Ядерный фактор в американо-индийских отношениях: 1991-2006 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Оборотов, Сергей Андреевич

  • Оборотов, Сергей Андреевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2008, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 280
Оборотов, Сергей Андреевич. Ядерный фактор в американо-индийских отношениях: 1991-2006 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 2008. 280 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Оборотов, Сергей Андреевич

Введение.

Глава 1. США и Индия в 1990-е годы: «отчужденные демократии»

1. Развитие военной ядерной программы Индии и американо-индийские отношения в годы «холодной войны».

2. Формула «перекрыть, сократить и устранить»: от Буша-старшего к Клинтону (1991 -1996).

3. Подписание Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и переход к политике «вовлечения» (1996 -1998).

Глава 2. Ядерные испытания в Индии и эволюция политического курса США (май 1998 - сентябрь 2001)

1. Цели и задачи проведения Индией ядерных испытаний.

2. Реакция США на ядерные испытания: курс на вовлечение по проблемам нераспространения (май 1998 - октябрь 1999).

3. Налаживание экономических и политических связей: от Клинтона к Бушу-мл. (октябрь 1999 - сентябрь 2001).

Глава 3. Администрация Джорджа Буша-мл. и Индия: курс на «глобальное партнерство»

1. Формирование курса на «глобальное партнерство» (2001 - 2005).

2. «Ядерная сделка» между США и Индией (2005 - 2006).

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ядерный фактор в американо-индийских отношениях: 1991-2006 гг.»

Проблема обеспечения надежности и эффективности механизмов контроля за распространением оружия массового уничтожения является одной из наиболее актуальных задач, стоящих сегодня перед мировым сообществом. В течение последних десятилетий режим ядерного нераспространения является основным гарантом обеспечения международной безопасности. Однако завершение «холодной войны», демонтаж биполярной системы и последующие изменения на международной арене стали источником серьезного негативного воздействия на функционирование режима нераспространения.

Если в годы «холодной войны» стабильность режима в значительной степени обеспечивалась двумя/сверхдержавами, сотрудничество которых играло ключевую роль и оставалось неизменным даже в периоды обострения отношений, то вне контекста биполярной системы международных отношений стимулы к приобретению ядерного оружия у целого ряда государств усилились в то время; как способность системы противостоять таким стремлениям снизилась.

Противоречивый, переходный характер современного миропорядка вкупе с попытками Вашингтона сохранить статус державы-гегемона имели своим следствием ослабление международно-правовых регуляторов применения силы и обеспечения безопасности государств, прежде всего ООН, и явились стимулом для целого ряда стран стремиться к приобретению ядерного оружия как средства сдерживания. Появление в арсеналах ведущих мировых держав высокоэффективных видов обычных вооружений, возрастание разрыва между ними и большинством государств в военно-технической сфере, а также технический прогресс, позволяющий все большему числу стран иметь реальную возможность создания собственного ядерного оружия, - все эти факторы оказывают дестабилизирующее воздействие на функционирование режима1 нераспространения ядерного оружия. Следует отметить и многократно возросшую активность международных террористических организаций в стремлении получить доступ к оружию массового уничтожения или его отдельным компонентам.

Тем не менее, до 1998 г. мировое сообщество эффективно справлялось с угрозами режиму нераспространения со стороны целого ряда государств, среди которых можно выделить Бразилию, Аргентину, ЮАР, КНДР, Ирак, Казахстан, Беларусь, Украину и др. Существует целый ряд концепций, обосновывающих причины стремления государств к обретению ядерного оружия стратегическими, внутриполитическими и идеологическими факторами; Причем единой теоретической базы для объяснения процесса распространения не существует. Каждый из известных случаев по-своему уникален и требует индивидуального подхода.

Однако проблема стремления Индии к ядерному статусу стоит особняком на фоне других примеров; «неповиновения» нормам режима. Во-первых, она (наравне с Пакистаном и Израилем) официально находится: вне. рамок международных договоренностей в ядерной сфере. Во-вторых, с момента подписания Договора о нераспространении ядерного оружия: (ДНЯО) Индия является главным оппонентом режима ядерного нераспространения. Она демонстративно отказывается от участия в любых соглашениях, которые могут ограничить ее свободу действий в ядерной сфере, мотивируя свою принципиальную позицию, в первую очередь, дискриминационностью ядерного миропорядка. При этом Дели активно продолжает выступать за всеобщее: ядерное разоружение и вплоть до 1998 г. добровольно отказывался: от ядерного самовооружения после проведения ядерного испытания в 1974 г. (официально охарактеризованного как «мирное»).

Можно выделить целый ряд стратегических, внутриполитических и идеологических императивов, стоящих зашротиворечивой;позицией Дели. Однако главный фактор; определяющий стремление Индии к ядерному статусу, кроется в самой сути режима нераспространения, который лишает международных игроков традиционных военно-политических способов воздействия на глобальный баланс сил. Цель всех международных договоренностей и внутренних законодательств, составляющих режим ядерного нераспространения, заключается в предотвращении приобретения ядерного статуса государствами, которые не имели его. к 1967 г. В ДНЯО не прописано положений, в соответствии с которыми состав «ядерного клуба» мог бы быть легально расширен. После бессрочного продления: ДНЯО в 1995 г. привилегированное положение пяти официальных ядерных держав (России, США, Великобритании, Франции и КНР) было закреплено «навечно». Тем самым Договор негласно подтверждает невозможность перераспределения мощи в международной системе, воздвигая барьер на пути государств, стремящихся повысить свое место глобальной иерархии.

Несмотря на абстрактность понятия мощи государства и меняющейся со временем важности ее составляющих, тем не менее военно-технологический компонент мощи и в современную эпоху является одним из важнейших показателей статуса государства. Ядерное оружие сегодня не перестает быть символом престижа и великодержавности. Тот факт, что все официальные ядерные державы, одновременно являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, лишь усиливает ореол элитарности «ядерного клуба».

В настоящее время происходит становление новой модели международных отношений, пришедшей на смену биполярному миру. Поскольку в этом процессе изначально отсутствовал элемент юридического оформления параметров, мнения относительно характеристики «великих держав» и «держав среднего ранга» (middle power) разнятся. Тем не менее, общепринято относить к категории «великих» такие государства, как КНР, Великобритания, Франция, Россия, Германия и Япония. Особенностью современной стадии развития международных отношений является утверждение США в качестве державы-гегемона, не скрывающей своего стремления к сохранению лидерства и в XXI веке.

Распад СССР предоставил Вашингтону возможность реализовать свои программно-целевые установки, направленные на глобальное доминирование, но одновременно он сломал те жесткие границы, которые удерживали мир в рамках биполярности, и открыл широкие просторы для развития тенденции к плюрализации международных отношений. В процессе становления новой модели международных отношений столкнулись две тенденции: с одной стороны, стремление США к сохранению своих лидирующих позиций, с другой, -существует целый ряд весомых факторов, которые препятствуют этому, стимулируя становление многополюсного мира. Данная работа не претендует на всесторонний анализ проблемы формирования новой модели международных отношений, однако определяющим для задач исследования является тот факт, что Индия выдвигает открытые претензии на утверждение в качестве одного из центров силы нового мирового порядка.

Ядерная политика Индии представляет собой пример вызова гегемонии ядерных держав со стороны державы-претендента на повышение в иерархии системы международных отношений. Среди держав среднего ранга перспективы Индии на повышение в статусе выглядят наиболее предпочтительно.1 Огромный демографический ресурс, выгодное стратегическое положение, третья по численности в мире армия (после США и КНР), амбиции политической элиты, высокий авторитет на международной арене (особенно среди развивающихся стран) и устойчивая демократическая форма государственной организации являются весомыми компонентами индийской мощи. Развал биполярной системы совпал с началом масштабных реформ по либерализации экономики Индии, позволившей Дели в короткие сроки достичь высоких темпов экономического роста и значительно увеличить ассигнования на развитие высокотехнологичного сектора и модернизацию вооруженных сил. На сегодняшний день объем ВВП Индии перевалил отметку в 1 триллион долларов (12 место в мире), по показателям ВВП по паритету покупательной способности Индия вышла на четвертое место после США, КНР и Японии.2 Экономический потенциал страны огромен, учитывая устойчивые темпы роста, быстро формирующийся средний класс (численность которого превышает все население США) и отсутствие в обозримом будущем проблемы старения нации. Еще в середине 1990-х гг. в американском политическом лексиконе за Индией было закреплено определение «держава, находящаяся в стадии становления» (emerging power).

Таким образом, неприятие Индией норм режима ядерного нераспространения обуславливается, в первую очередь, системным противоречием между ее установленным статусом и стремлением к утверждению в качестве великой державы в системе постбиполярного мира. Решение проблемы «вписывания» Индии в режим нераспространения напрямую зависит от интеграции Дели в систему нового мирового порядка. Позиция Вашингтона является определяющей для реализации индийского стремления к повышению своего международного статуса. В 1990-е-2000-е гг. взаимодействие между Дели и

1 Держава среднего ранга (middle power) - широко использующийся в международных отношениях термин, характеризующий государства, не относящиеся к великим державам, но в то же время способные оказывать значительное воздействие на международной арене. Четкое определение державы среднего ранга отсутствует. Для определения держав среднего ранга используют различные критерии, среди которых можно выделить экономическое развитие, демографический ресурс, военную мощь, престиж на международной арене и др. Зачастую к державам среднего ранга относят государства, доминирующие в каком-либо конкретном регионе. Сегодня около 30 государств претендуют на статус державы среднего ранга, среди которых можно выделить Индию, Бразилию, Иран, Японию, Турцию, Нигерию, ЮАР.

2 «The Economic Times», August 7, 2006.

Вашингтоном в ядерной сфере является отражением глобальной эволюции режима ядерного нераспространения и системы международных отношений в целом.

Фактор (лат. factor - делающий, производящий) - это движущая сила какого-либо процесса или явления, определяющая его характер. Следует отметить, что после завершения «холодной войны» проблема ядерного нераспространения оставалась именно фактором американо-индийских отношений, непосредственно определяя их характер. Вместе с тем, представляется необходимым акцентировать внимание не только на проблеме нераспространения ядерного оружия, но и рассмотреть проблему сотрудничества Дели и Вашингтона в сфере атомной энергетики. Заключение двумя странами «ядерной сделки» в 2005 году и связанные с этим инициативы США, направленные на интеграцию Индии в режим ядерного нераспространения открывают качественно новый этап в истории двусторонних отношений.

Точка отчета - 1991 г. - окончание «холодной войны», коренное изменение международного политического климата. Верхняя граница - декабрь 2006 г. -подписание американским президентом Джорджем Буш-мл. «Акта о мирном сотрудничестве США и Индии в сфере атомной энергетики», знаменующим собой значительный шаг вперед в процессе легализации ядерного статуса и завершения тридцатилетней «ядерной изоляции» Индии.

Композиционным и проблемным центром работы являются* индийские ядерные испытания 1998 г., которые были ни чем иным, как открытой заявкой Дели на место в ряду великих держав. Несмотря на алогичность утверждения, ядерные испытания помогли Вашингтону и Дели оздоровить отношения, развязав руки дипломатии. Они не отбросили уровень сотрудничества назад, а скорее помогли расчистить место для фундамента нового партнерства. Они выявили полную несостоятельность американской политики в отношении Индии и поставили перед дипломатами задачу выработки новых подходов.

Ядерный фактор можно назвать «лакмусовой бумажкой», отчетливо выявившей характер и позитивную направленность американо-индийских отношений, начиная со второй половины 1990-х гг. Реакция США- на ядерные испытания явилась наиболее убедительной демонстрацией резкого изменения вектора американо-индийских отношений в постбиполярном мире. По мере увеличения экономических, политических, военных возможностей Индии и возрастания ее значимости в стратегических расчетах США позиция Вашингтона по индийскому «ядерному досье» постепенно менялась от намерения'«перекрыть, сократить и устранить» индийскую ядерную военную программу к стремлению возобновить мирное ядерное сотрудничество и де-юре интегрировать Индию в рамки режима нераспространения с сохранением ее ядерного статуса. Представляется необходимым проследить эту эволюцию. Параллельно важно продемонстрировать как по мере ослабления ядерного фактора получали развитие другие аспекты американо-индийского сотрудничества: экономический, политический, военный, технологический.

Предметом исследования являются проблема нераспространения ядерного оружия в Южной Азии на современном этапе (с акцентом на Индии); политика США в области ракетно-ядерного нераспространения в регионе; развитие американо-индийских отношений в системе постбиполярного мира. Основные проблемные линии работы, тесно связанные между собой, можно охарактеризовать следующим образом: интеграция Индии в рамки международного режима нераспространения и американское видение Индии в структуре нового мирового порядка. ,

В работе затронут более широкий' круг проблем, в частности: проблема устойчивости и стабильности международных режимов в области ядерного и ракетного нераспространения, экспортного контроля; проблема статуса Индии в мировой ядерной иерархии и возможности ее вписывания в режим нераспространения. Особое внимание уделяется объяснению неизменного стремления индийцев к обладанию ядерным оружием и мотивам, ядерных испытаний 1998 г. Наконец, центральной проблемой исследования является резкая перемена политического курса Вашингтона в отношении Индии в конце 1990-х -начале 2000-х гг. Делается попытка выявить причины и суть изменения американских геостратегических ориентиров в Азии в 1990-е гг., а также проанализировать видение Вашингтоном и Дели американо-индийского сотрудничества в системе нового мирового порядка.

Основные задачи диссертационного исследования можно представить в следующем виде:

• осуществить исторический анализ проблемы индийского ядерного статуса в ее эволюции, сфокусировав внимание на периоде с 1991 г. по настоящее время;

• оценить влияние ядерных испытаний 1998 г. и «ядерной сделки» 2005 г. на функционирование режима нераспространения;

• выявить цели и мотивы индийского руководства приступить к созданию собственного ядерного арсенала и пойти на открытую демонстрацию своих ядерных амбиций;

• проследить эволюцию американо-индийских отношений от состояния «отчужденности» до статуса «естественных союзников» и начала курса на «глобальное партнерство». Сделать это преимущественно в контексте проблемы ядерного нераспространения;

• выявить суть происходившей в Вашингтоне и Дели трансформации внешнеполитических стратегий в связи с изменившимся международным климатом. Оценить влияние этой трансформации на двусторонние отношения;

• дать характеристику Индии как «державе в стадии становления», найти объяснения неуклонному стремлению Дели к великодержавному статусу, рассмотреть особенности ее стратегической культуры, проанализировать геополитические устремления Дели и индийское видение нового мирового порядка.

Индийский путь к ядерной бомбе отличался крайней противоречивостью, и не был похож на развитие военных ядерных программ членов «ядерного клуба». Применение единой теоретической базы является крайне затруднительным и несостоятельным для объяснения индийской исключительности в истории ядерного распространения.

Исследование методологических проблем, связанных с распространением, сфокусировано на получении ответов на три основных вопроса: что является^ причиной ядерного распространения и его следствием3, а также почему государства добровольно отказываются от обладания ядерным оружием.4 Для выполнения обозначенных задач данной работы представляется необходимым понять движущие силы развития индийской ядерной программы и выявить мотивы индийского руководства пойти на открытую демонстрацию своих ядерных возможностей в 1998 г.

3 См., например: Lavoy, Peter R. The Strategic Consequences of Nuclear Proliferation: A Review Essay. // Security Studies, Vol.4, No.4, Summer 1995.; Betts, Richard К Universal Deterrence or Conceptual Collapse? Liberal Pessimism and Utopian Realism. / Utgoff, Victor A. ed. The Coming Crisis: Nuclear Proliferation? U.S. Interests and World Order. Cambridge: MIT Press, 2000.; Karl, David J. Proliferation Pessimism and Emerging Nuclear Powers. // International Security, Vol.21, No.3, Winter 1996/97.

4 См., например: Paid T V. Power Versus Prudence: Why Nations Forgo Nuclear Weapons. Montreal: McGill-Queen's University Press, 2000.; Reiss, Mitchell. Bridled Ambitions: Why Countries Constrain Their Nuclear Capabilities. Washington D.C.: Woodrow Wilson Center Press, 1995.; Reiss, Mitchell, Campbell Kurt, Einhorn Robert eds. The Nuclear Tipping Point: Why States Reconsider Their Nuclear Choices. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 2004.

Реалистический подход к объяснению движущих сил распространения остается наиболее популярным и в настоящее время. С его точки зрения, стремление к обладанию ядерным оружием является национальным интересом государства, находящегося в окружении враждебно-настроенных ядерных держав. Реализм уделяет первостепенное внимание внешним факторам воздействия и рассматривает решение приобрести ядерное оружие как объективный шаг в деле укрепления национальной безопасности, как рациональный ответ государства, стремящегося защитить свои интересы в агрессивной международной среде.

Постулаты реализма могут быть применены к обоснованию индийской мотивации начать работы по созданию собственного средства ядерного сдерживания после китайского ядерного1 испытания 1964 г. и активизировать военную ядерную программу в 1980-е гг. в связи с очевидностью ядерной угрозы со стороны Пакистана. Однако само решение об открытой демонстрации своих ядерных возможностей в 1998 г. никак не могло улучшить стратегические позиции Индии и имело мало общего со взвешенным подходом к проблемам национальной безопасности. Более того, реализм не может дать объяснение сознательному отказу Дели от ядерного самовооружения после проведения испытания 1974 г. и ответить на вопрос, почему Индия не продемонстрировала свою ядерную мощь гораздо раньше, когда она находилась в значительно менее выгодном стратегическом положении, нежели в конце 1990-х гг.

Основными проблемами трактовки вопросов распространения представителями школы реализма являются рассмотрение процессов исключительно на уровне государств и убежденность в рациональности их действий. Подтверждением этого является теория рационального сдерживания, сформулированная Кеннетом Уолтсом, одним из основателей школы неореализма. В соответствии с этой теорией, вероятность вооруженного конфликта между двумя ядерными державами крайне невелика в связи с гарантированным взаимным уничтожением. Таким образом, ядерное оружие предстает в качестве гаранта безопасности и стабильности, и чем больше оно распространяется, тем лучше.5 На появление теории рационального сдерживания большое влияние оказал исторический пример «классического» ядерного сдерживания между СССР и США

5 См.: Waltz, Kenneth. The Spread of Nuclear Weapons: More May Be Better. Adelphi Paper No. 171. London, International Institute for Strategic Studies, 1981 // http://vvvvvv.mtholyoke.edu/acad/intrel/waltzl.htm; Waltz, Kenneth, Sagan Scott. The Spread of Nuclear Weapons: A Debate Renewed. N.-Y.: W.W.Norton, 2002. в годы «холодной войны». Однако иррациональные (с точки зрения теории Уолтса) действия правительства Пакистана, развязавшего в 1999 г. вооруженный конфликт с Индией, опровергают постулаты теории рационального сдерживания и заставляют задуматься о влиянии на процесс распространения и его последствия внутриполитических, организационных, идеологических и субъективно-психологических факторов.

Теоретические споры относительно динамики ядерного распространения и возможности его прогнозирования получили новый импульс после завершения «холодной войны». Неореализм стал господствующей теоретической базой для объяснения процессов, связанных с распространением ядерного оружия в постбиполярном мире. В основе гипотез неореалистов лежит связь между коренными изменениями на международной арене и динамикой распространения. Их отправной точкой является тезис Уолтса о переходном характере современного однополярного миропорядка на пути к многополюсной структуре, что имеет своим следствием ускорение процесса распространения ядерного оружия в связи с резким снижением уровня дисциплины и контроля на международной арене.6 Многие исследователи как в России, так и за рубежом разделяют положение о том, что структура международной системы оказывает влияние на поведение акторов, в том числе и в сфере нераспространения. Они характеризуют биполярный ядерный миропорядок как стабильный, отмечая в постбиполярном мире усиление стимулов к приобретению ядерного оружия у целого ряда государств и снижение п способности системы им противостоять. Как отмечал Бенджамин Фрэнкел, эволюция от биполярности к многополярности является наиболее важной причиной «интенсификации» распространения в связи с тем, что. государства стремятся обеспечить свою безопасность после утери или ослабления гарантий со

6 Waltz, Kenneth. Structural Realism After the Cold War. // International Security, 2000, Vol.25, No.l Summer. P.5-8. // ht^://vvvvvvxolumbia.edu/itc/sipa/U6800/readings-sm/WaltzStructural%20Realism.pdf; Waltz, Kenneth. The Emerging Structure of International Politics. // International Security, Vol.18, No.l, Summer 1993. P.45-73.

7 Рогов C.M. Ядерное оружие в многополярном мире. // США, Канада: экономика, политика, культура, 1998, № 8.; Сотников В.И. Ядерная проблема в индийско-пакистанских отношениях (вторая половина XX — начало XXI века). М.: Научная книга, 2003. С.7-8.; Tu.itep6aee P.M. Ядерная ситуация в Южной Азии и ее влияние на региональную и международную безопасность. // Научные записки ПИР-Центра, 2001, № 17.; Ядерное нераспространение. Том I. М.: ПИР-Центр, 2002. С.23-28.; Thayer, Bradley A. The Causes of Nuclear Proliferation and the Utility of the Nuclear Nonproliferation Regime. // Security Studies, Vol.4, No.3, Spring 1995.; Davis, Zachary. The Realist Nuclear Regime. // Security Studies, Vol.2, No.3-4, Spring/Summer 1993.; Betts, Richard К Paranoids, Pygmies, Pariahs and Nonproliferation Revisited. // Security Studies, Vol.2, No.3-4, Spring/Summer 1993. о стороны супердержав. Вместе с тем, сам Уолте признавал, что процесс распространения ядерного оружия является многогранным, что осложняет его интерпретацию при использовании какой-либо из общих теорий международных отношений.9

По мнению автора данной работы, динамика распространения может быть обоснована лишь при анализе как внешних, так и внутренних факторов воздействия. Многие исследователи отмечают важность процесса принятия решений внутри государств как основной движущей силы распространения.10 Однако единой теоретической базы, способной учитывать весь комплекс внутриполитических факторов на процесс распространения не существует. Для целей данной работы, наиболее применимой является организационная теория американского исследователя Скотта Сэгана. По его мнению, главы государств стремятся действовать рационально, но при этом испытывают давление со стороны зачастую влиятельного про- или антиядерного лобби внутри страны. Сэган выделяет три «группы воздействия» в пользу распространения: ученые-ядерщики, военные и политики.11 Как показывает пример развития военной ядерной программы Индии, воздействие ядерного истеблишмента может иметь определяющее значение в процессе принятия решений в ядерной сфере.

Наконец, немаловажным для понимания процессов распространения является нормативно-психологическая функция ядерного оружия. Американский автор Петер Лавой вводит термин «мифологизации» ядерного оружия как одного из мотивов распространения. Он отмечает, что правящая элита, заинтересованная в развитии ядерных военных технологий, может искусственно преувеличивать масштаб внешних угроз и военно-политическую мощь ядерного оружия, создавая тем самым «ядерный миф».12 Среди истории развития военных ядерных программ официальных и неофициальных ядерных держав именно в Индии «мифологизация» ядерного оружия носила наиболее выраженный характер.

8 Frankel, Benjamin. The Brooding Shadow: Systemic Incentives and Nuclear Weapons Proliferation. // Security Studies, Vol.2, No.3-4, Spring/Summer 1993. P.37-38.

9 Waltz, Kenneth, Sagan Scott. The Spread of Nuclear Weapons: A Debate. N.-Y.: W.W.Norton, 1995. P.803.

10 См., например: Reiss, Mitchell. Without the Bomb: The Politics of Nuclear Non-proliferation. N.-Y.: Columbia University Press, 1988.; Chafetz, Glenn. The End of the Cold War and the Future of Nuclear Nonproliferation: An Alternative to the Neo-Realist Perspective. // Security Studies, Vol.2, No.3-4, Spring/Summer 1993.; Meyer, Stephen M. The Dynamics of Nuclear Proliferation. Chicago: The University of Chicago Press, 1984. Sagan, Scott D. Why Do States Build Nuclear Weapons? Three Models in Search for the Bomb. / Utgoff, Victor ed. The Coming Crisis: Nuclear Proliferation, U.S. Interests and World Order. Cambridge: MIT Press, 2000. P.27.

12 Lavoy, Peter. Nuclear Myths and the Causes of Nuclear Proliferation. // Security Studies, Vol.2, No.3-4, Spring/Summer 1993. P. 199.

Восприятие ядерного оружия в качестве символа прогресса, преодоления колониального прошлого, национальной независимости и неотъемлемого элемента великодержавного статуса лежит в основе психологии индийской политической элиты.

Таким образом, лишь комплексное применение существующих теоретических подходов трактовки динамики распространения может способствовать анализу движущих сил развития индийской военной ядерной* программы и мотивации индийских лидеров при проведении ядерных испытаний 1998 г. Стратегический фактор1 положил начало военной ядерной программе в 1960-е гг. и способствовал ее активному развитию В' 1980-е гг. Однако именно внутриполитические факторы- стоят за. решением индийских лидеров придерживаться политики «ядерной неопределенности» и отказываться от ядерного самовооружения вплоть до 1998 г. Особое внимание в данном исследовании уделяется обоснованию целей и мотивов индийского правительства при проведении ядерных испытаний 1998'г. Весь комплекс причину повлиявших на это решение, автор систематизирует в соответствии с продолжительностью их воздействия: факторы долгосрочного, среднесрочного и краткосрочного характера.

К среднесрочным факторам- относятся давление со стороны ядерного истеблишмента, эволюция общественного мнения, укрепление технических и экономических возможностей, совершенствование режима нераспространения. В качестве факторов краткосрочного характера следует выделить внутриполитические расчеты правящей партии и успешные испытания Пакистаном ракеты среднего радиуса действия, способной нести ядерную боеголовку.

В качестве долгосрочного фактора развития национальной ядерной программы Индии и первостепенной мотивации в принятии решения о проведении ядерных испытаний 1998 г. выступает стремление Дели к повышению своего статуса на мировой арене и утверждению в роли нового центра силы. Данный фактор носит системный характер и представляет собой вторую основную проблемную линию работы.

Ядерные испытания- 1998 г., безусловно, внесли существенную корректировку в военно-политический баланс сил в треугольнике Индия-КНР-Пакистан. Однако ключом к пониманию причин открытой демонстрации ядерных возможностей Индии является долговременное стремление Дели к статусу великой державы и убеждение в том, что обладание ядерным оружием представляет собой неотъемлемый элемент этого статуса.

Унифицированное определение термина «великой державы» для международной дипломатической практики отсутствует. Кеннет Уолте выделял пять основных компонентов для характеристики великих держав: население и территория, ресурсы, экономическое развитие, политическая организация- и военная мощь.13 Джек Леви определял великую державу как государство, обладающее превосходящей военной мощью, глобальными интересами и. имеющее определенный уровень, отношений и восприятия со стороны других государств.14 Транснационалист Роберт Кеохейн характеризовал великую державу как государство, руководство которого убеждено в том, что оно может самостоятельно оказывать значительное, возможно, решающее воздействие на международную систему.15 С точки зрения школы распределения силы, великодержавными компонентами являются количество населения, экономический потенциал и эффективность политической системы.16 Обобщая вышесказанное; можно выделить следующие компоненты, мощи государства, необходимые державе-претенденту для перехода в ранг великих держав: демографический и экономический потенциал, комплекс военных возможностей, уровень развития технологий, политическая организация, эффективность работы структур государственного аппарата, особенности национального характера, государственная идеология, международное влияние и имидж страны на международной арене.

Несмотря на то, что современные возможности Индии уступают большинству показателей великих держав, ее демографический ресурс, а также потенциал развития экономических, технологических и военных компонентов мощи делает Дели наиболее вероятным претендентом на повышение в иерархии международной системы. Сегодня не ставится под сомнение определение Индии как великой державы, находящейся- в стадии становления, и проблема ее

13 Waltz, Kenneth. Theory of International Politics. N.-Y.: McGraw Hill, 1979. P.177.

14 Levy, Jack War in Modern Great Power System, 1495-1975. Lexington: The University Press of Kentucky, 1983. P. 16.

15 Keohane, Robert. Lilliputians' Dilemmas: Small States in International Politics. // International Organization, Vol.23, Spring 1969. P.291-3I0.

16 Tammen, Ronald L. et al. Power Transitions: Strategies for the 21st Century. N.-Y.: Seven Bridges Press, 2000. P.8-9. интеграции в систему нового мирового порядка является одной из ключевых задач мирового сообщества.

Конфликт между великими державами и претендентами на великодержавный статус является центральным элементом проблемы распределения силы в международной системе. Многие исследователи истории дипломатии рассматривают возвышение и падение великих держав в качестве основных характеристик для определения переходных этапов международных отношений, начиная1 с XVII века.17 До сих пор процесс смены одной модели международных отношений другой сопровождался глубочайшими политическими катаклизмами. Военный конфликт являлся единственным способом достижения великодержавного статуса.

Слом биполярной системы международных отношений произошел без глобального военного конфликта и привел к формированию однополярного миропорядка при всеобъемлющем доминировании Соединенных Штатов. Более того, отсутствовало юридическое оформление новой структуры, остались в силе основные международно-правовые регуляторы, отражавшие глобальное распределение сил после окончания Второй мировой войны. С точки зрения индийцев, режим ядерного нераспространения, закрепляющий монопольное право членов «ядерного клуба» на обладание ядерным оружием, является пережитком эпохи «холодной войны», не отражающим современные геополитические реалии. Решение проблемы индийского ядерного статуса (наравне с предоставлением Индии места постоянного члена Совета Безопасности) будет являться легитимизацией перехода Дели в категорию великих держав.

В постбиполярном мире отсутствуют механизмы внесения изменений в глобальную расстановку сил. На современном этапе Соединенные Штаты имеют возможность оказывать непосредственное влияние на вектор развития системы международных отношений. Сегодня Вашингтон, учитывая угрозу со стороны быстро растущей мощи КНР, проявляет заинтересованность в налаживании связей с Дели и демонстрирует готовность способствовать успешной реализации ее великодержавного потенциала. Позиция Вашингтона может иметь решающее значения в определении перспектив становления Индии в качестве одного из

17 Cm.: Kennedy, Paul. The Rise and Fall of Great Powers. N.-Y.: Random House, 1987. центров силы нового мирового порядка вне зависимости от того, будет ли он многополярным или нет.

При анализе системного противоречия между утвержденным статусом Индии и стремлением Дели к утверждению в роли великой державы автор исходит из классических представлений реализма, неореализма и теорий распределения силы о принципах функционирования международной системы, балансе сил и полярности. Разделяя позиции неореалистов относительно воздействия системы на процесс распространения, автор, тем не менее, не склонен рассматривать внутреннюю динамику международной структуры как играющую решающую роль в определении внешней политики государств.

Проблемы, рассматриваемые в данном исследовании, носят актуальный характер. Предотвращение распространения оружия массового уничтожения является неизменным приоритетом глобальной системы безопасности. Завершение «холодной войны» и стремление США сохранить свои доминирующие позиции сопровождались значительными изменениями в характере и источниках угроз для мирового сообщества. Реальную опасность стали представлять усилия все большего количества государств, направленные на обретение ядерного оружия и средств его доставки. Активизировались международные террористические структуры, стремящиеся получить доступ к ядерному оружию или его отдельным компонентам. Для Соединенных Штатов проблема ядерного нераспространения с середины 1960-х гг. является неизменным приоритетом в сфере национальной безопасности. С развалом биполярного мира она приобрела лишь дополнительную остроту. В середине 1990-х гг. Вашингтону удалось усовершенствовать режим ядерного нераспространения значительнее, чем за всю его предыдущую историю. Инструмент равновесия эпохи «холодной войны» был превращен в инструмент поддержания мирового статус-кво и сохранения американского превосходства. Тем сильнее и болезненнее был удар, нанесенный Вашингтону Индией и Пакистаном в мае 1998 г.

Именно в Южной Азии наиболее остро проявились кризисные тенденции в сфере нераспространения. Решение Дели и Исламабада пойти на открытую демонстрацию своих ядерных возможностей превратило Южную Азию в крайне неблагополучный с точки зрения международной безопасности регион. На субконтиненте соседствуют два де-факто ядерных государства, враждебно настроенных друг против друга, имеющих множество неурегулированных вопросов, включая взаимные территориальные претензии. Уровень индо-пакистанского противостояния повышается вследствие вовлеченности в него Китая. Стремящийся не допустить доминирования Индии в регионе КНР оказывает активное содействие наращиванию стратегических возможностей Пакистана.

Южную Азию можно охарактеризовать как часть мира, где существует реальная угроза ядерной катастрофы. Ситуация осложняется тем, что Индия и Пакистан не являются участниками ключевых международных соглашений в сфере нераспространения. Это ограничивает возможности оказания внешнего воздействия на их поведение.

Проблема обеспечения сохранности международных и национальных режимов ракетно-ядерного нераспространения и экспортного контроля в XXI веке обретает все большую остроту. В конце 1990-х - начале 2000-х гг. мир захлестнула волна ядерных амбиций развивающихся стран; С новой остротой перед членами мирового сообщества встали проблемы Индии, Пакистана, Ирана, Северной Кореи, Ливии. В последнее время ядерное оружие все больше теряет роль военного инструмента, становясь признанным фактором развитости, великодержавности. Индия, страна с развитой военной и ядерной инфраструктурой, с бурно развивающейся экономикой и населением более 1 млрд. человек проводит активную политику по увеличению своего международного ' влияния в постбиполярном мире. Ядерные испытания 1998 г. были, в первую очередь, открытой заявкой Дели на место в ряду великих держав современности.

Не менее актуальный характер носит и проблема формирования системы нового мирового порядка после завершения биполярного противостояния. В данный момент преобладание Соединенных Штатов не вызывает сомнений. Однако не менее очевидным является и формирование новых центров, силы, открыто выступающих против однополярного мира. Сегодня Вашингтон имеет возможность оказывать наибольшее воздействие на направление вектора развития международной системы. С середины 1990-х гг. Индия заняла одно из центральных мест в азиатских геополитических расчетах США. Сближение с США со стороны Дели также стало результатом пересмотра традиционных основ индийской внешней политики. Важно проследить происходящие трансформации внешнеполитических стратегий в связи с изменившимся международным климатом, причем проследить их не только со стороны Вашингтона, но и со стороны Дели.

Наконец, особенно в свете последних событий, чрезвычайно остро стоит проблема «двойных стандартов» в американской политике. Индийские ядерные испытания отчетливо продемонстрировали различный подход США в вопросах о нераспространении и применении экономических санкций к Индии, с одной стороны, и, к примеру, к Ираку, Северной Корее, Кубе, Ирану, с другой. Подход Вашингтона к решению проблем, связанных с распространением, варьируется в зависимости от того, какую нишу занимает данное государство в глобальной внешнеполитической стратегии США.

Обзор источников

Источниковая база для написания работы по. современному периоду своеобразна, в особенности, если речь идет об исследовании американо-индийских отношений, пока не являющихся объектом повышенного внимания со стороны мирового сообщества. Никаких источников «в готовом виде», как сборников

1 I материалов или документов по взаимоотношениям между США и Индией в 1990-е - 2000-е гг. ни в России, ни за рубежом издано еще не было. Важно отметить и недоступность многих источников, к примеру, материалов по развитию индийской военной ядерной программы или протоколов слушаний индийского парламента. В этой ситуации основными средствами получения информации становятся периодические издания и Интернет.

Для удобства анализа источники, использованные при написании данного исследования, можно классифицировать следующим образом:

• материалы законодательной власти;

• материалы исполнительной власти;

• материалы министерства обороны США;

• международно-правовые документы;

• выступления и работы официальных лиц;

• пресса.

Важную роль в выработке представлений о формировании американского внешнеполитического курса в отношении Индии играют материалы слушаний Конгресса США. В целях данного исследования были использованы материалы слушаний и доклады, представленные в Сенате и Палате представителей, с 1985 по

2006 гг.18 В качестве центральных проблем на них фигурировали ситуация в

Южной Азии до и после проведения ядерных испытаний и выработка дальнейших шагов политики Вашингтона в отношении Индии и Пакистана в связи с изменившейся стратегической обстановкой в регионе. Важно отметить, что в

Соединенных Штатах существует практика приглашать для участия в слушаниях обеих палат ведущих негосударственных экспертов по тем или иным конкретным проблемам. Таким образом, материалы Конгресса США позволяют не только проследить эволюцию южноазиатской политики Вашингтона в интересующий период, но также могут дать представление о мнении политической и научной элиты США в отношении исследуемых вопросов. Веб-сайты Комитетов^ по международным отношениям Сената и Палаты представителей предоставляют доступ к протоколам слушаний лишь за последние несколько лет. Более объемная подборка представлена на электронной странице правительственной службы печати США (Government Printing Office), где можно найти все слушания

Конгресса за последние 10 лет.19

Не менее ценным источником являются доклады Исследовательской службы

Конгресса (Congressional Research Service - CRS), специализирующейся на подготовке для американских законодателей материалов, носящих характер

20 информационных справок. Для исследовательских задач данной работы были использованы доклады Службы, посвященные состоянию американо-индийских отношений, американо-индийской «ядерной сделке» 2005 г., анализу законопроектов в области ядерного сотрудничества с Индией, а также хронологические сводки последних событий в контактах между Вашингтоном и Дели.21

18 См.: Комитет по международным отношениям Сената - http://foreign senate.gov; Комитет по международным отношениям Палаты представителей — http://foreignaffairs.house.gov

19 См.: http://gpoaccess.gov/congress/

20 См.: http://fpc.state.gov/documents/

21 См., например: Congressional Research Service. India-U.S. Relations, issue Brief for Congress IB 93097, December 19,2002 //http: //fpc.state.gov/documents/organization/16357.pdf; Congressional Research Service. India-U.S. Economic Relations. Report for Congress RS 21502, April 22,2003 // http: //fpc.state.gov/documents/ organization/20152.pdf; Congressional Research Service. U.S.-India Bilateral Agreements in 2005. Report for Congress RL33072, September 8, 2005 // http: //fpc.state.gov/documents/organizations/53616.pdf; Congressional Research Service. U.S. Nuclear Cooperation with India: Issues for Congress. Report for Congress RL 33016, March 3,2006 // http: //fpc.state.gov/documents/organizations/62748.pdf; Congressional Research Service. U.S.-India Nuclear Cooperation: A Side-by-Side Comparison of Current Legislation. Report for Congress RL 33561, December 22,2006 // http: //fpc.state.gov/documents/organizations/78422.pdf

Парламент Индии, в отличие от законодательной ветви Соединенных Штатов, обладает небольшими формальными полномочиями для того, чтобы оказывать влияние на ядерную и внешнюю политику страны, кроме его роли в принятии решений по запросам правительственных министерств и наблюдению за финансовыми ассигнованиями на эти нужды. Индийский парламент не имеет прямой контролирующей или координирующей функции по отношению к чиновникам внешнеполитического ведомства. Практически весь контроль сводится к так называемому «часу вопросов» (question hour), когда раз в неделю представители МИД Индии отвечают в устной или письменной форме на вопросы членов парламента, представленных минимум за десять дней. В отличие от Конгресса США, процедура ратификации международных соглашений, не является обязательной для осуществления индийской законодательной ветвью власти. Поэтому основной интерес при подготовке данного исследования представляют выступления перед парламентариями высших должностных лиц Индии, связанные с политикой Дели в отношении Вашингтона, после которых, как правило, идет открытое обсуждение вопросов, стоящих на повестке дня, а также докладов, представленных в парламент со стороны исполнительной власти.22

При написании работы был также использован широкий круг материалов исполнительной власти США и Индии, представленный официальными докладами, текстами совместных заявлений, правительственными отсчетами, протоколами пресс-конференций и брифингов. Наиболее полная подборка документов,

22 См.: XII Lok Sabha Debates. Session II (Budget). May 27, 1998 // http: //www.fas.org/news/india/1998/05/ 0827059801.htm; Implementation of the India-United States Joint Statement of July 18,2005: India's Separation Plan. Tabled in Parliament on March 7, 2006 // http: //www.indianembassy.org/ newsite/pressrelease/ 2006/Mar/seppIan.pdf; The Kargil Review Committee Report. K.Subrahmanyam, chairman. Tabled in Parliament on February 23,2000 // http: //www.rediff.com/news/2000/feb/26kargil.htm; Prime Minister's Statement in Rajya Sabha Regarding U.N. Security Council Resolution, June 8, 1998 // http: //www.fas.org/news/india/1998/06/ pmjun8.htm; Prime Minister's Statement in Parliament on his Visit to the United States. July 29, 2005 // http: //www.indianembassy.org/ pressrelease/2005/July/31 .htm; Prime Minister Address to Parliament, February 26, 2006 // http://ia.redifT.com/news/2006/feb/ 27bush8.htm

23 См., например: Announcement on U.S.-India Next Steps in Strategic Partnership. U.S. Department of Commerce, Bureau of Industry and Security. September 2004 // http: //www.bxa.doc.gov/News/2004/US-IndiaNextStep.htm; Background Briefing by Administration Officials on U.S.-Soutli Asia Relations. U.S. Department of State, Office of the Spokesman. Washington D.C., March 25,2005 // http: //www.state.gov/r/pa/ prs/ps/2005/43853.htm; Presidential Determination No.99-7. The White House, Office of the Press Secretary. December 1, 1998 // http: //www.mac.doc.gov/sanctions/waiver99-7.htm; Joint Statement Between President George W. Bush and Prime Minister Manmohan Singh. White House Press Release, July 18, 2005 // http: //www.state.gov/p/sa/rls/pr/2005/49763.htm; Press Briefing by Under Secretary of State for Political Affairs Nick Burns. New Delhi, March 2,2006 // http://www.whitehouse.gov/news/ releases/2006/03/20060302-1 l.html; Promoting Energy Independence and Security. Fact Sheet. The White House. April 27, 2005 // http: //www.whitehouse.gov/news/releases/2005/04/ 20050427-9.html; U.S.-India Civilian Nuclear Cooperation. U.S. Department of State. Bureau of South Asian Affairs. Fact Sheet. 22 July 2005 // http://www.state.gOv/r/pa/prs/ps/ 2005/49969.htm касающихся американо-индийских отношений, размещена на электронной странице Отдела по делам Южной и Центральной Азии Государственного департамента США.24 Тексты президентских указов, отсчеты о ходе государственных визитов и переговоров на высшем уровне, протоколы пресс-конференций с участием президента в наиболее полном виде представлены на официальном сайте Белого дома.25

При написании работы был использован и ряд официальных правительственных докладов США, в которых отражена суть американской внешнеполитической и военной стратегии в постбиполярном мире.26 Переосмысление политической элитой США внешнеполитических ориентиров и задач, стоящих перед Вашингтоном в эпоху нового мирового порядка, непосредственно связано и с проблемой нераспространения, и со значительными изменениями в отношениях между Вашингтоном и Дели.

Значительное внимание было уделено анализу предвыборных платформ республиканской и демократической партий США, позволяющему выявить различия во внешнеполитических стратегиях демократов и республиканцев, что представляется необходимым при исследовании эволюции американского курса по

97 отношению к Индии на рубеже веков.

Среди правительственных сайтов Индии, располагающих подборками материалов, связанных с проблематикой данного исследования, можно выделить сайты Министерства иностранных дел и индийского посольства в Соединенных Штатах.28 На электронной странице посольства есть раздел пресс-релизов, содержащий новости, документы и отсчеты о важных событиях в развитии американо-индийских отношений за последние 10 лет.

24 Cm.: http://wwvv.state.gOv/p/sca/rls/

25 Cm.: http://www.whitehouse.gov

26 Cm.: A National Security Strategy of Engagement and Enlargement. Washington D.C.: GPO, July 1994; A National Security Strategy for a New Centuiy. The White House, December 1999 // http://www.dtic.mil/doctrine/ jel/otherpubs/nssr99.pdf; National Strategy to Combat Weapons of Mass Destruction. The White House, 2002 // http: //www. whitehouse.gov/news/releases/2002/12/WMDStrategy.pdf; State of the Union Address. January 29, 2002 // http: //www.whitehouse.gov/news/releases/2002/01/20020129-11.html; The National Security Strategy of the United States of America. Washington D.C.: White House, 2002 // http: //www.whitehouse.gov/nsc/nssall.html

27 Principled American Leadership. Republican Platform. 2000 // http://www.rnc.org/gopinfo/platform; Democratic Platform. 2000 // http://www.democrats.org/about/2000platform.html

28 Cm.: http://mea.gov.in; http://www.indianembassy.org

Значимый вклад в источниковую базу исследования внесли и материалы

29 военного ведомства Соединенных Штатов. Причем наибольший интерес представляют доклады Пентагона, содержащие анализ военно-политической обстановки в мире и конкретные рекомендации исполнительной власти о необходимых мерах в деле сохранения американского превосходства. Так, в вышедшем в 1999 г. докладе «Азия 2025», подготовленном Управлением комплексных оценок Пентагона, прямо говорилось о необходимости использования Индии в качестве противовеса растущей мощи КНР. Основные выводы доклада, основанные на анализе последствий для США перечисленных сценариев, заключались в подтверждении китайской угрозы для интересов США в АТР, в необходимости создания новых военных баз в Южной и Юго-Восточной Азии, в признании увеличивающегося стратегического потенциала Индии и необходимости предотвратить индо-китайский альянс «любой ценой». Пентагон при Рамсфельде являлся одним из главных сторонников сближения с Индией. Американские стратеги были озабочены проблемой поиска надежных союзников и создания новых передовых оперативных баз для реагирования на изменения геополитического климата в Азии. Индия рассматривалась Пентагоном как наиболее привлекательная альтернатива. В конце 2003 г. министерство обороны США подготовило доклад «Американо-индийское военное сотрудничество: ожидания и оценки». Несмотря на то, что американские представители указывали на сложности во взаимопонимании со своими индийскими коллегами, многие из них подчеркнули, что Индия является наиболее привлекательной альтернативой для Вашингтона в деле создания «стратегического барьера на пути возможных

Л I изменений в традиционной системе союзов США в Азии». Архив докладов Пентагона за более чем десятилетний период можно найти на официальном сайте военного ведомства.32

29 The Report of the Quadrennial Defense Review. U.S. Department of Defense, May 1997 // http://www.defenselink.mil/pubs/qdr/toc.html; The Report of the Quadrennial Defense Review. U.S. Department of Defense, September 30,200 // http://www.defenselink.mil/pubs/qdr2001 .pdf; United States Security Strategy for the East Asia-Pacific Region. Department of Defense. Office of International Security Affairs, East Asia and Pacific Region. February, 1995 //http://www.defenselink.mil/pubs/easr98/; Aspin, Les. Report on the Bottom-Up Review. Washington D.C.: Department of Defense. October, 1993 // http://www.fas.org/man/docs/bur/index.html

30 Asia 2025. Office of Net Assessment, U.S. Department of Defense. July-August 1999. // Partially available at: Gershman, John. We Have Seen the Enemy, and It Is China. // Foreign Policy in Focus, May 1,2001 // http://www.foreignpoIicyinfocus.com/archive/easia/china/jg34872.htm

31 Indo-U.S. Military Relations: Expectations and Perceptions. U.S. Department of Defense, April, 2003. Partially available at:// http://vvwvv.rediff.eom/news/2003/apr/2 ljosy.htm

32 См.: http://www.defenselink.mil/pubs/archive.html

Министерство обороны Индии традиционно играет минимальную роль в формировании как внешней, так и ядерной политики Индии. Основатели независимой Индии, опасаясь установления военной диктатуры, с самого начала существования независимого государства отстранили военных от процесса принятия решений по вопросам национальной безопасности.

Особое внимание при написании диссертации было уделено анализу официальных документов и материалов ООН, Международного Агентства по атомной энергии, международных договоров и соглашений в сфере ракетно-ядерного нераспространения, индо-американских и индо-пакистанских договоров и соглашений, американского законодательства в области экспортного контроля.

С начала 1990-х гг. круг опубликованных сборников документов по созданию и формированию международного режима ядерного нераспространения значительно расширился. В издании «Нераспространение ядерного оружия. Сборник документов» впервые для общедоступного пользования были опубликованы циркуляры МАГАТЭ, характеризующие системы гарантий Агентства, документы Группы ядерных поставщиков, в том числе обе части Руководящих принципов и Заявление о полноохватных гарантиях, ряд материалов по политике России и

СНГ.34 Наиболее полную подборку документов на русском языке можно найти в сборнике «Ядерное нераспространение», изданном ПИР-Центром - ведущим российским институтом по изучению вопросов контроля над вооружениями и нераспространения оружия массового уничтожения. Сборник содержит подборку основных документов, характеризующих международно-правовые и политические аспекты по проблемам нераспространения ядерного оружия, а также множество материалов, характеризующих политику СССР (России) и западных государств в этой сфере.35 Документы в нем сгруппированы по проблемно-хронологическому принципу. Ключевые разделы посвящены основам режима ядерного нераспространения, гарантиям МАГАТЭ, экспортному контролю, региональным проблемам, договорам по разоружению. Сборник был выпущен относительно недавно - в 2002 г., - поэтому он содержит современную

33 См., например: Comprehensive Test-Ban Treaty. United Nations General Assembly Resolution A/RES/48/70. 81s1 Plenaiy Meeting, December 16, 1993 // http://www.un.org/documents/ga/res/48/a48r070.htm; Heniy J. Hyde United States-India Peaceful Atomic Energy Cooperation Act of 2006 // http://frwebgate.access.gpo.gov/cgi-bin/getdoc.cgi?dbname=109congbills&docid= f:h5682enr.txt.pdf; New Framework for the U.S.-India Defense Relationship. Washington D.C., June 28, 2005 // http://www.indianembassy.org/pressrelease/2005/June/31.htm

34 Нераспространение ядерного оружия. Сборник документов. M.: Международные отношения, 1993.

35 Ядерное нераспространение. Том II. М.: ПИР-Центр, 2002. подборку документов, как, например, текст ДВЗЯИ, протоколы KP ДНЯО, резолюции Совета Безопасности ООН и т.п. вплоть до 2001 г.

Что касается материалов, связанных с проблемой нераспространения ядерного оружия во взаимоотношениях между США и Индией в 1990-е - 2000-е гг. и событий вокруг индийских ядерных испытаний 1998 г., то здесь приходится опираться, прежде всего на периодическую печать и ресурсы Интернет. Важность всемирной сети при написании данной работы сложно переоценить. Интернет является крупнейшей и богатейшей библиотекой по современным проблемам, предоставляющий исследователю доступ к оригинальным материалам, документам и научным трудам.

Исчерпывающую информацию по поводу санкций, примененных против Индии и Пакистана после проведения ими ядерных испытаний, можно найти на сайте Министерства торговли США. Здесь находятся полные тексты всех законов и поправок, принятых Конгрессом по поводу применения, отложения или снятия экономических санкций против Индии и Пакистана (Закон о ядерном нераспространении, Закон о предотвращении ядерного распространения, поправка Гленна, поправки Браунбека, поправка Пресслера и т.д.). В министерстве торговли

I 1 функционирует Бюро по управлению экспортом (Bureau of Export Administration), на сайте которого выложена полная информация о законодательной базе

47 национальной системы экспортного контроля США.

Важное место в источниковой базе исследования занимают речи, выступления, заявления, интервью и работы американских и индийских официальных лиц, оказывавших непосредственное влияние на формирование внутренней и внешней политики своих государств, на определение и изменение векторов развития отношений между США и Индией.

Первостепенное внимание при написании работы, безусловно, уделяется заявлениям и выступлениям высокопоставленных чиновников, знаменовавших значительные сдвиги в отношениях между Вашингтоном и Дели, определявших отношения обоих государств к событиям 1998 г. и намечавших изменения во внешнеполитических курсах и дальнейшие пути сотрудничества. Так, отображением начала американо-индийского сближения в 1997 г. могут служить

36 См.: // http://www.rnac doc.gov/sanctions/

37 См.: // http://www.bxa.doc.gov выступления премьер-министра Индии Индера Гуджрала и помощника госсекретаря США по политическим вопросам Томаса Пикеринга.38

В качестве демонстрации изменения курса Вашингтона в связи с индийскими ядерными испытаниями и выработки новой политической линии, направленной на «вовлечение в диалог по ядерным вопросам» (nuclear engagement policy), служат выступления помощника госсекретаря по делам Южной Азии Карла Индерферта, заместителя госсекретаря Строуба Тэлбота, министра иностранных дел Индии Джасванта Сингха, которые сыграли ключевую роль в проведении самого активного политического диалога между Вашингтоном и Дели в истории двусторонних отношений.39

В 2004 г. были опубликованы мемуары Тэлбота, целиком посвященные событиям вокруг индийских и пакистанских ядерных испытаний 1998 г. и ходу переговорного процесса между делегациями Тэлбота и представителями со стороны Дели и Исламабада.40

Особенно следует отметить выступления Клинтона и Ваджпаи во время визита американского президента в Индию и ответного визита индийского лидера в США в 2000 г., которые стали демонстрацией сближения между Вашингтоном и Дели в конце 1990-х гг.41 Всеобъемлющая подборка речей и выступлений лидеров США и Индии расположена на сайтах Белого дома и личном сайте премьер-министра.42

38 Gujral l.K. lndo-U.S. Relations - Start of a New Friendship. Prime Minister Opening Remarks at the Meeting with the Council on Foreign Relations, New York, September 23, 1997 // http://www.indianembassy.org/indusrel/ gujral.htm; Gujral l.K. The Post Cold-War Era: An Indian Perspective. // World Affairs, Vol.1, 1997 January-March.; Pickering, Thomas R. U.S. Policy in South Asia: the Road Ahead // http://www.nye.edu/globalbeat/ southasia/Pickering042700.html

39 Talbott, Strobe. American Leadership and Global Challenges. Address at the Los Angeles World Affairs Council, Los Angeles, California, November 5, 1998 // http://www.mtholyoke.edu/acad/intrel/talbott2.litm; Talbott, Strobe. Dialogue. Democracy and Nuclear Weapons in South Asia. Address at Conference on Diplomacy and Preventive Defense, Stanford University, January 16, 1999 // http://www.mtholyokc.edu/acad/intrcl/talsasia.htm; Talbott, Strobe. India-Pakistan: The Next Critical Steps. Address at the Brookings Institution, November 12, 1998 // http://www.brookings.org/comm/transcripts/19981112a.htm; Talbott, Strobe. U.S. Diplomacy in South Asia: a Progress Report. Remarks given at the Brookings Institution. Washington D.C. November 12, 1998 // http://vvww.mtholyoke.edu/acad/intrel/strobie.htm; Inderfurth, Karl F. Interview on U.S. — India Relations. September 27,2000 // http://usinfo.state.gov/topical/pol/terror/00100303.htm; Shri Jaswant Singh Press Statement, Deputy Chairman, Planning Commission. New Delhi, May 18, 1998 // http://www.fas.org/news/india/1998/05/ 980500-jaswant.htm

40 Talbott, Strobe. Engaging India. Diplomacy, Democracy and the Bomb. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 2004.

41 Joint Statement on United States-India Relations: A Vision for the 21st Century, March 21, 2000. Public Papers of the Presidents. William J. Clinton-2000. Volume I. P.502-504 // http://fhvebgate.access.gpo.gov/cgi-bin/ multidb.cgi; Remarks to a Joint Session of Parliament. New Delhi, March 22,2000 // http:// frwebgate.access.gpo. gov/cgi-bin/multidb.cgi; India-United States Joint Statement, September 15, 2000. Public Papers of the Presidents. William J. Clinton - 2000. Volume II. P. 1846-1849 //http://frwebgate.access.gpo.gov/cgi-bin/multidb.cgi

42 Cm.: // http://pmindia.nic.in

После прихода к власти республиканской администрации Буша-младшего темпы сближения между США и Индией ускорились. Политика администрации Буша-мл. на южноазиатском направлении была направлена на преодоление «барьера» в виде проблемы нераспространения, долгие годы стоявшего на пути сближения между двумя странами. Трагические события 11 сентября способствовали изменению акцентов во внешней политике Вашингтона и повышению его внимания к ситуации в Южной Азии, что, несомненно, активизировало процесс сближения между двумя крупнейшими демократиями. Администрация Буша-мл. исповедовала иной, нежели демократы, подход к решению вопросов нераспространения, в котором Индия рассматривалась как ответственная ядерная держава и полноправный партнер в деле борьбы с оружием массового уничтожения. Впервые с 1974 г. Вашингтон выразил готовность развивать с Дели сотрудничество в области высоких технологий, требуя взамен лишь соблюдения Индией международных стандартов экспортного контроля. Данные инициативы администрации Буша-мл. следует рассматривать как неотъемлемую часть общей стратегии, направленной на расширение всестороннего стратегического диалога с Дели, исходя из геополитического потенциала Индии и общности национальных интересов обеих государств, включавших в себя борьбу с терроризмом, оружием массового уничтожения, поддержку демократических ценностей и поддержании стабильного баланса сил в Азии.

Заявления Ваджпаи во время очередного визита в США в ноябре 2001 г., высказывания секретаря по национальной безопасности Индии Браджеша Мишры, а также выступления ряда высокопоставленных чиновников новой американской администрации служат демонстрацией начала более активной фазы американо-индийского сотрудничества.43

Внешнеполитическая стратегия республиканцев, претворяющаяся в жизнь администрацией Буша-мл., была выражена еще в конце 1990-х гг. в работах ряда

43 Speech by Brajesh Mishra, National Security Adviser of India at the Council of Foreign Relations. India, United States and the New World Order: Prospects for Cooperation. N.-Y., May 07, 2003 // http://www.indianembassy.org/ indusrel/2003/nsacfrmay703.htm; India-U.S. Relations in the Emerging Global Environment. Prime Minister Vajpayee's Address to the Asia Society. New York, September 22,2003.; Rocca, Christina. Transforming U.S.India Relations. New Delhi, May 14, 2002 // http://www.meadev.nic.in/speeches/christinarocco-14may2002.htm; Blackwill, Robert. The Future of U.S.-India Relations. Luncheon Address Hosted by The Confederation of Indian Industry. New Delhi, India July 17, 2003 // http://www.usindiafrienship.net; Blackwill, Robert. The Quality and Durability of the U.S.-India Relationship. Kolkata, November 27,2002 // http://www.state.gOv/p/sa/rls/rm/ 15589.htm; Blackwill, Robert. The Transformation of U.S.-India Relations: A Status Report. Address to the Delhi Policy Group. New Delhi, February 26, 2002 // http://www.usindiafriendship.net/viewpoints/viewpoints.litml# авторитетных членов республиканской партии, занявших в 2001 г. высокие посты в администрации. Среди тех, кто занимался разработкой и подготовкой для будущей республиканской администрации внешнеполитической стратегии США в Азиатском регионе, можно отметить Залмая Халилзада, Аарона Фридберга, Роберта Блэквилла и Эшли Теллиса.

Халилзад и Фридберг, известные члены неоконсервативной верхушки республиканской администрации Буша-мл., первостепенное внимание в своих работах уделяют китайской угрозе. Халилзад, занимавший ряд должностей в Совете по Национальной Безопасности, известен пропагандой политики «сдерживания и вовлечения» (congagement) по отношении к Китаю.44 Фридберг, получивший в 2003 г. пост помощника советника по национальной безопасности и являющийся одним из лидеров внешнеполитической команды Чейни, проповедует еще более жесткий и агрессивный курс в отношении Пекина.45 Халилзад и Фридберг были инициаторами трансформации «китайской» политики США в сторону сдерживания. При этом оба выступали за более тесное сотрудничество с Дели, рассматривая Индию как главный противовес растущей мощи Китая.

Посол США в Индии Роберт Блэквилл и его первый заместитель, Эшли Теллис стояли на ярко-выраженных проиндийских позициях. Блэквилл, занявший в 2001 г. пост посла США в Индии, являлся одним из главных советников Буша-мл. по вопросам внешней политики в период предвыборной кампании. Именно Блэквилл, стараясь получить голоса более чем полутора миллионов индо-американцев, всячески подчеркивал контраст между стремлением Буша-мл. к вовлечению Индии и предыдущей политикой пренебрежения. Он был одним из главных инициаторов активного сближения между Вашингтоном и Дели в 2000-е гг., и прямо называл инициативы администрации Клинтона в отношении Индии

44 Khalilzad, Zalmay. Congage China. RAND Issue Paper No. 187 // http:// ww.rand.org/publications/ IP/IP 187/ IP187.html; Khalilzad, Zalmay ed. The Changing Asian Political-Military Environment. RAND, 2001.; Khalilzad, Zalmay, Tellis Ashley, Shulsky Abram et al. The U.S. and a Rising China: Strategies and Military Implications. RAND, 1999.; Khalilzad, Zalmay, Tellis Ashley et al. The U.S. and Asia: Toward a New U.S. Strategy and Force Posture. RAND, 2001.; Khalilzad, Zalmay, Lesse Ian eds. Sources of Conflict in the 21st Century: Regional Futures and U.S. Strategy. RAND, 1998.

45 Friedberg, Aaron, Ellings Richard eds. Strategic Asia: Power and Purpose, 2001-02. Seattle: The National Bureau of Asian Research, 2001.; Friedberg, Aaron, Ellings Richard eds. Strategic Asia: Power and Purpose, 2002-03. Seattle: The National Bureau of Asian Research, 2002.; Friedberg, Aaron. The Struggle for Mastery in Asia. // Commentary Magazine, November, 2000 //http://www.findarticles.com/cf0/mI06I/4110/66762446/p 15/ article.jhtml?term=%22Tlie+Struggle+for+Mastery+in+Asia%22 прерывистым диалогом двух глухих».46 Тэллис принимал непосредственное участие в активизации американо-индийского ядерного сотрудничества и выработке «ядерной сделки» между Дели и Вашингтоном, объявленной в 2005 г.47

Среди индийских политических деятелей можно выделить работы Джасванта Сингха - ключевой фигуры в правительстве Бхаратии Джаната Парти, министра иностранных дел Индии (одно время совмещавшего этот пост с постом министра обороны), - сыгравшего решающую роль в нормализации отношений с США после ядерных испытаний. Работы. Сингха являются ценным источником исследования, они дают представление об отношении индийцев к ядерным испытаниям и режиму нераспространения, об индийском восприятии политики США, о видении будущей роли Дели в системе нового мирового порядка. Много внимания в своих работах Сингх уделяет и процессу переосмысления индийской элитой внешнеполитической идеологии, росту индусского национализма и эволюции от идеализма Неру к западному прагматизму и реализму.48

При написании работы были использованы ведущие периодические издания США и Индии: «The New York Times», «The Washington Post», «Financial Times», «The Hindu», «The Times of India», «Economic Times». .

Помимо перечисленных выше официальных сайтов международных организаций и государственных структур США и Индии, можно выделить и ряд неофициальных сайтов, располагающих подборками материалов и документов, связанных с темой исследования. При работе с Интернетом стоит отметить разбросанность необходимых документов по рассматриваемым проблемам. Среди большого разнообразия источников, представленных в том или ином виде во всемирной сети, можно выделить лишь несколько неофициальных сайтов, где находятся.упорядоченные и тематически сгруппированные подборки материалов.

Хронология основных событий южноазиатского ядерного кризиса размещена на сайте Института международной, экономики. Она охватывает один

46 Blackwill, Robert D. The Future of U.S.-India Relations. Luncheon Address Hosted by the Confederation of Indian Industry. New Delhi, July 17, 2003 // http://www.state.g0v/p/sca/rls/rm/22615.htm

47 Tellis, Ashley. India's Emerging Nuclear Posture: Between Recessed Deterrent and Ready Arsenal. RAND, 2001.; Tellis, Ashley. India as a New Global Power. An Action Agenda for the United States. Washington D.C.: Carnegie Endowment for International Peace, July 2005 // http://www.carnegieendowment.org/files/Tellis.India. Global.Power.FINAL.pdf

48 Singh, Jaswant. Against Nuclear Apartheid. // Foreign Affairs. September/October 1998.; Singh, Jaswant. What Constitutes National Security in a Changing World Order. India's Strategic Thought. CASI Occasional Paper No.6, June 1998 // http://www.indianembassy.org/pic/js/js(whatconstitutesnational).htm; Singh, Jaswant. Defending India. N.-Y.: St.Martin's Press, 1999. год развития кризиса (апрель 1998 - апрель 1999 гг.) и основывается на выдержках из авторитетных западных изданий, как «The New York Times», «The Washington Post», «Financial Times» и др.49

Наиболее объемная подборка статей индийской прессы представлена на сайте «продвижения идей хиндутвы» (Hindu. Vivek Kendra).50 Статьи посвящены наиболее актуальным проблемам как внешней, так и внутренней политики Индии-и сгруппированы в хронологическом порядке с 1997 по 2007 г.

В конце 2001 г. был создан, сайт фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative) - благотворительной организации, сопредседателями которой являются сенатор Сэм Нанн и медиамагнат Тэд Тернер. На электронной странице фонда можно найти значительные объемы информации и базы данных по различным аспектам ядерного нераспространения. Наибольший, интерес для данного исследования представляет подробная хронология, развития ядерной и ракетной программ Индии и Пакистана, начиная с конца 1940-х по 2004 гг., основанная на кратких выдержках из монографий, газет, журналов и сообщений информационных агентств.51

Обширную источниковую базу предоставляет электронная версия журнала

Disarmament Diplomacy». Во-первых, практически в каждом номере имеется краткий обзор последних событий вокруг ядерной ситуации в Южной Азии. Во-вторых, на сайте размещаются специальные подборки материалов и документов из разных номеров, сгруппированных по тематической принадлежности, например: «Визит Клинтона в Индию» или «Ядерные испытания Индии и Пакистана и международная реакция».52

Многие материалы по проблемам нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки, систем ПРО, ядерных испытаний, хронологии основных событий в области контроля над вооружениями размещены на сайте о

Ассоциации по контролю над вооружениями (Arms Control Association).

Обширная подборка документов, законопроектов, соглашений, сообщений ведущих информационных агентств и статей из западных и индийских изданий, связанных с развитием индийской ядерной программы (в первую очередь, ее

49 См.: // http://www.iie.com/topics/sanctions/INDIA3.htm

50 См.: // http://hvk.org/articles-index.html

51 См.: // http://www.nti.org/eresearch/profiles/India/Nuclear/22962297.html

52 См.: // http://www.acronym.org.uk/sasia/sasia2.htm; http://www.acronym.org.uk/sasia/spvisit.htm

53 См.: // http://www.armscontrol.org военной составляющей), ядерными испытаниями 1998 г. и реакцией мирового сообщества на претензии Дели к утверждению в качестве ядерной державы, расположена на сайте Федерации американских ученых (Federation of American Scientists).54 Материалы размещены в хронологическом порядке, начиная с 1990 г. по 2002 г.

Из русскоязычных электронных ресурсов молено выделить, независимый^ информационно-аналитический сайт Iranatom.ru Несмотря на то, что основной специализацией данного сайта являются вопросы ядерной программы. Ирана, тем не менее его составители регулярно публикуют отсчеты о последних событиях, произошедших в сфере атомной энергетики, и контроля за распространением, причем проблемы ядерной Индии выделены в отдельную рубрику. В новостной колонке сайта также размещаются переводы статей и выступлений авторитетных специалистов или официальных лиц по наиболее острым проблемам, связанным с ядерным распространением.

Обзор литературы

Как уже было отмечено, в данном исследовании можно выделить две-, основные проблемные линии, тесно связанные между собой: во-первых, это интеграция Индии в рамки международного режима нераспространения и, во-вторых, американское видение Индии в структуре нового мирового порядка. В работе затронут более широкий круг проблем, в частности: проблема устойчивости и стабильности международных режимов в области ядерного и ракетного нераспространения, экспортного контроля; проблема статуса Индии в мировой ядерной иерархии и возможностей ее вписывания в режим нераспространения. Проблема индийских ядерных испытаний позволяет расширить тематику исследования и выйти на более глобальные задачи, а именно: процесс трансформации американских и индийских внешнеполитических стратегий в системе нового мирового порядка и, в связи с этим, кардинальное изменение отношений между Вашингтоном и Дели. Для обзора использованной литературы можно условно выделить ряд основных: это проблема ядерного нераспространения в общем контексте, американо-индийские отношения, индийские ядерные

54 См.: // http://fas.org/news/india/ испытания и реакция США, а также проблема новой роли Индии для Вашингтона в системе постбиполярного мира.

Выбор литературы, посвященной различным аспектам вопросов, связанных с созданием и функционированием режима нераспространения ядерного оружия, достаточно богат. Проблема нераспространения относится к числу центральных направлений контроля над вооружениями и разоружения и уже несколько десятилетий остается в фокусе внимания исследователей, среди которых дипломаты, историки, политологи, юристы, физики-ядерщики. В работах советских и российских исследователей В.Ф.Давыдова, В: С.Емельянова; А.А.Рощина, В.В.Корту нова, Г.А.Осипова; Р.М.Тимербаева, А.Н.Калядина, А.И.Уткина и других специалистов были рассмотрены различные аспекты истории формирования и механизма функционирования режима ядерного нераспространения.55 Среди монографий, посвященных широким. проблемам, связанным с ядерным оружием, стоит выделить, издание Российского института стратегических исследований «Ядерный контроль в современном мире», а также первый том издания «Ядерное нераспространение», выпущенное ПИР-Центром и подготовленную экспертами московского Центра Карнеги монографию «Ядерное оружие после «холодной войны»».56

Специализированные периодические издания предлагают большое количество аналитических материалов, обзоров, полемических суждений практически по всем аспектам ядерного нераспространения. Ведущим журналом по вопросам нераспространения в России является издаваемый ПИР-Центром «Ядерный контроль» (с 2006 г. - «Индекс Безопасности»), авторы которого освещают широкие круги вопросов международной безопасности, военные доктрины и ядерную стратегию различных государств, ядерную безопасность, экспортный контроль, ракетные технологии, проблемы химического и

55 Давыдов В.Ф. Нераспространение ядерного оружия и политика США. М.:Наука, 1980; Емельянов B.C. Проблемы нераспространения ядерного оружия. М.: Наука, 1981; Коршунов В.В. Стратегия мира против ядерного безумия. М.:МО, 1984; Рощин A.A. Международная безопасность и ядерное оружие. М.:МО, 1980; Осипов Г.А. Международно-правовой режим нераспространения ядерного оружия - понятие, основные положения, проблемы укрепления. М.: МО, 1987; Осипов Г.А. Развивающиеся страны и нераспространение ядерного оружия. М.: Наука, 1990; Тимербаев P.M. Состояние и перспективы ядерного нераспространения. // Ядерный контроль, 2000, № 2 Март- Апрель; Калядин А.Н. Проблемы запрещения испытаний и распространения ядерного оружия. М.гНаука, 1976.

Ядерное нераспространение. Том I. М.: ПИР-Центр, 2002; Ядерный фактор в современном мире. М.: РИСИ, 1996; Ядерное оружие после «холодной войны». / Под ред. А.Г.Арбатова и В.З.Дворкина. М.: РОССПЭН, 2006. биологического оружия.57 Причем, именно ядерно-оружейной проблематике уделяется наибольшее внимание. Кроме того, в нашей, стране также издаются: бюллетень «Ядерная безопасность» (содержит краткие аналитические статьи из различных журналов), бюллетень «Ядерное распространение», издаваемый Московским центром Карнеги, (публикует в основном переводные статьи со американских авторов), «Научные Записки ПИР-Центра».

ПИР-Центр политических исследований является ведущим в России исследовательским центром по вопросам международной безопасности, контроля над вооружениями и нераспространения оружия массового уничтожения.59 В состав его сотрудников и экспертно-консультативного совета входят авторитетные российские и зарубежные политологи, исследователи в области международных отношений, эксперты по вопросам нераспространения, среди которых можно выделить Р.М.Тимербаева, В.А.Орлова, А.Г.Арбатова,. А.Г.Савельева, В.Е.Новикова, АА.Шилина, Роберта Айнхорна (в 1999-2001 гг. - помощник госсекретаря США по вопросам нераспространения), Джаяната Данапалу (в 19982003 гг. - заместитель генерального секретаря ООН по вопросам разоружения), Ребекку Джонсон (ответственный редактор журнала «Disarmament Diplomacy»).

Наиболее авторитетными международными изданиями по вопросам ядерного нераспространения являются «Nonproliferation Review», «Disarmament Diplomacy» и «Arms Control Today».60 «Arms Control Today» издается Американской ассоциацией по контролю за вооружениями и содержит краткие аналитические статьи и политические комментарии, интересные, прежде всего, как обзор общественного мнения политической элиты США по наиболее актуальным проблемам ядерного нераспространения и контроля.61 «Nonproliferation Review» и

57 Банн М. Администрация Буша и политика нераспространения: скептики у власти. // Ядерный контроль.

2001, №3 Май-Июнь; Тииербаев P.M. Состояние и перспективы ядерного нераспространения. // Ядерный контроль, 2001, № 2 Март- Апрель; Хромов Г.К. Взгляд на политику Индии в области ракетного и ядерного нераспространения. // Ядерный контроль, 1998, № 5 Сентябрь - Октябрь // http://www.pircenter.org/russian/ publications/nuclearcontrol/index.htm

См: // http://www.npi.iip.net/nucrep/; Джоунс Р. Ядерная политика Пакистана: в поисках гарантированного сдерживания. // Ядерное распространение, 2000, выпуск 34.; Кузьменко А. Ядерная политика Китая. // Ядерное распространение, 2000, выпуск 34.; Новиков В.Е. Пакистан: исламская бомба. // Ядерное распространение, 2000, №2. См.: http://www.pircenter.org

60 См.: http://www.cns.rniis.edu/pubs/npr/index.htm; http://www.acronym.org.uk/dd/index.htm; http://www. armscontrol.org/act/archived.asp

61 Arnett, Eric. Nuclear Stability and Arms Sales to India: Implications for U.S. Policy. // Arms Control Today, Vol.27, No.5, August 1997.; Kimball, Daryl. India's Choice, Congress' Responsibility. // Arms Control Today, January 200б // http://www.armscontrol.org/act/200601-02/focus.asp; Kimball, Daryl. U.S.-India Nuclear Cooperation: A Reality Check. // Arms Control Today, September 2005 // http://www.armscontrol.brg/act/

Disarmament Diplomacy», напротив, выделяются своими качественными аналитическими статьями. Такие ведущие специалисты по вопросам нераспространения, как Б.Робертс, Р.Райдел, Р.Хатуэй, Р.Джонсон публикуют результаты своих научных трудов в этих изданиях.62 В этих журналах публикуются и представляющие большой интерес работы видных индийских исследователей, как Т.Т.Поулос, П.Р.Чари, Г.Кампани, Р.Гаурав, Г.Дешингкар, непосредственно связанные с ядерной ситуацией в Южной Азии до и после 1998 г.63

В целом, ощутимой разницы в освещении проблем, связанных с созданием и функционированием международного режима нераспространения ядерного оружия, между российскими и американскими специалистами нет. Обе группы исследователей рассматривают режим ядерного нераспространения в качестве основного элемента международной безопасности и стабильности, выступают за его дальнейшее совершенствование и укрепление, за активное сотрудничество развитых государств в деле предотвращения появления новых ядерных угроз. Индийские эксперты также пропагандируют сохранение и дальнейшее укрепление режима, видя в нем гарант международной стабильности. Индийских специалистов, начиная со сторонников ядерного разоружения и заканчивая «ядерными ястребами», как правило, отличает тенденциозная подача материала, выражающаяся в критике несправедливости режима, созданного членами «ядерного клуба» для упрочения своего превосходства и не учитывающего национальные интересы других государств, в первую очередь - Индии.

В российской историографии отсутствуют работы, отражающие состояние отношений между Вашингтоном и Дели в 1990-е - 2000-е гг. Можно выделить лишь статьи Ф.Н.Юрлова, которые не компенсируют недостаток освещения данной

200509/focus.asp; McGoldrick, Fred, Bengelsdorf Harold, Scheimann Lawrence The U.S.-India Nuclear Deal: Taking Stock. // Arms Control Today, October 2005 // http://www.armscontrol.org/ act/200510/C)CT-Cover.asp

62 Roberts, Brad Proliferation and Nonproliferation in the 1990-s: Looking for the Right Lessons. // Nonproliferation Review, 1999, Vol.6, № 4 Fall; Rydell, Randy J. Giving Nonproliferation Norms Teeth: Sanctions and the NPPA. // Nonproliferation Review, 1999, Vol 6, № 2 Winter; Hathaway, Robert. Arms Control and Nonproliferation in South Asia: What Next? // Disarmament Diplomacy, 2000, № 52 November., Johnson, Rebecca. Nuclear Brinkmanship is not Deterrence.// Disarmament Diplomacy, 2002, № 65 July/August // http: //www.acronym.org.uk/dd/dd65/index.htm; Johnson, Rebecca. International Implications of the India-Pakistani Tests. // Disarmament Diplomacy, 1998, № 28 July // http: //www.acronym.org.uk/dd/dd28/index.htm

63 Poidose T.T. India's Deterrence Doctrine: aNehruvian Critique. //Nonproliferation Review, 1998, Vol.6, № 1 Fall; Chari P.R India's Nuclear Doctrine: Confused Ambitions. // Nonproliferation Review, 2000, Vol.7, № 3 FallWinter; Deshingkar, Giri India's Nuclear Weapons: the State of Play.//Disarmament Diplomacy, 1999, №36 April; Kampala, Ganrav. From Existential to Minimum Deterrence: Explaining India's Decision to Test. // Nonproliferation Review, 1998, Vol.6, № 1 Fall; Rajen Gaurav. Nuclear Cooperation in South Asia. // Disarmament Diplomacy, 2001, № 55 March. проблемы в отечественной научной литературе.64 Была изучена российская научная литература, посвященная общеполитической истории стран Южной Азии, их двусторонним отношениям и внешней политике на современном этапе. Следует выделить работы авторитетных востоковедов В.Я.Белокреницкого, В.Н.Москаленко, Т.Л.Шаумян.65

Проблема индийских ядерных испытаний 1998 г. и индийской ядерной политики в общем контексте является практически незатронутой в российской историографии, однако интерес к исследованию данной проблематики растет. В этой области можно выделить исследования сотрудников ПИР-Центра, а также Московского Центра Карнеги Р.М.Тимербаева, Г.К.Хромова, А.А.Шилина,

A.Г.Арбатова, Г.И.Чуфрина.66

Следует отдельно отметить вышедшие в свет в 2003-2004 гг. монографии

B.Я.Белокреницкого (ред.), А.А.Шилина и В.И.Сотникова.67 В работе Сотникова впервые в отечественной научной литературе подробно рассматриваются проблемы генезиса ядерного оружия в южноазиатском регионе, а также влияние ядерного фактора на индо-пакистанские отношения. Автор не только, ставит крупные теоретические и практические вопросы, относящиеся к ядерному оружию в Южной Азии, но и раскрывает особенности позиций Дели и Исламабада по отношению к режиму нераспространения, а также предлагает шаги по сдерживанию гонки вооружений на субконтиненте. Работа Шилина представляет собой комплексное исследование истории, современного состояния и перспектив развития военно-политической ситуации в Южной Азии на примере взаимоотношений Индии и Пакистана. В рамках своего исследования автор

64 Юрлов Ф.Н. США и Индия: нелегкий путь к партнерству. // Азия и Африка сегодня, 2002, № 2; Юрлов Ф.Н. Ядерные искушения и реальная политика: Индия. // Азия и Африка сегодня, 1996, № 7-8.

65 Белокреницкий В.Я. Южная Азия: конфликты и геополитика. М.: Наука, 1999.; Белокреницкий В.Я., Москаленко В.Н., Шаумян T.JI. Южная Азия в современном политическом мире: взгляд из Москвы. N-Y.: Mellen Press, 2001; Москаленко В.Н. Пакистан и Индия: две страны, один конфликт. // Азия и Африка сегодня, 2001, № I.; Москаленко В.Н. Ядерное оружие и позиция Дели. // Азия и Африка сегодня, 1997, № 10.; Шаумян T.JI. Индийско-китайская граница: перспективы урегулирования проблемы. // Азия и Африка сегодня, 2001, № 9.

66 Тимербаев P.M. Ядерная ситуация в Южной Азии и ее влияние на региональную и международную безопасность. // Научные записки ПИР-центра, 2001, № 17 // http: //wvvvv.pircenter.org/russian/science/ index.htm; Хромов Г.К. Взгляд на политику Индии в области ракетного и ядерного нераспространения. // Ядерный контроль, 1998, № 5 Сентябрь-Октябрь // http://www.pircenter.org/russian/publications/ nuclearcontrol/index.htm; ШилинА.А. Эскалация вооружений в Южной Азии. // Научные записки ПИР-центра, 2001, № 17 // http: //www.pircenter.org/russian/science/index.htm; Ядерное противостояние в Южной Азии. / Под. ред. А.Г.Арбатова и Г.И.Чуфрина. М., Московский Центр Карнеги, 2005.

67 Сотников В.И. Ядерная проблема в индийско-пакистанских отношениях (вторая половина XX - начало XXI века). М.: Научная книга, 2003.; Шилин A.A. Стратегический баланс в Южной Азии. М.: Научная книга, 2004.; Белокреницкий В.Я., Москаленко В.Н., Шаумян Т.Н. Южная Азия в мировой политике. М.: Международные отношения, 2003. уделяет значительное внимание развитию американо-индийского военно-технического сотрудничества. Монография «Южная Азия в мировой политике», выпущенная коллективом авторов Института Востоковедения при Российской Академии Наук, охватывает широкий спектр проблем региона. Авторы прослеживают этапы формирования региональной подсистемы международных отношений, анализируют ее современное состояние и перспективы. Подробно рассмотрены истоки Кашмирской проблемы в индо-пакистанских отношениях, а также проблема ядерного оружия и средств его доставки в Южной Азии.

В- США тема индийских ядерных испытаний приобретает все большую популярность. В американской историографии стратегическая ситуация в Южной Азии, связанная с появлением там ядерного оружия, и отношение к этому США в течение нескольких лет являются предметами анализа. Однако, несмотря на это, серьезных исследований по современной индийской ядерной проблематике немного. В первую очередь, к их числу стоит отнести работы руководителя проекта «Индия/Южная Азия» при Брукингском институте Стэфена Коэна и специалиста в области нераспространения, профессора калифорнийского университета Джорджа о

Перковича. Монография Перковича «Индийская ядерная бомба. Воздействие на распространение в мире» представляет собой наиболее обстоятельное, детализированное и всеобъемлющее исследование истории развития индийской ядерной программы, начиная со времени обретения Дели независимости до 2001 г. На страницах своего объемного труда Перкович анализирует движущие силы развития гражданской и военной ядерных программ Индии и убедительно демонстрирует несостоятельность применения исключительно реалистического подхода в исследовании ядерной политики Дели.

В отличие от работы Перковича, наиболее известная монография Коэна «Индия. Возникающая мировая держава» построена по проблемному принципу. Если Перкович делает упор на анализе фактов и событий, то Коэн предпочитает

68 Perkovich, George. India's Nuclear Bomb. The Impact on Global Proliferation. Los Angeles, London, University of California Press, 1999.; Perkovich, George. The Measure of India: What Makes Greatness? Center for the Advanced Study of India. Sixth Annual Fellow's Lecture, April 23, 2003 // http://www.sas.upenn.edu/casi/reports/ perkovich042303.pdf; Cohen, Stephen. South Asia. / Ellings, Richard J., Friedberg Aaron L. eds. Asian Aftershocks: Strategic Asia 2002-2003. Seattle: The National Bureau of Asian Research, 2002.; Cohen, Stephen. A New Beginning in South Asia. The Brookings Institution, Washington D.C., Policy Brief №55, January 2000 // http://www.brook.edu/comm/policybriefs/pb055/pb55.htm; Cohen, Stephen. India: Emerging Power. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 2001.; Cohen, Stephen. India. Old Issues and New Opportunities. // The Brookings Review, 2000, Vol.18, №4 Fall // http://www.brookings.org/press/review/ faI12000/cohen.htm; Cohen, Stephen. India Rising. // The Wilson Quarterly, Summer 2000 // http://www.brookings.org/dybdocroot/views/ articles/cohens/2000summer.htm останавливаться на выявлении причин, уделяя большое внимание исследованию индийского общественного мнения, стратегической культуры, мировоззрения и мироощущения политической элиты Дели.

Хорошо известно, что общественное мнение и, во многом, политический курс американских администраций находятся в зависимости от деятельности «мозговых центров» различного политического направления. Именно в этих центрах и формируются основы внешней и внутренней политики Вашингтона. В данный момент наиболее влиятельным «мозговым трестом» консервативного крыла республиканской партии являются «Институт предпринимательства» (American Enterprise Institute), «Фонд Наследия» (Heritage Foundation) и «Центр по изучению стратегии и международной политики» (Center for Strategic and International Studies).69 Из исследовательских центров демократов стоит выделить «Институт Брукингз» (Brookings Institution) и «Совет по внешним сношениям» (Council on Foreign Relations). Несколько особняком стоит «РЭНД Корпорэйшн» (RAND Corporation) - полугосударственное учреждение, являющееся наиболее влиятельным «мозговым центром» по формированию внешней- и военной политики в Соединенных Штатах.

Важно отметить, что интерес к проблемам южноазиатского региона в деятельности членов этих организаций проявился с 1997 г. В «Брукингз» и «Центре по изучению стратегии и международной политики» были запущены собственные «Южноазиатские проекты».71 Среди обширных докладов, подготавливаемых этими центрами для дальнейшего планирования американской политики в Южной Азии, стоит отдельно выделить доклад под названием «Новая политика США по отношению к Индии и Пакистану», который можно принять в качестве точки отчета американской политики «вовлечения» Индии.72 Он был подготовлен по настоянию заместителя госсекретаря Строуба Тэлбота «Советом по внешним сношениям» — одним из основных «мозговых центров» демократов по внешнеполитическим проблемам. Тэлбот лишь приветствовал помощь в разработке эффективного политического курса по отношению к проблемному региону,

69 См.: // http://www.aei.org; http://www.heritage.org; http://www.csis.org

70 См.: //http://www.brookings.org; http://www.cfr.org

71 См.: //http://ww\v.brookings.org/fp/research/projects/southasia/southasia.htm; // http://www.csis.org/saprog

72 New Priorities in South Asia: U.S. Policy Toward India, Pakistan and Afghanistan. Report of an Independent Task Force Cosponsored by the Council on Foreign Relations and the Asia Society. N.-Y., 2003.; After the Tests: U.S. Policy Toward India and Pakistan. Report of an Independent Task Force. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 1998. оказываемую со стороны не входящих в правительство специалистов. Основная идея объемного доклада заключалась в том, что Индия стала де-факто ядерной державой и имеет потенциал превратиться в полноценную великую державу в течение ближайших десятилетий, поэтому нельзя ограничивать отношения с Индией вопросами нераспространения, а необходимо, прежде всего, экономическое и политическое сближение между двумя странами.73

Необходимо отметить различный подход республиканцев и демократов в ядерной проблеме в южноазиатском регионе. Пришедшие в 2001 г. к власти республиканцы^ вкладывали в определение политики «всестороннего вовлечения» Индии несколько иной, нежели демократы, смысл. Для них все страны-пролиферанты, исходя из понятий «враждебности» и «дружественности», были разделены на тех, с наличием ядерного оружия у которых они готовы были смириться (Индия, Пакистан, Израиль), и тех, которые любой ценой должны быть лишены доступа к нему (Иран, Ирак, Северная Корея.). Для многих членов администрации Буша-мл. вовлечение Индии не ограничивалось развитием экономических связей и политических контактов, они были готовы развивать сотрудничество с Дели в сферах обмена высокими технологиями, атомной энергетики, военно-технологического сотрудничества. Республиканцы неоднократно критиковали политику Клинтона в отношении Дели за ее излишнюю акцентированность на проблеме нераспространения, открыто характеризовали Индию как ядерную державу и выступали за скорейшее снятие санкций.

Однако в отношении Индии их мнения не расходятся: и демократы, и республиканцы настаивают на более активном сближении с Дели, признают, что Индия стала де-факто ядерной державой и имеет потенциал превратиться в полноценную великую державу в течение ближайших десятилетий, поэтому нельзя ограничивать отношения с Индией вопросами нераспространения, а необходимо, прежде всего, экономическое и политическое сближение между двумя странами.74

73 A New U.S. Policy toward India and Pakistan. Report of an Independent Task Force sponsored by the Council on Foreign Relations, Richard Haas, chairman, Gideon Rose, project director. N.-Y., 1997.

74 Barone Michael, Barnes, Fred, Cannon, Carl, Pfiffner, James. The Bush Presidency at Midterm: An Assessment. Heritage Lecture №789, June 2,2003 // http://ww\v. heritage.org/Research/PoliticalPhilosophy/HL789.cfm; Bereuter, Doug. Perspectives on U.S. National Interests in Asia. Heritage Lecture №698. March 9,2001 // http://www.heritage.org/Researcli/AsiaandthePacific/HL698.cfm; Donnely, Thomas. The Underpinnings of the Bush Doctrine. //National Security Outlook, February 1,2003 // http://www.aei.org/publications/ filter.foreign,pubID.15845/pubdetail.asp; Donnely, Thomas. Time to Woo India? //National Security Outlook, December 1,2002 // http://www.aei.org/publications/ filter.foreign,pubID.14519/pubdetail.asp; Donnely, Thomas. What's Next? Preserving American Primacy, Institutionalizing Unipolarity. //National Security Outlook, May 1,

Безусловно, в работах индийских исследователей проблемы ядерной политики, Дели занимают одно из центральных мест. В соответствии с классификацией, предложенной Канти Баджпаи, профессором университета им. Неру в Дели и известным сторонником ядерного разоружения, среди индийской политического истеблишмента можно выделить четыре основных «течения» в соответствии с их отношением- к ядерному оружию' и определением индийской ядерной политики.75

Во-первых, это «противники ядерного оружия», рассматривающие индийскую ядерную программу в качестве рычага давления на мировое сообщество в деле всеобщего разоружения. Они признают, что ядерное оружие является необходимым элементом национальной безопасности в ситуации, когда им располагают другие государства. «Противники ядерного оружия» рассматривают режим ядерного нераспространения как неотъемлемую часть, нового мирового порядка, как дискриминационный по своей сути инструмент контроля-ядерными державами остального неядерного мира. Дискриминация, по их мнению, порождает неравенство, а неравенство, в свою очередь, подрывает безопасность. С их точки зрения, обретение Индией средства ядерного сдерживания1 является* не столько мерой обеспечения безопасности, сколько обретением орудия воздействия на политику членов «ядерного клуба» с целью склонить их к принятию эффективных мер, направленных* на всеобщее ядерное разоружение. Разоружение, по мысли «противников ядерного оружия», является достижимой стратегической целью. В своей аргументации они указывают на то, что мировое сообщество смогло избавиться от химического и бактериологического оружия, следует сделать то же самое и с ядерным оружием. Этот устаревший гандийский подход разделяют немногие, в основном представители старого поколения политиков. Из этой группы можно выделить бывшего представителя Индии в Комиссии по разоружению при ООН Арундхати Гхоуз.76

2003 // http://www.aei.org/publications/ pubID.16999/pubdetail.asp; Jones, Gregory. From Testing to Deploying Nuclear Forces. The Hard Choices Facing India and Pakistan. RAND Issue Paper №192,2000 // http://www.rand.org/publications/IP/IPI92/; IVortzel, Larry. Improving Relations with India without Compromising U.S. Security. Heritage Foundation Paper. September 11, 2000 // http://www. heritage.org/Researcli/ AsiaandthePacific/BG 1402.cfrn

75 Bajpai, Kanti. India's Nuclear Posture After Pokhran II. // International Studies, October/December 2000, Vol.37, №4 // http://www.cesi-sciencespo.com/archive/jan01/pokliran.pdf

76 Ghose, Arundhati. Post-Pokhran II: Arms Control and Disarmament Aspects. // Post Pokhran II: The National Way Ahead. New Delhi: India Habitat Centre, 1999.

Второе направление представляют «прагматики». Они считают ядерное оружие необходимым для обеспечения безопасности Индии и выступают за открытое ядерное вооружение страны путем обладания минимальным ядерным средством сдерживания. Эта группа призывает перейти от устаревших идей о нравственности, коллективной безопасности и разоружении к прагматизму, политике баланса сил и контроля над вооружением. В отличие от «противников ядерного оружия» «прагматики» не исключают вхождения Индии в режим ядерного нераспространения на определенных условиях, не ставящих под угрозу развитие военной ядерной программы. Юридическое признание ядерного статуса Дели является для них приоритетной целью, взамен которой они готовы на определенные уступки, среди которых можно назвать подписание' Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний или Договора о запрещении производства расщепляющихся материалов. «Прагматики» также выступают за всеобщее ядерное разоружение, однако скептически относятся к перспективам достижения этой цели в обозримом будущем и предпочитают «реалистичный»-взгляд на ядерное оружие моралистическому отношению «противников ядерного оружия». Позиция «прагматиков» является наиболее близка к официальному правительственному курсу правительств Ваджпаи и Сингха. Среди сторонников этого подхода много таких авторитетных специалистов, как Гаурав Кампани, Сумит Гангули, Виджай Рагхаван, Раджа Мохан, Джасджит Сингх77

Третью группу — «максималистов» — отличает отношение к ядерному оружию как к инструменту ведения войны, а не как к символу развитости или орудию давления на мировое сообщество. По мнению максималистов, Индия должна обладать всеми видами ядерного оружия, включая и термоядерное, и достигнуть в этой области паритета, по крайней мере, с Китаем. Они требуют от

77 Kampani, Gaurav. From Existential to Minimum Deterrence: Explaining India's Decision to Test. // Nonproliferation Review, 1998, Vol.6, No.l Fall // http: //www.cns.miis.edu/pubs/npr/vol06/61/kampan61 .pdf; Kampani, Gaurav. Living With India's Bomb: In Praise Of Indifference. // Orbis, Vol.45, No.2, Spring 2001 // http://www.cns.miis.edu/pubs/other/ indbomb.pdf; Mattoo, Amitabh ed. India's Nuclear Deterrent: Pokhran II and Beyond. New Delhi: Har Anand, 1998.; Ganguly, Sumit. Beyond the Nuclear Dimension: Forging Stability in South Asia. // Arms Control Today, 2001, November.; Ganguly, Sumit. India as an Emerging Power. // The Journal of Strategic Studies, Vol.25, No.4, 2002.; Ganguly, Sumit. India's Pathway to Pokhran II. The Prospects and Sources of New Delhi's Nuclear Program. // International Security, Vol.21, No.2, 1996 Fall.; Mohan, Raja. Post-Pokhran II: Nuclear Defiance and Reconciliation. // Post Pokhran II: The National Way Ahead. New Delhi: India Habitat Centre, 1999. PP. 10-44.; Mohan, Raja. India and the New World Order. // Emerging World Order. India Seminar № 529, September, 2003 // http://www.india-seminar.com/semframe.litm; Mohan, Raja. Crossing the Rubicon. The Shaping of India's New Foreign Policy. N.-Y.: Palgrave McMillan, 2004.; Mohan, Raja. Impossible Allies. Nuclear India, United States and the Global Order. New Delhi: India Research Press, 2006.; Singh, Jasjit. Nuclear India. New Delhi: Vision Books, 1998.; Raghavan V.R Limited War and Nuclear Escalation in South Asia. // Nonproliferation Review, 2001, Vol.8, No.3 Fall-Winter // http://cns.miis.edu/pubs/npr/vol08/83/ 83ragh.pdf правительства активных действий по защите интересов и упрочению позиций Дели на международной арене. «Максималисты», как и «противники ядернрго оружия», отвергают возможность вхождения Индии в режим ядерного нераспространения, но, в отличие от последних, мотивируют это не моралистическими убеждениями, а нежеланием принимать какие-либо обязательства, направленные на ограничение развития индийских ядерных военных возможностей. Они также рассматривают всеобщее ядерное разоружение как нежелательное и недостижимое в обозримой временной перспективе. Если «противники ядерного оружия» и «прагматики» в качестве потенциальной ядерной угрозы рассматривают Пакистан и КНР, то «максималисты» склонны-не сбрасывать СО'счетов и другие державы, в том числе и США. Среди представителей этого направления- можно выделить таких авторитетных исследователей, как Брахма Челлани, Бхарат Карнад; отставного вице-адмирала Раджу Менона.78

Как «противников ядерного оружия», так и «прагматиков» с «максималистами» можно отнести к индийскому проядерному лобби. Даже несмотря- на различную трактовку количественного и качественного выражения необходимого Индии средства ядерного сдерживания, представителей этих трех направлений объединяет главное - отношение к ядерному оружию как к неотъемлемому элементу национальной безопасности. Как указывает Баджпаи, направление «противников ядерного оружия» ассоциируется с гандийско-нерувийской традицией мышления и леволиберальными политическими ценностями. Воззрения «прагматиков» наиболее близки к либеральным взглядам. Идеи «максималистов» отражают «реалистический» и даже

79 гиперреалистический» подход и консервативные политические ценности.

Последнюю группу представляют собой сторонники полного ядерного разоружения Индии вне зависимости от того, пойдут ли на аналогичные меры

78 Chellaney, Brahma. An Indian Critique of U.S. Export Controls. // Orbis, Vol.38, No.3, Summer 1994.; Chellaney, Brahma. Nuclear Proliferation: The U.S.- Indian Conflict. New Delhi: Orient Longman, 1993.; Menon, Raja. A Nuclear Strategy for India. New Delhi, Thousand Oakes, London.: Sage Publications, 2000. Karnad, Bharat. A Thermonuclear Deterrent. // Post Pokhran II: The National Way Ahead. New Delhi: India Habitat Centre, 1999. P.108-149.; Karnad, Bharat. A Sucker's Payoff. // Seminar No.485, January 2000 // http://www.india-seminar.com/2000/485/485%20karnad.htm; Karnad, Bharat. Insensible Foreign and Military Policy. // Emerging World Order. India Seminar No.529, September, 2003 // http://vvww.india-seminar.com/ semframe.htm; Karnad, Bharat. India First. // Seminar, No.519,2002 // http://india-seminar.com/2002/519/ 519%20bharat%20karnad.htm; Karnad, Bharat. Nuclear Weapons and Indian Security: the Realist'Foundations of Strategy. New Delhi: Macmillan India Limited, 2002.; Menon, Raja. A Nuclear Strategy for India. New Delhi, Thousand Oakes, London.: Sage Publications, 2000.

79 Bajpai, Kantl. India's Nuclcar Posture After Pokhran II. // International Studies, October/December 2000, Vol.37, №4. P.30 // http://www.cesi-sciencespo.com/archive/jan01/pokliran.pdf остальные ядерные державы. Их влияние, хоть и значительно ослабленное в последнее время, все еще сохраняет свою силу среди многих представителей индийской элиты, к примеру, Канти Баджпаи, Ачин Ванаик, Прафуль Бидваи.80

Несмотря на научную популярность тем, связанных с различными аспектами распространения и событий вокруг индийских ядерных испытаний, тем не менее существует значительный пробел в исследовании динамики американо-индийских контактов в ядерной сфере на современном этапе. Научная новизна работы определяется тем, что это одно из первых в российской и зарубежной научной литературе комплексных исследований, посвященных анализу американских подходов к решению проблемы распространения ядерного оружия в Южной Азии и двусторонних американо-индийских отношений после 1991 г. В работе продемонстрирована связь между американской внешнеполитической стратегией и подходом Вашингтона к решению проблем нераспространения, осуществлен многосторонний анализ мотивов Дели пойти на открытую демонстрацию своих ядерных возможностей, обозначены направления и раскрыты особенности эволюции американо-индийских отношений в постбиполярном мире, выявлена взаимосвязь ядерного фактора в американо-индийских контактах с эволюцией I режима нераспространения и системы международных отношений в целом.

Новизна работы определяется и постановкой исследовательских задач: взаимодействие между Дели и Вашингтоном в ядерной сфере в 1990-е - 2000-е гг. рассматривается как отражение глобальной эволюции режима ядерного нераспространения и системы международных отношений в целом. Неприятие Индией норм режима ядерного нераспространения обуславливается, в первую очередь, системным несоответствием между ее установленным статусом и стремлением к утверждению в качестве великой державы в системе постбиполярного мира. Это противоречие оценивается автором как определяющие в развитии американо-индийского конфликта в области ядерного нераспространения.

80 Bajpai, Kanti. India's Nuclear Posture After Pokhran II. // International Studies, Vol.37, No.4, October/December 2000.; Bajpai, Kanti, Mattoo Amitabh eds. Engaged Democracies: India-U.S. Relations in the 21st Century. New Delhi: Har-Arand Publications, 2000.; Bajpai, Kanti. Indian Conceptions of Order and Justice in the International Relations: Nehruvian, Gandhian, Hindutva and Neo-Liberal. / Hurrel A., Foot R. eds. Order and Justice in International System. London: Oxford University Press, 2004.; Bidwai, Praful, Vanaik Achin. New Nukes. India, Pakistan and Global Disarmament. N.-Y.:Interlink Books, 2000.; Vanaik, Achin. Failing the Test: International Mismanagement of the South Asian Nuclear Crisis H Disarmament Diplomacy, No.51, October 2000 H http://www.acronym.org.uk/dd/ dd51 /index.htm; Vanaik, Achin. Deterrence or a Deadly Game? Nuclear Propaganda and Reality in South Asia. // Disarmament Diplomacy, No.66, September 2002.

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Оборотов, Сергей Андреевич

Заключение

На протяжении последних 60 лет американо-индийские отношения продолжают удивлять своей противоречивостью и нелогичностью. В период разделения мирового сообщества на два противоборствующих лагеря две крупнейшие демократии не проявляли достаточного желания к сближению. Собственные внешне- и внутриполитические приоритеты являлись непреодолимым барьером на пути к активному двустороннему сотрудничеству. Наилучшим образом характер американо-индийских отношений можно выразить словосочетанием «отчужденные демократии».

Рассматривая Южную Азию как геополитические задворки, не сравнимые по своей значимости с Европой, АТР или Ближним Востоком, американские стратеги в своих расчетах отдали предпочтение коммунистическому Китаю и диктаторскому Пакистану. Дели, в свою очередь, пошел на тесное сближение с СССР. Разделяя одни и те же политические ценности Индия и США, тем не менее, не смогли оказаться на одной стороне биполярного противостояния, установив тесные связи с главными противниками друг друга.

В годы «холодной войны» Индия не могла заинтересовать США, продемонстрировать свою значимость для Вашингтона. Однако, не желая того, сумела стать в глазах многих членов американской политической элиты серьезным раздражителем на международной арене. Это раздражение было вызвано еще в 1950-е политикой «дружественной равноудаленное™» и выбором экономической стратегии, позже - сближением с СССР, активной антизападной риторикой индийского руководства, лидерством Индии в Движении неприсоединения, и значительно усилено позицией Дели в отношении режима нераспространения и проведением «мирного» ядерного испытания в 1974 г.

Именно это испытание явилось основным побудительным мотивом для ужесточения Вашингтоном режима нераспространения. Начиная с середины 1970-х гг. контроль над экспортом высоких технологий и различные ограничения на технологическое сотрудничество вплоть до применения экономических санкций, стали неотъемлемой чертой американо-индийских отношений. Более того, сами отношения, по сути, свелись к попыткам Вашингтона поставить под контроль развитие индийской ядерной программы, с одной стороны, и стараниям Дели воспрепятствовать этому, с другой. В отсутствие сколь-либо значимых экономических, военных, культурных связей ядерный фактор на десятилетия стал доминирующим в контактах между США и Индией.

Для Индии ужесточение контроля над технологическим экспортом в ответ на «мирное» ядерное испытание стало доказательством «интеллектуального колониализма» возглавляемого США режима нераспространения. Дели продолжал развивать свои ядерные военные возможности несмотря на сильную оппозицию внутри страны и значительное внешнее давление. Ядерная программа стала для индийцев истинным символом национальной независимости и суверенитета. Однако отсутствие адекватных экономических и политических возможностей вынудило Дели проводить крайне противоречивую ядерную политику, когда постепенное движение к ядерному статусу продолжало прикрываться моралистическими лозунгами. И в 1974 г., и в конце 1980-х гг. руководство страны не решалось открыто заявить о своих ядерных амбициях. Лишь с третьей попытки - в мае 1998 г. — Индия смогла окончательно перейти «ядерный Рубикон».

Проблема нераспространения ядерного оружия в Южной Азии приобрела принципиально новое звучание в конце 1990-х гг. Проведя ядерные испытания Дели открыто заявил о своих претензиях на место среди членов «ядерного клуба».

В целом, после завершения «холодной войны» создались хорошие предпосылки для сближения между США и Индией. Вашингтон остался в положении единственной сверхдержавы. В образовавшемся однополярном мире стратегия США логично направлена на предотвращение появления в будущем государства или союза государств, способных составить США равную конкуренцию в системе нового мирового порядка. С развалом биполярного мира, еще в 1990 г., администрация Буша-ст. подчеркнула, что суть азиатской стратегии Вашингтона заключается в «поддержании баланса сил в целях предотвращения появления регионального гегемона». В 1995 г. Клинтон подтвердил, что «предотвращение возвышения какой-либо доминирующей державы или коалиции является неизменным интересом США в обеспечении безопасности в АТР». Очевидно, что именно КНР стал главным объектом этого американского курса. В первой половине 1990-х гг. администрация Клинтона избрала тактику вовлечения (engagement) Пекина, экономическое развитие мыслилось Клинтоном как основной рычаг давления на коммунистический строй КНР. Тайваньский кризис 1995-1996 гг. сильно поколебал позиции сторонников вовлечения Китая. Китайские баллистические ракеты в Тайваньском проливе открыли многим в Вашингтоне глаза на быстрое развитие КНР, заставили задуматься о реальности «китайской угрозы». После событий 1995-1996 гг. клинтоновская политика вовлечения Китая приобрела более сдержанный характер. Курс на активное экономическое сотрудничество был продолжен, однако не менее активно были начаты и поиски способов сдерживания китайской угрозы. Идеальным вариантом для Вашингтона в планировании будущего противовеса Китаю является Индия — страна, сопоставимая с Китаем по количеству населения, уровню вооружений и великодержавным планам.

В середине 1990-х гг. Вашингтон взглянул на Индию под иным углом зрения. Дели является не просто возможным в будущем противовесом Китаю, это «возникающая» держава (emerging power) с темпами экономического роста в среднем около 7% на протяжении последних 15 лет. Индийская экономика, переживающая бум информационных технологий, располагающая дешевой рабочей силой, большим процентом англоговорящего населения и быстро формирующимся «средним классом» предоставляет Вашингтону не меньшие возможности, чем китайская экономика конца 1980-х гг. Перспективы выхода на атомный рынок Индии и миллиардные контракты на поставки вооружения также весьма заманчивы для Вашингтона.

Индийская стратегическая элита, вставшая в 1990-е гг. на более реалистические позиции в отстаивании своих национальных интересов, постепенно отходит от концепции сильного слабого государства и расстается с нерувийскими воззрениями относительно того, что статус великой державы - это законная норма для Индии, которая неизменно будет достигнута в справедливом мире. Новый внешнеполитический курс Дели, направленный на большую интеграцию в мировое сообщество, продолжение модернизации индийских вооруженных сил и успешное развитие экономики способствовали росту индийского международного авторитета и предоставили Дели возможность активно реализовывать свои амбиции по повышению своего места в международной иерархии. С этой точки зрения, ядерные испытания 1998 г., с которыми мировое сообщество во главе с США вынуждено было смириться, были значительным успехом Дели на пути к утверждению в качестве одного из центров силы.

На рубеже веков среди американского политического истеблишмента сложился консенсус относительно необходимости уделять большее внимание отношениям с Индией и развивать сотрудничество с Дели по целому ряду направлений. Достижению этого консенсуса способствовали успешное экономическое развитие Индии и большая привлекательность индийского рынка для американского бизнеса. Огромный демографический ресурс, выгодное стратегическое положение, демократический строй, дееспособная и технически оснащенная армия делали Индию потенциально незаменимым стратегическим союзником Соединенных Штатов в Азии, в первую очередь, в сдерживании возможного стремления КНР к региональному или глобальному господству. В конце 1990-х гг. эта мотивация лишь усилилась в связи с перспективами использования Индии в качестве мощной региональной опоры в борьбе с исламским фундаментализмом. Экономический и стратегический потенциал Дели вкупе со значительно возросшим политическим весом индийской диаспоры в США постепенно склоняли чашу весов американского5 интереса со стороны борьбы, за свертывание индийской военной ядерной программы в сторону первостепенной важности расширения экономических и политических связей между двумя странами.

Однако, несмотря на активизацию экономических и политических контактов между странами, налаживание позитивного тона общения, обоюдных заверениях в начале «стратегического партнерства» и провозглашение статуса «естественных союзников», ядерный фактор продолжал оставаться «камнем преткновения» во взаимоотношениях между Вашингтоном и Дели. Администрация Клинтона продолжала рассматривать ядерную деятельность Индии, в первую очередь, как проблему и угрозу режиму нераспространения, не отрицая, своего стремления к тому, чтобы «приостановить, затем сократить и полностью устранить» индийскую военную ядерную программу. Проблема нераспространения по-прежнему являлась определяющей в контактах между Дели и Вашингтоном, а изменения в отношениях носили, преимущественно, бумажно-декларативный характер. Клинтону удалось изменить политический, контекст американо-индийских отношений, но он не был готов разрубить «гордиев узел» их противоречий по ядерным вопросам. Даже провал диалога Тэлбота-Сингха не заставил Белый дом полностью отказаться от давления на Дели по вопросам нераспространения, привязывая исполнение Индией «исходных пунктов» к началу «качественно нового» сближения.

Вплоть до конца президентского срока Клинтона представители администрации избегали официального и недвусмысленного признания Индии как ядерной державы. Они были готовы смириться с существованием Индии, располагающей минимальным средством ядерного сдерживания (минимальным -по американским понятиям). Основная цель «исходных пунктов», использованных Вашингтоном в качестве «стержня» своих дипломатических усилий во время диалога с Дели, заключалась в фактической «приостановке» индийской военной ядерной программы, ее «замораживанию» на зачаточном уровне и «привязке» к Пакистану. Следует также отметить, что несмотря на закрепившуюся в годы Клинтона за Индией характеристику как «державы, находящейся в фазе становления» («emerging power») и ее большого потенциала для превращения в полноценную великую державу, Вашингтон, тем не менее, отказался поддерживать Индию в ее стремлении получить место постоянного члена СБ ООН. Оставленные в силе, пусть и в значительной мере ослабленные, санкции стали играть роль символа оставшихся разногласий между Дели и Вашингтоном.

Пришедшие к власти республиканцы вкладывали в определение политики «всестороннего вовлечения» Индии несколько иной, нежели демократы, смысл. Они неоднократно критиковали политику Клинтона в отношении Дели за ее излишнюю акцентированность на проблеме нераспространения, открыто характеризовали Индию как ядерную державу, выступали за скорейшее снятие санкций. Республиканцы отказались от клинтоновской тактики «привязывания» исполнения Индией «исходных пунктов» к началу «качественно нового» сближения. Для многих членов администрации Буша-мл. вовлечение Индии не ограничивалось развитием экономических связей и политических контактов, они были готовы развивать сотрудничество с Дели в сферах обмена высокими технологиями, атомной энергетики, военно-технологического сотрудничества.

Политика администрации Буша-мл. на южноазиатском направлении носила, во многом, революционный характер и была направлена на преодоление «барьера» в виде проблемы нераспространения, долгие годы стоявшего на пути сближения между двумя странами. Трагические события 11 сентября 2001 г. способствовали изменению акцентов во внешней политике Вашингтона и повышению его внимания к ситуации в Южной Азии, что, несомненно, активизировало процесс сближения между двумя крупнейшими демократиями.

Администрация Буша-мл. исповедовала иной, нежели демократы, подход к решеншо вопросов нераспространения, в котором Индия рассматривалась как ответственная ядерная держава и полноправный партнер в деле борьбы с оружием массового уничтожения. Белый дом пришел к выводу о том, что ужесточение норм индийского контроля над экспортном ядерных и ракетных технологий в гораздо большей степени способствует безопасности Соединенных Штатов, нежели попытки сдерживания роста ядерных возможностей Дели. Впервые с 1974 г. Вашингтон выразил готовность развивать с Дели сотрудничество в области высоких технологий, требуя взамен лишь соблюдения Индией международных стандартов экспортного контроля. N88? заложила основу для развития двусторонней стратегической торговли и, несмотря на всю свою ограниченность, позволяла создать новую структуру для продвижения вперед в данной области, подготовив почву для более решительных шагов.

Данные инициативы администрации Буша-мл. следует рассматривать как, неотъемлемую часть общей стратегии, направленной на расширение всестороннего стратегического диалога с Дели, исходя из геополитического потенциала Индии и общности национальных интересов обеих государств, включавших в себя борьбу с~ терроризмом, оружием массового уничтожения, поддержку демократических ценностей и поддержании стабильного баланса сил в Азии.

Несмотря на голоса скептиков, в конце 2004 г. администрация Буша-мл. приняла решение выстраивать новую стратегию отношений с южноазиатским регионом, основной задачей которой было способствовать становлению Пакистана как умеренной исламской демократии и утверждению Индии в качестве великой державы в XXI веке. Заключенное Дели и Вашингтоном через полгода ядерное соглашение можно, без преувеличения, назвать фундаментом в деле развития «глобального партнерства» между США и Индией.

Эволюция американо-индийских отношений в 1990-е - 2000-е гг. отражает суть происходящих изменений в глобальном распределении силы на мировой политической арене, связанным, в первую очередь, с неизбежностью становления Китая и Индии в качестве ключевых государств нового мирового порядка. Любые внешнеполитические стратегии, разрабатываемые в Вашингтоне на среднесрочную и долгосрочную перспективы, рассматривают отношения США с Дели и Пекином в качестве основного элемента функционирования международной системы. При этом большинство представителей американской элиты разделяют мнение о высокой вероятности «китайской угрозы» для национальных интересов США. При этом, начиная с середины 1990-х гг. в сознании американского политического истеблишмента происходит трансформация восприятия Индии как важной величины в его стратегических расчетах. При Буше-мл. в вашингтонских коридорах власти все большую популярность обретает идея о том, что сближение с Дели и помощь в раскрытии великодержавного потенциала Индии являются неотъемлемой частью национальных интересов США. Администрация Буша-мл. окончательно сделала свой выбор в пользу превращения Индии в важного геополитического союзника Соединенных Штатов в деле создания стабильного и благоприятного для США баланса сил на азиатском континенте, основанного на китайско-индийском равновесии.

Список сокращений, используемых в тексте:

АТР - Азиатско-Тихоокеанский регион АЭС - Атомная электростанция

БДП - Бхаратия Джаната Парти (Индийская Народная Партия) ВТО - Всемирная торговая организация

ГА ООН - Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций ГЯП - Группа ядерных поставщиков

ДВЗЯИ — Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний

ДНЯО - Договор о нераспространении ядерного оружия

ЗПРМ - запрещение производства расщепляющихся материалов

ИБОР - Инициатива по безопасности в борьбе с распространением

ИНК - Индийский Национальный Конгресс

КАЭ - Комиссия по атомной энергии

КПИ - Коммунистическая партия Индии

KP ДНЯО - Конференция по рассмотрению действия ДНЯО

КРП ДНЯО - Конференция по рассмотрению действия и продлению ДНЯО

МАГАТЭ - Международное агентство по атомной энергии

МВФ - Международный валютный фонд

НИ ОКР - научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки

ПРО - противоракетная оборона

РКРТ - Режим контроля за ракетной технологией

РМД - ракета малой дальности

РСД - ракета средней дальности

СААРК — Ассоциация регионального сотрудничества стран Южной Азии

СБ ООН - Совет Безопасности ООН

СЕАТО - Организация договора Юго-Восточной Азии

СЕНТО - Организация Центрального договора

СНБ - Совет национальной безопасности

СУ МАГАТЭ - Совет Управляющих МАГАТЭ

АЕА (Atomic Energy Act of 1954) - Закон США об атомной энергии

HTCG (High Technology Cooperation Group) - Группа по развитию сотрудничества в сфере высоких технологий

INFCIRC (Information circular) - Информационный циркуляр (МАГАТЭ) NNPA (Nuclear Nonproliferation Act) - Закон о ядерном нераспространении NPPA (Nuclear Proliferation Prevention Act) - Закон о предотвращении ядерного распространения

NSSP (Next Steps in Strategic Partnership) - Следующие шаги в развитии стратегического партнерства

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Оборотов, Сергей Андреевич, 2008 год

1. Материалы законодательной власти:

2. United States. Congress. Senate. Committee on Foreign Relations. South Asia and U.S. Interests. A

3. Report. 99th Cong., 2nd sess., September 1985. Washington D.C.: GPO, 1985.

4. United States. Congress. Senate. Committee on Foreign Relations. Nuclear Proliferation in South

5. Asia: Containing the Threat. A Staff Report. 100th Cong., 2nd sess., August 1988. Washington D.C.: GPO, 1988.

6. United States. Congress. House. Committee on Foreign Affairs. U.S. Foreign Policy in the Post Cold

7. War Era. Report by hon. Lee Hamilton, chairman. 103rd Cong., 1st sess., 1993. Washington D.C.: GPO, 1993.

8. United States. Congress. House. Committee on Foreign Affairs. South Asia Policy. 103rd Cong., 2ndsess., September 21, 1994. Washington D.C.: GPO, 1994.

9. United States. Congress. Senate. Subcommittee on Near Eastern and South Asian Affairs of the

10. Committee on Foreign Relations. Overview of U.S. Policy Toward South Asia. 104th Cong., 1st sess., March 7 and 9, 1995. Washington D.C.: GPO, 1995.

11. United States. Congress. House. Subcommittee on Asia and the Pacific of the Committee on1.ternational Relations. The Clinton Administration's Policy Toward South Asia. 105th Cong., 1st sess., October 22, 1997. Washington D.C.: GPO, 1997.

12. United States. Congress. Senate. Subcommittee on Near Eastern and South Asian Affairs of the

13. Committee on Foreign Relations. Crisis in South Asia: India's Nuclear Tests: Pakistan's Nuclear Tests: India and Pakistan: What Next? 105th Cong., 2nd sess., May 13, June 3 and July 13, 1998. Washington D.C.: GPO, 1998.

14. United States. Congress. House. Report by the Select Committee on U.S. National Security and

15. Military/Commercial Concerns with the People's Republic of China. Rep. Christopher Cox, chairman. 1999 //http://vvww.house gov/coxreport/

16. United States. Congress. House. Subcommittee on Asia and the Pacific of the Committee on1.ternational Relations. South Asia: Challenges to U.S. Policy. 106th Cong., 1st sess., March 3, 1999 // http://www.un.int/usa/99ind33.htm

17. United States. Congress. Senate. Committee on Foreign Relations. Nonproliferation, Arms Controland Political-Military Issues. 106th Cong., 1st sess., April 27, 1999. Washington D.C.: GPO, 2000.

18. United States. Congress. Senate. Subcommittee on Near Eastern and South Asian Affairs of the

19. Committee on Foreign Relations. Political/Military Developments in India. 106th Cong., 1st sess., May 25, 1999. Washington D.C.: GPO, 1999.

20. United States. Congress. Senate. Subcommittee on Near Eastern and South Asian Affairs of the

21. Committee on Foreign Relations. Crisis in Pakistan. 106th Cong., 1st sess., October 14, 1999. Washington D.C.: GPO, 1999.

22. United States. Congress. House. Subcommittee on Asia and the Pacific of the Committee on1.ternational Relations. Regional Security in South Asia. 106th Cong., 1st sess., October 20, 1999. Washington D.C.: GPO, 1999.

23. United States. Congress. Senate. Committee on Foreign Relations. A Review of U.S. Foreign Policyat the End of the Clinton Administration. 106th Cong., 2nd sess., September 26, 2000. Washington D.C.: GPO, 2001.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.