Восточная Пруссия в 1806-1813 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Панченко, Александр Аркадьевич

  • Панченко, Александр Аркадьевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, КалининградКалининград
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 184
Панченко, Александр Аркадьевич. Восточная Пруссия в 1806-1813 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Калининград. 2007. 184 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Панченко, Александр Аркадьевич

Введение.

Глава I. Восточная Пруссия - последний оплот Прусского королевства во время франко-русско-прусской войны 1806-1807 гг.

§1. Театр военных действий на заключительном этапе войны.

§2. Тильзитский мир и Восточная Пруссия.

§3. Денежные, материальные и людские потери провинции в войне 1806-1807 гг. Социально-экономическое положение после заключения

Тильзитского мира.

Глава II. Восточная Пруссия в период проведения общегосударственных реформ

§ 1. Реформы в Прусском королевстве как необходимое условие освобождения от наполеоновского господства.

§ 2. Восточная Пруссия - центр государственных преобразований.

§ 3. Провинция во время подготовки и ведения Францией войны с

Россией.

Глава III. В авангарде освободительного движения германских государств против наполеоновского господства.

§1. Тауроггенская конвенция и вступление российских войск в Восточную Пруссию.

§2. Провинция до заключения союзного договора между Пруссией и Россией.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Восточная Пруссия в 1806-1813 гг.»

Актуальность темы диссертационного исследования определяется её связью с целым комплексом узловых проблем исторического развития Пруссии в целом и Восточной Пруссии, в частности, в начале XIX века.

Прежде всего, это проблема полной инкорпорации провинции в состав территориально объединённого и расширенного в последней четверти XVIII века Прусского королевства. Для завершения этого процесса необходимо было определённое время или какое-то судьбоносное событие. Именно таким событием, или целым рядом событий стали наполеоновские войны, имевшие для провинции чёткие временные границы: 1806-1813 гг.

В диссертации исследуется процесс превращения Восточной Пруссии из места военного противостояния в центр антинаполеоновского сопротивления. Однако Восточная Пруссия в этот период оказалась не просто ареной боевых действий, но и сыграла важную роль в начальный период проведения прусских общегосударственных реформ. В указанный период здесь происходили основные события, влиявшие в то время и в дальнейшем на ход развития всего Прусского государства. На территории провинции произошли наиболее драматичные эпизоды заключительного периода русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг. После окончания «несчастливой» войны Восточная Пруссия из северо-восточной окраины превратилась в центр политической жизни Прусского королевства. Некоторое время в Кёнигсберге располагались королевский двор и правительство, и именно здесь начались известные общегосударственные реформы. В Восточной Пруссии были сделаны первые шаги к началу освободительного движения Пруссии и других германских государств от наполеоновского господства.

Также эта тема имеет принципиальное значение для понимания специфики региональных межгосударственных отношений в новое время, в том числе русско-прусских и франко-прусских. Данные обстоятельства подчеркивают несомненную актуальность выбранной для исследования темы.

Объектом исследования диссертации является процесс развития Пруссии в 1806-1813 гг. т.е. период между русско-прусско-французской войной 18061807 гг. и началом освободительного движения германских государств против наполеоновского господства в 1813 г.

Предмет исследования - роль и место Восточной Пруссии в общественном развитии Пруссии в исследуемый период.

Цель работы состоит в исследовании процесса превращения Восточной Пруссии из места военного противостояния в центр антинаполеоновского сопротивления.

Для достижения поставленной цели исследования предполагалось решить следующие научные задачи:

- выявить, определить и исследовать причины и пути превращения Восточной Пруссии в центр политической жизни Прусского королевства в первые годы после окончания русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг.;

- проанализировать социально-экономическое положение Восточной Пруссии в 1806-1813 гг.; определить значение провинции в истории преобразований как своеобразного полигона в процессе проведения общегосударственных реформ в Пруссии начала XIX века; раскрыть роль и значение политических процессов в Восточной Пруссии в начале 1813 года как начального импульса развёртывания освободительного движения германских государств против наполеоновского господства.

В процессе исследования данных задач, несомненно, возникают другие вопросы, непосредственно связанные с историческим развитием Восточной Пруссии в начале XIX века. Например, вопросы общественного и культурного развития Восточной Пруссии. Рассмотрение этих вопросов требует отдельного исследования и поэтому в настоящей диссертации обращение к ним найдёт место лишь как условие, необходимое для решения поставленных исследовательских задач.

Хронологические рамки. Тема диссертации охватывает период с 1806 года по 1813 год. Однако при освещении некоторых вопросов приходилось обращаться к его предыстории и тем самым выходить за хронологические рамки исследования. Например, при выявлении причин проведения государственных преобразований, которые, разуметься, не начались с принятия юридического документа, а были результатом подготовительной работы, проходившей в постоянной борьбе с противниками реформ.

Указанные хронологические рамки обусловлены тем, что в октябре 1806 году между Францией и Пруссией началась война, участницей которой на стороне Прусского королевства через некоторое время стала Россия. Эта война для Пруссии имела последствия, кардинальным образом повлиявшие на ход исторического развития государства. На завершающем этапе русско-прусско-французской войны театром военных действий стала Восточная Пруссия, и здесь же были определены послевоенные условия и пути развития Прусского королевства. Именно в это время Восточная Пруссия всё более привлекает внимание России и Франции при решении вопросов внешней политики.

В 1813 году центр событий освободительной войны германских государств против наполеоновского господства быстро переместился с территории Восточной Пруссии далее на запад. Участие Пруссии в военных событиях приостановило процесс реформирования и завершило первый, начальный, этап государственных преобразований. Провинция, как и всё Прусское королевство, находились в преддверии установления нового европейского порядка, который будет определён Венским конгрессом.

Методологическая основа диссертационной работы. В диссертационном исследовании использовались как общенаучные методы (анализ, синтез), так и сравнительно-исторический метод. Данный метод использовался для анализа причин реформаторской деятельности Прусского правительства.

Также применялся и метод типологии исторических явлений. При изучении событий международного характера, происходивших на территории Восточной Пруссии в рассматриваемый период, использовался и системный подход. В рамках диссертационного исследования история Восточной Пруссии рассматривается как часть истории Прусского государства. Однако именно в указанный период, события, происходившие в этой провинции, являлись как частью, так и основным фактором исторического развития Пруссии в 1806-1813 гг.

При анализе движущих мотивов прусских реформаторов, военных и гражданских руководителей Восточной Пруссии, организаторов и лидеров освободительного движения требовалось обращение к социально-психологическому методу с использованием междисциплинарных связей (история и политология, история и психология и т.д.). Использование данного метода позволяло находить объяснения мотивов, которыми руководствовались политики и отдельные политические группы при принятии важных решений.

Особенности понятийного аппарата исследования. Понятием «Восточная Пруссия» в работе обозначается историческая область с центром в городе Кёнигсберг, находившаяся в северо-восточной части королевства Пруссия.

Официальное появление этого понятия как административного обозначения территории относится к 1772 году. Тогда, после первого раздела Польши, прусский король Фридрих II в качестве своей доли получил часть старых орденских земель, находившихся с 1466 года во владении Польского королевства. Эти земли в Польше именовали королевской Пруссией. Другая часть орденских земель с центром в городе Кенигсберге называлась орденской Пруссией. Именно эти части древней Пруссии и стали в начале XIX века основой новых территориальных образований: Западная Пруссия и Восточная Пруссия.

В рассматриваемое время Восточная Пруссия на северо-востоке граничила с Российской империей, на юго-западе - с герцогством Варшавским, после его образования в 1807 году.

Обзор источников

Документов, из которых можно почерпнуть информацию об истории Восточной Пруссии в 1806-1813 гг., чрезвычайно много. По существу, любой документ из истории Прусского королевства начала XIX века, опубликованный или ещё хранящийся в архивах, в той или иной степени может быть полезен для изучения интересующего нас времени. По этой причине для исследования такой широкой и многоаспектной темы как Восточная Пруссия в истории Прусского королевства в 1806-1813 гг., необходимо, прежде всего, решить задачу отбора той части материалов, которая обеспечивает решение поставленных исследовательских задач. Из множества источников нужно выбрать те, которые необходимы и достаточны.

Источники, положенные в основу настоящего диссертационного исследования, многочисленны и разнообразны по своему происхождению и видам. Прежде всего, все использованные источники можно разделить по национально-государственному признаку на прусский, русский и французский комплексы. Исходя из структуры диссертационного исследования, использованный документальный материал также можно разграничить и по структурно-тематическому признаку. Это источники по истории военных действий на территории Восточной Пруссии в 1807 году и их последствий, документы, относящиеся к политической истории провинции в период проведения государственных реформ, а также материалы, раскрывающие роль провинции как авангарда освободительного движения германских государств против наполеоновского господства. С точки зрения критики, использованные источники подразделяются на три группы - материалы официального делопроизводства, мемуаристику и частную переписку.

Сформулированные выше основные задачи диссертационного исследования указывают, что его источниками в первую очередь являются материалы официально-документального характера. Поэтому эта группа источников является наибольшей по своему объёму. В соответствии с целями и планом исследования весь комплекс официально-документальных материалов может быть разделён на следующие подгруппы: официальные военные материалы, официальные общегосударственные гражданские документы и материалы местного делопроизводства.

Выявление и использование первой подгруппы официальных источников, т.е. военных материалов, освещающих историю военных действий как русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг., так и периода освобождения Восточной Пруссии от наполеоновского господства в 1813 году, не вызывало особых затруднений. Значительное количество документов здесь опубликовано. Это, прежде всего, публикации в официальных газетах указов, грамот и воззваний короля Пруссии1.

Одной из первых публикаций российских официальных документов по истории событий русско-прусско-французской войны был Журнал военных действий Императорской российской армии с начала до окончания, т.е. с ноября 1806 по 7 июля 1807 года, изданный сразу же после окончания войны2 В нём собраны официальные донесения командования русской армии о проведённых сражениях.

Значительным расширением российского комплекса материалов по теме диссертационного исследования стали более поздние публикации документов. Это соответствующие сборники материалов военно-учёного архива (ВУА)3, публикация которых была осуществлена в России ещё в досоветское время. А также сборники документов «М.И.Кутузов»4 и «Поход русской армии против Наполеона в 1813 году и освобождение Германии»5, изданные в 1950-60-гг. Основные документы по истории событий военного характера, которые представлены в сборниках, - это выписки из журналов военных действий, рапорты и предписания российских военачальников о боях и маршах, в том числе и на территории Восточной Пруссии. Кроме того, здесь имеются документы, которые рассказывают о создании в Восточной Пруссии института временного уполномоченного русского правительства, представлены материалы, освещающие процесс становления взаимоотношений Прусского королевства и России уже как союзников в борьбе с наполеоновской Францией. Ряд документов рассказывают об отношении населения Восточной Пруссии к русской армии, а также взаимоотношениях командования русской армии и провинциальных органов власти.

Российский комплекс первой подгруппы официальных источников дополняют и сообщения о событиях, происходивших на театре военных действий, публиковавшиеся как правительственная информация в газетах. Как пример таких документов следует назвать официальные публикации в газете «Московские ведомости» за 1807 год6.

Несмотря на то, что значительное количество источников по истории событий военного характера опубликовано, для полноты картины и решения исследовательских задач были привлечены материалы, отложившиеся в российских архивах. Это документы фонда ВУА в Российском п

Государственном военно-историческом архиве (РГВИА) . Данные документы позволили уточнить некоторые вопросы, связанные с событиями, происходившими на территории Восточной Пруссии во время русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг. и освободительного похода русской армии в 1813-1814 гг. и влиявшими на ход политического развития этой провинции.

Французский комплекс официальных военных материалов составляет вышедший в 1807 году в Париже сборник официальных документов -бюллетеней и прокламаций Великой Армии, изданных за период с января Q по март 1807 года . В этом сборнике представлена и реляция о сражении при Прейсиш-Эйлау 7-8 февраля 1807 года. По сути, это официальная версия события, представленная Наполеоном французскому и всему европейскому обществу. Эти первые публикации, несомненно, дают возможность создать общую картину военных событий, происходивших в Восточной Пруссии.

Вторую подгруппу официальных источников представляют официальные общегосударственные гражданские документы.

В рассматриваемый период территория Восточной Пруссии становилась не только театром военных действий, но и ареной дипломатической борьбы между Россией и Францией. Эти события в значительной степени влияли и на политическое развитие самой Восточной Пруссии. Источники по этим аспектам восточно-прусской истории, разумеется, не все, также публиковались.

Прусские дипломатические документы, отражавшие внешнеполитические процессы, происходившие на территории Восточной Пруссии в начале XIX века, начали публиковаться вскоре после самих событий. Самой ранней из отмеченных публикаций можно считать сборник Хасселя «История прусской политики 1807-1815 гг.»9, а наиболее любопытной - многотомный сборник дипломатической корреспонденции, раскрывающий сложные механизмы взаимоотношений Пруссии и Франции в эпоху наполеоновских войн10.

В названную подгруппу источников документально-официального характера входят документы, касающиеся истории Восточной Пруссии периода проводимых общегосударственных реформ. Значительный массив этих документов также опубликован. Самой ранней публикацией этих документов следует считать обнародование королевских указов в «Сборниках законов Королевского Прусского государства»11.

Период реформ в Прусском государстве является привлекательным для немецких исследователей, и поэтому в разное время выходили и продолжают выходить в свет не только исследования по данной тематике, но и сборники документов и материалов по истории разработки и проведения в Прусском королевстве общегосударственных реформ.

Значительный массив документов содержится в сборниках «Министерство реформ Штайна», которые издавались Немецкой академией наук в Берлине 1 *) в конце 1960-х гг. Материалы сборника были собраны и подготовлены к печати исследователями Х.Шеелем и Д.Шмидтом. Среди официальных документов, эдиктов и ордонансов, здесь также представлены материалы официальной деловой переписки, что позволяет выявлять различные точки зрения на готовящиеся и проводившиеся в Прусском государстве реформы. Прежде всего, это письма самого Г.Штайна к прусскому королю Фридриху Вильгельму III. Сравнительный анализ этих документов даёт много ценного по изучению подготовки реформ и роли в этом процессе первых лиц прусского государства.

Российские материалы, которые можно отнести ко второй подгруппе официальных документов, также в различное время были опубликованы. Одна из первых крупных публикаций российских дипломатических актов, раскрывавших вопросы взаимоотношений России и Пруссии в рассматриваемый период, была осуществлена Ф.Ф.Мартенсом13. Тексты договоров и конвенций сопровождаются обширными и подробными комментариями, составленными Ф.Ф.Мартенсом. Комментарии, касающиеся Бартенштайнской конвенции между Россией и Пруссией, как и Тильзитского мира, имеют самостоятельное значение, как пример документального освещения дипломатических событий, происходивших непосредственно в Восточной Пруссии.

Дипломатическая переписка, донесения, инструкции, которые выходили из под пера участников подготовки мирных переговоров в 1807 году, были опубликованы также ещё в XIX веке. Значительное число документов, раскрывающих сложный механизм дипломатической борьбы в период подготовки и подписания Тильзитского мира, было подготовлено и опубликовано А.Н.Поповым в сборниках Императорского Русского исторического общества 14, а также в журнале «Русская старина», например донесения В.С.Попова и князя Лобанова-Ростовского 1807 года.15

В диссертации также использовались российские источники, опубликованные в сборниках «Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы российского Министерства иностранных дел»16. Издание серии I (1801-1815 гг.) было осуществлено Комиссией по изданию дипломатических документов при МИД СССР. Редакционную коллегию возглавлял академик А.Л.Нарочницкий. Документы, собранные в III и VI томах, отражают многообразие российской внешней политики в Европе, однако здесь можно проследить процессы, затрагивавшие Прусское королевство и его северо-восточную провинцию.

Среди французских материалов этой группы официальных источников следует указать документы по истории европейской политики в период

17 заключения Тильзитского мира, которые были также опубликованы .

К третьей подгруппе официальных источников относятся материалы местного делопроизводства. Это публикации в официальных изданиях рассматриваемого времени распоряжений обер-президента Восточной

1 8

Пруссии, обращенных к населению Кёнигсберга и провинции. А также отчёты и деловая переписка должностных лиц различных уровней провинциальной власти.

Часть официальных документов, связанных с темой диссертационного исследования, отложились в фондах Государственного архива Калининградской области. Это дела Инстербургского магистрата, в которых имеется большое количество счетов и квитанции на поставку жителями Восточной Пруссии различных продуктов и материалов для французской армии в счёт реквизиций19.

Опираясь лишь на источники официально-документального характера, невозможно создать подлинную картину событий, выявить обстоятельства, вызвавшие появление тех или иных официальных документов. Поэтому не менее важную часть источниковой базы настоящего диссертационного исследования и, следовательно, вторую группу источников составляют мемуары. Мемуарные произведения, несмотря на то, что их авторам могла изменять память, а иногда мешали собственные пристрастия, существенно дополняют и корректируют официальные документы. Помимо информации о событиях, мемуаристы давали собственную оценку событиям, фактам и действиям, а также и личную характеристику их инициаторам и участникам. Это позволяет дополнить картину изучаемых явлений и получить дополнительные сведения, не отражённые в официальных источниках. В то же время мемуары, являясь носителями ретроспективной информации, имеют свои недостатки. Прежде всего, это субъективизм в оценках, а также ошибки и искажения при сообщении фактов в связи с временным разрывом между описываемыми событиями и моментом написания воспоминаний.

По вопросам, затрагивающим военные события на территории Восточной Пруссии исследуемого периода, этого вида источников имеется достаточное количество. Это мемуары немцев, россиян и французов, воевавших на территории Восточной Пруссии в 1806-1807 и 1813 гг. Для них характерно описание в основном сражений и походов, реже бивуачной жизни, а наблюдения за жизнью самой страны, где велись боевые действия, являлись исключением. Можно привести как пример мемуары и воспоминания Л.Л.Беннигсена, Ф.В.Булгарина, Д.В.Давыдова, А.П.Ермолова, В.И.Штейнгеля, В.Д.Богушевского, В.И.Русанова,

ЛА

Э.Макдональда, М. Марбо, Д. Фезанзака, К. Клаузевица, и других .

Для более полного понимания ощущения военных действий на территории Восточной Пруссии, которые испытывали её жители в эпоху наполеоновских войн, в исследовании были использованы воспоминания самих жителей провинции. Это «Хроника»» К. Коба, пастора из

Ландсберга, и памятная записка пастора Петцольда из Прейсиш-Эйлау, а

21 также воспоминания жителя Прейсиш-Эйлау П. Дика . В 1807 году П. Дик, в отличие от пастора Коба из Ландсберга, был ещё ребёнком. Свои воспоминания он записал в больничной хронике Прейсиш-Эйлау позднее, в июле 1833 года, но впечатления были, видимо, настолько яркими, что запомнились на всю жизнь и поэтому им можно, в известной степени, доверять.

Последней группой источников являются частные письма и дневники. Эти материалы личного происхождения, в отличие от мемуаров и воспоминаний, по времени своего возникновения совпадают с официально-документальными источниками. Частные письма и дневники возникали в гуще событий и, соответственно, несут в себе непосредственное их восприятие, их оценку участниками и современниками. Нередко эта оценка прямо противоположна той, что дают нам официальные документы изучаемого времени. Этот тип исторических источников также важен и необходим для исследования. Иногда только благодаря этим источникам личного происхождения можно верно и глубоко интерпретировать события. Дневники и частные письма позволяют осветить многие вопросы и, что особенно важно, дают возможность исследователю проникнуть в мировоззрение людей изучаемого времени. Последнее обстоятельство, в конечном итоге, позволяет объяснять их поступки и оценивать их деятельность. Однако частные письма и дневники, как материалы личного происхождения, близки к мемуарам, и имеют ряд особенностей: крайний субъективизм, отрывочность сведений. Достоверность же и степень полноты отражения привлекаемых к исследованию фактов и явлений зависела от занимаемого автором общественного и служебного положения, а также от близости отношений с адресатом.

Для работы над данным исследованием привлекалось эпистолярное наследие непосредственных участников описываемых событий. Например, корреспонденция французского императора Наполеона I. Его переписка была собрана и опубликована во Франции ещё в середине XIX века. В 14 томе публикации кроме писем, носящих официальный характер, есть и

22 частные, написанные сподвижникам и близким людям. Именно через них, в отличие от официальной корреспонденции, можно иногда вскрыть истинные мотивы действий и поступков. Переписка участников политических процессов, происходивших в Восточной Пруссии в начале

XIX века, представляющих другую сторону, также публиковалась. Это переписка прусской королевской четы с российским императором

23

Александром I, опубликованная в Германии в 1900 году.

К указанной группе источников относятся и частные письма генерала Г.Шарнхорста. Впервые их опубликовал в Германии в 1914 году Карл Линненбах, а в 1980 году они были переизданы Хайнцем Штюбигом.24 Часть писем, написанных Г.Шарнхорстом в феврале 1807 года, была подготовлена и опубликована на русском языке автором диссертации в

О S четвёртом выпуске научного сборника «Калининградские архивы».

Опубликованные письма дают возможность познакомиться с впечатлениями одного из участников сражения при Прейсиш-Эйлау. Без лести автор подчёркивает лучшие качества русской армии - мужество, героизм, стойкость, которые были проявлены на поле битвы. Однако он указывает и на обратную сторону войны, которая несла разорение гражданскому населению, причём и со стороны врага, и со стороны союзника.

Одним из источников по истории подписания Тауроггенской конвенции служит переписка генерала Йорка с прусским королём Фридрихом /

Вильгельмом III, маршалом Макдональдом и генералом Массенбахом, л/ изданная в 1911 году в сборнике русского исторического общества . Эти письма проливают свет на сложный узел взаимоотношений, возникший в конце декабря 1812 года и приведший, в конечном итоге, к переходу Прусского королевства на сторону антинаполеоновской коалиции.

Некоторые вопросы создания народного ополчения в Восточной Пруссии в ] 813 году затрагиваются в переписке активных участников политических процессов в Восточной Пруссии Людвига и Александра Дона-Шлобиттен. Эти письма вошли в сборник «Письма ландвера 1813 года», который был опубликован в Германии в 1913 году к столетнему юбилею описываемых событий27.

К сожалению, сохранилось не так уж много дневников тех людей, кто был близок к лицам, влиявшим на политические процессы в Восточной

Пруссии в 1806-1813 гг. Но все же из дневников современников, содержащих определенный материал по интересующим нас вопросам,

28 отметим принадлежащие прусскому офицеру В.Врангелю и русскому

29 генералу Ф.В.Остен-Сакену .

Привлечение к исследованию частных писем и дневников может, без сомнения, оказать помощь в создании более достоверной, многоплановой картины политической жизни Восточной Пруссии указанного времени. Ценность подобного рода источников заключается в том, что они были написаны не для печати, поэтому содержат такие подробности, которые не встречаются ни в официальной документации, ни в мемуарной литературе.

В целом, рассмотренная источниковая база исследования, несмотря на некоторые пробелы, отражает все аспекты темы диссертационного исследования. Данная источниковая база, которую составляет широкий круг разнообразных источников немецкого, российского и французского происхождения, достаточна для решения поставленных исследовательских задач. В некоторых случаях в различных типах документов находятся сведения об одних и тех же явлениях, событиях и фактах. Это взаимодополняет одни источники другими, что предоставляет возможность их сравнения в целях выявления истины.

Обзор историографии

В основу историографического обзора работ, посвященных истории Восточной Пруссии 1806-1813 гг., положены страноведческий (при рассмотрении работ общего характера) и проблемно-тематический принцип. Поскольку спектр вопросов исторического развития провинции достаточно разнообразен, то проблемно-тематический подход даст возможность определить основные направления в историографии вопроса и внутри каждого направления выявить отличия и общие тенденции, присущие историкам разных стран. Также, по мере необходимости, будут показаны изменения в трактовке событий истории Восточной Пруссии в рамках национальных исторических школ.

История Пруссии указанного времени имеет значительную и, главным образом, зарубежную историографию. Без сомнения, первенство в ней принадлежит немецким учёным. Прежде всего, это общие работы по истории Пруссии. Например, фундаментальный труд Г.Хайнриха «История Пруссии. Государство и династия»30, изданный в 1981 году. А также хорошо известные работы, касающиеся собственно истории Восточной Пруссии: «Восточная и Западная Пруссия» под редакцией Э. Файзе, книга Б. Шумахера «История Восточной и Западной Пруссии», работы Ф. Гаузе, Р. Армстедта, П.Вёрстера и Г.Глински по истории Кенигсберга и другие31. Также к работам общего характера можно отнести книгу М.Шмидке

32

Кенигсберг в Пруссии», изданную в 1997 году . В этой работе события из истории Кёнигсберга и Восточной Пруссии представлены через биографии непосредственных участников исторических процессов - политиков, военных, деятелей культуры. К работам, охватывающим также почти все стороны исторического развития Пруссии в период с 1806 по 1815 гг., относится фундаментальная работа Г.Мюллера-Бонна «Немецкая

33 освободительная война», изданная в 1901 году . Как и во многих работах немецких историков того времени, в книге Г.Мюллера-Бонна отсутствует критический подход, однако этот недостаток компенсируется подробным описанием событий и публикацией многочисленных источников -официальных документов и писем прусской королевской четы.

В современной польской историографии также имеются работы общего характера по истории Восточной Пруссии указанного периода. Например, книга Я.Ясинского, в которой представлена история Кёнигсберга XIII -XX вв.34. Этот труд, как и некоторые другие общие работы польских историков, в основном является переработкой ранних и современных трудов немецких исследователей по восточно-прусской проблематике, но с усилением польских акцентов в описании истории Восточной Пруссии.

В российской историографии данный период в истории Пруссии и, следовательно, Восточной Пруссии, как целостный, многофакторный процесс не изучен. Здесь преобладают работы по частным вопросам или по германской тематике в целом, где прусские, а ещё реже восточно-прусские, сюжеты занимают второстепенное место или являются фоном, на котором разворачиваются события европейского масштаба. Исключение составляют известные коллективные труды «Восточная Пруссия. С древнейших времён до конца второй мировой войны» и «Очерки истории Восточной Пруссии»,

Л f изданные в Калининграде соответственно в 1996 и в 2002 годах .

Спектр работ по истории Прусского королевства в целом и провинции Восточная Пруссия в частности чрезвычайно широк. В историографии данного вопроса, на наш взгляд, выделяется несколько основных направлений:

1) работы по военной истории Пруссии и, прежде всего, об участии королевства в наполеоновских войнах, в том числе и на территории самой Восточной Пруссии;

2) исследования по истории подготовки и проведения общегосударственных реформ, их влияния на развитие Прусского государства;

3) труды по вопросам внутренней и внешней политики прусского правительства в 1806-1813 гг.;

4) исследования общественного развития Пруссии, включая культуру и образование36.

К первому направлению относится огромное количество работ по истории войны 1806-1807 годов и освободительной войны 1813 года. Этим событиям уделено много внимания, прежде всего немецкими, французскими, польскими и российскими исследователями. Достаточно назвать фундаментальные работы Э. Хепфнера, О. Леттова-Форбека, А. Михайловского-Данилевского, М.Богдановича, А. Тьера, К.Гольца37. Эти труды, хоть и написаны ещё в XIX и начале XX веков, не утратили своего значения и сегодня. Особенно это касается подробнейшего описания хода боевых действий русской и французской армий на территории Восточной Пруссии во время русско-прусско-французской войны 1806-1807 годов. На основе этих первых фундаментальных работ последующие поколения историков создавали концепции военной истории эпохи наполеоновских войн. Например, «Курс истории Русского Военного искусства», написанный профессором императорской Николаевской военной академии генерал

ЛО майором А.Байовым и изданный в 1913 году .

Ход военной кампании 1806-1807 гг. также показан в работах К.Блейбтроя «Великая Армия. 1805-1806-1807 гг.», изданной в 1906 году к столетнему юбилею описываемых событий, и Ф.Петре «Наполеоновская лл кампания в Польше. 1806-07 гг.» . В своей работе К.Блейбтрой попытался проанализировать противоречивые показания источников, например, на численность армий противников и их потери в сражении при Прейсиш-Эйлау 7-8 февраля 1807 года. Также к юбилею событий кампании 1806-1807 гг. в Германии выходили работы, посвященные отдельным военным событиям или эпизодам. Примером может служить работа доктора Ё.Хильдебранда, священника из Шмодиттена, «Сражение при Прейсиш-Эйлау 7-8 февраля 1807 года»40. Работа Ё.Хильдебранда - не типичная краеведческая книга, но исследование, написанное на основе источников французского и немецкого происхождения. Статьи немецкого военного историка А.Шлиффена посвящены наиболее значительным сражениям, произошедшим на территории Восточной Пруссии в 1807 году 41. Они были опубликованы в бюллетене для военного командования и анализировали события, прежде всего, с военной точки зрения.

Говоря о российских исследованиях этого направления, следует упомянуть работы по отдельным событиям кампании, написанные в XIX -начале XX века. Например, книгу российского военного историка Б.М.Колюбакина «Сражение при Прейсиш-Эйлау»42, а также истории полков российской императорской армии, которые участвовали в этой кампании, написанные В.Н.Богдановичем, В.И.Геништой и А.Т. Борисевичем, П.Н.Вороновым и В.Д.Бутковским43.

Вопросы военной истории Пруссии рассматриваемого периода нашли также отражение в сборниках статей «Освободительная война 1813 года против наполеоновского господства» и «Бессмертная эпопея»44, а также в соответствующих главах трудов военных историков, например Д. Чандлера и Л.Г. Бескровного45.

В советской и российской историографии второй половины XX века русско-прусско-французская война 1806-1807 гг. исследованию практически не подвергалась. По мнению В.Г.Сироткина, это объясняется тем, что продолжали оставаться актуальными работы историков XIX века. Возможно, что это так. Однако нам кажется, что в изучении истории наполеоновских войн по идеологическим причинам предпочтительнее было заниматься проблемами Отечественной войны 1812 года. В результате, кроме работы Л.Г.Бескровного о действиях русской армии в Восточной Пруссии, специальных трудов по рассматриваемому вопросу в советское время не отмечено46.

В последние годы интерес к истории наполеоновских войн и событиям, происходившим в то время на территории Восточной Пруссии, среди польских и российских исследователей заметно вырос. В польской историографии появились сборники статей и отдельные работы, авторы которых исследуют события кампании 1806-1807 гг. В книге Т.Рогацки «Зимняя кампания 1807 года в Восточной Пруссии»47, дважды переизданной в Польше, даётся детальное описание событий, происходивших в Восточной Пруссии зимой 1807 года. Работа этого исследователя серьёзным образом меняет устоявшиеся представления на события. Привлекая новые материалы, автор очень подробно анализирует планы воюющих сторон и их реализацию, численность и боеспособность обеих армий. В работе также предлагается собственная трактовка наиболее значимых и, в свою очередь, драматичных эпизодов сражения при Прейсиш-Эйлау. Отдельным событиям кампании 1806-1807 гг., имевшем место в той части Восточной Пруссии, которая находится сегодня на территории современной Польши, л о посвящены работы Я.Ясиньского и Т.Стржежека . В работе Я.Ясински «Наполеон в Ольштыне и окрестностях» описаны события, связанные с пребыванием русской и французской армий в окрестностях бывшего Алленштайна в начале февраля 1807 года49. В 2002 году вышла в свет книга российского историка В.Н. Шиканова «Первая польская кампания»50. Эта работа написана на основе изучения большого количества российских и французских источников. В книге достаточно подробно описаны боевые действия всей кампании 1806-1807 гг., в том числе и на территории Восточной Пруссии, а также состояние и моральный дух противоборствующих армий. Но, к сожалению, эта работа, как и многочисленные современные научно-популярные книги по военной истории начала XIX века, лишена научного аппарата. Ход боевых действий на территории Восточной Пруссии в 1812-1813 гг. рассмотрены в статье В.Н.Маслова «Освобождение северной части Восточной Пруссии от наполеоновского господства», опубликованной в научном сборнике «Калининградские архивы»51, в нашей статье «Восточная Пруссия. 1813 год (К вопросу об освобождении Прусского королевства от наполеоновского господства)», опубликованной в сборнике материалов XII Всероссийской научной конференции «Отечественная война 1812 года и Российская провинция»52.

Указанные работы достаточно хорошо освещают военные действия на территории Восточной Пруссии, однако /некоторые вопросы истории собственно провинции оказываются в тени событий, разыгравшихся на её территории. Например, совершенно не изучены вопросы о Восточной Пруссии как театре военных действий, причём как в кампанию 1807 года, так и в период освобождения в 1813 году. В историографии, как немецкой, так и российской, отсутствуют работы об отношениях командования русской армии, прусского королевского и восточно-прусского провинциального правительств, а также о взаимоотношениях жителей провинции с французской и русской армиями. Исключение здесь составляют некоторые работы. Это статья калининградских учёных В.Н. Маслова и В.В.Сергеева «О некоторых аспектах русско-прусского сотрудничества в Восточной Пруссии во время борьбы против

53 наполеоновской Франции» , а также статья «О взаимоотношениях русской и французской армий с жителями Восточной Пруссии в период кампании 1806-1807 гг. (по воспоминаниям современников)»54, написанная автором диссертации. На основе воспоминаний, дневниковых записей и писем участников и современников событий, происходивших на территории Восточной Пруссии в рассматриваемый период, а также официальных сообщений, авторами работ были исследованы взаимоотношения русской и французской армий с жителями Восточной Пруссии как в период кампании 1806-1807 гг., так и во время освобождения Восточной Пруссии от наполеоновских войск в 1813 году.

Значительный вклад в изучение частных вопросов истории русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг. внесли немецкие исследователи. Это, прежде всего, касается Г.Майнхарда. Его статьи были опубликованы в Ежегодниках Альбертус-Университета. Предметом исследования для Г.Майнхарда стали состояние и действия прусского флота в 1807 году в прибрежной зоне Восточной Пруссии и заливе Фришес-Хафф. Кроме того, им были также рассмотрена история денежных взаимоотношений между прусским королевским правительством и властями Восточной Пруссии, с одной стороны, и командованием русской армией, с другой55. В работе о денежных взаимоотношениях исследователь вводит в научный оборот значительное количество источников, которые недоступны в настоящее время многим российским исследователям. Однако Г. Майнхард односторонне, только с точки зрения прямой экономической выгоды для Восточной Пруссии, оценивает действия союзной русской армии в 1807 году. Он совершенно не принимает в расчёт моральные и материальные потери, понесённые Россией в борьбе с наполеоновской Францией, в том числе и за интересы самой Пруссии.

Противоположными до сих пор остаются точки зрения на место и роль в освободительной войне против наполеоновского господства прусских народных вооружённых формирований, впервые появившихся в Восточной Пруссии в 1813 году. Большая часть немецких историков считают, что создание ландвера и ландштурма явилось главным условием успеха в освободительной войне 1813 года. В своих работах Г.Буйях, З.Даллман, Ф.Меринг56 показывают ландвер почти как «демократическое учреждение», уступавшее регулярной армии в вооружении и выучке, но с лихвой компенсирующей эти недостатки истинным патриотизмом. Но наряду с этой точкой зрения на историческую роль ландвера имеется мнение, что привлечение на военную службу представителей различных сословий и, прежде всего, студенчества, привносило в прусскую армию вольнодумство и грозило для неё падением дисциплины и даже развалом.

При, казалось бы, достаточно полном описании событий, происходивших на территории Восточной Пруссии в период наполеоновских войн, всё же сегодня возникают вопросы, требующие дополнительных изысканий. К этому подталкивают и до сих пор существующие в немецкой, российской и французской историографии разные и, порой, противоположные оценки событий данного периода.

Продолжает оставаться сегодня недостаточно изученной тема наполеоновского господства в Пруссии в целом и в Восточной Пруссии в частности. Этому вопросу были посвящёны лишь первый том книги В.Комушата «Пруссия и Наполеон I»57, и работа Л.Борнхака «Пруссия под

58 чужеземным владычеством 1807-1813» , изданные соответственно в 1911 и в 1925 годах. А также статья упомянутого выше немецкого историка Г.Майнхарда о денежных потерях Восточной Пруссии в период наполеоновского господства59.

К другому направлению историографии вопроса относятся исследования по истории общегосударственных реформ, определивших характер преобразований в Прусском государстве в первой половине XIX века.

Начало изучения проблемы прусских общегосударственных реформ в историографии можно отнести к середине XIX века. В то время происходила систематизация имеющихся знаний и освоение источниковой базы. В свет вышли фундаментальные работы - биографии реформаторов Штайна и Гарденберга60. Личности этих прусских государственных деятелей продолжали привлекать внимание и поздних исследователей. И это было не случайно. Рассматривая историю прусских реформ, невозможно обойти вниманием государственных деятелей, их проводивших. Как и работ по истории самих реформ, так и исследований биографий отцов-реформаторов в зарубежной историографии имеется значительное количество. Например, подробное жизнеописание Гарденберга, созданное П. Тилленом, и работа Г. Форда «Штайн и эра реформ в Пруссии, 1807-1815»61. Как и многие биографические работы, эти исследования были недостаточно критичны в оценках деятельности прусских реформаторов и обладали элементом апологетики в характеристиках организаторов преобразований.

Одной из первых системных работ, характеризующих реформы в Пруссии начала XIX века, является исследование Э.Майера «Реформа государственного управления при Штайне и Гарденберге»62. Современник историка в критической статье российского журнала «Исторический вестник» его работу характеризует как блестящую, достоинством которой являлась «тщательность в исторических подробностях и практический смысл к задачам и интересам государства в его отношениях к началам самоуправления»63.

После заключения Тильзитского мира Восточная Пруссия становится центром политической и общественной жизни Прусского королевства. После отмены крепостного права в Вестфалии и, особенно, в польских землях прусское правительство серьёзно опасалось усиления волнений своих крестьян. Поэтому комиссия внутренних дел уже в августе 1807 года подписывает письмо королю о том, что отмена крепостного состояния в Пруссии весьма необходима, а настоящее время наиболее подходит для этого. Король Фридрих Вильгельм III, вслед за известным "Октябрьским эдиктом" об освобождении крестьян, подписывает дополнительные законодательные акты по реформированию отношений в сельском хозяйстве Пруссии64. Позднее эта реформа получила собственное название - «прусская», которое стало символом определённого типа аграрных преобразований.

Прусской аграрной реформе посвящено немало исследований общего, регионального и частного характера, она рассматривалась и в обобщающих трудах по истории и экономике Германии. Здесь следует отметить серьёзные исследования немецких учёных Т. Гольца, Г. Кнаппа, Н. Финкенштайна, X. Диппера, польских авторов С.Боровского, В.Якубчика, российских исследователей А.М.Анфимова, Н.И.Калашниковой, И.И.Костюшко65. Спектр оценок аграрной реформы достаточно широк и определяется, прежде всего, политическими взглядами авторов.

Почти все российские исследователи рассматривают проводимую реформу в целом и на территории всего Прусского государства. Поэтому немалый интерес в выявлении взаимосвязи политического развития Восточной Пруссии и проводимых реформ представляют работы немецких исследователей по истории проведения аграрной реформы в округах Восточной Пруссии. В качестве примера можно назвать статью Х.Шульца «Освобождение крестьян и поместные изменения после 1807 года в округе Прейсиш-Эйлау»66, а так же соответствующие главы в книгах по истории городов и округов Восточной Пруссии . В этих трудах ценны не только любопытные взгляды немецких историков на события, но и публикации исторических источников, не всегда доступных российским исследователям.

Несмотря на то, что в области изучения аграрной реформы сделано немало, всё же ряд вопросов остаётся недостаточно изученным. В работах польских историков, в частности, неоднозначно определяются сроки начала и окончания реформы, различаются и оценки первого этапа аграрных преобразований в Пруссии и причин, побудивших прусское правительство начать общегосударственные преобразования.

В отличие от многих исследователей, считающих в истории реформ основными причины экономического характера, английский историк

68

Ч.Исдейл в работе «Наполеоновские войны» главной причиной реформаторской деятельности прусского правительства называет, прежде всего, поражение в войне с Францией. По его мнению, целью всех реформ было создание боеспособной, отвечающей современным требованиям армии и, как следствие, успешная борьба за освобождение от наполеоновского господства. Таким образом, военная реформа - это главное направление в реформаторской деятельности прусского правительства, а все другие преобразования всего лишь необходимое условие и этапы на пути её реализации.

По мнению немецких исследователей П. Вёрстера и Г.Глински, «венцом реформ» было новое положение о городском порядке от 19 ноября 1808 года. Этому направлению реформаторской деятельности прусского правительства в историографии уделено достаточно места, однако, в основном зарубежными учёными. Здесь следует указать соответствующие главы в работах выше названных историков П. Вёрстера и Г.Глински, Ф. Гаузе и Я.Ясиниского. В работах этих исследователей ход реформы городского управления рассмотрен на примере Кёнигсберга. В разном объёме информация о реформе самоуправления представлена в работах по истории некоторых других городов Восточной Пруссии, таких как Бартенштайн, Браунсберг, Гутштадт, Кройцбург, Ландсберг, Фридланд, Хайлигенбайль, Цинтен, 69. Изменения в провинциальном управлении и

70 административных округах рассмотрены в монографии М.Кнаута .

В немецкой историографии, за которой остаётся приоритет в разработке проблем общегосударственных реформ, военная реформа рассматривается только как часть программы преобразований Прусского королевства. По истории военной реформы следует указать труды немецких исследователей -Г. Ферстера, Г. Гельмерта, Г. Отто, Г. Шниттера об истории немецкого генерального штаба, Шарфенорта о прусской военной академии, Р. Хёна, в книге которого «Завещание Шарнхорста» используются источники,

71 подлинники которых были утрачены во время второй мировой войны .

Некоторые работы по военной реформе в Пруссии переведены и опубликованы в нашей стране. Например, статья А. Эзена «Роль всеобщей военной школы в подготовке Освободительной войны» в сборнике «Освободительная война 1813 года против наполеоновского господства», главы из трудов упомянутого выше военного историка Ф. Меринга,

72 вышедшие в сборнике «История войн и военного искусства» .

Как и другие преобразования, прусская военная реформа не была единовременным актом и продолжалась до середины XIX века. Однако её основные принципы были заложены в рассматриваемый нами период.

Историография военных реформ в Пруссии включает исследования и российских учёных. Например, соответствующая глава имеется в книге калининградского исследователя В.П. Прокопьева «Армия и государство в истории Германии. X - XX вв.» . В монографии рассматривается в целом становление военной организации в Германии, а в упомянутой главе даётся подробный анализ реформационных процессов в прусской армии в течение всей первой половины XIX века. Большое внимание в работе уделяется правовому аспекту реформы.

К третьему направлению историографии политического развития Пруссии первой половины XIX века мы относим работы по вопросам внутренней и внешней политики прусского правительства. Проводить водораздел между исследованиями прусских реформ и внутренней политики королевства очень сложно. Но всё же к указанному направлению можно отнести работу немецкого автора Ш.Буссениуса, посвящённую государственному управлению в северной провинции Прусского королевства в начале XIX века74. Попыткой научного исследования по указанному направлению историографии можно считать и работу «Административно-территориальное устройство Восточной Пруссии (XVI -середина XX вв.)», написанную по заказу Калининградского областного историко-художественного музея в 1991 году коллективом учёных Калининградского государственного университета75.

К данному направлению историографии можно также отнести и исследования событий, связанных с внешнеполитическими шагами европейских стран, влиявших на политическое развитие Восточной Пруссии: это Тильзитский мир, союзный договор с Францией 1812 года, Тауроггенская конвенция.

Тильзитский мир, как и русско-прусско-французские отношения 1807 году в целом, не раз становились предметом исследования. Здесь анализировались ближайшие политические последствия Тильзита для Европы в целом, уделялось внимание влиянию этих процессов и на развитие Прусского королевства в том числе. Следует учитывать, что тильзитские переговоры происходили за закрытыми дверями, и поэтому значительная часть документов, которые могли бы пролить свет на их ход, практически отсутствуют. Но на основе анализа имеющихся материалов историки делали и продолжают делать попытки реконструкции переговоров.

Истории подписания в восточно-прусском городке Тильзите мирных договорённостей между Францией, Россией и Пруссией посвящен ряд работ как зарубежных, так и российских учёных. В поле зрения французских и российских исследователей эти события оказались ещё на рубеже XIX -XX веков. Тильзитский мир в то время являлся хорошим примером франко-русского взаимного сближения для объяснения исторических причин русско-французского союза, складывающегося в преддверии первой мировой войны. Именно тогда по указанной проблеме появились фундаментальные труды А.Вандаля, А.С. Трачевского, Н.К.Шильдера76. Собственно история Тильзитского мира в этих работах не исследовалась. Как правило, речь шла о политических, дипломатических и военных отношениях между сторонами-участницами конфликта в целом. Однако в трудах этих историков в той или иной степени отразилось стремление к пересмотру официального взгляда на российскую внешнюю политику начала XIX века, в том числе и по отношению Александра I к Пруссии. Критически отзывались исследователи и о «наследственной ловкости прусских политических деятелей».

В немецкой историографии конца XIX - начала XX века также появились работы, посвященные вопросам внешней политики в период войны 1806-1807 гг.77 В них, и это характерно в то время для немецкой историографии вопроса, большое внимание уделяется роли Пруссии, её политикам, иногда даже в ущерб исторической справедливости.

Последующая отечественная историография по-прежнему главное внимание уделяла только Тильзитскому миру. Как исключение можно назвать статью Е.В.Тарле «Три катастрофы», где анализировались положение Пруссии после Тильзитского мира и объективные причины

78 прусского возрождения в 1813 году .

В 1960-е годы история Тильзитского мира на основе вновь выявленных источников была исследована В.Сироткиным сначала в диссертационной работе и статьях, позднее в монографии79.

Впервые и специально весь спектр российско-германских, в том числе и российско-прусских отношений начала XIX века, был исследован С.Н.Искюлем. Сначала им была подготовлена и защищена кандидатская диссертация по теме «Германский вопрос во внешней политике России

OA

1807-1812 гг.» . Вслед за этим историк опубликовал ряд статей, которыми не только продолжил и углубил изучение темы, но и расширил хронологические рамки всем периодом правления Александра I81. Продолжая изучение вопроса, С.Н.Искюль в 1996 году опубликовал монографию «Россия и германские государства (1801-1808 гг.)82. Работа, основанная на неопубликованных до настоящего времени документах, освещает события внешнеполитической истории начала XIX века и сложные дипломатические коллизии тогдашней европейской действительности.

Исследования вопросов истории Тильзитского мира продолжаются. Примером этого может служить статья в коллективной работе А.В.Игнатьева, И.С.Рыбачёнок и Г.А.Савина «Российская дипломатия в портретах» и работа В.Г.Сироткина «Наполеон и Александр I», вышедшая в 2003 году84. Вопросы прочности и перспективы геополитического и стратегического партнёрства России и Франции после Тильзита, в своей ос статье рассматривает В.М.Безотосный .

Однако указанные работы исследуют дипломатическую историю переговоров и заключение мирных соглашений. Вопрос о влиянии Тильзитского мира на общественно-политическое развитие Восточной Пруссии, на отношение к этому событию в восточно-прусском обществе в историографии является ещё мало изученным.

В историографии Тауроггенской конвенции имеют место работы как немецких, так и российских историков86. Здесь присутствуют различные оценки действий генерала Йорка, и споры проходят вокруг вопроса о причинах, побудивших командующего прусским корпусом подписать с русским генералом Дибичем конвенцию о нейтралитете.

Говоря об этом направлении историографии политического развития Восточной Пруссии, следует отметить и изучение тех процессов в истории провинции, которые послужили началом освободительной войны от наполеоновского господства в 1813 году. Степень изученности этого вопроса невысока, особенно если говорить о российской историографии. Наиболее известные работы М.И.Богдановича написаны ещё в середине XIX века87.

История сословного собрания в Кёнигсберге 5 февраля 1813 года и последовавшие за этим мероприятия по созданию прусских народных вооружённых формирований - ландвера и ландштурма - в немецкой историографии рассматриваются под ура-патриотическим углом зрения. Поэтому совершенно неясными остаются вопросы о подготовке сословного собрания и его полномочиях, о роли, которую здесь играли видные восточно-прусские политики и военные, о механизме создания восточно-прусского ландвера, а также о развитии общественного движения помощи солдатам прусской армии.

К последнему, четвёртому, направлению справедливо будет отнести группу исследований по истории общественного развития Пруссии, культуры и образования Восточной Пруссии. В основном, это уже названные общие работы, где в соответствующих главах рассматривается общественное развитие Прусского королевства и Восточной Пруссии в указанный период. Можно назвать также труды А. Боетихера о памятниках архитектуры и искусства Восточной Пруссии, М. Антони о памятниках

88 искусства Восточной и Западной Пруссии , Г.Мюльпфордта о кёнигсбергской скульптуре и её авторах89, В. Губатча и К. Бюргера о Кёнигсбергском университете90. Развитие либерализма в Пруссии исследуется в работе А. Симонсена91.

В 1995 году вышла книга профессора Калининградского университета К.К. Лавриновича «Альбертина», где впервые российскому читателю представлена панорама научной и культурной жизни Кенигсберга, в том

92 числе и первой половины XIX века . К этому направлению можно отнести также биографические работы об известных общественных деятелях, представителях науки и культуры Пруссии.

Итак, из предложенного историографического обзора создаётся впечатление достаточной изученности истории Восточной Пруссии 18061813 гг. Однако это касается только основных процессов и событий, и только в немецкой историографии. В большинстве случаев исследователи рассматривают историю Прусского королевства в целом, а история Восточной Пруссии обозначается только в связи с важными событиями, происходившими на её территории в то или иное время. Ряд событий политического развития Восточной Пруссии оценивается крайне тенденциозно, без учёта сложности и многогранности исторических процессов.

Наиболее изученными вопросы диссертационного исследования, что и естественно, предстают в немецкой историографии. В советской и российской историографии история Восточной Пруссии 1806-1813 гг., за редким исключением рассматривается в контексте истории всего Прусского государства. Даже те страницы истории Восточной Пруссии, которые тесно переплетались с историей России, рассматривались без детального изучения истории самой провинции.

Более полувека территория теперь уже бывшей Восточной Пруссии является частью Российского государства. В отечественной историографии идёт процесс создания целостной, без идеологической и политической зашоренности, картины исторического прошлого этой земли. Отдельные вопросы истории Восточной Пруссии сегодня уже находят освещение в работах российских исследователей. Авторы этих работ, совместно с последними исследованиями зарубежных историков, создают достаточную базу для разработки темы и серьёзного комплексного изучения истории Пруссии начала XIX века, в том числе и определения места и роли в этом историческом процессе Восточной Пруссии.

Научная новизна диссертации заключается в следующем:

1. Впервые создана целостная картина исторического развития Восточной Пруссии в 1806-1813 гг. и определены место и роль провинции в общем процессе исторического развития Пруссии в начале XIX века.

2. Проанализировано социально-экономическое положение Восточной Пруссии после заключения Тильзитского мира, на обширном документальном материале представлены и исследованы денежные, материальные и людские потери провинции в период русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг.

3. По-новому освещены и детально исследованы различные аспекты русско-прусских отношений в период кампании 1806-07 гг. и франкопрусских отношений в 1812-1813 гг., в том числе взаимоотношения жителей Восточной Пруссии с русской и французской армиями.

4. Впервые показан процесс формирования настроений, которые в начале 1813 года превратили Восточную Пруссию в центр освободительного движения германских государств против наполеоновского господства.

5. Дана характеристика провинции в один из наиболее значимых и сложных периодов истории Прусского королевства - начальный этап проведения общегосударственных реформ.

6. Исторические процессы, протекавшие в Восточной Пруссии в 18061813 гг., на широком документальном материале показаны как совокупность факторов, существенным образом влиявших на ход исторического развития Прусского королевства.

Практическое значение диссертационного исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы как в исследованиях внутренней и внешней политики Прусского королевства, так и европейских международных отношений начала XIX века. В совокупности с другими работами по региональной проблематике, материалы исследования могут быть также использованы в преподавании общих курсов по новой истории и специальных курсов по истории международных отношений и истории Пруссии XIX века.

Апробация диссертации. Основное содержание диссертационного исследования и главные его выводы были изложены в докладах и сообщениях на международной конференции «Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.» (Калининград, 2003 г.) и всероссийских конференциях «Отечественная война 1812 года и российская провинция. События. Люди. Памятники» (Малоярославец, 2003 г.), «Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях» (Малоярославец, 2004 г.), «Эпоха наполеоновских войн: люди, события, идеи» (Москва, 2005 г.) и отражены в опубликованных материалах.

Материалы диссертации также отражены в статьях, опубликованных в научных сборниках «Проблемы источниковедения и историографии» (2001 г.), «Калининградские архивы» (2003 г., 2004 г.), «Кенигсберг-Калининград: город, история» (2005 г.) и в Военно-историческом журнале (2007 г.).

Структура работы. Настоящая диссертация состоит из введения, трёх глав и заключения, а также примечаний, списка источников и литературы, приложений. Во введении определяется научная актуальность темы, хронологические рамки, формулируются цель и исследовательские задачи, даётся обзор источников и историографии по изучаемой проблеме указываются научная новизна и практическое значение. Разделение диссертации на главы произведено в основном по хронологическому принципу. В основу внутреннего деления глав на параграфы положен как хронологический, так и проблемно-хронологический принцип. В первой вводной главе «Восточная Пруссия - последний оплот Прусского королевства во время русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг.» представлены события, происходившие в Восточной Пруссии на завершающем этапе военного конфликта и во время подписания мирных договорённостей в Тильзите. Также здесь исследованы вопросы взаимоотношений французской и русской армий с жителями Восточной Пруссии, представлен ущерб, причинённый провинции военными действиями и условиями мирного договора. Вторая глава «Восточная Пруссия в период проведения общегосударственных реформ» посвящена государственным преобразованиям в Прусском государстве. Их проведение рассматривается как необходимое условие освобождения от наполеоновского господства. В этой главе рассмотрено также превращение Восточной Пруссии в плацдарм для подготовки и ведения Францией войны с Россией. Третья глава диссертации «В авангарде освободительного движения германских государств от наполеоновского господства» посвящена событиям, происходившим в Восточной Пруссии в период от декабря 1812 года до марта 1813 года. В заключении диссертационного

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Панченко, Александр Аркадьевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Начало XIX века для Восточной Пруссии - это время, когда провинция из северной окраины Прусского королевства превращается в территорию, сыгравшую заметную роль в развитии государства. На завершающем этапе русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг. Восточная Пруссия стала последним оплотом борьбы Прусского государства за независимость. С фактическим завершением военных действий Восточная Пруссия, как и всё Прусское государство, оказалась оккупирована Великой армией. Восхищения и восторги Наполеоном, которые имели место ранее, сменились на чувства горести от поражений и страха перед неопределённым будущим страны. Возможно, что именно тогда у жителей и руководителей Восточной Пруссии начали формироваться настроения, которые в 1813 году превратили провинцию в центр освободительного движения против наполеоновского господства.

С окончанием кампании 1806-1807 гг. Восточная Пруссия стала местом, где решалась судьба всего Прусского государства. Здесь проходили мирные переговоры политических лидеров России и Франции, к которым позднее присоединился и прусский король Фридрих Вильгельм III. Как Наполеон I, так и Александр I прекрасно понимали роль, которую в будущих внешнеполитических процессах может играть эта прусская провинция. Поэтому в период переговоров в Тильзите французский император хотел ликвидировать Восточную Пруссию, настойчиво предлагая её России. Александр I из стратегических соображений прилагал усилия к сохранению провинции в составе Пруссии, прогнозируя, что королевство в будущем может стать союзником в борьбе с наполеоновской Францией. Причём эти усилия поддерживали и репутацию российского императора, как верного союзника, соблюдающего обещания, данные прусскому королю.

Денежные, материальные и людские потери Восточной Пруссии в период ведения на её территории военных действий в 1807 году были значительными. К прямому ущербу, причинённому войной, прибавлялись последствия поражения. Пруссия потеряла значительные площади пахотных земель, сократилось и численность населения страны. Содержание оккупационных войск и выплата контрибуции, а также сокращение внешнеэкономической деятельности в связи с присоединением к континентальной блокаде существенно влияли на социально-экономическое положение. Однако всё это в определённой мере компенсировалось появлением на внутреннем рынке дешёвого русского хлеба, развитием прусской промышленности, выигравшей от изгнания английских конкурентов. А дефицит английских и колониальных товаров восполнялся контрабандным ввозом на Балтике и русской сухопутной границе. Самым важным было то, что в провинции сохранялась возможность более или менее спокойной хозяйственной жизни и не были уничтожены предпосылки к оздоровлению финансов. Разумеется, сложности в социально-экономическое положении всё же создавали почву для антифранцузских настроений, что в конечном итоге объясняет последующий патриотический подъём в Восточной Пруссии.

Восточная Пруссия, сохранившись в составе Пруссии, стала основой для одной из четырёх провинций королевства. Потеряв значительные территории, Прусское королевство всё же осталось территориально единым государством. Это обстоятельство в значительной мере влияло на дальнейшее развитие Восточной Пруссии. Связь с остальной территорией государства позволяла поддерживать экономические отношения и сохранять управляемость страной в период проведения государственных преобразований.

Характеризуя Восточную Пруссию этого времени, следует указать, что она на короткий срок стала фактическим центром Прусского королевства. С января 1808 года по декабрь 1809 года главный город провинции Кенигсберг являлся местом пребывания королевского двора и правительственных учреждений, т.е. играл роль столицы Пруссии. С кёнигсбергским периодом истории прусского правительства связан период наивысшего подъёма реформаторской деятельности государственного руководства королевства. Почти все основополагающие законы, сыгравшие значительную роль в деле проведения реформ, были приняты и оглашены здесь. Восточная Пруссия в это время стала не только местом оглашения эдиктов, менявших жизнь государства, но и местом, где реформы начинали проводиться в первую очередь. Таким образом, опыт проведения преобразований, приобретаемый при подготовке и осуществлению реформ в Восточной Пруссии, становился основой для последующих корректировок в действиях реформаторов в масштабах всего государства. Однако Восточная Пруссия была территорией, на которой значительное влияние имело прусское юнкерство, отличавшееся консервативными настроениями. Поэтому проведение многих реформ, как и их последующая корректировка, становились не стремлением серьезно изменить ситуацию в стране, но сохранить позиции господствующих слоев населения.

В период после Тильзитского мира Восточная Пруссия стала не только центром проведения общегосударственных реформ. Эта провинция вновь оказалась в орбите внешнеполитических событий. В период наполеоновского господства территория Восточной Пруссии превратилась в базу для подготовки и ведения Францией войны против России. Главный город провинции Кёнигсберг стал местом формального начала войны, так как здесь Наполеоном была подписана нота о начале войны. Людские и материальные ресурсы провинции были мобилизованы Великой Армией, и таким образом через пять лет после подписания Тильзитского мира Прусское королевство превратилось из союзника в противника России.

С разгромом Наполеона в России через Восточную Пруссию проходили дороги отступления Великой Армии. Провинция стала одним из первых мест, где вся Европа уже не понаслышке о русском походе, но воочию увидела масштаб катастрофы наполеоновской армии. За сравнительно короткий срок, в течение двух месяцев, войска французской армии в Восточной Пруссии были разгромлены или вытеснены на запад. Одним из факторов, способствовавших этому, стало заключение Тауроггенской конвенции. Однако переоценивать военное значение конвенции не следует. Нейтралитет был поддержан только частью прусской армии. Политический результат Тауроггенской конвенции оказался более значительным. Без сомнения, её можно рассматривать как сигнал к началу освободительной войны против Наполеона во всей Европе. Восточная Пруссия стала местом, где не просто прозвучал этот сигнал, но и начались реальные действия по освобождению Прусского государства от наполеоновского господства. Именно здесь стал формироваться центр активных политических процессов, которые существенным образом влияли на ход исторического развития всего Прусского государства. Если в период наполеоновского господства Восточная Пруссия оказалась не готовой вести радикальные методы сопротивления завоевателям, то в начале 1813 года северная окраина королевства стала центром открытой вооружённой борьбы за освобождение от наполеоновского господства. В этом заключается большое значение этих процессов, как для развития Прусского королевства, так и всего освободительного движения германских государств против наполеоновского господства.

Таким образом, исторические процессы, протекавшие в Восточной Пруссии в 1806 -1813 гг., существенным образом влияли на ход исторического развития Прусского государства. Это время в истории Восточной Пруссии - один из редких периодов, когда провинция становилась не только формальным политическим центром Прусского королевства, но и местом, откуда исходили начальные импульсы исторических процессов, оказывавших существенное влияние на развитие всего государства.

В заключение следует отметить, что настоящая диссертационная работа оставляет возможности для дальнейших исследований проблем истории Восточной Пруссии. Отдельной темой, например, может стать деятельность ликвидационных комиссий как после окончания войны 1806-1807 гг., так и окончательного освобождения от наполеоновского господства, которые должны были определить взаимные финансовые претензии Пруссии и России, возникшие на территории Восточной Пруссии. Другим направлением может стать изучение реализации административной и городской реформы на территории провинции.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Панченко, Александр Аркадьевич, 2007 год

1. Источники1. Документальные материалы

2. Государственный архив Калининградской области (ГАКО). Ф. 47. Оп.1. Д.9.

3. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.ВУА. Д.3516.

4. РГВИА. Ф.ВУА. Д.3518. 4.2.4. РГВИА. Ф.ВУА. Д.3907.

5. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Министерства иностранных дел. Серия 1. T.III. М., 1963.

6. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Министерства иностранных дел. Серия 1. Т. VI. М., 1962.

7. Журнал военных действий Императорской российской армии с начала до окончания кампании, т.е. с ноября 1806 по 7 июня 1807 года. СПб., 1807.

8. Кутузов М.И. Сб. док. T.IV.4.2. М.,1955.

9. Кутузов М.И. Сб. док. T.V. М.,1956.

10. Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. VI. СПб., 1885.

11. Материалы ВУА. Отечественная война 1812 года. T.XXI. СПб, 1914.

12. Материалы ВУА. Война 1813 года. Военные действия в январе, феврале, марте месяце. Т.III. Петроград, 1917.

13. Поход русской армии против Наполеона в 1813 году и освобождение германии. Сб. документов. М., 1964.

14. Bataille de Preussisch-Eylau. Paris, 1807.

15. Das Reformministerium Stein. Akten zur Verfassungs-und Verwaltungsgeschichte aus den Jahren 1807/08. В.III. Berlin, 1968.

16. Мемуары и источники личного происхождения

17. В.Ш.Барон фон Штайн при русской главной квартире (1812-1815)// Исторический вестник. 1915. №9.

18. Давыдов Д.В. Военные записки. М., 1982.

19. Ермолов А.П. Записки. М., 1991.

20. Записки генерала В.Д.Богушевского//Воронежское дворянство в Отечественную войну. М., 1912.

21. Из записок фельдмаршала князя Ф.В.Сакена// Русский архив, 1900, №2.

22. К запискам ген.-майора В.И.Русанова//Воронежское дворянство в Отечественную войну. М., 1912.

23. Клаузевиц К. 1812 год. М.,1997.

24. Кутузов М.И. Письма, записки. М., 1989.

25. Майков П. Записки графа Л.Л.Беннигсена о войне с Наполеоном 1807 года. СПб., 1900.

26. Марбо М. Мемуары генерала барона де Марбо. М., 2005.

27. Панченко А.А. Частные письма Шарнхорста//Калининградские архивы. Материалы и исследования: Науч.сб. Вып.4. Калининград, 2003.

28. Ф. Пруссаки старого времени и, командовавший прусским корпусом в 1812 г., маршал Макдональд // Русская старина, 1912.Т.150.

29. Чиняков М.К. 1812 год. Мемуары маршала Макдональда//Эпоха 1812 года. Исследования. Источники. Историография. III: Сборник материалов. К 200-летию Отечественной войны 1812 г.//Труды ГИМ. М.,2004.

30. Bericht des Pfarrers Petzold iiber die Schlacht bei Pr.Eylau // Preussisch Eylau eine Kreisstadt in Ostpreussen. Geschichte, Dokumentation, Erinnerungen. Lubeck, 1998.

31. Dyck P. Meine Erlebnisse zur Zeit der Schlacht bei Pr.Eylau 1807 // Preussisch Eylau eine Kreisstadt in Ostpreussen. Geschichte, Dokumentation, Erinnerungen. Lubeck, 1998.

32. Correspondence de Napoleon I. Tome 14. Paris, 1863.

33. FezensakD. Souvenirs Militaires de 1804 a 1814. Paris, 1863.

34. Landwehrbriefe 1813. Ein Denkmal der Erinnerungen an den Burggafen Ludwig zu Dohna-Schlobitten. Danzig, 1913.

35. Scharnhorst, Gerhard von: Privatbriefe / mit Kommentar u.e. Anh zum Nachdr. Von Heinz Sttibig. Mtinchen, 1980.

36. Wrangel W. Tagebuch des Louis von Wrangel // Jahrbuch der Albertus-Universitat zu Konigsberg/Preussen 1962, Bd. XII. Wiirzburg, 1962.1. Пресса

37. Московские ведомости, 16 марта 1807, № 22.

38. Московские ведомости. 20 марта 1807 года, № 23.

39. Amtsblatt Konigsberg, 26 Mai 1812, № 136.

40. Amtsblatt Konigsberg, 1812, № 313.

41. Amtsblatt Konigsberg, Verordnung № 363, 8. Oktober 1812.

42. Amtsblatt Konigsberg, Verordnung № 363, 23. November 1812.

43. Hartungsche Zeitung, 6. August 1812.

44. Hartungsche Zeitung, 22.0ktober 1812.

45. Schlesische-privilegirte Zeitung, № 34, 20. Marz,1813.1. Литература

46. Безотосный В.М. Русско-французский союз 1807-1812 годов. Прочность и перспективы геополитического и стратегического партнерства/Ютечественная война 1812 года и российская провинция. События. Люди. Памятники. Малоярославец, 2003.

47. Бескровный Л.Г. Русское военное искусство XIX в. М., 1974.

48. Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года. М., 1962.

49. Бескровный Л.Г. Действия русской армии в Восточной Пруссии 1806-1807 гг. Конспект лекций. М., 1946.

50. Богданович М. История войны 1813 года за независимость Германии по достоверным источникам. СПб., 1863.

51. Вандаль А. Наполеон и Александр I. Франко-русский союз во время Первой империи. Т.2.Ростов-на-Дону, 1995.

52. Вёрстер П., Глински Г. фон. Кёнигсберг. Прошлое и современность. Берлин/Бонн, 1996.

53. Вёрстер П., Глински Г. фон. Спинной хребет реформы // Запад России. 1992. №3.

54. Власкин А.Г. Освободительное движение в Германии и военно-политическая поддержка его Россией (декабрь 1812 г.-май 1813 г.) // Новая и новейшая история. 1963. № 5.

55. Восточная Пруссия. С древнейших времён до конца второй мировой войны: Исторические очерки. Документы. Материалы/ В.И.Гальцов, В.С.Исупов, В.И.Кулаков и др/. Калининград, 1996.

56. Гаузе Ф. Кёнигсберг в Пруссии. Рёклингхаузен, 1994.

57. Довыденко Л. Тайны Пиллау. Очерки из истории города. Калининград, 2000.

58. Жилин П.А. Фельдмаршал М.И.Кутузов. М., 1987.

59. Залесский К.А. Наполеоновские войны. 1799-1815: Биографический энциклопедический словарь. М., 2003.

60. Исдейл Ч. Дж. Наполеоновские войны. Ростов-на-Дону, 1997.

61. Искюль С.Н. Россия и германские государства (1801-1808 гг.) СПб., 1996.

62. Искюль С.Н. Тильзитский мир: Россия и германские государства/Ютечественная история. 1994. № 405.

63. Кабус Р. Евреи в Восточной Пруссии. Хусум, 2000.

64. Калашникова Н.И. Предпосылки аграрных реформ в Пруссии в начале XIX века // Вестник МГУ. Ист.-фил. серия.1952.

65. Костюшко И.И. Прусская аграрная реформа. М., 1989.

66. Лавринович К.К. Альбертина: Очерки истории Кёнигсбергского университета. Калининград, 1995.

67. Леттов-Форбек О. История войны 1806-1807 гг. Варшава. 1898.

68. Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 1999.

69. Маслов В.Н. Сергеев В.В. О некоторых аспектах русско-прусского сотрудничества в Восточной Пруссии во время борьбы против наполеоновской Франции // Калининградские архивы: Материалы и исследования. Калининград, 1998.

70. Меринг Ф. История войн и военного искусства. СПб. М., 2000.

71. Михайловский-Данилевский А.Н. Описание второй войны императорами Александром и Наполеоном в 1806-1807 гг. СПб., 1846.

72. Назаров Д.А. Первые две войны Александра I с Францией //История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. СПб., 2003. С.544.

73. Ненахов Ю.Ю.Железом и кровью (Войны Германии в XIX веке). Мн., 2002.

74. Очерки истории Восточной Пруссии / Г.В.Кретинин, В.Н.Брюшинкин, В.И.Гальцов и др/. Калининград, 2002.

75. Панченко А.А. Восточная Пруссия. 1813 год (К вопросу об освобождении Прусского королевства от наполеоновского господства) // Отечественная война 1812 года и российская провинция. События. Люди. Памятники. Малоярославец, 2004.

76. Панченко А.А. Кёнигсберг в эпоху наполеоновских войн // Кенигсберг -Калининград: город, история. Калининград, 2005.

77. Панченко А.А. Направления историографии политического и общественного развития Пруссии первой половины XIX века // Проблемы источниковедения и историографии. Калининград, 2001.

78. Панченко А.А. О взаимоотношениях русской и французской армий с жителями Восточной Пруссии в период кампании 1806-1807 гг. (по воспоминаниям современников) // Балтийский регион в международных отношениях в новое и новейшее время. Калининград, 2004.

79. Панченко А.А. О точках зрения на соотношение сил, ход и итоги сражения при Прейсиш-Эйлау 8 февраля 1807 года // Калининградские архивы: Материалы и исследования. Вып. 6. Калининград, 2004.

80. Панченко А.А. «Отвага русских превзошла человеческие возможности»//Военно-исторический журнал. 2007, № 2.

81. Подмазо А.А. Большая Европейская война 1812-1815 годов: Хроника событий. М., 2003.

82. Прокопьев В.П. Армия и государство в истории Германии. X XX вв. Л., 1982.

83. Российская дипломатия в портретах. М., 1992.

84. Сироткин В.Г. Дуэль двух дипломатий. М., 1966.

85. Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг.//Российский архив. Т. VII. М., 1996.

86. Соловьёв С.М. Император Александр I. Политика, дипломатия. М., 2003.

87. Соколов О. В.Армия Наполеона. СПб., 1999.

88. Тарле Е.В. Три катастрофы: Вестфальский мир, Тильзитский мир, Версальский мир//Анналы. Петроград, 1922. №2.

89. Ферстер Г., Гельмерт Г. Отто Г., Шниттер Г. Прусско-Германский генеральный штаб 1640-1865. М.,1966.

90. Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. М., 2000.

91. Шиканов В.Н. Генералы Наполеона (биографический словарь). М.,2004.

92. Шиканов В.Н. Первая польская кампания. М., 2002.

93. Шиканов В.Н.Созвездие Наполеона. М., 1999.

94. Эзен А. Роль прусской Всеобщей военной школы в подготовке Освободительной войны // Освободительная война 1813 г. против наполеоновского господства. М.,1965.

95. Якимов С.С. Серебряный осётр в золотой короне. Калининград, 2005.

96. Bartoszyce. Z dziejow miasta I okolic. Olsztyn, 1987.

97. Belke H.-J. Die preussische Regirung zu Konigsberg 1808-1850. K6ln,1976.

98. Blackbourn D. The Long Nineteenth Centuru. A History of Germany 17801918. New York-Oxford, 1998.

99. BornhakL. PreuBen unter der Fremdherrschaft 1807-1813. Berlin, 1925.

100. Duncker M. Aus der Zeit Friedrichs der Grossen und Friedrich Wilhelms III. Leipzig, 1876.

101. Gause F. Die Geschichte der Stadt Konigsberg in PreuGtn.B. II. Koln-Graz, 1968.

102. Gause F. Geschichte des Preussenlandes. Leer, 1986.

103. Glinski G. von, WorsterP. Konigsberg. Berlin/Bonn, 1990.

104. Golz C. Von Jena bis Pr.Eulau. Berlin, 1907.

105. Gottberg B. Die preussische Kavallerie 1648 bis 1871. Berlin, 1990.

106. Guttzeit E. Der Kreis Heiligenbeil. Leer, 1975.

107. Hildebrand J. Die Schlacht bei Pr.Eylau. Quedlinburg, 1906.

108. Historia miasta Bartoscyce 1332-1932/przez dra Маха Heina.Bartoscyce, 2001.

109. Jasinski J. Historia Krolewca. Szkice XIII-XX stulecia. Olsztyn, 1994.

110. Knaut M. Geschichte der Werwaltungsorganisation. Stuttgart, 1961.

111. Mycio M. Monografia miasta Gorowo Ilaweckie. Malbork, 2001.

112. Meinhard G. Ostpreussen wahrend des Russland-Feldzuges Napoleos im Jahre 1812// Beihefte zum Jarbuch der Albertus-Universitat. В. XXIX. Wiirzburg, 1968.

113. Meinhardt G. Die Leistungen Ostpreussens fur die russische Armee im Feldzuge von 1808/07// Jahrbuch der Albertus-Universitat zu Konigsberg/Preussen 1966, Bd. XVI. Wiirzburg, 1966.

114. Meinhardt G. Die Preussische Flotte im Feldzuge von 1807.//Jahrbuch der Albertus-Universitat zu Konigsberg/Preussen 1969, Bd. XIX. Wiirzburg, 1969.70.0st- und Westpreussen, hrsg. Von Veise. Stuttgart, 1981.

115. Petre F.L. Napoleon's Campaign in Poland 1806-07. London, 2001.

116. Ramm A. Germany 1789-1919. A political history. London, 1967.

117. Rogacki T. Preussisch Eylau 7-8.11.1807: kampania zimowa Napoleona w Prusach Wschodnich. (3.1 1 .III. 1807). Naklo, 1991.

118. Schmidke M. Konigsberg in Preu(3en. Husum, 1997.

119. Stamm H.-U. Schicksal in sieben Jahrhunderten. Hamburg, 1980.

120. Schulz H.Bauernbefreung und Gutsauseinandersetzung nach 1807 im Kreis Pr.Eylau // Preussisch-Eylauer Kreisblatt.1996. №61.

121. Schulz H. Der Kreis Preussisch-Eylau. Geschichte und Dokumentation eines ostpreussischen Landkreises. Verden/Aller, 1983.

122. Schulz H. Der Natanger Kreis Preupisch-Eylau. B.3. Koln, 1973.

123. Schumacher B. Geschichte Ost- und West-Preussens. Wiirzburg, 2002.

124. Thilen P. Karl August von Hardenberg, 1750-1822: eine Biographie. Koln/Berlin, 1967.

125. Thiers A. Historie du Consulat et de l'Empire. Tome VII. Paris, 1847.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.