Аналитические формы будущего времени как лингвистический феномен :на материале английского и русского языков тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.19, кандидат филологических наук Логунов, Тимур Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Аналитические формы будущего времени как лингвистический феномен :на материале английского и русского языков». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 276271
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Логунов, Тимур Александрович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Кемерово
Код cпециальности ВАК: 
10.02.19
Специальность: 
Теория языка
Количество cтраниц: 
231

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Логунов, Тимур Александрович

Введение.

ГЛАВА 1. Синтез идиоэтнического и универсального в грамматических единицах языка.

§ 1. Интерпретация грамматических явлений языка в когнитивном аспекте.

1.1. Антропоцентричность как сущностное свойство когнитивного подхода к исследованию языка.

1.2. Исследование грамматических явлений в рамках когнитивного подхода.

§ 2. Идиоэтническая обусловленность значений языковых единиц и категорий.

§ 3. Пропозиция как универсальная мыслительная модель ситуации, реализуемая в семантике предложения.

Выводы по Главе 1.

ГЛАВА 2. Теория описания аналитических футуральных форм в английском и русском языках.

§ 1. Онтологические особенности будущего как основа языковой категории будущего времени.

§ 2. Связь футурума и модальности в современном английском языке.

2.1. Из истории вопроса.

2.2. Взаимодействие модального и темпорального компонентов сочетания «shall/will+inf.» в диахронии.

2.3. Статус формы «shall/will + inf.». Область употребления shall и will как темпоральных показателей.

§ 3. Роль контекста при описании функционирования футуральных форм.

§ 4. Становление аналитической формы будущего времени в русском языке.

§ 5. Признаки аналитической формы.

Выводы по Главе 2.

ГЛАВА 3. Актуализация семантического наполнения аналитических форм будущего английского и русского языков.

§ 1. Предварительные списки частных грамматических значений и функций форм аналитического будущего

1.1. Частные грамматические значения сложного будущего в русском.

1.2. Функции сочетания «will + inf.».

1.3. Реализация различных пропозиций при видовом сопоставлении предикатов в форме будущего в русском.

§ 2. Взаимодействие модального и футурального компонента значения при реализации волитивной пропозиции и при наличии модальной рамки.

2.1. Особенности реализации волитивной пропозиции в русском языке.

2.1.1. Опущение инфинитива при выражении желания.

2.1.2. Квазиперформативное номинирование просьбы формой будущего сложного.

2.2. Выражение чистого временного значения при сопоставлении модального и футурального предикатов.

§ 3. Актуализация оттенка решительности у формы будущего при реализации агентивной пропозиции.

§ 4. Зависимая пропозиция в комиссивных и промиссивных речевых актах.

§ 5. Пропозиции, зависимые от предикатов пропозициональной установки.

5.1. Выражение пропозициональной установки с помощью вводно-модальных слов (как предикатов мнения).

5.2. Актуализация значения уверенности в пропозиции, вводимой глаголом знания.

5.3. Особенности реализации подчиненных пропозиций.

5.3.1. Оттенок маловероятности в ситуации «обманутых ожиданий».

5.3.2. Оттенок желательности (ситуация «мысленного конструирования»).

5.3.3. Значение гипотетичности (потенциальности) при конструировании восприятия.

§ 6. Актуализация значения уверенности/неуверенности у аналитического будущего как результат реализации пропозиций суждения (предсказания).

6.1. Уверенное предположение.

6.1.1. Обоснованная уверенность.

6.1.2. Субъективная убежденность.

6.2. Предсказание.

6.3. Пророчество.

6.4. Заверение адресата.

6.5. Значение уверенности при сопоставлении действий.

6.6. Сопоставительное будущее в русском языке.

6.7. Английское будущее в значении предупреждения.

§ 7. Значение начинательности у аналитических футуральных форм как указание на изменение ситуации.

§ 8. Актуализация значения гипотетичности и потенциальности у аналитического будущего в зависимых пропозициях связанных отношениями каузации).

8.1. Оттенок предпочтительности в предложениях с формой сложного будущего в русском языке (ситуация «эмоционального выбора»).

8.2. Значение гипотетичности при нейтрализации индикатива и не-индикатива (при реализации зависимой пропозиции).

8.3. Актуализация значения гипотетичности в риторическом вопросе.

§ 9. Частичная нейтрализация временного противопоставления при выражении верифицируемого суждения и характеристики субъекта.

9.1 Неопределенная временная отнесенность предиката при языковой реализации верифицируемого суждения (предположения).

9.2. Актуализация значения вневременности (темпоральное значение обобщенного настоящего) при реализации характеризующей пропозиции.

§ 10. Частные модальные значения и оттенки значения аналитической формы будущего в русском и английском языках в особых контекстах.

10.1. Оттенок нежелательности в ситуации возмущения.

10.2. Значение объективной невозможности при эмоциональном отрицании.

10.3. Оттенок убежденности при обозначении ближайшего будущего с глаголами речевого действия в английском языке.

Выводы по Главе 3.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Аналитические формы будущего времени как лингвистический феномен :на материале английского и русского языков"

Формы аналитического будущего являются универсальным лингвистическим феноменом, свойственным языкам индоевропейской и ряда других семей, в которых они активно используются носителями языка. Аналитическое будущее, организованное едиными для современного человека пропозициями, погружаясь в конкретноязыковое пространство, характеризуется наряду с общими также и специфическими свойствами. В силу размытости его семантики, обусловленной гипотетичностью действия в будущем, аналитическому будущему всегда свойственны модальные оттенки.

В диссертации общие и специфические свойства категории аналитического будущего исследуются на материале двух разносистемных языков -английского (в значительной степени аналитического) и русского (в значительной степени синтетического), что дает нам возможность получить более полное представление о характерных свойствах будущего аналитического как категории глагольной системы.

В исследовании акцент делается на изучение семантического (модально-футурального) наполнения аналитических форм будущего времени в аспекте их реализации в речи. Предпринятый нами анализ содержания указанных форм в особых условиях коммуникативного контекста осуществляется на основе интерпретации такой информации, которая обязательно сопровождает общение носителей языка (фоновые знания, концептуальная база и т.п.).

Категория будущего является одной из наиболее проблемных в системе категорий времени, что объясняется внутренней связью будущего с модальностью, ирреальной природой будущего и его эпистемической противопоставленностью категориям прошедшего и настоящего. Принадлежность языковых форм выражения футуральности к периферии поля реальности [Бондарко 19926], нулевая степень фактивности высказываний предоставляет свободу для использования самых различных оттенков отношения к будущему: чаяние и опасение, желательность/нежелательность наступления события, волевое стремление способствовать/препятствовать наступлению события, личное долженствование, тонкая градация оценок вероятности наступления того или иного события и т.п.

Сказанное в еще большей мере относится к аналитическим формам будущего времени: их специфика в аспекте синхронии состоит в раздельно-оформленности, при которой категориальный грамматический аспект значения выражается вспомогательным глаголом, имеющим особый статус в системе языка, поскольку эти сочетания представляют собой позднюю грам-матизацию изначально свободных сочетаний полнозначных слов, иными словами, грамматическая функция отнесения действия к будущему у элементов этих форм не является первичной. В диахроническом аспекте эти формы характеризуются относительно недавним изменением статуса своих компонентов с утратой (полной или частичной) служебным компонентом своего первоначального значения.

Нынешние вспомогательные компоненты формы (глаголы) были отобраны в определенный период развития языка из ряда конкурирующих лексем, использующихся в достаточно свободном сочетании с инфинитивом, причем семантика этих глаголов достаточно сильно различается от языка к языку (глаголы с модальным значением или с модальными оттенками значения, с фазовым значением ингрессивности, начинательности и др.). Выбор определенных единиц в качестве регулярного компонента формы связан с внутрисистемными парадигматическими отношениями, вместе с тем этот процесс, вероятно, проходил также под влиянием тех функций языка, которые связаны с работой мышления, с восприятием и отражением мира, включая и отношение к нему пользователей языка, проявляющееся в языковых единицах и категориях. Лингвисты (Дж. Байби, В. Е. Коваленко, А. В. Кравченко, С. П. Лопушанская, Н. В. Новикова и др.) отмечают, что развитие аналитических футуральных форм связано с определенным этапом развития человеческого мышления, поскольку требует перевода определенного фрагмента содержания опыта в форму осознаваемого, включения концепта представления будущего и его целевого преобразования в мыслительные операции.

Таким образом, в диссертации анализируются формы английского аналитического будущего «shall/will + Inf.» и русского аналитического будущего «буду + инф.» (называемого в литературе также будущим сложным или будущим несовершенного вида).

Из нескольких форм и конструкций, относящих действие в будущее, мы отобрали для исследования две аналитические футуральные формы, опираясь на ряд критериев: 1) структурное сходство (а также ряд общих черт в диахроническом аспекте при ярком различии лексических источников образования) и 2) функциональный критерий, который выражается в том, что рассматриваемые формы являются в языках регулярным средством отнесения действия в будущее, выполняя свою основную функцию, как правило, без обязательных условий (поэтому английская форма так называемого будущего в прошедшем не рассматривается нами в силу ее жесткой структурной обусловленности).1 Кроме того, английская форма перфектного будущего не рассматривается нами по причине соответствия по своей видовой характеристике русскому будущему совершенного вида. Некоторые выводы о содержательной стороне грамматического будущего в русском языке носят ограниченный характер, поскольку отбор лишь одной из двух временных форм в русском языке не позволяет нам строить обобщения относительно выражения будущих действий в русском языке в целом.2 Одновременно с этим, принадлежность форм к разносистемным языкам не может не оказать

1 Следует также сделать оговорку и о неразрешенности проблемы внутрисистемных отношений между формами с shall/will и формами с should/would, поскольку многие авторы считают последние формой прошедшего времени от shall/will и, следовательно, представляют shall ~ should как единую лексему [Бархударов 1975; Штелинг 1997; Huddleston 1995].

2 Известно, что форма будущего совершенного вида в русском языке в морфологическом плане представляет собой форму настоящего времени, подвергшуюся «функциональному сдвигу», поэтому А. В. Кравченко, например, утверждает, что эту форму нельзя считать показательной для категории глагольного времени «с точки зрения механизмов языковой категоризации» [Кравченко 1995 : 81]. определенного влияния на статус рассматриваемой формы в каждом языке, на ее синтагматические характеристики и особенности функционирования.

Формы футурума являются самым поздним по времени образования компонентом временных противопоставлений в грамматической системе, это обстоятельство дает возможность достаточно подробно проследить процесс их формирования в языках с письменной традицией. Поэтому история образования футуральной микросистемы в различных языках получила широкое освещение, см., например, диссертации В. Е. Коваленко, Н. С. Сахаровой, М. А. Угрюмовой, работы Дж. Байби и Э. Даля, Ф. Виссера, Э. Маулера, Э. Стандопа и др., посвященные истории категории будущего в английском; история категории будущего в русском подробно освещается в работах

B. И. Борковского и П. С. Кузнецова, К. В. Горшковой и Г. А. Хабургаева,

C. П. Лопушанской, Н. В. Новиковой, М. Л. Ремневой, Т. Ф. Цыгановой,

A. П. Яковлевой, Ж. Бонфанта, Е. Кржижковой и др.

Особое положение футуральных сочетаний в глагольной системе привлекает внимание лингвистов. Так, «неопределенный» статус английского грамматического футурума вызвал к жизни множество разнообразных и нередко противоречащих друг другу концепций как в зарубежной (X. Веккер, М. Джус, О. Есперсен, Дж. О. Кэрм, Дж. Лич, Ю. Окамура, Ф. Р. Палмер, Г. Суит, Ч. Фриз, Р. Хаддлстон, Л. Хэгеман, М. Эрман и др.), так и в отечественной (Л. С. Бархударов, Я. Г. Биренбаум, И. П. Иванова, Б. А. Ильиш,

B. М. Комогорцева, Е. А. Корнеева, Б. Л. Мариупольская-Пантэр, Ф. И. Мау-лер, О. А. Осипова, Д. А. Штелинг и др.) англистике. Широкое освещение получили проблемы грамматического статуса сочетаний «shall/will + inf.», их исторического развития, определения круга их функций в языке, дистрибуции глаголов shall и will.1

1 Следует сделать замечание относительно равноправия этих двух глаголов. Начиная со 2-ой половины XX в., в научной литературе shall практически не рассматривается в качестве показателя будущего времени, поскольку считается, что он крайне редко выражает «чистое» будущее без оттенка модальности. Однако исследования Д. Калогьеры показывают, что количественная доля футурального shall в употреблении не позволяет пренебречь им при описании английского футурума [Kalogjera 1968 : 122-126].

К началу 1980-х гг. острая дискуссия вокруг признания за сочетаниями «shall/will + inf.» статуса грамматических форм была в основном завершена, однако интерес к английскому футуруму отнюдь не ослаб, о чем свидетельствуют публикации последних лет [Селиванова 2001; Хрисонопуло 2001; Davidsen-Nielsen 1988; Haegeman 1989; Huddleston 1995; Okamura 1996].

Яркой особенностью русской видовременной системы является наличие двух форм будущего времени, противопоставленных за счет видовой характеристики. Проявление частновидовых значений для каждой из двух временных форм описано в работах [Авилова 1976; Бондарко 1971; Мило-славский 1989; Гловинская 1989; Гиро-Вебер 1990; Грекова 1998; Климонов 2001; Кубарев 1995; Рассудова 1982; Теория функциональной грамматики 1987; Фичи Джусти 1997; Grenoble 1989 и др.]. Различные категориальные ситуации с формами русского будущего сложного освещены в работах [Ду-нев 1999; Мякотина 1982а, 19826; Оркина 1986 и др.], выполненных в русле функционально-грамматического описания.

В последние десятилетия грамматические явления языка все чаще получают описание в рамках полевого подхода. На материале английского языка средства отнесения действия к будущему в составе функционально-семантических полей и более узких специализированных грамматико-лексических (микро)полей рассматриваются в работах [Ермакова 1980; Кириллова 1997; Красногор, Белякова 1986; Сатель 1990; Сахарова 1987; Селиванова 2001; Тарасова 1976; Wiese 1986 и др.]. Взаимоотношение синтетического и аналитического будущего русского языка в системе единой функционально-семантической категории описано в [Кубарев 1995; Фичи Джусти 1997 и др.].

В конце XX в. получила развитие теория грамматизации (грамматикализации), основанная на историко-типологических данных (см. [Майсак 2002]). Лингвисты, работающие в этой области, уделяют внимание типологическому описанию процесса образования футуральных форм в разносистем-ных языках, выявляя универсальные черты этого процесса [Дренясова 1968;

Кравцова 1991; Bybee, Dahl 1989; Bybee, Pagliuca 1985; Bybee, Perkins, Pagliuca 1994; Fleischmann 1982; Ultan 1978 и др.].

Общее направление нашего исследования требует сочетания двух подходов к описанию языкового материала: от формы к смыслу и от смысла к форме. Первый подход реализован в самом факте отбора языкового материала из разнотипных языков, тогда как второй связан с теоретической основой исследования. Подход от смысла к форме позволяет исследователю проследить, как реализуются в каждом языке некоторые универсальные семантические единицы или семантические системы, т.е. значения, которые должны получать свое выражение в любом языке [Касевич, Храковский 1983 : 6]. При этом два указанных подхода не являются противопоставленными, поскольку в лингвистике объектом исследования являются прежде всего «такие содержательные тождества и значения, которые имеют определенные соответствия в плане выражения» [Там же : 8].

Для анализа универсального компонента содержания предложений с аналитическими футуральными формами в качестве исходного уровня нами принята пропозиция как универсальный образ ситуации, отображаемой в предложении, которое с известным приближением является отражением реальных фактов [Кацнельсон 1972 : 142].

Анализ большого числа разносистемных языков позволил исследователям, в частности Дж. Байби и У. Пальюке, выявить узкий набор лексических единиц, из которых произошли формы будущего, а также закрытый ряд оттенков будущего в современных состояниях этих языков. Это дает основания для выдвижения гипотезы о том, что семантические изменения, ведущие к грамматизации и происходящие при грамматизации, схожи во многих языках [Bybee, Pagliuca 1987 : 120].

Очевидным и закономерным является предположение о том, что различия в инвентаре оттенков значений этих форм в разных языках могут быть достаточно существенными, однако это касается неосновных, вторичных оттенков, проявляющихся в конкретных условиях контекста. Сохранение лексических значений компонентов футуральных сочетаний при выражении намерения и предсказания создает тонкие уникальные оттенки, что осложняет характеристику грамматического значения будущего в разных языках (см. [Bybee, Dahl 1989 : 93]). Гипотетичность любого будущего и его неопределенность выступают тем фактором, который нивелирует эти различия. Поэтому основные значения, которые способны выражать аналитические формы будущего, должны иметь относительно универсальный характер.

Объектом исследования при таком понимании проблемы является аналитическая форма будущего времени (исследуемая на материале двух разно-системных языков - русского и английского).

Предметом исследования является описание аналитической формы как особого явления языка в функциональном, прагматическом и этнолингвистическом аспектах.

Анализ научной литературы, посвященной проблеме определения единого категориального значения футуральных форм в разных языках и выведению списка дополнительных значений (созначений, оттенков значения) и функций этих форм, демонстрирует отсутствие единого мнения у большинства исследователей [Haegeman 1982 : 19].

Ф. И. Маулер видит среди причин отсутствия лингвистически надежных результатов описания футурума следующие: а) смешение синхронного и диа-хронного подходов; б) смешение функционального и формального принципов лингвистического анализа и в) «сужение круга факторов, составляющих лингвистически релевантный контекст» [Маулер 1968 : 3]. Придавая особое значение последнему пункту, мы считаем целесообразным расширить контекст употребления футуральной формы до прагматического с элементами экстралингвистического, т.е. рассматривать предложения как высказывания в конкретных ситуациях общения. Поставив своей целью описать употребление языковой единицы, мы должны найти экспликации ее использования в различных высказываниях. Подчеркивается, что во многих современных работах по формам будущего времени некоторые его свойства не получили объяснения именно по той причине, что анализ был ограничен синтактико-семантическим уровнем и полностью игнорировал прагматику [Haegeman 1982 : 99]. Такой макроконтекст позволяет максимально точно интерпретировать в каждом случае подвижное и неоднозначное сочетание модального и темпорального компонентов, выявляя определенные закономерности.

Ю. С. Степанов доказывает, что языковые темпоральные формы выражают прежде всего «позицию человека во времени», то есть служат воплощением определенных моделей времени в языке [Степанов 1997 : 125-129]. При этом в исследованиях до последнего времени практически не уделялось внимания тому, «каким образом та или иная грамматическая форма воплощает в себе способ осмысления (= концептуализацию) человеком определенной будущей ситуации, в результате чего остается практически не исследованным вопрос о действии когнитивных факторов, предопределяющих выбор той или иной грамматической формы» [Хрисонопуло 2001 : 200; см. об этом также Беляевская 2000; Золотова 2001]. При построении высказывания пользователь языка всегда занимает определенную когнитивную позицию, компонентами которой являются объем знаний автора высказывания, его интенции и другие компоненты общей коммуникативной ситуации. Истолкование значения отдельных единиц, являющихся материалом данного высказывания, без учета указанных условий во многих случаях невозможно.

Подчеркнем, что такой когнитивный подход к описанию явлений языка не противопоставлен функциональному, чаще они дополняют друг друга: поскольку функциональное описание сосредоточено на «взаимодействующих коммуникативных факторах», которые влияют на структуру языка, а когнитивное - на «факторах мыслительной деятельности» [Ченки 2002 : 345].

Сказанное выше с особенной очевидностью характеризует именно категорию будущего как одну из наиболее зависимых (в аспекте ее функционирования и интерпретации) от фактора экстралингвистического содержания и условий контекста. Внутренне присущая будущему субъективность, неразрывно связанная с влиянием автора высказывания, который обладает своей особой позицией относительно будущих событий, заставляет принимать во внимание в числе прочих факторов и модус отношения к будущему как к сфере желаемого, необходимого и т.п. Восприятие будущего в определенной модальности (долженствование, чаяние, волеизъявление) является важной этнокультурной характеристикой говорящего субъекта и языковой общности в целом.

В отличие от высказываний, например, о прошлых событиях, субъекту речи и субъекту предполагаемого действия предоставляется возможность реализовать свое модальное отношение, существующее пока как идеальное, преобразовав его в факты реальности. Тем самым в высказываниях о будущем модальная характеристика приобретает особую этическую значимость для референта лица, занимающего в высказывании позицию агенса/субъекта; проявляющееся при этом, например, пассивное/активное отношение к ситуации позволяет выявить значимые характеристики, доминанты мировосприятия говорящего. Поскольку «восприятие будущего есть основа всякой целенаправленной деятельности» [Красухин 1997 : 62], отличающей человека как существо, способное моделировать и планировать свои действия именно в плане наступающего времени, этот фрагмент модальности (в широком смысле) демонстрирует самый «вектор поведения» человека в мире, его направление вовне или внутрь субъекта (субъекта-созерцателя = субъекта восприятия). К. Яс-перс выявляет взаимодействие модусов отношения к прошлому, настоящему и будущему в философском ключе: «Будущее . скрыто в прошлом и настоящем, мы видим и примысливаем его в реальных возможностях. По существу, в основе нашего мировоззрения всегда лежит осознание будущего <.> Видение настоящего в такой же степени зависит от восприятия прошлого, как от прогнозирования будущего» [Ясперс 1991 : 157].

Таким образом, новизна работы определяется попыткой комплексного описания функционирования аналитических футуральных форм в разносистемных языках с позиции когнитивной интерпретации выражаемого содержания. Как известно, попытки отделить так называемое «чистое» будущее от «модали-зованного» являются достаточно субъективными, поскольку не существует надежных критериев для такого разделения, работающих на многообразном речевом материале. В настоящей работе мы не ограничиваем материал чисто футу-ральным использованием «shall/will + inf.» и «буду + инф.», привлекая для анализа и те случаи, в которых футуральный компонент является неосновным. Такой подход в сочетании с анализом макроконтекстов при употреблении рассматриваемых форм в речи позволил проследить семантические связи между различными функциями этих форм и сочетаний, установить общность ряда компонентов в их значении и выявить потенциал развития семантики форм аналитического будущего.

Кроме того, выдвинута гипотеза о взаимосвязи этимонов рассматриваемых форм (первичных значений компонентов формы) с существовавшими ранее и с современными знаниями носителей языка о соответствующем фрагменте действительности, а также о способности аналитических футу-ральных форм актуализировать в речи значения-этимоны. Если признать, что отбор и утверждение аналитических футуральных форм продиктован не только внутрисистемными языковыми процессами или влиянием языковых контактов, то можно предположить действие такого экстралингвистического фактора, как особенности этноспецифических представлений языкового коллектива (характеристики этноменталитета), основанные на его опыте и представлениях объективного мира и отношении к нему. Иными словами, отбор именно таких, а не иных конституентов аналитической футуральной формы может до определенной степени отражать представления говорящих на данном языке о будущем, что, в свою очередь, должно найти свое выражение в особенностях употребления этих форм в речи, когда то или иное контекстное окружение (понимаемое широко) способствует или затрудняет выражение соответствующих смыслов (т.е. коммуницированию специфического образа будущего).

Целью работы является исследование аналитической формы будущего времени как лингвистического феномена, характерного для разносистемных языков, с выделением темпоральных и модальных характеристик.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

1) отметить проявление категориального темпорального значения аналитических форм будущего в различных функциях;

2) выявить модальные компоненты содержания, актуализируемые при употреблении в речи; установить спектр модального наполнения рассматриваемой формы; раскрыть роль когнитивной составляющей при порождении и интерпретации высказываний с формами аналитического будущего;

3) выявить общие (относительно универсальные) и специфические функции и компоненты значения аналитических футуральных форм, характерные для двух исследуемых языков;

4) установить значения-этимоны компонентов футуральных аналитических форм; проследить их возможную актуализацию в различных контекстуальных условиях.

Работа написана на материале около 10 ООО примеров, извлеченных из произведений художественной литературы XX века (главным образом, 2-ой его половины) на русском и английском языках. Использован ряд текстов, размещенных в электронном виде в сети Интернет.

Характер языкового материала, а также поставленные в исследовании цель и задачи предопределили методы и приемы исследования. Исследование фактического материала проводится на основе комплексного применения разных методов, включающих, в частности, контекстуальный анализ, метод компонентного анализа значения, статистические подсчеты, элементы концептуального анализа и дистрибутивного метода, метод когнитивного анализа и сопоставительный метод.

Теоретическая ценность работы состоит в том, что материалы диссертации, представленные в ней наблюдения и выводы вводят в исследовательский обиход информацию, которая будет интересна специалистам в области когнитивного описания системных явлений языка, функциональной грамматики русского и английского языков и другим специалистам-филологам. Работа представляет опыт исследования содержания грамматической формы в функциональном, прагмалингвистическом и когнитивном аспектах.

Практическая значимость. Материалы работы могут найти применение в лекционных и практических курсах теоретической грамматики, семантики, практической грамматики, истории русского и английского языков; в спецкурсах по проблемам языковой модальности и функциональной грамматики; кроме того, результаты исследования могут быть использованы при написании учебных пособий, курсовых и дипломных работ. Положения, выносимые на защиту:

1. У футуральных аналитических форм в процессе их развития в языке вырабатывается ряд достаточно универсальных значений и функций, не свойственных изначально тем сочетаниям, которые послужили источниками этих форм. Иерархия этих функций и частотность выражения значений специфичны для разных языков.

2. Этимоны компонентов аналитического будущего могут сохраняться и достаточно систематически и последовательно проявляться при функционировании лишь в том случае, если аналитическое будущее в данном языке не является окончательно сложившимся. Выражение исторически первичных значений исходного сочетания, послужившего основой для образования формы, зависит от условий контекста.

3. Сочетание модального и темпорального компонентов значения футу-ральной аналитической формы определяется рядом факторов, среди которых основными являются: тип реализуемой пропозиции и широкий контекст. Предпочтительное проявление в конкретном языке тех или иных значений и оттенков значений футуральной аналитической формы объясняется как структурными особенностями языка, его строя, так и спецификой представления языкового содержания в нем.

4. Наиболее точное и полное описание семантического наполнения футуральной формы при ее реализации в речи возможно при условии анализа коммуникативной ситуации, включая такие ее когнитивные параметры, как индивидуальные базы коммуникантов и их речевые интенции. Апробация работы: отдельные результаты и теоретические положения исследования докладывались на 5 международных (I Международная конференция «Эт-ногерменевтика и языковая картина мира: теория и практика» (Кемерово, 1998 г.), II Международная конференция «Типология в этногерменевтике и этнорито-рике: ментальность и менталитет» (Кемерово, 2000 г.), I Международная научная конференция «Язык и культура» (Москва, 2001 г.), II Международная конференция «Концепт и культура» (Кемерово, 2006 г.), II Международная конференция «Актуальные проблемы современного словообразования» (Кемерово, 2007 г.)) и 2 региональных (Региональная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы языкознания, методики преподавания иностранных языков и перевода» (Кемерово, 2001 г.), Областная научная конференция «Молодые ученые Кузбассу. Взгляд в XXI век» (Кемерово, 2001 г.)) конференциях. Основное содержание работы отражено в 9 статьях.

Структура работы определяется целью и задачами. Работа содержит 231 страницу машинописного текста и состоит из введения, трех глав, заключения. Приложен список использованной и цитированной научной литературы (229 наименований, в том числе 55 на иностранных языках) и список произведений художественной литературы и других источников материала исследования (32 наименования).

Заключение диссертации по теме "Теория языка", Логунов, Тимур Александрович

Выводы по Главе 3:

Использованный в работе подход предполагал анализ материала на основе глубинного универсального содержания, представленного общими для различных языков пропозициональными структурами. Примененные методы анализа материала, включая пропозитивный анализ, в результате продемонстрировали разнообразие компонентов семантического наполнения рассматриваемых форм. Принадлежность материала к разносистемным языкам в целом не препятствует развитию и выполнению сходного диапазона функций у аналитической формы футурума.

Как показывает наш анализ, степень грамматизованности аналитической формы не является препятствием для формирования и выражения формой достаточно широкого диапазона значений, что демонстрирует аналитическое будущее в русском языке, считающееся полностью граммати-зованным. В частности, аналитическому будущему свойственно значение обобщенного настоящего, в котором формы могут использоваться для обозначения повторяющихся (а также постоянных, вневременных) действий, характерных свойств субъекта, отношений, аспектуальное значение начинательности. В то же время этим формам свойственен ряд специальных функций в типовых контекстах, которые являются уникальными для каждого языка (сопоставительное будущее, будущее «эмоционального выбора», потенциальное будущее при «конструировании восприятия» в русском языке и др.).

Тезис о гипотетичности как о прототипическом значении футуральных форм подтверждается тем фактом, что значение гипотетичности проявляется в большинстве описанных контекстов употребления аналитического будущего. Как правило, это значение актуализируется при отделении действия от временного плана настоящего и сопутствует проявлению ряда модальных оттенков (невозможности, ненужности, желательности/нежелательности и т.п.). Особенно ярко гипотетичность будущего проявляется в ситуации обусловленности будущего действия другим, еще не совершившимся действием.

Формы аналитического будущего достаточно часто используются при выражении различных модусных установок автора высказывания, в частности, уверенности говорящего, оттенка категоричности. Тем не менее различные внутрисистемные свойства формы в каждом языке и свойства самого языкового строя (например, аспектуально-модальная характеристика формы, обязательное заполнение синтаксической позиции субъекта, указание на источник будущего действия/субъект модальной установки) затрудняют или облегчают выражение таких значений. Так, английское будущее выражает подобные значения чаще и с меньшей зависимостью от контекста, что можно объяснить, частым совпадением субъектов речи и действия, а также современным грамматическим статусом формы с shall/will, не освободившейся окончательно от модальных оттенков значения входящих в ее состав глаголов.

При отмеченной общности прототипических значений и развитии ряда общих основных функций имеется весьма широкий спектр частных значений, являющихся вариациями или дальнейшим развитием более широких основных значений. Условия функционирования в разносистемных языках ведут к разнообразию проявлений этих частных значений, «обрастающих» различными оттенками. Таким образом, если спектр частных значений и оттенков этих значений у рассматриваемых форм во многом совпадает, можно предположить, что значительная их часть является контекстуально зависимой.

Наконец, при ретроспективном сопоставлении современного материала с данными диахронического описания языков, представленными в Главе 2, мы не выявили достаточно последовательной реализации этимонов аналитических футуральных форм, т.е. проявления этимона в универсальных нейтральных условиях без определенной контекстуальной поддержки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование столь комплексного явления языковой системы, как аналитические формы будущего времени, требует определения в качестве исходного уровня такой содержательной структуры, которая была бы тесно связана с внеязыковой организацией знаний говорящих на языке. В аналитическом футуруме сочетаются онтологические и собственно языковые особенности представления будущего, «отягощенные» диахроническими связями футуральных форм с их этимонами, которые в некоторых случаях прослеживаются достаточно четко. Поэтому приоритетным при анализе материала явился поиск универсальных свойств аналитического футурума с опорой на тот уровень, который представлен пропозициональными структурами. Такой анализ в результате дает возможность выявить универсальные явления для естественного языка. В то же время при реализации пропозиций в формах языка проявляются как общие, так и специфические для каждого языка свойства.

С другой стороны, в силу указанных выше причин реализация семантического потенциала футуральных форм вообще, и аналитических форм будущего, в частности, характеризуется более сильной зависимостью от контекстуальной и, шире, от внеязыковой информации, которая необходима для установления объема знаний субъекта речи или мышления, осуществляющего сложный ментальный акт отнесения действия в будущее, то есть в еще не существующую в реальности область. Следовательно, «когнитивная позиция» говорящего (объем его знаний, мировоззрение и т.п.) отражается не только в отборе языковых средств для передачи некоторого содержания, но и в выражении оттенков отношения говорящего к этому содержанию. Поэтому аналитическая форма будущего в системе других футуральных средств языка является важным средством формирования и выражения специфического образа будущего как компонента общей картины мира.

Принадлежность исследуемых в диссертации аналитических форм к разносистемным языкам, один из которых аналитический, а другой - в значительной степени синтетический (хотя и проявляющий на современном этапе развития общую тенденцию к аналитизму [Русский язык конца XX . 2000]), позволяет одновременно определить общие (относительно универсальные) свойства этих форм и специфические условия их функционирования, а также семантическое наполнение в каждом языке.

Как показало наше исследование, формы будущего аналитического в различных языках, несмотря на очевидное несходство их исторических источников и особенности процесса грамматизации в каждом языке, проявляют немало общих свойств при функционировании. Контекстуальный анализ в рамках функционального подхода к описанию языковой формы позволил определить достаточно широкий спектр функций рассматриваемых форм; некоторые из них являются развитием прототипических значений компонентов, составляющих эти формы. При этом взаимодействие формы с той или иной группой контекстуальных факторов приводит к большей или меньшей актуализации определенного значения (оттенка значения). Тем не менее, сложно сделать вывод относительно источника того или иного частного значения, однозначно связав его либо с влиянием контекста, либо с компонентами семантики, восходящими к первичным значениям составляющих формы.

Приобретенная в результате процесса грамматизации основная (ядерная) функция грамматической формы - выражение типового грамматического содержания (в данном случае, выражение проспективности) - ведет к сближению всего набора функций и значений для формы в двух языках, к нивелированию особенностей содержания и функционирования, «унаследованных» от первичных свободных сочетаний.

Несмотря на относительную универсальность прототипических значений и функций аналитических форм футурума, объясняемую общностью пропозиции как архетипического образа ситуации, лежащей в основе языкового выражения, последнее не может быть свободно от влияния культуры, традиций, ментальности конкретного этноса, которые получают свое отражение в системе конкретного языка.

Наиболее заметными факторами, порождающими конкретноязыковые особенности содержания глагольных категорий и форм, являются не только собственно структурные, например, строгий порядок слов, жесткая формальная структура предложений в английском языке, но и вытекающие из них обстоятельства, например, «агентивность» английского предложения (обязательное обозначение действующего лица, источника действия), включая так называемые «характерологические» особенности английского, отмеченные, в частности, В. Матезиусом (см. обзор его работы «On linguistic characterology with illustrations from Modern English» 1928 г. в [Степанов 1995 : 17-19]), такие, как ориентированность высказываний на субъект, использование одной модели предложения на протяжении длительного отрезка текста и т.п.

Этимологическая модализованность английской формы будущего времени, которая признается еще не до конца сложившейся [Иванова 1961 : 55; Ehrman 1966 : 51], предполагает расчлененность самого действия и позиции субъекта по отношению к нему при обозначении будущих действий в языке. В соответствии с этим субъект получает в смысловой структуре английского предложения особую значимость: именно он является образующим элементом ситуации, инициатором действия. Значительный смысловой акцент на субъект приводит к ослаблению позиции объекта в глубинной структуре.

Форма русского сложного будущего также представляет действие рас-члененно, что предположительно объясняется и природой самой аналитической формы. Однако, по нашим наблюдениям, содержание такого расчлененного представления действия в русском несколько иное, поскольку при обозначении будущего действия аналитической формой русского футу-рума разделенными нередко оказывается само действие как потенциальный факт в будущем и аспектуальный характер его протекания (указание на начальную фазу). Таким образом, в предложениях с формой сложного будущего в русском акцент падает на само действие с объектом, изменение последнего, поэтому объект здесь оказывается более вовлеченным в смысловые отношения, отражающие структуру обозначаемой ситуации.

Гипотеза о взаимосвязи этимонов рассматриваемых форм с имеющимися у носителей языка знаниями о соответствующем фрагменте действительности, а также о способности аналитических футуральных форм актуализировать в речи значения-этимоны требует для своего подтверждения дальнейших исследований, поскольку имеющиеся у нас факты имеют несистематический и ограниченный характер. На основе анализа всей выборки нам удалось установить, что в аналогичных контекстах аналитические формы будущего рассматриваемых языков выражают сходные оттенки значения, однако анализ влияния синтагматических условий функционирования формы и количественные подсчеты показывают наличие очевидных особенностей при реализации этих значений (например, сложное будущее в русском языке в целом реже используется с оттенком категоричности, реже выражает высокую степень уверенности, субъективного долженствования и волеизъявления).

Поскольку более полное описание концептуальных представлений носителей языка основывается на исследовании понятийных категорий, включающих разноуровневые средства языка, в том числе лексические и морфологические, настоящая работа в перспективе может стать частью более широкого исследования, посвященного диахроническому описанию концепта «будущее» в двух рассматриваемых языках. Кроме того, перспективным развитием настоящего исследования может стать описание употребления футуральных форм в каждом из типов дискурса, что позволило бы выявить потенциал и пределы развития семантики системных футуральных средств языка.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Логунов, Тимур Александрович, 2007 год

1. Авилова, Н. С. Вид глагола и семантика глагольного слова Текст. /

2. H. С. Авилова. М.: Наука, 1976.

3. Амосова, Н. Н. Основы английской фразеологии Текст. / Н. Н. Амосова. -Л.: Наука, 1963.

4. Аракин, В. Д. История английского языка Текст. / В. Д. Аракин. М.: Просвещение, 1985.

5. Арутюнова, Н. Д. О критерии выделения аналитических форм Текст. / Н. Д. Арутюнова // Аналитические конструкции в языках различных типов. -М.-Л.: Наука, 1965. С. 89-93.

6. Арутюнова, Н. Д. Предложение и его смысл: логико-семантические проблемы Текст. / Н. Д. Арутюнова. М.: Наука, 1976.

7. Арутюнова, Н. Д. Пропозиция Текст. / Н. Д. Арутюнова // Энциклопедический словарь «Языкознание». М.: Большая Российская энциклопедия, 1998.-С. 401.

8. Аскин, Я. Ф. Проблема времени, ее философское истолкование Текст. / Я. Ф. Аскин. -М.: Мысль, 1966.

9. Бабидорич, В. М. Коммуникативно-функциональный потенциал предложений с футуральным содержанием в современном английском языке Текст. / В. М. Бабидорич // Высказывание и дискурс в прагмалингвисти-ческом аспекте: Сб. науч. тр. Киев, 1989. - С. 6-9.

10. Бабушкин, А. П. Типология концептов в сфере лексико-фразеологической семантики языка Текст. / А. П. Бабушкин // Вестник Воронежского ун-та. Сер.

11. Гуманитарные науки. 1996. -№ 2. - С. 3-18.

12. Ю.Балин, Б. М. Германский аспектологический контекст. Дисс. . докт. филол. наук Текст. / Б. М. Балин. Липецк, 1971. И.Бархударов, Л. С. Очерки по морфологии современного английского языка [Текст] / Л. С. Бархударов. - М.: Высш. школа, 1975.

13. Беляевская, Е. Г. Семантическая структура слова в номинативном и когнитивном аспектах. Автореф. дисс. . докт. филол. наук Текст. / Е. Г. Бе-ляевская. М., 1992.

14. Н.Беляевская, Е. Г. О характере когнитивных оснований языковых категорий Текст. / Е. Г. Беляевская // Когнитивные аспекты языковой категоризации: Сб. науч. тр. Рязань, 2000. - С. 9-14.

15. Бертагаев, Т. А. Сочетания слов и аналитические конструкции Текст. / Т. А. Бертагаев //Аналитические конструкции в языках различных типов. -М.-Л.: Наука, 1965.-С. 121-128.

16. Биренбаум, Я. Г. О форме будущего времени в грамматической категории английского глагола Текст. / Я. Г. Биренбаум // Филологические науки. -1981. -№ 1.-С. 50-60.

17. Блох, М. Я. О формах будущего времени глаголов в современном английском языке Текст. / М. Я. Блох // Уч. записки МГПИ им. В.И. Ленина. -Т. 285. 1967.-С. 21-35.

18. Блох, М. Я. A course in theoretical English Grammar Текст. / M. Я. Блох. -М.: Высшая школа, 1983.

19. Бондаренко, В. Н. Виды модальных значений и их выражение в языке Текст. / В. Н. Бондаренко // Филологические науки. 1979. - № 2. -С. 54-61.

20. Бондарко, А. В. Вид и время русского глагола; Значение и употребление Текст. / А. В. Бондарко. М.: Просвещение, 1971.

21. Бондарко, А. В. К вопросу о функциях в грамматике Текст. / А. В. Бондарко//Изв. АН СССР. Сер. Лит. и яз.-Т. 51. 1992а.-№ 4.-С. 14-26.

22. Бондарко, А. В. К проблеме соотношения универсальных и идиоэтниче-ских аспектов семантики: интерпретационный компонент грамматических значений Текст. / А. В. Бондарко // Вопросы языкознания. 19926. - № 3. -С. 5-20.

23. Бондарко, А. В. Теория инвариантности Р. О. Якобсона и вопрос об общих значениях грамматических форм Текст. / А. В. Бондарко // Вопросы языкознания.- 1996.-№4.-С. 3-18.

24. Бондарко, А. В., Буланин, JI. Я. Русский глагол Текст. / А. В. Бондарко, JI. JI. Буланин. JL: Просвещение, 1967.

25. Борковский, В. И. Историческая грамматика русского языка Текст. / В. И. Борковский, П. С. Кузнецов. М.: Изд-во АН СССР, 1965.

26. Булыгина, Т. В. Языковая концептуализация мира (на примере русской грамматики) Текст. / Т. В. Булыгина, А. Д. Шмелев. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.

27. Вайсгербер, Й. JI. Родной язык и формирование духа Текст. / Й. JI. Вайсгербер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1993.

28. Васильева, В. Ф. Прототип versus понятие? (к языковой стилизации мыслительного содержания) Текст. / В. Ф. Васильева // Функциональные исследования. Сб. статей по лингвистике. М., 1997. - Вып. 4. - С. 22-33.

29. Вежбицка, А. Речевые акты Текст. / А. Вежбицка // Новое в зарубежной лингвистике.-М.: Прогресс, 1986.-Вып. 17.-С. 251-275.

30. Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание Текст. / А. Вежбицкая. М.: Рус. слов., 1996.

31. Виноградов, В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове) Текст. / В. В. Виноградов. -М.: Высш. школа, 1986.

32. Гатинская, Н. В. О специфике модальных слов веротяности в русском языке Текст. / Н. В. Гатинская // Вестник РУДН. Сер. Русский язык нефилологам. Теория и практика. -2001. -№ 1. С. 6-15.

33. Гвоздев, А. И. Об одной разновидности относительного употребления будущего времени Текст. / А. И. Гвоздев // Вопросы культуры речи. М., 1961. - Вып. 3.-С. 82-92.

34. Герасимов, В. И. К становлению «когнитивной грамматики» Текст. / В. И. Герасимов // Современные зарубежные грамматические теории: сб. научно-аналитических обзоров. М.: ИНИОН, 1985. - С. 213-250.

35. Герасимов, В. И. На пути к когнитивной модели языка (вводная статья) Текст. / В. И. Герасимов, В. В. Петров // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1988. - Вып. 23. - С. 5-11.

36. Гиро-Вебер, М. Вид и семантика русского глагола Текст. / М. Гиро-Вебер //Вопросы языкознания. 1990.-№ 1.-С. 102-112.

37. Гловинская, М. Я. Семантика, прагматика и стилистика видовременных форм Текст. / М. Я. Гловинская // Грамматические исследования. Функционально-стилистический аспект. М.: АН СССР, Ин-т рус. яз., 1989. -С. 74-146.

38. Горшкова, К. В. Историческая грамматика русского языка Текст. / К. В. Горшкова, Г. А. Хабургаев. -М.: Высш. школа, 1981.

39. Грамматика русского языка в 2-х т. Том 1 Текст. М.: Изд-во АН СССР, 1960.

40. Гумбольдт, В. фон. Избранные труды по языкознанию Текст. / В. фон Гумбольдт. М.: Прогресс, 1984.

41. Гухман, М. М. Лингвистическая теория Л. Вайсгербера Текст. / М. М. Гухман // Вопросы теории языка в современной зарубежной лингвистике.-М.: Изд-во АН СССР, 1961.-С. 122-162.

42. Демьянков, В. 3. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода Текст. / В. 3. Демьянков // Вопросы языкознания. -1994. -№ 4. -С. 17-33.

43. Дубов, И. Г. Феномен менталитета: психологический анализ Текст. / И. Г. Дубов // Вопросы психологии. 1993. - № 5. - С. 20-32.

44. Дунев, А. И. Функционирование форм НСВ русского глагола в обобщенно-фактическом значении: Автореф. . дисс. канд. филол. наук Текст. / А. И. Дунев. СПб., 1999.

45. Ермакова, Н. В. Дистрибутивный анализ средств выражения футурально-сти в современном английском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук Текст. / Н. В. Ермакова. Калинин, 1980.

46. Жигадло, В. Н. Современный английский язык. Теоретический курс грамматики Текст. / В. Н. Жигадло, И. П. Иванова, JT. JI. Иофик. М.: Изд-во лит-ры на иностр. языках, 1956.

47. Зуммер, С. М. Средства выражения начинательного значения футуральных действий в русском и английском языках Текст. / С. М. Зуммер // Аспектоло-гия и контрастивная лингвистика. Калинин, 1988а. - С. 31-43.

48. Иванов, Вал. В. Становление аналитической формы будущего времени в русском языке Текст. / Вал. В. Иванов // Русский язык. Функционирование грамматических категорий. Текст и контекст (Виноградовские чтения ХН-ХШ). М.: Наука, 1984. - С. 75-85.

49. Иванова, И. П. Вид и время в современном английском языке Текст. / И. П. Иванова. JL: Изд-во ЛГУ, 1961.

50. Иванова, И. П. История английского языка Текст. / И. П. Иванова,

51. A. П. Чахоян. М.: Высш. школа, 1976.

52. Иванчикова, Е. А. Соотносительное употребление форм будущего времени глагола в современном русском языке (в слитном и сложном предложениях): Дисс. канд. филол. наук Текст. / Е. А. Иванчикова. М., 1954.

53. Ильиш, Б. А. Строй современного английского языка (на англ. языке) Текст. / Б. А. Ильиш. М.: Просвещение, 1971.

54. Иоанесян, Е. Р. Классификация ментальных предикатов по типу вводимых ими суждений Текст. / Е. Р. Иоанесян // Логический анализ языка: ментальные действия. М.: Наука, 1993. - С. 85-95.

55. Историко-типологическая морфология германских языков. Категория глагола Текст. М.: Наука, 1977.

56. Историческая грамматика русского языка. Морфология. Глагол Текст. / Под ред. Р. И. Аванесова, В. В. Иванова. М.: Наука, 1982.

57. Касевич, В. Б. Конструкции с предикатными актантами. Проблемы семантики Текст. / В. Б. Касевич, В. С. Храковский // Категории глагола и структура предложения. Конструкции с предикатными актантами. Л.: Наука, 1983.-С. 5-27.

58. Касевич, В. Б. От пропозиции к семантике предложения Текст. /

59. B. Б. Касевич, В. С. Храковский // Типология конструкций с предикатными актантами. Л.: Наука, 1985. - С. 9-17.

60. Касевич, В. Б. Языковые структуры и когнитивная деятельность Текст. /

61. B. Б. Касевич // Язык и когнитивная деятельность. М.: Наука, 1989. - С. 8-18.

62. Кацнельсон, С. Д. Типология языка и речевое мышление Текст. /

63. C. Д. Кацнельсон. J1.: Наука, 1972.

64. Кёрнер, Э. Ф. К. В. фон Гумбольдт и этнолингвистика в Северной Америке от Боаса (1894) до Хаймса (1961) Текст. / Э. Ф. К. Кернер // Вопросы языкознания. 1991. №2.-С. 105-113.

65. Климонов, В. Д. Отношения маркированности в системе видовременных форм русского глагола Текст. / В. Д. Климонов // Коммуникативно-смысловые параметры грамматики и текста: Сб. ст., посвященный юбилею Г. А. Золотовой. М., 2001. - С. 31-41.

66. Князев, Ю. П. Шкала реальности/ирреальности: наклонение, время и таксономические классы глаголов Текст. / Ю. П. Князев // Типология. Грамматика. Семантика. СПб.: РАН, Ин-т лингвист, исслед., 1998. - С. 209-215.

67. Коваленко, В. Е. К вопросу о становлении и развитии аналитической формы будущего времени в английском языке (на материале XIV XVII вв.). Дисс. канд. филол. наук Текст. / В. Е. Коваленко. - Киев, 1955.

68. Колесов, В. В. Отражение русского менталитета в слове Текст. / В. В. Колесов// Человек в зеркале наук. JL: Изд-во ЛГУ, 1991.-С. 106-124.

69. Колесов, В. В. Ментальные характеристики русского слова в языке и философской интуиции Текст. / В. В. Колесов // Язык и этнический менталитет. Петрозаводск, 1995.-С. 13-24.

70. Комогорцева, В. М. Грамматические способы обозначения действия, относящегося к будущему времени, в современном английском языке Текст. / В. М. Комогорцева // Уч. записки I МГПИИЯ. Т. 32. 1965а. - С. 229-245.

71. Комогорцева, В. М. Система грамматических средств выражения будущего в современном английском языке. Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / В. М. Комогорцева. М., 19656.

72. Комогорцева, В. М. Типы временной характеристики сочетаний shall и will с инфинитивом в современном английском языке Текст. / В. М. Комогорцева // Вопросы романо-германской филологии. Вып. 2. Иркутск, 1966.-С. 81-101.

73. Корнеева, Е. А. Есть ли у английского глагола будущее время ? Текст. / Е. А. Корнеева // Studia Germanistica. Грамматика английского и немецкого языков. JL: Ленингр. гос. пед. ин-т им. Герцена, 1976. - С. 93-107.

74. Кошевая, И. Г. Сравнительная типология английского и русского языков Текст. / И. Г. Кошевая, Ю. А. Дубовский. Минск: Вышэйшая школа, 1980.

75. Кравченко, А. В. Принципы теории указательности: Автореф. дисс. . докт. филол. наук Текст. / А. В. Кравченко. М., 1995.

76. Кравченко, А. В. Язык и восприятие Текст. / А. В. Кравченко. Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1996.

77. Кравченко, А. В. Классификация знаков и проблема взаимосвязи языка и знания Текст. / А. В. Кравченко //Вопросы языкознания. 1999. - № 6. -С. 3-12.

78. Кравченко, А. В. Методологические основания когнитивного анализа значения Текст. / А. В. Кравченко // Когнитивный анализ слова. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2000. - С. 8-32.

79. Кравцова, Л. И. Грамматизация конструкций выражения будущего времени в истории английского языка Текст. / Л. И. Кравцова // Сб. науч. тр. / Моск. пед. ин-т иностр. яз. -М., 1987. Вып. 285. - С. 106-115.

80. Кравцова, Л. И. Грамматизация конструкций с модальными глаголами (на материале английского языка с привлечением других германских языков). Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / Л. И. Кравцова. -М., 1991.

81. Красногор, Е. Ш. Реализация значения будущности в тексте. (На материале произведений Г. Грина) Текст. / Е. Ш. Красногор, Л. В. Белякова //

82. Реализация языковых единиц в тексте: Сб. науч. тр. Свердловск, 1986. -С. 18-23.

83. Крымский, С. Б. Эпистемология культуры: введение в обобщенную теорию познания Текст. / С. Б. Крымский, Б. А. Парахонский, В. М. Мейзер-ский. Киев: Наук, думка, 1993.

84. Красных, В. В. Коммуникативный акт и его структура Текст. / В. В. Красных // Функциональные исследования. Сб. статей по лингвистике. -М., 1997. Вып. 4. С. 34-49.

85. Кубрякова, Е. С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика психология - когнитивная наука Текст. / Е. С. Кубрякова // Вопросы языкознания. - 1994. -№ 4. - С. 34-48.

86. Кубрякова, Е. С. Язык пространства и пространство языка (к постановке проблемы) Текст. / Е. С. Кубрякова // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1997. -Т. 56. №3.-С. 22-31.

87. Кузнецов, П. С. Очерки исторической морфологии русского языка Текст. / П. С. Кузнецов. М.: Изд-во АН СССР, 1959.

88. Кульбакин, А. А. Функционирование средств выражения футуральности в разноструктурных языках (на материале русского и немецкого языков) Текст. / А. А. Кульбакин // Функционирование языковых единиц. Воронеж, 1990.-С. 95-101.

89. Кульгавова, JI. В. Индивидуальное значение говорящего Текст. / Л. В. Кульгавова // Когнитивный анализ слова. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2000.-С. 160-204.

90. Курилович, Е. Очерки по лингвистике Текст. / Е. Курилович. М. Изд-во иностр. лит-ры, 1962.

91. Левина, И. И. К вопросу об употреблении настоящего времени в современном английском языке для выражения действия, относящегося к будущему. Дисс. . канд. филол. наук Текст. / И. И Левина. - М., 1956.

92. Леонтьев, А. Н. Деятельность. Сознание. Личность Текст. / А. Н. Леонтьев.-М.: Политиздат, 1977.

93. Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка Текст. / Д. С. Лихачев // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1993. Т. 52. № 1. - С. 3-9.

94. Лопушанская, С. П. Очерки по истории глагольного формообразования в русском языке Текст. / С. П. Лопушанская. Казань: Тат. кн. изд-во, 1967.

95. Лопушанская, С. П. Причины и механизмы изменения системы сложных форм будущего времени в русском языке Текст. / С. П. Лопушанская // Развитие и функционирование русского глагола. Волгоград: ВГПИ, 1981.-С. 3-13.

96. Лопушанская, С. П. Развитие и функционирование древнерусского глагола Текст. / С.П. Лопушанская. Волгоград: ВПИ: ВГУ, 1990.

97. Лурия, А. Р. Язык и сознание Текст. / А. Р. Лурия. М.: Изд-во МГУ, 1979.

98. Мазон, А. Употребление видов русского глагола Текст. / А. Мазон // Вопросы глагольного вида. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1962. - С. 88-107.

99. Майсак, Т. А. Типология грамматикализации конструкций с глаголами движения и положения. Дисс. докт. филол. наук Текст. / Т. А. Майсак. -М., 2002.

100. Мариупольская-Пантэр, Б. JI. Семантика и грамматические особенности глагола will в современном английском языке. Дисс. . канд. филол. наук Текст. / Б. Л. Мариупольская-Пантэр. М., б.г.

101. Маулер, Ф. И. Об одной словоформе, включаемой в парадигму английского будущего Текст. / Ф. И. Маулер // Уч. записки Североосетинского гос. пед. ин-та. Том XXVII. Вып. 3. Часть 2. 1966. - С. 13-17.

102. Маулер, Ф. И. Конструкции Shall/will + инфинитив в современном английском языке. Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / Ф. И. Маулер.-М., 1968.

103. Маулер, Ф. И. Конструкции shall/will+инфинитив и аналитические формы Текст. / Ф. И. Маулер // Материалы межвуз. науч. конф. по вопросам романо-германского языкознания (27-29 июня 1969 г.). Пятигорск, 1969.-С. 100-101.

104. Медведева, О. Ю. Концептуализация и актуализация темпоральных отношений (на материале английского языка). Дисс. . канд. филол. наук Текст. / О. Ю. Медведева. Барнаул, 2002.

105. Мелешкова, Н. И. Future in the Past в английском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук Текст. /Н. И. Мелешкова. - Л., 1960.

106. Милославский, И. Г. Вид русского глагола как словообразовательная категория Текст. / И. Г. Милославский // Филологические науки. 1989. -№. 4.-С. 38-47.

107. Мякотина, В. М. Аспектуально-модальная характеристика высказываний с видовременными формами изъявительного наклонения в современном русском языке. Дисс. . канд. филол. наук Текст. / В. М. Мякотина. -Л., 1982а.

108. Мякотина, В. М. Аспектуально-модальные ситуации в русском языке с компонентом непременности осуществления действия Текст. /

109. В. М. Мякотина // Семантика аспектуальности в русском языке: Вопросы русской аспектологии. Тарту, 19826. - Вып. 625. - С. 84-99.

110. Нелисов, Е. А. Аналитические формы глагола в системе соотносительных единиц. Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / Е. А. Нелисов. -Алма-Ата, 1966.

111. Никифоров, С. Д. Глагол, его категории и формы в русской письменности 2-й половины XVI в. Дисс. . докт. филол. наук Текст. / С. Д. Никифоров.-М., 1950.

112. Новикова, Н. В. Становление аналитической формы будущего времени в русском языке. Дисс. . канд. филол. наук Текст. / Н. В. Новикова. -М., 1982.

113. Новикова, Н. В. Будущее время древнерусских грамот Текст. / Н. В. Новикова // Вестник Тамбовского ун-та. Сер.: Гуманитарн. науки. -1999.-Вып. 4.-С. 87-94.

114. Новикова, Н. В. Синтаксическое будущее древнерусских летописей и особенности его объективации Текст. / Н. В. Новикова // Вестник Тамбовского ун-та. Сер.: Гуманитарн. науки. 2000. - Вып. 4. - С. 53-60.

115. Оркина, Л. Н. Аспектуально-таксисные ситуации в высказываниях с формами будущего несовершенного Текст. / Л. Н. Оркина // Функционирование языковых единиц и категорий: Сб. науч. тр. Таллин, 1986. - С. 40-45.

116. Осипова, О. А. Грамматические способы выражения понятия будущего в современном английском языке. Дисс. . канд. филол. наук Текст. / О. А. Осипова. Томск, 1958.

117. Остин, Дж. Чужое сознание Текст. / Дж. Остин // Философия. Логика. Язык. М.: Прогресс. 1987. - С. 48-95.

118. Павлов, В. М. О месте «аналитической формы слова» и «аналитической конструкции» в грамматической системе Текст. / В. М. Павлов // Типология. Грамматика. Семантика. СПб.: РАН, Ин-т лингвист, исслед., 1998. -С. 235-245.

119. Падучева, Е. В. Феномен Анны Вежбицкой (Предисловие) Текст. / Е. В. Падучева // Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Рус. слов., 1996.-С. 5-32.

120. Панфилов, В. 3. Язык, мышление, культура Текст. / В. 3. Панфилов // Вопросы языкознания. 1975. -№ 1. - С. 3-12.

121. Панфилов, В. 3. Гносеологические аспекты философских проблем языкознания Текст. / В. 3. Панфилов. М. Наука, 1982.

122. Перцов, Н. В. К проблеме инварианта грамматического значения. I Текст. / Н. В. Перцов // Вопросы языкознания. 1998. -№ 1. - С. 3-26.

123. Плоткин, В. Я. Грамматическая система в английском языке Текст. / В. Я. Плоткин. Кишинев: Штиинца, 1975.

124. Почепцов, О. Г. Языковая ментальность: способ представления мира Текст. / О. Г. Почепцов // Вопросы языкознания. 1990. - № 6. - С. 110122.

125. Радченко, О. А. Языковая картина мира и языковое миросозидание? Текст. / О. А. Радченко // Изв. АН СССР, Сер. Лит. и яз. 1990. Т. 49. -№5.-С. 444-450.

126. Рамишвили, Г. В. Вильгельм фон Гумбольдт основоположник теоретического языкознания Текст. / Г. В. Рамишвили // Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. - М.: Прогресс, 1984. - С. 5-33.

127. Рассудова, О. П. Употребление видов глагола в современном русском языке Текст. / О. П. Рассудова. М.: Русский язык, 1982.

128. Ремнева, М. Л. Литературный язык Древней Руси: Проблема нормы Текст. / М. Л. Ремнева. М.: Изд-во МГУ, 1988.

129. Романова, О. В. Модальные слова в современном английском языке. Дисс. канд. филол. наук Текст. / О. В. Романова. Пятигорск, 1997.

130. Русский язык конца XX столетия (1985 1995) Текст. / Отв. ред. Е. А. Земская. - М.: 2000.

131. Самохвалова, В. И. Сознание как диалогическое отношение Текст. / В. И. Самохвалова // М. М. Бахтин как философ. М. Наука, 1992. - С. 190-205.

132. Сатель, М. Э. О языковом варьировании и факторах его ограничения (на материале средств выражения будущих действий в современном английском языке). Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / М. Э. Сатель.-М., 1990.

133. Сахарова, Н. С. Развитие средств выражения проспективности (новоанглийский период). Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / Н. С. Сахарова. М., 1987.

134. Селиванова, Е. Е. Футурум в английском языке: понятийная категория и ее языковая репрезентация Текст. / Е. Е. Селиванова // Сб. науч. тр. / Московский гос. лингвист, ун-т. М., 2001. - Вып. 460. - С. 29-49.

135. Серебренников, Б. JI. К вопросу о «морфологизме» Текст. / Б. J1. Серебренников // Аналитические конструкции в языках различных типов. -М.-Л.: Наука, 1965.-С. 100-104.

136. Синагатуллин, И. М. О выражении будущего времени в английском и французском языках Текст. / И. М. Синагатуллин // Филологические науки. 1991.-№2.-С. 69-87.

137. Смирницкий, А. И. История английского языка. (Средний и новый период) Текст. / А. И. Смирницкий. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1965.

138. Соколов, А. В. Идеальное: проблемы и гипотезы Текст. / А. В. Соколов // Вопросы философии. 1987. - № 9. - С. 93-102.

139. Степанов, Ю. С. Альтернативный мир, дискурс, факт и принцип причинности Текст. / Ю. С. Степанов // Язык и наука конца XX в. М.: Наука, 1995.-С. 35-79.

140. Степанов, Ю. С. Различные образы языка в лингвистике XX в. Текст. / Ю. С. Степанов //Язык и наука конца XX в. М.: Наука, 19956. - С. 5-34.

141. Степанов, Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования Текст. / Ю. С. Степанов. М.: Шк. «Языки рус. кульутры», 1997.

142. Тарасова, Е. В. Грамматико-лексическое микрополе будущего в английском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук Текст. / Е. В. Тарасова.-Киев, 1976.

143. Тарланов, 3. К. Этнический язык и этническое видение мира Текст. / 3. К. Тарланов // Язык и этнический менталитет. Петрозаводск, 1995. -С. 5-12.

144. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологичекий аспекты Текст. / В. Н. Телия. М.: Шк. «Языки рус. кульутры», 1996.

145. Торсуева, И. Г. Контекст Текст. / И. Г. Торсуева // Большой энциклопедический словарь «Языкознание». М.: Большая российская энциклопедия, 2000. - С. 238-239.

146. Теория функциональной грамматики. Аспектуальность. Временная ло-кализованность. Таксис Текст.- Л.: Наука, 1987.

147. Тураева, В. 3. Лингвистика текста и категория модальности Текст. / В. 3. Тураева // Вопросы языкознания. 1994. - №3. - С. 105-111.

148. Угрюмова, М. А. К проблеме соотношения значений будущего и модальности (на материале средств отнесения действия к будущему в новоанглийский период XVI-XVII веков) Текст. / М. А. Угрюмова // Сб. науч. трудов МГПИИЯ. Вып. 132. 1978.-С. 130-139.

149. Угрюмова, М. А. Выражение будущих действий в английском языке XVI-XVIII вв. Автореф. дисс. . канд. филол. наук Текст. / М. А. Угрюмова. -М., 1981.

150. Урысон, Е. В. Языковая картина мира VS. обиходные представления (модель восприятия в русском языке) Текст. / Е. В. Урысон // Вопросы языкознания. 1998. - № 2. - С. 3-21.

151. Фичи Джусти, Ф. Видовые отношения а будущем времени в русском и в других славянских языках Текст. / Ф. Фичи Джусти // Труды Аспекто-логического семинара Филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.-М., 1997.-Т. 2.-С. 115-127.

152. Фрумкина, Р. М. Концептуальный анализ с точки зрения лингвиста и психолога (концепт, категория, прототип) Текст. / Р. М. Фрумкина // НТИ/ВИНИТИ. Сер. 2. 1992. № 3. - С. 1-8.

153. Фрумкина, Р. М. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология? Текст. / Р. М. Фрумкина // Язык и наука конца XX в. Сб. статей. -М.: Наука, 1995.-С. 74-117.

154. Хрисонопуло, Е. Ю. Когнитивный аспект варьирования форм Indefinite при выражении будущих действий Текст. / Е. Ю. Хрисонопуло // Квантитативная лингвистика и семантика. -2001. Вып. 3. - С. 200-206.

155. Цыганова, Т. Ф. Соотношение синтетических и аналитических форм глагола в древнерусском и современном русском языке: Дисс. . канд. филол. наук Текст. / Т. Ф. Цыганова. Саратов, 1999.

156. Человеческий фактор в языке: коммуникация, модальность, дейксис Текст.-М.: Наука, 1992.

157. Ченки, А. Семантика в когнитивной лингвистике Текст. / А. Ченки // Фундаментальные направления современной американской лингвистики. М., Эдиториал УРСС, 2002. - С. 340-369.

158. Шаумян, С. Абстракция в современной лингвистике Текст. / С. Шаумян//Логос. 1999. № 11.-С. 186-213.

159. Шендельс, Е. И. Грамматическая синонимия. Автореф. дисс. . д-ра филол. наук Текст. / Е. И. Шендельс. М., 1964.

160. Шендельс, Е. И. Категория времени в коммуникативном аспекте Текст. / Е. И. Шендельс // Сб. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. Вып. 272. Функционирование языковых единиц в коммуникативных актах. - М., 1986.-С. 71-77.

161. Штелинг, Д. А. Грамматическая семантика английского языка (Фактор человека в языке) Текст. / Д. А. Штелинг. М.: МГИМО, ЧеРо, 1996.

162. Штернеман, Р. К вопросу о методах исследования категории будущего времени Текст. / Р. К Штернеман // Вопросы языкознания. 1968. - № 5. -С. 91-101.

163. Этнопсихолингвистика Текст. / Отв. ред. Ю. А. Сорокин. -М.: Наука, 1989.

164. Яковлева, А. П. К истории форм будущего времени в древнерусском языке. Дисс. канд филол наук Текст. / А. П. Яковлева. -М., 1953.

165. Яковлева, Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира: модели пространства, времени и восприятия Текст. / Е. С. Яковлева. М.: Гнозис, 1994.

166. Яковлева, Е. С. Построение классификации показателей достоверности (на материале вводно-модальных слов) Текст. / Е. С. Яковлева // НТИ/ВИНИТИ. Сер. 2. Информ. процессы и системы. М., 1995. - № 11. - С. 29-33.

167. Ярцева, В. Н. Об аналитических формах слова Текст. / В. Н. Ярцева // Сб. докл. на открытом расширенном заседании Уч. Совета ин-та языкознания АН СССР, посвящен, дискуссии о языках различи, типов. Л., 1960.-С. 16-24.

168. Anderson, J. Some Proposals Concerning the Modal Verb in English Текст. / J. Anderson // Edinburgh Studies in English and Scots. London: Longman, 1971.-P. 69-120.

169. Austin, J. L. How to Do Things with Words. The William Lames lectures delivered at Harvard University. Oxford, New York: Oxford Univ. Press, 1992.

170. Bodelsen, C. A. The system governing the Use of the Future Shall and Will Текст. / С. A. Bodelsen // Bodelsen Studies, Essays and Papers presented to C. A. Bodelsen on his 70th birthday. Copenhagen: The Nature Method Centre, 1964.-P. 127-143.

171. Bonfante, G. The origin of the Russian periphrastic future Текст. / G. Bon-fante // Annuare de l'lnstitute de Philologie et d'Histoire orientale et slave. Universite Libre de Bruxelles. Vol. 10. 1950. P. 87-98.

172. Bybee, J. L. Cross-linguistic comparison and the development of grammatical meaning Текст. / J. L. Bybee, W. Pagliuca // Historical semantics. Historical word-formation. Berlin etc., 1985. - P. 59-83.

173. Bybee J. L. The evolution of future meaning Текст. / J. L. Bybee, W. Pagliuca // Papers from the 7th International conference on historical linguistics. Amsterdam, Philadelphia, 1987.-P. 109-122.

174. Bybee, J. L. The creation of tense and aspect systems in the languages of the world Текст. / J. L. Bybee, O. Dahl // Studies in language. Amsterdam, 1989.-Vol. 13,N 1.-P. 51-103.

175. Bybee J. L. The Evolution of grammar: Tense, Aspect and Modality in the Languages of the World Текст. / J. L. Bybee, R. D. Perkins, W. Pagliuca. -Chicago, 1994.

176. Chung, S. Tense, aspect and mood. Language Typology and Syntactic Description. Vol. Ill Текст. / S. Chung, A. Timberlake. Cambridge Univ. Press, 1985.

177. Close, R. A. Problems of Future Tense (1) Текст. / R. A. Close // English Language Teaching. Vol. 24. № 3. 1970. - P. 225-232.

178. Close, R. A. Problems of Future Tense (2) Текст. / R. A. Close // English Language Teaching. Vol. 25. № 1. 1970. - P. 43^9.

179. Coates, J. The semantics of modal auxiliaries Текст. / J. Coates. London: Croom Helm, 1983.

180. Comrie, B. On identifying future tenses Текст. / В. Comrie // Tempus -Aspekt Modus: die lexicalischen und grammatischen Formen in den ger-manischen Sprachen. - Tubingen: Niemayer, 1989. - P. 51-63.

181. Dahl, T. Shall and Will. Some Remarks on Present-Day Usage Текст. / Т. Dahl // A Grammatical Miscellany Offered to 0. Jespersen. Copenhagen: Levin, Munksgaard; London: Allen & Unwin, 1930. P. 261-273.

182. Davidsen-Nielsen N. Has English a future? : Remarks on the future tense Текст. / N. Davidsen-Nielsen // Acta linguistica Hafniensia. Copenhagen, 1988.-Vol. 21, N 1.-P. 5-20.

183. Declerk, R. Tense in English: Its Structure and Use in Discourse Текст. / R. Declerk. London: Routledge, 1991.

184. Dijk, T. A. van. Studies in the pragmatics of discourse Текст. / Т. A. van Dijk. The Hague etc.: Mouton, 1981.

185. Diver, W. S. The Modal System of English Verb Текст. / W. S. Diver // Word. Vol. 20. 1964. № 3. - P. 322-352.

186. Ehrman, M. E. The Meanings of Modals in Present Day American English Текст. / M. E. Ehrman. The Hague: Mouton, 1966.

187. Fleischmann, S. The future in thought and language: Diachronic evidence from Romance Текст. / S. Fleischmann. Cambridge, 1982.

188. Fries, С. С. The periphrastic future with shall and will in modern English Текст. / С. С. Fries // Publications of the Modern English Association of America. 1925. - Vol. 40. - P. 963-1024.

189. Fries, С. C. The expression of future Текст. / С. С. Fries // Language. -1927. N3.-P. 87-95.

190. Grenoble, L. Tense, mood, aspect: The future in Russian Текст. / L. Grenoble // Russ. Linguistics. Dordrecht; Boston, 1989. - Vol. 13, N 2. - P. 97-110.

191. Grenoble, L. The imperfective future tense in Russian Текст. / L. Grenoble // Word. N.Y., 1995. - Vol. 46, N 2. - P. 183-205.

192. Grice, H. P. Logic and Conversation Текст. / H. P. Grice // Syntax and Semantics 3: Speech Acts. -N.Y., San Francisco, London: Academic Press, 1975.

193. Haegeman, L. The Semantics of Will in Present-day British English: A Unified Account Текст. / L. Haegeman. Brussels: Paleis der Academien, 1982.

194. Haegeman, L. Be Going to and Will', a pragmatic account Текст. / L. Haegeman // Journal of Linguistics. Vol. 25. 1989. - P. 291-317.

195. Hopper, P. J., Traugott E. C. Grammaticalization Текст. / P. J. Hopper, E. C. Traugott. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1993.

196. Huddleston, R. The case against a Future tense in English Текст. / R. Huddle-ston // Studies in language. Amsterdam, 1995. - Vol. 19, N 2. - P. 399-446.

197. Jespersen, O. A Modern English Grammar on Historical Principles, Part IV; Syntax, Vol. Ill: Time and Tense Текст. / О. Jespersen. Copenhagen: Munksgaard; London: Allen & Unwin, 1931.

198. Joos, M. The English Verb: Form and Meaning Текст. / M. Joos. The University of Wisconsin Press, 1964.

199. Kalogjera, D. Shall-Future and Time Specification Текст. / D. Kalogjera // Studia Romanica et Anglica Zagrabiensia. Vol. 25-26.1968. - P. 121-129.

200. Kruisinga, E. A. A Handbook of Present-Day English. Part 2. English Accidence and Syntax. Vol. I Текст. / E. A. Kruisinga. Croningen; Noordhoff, 1926.

201. Lakoff, R. Tense and its relation to participants Текст. / R. Lakoff // Language. Vol. 46. 1970. - P. 838-849.

202. Langacker, R. W. Foundations of Cognitive Grammar Текст. / R. W. Lan-gacker. Bloomington (Indiana), 1983.

203. Leech, G. N. Towards a Semantic Description of English Текст. / G. N. Leech. London: Longman, 1969.

204. Leech, G. N. Meaning and the English Verb Текст. / G. N. Leech. London: Longman, 1971.

205. Lyons, J. Semantics. In 2 vols. Текст. / J. Lyons. Cambridge, London, N.Y., Melbourne: Cambridge Univ. Press, 1977.

206. Martin, W. A Frequency Note on the Expression of Futurity in English Текст. / W. Martin, J. Weltens // Zeitschrift fur Anglistik und Amerikanistik. Vol. 21. Jg. 3. Leipzig, 1973. P. 289-299.

207. Mcintosh, A. Prescriptive Statements Текст. / A. Mcintosh // In Memory of J. R. Firth. London: Longman, 1966.

208. Matthiessen, C. A response to Huddleston's review of Halliday's Introduction to Functional Grammar Текст. / С. Matthiessen, J. R. Martin // Occasional Papers in Systemic Linguistics. Vol. 5. 1991. - P. 5-74.

209. Nehls, D. Modality and the expression of future time in English Текст. / D. Nehls // IRAL. Heidelberg, 1988. - Vol. 26, N 4. - P. 295-307.

210. Okamura, Y. The grammatical status of pure future 'will' and the category of future form Текст. / Y. Okamura // Studia linguistica. Malmo, 1996. -A. 50. N 1.-P. 35-49.

211. Palmer, F. R. The English Verb Текст. / F. R. Palmer. London: Longman, 1974.

212. Palmer, F. R. Modality and the English Verb Текст. / F. R. Palmer. -London, N. Y.: Longman, 1979.

213. Palmer, F. R. The English Verb Текст. / F. R. Palmer. 2nd ed. London; N.Y.: Longman, 1987.

214. Prior, A. N. Past, Present, and Future Текст. / A. N. Prior. Oxford: Clarendon, 1967.

215. Quirk, R. et al. A Comprehensive Grammar of the English Language Текст. / R. Quirk, S. Greenbaum, G. Leech, J. Svartvik. London: Longman, 1972.

216. Roberts, P. Understanding Grammar Текст. / P. Roberts. N.Y., Evanston, London: Harper & Row, 1964.

217. Sorensen, H. S. Squinting grammar and the number of tenses in English Текст. / H. S. Sorensen // Linguistic and Literary Studies in Honour of Archibald A. Hill. Part II. The Hague: Mouton, 1978. - P. 111-116.

218. Strang, В. M. H. Modern Linguistic Structure Текст. / В. M. H. Strang. -London: Edward Arnold Ltd., 1968.

219. Taglicht, J. The genesis of the controversial rules of shall and will Текст. / J. Taglicht // English Studies. Vol. 51. 1970. - P. 193-213.

220. Twaddell, W. The English Verb Auxiliaries Текст. / W. Twaddell. Providence: Brown Univ. Press, 1968.

221. Ultan, R. The nature of future tenses Текст. / R. Ultan // Universals of human language, Vol. 3: Word structure, ed. by Joseph H. Greenberg. Stanford, 1978.-P. 83-123.

222. Visser, F. Th. An Historical Syntax of the English Language. Vol. III. Part I Текст. / F. Th. Visser. Leiden: Brill, 1969.

223. Wekker, H. Chr. The expression of future time in contemporary British English: An investigation into the syntax and semantics of five verbal constructions expressing futurity Текст. / H. Chr. Wekker. Amsterdam, N.Y., Oxford: North-Holland, 1976.

224. Wiese, P. A Functional Approach to Seven Future Tenses in English // Papers in Language and Linguistics Текст. / P. Wiese. New-Dehli, 1986. -Vol. l.-P. 139-144.2291. СПИСОК СЛОВАРЕЙ

225. АСРЯ Словарь русского языка в 4-х т Текст. - М.: Изд-во АН СССР, 1985-1988.

226. Ожегов С.И. Словарь русского языка Текст. М.: Русский язык, 1987.

227. Толковый словарь русского языка в 4-х т. Текст. / под ред. Д. Ушакова. -М: Терра, 1996.

228. SOED The Shorter Oxford English Dictionary on historical principles in 2 vol. Текст. - Oxford, 1964.

229. Webster's Third New International Dictionary of the English Language. Unabridged with Seven Language Dictionary. In 3 vol. Текст. Chicago; L.; Paris: Encyclopaedia Britannica, 1993.1. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

230. Аксенов AM Аксенов, В. Апельсины из Марокко Текст. / В. Аксенов. -М.: ЭКСМО-Пресс, 2005.

231. Аксенов ОК Аксенов, В. Остров Крым Текст. / В. Аксенов. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.

232. Астафьев ПУ-1 Астафьев, В. Прокляты и убиты. Книга 1 Текст. / В. Астафьев // Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 10. - Красноярск, "Офсет", 1997.

233. Астафьев ПУ-Н Астафьев, В. Прокляты и убиты Книга 2 Текст. / В. Астафьев // Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 11. - Красноярск, "Офсет", 1997.

234. Владимов Владимов, Г. Верный Руслан (История караульной собаки). Повесть Текст. / Г. Владимов // Знамя. - 1989. -№ 2. - С. 5-80.

235. Гранин Гранин, Д. Иду на грозу Текст. / Д. Гранин. - М.: "Молодая гвардия", 1966.

236. Гроссман Гроссман, В. Жизнь и судьба Текст. / В. Гроссман. - М., "Книжная палата", 1990.

237. Домбровский Домбровский, Ю. Факультет ненужных вещей Текст. / Ю. Домбровский. -М.: "Книжная палата", 1990.

238. Дудинцев Дудинцев, В. Белые одежды Электронный ресурс. / В. Дудин-цев. - http://lib.ru/proza/dudincew/odezhdy.txt

239. Ю.Ефремов Ефремов, И. Лезвие бритвы Электронный ресурс. / И Ефремов. -http://lib.ru/efremow/lezvie.txt

240. П.Кабаков Кабаков, А. Последний герой Электронный ресурс. / А. Кабаков. - http://lib.ru/kabakow/lasthero.txt

241. Катаев Катаев, В. П. Белеет парус одинокий. Хуторок в степи Текст. / В. П. Катаев. - М., Советский писатель, 1987.

242. Приставкин Приставкин, А. Ночевала тучка золотая Электронный ресурс. / В. Приставкин. - http://lib.ru/proza/pristawkin/tuchka.txttxt

243. Н.Распутин ДМ Распутин, В. Деньги для Матрены Электронный ресурс. / В. Распутин. - http://lib.ru/proza/rasputin/dengi.txt

244. Распутин ПМ Распутин, В. Прощание с Матерой Электронный ресурс. / В. Распутин. - http://lib.ru/PROZA/RASPUTIN/matera.txt

245. Солженицын ВКП Солженицын, А. В круге первом. Роман. Книга 1 Электронный ресурс. / А Солженицын. - http://lib.ru/proza/soIzhenicyn/ vkpl.txt

246. П.Солженицын РК Солженицын, А. Раковый корпус. Повесть Текст. / А. Солженицын. - М., Новый мир, 1991.

247. Adams, Douglas The Hitchhiker's Guide to the Galaxy Электронный ресурс. / A. Douglas. http://www.douglasadams.com/creations/hhgg.html

248. Burgess Burgess, Antony. Clockwork Orange Электронный ресурс. / A. Burgess. - www.abc.english.grammar.com/download/BurgessClockwork Or-ange.zip.

249. Chesterton Chesterton, G. K. The Man Who Was Thursday, a nightmare Электронный ресурс. / G. К. Chesterton. - http://www.gutenberg.org/dirs/ etext99/tmwhtl O.txt21 .Clarke Clarke, A. 2001: A Space Odyssey Текст. / A. Clark. - London, 1968.

250. Golding Golding, W. Lord of the Flies Электронный ресурс. / W. Golding. -www.abc.english.grammar.com/download/GoldingLordoftheFlies.zip.

251. Greene HF Greene, Graham. The Human Factor Текст. / G. Greene. - London: «Penguin Books», 1980.

252. Greene PG Greene, Graham. Power and Glory Текст. / G. Greene. - London: «Penguin Books», 1964.

253. Forsyth Forsyth, F. The ODESSA File Текст. / F. Forsyth. - London: Don-ington, 1972.

254. Lewis Lewis, C. S. Mere Christianity Электронный ресурс. / С. S. Lewis. -http://lib.ru/lewiscl/mereengl.txt

255. Murdoch SC Murdoch, Iris. The Sandcastle Текст. / I. Murdoch. - Penguin Books, 1978.

256. Murdoch WC Murdoch, Iris. A Word Child Текст. / I. Murdoch. - London: Random House, 2002.29.0rwell Orwell, George. Nineteen Eighty-Four Текст. / G. Orwell. - London: «Penguin Books», Harmondsworth, 1964.

257. Priestley Priestley, J. B. Time and the Conways Электронный ресурс. / J.B. Priestley. - http://www.franklang.ru/ site/get/?id=l 132&Priestley TIME%20A ND%20THE %20CONWA YSbilingua.zip.

258. Snow Snow, C. P. The Masters Текст. / С. P. Snow. - London: «Penguin Books», 1961.

259. Waugh Waugh, Evelyn. Officers and Gentlemen Текст. / E. Waugh. - London: «Penguin Books», 1967.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 276271