Взаимосвязь методологии и мировоззрения в современной эпистемологии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.01, доктор философских наук Коськов, Сергей Николаевич

  • Коськов, Сергей Николаевич
  • доктор философских наукдоктор философских наук
  • 2012, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ09.00.01
  • Количество страниц 297
Коськов, Сергей Николаевич. Взаимосвязь методологии и мировоззрения в современной эпистемологии: дис. доктор философских наук: 09.00.01 - Онтология и теория познания. Москва. 2012. 297 с.

Оглавление диссертации доктор философских наук Коськов, Сергей Николаевич

Введение.

Глава I. Осмысление природы научного знания и статуса субъекта познания периода классической философии.

1.1 Познающий субъект в кантовской метатеории (наукоучении).

1.2. Познание как свободная деятельность.:

1.3. Познание - деятельность по самообъективизации субъективного.

1.4. Познание как деятельность по самоосознанию и инперсонифицированный субъект.<

ГЛАВА II. Познание и переоценка ценностей.

2.1. Познание, деятельность, истина.<

2.2. Познание как интуитивная интроспекция.'

2.3. Познание как форма работы теоретического мышления и ценностный подход.

2.4. Превращение методологической программы в иррациональную философию.Г

ГЛАВА III. Субъект науки феноменолистской методологии и его перспективы.Г

3.1. Истина и предметный мир науки.1 ■

3.2. Роль предпосылочного знания и трансцендентальная феноменология.1 <

3.3. Истина, понятие, мировоззрение.

3.4. Познание как способ переживания бытия.Г

ГЛАВА IV. Конвенционализм - современное направление философской методологии науки.1'

4.1. Конвенционализм и его гносеологические истоки.

4.2. Основные направления конвенционалистской методологии науки.Г

4.3. Рациональное и нерациональное в языке науки.

Ценностный подход.

4.4. Роль конвенций в учении о причинности и детерминизме.2\

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Онтология и теория познания», 09.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Взаимосвязь методологии и мировоззрения в современной эпистемологии»

Актуальность темы исследования. Анализируя историю гражданского общества, мы можем с уверенностью сказать, что ни одна сфера светской культуры не оказала столь существенного и динамичного влияния на общество, как наука. И в нашем мировоззрении, и в мире окружающих нас вещей мы повсеместно имеем дело с последствиями ее развития. Со многими из них мы настолько срослись, что уже не склонны их замечать или тем более видеть в них особые достижения.

Развитие науки радикальным образом преобразило не только быт людей, но и принципиально повлияло на становление и развитие всей цивилизации, не обойдя своим влиянием ни одну сферу деятельности человека. Соединяясь с другими социальными институтами, наука становится активным практикоориентированным субъектом преобразования материального мира путём создания на основе научных знаний новой техники и технологий. Помимо огромной практической роли, важное значение имеют методологические, эпистемологические, семиотические и мировоззренческие функции науки.

Как показали регулярно проходящие международные конгрессы по проблемам логики, методологии и философии науки, исследователи, ориентированные сугубо сциентистски, встречаются с серьезными трудностями. Такой вывод обусловлен откровенными неудачами методологии логического позитивизма, а также неудовлетворенностью постпозитивистскими новациями, наличием существенных трудностей «исторической школы», непреодолимых, в первую очередь, из-за субъективистских и релятивистских тенденций в их философских основаниях. Не смогли решить удовлетворительно проблему философских предпосылок и такие известные представители методологии, как К. Поппер и его последователи, хотя ими проанализирован ряд фундаментальных вопросов. Сегодня в западной философии непосредственно столкнулись с необходимостью учесть в моделях роста знания не только внутринаучные связи теорий и их взаимодействие с опытом, но и влияние на этот процесс философских, мировоззренческих и иных факторов социокультурного характера.

Одной из центральных проблем современной философии является переосмысление природы и статуса субъекта научного познания в направлении не только признания принципиально социального характера субъекта научной деятельности, признания за ним не просто активной роли в моделировании познаваемой им реальности , но и творящей научное знание инстанции.

Наука предстает многомерным, системно-организованным объектом, познание которого вне взаимозависимости различных элементов, составляющих культуру, просто невозможно. Современные модели науки учитывают социальный характер субъекта научного познания и научной деятельности, фундаментальную роль научных коммуникаций в процессе создания и утверждения научных концепций, первостепенное эпистемологическое значение на всех этапах научного познания введения значительного количества научных конвенций, утверждаемых на основе коллективного научного разума.

Изучая научную деятельность, необходимо учитывать не только субъект-объектные отношения, определяемые во многом содержанием изучаемых объектов, но и межсубъектные когнитивные коммуникации. Необходимыми и центральными элементами внутринаучных когнитивных коммуникаций являются разноообразные и многочисленные научные конвенции, предлагаемые и принимаемые (или не принимаемые) членами научного сообщества. Совокупность научных конвенций в отдельной науке или научной дисциплине представляет собой систему достаточно консервативную, но вместе с тем принципиально открытую к введению новых конвенций и изменению или отказу от старых. Механизмом, регулирующим этот процесс, является научный консенсус. Его выработка занимает определенное, иногда длительное время, а на его результат влияют не только логико-эмпирические факторы, но и социальные, мировоззренческие и прагматические установки и предпочтения ученых. Без фундаментальной философской рефлексии природы научных конвенций и их особой роли в процессе научного познания невозможно построить адекватные реальной науке модели ее структуры и развития.

Изучение существенных изменений процесса современного научного познания и рефлексии этих новаций методологическим сознанием способно дать новые импульсы развитию философского знания. Изучение изменений, происходящих в методологии науки, в особенности в условиях формирования полинарности моделей познания, требует ресурсов различных разделов философского знания - логики, теории познания, философской антропологии, этики и др. - и тем самым выполняет интегрирующую функцию в философии. Анализ эволюции методологического сознания, природы знания и переосмысление статуса познающего субъекта - один из самых важных путей самопознания философии. В эпоху, когда происходит смена типов рациональности, ориентация познавательных процессов не только на истинность и нормативность, но и на различные типы ценностей, особое значение приобретают усилия, направленные на построение систематизирующих и синтезирующих методологических концепций.

Степень разработанности темы. В отечественной литературе широкое обсуждение вопроса о соотношении ценностного и познавательного началось еще в 60-е годы XX века. Результатом этого обсуждения в рамках марксистской философской парадигмы стал вывод об их нерасторжимой взаимосвязи, о принципиальной включенности ценностно-нормативных компонентов в познавательный процесс и в само знание. Это положение было зафиксировано в работах П.В. Копнина, A.M. Коршунова, K.JL Любутина и других. Предметом изучения в этих работах были субъект и объект как элементы ценностного отношения вообще, а также социально-исторические цели и идеалы, нормы и представления, в соответствии с которыми субъект осуществляет «отнесение к ценностям» любой, в том числе и познавательной, деятельности. Однако уже в 70-е -80-е годы XX века в обсуждении этой проблематики наблюдается переход от общих эпистемологических исследований ценностного и познавательного к выявлению конкретных форм, факторов, способов взаимодействия когнитивного и ценностного именно в научном познании (исследования Н.М.Мотрошиловой, П.П.Гайденко, В.С.Библера, В.С.Степина, А.П.Огурцова, Б.Г.Юдина и др.). Несмотря на то, что ценностный подход к научному познанию приобрел сегодня «права гражданства», здесь еще много нерешенных и спорных проблем. В ряду таких проблем - соотношение истины и ценности, соотношение субъективного и объективного в научном знании, способы выдвижения и принятия в науке концепций, претендующих на истинность и универсальность, роль и функции научных конвенций в производстве и динамике научного знания, адекватная оценка конвенционалистских концепций и стратегий в философии и методологии наук (А.Пуанкаре, Р.Карнап, А.Куайн, представители современного радикального конструктивизма П.Вацлавик, Е.Глазерфельд, У.Матурана, Х.фон Ферстер и др.).

В отечественной философской литературе значительное внимание уделяется анализу собственно познавательных ценностей. Ценность науки, по мнению многочисленных исследователей, определяется тем, что она есть высшее, специфически человеческое средство ориентации человека в жизненно-практической сфере.

Развитие теории познания, введение новых средств, методов, расширение предметного поля этой области философского знания предполагают трактовку самого познания как процесса, включенного в исторически определенные формы предметно-практической деятельности и коммуникаций.

Не последнее место в этом процессе занимает анализ возникновения и развития новых методологических направлений, реализующих поле деятельности эволюционирующего методологического сознания, примером чему является анализ конвенционалистской методологии науки.

Конвенциональное принятие и построение научной теории как методологическая норма, как специфика современной науки, было признано всеми ведущими методологами XX века различных направлений. Этому способствовала целая совокупность особенностей современной науки, как-то: резкое возрастание абстрактности и степени общности естественнонаучных теорий; использование учеными гипотезы в качестве необходимой и важнейшей формы научного знания; ломка и пересмотр понятий классической науки, казавшихся дотоле абсолютно незыблемыми; отказ от одних фундаментальных понятий, изменение содержания других; конвенциональность языка семантики научных терминов; осознание многозначного характера связи теории и эмпирического материала; резкое возрастание значения конкурирующих теорий и, в этой связи, значения проблемы выбора и значения внеэмпирических критериев оценки теории, простоты, красоты, удобства, изящества и т.д.

Конвенциональное понимание природы научного знания и знания вообще является яркой демонстрацией того факта, что наука - это творение рук человеческих. Этот, казалось бы, простой, даже банальный факт, требует своего обоснования с различных позиций. Неслучайно, что вопрос конвенциональное™ научного знания впервые был поднят в конце XIX века в рамках религиозного философствования неогегельянцем и неотомистом Эдуардом Леруа. Сам конвенционализм уходит своими корнями в средневековую концепцию двух родов истин: научные истины, являясь результатом одного из видов человеческой деятельности, не могут быть абсолютом.

Конвенциональная, т.е. человеческая природа человеческого знания - это то, от чего отказался ранний Гуссерль, это то, к чему пришел поздний Гуссерль, выступая за гуманизацию европейской науки. Это также просматривается в теоретической версии экзистенциализма, впрочем, как и в более ранних направлениях неклассического периода развития философской мысли.

Эти идеи, как ни странно на первый взгляд, ярко раскрываются в позитивистских и близких к ним течениях. Несмотря на их достаточно жесткий сциентизм и достаточно традиционный рационализм, а также интерналистское понимание научного знания, ими тем не менее признается нерациональная компонента в самой структуре научного знания, для выявления которой и служит конвенция. В зависимости от точки зрения автора работа этих конвенций рассматривается на эмпирическом или теоретическом уровнях знания.

Наиболее демонстративно, в рамках постпозитивистской методологии науки, нерациональный характер научного знания раскрывается в трудах К.Поппера и его многочисленных учеников и сторонников, которые развили самостоятельные идеи, далеко выходящие за рамки школы Поппера.

Таким образом, признание конвенциональное™ научного знания сциентистскими и антисциентистскими философскими направлениями свидетельствует о признании вхождения нерациональных компонентов в структуру научного знания. Причиной этого является субъект науки, т.е. человек, с его исторически меняющимся интересом и исторически меняющийся ценностно-мировоззренческий климат эпохи.

Вполне правомерен в этой связи возрастающий интерес к изучению логики научных исследований и выявлению вопросов, имеющих важное значение в дальнейшем исследовании компонентов самой науки, взятых в определенной системе социокультурных ориентаций. Среди них большой интерес представляет проблема вхождения условных элементов, конвенций в структуру строения и функционирования научных теорий.

Интерес к проблеме конвенции в научном познании обусловлен, с одной стороны, бурным развитием современного научного знания, усложнением его структуры, созданием высокоабстрактных теоретических концепций, с другой -ростом методологической рефлексии науки, стремлением науки осознать свои гносеологические основания. Актуальность проблемы функционирования условных соглашений в научном познании определяется также необходимостью методологического анализа современной философии, прежде всего, неопозитивизма и постпозитивизма, уделяющих большое внимание данной проблеме.

Актуальность данной темы объясняется и тем, что с углублением познания наблюдается рост удельного веса конвенционального элемента в научном знании. Но это не произвол чистого мышления, а объективная характеристика научного познания.

Как уже отмечалось, конвенция играет важную роль как в процессе научного поиска, так и в построении теории, и вполне возможно, что позитивная разработка данной проблемы приведет к признанию методологическим сознанием конвенции как общенаучного метода, как познавательной процедуры, включающей в себя целую систему операций. Безусловно, что в самом простом случае конвенция -минимальная структура и минимальная процедура познавательного акта, даже если последний сводится к чисто вербальному акту, что зачастую при увлечении интерпретационным подходом неизбежно. Особенно ярко это раскрывается в понимании разума, теоретического сознания как рефлексивного мышления, опосредованного языком и связанного с ним. Это конкретизируется в вербализированном акте понимания, связанного с рациональной объективацией и конституированием смысла.

Такая постановка вопроса находит своё отражение в новых течениях философии языка, к примеру в трансцендентальном прагматизме К.-О. Апеля [см.: 15, 16], где, по сути дела, язык рассматривается как отношение к отношениям, что актуально для проблематики и тематизации субъектно-субъектной модели познания [см.: 452, 453, 454]. Эти моменты, связанные с проблемой трансцендентального конституирования интерсубъективно значимого смысла вещей и явлений, усиливаются в современной герменевтической феноменологии при объяснении «установления конвенций между учёными о тематизированных предметах и их исследовательских программ» [454: 140] и являются ключом к проблеме обоснования истинности суждений. Таким образом, «теория познания перестаёт быть классической критикой познания в виде анализа познания и превращается в «критику смысла», основанного на анализе знаков и их значений» [Там же: 144].

Это предполагает и иное рассмотрение соотношения познавательной и коммуникативной функции языка - не как их сочетания или простого взаимодействия, а как единого процесса в познавательных процедурах, в общении, в экзистенциальном разговоре, в артикуляции мира и т.д.

Основная трудность, с которой сталкивается позитивная разработка проблемы конвенций - соединение объективных параметров самой природы знаний и творческих возможностей познающего субъекта. Решение этой проблемы является ключом к решению вопроса об объективных границах конвенции и ее роли в научном познании.

Многие вопросы, связанные с исследованием структуры, функций и развития научных теорий, интенсивно разрабатываются в отечественной методологической литературе. Здесь достигнуты значительные результаты и высказано немало интересных и плодотворных идей. Что же касается проблемы конвенций, то в работах современных философов позитивная разработка данной проблемы находится только на начальном этапе.

Поэтому до сих пор в понимании природы условных соглашений и их функций остается много неясностей, трудностей и нерешенных вопросов. Некоторые авторы порой даже строго не различают понятия «конвенция», «конвенционализм» и употребляют их как синонимы. За редким исключением [см.: 289, 341], и в мировой, и в отечественной литературе отсутствуют даже попытки дать четкое определение понятия «конвенция». Обычно авторы пользуются такими синонимичными выражениями, как «конвенция», «конвенциональность», конвенциональный элемент», «условность», «условное соглашение», полагаясь на интуицию читателя и контекст работы. По сути дела, все эти выражения являются буквальным переводом с латинского языка термина «конвенция», введенного в философскую методологию Э. Jlepya и А. Пуанкаре.

В качестве рабочего определения «конвенции» можно предложить следующее: конвенция - методологический прием, характеризующий принятие решения в силу необходимости выбора или с целью устранения неопределенности.

Как правило, абсолютное большинство исследователей ограничивается лишь критикой конвенционализма, указанием на его субъективистский характер. Это, конечно, верно, но самая убедительная критика, как известно, - это позитивная разработка тех проблем, из которых выросла конвенционалистская методология науки. Среди отечественных философов, которые внесли наиболее существенный вклад в разработку проблемы конвенции, необходимо выделить, в первую очередь, работы Э.М. Чудинова и Ю.Б. Молчанова, A.M. Коршунова, В.В. Мантатова, А.Д.Александрова, Аскина, А.В.Ахутина, Л.Б.Баженова, В.С.Барашенкова,

A.С.Богомолова, В.В.Бондаренко, В.В.Виноградова, Д.П.Горского, С.С.Гусева, И.Добронравова, П.С.Дышлевого, Б.М.Кедрова, А.М.Кравченко, В.Н.Кузнецова, С.АЛебедева, Е.А.Мамчур, Л.И.Мандельштама, Б.В.Маркова, С.Т.Мелюхина, Г.Я.Мякишева, В.В.Налимова, И.С.Нарского, М.Э.Омельяновского, Р.Й.Павилениса, А.В.Панина, Ю.А.Петрова, М.В.Поповича, М.А.Слемнева,

B.А.Смирнова, Е.Д.Смирновой, В.С.Стёпина, А.А.Тяпкина, А.И.Уёмова, В.А.Фока,

C.М.Шалютина, В.С.Швырёва, С.А.Яновской и др. В западной периодической печати регулярно публикуются статьи по интересующей нас проблеме (см. библиографию), но эти работы носят описательный характер и, как правило, посвящены критике классиков конвенционализма, их крайностей с позиции ослабленного конвенционализма. Так, из западных исследователей необходимо выделить: К.Айдукевича, М.Блэка, Л.Больцмана, М.Борна, Р.Боумена, Л. де Бройля, М.Бунге, Н.Бурбаки, Г.Галилея, Гегеля, В.Гейзенберга, Т.Голда,

A.Грюнбаума, Г.Динглера, П.Дюгема, Р.Карнапа, В.Куайна, Т.Куна, И.Лакатоса, М.Планка, К.Поппера, А.Пуанкаре, Б.Рассела, Г.Рейхенбаха, В.Сэлмона, Дж.Уитроу, П.Фейерабенда, К.Фраассена, О.Френеля, А.Шаффа, А.Эйнштейна,

B.Эллиса, Д.Юма и др.

Но это лишь внешнее проявление неразработанности данной темы. Суть же проблемы заключается в необходимости выяснения объективных оснований условных соглашений, границ правомерности их применения, а также в необходимости выделить основные разновидности конвенций и раскрыть механизм их функционирования на различных уровнях научного знания, в различных формах научного познания, с учетом ценностной мотивации их выбора и применения.

Объектом исследования является место и роль методологии и мировоззрения философских направлений в структуре научного познания.

Предметом исследования является взаимодействие методологии и мировоззрения философских концепций в современном научном познании.

Основная цель - раскрытие взаимодействия методологических и мировоззренческих программ философских направлений в современном научном познании.

Осуществление данной цели потребовало решения следующих основных задач:

1. Проанализировать исторические формы взаимодействия методологических и мировоззренческих программ, актуальных для современной теории познания и развитых в рамках классической немецкой философии.

2. Выявить структурные изменения социально-культурного контекста эпохи как условия изменения задач, стоящих перед наукой, нового понимания познавательного процесса, формирования полинарности познавательных моделей.

3. Исследовать взаимозависимость изменений ценностно-мировоззренческих установок познающего субъекта и переориентации методологического сознания как рефлексии данных процессов.

4. Показать превращение методологических программ в мировоззренческие как закономерный процесс эволюции, саморефлексии методологического сознания.

5. Проанализировать роль ценностно-мировоззренческих компонентов в когнитивных процессах в условиях формирования полинарности познавательных моделей.

6. Раскрыть меру и степень человеческого присутствия в научном познании, без потери статуса научности, на фоне интерпретации феномена человекомерности постнеклассической и проблемно ориентированной науки.

7. Рассмотреть включенность в когнитивные процессы ценностно-мировоззренческих компонентов, выполнение ими не только функций регулирующих принципов, но и функций внутренних факторов развития науки.

8. Представить конвенционализм как методологическую рефлексию попыток синтеза человекомерности процесса научного познания с требованиями научности к построению теоретических концепций. Методом исследования является принцип рассмотрения процесса научного познания и методологического сознания как феноменов культуры определенной эпохи с позиций принципов историзма и целостности.

Научная новизна работы заключается в следующем:

1. Показано, что исследования конструктивной деятельности разума в науке и попытки выяснить возможности этой деятельности раскрывают не только важные моменты в процессе исследовательской работы учёных-теоретиков, но и приводят к эволюции самих этих философских исследований.

2. Обосновано, что методологические программы сциентистского типа философствования, ассимилируя социально-мировоззренческую проблематику, получают не просто мировоззренческую окраску, а превращаются в мировоззренческие программы.

3. Выявлено, что процесс конвергенции методологических и мировоззренческих программ происходит не пропорционально: в большей степени шло развитие методологических программ в сторону мировоззренческих, а не мировоззренческих программ в сторону методологических.

4. Движение от гносеологии к онтологии, превращение методологических программ в мировоззренческие представлены как типические черты современного философствования. Продемонстрирована зависимость познавательных задач от ценностных установок и включенность в этот процесс бытия самого познающего субъекта.

5. Установлено, что переориентация традиционного противопоставления методологических и мировоззренческих программ ведет к множественности вариантов синтеза этих программ в единую целостную конструкцию, где выделяется конвенционализм, соединяющий в себе человекомерность процесса научного познания с требованиями научности к теоретическим построениям, интегрирующий методологические и ценностно-психологические установки.

Тезисы, выносимые на защиту:

1. Обнаружение взаимосвязи условий познания с формами, задачами и направленностью процесса познания; формирование новой субъектно-объектной модели познания, нетрадиционной для предыдущих философских направлений, полный отказ от просветительских установок в понимании статуса науки, её возможностей и границ научного познания - такое начало критического подхода к науке и научному познанию, по сути дела, означает формирование новых ценностно-мировоззренческих ориентиров в условиях меняющегося социокультурного контекста эпохи.

2. Изменения социокультурного контекста завершились становлением эпохи романтизма. В связи с ними ученый стал массовой профессией; возросло скептицистское отношение к характеру научного познания и творчества; понизился социальный статус ученого, истины. Сформировался новый ценностно-мировоззренческий подход для осмысления этих изменений. Такого рода обстоятельства создали поисковую ситуацию, которая в свою очередь потребовала критического отношения, как к прошлому, так и к настоящему. Ответом на данную поисковую ситуацию послужило создание новых философских концепций с нетрадиционным соотношением мировоззренческих и методологических программ. Отсюда нигилизм в отношении к научному познанию, к использованию его результатов и деятельности ученого. Эта ценностная установка в концептуальном отношении смогла реализоваться лишь через подчеркнуто-выпуклую постановку проблемы активности субъекта и творческого конструирующего характера познавательной деятельности. Активность субъекта познания отождествляется с активностью субъекта в деятельности, где не различается субъективное, объективное начала, и как следствие, объективное предстает в виде объективированной активности субъекта. Последняя признается единственно существующей в действительности, что отражается в формировании нового отношения к мировоззренческо-гносеологической проблематике.

3. Попытки выяснить возможности конструирующей деятельности разума раскрывают не только важные моменты в механизме исследовательской работы учёных-теоретиков, но и приводят к эволюции самих этих философских исследований. Обращение к методологии научного познания как к главному предмету философствования становится возможным тогда, когда социальная роль науки стала значимой. Когда наука становится чрезвычайно важным элементом в жизни общества, оказывается, что изучение методологических проблем науки и в социальном плане делается важным. Невольно происходит подмена: результаты исследования методологии научного познания, т.е. научного сознания, объявляются особенностями мышления вообще. Так, новые философские направления возникают как жестко сциентистски ориентированные системы с выдвижением оригинальной методологической программы, в которой они пытаются совершенно по-новому переосмыслить весь комплекс научного знания. Согласно этой программе изменяется и сама постановка гносеологических задач.

4. Стремление понять бытие строго рационалистски привело к нарастанию иррациональности в теоретических построениях сциентистски ориентированных философов и методологов науки, признанию иррациональности того реального мира, в котором живёт каждый. В процессе этих исследований становится ясным, что познание есть нечто принадлежащее бытию субъекта, а в таком случае критерий научного познания не может не быть субъективным. Эта общая установка, общее настроение ведут к двум типам выводов и результатов. С одной стороны - к выводу об окончательном и безысходном тупике научного подхода и научного мышления в целом, отсюда антисциентизм ультралевых гуманитариев наших дней. С другой стороны - к попыткам переориентировать научное мышление, так изменив и дополнив его предмет и метод, чтобы человеческие проблемы стали ему доступными. Такая эволюция вполне демонстративна и типична для философствования сциентистски ориентированных методологических программ.

5. Переориентация традиционного противопоставления методологических и мировоззренческих программ ведёт к появлению множественности вариантов синтеза этих программ в единую целостную конструкцию, программ, среди которых выделяется конвенционализм, соединяющий в себе человекомерность процесса научного познания с требованиями научности теоретических построений, интегрирующий методологические и ценностно-психологические установки.

6. Отсюда интерес к проблеме конвенции в научном познании, который обусловлен, с одной стороны, бурным развитием современного научного знания, усложнением его структуры, созданием высокоабстрактных теоретических концепций, с другой - ростом методологической рефлексии науки, стремлением науки осознать свои гносеологические основания. Конвенциональное понимание природы научного знания и знания вообще является яркой демонстрацией того факта, что наука есть результат человеческого творчества, включенности самого человека, а не просто обезличенно-логического субъекта в непосредственный процесс научного познания.

7. В условиях интерпретации феномена человекомерности постнеклассической, междисциплинарно организованной и проблемно ориентированной науки задать меру и степень человеческого присутствия в научном познании без потери статуса научности позволяет конвенционалистская методология, синтезирующая и человечность, и научность, и коммуникационность научно-познавательной деятельности.

Практическая значимость полученных результатов состоит в следующем:

1. Результаты исследования могут быть использованы для разработки общих курсов по философии и методологии науки для аспирантов.

2. Результаты исследования могут быть использованы для разработки спецкурсов по философско-методологическим проблемам современного научного познания.

3. Результаты исследования могут быть использованы при формировании общих курсов по теории познания и истории философии для студентов философских факультетов.

4. Данные исследования могут послужить методологической базой для целого комплекса вопросов, связанных с проблемой выбора и оценки теории в условиях конкуренции теорий в современном научном познании.

5. Разработка проблем, связанных с конвенциональностью знания и разработки конвенции как познавательной процедуры, может служить методологической основой для конкретных научных разработок по проблемам инновационной деятельности, межличностной коммуникации, культурологическим проблемам.

6. Выявленная способность к эволюции методологических программ в условиях меняющегося социокультурного контекста эпохи может послужить объективной творческой основой для разработки стратегических поисков и оценок научной деятельности.

Похожие диссертационные работы по специальности «Онтология и теория познания», 09.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Онтология и теория познания», Коськов, Сергей Николаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ взаимодействия методологии и мировоззрения позволяет раскрыть взаимосвязь условий познания с нормами, задачами и направленностью процесса познания и обосновать необходимость процесса формирования полинарности познавательных моделей. Формирование новой субъектно-объектной модели, нетрадиционной для предыдущих философских направлений, полный отказ от просветительских установок в понимании статуса науки, её возможностей и границ научного познания - такое начало критического подхода к науке и научному познанию, по сути дела, означает формирование новых ценностно-мировоззренческих ориентиров в условиях меняющегося социокультурного контекста эпохи.

Отсюда естественным продолжением представляется новое понимание познания через бытийность истины и деятельностную природу познания.

Такая позиция приводит не просто к пониманию ограниченности традиционно-рационалистического характера познания, понятийной формы мышления, а к нарастанию явно выраженной иррационалистической тенденции и одновременно с этим формированию жесткой антисциентистской позиции.

Дальнейшее развитие критического подхода приводит к тезису Гегеля о тождестве бытия и мышления, а следовательно и субъекта и объекта познания и двоякой интерпретации природы этого тождества, что послужило мощным источником к развитию рационалистических и иррационалистических тенденций, сциентистских и антисциентистских позиций в понимании природы философии и характера научного познания, формированию интерналистской и экстерналистской моделей развития науки.

Именно критицизм, который подчеркивает конструирующую способность человеческого сознания, то, что именно субъект формирует объект, отличает немецкую классическую философию от традиционного эмпиризма и рационализма эпохи Просвещения, чью модель объектно-субъектных отношений можно назвать, по мнению Шеллинга, догматизмом, где объект изначально дан субъекту. Развитие критицизма оказало непосредственное влияние на множественность философских позиций не только в XIX, но и в XX веке.

Изменения социально-культурного контекста, которые завершились в начале XIX века становлением эпохи романтизма, привели к превращению политики в лидирующую форму общественного сознания, а науки - в «Большую науку», в связи с чем учёный стал массовой профессией, а интеллигент стал массовым человеком. Эти процессы сопровождались крушением претензий интеллигенции на роль духовного лидера общества и в связи с этим самыми разнообразными изменениями отношений к характеру научного познания и творчества: понижению статуса учёного и статуса истины и формированию новых ценностных подходов для осмысления этих изменений. Такого рода обстоятельства создали поисковую ситуацию, которая, в свою очередь, потребовала критического отношения как к прошлому, так и к настоящему. Ответом на данную поисковую ситуацию послужило создание новых философских концепций с нетрадиционным соотношением мировоззренческих и методологических программ.

Как протест против нивелирования личности, сформировался социальный нигилизм, частным случаем которого явился нигилизм в отношении к научному познанию, к использованию его результатов и деятельности учёного. Эта ценностная установка в концептуальном отношении может реализоваться лишь через подчеркнуто-выпуклую постановку проблемы активности субъекта. В свою очередь, эта активность, в частности у Ницше, вообще - в философии жизни и в экзистенциализме, реализуется через творческий, конструктивный характер познавательной деятельности. Отсюда - субъективизм в гносеологии, а затем его онтологизация как еще одно доказательство активности субъекта познания.

Дальнейшее углубление выявленной ценностно-мировоззренческой позиции привело к такой философско-методологической программе, в которой активность субъекта в познании не отличается от активности субъекта в деятельности, где не различается ни субъективное, ни объективное начало. Как следствие, объективное предстаёт в виде объективированной активности субъекта, и последняя признаётся единственно существующей в действительности.

Такое новое понимание соотношения ценностно-мировоззренческих установок и познавательных задач связано не с выводами из частных наук, как утверждали позитивисты, и не с наукой вообще, а с постановкой транснаучных вопросов. Исходный пункт такого философствования не гипотеза, а метафизический постулат. Такая позиция типична для всех философов антисциентистской ориентации. С изменением статуса научности и перенесением внимания на конкретную личность, как творчески-конституирующего субъекта научного познания, встал вопрос о переориентации с понятийно-логико-рационалистического мышления индивида, которое реализовывало субъектно-объектную модель познания и формировало объект направленности интеллекта в расчленённо-омертвлённую форму, на понимание ценности эмоционально-чувственного, интуитивного познания человека как непосредственное, живое и целостное обретение объекта познания или познавательное слияние с ним. К примеру, основа конструкции Бергсона заключается в том, что каждое философское исследование, в конце концов - анализ практической деятельности человечества. Традиционной философии науки, связанной со сциентистскими философскими направлениями, свойственны убеждения в том, что средствами и основами постижения бытия являются научные методы познания, дополненные гносеологическим анализом.

Философ жизни считает, что средство постижения бытия - интуиция, понятая как акт интроспекции, посредством которой переносятся внутрь предмета, чтобы слиться с ним. Для традиционного представления о науке - познание есть погоня за истинами. Это происходит через объективную форму восприятия, понятий, научной символики и т.д. Для философа жизни существуют средства овладевать реальностью абсолютно, вместо того, чтобы познавать ее относительно.

Несомненно, Бергсон затронул очень важную проблему человечества - связь соотношения познания и практики, специфики познавательной деятельности. Эти проблемы поставлены таким образом, что эта постановка закрывает пути к их традиционному решению. В борьбе против позитивистов и, вообще, против сциентистов, отождествивших философию с формами и итогами частных наук, Бергсон предлагает противопоставление философии и науки. В итоге, философия оказывается мировоззренческой конструкцией, которая базируется не на естественных науках, а на натурфилософском построении. Утилитаризм в понимании науки и волюнтаристские тенденции в понимании социальной практики - достаточно типичная позиция для всей нетрадиционной философии, в первую очередь и философии жизни.

Философия жизни характеризует собой начало такого периода, когда происходит резкое размежевание гносеологической и мировоззренческой проблематики, когда традиционное разделение философии на гносеологию и онтологию перестает работать. Поэтому сама познавательная деятельность субъекта и результат этой деятельности онтологизируются, что и отражается в мировоззренческой проблематике.

Ярко выраженный антисциентистский характер подхода к решению этих проблем связан, прежде всего, с попыткой противостояния социальному нивелированию личностных характеристик субъекта и обезличиванию процесса и механизма научного познания. Экстерналистская модель развития науки представителями данного направления принимается, как говорится, по естеству.

Исследования конструктивной деятельности разума в науке и попытки выяснить все возможности этой деятельности раскрывают не только важные моменты в механизме исследовательской работы учёных-теоретиков, но и приводят к эволюции самих этих философских исследований.

Обращение к методологии научного познания как к главному предмету философствования, становится возможным тогда, когда социальная роль науки стала чрезвычайно значимой. Когда наука становится чрезвычайно важным элементом в жизни общества, тогда оказывается, что изучение методологических проблем науки и в социальном плане делается чрезвычайно важным. Невольно происходит подмена - результаты исследования методологии научного познания, т.е. научного сознания, объявляются особенностями мышления вообще.

Так, неокантианцы начинают свою философскую деятельность, как правоверные сциентисты, с выдвижением оригинальной методологической программы, в которой они пытаются совершенно по-новому переосмыслить весь комплекс научного знания. Согласно этой программе, изменяется и сама постановка гносеологических задач.

Если критика науки со стороны Ницше носит внешний, социологический характер, то критика науки Бергсоном и Дильтеем - основательная критика не только ее методов, но и самого способа видения предмета. Изменение социального статуса интеллигенции и критика науки конца XIX века способствовали такому интересному движению, как иррационализация, в принципе, традиционной, рациональной философии, и превращению методологических программ философских направлений в мировоззренческие.

Ярким примером чему служит эволюция неокантианства, которое попыталось помимо методологических проблем, ассимилировать и социальные проблемы. Если философы жизни изначально были сориентированы на социально-мировоззренческие проблемы, то неокантианцы и позитивисты были ориентированы в основном на методологические проблемы. Впоследствии наблюдается процесс конвергенции, но этот процесс непропорционален, в большей степени шло развитие методологических программ в сторону философии жизни, а не философии жизни в сторону методологических концепций, то есть не от антисциентистской - в сторону сциентистской, а от сциентистской философии - в сторону антисциентистской. Методологические концепции, пытаясь включить в свои конструкции социальную проблематику, тем самым вводят «троянского коня» в свои конструкции, и чистота методологических программ теряется.

Вряд ли можно назвать случайным тот факт, что такая эволюция происходила, к примеру, с неокантианцами двух направлений. Произошло не просто изменение акцентов в научных пристрастиях представителей данного направления, а более глубокое изменение - эволюция методологической программы в мировоззренческую. Хотя субъект познания остается по-прежнему инперсонифицированным, а его мышление - механизмом работы теоретического мышления.

Подчеркивая некоторые важнейшие черты современного научного познания, которые стали вполне очевидными в XX веке, неогегельянцы дали представлениям об иррациональном не столько гносеологическую, сколько онтологическую трактовку. Движение от гносеологии к онтологии, превращение методологических программ в мировоззренческие стало типической чертой западноевропейской мысли второй половины XIX и всего XX века. Эволюция неокантианства, позитивизма и неогегельянства идет именно по этому пути. То же самое наблюдается и в эволюции феноменологической и экзистенциальных трактовок познавательного процесса.

Завершив свою эволюцию, неокантианство антиметафизическое превратилось в неогегельянство вполне метафизичное, в свою очередь, неогегельянство вполне метафизичное эволюционирует, по сути дела, в теологию, которая изначально метафизична.

Анализ эволюции неокантианства в неогегельянство, а последнего - в теологию, выявляет еще одну типичную черту в развитии европейской философской мысли - движение от антиметафизики к метафизике, а от нее - к теологии. Методологические программы философских направлений, начиная со второй половины XIX века, получают не просто мировоззренческий окрас, а превращаются в мировоззренческие программы, что стало типической чертой современного философствования.

В этих условиях Гуссерль возвращается к Канту, своему классическому предшественнику, и весьма негативно настроен в отношении Гегеля. Действительно, если Гегель снял трудности познавательного процесса постулатом о тождестве бытия и мышления, то Кант, как и сам Гуссерль, пытается построить чистую теорию наук, образующую основу наук о познании.

Исходя из того, что теория познания сама есть познание, он пытается построить чистую теорию основ знания, где необходимо исследовать само понятие познания, и задается вопросом, где следует искать критерий познания. В процессе данного исследования становится ясным, что познание есть нечто принадлежащее субъекту, а в таком случае критерий научного познания не может не быть субъективным. Закономерным является тот факт, что в начале своего творческого становления Гуссерль выступил как методолог, а в конце своего жизненного и творческого пути Гуссерль приходит к необходимости изучения жизненного мира отдельного человека, его ценностно-психологической наполненности, того, чем он пренебрег вначале.

Такая эволюция вполне демонстративна и типична для философствования сциентистски ориентированных методологических программ. Стремление понять бытие рационалистски привело к росту иррациональности того реального мира, в котором живет каждый. Эта общая установка, общее настроение может привести к двум типам выводов и результатов. С одной стороны, к выводу об окончательном и безысходном тупике научного подхода и научного мышления в целом. Отсюда антисциентизм ультралевых гуманитариев наших дней. С другой стороны, к попыткам переориентировать научное мышление, так изменив и дополнив его предмет и метод, чтобы человеческие проблемы стали доступными ему.

Так, к примеру, один из первых экзистенциалистов, Мартин Хайдеггер, начинает свою карьеру как теоретик, пользующийся достаточно традиционным для философа науки интеллектуальным вооружением, и заканчивает ее на пути мифопоэтического творчества.

Продолжая эволюцию переосмысления гносеологической проблематики Хайдеггер даёт новое понимание истины - не как обезличенную характеристику результатов познания, а как способ бытия познающего субъекта, понимание, раскрывающее, прежде всего, ценностно-мировоззренческое отношение личностных характеристик субъекта и мира, где оказывается важным не то, что мы познаём, а сам процесс познавания.

Универсальность и всеобщность прежних схем познавательного процесса, по сути дела, отменяется, и такая отмена является метафизическим постулированием смены ценностно-мировоззренческих установок для познающего субъекта и попыткой предложить новый тип рациональности и, таким образом, переориентировать европейскую науку и научное мышление.

В постановке вопроса об истине и проблематике субъекта познания философские программы, выступающие в начале как методологические, раскрываются, в конечном счёте, как варианты общественного сознания, как мировоззренческие программы, проигрывающие нетрадиционные с точки зрения традиционной философии, с точки зрения классического рационализма, матрицы жизнечувствования, способы «быть». Проявилась матрица европейского жизнечувствования, формирование которой было связано с открытием человека как личности, т.е. его внутреннего мира, его самосознания, его истории, т.е. то, что представило средневековье в его лучших проявлениях, и что стало определяющим архетипом человека европейской культуры, той самой культуры, которая сформировалась в лоне христианской системы ценностей.

На фоне традиционного противопоставления методологических и мировоззренческих программ появляется множество вариантов синтеза этих программ в единую целостную конструкцию, среди которых выделяется конвенционализм, соединяющий в себе человекомерность процесса научного познания с требованиями научности теоретических построений, оригинально сочетающий методологические и ценностно-психологические установки.

Конвенциональное понимание природы научного знания и знания вообще является яркой демонстрацией того факта, что наука - это творение рук человеческих; включенности самого человека, а не просто обезличенно-логического субъекта в процесс научного познания.

Интерес к проблеме конвенции в научном познании обусловлен, с одной стороны, бурным развитием современного научного знания, усложнением его структуры, созданием высокоабстрактных теоретических концепций, с другой -ростом методологической рефлексии науки, стремлением науки осознать свои гносеологические основания.

Целесообразно начать с выделения основных разновидностей конвенций в научном познании: семантической, эмпирической, теоретической, - и с обоснования их необходимости, роли и значимости. Так, самая простая из этих разновидностей - семантическая конвенция - делает возможным осуществление познавательной и коммуникативной функций естественными и научными языками.

Конвенция играет важную роль как в процессе научного поиска, так и в построении теории, и возможно признание методологическим сознанием конвенции как общенаучного метода, как познавательной процедуры, включающей в себя целую систему операций. С углублением научного познания наблюдается рост удельного веса конвенционального элемента в научном знании, что стало характерной чертой научного познания в XX веке.

Итак, процесс взаимодействия методологии и мировоззрения в современной эпистемологии раскрывается через совместную эволюцию когнитивных задач и мировоззренческих установок. Этот процесс сложен и неавтономен и является частью философского процесса. Для современной философии характерно с одной стороны, размежевание и противопоставление гносеологии, превращенной в методологию, мировоззренческим концепциям, а с другой стороны, - характерно движение мысли от антиметафизики к метафизике, от гносеологии к онтологии, от методологических программ к мировоззренческим; онтологизация личностного и вхождение этой человекомерной компоненты в саму структуру научного знания, отражением чего, является признание конвенционального характера знания, - всё это стало типическими чертами современного философского процесса.

Список литературы диссертационного исследования доктор философских наук Коськов, Сергей Николаевич, 2012 год

1. Абрамова Н.Т. Открытый характер знания: опыт и умения, поиски идентичности // Философия науки. Вып.10. М.: ИФРАН, 2004. С.189-205.

2. Агасси Дж. Революции в науке отдельные события или перманентные процессы?// Современная философия науки. М., 1996. С.89-102.

3. Агасси Дж. Наука в движении // Структура и развитие науки. М.: Прогресс, 1978. С.121-160.

4. Агацци Э. Историческая детерминация науки // Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.459-472.

5. Айдукевич К. Картина мира и понятийный аппарат //Философия науки. Вып.2. М.: ИФРАН, 1996. С.231-254.

6. Актуальные проблемы логики и методологии науки. Отв.ред.: Попович М.В. Киев: Наук, думка. 1980. С.335.

7. Акчурин И.А. Методологический принцип единства научного знания и современное понимание Бытия (по Хайдеггеру).// Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С. 189-209.

8. Акчурин И.А. Единство естественно-научного знания. М.: Наука, 1974. С.208.

9. Акчурин И.А. Эволюция современной естественнонаучной парадигмы. //Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С. 147-163.

10. Алексеев П.В. Естественнонаучный материализм и материалистическая диалектика. М.: Высшая школа, 1981. С. 176.

11. П.Алексеев П.В. Наука и мировоззрение: союз марксистской философии и естествознания. М.: Политиздат, 1983. С.367.

12. Альтернативные миры знания. Отв.ред.: Порус В.Н. СПб.: Изд-во Рус. христиан, гуманит. ин-та, 2000. С.325.

13. Андрианова Т.В., Ракитов А.И. Философия науки и эволюционистская эпистемология Т. Куна.// Критика современных немарксистских концепций философии науки. М.: Наука, 1987. С.79-109.

14. Анисов А.М. Проблема познания прошлого.// Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.243-269.

15. Апель К.-О. Трансформация философии. М.: Логос, 2001. С.344.

16. Апель К.-О. Трансцендентально-герменевтическое понятие языка.//Вопросы философии. 1997. №1. С.76-92.

17. Апресян Р.Г. Нормативные модели моральной рациональности.//Мораль и рациональность. М.: ИФРАН, 1995. С.94-119.

18. Aparo Ф. Биографии знаменитых астрономов, физиков и геометров. Т.1. Ижевск: РХД, 2000. С.495.

19. Aparo Ф. Биографии знаменитых астрономов, физиков и геометров. Т.2,3. Ижевск: РХД, 2000. С.464.

20. Арлычев А.Н. Проблема познания процесса в философии и науке.// Вопросы философии. 1999. №3. С.85-96.

21. Аронов P.A. Шемякинский В.М. Два подхода к проблеме взаимоотношения геометрии и физики.//Философия науки. Вып.7. М.: ИФРАН, 2001. С.207-226.

22. Аронов P.A., Шемякинский В.М. Логико-гносеологические патологии и амбивалентность физического познания.//Вопросы философии. 2002. №1. С.90-102.

23. Аскин Я.Ф. Философский детерминизм и научное познание. М.: Мысль, 1977. С.188.

24. Аскин Я.Ф. Детерминизм, развитие, время.//Философские основания естественных наук. М.: Наука, 1976. С.341-357.

25. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М.: Мысль, 1965. С.312.

26. Асмус В.Ф. Проблема целесообразности в учении Канта об органической природе и в эстетике .//Кант И. Сочинения. Т.5. М., 1966. С.5-65.

27. Ахундов М.Д. Социальное влияние на науку: локальное или атрибутивное?//Философия науки. Вып.7. М.: ИФРАН, 2001. С.58-75.

28. Ахундов М.Д. Физика на пути к единству. М.: Знание, 1985. С.64.

29. Ахундов М.Д. Философия и физика в СССР. М.: Знание, 1989. С.63.

30. Ахундов М.Д., Баженов Д.Б. Останется ли наука системой объективного знания. // Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С.124-145.

31. Ахутин A.B. Поворотные времена. СПб.: Наука, 2005. С.741.

32. Ахутин A.B. История принципов физического эксперимента от античности до XVII в. М.: Наука, 1976. С.291.

33. Бажанов В.А. Рефлексия в современном науковедении.// Рефлексивные процессы и управление. №2. 2002. С.73-89.

34. Бажанов В.А., Панченко А.И. К вопросу о структуре физической реальности (логико-алгеброические аспекты).//Наука в социальных, гносеологических и ценностных аспектах. М.: Наука, 1980. С.188-201.

35. Бажанов В.А. Метатеоретические исследования и рефлексивность научного знания.//Вопросы философии. 1985. N 3. С. 122-125.

36. Бажанов В.А. Аргументация, доказательство и нормы науки. Этический и психологический подтекст дискуссии Бора и Эйнштейна.//Философские проблемы аргументации. Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1986. С.427-436.

37. Бажанов В.А. Интерпретация квантовой теории: уроки, проблемы, перспективы.//Материалистическая диалектика и пути развития естествознания. JI.: Изд-во Ленинград, ун-та. 1987. С.21-35.

38. Бажанов В.А., Новоселов М.М. Логика научного познания и логика абстракций в аспекте интервальной семантикиУ/Логика научного познания. Актуальные проблемы. М.: Наука, 1987. С.208-230.

39. Бажанов В.А. У истоков современной неклассической логики.//Закономерности развития современной математики. М: Наука, 1987. С.201-208.

40. Баженов Л.Б. Концептуальная эволюция проблемы причинности // Философские основания естественных наук. М., 1976

41. Баженов Л.Б. Общенаучный статус редукционизма. Пущино: НЦБИ, 1986. С.25.

42. Барашенков B.C. Ленинская идея неисчерпаемости материи в современней физике.// Вопросы философии. 1971. №3. С.52-55.

43. Барашенков B.C. Причинные связи микроявлений.// Философские основания естественных наук. М.: Наука, 1976. С.305-325.

44. Башляр Г. Новый рационализм. М.: Прогресс, 1987. С.374.

45. Беляев Е.А., Перминов В.Я. Философские и методологические проблемы математики. М.: МГУ, 1981. С.214.

46. Бергсон А. Два источника морали и религии. М: Канон, 1994. С.384.

47. Бергсон А. Собрание сочинений в четырех томах. Т.1. М.: Московский клуб, 1992. С.336.

48. Бергсон А. Творческая эволюция. М.: Канон пресс, Кучково поле, 1998. С.384.

49. Бердяев H.A. О назначении человека. М.: Республика, 1993.С.383.

50. Богомолов A.C. Английская буржуазная философия XX века. М.: Мысль, 1973. С.317.

51. Богомолов A.C. Немецкая буржуазная философия после 1865 года. М.: МГУ, 1969. С.447.

52. Больцман JI. Избранные труды. М.: Наука, 1984. С.589.

53. Больцман JI. Статьи и речи. М.: Наука, 1970. С.405.

54. Бом Д. Специальная теория относительности. М.: Мир, 1967. С.285.

55. Бондаренко В.В. Несостоятельность карнаповской оценки роли конвенций в описании приводы.//Вестник МГУ. Серия философия. 1978. №3. С.3-12.

56. Борзенков В.Г., Лебедев С.А. Основные философские проблемы современного естествознания. М.: МГУ, 1975. С. 149.

57. Борн М. Лекции по атомной механике. М.: УРСС, 2005. С.310.

58. Борн М. Моя жизнь и взгляды. М.: Прогресс, 1973. С.176.

59. Борн М. Физика в жизни моего поколения. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963. С.535.

60. Борн М. Эйнштейновская теория относительности. М.: Мир, 1972. С.365.

61. Боррадори Д. Американский философ: Джованна Боррадори беседует с Куайном, Дэвидсоном, Патнэмом и др. М.: Дом интеллектуал, кн., 1998. С.202.

62. Бройль Л. де. Введение в волновую механику. М.: УРСС, 2005. С.234.

63. Бройль Л. де. Соотношения неопределенностей Гейзенберга и вероятностная интерпретация волновой механики. М.: Мир, 1986. С.340.

64. Бройль Л. де. По тропам науки. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1962. С.407.

65. Бройль Л. де. Революция в физике. 1965. С.232.

66. Брушлинский A.B. О деятельности субъекта и его критериях.// Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.351-377.

67. Буданов В.Г. От диаграмм Фейнмана к грамматикам Хомского: о единстве событийного языка в науке и культуре.//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.103-127.

68. Бульенков H.A. Нанотехнологии и смена типов рациональности.//Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С.223-255.

69. Бунге М. Философия физики. М.: УРСС, 2003. С.319.

70. Бурбаки Н. Элементы математики //Очерки по истории математики. М., 1963

71. Бэкон Ф. О достоинстве и приумножении наук.//Сочинения. T.l. М., 1971. С.85

72. Вайнгартнер П. Сходство и различие между научной и религиозной верой.//Вопросы философии. 1996. №5. С.90-109.

73. Вартофский М. Эвристическая роль метафизики в науке.//Структура и развитие науки. М.: Прогресс, 1978. С.43-110.

74. Васильев С.В. Философский анализ гипотезы лингвистической относительности. Киев: Наукова думка, 1974. С.134.

75. Васюков В.Л. Две парадигмы в рамках одной школы.//Философия науки. Вып.2. М.: ИФРАН, 1996. С.218-231.

76. Вейль Г. О философии математики. 2005. С. 128.

77. Великие преобразователи естествознания. Анри Пуанкаре. XVII Международные чтения, 28-29 нояб. 2001 г.: Тезисы докл. Отв.ред.: Габрусь И.Ф. и др. Минск: Белорус, гос. ун-т информатики и радиоэлектроники, 2001. С.271.

78. Взаимодействие наук: теорет. и практ. Аспекты. Отв.ред.: Кедров Б.М. М.: Наука, 1984. С.320.

79. Визгин В.П. Вернер Гейзенберг о соотношении искусства и науки.//Наука и искусство. М.: ИФРАН, 2005. С.95-121.

80. Визгин В.П. Границы новоевропейской науки: модерн/постмодерн. //Границы науки. М.: ИФРАН, 2000. С. 192-228.

81. Виндельбанд В. Философия культуры: избранное. М.: ИНИОН, 1994. С.349.

82. Виндельбанд В. Дух и история: Избранное. М.: Юристъ, 1995. С.687.

83. Виндельбанд В. Философия в немецкой духовной жизни XIX столетия. М.: Наука. 1993. С. 103.

84. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение: о слове. М.: Высшая школа, 1972.

85. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1958. С.133.

86. Войшвилло Е.К. Понятие. М.: МГУ, 1967. С.287.

87. Гайденко П.П. Проблема времени у Канта: время как априорная форма чувственности и вневременность вещей в себе // Вопросы философии. №9, 2003.

88. Гайденко П.П. Трансформация кантовской теории времени в наукоучении Фихте. Время как продуктивная способность воображения.//Вопросы философии. №1, 2004.

89. Гайденко П.П. История новоевропейской философии в её связи с наукой. М., Спб.: Рег эе, Университетская книга, 2000. С.318.

90. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки: Становление и развитие первых научных программ. М.: Наука, 1980. С.448.

91. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки (XVII-XVIII): Формирование научных программ нового времени. М.: Наука, 1987. С.351.

92. Гайденко П.П. Время. Длительность. Вечность. М.: Прогресс-Традиция, 2006. С.459.

93. Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. М.: Прогресс-Традиция, 2003. С.521.

94. Гайденко П.П. Познание и ценности.//Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.207-236.

95. Гайденко П.П. Бытие и разум.//Вопросы философии. 1997. №7. С. 114-140.

96. Галилей Г. Избранные труды в двух томах. Т.1. М.: Наука, 1964.С.640.

97. Гегель Г.В.Ф. Философия права. // Немецкая классическая философия. Право и Свобода. И.Кант. Г.Гегель. Ф.Шеллинг. М, Харьков, 2000. С.303-667.

98. Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет в двух томах. Т.1. М.: Мысль, 1970. С.671.

99. Гегель. Сочинения М.: Госполитиздат, 1956. Т. 3. С.371.

100. Гейзенберг В. Часть и целое. Тбилиси: Ганатлеба, 1983. С.312.

101. Гейзенберг В. Избранные труды. М.: УРСС, 2001. С.614.

102. Гейзенберг В. У истоков квантовой теории. М: Тайдекс Ко, 2004. С.395.

103. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М.: Наука, 1989. С.399.

104. Гейзенберг В. Философские проблемы атомной физики. М.: УРСС, 2004. С.133.

105. Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М.: Прогресс, 1987. С.366.

106. Героименко В.А. Личностное знание и научное творчество. Минск: Наука и техника. 1989. С.206.

107. Гивишвили Г.В. Есть ли у естествознания альтернатива Богу?// Вопросы философии. 1995. №2. С.37-47.

108. Гинзбург В.Л. О теории относительности. М.: Наука, 1979. С.240.

109. Гносеологический анализ структуры естественнонаучного знания. Отв.ред.: Депенчук Н.П. Киев: Наук, думка, 1981. С.365.

110. Гносеология в системе философского мировоззрения. Отв.ред.: Лекторский В.А. М.: Наука, 1983. С.383.

111. Горелов A.A., Курбанов P.O., Сафаров Н. Экология и ценностные проблемы науки. //Философские вопросы современного естествознания. М., 1981.

112. Горский Д.П. Обобщение и познание. М.: Мысль, 1985. С.208.

113. Горский Д.П. Определение. М.: Мысль, 1974. С.310.

114. Грюнбаум А. Происхождение против творения в физической космологии.// Вопросы философии. 1995. №2. С.48-60.

115. Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. М.: Прогресс, 1969. С.590.

116. Грязнов А.Ю. Методология физики и априоризм Канта.//Вопросы философии. 2000. №8. С.99-116.

117. Грязнов Б.С, Дынин Б.С, Никитин Е.П. Теория и её объект. М.: Наука, 1973.1. С.246.

118. Грязнов Б.С. Логика, рациональность, творчество. М.: Наука, 1982. С.256.

119. Гусев С.С. Метафора средство связи различных компонентов языка науки.// Научные доклады высшей школы. Философские науки. 1978. №2. С.70-75.

120. Гуссерль Э. Логические исследования. Картезианские размышления. М. Мн., 2000. С.752.

121. Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология.//Философия как строгая наука. Новочеркасск: Сагуна, 1994. С.49-100.

122. Гуссерль Э. Метод прояснения.// Современная философия науки. М., 1996. С.234-243.

123. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. См.: http://elenakosilova.narod.ru/studia/h2.htm или http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000074/st003.shtml.

124. Гутнер Л.М. Философские аспекты измерения в современней физике. Л.: ЛГУ, 1978. С.134.

125. Гутнер Г. Б. Субъект и метод .//Методология науки: проблемы и история. М.: ИФРАН, 2003. С.47-62.

126. Гутнер Г.Б. Трансцендентализм и понимание субъективности. //Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С.8-41.

127. Гутнер Г.Б. Истина и воображение.//Истина и благо. М.: ИФРАН, 2002. С.3866.

128. Диалектика связи философского и конкретно-научного знания. Отв.ред.: Мантатов В.В. Иркутск: Иргу, 1980. С.170.

129. Дильтей В. Описательная психология. СПб.: Алетейя, Кренов, 1996. С.153.

130. Дильтей В. Собрание сочинений в шести томах. М., 2000-.

131. Дильтей В. Основная мысль моей философии.//Вопросы философии. 2001. №9.1. С.122-123.

132. Дильтей В. Предпосылки или условия сознания либо научного познания.//Вопросы философии. 2001. №9. С. 124-125.

133. Дильтей В. Воззрение на мир и исследование человека со времен Возрождения и Реформации. М.: Университетская книга, 2000. С.463.

134. Динглер Г. Эксперимент. Его сущность и история.//Вопросы философии. 1997. №12. С.96-134.

135. Дисциплинарность и взаимодействие наук. Отв.ред.: Кедров Б.М. М.: Наука, 1986. С.279.

136. Добронравов И. Анри Пуанкаре.// Философская энциклопедия. Т.4. М.: Советская энциклопедия, 1967. С.432-433.

137. Добронравов И. Конвенционализм.// Философская энциклопедия. Т.З. М.: Советская энциклопедия, 1964. С.38.

138. Достоевский Ф.М. Идиот. М.:Эксмо, 2002. С.640.

139. Достоевский Ф.М. Бесы.//Собрание сочинений. Т.7. М.: Гос. из-во. Худ.литературы, 1957. С.760.

140. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Т. 1-2. М.: Правда, 1991.

141. Дротянко Л.Г. Социокультурная детерминация фундаментальных и прикладных наук.//Вопросы философии. 2000. №1. С.91-101.

142. Дышлевый П.С. Эволюция "принципов описания" в физическом познании.//Философские основания естественных наук. М.: Наука, 1976. С.91-118.

143. Дышлевый П.С. Что такое общая картина мира. М.: Знание, 1984. С.64.

144. Дышлевый П.С. Регуляция творческой деятельности. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та. 1986. С.209.

145. Дышлевый П.С. Материалистическая диалектика и проблема научных революций. Киев: Наук, думка. 1981. С.263.

146. Дюгем П. Физическая теория. Её цель и строение. Спб.: Образование, 1913.1. С.326.

147. Естествознание в гуманитарном контексте. Отв.ред.: Мамчур Е.А. М.: Наука, 1999. С.213.

148. Естествознание: системность и динамика. Отв.ред.: Мамчур Е.А. М.: Наука, 1990. С.305.

149. Жданов Г.Б. Выбор естествознания: 8 принципов или 8 иллюзий рационализма?//Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.58-87.

150. Жоль К. Мысль. Слово. Метафора. Киев: Наукова думка, 1984. С.302.

151. Закордонец A.A. К вопросу о роли конвенционального момента в научном познании.// Философские проблемы современного естествознания. Киев: Изд-во Вища школа при Киев, ун-те, 1977. Вып. 42. С.114-120.

152. Зарубежные исследования по теории познания. Под ред.: Ракитова А.И. М.: ИНИОН АН СССР, 1978. С.205.

153. Захаров В.Д. Метафизика в науках о природе.// Вопросы философии. 1999. №3. С.97-111.

154. Зотов А.Ф., Воронцова Ю.В. Буржуазная философия науки. М.: МГУ, 1978.1. С.200.

155. Зотов А.Ф., Воронцова Ю.В. Современная буржуазная методология науки. М.: МГУ, 1983. С.208.

156. Зотов А.Ф. Структура научного мышления. М.: Политиздат, 1973, С.182.

157. Иванов В.Г. Детерминизм в философии и физике. JL: Наука, Ленингр. отд., 1974. С.182.

158. Иваненко Д.Д. Французская школа теоретической физики.// История французской науки. М.: Наука, 1960. С.156-181.

159. Илларионов C.B. Из лекций по теории познания и философии науки.//Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С.255-272.

160. Илларионов C.B. Научный метод как выражение духа науки.//Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С. 15-27.

161. Исследования по логике научного познания. Отв.ред.: Горский Д.П. М.: Наука, 1990. С.204.

162. История науки в контексте культуры. Отв.ред.: Гайденко П.П. М.: ИФАН, 1990. С.150.

163. Каганов М.И., Любарский Г.Я. Абстракция в математики и физике. 2005.1. С.293.

164. Казютинский В.В. Истина и ценность в научном познании.// Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С.69-124.

165. Камке Д., Крамер К. Физические основы единиц измерения. М.: Мир, 1980.1. С.208.

166. Кант И. Собрание сочинений в шести томах. М.: Мысль, 1964-1966.

167. Кант и кантианцы. М.: Наука, 1978. С.360.

168. Каратеев В.П. Единство научного знания. Саратов: Сарат. унив., 1981. С. 190.

169. Кард П.Г. Релятивистская одновременность.// Метод моделирования и некоторые философские проблемы истории и методологии естествознания. Таллин: Советская Эстония, 1974. С. 159-167.

170. Кард П.Г. Теория Эйнштейна и теория Лоренса.//Вопросы философии. 1963. №3. С.79-90.

171. Карнап Р. Значение и необходимость. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1959. С.380.

172. Карнап Р. Философские основания физики. М., 1971.

173. Касавин И.Т. Социальная теория познания. М.: Изд-во УРАО, 2001. С. 173.

174. Касавин И.Т. Познание в мире традиций. М.: Наука. 1990. С.202.

175. Касавин И.Т. Миграция. Креативность. Текст. СПб.: Изд-во Рус. Христиан, гуманит. ин-та, 1999. С.407.

176. Касавин И.Т. Опыт как знание о многообразии. // Философия науки. Вып.2. М.: ИФРАН, 1996. С.49-77.

177. Касавин И.Т. Традиции и интерпретации. СПб.:РХГИ, 2000. С.310.

178. Касавин И.Т. Предтечи научной революции.//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.31-77.

179. Касавин И.Т. Рациональность в познании и практике. М.: Наука, 1989. С. 191.

180. Кассирер Э. Познание и действительность. Понятие субстанции и понятие функции. Спб: Алетейя, Университетская книга. Репринтное издание. С.454.

181. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М.: Гардарика. 1998. С.779.

182. Кассирер Э. Лекции по философии и культуре.//Культурология XX век. М.: Юрист, 1995. С. 104-163.

183. Кассирер Э. Избранное: Индивид и космос. М.: Университетская книга, 2000.1. С.653.

184. Кассирер Э. Жизнь и учение Канта. Спб.: Университетская книга, 1997. С.447.

185. Катасонов В.Н. Форма и формула.//Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.105-147.

186. Категории философии и развитие научного познания. Отв.ред.: Аскин Я.Ф. Саратов: Сарат. унив., 1983. С.158.

187. Кедров Б.М. О великих переворотах в науке. М.: Педагогика, 1986. С. 109.

188. Кедров Б.М. Проблемы логики и методологии науки. М.: Наука, 1990. С.345.

189. Кедров Б.М. Научные революции. М: Знание, 1980. С.64.

190. Кедров Б.М. Единство диалектики, логики и теории познания. М.: КомКнига, 2006. С.294.

191. Кедров Б.М. Три аспекта атомистики. М.: Наука, 1969. С.312. г 192. Кедров Б.М. Классификация наук. М.: Наука, 1985. С.543.

192. Кемеров В.Е. Необходимость субъекта.// Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.399-407.

193. Кирпичников К.В. О природе объектов математики.// Логика и онтология. М.: Наука, 1978. С.207-223.

194. Кирсанов B.C. Научная революция XVII века. М.: Наука, 1987. С.423.

195. Киссель М.А. Судьба старой дилеммы. Рационализм и эмпиризм в буржуазной философии XX века. М.: Мысль, 1974. С.277.

196. Киященко Л.П. Диалог внутри языка. Рационален ли язык?// Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.285-300.

197. Кляус Е.М. Поиски и открытия: Т. Юнг, О. Френель, Дж. К. Максвелл, Г. Герц, П. 11. Лебедев, М. Планк. А. Эйнштейн. М.: Наука. 1986. С.175.

198. Кнабе Г.С. Строгость науки и безбрежность жизни .//Вопросы философии. 2001. №8. С.113-124.

199. Койре А. Очерки истории философской мысли. М.: Прогресс, 1985. С.284.

200. Коршунов A.M. Отражение, деятельность, познание. М., 1979.

201. Коршунов A.M. Диалектика субъекта и объекта в познании. М.: Изд-во МГУ, 1982. С.134.

202. Коршунов A.M., Мантатов В.В. Теория отражения и эвристическая роль знаков. М.: МГУ, 1974. С.214.

203. Коршунов A.M. Диалектический материализм и современная наука. М.: МГУ, 1988. С.93.

204. Коршунов A.M., Мантатов В.В. Диалектика социального познания. М.: Политиздат, 1988. С.382.

205. Коршунов A.M. Познание и деятельность. М.: Политиздат, 1984. С.226.

206. Коршунов A.M., Мантатов В.В. Отражение, условность, конвенционализм.//Философские науки. 1976. №5. С.65-75.

207. Кравченко A.M. Критика конвенционализма в обосновании физической теории.// Философские проблемы современного естествознания. Киев: Изд-во Вища школа при Киев, ун-те, 1977. Вып.42. С.120-122.

208. Кравченко A.M. Проблема конвенции в методологии современной физики.// Диалектический материализм методологическая основа теоретического естествознания. Киев: Наукова думка, 1976. С.164-192.

209. Краевский В.О. Три ступени познания и спор реализма с анти-реализмом.//Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.204-216.

210. Краевский В. О научном методе в философском познании.//Философия науки. Вып. 10. М.: ИФРАН, 2004. С.118-128.

211. Критический анализ ненаучного знания. Отв.ред.: Касавин И. Т. М.: Б. и., 1989. С.145.

212. Кронер Р. Самоосуществление духа. Пролегомены к философии культуры. //Культурология XX век. М.: Юрист, 1995. С.256-281.

213. Куайн У. Онтологическая относительность.// Современная философия науки. М., 1996. С.23-37.

214. Куайн У. Слово и объект. М.: Праксис. Логос, 2000. С.385.

215. Кузнецов В.Н. Французская буржуазная философия XX века. М.: Мысль, 1970. С.319.

216. Кузнецова Н.И. Наука в её истории. М.: Наука, 1980. С. 126.

217. Кун Т. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1977. С.300.

218. Кун Т. Объективность, ценностные суждения и выбор теории.// Современная философия науки. М., 1996. С.37-52.

219. Кун Т. Структура научных революций. М.: ACT, 2001. С.605.

220. Купцов В.И., Лебедев С.А. О природе научного знания.//Философия и наука. М.: МГУ, 1972. С.30-75.

221. Куров И.Е. Философская рациональность как проблема эпистемологии Эдмунда Гуссерля. Владимир, 2004. С. 136.

222. Лакатос И. История науки и её рациональные реконструкции.// Структура и развитие науки. М.: Прогресс, 1978. С.203-269.

223. Лакатос И. Доказательство и опровержение. М.: Наука, 1968. С.151.

224. Лакатос И. Бесконечный регресс и основания математики.// Современная философия науки. М., 1996. С.68-89.

225. Лакатос И. Методология исследовательских программ. М.: ACT, Ермак, 2003.1. С.380.

226. Лаудан Л. Главы из книги «Наука и ценности».// Современная философия науки. М., 1996. С. 197-230.

227. Лебедев С.А. Критика гипотетико-дедуктивной модели научного познания.// Вестник МГУ. 1981. №5. С.35-41.

228. Лебедев С.А. Индукция как метод научного познания. М.: МГУ, 1980. С.192.

229. Лебедев С.А. Роль индукции в процессе функционирования современного научного знания.// Вопросы философии. 1982. №6. С.79-89.

230. Левич А.П. Природные референты «течения» времени: становление как изменение количества субстанции.//Философия науки. Вып.6. М.: ИФРАН, 2000. С.48-55.

231. Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М.: Эдиториал, УРСС. 2001. С256.

232. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М.: Мысль, 1980. С.359.

233. Лекторский В.А. Рациональность, критицизм и принципы либерализма (взаимосвязь социальной философии и эпистемологии Поппера).//Вопросы философии. 1995. №10. С.27-36.

234. Лекторский В.А. Теория познания (гносеология, эпистемология).// Вопросы философии. 1999. №8. С.72-80.

235. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29.

236. Леруа Э. Догмат и критика. М.: Складпуть, 1915. С.331.

237. Леснов A.B. Гомологичность философии науки Карла Р. Поппера. Дис. канд. филос. наук: 09.00.01. М., 1997. С.160.

238. Липкин А.И. О месте моделей в современной физике.//Философия науки. Вып.6. М.: ИФРАН, 2000. С.40-48.

239. Липкин А.И. От эмпиризма к рационализму (на материале становления электродинамики).//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.77-103.

240. Лихин А.Ф. Логический анализ языка в работах Айдукевича 30-х годов.//Логика и методология научного познания. М.: МГУ, 1974. С.30-72.

241. Логика и основания математики: Тез. VIII всесоюз. конф. "Логика и методология науки", г. Паланга, 26-28 сент. 1982 г. Отв.ред.: Кедров Б.М. Вильнюс: ВГУ, 1982. С.111.

242. Логика научного познания: Актуал. Пробл. Отв.ред.: Г орский Д.П. М.: Наука. 1987. С.271.

243. Логико-гносеологические исследования категориальной структуры мышления. Отв.ред.: Попович М.В. Киев: Наук, думка, 1980. С.339.

244. Логико-философские исследования. Вып.1. М.: Б. и., 1989. С.184.

245. Логический анализ естественного языка: материалы к VIII всесоюз. конф. "Логика и методология науки", Паланга. 26-28 сент. 1982 г. Отв.ред.: Павиленис Р. Вильнюс: Мокслас, 1982. С.175.

246. Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф. М.: МГУ, 1982. С.480.

247. Лосев А.Ф. Языковая структура. М.: Изд-во МГПИ им. В.И.Ленина, 1983. С.375.

248. Лэйси X. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание. М.: Логос, 2001. С.358.

249. Любутин К.Н. Проблема субъекта и объекта в немецкой классической и марксистско-ленинской философии. М.: Высш. школа, 1981. С.264.

250. Майданов A.C. Исследование как процесс решения методологических проблем.//Грани научного творчества. М.: ИФРАН, 1999. С.209-251.

251. Мамчур Е.А. Принцип «арациональности» и его границы.//Философия науки. Вып.6. М.: ИФРАН, 2000. С.10-17.

252. Мамчур Е.А. Останется ли автономия идеалом научного знания.// Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С.27-44.

253. Мамчур Е.А. Объективность науки и релятивизм. М.: ИФРАН, 2004. С.239.

254. Мамчур Е.А. Проблемы социокультурной детерминации научного знания. М.: Наука. 1987. С. 125.

255. Мамчур И.А. Отечественная философия науки: предварительные итоги. М.: Росспэн, 1997. С.359.

256. Мамчур Е.А. Принцип простоты и меры сложности. М.: Наука, 1989. С.302.

257. Мамчур Е.А. Внеэмпирические критерии в обосновании истинности теоретического знания.// Практика и познание. М.: Наука, 1973, С.228-246.

258. Мамчур Е.А. Присутствуем ли мы при кризисе эпистемологических оснований парадигмы физического знания?//Философия науки. Вып.7. М.: ИФРАН, 2001. С.3-24.

259. Мамчур Е.А. Проблема выбора теории. М.: Наука, 1975. С.229.

260. Мамчур Е.А. Релятивизм в трактовке научного знания и критерии научной рациональности.//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.10-31.

261. Мандельштам Л.И. Лекции по оптике, теории относительности и квантовой механике. М.: Наука, 1972. С.437.

262. Мантатов В.В. Образ, знак, условность. М.: Высш. школа, 1980. С.160.

263. Мантатов В.В. Стратегия разума: экологическая этика и устойчивое развитие. Улан-Уде: Бурятск. книж. из-во, 1998. С.204.

264. Марков Б.В. Проблема обоснования и проверяемости теоретического знания. Л.: ЛГУ, 1984. С.165.

265. Марков Б.В. Хайдеггер и Ницше.//Сборник к 60-летию профессора К.А. Сергеева. Серия «Мыслители». Вып.12. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. С.205-225.

266. Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М., 1960.

267. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. // Маркс К. Энгельс Ф. Избранные произведения в З-ч томах. T. I. М.: Из-во. политической литературы, 1985.С.1-3.

268. Математический анализ и геометрия: избр. тр. семинара Н. Бурбаки. М.: Мир, 1990. С.246.

269. Материалы IX Международного конгресса по логике, методологии и философии науки в восьми томах. М.: ИНИОН АН СССР, 1987.

270. Маяковский В.В. Владимир Ильич Ленин.//Сочинения в 2-х томах. Т.2. М.: Правда,1988. С.232-302.

271. Мелюхин С.Т. Диалектический материализм методология современной науки // Философские основания естествознания. М.: МГУ, 1977. С.3-12.

272. Меркулов И.П. Метод гипотез в структуре научного познания. М.: Наука, 1984. С.185.

273. Меркулов И.П. Логика науки и индивидуальное творчество. //Когнитивная эволюция и творчество. М.: ИФРАН, 1995. С.101-118.

274. Меркулов И.П. Эволюция когнитивных способностей.//Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С. 190-209.

275. Меркулов И.П. Как возможна рациональная эпистемология? //Философия науки. Вып. 10. М.: ИФРАН, 2004. С. 172-189.

276. Меркулов И.П. Эпистемология. Т.1. Спб.: Из-во Русского Христианского гуманитарного института, 2003. С.472.

277. Меркулов И.П. Методология исследовательских программ и проблема логико-методологического анализа развития знания.//В поисках теории развития науки. М., 1982.

278. Меркулов И.П. Истоки сакрализации теоретической науки.//Вопросы философии. 1998. №10. С.64-76.

279. Месяц C.B. Современная физика правдоподобный миф?//Границы науки. М.: ИФРАН, 2000. С.140-148.

280. Метлов В.И. Критический анализ эволюционного подхода теории познания Поппера.// Вопросы философии. 1979. №2. С.75-86.

281. Методологические вопросы науки. Вып.9. Отв.ред.: Аскин Я.Ф. Саратов: Сарат. унив. 1983. С. 166.

282. Методологические вопросы науки. Вып. 10. Отв.ред.: Аскин Я.Ф. Саратов:Сарат. унив., 1986. С. 156.

283. Методологические проблемы взаимодействия общественных, естественных и технических наук. Отв.ред.: Кедров Б.М. М.: Наука, 1981. С.360.

284. Методологические функции философских категорий. Отв.ред.: Аскин Я.Ф. Саратов: Сарат. унив., 1989. С.149.

285. Микешина J1.A., Автономова Н.С. Философия. Методология. Наука. М.: Прометей, 2004. С.607.

286. Микешина JI.A. Конвенции как следствие коммуникативной природы познания.// Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.507-534.

287. Микешина JI.A. Философия познания: полемические главы. М.:Прогресс-Традиция, 2002. С.622.

288. Микешина J1.A. Философия науки. М., 2005.

289. Микешина J1.A. Социокультурные факторы развития науки (по материалам историко-научных исследований). М.: ИНИОН, 1987. С.231.

290. Микешина J1.A. Ценностные предпосылки в структуре научного познания. М.: Прометей, 1990. С.208.

291. Микешина JI.A. Познание и его возможности. Тез. междунар. науч.-метод, конф., 24-25 мая 1994 г., Москва М.: ИНИОН, 1994. С.248.

292. Микешина JI.A. Философия познания: диалог и синтез подходов.//Вопросы философии. 2001. №4. С.70-83.

293. Микешина JI.A. Ценностные детерминации в научном познании. Вологда: ВГПИ, 1984. С.114.

294. Микешина JI.A. Методология научного познания в контексте культуры. М.: Исслед. Центр по пробл. управления качеством подгот. специалистов, 1992. С.143.

295. Микешина JI.A. Значение идей Бахтина для современной эпистемологии .//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.205-228.

296. Миронов В.В. Дилемма "сциентизм антисциентизм" и природа философского знания.//Логико-методологический анализ научного знания. М.: МГУ, 1979.

297. Миронов В.В. Наука и "кризис культуры" (или затянувшийся карнавал?). Статьи 1 и 2 Вестн. Моск. ун-та. Сер. VII. Философия. 1996. №4,5.

298. Миронов В.В. Сциентизм и антисциентизм как типы мировоззренческой ориентации современной науки.//Методологические проблемы исследования природных исоциальных явлений. М.: МГУ, 1985.

299. Миронова Д. Рациональность характеристика человеческой деятельности.//Вестник Моск. ун-та. Сер. VII. Философия. 1987. №1.

300. Михайлов Ф.Т. Проблема «Subject-Object» или поиск субъектом своих предикатов.// Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.377-399.

301. Молчанов В.И. Cogito. Синтез. Субъективизм.//Вопросы философии. 1996. №10. С.133-143.

302. Молчанов Ю.Б. О границах условности при определении одновременности.// Философские основания естественных наук. М.: Наука, 1976. С.357-374.

303. Молчанов Ю.Б. Понятие одновременности и его эволюция.// Вопросы философии. 1964. №9, С.54-65.

304. Молчанов Ю.Б. Четыре концепции времени в философий и физике. М.: Наука, 1977. С.192.

305. Молчанов Ю.Б. Понятие одновременности и концепция времени в специальной теории относительности.// Эйнштейн и философские проблемы физики XX века. М.: Наука, 1979. С. 138-163.

306. Молчанов Ю.Б. Причинность и детерминизм.// Современный детерминизм и наука. Новосибирск: Наука, Сибирское отд., 1975. Т.1. С.100-106.

307. Мороз О.П. Прекрасна ли истина? М.: Знание, 1989. С.205.

308. Мостепаненко A.M. "Дополнительность" физики и геометрии (Эйнштейн и Пуанкаре).// Эйнштейн и философские проблемы физики XX века. М.: Наука, 1979. С.223-255.

309. Мостепаненко A.M. Пространство и время в макро-, мега- и микромире. М.: Политиздат, 1974. С.240.

310. Мотрошилова Н.В. Интенциальность в "Логических исследованиях" Э.Гуссерля.//Вопросы философии. 2000. №4. С.138-157.

311. Мякишев Г.Я. Динамические и статистические закономерности в физике. М.: Наука, 1973. С.272.

312. Назарчук A.B. Язык в трансцендентальной прагматике К.-О.Апеля. //Вопросы философии. 1997. №1. С.69-75.

313. Налимов В.В. Математическая теория эксперимента. М.: МИФИ, 1982. С.27.

314. Налимов В.В. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. М.: Прогресс-Традиция, 2000. С.343.

315. Налимов В.В. Вероятностная модель языка. М., 1969.

316. Налимов В.В. Логические основания планирования эксперимента. М.: Металлургия, 1981. С. 151.

317. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. М.: Прогресс, 1993. С.260.

318. Налимов В.В. Реальность нереального: Вероятностная модель бессознательного. М.: Мир идей, АО "АКРОН", 1995. С.431.

319. Налимов В.В. Спонтанность сознания. М.: Прометей, 1989. С.288.

320. Налимов В.В. Размышления на философские темы.//Вопросы философии. 1997. №10. С.58-76.

321. Нарский И.С. Критика конвенционализма как методологической основы современного неопозитивизма.// Вестник МГУ. Серия №8 Экономика, философия. 1961. №1. С.84-97.

322. Нарский И.С. Методология и эпистемология К.Поппера в их существе и следствиях.// "Критический рационализм": философия и политика (Анализ концепций и тенденций). М.: Мысль, 1981. С.66-120.

323. Нарский И.С. Основные понятия и принципы теории познания неопозитивизма.// Современная идеалистическая гносеология. М.: Мысль, 1968. С.57-124.

324. Нарский И.С. Современные проблемы теории познания. М.: Знание, 1989. С.62.

325. Нарский И.С. Современный позитивизм. М.: Наука, 1961. С.422.

326. Наторп П. Избранные работы. М.: Территория будущего, 2006. С.382.

327. Наторп П. Кант и Марбургская школа. // Новые идеи в философии. Сб.5. Спб., 1913.С.93-132.

328. Наука: возможности и границы. Отв.ред.: Мамчур Е.А. М.: Наука, 2003. С.292.

329. Наука в культуре. Под.ред.: Порус В.Н. М.: Эдиториал, УРСС, 1998. С.380.

330. Науки в их взаимодействии: История. Теория. Практика. Отв.ред.: Кедров Б.М. М.: Наука. 1988. С.285.

331. Научная картина мира: логико-гносеол. аспект. Отв.ред.: Дышлевый П.С. Киев: Наук, думка, 1983. С.270.

332. Научное знание: системный аспект. Отв.ред.: Павиленис Р. Вильнюс: Ин-т философии, социологии и права. 1985. С. 149.

333. Научное познание как объект междисциплинарного исследования. В. С. Швырев М.:ИНИОН, 1986. С.62.

334. Научное творчество: особенности и актуальные проблемы. Отв.ред.: Кедров Б.М. Свердловск: УНЦ АН СССР. 1984. С. 149.

335. Научно-технический прогресс и научное творчество: Тезисы к чтениям памяти акад. Б. М. Кедрова. Отв.ред.: Жеманов О.Н. 4.2. Свердловск: Каф. философии УрОЛНСССР. 1988. С.161.

336. Научные и вненаучные формы мышления. Отв.ред.: Касавин И.Т., Порус В.Н. М.: ИФРАН. 1996. С.334.

337. Научные революции в динамике культуры. Ред.-сост. Степин B.C. Минск: Университетское. 1987. С.383.

338. Никитин Е.П., Никитина А.Г. Эмпиризм и функциональный анализ науки.//Философия науки. Вып.2. М.: ИФРАН, 1996. С.132-163.

339. Никитин Е.П. Нисходящий эмпиризм.//Философия науки. Вып.1. М.:ИФРАН, 1995. С.87-105.

340. Никифоров А.Л. Философия науки: история и теория. М.: Идея-Пресс, 2006. С.264.

341. Ницше Ф. Воля к власти. М., Харьков: Эксмо, Фолио, 2003. С.864.

342. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. М., Харьков: Эксмо-Пресс, Фолио, 2002. С.848.

343. Ницше Ф. Воля к власти. // Полн. собр. соч. Т.IX. М., 1910.

344. Ницше Ф. Воля к власти. М.: Культурная революция, 2005. С.880.

345. Новиков A.A. Рациональность в ее истоках и утратах.//Вопросы философии. 1995. №5. С.48-59.

346. Нугаев P.M. Смена парадигм: модель коммуникативной рациональности.//Философия науки. Вып.7. М.: ИФРАН, 2001. С.43-58.

347. Ньютон И. Математические начала натуральней философии.//Собрание трудов академика А.М.Крылова. Т.7. М., Л.: Изд-во АН СССР , 1936. С.696.

348. Овчинников Н.Ф. Особенности развития и тенденция к единству научного знания.// Проблемы истории и методологии научного познания. М.: Наука, 1974. С.72-111.

349. Огурцов А.П. Развитие методологического сознания ученых XIX века и проблемы методологии науки.//Методология науки: проблемы и история. М.: ИФРАН, 2003. С.242-341.

350. Огурцов А.П. Эмпиристская и трансценденталистская интерпретации причинности: М. Шлик и Э. Кассирер.//Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С.70-94.

351. Огурцов А.П. Т. Кун: между агиографией и просопографией. //Философия науки. Вып. 10. М.: ИФРАН, 2004. С.3-29.

352. Огурцов А.П. Философия науки в 20 веке: успехи и поражения (статья первая).//Философия науки. Вып.6. М.: ИФРАН, 2000. С. 188-215.

353. Огурцов А.П. Развитие методологического сознания ученых XIX века и проблемы методологии науки.//Философия науки. Вып.2. М.: ИФРАН, 1996. С.242-341.

354. Ойзерман Т.И. "Наукоучение" Фихте волюнтаристическая метафизика свободы и. ее отрицание.//Вопросы философии. 1998. №8. С.120-133.

355. Омельяновский М.Э. Диалектика в современной физике. М.: Наука, 1973. С.324.

356. Омельяновский М.Э. Аксиоматика и поиск основополагающих принципов и понятий в физике.// Вопросы философии. 1972. №8. С.74-86.

357. Омельяновский М.Э. Послесловие.// Рейхенбах Г. Направление времени. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1962. С.360-394.

358. Павиленис Р.И. Значение как континуум.// Философские вопросы логического анализа научного знания. Ереван: АН АССР, 1974. С. 186-202.

359. Павиленис Р.Й. Связь логического и онтологического в некоторых современных теориях семантики естественного языка.// Логика и онтология. М.: Наука, 1978. С.53-74.

360. Павиленис Р.Й. Проблема смысла. М,: Мысль, 1983. С.286.

361. Павиленис Р.Й. Статус смысла в естественном языке.// Методологические проблемы анализа языка. Ереван: Изд-во Ереван, ун-та, 1976. С.99-109.

362. Павлов К.А. Понимание как процедура логики научного открытия.//Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С.177-190.

363. Панин A.B. Диалектический материализм и постпозитивизм. М.: МГУ, 1981. С.240.

364. Панин A.B. Критицизм как направление в западной философии науки.// Вопросы философии. 1977, №5. С.150-158.

365. Панченко А.И. Философия и методология науки критического рационализма.// Критика современных немарксистских концепций философии науки. М.: Наука, 1987. С.21-59.

366. Патнэм X. Значение и референция.// Новое в зарубежной лингвистике. М.: Радуга, 1982. C.377-39I.

367. Петров Ю.А, Математическая логика и материалистическая диалектика. М.: МГУ, 1974. С.191.

368. Петров Ю.А. Методологические проблемы теоретического познания. М.: МГУ, 1986. С.174.

369. Печенкин A.A. Три классификации интерпретаций квантовой механики.//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.164-184.

370. Печенкин A.A. Антиметафизическая философия второй половины XX века: конструктивный эмпиризм Баса ван Фраасена.//Границы науки. М.: ИФРАН, 2000. С. 104121.

371. Планк М. Введение в теоретическую физику. М.: УРСС, 2005. С.162.

372. Планк М. Теория теплового излучения. М: УРСС, 2005. С.204.

373. Планк М. Позитивизм и реальный внешний мир.//Вопросы философии. 1998. №3. С.120-132.

374. Планк М. Единство физической картины мира. М.: Наука, 1966. С.287.

375. Платон. Кратил.// Платон. Соч. в 3-х тт. М.: Мысль, 1968. T.I. С.413-495.

376. Плотникова Н.С. Переписка Вильгельма Дильтея с Эдмундом Гуссерлем.//Вопросы философии. 1995. №10. С. 144-150.

377. Познание в социальном контексте. Отв.ред.: Лекторский В.А., Касавин И.Т. М.: ИФРАН. 1994. С. 171.

378. Полак Л.С. Людвиг Больцман. 1844-1906. М: Наука, 1987. С.206.

379. Поликарпов А. Детерминизм и индетерминизм в физике.// Современный детерминизм и наука. Новосибирск, 1975.

380. Попа К. Теория определения. М.: Прогресс, 1976. С.244.

381. Попович. М.В., Омельянчик В.П., Ишмуратов А.Т. и др. Логика и проблема рациональности. Киев: Паук, думка. 1993. С. 190.

382. Попович М.В. Очерк развития логических идей в культурно-историческом контексте. Киев: Наук, думка. 1979. С.243.

383. Попович М.В. Философские вопросы семантики. Киев: Наукова думка, 1975. С.298.

384. Поппер K.P. Логика научного исследования. М.: Республика, 2004. С.446.

385. Поппер K.P. Квантовая теория и раскол в физике: Из "Постскриптума" к "Логике научного открытия". М.: Логос, 1998. С.189.

386. Поппер K.P. Предположения и опровержения. М.: ACT, Ермак. 2004. С.638.

387. Поппер K.P. Все люди философы. Как я понимаю философию. Мысли, навеянные Фридрихом Вайсманном и одним из первых астронавтов, высадившихся на Луну. Иммануил Кант - философ Просвещения. М.: УРСС. 2003. С.51.

388. Поппер K.P. Объективное знание. M.: УРСС, 2002. С.381.

389. Поппер K.P. Нищета историцизма. М.: Прогресс, VIA, 1993. С.185.

390. Поппер K.P. Логика и рост научного знания. М.: Прогресс, 1983. С.606.

391. Порус В.Н. «Радикальный конвенционализм» К. Айдукевича и его место в дискуссиях о научной рациональности.//Философия науки. Вып.2. М.: ИФРАН, 1996.С.254-271.

392. Порус В.Н. Принципы рациональной критики.//Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С. 185-204.

393. Порус В.Н. Цена «гибкой» рациональности (о философии науки Ст. Тулмина).//Философия науки. Вып.5. M.: ИФРАН, 1999. С.228-246.

394. Порус В.Н.Эпистемология: некоторые тенденции.//Вопросы философии. 1997. №2. С.93-111.

395. Порус В.Н. Актуальные проблемы анализа "научных революций". M.: ИФАН, 1983. С.110.

396. Порус В.Н. Научная рациональность как тема эпистемологии. Дис. д-ра филос. наук в форме науч. докл.: 09.00.01, M., 2002. С.59.

397. Порус В.Н. Рациональность. Наука. Культура. М., 2002. С.351.

398. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс, 1986. С.429.

399. Принцип детерминизма. Отв.ред.: Аскин Я.Ф. Саратов: Сарат. унив., 1983. С.154.

400. Причинность и телеономизм в современной естественно-научной парадигме. Отв.ред.: Мамчур Е.А. М.: Наука. 2002. С.286.

401. Проблемы логики и методологии научного познания. Отв.ред.: Горский Д.П. М.:Б. и. 1988. С.168.

402. Проблемы методологии постнеклассической науки. Отв.ред.: Мамчур Е.А. М.: ИФРАН, 1992. С. 199.

403. Пружинин Б.И. Познавательное отношение в классической и неклассической эпистемологии.// Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С.553-566.

404. Пуанкаре А. Наука и гипотеза. Спб., 1906. С.235.

405. Пуанкаре А. Наука и метод. Одесса., 1910. С.384.

406. Пуанкаре А. Ценность науки. М.: Творческая мысль, 1906. С.194.

407. Пуанкаре А. Последние мысли. Пг., 1923.

408. Пуанкаре А. О науке. М.: Наука. 1983. С.560.

409. Пуанкаре А. Последние работы А. Пуанкаре. М., Ижевск: РХД, 2001. С.207.

410. Пуанкаре А. Измерение времени.//Избранные труды. М., 1974.

411. Пути формирования нового знания в современной науке. Отв.ред.: Попович М.В. Киев: Наук, думка, 1983. С.231.

412. Пятницын Б.Н. Григорьян Э.Р. Обоснование и проблема выбора теории вероятностей.// Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.302-319.

413. Раджабев У.А. Динамика естественнонаучного знания. М.: Наука, 1982. С.336.

414. Ражо Г. Учёные и философия. Спб., 1912. С.222.

415. Развитие оснований физической теории. Отв.ред.: Кравченко A.M. Киев: Наук, думка. 1989. С. 164.

416. Разум и культура. Саратов: Поволж. межрегион, учеб. центра, 2001. С.242.

417. Разумовский О.С. Современный детерминизм и экстремальные принципы в физике. М., 1975.

418. Ракитов А.И. Философские проблемы науки. М.: Мысль, 1977. С.270.

419. Рассел Б. Дескрипции.// Новое в зарубежной лингвистике. М.: Радуга, 1982. С.41-55.

420. Рассел Б. Человеческое познание: его сфера и границы. М., Киев: Ин-т общегуманит. Исслед., Ника-Центр, 2001. С.555.

421. Рассел Б. Воздействие науки на общество. М.: Изд-во Иностр. лит., 1952. С.57.

422. Рассел Б. Уайтхед А.Н. Основания математики: в 3 т. Самара: Сам. ун-т, 2005.

423. Рассел Б. Философия логического атомизма. Томск: Водолей, 1999. С. 191.

424. Рассел Б. Исследование значения и истины. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуал, кн. 1999. С.399.

425. Рациональность как предмет философского исследования. Отв.ред.: Пружинин Б.И. Швырев B.C. М.: ИФРАН, 1995. С.224.

426. Рейхенбах Г. Философия пространства и времени. М.: Прогресс, 1985. С.344.

427. Рейхенбах Г. Направление времени. М.: Изд-во. иностр. лит-ры. 1962. С.395.

428. Решер Н. Границы когнитивного релятивизма.//Вопросы философии. 1995. №4. С.35-54.

429. Рид К. Гильберт. М.: Наука, 1977. С.367.

430. Риккерт Г. Философия жизни. К., 1998. С.269-489.

431. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре.//Культурология XX век. М.: Юрист, 1995. С.69-104.

432. Розов М.А. История науки и проблема её рациональной реконструкции.// Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.216-243.

433. Розов М.А. К построению модели науки.//Философия науки. Вып. 10. М.: ИФРАН, 2004. С.49-69.

434. Рокмор Т. Гегель и границы аналитического гегельянства.//Вопросы философии. 2002. №7. С.80-90.

435. Романовская Т.Б. Границы физики в конце XX века.//Границы науки. М.: ИФРАН, 2000. С.79-104.

436. Рузавин Г.И. Научная теория. Логико-методологический анализ. М.: Мысль, 1978. С.244.

437. Сажере Ю. Анри Пуанкаре. М., Ижевск: РХД, 2001. С.63.

438. Самойлов Л.Н. Корреляция как форма диалектической связи.// Вопросы философии. 1965. №3. С.47-57.

439. Сачков Ю.В. К синтезу парадигм (концепций) жесткой детерминации и вероятностной детерминации.//Философия науки. Вып.7. М.: ИФРАН, 2001. С. 148-176.

440. Сачков Ю.В. Полифункциональность науки.// Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С. 145-161.

441. Свечников Г.А. Причинность и связь состояний в физике. М.: Наука, 1971. С.303.

442. Свечников Г.А. Понятие причинности в физике.// Физическая наука и философия. М.: Наука, 1973. С. 181-190.

443. Севальников А.Ю. О некоторых тенденциях в интерпретации науки.//Философия науки. Вып.6. М.: ИФРАН, 2000. С.3-10.

444. Сеземан В. Рациональное и иррациональное. //Логос. Кн. 1. 1911.

445. Сидоров А.Г. К вопросу о конвенции и условности в физической теории.// Философские вопросы современного естествознания (физика, математика, биология). Вып.5. М.: Изд-во МГПИ им. В.И.Ленина, 1978. С.50-63.

446. Славин A.B. Наглядный образ в структуре познания. М.: Политиздат, 1971. С.270.

447. Слемнев М.А., Микешина Л.А. Свобода научного творчества. М., 1970.

448. Слинин Я.А. Эдмунд Гуссерль и его «Картезианские размышления ».//Логические исследования. Картезианские размышления. М., Мн., 2000. С.290-324.

449. Смирнова Е.Д. Формализованные языки и проблемы логической семантики. М.: МГУ, 1982. С.181.

450. Смородинский Я.А. Развитие основных понятий в физике XX века.// Современное естествознание и материалистическая диалектика. М.: Наука, 1977. С. 120144.

451. Соболева М.Е. Трансцендентальный прагматизм К.-О. Апеля. Проблема языка.// Вопросы философии. №12. 2005.

452. Соболева М.Е. Возможна ли метафизика в эпоху постмодерна? К концепции трансцендентального прагматизма Карла-Отто Апеля.// Вопросы философии. 2002. №7. С.143-154.

453. Соболева М.Е. Интенциональность-коммуникация-язык. Проблема последовательности//Вопросы философии, №1, 2005.,

454. Сойер У.У. Прелюдия к математике. М.: Просвещение, 1972. С.192.

455. Сокулер З.А. Методологический анархизм П. Фейерабенда.// Критика современных немарксистских концепций философии науки. М.: Наука, 1987. С.59-79.

456. Сокулер З.А. Проблема обоснования знания. М.: Наука, 1988. С. 175.

457. Сокулер З.А. Э. Гуссерль о геометрической традиции: к смене парадигм в теории познания.//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.127-164.

458. Социокультурный контекст науки. Отв.ред. Мамчур Е.А. М.: ИФРАН, 1998. С.219.

459. Степин B.C. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция, 2000. С.743.

460. Степин B.C. Становление научной теории. М.: Прогресс, 1983. С.288.

461. Степин B.C. Горохов ВТ., Розов М.А. Философия науки и техники. М.: ПИФ "Контакт-альфа", 1995. С.377.

462. Степин B.C. Философская антропология и философия науки. М.: Высш. шк., 1992. С.188.

463. Степин B.C. Специфика научного познания. Минск: о-во "Знание" БССР, 1983.1. С.18.

464. Степин B.C. Философия науки. Общие проблемы. М.: Гардарики, 2006. С.382.

465. Степин B.C. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. М.: ИФРАН, 1994. С.272.

466. Степин B.C. Философия как рефлексия над основаниями культуры.// Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С. 139-159.

467. Степин B.C. Становление философии науки: первый и второй позитивизм.//Методология науки: статус и программы. М.: ИФРАН, 2005. С.41-70.

468. Судьбы естествознания: соврем. Дискуссии. Отв.ред. Мамчур Е.А. М.: ИФРАН, 2000. С.131.

469. Структура и развитие научного знания. Системный подход к методологии науки: Материалы к VIII всесоюз. конф. "Логика и методология науки", Вильнюс, 1982. Отв.ред.: Кедров Б.М. М.: ВНИИ систем, исслед., 1982. С.260.

470. Структура и смысл. Формальные методы анализа в современной науке. Отв.ред.: Попович М.В. Киев: Наук, думка, 1989. С.228.

471. Творческая природа научного познания. Отв.ред.: Горский Д.П. М.: Наука. 1984. С.288.

472. Теория и метод. Отв.ред.: Дышлевый Н.П. М.: Центр, совет филос. методол. семинаров, 1987. С. 174.

473. Тищенко П.Д. Аналитика научного дискурса.// Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.269-285.

474. Томсон Д. Дух науки. М.: Знание, 1970. С. 176.

475. Тулмин Ст. Человеческое понимание. Б.: БГК им. И.А. Бодуэна де Куртенэ, 1998. С.304.

476. Тулмин Ст. Выдерживает ли критику различение нормальной и революционный науки?//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.246-258.

477. Тулмин Ст. История, практика и «третий мир» (трудности методологии Лакатоса).//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН, 1999. С.258-280.

478. Тулмин С. Концептуальные революции в науке.// Структура и развитие науки. М.: Прогресс, 1978. С. 170-189.

479. Тяпкин A.A. Конвенциональные определения и объективные инварианты. // Вопросы философий. 1970. №7. С.64-71.

480. Тяпкин A.A., Шибаев А. Пуанкаре. М.: Молодая гвардия, 1979. С.414.

481. Тяпкин A.A. Выражение общих свойств физических процессов в пространственно-временной метрике СТО.// Успехи физических наук. 1972. Т. 106, Вып.42. С.617-660.

482. Уемов А.И. Системные аспекты философского знания. Одесса: Негоциант, 2000. С.159.

483. Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М.: АН СССР, 1963. С. 184.

484. Уитроу Дж.Дж. Естественная философия времени. М.: УРСС, 2004. С.401.

485. Уитроу Дж.Дж. Структура и природа времени. М.: Знание, 1984. С.64.

486. Файнберг В.Я. Специфические черты квантовой теории элементарных частиц.// Философские проблемы физики элементарных частиц. М.: АН СССР, 1963. С.24-35.

487. Федотова В.Г. Антисциентистские модели познания.// Социологические исследования. 1979. №1.

488. Федотова В.Г. Критика социокультурных ориентаций в современной буржуазной философии. Сциентизм и антисциентизм. М., 1981.

489. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М.: Прогресс, 1986. С.543.

490. Файнберг В.Я. Специфические черты квантовой теории элементарных частиц // Философские проблемы физики элементарных частиц. М., 1963.

491. Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Фейнмановские лекции по физике. М.: Мир, 1977. С.439.

492. Филатов В.П. Макс Планк: революционер консерватор.//Вопросы философии. 1998. №3. С. 119-120.

493. Философия естественных наук. Под.ред.: Лебедева С.А. М.: Академический проект, Фонд «Мир», 2006. С.560.

494. Философия науки. Под.ред.: Лебедев С.А. М.: Академический проект, 2005. С.736.

495. Философские основания науки: Материалы к VIII всесоюз. конф. "Логика и методология науки" 26-28 сент. 1982 г., г. Паланга. Пред.: Кедров Б.М. Вильнюс: Ин-т философии, социологии и права, 1982. С.305.

496. Философская энциклопедия. М., 1960-1967.

497. Фихте И.Г. Факты сознания. Назначение человека. Наукоучение. Мн., М.: Харвест, АСТ, 2000. С.784.

498. Фихте И.Г. Сочинения в двух томах. Спб.: Мифрил, 1993.

499. Фок В.А. Начала квантовой механики. М.: Мир, 1985. С.367.

500. Фок В.А. Теория пространства, времени и тяготения. М.: Госиздат физико-матем. лит-ры, 1961. С.563.

501. Фок В.А. Физические принципы теории тяготения Эйнштейна.// Эйнштейн и философские проблемы физики XX века. М.: Наука, 1979. С.255-268.

502. Фок В.А. Об интерпретации квантовой механики.// Философские проблемы современного естествознания. М.: АН СССР, 1959. С.212-236.

503. Фок В.А. Система Коперника и теория тяготения Эйнштейна.// Философские основания естественных наук. М.: Наука, 1976. С.287-293.

504. Франк Ф. Философия науки. Связь между наукой и философией. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1960. С.543.

505. Франкфурт У.И. Специальная и общая теория относительности. М.: Наука, 1968. С.330.

506. Фреге Г. Мысль: логические исследования.//Философия. Логика. Язык. М.: Прогресс, 1987. С. 18-47.

507. Френель. О свете. М., Л., 1928.

508. Фролов И.Т. Философия и этика науки: итоги и перспективы.// Вопросы философии. 1995. №7. С.32-37.

509. Фролов И.Т. Человек-Наука-Гуманизм. М., 1982.

510. Фролов И.Т., Юдин Б.Г. Этика науки. М.: Политиздат, 1986. С.398.

511. Хайдеггер М. Пролегомены к истории понятия времени. Томск., 1998. С.383 или http://elenakosilova.narod.ru/studia/prol .htm

512. Хайдеггер М. Бытие и время. M.: AD Marginem, 1997. С.451.

513. Хайдеггер М. Кант и проблема метафизики. М.: Русское феноменологическое общество, 1997. С. 176.

514. Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М.: Гнозис, 1993. С.464.

515. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. С.447.

516. Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. М.: Высшая школа, 1991. С.192.

517. Хахлвег К., Хукер К. Исторический и теоретический контекст.// Современная философия науки. М., 1996. С. 104-117.

518. Хахлвег К. Системный подход к эволюции и эволюционной эпистемологии.// Современная философия науки. М., 1996. С. 117-132.

519. Хилл Т.И. Современные теории познания. М.: Прогресс, 1965. С.533.

520. Хинтикка Я. Проблема истины в современной философии.//Вопросы философии. 1996. №9. С.46-58.

521. Холл Р. Можно ли использовать историю науки при выборе одной из конкурирующих методологических концепций.// Структура и развитие науки. М.: Прогресс, 1978. С.289-301.

522. Холтен Дж. Тематический анализ науки. М.: Прогресс, 1981. С.381.

523. Хомяков A.C. Сочинения. Т.1. М., 1900.

524. Хоцей A.C. Основная ошибка философии; Детерминизм и свобода воли;

525. Замечания по поводу взглядов Томаса Куна. Казань: Дом печати, 2003. С.719.

526. Хюбнер К. Критика научного разума. М.: ИФРАН, 1994. С.326.

527. Целищев В.В. Логическая истина и эмпиризм. Новосибирск: АН СССР, Сиб. отдел., 1974. С. 134.

528. Целищев В.В., Кирпичников К.В. Критика неопозитивистских представлений о конвенционалистской природе математики.//Методологические проблемы научного познания. Отв.ред.: Яншин А.Л. Новосибирск: Наука, Сиб.отдел., 1977. С.72-87.

529. Чайковский Ю.В. Будущая наука алеатика. Попытка прогноза с помощью метода познавательных моделей .//Проблема ценностного статуса науки на рубеже XXI века. Спб.: РХГИ, 1999. С.44-69.

530. Черняк B.C. Интеллектуальные революции, их предпосылки и динамика.//Грани научного творчества. М.: ИФРАН, 1999. С.251-283.

531. Черняк А.З. Проблема оснований знания и феноменологическая очевидность. М.: Эдиториал. УРСС, 1998. С.142.

532. Черняк B.C. Д. Борели и первая форма универсализации механики. //Истина и благо. М.: ИФРАН, 2002. С. 167-186.

533. Черткова Е.Л. Научный разум и гуманистические ценности.//Философия науки. Вып.5. М.: ИФРАН. 1999, С.184-205.

534. Чудинов Э.М. Природа научной истины. М.: Политиздат, 1977. С.312.

535. Чудинов Э.М. Теория относительности и философия. М.: Политиздат, 1974. С.304.

536. Чудинов Э.М. Послесловие.//Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. М.: Прогресс, 1969. С.553-568.

537. Чудинов Э.М. Роль конвенций в научном познании и конвенционализм.//Ленинский этап в развитии философии марксизма. Отв.ред.: Архипцев Ф.Т. М.: Наука, 1972. С.227-231.

538. Чудинов Э.М. Эйнштейновская "концепция наблюдаемых" и операционализм.//Философские основания естественных наук. Ред.кол.: Дышлевый П.С. М.: Наука, 1976. С.207-221.

539. Шалютин С.М. Искусственный интеллект: Гносеологический аспект. М.: Мысль, 1985. С. 199.

540. Шалютин С.М. Язык и мышление. М.6 Знание, 1980. С.64.

541. Шафф А. Некоторые проблемы марксистско-ленинской теории истины. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1953. С.476.

542. Швырев B.C. Знание и мироотношение.//Философия науки. Вып.1. М.: ИФРАН, 1995. С.163-185.

543. Швырев B.C. Научное познание как деятельность. М.: Прогресс, Б. г. 1989. С.195.

544. Швырев B.C. Методологический анализ науки. М.: Знание, 1980. С.64.

545. Швырев B.C. Опыт как фактор научно-познавательной деятельности. М.: ИНИОН. 1983. С.70.

546. Швырев B.C. Анализ научного познания: основные направления, формы, проблемы. М.: Наука. 1988. С.175.

547. Швырев B.C. Рациональность как ценность культуры: Традиция и современность. М.: Прогресс-Традиция. 2003. С.172.

548. Швырев B.C. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М.: Наука, 1978. С.381.

549. Швырев B.C. Анализ научного познания в современной философии.//Вопросы философии. №2, 1971. С.100-112.

550. Швырев B.C. Судьбы рациональности в современной философии.//Субъект. Познание. Деятельность. М.: Канон+, ОИ «Реабилитация», 2002. С. 186-207.

551. Шеллинг Ф.В.Й. Философия откровения. Т.1. Спб.: Наука, 2000. С.699.

552. Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма. М., 1936.

553. Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма. //Сочинения. Т.1. М., 1987. С.227-490.

554. Шрёдингер Э. Наука и гуманизм. Ижевск: РХД, 2001. С.64.

555. Шрёдингер Э. Природа и греки. Ижевск: РХД, 2001. С.80.

556. Шрёдингер Э. Разум и материя. Ижевск: РХД, 2000. С.96.

557. Шрёдингер Э. Что такое жизнь. Физический аспект живой клетки. М., Ижевск: РХД, 2002. С.92.

558. Штегмюллер В. Рациональная теория решений.//Философия. Логика. Язык. Под ред.: Горского Д.П., Петрова B.B. М.: Прогресс, 1987. С.318-329.

559. Штоф В.А. Проблема методологии научного познания. М.: Высшая школа, 1978. С.271.

560. Шульга E.H. Природа научного познания и критерии рациональности.//Философия науки. Вып. 10. М.: ИФРАН, 2004. С. 151-172.

561. Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. М.: Эдиториал, УРСС, 2000. С.461.

562. Эйнштейн А. Эволюция физики. М.: Тайдекс Ко, 2005. С.261.

563. Эйнштейн А. Физика и реальность.//Собрание научных трудов. Т.4. 1967.

564. Эйнштейн А. Без формул. М.: Мысль, 2003. С.222.

565. Эйнштейн и теория гравитации. М.: Мир, 1979. С.259.

566. Эйнштейн и философские проблемы физики XX века. М.: Прогресс, 1983. С.508.

567. Энгельгардт В.А. Наука, техника, гуманизм.//Вопросы философии. 1980. №7.1. С.

568. Энгельс Ф. Диалектика природы.//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20. С.343-628.

569. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом.//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20. С.1-338.

570. Эпистемология У. Куайна: Науч.-аналит. Обзор. М.: ИНИОН, 1997. С.46.

571. Юдин Б.Г. Методологический анализ как направление изучения науки. М.: Наука. 1986. С.260.

572. Юревич A.B., Цапенко И.П. Мифы о науке.// Вопросы философии. 1996. №9. С.59-68.

573. Язык. Наука. Философия: Логико-методологический и семиотический анализ. Отв.ред.: Павиленис Р. Вильнюс: Б. и., 1986. С.289.

574. Яковлев В.А. Бинарность ценностных ориентаций науки.//Вопросы философии. 2001. №12. С.77-86.

575. Яновская С.А. Предисловие.//Карнап Р. Значение и необходимость. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1959. С.3-35.

576. Яновская С.А. Содержательная истинность и формально-логическая доказуемость в матеиатике.//Практика и познание. Отв.ред.: Горский Д.П. М.: Наука, 1973. С.247-272.

577. Яновская С.А. Методологические проблемы науки. М.: Мысль, 1972. С.278.

578. Ясперс К. Ницше. Введение в понимание его философствования. Спб.: Владимир Даль, 2004. С.626.

579. Adams E.W. Lewis C.G. // The encyclopedia of philosophy. V.4. P.455-458.

580. Adams E.W. The empirical foundation of elementary geometry.// Current issues in the philosophy of science. New York. 1959. P. 197-226.

581. Ajdukiewicz K. Das Weltbild und die bergiffsapparatur.//Erkenntis, IV. Leipzig.

582. Ajdukiewicz K. Jezyk i poznanie. Vol. I,II. Warszawa, 1960, 1965.

583. Ajdukiewicz K. Zagadnienie empiryzmu a koncepcja znaczenia, SF, 1(36), 1964.

584. Ajdukiewicz K. Studium krytyczne: Elementy teorii poznania,logiki formalnej i metodologii nauk Tadeusza Kotarbinskiego — PF. — r.33 /z.l — 2, 1930.

585. Ajdukiewicz K. Die urssenschaptlige weltperspektive.//Erkenntis, V. 1935.

586. Ajdukiewicz K. Die syntaktische Konexitaet. Studia Philosophica, I,Leopoli,1935, S.l-27.

587. Ajdukiewicz K. Sprachc unci Sinn. "Erkenntnis IV. 1934. S.100-138.

588. Ajdukiewicz K. W sprawie "uniwersaliow'V/Przeglajd Filozoficzny, R.XXXVII, 1934, S. 219-234.

589. Ajdukiewicz K. Konwencjenalne pierwiastki w nauce.// Wiedza i zycie, zeczyt 4, kurecien. 1947. W-wa. S.299-391.

590. Alexander P. Conventionalism.// The encyclopedia of philosophy. V.2. P.216-219.

591. Alexander P. Duhem.// The encyclopedia of philosophy. V.2. P.423-425.

592. Alexander P. Mach.// The encyclopedia of philosophy. V.5. P. 115-119.

593. Alexander P. Poincare.// The encyclopedia of philosophy. V.6. P.360-363.

594. Black M. Models and metaphors. Studies in language and philosophy. Cornell university press, New York, 1962. P.257.

595. Bowman P.A. The principle of relativity and conventionalism.// 5 international congress of logic, methodology and philosophy of science. London, 1975.

596. Broglie L. de. Un itineraire scientifique.//Lous de Broglie ; Textes reunis et pres. par Georges Loshak, Paris : La Dccouvertc. 1987

597. Bunge M. Treatise on basic philosophy. Dordrecht, Boston: Reidel.

598. Bunge M. Metascientific queries. Spriengfield (III.) : Thomas, Cop. 1959. P.313.

599. Campbell C.A. Contradiction: "low" or "convention"?//Analysis Competition. 1958. P. 184. P.73-76.

600. Carnap R. Logical syntax of language. L. 1954.

601. Carnap R. Uberwindung der Metaphysik durch logische Analyse der Sprache.//Erkenntis, Bd. 2, 1931.

602. Carnap R. Testability and Meaning.//Philosophy of Science, V. 4, 1937.

603. Carnap R. Philosophy and Logical Syntax. L., 1954.

604. Carnap R. Logische syntax der spräche. Wien. 1934. S.272.

605. Carnap, R. Der logische Aufbau der Welt. Hamburg: Meiner, 1998.

606. Carnap R. Scheinprobleme in der Philosophie. Das Fremdpsychische und der Realismusstreit. Berlin, 1928.

607. Carnap R. Introduction into Semantics and Formalisation of Logic. London, 1959.

608. Carnap R. Foundations of logic and mathematics.//International encyclopedia of unified science. V.l. №3. P.26-29.

609. Carruccio E. Convenzionalismo.//Enciclopedia filosofica. V.l. S. 1231-1233.

610. Cristin R. Fenomeno storia : Fenomenología e storicitá in Husserl e Dilthey. Napoli Guida 1999. S.158.

611. Dambska I. O konwencjach i konwencjonalizme. Wroctaw. 1975. S.151.

612. Dambska I. Dwa studia z teorii naukowego pornania. 1962. S.88-93.

613. Diederich W. konventionalitat in der physic. Berlin, S.249.

614. Dingler H. Die rolle der konvention in der physik.//Physikalische Zeitschrift. Leipzig. 1922.1.23. H.l-6. S.47-53.

615. Dupreel E. Essais pluralistes. Paris. 1949.

616. Dupreel E. Fraite de morale. Bruxelles. 1932. b.2.

617. Ellis B., Bowman P. Conventionality in distant simultaneity.//Philosophy of science. 1967. V.34. №2. P.l 16-137.

618. Feyerabend P. Niels Bohr's interpretation of the quantum theory.//Current issues in the philosophy of science. New York. 1959. P.371-390.

619. Feyerabend P. Problems of Empiricism. Philosophical Papers. Cambridge, 1981.

620. Feyerabend P. Realism und instrumentalism: comments on the logic of factual support.//The critical approach to science and philosophy. London, P.280-308.

621. Fichte J. G. Werke, hrsg. Von F. Medicus

622. Fraassen B. Conventionality in the axiomatic foundations of the special theory of relativity.//Philosophy of science.1969. V.36. №1. P.64-74.

623. Frank P. Einstein, Mach and logical positivism.//Albert Einstein: philosopher -scientist. New York, 1951. second ed. P.271-286.

624. Frey G. Zum problem des konventionalismus in der matematischen und physkalischen begriffsbilddung.//Zeitschrift fur philosopische forschung. 1955. Band IX. Heft 2. S.385-389.

625. Friedman M. Grunbaum on the conventionality of geometry .//Philosophy of science.

626. Ganis Q. Synchronism by slow transport of clock in noninertial frames of reference.//Philosophy of science. 1969. V.36. №1. P.74-82.

627. Giedymin I. Science and Convention: Essays Henri Poincare's Philosophy of Science and the Conventional Tradition. Oxford, 1982.

628. Giedymin I. Strength confirmation, compatibility.//The critical approach to scienceand philosophy. P.52-60.

629. Glymour C. Discussion: physics by convention.//Philosophy of science. 1972. V.39. №3. P.322-341.

630. Godel K. A remark about the relationship between relativity theory and idealistic philosophy.//Albert Einstein: philosopher scientist. New York. 1951. Sec.ed. P.557-561.

631. Gould J. The origin of Poincare's conventionalism.//Revue internationale de philosophic. Bruxelles, 1961. P. 115-118.

632. Grunbaum A. Reply to Hilary Putnam's "An examination of grunbaum's philosophy of geometry". Boston, 1968. P. 150.

633. Grunbaum A. Low and convention in physical theory .//Current issues in the philosophy of science. New York, 1959. P.140-168.

634. Grunbaum A. Relativity theory, philosophical significance of.//The encyclopedia of philosophy. V.7. P.133-140.

635. Grunbaum A. Simultaneity by slow clock transport in the special theory of relativity .//Philosophy of science. 1969. V.36. №1. P.5-44.

636. Hansen N.R. Comments on Adams' "The empirical foundations of elementary geometry'V/Current issues in the philosophy of science. New York, 1959. P.212-219.

637. Hempel C. On the nature of mathematical truth.//Readings in philosophical analysis.

638. Henle P. Metaphor .//Language, thought and culture. The univ. of Michigan press.1959.

639. Husserliana. Bd. 9, Haag: Nijhof, 1962

640. Josef J. Conventionalism and physical holism.//The journal of philosophy. 1977. V.LXXIV. №8. P.439-462.

641. Josef J. Geometry and special relativity .//Philosophy of science. 1979. V.46. P.425438.

642. Kimminich O. Konvention.//Historisches worterbuch der philosophie. Basel, Stuttgart. B.4. S.1071-1078.

643. Kraft V. Mathematik, logik und erfarung. Wien, Springer Verlag, 1947. S.97.

644. Kuburg H. A defense of conventionalism.//Nous. Indiana university, 1977. №11. P.75-95.

645. Lakatos I. Falsification and the methodology of scientific research programmers.//Criticism and the growth of knowledge. Cambridge. 1970.

646. Lenzen V. Procedures of empirical science.//International encyclopedia of unified science. Chicago. V.l. №5.

647. Le Roy E. Essay d'une philosophic premiere. T.2. L'Action. Paris. 1958.

648. Lewis D.K. Convention. A philosophical study. Harvard university press, 1969.1. P.213.

649. Martinez Gonzalez. Jeronimo, Ciencia y dogmatismo: el problema de la objetividad en Karl R. Popper//Jeronimo Martinez Gonzalez, Madrid: Catedra. cop. 1980. S.254.

650. Maxwell G. Meaning postulates in scientific theories.//Current issues in the philosophy of science. New York, 1959. P. 169-183.

651. Menger K. The theory of relativity and geometry.//Albert Einstein: philosopher -scientist. New York. P.459-474.

652. Nagel E. Nature and convention.//The journal of philosophy. 1929. V.XXVI. №7. P.169-182.

653. Natorp P. Die logischen Grundlagen der exakten Wissenschaften, 2. Aufl. Leipzig -Berlin, 1921

654. Pizelenski M. The logic of empirical theories. Chapter IV. London, 1969. S.359.

655. Popper K. Die beiden grundprobleme der erkenntnistheorie. Dubingem, 1979. S.476.

656. Popper K. The logic of scientific discovery. London, 1960.

657. Popper K. The open society and its enemies. London, 1945.

658. Putnam H. The reputation of conventionalism.//Semantics and philosophy. New York. 1974. P.215-255.

659. Quine W.V. Two dogmas of empiricism.//The philosophical review. 1951. V.LX. №1. P.20-24.

660. Quine W.V.O. On the Reasons for Indeterminacy of Translation. Journal of Philosophy LXVII, 1970.

661. Quine W.V.O. Indeterminacy of Translation Again. Journal of Philosophy LXVII,1987.

662. Quine W.V.O. Philosophy of Logic. Englewood Cliffs, Prentice Hall. 1970.

663. Quine W.V.O. Quintessence : basic readings from the philosophy of W. V. Quine//ed. by Roger F. Gibson, jr., Cambridge (Mass.); London: Belknap press of Harvard univ. press, 2004. P.416.

664. Quine W.V. Truth by convention.//Readings in philosophical analysis. New York. P.250-273.

665. Robertson H.P. Geometry as a branch of physics.//Albert Einstein: philosopher -scientist. New York. 1951. P.315-331.

666. Rossi-Landi F. Dingler.//The encyclopedia of philosophy. V.2. P.407-408.f ®

667. Salmon W.C. The conventionality of simultaneity .//Philosophy of science. 1969. V.36. №1. P.44-64.

668. Schaper I. Erpahrung und convention. Stuttgart, 1974. S.223.

669. Schelling F. W. J. Werke, B. IV, München 1928

670. Schlick M. Philosophy of nature. Wien. 1949. P. 136.

671. Schlick M. Yesetz, kausalitat und Wahrscheinlichkeit. Wien. 1948. S.l 15.

672. Schlick M. Is there a factual a priori?//Readings in philosophical analysis. New York. P.277-285.

673. Schneider J. Konventionalismus.//Historisches worterbuch die Philosophie. Basel, Stuttgart. B.4. S.1078-1080.

674. Stiller, Wolfgang., Ludwig Boltzmann: Altmeister der klassischen Physik Wegbereiter der Quantenphysik u. Evolutionstheorie .//Von Wolfgang Stiller., Leipzig : Barth, 1988

675. Stroud B. Conventionalism and the indeferminacy of translation.//Synthese. An international journal for epistemology, methodology and philosophy of science. Dordrecht. 1968. V.19. №1/2. P.82-96.

676. Tarski A. The semantic conception of truth and the foundations of semantics.//Readings in philosophical analysis. New York. P.52-83.

677. Ullmo J. The agreement between mathematics and physical phenomena.//The critical approach to science and philosophy. P.350-359.

678. Winch P. Nature and convention.//Meeting of the Aristotelian society on 9-th may.1960.

679. Windelband W. Geschichtswissenschaft und Naturwissenschaft 3. Aufl. 1904

680. Windelband W. Präludien. 2. Aufl. 1903

681. Zahar E. Why did Einstein's program supersed lorenty's?//British gournal for philosophy of science. 1973. V.24. №2-3.

682. Zahar E. Positivismus und konventoinalismusV/Zeitschrift fur allgemeine wissenschapts theorie. XI/2. 1980. S.292-301.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.