Янка Купала и болгарская литература тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.03, кандидат филологических наук Станкевич, Роза Тодорова

  • Станкевич, Роза Тодорова
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 1983, МинскМинск
  • Специальность ВАК РФ10.01.03
  • Количество страниц 228
Станкевич, Роза Тодорова. Янка Купала и болгарская литература: дис. кандидат филологических наук: 10.01.03 - Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы). Минск. 1983. 228 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Станкевич, Роза Тодорова

I. В в е д е н и е . 2

2* ГЛАВА ПЕРВАЯ. Поэзия Янки Купалы на болгарском языке

Особенности и функции перевода/ . 15

3. ГЛАВА ВТОРАЯ. Историко-типологическое сходство романтизма Янки Купалы и Петко Славей-кова . 93

4. ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Рецепция творчества Янки Купалы в болгарской литературе .162

5. а к лго ч е н и е .190

6. Б иб лио гра фия . 200

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы)», 10.01.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Янка Купала и болгарская литература»

Всестороннее и глубокое изучение процессов взаимовлияния и взаимообогащения национальных литератур — одна из важнейших задач современного литературоведения.

Духовное развитие каждого народа находится в тесной связи с духовным развитием других народов. "Всякая нация может и должна учиться у других", — писал в предисловии к "Капиталу" К.Маркс*. В свете марксистско-ленинского учения сегодня с особой силой раскрывается истина, что чем выше культура народа, тем интенсивнее становятся его контакты с другими народами.

Как известно, использование принципов сравнительного изучения практиковалось еще в глубокой древности. Плутарх в своих знаменитых "Сравнительных жизнеописаниях" возвел сравнительный метод в ранг литературного жанра. Однако объективную основу для использования этого метода в общественных науках, в том числе и в литературоведении, дал марксизм-ленинизм, применив к изучению социальных и культурных явлений "тот общенаучный критерий повторяемости, применимость которого в социологии отрицали субъективисты. Без этого ученые не могли заметить повторяемости и правильности в общественных явлениях разных стран, и их наука в лучшем случае быр ла только описанием этих явлений, подбором сырого материала.

В силу того, что сравнительное изучение литератур является объективной потребностью филологической науки, современная теория

1 Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., т. 23, с. 10.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. I, с. 137. сравнительного литературоведения за последнее время получила весьма существенное развитие. Ее основные методологические принципы отражены во многих работах советских и зарубежных ученых: В.Жирмунского, Д.Лихачева, Д.Маркова, М.Храпченко, И.Неупокоевой, А.Кравцова, И.Конрада, В.Кулешова, И.Голенищев-Кутузова, В.Злцц-нева, Г.Вервеса; Д.Дюришина и С.Больмана /Чехословакия/, М.Верне-ра и Г.Цигентейста /Германия/, М.Вайды и Л.Иллеш /Венгрия/,

A.Дима /Румыния/, Ш.Корбе и М.Кадо /Франция/ и др.

Значительный вклад в разработку этих проблем внооят и труды белорусских /Е.Карский, М.Ларченко, С.Александрович, А.Адамович,

B.Коваленко, А.Мальдис, В.Гапова, В.Казберук/ и болгарских /И.Шиш-манов, Б.Пенев, Э.Георгиев, С.Русакиев, В.Велчев, Г.Цанев, Х.Ду-девски, В.Колевски/ исследователей.

Термин "сравнительное литературоведение" восходит к ХУШ столетию. Им пользовались француз Мораль Д725/, англичанин Эндрю /1783/. В первой половине следующего столетия к нему стали прибегать многие ученые, среди которых — Ноэль и Лаплас /1818/, Виль-мен /1827/, Жан-Жак Ампер /1823/, Луи Бернлау /1849/ и, наконец, Сент-Бёв, который, как установили исследователи, окончательно утвердил его в статье, посвященной Жан-Жаку Амперу.

Об актуальности и важности сравнительного исследования процесса литературных взаимосвязей и взаимодействий сегодня свидетельствует проведение соответствующих международных съездов и конференций, издание проблемных сборников.

Что же такое сравнительное литературоведение, каков предмет его исследования, в чем выражаются взаимосвязи и взаимодействия литератур? Б "Философских тетрадях" В.И.Ленин отмечал мысль Гегеля о том, что методом каждой конкретной науки "может быть лишь природа содержания"1.

Для определения сущности литературных связей, "природы" их содержания надо прежде всего уяснить, что именно взаимосвязано. Необходимо также установить соответствующие критерии сравнительного изучения, заключающиеся в осознании неповторимых и специфически-индивидуальных черт сопоставляемых литературных явлений, и в то же время выявить то общее, на чем базируется само взаимодействие.

Обращая большое внимание на научное значение сравнительного метода, классики марксизма подчеркивали его двуединую способность. С одной стороны, "сравнение предполагает нечто общее"2, что может быть выявлено только этим методом, с другой — сравнение способствует "установлению различий в сфере сравниваемых объектов.

Сравнительное изучение литератур предполагает установление сходства, т.е. "нечто общее", и "различий" сравниваемых явлений. Отсюда — многоаспектность сравнительного литературоведения. В поле зрения исследователей могут быть контактные связи, влияния, перевод, рецепция, историко-типологические схождения и пр.

Методологическая основа анализа литературных связей и взаимоотношений базируется на марксистско-ленинском учении о взаимо

1 Ленин В.И. философские тетради. — Полн. собр. соч., т. 38, с. 75.

2 Шркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., т. 18, с. 273.

Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., т. 3, с. 443. связанности и взаимообусловленности всех явлений, в том числе и литературных. Как справедливо утверждают большинство литературоведов^-, прямые связи между отдельными национальными литературами /т.е. контактные и личные связи, взаимопереводы и взаимовлияния/ и историко-тилологические схождения /т.е. наличие сходных литературных течений, возникающих в силу воздействия аналогичных исторических факторов в процессе литературного развития/ должны рассматриваться как "два аспекта одного исторического явления" /В. М.Жирмунс кий/ •

Вместе с тем, отмечая неразрывность этих двух аспектов сравнительного изучения литератур, нельзя не видеть и различий между ними. "По самой природе своей эти два типа литературных связей различны, — пишет И.Г.Неупокоева.—Рассмотрение каждого из них имеет свои задачи, предполагает изучение особого круга явлений и Из работ последних лет, в которых поднимаются вопросы теории сравнительного литературоведения назовем исследования: М.Б.Храпченко. Типологическое изучение литератур. — В его кн.: Творческая индивидуальность писателя и развитие литератур. М.: Советский писатель, 1972; Марков Д.Ф. Вопросы теории и методологии сравнительного изучения славянских литератур. — В кн.: УП Международный съезд славистов. Доклады советской делегации. М.: Наука, 1973; Кравцов Н.И. Проблемы сравнительного изучения славянских литератур. — М.: Изд-во МГУ, 1973; Дюрипшн Д. Методологические вопросы сравнительного изучения литературы в Словакии. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М.: Наука, 1973. проблем, особую методику исследования"*. Мысль о необходимости рассмотрения литературных связей как единства различных, но взаимосвязанных типов явлений высказывают и другие советские литератуо роведы, в частности В.М.Жирмунский, Д.Ф.Марков, В.И.Злвднев .

При раскрытии проблемы литературных взаимосвязей мы исходим из марксистско-ленинской теории о ооциально-исторической обусловленности искусства. Развитие каждой национальной литературы не может существовать в отрыве от конкретно-исторического развития самой нации. Поэтому, говоря о связях литератур, следует иметь в ввду и их частое переплетение с общественно-политическими связями, которые являются объективной предпосылкой для развития литературных взаимоотношений. Таким образом, вопрос о взаимосвязях между отдельными национальными литературами /в данном случае — между белорусской и болгарской/ не может рассматриваться как некая изолированная проблема.

Работы белорусских /М.Ларченко, Л.Тимошковой, Л.Тимофеевой, Н.Гилевича, В.Гончарова, В.Никифэровича, Г.Сергеевой/ и болгарских Неупокоева И.Г. Некоторые вопросы изучения взаимосвязей и взаимодействия национальных литератур. — В кн.: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. М.: Изд-во АН СССР, 1961, с. 21. Жирмунский В.М. Проблемы сравнительно-исторического изучения литератур. — В кн.: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. М.: Изд-во АН СССР, 1961, с. 66; Марков Д.Ф. Генезис социалистического реализма. — М.: Наука, 1970, с. 241; Злццнев В.И. Литературные связи как проблема общественно-культурных отношений. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М.: Наука, 1973, с. 185.

С.Русакиева, Г.Вылчева, Р.Евтишвой/ исследователей с большей или меньшей полнотой затрагивают проблему белорусско-болгарских литературных взаимоотношений. Данные о непосредственных контактах обеих литератур в какой-то мере систематизированы в книге Д.Б.Мельцера, которая является заметным исследованием в этой области несмотря на то, что задача монографии — освещение более широкого круга вопросов, раскрывающих общественно-политические и историко-культурные отношения между Белоруссией и Болгарией*.

Однако следует признать, что многие вопросы, имеющие отношение к изучению взаимодействия братских литератур как в белорусском, так и в болгарском литературоведении остаются еще недостаточно разработанными во всех своих аспектах. Один из наиболее актуальных вопросов, требующих серьезного и углубленного изучения — рецепция творчества отдельных писателей данных литератур. Настоящая диссертация представляет собой попытку осветить именно этот аспект взаимосвязей, — взаимосвязь творчества Янки Купалы и болгарской литературы.

Художественное наследие классика белорусской литературы прочно вошло в оокровищницу мировой культуры, завоевав широкую читательскую аудиторию и в Болгарии, ибо творчество Я.Купалы, утверждающее высокие идеи гуманизма, близко идеалам братского народа. Кроме того, имеется достаточное количество фактического, научного и художественного материала, свидетельствующего о все возрастающем интересе болгарской литературной общественности к нему.

Приведенные выше доводы убеждают в целесообразности выбранной диссертационной темы и вместе с тем доказывают назревшую необходимость обобщить и научно систематизировать натопленный опыт бе

1 Мельцер Д.Б. Белоруссия и Болгария: дружба вечная, нерушимая. — Минск: Изд-во БГУ, 1981. ло рус с ким и болгарским сравнительным литературоведением и купало-ведением.

Таким образом, настоящая диссертация — первая попытка более конкретного сравнительно-типологического и комплексно-функционального изучения белорусско-болгарских литературных взаимодействий, ее цель — определить в хронологическом и сопоставительном аспектах место и значение творчества белорусского народного поэта в болгарском литературном процессе.

Известно, что при литературных взаимосвязях воздействует не сам оригинал, а его перевод. По этому поводу Б.Брюсов писал: "Давно и убедительно доказано — подлинное влияние на литературу оказывают иностранные писатели только в переводах"*.

Художественный перевод как одна из важнейших форм литературных взаимосвязей в наши дни приобретает особую значимость. Исходя из этого, автор диссертаций приходит к выводу, что изучение процесса взаимодействия литератур /в данном случае белорусской и болгарской/ предполагает также анализ того, что непосредственно воздействует, т.е. сравнительно-сопоставительный анализ художественных переводов.

Этим и обусловлено исследование следующих основных проблем в первой главе данной диссертационной работы:

I. Особенности передачи "художественной действительности" белорусского подлинника — мера "точности" и "верности" купалов-скоэду оригиналу /текстовые замены, трансформации, адаптации и компенсации художественных образов и средств/. Брюсов В. Предисловие переводчика. — В кн.: Эдгар По. Поля, собр. поэм и стихотворений / Пер. В.Бргосова. М.—Л., 1924, с. 7,

2. Некоторые трудности на пути перевоплощения — историко-бы-товые, фонетико-морфологические, функционально-стилистические, композиционно-ритмические и др.

3. Выявление /на основе комплексно-сопоставительного анализа конкретных переводов/ некоторых общих закономерностей перевода с белорусского на болгарский, определение "ограничений" и "преимуществ", вытекающих из специфики перевода с близкородственных, славянских языков.

4. Взаимозависимость между индивидуальной творческой манерой переводчика и его мастерством в динамике адекватного воссоздания оригинала — соотношение субъективного и объективного в "развертывании творческого акта" перевода.

5. Основные функции перевода. Пути превращения факта одной литературы /произведения Я.Купалы/ в действительный факт обогащения другой /болгарской/ литературы.

Опираясь на марксистско-ленинскую теорию о конкретно-историческом подходе при изучении культурного наследия прошлого, диссертант ставит перед собой задачу раскрыть историко-типологическое сходство романтизма Я.Купалы и болгарского поэта конца XIX века П.Р. Славейкова, свойственное их генезису, на фоне общелитературного процесса обеих стран и в контексте мировой /романтической/ литературы выявить индивидуально-творческие, национально-специфические и общеславянские черты их романтизма на конкретном материале двух поэм /"Бондаровна" Я.Купалы и "источник Белоногой" П.Славейкова/.

Решение поставленной нами задачи треоует рассмотрения следующих проблем:

1. Аргументы в пользу типологических аналогий романтизма обоих поэтов — жизненная позиция, идейно-эстетические основы художественных образов.

2. Авторский выбор и морально-психологическая характеристика главных героев, т.е. то, что роднит и что отличает их от "типично -романтических" героев западноевропейской литературы.

3. Типологическая общность поэтического воплощения — композиционное построение, богатство художественных средств и приемов, интонационно-музыкальное звучание /фоника/, целостная архитектоника исследуемых произведений.

4. Суть художественной природы творчества данных поэтов, общие факторы, формировавшие их мировоззрение.

5. Общее /на фоне общей картины типологической близости славянских литератур/ в белорусском и болгарском романтизме в целом и, в частности, в романтизме Я.Купалы и П.Славейкова — выявление и обоснование главной отличительной его особенности.

Аналогичный инструментарий исследования применяется и при рассмотрении проблемы рецепции творчества Я.Купалы в болгарской литературе — проблемы, которая неразрывно связана с вопросом его историко-хронологического проникновения в Болгарию: когда и почему возникает интерес к поэтическому наследию Купа-лы, как воспринималось и воспринимается оно, какими средствами находит путь к сердцам болгарского читателя и вливается в русло общекультурного и общелитературного процесса.

Главная цель нашей работы — раскрыть и научно-теоретически обосновать факты поэтического присутствия Я.Купалы в болгарской литературе: с одной стороны, проследить генезис рецепции, т.е. воссоздание, изучение и восприятие творческого наследия белорусского классика в болгарском литературном процессе, и с другой — определить место и функциональное значение купаловского творчества в дальнейшем развитии белорусеко-болгарских литературных и культурных взаимосвязей и взаимодействий.

Отвечая на вопросы, поставленные исследованием белорусско-болгарских взаимосвязей, и в частности купаловедением, мы стремились оценить болгарские переводы купаловских произведений в свете современной теории перевода, раскрыть взаимосвязь типологического изучения и сопоставления переводов, т.е. прямых и типологических связей как двух диалектически неотделимых звеньев общего процесса взаимопроникновения и взаимообогащения обеих литератур.

Научная новизна данной работы заключается в новизне различных аспектов /конкретно-исторический, сопоставительно-функциональныи, сравнительно-типологический, идеино-тематическии, образно-эстетический/, в новизне фактического материала, вводящегося впервые в научный обиход /анализ болгарских переводов купаловских произведений, типологические аналогии романтических поэм Я.Купалы "Бондаровна" и болгарского поэта П.Р.Славейкова "Источник Белоногой", зарождение и эволюция нарастающего интереса в Болгарии к творчеству белорусского поэта, собранные ответы болгарских литераторов на специально проведенную литературную анкету/.

Хотя белорусскими купаловедами проделана определенная работа по раскрытию связи творчества Я.Купалы о другими славянскими литературами /русской, польской, украинской/, а также с отдельными писателями /М.Горький, Т.Шевченко, А. Мицкевич, М. Ко но пницкая и др./, проблема "Я.Купала и болгарская литература" до сих пор не была предметом специального изучения.

Настоящая диссертация является первым самостоятельным монографическим исследованием, в котором систематизирован и обобщен обширный фактический материал по отмеченной теме.

По своему объекту, проблематике, теоретическим выводам и обобщениям настоящее исследование отличается от других работ, посвященных общим вопросам взаимосвязи белорусской и болгарской литературы. В отличие от известных уже литературоведческих работ мы рассматриваем творчеотво Я.Купалы с точки зрения национальных и индивидуальных особенностей как целостную художественно-поэтическую систему в болгарском литературном процессе, а также в рамках всемирной литературы как существенное проявление духовного общения и сближения белорусского и болгарского народов.

Методологическая основа нашего исследования базируется на марксистско-ленинской теории, философии и эстетике, а также Программе КПСС и БКП, решениях и постановлениях обеих компартий в области идеологии, культуры и искусства.

Теоретическую основу диссертационной работы составляют содержащиеся в трудах классиков марксизма-ленинизма положения, утверждающие "всестороннюю связь и всестороннюю зависимость наций друг от друга", в результате чего "плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием" и "из множества национальных и местных литератур, образуется одна всемирная литература"*.

В разраоотке поставленной нами проблемы определяющую роль также сыграли труды и литературно-эстетические взгляды теоретиков-мыслителей прошлого, особенно русских революционных демократов /В.Г.Белинского, Н.А.Добро Лобова, Н.Г.Чернышевского/ и болгарских марксистов /Д.Благоева, Г.Бакалова, Г.Димитрова, Т.Павлова/.

Основным источником для исследования послужили оригинальные поэтические произведения Я.Купалы и их болгарские переводы, периодическая печать, литературоведческие и критические работы, посвященные творчеству Я.Купалы, труды советских и болгарских ученых, касающиеся вопросов литературных взаимосвязей и взаимовлияния, и главным образом проблемы рецепции /в самом широком смысле этого Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., т. 4, с. 428. слова/ вообще и в частности рецепции творчества белорусского классика, теории и практики перевода.

В диссертационной работе использованы личные беседы и переписка с болгарскими переводчиками Я.Купалы /Н.Вылчевым, Х.Поповым, А.Любеновым /иранговым/, Я.Димовым, Н.Антоновым/, материалы /опубликованные и неопубликованные/ из специально проведенной диссертантом среди болгарских критиков, литературоведов, белорусоведов и переводчиков литературной анкеты "К столетию со дня рождения Я.Купалы и Я.Коласа".

Использованы и проанализированы, кроме того, многие материалы, хранившиеся в фондах Литературного музея янки Купалы, в библиотеке Института литературы Болгарской Академии наук, в Народной библиотеке им. Кирилла и Мефодия в НРБ.

Научная ценность исследования соотоит в том, что его (фактический материал может найти применение в разработке спецкурсов и спецсеминаров по литературным взаимосвязям и теории перевода. Сделанные выводы и приведенная библиография смогут послужить основой для исследований, касающихся связей творчества Я.Купалы со славянскими литературами, а также для дальнейшей разработки проблемы бело рус о ко-болгарских взаимодействий и взаимопереводов.

Теоретические выводы настоящей диссертации могут иметь практическое значение для будущей работы болгарских переводчиков с белорусского и, кроме того, — послужить благодатным источником создания новых научных библиографий, посвященных творчеству Я.Купалы в широких рамках всемирной литературы.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлялась путем обсуждения отдельных глав и всей работы с советскими и болгарскими литературоведами и переводчиками. Ее основные положения отражены в докладе "Типология романтизма Янки Купалы и Петко Славейкова" /прочитан на Республиканской научной конференции "Творческое наследие Янки Купалы и Якуба Коласа и развитие-славянских языков и литератур", Минск, 1982/, а также и в публикациях /в ооветской и болгарской научной и периодической печати/. Структура исследования* Настоящая диссертационная работа состоит из введения, трех глав /"Поэзия Янки Купалы на болгарском языке. Особенности и функции перевода", "Историю-типологическое сходство романтизма Янки Купалы и Петко Славейкова", "Рецепция творчества Янки Купалы в болгарской литературе"/, заключения и библиографий.

Похожие диссертационные работы по специальности «Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы)», 10.01.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Литература народов стран зарубежья (с указанием конкретной литературы)», Станкевич, Роза Тодорова

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная диссертация раскрывает еще одну грань взаимосвязей и взаимодействий двух славяноких литератур — белорусской и болгарской. В ней рассматривается в различных аспектах /конкретно-историческом, гносеологическом, текстуально-сопоставительном, функциональном, сравнительно-типологическом, идейно-тематическом, образно-эстетическом и др./ процеос проникновения и восприятия, место и значение творческого наследия Янки Купалы в контексте болгарского общелитературного развития.

В специфические задачи сравнительного литературоведения в одинаковой мере входят два типа, "два аспекта одного исторического явления" в мировом литературном процессе /Жирмунский/: связи прямые, контактные, т.е. переводы, влияния, заимствования,и сходства на основе историю-типологических общностей.

Рассмотрение каждого из этих двух типов литературных взаимосвязей имеет свои задачи, предполагает изучение особого круга явлений и проблем, особую методику исследования*.

В свете вышесказанного /на основе комплексно-сопоставительного анализа конкретных болгарских переводов купаловокой поэзии/ нами сделана попытка выявить особенности трансформации художественных образов и средств, проследить изменения в семантике, интонации, звуковом движении и других элементах художественно-поэтической системы Я.Купалы, характеризующих процесс рецепции его творческого наследия в болгарской литературе. Злыднев В.И. Литературные связи как проблема общекультурных отношений. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М.: Наука, 1973, с. 185.

Изучение проблемы трансформации и компенсации художественных образов и средств позволяет определить существенное в "художественной действительности" подлинника и перевода, что крайне необходимо при выработке критериев адекватности и понимания последнего как творческого, своеобразного синтеза художественного мироощущения автора и переводчика.

Смысловая сторона произведений Я.Купалы неизбежно проигрывает от того, что в некоторых переводах безосновательно опущены яркие образы оригинала. В ряде случаев исчезли или потускнели некоторые сравнения, эпитеты, емкие купаловские метафоры, которые несли в себе большую эмоциональную нагрузку.

Фонетико-морфологические, функционально-стилистические и исто рико -быт о вые расхождения, которые встречаются при конкретном анализе болгарских переводов, объясняются несовпадением поэтической концепции автора и переводчика, а также связаны с различием языков, поэтических систем, литературных традиций. Это еще раз подтверждает истину, что чем глубже знает переводчик "культуру нации, давшей ему подлинник", чем явственнее для него "голоса ассоциаций, пласты семантических рядов"*, тем вернее в художественно-поэтическом плане его перевод.

На основании проведенного автором данной диссертации анализа болгарских переводов купаловских произведений можно сделать вывод, что близость болгарского и белорусского языков н е облегчает и н е упрощает переводческую работу, поскольку, несмотря на родственность наших языков, каждый из них обладает специфическими особенностями /грамматический строй, лексика, Огнев В. Начала поэтические и нравственные. — Литературная газета, 1969, 22 октября. фразеология и, что являетоя особенно важным фактором для купаловской поэтической системы, индивидуально-авторекое своеобразие/, которые создают особые трудности в передаче подлинника.

Там, где переводчики глубоко проникли в целостную идейно-художественную систему купаловского поэтического мира, там хорошо передана средствами болгарского языка динамика, ритмическое богатство, аллегорические и символические образы, характерные для белорусского оригинала.

Болгарские переводчики за редким исключением оказались на высоте поставленной задачи. Это тем более важно отметить, поскольку многообразие поэтических форм, высокая культура стиха Я.Купалы требует соответствующей профессиональной подготовки переводчика, который должен чувствовать "ритм подлинника, как пульс" /С.Маршак/ и уметь "чужое в миг почувствовать своим" /Фет/.

В ходе своего исследования индивидуальной творческой манеры отдельных болгарских переводчиков мы убедились в том, что для успешного анализа динамики адекватности воссоздания вопрос о соотношении субъективного и объективного в процессе художественного перевоплощения сводится к следующему: чтобы максимально приблизиться к объективной действительности подлинника, необходимо свести к минимуму свое субъективное вмешательство.

Так как основным материалом для нашего конкретно-сопоставительного изучения являются главным образом два сборника избранных произведений Я.Купалы*, мы имеем возможность наблюдать эволюцию и в процессе воссоздания, и в самом подходе переводчиков к Янка Купала. Избрани стихотворения. — София: Народна култура, 1962; Янка Купала, Якуб Колас. Избрани творби. — София: Народна култура, 1982. художественной действительности" белорусского подлинника. Это позволяет нам выявить следующее: главное в переводческой практике, особенно Н.Вылчева, Х.Попова, Я.Димова /их переводы включены в последнее болгарское издание произведений Я.Купалы/ то, что в целом повысилась требовательность к перевоссозданию купаловской поэзии. Предшествующее предварительное конкретно-историческое изучение переводчиками белорусского общелитературного процесса /исследовательская работа/, созвучие душевного состояния переводчиков с настроениями, вызываемыми подлинником, накопленный профессиональный опыт и поэтический вкус благоприятствуют качеству перевода произведений белорусского поэта и доказывают, что в Болгарии появились серьезные, думающие интерпретаторы Купалы.

Рецепция купаловского наследия в болгарской литературе базируется на реальных фактах перевода, что и является основной функцией последнего. В своей работе диссертант прослеживает и дополнительные, не менее важные его функции. В частности, при более внимательном исследовании личного творчества болгарских поэтов-переводчиков Я.Купалы мы приходим к выводу: пересоздавая на родной язык произведения белорусского классика, они одновременно учились у него художественному мастерству; воссоздавая, сопереживая с автором, поэты-переводчики испытывали некоторые влияния купаловской поэтики /об этом свидетельствует анализ отдельных оригинальных произведений А.Тодорова, М.Исаева, А.Германова, Н.Вылчева, И.Давидкова, Я.Димова/.

В связи с этим мы вплотную подходим и к следующей функции перевода, а именно: художественный перевод — явление интернациональное. В нем участвует опыт отдельных национальных литератур, который, будучи переработанным в переводческой "лаборато -рии" художественно-эстетичеоких форм, органически вливается в другую национальную литературу, становясь реальным ее фактом.

Поэзия классика белорусской литературы давно перешагнула границы национальной культуры, став явлением общечеловеческим. В свете диалектики национального и интернационального, наряду с важным, но частным вопросом исследования конкретных переводов произведений Я.Купалы на болгарский язык, более актуальной и насущной, на наш взгляд, становится общая проблема художественной и функциональной специфики перевода в международном /в данном случае в белорусеко-болгарском/ культурно-литературном контексте.

Только поставив вопрос столь широко, можно выявить общие задачи и функции в передаче поэзии Я.Купалы, обеспечивающие рациональный эффект ее вхождения в иное национально-языковое восприятие, то есть рецепцию творчества белорусского песняра в болгарской литературе.

Понимая в таком ракурсе процесс воссоздания художественного произведения, лучшие болгарские переводчики учитывают не только ознакомительно-информационную и идейно-эстетическую, но и общекультурную функцию перевода. Приобщая родную литературу к достижениям мировой культуры, их переводы оказывают плодотворное влияние на ее развитие, расширяя горизонты болгарской литературы, обогащая ее художественные возможности.

В настоящее время большинство литературоведов справедливо считают, — пишет Д.Ф.Марков, — что литературные связи и типологические схождения неотделимы /разрядка моя. — С.Р./ от литературного процесса в национальных литературах"*. Марков Д.Ф. Вопросы теории и методологии сравнительного изучения славянских литератур. — В кн.: Славянские литературы. УП международный съезд славистов /Варшава, авгуот, 1973/. М.: Наука, 1973, с. 38.

Таким образом, раскрывая поставленную проблему /творчество Я.Купалы и болгарская литература/, нельзя не остановиться и на историко-типологических схождениях.

В ходе своего исследования мы пришли к выводу, что типологические аналогии в романтизме Я.Купалы и болгарского поэта П.Славейкова — явление не случайное. Его историко-типологическое изучение позволяет установить, что важнейшим фактором возникновения типологической близости следует считать общность не только происхождения и родственности языков, но и общность конкретно-исторической обстановки: приблизительно одинаковый уровень социально-экономических и национально-политических условий в обеих странах.

Весь общественный климат в конце XIX века в Болгарии и в начале XX века в Белоруссии во многом определяется идеями национально-освободительной и социальной революции. Высокие цели времени содействовали окончательного завершению процесса формирования национального самосознания двух народов, что в свою очередь обусловило зарождение и своеобразие болгарского и белорусского романтизма.

Главный аргумент типологических аналогий романтизма Я.Купалы и П.Славейкова заключается в одинаковой жизненной позиции авторов, в подлинной их народности, в живой связи с фольклорными традициями обоих народов.

Об общности идейно-эстетических взглядов исследуемых поэтов красноречиво говорит сам выбор главных героинь, их целостная морально-психологическая характеристика как физически и нравственно прекрасных, сильных духом, неподкупных и непреклонных дочерей народа.

Выявление общего в героико-романтической мотивировке художественных образов Герганы и Бондаровны дает возможность увидеть и то, что отличает их от "типично-романтических" героев западноевропейс кой литературы, одиноких в своем "романтическом бунте", в "бегстве" от действительности, в своей "мировой скорби", так как они оторваны от общества даже тогда, когда становятся во главе народного движения. Хотя центральные идеи романтизма своеобразно преломились в образах обеих героинь, следует подчеркнуть, что их действенная сила прежде всего в горячем патриотизме, в неотрывности от народных масс.

О типологической общности свидетельствует и поэтичеокое воплощение: использованные в поэмах художественные средства и приемы, фольклорная поэтика, целостная оркестровка и архитектоника выдержаны в духе народно-песенного творчества.

Романтическую атмосферу дополняет балладно-легендарная мотивировка /образ черной веды, мотив вмуровывания, легенда о вечной любви в поэме П.Славейкова/ и фольклорно-сказочные элементы /погоня и бегство Бондаровны/.

Много общего есть в художественной природе творчества Я.Купалы и П.Славейкова. То, что две могучие стихии — русская классическая литература и национально-фольклорные традиции белорусского и болгарского народов — формировали их идейно-эстетическое мировоззрение, сделало их обоих поэтами пат риотичес ко -романтического и эпического мышления, поэтами исторического оптимизма.

На фоне общей картины типологической близости славянских литератур и в контексте мировой романтической литературы еще четче, интенсивнее проявляется своеобразие романтизма Я.Купалы и П.Славейкова, что позволяет сделать вывод: различие между западноевропейским и славянским, в частности белорусским и болгарским романтизмом, определяется множеством факторов. Назовем некоторые из них.

Во-первых, романтизм в обеих литературах выступает не в чистом виде, а одновременно с другими течениями — классицизмом, сентиментализмом и реализмом, часто переплетаясь с ними.

Во-вторых, ясно то, что романтизм в белорусской и болгарской литературах не представляет ообой, как это имело распространение на Западе, определенной реакции в отношении классицизма по той проотой причине, что здесь такого направления фактически не было.

В-третьих, белорусский и болгарский романтизм был вообще свободен от элементов консерватизма /свойственных, например, Шатоб-риану во Франции, Колридку и Саути в Англии/, так же как и от мистических тенденций, отличающих творения Новалиса, Клейста и Бернтано. Ему не свойственны ни "уход в темные глубины души", ни стремление к "просторам экзотики", что так характерно для западноевропейского романтизма.

Наоборот, ощущение пульса времени, иотории, чувство реальности приобщили творчество Я.Купалы и П.Славейкова к конкретным делам эпохи и определили их революционное отношение к существующей действительности. Отсюда и подчеркнуто национальная окраска романтизма обеих литератур, конкретно-худо-жеотвенное обращение к истории и фольклору, что позволяет ставить знак равенства между романтизмом и национальным своеобразием наших литератур.

Проведенное диосертантом иоторико-типологическое исследование романтизма позволяет сделать вывод: главная отличительная черта белорусского и болгарского романтизма, и в частности в творчестве Я.Купалы и П.Славейкова, — это его диалектическая взаимосвязь с реализмом.

Национальная почва, на которой вырастали поэтические дарования Я.Купалы и П.Славейкова, жизненный материал, на котором возникли их поэмы, определяет своеобразие творческого метода обоих авторов, в котором романтическое выступает как "обратная сторона" реалистического: сгущает краски, усиливает драматизм и, отрицая реально существующую действительность, мечтает, видит перспективы будущего.

Идейно-тематический и образно-эстетический аспекты типологического сопоставления дали возможность определить в творчестве белорусского и болгарского поэтов близость в принципах отбора жизненного материала, общность и своеобразие художественного преломления в идейно-эстетическом и социально-нравственном истолковании художественных образов.

Методологическая основа нашего исследования базируется на марксистско-ленинском учении о взаимосвязи и взаимообусловленности всех явлений, в том числе и литературных.

Историко-типологические схождения и литературные связи, включающие в себе рецепцию и перевод, на наш взгляд, взаимосвязаны. Они представляют собой две взаимодо полняющие-с я стороны одного процесса — обогащение целостной картины белорусско-болгарских литературных взаимодействий.

Лишь опираясь на целостный диалектический подход к изучению болгарских переводов купаловской поэзии и ее ис-торико-типологических схождений, становится возможным осмыслить поэтическое присутствие Янки Купалы как необычайно перспективный импульс в дальнейшем развитии литературных и культурных взаимосвязей и взаимообогащения наших народов.

Главную задачу своего исследования мы решаем, следуя марксистско-ленинским принципам о конкретно-историческом подходе. Прослеживая хронологию проникновения и восприятия творчества Я.Купалы в болгарской литературе /отдельные отклики, рецензии, статьи/, начиная с первых публикаций в ж. "Наковалня" /1925— 1933 гг./ и г. "Работнически литературен фронт" /1929—1934 гг./, до последних, появившихся как в болгарской, так и в белорусской периодической и научной печати к 100-летнему юбилею народного поэта БССР, а также "историю" переводов на болгарский язык, от первого /1940 г./ до самого нового издания избранных произведений белорусского классика /1982 г./, мы показываем путь рецепции и эволюцию беспрерывного развития нарастающего интереса к купа-лов окому наследию в Болгарии.

Раскрывая диалектическую связь Я .Купалы с болгарской литературой, автор данной диссертации рассматривает как произведения /стихи, книги, монографии, высказывания/ болгарских писателей, поэтов и литературоведов, посвященных белорусскому поэту, так и отдельные произведения Я.Купалы, имеющие отношение к истории братского народа /стихотворения "Забраны край", "На вялШм све-це" и поэму "Сон на кургане"/.

Таким образом, привлеченный для диссертационного исследования материал выявляет генезис рецепции творчества Я.Купалы в болгарском литературном процессе и дает возможность осветить ряд вопросов, касающихся развития и укрепления традиции взаимосвязей двух братских литератур — белорусской и болгарской.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Станкевич, Роза Тодорова, 1983 год

1. Произведения основоположников марксизма-ленинизма

2. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 429—445.

3. Марко К. Предисловие к первому изданию "Капитала". — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 5—II.

4. Энгельс Ф. К жилищному вопросу. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 260—284.

5. Ленин В.И. Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? —Поли. собр. соч., т. I, с. 125—346.

6. Ленин В.И. К вопросу о диалектике. — Полн. собр. соч., т. 29, с. 316—322.

7. Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература. — Полн. собр. соч., т. 12, с. 99—105.

8. Ленин В.И. И.Ф.Арманд. — Полн.собр. соч., т. 49, с. 329— 334.

9. Официально-документальные материалы

10. Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981—1985 годы и на период 1990 года. — В кн.: Материалы ХХУ1 съезда КПСС. М., 1981, с. 131—205.

11. Резолюция на ХП конгрес на БКП във връзка с 25-годишнината на Априлския пленум на ЦК на БКП от 1956 година, — Работ-ническо дело, 3 април, 1981, с. I.

12. Материалы съездов, конференций, симпозиумов

13. Славянские литературы. У1 Международный съезд славистов /Прага, авг. 1968/: Докл. сов. делегации. — М.: Наука, 1968. — 645 с.

14. Славянские литературы. УП Международный съезд славистов /Варшава, авг. 1973/: Докл. сов. делегации. — М.: Наука, 1973. — 558 с.

15. Славянские литературы. УШ Международный съезд славистов /Загреб — Любляна, сент. 1978/: Докл. сов. делегации. — М.: Наука, 1978, —520 с.

16. Славянска филология: Доклади и статии за УШ Международен конгрес на славистите. — София: Изд-во БАН, 1978. — 4i3 с.4. Книги

17. Адамович A.M. Горизонты белорусской прозы. — М.: Сов. пис., 1974. — 317 с.

18. Алекоютов1Ч М. Скарына, яго дзейнасць i светапогляд. — MiHCK: Выд. АН БССР, 1958. — 146.с.

19. Актуальные проблемы сравнительного изучения литератур социалистических стран. — М.: Наука, 1978. — 311 с.

20. Ангелов Б. Из старата българска, руска и сръбска литература: В три книги — София: Изд-во БАН, кн. 2, 1978. — 280 с.

21. Ангелов Б. Съвременници на Паисий: В две книги — София: Изд-во БАН, кн. I, 1963. — 207 е.; кн. 2, 1964. — 233 с.

22. Андреев В.Д. История болгарской литературы. — М.: Высшая школа, 1978. — 320 с.

23. Арнаудов М. Избрани произведения в два тома. — София: Български писател, 1978, т. I. — 336 с.

24. Арнаудов М. Психология на литературното творчество. — София: Наука и изкуство, 1965. — 528 с.

25. Багданов1Ч М. Збор твора^: У 2-х т. — Mihck: Навука i тэх-HiKa, 1968, т. I. -— 575 о.

26. Багушэв1ч Ф. Выбраныя творы. — MiHOK: Дзяржвыд БССР, 1952.134 с.4.ц. Баева С. Петко Славейков: Живот и творчество. — София: Изд-во БАН, 1968. —269 с.

27. Бархударов А.С. Язык и перевод: Вопросы общей и частной теории переводов. — М.: Международные отношения, 1975. — 239 с.

28. Белинокий В.Г. Собр. соч.: В 3-х т. — М.: ОГИЗ, 1948, т. I. — 797 е.; т. 2. — 932 е.; т.3.-^928 с.

29. Белоруската художествена литература в България. 1920—1965. / Съставител Е.Фурнаджиева. — София: Изд-во Народна библиотека Кирил и Методий, 1965. — 26 с.

30. Березкин Г. Мир Купалы: Мыоли и наблюдения. — М.: Сов. пис., 1973. — 312 с.

31. Богатырев П.Г. Эпос олавянских народов: Хрестоматия. — М.: Учпедгиз, 1959. — 496 с.

32. Богданов И. Кратка история на българската литература в две части: ч. I, Стара българска литература. Литература на Възраждането. — София, Народна просвета, 1969. — 550 с.

33. Брайнина Б.Я. На Старой планине. — М.: Сов. пис., 1971.424 с.

34. Бушмин А.С. Методологические вопросы литературоведческих исследований. — Ленинград: Наука, 1969. — 228 с.

35. БярозК1Н Р. Свет Купалы. Звешп. — Mihck: Мает. л1т., 1981. — 573 с.

36. Българска литературна критика. — София: Български писа-тел, 1967. — 565 с.

37. Ванолов В.В. Эстетика романтизма. — М.: Искусство, 1966. — 404 с.

38. Васильев С. Теория отражения и художественное творчество.

39. М.: Прогресс, 1970. — 225 с.

40. Велчев В. Българо-руски литературни взаимоотношения през XIX—XX вв. — София: Наука и изкуство, 1974. — 158 с.

41. Велчев В. Въздействието на руската класическа литература за формирането и развитието на българската литература през XIX век /към въпроса за българо-руските връзки до Освобождението/. — София: Изд-во БАН, 1958. — Ц5 с.

42. Велчев В. и Русакиев С. Изучение на руско-българските и съветско-българските литературни връзки за петнадесет години. — София: Наука и изкуство, i960. — 131 с.

43. Веселовский А.Н. Избранные статьи. — Ленинград: Худ. лит., 1939. — 517 с.

44. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. — Ленинград: Гослитиздат, 1940. — 648 с.

45. Вервес Г.Д. Максим Рыльский в кругу славянских поэтов.

46. М.: Худ. лит., 1981, 271 с.

47. Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. — М.: Изд-во АН СССР, 1961. — 440 с.

48. Влахов С. и Флорин С. Непереводимое в переводе. — М.: Междунар. отношения, 1980. — 344 с.

49. Вопросы теории художественного перевода: Сборник статей.

50. М.: Худ. лит., 1971. — 255 с.

51. Вълчев Г. Приобщения: Литературни контакти и аналогии. — София; Народна просвета, 1971. — 140 с.

52. Вылчау Н. Белая чайка. Л1рыка. — Mihck: Беларусь, 1968. 112 с.

53. Вълчев Н. Белоруска бреза. — София: Български писател,1978, — 228 о.

54. Въображение и свобода. Английски романтици за литература-та и из^ството: Серия оветовна литературна мисъл. — София: Наука и изкуство, 1982. — 648 с.

55. Гаджиев А. Романтизм и реализм: Теория литературно-художественных типов творчества. — Баку: Элм, 1972. — 348 с.

56. Гапова В.И. Белорусско-русское поэтическое взаимодействие.

57. Минск: Наука и техника, 1979. — 159 с.

58. Гачев Г.Д. Ускоренное развитие литератур: На материале болгарской литературы первой половины XIX века. — М.: Наука, 1964, — ЗП с.

59. Гачечиладзе Г. Художественный перевод и литературные взаимосвязи. — М.: Сов. пис., 1980. — 254 с.

60. Гегель Г. Сочинения. — М.: Гос по лит из дат, 1956, т. 3.371 с.

61. Генов К. Романтизмът в българската литература. — София: Изд-во БАН, 1978. — 566 с.

62. Генов К. Славянски и балкански литературни паралели. — София: Наука и изкуство, 1982. — 230 с.

63. Георгиев Е. Български образи в славянските литератури. — София: Наука и изкуотво, 1969. — 392 с.

64. Георгиев Е. Кирил и Методий — основоположници на славянските литератури. — София: Изд-во БАН, 1956. — 295 с.

65. Георгиев Е. Литературознание с повече измерения. — София: Наука и изкуство, 1974. — 336 с.

66. Георгиев Е. Основи на славистиката и българистиката. — София: Наука и изкуство, 1979. — 356 с.

67. Георгиев Е. Очерки по история на славянските литератури: В две части. — София: Наука и изкуство, 1964—1971, 368, 506 с.

68. Германов А. Азбука. — София: Партиздат, 1970. — 47 о.

69. Германов А. Самоубийствено живеем. — Пловдив: Изд-во Христо Г. Данов, 1979. — 87 с.

70. Германау А. Касцёр на вяршын1. — MiHOK: Мастац. л1т., 1975. — 112 о.

71. Гглевгч Н.С. Бальшак. —Mihck: Мастац. л1т., 1965. — 61 с.

72. Гглевгч Н.С. Вусная народная творчасць i сучасная лгрыч-ная паэз1я усходн1х i па$днёвых славян. — Mihck: Выд. БДУ, 1978. — 32 с.

73. Голенищев—Кутузов И.Н. Проблемы влияния и национального своеобразия в славянских литературах эпохи Ренессанса.

74. М.: Изд-во АН СССР, i960. — 15 с.

75. Горький М. О литературе: Литературно-критические статьи.

76. М.: Сов. пис., 1953. — 868 о.

77. Грынчык М.М. Фальклорныя традыцьп f беларускай дакастрыч-нщкай паэзй. — Mihck; Вышэйшая школа, 1969. — 225 с.

78. Грынчык М.М. Шлях1 беларускага вершаскладання. — Mihck: Выд. ВДУ, 1973. — 263 с.

79. Давыдкау I. KpoKi вернасц1: Л1рыка. — Mihck: Беларусь, 1970. — 88 с.

80. Далчев А. Фрагменти: Бележки за поезията, литературатаи критиката. — София: Български писател, 1967. — 94 с. 4.60% Даскалова Е. Александър Блок и България. — София: Наука и из куст во, 1980. — 223 о.

81. Державин Н.С. Племенные и культурные связи болгарского и русского народов. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1944. — 87 с.

82. Державин Н.С. Славяне в древности: Культурно-иоторический очерк. — М.: Изд-во АН СССР, 1945. — 216 с.

83. Дима А. Принципы сравнительного литературоведения. — М.: Прогресс, 1977. — 230 с.

84. Димитров Г. За литературата, изкуството и кул^турата. — София: Изд-во на БКП, 1971. — 373 с.

85. Динеков П. Възрожденски писатели. — София: Наука и из-куство, 1964. — 380 с.

86. Динеков П. При изворите на българската култура. — София: Наука и изкуство, 1977. — 308 с.

87. Дудевоки X. Българо-оъветски литературни връзки: Очерци. — София: Наука и изкуство, 1963. — 169 с.

88. ДуН1Н-Марц1Нкев1ч B.I. Збор творау. — Mihck: Дзяржвыд БССР, 1958. — 431 с.

89. Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы. — М.: Прогресс, 1979. -- 320 с.

90. Емильянов Б. Талант. — М.: Сов. пис., 1963. — 160 с.

91. Жирмунский В.М. Гёте в русской литературе: Избр.тр. — Л.: Наука, 1982. — 558 с.

92. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение: Восток и Запад. — Наука, 1979. — 493 с.

93. За литературните жанрове през българского Възраждане. — София: Изд-во БАН, 1979. — 246 с.

94. Зарев П. Панорама болгарской литературы. В 2-х т. — М.: Прогресс, 1976, т. I. — 360 е.; т. 2. — 512 с.

95. Зарев П. Теория на литературата. — София: Наука и изкуство, 1979, т. I. — 554 с.

96. Злиднев В. Извори на дружбата: Очерди за руско-българските литературни връзки на XX в. — София: Наука и изкуство, 1968. — 370 с.

97. Злыднев В.И. Русско-болгарокие литературные связи XX века: 1918—1944 гг. -- М.: Наука, 1964. — 219 с.

98. Из архива на ЛюсЗен Каравелов. — София: Наука и изкуотво, 1964. — 427 о.

99. Избранные произведения болгарских революционных демократов.

100. М.: Соц гиз* 1959. — 666 с.

101. Изкуството на превода: Сборник I. — София: Народна култу-ра, 1976. — 230 с.

102. Изкуството на превода: Сборник 2. — София: Народна култу-ра, 1877. — 292 о.

103. История белорусской дооктябрьской литературы. — Минск: Наука и техника, 1977. — 640 с.

104. История белорусской советской литературы. — Минск: Наука и техника, 1977. — 776 с.

105. История на българската литература в четири тома. — София: Изд-во ВАН, 1976, т. 2. — 660 с.

106. Казбярук У.М. Ступен1 росту. — Mihck: Навука i тэхн1ка, 1974. — 192 с.

107. Калеснгк У. Ветразг Адысея: Уладз1М1р Жылка i рамантычная традыцыя у- беларускай паэзп. — Mihck: Мастац. л1т., 1977,328 с.

108. Карский Е. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. — М.: Изд-во АН СССР, 1962. — 712 с.

109. Каваленка В.А. Вытоки Уплывы. Паскоралшсць. Развгццё беларускай лгтаратуры XIX—XX стст. — Mihck: Навука i тэхН1ка, 1975. — 335 с.

110. Каваленка В.A. Miфа-паэтычныя матывы $ беларускай л1тара-туры. — Mihck: Навука i тэхН1ка, 1981. — 320 с.

111. Коган П.С. Романтизм и реализм в европейской литературе XIX века. — М.: Девятое января,1923. — 112 с.

112. Колас Я. Избрани стихотворения. — София: Народна култура, 1964. — 120 с.

113. Конев И. Литературни взаимоотношения и литературен про-цео: Българоката възрожденска литература във взаимоотно-шенията си с балканските литератури. — София: Изд-во БАН, 1974. — 426 с.

114. Конон В.М. Демократическая эстетика Белоруссии /1905— 1917/. — Минск: Наука и техника, 1971. — 152 с.

115. Конрад Н.И. Запад—Восток. Статьи./Изд. 2-е, испр. и доп./ — М.: Наука, 1972. — 496 с.

116. Кравцов В. Проблемы сравнительного изучения славяноких литератур. — М.: Изд-во Шок. ун-та, 1974. — 363 с.

117. Кравцов В. Статьи о болгарской литературе. Томбов: 1957. — 199 с.

118. Кремлев Ю. Прошлое и будущее романтизма. — М.: Музыка, 1968. — 78 с.

119. Кундзич 0. Образ и слово: Литературно-критические статьи. — М.: Сов. пис., 1973. — 318 с.

120. Купала Я. Збор творау у сям1 тамах. — Mihck: Навука i ToxHiKa, 1972—1976, т. I — 536 е.; т. 2 — 440 о.;т. 3 — 432 е.; т. 4 — 592 е.; т. 6 — 390 е.; т. 7 — 696 с.

121. Ю0. Купала Я. Шляхам жыцця. — Спб., 1913, 54 с.

122. Ю1. Купала Я. Избрани стихотворения. — София: Народна култура, 1962. — 130 с. 4.Ю2. Ларчанка М. Славянская супольнасць. — MiHCK: Выд. MiHi-стэрства выш. еярэд. спец. прафес. адукацьл БССР, 1963. — 236 с.

123. ЮЗ. Ларчанка М. Яднанне 6paTHix Л1таратур: Сувяз1 беларуокай л1таратуры з л1таратурам1 суседн1х олавянск1х народа^ другой паловы XIX ст. — Mihck: Выд. ВДУ, 1958. — ПО с.4104. Левый И. Искусство перевода. —М.: Прогресс, 1974, с. 398.

124. Ю5. Ленсу Е.Я. Фольклорные традиции в дооктябрьском творчестве Я.Купалы. — Минск: Выошая школа, 1965.-123 с.

125. Ю6. Лилов А. Природа художественного творчества. — М.: Искусство, 1981. — 479 с.

126. Ю7. Лихачев Д.С. Некоторые задачи изучения второго южнославянского влияния в России. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. — 67 с.

127. Ю8. Лихачев Д.С. Поэтика древнеруоской литературы .-3-е изд., доп. — М.: Наука, 1979. — 352 с.

128. Ю9. Лойка А.А. Беларуская паэз1я пачатку XX стагодцзя: Нека-торыя заканамернасц1 i асабл1васц1. — MiHCK: Выд. ВДУ, 1972. — 240 с.

129. ПО. Луначарский А.В. Собр. соч.: В 8-ми т. — М.: Худ. лит., 1963, т. 2. — 702 с.

130. III. Макарэв1Ч А. Ад песень i думак народных. — Mihck; Навука i тэхН1Ка, 1965. — 123 с.

131. Ц2. Мальдз1С А Л. Творчае пабращмства: Беларуска-польск1я Л1таратурныя ^заемааднос1ны. —Mihck: Навука i тэхН1ка, 1966. — 159 с.

132. ЦЗ. Манн Ю. Поэтика русского романтизма. — М.: Наука, 1976. — 375 с.

133. Ц4. Марков Д.Ф. Болгарская поэзия первой четверти XX века. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — 228 с.4.и5. Марков Д.Ф. Генезис социалистического реализма: Из опыта южнославянских и западноевропейских литератур. — М.: Наука, 1970. — 308 с.

134. Ц6. Мастерство перевода 1965. — М.: Сов. пис., 1965.-548 с.

135. Ц7. Мастерство перевода 1970. — М.: Сов. пис., 1870.— 544 с.

136. II8. Мастерство перевода 1971. — М.: Сов. пис., 1971. — 489 с.

137. Адамович А. Национальное и всемирное. — В кн.: Советская литература и мировой литературный процесс: Идейно-эстетические проблемы. М., Наука, 1975, с. 235—242.

138. Александрович С.Х. Мицкевич в белорусских переводах. — Славяне, 1959, № 5, с. 56—58.

139. Александровi4 С.Х. Перакладчыцкае майстэрства Яши Купалы.

140. В кн.: Народны паэт Беларус!. MiHCK, Навука i тэхН1ка, 1962, с. 134—152.

141. Александров 14 С. Янка Купала i польская Л1таратура. — Полымя, 1958, № I, с. 154—169.

142. Александров 14 С. Янка Купала — перакладчык твора^ I.Ulay -чэнкi. — В кн.: Староши братняй дружбы. Mihck, Дзяржвыд БССР, i960, с. 73—110.

143. Александровi4 С.Х. Дун1н-Марцшкев1ч i польская Л1таратура.

144. Полымя, 1958, № I, с. 154—169.

145. Антонов Н. Художественният превод като творчески процес.

146. В кн.: Изкуството на превода. София, Народна култура, 1976, с. 51—69.

147. Атанасов П. Белоруската литература в служба на народа. — Славяни, 1959, кн. 6, с. 23—25.

148. Ацева Л. Някои въпроси на иНдивидуалния стил при превода.

149. Пламък, 1968, кн. 2, с. 64—68.

150. Багданов1ч М. Глыбы i слаи — Наша HiBa, I9II, 20—27 студз., 3 лютага.

151. Багданов1Ч М. Глыбы i слаи — Наша HiBa, I9II, 20—27 студз., 3 лютага.

152. Баева С. За характерът и развитието на реализма в българ-ската литература през епохата на Възраждането. — Лит ера-турна мисъл, 1961, кн. 4, с. 89—105.

153. Бечык В. Эмацыянальная улада слова. — Лгтаратура i мастацтва, i960, 21 чэрв.

154. Божинова В. и Стайков Д. Да превеждаш е изкуство. — Народна младеж, 1977, 8 януари.

155. Беръозкин Г. Съвременни белоруски поети. — Септември, I960, кн. ii, с. 79—80.

156. Борисова М. В начале олова. — Дружба народов, 1978, № 3, с. 268—273.

157. Бровка П. Нашият Купала. — В кн.: Купала Янка. Избрани стихотворения. София, Народна култура, 1962, о. 7—Ц.

158. Булаха^ М. Янка Купала — перакладчык "Слова аб палку 1гаравым". — В кн.: Янка Купала. Зборнш матэрыяла^ аб жыцц1 i дзейнасц1 паэта. — Mihck, Мает. л1т., 1955,с. 182—206.

159. Бъчваров Я. За някои особености на словореда в българския и белоруския език. — Бюлетин за съсъпоставително иследва-не на българския език с другите езици, 1976, кн. 5, о. 105— III.

160. Васева И. В помощь переводчику художественной литературы. — Болгарская русистика, 1981, № 4, с. 87—90.

161. Васева И. За необходимее "неточности" при превода. — Пламьк, 1979, кн. 7, с. 158—161.

162. Васева И. Защо остаряват преводите. — В кн.: Изкуството на превода. София, Народна култура, 1977, т. 2, с. 121— 134.

163. Васева И. Перевод как средство выявления расхождений между близкородственными языками. — Болгарская русиотика, 1975, кн. 3, с. 38—42.

164. Велчев В. Петко Р. Славейков и руската литература. — В кн.: Велчев В. Взаимодействие то на руската класическа литература за формирането и развитието на българската литература през XIX век. София, Изд-во БАН, 1958, с. 42—59.

165. Велчев П. Свобода и ограничения при превода на поезия. — В кн.: Изкуството на превода. София, Народна култура, 1977, т. 2, с. 78—91.

166. Величков К. Какво е необходимо за стихотворния превод. — В кн.: Българоките писатели за литературата и литературния труд. София, Български писател, 1964, с. 121—122.

167. Велюгин А. Стихи перевел товарищ. — Литературная газета, 1968, 8 января.

168. Верабей А. Гарызонты блгзк1я, гарызонты новыя. — Лгтара-тура i мастацтва, 1979, 21 снеж.

169. Владимиров С. Време на зрелост. — В кн.: Янка Купала, Якуб Колас. Избрани творби. София, Народна култура, 1982, с. 7—17.

170. Влахова И. Компоненты исторического колорита и их воссоздание в художественном переводе. — Болгарская русистика, 1982, № 3, с. 77—85.

171. Влахова И. Проблемы воссоздания исторического колорита художественных произведений в переводе. — Болгарская русистика, 1977, № 6, с. 55—65.

172. Вълчев Г. Янка Купала^ — Литературен фронт, 5 юли 1962.

173. Вылчау Г. Балгарыстыка f беларуск1М лiтаратуразна^стве. — Маладооць, 1970, № 6, с. 144—147.

174. Вълчев Н. Странички за Ламар. — Септември, 1980, кн. 8, с. 205—209.

175. Вылчау Н. Над адным сцягам. — Полымя, 1976, f 4, с. 221 — 222.

176. Гаврук Ю. Художественный перевод как воссоздание. — В кн.: Материалы Всесоюзного симпозиума. Актуальные проблемы теории художественного перевода. М., Сов. пис., 1967,с. 77—80.

177. Гаджиев А. Проблеми на типологията на европейския романтизм. — Език и литература, 1975, кн. 3, с. 81—84.

178. Ганчев М. От къде започва преводачът. — Пламък, 1979, кн. 7, с. 141—145.

179. Гапава B.I. Майстэрства нацыяяальнага перакладу. — В кн.: Даследвашп i публшацыi 1нотытута Л1таратуры АН БССР. MiHCK, Навука i TaxHiKa, I960, с. 129—146.

180. Гачев Г. За уокореното развитие. — Швмьк, 1981, кн. 3, с. 158—163.

181. Германов Г. А.С.Пушкин — родоначальник болгарской темыв русской литературе. — Болгарская русистика, 1974, В 2, с. 3—18.

182. Георгиев Э. Понятие "славянская общность" в литературоведении. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М., Наука, 1973, с. 229—234.

183. Георгиев Е. Пушкин в славянските литератури. — Отечествен фронт, бр. 440, 1946, 8 феруари.

184. Гилевич Н. Има ли значение от ©шзък или далечен език се превежда. — Пламък, 1979, кн. 7, с. 185—189.

185. Гилевич Н. Младата поезия между Неман и Днестър. — Народна млад еж, бр. 89, 1963, 15 април.

186. T^eBi4 Н. JliTapaTypa repai4Hbix традыцый. — Звязда, 1971, 21 мая.

187. TUeBi4 Н. На мове нашых сяброу-. — Звязда, 1963 , 23 лю-тага.

188. Глебка П. Аб мове Янк1 Купалы. — Ллтаратура i мастацтва, 1946, Ю жН iyHH.

189. Впламёдау У. 3 пачуццём сям'Ч aдзiнaй. — Звязда, 1976, 31 студзеня.

190. Впламёдау У. Асваенне жыватворных традыцый. — Звязда, 1982, II Л1стап.

191. Голенищев-Кутузов И.Н. Проблемы влияния и национальногосвоеобразия в славянских литературах эпохи Ренессанса.—

192. В кн.: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. М., Изд-во АН СССР, 1961, с. 239—249.218.а

193. Григоров К. За думата и за фразата. — Септември, 1979, кн. 3, с. 219—223.

194. Григорьян К.Н. К типологии романтизма. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М., Наука, 1973, с. 4Ю—418.

195. Далчев А. За превода. — Информационен бюлетин на Съюза на българските преводачи, 1978, $ 3, с. 49—50.

196. Далчев А. Фрагменты. — Обзор, 1979, № 46, о. 30 —32.

197. Диамандиева К. Национално своеобразие на поемата през Възраждането. — В кн.: За литературните жанрове през българокото Възраждане. София, Изд-во ЕАН, 1979, с. 81—95.

198. Дылевский Н.М. Грамматика Мелетия Смотрицкого у болгар в эпоху их возрождения. — В кн.: Труды Отдела древнерусской литературы. М., Изд-во АН СССР, 1958, т. 15, с. 461—473.

199. Дюришин Д. Национальное и интернациональное в художественной литературе. — В кн.: Актуальные проблемы сравнительного изучения литератур социалистических стран. М., Наука, 1978, с. 29 —54.

200. Димов Я. Велик поет на Белорусия. — ABB, 1982, 6—12 юли, с. 4.

201. Димов Я. Слово о поэте. — Неман, 1982, $ 7, с. 31—32.

202. Динеков П. Пушкин в България. — Септември, 1949, кн. 9, с. 100—ПО.

203. Дончев Н. Преводната книга през Възраждането. — Пламък, 1981, кн. 8, с. 184—187.

204. Дянков К. Българският език — богатотво за всеки преводач. — Отечествен фронт, бр. 94, 79, 1975, с. 4.

205. Евтимова Р. Българската тема в белоруската поезия. — Език и литература, 1978, кн. 2, с. 8—12.

206. Евтимова Р. Болгаро-белорусские связи в области литературоведения. — Болгарская русистика, 1977, № 3, с. 3—10.

207. Жирмунский В.М. Проблемы сравнительно-исторического изучения литератур. — В кн.: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. М.: Изд-во АН СССР, 1961, с. 52—66.

208. Захариева Н. Омагъосаното цвете. — Пуле, 1982, 13 юли, с. II.

209. Злыднев В.И. Глубже изучить многообразие формы литературных связей. — В кн.: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. — М., Изд-во АН СССР, 1961, с. 377—380.

210. Злыднев В.И. История рус с ко-болгарских литературных связей XX века. — В кн.: Славянские литературы: У Международный оъезд славистов /София, сентябрь, 1963/. М., Изд-во АН СССР, 1963, с. 226—263.

211. Злыднев В.И. Литературные связи как проблема общественно-культурных отношений. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М., Наука, 1973, о. 174—189.

212. Иванов Й. Българското книжовно влияние в Русия при митрополит Киприян. — Известия на института за българска литература, 1958, кн. 6, с. 25—79.

213. Ивашин В. Янка Купала — любим народен поет. — Литературен фронт, 1957, I август.

214. Исаев М. Пушкин, моя большая любовь. — Обзор, 1980, № 50, с. 76.

215. Исаев М. Руската поезия в моя духовен свят. — В кн.: Изкуството на превода. София, Народна култура, т. I, 1976, с. 97—101.

216. Каравелов Л. Бухарест, 6 ноября. — В кн.: Избранные произведения болгарских революционных демократов. М., Соцэкгиз, 1959, с. 65—67.

217. Каравелов Л. Творческият процео. — Пламък, 1979, кн. I, о. 118—120.

218. Караткев1Ч У. Злщцё з душой народнай. — Бярозка, 1982, № 7, о. 3—5.

219. Кехлибарева В. Толстой у нас. — Литературен фронт, бр. 5455, септември, 1953, с. 4.

220. Кишкин Л.С. Проблема национального образного мышления и методология изучения межславянских связей. — В кн.: Славянские литературы, XI Международный съезд славистов. Прага, август, 1968. М., Наука, 1968, с. 244 —264.

221. Коваленко В.А. Литературные влияния и проблема ускоренного развития: К вопросу о становлении белорусской литературы нового времени. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М., Наука, 1973, с. 353—358.

222. Кравцов Н.И. Роль межславянских литературных связей в период романтизма. — В кн.: Романтизм в славянских литературах. М., Наука, 1973, с. 356—361.

223. Кулешов А. О переводе "Евгения Онегина": Письмо в редакцию.

224. Советская Белоруссия, 1947, 15 ноября.

225. Кънев С. Гергана — типичен образ на българката от епохатана възраждането. — Родна реч, 1982, кн. 8, с. 7—8.

226. Ларченко М. Българо-белоруски литературни взаимоотношения.

227. Литературен фронт, 1970, бр. 48, с. 4.

228. Лилова А. Диалектика на историческото и съвременнозго в превода. Дистанцията на времето и преводът. — В кн.: Преводът и българската култура. София, Народна култура, 1981, с. 385—420.

229. Лилова А. За някои основни методологически принципи на пре-водознанието. — В кн.: Изкуството на превода. София, Народна култура, 1977, т. 2, с. 91.

230. Липатов А.В. Литературные влияния и типологическая близость. — В кн.: Сравнительное изучение славянских литератур. М., Наука, 1973, с. 419—438.

231. Лихачев Д. Размисли за национального своеобразие и евро-пейското значение на старобългарската литература. — Лите-ратурна мисъл, 1970, кн. 2, с. 77—89.

232. Л1якумов1Ч Ц. У свеце купалавага слова. — Л1таратура i мастацтва, 1980, 29 лютага.

233. Лужанин М. 0 мастерстве Я.Купалы. — Советская отчизна, 1957, №4, с. 150—156.

234. Луцевич В. Янка Купала.— Народ, 1947, бр. 368, с. 4.

235. Любенков Л. Мисли за превода на поезия. — В кн.: Изкуството на превода. София, 1978, т. 3, с. 128—143.

236. Мазалькоу Я. СтароHKi вял1кага жыцця. — В кн.: TaKi ён быу. Mihck, Мает. л it., 1975, с. 247—253.

237. Марков Д.Ф. Вопрооы теории и методологии сравнительного изучения славянских литератур. — В кн.: Славянские литературы, УП Международный съезд славистов. Варшава, август, 1973» М., Наука, 1973, с. 31—55.

238. Марков Д.Ф. За реализма и романтизма. — Литературна мисъл, I960, кн. 5, с. 8.

239. Марков Д.Ф. Реализм и другие течения в болгарской литературе конца XIX — начало XX века. — В кн.: Литература славянских и балканских народов конца XIX — начала XX вв.1. М., Наука, 1976, с. 9—51.

240. Марков Д.Ф. Формирование социалистического реализма в литературах южных и западных славян. — В кн.: Славянские литературы. У Международный съезд славистов, София, сентябрь, 1963. М., Наука, 1963, с. 352—377.

241. Маршак С. 0 художественном переводе. — В кн.: Мастерствоперевода. М., Сов. пяо., 1959, с. 245—250.

242. Ц0. Павлов Т. К вопросу о реализме и романтизме. — В кн.: Творческий метод. М., Искусство, i960, с. 61—92.

243. III. Папоу X. У свеце беларускай паэзй. —Далягляды, Мает. Л1Т., 1982, с. 18—19.

244. Ц2. Паптонеу С. Навучыуся я слоу беларуешх ад Mani. — Л1таратура i мастацтва, 1982, 9 лiпеня, с. 14.

245. ИЗ. Паптонеу С. Перш чым паехаць на Беларусь. — Далягляды, 1982, с. 9—10.

246. Ц4. Пархоменко М. Тарас Шевченко в русских переводах. —

247. В кн.: Вопросы теории художественного перевода. М., Худ. лит., 1971, с. 233—253.

248. Ц5. Петров 3. Преводът като тайнство или малка апология напреводаческо^то изкуство. — В кн.: Изкуството на прево-да. София, Народна култура, 1976, с. 69—74.

249. Евтимова Р.К. Белорусско-болгарокие литературные связи /Опыт типологического сравнения/. —Дис. . канд. фил. наук. — Минск, 1976. — 160 с.7. Авторефераты

250. Злыднев В.И. Русско-болгарские литературные связи 1918— 1944 гг.: Автореф. дис. . докт. фил. наук. — М., 1969. — 39 с.

251. ОДурадалиева Н.Б. Проблемы перевода произведений И.С.Тургенева на азербайджанский язык: Автореф. дис. . канд. фил. наук. — Баку, 1982. — 24 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.