ее территория была фактически поделена между Россией и Швецией. Соответственно, в Восточной Европе был нарушен сложившийся баланс сил, и фактически изменилась вся система международных отношений в регионе. Россия оказалась близка к решению одной из своих основных внешнеполитических задач - объединению восточнославянских земель "всея Руси" в границах одного государства; но одновременно произошло резкое усиление третьей стороны - Швеции. Подобное развитие событий поставило перед российской дипломатией новые задачи. Необходимо было закрепить сделанные приобретения, но вместе с тем следовало сформировать позицию России по отношению к усилению Швеции за счет Речи Посполитой и, соответственно, по вопросу о целесообразности дальнейшего продолжения русско-польской войны в изменившихся условиях.

61-1970002 (2240x3862x2

Во второй половине 1655 - начале 1656 гг. московские политики постепенно переориентируются на борьбу со Швецией и тогда же предпринимают первые шаги с целью примирения с Речью Посполитой. Начальный этап русско-польских переговоров завершает весной 1656 г. миссия королевского посланника П. Галинского: стороны заключили перемирие и договорились провести посольский съезд. Сразу после этого Россия объявила войну Швеции. Собственно русско-польские мирные переговоры состоялись под Вильно в августе-октябре 1656 г. Виленские переговоры 1656 г. так и не привели к окончательному урегулированию между Россией и Речью Посполитой и не завершились подписанием мирного договора, однако в ходе переговоров предметом обсуждения стал довольно широкий круг проблем, решение которых должно было определить дальнейшую судьбу взаимоотношений России и Речи Посполитой и могло повлиять на последующее развитие Восточной Европы в целом, российской стороной была разработана более или менее четкая внешнеполитическая программа, осуществления которой Россия пыталась добиться в течение нескольких последующих лет.

В настоящей работе предполагается рассмотреть, как строилась политика России по отношению к Речи Посполитой в период подготовки и проведения русско-польских переговоров 1656 г., исходя из каких взглядов на развитие международной ситуации, действовали московские политики в сложившейся в Восточной Европе обстановке. В этой связи основное внимание будет уделено изучению процесса формирования и изменения российской позиции касательно перспектив взаимоотношений с Речью Посполитой, анализу целей и задач, осуществления которых рассчитывало добиться царское правительство в результате русско-польских переговоров. Соответственно, в работе будет освещен сам ход переговоров, рассмотрены узловые вопросы, обсуждавшиеся в ходе их проведения, в особенности территориальные споры, в том числе о принадлежности Украины, и проект русско-польской унии путем избрания Алексея Михайловича на польский престол, а также причины, по которым стороны так и не смогли прийти к заключению мира.

61-1970003 (2240x3862x2 * *

Одним из основных источников для работы над этой темой стали материалы Российского государственного архива древних актов (РГАДА) -документы о взаимоотношениях России и Речи Посполитой за 1656 г., отложившиеся в Посольском приказе (ф. 79) и частично в Приказе Тайных дел (ф. 27). Наибольший объем информации по русско-польским переговорам 1656 г. содержится в посольских книгах и делах (столбцах) фонда 79 (Сношения России с Польшей). Сразу надо сказать, что содержание книг и соответствующих черновых дел в данном случае обычно совпадает, хотя иногда и имеются некоторые несущественные разночтения, которые в случае необходимости приводятся в тексте работы1. Что касается фонда 27 (Приказ Тайных дел), то в нем в основном дублируются некоторые материалы фонда 79. При этом дела фонда 27 за этот период, к сожалению, плохо сохранились, поэтому с их помощью можно уточнить лишь некоторые детали, часто информация о переговорах 1656 г. объединена с материалами более позднего времени, что затрудняет датировку некоторых фрагментов.

Главным образом в работе были использованы архивные материалы переговоров с П. Галинским и русско-польских переговоров под Вильно; а также материалы отдельных миссий российских посланников и гонцов, в частности, В. Лихарева и А. Нестерова, с помощью которых можно уточнить планы московских политиков в отношении Речи Посполитой. Большая часть этих архивных материалов, относящихся к русско-польским переговорам 1656 г., до сих пор не опубликована и фактически не введена в научный оборот.

Относительно материалов миссии П. Галинского (ф. 79 - кн. 86, д. 12) следует отметить, что в целом они позволяют детально осветить имевшие

1 То обстоятельство, что столбцы по связям с Речью Посполитой принципиально не отличаются от посольских книг и дополняют их незначительно, по-видимому, следует считать правилом, а не исключением. См.: Обзор посольских книг из фондов коллекций, хранящихся в ЦГАДА (конец XV -начало XVIII в.) М., 1990. С. 8-10.

61-1970004 (2240x3862x2 место переговоры. И в книге, и в деле, подробно и практически без разночтений излагается ход переговоров, представлены тексты привезенных посланником польских грамот (в переводе) и ответных царских. Имеющиеся в начальной части пропуски незначительны. Но при этом пока-что не удалось обнаружить текст записи, которую представил П. Галинский российской стороне по окончании переговоров, хотя на этот документ и его содержание постоянно указывается в более поздних материалах.

Особый интерес представляет богатейший комплекс тесно взаимосвязанных архивных документов, относящихся собственно к русско-польским переговорам под Вильно. Следует учесть, что переговоры под Вильно затянулись, они велись три месяца, стороны провели почти два десятка официальных заседаний, не считая прочих встреч и контактов. Благодаря этому обстоятельству мы имеем в своем распоряжении не только царский наказ (ф. 79 - кн. 87, д. 21; ф. 27 - д. 109) и довольно объемный (до 500 лицевых и столько же оборотных листов), но стандартный по своей форме статейный список российского посольства (ф. 79 - кн. 88, 89, д. 28), но также обширную переписку между послами и царем, возникшую в ходе этих длительных переговоров (ф. 79 - кн. 87, дд. 25-27; ф. 27 - д. 110). Дополнительные инструкции от царя, которые получали послы в ходе переговоров, позволяют уточнить взгляды московских политиков и проанализировать изменения в позиции российской стороны. В свою очередь, отписки послов не сводятся к изложению хода переговоров и запросам новых инструкций, но содержат богатую информацию о ситуации в регионе, поступавшую к послам из различных источников. Кроме того переписка между царем и послами посвящена возникшим в ходе пребывания российского посольства в Вильно контактам с литовскими и прусскими войсками, отношениям послов с местными властями и т.п. Вместе с тем следует отметить, что в материалах российского посольства почти нет сведений о пребывании в Вильно представителей украинской стороны, присланных для участия в переговорах. Краткое (менее 20 листов) резюме Виленских переговоров 1656 г. содержится в докладе, составленном в 1658 г., по-видимому, в связи с подготовкой новых русско-польских переговоров (ф. 79 - д. 39).

61-1970005 (2240x3862x2 tiff)

Среди публикаций документов, использованных в работе, следует отметить труды Л.В. Заборовского. В частности, им были опубликованы архивные материалы переговоров российских властей с представителями Великого княжества Литовского в конце 1655 - начале 1656 гг.; обнаружен интересный документ, касавшийся русско-украинских взаимоотношений по вопросу переговоров с Речью Посполитой; кроме того некоторый материал, относящийся к теме нашей работы, представлен в специальной публикации исследователя, посвященной проблемам религии в русско-польско-украинских взаимоотношениях того времени1. Позиция украинской стороны по вопросу проведения русско-польских переговоров 1656 г. в целом представлена в опубликованных материалах переписки между Б. Хмельницким и российскими властями2. Кроме того были использованы публикации отдельных документов Посольского и Разрядного приказов, законодательных и дипломатических актов, в частности, проектов мирного договора, составленных в ходе русско-польских переговоров в Вильно, и реально подписанного временного соглашения3. Некоторый интерес для нашей темы представляют материалы переговоров России с Империей, выступившей в качестве посредника между Россией и Речью Посполитой, в основном это материалы переговоров о возможности русско-польского примирения, которые в конце 1655 г. вели послы императора в Москве4.

1 Заборовский Л.В. Великое княжество Литовское и Россия во время польского Потопа (1655-1656 гг.): Документы, исследования. М., 1994; Он же. Недооцененный документ Б. Хмельницкого?// Славяноведение. 1992. №6; Он же. Католики, православные, униаты. Проблемы религии в русско-польско-украинских отношениях конца 40-х - 80-х гг. XVII в. Документы. Исследования. Ч. 1. М., 1998.

2 Документа Богдана Хмельницкого. Ктв, 1961.

3 Собрание государственных грамот и договоров. 4.4. М., 1828; Полное собрание законов Российской империи. Т.1. Спб., 1830; Акты Московского государства. Т.2. Спб., 1894 и др.

4 Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т.З. Спб., 1854.

61-1970006 (2240x3862x2 И)Г)

Российские источники отражают происходившие события в основном в восприятии московских политиков. По этой причине особую ценность для изучения русско-польских переговоров, как и любых других, имеют материалы, представляющие точку зрения противоположной стороны. Одним из таких источников является дневник Виленских переговоров, составленный К.П. Бростовским (Бжостовским), одним из руководителей польского-литовского посольства. Этот документ был обнаружен и опубликован в русском переводе П.А. Мухановым еще в 1866 г., однако в отечественной историографии данный источник до недавнего времени практически не был вовлечен в научный оборот. Дневник К.П. Б ростовского представляет, по-видимому, краткую запись переговоров. Многословные споры с московскими послами обычно передаются в сокращенном виде. Вместе с тем отдельные ключевые речи, документы и даже реплики цитируются дословно, что позволяет сравнить их с материалами статейного списка российского посольства. На основе сопоставления материалов дневника К. П. Бростовского и документов российских архивов можно составить более полную картину происходившего на переговорах, более четко выявить расхождения в целях и позициях сторон. Для нашей темы наибольшее значение имеют те сведения из польского дневника, часто отсутствующие в материалах российского посольства, которые позволяют изучить и объяснить поведение и тактику во время переговоров именно представителей российской стороны1.

В целом можно сказать, что для изучения российской внешней политики по отношению к Речи Посполитой в период подготовки и проведения русско-польских переговоров 1656 г. имеется довольно обширная источниковая база, которая позволяет достаточно полно осветить интересующую нас тему.

1 Рукопись Бростовского, содержащая в себе дневник, веденный им на съезде под Вильно в 1656 г. / Сборник П.А. Муханова. Изд. 2-е. Спб., 1866.

61-1970007 (2240x3862x2 tiff) * *

В отечественной историографии взаимоотношения России и Речи Посполитой в период подготовки и проведения переговоров 1656 г. не стали предметом специального исследования. Вместе с тем этот сюжет часто затрагивался в ряде работ, посвященных истории внешней политики России того периода, в частности, в связи с общей оценкой изменений, которые произошли в 1655-1656 гг. в российском внешнеполитическом курсе.

Среди работ дореволюционных историков особо следует выделить "Историю России" С.М. Соловьева. В определенной степени он был одним из первых, кто предложил систематическое и довольно подробное для своего времени описание событий русской истории XVII в., основанное на значительном количестве архивных материалов. Правда, материалы по истории внешней политики были еще ранее представлены в известном труде H.H. Бантыш-Каменского, однако в его "Обзоре" события излагались без какого-либо анализа и связи, лишь в виде последовательных погодных записей1. С.М. Соловьев довольно подробно описал подготовку и проведение русско-польских переговоров 1656 г. и сделал ряд интересных замечаний. Так, историк полагал, что, приступая к русско-польским переговорам, царь "считал несомненным, что все завоевания его останутся за ним", и начал войну со Швецией "потому, что Польша почти не существовала, и неблагоразумно казалось усиливать за ее счет Швецию". При этом, по мнению С.М. Соловьева, во время переговоров в Вильно "в Москве всеми средствами хотели поддержать нерешительное положение и не начинать войны с Польшею, не окончив войны шведской, а между тем подготовлять избрание царя в наследники Яну Казимиру"2.

Следует отметить, что в течение долгого времени исследователи практически не обращались к архивным документам Посольского приказа, которые использовал С.М. Соловьев при описании русско-польских пере

1 Бантыш-Каменский H.H. Обзор внешних сношений России (по 1800 г.) Ч.З. М., 1897. С. 130-131.

2 Соловьев С.М. Сочинения. Кн. V. М., 1990. С. 623, 639, 641.

61-1970008 (2240x3862x2 И)Г) говоров 1656 г. В тех или иных обобщающих трудах и обзорах внешней политики России ход этих переговоров рассматривался исключительно на основании изложенного у С.М. Соловьева материала, а не первичных данных. Но этого материала было явно недостаточно, чтобы развивать эту тему и делать дальнейшие выводы, русско-польские отношения того периода в общем оставались неизученными.

В целом в дореволюционной историографии переориентация России в 1655-1656 гг. на войну со Швецией и примирение с Речью Посполитой представлялась частным эпизодом, отклонением от основной линии политики России, еще более осложнившим ее задачи. В.О. Ключевский писал, что "забытый вопрос", "старая мысль Ивана IV о балтийском побережье" вновь встал в повестку дня, так как Россия и Швеция, "бившие Польшу с разных сторон, столкнулись и поссорились из-за добычи", а незавершенная русско-польская война затянулась. Вместе с тем историк считал, что и сам малороссийский вопрос тогда нельзя было разрешить в полном объеме, а русско-шведская война, хотя и была бесплодной и даже вредной, помешала соединению Швеции и Польши под властью одного короля, также он ставил вопрос о торгово-промышленном значении борьбы за выход к Балтике, то есть обоснованности перемены внешнеполитического курса России1.

Н.И. Костомаров в исследовании, посвященном Б. Хмельницкому отмечал, что "царь прельстился возможностью сделаться королем польским мирным образом", то есть путем избрания, но начав переговоры с Речью Посполитой "пропустил удобный случай освободить русские земли из-под польской власти", к чему стремился Б. Хмельницкий2.

В компилятивном труде Н.И. Павлищева появляется утверждение, что польская корона была предложена царю еще послами императора во время переговоров в Москве зимой 1655-1656 гг. с целью спасти Польшу и втянуть Россию в войну со Швецией, а затем также полуофициальным путем во время переговоров с представителями Речи Посполитой в конце 1655

1 Клочевский В.О. Сочинения. Т.З. М., 1987. С. 112-114, 320, 322.

2 Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деяте лей. Отд.2. Вып. 4-6. Спб., 1874. С. 282-283.

61-1970009 (2240x3862x2 tiff) начале 1656 гг. При этом историк обосновывает свое предположение тем, что иначе, мол, царь не стал бы так активно добиваться польской короны в ходе Виленских переговоров. Соответственно, результатом этих переговоров стало то, что "ухищрения варшавского двора увенчались полным успехом. Поляки могли сорвать перемирие в любое время, а корону дать или не дать, смотря потому, что скажет сейм"1.

Из сочинения Н.И. Павлищева подобный взгляд перешел и в "Историю России" Д.И. Иловайского, который писал, что Польшу спасло столкновение Москвы и Швеции, "вызванное искусными или, точнее, коварными политическими махинациями поляков и их католических покровителей". Царь попался на "нехитрую удочку" - предложение императорских послов об избрании, а русские послы в Вильно сыграли "жалкую роль людей недальновидных, поддавшихся наглому обману". При этом Вилен-ским перемирием московское правительство "поляков к себе не привлекло, а казаков в значительной мере оттолкнуло"2.

М.С. Грушевский, ценность исследований которого связана с огромным объемом фактического материала, собранного и использованного историком, констатировал разхождение внешнеполитических взглядов московских политиков и Б. Хмельницкого, выступавшего против примирения с Речью Посполитой. Но при этом историк прямо отмечал, что в ходе русско-польских переговоров 1656 г. Россия настаивала на сохранении Украины под своей властью, слухи же об уступке Украины Польше в случае избрания царя на польский престол (так называемая "московская измена") распространяли поляки, которые были заинтересованы в отрыве казаков от союза с Россией, в частности, они представили гетману свой вариант мирного договора, выдавая его за утвержденный российской стороной текст тайного соглашения с Москвой, и именно это способствовало обострению русско-украинских отношений. Данный вывод историка следует отметить еще и

1 Павлищев Н.И. Польская анархия при Яне Казимире и война за Украину. Спб., 1887. С. 181-191.

2 Иловайский Д.И. История России. Т.5. М., 1905. С. 163-166, 181, 188.

61-1970010 (2240x3862x2 tiff) потому, что он сделан на основе сопоставления различных источников, украинских, русских и польских, которые не привлекали другие авторы1.

В советской историографии тематика взаимоотношений России и Речи Посполитой во второй половине 50-х гг. XVII в. в целом довольно долго оставалась недостаточно разработанной. Во многом это объяснялось тем, что приоритетными направлениями исследований в области внешней политики России середины XVII в. считались сюжеты, связанные с освободительной борьбой украинского народа 1648-1654 годов и воссоединением Украины с Россией, или более поздний период русско-польского сближения с конца 60-х гг. XVII в. Что касается тех или иных обобщающих трудов и обзоров внешней политики России, то в них события второй половины 1650-х гг., в том числе русско-польские переговоры 1656 г., по-прежнему чаще рассматривались на основании изложенного у С.М. Соловьева материала, а не первичных архивных документов. Вместе с тем проблема оценки перемены внешнеполитического курса России в 1655-1656 гг. в целом и косвенно роли и значения русско-польских переговоров постепенно стала предметом острой дискуссии.

Общую картину русско-польской борьбы за земли Украины и Белоруссии в 1654-1667 гг. представляет в своей работе A.A. Савич, из взаимоотношений России и Речи Посполитой в 1655-56 гг. он останавливается лишь на собственно Виленских переговорах, при этом ход последних описан довольно подробно. Однако автор использовал лишь статейный список российского посольства, но не анализировал наказ, инструкции и прочие дела, практически не привлекал польские материалы. A.A. Савич считал Виленские переговоры ошибкой и поражением русской дипломатии. Во время переговоров царское правительство, отмечает историк, было заинтересовано только в том, чтобы "не допустить Польшу к заключению мира с Швецией и приостановить войну между Россией и Польшей". По мнению A.A. Савича, "польские комиссары великолепно учитывали создавшееся положение и притворными обещаниями . водили вокруг да около доверчивых русских послов, в свою очередь круживших голову

1 Грушевський М.С. 1стор1я Украши-Руси. Т.9. Кн.2. Кшв, 1993. С. 1248-49.

61-1970011 (2240x3862x2 И)Г) недальновидному царю, который за дешевую мишурную польскую корону" готов был уступить Литву и Белоруссию по Березину. А.А. Савич полагал, что в результате переговоров в Вильно "поляки добились блестящих результатов. Перемирие, заключенное с Россией они могли разорвать в любую минуту, дать или не дать корону (царю) Алексею, - решит будущий сейм

В то же время появилась и другая точка зрения. О.Л. Вайнштейн высказал мнение о целесообразности внешнеполитического поворота 16551656 гг., вызванного необходимостью решения балтийского вопроса в виду угрозы усиления Швеции и явившегося результатом продуманного решения московских политиков. Историк считал несостоятельным предположение, что к войне со Швецией царя побудило коварство польской и австрийской дипломатии. При этом он отмечал определенную обоснованность российских проектов унии с Речью Посполитой, писал, что в них "не было ничего химерического". Борьба за Украину, по мнению О.Л. Вайнштейна, стояла в тесной связи с балтийским вопросом, и в Москве старались действовать так, "чтобы решение украинского вопроса не отдаляло, а приближало Россию к решению балтийского вопроса"2.

К результатам Виленских переговоров 1656 г. обращался И.Б. Греков, который подчеркивал, что Россия ни при каких обстоятельствах не соглашалась уступить Украину Речи Посполитой, в то же время, по мнению автора, "предполагаемое избрание царя на польский престол с точки зрения русского правительства не только не затрудняло решение вопроса об Украине и Белоруссии в будущем польско-русском мирном договоре, но создавало более благоприятные условия для решения этой проблемы". Однако в целом статья И.Б. Грекова посвящена более позднему периоду,

1 Савич А.А. Борьба за Белоруссию и Украину в 1654-1667 гг. / Уч. зап. МГПИ им. В.П. Потемкина. Т.2. Вып.2. М., 1947. С. 122.

2 Вайнштейн О.Л. Русско-шведская война 1655-1660 гг. (Историографический обзор.) // Вопросы истории. 1947. №3. С. 71-72; Он же. Экономические предпосылки борьбы за Балтийское море и внешняя политика России в середине XVII в. // Ученые записки ЛГУ. №130. Вып.18. Л.,1951. С. 180-181.

61-1970012 (2240x3862x2 tiff)

1657-1659 гг., и основное внимание уделено борьбе за Украину, развернувшейся в годы гетманства И. Выговского1.

В "Истории Польши" (авторы соответствующей главы - Греков И.Б., Миллер И.С.) отмечалось, что русское правительство прекратило военные действия против Речи Посполитой и выступило инициатором мирных переговоров, так как осознавало опасность усиления Швеции и кроме того было намерено использовать польско-шведскую войну для решения балтийского вопроса2. В "Очерках истории СССР" (автор главы - Мальцев А.Н.) подчеркивалось, что усиление Швеции становилось опасным и грозило надолго закрыть для России доступ к Балтике, по этой причине в Москве пошли на примирение с Польшей. Кроме того после успешных кампаний 1654-1655 гг. русское правительство считало цель в войне за освобождение Украины и Белоруссии в основном достигнутой и попыталось закрепить военные успехи миром. Однако переговоры не оправдали расчетов русских дипломатов, так как происходили в неблагоприятной обстановке3. Схожая точка зрения присутствовала и в "Истории дипломата" (автор главы -Бахрушин B.C.), где указывалось, что в Москве поменяли внешнеполитический курс, "учитывая опасность прочного утверждения Швеции в польско-литовских землях, что затрудняло для России борьбу за возвращение выхода к Балтийскому морю"4.

И.В. Галактионов специально не занимался русско-польскими отношениями 1655-56 гг., этот вопрос затрагивается лишь в связи с основной темой его исследований - Андрусовским перемирием 1667 г., но при этом, судя по сноскам, автор был знаком с дневником К.П. Бростовского и

1 Греков И.Б. Из истории совместной борьбы Украины и России за осуществление решений Переяславской Рады (1657-1659) / Воссоединение Украины с Россией. М., 1954. С. 312-313.

2 История Польши. Т.1. 2-е изд. М., 1956. С. 294.

3 Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М., 1955. С. 496-497, 500-501.

4 История дипломатии. Т.1. 2-е изд. М., 1959. С. 294-295. Ср.: То же. 1-е изд. М., 1941. С. 228.

61-1970013 (2240x3862x2 И)Г) работами польского исследователя Л. Кубалы. В целом И.В. Галактионов делает ряд интересных замечаний. По его мнению, поворот во внешней политике России весной 1656 г. произошел, так как "в Москве видели, что продолжение войны с Польшей, даже при успешном ее течении, будет объективно играть наруку Швеции", ее агрессивным планам. Соответственно, историк не считал переговоры в Вильно ошибкой, правда, он полагал, что российское правительство слишком увлеклось идеей избрания царя. Но при этом интересно его замечание о том, какие цели сперва преследовало обсуждение этого вопроса на переговорах в Вильно: "Убедившись в том, что прямые переговоры по вопросу о границах, об Украине и Белоруссии не дали результатов, русские послы предложили проект избрания царя на польский престол, рассчитывая этим путем сохранить территориальные приобретения и добиться объединения военных усилий обеих сторон против Швеции"1.

Б.Ф. Поршнев считал, что в середине XVII в. "генеральной и прогрессивной задачей Московского государства была борьба за воссоединение "двух Россий", а русско-шведская война была отходом от этого прогрессивного курса, причем виновниками этой ошибки русского правительства был А.Л. Ордин-Нащокин - "агент и пособник панской Польши", а также "имперская и иезуитская дипломатия". Правда, в том же исследовании историк отмечал, что торжество России над Речью Посполитой было сорвано Швецией, поспешившей вторгнуться в Польшу, чтобы "остановить ее (России) успехи, не дать ей выйти к Балтийскому морю, не дать ей вообще усилиться"2.

В книге А.Н. Мальцева "Россия и Белоруссия в середине XVII в." вновь приводится мнение историка, что в Москве сочли возможным пойти на переговоры с Речью Посполитой, так как полагали, что основные цели в русско-польской войне достигнуты, высказывается предположение о том,

1 Галактионов И.В. Из истории русско-польского сближения в 50-60-х гг. XVII в. Саратов, 1960. С. 40-41, 43-44.

2 Поршнев Б.Ф. Франция, английская революция и европейская политика. М., 1970. С. 239-242, 248, 338.

61-1970014 (2240x3862x2 И)Г) что российские политики уже в 1654 г. учитывали возможность возобновления борьбы за выход к Балтике. Вместе с тем работа написана на основе богатого архивного материала, и в ней, в частности, можно обнаружить интересные сведения о переговорах с представителями Великого княжества Литовского, о позиции российских властей по поводу дальнейшей судьбы занятых в ходе русско-польской войны земель Княжества и т.п. Кроме того А.Н. Мальцев, пожалуй, первый и единственный в отечественной историографии после С.М. Соловьева, кто на основе архивных материалов более или менее подробно изложил ход русско-польской (1654-1667 гг.) и русско-шведской (1656-1661 гг.) войн. Это особенно ценно, учитывая, что в российской историографии другого специального исследования, посвященного собственно военным действиям тех лет, до сих пор нет1.

Важным шагом в разработке истории внешней политики России в середине 50-х гг. XVII века стали исследования Л.В. Заборовского. В своей монографии "Россия, Речь Посполитая и Швеция в середине XVII века." он детально, с привлечением российских архивных и иностранных источников, рассмотрел взаимоотношения названных государств в первые годы русско-польской войны, до момента, когда летом 1655 г. против Речи Посполитой выступила Швеция, в том числе сопоставил планы московских и шведских политиков в отношении Речи Посполитой в этот период, отметил столкновение их интересов. Несколько ранее вышла его статья, посвященная русско-литовским переговорам лета-осени 1655 г. В продолжение этой темы исследователь подготовил упоминавшуюся выше публикацию документов по переговорам российских властей с представителями Великого княжества Литовского конца 1655 - начала 1656 гг. Приступил Л.В. Заборовский и к разработке проблематики русско-польских переговоров 1656 г. В соавторстве с Н.С. Захарьиной вышли две статьи, посвященные подготовке Виленских переговоров. Однако в дальнейшем Л.В. Заборовский основное внимание уделил религиозным вопросам в русско-польско-украинских отношениях того времени, к сожалению, его исследования не были завершены. Таким

1 Мальцев А.Н. Россия и Белоруссия в середине XVII в. М., 1974. С. 38, 109.

61-1970015 (2240x3862x2 tiff) образом, работы Л.В. Заборовского являются непосредственным преддверием для изучения русско-польских взаимоотношений в 1656 г.1

В последнее время взаимоотношения России и Речи Посполитой во второй половине 50-х гг. XVII в. все чаще затрагиваются в работах по смежным темам истории внешней политики этого периода. Г.А. Санин обращался к русско-польским переговорам 1656 г. в связи с анализом русско-украинско-крымских отношений. Исследователь выделяет следующие причины переориентации внешней политики России: "уверенность в том, что Речь Посполитая достаточно обескровлена и не будет настаивать на возвращении Смоленска, украинских и белорусских земель; шведское вторжение в польские и литовские земли препятствовало военным планам русского правительства, предполагавшего взятие Варшавы и Литвы и избрание на трон Речи Посполитой Алексея Михайловича; по мнению московских придворных кругов, союз с ослабленной Речью Посполитой давал возможность решить проблему выхода к Балтийскому морю". Однако, как отмечает Г.А. Санин, ни Польша, ни Россия не собирались уступать украинские и белорусские земли, другой вариант решения проблемы, предложенный российской стороной на переговорах в Вильно, то есть уния двух государств посредством избрания царя, носил нереальный характер. Поэтому русско-польские мирные переговоры закончились неудачей, в результате Россия оказалась в международной изоляции. Вместе с тем Г.А. Санин высказал предположение о том, что в 1656 г. в Москве еще не отказались полностью от идеи коалиции против Речи Посполитой, которая стала "запасным вари

1 Заборовский Л.В. Россия, Речь Посполитая и Швеция в середине XVII века. М., 1981. С. 126-127, 166, 175; Он же. Русско-литовские переговоры во второй половине 1655 г. // Славяне в эпоху феодализма. М., 1978; Заборовский Л.В., Захарьина Н.С. Из истории русско-польских дипломатических контактов: посольство Н.И. Одоевского с "товарыщи" 1656 г. (Посольский архив.) // Славяне и их соседи. Международные отношения в эпоху феодализма. М., 1989; Они же. Религиозный вопрос в польско-российских переговорах у дер. Немежа в 1656 г. (Предыстория.) Документы. // Славяне и их соседи. Вып. 3. М., 1991.

61-1970016 (2240x3862x2 tiff) антом", осуществлявшимся через Б. Хмельницкого, продолжавшего переговоры о союзе со Швецией1.

Выходящие на Украине современные работы, рассматривающие политику Б. Хмельницкого в данный период, в описании сюжетов, связаных с русско-польскими переговорами 1656 г., часто опираются на выводы М.С. Грушевского. Так, например, В.А. Смолий и B.C. Степанков отмечают расхождения во внешнеполитических планах царского правительства, надеявшегося на примирение с Речью Посполитой, и Б. Хмельницкого, стремившегося к продолжению борьбы за Западную Украину. Игнорирование украинских интересов Москвой дало почву для подозрений со стороны гетмана, при этом обострению конфликта способствовали поляки, представившие Б. Хмельницкому ложную информацию о якобы состоявшейся на переговорах в Вильно отдаче Украины Речи Посполитой2.

При этом неполный учет источников иногда приводит к искажениям в освещении российской позиции по вопросу об Украине. Приведем в пример современную работу Т. Яковлевой, посвященную истории Украины во второй половине 50-х гг. XVII века. Это исследование интересно для нас специальным разделом о внешней политике Б. Хмельницкого, а также тем, что автор при описании хода Виленских переговоров использует упоминавшийся польский дневник К.П. Бростовского. Но Т. Яковлева опирается в данном случае исключительно на этот источник, не прибегая к архивным материалам российского посольства, а это привело к тому, что события излагаются с точки зрения польской стороны. Соответственно, автор приходит к ошибочному выводу, что российская сторона "продавала" Украину "в обмен на польскую корону"3.

1 Санин Г.А, Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII в. М., 1987. С. 79, 178.

2 Смолий В.А., Степанков B.C. Богдан Хмельницький. Сощально-шштич-ний портрет. 2-ге вид. Ктв, 1995. С. 534-535, 554, 556.

3 Яковлева Т. Гетьманщина в други половит 50-х роюв XVII столптя. Причини i початок Руши. Ктв, 1998. С. 188.

61-1970017 (2240x3862x2 И)Г)

В 1999 Г. вышла в свет книга Е.И. Кобзаревой, посвященная дипломатической борьбе России с Швецией за выход к Балтийскому морю в 1655-1661 гг., в которой на основе архивных материалов Посольского приказа рассматриваются и русско-польские отношения этого периода. В частности, автор отмечает, что хотя вследствие обострившихся русско-шведских противоречий в районе Литвы Россия уже с зимы 1655-1656 гг. переориентировалась на борьбу с Швецией, в Москве не спешили урегулировать отношения с Польшей, полагая, что в условиях польско-шведской войны время работает на Россию, так как победы шведов заставят Речь Посполитую заключить мир с Россией на выгодных для последней условиях. При этом в войну с Швецией Россия вступила, достигнув только перемирия с Речью Посполитой, но не заключив мира. В этом, по мнению Е.И. Кобзаревой, проявилась "противоречивость внешнеполитического курса России, которая не собиралась идти на значительные уступки Польше и в то же время была намерена начать войну со Швецией и в результате вести войну на два фронта", с последней опасностью Россия столкнулась после неудачи Виленских мирных переговоров 1656 г.1

Вместе с тем русско-польские отношения являются для Е.И. Кобзаревой второстепенным материалом, так как рассматриваются с точки зрения их влияния на развитие русско-шведского противоборства. Соответственно, в монографии не очень внимательно излагается ход переговоров в Вильно, не анализируются изменения в российской позиции и несколько преувеличивается, на мой взгляд, то значение, которое российская сторона придавала собственно вопросу об избрании царя преемником польского короля. В частности, не представлен анализ хода переговоров и царских инструкций, которые собственно и позволяют понять позицию российской стороны. К сожалению, в книге, вероятно, в связи с ее объемом "пропадает", то есть не цитируется, тот обширный архивный материал, который использовала Е.И. Кобзарева. Возможно, именно поэтому не всегда понятно, как автор пришла к тем или иным выводам, они

1 Кобзарева Е.И. Дипломатическая борьба России за выход к Балтийскому морю в 1655-1661 гг. М., 1998. С. 100, 103, 113-123.

61-1970018 (2240x3862x2 tiff) как бы повисают в воздухе. Однако работа Е.И. Кобзаревой чрезвычайно важна, так как во многом позволяет закрыть "брешь", которой являлись практически не изученные русско-шведские дипломатические отношения того времени.

В недавно вышедшей "Истории внешней политики России" (автор главы - Г.А. Санин) перемирие, ставшее результатом Виленских переговоров 1656 г. рассматривается как поражение российской дипломатии. Россия начала войну со Швецией, поддавшись иллюзии полного разгрома Речи Посполитой и кажущейся близости решения балтийского вопроса. Однако московские политики резко изменили внешнеполитический курс, не добившись создания антишведского союза, но при этом развалив уже действовавшую антипольскую коалицию, хотя возможность возврата к этой коалиции еще некотрое время сохранялась, благодаря политике Б. Хмельницкого1.

В польской историографии довольно подробно рассмотрена политика Речи Посполитой в интересующий нас период, в том числе освещаются и русско-польские переговоры 1656 г. Здесь следует отметить работу А. Валев-ского, посвященную истории Польши периода так называемого "Потопа" (1655-1660 гг.). Переговоры с Россией рассматриваются автором на основе значительного числа документов, в том числе донесений польских послов, их переписки с королем и сенаторами, также исследователем были использованы донесения императорских послов Аллегретги и Лорбаха, часть из этих материалов собрана в приложении к работе2. М. Гавлик, во многом опираясь на исследование А. Валевского, специально выделил вопрос о проекте русско-польской унии, то есть избрании царя на польский престол, в отдельной сравнительно небольшой работе3.

Наиболее подробно ход русско-польских переговоров 1656 г. рассмотрен в трудах польского историка Л. Кубалы, Виленским перего

1 История внешней политики России. Кон. XV-XVII вв. М.,1999. С. 304-307.

2 Walewski A. Historya wyzwolenia Polski za panowania Jana Kazimierza (16551666). T.l. Krakow, 1866.

3 Gawlik M. Projekt unii rosyjsko-polskiej w drugiej polowie XVII wieku. Lwow, 1909.

61-1970019 (2240x3862x2 И)Г) ворам в одной из его монографий посвящена обширная глава. Л. Кубала, опираясь на переписку польских послов (комиссаров) с королем и сенаторами, детально излагает содержание обсуждавшихся в Вильно вопросов, показывает изменения в позиции короля и сенаторов, разбирает мнения различных группировок правящих кругов Речи Посполитой о целесообразности переговоров с Россией. При этом в тексте работы приведены многие донесения, инструкции и прочие письма, часть из них представлена в приложении. В целом в книге Л. Кубалы присутствует довольно полная картина польской политики того периода по отношению к России1.

Из историков Польши послевоенного периода обращался к теме русско-польских отношений второй половины 50-х гг. XVII века 3. Вуйцик, который рассматривал переговоры между Речью Посполитой и Россией в связи с их совместной борьбой против Швеции. Именно необходимость противостоять шведской угрозе, по мнению исследователя, заставила стороны искать примирения друг с другом; по этой же причине Виленские переговоры вопреки политике польских магнатов и шляхты, не желавших примириться с потерей Украины, и эгоистической династической политике Алексея Михайловича, добивавшегося избрания на польский престол, не закончились полным срывом2.

Отмечая разработанность интересующей нас тематики в польской историографии, следует вместе с тем подчеркнуть, что польские исследователи рассматривали русско-польские переговоры, в первую очередь, как одно из направлений внешней политики Речи Посполитой, но при этом не ставили себе специальной задачи изучить политику России. Кроме того все вышеперечисленные авторы опирались в своих работах на польские источники, материалы российских архивов были вне поля зрения этих исследователей.

1 КиЬа1а Ь. \Vojna ВгапёепЬигека [ па^агб Яакосге§о гоки 1656 1 1657. Ь\уо\у-Шагегалуа, 1917.

2 \Vojcik Ъ. Рокка \ Ло8]'а \vobec \vspolnego теЬегр1есгеп81\уа 82дуес121ае§о окгше \vojny ро1по^ 1655-1660.// Рокка окге81е ёпад \vojny ро1поспе] 1655-1660. Т. 1. \Varszawa, 1957. 8. 368.

61-1970020 (2240x3862x2 И)Г)

Таким образом, тематика русско-польских отношений в середине 50-х гг. XVII в. активно привлекает внимание историков в связи с общей дискус-сионностью проблематики внешней политики России этого периода. При этом следует отметить, что расхождения во мнениях и оценках во многом связаны с тем, что отдельные стороны российской внешней политики изучены недостаточно. Одним из таких сюжетов являются русско-польские переговоры 1656 г. или вопрос о том, какую конкретно политику избрали в Москве по отношению к Речи Посполитой в связи с переориентацией на борьбу со Швецией. В то же время для этого имеется необходимая источниковая база, причем следует отметить значимость сопоставления документов из российских архивов с польскими материалами. Вместе с тем разработан предшествующий период русско-польских отношений и смежная проблематика этого периода, в частности, русско-шведские отношения, что не только делает необходимым, но и позволяет непосредственно приступить к изучению интересующей нас темы.

61-1970021 (2240x3862x2 И)Г)

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Иванов, Дмитрий Игоревич

Заключение.

Развитие международных отношений в Восточной Европе в период позднего средневековья во многом определялось ходом борьбы между двумя государствами - Россией и Речью Посполитой. После завершения объединения земель Северо-Восточной и Северо-Западной Руси на рубеже ХУ-ХУ1 веков Русское государство выдвинуло программу борьбы с Великим княжеством Литовским за остальные восточнославянские земли, некогда входившие в состав Киевской Руси. Однако после Люблинской унии 1569 г. Великое княжество Литовское получило возможность опереться на помощь Польши, с которой оно объединилось в одно государство - Речь Посполитую. В Восточной Европе сложилось примерно равное соотношение сил России и Речи Посполитой. Это равновесие сказывалось на результатах войн, в которых ни одна сторона не могла одержать полной победы, а также учитывалось при разработке тех или иных проектов унии России и Речи Посполитой. В начале XVII века Россия была ослаблена гражданской войной и иностранной, в том числе польской, интервенцией. Но все же польско-литовским феодалам не удалось добиться подчинения России Речи Посполитой, и в целом прежняя система равновесных взаимоотношений вскоре была восстановлена.

Политический кризис Польско-Литовского государства середины XVII века, когда во второй половине 1655 г. под вопрос было поставлено само существование Речи Посполитой, привел к резкому нарушению баланса сил в Восточной Европе и открыл широкие перспективы перед Русским государством. В результате присоединения Украины и успешного начала в 1654-1655 гг. русско-польской войны Россия оказалась близка к решению задачи объединения под своей властью восточнославянских земель, в титул царя были включены Малая и Белая Русь. Кроме того после взятия русскими войсками Вильно царь заявляет претензии на обладание всем Великим княжеством Литовским, что также отражается в царской титулатуре, в связи с общим ослаблением Речи Посполитой появляется возможность установления российской гегемонии в Восточной Европе.

61-1970196 (2240x3862x2 И)Г)

Однако это происходит на фоне усиления Швеции, которой после вступления летом 1655 г. в войну с Речью Посполитой удается в течении нескольких месяцев поставить под свой контроль большую часть собственно Польши и северо-западные районы Литовского княжества. В связи с шведскими успехами в Москве посчитали нецелесообразным продолжать военные действия против польско-литовских войск. Начиная с осени 1655 г. царское правительство предпринимает попытки мирными средствами подчинить своему влиянию остатки Польско-Литовского государства: проводятся переговоры о переходе в подданство царю первоначально с литовскими гетманами и магнатами, а затем и с коронными, позднее предпринимаются попытки предложить российский протекторат Пруссии, до того являвшейся вассалом Речи Посполитой. При этом борьба за установление российского влияния в Речи Посполитой воспринималась в Москве как часть нараставшего конфликта со Швецией. Необходимо было не допустить дальнейшего усиления Швеции за счет Речи Посполитой, которая в тот момент уже не представляла из себя серьезного противника. Соответственно, зимой 1655-1656 гг. российские политики постепенно переориентировались на борьбу со Швецией. В конце концов, обострение русско-шведских противоречий, в том числе в Прибалтике, привело в мае 1656 г. к началу открытой русско-шведской войны, в ходе которой Россия попыталась получить выход к Балтийскому морю.

На позицию российских политиков в конце 1655 - начале 1656 гг. определенное влияние оказывал тот факт, что польский король Ян Казимир осенью 1655 г. бежал из Речи Посполитой за границу. В Москве полагали, что в результате Ян Казимир полностью утратил контроль над ситуацией в Речи Посполитой, хотя формально и не отказывались вступить с ним в мирные переговоры. Отсутствие короля было одним из основных аргументов, которым обосновывались российские предложения представителям Речи Посполитой о переходе в подданство царю. Однако зимой 16551656 гт. в Польше началось национальное восстание против шведов, что позволило Яну Казимиру вернуться в страну и продолжить борьбу против Швеции. Одновременно польский король и его сторонники решили попытаться урегулировать отношения с Россией и получить от нее помощь в

61-1970197 (2240x3862x2 И)Г) войне со Швецией. Реально официальные русско-польские переговоры начались лишь в апреле 1656 г., когда в Москву от короля и сенаторов прибыл П. Галинский. Королевский посланник не имел полномочий на заключение мира, поэтому было подписано перемирие с условием вскоре провести мирные переговоры в Вильно.

Изменение ситуации в Речи Посполитой в связи с восстанием против шведов и возвращением короля Яна Казимира, начало официальных русско-польских переговоров поставило перед российскими политиками задачу более четко определить перспективы дальнейших взаимоотношений с Речью Посполитой, то есть выработать программу политического переустройства Восточной Европы в своих интересах. Реконструировать процесс разработки этой программы и саму программу позволяют изученные в данной работе материалы русско-польских переговоров 1656 г.

Уже в ходе переговоров с П. Галинским российская сторона так или иначе обозначила свои претензии на закрепление за Россией всех занятых в ходе войны земель Речи Посполитой: большей части Украины, Белоруссии и Литвы. Более четко российская позиция по территориальному вопросу сформировалась в ходе подготовки посольства Н.И. Одоевского на мирные переговоры в Вильно. По максимуму в Москве претендовали на обладание всем Великим княжеством Литовским, самые минимальные требования предполагали окончательный переход к России земель Великого княжества Литовского восточнее реки Березины, которая понималась московскими политиками как граница между Белой Русью и собственно Литвой. Судьба завоеванных литовских городов к западу от этого рубежа должна была быть решена через 18-20 лет. В вопросе об Украине или Малой Руси четко оговаривалось ее вхождение в состав России. При этом российские политики ориентировались на закрепление территорий, хотя бы частично контролируемых казацкими войсками, включая Волынь и Подолию по Буг, на правом берегу которого предусматривалось создание буферной зоны.

В связи с началом русско-шведской войны российские политики были заинтересованы в продолжениии борьбы Яна Казимира против шведов, но до завершения русско-польских мирных переговоров хотели сохранить свободу маневра в своих отношениях со Швецией и не желали связывать

61-1970198 (2240x3862x2 И)Г) себя с польским королем жесткими союзными обязательствами. Вместе с тем в Москве полагали, что в военном союзе против Швеции больше нуждается более слабая польская сторона, что подтверждалось неоднократными просьбами поляков о помощи, и в определенной степени могли рассчитывать использовать это обстоятельство для давления на Речь Посполитую, в том числе, чтобы добиться более выгодных условий мира.

Учитывая поступившую к лету 1656 г. информацию о изменении ситуации в Речи Посполитой после возвращения Яна Казимира и сведения об обсуждении возможности избрания преемника польскому королю, царь решил предложить свою кандидатуру в преемники Яну Казимиру. Следует отметить, что предложение об избрании было выдвинуто именно российской стороной. Однако первоначально идея избрания, хотя и имела давнюю традицию в русско-польских отношениях, оказалась слабо проработанной в планах московских политиков, например, не было ясно, как сочеталось это предложение с вариантами территориального разграничения в Великом княжестве. Прежние проекты унии России и Речи Посполитой не могли быть непосредственно использованы в связи с резким изменением ситуации в Восточной Европе, поэтому условия избрания были уточнены уже в ходе Виленских переговоров.

В то же время, выдвигая предложение об избрании, российские политики стремились не только соединить в перспективе под властью царя Россию, Литву, которую царь к началу русско-польских переговоров уже считал своей, и Польшу, но также использовать идею избрания для продолжения борьбы за влияние в Речи Посполитой, в том числе, на польско-литовских магнатов, прямой переход которых в подданство царю после возвращения польского короля в страну становился маловероятным. При этом в Москве могли рассчитывать на заинтересованность феодалов Речи Посполитой, в первую очередь, литовской шляхты и магнатов, в сохранении ими своих владений на территории, занятой российскими войсками. Польско-литовско-российская уния могла бы стать удобным средством решения этого вопроса. Именно из этого исходили представители литовской шляхты, поддерживавшие и выдвигавшие проекты унии, по этой же причине одобрил идею избрания гетман В. Гонсевский.

61-1970199 (2240x3862x2 И)Г)

Разрабатывая концепцию дальнейших взаимоотношений с Речью Посполитой, московские политики учитывали, что положение короля Яна Казимира и его сторонников, несмотря на некоторые успехи, оставалось тяжелым. Летом 1656 г. Яну Казимиру удалось взять Варшаву. Но затем в союз с шведским королем вступает курфюрст Бранденбурга, и польско-литовские войска терпят поражение в трехдневной битве под Варшавой. Вместе с тем не оказывает какой-либо реальной помощи Яну Казимиру император. Все это убеждало царя и его окружение в том, что мирный договор с Речью Посполитой удастся заключить на выгодных для России условиях.

Однако уже на первых посольских съездах под Вильно царские послы столкнулись с серьезными трудностями в достижении этой цели. Польские комиссары настаивали на возвращении к довоенным границам, максимальные уступки, на которые согласились представители Речи Посполитой в ходе переговоров, ограничивались Смоленщиной и Северщиной, отошедшими от России по результатам Деулинского перемирия и Поляновского договора. Несмотря на то, что в условиях продолжения войны со Швецией для польской стороны было желательным примирение с Россией, Речь Посполитая не собиралась ради этого отказываться от основной части белорусских и украинских земель, где располагались владения большой части польско-литовских феодалов.

Столкнувшись с жесткой польской позицией по территориальному вопросу, российские политики сконцентрировались на предложении об избрании Алексея Михайловича в преемники польскому королю в качестве альтернативного варианта примирения с Речью Посполитой. Выдвинутое московскими политиками предложение об избрании царя заняло важное место в концепции русской стороны, этот вопрос был более четко проработан и жестко увязан с перспективами дальнейших взаимоотношений с Речью Посполитой. В то же время оптимальным вариантом считалось, получив от польской стороны принципиальное согласие на избрание, временно отложить это дело, по-видимому, предполагалось вернуться к этому вопросу после окончания российской военной кампании

61-1970200 (2240x3862x2 И)Г)

1656 г. в Прибалтике, что могло обеспечить российской стороне более благоприятные условия для продолжения переговоров.

В случае избрания царя преемником Яна Казимира российские политики соглашались полностью отказаться от претензий на все Великое княжество Литовское, и пойти на некоторые территориальные уступки: окончательно передать Речи Посполитой занятые русскими войсками земли Княжества к западу от Березины. Таким образом, польскому королю уступалась Литва, в московском понимании этого термина. Вместе с тем, российские политики пытались заинтересовать польскую сторону тем, что в случае избрания будет обеспечен прочный мир между государствами, и Россия возьмет на себя четкое обязательство оказать военную помощь Речи Посполитой. Одновременно царь согласился не вмешиваться в управление Речи Посполитой до смерти Яна Казимира и не нарушать прав и законов государства после вступления на престол, в том числе, не претендовать на установление наследственной власти в Речи Посполитой.

Однако московские политики не собирались отказываться от основной части российских приобретений - Украины и земель Великого княжества Литовского к востоку от Березины, то есть Белой Руси; а уступить занятые российскими войсками территории к западу от Березины и принять на себя жесткие обязательства перед Речью Посполитой царь соглашался не ранее, чем сейм гарантирует ему права на обладание короной, то есть изберет его преемником Яна Казимира. Вместе с тем избрание царя преемником польского короля позволило бы вовлечь Речь Посполитую в сферу российского влияния и тем самым создать более благоприятную для России внешнеполитическую обстановку, в том числе, способствовать продолжению борьбы со Швецией за выход к Балтике. В целом реализация российского проекта избрания закрепила бы за Россией большую часть восточнославянских земель, Малую и Белую Русь, обеспечила бы доминирующую роль в унии с Речью Посполитой и окончательно утвердила бы российскую гегмонию в Восточной Европе.

С такой программой политического переустройства Восточой Европы не могла согласиться польская сторона. Под давлением российской стороны

61-1970201 (2240x3862x2 И)Г) представители Речи Посполитой на Виленских переговорах приступили к обсуждению проекта избрания царя преемником Яна Казимира, хотя первоначально должны были добиваться заключения мира без избрания. Среди польских политиков не было единства по этому вопросу. Однако учитывая, что ради собственно мира российская сторона отказывалась уступать что-либо из завоеванного, король и сенаторы дали согласие вынести предложение об избрании царя на сейм Речи Посполитой, который был бы вправе принять окончательное решение по этому вопросу. Но при этом польские политики полагали, что взамен за избрание царь должен вернуть Речи Посполитой все земли, занятые русскими войсками в ходе войны.

Особое значение в ходе переговоров приобрел вопрос об Украине. Польская сторона различными способами пыталась добиться возвращения казаков под власть Речи Посполитой. Однако царское правительство не шло в вопросе об Украине ни на какие уступки, причем даже вне зависимости от обсуждения предложения об избрании. При выработке условий договора с Речью Посполитой в Москве старались учитывать взгляды украинских политиков. Но вместе с тем между царем и Б. Хмельницким возникли внешнеполитические разногласия: для московских политиков более актуальной проблемой представлялось противодействие усилению Швеции, что делало нецелесообразным продолжение войны с Речью Посполитой, в то время как гетман предлагал продолжить борьбу с поляками за земли Западной Украины и негативно относился к проведению русско-польских мирных переговоров. Польские комиссары стремились усилить эти разногласия, чтобы разорвать украинско-русский союз, являвшийся серьезной угрозой для Речи Посполитой. С этой целью они пытались убедить российскую сторону, что гетман изменяет царю, поддерживая контакты со Швецией и Трансильванией. Кроме того польская сторона воспользовалась тем обстоятельством, что в переговорах не смогли принять участие представители украинской стороны: в результате поляки представили Б. Хмельницкому неверную информацию о том, что царь в обмен на польскую корону готов вернуть Украину под власть Речи Посполитой.

61-1970202 (2240x3862x2 И)Г)

Разногласия по территориальному вопросу стали главным пунктом, в котором кардинально разошлись позиции российской и польской стороны в ходе обсуждения проектов избрания. Соответственно, царские послы и польские комиссары так и не смогли выработать единый текст договора об избрании. Однако Виленские переговоры 1656 г. не завершились полным разрывом. 24 октября (3 ноября) было подписано временное соглашение, предусматривавшее, что вопрос об избрании будет обсуждаться на сейме Речи Посполитой, до проведения которого Россия и Речь Посполитая сохранят перемирие и будут продолжать войну со Швецией. Вместе с тем судьба вопроса об избрании оставалась открытой, причем каждая из сторон могла по разному расценивать перспективы его решения. Российской стороне не удалось настоять на своих условиях избрания, однако то, что представители Речи Посполитой не отказались от дальнейшего обсуждения этого вопроса, хотя и не предоставили никаких гарантий, что избрание царя состоится, рассматривалось в Москве как относительный успех. Насколько реальной была российская программа, разработанная в 1656 г., или в силу каких обстоятельств она не была реализована в дальнейшем, это уже вопрос последующих исследований, чтобы ответить на него будет необходимо рассмотреть целый ряд событий второй половины 50-х гг. XVII в. Но на тот момент исход польско-шведской войны по-прежнему был неопределенным. Соответственно, пока положение Речи Посполитой оставалось тяжелым, московские политики продолжали надеятся на осуществление разработанной в ходе переговоров 1656 г. российской внешнеполитической программы.

61-1970203 (2336x3862x2 И)Г)

Источники.

I. Российский Государственный Архив Древних Актов. Фонд 79. Сношения России с Польшей. Опись 1. Книги:

- кн. 86. "Приезд в Москву и отъезд польского гонца К. Лове кого и посланника П. Галинского ."

- кн. 87. "Наказ большой и тайный полномочным российским послам кн. Н.И. Одоевскому ., отправленным в Польшу на съезд."

- кн. 88. "Статейный список полномочных российских послов кн. Н.И. Одоевского ., бывших в Вильне на съезде."

- кн. 89. "Статейный список полномочных российских послов кн. Н.И. Одоевского ., бывших в Вильне на съезде."

Дела. 1656 г.:

- д. 6. "Отправление в Вильну и литовские поветы В. Лихарева ."

- д. 12. "Приезд в Москву и отпуск польского посланника П. Галинского ." -д. 13. "Статейный список гонца Ф. Зыкова, посыланного к польскому королю ."

- д. 21. "Наказ полномочным российским послам кн. Н.И. Одоевскому ., отправленным в Вильно на съезд."

- д. 25. "Отписки к государю полномочных послов кн. Н.И. Одоевского со товарищи . и отпуски государевых к ним грамот."

- д. 26. "Списки с государевых грамот к бывшим на съезде под Вильною послам кн. Н.И. Одоевскому со товарищи и с посольских к государю отписок."

- д. 27. "Отпуски отписок к государю от полномочных послов кн. Н.И. Одоевского со товарищи . и переписка их с российскими воеводами и польскими гетманами."

- д. 28. "Статейный список полномочных послов кн. Н.И. Одоевского со товарищи, бывших на съезде в Литве под Вильнею ."

- д. 30. "Отправление стольника А. Нестерова к польскому королю ."

- д. 39. "Доклад о бытности под Вильнею полномочных послов кн. Н.И. Одоевского с товарищи ."

61-1970204 (2336x3862x2 tiff)

Фонд 27. Приказ Тайных дел. Опись 1.

- д. 109. "Статьи, данные послу кн. Н.И. Одоевскому для переговоров по случаю прекращения войны с Польшею."

- д. 110. "Переписка по посольству кн. Н.И. Одоевского ."

II. Публикации.

1) Акты Московского государства. Т.2. Спб., 1894.

2) Акты, относящие к истории Южной и Западной России. Т.З. Спб., 1861, Т.8. Спб., 1875,

3) Воссоединение Украины с Россией. Т.З. М., 1953.

4) Документ Богдана Хмельницкого. Ктв, 1961.

5) Дополнение к актам историческим. Т.6. Спб., 1857.

6) Заборовский Л.В. Недооцененный документ Б. Хмельницкого? // Славяноведение. 1992. №6.

7) Заборовский Л.В. Великое княжество Литовское и Россия во время польского Потопа (1655-1656 гг.): Документы, исследования. М., 1994.

8) Заборовский Л.В. Католики, православные, униаты. Проблемы религии в русско-польско-украинских отношениях конца 40-х - 80-х гг. XVII в. Документы. Исследования. Ч. 1. М., 1998.

9) Каманин И.М. Документы эпохи Б. Хмельницкого 1656 и 1657 гг., извлеченные из Главного Московского Архива МИД. Киев, 1911.

10) Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т.З. Спб., 1854.

11) Полное собрание законов Российской империи. Т.1. Спб., 1830.

12) Рукопись Бростовского, содержащая в себе дневник, веденный им на съезде под Вильно в 1656 г. / Сборник П.А. Муханова. Изд. 2-е. Спб., 1866.

13) Собрание государственных грамот и договоров. 4.4. М., 1828.

61-1970205 (2336x3862x2 tiff)

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Иванов, Дмитрий Игоревич, 2000 год

1.H. Обзор внешних сношений России (по 1800 г.) 4.3. М., 1897.

2. Вайнпггейн О.Л. Русско-шведская война 1655-1660 гг. (Историографический обзор) // Вопросы истории. 1947. № 3.

3. Вайнпггейн О.Л. Экономические предпосылки борьбы за Балтийское море и внешняя политика России в середине XVII в. // Ученые записки ЛГУ. № 130. Вып. 18. Л., 1951.

4. Иловайский Д.И. История России. Т.5. М., 1905.

5. Галактионов И.В. Из истории русско-польского сближения в 50-60-х гг. XVII в. Саратов, 1960.

6. Галактионов И.В., Чистякова Е.В. А.Л. Ордин-Нащокин русский дипломат XVII в. М., 1961.

7. Греков И.Б. Из истории совместной борьбы Украины и России за осуществление решений Переяславской Рады (1657-1659) // Воссоединение Украины с Россией. М., 1954.

8. Грушевський М.С. 1сторш Украши-Руси. Т.9. Кн.2. Кшв, 1993.

9. Заборовский Л.В. Русско-литовские переговоры во второй половине 1655 года. // Славяне в эпоху феодализма. М., 1978.

10. Заборовский Л.В. Россия, Речь Посполитая и Швеция в середине XVII века. М., 1981

11. Заборовский Л.В., Захарьина Н.С. Из истории русско-польских дипломатических контактов: посольство Н.И. Одоевского с "товарыщи" 1656 г. (Посольский архив.) // Славяне и их соседи. Международные отношения в эпоху феодализма. М., 1989.

12. Заборовский Л.В., Захарьина Н.С. Религиозный вопрос в польско-российских переговорах у дер. Немежа в 1656 г. (Предыстория.) Документы. // Славяне и их соседи. Вып. 3. М., 1991.

13. История внешней политики России. Конец XV XVII вв. М., 1999.

14. История дипломатии. T.l. М., 1941; 2-е изд. М., 1959.

15. История Польши. T.l. М., 1956.

16. Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Т.З. М., 1987.61.1970206 (2336x3862x2 tiff)

17. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Отд.2. Вып.4-6. Спб., 1874.

18. Кобзарева Е.И. Дипломатическая борьба России за выход к Балтийскому морю в 1655-1661 гг. М., 1998.

19. Крипьякевич 1.П. Богдан Хмельницький. Льв1в, 1990.

20. Лызлов Г.М. Польско-русские отношения в начальный период Освободительной войны украинского народа 1648-1654 гг. (до Зборовского мира). // Ин-т славяноведения. Краткие сообщения. Вып. 24. М., 1958.

21. Лызлов Г.М. Польско-русские отношения в период от Зборовского мира до Земского собора 1651 г. // Ин-т славяноведения. Краткие сообщения. Вып. 27. М., 1959.

22. Мальцев А.Н. Россия и Белоруссия в середине XVII века. М., 1974.

23. Обзор посольских книг из фондов-коллекций, хранящихся в ЦГАДА (конец XV начало XVIII вв.) М., 1990.24. "Око всей великой России". Об истории русской дипломатической службы XVI XVII вв. М., 1989.

24. Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М., 1955.

25. Павлищев Н.И. Польская анархия при Яне Казимире и война за Украину. 2-е изд. Спб., 1887.

26. Поршнев Б.Ф. Франция, английская революция и европейская политика. М., 1970.

27. Савич A.A. Борьба за Белоруссию и Украину в 1654-1667 гг. // Уч. зап. МГПИ им. В.П. Потемкина, т.2, вып.2. М., 1947.

28. Санин Г.А. Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII в. М., 1987.

29. Смолий В .А., Степанков B.C. Богдан Хмельницький. Сощально-полггич-ний портрет. 2-ге вид. Ктв, 1995.

30. Соловьев С.М. Сочинения. Кн. V. М., 1990.

31. Флоря Б.Н. Русско-польские отношения и политическое развитие Восточной Европы во вт. пол. XVI н. XVII в. М., 1978.

32. Флоря Б.Н. О некоторых особенностях развития этнического самосознания восточных славян в эпоху средневековья раннего нового времени. // Россия - Украина: история взаимоотношений. М., 1997.61.1970207 (2336x3862x2 tiff)

33. Форстен Г.В. К внешней политике Фридриха-Вильгельма. // ЖМНП. 1900. № 58.

34. Шварц И. Вена Москва: дипломатические отношения в середине XVII в. // Славяне и их соседи. Вып.9. М., 1999.

35. Шеламанова Н.Б. Трубчевский уезд в XVII в. // Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в. М., 1974.

36. Юзефович Л.А. "Как в посольских обычаях ведется ." Русский посольский обычай конца XV начала XVII вв. М., 1988.

37. Яковлева Т. Гетьманщина в другп половит 50-х роюв XVII столптя. Причини i початок Руши. Кшв, 1998.

38. Forstreuter К. Preussen und Russland von Anfangen des Deutsche Orden bis zu Peter dem Grossen. Berlin Frankfurt, 1955.

39. Gawlik M. Projekt unii rosyjsko-polskiej w drugiej polowie XVII wieku. Lwow, 1909.

40. Kubala L. Wojna Brandenburska i najazd Rakoczego w roku 1656 i 1657. Lwow-Warszawa, 1917.

41. Ochmanski J. Litewska granica etniczna na wschodzie od epoki plemiennej do XVI wieku. Poznan, 1981.

42. Walewski A. Historya wyzwolenia Polski za panowania Jana Kazimierza (16551666). T.l. Krakow, 1866.

43. Wojcik Z. Polska i Rosja wobec wspolnego niebezpieczenstwa szwedzkiego w okresie wojny polnocnej 1655-1660.// Polska w okresie drugiej wojny polnocnej 1655-1660. Т. 1. Warszawa, 1957.

44. Wojcik Z. Diplomacja polska w okrese wojen drugiej polowy XVII wieku (16481699). // Historia dyplomacjii polskiej. T.2. Warszawa, 1982.

45. Z dziejow wojskowych ziem polnocno-wschodnich Polski. Bialystok, 1986.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.