Аграрные отношения в средневековой Сербии во второй половине XIV - первой половине XV в. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, кандидат исторических наук Чернова, Мария Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Аграрные отношения в средневековой Сербии во второй половине XIV - первой половине XV в.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 275122
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Чернова, Мария Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Красноярск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03
Специальность: 
Всеобщая история (соответствующего периода)
Количество cтраниц: 
191

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Чернова, Мария Александровна

Введение.

Глава 1. Феодальное землевладение.

Политическая история Сербии.

Природно-географические особенности.

Баштана.

Прония.

Держава.

Вотчина.

Секуляризация церковного землевладения.

Глава 2. Сербская деревня во второй половине XIV-первой половине

XV вв.

Изменения в аграрных отношениях Сербии второй половины XIVпервой половины XV.

Крестьянские наделы.

Крестьянская рента.

Община и общинное самоуправление в средневековой Сербии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Аграрные отношения в средневековой Сербии во второй половине XIV - первой половине XV в."

Актуальность темы.

Аграрные отношения являются основой любого средневекового общества. Поэтому не удивительно, что отдельные вопросы, касающиеся рассмотрения аграрных отношений в средневековой Сербии затрагивались исследователями, начиная со средины XIX века. Однако многие важные вопросы, касающиеся второй половины XIV - первой половины XV века являются или не рассмотренными вовсе, или весьма спорными. Проблемы аграрной динамики в сербских средневековых землях в последний период их независимого существования лишь затрагивались исследователями. Весьма мало исследований касающихся и положения крестьянства в период османского завоевания. А между тем, можно констатировать, что развитие аграрных отношений в указанный период отнюдь не шло в русле предшествующего времени. Поэтому изучение эволюции аграрных отношений в период османского завоевания представляется весьма важной в научном плане исследованием, и не только для сербских земель, но и соседних государств Юго-Восточной Европы, для которых в менее полном объеме сохранились источники этого периода.

Цель работы - рассмотреть аграрную динамику в Сербском государстве во второй половине XIV - первой половине XV вв. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть процессы, происходившие с церковными и монастырскими владениями в свете изменившейся политической ситуации и активного турецкого завоевания.

2. Исследовать изменения, происходившие в светском феодальном землевладении во второй половине XIV - первой половине XV вв. по сравнению с предшествующим периодом.

3. Рассмотреть изменение положения сербского крестьянства во второй половине XIV - первой половине XV вв.

4. Выявить особенности аграрного развития Сербского государства, главным образом на примере северных земель.

Хронологические рамки исследования.

Хронологические рамки работы ограничиваются периодом с 1355 года по 1459 год. То есть исследование охватывает историю Сербского государства со времени смерти царя Стефана Душана и распада Сербо-греческого царства, затем период феодальной раздробленности и собирания сербских земель князем Лазарем, продолжение его начинаний сербскими деспотами и, наконец, окончательное падение деспотовины под ударами турок в 1459 году. Нижняя граница исследования обусловлена тем, что именно со второй половины XIV века в сербских землях происходят серьезные изменения в политической жизни и связанные с этим изменения в экономике Сербского государства. Верхняя граница исследования обусловлена тем, что именно в этот год Сербский деспотат окончательно теряет свою независимость.

Территориальные рамки исследования.

Территориальные рамки работы охватывают южные, центральные и северные сербские земли. Особое внимание в исследовании уделено центральным и северным сербским землям, поскольку в условиях непрерывного турецкого завоевания именно они стали оплотом сербских правителей.

Методологическая основа исследования.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют принципы объективности, историзма, научности. Это позволило рассмотреть аграрные отношения в сербских землях в эпоху османского завоевания с точки зрения объективных закономерностей и в системе изменяющихся связей с разными общественными явлениями. Принцип историзма использован для изучения исторических явлений в их развитии, в связи с изменяющимися условиями. Характер диссертационного исследования обусловил опору на формационный подход, как наиболее полно позволяющий проследить процессы происходящие в аграрных отношениях Сербского государства. Соответственно, социально-экономические отношения в сербском обществе изучались как целостная система в рамках двух этапов - анализа и синтеза. Последовательный анализ аграрных отношений в Сербском государстве основывался на методе критической интерпретации источников, а так же сравнительно-историческом методе.

Научная новизна исследования.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в работе было рассмотрено на основе широкого круга разнообразных источников, изменения в развитии аграрных отношений в сербских землях во второй половине XIV - первой половине XV веков, изменений в формах ренты, развитие арендных отношений, продолжение внутренней колонизации сербских земель.

Зарубежная историография

С подъемом сербского национально-освободительного движения во второй половине XIX в. возрос интерес к истории средневекового Сербского государства.

В течении XIX и первой половины XX веков была собрана большая источниковая база по средневековой истории Сербии. Отдельные грамоты публиковались в сербских журналах, таких как «Гласник Друштва српске словесности» впоследствии переименованный в «Гласник Србског ученог друштва», Споменик САН.

Одним из первых историков, занимавшихся экономическими вопросами, был Ч. Миятович. Его перу принадлежат несколько работ, посвященных сербской торговле в средние века.1 Главной его целью было показать место Сербии среди других европейских государств и доказать, что Сербия имела такой же уровень экономики, как и развитые европейские государства. Однако, пытаясь подсчитать население Сербии в XIV в., он основывался на размерах ввоза соли в Сербию, при этом полагая, что соль ввозилась только для употребления людьми, не беря во внимание, что её употребляли и животные. В итоге, по расчетам Ч. Миятовича плотность населения в Сербии XIV в. превышала плотность населения в Англии в это время.2

В девятнадцатом веке с открытием и публикацией документов появляются труды по средневековой истории Сербии. «Ученые интересовавшиеся историей Сербии среднего века никогда не обходили вниманием аграрный вопрос. Занимаясь разными темами, они в разной мере касались и земельных отношений».3

Большое внимание социально-экономическим проблемам уделял сербский историк и политический деятель С. Новакович в работе «Село» и ряде статей, как то «Прониары и баштинники» и др. Помимо исследования феодального землевладения, пронии и баштины, С. Новакович уделял большое внимание и рассмотрению жизни деревни, категориям крестьянства, крестьянских форм собственности на землю, повинностей, роли общины, видам сельских поселений и др.4 Работа чешского истори

1 М^атовиЬ Ч. Финанщуе српског кралевства. //Гласник Српског Ученог Друштва, кн>. VIII,Београд: ГСУД.1869.-С. 43-68 и др.

2 Шаферова Л.А. Сербские средневековые города в сербской историографии второй половины XIX - начала XX в. //Источники и историография славянского средневековья. М.:Наука, 1967. - С. 220

3 Блап^евиЬ М. Земл>орадн>а у средн>овековно]' Србщ'и. -Београд: Историйки институт, 1973. - С. 14

4 НоваковиЬ Ст. Село. //Глас СКА, кн>. XXIV - Београд: СКА, 1891. -261 е.; НоваковиЬ Ст. Прониари и баштинци (cnaxnje и читлук-сахиби]е). Прилог к истории непокретне имовине у Срби|'и XIII-XV века. //Глас СКА, кн>.1 - Београд: СКА, 1887. -С. 18-21 ка К.Иречека «История Сербов»5 была одним из первых обобщающих трудов по истории средневековой Сербии, в которой кроме политической проблематики были затронуты и социально-экономические вопросы, культура и быт Сербского и соседних государств.

С. Новакович и К. Иречек создавали фактически статистическую и довольно однообразную картину сербского средневековья, рассматривая её преимущественно сквозь призму постановлений Законника Стефана Душана. Более того, нередко воссоздаваемая таким образом картина средневекового сербского строя оказывалась почти неизменной с древнейших времен вплоть до XIX века.6

В дальнейшем были сделаны большие шаги в изучении социально-экономических отношений в Сербии. Появились исследования, обращенные на изучение отдельных особенностей феодального хозяйства в том или ином имении, рассматривающие формы феодальной эксплуатации крестьянства и положение разных категорий зависимого сельского населения, дающие обобщенную характеристику развития производительных сил в сербской деревне. Социально-экономические проблемы средневековой Сербии и Византии рассматривались Г. Острогорским, А. Соловьевым, В. Мошиным и др. Влияние Византии на политические и социально-экономические отношения и культурную жизнь в сербских землях было очень велико. Г. Острогорский большое внимание уделял рассмотрению заимствованных из Византии институтов феодальной земельной собственности в сербских землях, их эволюции в Сербском государстве, в частности, такого института как прония.

Кроме того, в югославской историографии разрабатывались вопросы системы феодальных податей, положения отдельных категорий кре

5 1иречек К. Исторф Срба I-II.; превео J. Радоний - 2 исправлено и допун>ено издание. Београд: Слово л>убве, 1978.-512 с.

6 Наумов Е.П. Господствующий класс и государственная власть в Сербии XIII-XV вв. - М.: Наука, 1975. -с. 6 стьянства. Прежде всего, этими проблемами занимался И. Божич. Кроме того, его исследования были посвящены и аграрной проблематике и вопросам землепользования. И. Божич разрабатывал тему независимых сельских общин, главным образом, в Далмации, занимался исследованием повинностей крестьян в средневековом Сербском государстве, взаимоотношениями села и города. И. Божич полагал особо важным, в условиях многонациональной Югославии, изучать региональную историю, которая, по его мнению, не является локальной, а всегда обращена к изучению важных проблем.

Положение отдельных категорий зависимого населения разрабатывались и М. Диничем. Так, его перу принадлежит исследование о специфической сербской категории сельского населения - сокальниках. Кроме того, М. Динич рассматривал положение властелы и властеличичей в Зе-те, прежде всего в окрестностях Дубровника. Особо следует упомянуть ученика и последователя М. Динича - С. Чирковича. Из его многочисленных работ можно выделить «Историю Боснии», а так же работы, непосредственно посвященные земледелию - о четвертине, о характере сербской сельской общины и др.

Сербскими историками были выпущены как сводные труды общего характера «История сербского народа», «История Черногории», так и исследования, посвященные отдельным проблемам аграрных отношений в средневековой Сербии. В сербской и болгарской историографии был сделан подробный анализ видов феодальной ренты. В основном в первой половине XIV в. Характер источниковой базы повлиял на более пристальный интерес историков к эпохе Неманичей и царства Стефана Ду-шана и гораздо менее пристальный к последующему периоду. К вопро

7 Диний М. Растислалийи. Прилог истории распадан>а српског царства. // Зборник радова Српске академф наука кн> XXXVI. Византолошки институт Српске академи]е наука к №. 2 / уредник академик Григори] OcTporopcKHj - Београд: САНУ, 1953. - С.139-144; ДиниЙ М. Сокалници. // Прилози за кн>ижевност, je3HK, сам социально-экономической истории Сербии и Македонии обращался и болгарский историк Д. Ангелов.8 Он рассматривал историю феодального землевладения, положения крестьянства и его повинности, опираясь на материал македонских монастырских грамот. Кроме того, Д. Ангелов занимался и вопросами богомильства.9 Болгарские историки при изучении вопросов феодализма, прежде всего, сталкиваются с проблемой практически полного отсутствия собственно болгарских источников того времени.

Особо следует подчеркнуть большую работу югославских историков, проведенную по локализации и определению местоположения сел и городов, упоминающихся в средневековых грамотах. Р. Груич, Р. Иванович, Г. Шкриванич, М. Благоевич, Р. Михальчич проводили историко-географические исследования монастырских владений.10

Одной из основополагающих работ по истории аграрных отношений в средневековой Сербии является монография М. Благоевича «Земледелие в средневековой Сербии».11 Этот фундаментальный труд, основанный на большом количестве разнообразных источников, дает разностороннюю характеристику сербского средневекового земледелия. Автор исследует орудия производства сербского крестьянина, способы обработки земли и сельскохозяйственные культуры, методы поддержания

HdopHjy и фолклор - 1962-28. св. 3-4-С. 149-157; ДиниЙМ. Српске земл>е у средн>ем веку. Истори|ско-географске студне. - Београд: Српска кн>ижевна задруга, 1978 - 416 с.

8 Ангелов Д. Аграрните отношения в северна и средна Македония през XIV век. - София: Издание на Българската академия на науките, 1958 - 398 с.

9 Ангелов Д., Примов Б., Батаклиев Г. Богомилството в България, Византия и Западна Европа в извори. -София: Издание на Българската академия на науките, 1967. - 267 с.

10 ШкриваниП Г. Жичко enapxnjcKO властелинство. // Историйки часопис - 1952-1953 - кн>. IV - С.148-172; ШкриваниЙ Г. Раваничко властелинство. // Историйки часопис - 1970 - кн. XVI-XVII - С.235-253; ШкриваниЙ Г. Властелинство великог челника Радича ПоступовиПа. // Историйки часопис - 1973 - кн. XX -С.125-137; Иванович Р. Средн.овековни баштински поседи Хумског enapxnjcKor властелинства. // Историйки часопис - 1959 - кн. IX-X - С.79-95; Иванович Р. Властелинство манастира св. Архангела код Призрена. // Историйки часопис - 1959 - кн. VIII - С.209-253; ИвановиП Р. Дечанско властелинство. // Историйки часопис - 1952-1953 - кн. IV - С.173-225; Ивановий Р. Дечански катуни. // Исторфки часопис -1952 - III - С. 113-135; Благо]евий М. Манастирске поседи крушевачког Kpaja. // Крушевац кроз векове: зборник реферата са симпозиума одржаног од 4. до 9. октобра./ Гл. уредник А. Стоший - Крушевац: Народни My3ej, 1972. - С. 25-49; rpyjnh Р. Властелинство светог T>opf)a код Скошьа од XI-XV века. // Гласник Скопског научног друштва - 1925 - V1I-2 - С. 45-79

11 Блап^евиЬ М. Земл>орадн>а у средн>овековно] Срби]и. - Београд: Историйки институт, 1973.-463 с. плодородности почвы, а также производительные возможности сербского земледельца и соотношение между повинностями и производительными возможностями крестьянина. При этом автором были рассмотрены не только письменные источники, такие как Святостефанская и Дечан-ская грамоты, частноправовые акты дубровницкого архива, сербский перевод Земледельческого закона, но и произведения искусства. Знаменитые фрески монастырей Дечаны, Раваницы, Печской патриархии, миниатюры Мюнхенского псалтыря, Призренского евангелия и другие произведения искусства. М. Благоевич, сопоставляя данные изобразительных и письменных источников, представляет картину средневековых земледельческих орудий труда. Разновидности, внешний вид и цены на них дают возможность проникнуться трудом сербского крестьянина. Рассматривая процесс колонизации, который происходил в конце XIII -XIV в. довольно интенсивно, автор подробно описывает процесс выкорчевки и вырубки леса, виды полей, используемых сельскохозяйственных культур и полевых работ. Но «процесс внутренней колонизации, к сожалению, в целом не представлен как свидетельство подъема производи

17 тельных сил страны, прогресса её земледелия». Особое внимание автор уделяет виноградарству. М. Благоевичем были расширены территориальные границы исследования виноградарства, а так же привлечены новые источники для его исследования. Им приведены интересные технические детали выращивания винограда, как-то: использование удобрений, рассады, обработка земли. В результате подробного изложения виноградарства, автор приходит к заключению, что земледелие в средневековой Сербии постепенно приобретает интенсивный характер. С конца XIII в. и до начала XV в. виноградарство постепенно развивалось и распространялось и на северные области, а в первой половине XV в. отдельные северные области по производству вина мало уступали Примо

12 Шаферова Л.А. М. Благоевич Земледелие в средневековой Сербии, Белград, 1973 // Социально-экономические проблемы истории древнего мира и средних веков: Сб. научных статей. / Отв. редактор Л.А. Шаферова - Красноярск: Красноярский государственный педагогический институт, 1977. - с. 115

10 рью. С другой стороны, развитие этой деятельности свидетельствует о росте центров потребления Сербии и о возрастании плотности ее населения.13

В качестве характеристики интенсификации сербского земледелия автор рассматривает распространение садов и огородов. М. Благоевич констатирует, что огороды были необходимы всем земледельческим хозяйствам. В королевских жалованных грамотах крупнейшим монастырям категорически предписывалось, что каждое домохозяйство и даже самое бедное имеет право на использование огорода. Огороды имелись и у мельниц, в хозяйствах светских и духовных феодалов. Овощи играли важную роль в питании средневекового населения. Особенно в свете постов, которых оно придерживалось. «По мнению автора не является случайностью передача в долговременное пользование дубровницким кме-там (зависимым людям) земли для постройки дома и устройства огорода. Автор не пишет, что посадники (зависимые люди сидящие на чужой земле) которского Дистрикта также имели огороды у своих домов. Известно, что и крестьянству Грбаля, Биелы, Крушевице, получившему статус посадников после присоединений этих территорий к Котору, было оставлено право на маленькую крестьянскую усадьбу - дом, огород и небольшой виноградник (не более 2 квадранолов).14

Особо М. Благоевич рассматривает способы поддержания плодородия почвы: орошения, осушения, удобрения и севооборот.

Исследуя производственные возможности земледельца, автор останавливается на производстве зерновых. Анализируя договоры аренды земли, волов и семян для посева, М. Благоевич приходит к выводу о четырехкратном разделе урожая зерновых. Хотя, по мнению JI.A. Шаферо

13 Благсц'евиЬ М. Земл>орадн>а у средн>овековно] Срб^'и. - Београд: Историйки институт, 1973. - с. 162 вой М. Благоевич приводит по материалам которского архива данные об арендной плате за карат земли в Грбале в 30-х гг. XV в., которые противоречат его утверждениям.15

Проведя тщательные расчеты, М. Благоевич установил, что земледелец с одной парой волов мог вспахать и засеять такую площадь поля, для которой требовалось максимально 6 старов зерна или 27 коблов, что соответствует 600 литров. Таким количеством семян можно было засеять 2,5 га земли и получить урожай в 4 раза выше. Однако средняя норма была несколько ниже - 5 старов или 22.5 коблов земли, а реальная еще меньше.16

Феодальные же обязательства составляли одну треть от производительной возможности человека и его зевгара (упряжки волов). Однако тот же Земледельческий закон, по свидетельству самого автора, оговаривает, что собственнику земли принадлежит 1/10 часть урожая, а земледельцу - все остальное. Такая же система была распространена и в Кото-ре. Такое существенное отличие М. Благоевич объясняет его применением в малонаселенных областях.

Исследуя структуру земельного надела, автор показывает, что под «селом» земледельца подразумевается двор, огород и три нивы. Земледелец мог получить право пользование землей по наследству (баштана), в приданое (прикия), купив её (купленица) или расчистив необрабатываемый участок земли (лаз, требеж). Однако, как отмечает JI.A. Шаферо-ва «имея в виду такие сербские источники, как жалованные грамоты и Законник Стефана Душана, представляется, что М. Благоевич несколько упрощает и устройство господского поместья, и структуру крестьянского хозяйства. В монографии рассматриваются крупно владельческие по

4Шаферова Л.А. М. Благоевич Земледелие в средневековой Сербии, Белград, 1973 // Социально-экономические проблемы истории древнего мира и средних веков: Сб. научных статей. / Отв. редактор Л.А. Шаферова- Красноярск: Красноярский государственный педагогический институт, 1977.- С. 117

15Там же. - С. 119 местья, принадлежащие богатейшим сербским монастырям, не затрагивается хозяйство небольших, бедных монастырей, мелких феодалов. Не дается и организация крупновладельческого поместья в целом. Можно понять, что исследователя в господском поместье интересует лишь terra dominikata, обрабатывающаяся за счет выполнения барщины».17

Без сомнения, особым вкладом М. Благоевича является рассмотрение производственных возможностей земледельца и его пары волов и, соответственно, присваемая доля его труда феодалом: 1/3 трудовых возможностей, 1/3 времени по заготовки сена и столько же для обработки винограда. Автор подчеркивает, что переход с отработочных обязательств, отмеренных поверхностью обрабатываемой земли в Сербии на отработки, отмеренные временем слишком очевиден, что бы быть случайным. Автор полагает, что Законник Стефана Душана, определивший барщину в рабочих днях, разрешал феодалам использовать находившуюся в их распоряжении рабочую силу для тех работ, которые в гос

1 fi подском хозяйстве были наиболее нужными. При этом следует учитывать, что М. Благоевич рассматривает повинности крестьянства, главным образом, на примере Дубровника, не учитываю специфику различных районов Сербского государства. М. Благоевич несколько упрощает и устройство господского поместья, и структуру крестьянского хозяйства.

Кроме того, перу М. Благоевича принадлежат работы, посвященные монастырским владениям и другим проблемам сербского феодализма. Ряд статей М. Благоевича посвящен уточнению датировок сербских средневековых грамот, уточнение подлинности подписей на них и другим источниковедческим изысканиям.19 Не оставляя своим внимание аг

16Благо]евиЬ М. Земл>орадн>а у средн>овековно] Срби|'и.- Београд: Историйки институт, 1973. - С. 406

17 Шаферова Л.А. М. Благоевич Земледелие в средневековой Сербии, Белград, 1973 // Социально-экономические проблемы истории древнего мира и средних веков: Сб. научных статей. / Отв. редактор Л.А. Шаферова - Красноярск: Красноярский государственный педагогический институт, 1977. - С. 121

18 БлапуевиЬ M. Земл>орадн>а у средк>овековно] Cp6njn.- Београд: Историйки институт, 1973. - С. 412

19 БлапуевиЬ М. Када je крал> Душан потврдио Дечанску хрисовул>у. // Историйки часопис- 1970 -№16-17-С. 79-86; БлапуевиЬ М. Господари Срба и Подунавл>а // Историйки гласник - 1983 - №1-2 - С. 43-53;

13 рарные отношения в средневековой Сербии, М. Благоевич исследует систему налогообложения в Сербии XIV - XV веков. Так, он уточняет

20 значения термина приселица. Опровергая устоявшееся в историографии мнение, что это обязанность давать кров и еду путешествующему властелину и его людям, автор убедительно доказывает, что приселица скорее означает возмещение ущерба за разбойное нападение окрестными селами или даже целой жупой.

М. Благоевич большое внимание уделяет феодальным повинностям зависимого сербского крестьянства. Именно этому вопросу посвящена

У 1 работа «Закон Святого Симеона и Святого Савы». Автор приходит к выводу, что это два отдельных закона, причем закон святого Симеона регулировал обязанности зависимого населения монастыря Студеници, а закон святого Савы изначально прописывал обязанности зависимых людей монастыря Милешева. Законы святого Симеона и Саввы, лежащие в основе Студеницкой и Милешевской повели, упоминались впоследствии и в других грамотах. М. Благоевич указывает, что земли, которых касались эти предписания, располагались непосредственно в составе исконной Сербии (в долинах рек Лим, Ибр, Морава и Западная Морава), где формировались отношения характерные для сербского феодального общества XIII - XIV в.22 По мнению автора, эти нормы в последствии служили образцом для церквей и монастырей, чьи владения располагались на бывших византийских землях присоединенных сербскими правителями. Реконструируя «закон л.удем церкве», «закон влахом» и «bojhhhkh закон» автор исследует зависимое население монастырских поместий

Блапуевий М. Деспот Стефан Лазаревий и Милешева. // Милесева у истории српског народа: ме!}ународни скуп поводом седам и по векова nocTojaH>a, jyHH 1985 /уредник B.J. ЪуриЙ - Београд: САНУ, 1987. - С. 165174; Благс^ евий М. Челници манастира Дечана. // Дечани и византийка уметност средином XIV века: ме1)ународни научни скуп поводом 650 година манастира Дечана, септамбар 1985 / уредник В. J. ЪуриЬ -Београд: САНУ, 1989. - С. 21-34

20 Блапуевий М. Оброк и приселица. //Истор^ски часопис- 1971 -№18-С. 165-188

21 Благсуевий М. «Закон светога Симеона и светога Саве». // Ме^ународни научни скуп Сава Неман>ий -свети Сава: история и предана: децембар 1976 / уредник В. Ъурий - Београд: САНУ, 1979. - С. 129-166

22 БлагсуевиЬ М. «Закон светога Симеона и светога Саве». // Ме1)ународни научни скуп Сава Неман>ий -свети Сава: истор^а и предана: децембар 1976/уредник В. Ъурий-Београд: САНУ, 1979.-С. 134

14 земледельцев и скотоводов) и их повинности. Так, он очерчивает круг обязанностей меропхов, сокальников, отроков, попов. Он особо подчеркивает, что все категории земледельцев были обязаны обрабатывать монастырю один мат виноградников, а что касается попов, то обработка виноградников являлась их главной обязанностью.23 Автор рассматривает обязанности влахов, в том числе и пастухов, которыми в монастырском хозяйстве могли быть как влахи, так и зависимые крестьяне - земледельцы. И, кроме того, он касается такой категории как церковные воины, которые в свою очередь являлись баштинниками, а потому выполнение земледельческих работ ни в коей мере не вытекало из «военного закона».24

Характеризуя общую систему налогообложения, М. Благоевич останавливается на соке - как на едином государственном налоге, которым облагались зависимые земледельцы. Он указывает, что соком облагались домохозяйства, а не земля, как, например, считал Ст. Новакович. Он так же опровергает предположение, что этот налог представлял собой «гла-варину», поскольку никакого кадастра земли, а так же описи населения в то время не существовало. М. Благоевич заявляет, что сок платили села входившие в властельские баштины и пронии, но непосредственными плательщиками были зависимые люди. Они упоминаются в источниках как «люди», а так же как «всякий человек», или как меропхи и кметы, которые представляют основную массу зависимого населения - земледельцев. Сок, введенный Милутином в начале XIV в., составлял основу королевского и царского дохода (50000 дукатов) и служил, по мнению автора, для содержания наемных войск, коих при Милутине было от 1500 до 2000 человек. Однако право сбора этого государственного налога могло отдаваться монастырям как особая привилегия. Автор подчер

23 БлагсуевиЙ М. «Закон светога Симеона и светога Саве». // Ме1}ународни научни скуп Сава Неман>иЙ -свети Сава: ncTopnja и предан>е: децембар 1976 / уредник В. ЪуриЙ - Београд: САНУ, 1979. - С. 144

24 Благо]евиЬ М. «Закон светога Симина и светога Саве». // Ме^ународни научни скуп Сава Неман>иИ - свети Сава: исторща и предан>е: децембар 1976 / уредник В. ЪуриЬ - Београд: САНУ, 1979. - С. 164

15 кивает, что если в начале XIV в. сок собирался как денежная выплата, то уже в Законнике Стефана Душана оговаривается возможность сбора этого налога зерном (1 перпер или 1 кабл жита). М. Благоевич считает, что на это могло повлиять снижение ценности перпера, в то время как цены на зерно оставались относительно стабильными. И добавляет, что сок во второй половине XIV века собирался и деньгами и хлебом.

М. Благоевич так же проводит вычисления величины сербского каб-ла. Отталкиваясь от дубровницкого стара, автор выясняет, что сербский кабл весил 62,128 кг. Автор определяет величину таких мер как «полукнице», «лукно», «крине», «уборак». На основе величины монастырского лукна автор вычисляет и доходы от «духовного сбора». Он отмечает, что величины сербских мер хорошо соотносятся с византийским монастырским модием. Автор особо останавливается на содержании меры «лукно» и его региональных особенностей . Без сомненья подобного рода дополнения и уточнения мер объема и веса очень важны для изучения аграрных отношений и не только.

Помимо вышеперечисленных изысканий, М. Благоевич исследует л/ монастырские владения крушевачкого края. Он отмечает, что первые владения монастырей здесь появляются в конце XII - начале XIII в., но особый размах они достигают во время князя Лазаря и деспота Стефана Лазаревича. Он, в частности, прибег к топографическим исследованиями и установил историю некоторых селений, вплоть до современности.

В свете изучения монастырских владений, М. Благоевич обращается и к проблеме секуляризации в средневековой Сербии. Поднимая этот вопрос, М. Благоевич отмечает, что в историографии тема ранее никогда

25 Благсуевий М. Cofie - основни порез средн>овековне Cp6nje. // Глас / Српска академ^'а наука и уметности. СССХС. Одел.ен,е истори|'ских наука; кн>. 11. / уредник В. Крестий - Београд: Српска академ^а наука и уметности, 2001. - С. 1 - 43

26 BnarojeBHfi М. Манастирске поседи крушевачког Kpaja. // Крушевац кроз векове: зборник реферата са симпозиума одржаног од 4. до 9. октобра./ Гл. уредник А. Стоший - Крушевац: Народни музе.)', 1972. - С. 2549 не рассматривалась, несмотря на исследования советских историков. На основе владений монастыря Хиландар автор отмечает, что секуляризация владений этого монастыря началась со времени царя Душана. Обращаясь к примеру пирга св. Василия, М. Благоевич акцентирует внимание на способе секуляризации, т.е. за экономические «преступления» монахов пирга, тогда как Е.П. Наумов отмечает сам факт секуляризации и отмечает, что после развала державы Стефана Душана привилегии и размеры церковного и монастырского землевладения не оставались неизменными. Зачастую, старые грамоты уже не отражали действительного положения церкви и монастырей, действительных размеров их владе-28 ний. Говоря о секуляризации, Е.П. Наумов, не ограничивается только православной церковью, а указывает и на перераспределение земельной собственности в Приморье.

В целом, исследователи сходятся на том, что не стоит преувеличивать результаты этого перераспределения феодальной земельной собственности, которое иногда выливалось в форму частичной секуляризации церковных и монастырских имений. М. Благоевич подчеркивает, что сербские правители, как защитники сербской православной церкви, только в исключительных случаях посягали на церковные владения.29 Е.П. Наумов указывает, что церковные и монастырские владения были достаточно важным объектом в развернувшейся борьбе за земельную собственность. «Причиной этих выступлений светской знати и отдельных феодальных государей против церковного и монастырского землевладения было, несомненно, значительное расширение церковных владений в сербском государстве Неманичей, вследствии чего сократился фонд государственных земель, а так же доходы государственной власти

27 Блапуевий М. Секуларизащуа хиландарских поседа у средн>овековн(у Срби]и. // Осам векова Хиландара: истори]а, духовни живот, иьижевност, уметност и архитектура. - Београд: САНУ, 2000. - С. 51

28Наумов Е.П. К истории византийской и сербской прониию. // Византийский временник. Т. 34. / Отв. редактор 3.B. Удальцова -М.: Наука, 1975-С. 141

29 БлапуевиИ М. Секуларизащуа хиландарских поседа у средн>овековно] Срби]и. // Осам векова Хиландара: истори]а, духовни живот, кн>ижевност, уметност и архитектура. - Београд: САНУ, 2000. - С. 57

17 в связи с широкими иммунитетными правами церкви. В свою очередь светские феодалы и нобилитет городов стремились расширить свои владения за счет церковных имений, нередко прибегая к помощи государственной власти».30 Подобные расхождения в оценках, очевидно, свидетельствуют о разных методологических подходах, используемых советской и югославской школой историков.

В последнее время интерес сербских историков обращается к периоду второй половины XIV в. - первой половины XV в. Ведется работа по изданию и переизданию источников. Так, например, к социально экономическим вопросам XV в. обращается А. Веселинович в труде «Держава сербских деспотов».31 Он же провел серьезную работу по публикации материалов дубровничского архива, касающихся истории Сербского средневекового государства, а так же ряда грамот сербских деспотов.32

В последние десятилетия сербские историки расширили проблематику своих исследований. Интересно исследование С. Мишича «Внутренние воды и их использование в средневековой Сербии»33 самой постановкой проблемы. Кроме всего прочего, автор рассматривает использование водоемов в сельском хозяйстве: для удобрения почвы, в скотоводстве, промыслах, а так же использование водной энергии в производстве.

Следует отметить появление исследований по турецким источникам и более широкое их использование. Были изданы некоторые турецкие описи - Браничевский дефтер, опись области Крушевац и др.

30 Наумов Е.П. К истории византийской и сербской прониию. // Византийский временник. Т. 34. / Отв. редактор З.В. Удальцова - М.: Наука, 1975 - С. 148

31 Веселиновий А. Држава српских деспота. - 2 изден>е - Београд: Завод за уцбенике и наставна средства, 2006-325 с.

32 Веселиновий А. Дубровачко мало вече о Срби|'и (1415-1460). Београд: Историйки институт САНУ; Кралево: Историйки архив; Чачак: Историйки архив, 1997; Веселиновий А. Повела деспота Стефана Лазаревийа деспотици Евпраксищ. // Стари српски архив. Юь. 1./ одговорни уредник Р. Михалчич. -Лакташи: ГрафоМарк, 2002. -С. 131-144, и др.

33 Миший С. Унутраипье воде и н>ихово коришйеьье у средн>овековно] Срб^'и. // Историйки гласник - 1-2 -1990-1992-С. 3-79

Так, фундаментальное исследование описи области Бранковича 1455 года сербских историков и филологов было объединено в сборник «Насел>а и становништво области Бранковийа 1455 године»34 под редакцией Милоша Мацуры. Авторы, принимавшие участие в составление сборника на основе данного источника исследовали шесть больших тематических комплексов. Историко-географический, на основе обширного картографического материала, составленного исследователями; ан-тропогеографический - плотность населения и расположение населенных пунктов; организации общества и дифференциации населения -райи; демографический; анализ османской феодальной системы; анализ личных имен.

В последние несколько лет сербские историки от изучения общих вопросов феодализма, обратились к исследованию повседневной жизни. Иллюстрацией этой тенденции может служит труд С. Чирковича «Сербы в средние века», а так же коллективная монография «Частная жизнь в

36 сербских землях среднего века», где сделана попытка рассмотреть повседневную жизнь средневекового человека, его психологию. Авторы в традициях Ж. Дюби, исходили из того, что понятие частного и общественного в средние века весьма условны. Рассмотрение жизни средневековых сербов начинается со среды обитания, пищи и кухни, отношения с природой, путешествий, военной жизни, семейной, а так же истории денег. Второй крупный цикл включает в себя все, что связанно с телом человека - одежду, болезни и их лечение, погребальные обряды, а кроме того, авторы включили сюда рассмотрения проблем отношения средневековых сербов к женщине. И третий цикл, касается духовной жизни средневекового человека - грамотность и книги, жизни художников, монахов в монастыре и монахов - отшельников, отношение средневекового

34 Насел>а и становништво области Бранковийа 1455 годне./ главни и одговорни урадник М. Мацура -Београд: САНУ: Служебни гласник, 2001 -793 с.

35 "йирковиЬ С. Срби у среднем веку. - Београд: Идеа : Во^оиздавачки завод: Маркт систем, 1998. - 271 с. человека к смерти и того, что ожидает его после нее. Конечно, не все проблемы средневековой жизни Сербии затронуты в исследовании, что вероятно объясняется скудостью источниковой базы. Помимо упомянутых трудов, отдельные стороны жизни человека в средневековой Сербии рассматриваются в различных статьях. Так, например, вопросы семьи на примере Браничевского дефтера исследовались М. Бобич. Целый ряд исследований в последние годы был посвящен жизни в сербской средневековой деревне. Так, Дж. Тодич остановился на исследовании жизни

7 о деревни Требиньской области Определенные вопросы, связанные с типом сельских поселений, их географического месторасположения, положения отдельных категорий сербского зависимого населения деревни, аграрных отношений в державе Неманичей и другие вопросы рассматривались на симпозиуме «Сельские дни». Однако, представленная там статья П. Марковича «Аграрные отношения в средневековной Неманичко-Сербской державе (XI - XV столетия)» представляет собой весьма беглый обзор, без выявления динамики важнейших вопросов - категории крестьянства, феодальной ренты, изменений, происходящих в светском и духовном феодальном землевладении на протяжении целых пяти столетий.39

В целом, стоить отметить, что сербская историческая наука находится под определенным влиянием французской школы Анналов, сосредотачиваясь на изучении отдельных сторон жизни средневекового человека в Сербии, особое внимание уделяет локальной истории, что вполне

36 Приватни живот у српским землама средн,ег века. / Приредили С. Мар]ановиЙ-ДушаниЙ, Д. ПоповиЙ. -Београд: Clio, 2004 - 642 с.

37 Бобий М. Куйе, породице и задруге // Насел>а и становништво области Бранковийа 1455 годне./ главни и одговорни урадник М. Мацура - Београд: САНУ: Служебни гласник, 2001 - С. 311-406

38ТошиЙ Ъ. Живот у средььоЕуековном селу требин>ског Kpaja. // Српско село. МогуЙности и дали правци истраживан]а. - Београд: Историйки институт САНУ, 2003. - С. 19-29; ТошиЙ Т>. Земл>орадн>а у средн,овековно] жупи Требшье. // Годишн>ак Друштва историйара Босне и Херцеговине. Год XL-XLI. -Capajeeo, 1990. - С. 2-58; ТошиЙ Ъ. Сточарство у средн>овековно] Требинхко] области // Историйки гласник - 1995- №1-2-С.37-50

39 МарковиЙ r.J. Аграрии односи у средн>овековно] HeMaH>HfiKoj-CpncKoj држави. // Симпозиум Сеоски дани Сретена Вуккосавл>евиЙа XIII/ Ред. отбор П.ВлаховиЙ, Д. Кокович - При]епол>е: «Милешево», 1989. - С. 203-206 оправдано в условиях бывшей многонациональной Югославии. Особый интерес современной сербской исторической науки к изучению повседневной истории сербского средневековья объясняется и тем, что повседневная жизнь Сербии гораздо менее изучена, по сравнению со средневековьем Западной Европы.

Отечественная историография

Аграрные отношения в Сербии, как основополагающие в средние века, начали интересовать российских историков ещё в XIX веке. Именно тогда началась публикация первых источников и исторических трудов, относящихся к средневековой истории сербского государства.

В России, как в прочем и в Сербии, одним из первых опубликованных источников явился Законник Стефана Душана. На его основе появились первые работы, посвященные социально-экономическим проблемам Сербского царства А.А. Майкова, В.В. Макушева, Ф.Ф. Зигеля, Т.Д. Флоринского, A.JI. Погодина.

Этот документ, необычайно важный для изучения феодальных отношений в Сербии XIV в., был опубликован и прокомментирован юристом Ф.Ф. Зигелем в 1872 г.40 Он, кроме всего прочего, подчеркивал, что сам Законник является лишь дополнением к византийским законам и помимо Законника опубликовал ещё и «закон царя Юстиниана», а точнее, выдержки из него, используемые в сербском средневековом законодательстве.

Первым из историков дореволюционной России социально-экономические проблемы средневековой Сербии затрагивал А.А. Майков41. Он, рассматривая вопросы землевладения, полагал, что с земель

40 Зигель Ф.Ф. Законник Стефана Душана, вып.1. - СПб: типография Санкт-Петергбургского университета,1872-264 с.

41 Майков А.А. О земельной собственности в древней Сербии // Чтения в Обществе истории и древностей российских. Кн.1-СПб: типография Санкт-Петергбургского университета, I860.; А.А. Майков. О пронии в

21 ной собственностью неразрывно связано сословное деление и сословные права, а потому земельные права бросают свет на отношения сословные. Освещая баштинное (т.е. наследственное) землевладение, он не ставил знак равенства между феодальной и крестьянской баштиной, но их различие видел лишь в том, что крестьяне имели право владеть только ненаселённой землёй.

Уже Т.Д. Флоринский в своих исследованиях опирался не только на Законник, но и на хрисовулы Стефана Душана сербским монастырям, часть которых опубликовал в своей работе «Памятники законодательной деятельности Душана, царя сербов и греков»42.

Публикация новых источников не могла не вызвать интерес к социально-экономической истории стран Балканского полуострова, и в частности Сербии. Однако революция, бурные политические события, а так же представление классиков марксизма об общей отсталости славянских народов, привели к тому, что интерес к странам Балканского полуострова возобновился лишь в конце сороковых годов. Одной из первых советских работ, осветивших социально-экономические отношения в средневековой Сербии явилась статья Ю.В. Готье «Образование Сербского государства»,43 изданная в Славянском сборнике в 1947 году. Помимо политической истории Сербии, Боснии и Герцеговины,- Готье остановился и на социально-экономических вопросах, опираясь на работы сербских учёных. Однако Готье не использовался весь круг источников известных к тому времени, а лишь в основном данные Законника Стефана Душана, что в значительной мере сузило его возможности. древней Сербии. // Чтения в Обществе истории и древностей российских. Кн.1- СПб: типография Санкт-Петергбургского университета, 1868.

42 Флоринский Т.Д. Памятники законодательной деятельности Душана, царя сербов и греков: Хрисовулы. Сербский законник. Сборники византийских законов. - Киев: Тип. Имп. Ун-та св. Владимира, 1888.-771 с,

43 Готье Ю.В. Образование Сербского государства. // Славянский сборник, ч. 1. - М.: Наука, 1947 - С. 5-45

В итоге, первыми работами, освещающими социально-экономические проблемы на более широком круге источников явились диссертации, защищенные в послевоенный период. (JI.A. Шаферова, С.П. Боброва, А.З. Нюркаева, А.Х. Соколовский, Е.П. Наумов).44 Первой, подробно и на основании широкого круга источников, проблему сербской деревни и крестьянства осветила JI.A. Шаферова в работе «Сербское крестьянство в XIII и первой половине XIV веке».

JI.A. Шаферова исследовала положение крестьян в средневековой Сербии в динамике, используя хрисовулы, как основные источники, свидетельствующие о положении крестьян до Законника Стефана Душана. Из этих источников автор отметила Святостефанский хрисовул Милути-на и Дечанский хрисовул Стефана Дечанского, как дающих наиболее полное представление о положении крестьян в сербском государстве первой половины XIV в.45

JI.A. Шаферова отмечала постепенное ухудшение положение ме-ропхов - от Святостефанского хрисовула к Дечанскому и далее к окончательному закрепощению в Законнике.46

Автор указывает два пути превращения свободных крестьян в ме-ропхов: пожалование краля светским или духовным феодалам или добровольный переход крестьян к ним же.

JI.A. Шаферова предполагает, что положение людей, сидевших на церковных землях, и положение людей, сидевших на землях светских

44Шаферова Л.А. Развитие социально-экономического строя Сербии в XIII-XIV вв.: дис. канд. ист. наук. -Л.,1950.-289 е.; Нюркаева А.З. Положение крестьянства в Сербии XIII-XIV вв.: автореф. дис. канд. ист. наук.-М., 1955.-25 е.; Соколовский А.Х. Феодальная вотчина в южной Сербии в XIII-XIV вв.: автореф. дис. канд. ист. наук. //Краткие сообщения института славяноведния, вып 17, - М.: Наука, 1955. - С.5 -30; Боброва С.П. Феодальное землевладение в Сербии в XII-первой половине XIV в.: автореф. дис. канд. ист. наук. - Воронеж, 1956.-25 с.

45 Шаферова Л.А. Развитие социально-экономического строя Сербии в XIII-XIV вв.: дис. . канд. ист. наук. -Л.,1950. - с.88. владельцев, было почти одинаковым. В доказательство автор приводит постановление Милутина в одном из хрисовулов, данном им Призрен-ской епископии, о возвращении людей, принадлежавших этой церкви и ушедших с её земель.

Кроме того, перу JI.A. Шаферовой принадлежат статьи «О сельских мельниках» и «О мерах и ценах», до сих пор не потерявшие актуальности. Статья о мерах и ценах была одной из первых попыток выяснить реальные цены в средневековой Сербии, отталкиваясь от стоимости ко-ня.47

Изучением зависимого крестьянства и, в частности, его землевладением занималась С.П. Боброва.48 Она исследовала способы подчинения свободной крестьянской собственности, что было непосредственным образом связано с процессом закрепощения крестьянства.

Как и JI.A. Шаферова она указывает два пути перехода крестьянских земель под власть феодального поместья - королевские пожалование и продажа или передача их феодалам самими крестьянами. На примере Вранинского хрисовула. Хтетской описи и др. С.П. Боброва показала, что переход на земли к феодалам означал, что одновременно с землей или несколько позднее под их власть попадали и населявшие эту землю крестьяне и пополняли ряды зависимых людей, значительную часть которых составляли меропхи. С.П. Боброва анализируя процесс прикрепления крестьян к земле, ставит в своем исследовании проблемы, - что

46 Шаферова Л.А. Развитие социально-экономического строя Сербии в XIII-XIV вв.: дис. канд. ист. наук. - Л.,1950.-С.89-90

47Шаферова Л.А. Меры длины и площади в средневековой Сербии. // Из истории древнего мира и средних веков. Сб. научных статей / отв. редактор Л.В. Болтинская - Красноярск.: Красноярский государственный педагогический институт, 1967. - С. 63-72; Шаферова Л.А. Сельские мельники в Сербском государстве в XIV в. // Вопросы истории славян. Вып.З. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1973 - С. 4 -16

48 Боброва С.П. Феодальное землевладение в Сербии в XII-первой половине XIV в.: автореф. дис. канд. ист. наук. - Воронеж, 1956. - 25 е.; Боброва С.П. Некоторые вопросы крестьянского землевладения в Сербии XII - первой половины XIV в. // Вопросы истории славян, вып. 1. - Воронеж: Издательство сталось с крестьянскими землями, попавшими в пределы поместья, сохранились ли крестьянские баштины, на каких правах держали землю меропхи.

Таким образом, С.П. Боброва исследует эволюцию держательских прав зависимого крестьянства на землю в XII - первой половине XIV вв.

В центре внимания советских медиевистов, изучавших сербское средневековье, были прежде всего вопросы истории крестьянства, положения его в рамках феодального имения, формы и тенденции развития феодальной ренты, происхождение и судьбы отдельных категорий зависимого сельского населения. Например, внимание советских медиевистов привлек весьма спорный вопрос о сокальниках, до сих пор до конца не решенный и вызывающий новые исследования в сербской историографии.

Наибольший вклад в рассмотрение проблемы аграрных отношений в средневековой Сербии внёс Е.П. Наумов.

Е.П. Наумов исследовал аграрные отношения в Сербии, охватив период от зарождения государства Неманичей и до турецкого завоевания. Сюжеты работ Е.П. Наумова весьма разнообразны - им исследовались не только аграрные, но и другие проблемы сербского средневековья: изменения в политическом строе, идеологическая и политическая борьба в сербском феодальном обществе, международное положение Сербии, международные отношения в средневековой Европе. Наумовым написан ряд источниковедческих статей о достоверности сербских средневеко

49 вых источников или уточняющих их датировку.

Воронежского университета, 1963 - С. 9-43 Боброва С.П. Дечанские сокальники. // Вопросы истории славян, вып 3 - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1970 - С. 32-57

49 Наумов Е.П. К вопросу о датировке некоторых сербских грамот XIV в. //«Славянский архив». - M.: Наука, 1962. - С. 3-27; Наумов Е.П. Некоторые проблемы истории законодательства в Сербо-Греческом царстве. // Византийский Временник, т. XXVI, М.: Наука, 1965. - С. 75-86; Наумов. Е.П. Законник Душана и рецеп

25

Его перу принадлежит и обобщающий труд «Господствующий класс и государственная власть в Сербии XIII-XV вв».50

Первую работу, непосредственно касающуюся аграрных отношений в средневековой Сербии, Е.П. Наумов посвятил истории церковного и монастырского землевладения в Сербии, Македонии и Зете во второй половине XIV века51.

Он указывает, что, начиная с XIII века, сербские правители, феодалы, а так же нобилитет приморских городов, например, Котора, начинают выступать против дальнейшего расширения церковной земельной собственности, нередко захватывают отдельные имения церкви и монастырей, а некоторые феодальные государи даже приступают к последовательной секуляризации церковных владений. Однако эти факты, дающие новое освещение взаимоотношений церкви, с одной стороны, и государственной власти и светской знати на территории Сербского государства Неманичей, с другой, в целом остались незамеченными в историографии. Обилие данных о больших земельных пожалованиях церкви и монастырям побуждало исследователей обычно отмечать лишь непрерывный рост церковного и монастырского землевладения, который был прерван только турецким завоеванием. Ю.В. Готье же прямо утверждал, что не о какой секуляризации земель не может идти речи.52

Одним из значительных достижений Е.П. Наумова является его примерное выделение на территории государства Неманичей трех районов: горные и лесные области Рашки (внутренняя Сербия), отчасти Зе-ты и Захумья, где преобладало скотоводство; приморская полоса Зеты и ция византийского права на Балканах. //«Юго-Восточная Европа в средние века»./ отв. ред. Я.С. Гросул -Кишинев: Штиица, 1972.-С. 191-207, и др.

50 Наумов Е.П. Господствующий класс и государственная власть в Сербии XII1-XV вв. - М.: Наука, 1975. -336 с.

51 Наумов Е.П. К истории церковного и монастырского землевладения Сербии, Македонии и Зете во второй половине XIV в. // Средние века, вып. 23 / отв. редактор С.Д. Сказкин - М.: Наука, 1963 - С. 134-148

52 Готье Ю.В. Образование Сербского государства. // Славянский сборник, ч. 1: Сборник научных статей / отв. редактор М.: Наука, 1947 - С. 28

Захумья, где развивалось виноградарство; наконец, более равнинные и плодородные местности Косова поля, бассейнов рек Южная и Великая Морава на территории которых существовало развитое зерновое земледелие и животноводство при известном распространении (особенно в XIV-XV вв.) виноградарства, садоводства, отчасти огородничества53.

Выделение этих основных районов, различия которых сохранились в известной мере и до наших дней, нисколько не исключают динамики (в рамках сельскохозяйственных отраслей) развития и распространения тех или иных культур как по всей данной территории, так и в пределах других частей Сербского государства.

В итоге Е.П. Наумов делает вывод, что постепенный подъём производительных сил в сербской деревне не был безостановочным и постоянным; как видно из источников середины XIV в., в то время уже стали заметны признаки стагнации. Однако даже в эпоху изнурительной борьбы против османских завоевателей все ещё продолжались процессы колонизации, распространения интенсивных отраслей земледелия (виноградарства, садоводства), и сохранившиеся материалы не дают оснований для утверждения об упадке земледелия в целом по стране и переходе населения к скотоводству.

В исторической науке до сих пор не обобщено наследие виднейшего нашего учёного слависта Е.П. Наумова. Обзор многообразных тем исследований ученого был сделан JI.B. Гориной.54 Автор ставила перед собой задачу рассмотреть многостороннюю научную деятельность Е.П. Наумова, а потому результаты его исследований в области аграрных отношений Сербии и других стран Балканского полуострова лишь частично освещены в статье.

53 Наумов Е.П. Пути и тенденции экономического развития Сербии в XIII-XIV вв. // Советское славяноведение - 1970-3-С. 40-51

В современной уже постсоветской историографии тема аграрных отношений практически не исследуется. Что отнюдь не значит потери актуальности данной проблемы. Одной из последних работ затрагивающих проблемы аграрного развития - подъема и интенсификации сельского хозяйства средневековой Сербии явилась монография Л.А. Шафе-ровой «Города Сербского средневекового государства (XII - первая половина XV вв.)»55

Таким образом, можно констатировать, что ни в отечественной историографии, ни в сербской, не было проведено комплексного исследования аграрных отношений в Сербском средневековом государстве второй половины XIV - первой половине XV века. Кроме того, в исторической литературе практически не затрагивался вопрос колонизации сербских земель во второй половине XIV - первой половине XV века. Не рассмотренной остается проблема развития арендных отношений в центральных и северных сербских землях. Много спорных и неясных моментов остается в проблемах эволюции крестьянской ренты и распространения Законника после смерти Стефана Душана и др.

Источники

Источниковую базу для исследований аграрных отношений в к. XIV- первой половины XV вв. составляют жалованные грамоты феодальных государей, правивших на территории бывшего Сербо-Греческого царства, частноправовые акты, законодательные памятники, акты Дубровницкой и Венецианской республик, сербские летописи, за

54 Горина Л.В. О научном творчестве Е.П. Наумова (1932-1990 годы). // Вопросы истории славян: Сб. научных трудов. Вып. 17 / Отв. редактор С.В. Кретинин - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 2006 - С. 210 - 230

55 Шаферова Л.А. Города Сербского средневекового государства (XIII - первая половина XV). - Красноярск: Красноярский государственный педагогический университет, 2002. - 387 с. писи и надписи той поры и некоторые нарративные источники, а так же турецкие кадастарские описи XV века.

Большой вклад в изучение сербских источников внес Русский Археологический Институт в Константинополе, руководимый крупнейшим русским византистом и славистом Ф.И. Успенским. Сотрудники института неоднократно посещали Афон и продолжительное время изучали рукописи в библиотеках его монастырей. Многие рукописи были скопированы, что дало возможность их дальнейшего изучения. В 1908 году была организована экспедиция в Сербию, целью которой было посещение Печи - патриархии средневекового Сербского государства периода независимости, а также Дечанской Лавры. Директором института были изучены памятники XIV века. Правда, обещанная Успенским публикация о них так и не появилась в печати. Он нашел рукописи в очень плачевном состоянии.56

Грамоты сербских правителей Хиландарскому монастырю были опубликованы В. Кораблевым в приложение к XIX тому Византийского Временника в 1915 г.57 В. Кораблев во многом использовал материалы собранные Успенским.

Над первыми публикациями источников работали чешские ученые П. Шафарик, К.Иречек, Ф. Миклошич. Первая попытка издания сборника документов была предпринята в 1840 г. Это были «Српски спомени

58 ци» П. Карано-Твртковича. Туда вошли источники из дубровничкого архива, тайно переписанные священником Дж. Николаевичем и переправленные им в Сербию. Наиболее полный сборник документов был

56 Лаптева Л.П. Изучение балканских славян в трудах Русского археологического института в Константинополе. // Вопросы изучения славян. Вып. 11. / Отв. редактор Н.П. Мананчикова - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1996 . -С. 41-51

57 Actes de Chilandar. / Ed. Korablew et L. Petit. // Византийский временник. Приложение к XIX т. №1. - СПб.: Типография императорской академии наук, 1915 - С. 369 - 651

58 Карано-Тврковий П. Српски споменици. - Београд: тип Княж. Cep6ie, 1840 - 336 с. издан Ф. Миклошичем59 в 1858г. в Вене. Это издание до сих пор остается одним из лучших, хотя и не лишено известных недостатков, поскольку Ф. Миклошич, будучи филологом, отбирал документы на славянском языке, пропуская источники на латыни, которых было предостаточно и без которых картина сербской истории оставалась неполной. Одновременно со сборником Ф. Миклошича Monumenta Serbica, в 1858 г. вышло собрание документов - Споменици српски од 1395 до 1423 г. Медо Пу-цича. Его работа состояла из черновиков и копий дубровницкого канцлера Руска Христофоровича, которая включала 304 документа большого значения для сербской и боснийской истории. Четыре года спустя, Медо Пуцич опубликовал другую книгу сербских памятников, состоящую из 174 актов из разных канцелярских книг Дубровника, между которыми находились повели и письма сербских королей и царей, боснийских и хумских правителей.60

Большим событием стал выход в свет работы Ст. Новаковича «За-конски Споменици српских држава средхьег века».61 Ст. Новакович использовал как ранее опубликованные материалы, так и не публиковавшиеся источники из собрания Д.Н. Анастасиевича и из погибшей в первой мировой войне рукописи JI. Ковачевича (Споменик XLIV, который так никогда не появился в свет). Большинство документов были опубликованы автором в сокращенном виде, однако до сих пор этот сборник сербского законодательства остается своего рода энциклопедическим изданием для историков, занимающихся средневековой Сербией.

В дальнейшем были сделаны большие шаги в изучении социально-экономических отношений в Сербии. Появились новые публикации источников и новые, построенные на них исследования. Так, большим ша

59 Miklosich F. Monumenta serbica, spectantia historiam Serbiae, Bosnae, Ragusii. / Viennae: G. Braumuller, 1858 -580 c.

60 А.Солов]ев. О потреби издавана српског дипломатара. Стари српски архив. Кн>. 1./ одговорни уредник Р. Михалчич. - Лакташи: ГрафоМарк, 2002 - С. 153 гом вперед явился выход сборника А. Соловьева «Одобрани спомени-62 ци» , который включал в себя документы, не приведенные Ст. Новако-вичем или же приведенные, но в сокращенном виде. В некоторых случаях А. Соловьев дает более точную датировку грамот и снабжает их краткими сведениями о том, где и как был написан документ.

Вышедшие в свет фундаментальные сборники JI. Стояновича «Стари српске записи и натписи», «Стари српски повеля и писма»63 вызывают не однозначные оценки в историографии. По достоинству оценивая тщательно изданный труд «Записи и натписи», С. Станоевич и А. Соловьев критикуют издание «Повеля и писма» за узкий, чисто филологический подход к подбору документов и за сокращения, которые автор посчитал возможным сохранить в своем издании. JI. Стоянович поделил все средневековые акты на две группы. В первую вошли акты связанные с Дубровником. К другой группе предполагалось отнести повели сербских правителей монастырям и властеле, а так же монастырские акты. В итоге на свет появились лишь акты дубровничского архива. JI. Стояно-вичу так же принадлежит и сборник «Стари српски родослови и летопи

64

СИ».

Работа по изданию и переизданию источников продолжается. По замечанию А. Веселиновича, систематическая публикация сербских средневековых источников до сих пор не проведена.65 Так последние годы выходит сборник «Стари Српски архив» под патронажем философского факультета Белградского университета. Для этого издания характерен очень тщательный подход к публикациям документов. Источники снабжаются исторической справкой, библиографией ранних изданий,

61 НоваковиЙ С. Законски споменици српских држава средн>ега века. - Београд: Српска кралевска академи]а, 1912.-800 с.

62 QmoBjee А. Одобрани споменици српског права (од XII до Kpaja XV века). - Београд:САНУ, 1926 - 357 с. "СтхуановиЙ Л>. Стари српски записи и натписи, кн. I-IV, VI,- Београд: САНУ, 1902-1923,1926.; Стс^ановий

Л>. Старе српске повела и писма. Кн. I, део I и II. - Београд, Сремски Карловци: САНУ, 1929-1934

64 Становий Л>. Стари српски родослови и летописи. - Београд: САНУ, 1927 - 437 с. переводом на современный язык, обязательным снимком, а так же комментарием дипломатических особенностей документа, важных терминов и топографических особенностей и картой.

А. Младеновичем было издано полное собрание повелей изданных князем Лазарем и его соратником патриархом Спиридоном.66 Причем в издании реконструированы и не сохранившиеся повели, письма и договоры сербского правителя. А. Младенович впервые собрал воедино три списка повели монастырю Раванице с соответствующими историко-географическими комментариями. Автор приводит все документы в оригинальной орфографии, затем в транслитерированном и транскрибированном варианте и, наконец, в современном переводе. Несмотря на филологический уклон в данном издании и в ряде случаев недостаточность исторических комментариев, оно представляет собой несомненную ценность и для исторических исследований.

Жалованные грамоты феодалов сербского и сопредельных государств второй половины XIV - первой половины XV вв. составляют по своим данным наиболее полную группу источников. Они представляют собой пожалования светским и духовным феодалам (различным церквям и монастырям) земель, денежных доходов, иммунитетных прав и привилегий. Например, наиболее значимыми грамотами являются Святоархан-гельский хрисовул, изданный царем Стефаном Душаном приблизительно в 1349 г. своей задужбине монастырю св. Архангелов; ряд грамот царя Уроша, как например, митрополиту города Мельника,67 которому он дарует в баштину церковь св. Николая Стошкого с селами, виноградниками и крестьянами, грамоты монастырю Хиландарю в которых он утверждает границы имений монастыря и подтверждает дарения своих

65 Веселиновий А. Професор Сима Ъирковий и рад на И5даван,у извора. // Стари српски архив. Кн>. 3. / одговорни уредник Р. Михал>чич. - Лакташи: ГрафоМарк, 2004. - С. IX

66 Младеновий А. Повел>е кнеза Лазара.- Београд: Чипуа штампа, 2003 - 367 с.

67 НоваковиЬ С. Законски споменици српских држава средн>ега века - Београд: Српска кралевска академ^а, 1912.-С. 308-310 феодалов жупана Вукослава, сыновей севастрократора Бранка, великого воеводы Николы. Среди грамот князя Лазаря наиболее значимы его по-веля своей задужбине монастырю Раванице, грамота монастырю Ждре-лы, повели монастырю Хиландарю, русскому монастырю св. Пантелеймона, Великой Лавре св. Афанасия. Сохранились важные для изучения аграрных отношений в Сербии грамоты княгини Милицы, управлявшей государством во время несовершеннолетия сына князя Лазаря Стефана Лазаревича, монастырям св. Пантелеймона, Хиландаря, Лавре. В грамоте монастырю св. Пантелеймону княгиня Милица вместе с сыновьями дарит монастырю не только села, заселки и виноградники, но и дома и людей в разных городах Сербии и церкви, а так же подтверждает дарения этому монастырю своих феодалов. Большое значение имеют грамоты Стефана Лазаревича и его преемников Георгия Бранковича и деспота Лазаря Бранковича афонским монастырям и сербским властелям. Как, например, ряд грамот Георгия Бранковича подтверждающие владения великого челника Радича и его дарения монастырям.69 Среди грамот деспота Стефана Лазаревича, свидетельствующих порой о непростой политической ситуации в государстве например, грамота монастырю Хиландарю (около 1392 г.), которому Стефан Лазаревич жалует земли, отобранные за измену у Обрада Драгосалича и повеля деспотице Евпраксии (от 1 сентября 1404 - 31 августа 1405 г., XIII индикт), которой он дарит село, ранее принадлежавшее властеличу Младену Псисину). Одной из любопытных является грамота монастырям Тисманскому и Воденицы, где оговариваются правила для монастырских крестьян, что в грамотах первой половины XV в. очень редко встречается. Кроме сербских правителей, дарения феодалов монастырям иногда подтверждали сербские

68 НоваковиЬ С. Законски споменици српских држава средн>ега века. - Београд: Српска кралевска академ^а, 1912.-С.517-518

69 Стсцановий Л>. Стари српске хрисовул»и, акти, биографов, летописи, типици, поменици, записи и др. // Споменик CpncKoj кралевско] академ^'е. Кн>. III - Београд: СКА, 1890. - С.З -6,34-36 патриархи, как например, патриарх Савва,70 патриарх Спиридон,71 патриарх Даниил.72

Названные документы содержат сведения о величине церковного и монастырского землевладения, а так же освещают отношение правителей к властеле и духовным феодалам, категории светского землевладения. Большинство грамот представляют собой детализированное описание пожалований, включая в себя перечисление дарованных селений, описания сельских межей, а в ряде случаев и перечень имен жителей тех или иных селений (как, например, в описи имений Хиландаря ) и положения устанавливающие их обязанности в пользу феодала (в грамотах второй половины XIV - первой половины XV в. они практически не встречаются по сравнению с предшествующим периодом). Особенно важной в этом плане представляется Вторая Архилевицкия грамота (1379-1381 гг.), сохранившая подробный перечень крестьянских повинностей. Такая детализация дарственных грамот позволяет локализовать полученные сведения и получить весьма разностороннюю картину сербской деревни. Так, многие упоминающиеся в грамотах селения существуют до сих пор, или существовали до войны в Косово. (Эта проблема рассмотрена в целом ряде исследований сербских историков и филологов.)74

70 НоваковиЙ С. Законски споменици српских држава средн>ега века. - Београд: Српска кралевска академи]а, 1912. — С.440—441

71 Младеновий А. Повел>е кнеза Лазара. - Београд: Чипу а штампа, 2003 - С.41^16,140 - 141,210 -211

72НоваковиЙ С. Законски споменици српских држава средн>ега века. - Београд: Српска кралевска академ^а, 1912,- С. 520-521

73 Сп^ановиЙ Л>. Стари српске хрисовул>и, акти, биографов, летописи, типици, поменици, записи и др. // Споменик CpncKoj кралевско] академи]е. Кн. III - Београд: СКА, 1890. - С. 40-46

74 БлагсуевиЙ М. Манастирске поседи крушевачког Kpaja. // Крушевац кроз векове: зборник реферата са симпозиума одржаног од 4. до 9. октобра./ Гл. уредник А. СтошиЙ - Крушевац: Народни My3ej, 1972. - С. 25-49Живо]нови{1 М. Властелинство манастира Хиландара према хрисовул>и цара Душана из 1348 године. // Осам векова Хиландара: истор^'а, духовни живот, кн>ижевност, уметност и архитектура. - Београд: САНУ, 2000.-С. 35-50 ИвановийР. Дечанско властелинство.//Историйки часопис- 1952-1953 -кн>. IV-С. 173225 ИвановиЙ Р. Властелинство манастира св. Архангела код Призрена. // Историйки часопис - 1959 - кн>. VIII - С.209-253 Ивановий Р. Средн>овековни баштински поседи Хумског enapxnjcKor властелинства. // Историйки часопис - 1959 - кн>. IX-X - С.79-95 Младеновий А. Повел>е кнеза Лазара. - Београд: Чипу а штампа, 2003-367 с.ШкриваниЙ Г. Жичко enapxiijcKO властелинство. //Историйки часопис- 1952-1953 -кн. IV - С. 148-172 ШкриваниЙ Г. Раваничко властелинство. // Историйки часопис - 1970 - кн,. XVI-XVII -С.235-253 ШкриваниЙ Г. Властелинство великог челника Радича Поступовийа. // Историйки часопис - 1973 -кн,. XX- С.125-137

В гораздо меньшей степени грамоты освещают структуру феодального вотчинного хозяйства, форм феодальной эксплуатации и положения крестьянства. Так, документы дающие представление о личном хозяйстве феодала совсем немногочисленны. Например, грамота царя Уроша, подтверждающая дарения жупана Вукослава Хиландарскому монастырю, грамота его сыновей тому же Хиландарю и дарственная челника Ра-дича монастырю Ватопеду.

Некоторые документы содержат подробный перечень крестьянских повинностей и тем особенно ценны.

Сохранившиеся грамоты практически не дают никаких сведений об арендных отношениях на территории центральной и северной Сербии. Поэтому особый интерес представляют такие документы как повеля княгини Милици (монахини Евгении) Лавре св. Афанасия, в которой Мили-ца возвращает монастырю землю, по ошибке отданную монаху Сисою, который в свою очередь передал эти владения в держание двум крестьянам. Монастырь, в итоге получил назад вместо пустыря виноградники, выращенные этими крестьянами.75

Выдающимся источником является Законник Стефана Душана с дополнениями времен царя Уроша. Законник Стефана Душана содержит ряд статей, проливающих свет на такие категории землевладения, как прония, властельская и крестьянская баштина, на категории крестьян и крестьянские повинности. В числе законодательных памятников, следует назвать, повели сербских государей, содержащие постановления о феодальной ренте, о привилегиях иностранных купцов, о нормах процессуального и уголовного права, Закон Ново Брдо Стефана Лазаревича (например, для рассмотрения аграрных отношений интерес представляет статья о продаже вина в Ново Брдо), статуты городов и общин южной

75 НоваковиЬ С. Законски споменици српских држава средрьега века. - Београд: Српска кралевска академ^а, 1912.-С. 496-497

Далмации. О непростых взаимоотношениях сербских правителей с крупнейшим далматинским городом Дубровником свидетельствует целая серия договоров, письма и постановления правительства Дубровника. Князь Лазарь, деспоты Стефан Лазаревич и Георгий Бранкович проводили политику, направленную на сокращение привилегий торговцев дубровчан в Сербии, пытаясь освободиться от чрезмерного влияния Дубровника на торговлю и рудное дело деспотовны.

Одной из значимых групп источников дошедших до нашего времени, являются фрагментальные эпиграфические материалы - записи и надписи собранные и изданные Л.Стояновичем. Несмотря на свою эпизодичность, они порой представляют собой ценные сведения, отсутствующие в других источниках. Так, например, немногочисленные сведения о Марко Кралевиче существенно пополнились с открытием надписи в призренской Введенской церкви 1371 г., и позволяют произвести заметные исправления в распространенных представлениях о политическом строе тех времен, о династических притязаниях наследников царст

ПС ва Стефана Душана.

Нарративные источники представляют собой сербские летописи и родословы, особую группу представляют собой сербские агиографические сочинения. Их отличительная особенность - особый интерес к политической истории, (как например сочинение Константина Философа

11

Живот Стефана Лазаревича»). Произведение Константина Философа, несмотря на некоторую тяжеловесность языка, является наиболее информативным из всего ряда сербских биографий. Автор не столько повествует о жизни своего героя, как это было принято в сербских, более ранних биографиях, сколько рассказывает историю времени правления Стефана Лазаревича. Константин Философ обращается как к описанию

76 Наумов Е.П. Господствующий класс и государственная власть в Сербии XIII-XV вв. - М.: Наука, 1975 - С. 281 экономического развития сербских земель, так и к политической истории; очень ярко и образно описываются исторические личности, в частности Стефан Лазаревич, княгиня Милица, турецкий султан Баязид и др. Именно «Жизнь Стефана Лазаревича» является главным источником преобразований, проводимых деспотом в Сербии.

Кроме того, весьма ценны исторические сочинения средневековых авторов из разных стран феодальной Европы (прежде всего византийских историков), описания Сербии и соседних областей Балканского полуострова, составленные различными путешественниками, как, например, записки бургундского рыцаря Бертрандона де ла Брокьера.78 описавшего свое путешествие по Сербии, воинские воспоминания о борьбе балканских народов с турецкой агрессией (баварского солдата Иоганна Шильтбергера), и «Записки янычара» Константина Михайловича из Ост-ровицы, очевидца захвата Ново Брдо турками.79

Можно согласиться с мнением Е.П. Наумова, который отмечает, что при характеристике нарративных источников следует подчеркнуть не только их крайнее разнообразие, но и чрезвычайную неравноценность в смысле достоверности содержащихся в них сообщений.

Одним из важнейших видов источника являются турецкие кадастар-ские описи, которые дают представление о сербских землях, сразу после турецкого завоевания и содержат в себе информацию о сельском населении, описываемых областей и количестве повинностей. Особый интерес ол представляет собой опись области Бранковичей 1455 года, в которой представлены сведения о селах и населении Сербии, накануне оконча

77 Jarnh В. Константин Филизоф и н>егов живот Стефана Лазаревийа деспота српског (по дв]ема српско-словенским рукописама). // Гласник Српског Ученог Друштва, кн. 42. Београд, 1875. - С. 223-328

78 Брок^ер, Бертрандон де ла. Путован.е преко мора. - Београд: Научна кн>ига. Издавачко предузече народне републике Cp6nje, 1950. - 191 с.

79 Шильтбергер Иоганн. Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1294 по 1427 год. - Баку: Издательство «Элм», 1984 - 89 е.; Записки янычара. Написаны Константином Михайловичем из Островицы. / Пер. А.И. Рогов. - М.: Наука, 1978 - 210 с. тельного падения деспотовины. Кроме того, весьма ценной информацией обладают описи и других сербских земель - например, области Браниче-во,81 а так же опись области Крушевац, Тополице и Дубочице82 и др.

Таким образом, круг исторических источников представляется весьма обширным, содержащим разнообразный материал. Хотя состояние источниковедческой базы все еще вызывает существенные трудности в их исследовании. Кроме того, датировка ряда грамот, а так же и их подлинность, вызывают споры в исторической литературе.

Практическая значимость работы

Используемые материалы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы:

- при написании разного плана обобщающих трудов, как по истории средневековой Сербии, так и по истории всего Балканского региона в период турецкого завоевания.

- при подготовке курса лекций по истории Сербии в средние века, а так же спец. курсов и спец. семинаров, при написании учебных пособий и др.

Апробация работы

Основные положения диссертационного исследования были апробированы на ряде научных всероссийских и международных конференций в Новосибирске, Красноярске и Санкт-Петербурге, в частности и на

80 Насела и становништво области Бранковийа 1455 годне./ главни и одговорни урадник М. Мацура -Београд: САНУ: Служебни гласник, 2001 -793 с.

81 Stojakovid М. Braniievski tefter.Poimeniini popis pokrajine Braniievo iz 1467 godine. - Beograd: Istorijski institut, 1987-574 c.

82 Зироевий О., Ерен И. Попис области Крушевца, Топлице и Дубочице у време прве владавине Мехмеде II (1444-1446) // Вран>ски гласник . Кн>.4./ одговорни уредник М. Митровий. - Вран.е: Народни My3ej, 1968. -С.377-416 научных конференциях «Славянские чтения», проводимые кафедрой истории славянских и балканских стран исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Заключение диссертации по теме "Всеобщая история (соответствующего периода)", Чернова, Мария Александровна

Заключение

Аграрные отношения являются ключом к рассмотрению развития любого средневекового общества. Однако, комплексного исследования динамики аграрных отношений в средневековой Сербии второй половины XIV

- первой половины XV века в исторической литературе не проводилось. Тем более, важно попытаться это сделать, поскольку Сербское государство даже в условиях турецкого завоевания оказалось самым жизнеспособным на Балканском полуострове и просуществовало до 1459 года.

Несмотря на тяжелую внутри и внешнеполитическую ситуацию, тяжелую зависимость от турок-османов, ряд голодных лет и чуму, созданное князем Лазарем и его преемниками деспотом Стефаном Лазаревичем и деспотом Георгием Бранковичем, государство оказалось вполне жизнеспособным и просуществовало до 1459 года.

Более того, по свидетельству современников, Сербское государство представляло собой густонаселенную, богатую виноградниками страну.

При этом следует учитывать и достаточно специфические природно-географические условия западной части Балканского полуострова, препятствующие развитию земледелия. Холмистая и лесистая местность Динар-ского карста давала возможность для развития земледелия лишь в долинах рек. Особенно тяжелая ситуация в области Зеты и Захумья, где земледелие было возможным лишь в узкой прибрежной полосе, по этому можно говорить о нехватке плодородных земель в средневековой Сербии.

Землей в Сербском государстве владели светские и духовные феодалы. Светское феодальное землевладение можно подразделить на баштину

- наследственное землевладение, пронию - условное землевладение, даваемое обычно за военную службу. Отдельно можно выделить державу -земли, даваемые в «кормление».

Баштана являлась главной формой землевладения в средневековой Сербии. Баштана давалась феодалу во владение и была освобождена от всех повинностей кроме общего налога - сока и военной обязанности. Потерять баштану можно было лишь в случае измены сербскому правителю. Причем прецеденты этого случались и вероятно неоднократно, о чем может свидетельствовать судьбы владений Обрада Драгосалича, Новака Бе-лоцрквича и Николы Зоича. Владеть баштанами могли и иноземцы, на пример дубровчане.

Несколько иной формой землевладения являлась прония. Сам институт пронии был заимствован из Византии, и появляется в грамоте короля Милутина в начале XIV веке. Однако можно согласиться с мнением Е.П. Наумова о том, что в полной мере прония была воспринята Сербским государством лишь к середине XIV века. Сербская прония, в отличие от византийского института, вероятно, изначально являлась наследственным владением. Кроме того, в Сербии возникла специфическая категория церковных прониаров, чего Византия не знала. Прония просуществовала до падения деспотовины, о чем может свидетельствовать грамота деспота Лазаря ризничару Радославу 1457 года, в которой прония подтверждалась именно за военную службу. Поэтому нельзя согласиться с мнением Б. Крекича об опадании её военного аспекта. Однако же, были и исключения. Дубровчане, например, могли получать пронии (как и баштины) не за военную, а за дипломатическую службу.

Несмотря на то, что баштана оставалась господствующей формой землевладения, все же тенденции развития феодальной собственности во второй половине XIV - первой половие XV вв. были весьма неоднозначными. С одной стороны, в условиях постоянных междоусобных войн и появления ряда независимых властелей с крупными земельными владениями

153 многие условные и временные владения самочинно превращаются в баш-тины. Крупные и влиятельные феодалы старались превратить свои пронии в баштаны на протяжении всего существования Сербского государства. С другой стороны, при князе Лазаре, а особенно при его преемниках сыне деспоте Стефане Лазаревиче и деспоте Георгии Бранковиче, ряд бывших проний, преобразованных в баштаны, снова превращаются в пронии и служат теперь военным нуждам государства. Сербские правители конфисковывали земли у изменивших им феодалов и даровали их либо верным вассалам, либо церкви. Несмотря на все эти разнонаправленные тенденции, следует отметать, что в первой половине XV века, число проний значительно увеличивается по сравнению с XIV веком, в условиях военной экспансии турок, и расширяется область их распространения. Прония появляется в центральных и северных районах Сербии, при возрастании военной опасности для сербских земель.

Несколько отличался от пронии и баштаны сербский институт держания («кормления»). Сербские правители давали крупной властеле, и прежде всего своим родственникам, целые области в управление (державу). Властелин, поставленный управлять «державой», располагал отдельным управленческим аппаратом и, представляя королевскую власть, обладал широкими полномочиями - военными и гражданскими, что повышало его мощь и влияние. «Держава» не давалась на какой-то определенный срок, более того, особо влиятельные феодалы могли владеть державой пожизненно и старались превратить ее в наследственное владение. И если Стефану Душану, еще как-то, удавалась справляться с феодалами, имеющими держания, путем частой их смены, то после его смерти многие держания превращаются в независимые области. При этом, нельзя согласиться с мнением, что держания исчезают в 70-х годах XIV века. Держания встречаются и в грамотах более позднего времени. Сербские правители, не стремясь давать больше земли в держания, все же подтверждали уже существующие, поэтому держания не исчезли полностью. Практику крупных держаний прекратил полностью только Стефан Лазаревич.

Мало сведений сохранилось о владении феодала. Оно состояло из двух частей: собственного хозяйства феодала, его домениальных владений, и земель с зависимыми крестьянами. В хозяйстве властеля находилась не только пахотная земля, но и виноградники, огороды, стада, орудия производства. Причем сербские властели могли владеть как несколькими дворами в одном селе (как то можно видеть в описи владений Хиландарского монастыря), так и крупными областями, как, например, великий челник Радич.

Церковное и монастырское землевладение было весьма значительным. И его рост, в конце концов, приводит к исчерпыванию государственного фонда земель. Дарения сербских властелей значительно сокращаются, и наиболее крупные дарения производят именно сербские правители. Причем и им в ряде случаев приходилось покупать землю у своих властелей, дабы как следует одарить тот или иной монастырь, что например, делал князь Лазарь, создавая свою задужбину монастырь Раваницу.

Попытки секуляризации церковных и монастырских владений начинаются еще с первой половины XIV века, но более активно начинают проходить после распада Сербо-греческого царства. Со второй половины XIV века сербские правители, в условиях турецкой агрессии, и экспансии со стороны Венгрии и Венеции, начинают сокращать и иммунитет церковных владений.

Природно-географические различия разных частей Балканского полуострова обусловили и разные системы хозяйствования в них. Наиболее полное развитие земледелия в Сербии второй половины XIV -первой половины XV веков можно проследить на территории Рашки, внутренней Зеты и Захумья (то есть центральных и северных земель Сербского государства). Здесь располагались владения крупнейших сербских (и не только) монастырей, а так же светских феодалов. Во второй половине XIV века именно эти земли стали ядром государства князя Лазаря, а затем и его преемников - деспотов. Развитие этих областей можно проследить по проходящей там внутренней колонизации, о чем говорит частое упоминание в источниках лазов, выселков. Стоит отметить, что внутренняя колонизация проходила и в более южных областях современной Македонии, о чем свидетельствует упоминание требежей в Кончанском практике.

Кроме активно проходящей внутренней колонизации центральных и северных земель Сербского государства, следует отметить и проходящую там со второй половины XIV века интенсификацию земледелия. Именно с этого времени в центральных землях начинается активное распространение виноградников, которые не встречаются в более ранних источниках, касающихся данных территорий. Кроме виноградников, в центральных и северных областях Сербского государства распространяются и садовые культуры - яблоки (вероятно, нескольких сортов), груши. Конечно, более широкий перечень фруктовых деревьев мы можем встретить в гораздо более развитых южных землях Сербского государства.

В описываемый период, в среде сербского сельского населения произошли значительные изменения. Если еще в середине XIV века в Законнике Стефана Душана сельское население подразделяется на свободное и зависимое - меропхов, сокальников и отроков, то в дальнейшем наблюдается нивелировка сербского зависимого населения. Причем тенденции к этому наблюдаются уже в все том же Законнике Стефана Душана. К концу XIV века в источниках уже не упоминается ни одна из перечисленных категорий, а крестьяне именуются не иначе как «люди».

Крестьяне могли владеть наследственной землей - баштиной, которую, кроме передачи по наследству, можно было отдать в приданое (при-кию), продать или купить - тогда земля носила название купленница, от

156 дать церкви «за душу». Однако все эти операции были возможны лишь при сохранении повинностей, закрепленных за землей. Причем права крестьян, принадлежащих светским феодалам были более широкими, нежели, крестьян, находившихся под властью духовных феодалов. Кроме баштаны, для обозначения крестьянских наделов использовались термины «стась» и «место». Однако, значение их остается все же не до конца выясненными.

Если поначалу крестьяне имели возможность перехода к другому феодалу, то с течением времени они ее теряют. При этом пассивной формой сопротивления крестьянства становится бегство. Хрисовулы правителей второй половины XIV - первой половины XV веков изобилуют запретами бегства и попытками вернуть крестьян. При этом нам ничего не известно о крестьянских восстаниях в этот период. Единственным свидетельством, что таковые могли быть является статья в Законнике Стефана Душана о запрещении «собора» себрам. Однако, и эта статья трактуется историками по-разному.

Определенные изменения происходят в крестьянской ренте. Большинство историков сходятся во мнении, что издание Законника, с достаточно тяжелой нормой барщины - 2 дня в неделю, значительно ухудшило положение сербского крестьянства. Норма эта была подтверждена и в Архангельском хрисовуле, и в хрисовуле Стефана Душана монастырю Хилан-дарь. Однако нельзя согласиться с утверждением ряда югославских историков о том, что и после издания Законника рента продолжает расти. В этом случае весьма любопытна Вторая Архилевицкая грамота. По сравнению с грамотами Стефана Душана общий объем отработочной ренты в Архилевицком монастыре был не велик - всего три дня в году (вместо двух дней в неделю). На основании такой небольшой отработочной ренты Е.П. Наумов делает вывод о небольших размерах барской запашки во владениях Архилевицкого монастыря. Гораздо в большем объеме крестьянам

Архилевицкого монастыря приходилось выплачивать натуральную ренту. Таким образом, в архилевицких имениях рента натуральная преобладала над отработочной, а денежная рента вероятно отсутствовала (возможно, что десятину с овец и пчел крестьяне уплачивали деньгами, как это было принято в поздневизантийской деревне XIII-XIV вв.). Важно еще и то, что архилевицкий «закон» о крестьянских повинностях отражал принятую крестьянскую ренту и в других церковных и монастырских имениях Македонии и Сербии. При определении норм ренты грамота делает оговорку «как это в обычае и в прочих метохиях». Под «прочими метохиями» очевидно подразумеваются другие владения Хиландаря в Северо-Восточной Македонии и на юге Сербии,1 а возможно и на остальной территории Сербии. Исходя из данных Архилевицкой грамоты, можно сделать вывод, что существовали некие сложившиеся региональные обычаи, которые создатели хрисовулов не считали необходимым запечатлеть в грамотах. Это отчасти подтверждают и другие документы. Так, в грамоте афонскому монастырю св. Пантелеймона (1380-1381) князь Лазарь ссылается на некий «монастырский закон», по которому и должны нести свои повинности крестьяне.

Кроме того, Архилевицкая грамота свидетельствует о росте натуральной ренты после распада Сербо-греческого царства в Южной Сербии и Северной Македонии. Можно предполагать, что рост натуральной ренты или ввод ее там, где практиковалась только отработочная рента, происходил и в центральной и северной Сербии. Хотя таких документов как Вторая Архилевицкая грамота для этих районов не сохранилось.

Рост объемов натуральной ренты, по сравнению с отработочной, на территории Рашки, Внутренней Зеты и Захумья, был непосредственно связан с распространением арендных отношений в этих землях. На развитие арендных отношений указывает грамота княгини Милицы Лавре св. Афа

1 Наумов Е.П. Вторая Архилевицкая грамота как исторический источник. // Источники и историография насия 1398 г. Кроме того, можно предполагать, что арендные отношения были развиты в землях, принадлежавших дубровчанам.

Во второй половине XIV - первой половине XV в. происходил процесс дифференциации в среде крестьянства. Об этом свидетельствует и опись имения монастыря Хиландарь, и турецкие дефтеры.

Следует также отметить, что в средневековой Сербии преобладали большие патриархальные семьи. Понятие дом (как часть семьи) начинает фигурировать лишь в Законнике Стефана Душана. А о существовании, и даже некотором возрождении, больших семей свидетельствуют турецкие дефтеры, и грамоты второй половины XIV века.

Особую роль в жизни сербской деревни играли общины. Село представляло собой общину с определенной внутренней организацией и самоуправлением, общинными землями. Села объединялись в жупы, которые являлись так же и административной единицей. Население, как села, так и жупы, несло коллективную ответственность за преступления совершенные на их территории. Жупа (как и село) обладала и общинной собственностью на землю. Трудно что-либо говорить о самоуправлении в сербской деревне. Из источников следует, что катуны - влашские поселения, возглавляли кнезы, чельники и примикюры (старейшины). Кнез управлял несколькими катунами или селами, а старейшиной одного катуна являлся примикюр, который был обязан выгонять воров и разбойников и заботиться о безопасности села или катуна. Можно, однако же, предположить, что кнезы, челники, примикюры возглавляли и поселения сербов - земледельцев.

Община (село или жупа) несла ответственность за совершенное преступление на ее территории, а так же регулировала жизнь крестьян внутри самой общины. Представители общины довольно часто привлекались, кославянского средневековья. / Отв. редактор СЛ. Никитин - М.: Наука, 1967. - С. 94. гда речь заходила о земельных спорах, и было необходимо уточнить границы земельных владений села.

Таким образом, аграрные отношения в средневековой Сербии претерпели ряд существенных изменений во второй половине XIV - первой половине XV веков. Так, менялось соотношение разных форм феодальной собственности - баштаны и пронии. С одной стороны, в условиях постоянных междоусобных войн, с появлением почти независимых властелей с крупными земельными владениями, многие условные и временные владения превращаются в баштаны. Крупные и влиятельные феодалы старались превратить свои пронии в баштаны на протяжении всего существования Сербского государства. С другой стороны, при князе Лазаре, а особенно при его преемниках сыне деспоте Стефане Лазаревиче и деспоте Георгии Бранковиче ряд бывших проний, преобразованных в баштаны, снова превращается в пронии. Сербские правители конфисковывали земли у изменивших им светским феодалов и даровали их либо верным вассалам, либо церкви. Несмотря на эти разнонаправленные тенденции, следует отметить, что в первой половине XV века, число проний значительно увеличивается по сравнению с XIV веком.

Происходит активная колонизация и интенсификация земледелия в центральных и северных землях Сербского государства. Претерпевает изменение и зависимое сербское население, сливаясь в одну категорию «людей». Не остается неизменной, также, и феодальная рента. Можно говорить о более широком распространении натуральной и денежной ренты за счет отработочной во второй половине XIV - первой половине XV веков. Таким образом, период второй половины XIV - первой половины XV веков в Сербском государстве значительно отличался по аграрному развитию от предыдущих. Развитие Сербского государства, в том числе и аграрное, было прервано турецким завоеванием.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Чернова, Мария Александровна, 2007 год

1. Анастас^'евиЬ Д.Н. Српски архив Лавре Атонске. / Д.Н. Анастас^'евиЬ // Споменик Српске крал>евске академи.е LVI (48), Сремски Карловци: Српска кралевска академща, 1922. С. 6-18.

2. BojaHHh Ст. Повела цара Стефана Уроша KojoM noTBpljyje дар великог во.воде Николе Стан>евийа манастиру Хиландару / Ст. BojaHHH. // Стари српски архив. Кн>. 1. / одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2002. - С. 103-116.

3. BpoKHjep, Бертрандон де ла. Путоваьье преко мора. / Бертрандон де ла Бромфр. Превео М. Радо.чиЬ. Београд: Научна кньига. Издавачко предузече народне републике Cp6nje, 1950. - 191 с.

4. Бубало Ъ. Фалсификована повела цара Уроша мелничком митрополиту Кирилу / Ъ. Бубало. // Стари српски архив. Кн>. 2. / одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2003. -С. 99-143.

5. ВеселиновиЙ А. Дубровачко Мало вече о Срби.и (1415-1460). / А. ВеселиновиЬ Београд: Историйки институт САНУ; Кралево: Историйки архив; Чачак: Историйки архив, 1997. - 701 с.

6. ВеселиновиЬ А. Повела деспота Стефана ЛазаревиЬа деспотици Евпракси.и. / А. ВеселиновиЬ. // Стари српски архив. Кн>. 1./ одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2002. -С.131-144.

7. ВеселиновиЬ А. Повела деспота Стефана ЛазаревиЬа манастиру Милешеви. / А. ВеселиновиЬ. // Стари српски архив. Кн>. 2. / одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2003. -С. 193-206.

8. Данило II. Животи крал>ева и архиепископа српских од архиепископа Данила II. / Данило II; превео Л. Мирковий. -Београд: Срп. кн>. задруга, 1935. 308 с.

9. Деспот Стефан ЛазаревиЙ. Кн>ижевни радови. / Приредио Ъ. Трифуновий. Београд: Срп. кн>. задруга, 1979. - 241 с.

10. Живо^овиЙ Д. Хрисовул>а цара Стефана Душана калиги Светог Саве 1ерусалимског у Kapejn. / Д. Живojнoвиft. // Стари српски архив. Кн>. 1./ одговорни уредник Р. Михалъчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2002. - С. 69-78.

11. Живо.новиЙ Д. Акт хиландарског братског сабора о даван>у кели]е Светог Саве 1ерусалимског у Kapejn царици 1елени. / Д. Живо]новиЙ // Стари српски архив. Кн>. 3. / одговорни уредник Р. Михал>чич. Лакташи: ГрафоМарк, 2004. - С. 71-88.

12. Записки янычара. Написаны Константином Михайловичем из Островицы. / Пер. А.И. Рогов. М.: Наука, 1978. - 210 с.

13. ЗироевиЙ О, Ерен И. Попис области Крушевца, Топлице и Дубочице у време прве владавине Мехмеде II (1444-1446) / ЗироевиЙ О, Ерен И.// Вран>ски гласник. Кн>.4. / одговорни уредник М. МитровиЙ. Вран,е: Народни музе., 1968. - С.377-416.

14. Карано-ТврковиЬ П. Србскш споменицы или Старе рисовуле дипломе, новель, и сношешя босански, сербски, издании на свете и ждив.Ч. I. Боградь: тип. Княж. Cep6ie, 1840. 336 с.

15. Косово у повел>ама српских владара. / прире!}ивач Д. БогдановиЬ.- Багьа Лука, Београд: Беседа, Ars Libri, 2000. 208 с.

16. Мар.ановиЙ-ДушаниЙ С. Повел>а крала Стефана Душана старцу 1овану. / С. Мар]ановиЬ-Душани11. // Стари српски архив. Кгь. 3. / одговорни уредник Р. Михал>чич. Лакташи: ГрафоМарк, 2004. -С. 35^14.

17. Мило.евиЬ М. Дечанске хрисовул>е. / М. Мило]евиЬ // Гласник српског ученог друштва, Друго одел>егье кн>. XII. Београд: Српско учено друшство, 1880. - 304 с.

18. МихальчиЙ Р. Хрисовул>а цара Уроша мелничком митрополиту Кирилу. / Р. Михал>чиЙ. // Стари српски архив. Юь. 2. / одговорни уредник Р. Михал>чич. Лакташи: ГрафоМарк, 2003. - С. 85-98.

19. МихальчиЬ Р. Мл>етске повел>е цара Уроша. / Р. Михал>чиЬ. // Стари српски архив. Кн. 3. / одговорни уредник Р. Михал>чич. -Лакташи: ГрафоМарк, 2004. С. 71-88.

20. МишиЬ С.Повел>а кральа Стефана Уроша III Дечанског манастиру Светог Николе Мрачког у Орехову. / С. МишиЬ. // Стари српски архив. Кн. 1./ одговорни уредник Р. Михальчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2002. -С. 55-68.

21. МишиЬ С. Светоархан1)еловска хрисовул>а. / МишиЬ С., Суботин-ГолубовиЬ Т. Извори за српску HCTopnjy юьига 3, Ъирилички споменици кььига 3. - Београд: Историйки институт, 2003. - 239 с.

22. МишиЙ С. Хрисовульа кральа Стефана Уроша III манастиру Хиландару. / С. МишиЬ. // Стари српски архив. Кн. 2. / одговорни уредник Р. Михальчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2003. - С. 29-40.

23. МишиЬ С. Хрисовул»а крал>а Стефана Уроша III манастиру Хиландару о спору око ме!)а Крушевске метохще. / С. МишиЬ.// Стари српски архив. Кн. 3. / одговорни уредник Р. Михальчич. -Лакташи: ГрафоМарк, 2004. С.3-18.

24. МладеновиЬ А. Повелье кнеза Лазара. / А. МладеновиЬ. Београд: 4nroja штампа, 2003. - 367 с.

25. Мошин В.А. Акта из светогорских архива. / А.В. Мошин. // Споменик Српске кралевске академии, XCI (70). Београд: Српска кралевска академща, 1939. - С. 168-218.

26. МргиЬ-Радо.чиЬ J. Повельа бана Степана II КотроманиЬа кнежевима Вуку и Павлу ВукославиЬу. / J. МргиЬ-Радс^чиЬ. // Стари српски архив. Кн. 1./ одговорни уредник Р. Михальчич. -Лакташи: ГрафоМарк, 2002. С. 79-92.

27. МргиЙ-Радо.чиЙ J. Повельа бана Твртка кнезу Вукцу ХрватиниЬу. / J. МргиЬ-Радо]чиЬ. // Стари српски архив. Кн. 2. / одговорни уредник Р. Михальчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2003. - С. 167-184.

28. НоваковиЙ С. Законик Стефана Душана цара српског 1349. и 1354. / С. НоваковиЬ. Београд: Српска Кралевска Академща, 1898. -312 с.

29. НоваковиЙ С. Законски споменици српских држава средшега века. / С. НоваковиЬ. Београд: Српска кралевска академща, 1912. - 800 с.

30. Орбин Мавро. Кралевство Словена. / Превео са италщанског 3. Шундрица Београд: Срп. кн. задруга, 1968. - 475 с.

31. Paflojnnh Т>. Српски рукопис Земл>орадничког закона. / Т>. Радо.чиЙ. // Зборник радова Византолошког института Юь.З / Уредник акад. Г. Острагорски. Београд: САНУ, 1955. - С. 15-27.

32. Радс^чий Н. Закон о рудницима деспота Стефана ЛазаревиЬа. / Н. Радо.чиЙ. Београд: Научно дело, 1962. - 100 с.

33. Радо.чиЙ Н. Законик цара Стефана Душана 1349 и 1354. / Н. Радо]чиЬ. Београд: Научно Дело, 1960. - 318 с.

34. Синдик Д. Повел>е српских патриарха Саве, Спиридона, Никодима. / Д. Синдик. // Хиландарски зборник. Т. 9 / Уредник B.J. ЪуриЬ. Београд: САНУ, 1997.-С. 99-117.

35. Споменици србскш. / уред. К. ТврковиЬ. Београд, 1840. - 367 с.

36. Солов.ев А. Грчке повеле српских владара средн>ег века. / А. Солов]ев, В. Мошин. Београд: Крстич, - 1936. - 537 с.

37. Солов.ев А. Два прилога проучавакьа Душанове државе. / А. Солов]ев. // Гласник Скопског научног друштва, ккь. II, св. 1-2 -1927.-С. 25^16.

38. Солов.ев А. Кончански практик. / А. Солов]ев. // Зборник радова Византолошког института. Кн>.3 / Уредник акад. Г. Острагорски. -Београд: САНУ, 1955. С. 83-109.

39. Солов.ев А. Одобрани споменици српског права (од XII до Kpaja XV века). / А. Солов]ев Београд: Кон, 1926. - 357 с.

40. Солов.ев А. Повела крала Душана о манастиру св. Николе у Вран>и. / А. Солов]ев. // Прилози за юьижевност, je3HK, исторщу и фолклор 1927 - кн,. VII - С. 107-115.

41. СреЙковиЙ П. Неколико српских споменика. / П. СреЙковиЬ // Споменик Српске кралевске академии И, Београд, 1892. С. 328.

42. Старе српске биографии XV и XVII века. / превео Л. МирковиЬ. -Београд: Српска юьижевна задруга, 1936.-215 с.

43. Сто.ановиЙ Jb. Старе српске повела и писма. Кн, I, део I и И. / Л>. ОпуановиЙ. Београд, Сремски Карловци: САНУ, 1929-1934

44. ОпуановиЙ Jb. Стари српски записи и натписи, кн,. I-IV, VI. / Jb. Сто.ановиЙ-Београд: САНУ, 1902-1923, 1926

45. OrojaHOBHh Jb. Стари српски родослови и летописи. / Jb. ОпуановиЙ. Ср. Карловци: СКА, 1927. - 382 с.

46. Сто.'ановиЙ Jb. Стари српске хрисовули, акти, биографщ'е, летописи, типици, поменици, записи и др. / Jb. Сто]ановиЙ. // Споменик CpncKoj KpaneBCKoj академщ'е. Кн». III Београд: СКА, 1890.-304 с.

47. ЪирковиЙ С. Две српске повеле за Лавру. / С. ЪирковиЬ. // Хиландарски зборник. Т. 5. / Уредник B.J. ЪуриЬ. Београд: САНУ, 1983.-С. 91-100.

48. ЪирковиЙ С. Повела деспота 1ована Углеше властелину Новаку МрасоровиЬу. / С. ЪирковиЬ. // Стари српски архив. Кн. 1./ одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2002. -С. 93-98.

49. ЪирковиЙ С. Повела крала Вукашина властелину Новаку МрасоровиЬу. / С. ЪирковиЬ. // Стари српски архив. Кн>. 1./ одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2002. -С. 99-102.

50. Шафарик J. Стара српска писма из руског манастира Св. Пантелеймона у Светсу Гори. / J. Шафарик. // Гласник Српског ученог друштва 1862 - 27 - С.231-295.

51. Шафарик J. Цар Стефан Душан и царица му 1елена и син шихов крал Урош noKrcaibajy митрополиту серском 1акову цркву светога Николе на реци Пшин.и под брегом Кожлем. / J. Шафарик. // Гласник Српског ученог друштва 1867 - 24 - С. 241 - 248.

52. Шафарик J. Хрисовула цара Стефана Душана коюм оснива мана-стир св. архангела Михаила и Гаврила у Призрену. / J. Шафарик // Гласник друштва српске словестности 1862 - №15 - С. 264-248.

53. Шильтбергер Иоганн. Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1294 по 1427 год. / Иоганн Шильтбергер. Баку: Издательство «Элм», 1984.-89 с.

54. ШеровиЬ П. Повела о оснивашу манастира Св. Николе у Парасквици. / П. ШеровиЬ. // Историйки часопис 1954-1955 -кш. 5-С. 323-330.

55. Шуйца М. Повела цара Уроша о замени поседа измену кнеза Воислава и челника Мусе. / М. Шуйца. // Стари српски архив. Кн,.2. / одговорни уредник Р. Михалчич. Лакташи: ГрафоМарк, 2003. -С. 143-166.

56. Шуйца М. Повела кнеза Стефана ЛазаревиЬа kojom се Хиландару прилаже црква Ваведен>а Богородичиног у Ибру. / М. Шуйца. // Стари српски архив. Кн>. 3. / одговорни уредник Р. Михал>чич. -Лакташи: ГрафоМарк, 2004. С. 107-125.

57. Actes de Chilandar. / Ed. Korablew et L. Petit. // Византийский временник. Приложение к XIX т. №1. СПб.: Типография императорской академии наук, 1915 - С. 369-651.

58. Laskaris М. Actes serbes de Vatopedi. / M. Laskaris // Byzanti-noslavika, VI / red. Milos Weingonrt- Prague: Orbis, 1935. C. 176— 185.

59. Laskaris M. Deux "chrysobulles" serbes pour Lavra. / M. Laskaris // Хиландарски зборник. Т. I. / Уредник Г. Острогорски. Београд: САНУ, 1966.-С. 8-21.

60. Mavromatis L. Un acte slave de Vatopedi. / L. Mavromatis. // Хиландарски зборник. Т. 4 / Уредник С. Pafloj4nh. Београд: САНУ, 1978.-С. 137-140.

61. Miklosich F. Monumenta serbica, spectantia historiam Serbiae, Bosnae, Ragusii. / F. Miklosich / Viennae: G. Braumuller, 1858. 580 c.

62. Stojakovic M. Branicevski tefter.Poimenicni popis pokrajine Branicevo iz 1467 godine. / M. Stojakovic. Beograd: Istorijski institut, 1987. -574 c.1. Список литературы.

63. Авдеичев JI.A. Экономическая география Югославии: учеб. пособие / JI.A. Авдеичев, В.В. Бодрин М.: Издательство Московского университета, 1958. - 56 с.

64. Боброва С.П. Некоторые вопросы крестьянского землевладения в Сербии XII первой половины XIV в. / С.П. Боброва. // Вопросы истории славян, вып. 1. /Отв. редактор А.Е. Москаленко -Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1963. - С. 943.

65. Боброва С.П. Дечанские сокальники. / С.П. Боброва. // Вопросы истории славян: Сб. научных трудов. Вып 3 / Отв. редактор А.Е. Москаленко Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1970. - С. 32-57.

66. Горина JI.B. О научном творчестве Е.П. Наумова (1932-1990 годы). / JI.B. Горина // Вопросы истории славян: Сб. научных трудов. Вып. 17 / Отв. редактор С.В. Кретинин Воронеж: Издательство Воронежского университета, 2006. - С. 210-230.

67. Готье Ю.В. Образование Сербского государства. / Ю.В. Готье // Славянский сборник, ч. 1: Сборник научных статей / отв. редактор М.: Наука, 1947.-С. 5^5.

68. Захаров В.В. К вопросу о крестьянском землевладении в Задарском дистрикте в XI XIV вв. / В.В. Захаров // Вопросы истории славян, вып. 3 /Отв. редактор А.Е. Москаленко -Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1970. - С. 57-71.

69. Захаров В.В. Динамика социального строия далматинской деревни в XII-XV вв. / В.В. Захаров // Вопросы истории славян, вып. 9 Отв. редактор Н.П. Мананчикова Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1989. - С. 103-112.

70. История Европы. Т.2. / отв. редактор Е.В. Гутнова М.: Наука, 1992.-816 с.

71. История Югославии. В 2 т. Т.1. / отв. редактор Ю.В. Бромлей М.: Наука, 1963.-736 с.

72. Каждан А.П. Аграрные отношения в Византии XIII-XIV вв. / А.П. Каждан. М.: Издательство Академии наук СССР, 1952. - 417с.

73. Наумов Е.П. К истории церковного и монастырского землевладения Сербии, Македонии и Зете во второй половине XIV в. / Е.П. Наумов // Средние века, вып. 23 / отв. редактор С.Д. Сказкин М.: Изд. А.Н. СССР,1963. - С. 134-148.

74. Наумов Е.П. Вторая Архилевицкая грамота как исторический источник. / Е.П. Наумов // Источники и историографияславянского средневековья.: Сборник статей и материалов/ Отв. редактор С.А. Никитин М.: Наука, 1967. - С. 84-100.

75. Наумов Е.П. Пути и тенденции экономического развития Сербии в XIII-XIV вв. / Е.П. Наумов // Советское славяноведение 1970 - 3 -С. 40-51.

76. Наумов Е.П. Средневековые источники о развитии производительных сил на Балканах (конец XIII первая половина XIV века). / Е.П. Наумов // Славяно-балканские исследования.: Сб. научных трудов / Отв. редактор С.А. Никитин- М.: Наука, 1972. -С. 89-103.

77. Наумов Е.П. Законник Стефана Душана и рецепция византийского права. / Е.П. Наумов // Юго-Восточная Европа в средние века.: Сб. научных статей. / Отв. редактор Я.С. Гросул Кишенев: Штиица, 1972.-С. 191-207.

78. Наумов Е.П. Из истории феодальной земельной собственности в Сербии во второй половине XIV века. / Е.П. Наумов // Славяне и Россия.: Сб. научных статей. / Отв. редактор Ю.В. Бромлей М.: Наука, 1972.-С. 55-63.

79. Наумов Е.П. Сербский феодализм накануне турецкого завоевания. / Е.П. Наумов // Юго-Восточная Европа в эпоху феодализма.: Сб. научных статей. / Отв. редактор В.Д. Королюк Кишенев: Штиица, 1973.-С. 54-79.

80. Наумов Е.П. К истории византийской и сербской пронии. / Е.П. Наумов // Византийский временник. Т. 34. / Отв. редактор З.В. Удальцова -М.: Наука, 1975-С.22-31.

81. Наумов Е.П. Господствующий класс и государственная власть в Сербии XIII-XV вв. / Е.П. Наумов М.: Наука, 1975. - 336 с.

82. Наумов Е.П. Проблемы аграрной истории Южной Далмации и торговых связей ее с Византией ( конец XII середина XIV века). / Е.П. Наумов // Византийский временник. Т. 37/ Отв. редакторв З.В. Удальцова-М.: Наука, 1976.- С. 115-135.

83. Наумов Е.П. Балканское крестьянство в феодальной системе XIII-XV вв. (К вопросу об эволюции крестьянских категорий и повинностей в южнославянских землях странах и Албании). / Е.П.

84. Наумов // Балканские исследования. Вып. 7 / Отв. редактор Г.Л. Арш М.: Наука, 1982. - 14-29.

85. Наумов Е.П. Основные тенденции аграрного развития Сербского государства в XII-XV веках./ Е.П. Наумов // Славянский сборник, вып. 3/ Отв. редактор А.И. Озолин Саратов: Саратовский государственный университет, 1985. - С. 53-71.

86. Наумов Е.П. Судьбы сербского крестьянства в эпоху феодализма. / Е.П. Наумов // Вопросы истории славян / Отв. редактор Н.П. Мананчикова Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1989.-С. 21-34.

87. Фрейденберг Ф.Ф. Крестьянство на Балканах (Сербия, Хорватия, Болгария) в XII XIV вв. / Ф.Ф. Фрейденберг // История крестьянства в Европе. Т.2 Эпоха феодализма. / Ред. З.В. Удальцова - М.: Наука, 1986.-С. 250-287.

88. Фрейденберг Ф.Ф. Крестьянство в Балкано-Карпатских землях в XV XVI вв. / Ф.Ф. Фрейденберг // История крестьянства в Европе. Т.2 Эпоха феодализма. / Ред. З.В. Удальцова - М.: Наука, 1986. -С. 458-475.

89. Шаферова Л.А. Развитие социально-экономического строя Сербии в XIII-XIV вв.: дис. канд. ист. наук./ Л.А. Шаферова Л., 1950. -289 с.

90. Шаферова JI.A. Сельское ремесло в Сербском государстве (XIV в.) / JI.A. Шаферова // Вопросы всеобщей истории, вып.2: сб. научных статей / отв. редактор JI.B. Болтинская Красноярск, 1972. - 2745.

91. Шаферова JI.A. Средневековые сербские торги (Южная Сербия, XIII- XIV века) / JI.A. Шаферова // Вопросы всеобщей истории, вып.2: сб. научных статей / отв. редактор J1.B. Болтинская -Красноярск, 1972. 46-53.

92. Шаферова JI.A. Котор XII-XV веков. Социально-экономические отношения южнодалматинского города. / Л.А. Шаферова. -Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1990. -192 с.

93. Шаферова Л.А. Города Сербского средневекового государства (XIII первая половина XV). / Л.А. Шаферова. - Красноярск: Красноярский государственный педагогический университет, 2002.-387 с.

94. Ангелов Д. Аграрните отношения в северна и средна Македония през XIV век / Димитър Ангелов София: Издание на Българската академия на науките, 1958. - 256 с.

95. Благо.евиЙ М. Средн>овековни забел. / М. БлащевиЙ // Историйки часопис 1965 - №14-15 - С. 1-17.

96. Благо.евиЙ М. Планине и пагшьаци у средн>овековно] Србщи. / М. БлапуевиЙ // Историйки гласник 1966 - №2-3 - С. 2-95.

97. Благо.евиЙ М. Лукно по CTOHCKoj мери. / М. БлапуевиЙ // Историйки гласник 1969 - №1 - С. 41-50.

98. БлакцевиЙ М. Када je крал. Душан потврдио Дечанску хрисовул>у. / М. Благо.евиЙ // Историйки часопис 1970 - №16-17- С. 79-86.

99. БлагсуевиЙ М. Оброк и приселица / М. Благо. евий // Историйки часопис 1971 - №18- С. 165-188.

100. Благо.евиЙ М. Манастирске поседи крушевачког Kpaja. / М. Благо] евий // Крушевац кроз векове: зборник реферата са симпозиума одржаног од 4. до 9. октобра./ Гл. уредник А. Стоший Крушевац: Народни музе], 1972. - С. 25-49.

101. БлапуевиЙ М. Прилог проучавагьу средн.овековних мера -которски стар и квадран>ол, корчулански roftaj и кварта. / М. Благо.евиЙ // Историйки гласник 1972 - №1 - С. 95-110.

102. Благо.евиЙ М. Земл>орадн>а у средн>овековно] Срби]и. / М. Благо]евиЙ-Београд: Историйки институт, 1973.-463 с.

103. БлапуевиЙ М. Велечина «делова» у сланском npHMopjy. / М. Благо.евиЙ // Историйки часопис 1973 - №20 - с. 139-147.

104. Благо. евий М. О положа]у становништва при]епол.ског Kpaja у доба Немагьийа / М. Благсу'евиЙ // Симпозиум Сеоски дани сретена Вукосавлевийа. 3 / Ред. отбор П.ВлаховиЙ, Д. Кокович -Прщ'епол>е: «Милешево» 1976. - С. 225-234.

105. Благо.евиЙ М. Ten4Hje у средн.овековно] Cp6njn, Бсни и XpeaTCKoj. / М. Благо]евиЙ // Историйки гласник 1976 - №1-2 -С.7-47.

106. БлапуевиЙ М. «Закон светога Симеона и светога Саве» / М. БлапуевиЙ // Ме^ународни научни скуп Сава Неман,иЙ свети Сава: исторща и предана: децембар 1976 / уредник В. ЪуриЙ -Београд: САНУ, 1979.-С. 129-166.

107. Благо.евиЙ М. Савладарство у српским земл>ама после смрти цара Уроша / М. Благо] евий // Зборник радова Византолоског института. Кн,. 21 / Уредник Б. Фер]'анчиЙ Београд: Широ Cp6nja, 1982. -С. 183-212.

108. Благо. евий М. Господари Срба и Подунавл>а / М. Благо]евий // Историйки гласник 1983 - №1-2 - С. 43-53.

109. Блапуевий М. Преглед HCTopnjcKoj географии Cp6nje. / М. Благо.евиЙ // Зборник Исторщског музе]а Срби]и 1983 - № 20 -С. 45-126.

110. БлапуевиЙ М. «Владение» кнеза Лазара у Примор.'у / М. БлапуевиЙ // Зборник Филозофског факултета у Београду. Кн,. 15. Споменик Ивана Божийа / Уреднок С. ЪирковиЙ Београд: Просвета, 1985. - С. 97-114.

111. БлапуевиЙ М. Деспот Стефан ЛазаревиЙ и Милешева. / М. БлапуевиЙ // Милешева у истории српског народа: ме^ународни скуп поводом седам и по векова посто.ан,а, jyHH 1985 / уредник B.J. Ъурий-Београд: САНУ, 1987.-С. 165-174.

112. БлапуевиЙ М. Кра.ишта средн,овековне Cp6nje од 1371. до 1459. године. / М. БлапуевиЙ // Историйки гласник 1987. - 1-2 - С. 2942.

113. Благо. евий М. Студеница манастир заштитника српске државе. / М. БлапуевиЙ // Студеница и византийка уметност око 1200. године: ме^ународни научни скуп поводом 800 година манастира177

114. Студенице и стогодиппьице САНУ, септембар 1986 / уредник В. Kopah-Београд: САНУ, 1988.-С. 51-66.

115. Благо.евиЙ М. Cp6nja у доба Немагьийа: од кнежевине до Царства: 1168-1371 /М. БлапуевиЙ Београд: BajaT, 1989.-281 с.

116. Благо.евиЙ М. Кнез Лазар ктитор Хиландара. / М. Благо] евий // Свети кнез Лазар: споменица о mecToj стогодишници Косовског 6oja. Београд: Свети apxnjepejcKH синод Српске православие цркве, 1989.-С. 47-61.

117. БлапуевиЙ М. Челници манастира Дечана. / М. БлапуевиЙ // Дечани и византийка уметност средином XIV века: ме^ународни научни скуп поводом 650 година манастира Дечана, септамбар 1985 / уредник В. J. Ъурий Београд: САНУ, 1989. - С. 21-34.

118. Благо.евиЙ М. Српска средгьовековна држава и целина сеоског землишта. / М. БлапуевиЙ // Зборник Матице српске за истори]у. Св. 44 / Уредник С. ГавриловиЙ Нови Сад: Графо.офсет, 1991. -С. 7-18.

119. БлагсуевиЬ М. Српско кралевство и «државе» у делу Данила II / М. БлагсуевиЬ // Архиепископ Данило II и н>егово доба: ме!)ународни научни скуп поводом 650 година од смрти: децембар 1987 / Уредник ВЛ.ЪуриЬ-Београд: САНУ, 1991.-С. 139-155.

120. БлапуевиЬ М. О националном индинтитету Срба у среднем веку. / М. Благо.евиЬ // Срби у eBponcKoj цивилизации. / уредници Р. СамарциЬ, М. Душков Београд: Балканолошки институт САНУ; ПредузечЬе «Нова», 1993. - С. 20-31.

121. Блапу'евиЬ М. 1единство и подво.еност српских земал.а пре битке на Косову. / М. Блапу'евиЬ // Зборник филозофског факултета у Београду. Кн>. 18:1 / Уредник С. ЪирковиЬ Београд: Просвета, 1994.-С. 69-92.

122. Благо.еви1\ М. Стефан ЛазаревиЬ и суверенитет српске државе. / М. Благо]евиЬ // Ресавска школа и деспот Стефан ЛазаревиЬ. -Деспотовац: Народна библиотека Ресавска школа, 1994. С. 7892.

123. БлапуевиЬ М. Неточна граница Деспотовине од 1428. до 1439. године. / М. БлапуевиЬ // Историйки гласник 1995. - 1-2 - С. 2336.

124. Благо. евий М. Државна управа у српским среднювековним земл>ама. / М. БлапцевиЬ Београд: Служебни лист, 1997. - 355 с.

125. БлагсуевиЬ М. Cp6nja НематьиЬа и Хиландар. / М. Благо. евиЬ -Београд; Нови Сад: Друштво историчара 1ужнобачког и Сремског округа, 1998.-132 с.

126. Благо.евиЬ М. Секуларизацща хиландарских поседа у средтьовековно] Србщи. / М. Благо]евиЬ // Осам векова Хиландара: истор^а, духовни живот, кн»ижевност, уметност и архитектура. -Београд: САНУ, 2000. С. 51 - 58.

127. Благо.евиЬ М. Cohe основни порез средтьовековне Cp6nje. / М. Благо]евиЬ // Глас / Српска академи]а наука и уметности. СССХС. Одел>ен>е истори]ских наука; кн. 11. / уредник В. КрестиЬ -Београд: Српска академи]а наука и уметности, 2001. - С. 1-43.

128. Благо.евиЬ М. Српске владарке ктитори Хиландара. / М. Благо]евиЙ // Хиландарски зборник. 11. / уредник В. Kopah. -Београд : Српска академща наука и уменности, Хиландарски од бор, 2004. - С. 7-26.

129. Благо.евиЙ О. Положа] сел>аштва у Срби]и XIV ви]ека. / О. Благо] евий // Симпозиум Сеоски дани Сретена Вукосавл>евиЙа XIII/ Ред. отбор П. ВлаховиЙ, Д. Кокович При]епол>е: «Милешево», 1989. - С.187-202.

130. Божий И. Доходак царски (поводом 198. члана Душановог законика Раковачког рукописа) / И. Божий. Београд: Посебна издахьа САНУ, кн>. CCLIV, Одел>ен>е друштвених наука, кн>. 17, 1956.-36 с.

131. Божий И. Село Богдашийи у средн>ем веку. / И. Божий // Историйки часопис 1957. - 7 - 83-121.

132. Божий И. Средхьовековни Паштровийи. / И. Божий // Историйки часопис 1959.-9-10- 151-185.

133. Божий И. Proniarii et kapita. / И. Божий // Зборник радова Византолошког института. Юь 8-1/ уредник Франко БаришиЙ -Београд: Научно дело, 1963. С. 61-70.

134. ВеселиновиЙ А. Држава српских деспота. / А. ВеселиновиЙ. 2 издание - Београд: Завод за уцбенике и наставна средства, 2006. -325 с.

135. ДиниЬ М. Сокалници./ М. ДиниЬ // Прилози за кн>ижевност, .език, исторщу и фолклор 1962 - 28. св. 3-4 - С. 149-157.

136. ДиниЬ М. Српске земл»е у средн>ем веку. Истори}'ско-географске студне. / М. ДиниЬ Београд: Српска кн>ижевна задруга, 1978. -446 с.

137. ДиниЬ М. Из српске исторще средн>ега века. / М. ДиниЬ. Београд: Equilibrium, 2003. - 822 с.

138. ЪекиЬ Ъ. Законодавна делатност крал>а Милутина. / Т>. ЪекиЬ -Рума: Српска кн>ига, 2001. 160 с.

139. Живо.}новиЬ М. Властелинство манастира Хиландара према хрисовул>и цара Душана из 1348 године. / М. ЖивоЗнивиЙ // Осам векова Хиландара: исторща, духовни живот, юьижевност, уметност и архитектура. Београд: САНУ, 2000. - С. 35-50.

140. ИвановиИ Р. Дечански катуни. / Р. ИвановиЬ // Историйки часопис 1952.-III-С. 113-135.

141. ИвановиЙ Р. Дечанско властелинство. / Р. ИвановиЙ // Историйки часопис 1952-1953 - кн>. IV - С.173-225.

142. ИвановиЙ Р. Властелинство манастира св. Архангела код Призрена. / Р. ИвановиЙ // Историйки часопис 1959. - кн. VIII -С.209-253.

143. ИвановиЙ Р. Средн.овековни баштински поседи Хумског enapxnjcKor властелинства. / Р. ИвановиЙ // Историйки часопис -1959 кн. IX-X - С.79-95.

144. Истор^а српског народа. Кн. 1, Од najстари.их времена до Маричке битке (1371) / написали Драгослав CpejoBnft . и др.]. 3. изд. - Београд : Српска кн.ижевна задруга, 2000 (Нови Сад : Будуйност). - VII - 702 с

145. Калий J. Срби у позном средн.ом веку. / J. Калий. 2 изд. Београд: Служебни лист CPJ, 2001. - 243 с.

146. КрекиЙ Б. Прилог проучаван>у npoHHj'e у средн>овековно. Срби]и. / Б. КрекиЙ // Зборник радова Византолошког института/ уредник Фран,о БаришиЙ. Кн. 8-2. Београд: Научно дело, 1964. - С. 227233.

147. Лексикон српског средн,ег века. / Приред. С. ТшрковиЬ, Р. Михал>чиЬ. Београд: Knowledge, 1999 - XI, 832 с.

148. Михал>чиЬ P. Kpaj Српског царства. / Р. МихалъчиЬ Београд: Српска кн>ижевна задруга, 1975 - 328 с.

149. МишиЬ С. Унутранпье воде и аихово коришЬен,е у средььовековно. Србщи. / С. МишиЬ // Историйки гласник 1-2 -1990-1992.-С. 3-79.

150. НоваковиЬ С. Прони.ари и баштиници. Прилог к истории непокретне имовине у Cp6njn XIII-XIX века. / С. НоваковиЬ // Глас Српске крал>евске академи]е. Кн,. I Београд: СКА, 1887. - С. 124.

151. НоваковиЬ С. Село. / С. НоваковиЬ Београд: Српска кралевска академща, 1891.-261 с.

152. НоваковиЬ С. Срби и Турци XIV XV века. / С. НоваковиЬ -Београд: Задужбина Ъупийева, 1893. - 397 с.

153. НоваковиЙ С. «Сойе» и «сокалник» у средн>овековно. Срби]и. / С. НоваковиЙ // Годинньица Николе Чупийа 1907 - 26 - С.118-128

154. НоваковиЙ С. «Баштина» и «бол>ар» у jyrocnoBencKoj терминологии. / С. НоваковиЙ // Глас Српске крал>евске академще 1912-XCII-С. 43-64

155. Острогорски Г. Пронща (Прилог истории феудализма у Византии и у .ужнословенским земл>ама. / Г. Острогорски // Сабрана дела Г. Острогорског-Београд: Истори]ски институт, 1970.-С. 119-342

156. Острогорски Г Серска облает после Душанове смрти. / Г. Острогорски Београд, 1963. - 105 с.

157. Приватни живот у српским земл>ама средн>ег века. / Приредили С. Мар.ановиЙ-ДушаниЙ, Д. ПоповиЙ. Београд: Clio, 2004. - 642 с.

158. СимоновиЙ Ъ. Типолопуе села средаовековне Cp6nje. / Ъ. СимоновиЙ // Симпозиум Сеоски дани Сретена Вукосавл>евиЙа XIII / Ред. отбор П.ВлаховиЙ, Д. Кокович При.епол>е: «Милешево», 1989. - С.179-186.

159. Солов.ев А. 1една српска жупа за време царства. / А. Солов]ев // Гласник Скопског научног друштва 1928 - 3 - С. 25-43.

160. Солов.ев А. Сокалници и отроци у упоредно-истори]ско] светлости. / А. Солов]ев // Гласник Скопског научног друштва -1938- 19-С. 103-132.

161. Солов.ев А. Законик цара Стефана Душана 1949. и 1954. године. / А. Солов]ев Београд: САНУ, 1980. - 317 с.

162. СпремиЙ М. Бранковийи и Хиландар (1365-1427) / М. СпремиЙ // Осам векова Хиландара: истор^а, духовни живот, юьижевност, уметност и архитектура. Београд: САНУ, 2000. - С. 71-82.185

163. СпремиЙ М. Деспот ЪураЪ БранковиЬ и н>егово доба. / М. СпремиЬ. Београд: Срп. юьиж. задруга, 1994. - 857 с.

164. ЪирковиЙ С. Осумн>ичене повел>е деспота Стефана и кнегин>е Милице. / С. ЪирковиЙ // Истори)'ски часопис 1956 - 6 - С. 139152

165. ЪирковиЙ С. 1едан помен coha на Пелопонезу. / С. ЪирковиЬ // Зборник радова Византолошког института / уредник Фраььо БаришиЬ. Кн>. 7. -Београд: Научно дело, 1961.- С. 147-151.

166. ЪирковиЬ С. «Четвертина». / С. ЪирковиЬ // Зборник филозофског факултета у Београду 1963 - VII-1 - С. 273-276

167. ЪирковиЬ С. Работници, во.ници, духовници. Друштва средн>овековног Балкана. / С. ЪирковиЬ Београд: Equlibrium, 1997.-508 с.

168. ЪирковиЬ С. Срби у среднем веку. / С. ЪирковиЙ. 2 издаше -Београд : Идеа : Во.ноиздавачки завод : Маркт систем, 1998 (Београд : BojHa штампарщ'а). - 271 с.

169. ЪирковиЙ С. Поствизанти.ски деспота. / С. ЪирковиЬ // Зборник радова Византолошког института. Кн. 38 / Уредник Б. Фер]анчий -Београд: Широ Cp6nja, 1999-2000-С. 395^06.

170. Ъирковий С. Старо српско рударство. / С. ЪирковиЙ, Д. КовачевиЬ-Ко^Й, Р. Ъук Нови Сад-Београд, 2002 - 262 с.

171. Фер.анчиЬ Б. Деспота у Византии и 1ужнословенским земл>ама. / Б. Фер]анчиЬ. Београд: Научно дело, 1960. - 226 с.

172. Храбак Б. Пол>опривредна производив Косова и суседних KpajeBa средином XV века. / Б. Храбак // Глас Српске Академще наука и уметнисти 1974 - кьь. I - С. 33-72.186

173. ШкриваниЙ Г. Жичко епархщско властелинство. / Г. ШкриваниЬ // Исторфки часопис 1952-1953 - юь. IV-C.148-172.

174. ШкриваниЙ Г. Раваничко властелинство. / Г. ШкриваниЬ // Исторфки часопис 1970 - юь. XVI-XVII - С.235-253.

175. ШкриваниЬ Г. Властелинство великог челника Радича ПоступовиЬа. / Г. ШкриваниЬ // Истори.ски часопис 1973 - кн. ХХ-С.125-137.

176. Blagojevic М. L'explicitation fiskale et feodale en Serbie du XIHe au XVe siecle. / M. Blagojevic // Revue roumaine d'histoire 1983. - 22 -C. 137-146.

177. Cirkovic S. Kovacevic-Kojic D. L'ekonomie naturelle et la production marchande aux XIIIe-XVe dans les regions actuelles de la Yougoslavie. / S. Cirkovic, D. Kovacevic-Kojic // Balkannika 1982-1983 - 13-14 -S. 45-56.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 275122