Адвокатская тайна: теория и практика реализации тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.11, доктор юридических наук Пилипенко, Юрий Сергеевич

Диссертация и автореферат на тему «Адвокатская тайна: теория и практика реализации». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 411976
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Пилипенко, Юрий Сергеевич
Ученая cтепень: 
доктор юридических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
12.00.11
Специальность: 
Государство и право. Юридические науки -- Система судебных органов -- Российская Федерация -- Адвокатура
Количество cтраниц: 
409

Оглавление диссертации доктор юридических наук Пилипенко, Юрий Сергеевич

Введение.

Глава I. Теоретико-методологические основы исследования адвокатской тайны.

§ 1. Тайна как социальное и правовое явление.

§ 2. Специфика профессионально-доверенных! и поверенных тайн.

§ 3. Проблемы адвокатской тайны и актуальные направления ее исследования.

§ 4. Понятие адвокатской тайны и ее правового режима.

Глава П. Правовой режим адвокатской тайны в аспекте обеспечения конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи:.

§1. Адвокатская тайна и конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи.

§2. Поверенное правоотношение в механизме реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи.

§3. Обязанности адвоката по сохранению тайны.

§ 4. Право адвоката на тайну. с

§ 5. Проблемы ответственности адвоката за нарушение профессиональной тайны.

Глава Ш. Основные направления совершенствования > действующего законодательства с целью оформления правового режима адвокатской тайны.

§1. Законодательство, закрепляющее правовой режим адвокатской тайны: общие проблемы и способы их решения.

§2. Проблемы законодательной регламентации иммунитета адвоката.

§3. Коллизии норм Закона об адвокатской деятельности и

Налогового кодекса РФ.

§4. Обеспечение правового режима адвокатской тайны при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Адвокатская тайна: теория и практика реализации"

Актуальность темы»исследования

В современном мире, по крайней мере, в той его части, которая самоопределяется как цивилизованная, куда относится и Россия, огромное значение придается квалифицированной юридической помощи населению. А она, в свою очередь, невозможна без адвокатуры.

Эффективность же оказываемой адвокатурой юридической помощи населению зависит от многих факторов. Важнейшие из них - состояние законности и правовой культуры правоприменения, профессиональный уровень и независимость адвокатов, взаимоотношение адвокатуры с правоохранительными органами государства. Все эти проблемы находятся в центре активных научных исследований в связи- с проводимыми судебно-правовыми реформами в стране и, обновлением законодательства, регулирующего вопросы как правосудия, так и адвокатуры. Тема настоящего диссертационного'исследования — адвокатская тайна — одно из проявлений независимости адвоката и необходимое условие реализации им важнейших профессиональных функций судебного представительства и защиты.

Адвокатская тайна является специфическим признаком, отличительной особенностью адвокатской деятельности. Это то, без чего адвокатская деятельность трансформируется в сугубо консультационную, тот существенный признак, без которого и само явление теряет свою суть, свою содержательную сторону.

Обращению исследовательского интереса к адвокатской тайне — древнейшему этическому и правовому институту — в немалой степени способствовало обновление законодательного регулирования общественных отношений, связанных с реализацией конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, а также закрепление понятия адвокатской тайны в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. № 6Э-ФЗ «Об 4 адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» 1 (далее — Закон об адвокатской деятельности) и Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом Г Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.2

Вместе с тем повышенное внимание адвокатского сообщества к проблемам адвокатской тайны обусловлено вполне очевидной, разнообразно и постоянно проявляющейся в правоприменительной практике тенденцией к игнорированию данного правового института. В последние годы, наблюдается заметное обострение проблемы, противоправного вмешательства в адвокатскую деятельность со стороны должностных лиц правоохранительных органов, стремящихся получить доступ к информации адвоката, что нейтрализует его возможности, в частности, в уголовном; процессе. В Совет Федеральной^ палаты адвокатов Российской Федерации периодически поступают сигналы о грубых нарушениях: прав адвокатов со стороны, должностных лиц органов, уголовного преследования. Среди них значительное число нарушений: законодательства об обеспечении адвокатской тайны. Так, в период 2006 г. зафиксировано 44 незаконных допроса адвоката, в 2007 г. — 42, в 2008 г. — 47. а за истекшие девять месяцев: 2009 т. — 41 допрос. За этот же период имели место 61 случаев незаконного обыска в адвокатских служебных и жилых помещениях, 85 случаев? проведения незаконных оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвокатов . В связи с этим в настоящее время в адвокатских палатах субъектов Федерации созданы и активно действуют 51 комиссия по защите прав адвокатов.

Другое проявление угрозы профессиональной тайне связано со стремлением налоговых органов игнорировать ее при проведении проверок в отношении адвокатов. Это влечет за собой неизбежное раскрытие информации, составляющей тайну.

1 СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.

2 Российская газета. 2005. 5 окт.

3 Вестник ФПА РФ. 2009. № 23. С. 31.

Нельзя не упомянуть и о решении Комитета министров Совета Европы включить адвокатов в круг лиц, обязанных уведомлять о финансовых сделках своих клиентов с целью предотвращения легализации доходов и финансирования терроризма. Это привело к разработке и принятию российским законодателем норм соответствующего федерального закона, ставящих под сомнение незыблемость адвокатской тайны4.

По мнению 85% опрошенных президентов адвокатских палат субъектов Федерации, эта тенденция сохраняется.

Отмечаются, хотя и нечасто, случаи нарушения профессиональной тайны самими адвокатами, что, как правило, становится основанием их дисциплинарной ответственности. Впрочем, при более строгом отношении и граждан, и органов адвокатского самоуправления к соблюдению адвокатской тайны самими адвокатами может выясниться, что случаи несоблюдения тайны адвокатами не так уж редки. Зачастую это происходит в быту, из бахвальства, из рекламных соображений. Показательно, что около 80% опрошенных членов квалификационных комиссий адвокатских палат отметили, что количество дисциплинарных производств по фактам нарушения адвокатской тайны не сокращается; при этом в 90% случаев эти нарушения совершают адвокаты со стажем работы до 5 лет.

Причина сложившейся ситуации видится в том, что существующее правовое регулирование адвокатской тайны, преимущественно основанное на ее традиционном понимании как основополагающей этической нормы профессии адвоката, не отвечает сегодняшним вызовам и требует совершенствования, особенно в части обеспечения защитных механизмов. Решение этой актуальной задачи не представляется - возможным без серьезного теоретико-прикладного исследования правового режима адвокатской тайны, действие которого распространяется не только на

4 Федеральный закон от 7 августа 2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (в ред. от 28 ноября 2007 г. № 275-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. 1). Ст. 3418. адвокатов, но также на иных лиц, что позволит уменьшить несанкционированный доступ к тайне.

Выбор темы диссертации обусловлен объективной необходимостью проведения такого исследования и осознанием того факта, что именно научная разработка предмета адвокатской тайны, ее составляющих, правовых и этических гарантий адвокатской тайны является своего рода индикатором благополучия в сфере оказания квалифицированной юридической помощи, показателем реальной защищенности прав и свобод человека. Постановка такой задачи актуализируется и фактом выхода на «рынок правовых услуг» многочисленных самодеятельных субъектов — свободных юристов-предпринимателей и юридических фирм, не объединенных традициями профессиональной этики и не подпадающих под корпоративный контроль. Абсолютное большинство опрошенных президентов адвокатских палат считают наиболее актуальной проблемой исследования именно реальную защиту адвокатской тайны.

Предпринятое научно-практическое исследование адвокатской тайны предполагает предварительную теоретическую разработку вопроса о правовой тайне как таковой5, поскольку тайна как правовое явление только недавно стала объектом пристального исследовательского интереса. И отдельные тайны, и типологически сходные группы тайн еще не настолько осмыслены в теории права, чтобы знание о них было достаточным для масштабных исследований на более высоком уровне научной абстракции.

Сегодня изучение правовых тайн, а также их классификация приобретает высокую научную актуальность и практическую значимость. Это обусловлено потребностями общества и государства в информационную эпоху, когда на повестку дня встали более высокие, чем ранее, стандарты научного понимания правовых проблем информации, растет необходимость расширения соответствующей сферы правового регулирования, повышаются

5 Здесь и далее под правовой тайной мы понимаем тайну, отношения по поводу которой урегулированы или должны быть урегулированы нормами права. требования к объему и качеству законодательной регламентации общественных отношений, связанных с информацией, в том числе возникающих по поводу тайн.

Исследование правового режима адвокатской тайны находится в русле наметившейся в последние годы тенденции изучения правовых тайн в контексте целей и средств правового регулирования. Применение данного подхода в совокупности с полученным знанием о правовой тайне как таковой позволит осуществить теоретическую разработку ряда связанных с адвокатской тайной проблем, которые сегодня исключительно актуальны. В их числе: формирование научно обоснованного представления о субъекте, объекте, предмете и особенностях адвокатской тайны; теоретический анализ правоотношений, возникающих между адвокатом и доверителем; выявление и изучение совокупности юридических средств, на практике обеспечивающих сохранение (защиту) адвокатской тайны.

Перечисленные проблемы в прошлом не ставились исследователями столь широко, поскольку кажущаяся самоочевидность общего представления об адвокатской тайне как устоявшемся этическом правиле профессии адвоката, наличие древней традиции ее соблюдения и защиты, немногочисленность случаев ее нарушения адвокатами долгое время не давали повода для фундаментального исследования этого правового явления.

Отчетливо проявившаяся в последние годы тенденция к нарушению адвокатской тайны правоохранительными органами, как об этом было сказано ранее, дал повод для глубокого научного исследования адвокатской тайны.

Изучение данной проблематики важно не только для развития научного знания об адвокатской тайне, но и в аспекте общей теории и методологии правовой науки, поскольку показывает пути прикладного использования ее достижений и расширяет общее научное представление о правовых тайнах. В свою очередь, актуальность прикладных аспектов исследования вытекает из потребности в совершенствовании законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, процессуального законодательства, которое должно содержать надежные правовые механизмы, обеспечивающие сохранение адвокатской тайны и ее защиту от несанкционированного доступа со стороны третьих лиц. Это необходимо для гарантирования полноценной реализации конституционных прав человека на получение квалифицированной юридической помощи, на защиту, на справедливое судебное разбирательство.

Результаты диссертационного исследования продемонстрировали, в какой мере отечественное правовое регулирование вопросов адвокатской тайны, тесно связанных с зашитой прав и свобод человека и гражданина, отвечает международным нормам и стандартам.

Степень научной разработанности проблемы адвокатской тайны

История научных исследований адвокатской тайны значительно моложе этого правового явления, но и она насчитывает достаточно много лет. Соответствующий круг проблем всегда интересовал как адвокатов, так и специалистов в области процессуального права, однако подробно не анализировался и не рассматривался в общетеоретическом контексте. К настоящему времени адвокатская тайна изучена лишь в общих чертах и осознана адвокатским сообществом на уровне первоначального понимания. Причем профессиональный интерес акцентируется преимущественно на этических аспектах проблемы.

Было предпринято лишь несколько более или менее основательных попыток научного описания данного правового явления и его осмысления в прикладных (по преимуществу правоприменительных) целях. При этом общее понятие правовой тайны, необходимое для изучения и понимания конкретных тайн, было предметом лишь отдельных исследований, результаты которых являются, скорее, основой для развития научной дискуссии, нежели устоявшимся знанием.

Основная часть дискуссионных проблем данной тематики и сегодня лежит в сфере этических рассуждений о нравственном адвокатском долге, сосредоточена на типичных либо предполагаемых ситуациях коллизии между адвокатской и общепринятой этикой.

Для отечественной исследовательской традиции характерно истолкование адвокатской тайны как правового порядка, существующего в публичном интересе (интерес правильного осуществления правосудия, интерес поддержания нравственных начал общественной жизни, интерес защиты прав и свобод) и основанного на общих этических представлениях.

Обсуждение аспектов защиты адвокатской тайны от посягательства со стороны третьих лиц началось лишь в 30-х годах прошлого века. В настоящее время внимание специалистов направлено именно на эти аспекты, что связано с особенностями правоприменительной практики, которая нередко игнорирует установленные законодательные запреты на доступ к адвокатской информации. В то же время в современной литературе существует только сама постановка вопроса о недостатках правового регулирования как причине многочисленных нарушений законности. Обычно исследователи пишут о традиции противодействия адвокатам, о привычном недоверии государства к адвокатскому сообществу. Очевидно, что такого рода факторы не были бы столь существенными при наличии четкого и непротиворечивого законодательства, исключающего нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

К настоящему времени научных работ, специально посвященных адвокатской тайне (не считая популярных статей публицистического характера) немного. Прежде всего, это труд A.JI. Цыпкина, подытоживший немногочисленные замечания исследователей и заложивший в середине XX в. доминирующую сегодня традицию понимания проблемы. Это и весьма полезная для понимания и дальнейшего изучения адвокатской тайны работа А.В. Коломийца. Это работы И.Л. Петрухина, способствовавшие выявлению пробелов в правовом регулировании отношений конфиденциальности, связанных с оказанием квалифицированной юридической помощи. Единственным обзорным исследованием адвокатской тайны, охватывающим

10 большинство проблемных аспектов данного явления, можно назвать коллективный труд В.Н. Буробина, В.Ю. Плетнева и Д.А. Шубина. Этические и процессуальные аспекты адвокатской тайны нашли серьезные отражения в работах А.Д. Бойкова.

Первой диссертацией, в которой исследовалась проблематика адвокатской тайны, стала диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук A.M. Пшукова (2008 г.).

Перечисленными научными работами охватывается история изучения проблем адвокатской тайны в отечественном правоведении. Из зарубежных исследований, актуальных для предпринятого научно-практического изучения адвокатской тайны, следует особенно отметить обстоятельную работу швейцарского исследователя Вальтера Р. Шлюпа, рассматривающего адвокатскую тайну в качестве явления, исключительно значимого в правовом государстве. Углублению научного знания об адвокатской тайне также способствовало изучение работ Холгера Алфеса, Вернера де Капитани, Бернарда Ф. Мейер-Хойзера, Акселя Хорнса.

Приходится констатировать, что ни одна из существующих отечественных работ не ориентирована именно на исследование общетеоретических аспектов адвокатской тайны, понимание которых необходимо для эффективного совершенствования данного правового института в условиях информационного общества и противоречивых тенденций развития российской правовой системы.

Несмотря на рост исследовательского интереса к проблемам адвокатской тайны, на появление первых, по-настоящему серьезных прикладных исследований данной проблематики, отсутствие ее фундаментальных, теоретико-прикладных разработок тормозит развитие законодательства, негативно сказывается на качестве правового регулирования, на правоприменительной практике, в том числе на уровне взаимодействия правоохранительных органов с адвокатурой. Поэтому сегодня остро востребованы системная теоретическая разработка проблемы адвокатской тайны, развитие новых методологических подходов к ее пониманию, совершенствование соответствующей научной терминологии, а также выработка научно обоснованных рекомендаций законодателю, правоприменителям и адвокатам.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие и развивающиеся в связи с таким правовым явлением, как адвокатская тайна, сущностные характеристики этого явления, особенности его закрепления в действующем законодательстве и перспективы совершенствования соответствующей совокупности правовых норм.

Предметом исследования являются теоретические представления об адвокатской тайне, нормы законодательства Российской Федерации и профессиональной этики, регулирующие сферу оказания квалифицированной юридической помощи адвокатами и определяющие сущностные характеристики адвокатской тайны, совокупность юридических средств, обеспечивающих ее сохранность, а также практика обеспечения адвокатской тайны в правовом механизме реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.

Целы диссертационного исследования предполагает разработку общетеоретических и методологических подходов к концептуальному пониманию правового режима адвокатской тайны, составляющих его элементов; выявление основополагающих характеристик адвокатской тайны; разработку научно обоснованных предложений по совершенствованию норм действующего законодательства и требований профессиональной этики, способных обеспечить сохранение адвокатской тайны и укрепление гарантий конфиденциальности квалифицированной юридической помощи.

Заявленная цель исследования предполагает постановку и решение следующих теоретических и практических задач:

1) раскрытие понятия «тайна» как социального и правового явления; выявление общих теоретико-методологических оснований понимания правового режима тайны; определение места адвокатской тайны в общем массиве правовых тайн;

2) анализ основных направлений исследовательского интереса, а также особенностей, противоречий и пробелов в сложившейся традиции научного понимания этих вопросов;

3) выявление основополагающих характеристик адвокатской тайны, в том числе специфических черт, отличающих ее от иных правовых тайн; формирование представления о субъекте, объекте и предмете адвокатской тайны;

4) изучение адвокатской тайны в контексте прав человека, выявление ее международно-правовой и конституционно-правовой основы;

5) анализ норм действующего законодательства и положений Кодекса профессиональной этики адвоката, регулирующих сферу оказания квалифицированной юридической помощи; выявление нормативной структуры правового и этического аспектов режима адвокатской тайны;

6) изучение правового механизма реализации конституционного права человека и гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и совокупности правоотношений, возникающих между адвокатом и доверителем; формирование представления о функциональной роли поверенного правоотношения в указанном правовом механизме;

7) разработка научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию законодательного обеспечения правового режима адвокатской тайны в целях укрепления гарантий конфиденциальности квалифицированной юридической помощи;

8) подготовка и обоснование научно-методических рекомендаций по повышению профессиональной культуры членов адвокатского сообщества, ориентированных на соблюдение адвокатской тайны как основы доверительных отношений с клиентом и условия эффективности юридической помощи.

Теоретическую основу исследования составили специальные работы, посвященные адвокатской тайне и смежной проблематике, а также труды по философии, логике, общей теории права, методологии правоведения, теории адвокатуры.

Наибольшее влияние на разработку общих теоретических основ диссертационной работы оказали труды таких исследователей, как С.С. Алексеев, М.В. Баглай, В.П. Божьев, С.Н. Братусь, В.И. Букреева, О.С. Иоффе, Д.А. Керимов, В.А. Лазарева, В.В. Лазарев, Е.А. Лукашева, П.А. Лупинская, Г.В. Мальцев, А.В. Малько, Н.И. Матузов, B.C. Нерсесянц, А.С. Пиголкин, С.И. Поварнин, И.Н. Римская, М.С. Строгович, Ю.А. Тихомиров, P.O. Халфина, И.Л. Честнов, М.Д. Шаргородский, Г.Ф. Шершеневич, А. Шопенгауэр.

Теоретико-методологические основы понимания тайны (в том числе адвокатской) как правового явления были разработаны благодаря исследованиям А.Д. Бойкова, И.В. Бондарь, Л.Е. Владимирова, О.А. Горбунова, Г.Я. Зака, П.А. Лупинской, Р.Г. Мельниченко, Г.Д. Мепаришвили, Р. Младича, Д.В. Огородова, С.М. Паршина, А.А. Рожнова, И.В. Смольковой, С.И. Сусловой, Г. Шнейкерта.

На формирование мировоззренческой базы данной работы существенно повлияли отдельные замечания юристов, когда-либо обращавшихся к проблематике адвокатской тайны. Среди них С.А. Ария, М.Ю. Барщевский, Э. Бенедикт, В.Н. Буробин, Д.П. Ватман, Ю.П. Гармаев, А. В. Коломиец, А.Ф. Кони, А.Г. Кучерена, С.В. Лукошкина, К.Ю.А. Миттермайер, М. Молло, В.Ю. Плетнев, И.Л. Петрухин, Г.Б. Романовский, И.В. Смолькова, Ю.И. Стецовский, А.С. Таран, Д.А. Шубин.

Проведению сравнительно-правового анализа в значительной мере способствовал современный исследовательский опыт зарубежных специалистов по изучаемой проблематике: В.Р. Шлюпа, X. Алфеса, В. де Капитани, Б.Ф. Мейер-Хойзера.

Методологическая основа исследования представляет собой общенаучный диалектический метод познания социально-правовых и

14 нравственно-этических явлений, а также ряд научных методов, используемых при изучении общественных отношений в сфере правоприменения и правовой защиты. Важным методологическим подходом, примененным, в данной работе, стал системный подход к исследованию правовых явлений с использованием достижений смежных отраслей юридической науки, и законодательства. Конкретные исследовательские методики связаны с использованием таких методов познания, как общенаучные методы анализа и синтеза, прогноза, и истолкования, а также специальных методов правоведения - сравнительно-правового и догматического. Были задействованы и обычные методы исследования некоторых гуманитарных наук, в частности филологии (методы семантического анализа правовых понятий, этимологического экскурса, дискурсивного анализа) и исторической науки (метод проблемного историографического- анализа, исторического описания и анализа праврвой реальности).

Нормативную^ базу исследования составляют международные правовые акты, содержащие нормы и предписания- по правам человека в аспекте обеспечения* конфиденциальной основы квалифицированной юридической помощи, Конституция Российской Федерации (1993 г.), федеральные конституционные и федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, отечественные и зарубежные нормативные акты адвокатского сообщества, а также нормы законодательства зарубежных стран (Германии, США, Украины, Швейцарии).

Эмпирическую основу исследования, обеспечивающую связь с практикой адвокатской деятельности и реальными условиями взаимоотношений адвокатуры с правоохранительными органами, составляет информация, полученная путем изучения дисциплинарной практики советов адвокатских палат и их квалификационных комиссий (изучена дисциплинарная, практика по 447 дисциплинарным производствам за 20052009 гг. в 67 адвокатских палатах субъектов Федерации) , а также обобщения

15 б материалов комиссии палат по защите прав адвокатов

Диссертантом используются материалы судебной практики Верховного Суда РФ, Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, актуальные для понимания правового явления адвокатской тайны и правового регулирования соответствующих отношений, а также результаты социологического опроса (анкетирования) адвокатов, президентов и членов квалификационных комиссий адвокатских палат и материалы корпоративной статистики.

В диссертации используются также материалы дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов Федерации. Были привлечены и задействованы статистические и экспертные оценки современных исследователей, публикации в средствах массовой информации, значительный массив научных публикаций, в том числе общетеоретической правоведческой литературы.

Научная новизна исследования. Работа представляет собой первую в отечественном правоведении попытку системного фундаментального научно-практического исследования адвокатской тайны, основанного на обобщении существующего научного опыта и самостоятельном осмыслении ранее не изученных актуальных научных проблем, связанных с этим явлением.

В работе предлагается новый системный подход к исследованию проблем адвокатской тайны во всех ее аспектах — информационном, правовом, этическом. Показано значение адвокатской тайны для обеспечения конституционного права человека и гражданина на квалифицированную юридическую помощь, выявлены пробелы в правовой защите конфиденциальности коммуникаций адвоката со своими доверителями и предложены меры по устранению этих пробелов. Разработана новая концепция правового режима адвокатской тайны, исследованы поверенные

6 Комиссии по защите прав адвокатов создаются в адвокатских палатах субъектов Федерации по инициативе советов палат, а также с учетом рекомендаций Совета ФПА РФ. правоотношения.

Работа вносит значительный вклад в формирование нового направления юридической науки — науки об адвокатуре, выводы автора во многих случаях либо содержат элементы новизны, либо являются принципиально новыми для отечественного правоведения.

Положения, выносимые на защиту

Адвокатскую тайну принято рассматривать преимущественно в контексте содержания охраняемой информации и гарантий ее сохранности. С нашей точки зрения, такой подход не дает полного и точного представления об этом явлении, поскольку ни одна тайна не может быть определена только как информация. На основе представления о тайне как социальном и правовом явлении нами разработана авторская концепция правового режима адвокатской тайны и выявлены его основные черты.

1. Формирование адвокатской тайны предполагает установление определенных отношений между людьми, урегулированных правом, и на этом основании она относится к правовым тайнам. Для целей настоящего исследования под правовыми понимаются тайны, отношения по поводу которых регулируются или должны быть урегулированы нормами права.

Тайна возникает в результате запрещения доступа к информации с целью предотвращения наступления возможных негативных последствий получения, разглашения, распространения и использования этой информации иными лицами; правовая тайна характеризуется наличием субъекта (человека, организации, государства), закрывающего доступ к ней, предмета (содержания информации) и объекта (совокупности интересов или благ, которым может быть нанесен ущерб в результате несанкционированного доступа к предмету тайны).

Всякая правовая тайна представляет собой состояние запрещения доступа к информации, несанкционированное получение, а также разглашение или иное неправомерное использование которой может нанести ущерб охраняемым интересам или благам; в сфере правового регулирования такое состояние проявляется как правовой режим.

2. Разработанная нами классификация правовых тайн основана на их разделении по критериям преемственности (первоначальные и производные тайны), сферы действия (профессиональные и иные производные тайны), способу формирования предмета тайны (профессионально-доверенные и иные профессиональные тайны), способу обращения с предметом тайны (поверенные и иные профессионально-доверенные тайны). Поверенные тайны, которые обычно связаны с представительством интересов доверителя, выделены в особую подгруппу в группе профессионально-доверенных тайн.

3. Представленная классификация правовых тайн позволяет системно подойти к определению места адвокатской тайны в иерархии правовых тайн: Адвокатская тайна относится к типу производных тайн (поскольку информация, составляющая: тайну, передается адвокату доверителем), категории профессиональных тайн (поскольку она возникает в связи с исполнением профессиональных обязанностей адвоката) и группе профессионально-доверенных тайн (поскольку не может существовать без доверительных отношений между адвокатом и доверителем). Как любая профессионально-доверенная тайна, адвокатская тайна предполагает доверительный характер отношений специалиста (адвоката) и его доверителя, наличие системы гарантий и профессиональных этических норм, защиту определенной совокупности частных и публичных интересов, составляющих ее объект.

Адвокатская тайна относится к выделяемой в рамках этой группы подгруппе поверенных тайн. Как поверенная тайна, она характеризуется тем, что конфиденциальная информация, составляющая ее предмет, не просто хранится в тайне, но используется поверенным (адвокатом) скрытым образом в процессе профессиональных коммуникаций с третьими лицами, что обусловлено, в первую очередь, представительством интересов доверителя.

Адвокатская тайна отражает сущностные черты правовых тайн, но имеет свою специфику, отличающую ее от сходных поверенных тайн. Эта специфика проявляется через особенности, свойственные ее субъекту (субъектам), объекту, предмету, а также через особенности ее возникновения, действия во времени и прекращения.

4. Адвокатская тайна представляет собой состояние запрета доступа к информации, составляющей ее содержание, посредством установления специального правового режима. Правовой режим понимается как особый порядок правового регулирования, выражающийся в определенном сочетании юридических средств и создающий желаемое социальное состояние и конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов права.

Правовой режим адвокатской тайны — это особый порядок правового регулирования, действующий в сфере оказания/получения квалифицированной юридической помощи и направленный на формирование и охрану иммунитета доверителя посредством установления запретов на несанкционированное получение, разглашение и/или иное неправомерное использование любой информации, ставшей известной адвокату. Юридическими средствами, обеспечивающими функционирование правового режима адвокатской тайны, являются: запреты, адресованные адвокату и иным лицам и гарантирующие конфиденциальность оказания/получения юридической помощи; обязанность адвоката хранить тайну; право адвоката на тайну; ответственность адвоката и третьих лиц за несанкционированное нарушение адвокатской тайны.

5. Правовой режим адвокатской тайны основан на международно-правовых предписаниях, закрепляющих право задержанного, арестованного или помещенного в тюрьму лица на конфиденциальное общение с адвокатом; такая конфиденциальность должна признаваться и соблюдаться правительствами государств. Основанием для установления правового режима адвокатской тайны являются нормы ст. 48 Конституции РФ, устанавливающие право каждого на получение квалифицированной юридической помощи и право воспользоваться помощью адвоката (защитника). Поскольку такая помощь может быть оказана/получена только на конфиденциальной основе, правовой режим адвокатской тайны является важнейшим и необходимым условием полноценной реализации указанных конституционных прав, а также получения такой помощи юридическими лицами. Нормы корпоративной этики обеспечивают дополнительные гарантии сохранения адвокатской тайны, прежде всего, самим адвокатом.

6. Основным субъектом адвокатской тайны является адвокат как независимый советник по правовым вопросам либо лицо, ранее оказывавшее квалифицированную юридическую помощь в качестве адвоката и (в силу неограниченного срока действия адвокатской тайны) связанное обязанностью неразглашения этой тайны после прекращения поручения и соответствующих гражданско-правовых обязательств. Обязанность соблюдения и защиты адвокатской тайны имеет также публично-правовую природу.

Отличие адвоката от других лиц, оказывающих юридическую помощь, заключается в гарантированной законом независимости и корпоративной подконтрольности. В рамках данного правового режима адвокат наделен правом на адвокатскую тайну, а также несет обязанность ее сохранения и ответственность за ее неправомерное разглашение. Он действует согласно воле и интересам доверителя, но в силу своей профессиональной независимости и корпоративных правил не подчиняется ему. Адвокат формирует адвокатскую тайну (запрещает доступ к соответствующей конфиденциальной информации), хранит, защищает, а также определяет необходимость и пределы использования этой информации в процессе исполнения поручения доверителя.

Объектом адвокатской тайны является такое безусловное, существенное и необходимое социальное благо, как иммунитет доверителя, то есть особое правовое состояние неприкосновенности прав и интересов доверителя в связи с обращением к адвокату и получением юридической помощи. Охрана иммунитета доверителя происходит не только в частном, но и в публичном интересе, что связано с защитой отношений доверия в обществе, с обязанностями государства по соблюдению и защите прав человека, с обеспечением справедливости правосудия, а также с незыблемостью авторитета адвокатуры. Иммунитет доверителя имеет конституционно-правовое значение, поскольку обеспечивает одно из важнейших свойств квалифицированной юридической помощи, а именно безопасность ее получения.

Предмет (содержание) адвокатской тайны складывается из двух основных видов информации: тайны доверителя, сообщенной адвокату, и информации, которая в интересах доверителя и в связи с его поручением собирается из различных источников самим адвокатом. И те, и другие сведения представляют собой профессионально значимую информацию адвоката, конфиденциальность которой защищается адвокатом в силу его обязанности хранить тайну. К предмету адвокатской тайны относится любая информация, связанная с оказанием квалифицированной юридической помощи, за исключением орудий преступления, а также предметов и документов, оборот которых запрещен или ограничен действующим законодательством.

7. В процессе реализации правовой режим адвокатской тайны проявляется, в частности, в установлении поверенного правоотношения. Поверенное правоотношение в силу своих особенностей, отличающих адвокатскую тайну от других поверенных тайн, может не совпадать по субъектному составу, действию во времени и другим признакам с правоотношением по оказанию юридической помощи.

В правовом механизме реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи установление поверенного правоотношения, как правило, предваряет установление правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Оба правоотношения образуют единый, имеющий общую цель комплекс — они обеспечивают реализацию права на квалифицированную юридическую помощь. В то же время специальные объекты этих правоотношений различаются, поскольку они (если их рассматривать по отдельности) направлены на достижение взаимосвязанных, но все же различных целей.

Поверенное правоотношение имеет самостоятельное значение и непосредственно направлено на обеспечение конфиденциальности отношений сторон и безопасных условий получения доверителем квалифицированной юридической помощи. Его обособленность обусловлена, кроме того, различными временными рамками действия профессиональной тайны адвоката и процесса оказания им квалифицированной юридической помощи, а также вероятным несовпадением субъектов. Субъектом поверенного правоотношения (в силу неограниченного срока действия адвокатской тайны) может быть лицо, чей адвокатский статус был прекращен либо приостановлен. Такое лицо продолжает оставаться поверенным до тех пор, пока тайна не будет прекращена доверителем.

8. В рамках правового режима адвокатской тайны юридическим средством, особенно необходимым адвокату для исполнения поручения доверителя на конфиденциальной основе, является право на тайну. Оно реализуется в правоотношениях с третьими лицами, в которых адвокат выступает на стороне доверителя в качестве представителя (защитника). Право адвоката на тайну имеет различную обусловленность. Право хранить и защищать профессионально значимую информацию, а также связанные с ним право требования от третьих лиц соблюдения запрета на доступ к такой информации и право притязания вытекают из соответствующих обязательств, входящих в состав юридической обязанности адвоката хранить тайну. В то же время право адвоката использовать профессионально значимую информацию занимает особое место, поскольку вытекает из его общих профессиональных обязанностей, но при этом обусловлено требованием конфиденциальности.

9. Исходя из понимания юридической обязанности как предписанной лицу (в данном случае — адвокату) и обеспеченной его правовым статусом меры необходимого поведения, которой оно должно следовать в интересах доверителя, предлагается не ограничиваться в уголовно-процессуальном законодательстве указанием на полномочия адвоката-защитника и определить его обязанности, в том числе и в отношении адвокатской тайны. Из положения о том, что конфиденциальная информация призвана способствовать, в частности, поиску средств защиты и их использованию, вытекают обязательства и фактические возможности адвоката по совершению активных действий, характер которых будет зависеть от вида оказываемой юридической помощи.

10. Правовой режим адвокатской тайны направлен на защиту иммунитета не только доверителя, но и адвоката, поскольку без соблюдения иммунитета адвоката как его профессиональной привилегии не может быть обеспечен иммунитет доверителя.

Назначение адвокатского иммунитета состоит в правовой защите адвоката от наиболее опасных посягательств со стороны третьих лиц на независимость адвоката и его профессиональную тайну. Он включает особый порядок привлечения адвоката к уголовной ответственности, ограничение предмета свидетельских показаний адвоката, запрет доступа должностных лиц к профессионально значимой информации адвоката: адвокатским производствам (досье), соглашениям об оказании юридической помощи, содержанию коммуникаций адвоката, к любой иной информации, которая представляет собой содержание адвокатской тайны.

11. Адвокатская тайна имеет относительно-абсолютный характер. Наряду с императивным характером регулирования и объемом предмета адвокатской тайны, характеризующими ее как абсолютную тайну, необходимо определить особые ситуации, в которых возможен отказ адвоката от обязанности сохранения адвокатской тайны. Возможность такого отказа должна определяться самим адвокатом, а не третьими лицами.

23

Поэтому в Кодексе профессиональной этики адвоката предлагается расширить перечень ситуаций, при которых допускается возможность отказа адвоката от сохранения доверенной ему тайны. Помимо предусмотренного ст. 6 Кодекса права адвоката использовать сообщенные ему доверителем сведения для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу, адвокату должно быть предоставлено право отказа от сохранения тайны в случае получения информации о готовящемся особо тяжком или тяжком преступлении против личности.

В связи с этим мы предлагаем форму уведомления доверителя (подзащитного), положения которой могли бы быть включены или в соглашение об оказании юридической помощи, или в дополнение' к нему либо представлены в виде отдельной памятки для ознакомления доверителя (подзащитного).

Отказ адвоката от сохранения тайны в случае получения информации о готовящемся доверителем особо тяжком либо тяжком преступлении против личности должен предваряться действиями адвоката, направленными на предупреждение такого преступления.

12. Совокупность проблем действующего законодательства в части обеспечения надлежащей конфиденциальной основы оказания/получения квалифицированной юридической помощи и, прежде всего, защиты иммунитета адвоката приводит к выводу о незавершенности оформления правового режима адвокатской тайны. В связи с этим нами внесены предложения о соответствующих изменениях и дополнениях в законодательные акты и корпоративные нормы адвокатуры, связанные с обеспечением режима адвокатской тайны.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Результаты проведенного исследования представляют новый подход к изучению правовых тайн, целей и средств их правового регулирования.

Созданные диссертантом теоретико-методологические основы могут быть использованы при научном исследовании других правовых тайн.

Опыт проведенного исследования и полученные результаты, на основании которых были определены основные направления: по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего сферу оказания квалифицированной юридической помощи, и выработаны конкретные рекомендации по завершению законодательного оформления правового режима адвокатской тайны, позволяют по-новому взглянуть на проблему обеспечения конфиденциальной основы конституционного права человека и гражданина на получение квалифицированной юридической помощи.

Показаны ранее не разрабатывавшиеся способы и пути совершенствования законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре. Вскрыты общие,, ранее не выявленные исследователями проблемы правового регулирования адвокатской деятельности, в том числе связанные с необходимостью реального отражения в законодательстве правового статуса субъектов конституционного права на квалифицированную юридическую помощь. Разработаны конкретные и более общие рекомендации по улучшению законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре,. направленные не только на обеспечение реальных гарантий адвокатской тайны, но и на системное совершенствование правового регулирования данной сферы. Выявлены непосредственные пробелы правового регулирования и. недостатки конкретных правовых норм, разработаны предложения по их устранению путем внесения изменений и дополнений в законодательство.

Значение результатов исследования обусловлено комплексным и системным анализом теоретических основ адвокатской тайны и выработкой авторской концепции ее правового режима, раскрытием составляющих его элементов; анализом специфики адвокатской тайны, ее связи с реализацией конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.

Теоретические положения работы могут быть использованы в дальнейших исследованиях адвокатской тайны и адвокатской деятельности в целом, а также служить методологической основой для исследования других видов правовых тайн. Они могут быть использованы при подготовке монографий, учебной и методической литературы, диссертационных исследований по данной проблематике.

Теоретические результаты и практические рекомендации могут быть использованы в преподавании курсов «Адвокатура», «Уголовный процесс», «Гражданский процесс», «Арбитражный процесс» в юридических вузах, а также при проведении занятий по повышению квалификации адвокатов.

Высказанные в работе предложения могут быть использованы при совершенствовании законодательства, Кодекса профессиональной этики адвоката, при выработке стандартов квалифицированной юридической помощи, оказываемой адвокатами.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации были апробированы и использованы диссертантом в научных публикациях (общее число публикаций, связанных с темой диссертации — 34, включая три монографии, две публикации в зарубежных изданиях, 14 публикаций в изданиях, рекомендованных ВАК РФ); в выступлениях на научно-практических конференциях как внутри страны, так и за рубежом (в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Цюрихе), во время чтения лекций по организации адвокатуры студентам 1-го курса Института адвокатуры МГЮА. Автор принимал участие в подготовке экспертных оценок вносимых в Государственную Думу Федерального Собрания РФ отдельных законопроектов, связанных с адвокатской деятельностью и совершенствованием Закона об адвокатской деятельности, Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РФ, Федерального закона от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» (далее - Закон о содержании под стражей), Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих

26 принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Структура диссертации обусловлена целями проведенного исследования. Она состоит из введения, трех глав, включающих тринадцать параграфов, заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации по теме "Государство и право. Юридические науки -- Система судебных органов -- Российская Федерация -- Адвокатура", Пилипенко, Юрий Сергеевич

Заключение

Отечественное законодательство об адвокатуре и международные стандарты оказания правовой помощи на конфиденциальной основе позволяют оценивать адвокатскую тайну в качестве необходимого условия полноценной реализации конституционных прав личности на получение квалифицированной юридической помощи, судебное представительство и защиту.

Исследование и системное изложение проблем, связанных с адвокатской тайной, дают возможность сделать выводы, развивающие научное представление об этом правовом явлении, а также сформулировать научно обоснованные предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Проведенное исследование подтвердило целесообразность методологического подхода, предполагающего предварительное теоретическое изучение правовых тайн как общеродового понятия. Применение этого подхода дало возможность установить, что всякая правовая тайна имеет своего субъекта, каковым является обладатель информации (физическое или юридическое лицо, а также государство), закрывающий ее с целью предотвратить наступление предполагаемых негативных последствий получения, разглашения, распространения и использования этой информации, составляющей содержание или предмет тайны, иными лицами. Совокупность интересов или благ, которым может быть нанесен ущерб в результате несанкционированного доступа к предмету тайны, представляет собой объект тайны. Указанные признаки характеризуют любую правовую тайну.

Исследование правовых тайн также показало, что ограничение доступа к информации, в отличие от закрытия доступа, не всегда влечет за собой образование тайны, поскольку такое ограничение может иметь разнообразные цели, в том числе не связанные с конфиденциальностью.

338

Всякая правовая тайна представляет собой именно состояние запрещения (либо исключения) доступа к информации, несанкционированное получение, а также разглашение или иное неправомерное использование которой может нанести ущерб охраняемым интересам или благам. В сфере правового регулирования такое состояние проявляется как правовой режим, то есть особый порядок правового регулирования, характеризующийся применением оптимального для конкретной сферы общественных отношений сочетания юридических средств и способов регулирования и создающий благоприятные (либо неблагоприятные) условия для удовлетворения интересов субъектов права и охраны материальных и духовных благ, которыми они пользуются.

Исследование адвокатской тайны потребовало установления ее места в общем массиве явлений данного рода, ее принадлежности к той или иной категории и группе типологически сходных тайн. С этой целью была разработана классификация правовых тайн, на основании которой адвокатская тайна была отнесена к типу производных, категории профессиональных, группе профессионально-доверенных и подгруппе поверенных тайн.

Общая характеристика адвокатской тайны отражает особенности правовых тайн, относимых к перечисленным совокупностям. Как всякая производная тайна, адвокатская тайна имеет в основе первоначальную тайну, а именно тайну доверителя. Как всякая профессиональная тайна, она образуется в связи с профессиональной деятельностью. Как любая профессионально-доверенная тайна, она предполагает доверительный характер отношений адвоката и его доверителя, наличие системы профессиональных этических норм и охрану определенной совокупности частных и публичных интересов. Как одна из поверенных тайн, она характеризуется тем, что конфиденциальная информация, составляющая ее предмет, не просто хранится в тайне, но скрыто используется поверенным в профессиональном общении с лицами, которые не имеют доступа к тайне.

Получение более подробной информации о правовом явлении адвокатской тайны потребовало изучение ее правового режима. В ходе исследования было установлено, что данный правовой режим представляет собой важнейшее и необходимое условие реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь (ст. 48 Конституции РФ) и получения такой помощи юридическими лицами, поскольку в соответствии с нормами международного права указанная помощь может быть оказана/получена только на конфиденциальной основе.

Конституционное право на квалифицированную юридическую помощь представляет собой обеспеченную правовыми средствами возможность каждого человека воспользоваться помощью адвоката — лица, которое в силу своей квалификации и особого правового статуса может и обязано обеспечить полноту, эффективность и безопасность использования доверителем возможностей существующей государственно-правовой системы для защиты прав и законных интересов. Данное право, обеспечивающее беспрепятственную реализацию каждым человеком любых других прав и свобод, а также любого законного интереса, а потому представляющее собой одно из ключевых прав, определяющих конституционно-правовой статус личности в Российской Федерации, является конституционной основой адвокатской деятельности и соответственно конституционной основой адвокатской тайны.

Установление правового режима адвокатской тайны обусловлено необходимостью обеспечения правового механизма для реализации рассмотренного конституционного права на конфиденциальной основе. Это предполагает законодательное закрепление адресованных как должностным лицам, так и адвокату запретов, гарантирующих конфиденциальность отношений адвоката и доверителя, обязанности адвоката хранить (не разглашать) профессиональную тайну, ответственности за невыполнение этой обязанности и права адвоката на тайну. Перечисленные права и обязанности реализуются в конкретных

340 правоотношениях, имеющих различную правовую природу — поверенных правоотношениях, правоотношениях по оказанию квалифицированной юридической помощи и смежных с ними правоотношениях.

Объектом правовой охраны режима адвокатской тайны является иммунитет доверителя, под которым понимается особое правовое состояние неприкосновенности прав и интересов лица в связи с его обращением к адвокату и получением квалифицированной юридической помощи.

Такое правовое состояние необходимо не только самому доверителю и его адвокату; в незыблемости иммунитета доверителя в не меньшей степени заинтересованы общество и государство, поскольку интересы доверителя являются важнейшей частью всей совокупности интересов, охраняемых адвокатской тайной. К указанной совокупности также относятся публичные интересы, связанные с защитой отношений доверия в обществе, с обязанностями государства по соблюдению и защите прав человека, с обеспечением справедливости правосудия, а также с незыблемостью авторитета адвокатуры как сообщества профессиональных правозащитников. Любой из перечисленных интересов может пострадать, если в процессе оказания/получения квалифицированной юридической помощи не будут соблюдаться права и интересы доверителя, и прежде всего его право на конфиденциальность получения такой помощи. Поэтому именно иммунитет доверителя гарантируется, обеспечивается и охраняется правовым режимом адвокатской тайны.

Иммунитет доверителя также является специальным объектом поверенного правоотношения, поскольку обеспечивается в процессе исполнения адвокатом его юридической обязанности в этом правоотношении - обязанности хранить (не разглашать) тайну. Этой обязанности корреспондирует субъективное право доверителя в поверенном правоотношении — право на конфиденциальность получения квалифицированной юридической помощи, вытекающее из международного права задержанного, арестованного или помещенного в тюрьму лица на конфиденциальное общение с адвокатом.

Особенность этого права заключается в том, что его реализация не прекращается в момент прекращения доверителем действия адвокатской тайны, то есть в момент прекращения поверенного правоотношения. Доверитель продолжает пользоваться своим иммунитетом, поскольку в силу этических правил профессии адвокат не вправе разглашать или иным образом использовать известную ему информацию о бывшем доверителе, если это может нанести ему вред.

Уникальность поверенного правоотношения, возникающего по поводу адвокатской тайны, заключается в том, что поверенный (адвокат), обеспечивая иммунитет доверителя, тем самым осуществляет охрану разнообразных интересов управомоченной стороны. Исключением являются лишь немногие изъятия из адвокатской тайны, которые, впрочем, не обязывают адвоката к ее нарушению (правовой спор с доверителем, невозможность иным способом предотвратить тяжкое или особо тяжкое преступление против личности). В то же время принцип незыблемости адвокатской тайны не может быть использован самим адвокатом в противоправных целях.

Поскольку образование адвокатской тайны всегда связано с поручением доверителя, поверенное правоотношение в большинстве случаев влечет за собой заключение соглашения об оказании юридической помощи и, следовательно, установление гражданско-правового правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Эти правоотношения имеют различную правовую природу; их установление обусловлено потребностью в урегулировании различных по своей сути аспектов — гражданско-правовой и информационной. Если правоотношение, возникающее из соглашения по оказанию юридической помощи, как правило, является возмездным, то поверенное правоотношение всегда устанавливается на безвозмездной основе, поскольку соблюдение

342 адвокатской тайны представляет собой не услугу, которая должна быть оплачена, но гарантию обеспечения иммунитета доверителя и доверительных отношений сторон, без чего адвокатская деятельность по существу невозможна.

Наличие двух правоотношений в механизме реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь обусловлено также различными временными рамками действия адвокатской тайны и процесса оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи, что подтверждается сопоставлением правообразующих и правопрекращающих юридических фактов.

На практике установление поверенного правоотношения по поводу адвокатской тайны предваряет установление правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи либо эти правоотношения возникают одновременно. По сути, поверенное правоотношение представляет собой основу правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи, регулируемого соответствующим соглашением или возникающего в связи с решением о назначении защитника. В этом заключается функциональная роль поверенного правоотношения в механизме реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.

Сравнительное исследование обоих правоотношений выявило наличие у них общих и взаимосвязанных элементов. Прежде всего, они имеют частично совпадающий субъектный состав (поверенный (адвокат) и доверитель), а также общий объект — оказание/получение квалифицированной юридической помощи. Кроме того, специальный объект правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи, представляющий собой такое нематериальное благо, как максимально полное, эффективное и безопасное использование возможностей государственно-правовой системы для защиты доверителем своих прав и законных интересов, может быть обеспечен только при условии надлежащего исполнения адвокатом всей совокупности его обязательств в обоих правоотношениях. Пользование этим благом не представляется возможным без обеспечения иммунитета доверителя (то есть специального объекта поверенного правоотношения).

В ходе сравнительного исследования обоих правоотношений не просто подтвердилось предположение о существовании между ними тесной взаимосвязи; было установлено, что взаимообусловленность специальных объектов, а также наличие других взаимосвязанных элементов объединяют поверенное правоотношение и правоотношение по оказанию квалифицированной юридической помощи в единый комплекс.

Участие доверителя и адвоката в рассмотренных правоотношениях с целью получения/оказания квалифицированной юридической помощи, как правило, сопровождается участием в правоотношениях, возникающих в связи с подготовкой и проведением судебного процесса. В этих смежных правоотношениях, преимущественно регулируемых нормами процессуального права, адвокату, выступающему на стороне доверителя в качестве представителя (защитника), для исполнения поручения необходимо право на тайну.

Было установлено, что с объектом правовой охраны режима адвокатской тайны это право связано следующим образом. С одной стороны, как право требования и право притязания оно позволяет адвокату защищать свой собственный иммунитет, тем самым защищая информацию, составляющую предмет адвокатской тайны, и охраняя иммунитет доверителя. Для этого право адвоката на тайну должно быть обеспечено законодательно установленными запретами должностным и иным лицам воздерживаться от несанкционированного доступа к профессионально значимой информации адвоката. С другой стороны, пределы правомочий адвоката на собственные действия (особенно в части использования информации в процессе исполнения поручения доверителя) должны быть ограничены необходимостью соблюдать иммунитет доверителя. Это должно быть гарантировано соответствующими запретами самому адвокату.

В плане правомочий на собственные действия право адвоката на тайну включает право хранить информацию, составляющую предмет адвокатской тайны, право защищать эту информацию, а также право использовать информацию в связи с поручением доверителя и в его интересах. Содержание этих правомочий выявляет тесную взаимосвязь права на тайну с совокупностью обязательств адвоката, исполняемых им как в поверенном правоотношении, так и в правоотношении по оказанию квалифицированной юридической помощи. В то же время обязанность адвоката хранить тайну и его право на тайну, реализуясь в различных по своей правовой природе правоотношениях, выполняют различные функции в рамках правового режима адвокатской тайны.

В целом изучение правового режима адвокатской тайны, обеспечивающего конфиденциальность оказания/получения квалифицированной юридической помощи, позволило подтвердить ряд выдвинутых ранее предположений, уточнить некоторые предварительные выводы, а также получить более полное представление об адвокатской тайне как одной из поверенных тайн. Было установлено и подтверждено, что:

1. предмет адвокатской тайны складывается из двух основных видов информации: тайны доверителя, поверенной адвокату, и информации, которая в интересах доверителя и в связи с его поручением собирается из различных источников самим адвокатом; все сведения, входящие в предмет адвокатской тайны, представляют собой профессионально значимую информацию адвоката;

2. информация, составляющая предмет адвокатской тайны, является ограниченно оборотоспособной, а потому ни при каких обстоятельствах не может быть признана оборотоспособным объектом гражданских прав; несанкционированный доступ к профессионально значимой информации адвоката должен быть запрещен; адвокатский иммунитет может быть преодолен только решением суда;

3. адвокатская тайна образуется в момент возникновения поверенного правоотношения; ее основным субъектом является адвокат, закрывающий в интересах доверителя свою профессионально значимую информацию от посторонних лиц; адвокатскую тайну невозможно рассматривать как тайну доверителя; это тайна именно адвоката, действующего в интересах и по поручению доверителя;

4. адвокатская тайна образуется только адвокатом — независимым правовым советником, обладающим особым правовым статусом, позволяющим ему обеспечивать и охранять иммунитет доверителя; но в силу неограниченного срока действия адвокатской тайны ее субъектом продолжает оставаться лицо, адвокатский статус которого был прекращен либо приостановлен;

5. действие адвокатской тайны прекращается только доверителем; при этом даже после ее юридического прекращения (завершения поверенного правоотношения) бывший доверитель продолжает пользоваться своим иммунитетом фактически: адвокат не вправе наносить ему вред посредством разглашения или иного использования соответствующей информации;

6. образование адвокатской тайны не во всех случаях связано с представительством интересов доверителя, поэтому ее нельзя путать с тайной судебного представительства; поверенное правоотношение, установленное между адвокатом и доверителем, не во всех случаях сопровождается заключением договора поручения и установлением правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи;

7. объектом адвокатской тайны как любой из профессионально-доверенных и поверенных тайн являются частноправовые и публично-правовые интересы; особенность адвокатской тайны заключается в том, что она охраняет самые разнообразные интересы доверителя (за исключением

346 связанных с подготовкой тяжкого и особо тяжкого преступления против личности); неприкосновенность интересов и прав доверителя в процессе получения квалифицированной юридической помощи гарантирует публично-правовые интересы (интересы правосудия, корпоративные интересы адвокатуры, интересы поддержания и укрепления отношений доверия в обществе, охранения нравственности);

8. адвокатская тайна — это состояние запрета доступа к информации, составляющей ее содержание, посредством установления специального правового режима, направленного на реализацию конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, а также формирование и охрану иммунитета доверителя путем: введения запретов на несанкционированное получение, разглашение или иное неправомерное использование любой информации, находящейся у адвоката в связи с его профессиональной деятельностью; закрепления права адвоката на тайну и обязанностей по ее сохранению; установления ответственности адвоката и третьих лиц за нарушение адвокатской тайны.

9. в силу конституционно-правового значения адвокатской тайны ее нарушение (как адвокатом, так и третьими лицами) означает нарушение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, а также права на защиту;

10. адвокатская тайна имеет относительно-абсолютный характер. Наряду с императивным характером регулирования и объемом предмета адвокатской тайны, характеризующими ее как абсолютную тайну, необходимо определить особые ситуации, в которых возможен отказ адвоката от обязанности сохранения адвокатской тайны. Возможность такого отказа должна определяться самим адвокатом, а не третьими лицами. В связи с этим в Кодексе профессиональной этики адвоката следует расширить перечень ситуаций, при которых допускается возможность отказа адвоката от сохранения доверенной ему тайны. Помимо предусмотренного ст. 6 Кодекса права адвоката использовать сообщенные ему доверителем сведения для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу, адвокату должно быть предоставлено право отказа от сохранения тайны в случае получения информации о готовящемся особо тяжком или тяжком преступлении против личности.

Изучение норм действующего законодательства, непосредственно либо опосредованно регулирующих сферу оказания квалифицированной юридической помощи, позволило установить, что идеальная модель правового режима адвокатской тайны, обусловленная внутренней логикой правового механизма обеспечения реализации соответствующего конституционного права и отвечающая международным стандартам оказания квалифицированной (эффективной) юридической помощи только отчасти отражена на законодательном уровне. Это ставит задачу завершения законодательного оформления правового режима адвокатской тайны, что предполагает комплексное совершенствование законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и приведение в соответствие с ним норм отраслевых кодексов и иных федеральных законов.

Понимание функциональной роли правового режима адвокатской тайны как направленного на обеспечение получения каждым квалифицированной юридической помощи и охрану иммунитета доверителя исключает перевод проблемы конфиденциальности исключительно в этическую плоскость и требует установления основополагающих норм, обеспечивающих нерушимость адвокатской тайны, и федеральным законом, и корпоративными нормами. Это предполагает юридико-техническое и содержательное совершенствование Закона об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката, направленное на обеспечение структурной стройности, а также преодоление многочисленных пробелов в праве.

Одной из важнейших мер, которые необходимо принять в данном направлении, является уточнение названия и предмета регулирования Закона об адвокатской деятельности с целью более полного охвата соответствующей сферы правового регулирования. Представляется, что специальный федеральный закон, предметом правового регулирования которого является оказываемая адвокатами квалифицированная юридическая помощь и адвокатура, должен иметь название «О квалифицированной юридической помощи, оказываемой адвокатами, и адвокатуре в Российской Федерации». Это позволит преодолеть ошибочный подход, при котором квалифицированная юридическая помощь связывается законодателем только с субъектом ее оказания (адвокатом), а субъект ее получения (доверитель) из сферы регулирования практически полностью исключен, что приводит к необеспеченности на законодательном уровне важнейших гарантий реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи.

Закон об адвокатской деятельности должен закрепить гарантии нерушимости адвокатской тайны, установив совокупность соответствующих запретов третьим лицам и самому адвокату, обеспечивающих конфиденциальность отношений адвоката и доверителя. Такие запреты должны быть обеспечены работающими на практике правовыми механизмами, что позволит избежать декларативности. В частности, неработающий в настоящее время запрет на сотрудничество адвокатов в рамках ОРД следует дополнить нормой, определяющей, что сотрудничество адвокатов с органами и должностными лицами, осуществляющими ОРД, не может быть отнесено к фактам, составляющим государственную или иную тайну.

Конкретизация предмета регулирования и уточнение названия позволят расширить понятийный аппарат и упорядочить терминологию, включив определения важнейших понятий (в том числе, адвокатской тайны, доверителя, иммунитета доверителя, поверенных правоотношений и др.).

Такой подход позволит обеспечить полноценное законодательное о регулирование поверенного правоотношения и правоотношения по оказанию квалифицированной юридической помощи, закрепив важнейшие права и обязанности адвоката и доверителя как участников этих правоотношений. Кроме того, это даст возможность установить права, обязанности и ответственность лиц, чей адвокатский статус прекращен либо приостановлен, а также стажеров и помощников адвоката, иных лиц, участвующих в оказании квалифицированной юридической помощи и на этом основании имеющих правомерный доступ к адвокатской тайне.

Нормы, регулирующие отношения, связанные с адвокатской тайной, в силу обособленности и высокой значимости соответствующих правоотношений, следует структурно выделить в отдельную статью или раздел Закона об адвокатской деятельности. В основе данной совокупности норм должно лежать представление о различии предмета и объекта адвокатской тайны. Разглашение профессионально значимой информации адвоката Закон должен трактовать как одну из разновидностей ее противоправного (то есть нецелевого) использования. Право адвоката на тайну и обязанность по ее сохранению также должны конституироваться отдельной нормой, раскрывающей эти взаимосвязанные понятия. К этой же совокупности норм следует отнести запреты адвокату, связанные с его обязанностью хранить тайну.

Помимо законодательного регулирования поверенных правоотношений необходимо обеспечить их договорное регулирование, в связи с чем Закон об адвокатской деятельности должен закрепить порядок заключения такого соглашения и определить его существенные условия. Представляется, что соглашение о конфиденциальности позволит обеспечить продолжение поверенного правоотношения и после прекращения действия соглашения об оказании юридической помощи, тем самым гарантировав неограниченность срока действия адвокатской тайны и исполнение обязанности ее соблюдения не только адвокатами, но и лицами, чей адвокатский статус был прекращен или приостановлен.

Отдельного внимания требует право адвоката на тайну. Несмотря на то что законодательно установленные запреты представляют собой юридическое средство, во многих случаях позволяющее обеспечить соблюдение иммунитета доверителя третьими лицами, полноценную охрану данного иммунитета может осуществлять только адвокат, если у него есть законодательно закрепленное право на тайну. Это право должно быть установлено Законом об адвокатской деятельности и процессуальными нормами, что может быть сделано с учетом зарубежного, в частности швейцарского опыта. Во избежание декларативности этого права следует закрепить и гарантии его реализации. С этой целью Закон об адвокатской деятельности должен установить обязанность органов адвокатского сообщества содействовать защите адвокатами права на адвокатскую тайну, в том числе посредством проведения соответствующих организационных и технических мероприятий.

В связи с предложенными изменениями Закона об адвокатской деятельности из Кодекса профессиональной этики адвоката должны быть исключены нормы, выходящие за рамки предмета его регулирования (в том числе, нормы о доверителе, а также нормы, устанавливающие основополагающие обязанности и правомочия адвоката). Нормы, устанавливающие основания и порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, должны быть содержательно обновлены и конкретизированы. В частности, в Кодексе должно быть указано на обязанность адвоката обеспечивать условия для конфиденциальной коммуникации с доверителем и на запрет совершения действий, ставящих под сомнение конфиденциальность. Здесь же важно закрепить обязанность адвоката защищать профессионально значимую информацию и свое право на тайну. Если это не запрещено доверителем по конкретному поручению, адвокат нравственно обязан обжаловать либо правомерным образом

351 пресекать действия третьих лиц, посягающие на адвокатскую тайну, а также информировать адвокатскую палату субъекта Федерации о таких посягательствах. В Кодексе следует указать на обязанность адвоката согласовывать с доверителем позицию по делу и порядок использования информации, связанной с выполнением данного поручения. Необходимо конкретизировать ответственность за нарушение адвокатской тайны. Если такое нарушение было совершено умышленно или по грубой неосторожности, либо неоднократно, либо повлекло за собой существенный вред, то адвокат должен быть лишен адвокатского статуса.

Реализация предложенных мер позволит существенно повысить качество правового регулирования соответствующих общественных отношений и обеспечить структурную стройность законодательства в этой части. В то же время в плане завершения законодательного оформления правового режима адвокатской тайны с целью создания четких правовых механизмов для полноценной и беспрепятственной реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, а также для получения указанной помощи юридическими лицами указанные меры не являются исчерпывающими.

На практике реализация конституционного права на квалифицированную юридическую помощь в соответствии с международными стандартами (то есть на конфиденциальной основе) осложнена совокупностью проблем, обусловленных игнорированием лицами, осуществляющими уголовное преследование, свидетельского иммунитета адвокатов. Основной причиной этого явления служит пробел в виде отсутствия в УПК РФ нормы, непосредственно запрещающей вызов адвоката на допрос по уголовным делам, в которых участвуют или упоминаются его доверители.

Буквальный смысл соответствующих норм УПК РФ делает свидетелем любое лицо, если оно «вызвано для дачи показаний», что предполагает безграничную возможность присваивать адвокатам этот процессуальный статус. Соответствующий запрет, подкрепленный другими процессуальными нормами, регулирующими порядок вызова адвоката на допрос, может стать важным юридическим средством, гарантирующим прекращение противоправной практики, формально соответствующей нормам УПК РФ, но грубо нарушающей ст. 8 Закона об адвокатской деятельности.

Возможным способом решения проблемы является признание в норме УПК РФ права адвоката отказаться от явки по вызову в качестве свидетеля. При этом следует указать в Кодексе на недопустимость злоупотребления данным правом и отказа от свидетельства по делам, не связанным с оказанием помощи доверителям.

В Законе об адвокатской деятельности, а в идеале и в УПК РФ, следует установить запрет на допрос работников адвокатских образований, а также специалистов, к которым обращается адвокат в рамках своей профессиональной деятельности. Свидетельский иммунитет указанных лиц должен касаться только информации по конкретным делам. Здесь же следует установить запрет на допрос доверителей в отношении сведений, связанных с получением квалифицированной юридической помощи.

В целом проблема отсутствия общего законодательного запрета на получение третьими лицами информации, составляющей адвокатскую тайну, может быть решена включением в Закон об адвокатской деятельности соответствующей нормы. Запрещены должны быть не только истребование и допрос, но и любые способы получения такой информации.

Наиболее проблемным аспектом обеспечения незыблемости адвокатской тайны является неполнота закона в части норм, которые должны гарантировать неприкосновенность адвокатской информации при осуществлении ОРМ и следственных действий. Суды просто визируют решения следователей и оперативных работников о проведении такого рода мероприятий в отношении адвокатов, поскольку такое решение, согласно нормам УПК РФ и Закона об ОРД не требует мотивировки, в отличие от отказа в удовлетворении соответствующего ходатайства. Это противоречит принципу законности при производстве по уголовному делу, поскольку согласно п. 4 ст. 7 УПК РФ любые постановления судьи должны быть не только законными, но обоснованными и мотивированными.

В УПК РФ и Законе об ОРД должен быть установлен порядок обоснованного санкционирования судами мероприятий, указанных в ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности. При рассмотрении судами этих дел необходимо участие представителей адвокатских палат субъектов Федерации, обусловленное подпиской о неразглашении. За ними следует закрепить право на обжалование судебных решений, поскольку это право закреплено за лицами, заявляющими соответствующее ходатайство.

Должен быть установлен процессуальный порядок производства обыска и выемки в помещениях и средствах транспорта, используемых для адвокатской деятельности. В ордере на такой обыск обязательно должны быть указаны лица, а также предметы (документы), которые предположительно могут быть обнаружены. Добровольная выдача разыскиваемых лиц, а также соответствующих предметов и информации должна исключать проведение обыска. Следует исключить усмотрение следователя как основание для производства обыска в таких случаях.

Изъятию должны подлежать только те предметы и документы, которые либо запрещены к обращению, либо непосредственно указывают на совершение преступления. Следует запретить специально не указанное в судебном постановлении изъятие при обыске жестких дисков и других электронных носителей информации. В УПК РФ необходимо предусмотреть порядок оформления доказательств, полученных при исследовании информации с электронных носителей.

Те же требования должны распространяться на перлюстрацию адвокатской почты, арест корреспонденции и контроль переговоров — фиксации в качестве доказательств должны подлежать только те сведения, которые могут иметь непосредственное отношение к предполагаемому преступлению либо конкретно указывают на подготовку преступления или совершаемое преступление.

Проведение в отношении адвоката любых следственных действий и ОРМ следует обусловить четкой, детальной, законодательно установленной процедурой, направленной на защиту конфиденциальности адвокатской коммуникации. Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. №439-0, определяющее условия допустимости обыска, санкционируемого в отношении адвоката, может стать основой для нормы Закона об адвокатской деятельности, содержащей требования к соответствующим ОРМ и следственным действиям.

Существенным ограничением адвокатской тайны является отсутствие в Законе об ОРД указаний на конкретное содержание ОРМ и порядок оформления его результатов. Отсутствие процедуры проведения ОРМ в отношении адвоката либо при наличии адвоката в сфере оперативного интереса означает, что полученная информация может быть использована, если она не входит в адвокатское производство. При отсутствии в Законе об адвокатской деятельности определения термина «адвокатское производство» (которое нужно туда внести) возможности для произвола при проведении ОРД безграничны.

Ключевой нормой, призванной установить должный баланс между правоохранительными и правозащитными интересами и гарантировать адвокатскую тайну от доступа третьих лиц, могло бы стать дополнение к абз. 2 ст. 8 Закона об ОРД с указанием права на квалифицированную юридическую помощь. Это право должно быть защищено не в меньшей степени, чем указанные в данной норме права на тайну переписки, телефонных переговоров и т.д.

Конституционный запрет использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона, ограничительно сформулирован в ст. 75 и ст. 89 УПК РФ, что также может существенно нарушать право на конфиденциальность получения квалифицированной юридической помощи. Данный запрет, который является действующим, но не вполне гарантированным на практике, должен быть полноценно реализован в тексте соответствующих норм УПК РФ.

Эту и многие другие проблемы правоприменения можно решить, защитив специальными нормами Закона об адвокатской деятельности любую коммуникацию адвокатов, а также право доверителя на конфиденциальность.

Такая защита должна исключать использование соответствующей информации не только в качестве доказательств, но и в качестве основы для формирования доказательной базы (что может происходить, например, в результате применения преюдиции). В идеале рапорты, дела оперативного учета и другие документы, оформляющие результаты ОРМ, не должны включать сведений, полученных с нарушением адвокатской тайны.

В целом сфера правового регулирования ОРД, наслаиваясь на совокупность норм, определяющих правовой режим адвокатской тайны, в наибольшей степени затрудняет функционирование этого режима. Его совершенствование в современных условиях предполагает приоритетность решения именно этой проблемы, поскольку в данном аспекте иммунитет доверителя особенно уязвим.

Эта проблема должна быть решена также и путем совершенствования норм специальных законов, регулирующих вопросы содержания под стражей и исполнения наказаний. В частности, сохранность адвокатской тайны осложняет норма ч.2 ст. 18 Закона о содержании под стражей, которая (вопреки ст.8 Закона об адвокатской деятельности) не исключает возможности прослушивания консультаций адвоката и доверителя, находящегося под стражей. Эта коммуникация закрыта только для сотрудников мест содержания под стражей. Запрет слышать консультации адвоката и доверителя следует распространить на любых лиц.

Важно установить в Законе о содержании под стражей, что визуальный контроль коммуникации адвоката и доверителя не должен быть более детальным, чем это необходимо для обеспечения безопасности. Никто, кроме сотрудников ИВС и СИЗО, не должен иметь доступа к соответствующим видеозаписям иначе, как по решению суда. Исключительное полномочие на проведение ОРМ, затрагивающих адвокатскую коммуникацию в данном аспекте, должно принадлежать администрации мест содержания под стражей (за исключением ИВС, находящихся в ведомственной принадлежности МВД, где такие ОРМ следует исключить), которая могла бы проводить их (при наличии судебной санкции) только самостоятельно, без привлечения иных государственных органов. Полученная информация, если она не подтверждает сведений, послуживших основанием для проведения ОРМ, не должна быть доступна иным государственным органам. Действенность данной нормы важно обеспечить административно-правовой и уголовно-правовой защитой служебной тайны.

Практикующийся сегодня досмотр адвокатов в ИВС и СИЗО также открывает доступ к профессионально значимой информации адвоката. Закон о содержании под стражей должен включать перечень оснований, достаточных для производства досмотра в отношении любых лиц, посещающих места содержания под стражей в силу служебной или профессиональной необходимости, а также процедуру обжалования такого решения и ответственность должностных лиц, неосновательно подвергших досмотру следователя, дознавателя или адвоката. Даже и при досмотре адвоката адвокатская документация не должна быть доступна уполномоченным должностным лицам. Соответствующий запрет необходимо отразить в Законе об адвокатской деятельности и в Законе о содержании под стражей, а также в УИК РФ.

Также следует исключить из ст. 21 Закона о содержании под стражей указание на защитника, поскольку контроль переписки с адвокатами лиц, заключенных под стражу, существенно ограничивает их право на квалифицированную юридическую помощь. Сходным образом надо защитить и переписку осужденных с адвокатами, которая сегодня может перлюстрироваться на общих основаниях, то есть бесконтрольно.

В настоящее время конфиденциальность консультаций осужденных с их адвокатами обусловлена подачей осужденным ходатайства в адрес администрации исправительного учреждения. При этом ответственности за нарушение конфиденциальности никто не несет. Норму п.4 ст. 89 УИК РФ необходимо привести в соответствие с международно-правовыми нормами, исключающими даже и рассмотренное ограничение права осужденного на конфиденциальность получения юридической помощи. При совершенствовании УИК РФ следует установить исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых конфиденциальность общения осужденного с адвокатом может быть ограничена.

В целом, законодательные ограничения запрета на доступ к адвокатской коммуникации могут быть связаны исключительно с наличием конкретных и достоверных данных об использовании консультаций с адвокатом для подготовки преступлений и в любом случае должны предполагать судебную санкцию.

Представляется, что норма п.З ч.4 ст.46 УПК РФ, устанавливающая право подозреваемого на конфиденциальность свидания с защитником (данное понятие хорошо бы определить в Законе об адвокатской деятельности), отражает стремление законодателя всемерно защитить адвокатскую тайну. Эта норма относится к сфере, где наиболее существенным образом пересекаются интересы правоохранительной деятельности и интересы соблюдения прав и свобод. Очевидно, что и в уголовно-исполнительном, и в административно-правовом отношении конфиденциальность адвокатской коммуникации, тем более, не должна толковаться в какой бы то ни было мере ограничительно.

В силу масштабности и высокой социальной опасности нарушений адвокатской тайны необходимым дополнением данного правового режима должно стать введение административной и уголовной ответственности третьих лиц за нарушение права на защиту и воспрепятствование законной деятельности адвокатов. Такое нововведение предполагает детальное изучение и предварительный анализ зарубежного, в частности украинского опыта применения соответствующих норм.

Посягательство на профессионально значимую информацию адвоката, хотя оно и затрагивает основополагающие права и свободы, прежде всего, является деянием, направленным непосредственно против правосудия. Такое деяние должно быть запрещено в числе других правонарушений в данной сфере (гл. 31 УК РФ). Следует предусмотреть частный характер обвинения по таким делам (путем внесения соответствующего дополнения в ч.2 ст.20 УПК РФ), поскольку иное приведет к неэффективности предлагаемой нормы. Новацию целесообразно оформить отдельной нормой УК РФ, а не включать адвоката в число лиц, указанных в ч. 1, 2 ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия.). Например, это может быть самостоятельная часть ст. 294 УК РФ, сформулированная как «вмешательство в адвокатскую деятельность» или «воспрепятствование законной деятельности адвоката».

В то же время проблему ответственности адвоката за нарушение его профессиональной тайны и связанных с ней обязанностей не следует разрешать посредством введения, по примеру многих стран, уголовной ответственности. Существующие на сегодняшний день формы ответственности, включая прекращение адвокатского статуса, вполне достаточны. Защита уголовно-правовой санкцией информации, которая скрывается адвокатом от стороны обвинения и от суда в уголовном процессе, не выглядит соответствующей задачам уголовного закона (ст. 2 УК РФ). Такое нововведение может нанести вред, поскольку возбуждение и расследование соответствующих уголовных дел окажется в компетенции лиц, как правило, выступающих в качестве процессуальных оппонентов адвоката.

Что касается проблемы коллизий норм налогового законодательства и норм, регулирующих адвокатскую деятельность, то их устранение требует тщательного изучения комплекса спорных вопросов и предварительной их проработки, в том числе с помощью специалистов как в области адвокатуры, так и в сфере налогообложения.

В качестве предварительной меры, направленной на урегулирование этой коллизии, предлагается вплоть до окончательного решения вопроса законодателем заключить соглашение между соответствующим органом государства и адвокатским сообществом в лице ФПА РФ о порядке налогообложения адвокатов и адвокатских образований и правилах налогового контроля. Опыт переговоров и правоприменительной практики будет очень полезен для выработки стабильных правовых норм, регулирующих соответствующие правоотношения с учетом специфики адвокатской деятельности.

Таким образом, завершение законодательного оформления правового режима адвокатской тайны предполагает комплексное совершенствование законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре во взаимосвязи с нормами отраслевых кодексов и иных федеральных законов. Реализация сформулированных в данной работе предложений позволит закрепить на законодательном уровне единую систему правовых механизмов, направленных на защиту адвокатской тайны. Вместе с тем вопрос о допустимости практической реализации изложенных предложений в общественно-политических условиях современной России тесно связан с определением вектора дальнейшего развития нашей страны.

Список литературы диссертационного исследования доктор юридических наук Пилипенко, Юрий Сергеевич, 2009 год

1. Международные нормативно-правовые акты

2. Всеобщая декларация прав человека / Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Сборник документов. М. : Изд. группа «НОРМА-ИНФРА», 1998. С. 39-44.

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод / Принята в Риме 4 ноября 1950 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998.-№20.-Ст. 2143.

4. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека / Принята в Минске 26 мая 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. — № 13. — Ст. 1489.

5. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме / Утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. № 43/173 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

6. Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества / Принят Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ

7. Европейского Союза в Страсбурге 28 октября 1988 г. // Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М., 2000.

8. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными / Приняты I конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в Женеве 30 августа 1955 г. // http://www.un.org.

9. Нормативно-правовые акты Российской Федерации

10. Декларация прав и свобод человека и гражданина // Ведомости Совета народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. — №52.-Ст. 1865.

11. Конституция Российской Федерации : Официальный текст с историко-правовым комментарием. М. : НОРМА, 2006. - 123 с.

12. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. - № 32. - Ст. 3301.

13. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. - № 5. - Ст. 410.

14. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. № 230-Ф3 // Российская газета. 2006. - 22 дек.

15. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. - № 25. Ст. 2954.

16. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. - № 52 (ч. 1). - Ст. 4921.

17. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997.-№2.-Ст. 198.

18. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 1Э8-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. - № 46. - Ст. 4532.

19. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. - № 30. - Ст. 3012.

20. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 3 июля 1998 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998.-№31. -Ст. 3824.

21. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. - № 32. - Ст. 3340.

22. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 13. Ст. 1447.

23. Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — № 18. — Ст. 1589.

24. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 1. Ст. 1.

25. Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. - № 41. - Ст. 4673.

26. Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и о защите информации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. № 8. - Ст. 609.

27. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» //

28. Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — №29. — Ст. 2759.

29. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. — № 33. - Ст. 3349.

30. Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-Ф3 «О рынке ценных бумаг» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. -№ 17.-Ст. 1918.

31. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 33 (ч. 1). — Ст. 3418.

32. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. № 23. - Ст. 2102.

33. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2006. — № 31 (ч. 1). — Ст. 3448.

34. Указ Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 10. — Ст. 1127.

35. Приказ Мининформсвязи России от 16 января 2008 г. № 6 «Об утверждении требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-розыскных мероприятий» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».13 Законопроекты

36. Проект федерального закона № 55357-5 «О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

37. Пояснительная записка к проекту федерального закона № 553575 «О внесении изменений в Федеральный Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

38. Паспорт проекта федерального закона № 55357-5 «О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

39. Законодательные акты зарубежных стран

40. Закон Украины от 19 декабря 1992 г. № 2887-XII «Об адвокатуре».39. Уголовный кодекс Украины.

41. Основной закон ФРГ (Grundegesetz).

42. Федеральное положение об адвокатуре ФРГ (BRAO).

43. Уголовный кодекс ФРГ (Strafgesetzbuch).

44. Гражданский процессуальный кодекс ФРГ (ZPO).

45. Уголовно процессуальный кодекс ФРГ (StPO).

46. Федеральный закон Швейцарии о федеральном судопроизводстве (BStP)

47. Федеральный уголовный кодекс Швейцарии.

48. Уголовно-процессуальный кодекс кантона Берн.

49. Уголовно-процессуальный кодекс кантона Женева.

50. Материалы судебной практики

51. Решение Европейского суда по правам человека по делу «Крюслен (Kruslin) против Франции» от 24 апреля 1990 г. (жалоба № 11801/85) / Пер. Е.В. Буробиной // Адвокатская тайна / Под общ. ред. В.Н. Буробина. -М. : Статут, 2006.

52. Решение Европейского суда по правам человека по делу «С. против Швейцарии» от 28 ноября 1991 г. (жалоба №13965/88) / Пер. Е.В. Буробиной // Адвокатская тайна / Под общ. ред. В.Н. Буробина. — М. : Статут, 2006.

53. Решение Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 23 июня 2005 г. (протокол № 2).

54. Справка о нарушениях профессиональных и социальных прав адвокатов в 2005-2007 гг. // Новая адвокатская газета. — 2008. № 12 (029).

55. Разъяснения Совета Адвокатской палаты г. Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2007. - Вып. 6-7 (44-45).

56. Положение о профессии / Принято Федеральной адвокатской палатой ФРГ (BerufsO) 10 декабря 1996г.

57. Типовые правила профессиональной этики Американской ассоциации юристов // Американская ассоциация юристов : Программа правовых инициатив для стран центральной и восточной Европы «CEELI».1.. Библиография

58. Монографические исследования

59. Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. -М. : Теис, 1998. — 135с.

60. Адвокатская тайна / Под общ. ред. В.Н. Буробина. — М. : Статут, 2006. 255 с.

61. Адвокатура : Сборник методических материалов / Сост. А.Д. Бойков, Н.И. Капинус, Е.Г. Тарло. М.: МАКС Пресс, 2003. - 24 с.

62. Алексеев С.С. Проблемы теории права : Курс лекций в 2 тт. -Свердловск : Уральский рабочий, 1972. — Т. 1 : Основные вопросы общей теории права. 396 с.

63. Астахов П.А. Адвокатский иммунитет как гарантия права на защиту. — М.: Новая юстиция, 2005. — 232 с.

64. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. — М. : Профобразование, 2000.-312 с.

65. Бентам И. О судебных доказательствах : Трактат. — Киев, 1876. — С. 272-274.

66. Бойков А.Д., Капинус Н.И., Тарло Е.Г. Адвокатура России. — М. : Омега-JI; ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2002. 432 с.

67. Бойков А.Д., Капинус Н.И. Адвокатура России : Учебное пособие. М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2000. - 376 с.

68. Бойков А.Д. Адвокатура. — М. : Юрлитинформ, 2006. — 288 с.

69. Бойков А.Д. Третья власть в России. — Кн. 2. : Продолжение реформ. — М. : Юрлитинформ, 2002. — 280 с.

70. Бойков А.Д. Дар случайный. Моя жизнь в адвокатуре и науке. — М. : Юрлитинформ, 2005. 260 с.

71. Бойков А.Д. Адвокатура и адвокаты. — М. : Юрлитинформ, 2006. —288 с.

72. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. — М.: Госюриздат, 1950.-368 с.

73. Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. — Ч. 2. : Исследование принципов организации адвокатуры. — СПб. : Изд-ль Н.К. Мартынов, 1893. 620 с.

74. Ватман Д.П., Склярский И.И. Адвокатская этика. Нравственные основы судебного представительства по гражданским делам. — М. : Юридическая литература, 1977. 96 с.

75. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула : Автограф, 2000. - 464 с.

76. Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихонравов Ю.В. Теория адвокатуры. М.: Грант, 2002. — 496 с.

77. Вышинский А.Я. Революционная законность и задачи советской защиты. М., 1934. - 43 с.

78. Гессен И.В. История русской адвокатуры. — Т. 1. : Адвокатура, общество и государство (1864—1914 гг.). — М. : Юрист, 1997. 376 с.

79. Демушкин А.С. Документы и тайна. М.; Городец, 2003. — 400 с.

80. Зак Г.Я. Шантаж и вымогательство в их взаимоотношении. Профессиональная тайна и уголовное право. — М., 1915. 144 с.

81. Защита по уголовным делам / Под ред. И.Т. Голякова. — М., 1948. 224 с.

82. Зинатуллин 3.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам : Учебное пособие. — Ижевск : Изд-во Удмуртского государственного университета, 1989. — 80 с.

83. Зинатуллин Т.З. Этика адвоката-защитника. Ижевск, 1999. — 98с.

84. Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении // Иоффе О.С. Очерки по гражданскому праву. — JI. : Изд-во Ленинградского государственного университета, 1957. — 292 с.

85. Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л. : Изд-во ЛГУ, 1949. - 144 с.

86. Керимов Д.А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. 3-е изд., перераб. и доп. — М. : СГА, 2003. — 521 с.

87. Кибальник А.Г., Кузьмин С.В., Соломоненко И.Г. Тайна в уголовном праве. Ставрополь, 2000. — 80 с.

88. Комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / Под общ. ред. И.Л. Трунова М. : Эксмо, 2005. - 480 с.

89. Кони А.Ф. Общие черты судебной этики. — СПб., 1895.

90. Красавчикова JI.О. Личная жизнь граждан под охраной закона. — М. : Юридическая литература, 1983. 160 с.

91. Кучерена А.Г. Адвокатура в условиях судебной реформы. — М. : Penates-Пенаты, 2002. 88 с.

92. Кучерена А.Г. Адвокатура. — М. : Юрист, 2005. — 351 с.

93. Лазарева В.А. Судебная власть: функции и формы реализации в уголовном процессе. — Самара, 1999.

94. Лазарева В.А. Проблемы теории и практики судебной защиты в уголовном процессе. — Самара, 2000.

95. Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. -М. : Знание, 1991. — 128 с.

96. Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. — М. : Прометей, 1999.-419 с.

97. Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М. : Мысль, 1977.-255 с.

98. Марков А.Н. Правила адвокатской профессии в России. Опыт систематизации советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. — М. : Типография О.Л. Сомовой, 1913. 430 с.

99. Мельниченко Р.Г. Право на юридическую помощь: конституциональные аспекты. — Волгоград : ВАГС, 2003. — 200 с.

100. Мирзоев Г.Б., Бойков А.Д. О научных исследованиях проблем адвокатуры и адвокатской деятельности: научно-методическое пособие. — М. : Российская академия адвокатуры, 2005. 56 с.

101. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.В. Лазарева. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Спарк, 2004. 671 с.

102. Нерсесянц B.C. Философия права. -М. : Норма, 2005. 656 с.

103. Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат. М. : Прогресс, 1993. - 464 с.

104. Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). — М. : Институт государства и права РАН, 1998. — 232 с.

105. Поварнин С.И. Логика. Ч. 1 : Общее учение о доказательстве // Записки историко-филологического факультета Императорского Петроградского Университета. Петроград, 1915.—Ч. CXXVTI. — 206 с.

106. Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. — М. : Правовая защита, 1927. — 94 с.

107. Лукич Р. Методология права. — М. : Прогресс, 1981. — 304 с.

108. Рогачевский Л.А. О правах адвоката в свете Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (об утратах и «приобретениях») // Приложение к журналу «Юридическая мысль». 2002. - № 4 (10). - 32 с.

109. Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни. М. : МЗ-Пресс, 2001. - 312 с.

110. Смоленский М.Б. Институт адвокатуры в системе функционирования гражданского общества и государства в России. — Ростов-н/Д : Ростиздат, 2005. — 151 с.

111. Тарло Е.Г. Общегражданское и судебное представительство. — М. : Юрлитинформ, 2003. — 96 с.

112. Тарло Е.Г. Профессиональное представительство в суде : Монография. — М. : Известия, 2004. — 416 с.

113. Традиции адвокатской этики : Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX в. нач. XX в.). - СПб. : Юрцентр Пресс, 2004. -370 с.

114. Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. М.: Юрист, 2001. - 412 с.

115. Филимонов Б.А. Защитник в германском уголовном процессе. — М. : Спарк, 1997.-112 с.

116. Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. — М. : Юридическая литература, 1974. 351 с.

117. Шопенгауэр А. О четверояком корне закона достаточного основания. Мир как воля и представление : Философское исследование. — Т. 1. : Критика кантовской философии / Пер. с. нем. — М. : Наука, 1993. — 672 с.

118. Этика адвоката / Сост. А.Д. Бойков; отв. ред. Г.Б. Мирзоев. — М. : Юрлитинформ, 2007. — 592 с.

119. Статьи в сборниках и периодических изданиях

120. Айвар JI.K., Трунов И.Л. Привилегии и иммунитеты в отношении адвоката // Уголовный процесс. — 2005. № 1. — С. 48—49.

121. Андрианов Н.В. Институты адвокатской и налоговой тайны: конфликт интересов или различия в правовой природе и нормативном регулировании? // Современное право. — 2006. № 12. - С. 60-66.

122. Анищенко И.И. Правовой режим профессиональной тайны // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. — 2004. — Вып. 3. — С. 42—52.

123. Анищенко И.И. Тайна частной жизни в системе объектов гражданского права // Современные теоретические и практические проблемы частного права : Сборник — 2004. — Вып. 1. — С. 14—24.

124. Арабули Д.Т. Воззрения Конституционного Суда Российской Федерации на обеспечение адвокатской тайны в уголовном процессе // Проблемы права. 2006. - № 1. - С. 130-134.

125. Ария С.Л. Об адвокатской тайне // Российская юстиция. 1997.2.

126. Баев Н.А. Дисциплинарная ответственность адвоката // Воронежские криминалистические чтения : Сборник научных трудов. 2005. -Вып. 6.-С. 10-16.

127. Бандурин С.Г. Громов Н.А. О проблемах свидетельского иммунитета // Следователь. 2004. - № 7. - С. 18-24.

128. Баранов A.M. Понятие и содержание законности как производное от понятия и содержания права // Вестник Южно-Уральского государственного университета. — 2003. — № 12. — Вып. 4. — С. 65—67.

129. Бардин JI.H. Наступление на адвокатскую тайну под маркой борьбы. с терроризмом // Адвокатские вести. 2004. - № 10 (48). — С. 8-9.

130. Бардин Л.Н., Мастинский Я.М., Минаков А.И. О недостатках Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре по вопросу о правовых основаниях оказания адвокатом юридической помощи // Адвокатская практика. 2003. - № 4. - С. 2-5.

131. Баренбойм П.Д. Резник Г.М. Адвокатура как защитник гражданского общества // Правовая реформа, судебная реформа и конституционная экономика : Сборник статей. — 2004. — С. 98—106.

132. Баринова Н.А., Зиновьев А.В. Правовые иммунитеты // Шестая научная сессия аспирантов ГУАП : Сборник докладов. 2003. — Ч. 2 : Гуманитарные науки. - С. 142—148.

133. Бачинин В.А. Философско-правовая методология: многообразие познавательных возможностей // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2000. - № 2. - С. 29-37.

134. Бенедикт Э. Адвокатура нашего времени // Русский адвокат. — 1999.-№5 (25).-С. 64.

135. Бессарабов В.Г., Косарев М.А. Понятие правового статуса адвоката // Право и политика. 2005. — № 11. — С. 93—102.

136. Бойков А.Д. Преступность как форма протеста // Мировой судья. -2007. -№5.

137. Бойков А.Д. Независимость адвокатуры // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. - № 6.

138. Буробин В.Н., Плетнев В.Ю. Правовой режим адвокатской тайны. Понятие правового режима адвокатской тайны и ее содержание // Закон и право. 2006. - № 4. - С. 11-16; № 5. - С. 27-32.

139. Буробин В.Н., Плетнев В.Ю., Шубин Д.А. Нарушения адвокатской тайны в России. — Ч. 2 // Адвокат. — 2005. — № 10.

140. Валяровский Ф.И., Гайдидей Ф.М. Иммунитет как общеправовая категория // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета : Сборник научных трудов. — 2005.-Вып. 8.-С. 6-12.

141. Велып И.В. История развития свидетельского иммунитета в России // История государства и права. — 2000. — № 1. С. 28-32.

142. Власова О. Законодательство Великобритании: охрана коммерческой тайны и другой конфиденциальной информации // Хозяйство и право. М., 1998. - № 8. - С. 111-116.

143. Лопатин В.Н. Правовая защита и охрана права на тайну // Юридический мир. 1999. - № 4. - С. 32-36.

144. Воронов А.А. Недооценка роли адвокатуры в укреплении судебной власти и осуществлении конституционных гарантий прав личности // Адвокатская практика. 2004. - № 6. - С. 24-27.

145. Воронов А.А. Проблемы профессиональной деформации и информационной безопасности в адвокатской деятельности // Современное право. 2005. - № 4. - С. 58-63; № 7. - С. 36-41.

146. Гайдук Э.Д. Договор поручения: права и обязанности доверителя // Современное право. 2002. - № 11. - С. 13-15.

147. Гармаев Ю.П. Адвокат-защитник и охраняемая законом тайна // Юрист.-2003.-№ 1.-С. 54—55.

148. Гармаев Ю.П. Гарантии независимости адвоката // www. advokatrus.ru.

149. Гармаев Ю.П. О некоторых пределах полномочий защитника // Вопросы правоведения: теория и практика : Сборник статей. — Улан-Уде, 2004.-С. 51-58.

150. Гармаев Ю.П. Ответственность адвоката-защитника за некачественную юридическую помощь // Закон. — № 10. — С. 136-140.

151. Гармаев Ю.П. Ответственность адвоката перед подзащитным за ненадлежащее исполнение обязанностей // Журнал российского права. — 2003.-№6.-С. 34-38.

152. Гармаев Ю.П. Раднаев B.C. Конфиденциальность свидания адвоката с клиентом: каковы ее пределы? // Журнал российского права. — 2001.-№6.-С. 56-61.

153. Гармаев Ю.П., Раднаев B.C. Беседа адвоката с подзащитным: новый аспект ОРД // Адвокатская практика. — 2001. № 2. - С. 8-11.

154. Гедель К. Об одном еще не использованном расширении финитной точки зрения // Математическая теория логического вывода : Сборник переводов. М., 1967. - С. 299-304.

155. Герлах А. О методах познания права // Правоведение. 1983. — № 1.-С. 12-24.

156. Глашев А. Незыблемость адвокатской тайны // Российский адвокат. М., 2000. - № 1. - С. 20.

157. Глашев А.А. Распространяется ли адвокатская тайна на специалистов, не являющихся адвокатами? // Вестник адвокатской палаты г. Москвы. 2005. - Вып. 1 (15).

158. Глухарева Л. Теория прав человека: предмет, методология, этапы развития. // Право и жизнь. 2004. - № 67. - С. 61-82.

159. Горбунов О.А. Субъекты и мотивация противодействия законной деятельности адвоката-защитника // Уголовное право и криминология: современное состояние и перспективы : Сборник научных трудов. — 2005. — Вып. 1.-С. 36-44.

160. Гребенщиков М. Обязанности адвоката по отношению к клиенту во время ведения дела // Журнал гражданского и уголовного права. — 1883. — Октябрь. Кн. 8. - С. 33-43.

161. Грудцина Л.Ю. Дисциплинарная ответственность адвоката // Дела судебные. Адвокаты делятся опытом : Сборник статей. — 2004. — Вып. 2. -С. 101-115.

162. Гусев B.C., Bye М.А. Россия может остаться без своих тайн // Конфидент. 1996. - № 1. - С. 14.

163. Дворников А.А. К вопросу о понятии «тайна» в уголовном праве // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения : Сборник научных трудов адъюнктов и соискателей. 2004. — Вып. 11. — С. 52-57.

164. Зинатуллин 3.3., Хайрутдинова Ф.Г. Профессиональная тайна адвоката как гарантия прав совершившего преступление лица // Проблемы охраны прав и интересов осужденного : Сборник научных трудов. — Кемерово, 1985. С. 46-50.

165. Каримуллин Р.И., Пилипенко Ю.С. Российская судебная система в контексте нового Федерального конституционного закона // Журнал российского права. -1998. — № 1. — С. 23—31.

166. Карпова И.В. В Швейцарии адвокаты не дают справок вне служебного помещения // Адвокатские вести. — 2004. — № 6 (44). С. 23-24.

167. Керимов Д.А. Психологический аспект правового бытия // Право и образование. 2000. - № 4. - С. 21-29.

168. Коломиец А.В. Адвокатская тайна. Некоторые проблемы правового регулирования и правоприменения // Хозяйство и право. — 2005. — № 1.-С. 109-121; №2.-С. 117-127.

169. Коломиец А.В. Институт тайны в гражданских законодательствах Германии и России. Некоторые проблемы правового регулирования охраны конфиденциальной информации в законодательстве России // Хозяйство и право. 2002. - № 8. - С. 93-100.

170. Коломиец А.В. Условие о неразглашении коммерческой тайны в трудовом договоре (контракте) // Хозяйство и право. — 1998. — № 5. С. 3237.

171. Корнеев А.А. Зарождение и развитие института адвокатуры до судебной реформы 1864 г. // Адвокатская практика. — 2005. — № 4. — С. 2-4.

172. Круглов Т. Адвокатская этика // Советская юстиция. — 1941. — № 4.-С. 9-11.

173. Кузнецов А.П., Папеева К.О. Проблемы уголовно-правовой охраны института тайны // «Черные дыры» в российском законодательстве : Юридический журнал. 2004. - № 3.

174. Кузьмин В.П. Место системного подхода в современном научном познании и марксисткой методологии // Вопросы философии. — 1980. — № 1. -С. 60.

175. Кулиш Т.П. О некоторых аспектах института адвокатской тайны // Актуальные проблемы государства и права на современном этапе : Материалы международной конференции студентов и аспирантов (Минск, 27-28 октября 2000 г.). -М., 2001. С. 328-329.

176. Кучерена А.Г. Конституционно-правовое регулирование права на квалифицированную юридическую помощь // Право и жизнь. 2002. - № 50. -С. 148-158.

177. Кучерена А.Г. Роль и место адвоката в современной России // «Черные дыры» в российском законодательстве : Юридический журнал. — 2005.-№1.-С. 226-230.

178. Кучерена А.Г. Адвокатская тайна // Законность. М., 2003. - № 2. - С. 47-50.

179. Кучерена А.Г. Конституционно-правовое регулирование права на юридическую помощь в зарубежных странах // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. — 2002. — Вып. 25. — С. 179—184.

180. Кучерена А.Г. Общая характеристика международных и европейских стандартов юридической помощи // Право и политика. — 2002. — № 10.-С. 90-95.

181. Лопатин В.Н. Правовая охрана и защита служебной тайны // Государство и право. — 2000. — № 6. С. 85-91.

182. Лопатин В.Н. Правовая защита и охрана права на тайну // Юридический мир. 1999. - № 4. - С. 32-36; № 5-6. - С. 42-50.

183. Лоскутова Т.А. Привилегии и иммунитет свидетеля в уголовном процессе Англии и США // Адвокатская практика. — 2005. — № 6. — С. 29-32.

184. Макарова Т.П. Конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь // Права человека и гражданское общество / Международная научно-практическая конференция (Москва, 23 ноября 2004 г.). М., 2005. - С. 102-110.

185. Малько А.В. Правовые иммунитеты // Правоведение. — 2000. — № 6. С. 11-22.

186. Малько А.В. Правовые иммунитеты: понятие, признаки, виды // Вопросы теории государства и права: новые идеи и подходы : Межвузовский сборник научных трудов. 2000. - Вып. 2 (11). - С. 42-50.

187. Малько А.В. Субъективное право и законный интерес // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. 1998. - № 4. - С. 58-70.

188. Малько А.В., Родионов О.С. Правовые режимы в российском законодательстве // Журнал российского права. — 2001. — № 9. — С. 19-25.

189. Матузов Н.И., Малько А.В. Политико-правовые режимы: актуальные аспекты // Общественные науки и современность. — 1997. — № 1. -С. 63-71.

190. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: вопросы теории и практики // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. — 1996. -№ 1.-С. 16-29.

191. Мачковский Л.Г. Охрана права на тайну сообщений в уголовном законодательстве России и зарубежных странах // Журнал российского права. -2003.-№4.-С. 85-92.

192. Мащенко Т. Статус информации и правовой режим доступа к информации (служебная тайна) // Юридический вестник. 2002. - № 1 (9). — С. 49-50.

193. Мельниченко Р.Г. Нетрадиционные источники поверенного права // Юрист-Правоведъ. 2005. - № 2. - С. 16-18.

194. Мепаришвили Г.Д. Адвокатская тайна и тайна других видов судебного представительства в уголовном процессе // Проблемы прокурорско-следственной и судебно-экспертной практики : Сборник научных трудов. Тбилиси, 1993. — С. 67-79.

195. Мепаришвили Г.Д. О совершенствовании законодательства об адвокатской тайне // Тезисы докладов на теоретической конференции аспирантов Института государства и права АН СССР и юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 1986. - С. 152-153.

196. Михайлов В. Выполнение профессиональных функций как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Уголовное право. — 2002.-С. 51-55.

197. Михайлов В. Право на тайну // Закон. 1998. - № 2. - С. 5-8.

198. Молло М. Правила адвокатской профессии во Франции // Традиции адвокатской этики : Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX в. нач. XX в.). - СПб., 2004. - С. 78-80.

199. Петров А., Резниченко И. Адвокатская тайна как гарантия права на защиту // Социалистическая законность. 1982. — № 8. — С. 26-27.

200. Петрухин И.Л. Частная жизнь (правовые аспекты) // Государство и право. 1999. -№ 1. - С. 64-73.

201. Пиголкин А.С. Обнаружение и преодоление пробелов права // Советское государство и право. — 1970. — № 3.

202. По дольный Н.А. Адвокатская тайна и проблемы безопасности общества от терроризма и организованной преступности // Адвокатская практика. 2005. - № 1. - С. 8-9.

203. Пристансков Д. Процессуальные гарантии // ЭЖ-Юрист. — 2005. —19.

204. Резник Г.М. То knock or not to knock (стучать или не стучать) // Адвокатская тайна / Под общ. ред. В.Н. Буробина. — М., 2006. С. 8.

205. Сергеев В.И. Адвокатский иммунитет // Адвокатская практика. — 2002.-№2.-С. 2-5.

206. Сергеев В.И. Адвокатура, государство и гражданское общество. Кто кому служит? // Адвокатская практика. 2002. - № 1. - С. 2-17.

207. Сергеев В.И. О проблемах защиты прав адвокатов // Адвокатская практика. 2005. - № 1. - С. 14-23.

208. Сергеев В.И. Право на защиту // Российский судья. 2001. - № 10.-С. 26-28.

209. Смирнягин Д.Б. Конфиденциальная информация как объект гражданских прав // Альманах работ молодых ученых. 2003. - № 1 (3). - С. 133-140.

210. Смолькова И.В. Адвокатская тайна // Адвокат. — 2001. — № 5. — С.3.10.

211. Сопельцева Н.С. Понятие правового иммунитета в российском законодательстве // Вестник Челябинского государственного университета. —2003.-№2.-С. 22-28.

212. Стецовский Ю.И. Охрана личной жизни граждан и адвокатская тайна // Советское государство и право. — 1987. — № 3. — С. 59—65.

213. Строгович М.С. Философские основы юридической науки // Тезисы докладов и сообщений на межвузовской конференции по теоретическим и методологическим проблемам правовой науки. — Кишинев, 1965.-С. 22-27.

214. Суменков С.Ю. Юридические исключения: инструментальный аспект // Правовая политика и правовая жизнь. — 2004. — № 2. — С. 132—140.

215. Таран А.С. Адвокатская тайна в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России : Сборник научных статей. Самара, 2005. — С. 71—80.

216. Таран А.С. Адвокатская тайна и интересы общества // Вестник Самарской гуманитарной академии. Сер. Право, — 2005. — № 2. — С. 153—158.

217. Тарасов А.А. Об адвокатской и следственной тайне // Соотношение досудебного и судебного производства: вопросы права, процесса и криминалистики : Материалы межвузовской научно-практической конференции (16 февраля 2006 г.). — Омск, 2006. С. 12—18.

218. Тарло Е.Г. Конституционное право на юридическую помощь // Правовое государство : Юридический научно-популярный журнал. — 1999. — № 1.с. 32-49.

219. Трошина С.М. Правовой статус адвоката // Трудовое право. —2004. № 7. с. 32-39.

220. Трунов И.Л. Безопасность, воспрепятствование, давление и вмешательство в деятельность адвоката // Адвокатская практика. — 2006. № 1. — С. 2—8.

221. Трунов И.Л., Трунова Л.К. Адвокатская тайна в свете реформ правового регулирования // Закон и право. 2002. — № 4. — С. 16—18.

222. Трунова Л.К. Привилегии и иммунитеты в отношении адвоката в уголовном судопроизводстве // Дела судебные. Адвокаты делятся опытом : Сборник статей. М., 2005. - Вып. 4. - С. 16-27.

223. Фатьянов А.А. Обращаться с осторожностью: тайна! // Закон. — 2002.-№ 12.-С. 24-26.

224. Фатьянов А.А. Тайна как социальное и правовое явление. Ее виды // Государство и право. 1998. — № 6. — С. 5-14.

225. Цыденова А.Г. Об адвокатской тайне // Вопросы правоведения: теория и практика : Сборник статей. — Улан-Удэ, 2004. — С. 204—211.

226. Цыпкин А.Л. Адвокатская тайна // Вопросы адвокатуры. — 2001. — №2 (30).-С. 55-86.

227. Чернобель Г.Т. Структура норм права и механизм их действия (логические аспекты) // Известия высших учебных заведений. Сер. Правоведение. 1983. - № 6. - С. 40-47.

228. Шнейкерт Г. Тайна преступника и пути к ее раскрытию (к учению о судебных доказательствах) // Тайна преступника. М., 2002. - С. 19-231.

229. Эко У. Когда на сцену приходит другой // Эко У. Пять эссе на темы этики. — СПб. : Symposium, 2005. — С. 158.

230. Элькинд П.С. Адвокатская этика // Советская юстиция. — 1940. — № 3. С. 17-21; № 4. - С. 17-20.

231. Юдушкин С.М. Адвокатура и государство за 200 лет // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. — 2002. — № 9. — С. 62-66.

232. Учебная и художественная литература

233. Адвокатская деятельность : Учебно-практическое пособие // Под общ. ред. В.Н. Буробина. 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Статут, 2005. - 604 с.

234. Алексеев С.С. Общая теория права : Учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. — 576 с.

235. Безлепкин Б.Т. Судебная система, правоохранительные органы и адвокатура в России : Учебник. — М. : Юрист, 2001. — 349 с.

236. Букреев В.И. Римская И.Н. Этика права: от истоков этики и права к мировоззрению : Учебное пособие. М. : Юрайт, 1998. — 336 с.

237. Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. — М. : Художественная литература, 1979. С .157-164.

238. Гармаев Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве : Учебник. -М.: Экзамен, 2005. 512 с.

239. Гриненко А.В., Костанов Ю.А., Невский С.А. Адвокатура в Российской Федерации: Учебное пособие. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.- 192 с.

240. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 7. - М. : Художественная литература, 1957. - 760 с.

241. Журавленко Н.И. Организационно-правовая защита информации : Учебное пособие. — Уфа : Восточный университет, 2003. 108 с.

242. Законотворчество в Российской Федерации: Научно-практическое и учебное пособие / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Формула права, 2000. - 608 с.

243. Лазарев В.В. Липень С.В. Теория государства и права : Учебник для вузов. 2-е издание, испр. и доп. - М. : Спарк, 2000. - 511 с.

244. Лубшев Ю.Ф. Курс адвокатского права : Учебник. — 2-е изд. — М. : ООО «Профобразование», 2004. 392 с.

245. Миттермайер К.Ю.А. Руководство к судебной защите по уголовным делам К.Ю.А. Миттермайера. — М., 1863. 296 с.

246. Тарло Е.Г., Диордиева Н.В. Адвокатская тайна: Учебное пособие. М.: МАКС ПРЕСС, 2004. - 36 с.

247. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. — М.: Изд. группа «НОРМА-ИНФРА-М», 1998. 570 с.

248. Тихомиров Ю.А. Коллизионное право: Учебное и научно-практическое пособие. — М., 2000. — 394 с.

249. Фойницкий И .Я. Курс уголовного судопроизводства. — Т. 1. — СПб., 1996.-552 с.

250. Фойницкий И .Я. Курс уголовного судопроизводства. — Т. 2. — СПб., 1996.-606 с.

251. Честнов И.Л. Методология и методика юридического исследования: Учебное пособие. — СПб., 2004. 128 с.

252. Диссертационные исследования

253. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения : Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. — М., 1994.-39 с.

254. Бондарь И.В. Тайна по российскому законодательству (проблемы теории и практики) : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Н. Новгород, 2004. — 203 с.

255. Горбунов О.А. Противодействие законной деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве (характеристика, средства предупреждения и нейтрализации) : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Воронеж, 2006. 218 с.

256. Кибальник А.Г. Иммунитет в уголовном праве : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — М., 1999.-25 с.

257. Краснов И.В. Конституционное право на квалифицированную юридическую помощь и его обеспечение в Российской Федерации : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Пенза, 2003.-179 с.

258. Курушин С.А. Гарантии обеспечения права на защиту обвиняемого в досудебных стадиях по УПК Российской Федерации : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Саратов, 2003. —213 с.

259. Лукошкина С.В. Иммунитеты в российском уголовном судопроизводстве : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск, 2005. — 224 с.

260. Манафов А.Г. Конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — М., 2002. 185 с.

261. Мельниченко Р.Г. Конституционное право на юридическую помощь : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Волгоград, 2001. — 201 с.

262. Мепаришвили Г.Д. Охрана тайн личной жизни в советском уголовном процессе : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1988. - 177 с.

263. Мухудинова Н.Р. Обеспечение конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи в российском уголовном процессе : Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саранск, 2005. - 220 с.

264. Огородов Д.В. Правовые отношения в информационной сфере : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — М.; 2002. — 25 с.

265. Паршин С.М. Тайна в уголовном законодательстве (теоретико-прикладное исследование) : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Н. Новгород, 2006. — 40 с.

266. Рожнов А.А. Уголовно-правовая охрана профессиональной тайны: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ульяновск, 2002. — 203 с.

267. Смолькова И.В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе : Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. — Иркутск. 1998. — 401 с.

268. Суменков С.Ю. Привилегии и иммунитеты как общеправовые категории: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Саратов, 2002. — 26 с.

269. Суслова С.И. Тайна в праве России: цивилистический аспект: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -Иркутск 2003. 204 с.

270. Тарло Е.Г. Роль адвокатуры в системе обеспечения конституционного права на юридическую помощь (российская действительность и мировой опыт): Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2001. — 25 с.

271. Энциклопедии, словари, справочники

272. Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка. — Т. 2.- М. : Русский язык, 1989. 779 с.

273. Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка. — Т. 4.

274. М. : Русский язык, 1991. — 683 с.

275. Дыдынский Ф.М. Латинско-русский словарь к источникам римского права / По изданию 1896 г. М.: Спарк, 1998. - 560 с.

276. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. 24-е изд., испр. - М.: ОНИКС - 21 век; Мир и образование, 2004.-1200 с.

277. Литература на иностранных языках

278. Alfes Н. Das Anwaltsgeheimnis des Syndikusanwalts und des fest angestellten Unternehmensjuristen. Eine rechtsvergleichende Untersuchung des US-amerikanischen und deutschen Rechts. Heidelberg : Verlag Recht und Wirtschaft GmbH.

279. Capitani W. de Anwaltsgeheimnis und Unternehmensjurist. — Zurich : Schulthess Polygraphischer Verlag, 1999.

280. Datenschutz in Anwaltschaft, Notariat und Justiz / Herausgegeben von Prof. Dr. RalfB. Abel. -Munchen : Verlag C.H. Beck, 2003

281. Horns A. Das Bedrohungsmodell als Grundlage technischer Mafinahmen // Datenschutz in Anwaltschaft, Notariat und Justiz / Herausgegeben von Prof. Dr. RalfB. Abel. Munchen : Verlag C.H.Beck, 2003. - S. 257-290.

282. Meyer-Hauser B.F. Anwaltsgeheimnis und Schiedsgericht. — Ztirich*Bazel*Genf: Schulthess Juristische Medien AG, 2004.

283. Schluep W.R. Uber Sinn und Funktionen des Anwaltsgehaimnisses im Rechtsstaat. Zurich : Schulthess Poligraphischer Verlag.

284. Vorwort von a. Bundesrichter Dr. Adolf Liichinger // Schluep W.R. Uber Sinn und Funktionen des Anwaltsgehaimnisses im Rechtsstaat. — Zurich : Schulthess Poligraphischer Verlag.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 411976