Аксиологический аспект генеалогии потомков А. С. Пушкина тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук в форме науч. докл. Полушин, Владимир Леонидович

Диссертация и автореферат на тему «Аксиологический аспект генеалогии потомков А. С. Пушкина». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 241322
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Полушин, Владимир Леонидович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук в форме науч. докл.
Место защиты диссертации: 
Красноярск
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
45

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Аксиологический аспект генеалогии потомков А. С. Пушкина"

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ

Практической сферой применения данных исследований является воспитание новых поколений на примерах служения России великого поэта и его потомков. Данная монография может быть использована как пушкиноведами, так и преподавателями литературы и дисциплин, связанных с искусством, историей, обществознанием.

Кроме того, она представляет интерес как воспитывающее и облагораживающее чтение, необходимое молодому поколению (широкая аудитория студенчества и учащихся).

ИСТОЧНИКОВАЯБАЗА

Основными материалами для исследовательской работы послужили документы, обнаруженные в Российском Государственном архиве: письма С.Н. Быковой (ф. 620, on. 1, ед. хр. 15); письма А.А. Пушкина и В.А. Пушкиной (ф. 620, on. 1); письма А.А. Пушкиной (ф. 620, on. 1, ед.хр. И); письма В.А. Пушкиной-Мезенцовой (ф. 620, on. 1); телеграмма О.А. Павловой (ф. 620, on. 1, ед. хр. 9); письма Н.А. Пушкиной (ф. 620, on. 1, ед. хр. 9); материалы фонда Великого князя Михаила Николаевича, его письма и дневники (ф. 649, on. 1, ед. хр. 64); письма Великого князя Георгия Михайловича отцу Великому князю Михаилу Николаевичу (ф. 649, on. 1, ед. хр. 280); письма А.А. Пушкина (внука) (ф. 620, on. 1, ед. хр. 12); материалы Российского Государственного архива литературы и искусства: фонд Цявловских (ф. 2558, оп. 2, ед. хр. 1853); письма Ю.Н. Пушкиной М.В. Бабенчикову (1940 - 15 июля 1955 гг.), (ф. 2094, on. 1, ед. хр. 352);

Т.Г. Цявловская. Григорий Александрович Пушкин (ф. 2558, оп. 2, ед. хр. 639); списки прямых потомков А.С. Пушкина, живущих в СССР, составленные М.А. Цявловским и предоставленные в Пушкинский юбилейный комитет в 1935 г. (ф. 2558, оп. 2, ед. хр. 639); почтовые карточки, записки и письма Ю.Н. Пушкиной П.А. Попову (ф. 2591, on. 1, ед,хр. 45); стенограмма конференции пушкинских деревень от 2 февраля 1936 г. (ф. 631, оп. 15, ед.хр. 131); заявление Г.А. Пушкина ог 27 августа 1924 г. (ф. 645, on. 1, ед. хр. 130); письма А.А. Пушкиной от Е.Г. Макаренко (ф. 369, к. 298, ед. хр. 131); письма АА Пушкиной А.А. Александрову (ф. 2, on. 1, ед. хр. 719); письма А.А. Пушкиной П.И. Бартеневу (ф. 46, on. 1, ед. хр. 596); роспись потомков А. С. Пушкина, составленная М. и Т. Цяв-ловскими (ф. 2558, оп. 2, ед. хр. 767); письма А.А. Пушкиной В.А. Пушкиной (ф. 620, on. 1); записи Е. Пушкиной (ф. 2591, on. 1, ед. хр. 44); записи Е. Пушкиной, (ф. 2482, on. 1, ед. хр. 42); вырезки из газете некрологами А.А. Пушкина (ф. 637, on. 1, ед.хр. 92); письма и грамоты Н.В. Быкову (ф. 139, оп. 2, ед. хр. 24,27 и 28); переписка Т.Г. Цявловской с Г.М. Воронцовым-Вельяминовым (ф. 2558, оп. 2, дело № 854);

Т.Г. Цявловская, Г.А. Пушкин (сын поэта) (ф. 2558, оп. 2, ед. хр. 767); воспоминания Гершензон(ф. 130, оп. 2, ед. хр. 12);

А.А. Пушкин (переписка с Гр*уПЙ\С А.А. Пушкин письма (ф. 46, оп.

И,,ед. хр. 84); 586; 600);

АЛ. Пушкин - письмо О.Ф. Кошелевой от 29 апреля 1880 г. (ф. 46, on. 1, ед. хр. 572);

А.А. Пушкин, письмо министру народного просвещения А.С. Норову (ф. 195, on. 1, ед. хр. 956); А.А. Пушкин, некрологи (ф. 637, on. 1, ед. х. 84); А.А. Пушкин, письмо П.И. Бартеневу 1895 г. (ф.276, on. 1, ед. хр. 155);

А.А. Пушкин (ф. 2558, ол. 2, ед.хр. 1853), записка Г. Пушкина (ф. 2591, on. 1, ед. хр. 43);

А. А. Пушкин, отчет Императорского и Румянцеве кого музея за 1914 г. (ф. 2558, оп. 2, ед. хр. 1853); письмо А.А. Пушкина к Бартеневу (ф. 46, on. 1, ед. хр. 587); материалы Центрального Государственного Военно-исторического архива: послужной список А. А. Пушкина (сына) от 30 сентября 1890 г. (ф. 400, оп. 174, д. 36); формулярный список о службе генерала П.П. Ланского (ф. 1343, оп. 24, ед. хр. 516);

Российская Государственная библиотека, отдел рукописей: письма С.П. Вельяминовой и Н.Е. Воронцовой (ф. 773, к. 4, ед. 9); письмо и.о. генеральному секретарю Союза писателей СССР А. Суркову из Бобруйска (ф. 631, оп. 15, ед. хр. 1089); письма Н.Е. Воронцовой и С.П. Вельяминовой (ф. 733, к. 4, ед.хр. 9); письма С.П. Кологривовой кС.Ф. Платонову (ф. 585, ед. хр. 3170); письма М.А. Пушкиной (Быковой) (ф. 792, к. 19, ед. хр. 37); письма С.Н. Быковой (ф. 792, к. 19, ед. хр. 34); рукописный фонд, дневниккнязя В.М. Голицына(ф. 75, кн. 25); рукописный отдел, письма А.А. Пушкина (внука) к А.И. Юшкову, рукописный отдел А.А. Пушкина (ф. 792, к. 19, ед. хр. 36); письма АА Пушкиной от Е.Г. Макаренко (ф. 369, к.298,ед.хр. 13); отдел рукописей, письма В. Бонч-Бруевича к Г.А. Пушкину и Е.А. Пушкиной-Розенмейер (ф. 369, к. 194, ед. хр. 371); материалы Российской национальной библиотеки, рукописного отдела: письмо А.А. Пушкиной (ф. 423, ед.хр. 777); материалы ИРЛИ (Пушкинского Дома): брачный обыск поручика 13-го гусарского Нарвского полка Н.В. Быкова и дочери генерал-майора свиты Его Величества А.А Пушкина М.А. Пушкиной (ф. 244, оп. 20, № 160); рукопись Н.Г. Чулковой. Анна Александровна Пушкина (ф. 244, оп. 20, № 254). Главными материалами, положенными в основу монографии, (наряду с архивными) стали беседы автора с прямыми потомками, записанные на диктофон и хранящиеся в его личном архиве. Это беседы: с В.В. Воронцовой-Вельяминовой (Москва, рукопись), с А.С. Клименко и Н.Б. Клименко (Москва, рукопись), с Т.Е. Клименко (1уцко), М.Е. Клименко, Т.А. Гуцко (Якуниной), с Г.С. Усовой (Москва, рукопись), с Г.А. Галиным (Москва, рукопись), с Г.Г.Данилевской (Шельдешовой) (Москва, рукопись), с Е.Б. Виноградовой (сотрудницей А.С. Данилевского, Москва, рукопись), с А.С. Данилевским (Москва, рукопись), с Н.С. Данилевским (Москва, рукопись), с В.Н. Савельевым (Москва, рукопись), с Е.З. Тарлановым (Москва, рукопись), с JT.B. Савельевой (Москва, рукопись), с Т.И. Jly-каш (Москва, рукопись), с М.С. Данилевской (Чалик) (Москва, рукопись), с Е.А. Савченко (Москва, рукопись), с М.М. Пушкиным (Москва, рукопись), с Н.С. Шепелевой (Москва, рукопись), с С.Б. Пушкиным (Москва, рукопись), с Б.Б. Пушкиным (Москва, рукопись), с К.С. Мазиной (Пушкиной) (Москва, рукопись), с Ю Г. Пушкиной (Москва, рукопись), с Ю.Г. Геренгом (Москва, рукопись), с М.С. Пушкиной (Москва, рукопись), с бароном А.А. Гревеницем (Москва, рукопись).

Использованы предоставленные соискателю для работы личные архивы прямых потомков А.С. Пушкина и членов их семей: архив А.С. Клименко; архив С.Е. Клименко (рукописи, стихи, фотографии, письма, любезно предоставленные его вдовой); письма зарубежных потомков А. С. Пушкина из личного архива Г.А. Галина (рукопись на русском и французском языках, французские письма переведены соискателем); личный архив Воронцовой-Вельяминовой (Сванидзе); личный архив JI.B. Савельевой, личный архив Г.Г. Шельде-шовой (личные документы, автобиография А.С. Данилевского, письма); личный архив барона А.А. Гревеница.

Дня написания монографии соискателем переведены на русский язык: биография "Alexandre Graevenitz" (рукопись с французского); "Herren, Freikerren und Grafen von Graevenitz // Mitteilungen uber das Geschlecht, 1961 г." (перевод с немецкого, "Господа, бароны и графы фон Гревениц // собщения о роде");

Cour, monde et Ville // Almanah de St. Petersbourg, 1913 r." № 114, (перевод с французского, "Двор, свет и город" // Альманах, Спб);

Genealogisches Handbuch des Adels, Band 94 der Gesamtreihe, 1988" (с немецкого, "Генеалогический справочник дворянства", Т. 94);

Wernher" (Пушкинский дом, ф. 244, оп. 20, № 277) (перевод с немецкого, "Вернер");

Gallery pays at least 1 ЗмГог Altdorfer. limes. 1980 г 13 ноября" (перевод с английского, "Галерея стран"// Тайме. 1980.13 ноября);

The Times Monday 27 april 1959 г. (Пушкинский дом, ф. 244, оп. 20, № 275); "Milford Haven" (Пушкинский дом, ф. 244, оп. 20, № 276); "Luton Ноо The Wernher Collecrion" (с английского, "Лутон Ху. Коллекция Вернера. Путеводитель").

Естественно, использованы известные автору печатные источники как отечественные, так и зарубежные, указанные в библиографии.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ

Материалы, вошедшие отдельными главами в монографию "Потомки великого древа", публиковались в Москве, Красноярске, Тирасполе, Кишиневе, в таких изданиях, как журналы "Слово", "Поэзия", "Енисей", коллективных сборниках, периодической печати.

На основании материалов монографии по сценарию соискателя и при совместной режиссуре с секретарем Союза кинематографистов России С. Мирошниченко создан документальный фильм "Зимние новеллы", удостоенный 1-й премии Красноярского края в честь 200-летия великого поэта. Фильм показан на экранах краевого телевидения.

Соискателем написан цикл стихов, посвященных потомкам А.С. Пушкина (впервые в русской литературе) и драма "Тайна последней дуэли". Они изданы отдельной книгой в 1999 году в Красноярске.

В Москве впервые во время работы над монографией удалось собрать прямых потомков А.С. Пушкина, проживающих в России, СНГ и Бельгии и создать фонд его потомков. Автор монографии избран главным редактором - вице-президентом фонда. Фонд потомков в стадии формирования культурной программы. В деятельности фонда учитывается и работа, проделанная автором при написании монографии.

СТРУКТУРА ДОКЛАДА

Доклад состоит из вводной части, где йзложены.цели и задачи проделанных исследований, показана их сегодняшняя актуальность, новизна, практическая ценность, источниковая база и апробация работы.

Основной части представляющей в аннотированном виде аксиологические проблемы генеалогии потомков А.С. Пушкина, в частности участие потомков поэта влитературной жиз

России и русского зарубежья (Н.А. Пушкин, Г.М. Воронцов-Вельяминов, А.А. Пушкин и др.), их вклад в развитие пушкиноведения; проведение памятных мероприятий связанных с жизнью личностью А. С. Пушкина и укоренение пушкинской традиции в российском и мировом сознании XX века.

В заключении сформированы основные выводы доклада и приведён список публикаций, представленных к защите.

При огромном обилии исследований о самом А.С. Пушкине, о его потомках написано сравнительно немного отдельных монографий или публицистических книг.

О детях поэта идет речь в книгах И. Ободовской и М. Дементьева "После смерти Пушкина" (выходившей несколькими изданиями) и Л.П. Февчук "Портреты и судьба" (также выходившей несколькими изданиями).

В 1914 г. в Санкт-Петербурге вышла брошюра Бертенсона "За 30 лет. Листки воспоминаний", где также говорилось о детях поэта.

О своих встречах с представителями полтавской ветви потомков А.С. Пушкина рассказал В.А. Гиляровский в книге "На жизненной дороге". О полтавских потомках поэта (кроме эмигрантов, а их было немало) с учетом того времени в 1986 г. написал в книге "Ветвь Пушкинского рода" Иван Бокий. По-сути, это собранные вместе заметки журналиста, отредактированные советской цензурой.

О детях поэта появилась интересная книга дочери Натальи Николаевны от второго брака Александры Ланской в замужестве Араповой (Наталья Николаевна Пушкина-Ланская — М., 1994).

Книга белорусского автора Т.Б. Лиокумовича "Потомки Пушкина в Белоруссии" довольно схематически и сжато повествовала о тех потомках поэта, которые жили или бывали в Белоруссии.

О детях поэта говорилось в книге Н. Гордеева и В. Пашкова "Тамбовская тропинка к Пушкину" (Воронеж, 1978).

Документальную повесть о старшем сыне А.С. Пушкина в Болгарии написал и опубликовал в Москве в серии ЖЗЛ поэт Геннадий Серебряков ("Полковник Пушкин").

В Соединенных Штатах вышло несколько изданий В. Раевского "Предки и потомки Пушкина и Толстого" (последнее издание осуществлено в 1997 г. в 2-х томах). Но в книге очень мало материалов о последних десятилетиях.

Можно еще отметить книгу Н. Раевского "Портреты заговорили" (Алма-Ата, 1974).

Заслуживают внимания книги, периодически выпускаемые журналистом В.М. Русаковым ("А.С. Пушкин и его потомки: Иллюстрированная родословная роспись", Псков, 1997 г. и "Рассказы о потомках Пушкина", Спб, 1999 г.) Автор взял за основу родословную роспись потомков А.С. Пушкина, составленную в 1930-х годах известными пушкиноведами М.А. и Т.Г. Цявловскими, находящуюся ныне в Российском Государственном архиве литературы и искусства, дополнил ее новыми данными и снабдил личными журналистскими беседами и исследованиями. Исследования и беседы В.М. Русакова были доведены до 80-х годов. После этого он в основном дополнял родословную роспись новыми лицами, цифрами и датами. Но с тех пор прошло много времени и выросло целое новое поколение, которое достигло значительных успехов в литературе (Евгений Тарланов), медицине (Владимир Савельев, Татьяна Лукаш, Елена Савченко), в спорте (А.С. Данилевский), искусстве (Н.С. Данилевский, художник), адвокатуре (Анна Пушкина) и др. Можно продолжать очень долго. И все это в трудных условиях развала страны 90-х годов, кризисов политических и финансовых, вследствие чего полтавские потомки поэта оказались за рубежом России, где А.С. Пушкин и даже Н.В. Гоголь (тоже один из их родственников) стали в одночасье иностранными писателями. Как в этих новых трудных условиях повели себя потомки великого поэта и кем стали? Этот очень важный вопрос нужно было решить, чтобы понять искры пушкинского неистовства, распыленные в его потомках. Понять, чтобы спроецировать на нас самих и посмотреть: а так ли и мы живем?

Вышла еще книга JI .А. Черкашиной и А.А. Черкашина "Тысячелетнее древо А.С. Пушкина"*, которая представляет ценность в плане исследований генеалогии предков А.С. Пушкина. Потомки (вторая часть книги) очень бегла и фрагментарна, без научных исследований и каких бы то ни было открытий и находок.

Традиционная схема росписи потомков поэта по поколениям (от 1 -го и т.д.), которую последние авторы заимствовали у Цявловских, все больше кажется громоздкой и трудно читаемой, так как увеличивается число представителей рода и теряется общая стройность изложения. Необходимо было сделать новую классификацию, доступную пониманию не только исследователей, ной широкой читательской аудитории, чей интерес к Пушкину и ко всему, что с ним связано, растет даже в такие сложные моменты истории, как последнее десятилетие. Двухсотлетний юбилей АС. Пушкина продемонстрировал это со всей убедительностью, как в нашей стране, так и за рубежом.

Так сложилось, что у поэта было четверо детей. Как говорил сам Пушкин: "Машка, Сашка, Гришка и Наташка". У Марии детей не было. Судьбу трех дочерей сына Григория до настоящего времени проследить невозможно. Они были от француженки Генар, с которой он жил в гражданском браке до 1883 г. Потом они уехали, и судьба потомков затерялась. Зато судьбу детей А.А. Пушкина, старшего сына поэта, проследили и описали в общих чертах до наших дней.

Также известна судьба потомков и Натальи Пушкиной, ставшей графиней фон Меренберг. У меня возникла идея расписать родословные ветви отдельно, но как? Наименее изучены в России потомки Натальи Александровны. Сегодня на земле живет 52 ее потомка, причем все вне пределов России. В Великобритании живет 37 человек, в Северной Ирландии - 4 человека, в Швейцарии 6 человек и в Германии пять. Этой ветви посвящена последняя глава книги. Схема составлена от Н.А. Пушкиной (фон Меренберг) до ее сегодняшних потомков, что Л. А. Черкашина и А. А. Черкашин. Тысячелетнее древо А. С. Пушкина. М., 1999 наглядно демонстрирует все изменения в 6 поколениях (на схеме каждое поколение для наглядности отмечено соответствующим цветом). Сквозная нумерация потомков играет чисто вспомогательную роль, показывает количество прошедших по земле потомков поэта и идет от традиций, заложенных еще Цявловскими. Большую помощь в работе над главой мне оказали путеводители фамильного замка Лутон-Ху английских потомков А.С. Пушкина. Мною осуществлен перевод этих объемных и насыщенных фактографическим материалом изданий. Мне эти издания были подарены двумя праправнуками поэта Б.Б. Пушкиным и Г.А. Галиным. Переведя текст, я использовал его для написания соответствующей главы.

В Российском Государственном архиве мне удалось разыскать архив Великого князя Михаила Николаевича и там обнаружить дневники и письма его сына Великого князя Михаила Михайловича, женившегося в 1891 г. на красавице Софи де Торби, дочери Натальи фон Меренберг и внучке поэта. Мне удалось отыскать материалы, отражающие их быт, быт Великого князя Михаила Михайловича, письма к внучке поэта и телеграммы самой Софи.

Переведенные мной с английского языка путеводители Jly-тон-Ху и материалы, посвященные роду принцев Маунтбетте-нов (с которым породнилась правнучка А.С. Пушкина и дочь Великого князя Михаила Михайловича и Софи де Торби, позволили выстроить хронику жизни и развитие рода, а также судьбу английских потомков поэта. Были уточнены и нашли место в монографии как биографические факты этих потомков, так и их линии по восходящей и нисходящей. Потомки Пушкина породнились (как говорили уже об этом и другие исследователи) с известными королевскими дворами Европы.

Если с потомками Натальи фон Меренберг ясность была достигнута по прямой нисходящей линии, то с потомками старшего сына поэта предо мной опять встал вопрос: как быть, ведь у генерала Александра Александровича от двух браков родилось 13 детей. Я пришел к выводу, что наиболее приемлемый путь не традиционный (роспись по поколениям всех направлений), а построение глав и схем по модели, показывающей связи от внуков (т.е. детей А. А. Пушкина) до сегодняшнего дня.

Простое, на первый взгляд, решение требовало соответствующей материальной базы.

Было известно, что старшая дочь сына поэта Наталья Александровна Пушкина (в замужестве Воронцова-Вельяминова) писала стихи. В книге В.М. Русакова* говорилось, что даже одно из сатирических стихотворений видели, но оно затерялось. Альбом же со стихами вообще пропал. Мне не хотелось верить в то, что пропали все стихи безвозвратно и, работая с потомками внучки поэта, я обнаружил два ее стихотворения и опубликовал их в моей монографии (С. 114). Это стихотворение "И когда лето жаркое минет." с посвящением А.В.К. и юмористическое стихотворение, где она высмеяла скуку уездного Козлова "Город древний, город славный". Уже по этим стихотворениям, введенным мною в литературный оборот, можно судить о таланте внучки поэта.

Теперь необходимо сказать, что, работая над биографией внуков поэта (детей А.А. Пушкина), я очень долго не мог выстроить их биографии. Не хватало фактического материала. Отрывочные сведения в книге В.М. Русакова, публикации в периодической печати не хотели складываться в строго выстроенную биографическую канву. Слишком много провалов приходилось на периоде 1880 по 1910-е годы. Что происходило в это время в семье А.А. Пушкина (старшего), как росли его младшие дети, как атмосфера пушкинского дома и духа формировала из них тех людей, которые позже станут достойными для подражания, совершат то, о чем говорилось в известных публикациях. Но как проникнуть в то время, когда его не осталось ни в каких воспоминаниях потомков? Не помнила это время и последняя правнучка поэта Н.С. Шепелева, родившаяся уже в начале нашего века и дожившая до 1999 года, ушед Русаков В.М. Рассказы о потомках Л. С. Пушкина. М., 1999. шая от нас в возрасте 94 лет. Из-за временного разрыва я долго не мог начать работу над второй частью монографии "Потомки Александра Александровича Пушкина", материал не складывался. Тогда я отложил эту часть и начал работать над последней частью монографии "Родовые ветви Натальи фон Меренберг" (младшей дочери поэта). По скольку ее дочь Софи де Торби стала женой Великого князя Михаила Михайловича Романова, естественной обратился в Российский Государственный архив и углубился в изучение архивов его отца Великого князя Михаила Николаевича, братьев Михаила Михайловича. И здесь меня ждала поистине ошеломляющая удача. В архиве Петра Николаевича Романова (ф. 620, on. 1, 1883-1914гг.) я обратил внимание на двойную фамилию на деле "Пушкина-Витковская". Кто же мог носить такую двойную и близкую к моим поискам фамилию? Я открыл внушительных размеров папку и увидел несколько сот писем, написанных разным почерком. С первых, же страниц я понял, что теперь есть все необходимое, чтобы начать работу над И-й частью монографии. Это были письма трех младших сестер Анны, Веры и Надежды Пушкиных, письма к их отцу А.А. Пушкину. Письма бесценные во всех отношениях, так как они подробно рассказывали год за годом - с начала 80-х до 1910-х - что происходило в семье старшего сына поэта: дух, атмосфера, факты, события - все было описано подробно, с пушкинскими эмоциями, оценками. И самое главное, что их никто не читал, формуляр использования в папке был чистым. Архивариус тех лет, когда был сформирован архив Великого князя, сложил вместе все письма, поименовал их общей надписью Пушкина-Витковская. Так они и пылились долгие десятилетия, храня свои тайны. Все письма, переписанные мною, и были введены в мою монографию, позволив заполнить этот 30-летний вакуум.

Достаточно сказать, что дочь Веры Александровны Пушкиной (в замужестве Мезенцовой) Наталья Сергеевна Мезенцо-ва (в замужестве Шепелева), сама написавшая книгу воспоминаний о матери и своих ближайших родственниках, даже не знала о существовании писем своей матери (первые письма датированы началом 1880-х годов, а последнее было написано в Лопасне за две недели до трагической гибели Веры Александровны). Копии всех писем матери Натальи Сергеевны я вручил ей буквально за месяц до ее смерти, и она была поражена ими. Можно представить состояние 94-летнего человека, заглянувшего на пороге ухода в другую жизнь, в свое детство и юность матери, увидевшей события той поры глазами самого дорогого для него человека. Надо сказать, что и в 94 года у Натальи Сергеевны была поразительная ясность мышления. По сути в письмах была изложена вся ее личная биография показана вся внутренняя духовная и бытовая жизнь семьи Пушкиных, личная жизнь стареющего старшего сына поэта, взросление его младших детей и становление их как личностей. Их взгляды, оценки жизненных ситуаций, в том числе и трагических, радостных и общественно значимых: бескорыстное участие в благотворительных продажах в фонд голодающих, страдающих от неурожая и т.д.

Общим любимцем детей А.А. Пушкина, оказывается, был Григорий. О нем сестры всегда писали с особой теплотой. А душой младших сестер была Анна, ставшая фрейлиной Великой княгини Милиции Николаевны (1890). Находясь в Петербурге вдалеке от семьи, Анна Александровна прилагала максимум усилий, чтобы помочь своим сестрам, да и братьям - Александру и Григорию устроить их дела. Именно в письмах и проявился их пушкинский характер, столь важный нам для понимания семьи А.А. Пушкина, понимания ближайших к поэту потомков, ведь именно они закладывали, в свою очередь, те черты характера, которыми обладают ныне живущие потомки поэта. Это была как бы основа родовой пирамиды, и без нее все рассказы о потомках рассыпались на отдельные фрагменты без основы. Логически стало понятно, почему, когда умерла сестра Вера Александровна, две сестры Анна и Надя приняли такое живое участие в судьбе трех ее детей. Я нашел в письмах поистине вызывающие восхищения примеры поведения Надежды Александровны, о которой так мало было известно в печатных материалах. Ее биография в этих письмах заиграла, как начинает играть отшлифованный бриллиант. Бросив все, Надежда Александровна увезла в Париж маленьких детей Веры Александровны и находилась с ними столько, сколько было нужно, так как их отец генерал Мезенцов служил в свите Государя Императора и не мог бросить службу по желанию.

По письмам я узнал, какое живое участие приняли сестры в судьбе брата А.А. Пушкина (внука), когда он попал в большие долги. Причем долги эти благородный Пушкин наделал, пытаясь решить дела Бронницкого земства, которым заведывал, став предводителем уездного дворянства.

Письма РГА, письма Ю.Н. Пушкиной, обнаруженные мною в рукописных отделах Российской Государственной библиотеки, Российского Государственного архива литературы, искусства, личные воспоминания первой жены сына Григория Александровича -Григория Григорьевича Клавдии Сергеевны Мазиной (Пушкиной) позволили восстановить пробелы в биографии этого внука поэта до 1917 года, ею участие в подавлении беспорядков в 1905-1906 гг. в Москве, участие в Первой мировой войне, осветить последние годы его жизни глазами тех людей, которые были рядом с ним. Рукопись моей беседы с К.С. Пушкиной хранится у меня, сама Клавдия Сергеевна в 1999 г. умерла. Никто из журналистов и исследователей с ней до меня и после меня не беседовал.

Знакомясь с удивительными свидетельствовами той эпохи -письмами Веры Александровны Пушкиной (Мезенцовой), я поразился той поистине пушкинской интуиции, которая жила в ней. За несколько лег до гибели Сергея Пушкина она писала, что ее очень тревожит поведение брата. Увы, к сожалению, ее предчувствия сбылись. В написании главы о внуке Сергее Пушкине были

Полушин В. Тирасполь на грани столетий. Очерки по истории Приднестровья// Т. 1. Тирасполь, 1995, с. 188-192. использованы материалы, ранее найденные мною при написании главы "Пушкин в Тирасполе"*, и разысканная мною в РГБ монография по истории 22-го драгунского полка, где служил С. А. Пушкин. Оттуда он и ездил в Полтаву к: сестре Марии, где встретил свою трагическую любовь, дочь местного полтавского генерал-губернатора. С помощью всех вышеуказанных документов удалось восстановить биографию корнета Сергея Александровича Пушкина, погибшего, как и его дед - "невольником чести".

О другом внуке А. С. Пушкина - А.А. Пушкине тоже удалось найти редкую книгу (историю 44 драгунского Нижегородского полка), по которой я описал его службу в полку, участие в походах, а в приложениях нашел и документы, связанные с пребыванием в полку корнета, а потом поручика А.А. Пушкина. Темные пятна в его биографии удалось заполнить и с помощью писем сестер Веры, Анны и Нади Пушкиных, найденных мною в РГА.

О младшем из внуков Пушкина и его потомстве существовали разрозненные воспоминания. Причем, сообщалось только об одной ветви его потомков, идущей от правнука Александра Николаевича. А о его сестре Наталье Николаевне Пушкиной (полной тезке своей знаменитой бабушки) была только запись в родословных схемах. Мне удалось разыскать сына Натальи Николаевны, барона Александра Александровича Гревеница, и он предоставил мне для работы свой поистине уникальный архив. Личные беседы с ним позволили также ликвидировать многие темные пятна в жизни этой ветви пушкинских потомков, воссоздать атмосферу брюссельской русской эмиграции, где жили потомки поэта, понять, почему они остались русскими людьми, горячими патриотами России, хотя и добились успехов в Бельгии, да и родились там. Так родилась объемная глава "Дорогами белой эмиграции". Ее написанию помогли и материалы о потомках этой ветви А.С. Пушкина, опубликованные в эмигрантской прессе и неизвестные российским читателям. Так я нашел в нью-йоркской газете "Новое русское слово" N912793 за 1947 г. сообщение "Правнук Пушкина освобожден из тюрьмы", по которому восстановил биографию правнука Александра Николаевича Пушкина, боровшегося во время II Мировой войны с большевиками на стороне немецкой армии. Этот факт в России был неизвестен. История, такого знаменитого рода должна быть объективна, вне зависимости оттого, кто стоит сегодня у власти.

Получив надежный и логически объяснимый фундамент, я начал дальше строить родовые линии, опираясь на эту базу.

На этом этапе работы большую помощь мне оказали личные беседы с ныне живущими потомками А.С. Пушкина (к сожалению, некоторые за это время уже ушли из жизни), предоставленные ими в мое распоряжение личные архивы: письма, документы, воспоминания, стихи потомков, их рукописи и черновики. Порой самих потомков уже не было в живых, и я благодарен их вдовам за столь щедрые подарки, ведь они помогли создать новый облик ушедших, который может быть по цензурным соображениям прошлой эпохи не мог быть отражен в изданиях вышеуказанных авторов-исследователей родословного древа потомков А. С. Пушкина.

При всей непохожести судеб потомков поэта, оставшихся в России, у них есть одно общее - они разделили судьбу своего народа, их жизнь оказалась такой же тяжелой, а подчас и трагической, как и жизнь всего российского народа, прошедшего через революцию и гражданскую войну. Удалось также обнаружить ряд интересных документов, проливающих свет на истинное положение вещей. Документы говорили о том, что потомки великого поэта были наряду со всеми и наряду со всеми несли все тяготы выпавших испытаний. Россия не помнила их имена в ту пору, не протянула им руку поддержки и помощи даже на краю смерти.

Первой, пусть и невольной, жертвой новой власти стала дочь поэта Мария Александровна 1артунп С приходом большевиков она лишилась пенсии - единственного источника к существованию. Обращение к Луначарскому в народный комиссариат просвещения ничего не дало. А.В. Луначарский, проявивший внешнюю учтивость и говоривший всем сотрудникам: "Дочь Пушкина, нашего великого поэта!", вместо пенсии выдал единовременное пособие в 2400 рублей. В ту пору, по воспоминаниям Н.С. Шепелевой, шелковое одеяло стоило три миллиона рублей. Жаловаться на жизнь дочь поэта ходила к бронзовому Пушкину - памятнику отца. В один из таких походов она упала и сильно ударилась. 7 марта 1919 г., так и не получив ни разу советскую пенсию, Мария Александровна Пушкина-Гартунц бывшая фрейлина Двора Ее Императорского Величества, дочь великого поэта, в голодном состоянии скончалась.

Каток железной революции прошелся по судьбе детей старшей дочери А.А. Пушкина - Н.А. Пушкиной (в замужестве Воронцовой-Вельяминовой). Мужа Софьи Павловны Воронцовой-Вельяминовой Всеволода Александровича Кологривова арестовывали несколько раз и летом 1938 г. арестовали окончательно и расстреляли в начале Отечественной войны. Ее сыновья Александр и Олег воспитывались в детской колонии. Трагически сложилась жизнь и Марии Павловны Воронцовой-Вельяминовой (в замужестве Клименко). Внук Клименко, А.С. Клименко рассказал мне историю о том, как были лишены всех прав его дедушка и бабушка и высланы без права возвращения назад. Вначале правнучку великого поэта, мать шестерых детей, обвинили в антисоветской пропаганде. Ее мужа, как бывшего предводителя уездного дворянства, вместе с правнучкой поэта забрали в ГПУ. Шестеро детей остались без родителей. В Курске, куда сослали правнучку поэта и ее мужа, они нищенствовали и голодали. В беседе со мной внучка Марии Павловны, Вера Владимировна Воронцова-Вельяминовна, рассказала о страшном конце правнучки поэта и ее мужа. По ее словам, глубоко верующая всю жизнь Мария Павловна написала дочери Наталье: "Наташа, Бога нету! Потому, что такое, что сейчас происходит, это немыслимо!". Мне удалось получить и опубликовать страшное письмо умирающей от голода правнучки поэта. В нем она описывала голод и жаловалась, предчувствуя конец, уже после голодной смерти мужа: ".у меня так ноги и шатаются. К осени надо обязательно уезжать отсюда, а то. пропаду, ибо ослабела от жизни и здоровье тоже". Больше всего в этом леденящем кровь письме меня поразило, как точно определила срок своей оставшейся жизни бедная Мария Павловна. Она умерла 14 сентября 1932 года.

Столь же трагично складывалась и судьба ее дочери Натальи, матери В.В. Воронцовой-Вельяминовой. Последняя мне рассказала историю того, как оказалась бесправной рабыней в конце 30-х годов праправнучка поэта Наталья Евгеньевна Воронцова-Вельяминова и ее дети. Мужа Натальи Евгеньевны арестовали и расстреляли. Саму праправнучку с детьми выселили в товарном составе в Казахстан в Пресковский район, Буденовский совхоз, на ферму Темная. Жили на ферме с животными, а потом их заставили вырыть землянку и жить там в холоде. И при этом все сопровождалось издевательством со стороны советских начальников. Так продолжалось до 1945 года.

Младшая сестра Вериной бабушки Марии Павловны - Вера Павловна погибла при большевистском наступлении на Польшу. Долго после этого уцелевшие родственники боялись общаться с репрессированными.

Праправнук С.Е. Клименко, сын Марии Павловны, женился на дочери репрессированного - Нине Бенедиктовне Рыхлик.

Вторая внучка Мария Александровна Пушкина, вышла замуж за племянника Н.В. Гоголя - Н.В. Быкова. И ее многочисленное потомство не обошел стороной вал репрессий. Мне удалось разыскать материалы С.Н. Быковой, ее дочери (правнучки великого поэта), хранящиеся в рукописном отделе РГБ (ф. 792, к. 19, ед. хр. 34), а также записать воспоминания ее внучки Л.В. Савельевой и ее дочери М.С. Данилевской (в замужестве Чалик). С приходом смуты в Россию (революции и октябрьского переворота) семья Быковых потерпела страшное бедствие. Первым не вынес голода Н.В. Быков. Он умер в возрасте 62 лет 31 декабря 1918 года. У внучки Пушкина Марии Александровны отобрали имение, и она лишилась всех средств к существованию. В декабре 1932 года М.А. Быкова получила уведомление, что лишается пенсии, так как у Пушкина нет заслуг перед Украиной. Даже большевики вынуждены были отменить такое абсурдное решение.

Погибли два сына Марии Александровны: Александр застрелился, когда Николай II отрекся от престола, а поручик Владимир Быков сражался в армии барона Юденича, после поражения армии заразился тифом и умер в мае 1921 г. В СССР остались жить дочери М.А. Быковой (Пушкиной) Софья и Татьяна. Сын ее дочери Елены Николаевны - Александр Иванович Писнечевский (правнук поэта) был репрессирован.

Дочь Марии Александровны Софья вышла замуж за Сергея Данилевского. К моменту октябрьского переворота у них было 4 дочери и сын Александр. Данилевский умер 12 февраля 1919 г. В село Олиферовку, где жили Данилевские, нагрянули революционные орды, и ночью с больными детьми С.Н. Данилевская вынуждена была бежать, бросив все вещи.

В Российской Государственной библиотеке, в рукописном отделе мне удалось отыскать письма С.Н. Данилевской (правнучки поэта), которые до меня не были обнародованы. В них вся история борьбы за право получения образования для детей Софьи Николаевны, которых исключали из совдеповских учебных заведений из-за дворянского происхождения. Талантливый Александр Данилевский был исключен из школы, и на него появился в местной полтавской газетенке пасквиль "Кто загрязняет наши школы", но юноша добивается своего и поступает в Ленинграде в институт прикладной зоологии и фитопатологии, оканчивает его и становится блестящим ученым, но опять началась охота на дворян. Его высылают в далекий Казахстан. И только ходатайства матери и общественности спасли для мира этого крупного ученого с мировым именем в области биологии.

Нелегкой оказалась и судьба потомков Веры Александровны Пушкиной (в замужестве Мезенцовой). Ее муж (уже после ее смерти) был репрессирован и сослан. Сослали на Соловки и ее сына Александра Мезенцова, где он заболел туберкулезом и, вернувшись домой из заключения, умер.

Какой тяжелый век и какая тяжелая судьба потомков А.С. Пушкина. Порой кажется, что и Пушкина, будь он жив при советской власти, тоже бы репрессировали. Вольнодумец Пушкин явно был бы не ко двору новой власти. В судьбе потомков поэта, как в капле воды, отразился весь трагический для России XX век. И потомки поэта с честью вьщержали это жестокое давление судьбы. В какие бы ситуации они ни попадали, они помнили и чувствовали, что несут в себе частицу искрометного Пушкина, частицу его взрывной, наполненной оптимизмом души. Пушкины в жизни были примером для подражания. Вот почему все юбилейные праздники А.С. Пушкина становились по-настоящему всенародными.

Наглядно видно было, как люди любят в потомках А.С. Пушкина самого поэта, на примере фестиваля "Пушкинские дни на берегах Енисея", на котором присутствовало более 30 прямых потомков Александра Сергеевича из России, СНГ и Бельгии. Потомков буквально не отпускали. Все ждали! Ну что же в них пушкинского? Всем хотелось через потомков соприкоснуться с самим поэтом. Это была магия великого имени.

Хотя существуют устные предания, будто бы старший сын поэта завещал детям не писать стихов, так как лучше деда не напишут, этот запрет был нарушен. Доподлинно известна фраза Пушкина в отношении своего сына, которую он написал в письме в апреле 1834 г. жене в Полотняный Завод: ".Посмотрим, как-то наш Сашка будет ладить с порфирородным своим тезкой; с моим тезкой я не ладил. Не дай Бог ему идти по моим следам, писать стихи да ссориться с царями! В стихах он отца не перещеголяет, а плетью обуха не перешибешь".

Рыжий Сашка стихов не писал. А вот потомки его заповедь эту нарушали и неоднократно.

Первой заповедь нарушила дочь Александра Александровича, писавшая стихи. Хотя альбом ее не сохранился, но два стихотворения мне удалось найти.

Ее примеру последовал ее внук, сын ее дочери Марии Павловны Воронцовой-Вельяминовой (в замужестве Клименко) Сергей Евгеньевич Клименко. Правда, его произведения не выходили в печати, а так и остались в черновиках, но черновики со стихами уже после его смерти мне удалось разыскать и ввести в литературный оборот. Основные мотивы его стихов -это воспевание природы. Возможно, из него со временем и получился бы тонкий лирик.* Однако времена быстрой горбачевской оттепели заставили его перейти и на иронический тон. Поражаясь продажности и изворотливости некоторых творцов слова, праправнук поэта писал:

Слыл потрясателем основ. Теперь обласкан, возвеличен, Так поэтично прозаичен, Так прозаически практичен!.

Обличая эпоху прагматизма и бездушия, Сергей Евгеньевич пишет - уже с чувством искреннего сожаления:

В краю ощипанной жар-птицы, Где только быт и только блат, Нам современные девицы Нет, нет, мадонн не заменят. Полушин В. Потомки великого древа. Красноярск, 1999. С. 153 Несомненно, рукописи стихов Сергея Клименко нуждаются в издании.

Как и его двоюродный браг Александр Кологривов, Сергей Евгеньевич посвятил жизнь журналистике.

Внук Натальи Александровны Пушкиной (в замужестве Воронцовой-Вельяминовой) Георгий Михайлович Воронцов-Вельяминов после октябрьского переворота живший в Париже и работавший инженером-строителем, любил путешествовать по пушкинским местам и потом выступал перед русской эмигрантской средой с рассказами об этих поездках. Увлекся Георгий Михайлович и розыском документов, связанных с его знаменитым предком. Вел дружбу с русскими пушкиноведами (Т.Г. Цявловской), а его парижская квартира превратилась в пушкинский музей. Ему удалось разыскать дуэльные пистолеты Эрнеста де Баранта (одолженные на дуэль Д' Аршиаку) в маленьком частном музее в Лимрэ, около Амбуаза во Франции в 1968 году. О них он написал статью "Роковое оружие", опубликованную в октябрьском 1969 г. номере журнала "Огонек". В эти же годы Г.М. Воронцов-Вельяминов занимался изучением родословной зарубежных потомков Н.А. Пушкиной-Меренберг. Для изучения документов едет специально в Англию и работает там в архивах. К концу жизни он становится профессиональным пушкиноведом. Последняя его работа "Истина сильнее царя" вышла в "России" в журнале "Вопросы литературы", № 4 за 198 3 г. после смерти автора. Мне личную переписку с семьей Воронцова-Вельяминова представил для работы над монографией праправнук А.С. Пушкина Г.А. Галин. Дочь Георгия Михайловича Анна Георгиевна увлеклась языками, китайской и японской живописью и вместе с внучкой J1.H. Толстого посещала литературный кружок и окончила филологический факультет Парижского университета, а потом Флорентийский университет на итальянском языке. Темой ее дипломной работы стало творчество нашего писателя - эмигранта А.М. Ремизова.

У внучки поэта Марии Александровны Пушкиной (в замужестве Быковой) литературными способностями обладает ее правнук (её внучка Елизавета вышла замуж за американца китайского происхождения, Роднея Лиу, их сын, Александр Лиу и проявил склонность к литературному творчеству). Праправнук поэта Г.А. Галин, родной внук М.А. Пушкиной (Быковой), историк по образованию, всю жизнь собирал фотографии потомков поэта и написал ряд статей по истории пушкинского рода и потомков вместе со своей матерью Т.Н. Галиной (в девичестве Быковой), дочерью МА. Быковой. Недавно в 1999 году вышла книга Г.А. Галина о пушкинских некрополях.

У другой дочери Марии Александровны Софьи Николаевны было пять детей. Филологом стала ее внучка Л.В. Савельева, она доктор филологических наук и заведует кафедрой в Петрозаводском педагогическом университете. В науке Лидия Владимировна вступила в диалог со своим знаменитым предком А.С. Пушкиным и вывела ряд интересных закономерностей. Мне в 1998 г. она написала: "Сейчас очень увлекаюсь культурологией русского слова. Второе издание моей "языковой экологии". будет называться "Русское слово в пространстве культуры". Даст Бог, оно выйдет в Санкт-Петербурге (инициатива и поддержка Д.С. Лихачева). Может быть, я острее других чувствую, как в современной России истребляется под корень самый дух русского слова, истребляется историко-культурный подтекст его. Единственное был нейтральным русский язык, но уже и по нему стреляют одесские хохмачи - "джен-тельмены" пока только из своих мерзких шутливых револьверчиков, вроде "великий и могучий" - с неприменной иронией. А ведь чьи это слова - умирающего Тургенева, великого знатока не только нашего, но и французского (не говоря уже о других) языка. А язык - это народ по-сяавянски. "И назовет меня всяк сущий в ней язык". Если нет своего языка, нетинарода.".*

Прочитав эти строки, я невольно поймал себя на мысли, что именно так открыто и страстно говорил бы и ее гениальный предок, доживи он до сегодняшнего дня. Вот она - живая и Архив автора. кровная связь времен. Живой пушкинский голос, страстный, бичующий, зовущий очиститься, одуматься, осмотреться: куда идем? Ее сын Евгений Тарланов сегодня уже сам стал доктором филологических наук. Увлечение Евгения - лирика русского поэта Константина Фофанова. И мне подумалось: как хорошо, что люди с такой доброй, чистой душой, настоящие патриоты своего Отечества, стоят на кафедрах и обучают сегодня студентов! Значит, будущие филологи и языковеды пьют чистую родниковую воду, а не питаются отравленным воздухом эрзац-культуры. Может быть Пушкин и с того света через своих потомков помотает нам не скатиться в пропасть. А раз так - будет жить язык, а язык- это народ.

Александр Александрович Пушкин живет в Нью-Йорке, он праправнук поэта, правнук Александра Александровича (внука), камергера Двора Его Императорского Величества. Пожалуй из всех ныне живущих потомков он больше всего времени отдает стихам. Он профессиональный филолог. Когда я работал над монографией, у него в Нью-Йорке вышла книга стихотворений "Второй завтрак". Мне ее передал ею двоюродный брат Михаил Пушкин, живущий в Москве. Так как о ней не было никаких упоминаний в русской прессе, в монографии приводится ее разбор, сделанный мною.

Трудная судьба - трудные стихи, они о сумбурности быта, а порой его бессмысленности. Что интересно, Александр Сергеевич Пушкин был азартным игроком в карты. Отголоски его азарта прозвучали в стихах потомка.

Я на тройку поставил именье и дом.

На семерку - славу и крест.

На туза - крест нательный сорвал

А потом

Рядом с ним положил пистолет.

АА. Пушкин эмигрант последней волны, но в его поэзии звучит все та же эмигрантская тоска по оставленной России, что звучала когда-то в стихах поэтов первой белоэмигрантской России.

Здесь же в Нью-Йорке живет родная тетя А.А. Пушкина, праправнучка поэта Наталья Игоревна Пушкина, эмигрировавшая в США из СССР в 1976 году. Выпускница Московского театрально-художественного училища она стала в СССР редактором-киноведом, окончив еще и Всесоюзный институт кинематографии, но на западе Наталья Игоревна читала лекции о родословной Пушкиных в известном Колумбийском университете на кафедре славянской литературы, помогала В.А. Раевскому готовить к изданию книгу "Предки и потомки Пушкина и Толстого". Дома у нее оборудован целый Пушкинский уголок, состоящий из фамильных реликвий, которые она увезла из России.

При личной встрече с ней мне удалось восполнить многие пробелы не только в ее биографии (она сейчас работает уже визажистом в Lincoln Centre, Metropolitan opera), но и в биографии ее предка, внука поэта А.А. Пушкина.

Его родная сестра, внучка А.С. Пушкина Ольга Александровна Пушкина (в замужестве Павлова) тоже оказалась за рубежом вместе со своим сыном Александром Николаевичем Павловым, правнуком поэта, выпускником Московского университета. Сам Александр Николаевич не занимался творческой работой, но ею успешно в США занималась его дочь Вера Александровна Павлова (в замужестве Овералл). Попав в детстве в Америку, она становится настоящей американской деловой женщиной. Начав свою карьеру в банковском деле, она удачно вела дела и была признана одним из лучших брокеров на Wall Street, но потом окончила школу журналистов и в самое короткое время стала редактором газеты "The New York Advance". О самом молодом и энергичном издателе и редакторе вскоре заговорили. Американский "Женский альманах" (за 1939 г.) опубликовал статью под заголовком: "Она редактирует нью-йоркскую газету", в которой с большой похвалой описана была общественно-политическая и журнально-редакцион-ная деятельность молодой "Мисс Вера Монтгомери". В статье также говорилось, что газета, руководимая мисс Монтгомери, по решению New York Press Association признана лучшей в 1938 году. На одном заседании выступающий с докладом сенатор Роберт Вагнер заявил, что "The New York Advance" "блестяще редактируется молодой женщиной". Вера Александровна получила первый приз от Школы журналистики калифорнийского университета. Как отмечала американская пресса, главный "секрет" Веры Александровны заключался в ее природном уме. Видимо, и тут пушкинские гены сыграли свою решающую роль. Ее обаяние в обществе было очень велико. Она лично была знакома с тремя президентами: Рузвельтом, Трумэном и Картером. Необычайно широк был и круг деловых общений.

Талантливым во многих отношениях был и младший внук А.С. Пушкина - Николай Александрович Пушкин. Окончив юридический факультет Московского университета, Н.А. Пушкин тем не менее всю жизнь увлекался творческой литературной работой. Уже в эмиграции он признавался в письме писателю Ивану Лукашу, что еще до октябрьского переворота начал работать над историей рода Пушкиных: "Предки и потомки А. С. Пушкина". И эту работу он вел на протяжении всей своей жизни, собирая документы, портреты, виды и фотографии предметов, относившихся к его великому деду. Лукаш писал, что его "собрание теперь, без сомнения, одно из лучших пушкинских собраний за границей". Внук поэта служил в Белой армии и ушел за границу после ее поражения.

Очень тонко подметил И. Лукаш в своем небольшом очерке, написанном в 30-х годах во Франции: "В скитании Пушкина с женой и детьми по России на крестьянских телегах, в тягостных ночных переходах мимо красных застав, во всем том, что испытал и каждый из нас, есть странная значительность: в лице своего внука как бы сам Пушкин избрал со всеми нами наши испытания и нашу судьбу изгнания."* Такова была сила, магия имени великого поэта, и его потомки жили под сенью этой бессмертной славы и сами излучали невольно свет, вернее давали благородный отсвет великого гения. Хотя в эмиграции в Бельгии Николай Александрович стал с 30-х годов мирным служащим одного из банков, он продолжил свои литературные и исторические труды. Перевёл на французский язык повести своего деда для "Revue Beige". Ужев 1926 году появляется его статья "Об одной неизвестной находке пушкинских рукописей" в журнале "Благонамеренный". Речь шла о истории находки рукописи "История Петра Великою". Появляются его работы "Был ли Лжедмитрий действительно Лже?", "Загадочное лицо русской истории", "Куликовская битва 1380 года", на французском языке печатаются его статьи, посвященные Рюрику и "Слову о полку Игореве". Николай Александрович успешно осуществил перевод на французский язык биографии А.С. Пушкина, которую написал известный в России пушкиновед Модест Гофман.

Событие 1937 года - года памяти А.С. Пушкина - сделали брюссельских наследников поэта центром внимания всей русской эмиграции. С Пушкиным подружился страстный поклонник поэта Серж Лифарь. Большие мероприятия в честь памяти поэта проводились в Париже, куда были приглашены брюссельские Пушкины. В числе почетных гостей были Николай Александрович и его сын Александр Николаевич Пушкины. Н.А. Пушкин дружил со многими известными литераторами русского зарубежья. Особенно теплые отношения связывали его с нашим великим писателем, лауреатом Нобелевской премии И.А. Буниным. Бунин подарил внуку поэта свою фотографию с надписью "Дорогому Николаю Александровичу Пушкину. Ив. Бунин. 14.IX.52 г. Париж". Впервые ее, да и многие материалы главы "Дорогами белой эмиграции", яопубли ЛукашИван. Отрезанная ветвь// Родина, 1990. № 6 ковал в своей монографии "Потомки великого древа". Введение в научный оборот этих материалов в России стало возможным благодаря тому, что мне для работы предоставил личный архив живущий в Бельгии внук Николая Александровича Пушкина - барон Александр Александрович Гревениц. Благодаря ему удалось воссоздать впервые в нашей отечественной литературе историю этой ветви потомков А.С. Пушкина.

Дружила с Буниным и родная сестра Н.А. Пушкина, внучка поэта Наталья Александровна Пушкина (Розенмейер), которая долгие годы держала в таинственном и почти мистическом азарте всех пушкиноведов своими заявлениями, что у нее находится неизвестный дневник АС. Пушкина. Дневник так и не нашли, но по поводу его тщетных поисков появилась огромная литература.

Еще одна правнучка великого поэта, дочь его внучки Веры Александровны Пушкиной (в замужестве Мезенцовой) - Наталья Сергеевна Шепелева в конце своей жизни (на 94-м году) написала интересные литературные воспоминания, связанные с семейной хроникой. На протяжении всей своей жизни она и ее двоюродный брат Григорий Григорьевич Пушкин вели огромную общественную работу по пропаганде своего знаменитого прадеда. Они сами не только для пушкиноведов, но и для всех в тогдашнем СССР, а потом и России стали живыми символами А. С. Пушкина.

Конечно, нельзя перечислить всю ту огромную работу, которую проводили и проводят потомки Александра Сергеевича Пушкина по пропаганде его творчества, утверждению гуманистических начал в нашей жизни. Известно, что английские потомки поэта (линия, идущая от его младшей дочери Натальи Александровны) учредили на свои деньги в Англии пушкинскую премию за лучшие сочинения учащихся. В Париже, неофициальной столице русской эмиграции, потомки А.С. Пушкина после октябрьского переворота символизировали единение с Россией, символизировали связь с Родиной. Значимо это сакраментальное, высказанное писателем Иваном' Лукашом - Пушкин с нами!

В СССР и потом в России во все трудные времена трагического XX века потомки поэта несли в себе и утверждали в жизни самые светлые и добрые начала. Они были тем самым лучом восходящего (или вернее, не заходящего) солнца надежды на лучшую будущую жизнь. Люди делали святынями все места, связанные с именем великого поэта. Пушкин действительно наше все, и символы этого всего - с честью и достоинством несущие во всем мире гордое имя Пушкина его потомки.

Как бы радовался поэт, узнав, как разросся сегодня его род. Около 300 прямых потомков уже прошли или идут по земле.

Самым многочисленным на сегодняшний день является потомство внучки А. С. Пушкина - Натальи Александровны Пушкиной (в замужестве Воронцовой-Вельяминовой). В 1998 г. было известно 65 здравствующих потомков. В России из них проживало 46 (Хабаровский край, Архангельск, Ростов-на-Дону, Мичуринск, Воронеж, Санкт-Петербург, Москва). Старейшина этой ветви Татьяна Евгеньевна Клименко (в замужестве Гуцко) родилась 12 октября 1913 г. и живет в Москве. За рубежом сегодня проживает 19 человек, причем в Европе (Швеция, Италия, Франция, Германия) живет 13.

60 потомков внучки поэта Марии Александровны Пушкиной (в замужестве Быковой) распределились следующим образом: в России 12 человек (Ухта, Санкт-Петербург, Москва, Клин), на Украине, в Полтаве, 6 человек и 42 потомка в дальнем зарубежье: в Южной Каролине 10 человек, в Денвере (Колорадо) 2 человека, в Брюсселе 1 человек, в Женеве (Швейцария) 4 человека, в Каннах (Франция) 1 человек, в Гонолулу (Гавайи, США) - 8 человек и в Париже 16 человек.

Потомки внука А.А. Пушкина - их семь человек и живут они в Нью-Йорке и Москве (двое в США и пять человек в России).

От внучки поэта Ольги Александровны Пушкиной (в замужестве Павловой) известно три здравствующих в 90-х годах потомка, живших в Нью-Йорке и Калифорнии.

На сегодняшний день известны пять здравствующих потомков по линии внука поэта Григория Александровича - все они живут в Москве и подмосковном Пушкино.

Все девять ныне здравствующих потомков внучки поэта Веры Александровны Пушкиной (в замужестве Мезенцовой) живут в Москве.

От внука поэта Николая Александровича Пушкина известно сегодня 16 здравствующих потомков. Старейшина этой ветви - барон Николай Александрович Гревениц родился 13 ноября 1934 г. Его браг барон А.А. Гревениц живет в Льеже (Бельгия) и Санкт-Петербурге. В Брюсселе живет Наталья Гревениц с 3 сыновьями. Сам барон Н.А. Гревениц поселился около Брюсселя под Ватерлоо с тремя дочерьми: баронессами Селиной, Кирой и Надеждой.

Барон Александр Николаевич Гревениц живет с сыном Николаем Александровичем Гревениц около Льежа.

Баронесса Софья Николаевна Гревениц (Эйтерхаген) живет с тремя детьми: Александром, Екатериной и Еленой в Страсбурге.

Александр Александрович живет в Брюсселе.

На сегодняшний день во Франции живут предположительно трое наследников внучки поэта Елены Александровны Пушкиной (в замужестве Розенмейер: ее внук Александр Николаевич фон дер Розенмейер и два его потомка, о которых нет данных.

Осталось сообщить, что от младшей дочери поэта Натальи Александровны Пушкиной (фон Меренберг) живет сегодня 52 потомка, причем в Великобритании 37, в Северной Ирландии -4 человека, в Швейцарии - 6 человек и в Германии - 5 человек.

Как видно даже из этой статистики, потомки поэта, его родословные нити сегодня протянуты по всему миру и являются везде, где они живут, своеобразными светлыми очагами добра и культуры. Сеют вечное, доброе, светлое. Они символизируют собой связь времен, которая существует как гарантия поступательного развитая мира. Это особенно важно понять сегодня, когда Россия возвращается к своим истокам, когда футуристически й лозунг: "Сбросим Пушкина с корабля современности" - уже звучит как оскорбление всему народу, как зримое варварство.

В этой связи вспоминаются слова недавно ушедшего от нас академика Д.С. Лихачева: "XXI будет гуманистическим или его не будет вовсе". В этом грядущем гуманистическом преображении общества (а я бы даже сказал - возрождении) потомки великого поэта играют роль добрых светлых лучей культурного возрождения. Вот почему сегодня так важно понять не только, что оставил нам поэт в книгах, но и кого он послал после себя в будущее.

К ЗАЩИТЕ ПРЕДСТАВЛЕНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ:

1. Полушин В. Потомки великого древа. Красноярск. 1999.491 С.

2. Полушин В. Наследница по прямой// Славянский вестник. 1990. № 10.

3. Полушин В. Тирасполь на грани столетий. Очерки по истории Приднестровья// Т. 1. Тирасполь, 1995, с 188-192.

4. Полушин В. К 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина // Подмосковье. 1998.7 февраля

5. Полушин В. И память прекрасна и вечны уроки// Поэзия. 1998. № 2.

6. Полушин В. Дорогами белой эмиграции// Енисей. 1999. № 2

7. Полушин В. Земная дорога// Слово. 1999. № 1.

8. Полушин В. Пушкинские дни на берегах Енисея// Выпуск, фестиваль. Красноярск. 1999.16 С.

9. Полушин В. Дочь поэта, пережившая эпоху// Сибирский венок Пушкину. Красноярцы. Красноярск. 1999.

10. Полушин В. Тайна последней дуэли//Красноярск. 1999.

ПОТОМКИ ВНУКА ПОЭТА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА ПУШКИНА о

ПОЯСНЕНИЕ К СХЕМЕ

На сегодняшний день известны семь здравствующих потомков А.А. Пушкина (внука). Два из них, А.А. Пушкин и Н.И. Пушкина, живут в Нью-Йорке, а в Москве остались

Пушкины и Кирьенины. Самая старшая но возрасту в этой родовой линии поэта праправнучка Н.И. Пушкина (*1937) живет в Ньюо

Иорке.

Имена потомков А.С. Пушкина, с которыми автор провёл личные беседы

ПОТОМКИ ВНУКА ПОЭТА ГРИГОРИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА ПУШКИНА

ПОЯСНЕНИЕ К СХЕМЕ

На сегодняшний день известны шесть здрав- Сухаревых, все остальные носят фамилию Пуш ствующих потомков по линии Григория Алек- кина. Живут в Москве и Пушкино Московс сандровича Пушкина (внука). Кроме двух кой области.

Имена потомков А.С. Пушкина, с которыми автор провёл личные беседы *

ПОТОМКИ ВНУЧКИ ПОЭТА ВЕРЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ПУШКИНОИ (МЕЗЕНЦ0В0И)

-рь

Вера Александровна

Пушкина (Меэеипова)

19 ««. 1S72

8 февр 1909

Марина Сергеевна Меэекцова (Геринг) * 1? июля 1902 ; 24 марта 1935

•JL, Наталья Сергеевна

МеяенцОва (Гсрин-, ппем Шепелева) * 11 нояб. 1904 1 i 31 марта 1999 Т Борис Борисович VC Герниг (Пушкин) * 13 дек. 1926

Амксзнлр Сергеевич Мезенцов 18 вив. 1908 1 8ш. 1932

ПОЯСНЕНИЕ К СХЕМЕ

Все 9 ныне здравствующих потомков Веры Александровны Мезенцовой живут в Москве. Старейшиной этой ветви являлась Наталья Сергеевна Шепелева (урожденная Мезенцо-ва). * 11 нояб. 1904 — i 31 марта 1999 г.

Фамилии данной ветви В.А. Пушкиной-Мезенцовой по поколениям: Пушкина-Мезен-цова, Мезенцовы, Геринг; Пушкины, Геринг, Шепелева; Пушкины, Геренг, Красенков; Пушкины, Геренг, Тренкин, Сорокина.

Имена потомков А.С. Пушкина, с которыми автор провёл личные беседы


Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 241322