Ювелирные изделия вятичей второй половины 11 - первой половины 13 вв.: Хим.-технол. аспект проблемы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.06, кандидат исторических наук Сарачева, Татьяна Григорьевна

  • Сарачева, Татьяна Григорьевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 1999, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.06
  • Количество страниц 611
Сарачева, Татьяна Григорьевна. Ювелирные изделия вятичей второй половины 11 - первой половины 13 вв.: Хим.-технол. аспект проблемы: дис. кандидат исторических наук: 07.00.06 - Археология. Москва. 1999. 611 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сарачева, Татьяна Григорьевна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСТОЧНИКА

1.1. База данных "Ювелирные изделия вятичей"

1.2. Общая характерика украшений

ГЛАВА 2. ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ УКРАШЕНИЙ

2.1. ория изучения

2.2. Методы ледования

2.3. Изготовление украшений

2.4. Динамика ользования приемов металлобработки и технологичихем. Предполагаемые пути движения изделий от изготовителя к потребителю

ГЛАВА 3. ИНСТРУМЕНТАРИЙ ВЯТИЧСКИХ ЮВЕЛИРОВ

3.1. Анализ ирументов, обнаруженных во время археологичих ропок

3.2. Рекорукция набора ирументов поедам технологичих операций на изделиях

ГЛАВА 4. ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ МЕТАЛЛА УКРАШЕНИЙ

4.1. История изучения.

4.2. Методика обработки аналитических данных

4.3. Характерика металлов и ихлавов

4.4. Связь типовлавовкатегориями изделий

4.5. Связь типовлавов и технологии изготовления изделий

4.6. Вятиая зона металлообработки и еерьевая база

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ювелирные изделия вятичей второй половины 11 - первой половины 13 вв.: Хим.-технол. аспект проблемы»

Ювелирные изделия — одно из ярких проявлений материальной культуры. Они дают представление о художественных традициях, эстетических вкусах потребителей, о мастерстве ювелиров. Слово "ювелирный" употребляют не только в значении "драгоценный". Любую мастерски выполненную работу называют ювелирной. В археологической литературе ювелирными называют изделия из цветных и драгоценных металлов, прежде всего, украшения и детали костюма. Они являются полноценным информационным источником различных историко-культурных реконструкций прошлого. Женские украшения в совокупности с деталями погребальной обрядности, известные по древнерусским курганам, позволили A.A. Спицыну в конце XIX в. выделить области расселения восточнославянских племен, соответсвующие летописным данным. По находкам височных семилопастных колец и решетчатых перстней он определил границы расселения вятичей (Спицын, 1899).

Выводы A.A. Спицына получили дальнейшее развитие. A.B. Арциховский впервые систематизировал материал погребальных памятников вятичей, разработал типологию и терминологию вещевого инвентаря. Результатом этого стало определение археологической и исторической территории племени. Исследователь дополнил перечень племенных этноопределяющих признаков пластинчатыми загнутоконечными браслетами, хрустальными и стеклянными желтыми шарообразными бусами. Комплексы, в которых были найдены эти украшения, автор считал вятичскими и датировал их XII - XIV вв. (Арциховский, 1930а).

Хронология вятичских древностей впоследствии была пересмотрена: их относят ко второй половине XI - первой половине XIII вв. (Никольская, 1949, с. 31-41; 1981; Горюнова, 1961, 183-248; Недошивина, 1974; Равдина, 1975а). Эта датировка определяет хронологические рамки работы.

Племя вятичей впервые упоминается в летописи под 859 г., однако область его расселения — бассейн верхней и средней Оки, выделена по более позднему материалу. Этническое единство племени явственно выражено в археологическом материале лишь с конца XI в. Правомерность отождествления находок XI - XIII вв. с летописным именем вызывала немало возражений, начиная с П.Н. Третьякова (Третьяков, 1937). По мнению Т.В. Равдиной, связывать их с летописным племенем нет достаточных оснований (Равдина, 1975, с. 18). Она убедительно показала, что на территории, традиционно приписываемой археологами вятичам, во второй половине XI — первой половине XIII вв. был распространен характерный набор украшений, среди которых преобладают металлические. Их лишь условно можно назвать "вятическими древностями". Именно эти ювелирные изделия и являются предметом нашего изучения.

В работе использованы материалы преимущественно погребальных памятников бассейна верхней и средней Оки. Они являются важным источником по истории деревенского быта и культуры в домонгольский период. Археологические раскопки вятичских городов выявили многочисленные свидетельства наличия в них высокоразвитого ювелирного дела. Однако основное внимание в работе сосредоточено на изучении ювелирных изделий, бытовавших в деревенской среде, поскольку тему городских украшений и ювелирного дела разрабатывают в ИА РАН.

Археологическое исследование курганов вятичей проводится с 1838 г. Яркие и богатые коллекции ювелирных изделий постоянно привлекают внимание историков и археологов. Однако большинство работ посвящены морфологии, типологии и хронологии украшений. Технология их изготовления лишь затронута в некоторых исследованиях. Массовому технологическому и химическому анализу эти богатейшие коллекции не были подвергнуты. Необходимость такого исследования давно очевидна (Рыбаков, 1967, с. 6).

Современный уровень развития археологической науки, для которого характерно широкое применение естественнонаучных методов, позволяет проводить комплексные, обобщающие исследования истории развития цветной металлообработки вятичей. Ее составляют следующие ключевые проблемы:

1) технология изготовления ювелирных изделий, приемы обработки металлов и динамика их использования;

2) ювелирный инструментарий;

3) металлы и их сплавы, используемые для изготовления ювелирных изделий;

4) пути поступления сырья на территорию вятичей;

Кроме того, затронут вопрос организации ювелирного ремесла.

К настоящему времени раскопано более 3 ООО погребальных комплексов, число обнаруженных в них украшений превышает 10 ООО. Мы не ставили перед собой цель изучить все известные в настоящее время украшения. Их число увеличивается с каждым полевым сезоном, этот рост бесконечен. Самое подробное их изучение всегда будет отражать лишь часть массива данных.

Основная цель нашей работы — химико-технологическое изучение ювелирных изделий с помощью трассологического, микроструструктурного и рентгено-спектрального и других методов. Нами изучено 1878 предметов. Вероятностно-статистический метод исследования позволяет распространить полученные выводы на генеральную совокупность, т.е. еще на несколько тысяч украшений, с необходимой надежностью (0,95) и точностью (± 0,05) (Щапова, 1988а, с. 54).

В выборку включены только те украшения, которые изучены визуально в фондах и экспозициях музеев и учреждений гг. Москвы, Воронежа, Рязани. В нее не вошли ювелирные изделия, известные по публикациям, поскольку в них нет информации того качества, которая необходима для реконструкции технологии изготовления. Нами учтены материалы более 70 памятников, расположенных преимущественно в Калужской, Московской, Рязанской, Смоленской и Тульской областях1 (АИ, рис. 1; Приложение I, табл. 1). Кроме материалов погребальных

1 Точное количество памятников назвать сложно, так как нами использованы материалы из раскопок Н.И. Булычова и В.К. Лабунского на территории Смоленской (Ельниский уезд) и комплексов, привлечены единичные находки с поселений (Борки, Переяславль Рязанский, Семилуки2) и украшения из Белевского клада. Сведения о том, кто и когда исследовал эти памятники, а также степень их изученности и основные публикации содержатся во многих работах (Арциховский, 1930а, с. 165 - 197; Бадер 1947, с. 88 - 167; Богоявленский, 1947, с. 168 - 178; Розенфельдт, Юшко, 1973; Равдина, 1975а; Археологическая карта России: Калужская область, 1992; Археологическая карта России: Рязанская область, Ч. 1 - 3, 1993, 1994, 1996; Археологическая карта России: Московкая область. Ч. 1 - 4, 1994 - 1997). Материалы большинства памятников уже введены в научный оборот. Погребальный инвентарь 31 курганной группы ранее не был опубликован.

Географические пункты находок вятичских древностей мы объединили в пять районов вслед за Т.В. Равдиной (Равдина, 1975а). Заселение славянами вятичской территории проводилось поэтапно в направлении с запада на восток (Недошивина, 1974; Равдина, 1975а, с. 15 - 18). Наиболее ранними пунктами находок вятичских древностей считают памятники западной и северо-западной части вятичской территории, расположенные в бассейне левых притоков верховья Оки (район I), а также некоторые памятники среднего течения Оки (Борки, Городище, Милославское). Они датируются второй половиной XI — началом XII в. С середины XII в. вятичские украшения появляются в бассейне Москвы (район П) и в бассейне среднего течения Оки (район III). Памятники этих районов существовали и в первой половине XIII в. Северная территория (бассейн Клязьмы и Левобережье Москвы) представлены материалами конца XI -XII вв. (район IV). Эту территорию традиционно считают пограничной зоной между вятичами и кривичами (Горюнова, 1961, с. 214-220). Памятники первой половины - середины Х1П в. расположены на юге, в бассейне правых притоков Оки и верховья Дона

Калужской (Жгодринский уезд) губерний без указания точного места нахождения, а также депаспортизованные материалы из музея археологии МГУ и РИАМЗ.

2 Несмотря на то, что территория Донского бассейна не входит в границы земли вятичей по Т.Н. Никольской, комплекс украшений из Семилукского городища явственно тяготеет к вятичскому кругу древностей (Пряхин, Цыбин, 1991, с. 93 - 106; 1996, с. 29 - 62). Это самый южный пункт, из которого происходят материалы нашей выборки. район V). Украшения из грунтового могильника Бутырки являются наиболее поздними из исследованных (Гоняный, Недошивина, 1991, с. 246 - 254).

36 предметов происходят из памятников вне вятичской территории (Кубаево, Сизино, Сельцо). Это височные лопастные кольца, привески, перстни. Они исследованы с целью выяснения некоторых вопросов технологии изготовления.

Распределение изученных ювелирных изделий по районам неравномерно; оно отражает степень археологической изученности территории (Приложение I, табл. 2). Лучше других исследованы погребальные памятники Подмосковья (районы II и IV). Отсюда и происходит большая часть украшений.

Работа состоит из введения, 4-х глав, заключения, альбома иллюстраций и шести приложений. История и методика изучения морфологии, технологии и химического состава украшений, ювелирных инструментов рассмотрены в соответствующих главах. Справочный и иллюстративный материал размещен в основном тексте и в отдельном томе, состоящего из альбома иллюстраций и приложений в виде рисунков, фотографий, различных таблиц и описаний. Нумерация ювелирных изделий, которая используется в тексте, альбоме иллюстраций и приложениях, соответствует номеру, присвоенному нами каждому предмету при создании базы данных "Ювелирные изделия вятичей". Рисунки и таблицы в тексте имеют свою нумерацию внутри глав с обозначением номера главы. Ссылка в тексте на рисунки из Альбома иллюстраций состоит из буквенного сокращения АИ (Альбом иллюстраций) и соответствующего номера рисунка. В каждом приложении приводится своя нумерация таблиц и рисунков. При ссылке в тексте на материал приложений указывается номер приложения и номера таблиц и рисунков.

SjC «j»

Изучение ювелирных изделий вятичей вряд ли было бы возможным без активного участия и помощи моих учителей, коллег и моей семьи. Хочется выразить всем им глубокую признательность за творческое содействие и поддержку. Это Ю.Л. Щапова, Н.В. Рындина, Н.Г. Недошивина, И.Г. Сарачев, P.A. Митоян, М.Р. Митоян, Н.В. Ениосова, В.В. Мурашева, Э.В. Королева, С.Н. Орлов, A.B. Григорьев, A.C. Агапов, Л.Л. Савченкова, С.М. Леонов. В сборе аналитических материалов огромную помощь оказали сотрудники музеев и исследовательских организаций: Н.Г. Недошивина, В.Л. Янин, Л.Р. Кызласов, Н.Л. Подвигина, В.В. Судаков, Е.В. Финогенова, М.В. Цыбин, С.С. Ширинский, Ю.Л. Щапова. Они предоставили в мое распоряжение все необходимые коллекции, в том числе, неопубликованные материалы археологических раскопок.

Похожие диссертационные работы по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Археология», Сарачева, Татьяна Григорьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Химико-технологическое изучение ювелирных изделий позволяет охарактеризовать уровень ювелирного производства вятичей во второй половине XI - первой половине XIII вв.

Вятичские ювелиры использовали разнообразные технологические приемы металлообработки: разные виды литья и обработки металлов давленим (ковку, волочение, штамповку, кручение, изгибание), монтажные операции, приемы декорирования и отделки поверхности. Выбор конкретных приемов определяла, прежде всего, форма украшений, которая постоянно видоизменялась. Основные направления морфологического развития ювелирных изделий следующие: усложнение формы и орнамента, увеличение декоративного элемента, придание им особенной узорчатости, легкости, наполненности светом за счет широкого распространения ажурного декора, витья и плетения. Технология изготовления украшений была более консервативной. Выработанную в течение некоторого времени технологическую схему изготовления применяли впоследствии без существенных изменений, несмотря на изменения формы.

Во второй половине XI - начале XII вв. в наборе ювелирных изделий вятичей преобладают морфологически простые украшения. Это проволочные височные кольца, простые проволочные гривны, перстни и браслеты, пластинчатые прямые перстни и пластинчатые браслеты. Поиск, выбор и формирование рациональных технологичских схем изготовления многих украшений является характерной особенностью развития металлообработки в этот период.

В XII в. расширяется номенклатура украшений. Появляются цепевидные украшения, состоящие из округлых звеньев, бипирамидальные бусы, бутылочковидные привески, плетеные и пластинчатые гривны, плетеные и ложноплетеные перстни, накладки. Увеличивается число предметов сложной формы. Это лопастные височные кольца, витые гривны, ложновитые и пластинчатые и щитковые перстни. В это же время заметно уменьшается число привесок. В цветной металлообработке наблюдается упрощение некоторых технологических операций, в частности, сократилось количество изделий, требующих доработки после отливки, реже применяли резные и сборные восковые модели. Ковка и штамповка применялись чаще, что очевидно из увеличившейся доли украшений, полученных с их помощью. Мастера используют паяние для выполнения соединительных операций, совершенствуются приемы кручения.

В первой половине XIII в. набор вятичских украшений становится менее разнообразным: пронизки, различные виды привесок, гривен, перстней, пуговиц, поясных колец и бус выходят из употребления. Сохраняют свое значение сложные морфологически украшения: лопастные кольца, пластинчатые и щитковые перстни, витые гривны и браслеты. Височные кольца и браслеты остаются единственными категориями украшений, номенклатура которых не сократилась. Технология металлообработки в этот период не претерпела существенных изменений. Некоторые новшества заметны в приемах декорирования и обработки поверхности: для украшения браслетов начинают чаще использовать стеклянные вставки, появляются украшения с золочением.

Литейная техника господствует на протяжении всего хронологического периода бытования вятичских древностей. Она достигает высокого уровня уже во второй половине XI - начале XII вв. Мастера умеют получать не только плоские монолитные, но и объемные полые изделия, требующие высокого мастерства и хорошего знания литейного дела. Номенклатура и форма литых украшений наиболее разнообразны. Литьем можно было получать изделия с готовым декором. Дополнительная обработка таких изделий минимальна. Литые украшения с разомкнутым обручем дорабатывали ковкой и изгибанием. Их номенклатура частично повторяет ассортимент украшений, полностью сформованных в процессе литья. Однако количество доработанных после литья предметов значительно меньше.

Формующую ковку и штамповку применяли редко. Деформируемые операции осуществляли преимущественно в холодном состоянии, горячая обработка зафиксирована в единичных случаях. Много украшений, сделанных из проволоки, как и литых. Для изготовления проволоки использовали волочила, позволявшие получать заготовки более высокого качества, чем в процессе ковки. Поперечное сечение проволоки разное, но преимущество отдавали круглой. Мастера умели получать проволоку разного диаметра — от десятых долей миллиметра до 3-4 мм. Проволочные заготовки превращали в самые разные украшения, порой сложные морфологически, с помощью простых операций пластической деформации.

Существовала прочная связь между технологией изготовления и морфологической группой предметов. По сходной технологии получены разные категории украшений: перстни, браслеты, гривны. Для одних украшений — проволочных и пластинчатых перстней, браслетов, использовали 3-4 технологические схемы. Другие предметы изготовлены по одной технологической схеме. Примером этого служат лопастные височные кольца, ажурные перстни, витые и пластинчатые гривны, поясные кольца, пуговицы. Следование определенным стандартам характерно для изготовления средневековых изделий в целом. Наиболее ярким примером этого являются лопастные височные кольца. Кольца одинаковой формы и размеров, полученные по одной технологической схеме, встречены на памятниках, значительно удаленных друг от друга. Они демонстрируют стремление мастера к максимально точному воспроизведению образца.

Выбор способа декорирования предметов целиком зависел от техники его изготовления. Мастера наносили орнамент на разных производственных этапах изготовления предмета: одновременно с приданием формы изделию в процессе литья или штамповки; после придания формы. Декор некоторых украшений выполняли на обеих производственных стадиях. Преобладают предметы, орнамент на которых получали одновременно с их изготовлением, преимущественно в процессе литья. Часто орнамент исполняли на стадии изготовления восковой модели теми же декорирующими инструментами, которыми украшали металлические изделия. Работа по мягкому материалу была более простой, чем по металлу: ударная операция чеканки превращалась в простое оттискивание рабочего края чекана; резьба штихелями также была более легкой, чем на металле.

Металлические изделия украшали преимущественно с помощью гравировальных инструментов и зубчатого колесика. Черневой и филигранный декор не характерны для вятичских ювелирных изделий.

Дополнительная отделка поверхности украшений была минимальной, что следует из того, что на готовой продукции часто сохранялись следы производственного брака. Поверхность единичных предметов покрыта золотой амальгамой, значительно больше луженых изделий. Прием лужения предметов из сплавов на основе меди делал украшения сходными с серебряными. Такой же вид имеют изделия, отлитые из высокооловянной бронзы. Вятичские ювелиры наносили покрытие на разных стадиях изготовления украшений: перед приданием формы (предметы из проволоки) или на заключительных этапах (литые и кованые изделия). Они использовали несколько способов лужения. На некоторые украшения его наносили лишь на избранные участки поверхности, оставляя непокрытыми невидимые при ношении части изделия. Этим мастера экономили некоторое количество олова.

Лужение, вероятно, не было изобретением вятичских ювелиров, так как оно выявлено на нескольких кольцах деснинского типа — предшественниках лопастных колец. Видимо, на территории бытования вятичских древностей этот прием обработки поверхности металлических изделий появляется вместе с прототипами лопастных колец. Вероятно, во второй половине XI - начале ХПвв. происходит освоение вятичскими ювелирами приема лужения и определение круга изделий, на которые оно наносится.

Луженые предметы отличаются от бронзовых более эффектным цветом. Вероятно, они играли такую же роль, как и серебряные изделия в металлическом уборе горожанок.

Изучение технологии изготовления вятичских украшений показывает непрерывное совершенствование и расширение набора приемов металлообработки. Очевидна тенденция ювелиров к упрощению производственного процесса и выбору наиболее оптимальных с технологической точки зрения схем изготовления предметов. Яркое свидетельство этого — преобладание литых изделий и украшений из проволоки. Они представляют пример массового, серийного производства, иногда невысокого качества, направленного на обеспечение широкого рынка сбыта. Эти наблюдения позволяют сделать попытку реконструкции пути движения изделий от изготовителя к потребителю.

В эпоху средневековья ремесло было тесно связано с потребителем, который во многом определял и номенклатуру изделий, и материал, и качество работы. Связь между мастерами и потребителями отражена в размере рынка. Картографирование предметов, изготовленных одним мастером или в одной мастерской, позволило Б.А. Рыбакову выявить районы сбыта продукции древнерусскими ремесленниками. На территоррии вятичей он выделил 4 района распространения ювелирных изделий. Основные выводы исследователя построены на сравнении семилопастных височных колец, которые не могут быть отлиты по оттиску, а в одной литейной форме можно получить несколько десятков совершенно тождественных изделий (Рыбаков, 1946, с. 75). Действительно, одинаковые на первый взгляд кольца из разных пунктов, казалось бы должны быть изготовлены в одной мастерской. Однако технологическое изучение колец, проведенное нами, лишило этот вывод однозначной определенности. Лопастные кольца, изготовленные с учетом определенных стандартов, могут быть легко растиражированы и, на наш взгляд, мало пригодны для выявления изделий, отлитых в одной форме и найденных в различных пунктах. Поиск таких предметов среди менее распространенных украшений, вероятно, был бы более продуктивным. Они действительно имеются и были найдены в разных курганных группах. Расстояния между пунктами находок небольшие. При проведении специальных исследований, направленных на выявление изделий, вышедших из одной мастерской, число примеров будет умножено.

Вятичские женщины приобретали и носили украшения с браком и, возможно, ремонтировали некоторые из них без участия ювелира. Эти факты позволяют предположить, что общение между мастером и потребителем не было прямым и, возможно, велось через специальных посредников. Появление таких лиц в XII в. обеспечило бы выход ремесленной продукции на широкий рынок, избавило бы ювелиров от ответственности за качество выпускаемой продукции, позволило бы пренебрегать им в целях ускорения производственного процесса. Выпуск низкокачественной продукции характерен в это время и для других видов ремесла, например, для железоделательного.

Бракованные украшения могли попадать к вятичским женщинам, например, через разносчиков различного товара, путешествующих из деревни в деревню, то есть, через людей, не имеющих отношение к производственному процессу. Примеры подобного распространения украшений известны по этнографическим материалам XIX в., связанным с кустарным ювелирным делом. Возможно, скупщики и разносчики мелкого товара существовали и в Древней Руси.

Проблема реконструкции путей поступления ювелирных изделий вятичей в деревенскую среду влечет за собой вопрос о месте их изготовления. В древней Руси ремесленное производство имело развитую организационную структуру: деревенское (общинное), вотчинное и городское свободное. В настоящее время отсутствуют какие-либо доказательства существования развитого ювелирного дела в системе общинного производства на территории распространения вятичских украшений. Княжеские и церковно-монастырские мастерские выпускали продукцию высокого качества, направленную на обеспечение узкого круга потребителей. Мастера не были связаны с рынком, свободны от конкуренции, а следовательно, и от поиска оптимальных технологий. Напротив, изделия свободных ювелиров города и продукция из мастерских вотчинников были сходны по своему техническому уровню, имели выраженную товарную форму и рассчитаны на потребителей из различных социальных слоев.

Основываясь лишь на технологическом изучении украшений определить место их производства в настоящее время не представляется возможным. Можно лишь отметить, что эти изделия не являются продукцией княжеских и церковных мастерских, так как они имеют явный товарный вид. На исследованных сельских поселениях вятичей следы цветной металлобработки не выявлены. Лишь некоторые изученные украшения можно с большой долей вероятности отнести к продукции городских ювелиров. Это бусы, украшенные филигранью; квадрифолийный перстень, с чернью и позолотой; пластинчатые "ячейковые" перстни с выемчатой эмалью; витые и плетеные браслеты со стеклянными вставками на концах; золоченые накладки, бубенчики от головного убора и витая гривна. Возможно, в городских мастерских были изготовлены и остальные виды украшений, которые затем распространялись через специальных посредников в деревенской среде. Изученные украшения обладают определенными чертами, присущими городскому свободному и вотчинному (усадебному) ремеслу: стандартность изделий, их товарная форма, применение оптимальных технологий для их изготовления.

Анализ ювелирных инструментов показывает, что они предназначались, прежде всего, для выпуска массовой продукции по несложной технологии. Одинаковые украшения отливали в разных по конструкции литейных формах. Вятичские ювелиры отдавали предпочтение пластичным разъемным и неразъемным формам без вставного стержня, полученным с помощью моделей. Такие формы были более простыми в изготовлении, чем каменные, и материал для них также был более доступным. Литейные модели украшений также делали несколькими способами, среди которых преобладало резание и литье. Изготовление последних существенно упрощало производственный процесс и позволяло делать множество одинаковых отливок.

Мастера редко применяли отделочные инструменты и материалы, что отражалось на качестве готовой продукции. Набор декорирующих орудий состоял из разнообразных чеканов, резцов-штихелей и зубчатых штампов-колесиков. Применение последнего приводило к ускорению технологической операции орнаментирования украшений, хотя декор был менее разноообразным по сравнению с чеканным или резным и приводил к определенной стандартизации облика украшений. Использование колесика повышало производительность мастера, что было особенно важным в условиях серийного производства.

Химические анализы металла из ранее неизученных районов позволили составить более полную картину употребления цветных металлов и сплавов. Во второй половине XI - начале XII века значительную долю металла составляли латуни и бронзы. В XII - первой половине XIII века латуни употребляли реже. Сплавы с содержанием драгоценных металлов использовали постоянно, однако чаще всего в первой половине XIII в. Ареал вятичских древностей представляет собой единую зону с точки зрения химического состава цветного металла. Для нее характерно широкое употребление бронз, в частности, оловянной и оловянно-свинцовой. Значительную группу составляют предметы, изготовленные из сплавов с высоким содержанием серебра. "Чистые" металлы и свинцово-оловянный сплав не характерны для металл обработки вятичей.

Ювелиры старались выдерживать определенную "чистоту" сплавов. Об этом свидетельствует преобладание оптимальных с технологической точки зрения концентраций легирующих элементов в некоторых сплавах, например свинца в оловянно-свинцовых бронзах, олова и свинца в оловянных и многокомпонентных латунях, цинка в оловянно-цинковых бронзах и т.д.

Связь типов сплавов с морфологическими группами украшений не выявлена. Сходные по форме ювелирные изделия изготовлены из нескольких, часто различных по своей сути, типов сплавов. Вероятно, форма украшения не была определяющей при выборе того или иного сплава, который, по-видимому, зависел от наличия сырья и его технологических свойств.

При выборе сырья мастер руководствовался целым рядом представлений о его качестве. Вероятно, важной была цветовая гамма металла. Но самыми существенными были его технологические свойства. Преобладают украшения, полученные из универсальных с технологической точки зрения сплавов, пригодных для литья, холодной или горячей пластической деформации. Мастера умели различать сплавы не только по составу легирующих элементов, но и в зависимости от их концентраций. Это свидетельствует о высоком уровне цветной металлообработки вятичей. Примеры целенаправленного использования различных сплавов многочисленны. Предметы, состав которых не соответствовал выбранным способам обработки металла, единичны и связаны в основном со сплавами, содержащими свинец. Правильный выбор сырья, характерный для вятичских ювелиров, подтверждает связь между технологией изготовления украшений и типами сплавов, а также микроструктурные исследования.

Современное состояние исследования химического состава средневекового металла Восточной Европы позволяет определить место вятичского металла в этой системе и наметить вероятные источники сырья. Сравнительно-исторический анализ показывает сходство металла вятичей с металлом Донецкого городища, Волжской Болгарии и Торопца. Оно выражается в преобладании оловянных и оловянно-свинцовых бронз, незначительном количестве латуней, употреблении сплавов с серебром. Это сходство указывает, вероятно, на единство рудной базы.

Территория распространения вятичских украшений расположена на важной водной магистрали — Волго-Окской, которая связывала северо-восточные 1 районы Руси с Восточно-Европейским севером и Прикамьем, славившихся своими медистыми песчаниками. На территории Волго-Камья известно около 220 пунктов концентраций медь-содержащих минералов.

Земля вятичей располагалась близко к границам Волжской Болгарии, которая была крупнейшим пунктом транзитной торговли на Волжском пути. В ХПв. с момента возвышения Владимиро-Суздальского княжества, торговля славянских земель с Волжской Болгарией становится особенно тесной. Не исключено, что Волжская Болгария была поставщиком цветного металла в вятичскую зону металлообработки. Это могли быть как готовые сплавы, так и "чистые" металлы. Во всяком случае, потребности в "чистом" олове у вятичских ювелиров были велики: многие украшения имеют покрытие, основой которого является олово. * *

Изучение ювелирных изделий выявило высокий уровень развития металлообработки вятичей. В результате проделанной работы выделился ряд вопросов, которые требуют проведения новых исследований. Это изучение химического состава западных, восточных и южных районов ареала вятичских украшений, сравнительно-исторический анализ украшений, бытовавших в городе и деревенской среде, определение связей между мастерами и потребителями и рынков сбыта продукции. В дальнейшем они могут стать темой самостоятельных исследований.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сарачева, Татьяна Григорьевна, 1999 год

1. Авдусина Г.А., 1962. Три курганные группы у Звенигорода // Историко-археологический сборник. М.

2. Агапов A.C., Сарачева Т.Г., 1997. О способах ношения височных колец // РА, N 1.

3. Анастасьев А.М., 1876. О раскопках курганов Коломенского уезда // ИОЛЕАиЭ. Т. XX. М.

4. Антропологическая выставка императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Т. I. М., 1878.

5. Антропологическая выставка императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Т. II. М., 1879.

6. Анучин Д.Н., 1909. Доисторическое прошлое Москвы // Москва в ее прошлом и настоящем. Т. I.

7. Археологическая карта России: Калужская область. М. 1992.

8. Археологическая карта России: Московская область. Часть 1. М. 1994; Часть 2. М. 1995; Часть 3. М. 1996; Часть 4. М. 1997;.

9. Археологическая карта России: Рязанская область. Часть 1. М. 1993; Часть 2. М. 1994; Часть 3. М. 1996.

10. Арциховский A.B. 1930а. Курганы вятичей. М.

11. Арциховский A.B., 19306. Митяевские литейные формы // Техника обработки камня и металла. М.

12. Арциховский A.B., 1947. Царицинские курганы // МИА СССР. Вып. 7.1. М.

13. Асташова Н.И., 1984. Литейные формы из раскопок Смоленска // Древнерусский город. Киев.

14. Асташова Н.И., 1990. Ювелирное ремесло и изделия из цветного металла средневекового Смоленска // Проблемы археологии Евразии. Тр. ГИМ. Вып. 74.

15. Бадер О.Н., 1947. Материалы к археологической карте Москвы и ее окрестностей // МИА СССР. N 7. Материалы и исследования по археологии Москвы. Т. I. М.; Л.

16. Бельтикова Г.В., 1993. Литейные формы иткульского очага металлургии (УП-П1 вв. до н.э.) // Знания и навыки уральского населения в древности и средневековье. Екатеринбург.

17. Бобринский А.А., 1978. Гончарство Восточной Европы. М.

18. Богданов А.П., 1867. Материалы для антропологии курганного периода в Московской губ. // ИОЛЕАиЭ. Т. IV. Вып. 1. М.

19. Богорад Л.Я., Ракман Э.Л., 1962. Покрытие металлов сплавами. М.

20. Богоявленский С.К., 1947. Материалы к археологической карте Московского края // МИА СССР. N 7. Материалы и исследования по археологии Москвы. Т. I. М.; Л.

21. Бреполь Э., 1977. Теория и практика ювелирного дела Л.

22. Бронзы оловянные литейные. ГОСТ 613-79. М., 1989.

23. Бронзы оловянные, обрабатываемые давлением. ГОСТ 5017-74. М.

24. Булычов Н.И., 1899. Журнал раскопок по части водораздела верхних притоков Волги и Днепра. М.

25. Булычов Н.И., 1903. Раскопки по части водораздела верхних притоков Днепра и Волги. М.

26. Булычов Н.И., 1913. Раскопки по среднему течению р. Угры // Записки Московского Археологического Института. Т. XXXI. М.

27. Буряков Ю.Ф., 1974. Горное дело и металлургия средневекового Илака V начало XIII вв. М.

28. Варенов А.Б., 1995. Древнерусские шумящие браслеты // РА, N 1.

29. Винокур 1.С., 1997. Слов'янсью ювел1ри Подшстров'я. За мaтepiaлaми дослущень Бернапивського комплексу середини I тис. н.е. Кам'янець-Подшьський.

30. Воронин Н.Н., 1954. Древнее Гродно. МИА СССР N 41. М.; Л.

31. Галибин В.А., 1991. Особенности состава предметов из цветных и благородных металлов из памятников Северного Кавказа эпохи ранней и средней бронзы // Древнейшие культуры Прикубанья. Л.

32. Гоняный М.И., Недошивина Н.Г., 1991. К вопросу о вятичах на верхнем Дону // СА, N 1.

33. Голубева Л.А., 1968. "Квартал металлургов" в Вышгороде // Славяне и Русь. М.

34. Голубева Л.А., 1984. Женщины -литейщицы (Из истории женского ремесленного литья у финно-угров) // С А, N 4.

35. Голубева Л.А., 1988. Девочки-литейщицы // Древности славян и Руси.1. М.

36. Гольмстен В.В., 1914. Лунницы Российского Исторического музея // Отчет Исторического музея за 1913 г. М.

37. Городцов В.А., 1905. Материалы для археологической карты долины и берегов реки Оки // Туды XII АС. Т. I. М.

38. Городцов В.А., 1927. Типологический метод в археологии. Рязань.

39. Горюнова Е.И., 1961. Этническая история Волго-Окского междуречья. МИА СССР N 94. М.

40. Горюнова В.М., 1994. Некоторые аспекты ювелирного дела раннегородских центров Северной Руси (тигли) // Новые источники по археологии Северо-Запада. Санкт-Петербург.

41. Громов Н.П., 1978. Теория обработки металлов давлением. М.

42. Гупало К.Н., Ивакин Г.Ю., 1980. О ремесленном производстве на Киевском Подоле // С А, N 2.

43. Гуревич Ф.Д., 1967. Ювелиры древнего Новогрудка // КСИА. Вып. 110.

44. Давидан О.И., 1980. Бронзолитейное дело в Ладоге // АСГЭ. Вып.21. Л.

45. Давыдова С.А., 1892. Производство металлических изделий в Рыбной слободе, Лашиевского уезда, Казанской губернии. Отчет 1892г. // Отчеты и исследования по кустарной промышленности. Т. III. М.

46. Дайга И.В., 1960. К вопросу о литейных формах и литейном деле на территории Латвии (до ХП1 века) // С А N 3.

47. Даль В.И., 1991. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. IV.1. М.

48. Даркевич В.П., 1974. Раскопки на Южном городище Старой Рязани (1966-1969 гг.) // Археология рязанской земли. М.

49. Даркевич В.П., 1985. Международные связи // Древняя Русь. Город, замок, село. Археология СССР. М.

50. Даркевич В.П., Борисевич Г.В., 1995. Древняя столица Рязанской земли: XI XIII вв. М.

51. Димитров Я., 1993. Интересен костен инструмент от Плиска // Преслав, 4. София.

52. Дубынин А.Ф., 1928. Каргашинские курганы // Труды секции археологии ИАиИ. Т. IV. М.

53. Елкина А.К., 1993. Исторические и теоретические принципы построения плетеного орнамента // Художественное наследие. N 8 (38). М.

54. Ениосова Н.В., 1998. Литейные формы Гнездова // Историческая археология. Традиции и перспективы. М.

55. Ениосова Н.В., Колосков С.А., Митоян Р.А., Сарачева Т.Г. 1997. О применении ренгено-флюоресцентного энерго-дисперсного анализа в исследовании химического состава древнего металла // Вестн. МГУ. Сер. история.

56. Ениосова Н.В., Сарачева Т.Г., 1997. Средневековое ювелирное ремесло Европы: основные аспекты в истории изучения // Древности Евразии. М.

57. Енуков В.В., 1987. Курганы в селе Беседы // СА. N 3.

58. Жилина Н.В., 1995. Пластина из Старой Рязани ("Оправа для креста"). Методы изучения технологии древнерусской скани и зерни // СА. N 1.

59. Журжалина Н.П., 1961. Древнерусские привески-амулеты и их датировка // СА. N 2.

60. Забелин И.Е., 1855. Историческое обозрение финифтяного и цениннаго дела в России. ЗРАО. Т. VI. М.

61. Залкинд Г.М., 1930. Очерк горнозаводской промышленности Татарстана (XVII-XIX вв.) // Труды Общества изучения Татарстана. Казань.

62. Заяц Ю.А., 1995. Заславль в эпоху феодализма. Минск.

63. Зотов Б.Н., 1959. Художественное литье. М.

64. Иванов П.П., 1952. Материалы по истории мордвы VIII XI вв. Моршанск.

65. Изюмова С.А., 1978. Ранние типы лучевых височных колец Супрутского городища // Вестник МГУ. N 6.

66. Казаков Е.П., 1991. Булгарское село Х-ХП1 вв. низовий Камы. Казань.

67. Каргер М.К., 1958. Древний Киев. T.I. М.; Л.

68. Каштанов Л.И., 1954. Химический состав цветных сплавов на территории СССР // Труды Московского инженерно-экономического института. Химия и химические производства. Вып. I. М.

69. Килиевич С.Р., Орлов P.C., 1985. Новое о ювелирном ремесле Киева X в. //Археологические исследования Киева 1978-1983 гг. Киев.

70. Ковалевская (Деопик) В.Б., 1965. Применение статистических методов к изучению массового археологического материала // Археология и естественные науки. М.

71. Коваленко В.П., 1994. Майстерня ювел1ра XIII ст. на дитинщ Любеча // Старожитносп Pyci Украши. Кшв.

72. Колчин Б.А., 1956. Железообрабатывающее производство Новгорода Великого (продукция, технология). МИА СССР. N 65. М.

73. Колчин Б.А., 1985. Обработка цветных металлов // Археология СССР. Древняя Русь. Город, замок, село. М.

74. Колчин Б.А., Хорошев A.C., Янин В.Л., 1981. Усадьба новгородского художника XII в. М.

75. Коновалов A.A. 1969. Медные сплавы Подмосковных курганов // Вестн. МГУ. Сер. история. N 2. М.

76. Коновалов A.A. 1972. Характеристика медных сплавов украшений из кривичских курганов у дер. Каблуково // Новое в археологии. М. С. 152 158.

77. Коновалов А.А., 1974. Цветной металл (медь и ее сплавы) в изделиях Новгорода Х-ХУ вв. Автореф. дисс. канд. ист. наук.

78. Конькова Л.В., 1989. Бронзолитейное производство на юге Дальнего Востока СССР (рубеж II -1 тыс. до н.э. — XIII век н.э.). Л.

79. Корзухина Г.Ф., 1946. О технике тиснения и перегородчатой эмали в древней Руси X XIII вв. // КСИИМК. Вып. 13.

80. Корзухина Г.Ф., 1950. Киевские ювелиры накануне монгольского завоевания // С А. Т. XIV.

81. Корзухина Г.Ф., 1973. Некоторые находки бронзолитейного дела в Ладоге // КСИА. Вып. 135.

82. Королева Э.В., 1996. Результаты спектрального анализа ювелирных изделий средневекового Пскова // Археологическое изучение Пскова. Вып. 3. Раскопки в древней части Среднего города (1967-1991). Материалы и исследования. Т. 1. Псков.

83. Королева Э.В., 1997. Ювелирное ремесло средневекового Пскова. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М.

84. Королева Э.В., Харлашов Б.Н., 1994. К вопросу о дворах в средневековом Пскове (по материалам Васильевского раскопа) // Археологическое изучение Пскова. Вып. 2. Псков.

85. Крылов И.Ф., 1976. Криминалистическое учение о следах. Л.

86. Лаворко П.К., 1959. Покрытие металлов. М.

87. Лахтин Ю.М., 1988. Основы металловедения. М.

88. Лебедева Н.И., 1928. Перстни рязанских курганов. Рязань.

89. Левашов И.И., 1895. Кустарные промыслы в Тамбовской и Костромской губернии. Отчет 1893 г. // Отчет и исследования по кустарной промышленности. Т. III. М.

90. Левашева В.П. 1967. Височные кольца // Очерки по истории русской деревни X XIII вв. Тр. ГИМ. Вып. 43. М.

91. Левашева В.П. 1967. Браслеты // Очерки по истории русской деревни X XIII вв. Тр. ГИМ. Вып. 43. М.

92. Леньков В.Д., 1974. Металлургия и металлообработка у чжурчжэней в XII веке /по материалам Шайгинского городища/. Новосибирск.

93. Лесман Ю.М., 1990. Хронология ювелирных изделий Новгорода (XXIV вв.) // Материалы по археологии Новгорода 1988 г. М.

94. Линдемаи И.К., 1909. Раскопки курганов // Древности. Т. XXII. Вып. 1. М.

95. Литье по выплавляемым моделям. М. 1971.

96. Лихтер Ю.А., 1995. Структура базы данных для описания вещей // Круг идей: развитие исторической информатики. М.

97. Лыжин Н.И., 1886. Курганы села Косина // ИОЛЕАиЭ. Т. XLIX. М.

98. Львова З.А., 1980. Признаки способа изготовления изделий из стекла (По материалам раннесредневековых стеклянных украшений) // АСГЭ. Вып. 21. Л.

99. Макарова Т.И., 1975. Перегородчатые эмали древней Руси. М.

100. Макарова Т.И., 1986. Черневое дело древней Руси. М.

101. Макарова Т.И., 1988. К вопросу об организации ремесла в древнерусском городе // Археологические источники об общественных отношениях эпохи средневековья. М.

102. Макарова Т.И., 1991. Княжеские (государственные) мастерские и их роль в сложении орнаментального стиля в прикладном искусстве древней Руси//CA, N3.

103. Макарова Т.И., Равдина Т.В., 1992. Семилопастные височные кольца с орнаментом // РА, N 4.

104. Малинова Р., Малина Я., 1988. Прыжок в прошлое. М.

105. Мальм В.А., Фехнер М.В., 1967. Привески-бубенчики // Тр. ГИМ. Вып. 43. М.

106. Мальцев М.В., Теплинская В.М., Степанова М.В., 1955.

107. Исследования влияния свинца и висмута на свойства меди и а-латуни // Исследование сплавов цветных металлов. N 1. М.

108. Мальцев М.В., Барсукова Т.А., Борин Ф.А., 1960. Металлография цветных металлов и сплавов. М.

109. Мансуров A.A., 1937. К материалам по изучению химического состава ископаемых металлических изделий // CA, N 2.

110. Марченков В.И., 1992. Ювелирное дело. М.

111. Миллер В.Ф., 1890. Курганный могильник близ с. Троицкого-Кайнарджи Московского у. // ИОЛЕАиЭ. Т. XLVIII. М.

112. Милонов Н.П., Фролов В.П., 1965. Новые данные о вятичах и радимичах // Ученые записки Рязанского пединститута. Т. 36. Рязань.

113. Минасян P.C., 1994а. О роли изучения археологических предметов из меди, серебра, золота трасологическим методом // Международная конференция по применению методов естественных наук в археологии. Тез. докл. СПб.

114. Минасян P.C., 19946. Способы изготовления платежных слитков // ПАВ. N9. СП б. С. 168- 172.

115. Минасян P.C., 1995а. К вопросу о существовании способа металлического литья "навыплеск" в древнерусское время // Древности СевероЗападной России. СПб.

116. Минаеян P.C., 19956. Техника литья "чудских образков" // АСГЭ. N 32. СПб.

117. Минжулин А.И., 1990. Технология зерни // CA. N 4.

118. Минжулин А.И., 1994. Введение в реставрацию металла. Киев.

119. Михалевич Г.П., Сайко Э.В., 1975. Технологические характеристики и приемы обработки металлов по трактату 1302 г. Кашани // Сообщения ВЦНИЛКР. Вып. 30. М.

120. Мишуков Ф.Я., 1945. К вопросу о технике золотой и серебряной наводки по красной меди в древней Руси // КСИИМК. Вып. XI.

121. Монгайт А.Л., 1947. Салтыковские курганы // МИА СССР. Вып. 7. М.

122. Монгайт А.Л., 1955. Старая Рязань. МИА СССР. Вып. 49. М.; Л.

123. Монгайт A.JL, 1961. Рязанская земля. М.

124. Моця А.П., 1992. Общие закономерности торгово-экономических взаимоотношений Киева и Булгара в 1Х-ХШ вв. // Путь из Булгара в Киев. Казань.

125. Моця О.П., 1993. Населения швденноруських земель IX -XIII ст. (за матерiалами некропол1в). Кшв.

126. Мурашева В.В., 1989. Технология изготовления поясных накладок из Гнездова// Вестник МГУ, сер. 8, История, N2.

127. Недошивина Н.Г., 1967. Перстни // Очерки по истории русской деревни X XIII вв. М.

128. Недошивина Н.Г., 1968. О датировке Белевского клада // Славяне и Русь. М.

129. Недошивина Н.Г., 1974. Погребальный обряд вятичей XI Х1П вв. Автореф. дисс. . канд. ист. наук. М.

130. Недошивина Н.Г., 1993. Об одной группе древнерусских амулетов // Туды ГИМ. Вып. 82.

131. Никольская Т.Н., 1949. Хронологическая классификация верхневолжских курганов // КСИА, вып. XXX.

132. Никольская Т.Н., 1968. Кузнецы железу, меди, серебру от вятич // Славяне и Русь. М.

133. Никольская Т.Н., 1971. Древнерусский Серенск город вятических ремесленников//КСИА. Вып. 125.

134. Никольская Т.Н., 1974а. Литейные формочки древнерусского Серенска // Культура средневековой Руси. М.

135. Никольская Т.Н., 19746. Литейные формочки с надписями из древнерусского города Серенска // CA, N 1.

136. Никольская Т.Н., 1981. Земля вятичей. М.

137. Никольская Т.Н., 1987. Городище Слободка XII XIII вв. М.

138. Новиков В.П., Павлов B.C., 1993. Изготолвение ювелирных украшений. СПб.

139. Новикова Г.Л., 1988. Славяно-русские древности. Каталог выставки. Звенигород.

140. Орлов P.C., 1984. О времени возникновения государственных ювелирных мастерских // Древнерусский город. М.

141. Пеняк П.С., 1985. К вопросу о ремесленных объединениях в древней Руси // Земли Южной Руси в IX XIV вв. Киев.

142. Пеняк П.С., 1991. Оргашзащя ювел!рного виробництва Древны Pyci // Ювелирное дело на Украине. Киев.

143. Перлин И.Л., Ерманок М.З., 1971. Теория волочения. М.

144. Плавка и литье цветных металлов и сплавов. М. 1959.

145. Подземная охранная зона исторической территории Рязанского кремля, 1995. Рязань.

146. Политехнический словарь, 1989. Под ред. А.Ю. Ишлинского. М.

147. Полякова Г.Ф., 1996. Изделия из цветных и драгоценных металлов // Город Болгар. Ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков. Казань.

148. Полубояринова М.Д., 1993. Русь и Волжская Болгария в X XV вв. М.

149. Полуэктов В., 1911. Лужение, паяние и покрывание металлов. М.

150. Пономарев Н.В., 1895. Кустарная промышелнностьв Казанской губернии. Отчет 1893 г. // Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. III. Спб.

151. Проходцов И.И., 1899. Оссовские курганы // ТРУАК. Т. XIV. Вып. 1. Рязань.

152. Пряхин А.Д., Цыбин М.В., 1991. Древнерусское Семилукское городище XII XIII вв. на р. Дон (итоги раскопок (1984 - 1986 гг.) // Археология славянского юго-востока. Воронеж.

153. Пряхин А.Д., Цыбин М.В., 1996. Древнерусское Семилукское городище (материалы раскопок 1987 1993 гг.) // На Юго-Востоке Древней Руси: Историко-археологические исследования. Воронеж.

154. Пуцко В.Г., 1993. Русское сюжетное художественное литье и его модели // Русское медное литье. Вып. 2. М.

155. Рабинович М.Г., 1940. Курганы в Поворовке // Сборник научных студенческих работ. Вып. 11. История. М.

156. Равдина Т.В., 1965. О датировке вятичских курганов // СА. N 1.

157. Равдина Т.В., 1968. Типология и хронология лопастных височных колец // Славяне и Русь. М.

158. Равдина Т.В., 1975а. Хронология "вятических древностей". Автореф. дисс. .канд. ист. наук. М.

159. Равдина Т.В., 19756. Древнейшие семилопастные височные кольца // СА. N 3.

160. Равдина Т.В., 1978а. Семилопастные височные кольца // Проблемы советской археологии. М.

161. Равдина Т.В., 19786. Древнерусские литые перстни с геометрическим орнаментом // Древняя Русь и славяне. М.

162. Равдина Т.В., 1987. О мужских и женских инвентарях древнерусских погребений // Культура и история средневековой Руси. М.

163. Равич И.Г., 1982. Исследование разрушения металлических изделий в зависимости от состава, технологии изготовления и условий хранения // Отчет сектора металлов ВНИИР.

164. Равич И.Г., 1983. Эталоны микроструктур оловянной бронзы // Художественное наследие. N 8 (38). М.

165. Равич И.Г., 1995. Особенности состава и технологии изготовления миниатюрных сарматских зеркал из "белой бронзы" // РА, N 3.

166. Розенфельдт JI.P., 1963. Битяговские курганы // СА. N 4.

167. Розенфельдт Р.Л., Юшко А.А., 1973. Список археологических памтников Московской области. М.

168. Рыбаков Б.А., 1946. О сбыте городских ремесленников // Уч. Зап. МГУ. Сер. история. Кн. 1. М.

169. Рыбаков Б.А., 1948. Ремесло древней Руси. М.; Л.

170. Рыбаков Б.А., 1967. Предисловие // Очерки по истории русской деревни X XIII вв. Тр. ГИМ. N 43. М.

171. Рындина Н.В., 1962. О древнерусском литье "навыплеек" // СА. N 3.

172. Рындина Н.В., 1963. Технология производства новгородских ювелиров X XV вв. // МИА СССР. Вып. 117. Новые методы в археологии. Труды Новгородской Археологической экспедиции. Т. П1. М.

173. Рындина Н.В., 1965. Металлография в археологии // Археология и естественные науки. М.

174. Рындина Н.В., 1971. Древнейшее металлообрабатывающее производство Восточной Европы. М.

175. Рындина Н.В., 1993. Древнейшее металлообрабатывающее производство Юго-Восточной Европы. Научн. докл. дисс. докт. ист. наук. М.

176. Рябинин Е.Е., 1981. Зооморфные украшения Древней Руси X XIV вв. НСШ. Вып. Е1-60. Л.

177. Рябинин Е.А., 1994. У истоков ремесленного производства в Ладоге // Новые источники по археологии Северо-Запада. Санкт-Петербург.

178. Саблин М.А., 1879. Список курганов Московской губернии // ИОЛЕАиЭ. Т. XXXV. М.

179. Савков И.В., 1940. Курганы с. Черемушки // Сборник научных студенческих работ МГУ. Вып. 11. М.

180. Сарачева Т. Г., 1993. Техника изготовления украшений Гочевского некрополя // Слов'яни i Русь у науковш спадщиш Д.Я. Самоквасова. Чертив.

181. Сарачева Т.Г., 1994. Металлические перстни Днепровского Левобережья (конец IX первая половина XIII вв.) // История и эволюция древних вещей. М.

182. Сарачева Т.Г., Судаков В.В., 1994. Цветная металлообработка Переяславля Рязанского (XII начало XVI вв.) // Историко-культурное наследие. Памятники археологии Центральной России: охранное изучение и музеефикация. Рязань.

183. Седов В.В., 1994. Из этнической истории населения средней полосы Восточной Европы во второй половине I тысячелетия н.э. // РА. N 2.

184. Седова М.В., 1981. Ювелирные изделия древнего Новгорода (X XV вв.). М.

185. Сергеева Н.Ф., 1981. Древнейшая металлургия меди юга Восточной Сибири. Новосибирск.

186. Серебро и серебряные сплавы. ГОСТ 6836-80. М.

187. Сизов В.И., 1895. О происхождении и характере височных колец преимущественно т. н. московского типа//АИЗ. Вып. 6. М.

188. Славин Д.О., 1960. Технология металлов и других материалов. М.

189. Словарь древнерусского языка (XI XIV вв.). T. IV. М., 1991.

190. Смирнов A.C., 1995. Компьютерные базы данных в археологии // Базы данных в археологии. М.

191. Смирягин А.П., 1949. Промышленные цветные металлы и сплавы на медной и никелевой основе. М.

192. Смирягин А.П., 1956. Промышленные цветные металлы и сплавы. М.

193. Соколовский A.A., Сокальский И., 1883. Труды комиссии оп исследованию кустарных промыслов Харьковской губернии. Вып. П. Купянский уезд. Харьков.

194. Спасский А.Г., Орлов Н.Д., Миронов В.М., 1937. Литье сплавов цветных металлов. М.; Л.

195. Спицын A.A., 1899. Расселение древнерусских племен по археологическим данным // ЖМНП, N VIII.

196. Справочник молодого литейщика. М. 1991.

197. Справочник по обработке цветных металлов и сплавов. М. 1961.

198. Стоскова H.H., 1954. Древнерусское литейное дело. Автореф. дисс. .канд. ист. наук. М.

199. Стоскова H.H., 1956. Литье способом "навыплеск" в древней Руси // Вопросы истории, естествознания и техники. N 1. М.

200. Сюзев А. 1889. Лужение и цинкование. М.

201. Теофил, пресвитер, 1963. Записка о разных искусствах // Сообщения ВЦНИЛКР. Вып. 7. М.

202. Титов А., 1881. Очерки кустарной промышленности Ростовского уезда // Труды Комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Вып. VII. СПб.

203. Тихомиров М.Н., 1946. Ремесленники и ремесленные объединения в Киевской Руси // Уч. зап. МГУ. Сер. История. Вып. 17.

204. Третьяков П.Н., 1937. Расселение древнерусских племен по археологическим данным // CA, NIV.

205. Толочко П.П., 1988. О социальной структуре древнерусского ремесла // Древности славян и Руси М.

206. Улановский О.О., 1990. Ручное и машинное гравирование. Л.

207. Успенская A.B., 1967. Нагрудные и поясные привесски // Тр. ГИМ. Вып. 43. М.

208. Урвачев В.П., Кочетков В.В., Горина Н.Б., 1991. Ювелирное и художественное литье по выплавляемым моделям сплавов меди. Челябинск.

209. Федоров-Давыдов Г.А., 1987. Статистические методы в археологии. М.

210. Фехнер М.В., 1967. Шейные гривны // Очерки по истории русской деревни X XIII вв. Тр. ГИМ. N 43. М.

211. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Археология СССР. М., 1987.

212. Флеров A.B., 1981. Материаловедение и технология художественной обработки металлов. М.

213. Фоняков Д.И., 1991. Цветной металл Торопца // CA, N 2.

214. Халиков А.Х., 1985. Культура Биляра. М.

215. Харитонович Д.Э., 1982. Средневековый мастер и его представления о вещи // Художественный язык средневековья. М.

216. Харитонович Д.Э., 1995. Средневековый мастер: индивидуальная позиция и личный выбор // Город как социокультурное явление исторического процесса. М.

217. Хаяк Г.С., 1967. Волочение проволоки из цветных металлов и сплавов. М.

218. Хлебникова Т.А., 1996. Анализы Болгарского цветного металла // Город Болгар: Ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков. Казань.

219. Хохлова Т.М., 1990. Медное и бронзовое литье Земли Вятичей // Чернигов и его округа в IX XIII вв. Тезисы историко-археологического семинара. Чернигов.

220. Черепнин А.И., 1897. Дневник раскопок курганов, произведенных в 1896 г. членами Рязанской ученой архивной комиссии // ТРУАК. T. XI. Вып. 2. Рязань.

221. Черепнин А.И., Проходцов И. И., 1898. Дневник раскопок Пронских курганов//ТРУАК. T. XIII. Вып. 1. Рязань.

222. Черных E.H., 1970. Древнейшая металлургия Урала и Поволжья // МИА. N 172. М.

223. Черных E.H., 1976. Древняя металлообработка на Юго-Западе СССР. М.

224. Черных E.H., Барцева Т.Б., 1972. Сплавы цветных металлов // Металл черняховской культуры. М.

225. Черных E.H., Кузьминых C.B., 1989. Древняя металлургия Северной Евразии (сейминско-турбинский феномен). М.

226. Черных E.H., Хоферте Д.Б., Барцева Т.Б., 1969. Металлургические группы цветного металла I тыс. н.э. из Прибалтики // КСИА. Вып. 119.

227. Чертков А.Д., 1838. О древних вещах найденных в 1838 году, в имении H.A. Толстого // Русский Исторический сборник. Т. Ш. М.

228. Шер Я.А., 1970. Интуиция и логика в археологическом исследовании // Статистико-комбинаторные методы в археологии. М.

229. Шинаков Е.А., 1982. Население верхнего течения реки Псел в XI -ХП вв. (по материалам Гочевского археологического комплекса) // Вестн. МГУ. Сер. 8. История, N 2.

230. Шинаков Е.А., 1991. "Восточные территории" Древней Руси в конце X начале XIII вв. (этнокультурный аспект) // Археология славянского Юго-Востока. Воронеж.

231. Штыхов Г.В., 1975. Древний Полоцк IX- XIII вв. Минск.

232. Щапова Ю.Л., 1985. О ремесле Древней Руси // "Слово о полку Игореве" и его время. М.

233. Щапова Ю.Л., 1988а. Естественнонаучные методы в археологии. М.

234. Щапова Ю.Л., 19886. Древнерусское ремесло: структура, передача производственного опыта // Труды V Международного конгресса археологов-славистов. Т. 2. Киев.

235. Щапова Ю.Л., 1988в. Об особенностях древнерусского ремесла // Древности славян и Руси. М.

236. Щапова Ю.Л., 1989а. Древнее стекло. Морфология, технология, химический состав. М.

237. Щапова Ю.Л., 19896. Профессиональное и специальное обучение в Древней Руси // Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР с древнейших времен до конца XVII в. М.

238. Якобсон А.Л., 1959. Раннесредневековый Херсонес. МИА СССР. Вып. 63. М.; Л.

239. Brinch Madsen Н., 1984. Metalcasting // Ribe Excavations 1970-76. Vol. 2. Sydjysk Universitets förlag. Esbjerg.

240. Carroll, D.,L., 1987. Tools of the Renaissance Jeweler: a Goldsmith's Workshop in 1576 //Archeomaterials. Vol. 1, No. 2.

241. Drescher H., 1978. Untersuchungen und Versuche zum Blei-und Zinnguss in Formen aus Stein, Lehm, Holz, Geweih und Metall // Frümittelalterliche Studien. Jahrbuch des Institus für frühmittelalterforschung der Universität Munster. Band 12.

242. Jensen S., 1991. The Vikings of Ribe. Ribe.

243. Oddy W.A., 1980. Gilding and Tinning in Anglo Saxon England // Aspects of Early Metallurgy. British Museum Occasional Paper. N 17.

244. Oddy, W.A. and Bimson, M., 1985. Tinned Bronze in Antiquity // Lead and Tin Studies in Conservation and Technology. United Kingdom Institute of Conservation, Occasional Paper, N 3.

245. Meeks N.D., 1986. Tin Rish Surfaces on Bronse - Some Experimental and Archaeological Considerations // Archaeometry. N 28, 2 (1986).

246. Piaskowski J., 1955. Technologia metali w XI-XII w. w swietle ksianzki Teófila "O sztukach rozmiatych ksiang troje" // Studia i materialy z dziejow nauki polskej. 3.

247. Riederer, J, 1969. Chemie und Phusik im Dienst der archäologischen Forschung // Helvetia Archaeologica.

248. Svarane D., 1994. Rigas 13-14 Gs. Lejamveidnes un Tigeli // Arheologija un Etnogräfija. XVII. Riga.

249. Teobald W., 1933. Technik des Kunstbandwerks im zehnten Jahrbundert des Theophilus Prebuster Diversarium artibus shedula. Berlin.

250. Tylecote R.F., 1962. A History of Metallurgy. London.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.