Антисоветские воинские формирования в годы второй мировой войны тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Окороков, Александр Васильевич

Диссертация и автореферат на тему «Антисоветские воинские формирования в годы второй мировой войны». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 105786
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Окороков, Александр Васильевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
479

Оглавление диссертации доктор исторических наук Окороков, Александр Васильевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Историография проблемы и характеристика источников

§ 1.Историография проблемы.:.

§ 2.Характеристика источниковой базы исследования.

ГЛАВА 2. Военно-политические и организационные основы функционирования антисоветских воинских формирований

§ 1.Предпосылки и причины создания восточных формирований.

§ 2. Белоэмигрантские воинские формирования в годы второй мировой войны.

§ 3. Национальные воинские формирования в вооруженных силах третьего рейха.•.

§ 4. Антисоветские формирования в системе германских спецслужб и войск СС.

ГЛАВА 3. Совершенствование организационной структуры и подготовки личного состава восточных формирований.

§ 1. Развитие органов военного управления восточных формирований.

§ 2. Организация боевой подготовки в частях и соединениях добровольческих формирований.

§ 3. Система подготовки пропагандистских кадров из числа советских коллаборационистов.:.

ГЛАВА 4. Создание Комитета освобождения народов России и его роль в военной политике Германии.

§ 1. Объединение антисоветских сил под руководством КОНР.

§ 2. Комитет освобождения народов России как высший военнополитический орган коллаборационистов.

§ 3. Формирование ВС КОНР и их боевая деятельность.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Антисоветские воинские формирования в годы второй мировой войны"

Важнейшей задачей российской исторической науки на современном этапе является воссоздание объективной и полной истории нашего государства, исторический путь которого в XX веке изобиловал крутыми и драматическими поворотами, сопровождался крупными социально-политическими потрясениями. Однако только теперь, в условиях демократизации многих сторон жизни общества стало возможным изучать и анализировать недоступные прежде или искаженные сиюминутной конъюнктурой исторические проблемы.

В русле новых подходов к изучению пройденного страной исторического пути немаловажное значение приобретает исследование коллаборационизма советских граждан в годы второй мировой войны, особенно военно-политических и организационных основ функционирования антисоветских воинских формирований из числа граждан СССР в 1939-1945 гг.

Отношение к данной теме может быть различным, но коллаборационизм явление - свершившийся исторический факт, незнание которого обедняет российскую историческую науку. Появление сотен тысяч советских коллаборационистов в годы второй мировой войны - беспрецедентное явление в истории народов России. И уже только по этой причине оно требует всестороннего и объективного научного исследования и всестороннего анализа.

Мероприятия, проводившиеся в рамках так называемого Русского освободительного движения (РОД), носили не только военный, но и политический характер. Учреждение Комитета освобождения народов России (КОНР), фактически претендовавшего на роль альтернативного антисоветского правительства, создание вооруженных сил КОНР на правах союзнической Германии армии (28 января 1945 г.), провозглашение Манифеста КОНР (14 ноября 1944 г.) - политической программы РОД свидетельствуют о попытке 4 объединения всех антисоветских сил из числа белоэмигрантов и представителей народов, населявших СССР. Все сказанное требует пристального внимания и анализа со стороны ученых - историков, ибо эта проблема недостаточно разработана в отечественной исторической науке, а вопрос о деятельности антисоветских воинских формирований является наименее изученным в исторической науке.

Ни ранее, ни сейчас не вызывает сомнений тот факт, что СССР внес решающий вклад в победу над фашизмом. Как бы ни пытались некоторые современные отечественные и западные историки переосмыслить события минувшей войны, бесспорным остается вывод о том, что вторая мировая война стала для народов СССР поистине Отечественной. В то же время ни в одной стране, подвергшейся германскому нашествию, не нашлось столь значительного количества людей, надевших форму вражеской армии и в той или иной степени принявших участие в войне фактически против собственного государства и его союзников.

Актуальность исследования обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, назрела необходимость осуществить научный анализ коллаборационизма советских граждан, исследовать его социально-политические корни, военно-политические и организационные основы функционирования антисоветских воинских формирований в составе вооруженных сил Германии в годы второй мировой войны, так как данная проблема является одной из наименее изученных в исторической литературе.

Во-вторых, исследование указанной темы дает возможность более аргументированно и предметно вести дискуссии с историками западных стран по проблемам советского коллаборационизма в 1939-1945 гг. Надо заметить, что в последнее время возросло количество необъективных научных исследований и публикаций, в которых налицо запрограммированность 5 освещения этой проблемы исключительно в мрачных тонах.

В-третьих, глубокое изучение проблемы коллаборационизма позволяет ввести в научный оборот новые, неизвестные еще научной общественности документы высших государственно-политических органов СССР, немецкого верховного командования. Это существенно дополнит источниковую базу по проблеме коллаборационизма советских граждан, позволит объективно представить предпосылки, раскрыть причины возникновения данного феномена, создания и деятельности восточных формирований в годы второй мировой войны. Все это бесспорно обеспечит приращение исторических знаний в рассматриваемой области.

В-четвертых, назрела настоятельная необходимость более подробного изучения тех особенностей создания и деятельности Комитета освобождения народов России, которые до сих пор являются предметом споров и не всегда объективно оцениваются как отечественными, так и западными историками. В первую очередь это относится к объединению антисоветских сил под руководством КОНР, формированию вооруженных сил КОНР и их боевой деятельности. Воссоздание максимально полной и объективной картины создания и функционирования Комитета освобождения народов России под руководством А.А.Власова позволит получить более глубокое представление об этой организации и ее роли в военной политике Германии на заключительном этапе второй мировой войны.

В-пятых, исследование темы дает возможность открыть новые страницы в биографиях ряда государственных деятелей СССР. Достаточно назвать имена тех, кто в тот период непосредственно стоял во главе государственно-политического руководства страны, а именно: Л.П.Берии, Н.А.Булганина, Н.Я.Вознесенского, А.Я.Вышинского, Ф.И.Голикова, Г.К.Жукова, В.Н.Меркулова, И.А.Серова, И.В.Сталина и др.

В-шестых, весьма важно без искажений и фальсификаций изучить 6 особенности политики немецкого верховного командования и высшего государственного руководства третьего рейха по отношению к советским коллаборационистам и восточным формированиям в период второй мировой войны, ее динамику в 1939-1945 гг. Сложность и неоднозначность содержания политического курса государственного и военного руководства Германии в вопросах применения антисоветских воинских формирований в составе вермахта и войск СС против СССР и его союзников создавали трудности на пути мероприятий, проводившихся А.А.Власовым и его окружением в целях создания союзнической Германии армии - Русской освободительной армии.

Таким образом, раскрытие данной темы на основе введения в научный оборот новых архивных документов и материалов, а также теоретическое обобщение полученных результатов исследования, их использование в учебно-воспитательном процессе свидетельствует об актуальности и значимости исследования, представляют собой решение крупной научной проблемы, имеющей важное политическое и практическое значение для отечественной исторической науки и формирования исторических знаний у военных кадров российской армииЛ

Степень научной разработанности проблемы.

В отечественной историографии проблема советского коллаборационизма долгие годы была окружена плотной стеной умолчания. Официальное признание в исторической науке получили лишь такие аспекты проблемы, как: жизнь и быт советских военнопленных в нацистских лагерях и их борьба в европейском движении Сопротивления; использование труда советских граждан, угнанных в Германию, в промышленности и сельском хозяйстве страны; антифашистское движение немецких солдат и офицеров в лагерях НКВД.

Неоднократные попытки историков исследовать деятельность антисоветских структур в годы второй мировой войны, изучить и 7 проанализировать военно-политические и организационные основы Русского освободительного движения наталкивались на ожесточенное сопротивление партийно-государственного руководства СССР, которое вплоть до августа 1991 г. запрещало публикацию документов по этому вопросу, поскольку все они имели закрытый характер, относились к строгим государственным секретам.

Отсутствие источниковой базы и соответственно объективной информации привело к тому, что до начала 90-х годов проблема участия советских граждан и представителей русской эмиграции в войне на стороне Германии, деятельность антисоветских воинских формирований в рассматриваемый период не являлись объектом научного исследования. Советская, а также российская историография пока не имеет специального труда, посвященного комплексному анализу «советского коллаборационизма» в годы второй мировой войны. Это дает основание выбрать указанную проблему в качестве диссертационного исследования на соискание ученой степени доктора исторических наук.

Объектом исследования является коллаборационизм советских граждан в годы второй мировой войны как социально-политическое и военное явление.

Предметом исследования выступает деятельность антисоветских воинских формирований в 1939-1945 гг.

Методологические основы исследования. В диссертационном исследовании автором использованы теоретические положения видных представителей отечественной и зарубежной исторической и философской мысли о войне и армии, роли вооруженных сил в социально-политической жизни общества, объективной необходимости использования опыта практической деятельности как советских, так и германских государственных и военных органов в интересах достижения определенных военно-политических целей. 8

При написании диссертации автор руководствовался основными принципами исторической науки: историзма, объективности, научного и социального подхода. Кроме того, были использованы общенаучные методы -логический и классификационный, а также социально-исторические -хронологический, периодизации, актуализации и др. Это методы изложены в трудах отечественных ученых по теории методологии, историографии и библиографии. В ходе работы автор стремился рассматривать все вопросы с учетом ряда требований, а именно:

- выявлять объективные закономерности, определившие цели и содержание движения, получившего название - Русское свободительное движение;

- рассматривать каждый исторический факт не в отдельности, а во взаимосвязи с другими, выявлять причинно-следственную связь между историческими явлениями, анализируя их совокупность;

- опираться при проведении исследования на конкретные факты и исторические события в их истинном содержании и значении, не искажая их смысл, не вырывая из контекста исторических документов, не подгоняя из конъюнктурных соображений под заранее выработанную концепцию;

- изучать все аспекты проблемы с учетом конкретно-исторической обстановки и социально-политической ситуации как в Советском Союзе, так и в Германии;

- исследовать проблему комплексно, во всей ее многогранности и противоречивости;

- при анализе формирования антисоветских воинских частей из числа советских граждан учитывать не только материальные факторы, которые являлись центральными при освещении проблемы до недавнего времени, но и факторы политические, правовые, личностные и др.

Рассматривая методологию как систему определенных подходов и 9 методов изучения поставленной научной проблемы, автор применил некоторые методы в своем исследовании. Основная цель оптимального сочетания исторических и философских методов при разработке диссертации заключалась в том, чтобы с помощью исторических методов исследования более полно раскрыть содержание военно-политической деятельности антисоветских структур в годы второй мировой войны как конкретного исторического явления, а с помощью философских методов проанализировать ее сущностный аспект.

Метод системного анализа позволил рассмотреть деятельность антисоветских воинских структур как сложную систему военно-политических, военно-экономических, социальных и военных отношений, подчиненных общей цели и тесно взаимосвязанных.

Изучая проблему на основе конкретных событий, явлений и фактов, автор следовал от конкретного к абстрактному, что позволило определить общие тенденции, характерные черты и особенности, содержание и динамику политики, проводившейся в области формирования антисоветских сил, как сложного и противоречивого исторического явления.

Анализ проблемы от абстрактного к конкретному дал возможность определить степень влияния германских государственных и военных органов на создание и развитие Русского освободительного движения, а также на объединение всех антисоветских сил под эгидой КОНР.

Применение диахронного метода способствовало выявлению отдельных этапов деятельности антисоветских воинских формирований в исследуемый период, их хронологических рамок и особенностей.

Синхронный подход позволил автору выявить общие характерные черты и специфику всего периода деятельности антисоветских воинских формирований.

С помощью методов системного анализа, диахронии и синхронии удалось

10 выбрать наиболее рациональную, по нашему мнению, логическую структуру изложения материала диссертации. В ее основе - проблемно-хронологический подход, позволяющий рассматривать военно-политический аспект советского коллаборационизма в диалектическом единстве, не прерывая естественной хронологической последовательности.

При работе над темой диссертант столкнулся с некоторыми научными публикациями, в которых исследуемая проблема освещалась с существенными купюрами фактологического материала и в которых превалировали идеологические штампы, конъюктурные теоретические выводы. Автор стремился, однако использовать все то положительное, что было достигнуто в отечественной исторической науке по рассматриваемому вопросу.

В работе существенное значение имело применение метода сопоставительного анализа. Сравнение объективных знаний, накопленных по проблеме исследования в рамках различных научных направлений и концепций отечественной и зарубежной историографии, не только обеспечило более полное и объективное воссоздание истории военно-политической деятельности антисоветских воинских формирований, но и выявило спорные вопросы, требующие дальнейшего изучения. Это позволило уйти от имевшей место в советской исторической науке не лучшей традиции определять содержание и смысл исторического прошлого исключительно потребностями дня сегодняшнего. Для исследуемой проблемы сказанное особенно актуально, так как деятельность антисоветских воинских формирований в 1941-1945 гг. в настоящее время стала объектом пристального внимания мировой исторической общественности. Вопросам коллаборационизма посвящаются международные исторические конференции, фундаментальные научные труды. Тема находится в поле зрения политиков и военных, наконец, она затрагивает государственные интересы целого ряда стран на Европейском континенте.

Принципиальный подход автора заключается в том, что деятельность

11 антисоветских формирований в годы второй мировой войны и обусловленные ею социально-политические, экономические и правовые отношения видятся им как объективный исторический факт, подлежащий всестороннему и глубокому научному исследованию, и на использование этого явления не должна оказывать влияния политическая конъюнктура.

Цель исследования - осуществление комплексного анализа советского коллаборационизма как социально-политического и военного явления, выявление его социально-политических корней, а также анализ деятельности антисоветских воинских формирований в составе вооруженных сил Германии в исследуемый период.

Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:

1. Исследовать социально-политические корни советского коллаборационизма, основные причины и предпосылки создания восточных формирований.

2. Раскрыть основные этапы формирования политики Германии по отношению к советским коллаборационистам и воинским формированиям из числа бывших советских граждан и представителей белой эмиграции, ее динамику в 1941-1945 гг.

3. Рассмотреть организационно-пропагандистские мероприятия германского военного и государственного руководства по созданию и развитию антисоветских воинских формирований, раскрыть эволюцию взаимоотношений между ними в годы войны.

4. Проследить историю становления и развития национальных легионов и добровольческих воинских формирований в составе вермахта и войск СС, показать зависимость функционирования антисоветских формирований от восточной политики Германии.

5. Рассмотреть основные направления деятельности немецкого

12 верховного командования по совершенствованию организационной структуры и обучению личного состава восточных формирований.

6. Исследовать причины и необходимость создания Комитета освобождения народов России и его вооруженных сил, показать их роль в военной политике Германии на заключительном этапе Великой Отечественной войны.

7. Изучить проблему репатриации советских граждан, воевавших на стороне Германии, против армий союзных держав в так называемых восточных войсках, и их послевоенную судьбу.

8. Дать международно-правовую оценку рассматриваемому социально-политическому явлению - советскому коллаборационизму, деятельности антисоветских воинских формирований в годы второй мировой войны, определить военно-политические и организационные основы их функционирования в исследуемый период.

Цель и задачи исследования определили соответствующую структуру диссертации. Она состоит из введения, четырех глав и заключения. Диссертация имеет также список источников и приложения.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Окороков, Александр Васильевич

Выводы

Таким образом, оформление в конце войны Комитета освобождения народов России и его вооруженных сил практически завершили консолидацию антисоветских сил, вступивших в вооруженную борьбу на стороне нацистской Германии. Этот акт, в большей степени инспирированный немецким руководством и уже не армейскими структурами, а партийными органами, стал возможен лишь в связи с общей военной обстановкой на германо-советском фронте.

Для немецкого руководства создание КОНР и его вооруженных сил стало последней попыткой извлечь максимальную выгоду из восточных частей. Если на первом этапе их развития они еще оправдывали свое назначение как в тыловых районах, так и на фронте, то с ухудшением военного положения их использование становилось все более затруднительным. Приближающийся конец войны, деморализация «добровольческих» частей, связанная с осознанием бессмысленности борьбы,

330 активизировавшаяся советская пропаганда сказывались на боеспособности и благонадежности в целом этих частей.

Именно такое положение заставило германское командование искать новые пути использования антисоветских воинских формирований. Наряду с политико-пропагандистскими замыслами главного управления СС создание крупных и более приспособленных к боевым действиям на фронте частей (в сравнении с батальонами и ротами) было жизненно необходимо. Конечно, использование восточных частей в качестве «пушечного мяса» не могло изменить хода войны и даже, как показали дальнейшие события, отодвинуть срок краха Германии.

Для многих же советских граждан и представителей белой эмиграции, по тем или иным причинам оказавшихся в рядах РОД, организация КОНР стала последней надеждой на благополучный исход в сложившейся ситуации и в какой-то степени моральным оправданием своих действий.

331

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема коллаборационизма советских граждан в годы второй мировой войны долгое время находилась за плотной стеной умолчания, а если и освещалась в отечественной исторической науке, то односторонне и неполно. Однако справедливо говорят, что можно переписать учебники истории, но нельзя изменить прошлого. Без знания данной проблемы невозможен объективный анализ политики как Германии, так и Советского Союза в предвоенный и военный периоды. Кроме того, незнание вопроса, связанного с советским коллаборационизмом не дает полного ответа и на историю проблемы антисоветского движения в послевоенный период, что в свете сегодняшних политических изменений имеет весьма актуальное значение.

Коллаборационизм советских граждан - явление многогранное, связанное в значительной степени с социально-политическими изменениями в нашей стране, наступившими после октября 1917 года. Анализ социально-политических предпосылок возникновения советского коллаборационизма показывает, что гражданская война, репрессивная политика органов новой власти по отношению к классовым врагам, проведение жестокой и зачастую насильственной экономической и социальной политики (расказачивание, раскулачивание, коллективизация и т.п.) стали почвой для формирования в обществе значительной прослойки людей, недовольных и ненавидящих советскую власть.

Однако процент "обиженных" властью в рядах так называемого Русского освободительного движения , на наш взгляд, составлял не столь уж значительную цифру, в сравнения с той, которая преподносилась в советской (до - перестроечной) исторической литературе. Необходимо заметить, что реакция на оккупацию Германией на различных советских территориях была

332 неодинаковой. Германские войска «как освободители от большевизма» были встречены в основном на территориях Крыма, Кавказа, казачьих землях и в Прибалтике. Это неудивительно. Народы, населявшие данные районы, подверглись в наибольшей степени «перекройке» в области исторических социально-культурных традиций. Резкое нарушение многовекового уклада жизни и отношений в обществе, закрепившихся к началу XX века как своего рода «национальный характер», не могло не вызвать ответной реакции на происходящее. По подсчетам автора, численность коллаборационистов в Эстонии составила 83,8 % от общего числа трудоспособных мужчин, в Латвии - 48 %, Литве - 7,5 %, Грузии - 4,4 %, Армении - 9,8 %, Азербайджане - 7,8 %. Состав этой части советских коллаборационистов, как показывает исследование, равняется примерно 20 % от общего количества. Очевидно, эта часть, составлявшая костяк карательных, полицейских и антипартизанских отрядов, была ударной силой в ^Русском освободительном движении .

Однако едва ли можно говорить о единстве политических взглядов указанной группы коллаборационистов. Их объединяла не идея «новой России», а лютая ненависть ко всему, что было связано с определением «советское», включая и население Советского Союза.

Вторая и наиболее значительная часть советских коллаборационистов сформировалась из числа военнослужащих Красной Армии, оказавшихся в немецком плену. В этой связи хотелось бы указать на несостоятельность утверждений западных авторов о добровольной сдаче в первый год войны сотен тысяч бойцов и офицеров Красной Армии в немецкий плен по политическим мотивам. Такое мнение противоречит многочисленным фактам проявления героизма советских солдат и офицеров. Даже действия офицеров, позднее попавших в плен и впоследствии бывших в руководстве РОА, которые выходили с боями из окружения в течение недель и месяцев, весьма красноречиво говорят об отсутствии политических мотивов у многих

333 военнопленных, ставших коллаборационистами. Трудно представить, чтобы человек, желавший сдаться в плен, обрекал себя на дополнительные лишения. Безусловно, названные факты имели место, но, по всей видимости, не в таких масштабах, о которых твердили министерство Геббельса и послевоенные западные антисоветские службы.

В последние годы проблеме выживания в экстремальных условиях психологами уделяется значительное внимание. Некоторые специалисты говорят о наличии некоего психологического рубежа, переступая который человек (находящийся, в частности, в концлагере) теряет не только способность к анализу происходящих событий, но и контроль над своими действиями. Его сознание поглощено лишь желанием жить. В таком состоянии действенна любая, даже простейшая агитация. На это, по всей видимости, и рассчитывали германские пропагандистские службы. Умелое варьирование фактами и вымыслами о безграмотном, сознательно-преступном командовании советских военачальников, о массовых расстрелах солдат, не желающих воевать, о заградительных отрядах НКВД и т.п. находило благодатную почву в сознании измученных и обреченных на смерть военнопленных. Ужасающие условия существования в концлагерях заставляли людей искать пути, чтобы выжить.

Немецкая же пропаганда ярко преподносила пленным красноармейцам конкретного «виновника» их трагедии, подкрепляла свою информацию убийственными с точки зрения пропаганды сталинскими приказами (№ 270 и № 227).

Добровольцы» на службе вермахта, как показывает исследование, составляли около 60 % от общего числа советских коллаборационистов.

Особое место в сотрудничестве с внешним врагом СССР в лице Германии занимают воинские формирования из числа русской белой эмиграции. Для них вторая мировая война стала как бы продолжением

334 гражданской войны. Однако и в данном случае прослеживается несколько причин, связанных с переходом эмигрантов на сторону Германии. В первую очередь это сложившаяся на кануне войны политическая обстановка в той или иной стране, где были русские эмигранты. Например, наибольший процент военнослужащих-эмигрантов в русском корпусе и полку «Варяг» дала Югославия. В предвоенный период именно в Югославии сложилась неблагоприятная обстановка для русских эмигрантов. Здесь вспыхнуло коммунистическое восстание. "Белые", как классовые враги, подверглись гонению и уничтожению. По ряду сведений, во время коммунистического выступления было убито около 200 русских эмигрантов. Такая ситуация требовала или немедленной эмиграции в другие страны, что было возможно лишь для состоятельных русских, или объединения в воинские формирования под командованием своих хорошо известных и авторитетных русских офицеров и генералов.

Однако и в данном случае говорить о единстве политического мировоззрения у "белых" участников антисоветской борьбы на стороне Германии не приходится. Ошибочно также утверждение многих советских авторов о монархических взглядах "белых". Спектр политических убеждений в среде русской эмиграции был широк. Большее же число военнослужащих белоэмигрантских воинских формирований не имело их вообще. Да и Россия для них определялась уже не территориальным признакам, а внутренним ощущением. Для молодого поколения, рожденного за рубежом, но воспитанного в русском национальном духе, страна отцов была «жар-птицей». Старшее поколение жило ностальгическими воспоминаниями о прекрасной жизни. Говорили о служении Отечеству, о том, что революция, в миг превратила их из блестящих офицеров в рабочих на шахтах или шоферов такси.

Вместе с тем важно отметить, что готовность белой эмиграции и части

335 советских граждан активно бороться против советской власти и сталинского режима разбивалась о жесткую политику Германии в отношении славянских народов. Триумфальное шествие немецкой армии по Европе не подразумевало какую-либо помощь от народов «низшей расы». Такая ситуация продолжалась до тех пор, пока потери в германской армии не стали ощутимыми. С этого момента в обход официальной политики национал-социалистической партии стали появляться первые «добровольные помощники» из числа советских граждан.

Эволюцию антисоветских воинских формирований из числа советских граждан можно разделить на 3 этапа.

Первый этап (июнь 1941 г. - сентябрь 1943 г.) характеризовался медленным, но постепенно набирающим ускорение процессом вовлечения в сферу деятельности вермахта белоэмигрантов и советских граждан. Их привлечение было связано отнюдь не с желанием нацистского руководства предоставить возможность "освободительной борьбы с большевизмом" самим русским, а оно диктовалось прагматическими соображеними - использовать белоэмигрантов в качестве переводчиков, а советских граждан как вспомогательный персонал «хиви» (шоферы, конюхи, рабочие по кухне, разнорабочие и т.п.). Надо было высвобождать немецкие кадры для пополнения боевых частей. Штатная численность «хиви» увеличивалась при фактическом уменьшении штатов немецких дивизий.

Партизанская война на оккупированных территориях вынудила немцев создавать из числа советских граждан особые вооруженные формирования. Германские войска, привыкшие к «цивилизованной» войне в Европе, были плохо приспособлены к боевым действиям в труднопроходимых лесистых и горных районах России. По этой причине уже в конце июля 1941 г. командующим тыловыми районами разрешалось формировать во взаимодействии с соответствующими начальниками СС и полиции

336 вспомогательные охранные части» из освобожденных военнопленных. Первоначально это были литовцы, латыши, эстонцы, белорусы и украинцы. Организации таких частей во многом благоприятствовали антисоветские настроения населения в районах, аннексированных Советским Союзом в 19391940 гг. в соответствии с пактом Молотова - Риббентропа. Распоряжением ОКВ от 15 апреля 1942 г. было официально разрешено привлекать к участию в боевых действиях представителей кавказских народов и казаков, которых германское командование объявило «равноправными союзниками». Это было связано в первую очередь со срывом планов молниеносной войны, разгромом немецких войск под Москвой, а во вторую - со стремлением завоевать симпатии определенных этнических и социальных групп в связи с запланированным на лето 1942 г. наступлением на Кавказ. Оба фактора вовлечения восточного населения в сферу военной деятельности вермахта были обусловлены необходимостью пополнения кадровых частей, понесших ощутимые потери в первые годы войны.

Деятельность по вовлечению в вермахт отдельных групп из представителей народов СССР на первом этапе носила хаотический характер. Ее развитию способствовала частная инициатива наиболее здравомыслящей части немецкого армейского руководства и командования тыла. Приступая к вербовке советских военнопленных в германскую армию, командование вермахта менее всего беспокоилось о соблюдении статей международных Конвенций 1899 и 1907 гг., запрещавших принуждать военнопленных к участию в боевых действиях против собственной страны. Многочисленные документы наглядно свидетельствуют, что привлечение советских граждан в создаваемые немцами формирования имело как добровольный, так и принудительный характер (включая мобилизацию населения оккупированных областей). Причем, рассуждая о «добровольности» советских военнопленных, в подавляющем большинстве случаев надо говорить о стремлении пленных

337 вырваться из лагерей, грозивших смертью от непосильного труда, голода и болезней.

В августе 1942 г. вторым организационным отделом генерального штаба сухопутных войск был разработан документ, регламентировавший статус формирований из числа бывших советских граждан. Признание вспомогательных формирований важным фактором ведения войны повлекло за собой организацию при штабе сухопутных войск 15 декабря 1942 г. штаба генерала восточных войск. 7 января 1943 г. эта структура была официально утверждена приказом фюрера и верховного главнокомандующего.

Помимо штаба 13 июня 1943 г. был создан инспекторат тюркских и кавказских формирований во главе с генерал-инспектором. Для координации действий восточных частей в группах армий и армиях восточного фронта были созданы штабы командующих восточными войсками особого назначения. Всего было сформировано 11 бригадных штабов. При штабах учреждались должности штаб-офицеров по обучению и подготовке восточных войск. На эти должности назначались бывшие командиры Красной Армии, согласившиеся сотрудничать с немцами.

Пересмотра официальных политических установок требовала складывавшаяся на фронтах военная обстановка. Провал гитлеровской стратегии «блицкрига» вызвал необходимость принятия ряда мер, в первую очередь политико-пропагандистского характера. «Долгосрочная» программа агитации и пропаганды, принятая в 1942 г., предусматривала все более широкое использование советских граждан, добровольно перешедших на немецкую сторону, и соответственно, способных вести предметную работу по разложению частей Красной Армии.

С увеличением потребности германского аппарата пропаганды в восточных сотрудниках расширилась сеть структур для их подготовки. С этой целью были созданы десятки школ пропагандистов в Дабендорфе,

338

Люкенвальде, Вустрау, Цитенгорсте и т.д. По мере формирования отдельных добровольческих частей в составе вермахта возникла необходимость в подготовке и переподготовке их личного состава в военном отношении. Однако и в данном случае, как показывают учебные программы, основное внимание уделялось идеологической обработке коллаборационистов.

Пропагандистские мероприятия германского командования и политического руководства преследовали цель идейно соединить разрозненные восточные части и использовать их для разложения военнослужащих Красной Армии. Создаваемые военные и политические организации, наиболее значительной их которых была РОА в первые годы войны являлись лишь пропагандистским лозунгом. Непримиримая позиция Гитлера относительно будущего России не позволяла и никогда не позволила бы обрести этим организациям реальные формы.

Второй этап (сентябрь 1943—ноябрь 1944 гг.) был отмечен завершением организационной структуры восточных формирований как составной части германского вермахта и уравниванием добровольцев в правах с немецкими солдатами. 28 декабря 1943 г. приказом главного командования сухопутных войск должности генерала восточных войск и инспектора тюркских и кавказских формирований упразднялись. Вместо них 1 января 1944 г. учреждается должность генерала добровольческих соединений. Восточные войска переименовываютя в добровольческие соединения. Все это было направлено на стимуляцию боевого духа личного состава подразделений, для которых слово «восточный» звучало как дискриминирующее.

Приказом генерала добровольческих соединений от 20 февраля 1944 г. предписывалось ношение личным составом добровольческих частей, равно как и добровольцами вспомогательной службы, немецкого обмундирования и знаков различия. Этим же приказом на добровольческие части распространялась немецкая система воинских званий, например стрелок

339 вместо «доброволец» и т.д. Одновременно было разрешено награждать добровольцев немецкими наградами, такими как «Железный Крест» и «Крест за военные заслуги». В течение 1943 - первой половины 1944 гг. получила развитие и система обслуживания восточных формирований. В этот период было организовано 20 полевых госпиталей для добровольцев и легионеров, создана сеть домов отдыха, реабилитационных лагерей для выздоравливающих солдат, приютов для инвалидов.

В военном отношении второй период характеризуется переброской основной массы восточных формирований в оккупированные Германией страны Европы, где они использовались в борьбе против англо-американских войск и в антипартизанских операциях. 10 октября 1943 г. решение о переброске частей на европейский театр военных действий было закреплено приказом фюрера и верховного главнокомандующего.

Такой характер использования восточных формирований объясняется попытками германского командования извлечь максимальную выгоду из добровольческих частей. Переброшенные во Францию, Италию, Югославию и другие страны Европы, такие соединения продолжали выполнять наиболее эффективные, по мнению германского командования, функции охраны и борьбы с повстанческим и освободительным движениями, тем самым высвобождались кадровые немецкие части для боевой деятельности на Востоке.

Определяющим фактором заключительного, третьего этапа (ноябрь 1944—май 1945 гг.) в истории антисоветского движения в годы второй мировой войны стало учреждение под руководством генерала А.А.Власова «Комитета освобождения народов России» и организация его вооруженных сил. Инициатором этой политико-пропагандистской акции стало главное управление СС, обладавшее к этому времени практически неограниченными полномочиями.

340

Политическим органом коллаборационистов стал Комитет освобождения народов России, включавший 6 управлений: главное организационное управление КОНР, главное гражданское управление, главное управление пропаганды, совет по делам вероисповеданий КОНР, управление безопасности, а также национальные советы отдельных народов России («русский национальный совет», «украинская национальная рада», «национальный совет народов Кавказа», «национальный совет народов Туркестана» и др.).

В январе 1945 г. был создан штаб вооруженных сил КОНР, а в феврале того же года - военно-воздушные силы КОНР. Разумеется, эти структуры и подчиненные им воинские части располагали лишь внутренней автономией, а все вопросы, связанные с обеспечением, вооружением, боеприпасами, горючим, всеми видами довольствия, с пополнением личным составом и боевым использованием, оставались в компетенции германского командования.

Трудно сказать, на что надеялись покровители КОНР. Во всяком случае их инициатива не имела будущего, потому что изначально расценивалась как политическое оружие в войне. В то же время акт передачи Власову полномочий главнокомандующего вооруженными силами КОНР знаменовал собой завершение процесса обособления добровольческих частей от вермахта и становления их как самостоятельной структуры.

Управление русскими формированиями, которые были подчинены Власову осуществляло верховное командование вооруженных сил КОНР, имевшее 18 отделов. Во главе отделов и подотделов стояли бывшие офицеры Красной Армии, многие из них прошли через восточные батальоны и другие формирования в системе спецслужб Германии. Были здесь и представители русской эмиграции.

Несмотря на то, что процесс объединения антисоветских воинских

341 формирований под эгидой ВС КОНР остался незавершенным, до конца войны все же удалось сформировать две дивизии, ряд отдельных специальных частей и организовать достаточно стройную систему военного управления.

Многие авторы из числа участников РОД подразделяют военную деятельность РОА на 2 мало связанных периода: с начала войны до провозглашения манифеста и организации КОНР, и от создания вооруженных сил КОНР до конца войны. Первый период, по их мнению, был вынужденно переплетен с нацистской политикой, следовательно, за действия восточных частей в системе вермахта под пропагандистскими лозунгами не существовавшей РОА Русское освободительное движение ответственности не несет. Второй период был связан с самостоятельными действиями, большей частью степени не зависевшими от немецких преступных приказов, и военнослужащие ВС КОНР не запятнали себя преступлениями в операциях против своих соотечественников. Бои велись против частей СС в восставшей Праге.

Такое разделение на периоды, на наш взгляд, не совсем правомерно. Во-первых, потому, что основу дивизий вооруженных сил КОНР составляли военнослужащие, воевавшие на фронтах (как на восточном, так и в Европе), а также против партизан в составе ост-батальонов, формирований германских спецслужб, бригады Каминского, дивизий СС и т.п.

Во-первых, действия же 1-й дивизии РОА в Праге требуют серьезного дополнительного исследования. Дело в том, что ни в опубликованных исследованиях, ни в доступных диссертанту архивных материалах не было обнаружено ни одного документа, который подтвердил бы факт обращения руководителей чешского восстания к 1-й дивизии РОА по оказанию вооруженной помощи. Не сказано ни одного слова о помощи чехам и в протоколах допросов генералов и офицеров РОА: Власова, Буняченко, Николаева, Жуковского и др. В названных документах действия 1-й дивизии

342 объясняются процессом разложения личного состава, потерей контроля со стороны командования над военнослужащими дивизии. Сказанное опровергает также распространенную версию авторов воспоминаний -участников событий об устной просьбе о помощи.

По всей видимости, действия бойцов 1-й дивизии стали последним всплеском злости, отчаяния, обреченности и ненависти по отношению к немцам. Эти чувства преобладали и ранее, но сдерживались дисциплиной и авторитетом командиров частей. Приказ Буняченко о боевых действиях в Праге был единственной возможностью удержать солдат от непредсказуемых действий, от анархии.

Возможно, отдавая приказ о боевых действиях против немцев, командир 1-й дивизии РОА рассчитывал, что Прага попадет в зону оккупации американских войск, тогда освобождение города станет «козырной картой» в переговорах о предоставлении чинам РОА политического убежища. Когда же Буняченко узнал, что американские войска приостановили наступление в этом направлении и Прага будет взята Красной Армией, он в спешном порядке оставил город, двинулся в сторону расположения армий союзников.

Общая численность созданных в составе вермахта вооруженных восточных формирований и советских граждан, служивших в немецких частях в качестве добровольных помощников, достигала 900 тысяч человек, без учета полиции и вспомогательных военизированных организаций. Примерно треть из этого числа были вооруженные формирования, сражавшиеся на фронтах второй мировой войны против Красной Армии и войск союзников и на оккупированных территориях против партизан. По немецким данным, всего было создано более 180 формирований, состоявших из советских военнопленных разной национальности, в том числе: из русских - 75, из донских, кубанских и терских казаков - 21, туркестанских и татарских (из Татарии и Крыма) - 42, грузинских - 11, из народов Северного Кавказа - 12,

343 азербайджанских - 13, армянских - 8, а также части и соединения из литовцев, латышей и эстонцев. Численность этих формирований по национальной принадлежности на январь 1945 г. была такова: латышей - 104 тыс., литовцев - 36 800, азербайджанцев - 36 500, грузин - 19 тыс., народов Северного Кавказа - 15 тыс., татар - 12 500, крымских татар - 10 тыс., эстонцев - 10 тыс., армян - 7 тыс., калмыков - 5 тыс. человек.

Точку в истории коллаборационистских формирований периода Великой Отечественной войны поставили закрытые судебные процессы 29-31 июля 1946 г. над руководителями этих формирований А.А.Власовым, В.Ф.Малышкиным, Г.Н.Жиленковым, Ф.И.Трухиным, С.К.Буняченко, Г.А.Зверевым, В.И.Мальцевым, М. А Меандровым, Д.Е.Закутным, И.А.Благовещенским, В.Д.Корбуковым и С.Н.Шатовым, а в январе 1947 г. над П.Н.Красновым, А.Г.Шкуро, Т.И.Домановым, С.Н.Красновым, Султан Келеч-Гиреем (Султан-Гирей Клыч) и Хельмутом фон Паннвицем. Завершившились они вынесением смертных приговоров, казнью всех подсудимых.

В соответствии с Законом от 20 июля 1934 г. военные и гражданские лица, бежавшие за границу, подвергались смертной казни, а их семьи подлежали заключению на срок до 10 лет. Остальные совершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения им преступления, подлежали ссылке в отдалённые районы Сибири сроком на 5 лет. Но на основании директив Генерального прокурора СССР от 30 мая 1942 г. и от 27 июня 1942 г. о высылке членов семьи изменника наказанию подвергалась не только эта категория, а практически все родственники.

Что касается судьбы рядовых участников восточных формирований и "добровольцев", то согласно двум общим директивам начальника Тыла Красной Армии и Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации от 18 января 1945 г. все военнопленные офицеры, а также прочие военнопленные и

344 гражданские лица, служившие в составе строевых немецких спецформирований, восточных частей и РОА, полицейские и "прочие подозрительные" подлежали в обязательном порядке направлению в распоряжение НКВД. Они составили так называемый "спецконтингент".

Все зачисленные в "спецконтингент" сводились в особые рабочие батальоны НКО и в принудительном порядке направлялись в отдалённые районы страны на постоянную работу на предприятиях лесной и угольной промышленности.

Положение изменилось только через два с лишним года после смерти И.В.Сталина и спустя 10 лет после победы в войне. 17 сентября 1955 г. был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." Этим Указом освобождались из мест заключения и от других видов наказаний лица, осуждённые на срок до 10 лет лишения свободы включительно за совершённые в 1941-1945 гг. преступления, которые соответствующие статьи Уголовного кодекса формулировали как измена Родине, сношение в контрреволюционных целях с иностранным государством или его отдельными представителями, шпионаж, антисоветская агитация или пропаганда, недоносительство и др. Лицам, осуждённым за те же преступления на срок свыше 10 лет, срок сокращался на половину.

Из мест заключения должны были вернуться лица, осуждённые за службу в немецкой армии, полиции, специальных немецких формированиях, независимо от срока наказания. Освобождались также от дальнейшего отбывания наказания лица, направленные за эти преступления в ссылку. Предлагалось снять судимость и поражение в правах с лиц, освобождённых от наказания по этому Указу, и с лиц, судимых ранее и отбывших наказание за названные выше преступления.

345

Кроме того, Указ предусматривал освобождение от ответственности находившихся за границей советских граждан, которые во время войны сдались в плен врагу или служили в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях, а также тех, кто занимал во время войны руководящие должности в полиции, жандармерии и органах пропаганды, при условии, если они искупили свою вину последующей патриотической деятельностью и явились с повинной. Явка с повинной рассматривалась как смягчающее обстоятельство и в отношении тех, кто совершил тяжкие преступления. В этих случаях наказание не должно было превышать пять лет ссылки. Амнистии не подлежали только бывшие каратели, осуждённые за убийство.

Таким образом, следует признать, что коллаборационизм как определённое явление в годы Великой Отечественной войны существовал и на территории СССР. Вокруг этой проблемы уже более пятидесяти лет ведутся горячие споры. Конечно, относиться к факту участия в годы войны сотен тысяч наших соотечественников на стороне противника можно по-разному. Но нельзя забывать, что это явление не было случайным, это следствие противоречий, которые раздирали в те годы советское общество.

Возникновение коллаборационизма обусловливалось и рядом объективных причин, истоки которых были и в сталинской системе управления обществом, и в национальной политике Советского государства, в гитлеровской политике геноцида, проводившегося по отношению к нашим людям.

Давая общую оценку явления советского коллаборационизма в 1939-45 гг. можно отметить, что оно было связано в первую очередь с социально-политической ситуацией в нашей стране в предвоенный период. Ошибки и просчеты, допущенные при реализации экономических и социальных программ (расказачивание, раскулачивание, коллективизация и т.п.)

346 спровоцировали появление значительной прослойки людей, считавших Советскую власть преступной, в борьбе с которой, по их мнению, все средства были оправданы. С началом войны положение усугубилось жестокой политикой верховного руководства СССР по отношению к советским гражданам, оказавшимся в плену и на оккупированных территориях. Приказы объявляющие их предателями Родины, без учета причин, из-за которых военнослужащие Красной Армии попали в плен, стали моральным оправданием для многих людей при вступлении в созданные немцами антисоветские формирования.

Говоря о причинах непрочности коллаборационистских формирований, созданных из советских граждан, надо отметить, что не последнюю роль в этом играли зачастую насильственные методы комплектования национальных формирований, преобладавших над добровольными. Следует учитывать и то, что перейти на сторону противника многих наших соотечественников, прежде всего военнопленных, побуждали голод и угроза смерти в лагерях, с одной стороны, и отсутствие альтернативы в своём выборе после выхода в свет известного приказа Наркома обороны И.В.Сталина №270 от 16 августа 1941 г., с другой.

Функции восточных формирований изначально ограничивались вспомогательной службой в тыловых районах и на фронте. Роль их в военных операциях была минимальной, однако, как вспомогательные формирования эти части полностью оправдывали свое назначение, активно участвуя в антипартизанской борьбе и замещая в тыловых подразделениях немецких солдат. Это являлось серьезным подспорьем для вермахта. Одна лишь численность национальных легионов и восточных частей (а это 10-15% от общей численности германских вооруженных сил), говорит о той роли, которую они играли.

Попытка А.А.Власова и его ближайшего окружения создать

347 независимую русскую армию со статусом армии союзной державы на территории третьего рейха, которая бы объединила всех недовольных советским строем под идеей борьбы против сталинизма и большевизма, провалилась, и Русской освободительной армии пришлось разделить с гитлеровской Германией бесславный конец.

В ходе исследования была изучена отечественная и зарубежная историография проблемы.

Анализ отечественной литературы показывает, что рассматриваемая проблема в отечественной исторической науке разработана явно недостаточно. Это объясняется тем, что значительное число документов и материалов об участии советских граждан и представителей белоэмигрантов во второй мировой войне на стороне Германии было длительное время закрыто для исследования. Лишь в последние годы в связи с доступностью некоторых российских архивов появилась возможность у историков более подробно ознакомиться с антисоветскими формированиями в военный период.

Вместе с тем отечественными историками написан ряд работ, раскрывающих общие проблемы советского коллаборационизма, судьбы советских военнопленных, а также процесс репатриации советских и иностранных граждан в исследуемый период. Некоторые вопросы деятельности антисоветских военных и гражданских структур в годы второй мировой войны нашли отражение в трудах, основной целью которых было устранение так называемых «белых пятен» отечественной истории. Определенное влияние на повышенный интерес российских историков к проблеме советского коллаборационизма и исследования в этом направлении оказывают концепции и труды зарубежных авторов.

Зарубежная историография проблемы, в отличие от отечественной, достаточно представительна и обширна. Ее основу составляют труды американских, английских и немецких авторов. Тематически они охватывают

348 как вопросы политики СССР и Германии в отношении советских военнопленных, включая политические, социальные и экономические аспекты, так и собственно деятельность антисоветских воинских формирований.

Представляется необходимым отметить сильные стороны зарубежной историографии. К ним можно отнести: сложившуюся разветвленную систему научного поиска, специализацию исследований, изучение не только общих направлений развития процесса советского коллаборационизма, но и отдельных аспектов деятельности военных и гражданских антисоветских структур, созданных как из числа советских граждан, так и из представителей русской белой эмиграции.

Вместе с тем труды западных авторов имеют существенные недостатки. К ним следует отнести односторонность источниковой базы: в основном используются германские и англо-американские архивы; склонность к преувеличениям и тенденциозной трактовке различных сторон деятельности антисоветских сил; недостаточный уровень обобщений и др.

Изучение истории и различных аспектов деятельности советского коллаборационизма, в первую очередь военного, в настоящее время становится актуальной темой исследований российских и зарубежных авторов. Несомненно, что и в перспективе эта тема будет представлять значительный интерес в научном и политическом плане.

На основании проведенного исследования представляется возможным предложить следующие рекомендации.

1. Задачи всестороннего изучения проблем отечественной истории настоятельно требуют облегчения доступа исследователей к документам и материалам высших органов государственно-политического руководства СССР. В рамках исследования вопросов, связанных с участием советских граждан и представителей русской эмиграции в войне на стороне Германии, речь идет прежде всего о фондах Центрального архива Федеральной службы

349 безопасности РФ, до сих пор в значительной степени закрытых для научной работы. В равной степени это относится к архивным фондам Политбюро ЦК ВКП(б), Особого комитета по Германии при Совете Министров СССР и некоторым комплексам. А именно:

2. Работа над диссертацией позволила определить круг проблем, которые, по мнению автора, могут стать предметом самостоятельных научных исследований. К ним относятся:

- Политические организации, созданные за рубежом в среде русской эмиграции в 1920-1941 гг. и послужившие основой для формирования воинских частей, принявших участие в войне на стороне Германии.

- Антисоветское движение в СССР в период с 1920 по 1941 г.

- Деятельность пропагандистских служб Германии, направленная на разложение частей Красной Армии, жителей оккупированных областей, в которую были вовлечены бывшие советские граждане, представители русской эмиграции (1941-1945 гг.).

- Судьба военнопленных и репатриированных граждан СССР в послевоенные годы.

- Антисоветские организации, созданные советскими коллаборационистами и представителями русской эмиграции в послевоенный период (1945-1955 гг.). - Судьбы перемещенных лиц и их роль в общественно-политической жизни государств Европы и Америки.

3. Автор полагает, что пришло время достаточно тесного научного сотрудничества российских военных историков с военно-историческим ведомством министерства обороны Германии. В рамках совместной программы исследований возможно было бы начать обмен адъюнктами, докторантами, преподавателями, организовать проведение совместных научных конференций и семинаров, создать смешанные группы военных историков из обеих стран для осуществления совместных проектов.

350

Существенное значение для развития научных контактов имели бы публикации российских и немецких историков в специализированных периодических изданиях обеих стран.

Подобное взаимодействие можно было бы организовать и с другими учебными и научно-исследовательскими организациями и заведениями Германии, в том числе и невоенного профиля. Представляется реальным и перспективным направлением российско-германского научного взаимодействия создание постоянных научных центров при одном из университетов в России и Германии в целях проведения совместных исследований, обмена опытом по написанию учебных пособий и преподаванию новейшей истории в обеих странах.

Автор полагает, что реализация данных предложений окажет положительное воздействие на разработку российскими учеными военных проблем отечественной истории, значительно расширит источниковую базу и будет содействовать дальнейшему совершенствованию исторических знаний у личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации.

4. Целесообразно регулярное проведение научных встреч, конференций, семинаров, с приглашением представителей научной общественности государств - основных участников второй мировой войны, по проблемам военного плена, коллаборационистов, судеб перемещенных лиц и правового регулирования этих проблем.

Таковы некоторые выводы исследования. Дальнейшее изучение истории коллаборационизма советских граждан даст возможность более подробно и всесторонне раскрыть политику и цели германского государственно-политического и военного руководства, организовывавшего их деятельность, а также советских органов власти, способствовавших своей политикой формированию значительной прослойки людей, ненавидевших советскую власть и ставших основой антисоветских воинских формирований в годы

351 второй мировой войны.

Разработка и изучение новых архивных документов позволят взглянуть на деятельность советских военных и политических органов глазами людей, которые решали судьбу военнопленных и беженцев, проблемы послевоенного урегулирования в Европе, активно влияли на военную, экономическую и внешнюю политику Советского государства. Несомненно, это будет способствовать приращению исторических знаний по вопросам отечественной истории и советской военной политики в годы войны и послевоенный период.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Окороков, Александр Васильевич, 2001 год

1. Труды по теории и методологии проблемы

2. Вознесенский Н.А. Избранные произведения. М.: Политиздат, 1979. 584 с.

3. Вышинский А.Я. Вопросы международного права и международной политики. М.: Госюриздат, 1948. 586 с.

4. Гротеволь О. Избранные статьи и речи. (1945-1959 гг.). М.: Госполитиздат, 1961. 560 с.

5. Димитров Г. Избранные статьи и речи. М.: Политиздат, 1972. 415 с.

6. Молотов В.М. Речи на Генеральной ассамблее Организации Объединённых Наций: вторая часть первой сессии в Нью-Йорке. Октябрь-декабрь 1946 года. М.: Госполитиздат, 1947. 145 с.

7. Молотов В.М. Вопросы внешней политики. Речи и заявления. Апрель 1945 года июнь 1948 года. М.: Госполитиздат, 1948. 586 с.

8. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. 5-е изд. М.: Госполитиздат, 1947. 207 с.

9. Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М.: Госполитиздат, 1947. 611 с. Сталин И.В. Интервью с корреспондентом "Правды" относительно речи г.Черчилля 13 марта 1946 г. М.: Госполитиздат, 1946. 12 с.

10. Опубликованные документальные источникиа) Сборники документов

11. Архивы Кремля и Старой площади. Документы по "делу КПСС": Аннотированный справочник документов, представленных в Конституцион353ный Суд Российской Федерации по "делу КПСС". Новосибирск, 1995. 326 с.

12. Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии): Документы и материалы // Русский архив: Великая Отечественная. М.: Терра, 1995. Т.15. 616 с.

13. Внешняя политика Советского Союза: Документы и материалы. 1945 год. М.: Госполитиздат, 194.9. 202 с.

14. Внешняя политика Советского Союза: Документы и материалы. 1946 год. М.: Госполитиздат, 1952. 836 с.

15. Внешняя политика Советского Союза: Документы и материалы. 1947 год. М.: Госполитиздат, 1952. Часть1. 542 с. Часть 2. 455 с.

16. Внешняя политика Советского Союза: Документы и материалы. 1948 год. М.: Госполитиздат, 1950-1951. Часть 1. 474 с. Часть 2. 549 с.

17. Внешняя политика Советского Союза: Документы и материалы. 1949 год. М.: Госполитиздат, 1953. 686 с.

18. Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны: Документы и материалы. Т 2. М.: Госполитиздат, 1946. 684 с.

19. Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны: Документы и материалы. Т 3. М.: Госполитиздат, 1947. 790 с.

20. Гриф секретности снят. Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. М.: Воениздат, 1993. 416 с.

21. Депортация народов СССР (1930-1950 гг.). Часть 1-я: Документальные • источники ЦГАОР, высших органов государственной власти и органовгосударственного управления СССР. М.: РАН, 1992. 353 с.354

22. За демократическую Германию (Документы 1945-1949 гг.) // Советские архивы. 1969. №4. С.90-103.

23. За антифашистскую демократическую Германию: Сборник документов. 1945-1949 гг. М.: Политиздат, 1969. 704 с.

24. Крымская конференция руководителей трёх союзных держав СССР, США и Великобритании. 4-11 февраля 1945 г.: Сборник документов. М.: Политиздат, 1984. 302 с.

25. Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Люди. События. Факты: Краткий справочник. М.: Республика, 1995. 416 с.

26. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сборник материалов: В 7 т. М.: Политиздат, 1957-1961.

27. Освободительная миссия Советских Вооружённых Сил в Европе во второй мировой войне: Документы и материалы. М.: Воениздат, 1985. 640 с.

28. Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: В 2 т. М., 1986.

29. Русский архив: Великая отечественная. Иностранные военнопленные второй мировой войны в СССР. М.: Терра, 1996. Т. 24. 560 с.

30. Сборник №1 официальных документов, принятых и подписанных Контрольным Советом в Германии. Берлин: Издательство штаба СВАТ, 1946.

31. Сборник №2 официальных документов, принятых и подписанных Контрольным Советом в Германии. Берлин: Издательство штаба СВАГ, 1946.

32. Сборник №7 приказов Главноначальствующего СВАГ и Главнокоман-• дующего ГСОВГ. Берлин: Издательство штаба СВАГ, 1948.355

33. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключённых СССР с иностранными государствами. Выпуск XI. М.: Госполитиздат, 1955. 198 с.

34. Сборник материалов Парижской сессии Совета министров иностранных дел (май-июнь 1949 г.). Берлин: Издательство СВАТ, 1949. С. 104.

35. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953.

36. Сборник законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 г. ноябрь 1958 г.) М„ 1959.

37. Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М., 1946.

38. Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы. В 2 т. М.: Политиздат, 1983.

39. Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы: В 2 т. М.: Политиздат, 1983.

40. Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945: Документы и материалы: В 2 т. М.: Политиздат, 1983.

41. Советский Союз и берлинский вопрос. (Документы). Выпуск первый. М.: МИД СССР, 1948. 110 с.

42. Советский Союз и берлинский вопрос. (Документы). Выпуск второй. М.: МИД СССР, 1949. 99 с.

43. США и Великобритании. 4-11 февраля 1945 г. М.: Политиздат, 1979. 326 с.

44. Советский Союз на международных конференциях периода Великой , Отечественной войны 1941-1945 гг.: Сборник документов. В 6 т. Т.6.

45. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трёх союзных держав СССР, США и Великобритании. 17 июля - 2 августа 1945 г. М.: Политиздат, 1980. 551 с.

46. Тегеран-Ялта-Потсдам: Сборник документов. М.: Международные отношения, 1970. 416 с.

47. VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М.: Политиздат, 1975. 527 с.б) Отдельные документы

48. Ведомости Контрольного Совета в Германии. 1945. №1. 20 октября. С.19-21.

49. Ведомости Контрольного Совета в Германии. 1945. №2. 30 ноября. С.34-35.

50. Ведомости Контрольного Совета в Германии. 1946. №5. 31 марта. С.98-103.

51. Доклад Контрольного Совета в Германии Совету министров иностранных дел. Берлин: Издательство СВАТ, 1947.357

52. Обращение Союзного Контрольного Совета к германскому народу. Некоторые дополнительные требования к Германии // Известия. 1945. 26 сентября.

53. Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 29 июня 1956 г. №898-490с "Об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей" // Военно-исторический журнал. 1991. №8. С. 32-33

54. Пресс-конференция у маршала Г.К. Жукова и А.Я. Вышинского в Берлине // Красная звезда. 1945. 10 июня.

55. Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." //Военно-исторический журнал. 1991. №8. С. 34.

56. Архивные документы и материалы

57. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) 3.1. Фонд 5761 Общеказачье объединение в Германской империи, 19391945 гг.

58. Опись 1 д. 9, 10, 12, 13, 14, 16.358

59. Фонд 5762 Канцелярия Казачьего национально-освободительного движения, 1941-1944 гг.1. Опись 1 д. 39, 42.

60. Фонд 5796 Юго-восточное отделение Объединения русских воинских союзов, 1939-1945 гг.1. Опись 1 д. 21.

61. Фонд 5853 А.А.фон Лампе, 1920-1945 гг.1. Опись 1 д. 69, 70.

62. Фонд 10015 Н.А.Троицкий, 1897-1996 гг.1. Опись 1 д. 1-1194.1. Опись 4 д. 1-266.

63. Фонд 10055 Болдыревы: Василий Георгиевич и Константин Васильевич, 1873-1997 гг.1. Опись 3-д. 1-487.1. Опись 5 д. 1- 4.

64. Фонд 5861 Редакция газеты "Новый Путь" (Витебск). 1943-1944 гг.1. Опись 1-д. 1-48.

65. Российский Государственный архив социально-политической истории1. РГАСПИ)

66. Фонд 69 Центральный штаб партизанского движения (ЦПШД), 19421944 гг.

67. Опись 1 д. 19, 20, 22, 709, 712, 721, 739, 740, 742, 746, 749, 750, 826, 834, 849, 850, 853, 909, 912, 913, 914, 926, 934, 944, 945, 973, 984, 986, 987, 1006, 1026,1027, 1045,1048, 1076,1097, 1102,1151.359

68. Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК)

69. Фонд 1303 Военные и военно-строительные учреждения Германии, 1942-1944 гг.

70. Опись 3-д. 51, 54, 58. Опись 4-д. 10.

71. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации1. ЦАМО РФ)

72. Фонд 32 Главное политическое управление Красной Армии, 1941- гг. Опись 795436-д. 1.

73. Опись 11306-д. 98,230,231. Опись 176495-д. 378.

74. Фонд 303 Полевое управление 2-й гвардейской армии, 1942-1945 гг. Опись 4005-д. 61.1. Опись 4007-д. 21.

75. Фонд 361 Полевое управление 13-й армии, 1941-1945 гг. Опись 6079 - д. 209.

76. Фонд 388 Полевое управление 33-й армии; 1941-1945 гг. Опись 8712-д. 1114.1. Опись 8714-д. 134.

77. Фонд 399 Полевое управление 44-й армии, 1941-1945 гг. Опись 9386-д. 5,6.

78. Фонд 422 Полевое управление 65-й армии, 1942-1945 гг. Опись 10510-д. 118.

79. ЗЛ6. Фонд 1512 -233-я стрелковая дивизия, 1941-1945 гг. Опись 1 д. 45, 93.360

80. Центральный архив Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации (ЦАФСБ РФ).317. Общий следственный фонд.

81. Дело по обвинению Бушманова Н.С. и Рыбальченко А.Д. Арх. № Р322833,-Т.1,2.

82. Общественный научно-исследовательский центр «Архив Русской Освободительной Армии».

83. Личные дела: Власова A.A., Жиленкова Г.Н., Николаева Н., Трухина Ф.И., Малышкина В.Ф., Зыкова М.

84. Архив Российского фонда культуры

85. Фонд Коллекция Общества "Родина".1. Опись 1-7-д. 1-881.361

86. Отечественная историография проблемыа) Монографии, сборники статей

87. Адибеков Г.М. Коминформ и послевоенная Европа. 1947-1956 гг. М.: Россия молодая, 1994. 235 с.

88. Александров K.M. Из истории насильственных репатриаций (1945-1946) // Россия и Запад: Сборник статей. СПб., 1996. С.225-255.

89. Антипенко H.A. На главном направлении. Минск: Беларусь, 1982. 368 с.

90. Алпатов С.И. Американская буржуазная историография германской проблемы. М.: Международные отношения, 1966. 200с.

91. Арзамаскин Ю.Н. Репатриация советских и иностранных граждан в 19441953 гг.: военно-политический аспект. М.: ВУ, 1999. 248 с.

92. Афанасьев A.A. Полынь в чужих полях. М.: Молодая гвардия, 1987. 285 с.

93. Байбаков Н.К. Сорок лет в правительстве. М.: Республика, 1993. 319 с.

94. Бахвалов А.Л. Генерал Власов. Предатель или герой? СПб., 1994. 126 с.

95. Безыменский Л.А. Германские генералы с Гитлером и без него. М.: Мысль, 1964. 533 с.

96. Безыменский Л.А. Тайный фронт против второго фронта. М.: АПН, 1987. 276 с.

97. Бережков В.М. Путь к Потсдаму. М.: Международные отношения, 1979. 272 с.

98. Бичехвост А.Ф. Преступная и противоречивая политика: В 2 кн. Саратов, . 1995.

99. Боков Ф.Е. Весна победы. 2-е изд. М.: Мысль, 1985. 416 с.362

100. Борозняк А.И. Прогрессивные историки ФРГ о проблеме "преодоления прошлого" в 1945-1949 гг. // Вопросы методологии истории и историографии. Выпуск 3. Томск, 1974. С.47-51.

101. Бродский Е.А. Забвению не подлежат М.: Мысль, 1993: 413 с.

102. Брычёв Н. Домой на Родину. О возвращении на Родину советских граждан, освобождённых из фашистской неволи. М.: Воениздат, 1945. 216 с.

103. Буллок А. Гитлер и Сталин. Жизнь и власть: Сравнительное жизнеописание. В 2 т. Смоленск, 1994.

104. Бучин А.Н. 170 ООО километров с Г.К. Жуковым: Беседы шофёра полководца с историком Н.Н.Яковлевым. М.: Молодая гвардия, 1994. 239 с.

105. Бычков Л.Н. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Краткий очерк. М.: Мысль, 1965. 454 с.

106. Винокуров П. Германский вопрос и безопасность Европы. М.: Госполитиздат, 1954. 98 с.

107. Вистиницкий М.А. Родина знает о твоих муках. М.: Воениздат, 1945. 165 с.

108. Висков С.И.Дульбакин В.Д. Союзники и "германский вопрос" (1945- ' 1949 гг.). М.: Наука, 1990. 304 с.

109. Вишнев С.М. Германский вопрос и борьба двух лагерей. М.: АОН при ЦК ВКП(б), 1951.78 с.

110. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В.Сталина: В 2 кн. М.: Изд-во АПН, 1989.

111. В поисках истины. Пути и судьбы второй эмиграции: Сб. статей и доку* ментов / Под общ. ред. A.B. Попова. М.: РГГУ, 1997. 376 с.363

112. Война в тылу врага. О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М.: Политиздат, 1974. 447 с.

113. Вторая мировая война: Краткая история / Международная редколлегия: П.А. Жилин и др. М.: Наука, 1984. 590 с.

114. Галкин A.A., Мельников Д.Е. СССР, западные державы и германский вопрос (1945-1965 гг.). М.: Наука, 1966. 263 с.

115. Горшкова Г.Н. Движение Немецкого народного конгресса за единство Германии и мирный договор. (1947-1949). М.: ИМО, 1953. 272 с.

116. Гречко A.A. Битва за Кавказ. М.: Воениздат, 1973. 494 с.

117. Громыко A.A. Памятное. В 2 кн. М.: Политиздат, 1988.

118. Гриднев В.М. Борьба крестьянства оккупированных районов РСФСР против немецкой оккупационной политики 1941-1944. М.: Наука, 1976. 231 с.

119. Давидович Д.С. СВАТ и предпосылки антифашистско-демократических преобразований в Восточной Германии (1945-1949) // Ежегодник германской истории, 1980. М., 1982. С.21-38.

120. Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма: В 2 т. М.: Воениздат, 1973.

121. Драбкин Я.С. СВАТ и предпосылки основания ГДР //Ежегодник германской истории, 1979. М., 1981. 257 с.

122. Дугин А.И. Неизвестные документы о репрессиях 30-50-х годов (по фондам ЦГАОР). Административно-командная система управления: Про• блемы и факты // Межвузовский сборник научных работ. М.: РГГУ, 1992. С.69-87.364

123. Ежов В.Д. О преступной сущности фашизма. Нюрнбергский процесс: сборник материалов. В 2 т. М., 1988.

124. Епифанов А.Б. Ответственность гитлеровских военных преступников и их пособников в СССР (историко-правовой аспект). Волгоград, 1997. 216 с.

125. Жилялин Я., Позняков И., Лузгин В. Без линии фронта. Минск: Беларусь, 1975. 320с.

126. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3 т. М.: Изд-во агенства "Новости", 1990.

127. Загладин В.В. Франко-советские отношения после второй мировой войны// СССР Франция. (Из истории политических, экономических и культурных отношений) М.,1960. 94 с.

128. Загорулько М.М., Юденков А.Ф. Крах плана "Ольденбург": О срыве экономических планов фашистской Германии на оккупированной территории СССР. М.: Экономика, 1974. 338 с.

129. Зайончковская Ж.А., Полян П.М. Остарбайтеры: в Германии и дома. (По материалам анкетного обследования): Исторический сборник памяти Ф.Ф. Перченка. СПб., 1995. С.396-413

130. Залётный А.Ф. Милитаризация ФРГ. М.: Наука, 1969. 478 с.

131. Земсков В.Н. Спецпоселенцы (1930-1959 гг.)// Население России в 19201950 гг.: численность, потери, миграции: Сб. науч. трудов. М.,1994. С.145-194.

132. Зюзин Е.И. Малоизвестные страницы войны. М.: Знание, 1990. 64 с.4.47: Ибрагимбейли Х.М. Крах "Эдельвейса" и Ближний Восток. М.: Наука,1977.319 с.

133. Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр. М.: Мысль, 1983. 295 с.365

134. Ивлев И.А., Юденков А.Ф. Оружием контрпропаганды. Советская пропаганда среди населения оккупированной территории СССР. 1941-1944 гг. М.: Мысль, 1988. 287 с.

135. Иерусалимский В.П. Германия после войны // Германская история в новое и новейшее время: В 2 т. М.: Наука, 1970. Т.2. 602 с.

136. Иерусалимский В.П. Годы становления и борьбы. Очерк становления рабочего движения в Западной Германии в 1945-1949 гг. М.: Наука, 1970. 279 с.

137. Из истории Германии нового и новейшего времени: Сборник статей. М.: Изд-во АН СССР, 1958. 396 с.

138. Иноземцев Н. Американский империализм и германский вопрос (19451954). М.: Госполитиздат, 1954. 439 с.

139. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.: В 6 т. М.: Воениздат, 1960-1965.

140. История внешней политики СССР 1917-1985 гг.: В 2 т. М.: Наука, 1986.

141. История второй мировой войны 1939-1945: В 12 т. М.: Воениздат, 19721982.

142. История Коммунистической партии Советского Союза: В 6 т. М.: Политиздат, 1964-1980.

143. Колесник А.Н. Грехопадение? Генерал Власов и его окружение. Харьков, 1991.238 с.

144. Колесниченко И.С. Битва после войны. М.: Воениздат, 1987. 238 с.

145. Конасов В.Б. Судьбы немецких военнопленных в СССР: Дипломатические, правовые и политические аспекты проблемы. Вологда, 1996. 320 с.

146. Коновалов Б.П. Тайна советского ракетного оружия. М.: Зевс, 1992. 112 с.366

147. Корольков Ю.М. В Германии после войны. Записки корреспондента. М. Советский писатель, 1951. 401 с.

148. Корольков Ю.М. В Германии после войны. и ещё через двадцать лет, М.: Советский писатель, 1965. 435 с.

149. Кульбакин В.Д. Очерки новейшей истории Германии. М.: Соцэкгиз. 1962. 671с.

150. Лобанюк В.Е. Нацистская политика геноцида и "выжженной земли" в Белоруссии (1941-1944). Минск: Беларусь, 1984. 271 с.

151. Людские потери СССР в период второй мировой войны: Сборник статей. СПб, 1995. 192 с.

152. Материалы по истории Русского освободительного движения (19411945 гг.): Сборник статей, документов и воспоминаний / Под общ. ред. A.B. Окорокова. Вып.1. М.: Грааль, 1997. 416 с.

153. Материалы по истории Русского освободительного движения (19411945 гг.): Сборник статей, документов и воспоминаний / Под общ. ред. A.B. Окорокова. Вып.2. М.: Грааль, 1998. 480 с.

154. Материалы по истории Русского освободительного движения. (19411945 гг.): Сборник статей, документов и воспоминаний / Под общ. ред. A.B. Окорокова. Вып.4. М.: Грааль, 1999. 568 с.

155. Медведев P.A. Они окружали Сталина. М.: Политиздат, 1990. 351 с.

156. Мельников Д.Е. Борьба за единую, независимую, демократическую Германию. М.: Политиздат, 1951.

157. Мельников Д.Е. Германский вопрос и европейская безопасность. М.: ■ Госполитиздат, 1955. 83 с.

158. Меркуров Г.С. Борьба немецкого народа за мир и единство Германии. М.: Госполитиздат, 1958. 151 с.367

159. Млечина И. Уроки немецкого. Век XX. М., 1994. 239 с.

160. Мюллер Н. Вермахт и оккупация (1941-1944). М.: Воениздат, 1974. 387 с.

161. Наше Отечество. Опыт политической истории. В 2 т. М.; 1991.

162. Неотвратимое возмездие: По материалам судебных процессов над изменниками Родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. М.: Воениздат, 1973. 352 с.

163. Николаев П.А. Политика Советского Союза в германском вопросе 19451964. М.: Наука, 1966. 399 с.

164. Николаев П.А. Политика США, Англии и Франции в германском вопросе (1945-1954). М.: Наука, 1964. 390 с.

165. Овчинников В.В. Горячий пепел. Хроника тайной гонки за обладание ядерным оружием. М.: Изд-во АПН, 1985. 136 с.

166. Окороков A.B. Антисоветские воинские формирования в годы второй мировой войны. М.: ВУ, 2000.

167. Орлов И. Что такое денацификация: Сборник статей и материалов. Берлин: Управление информации СВАТ. 1947. №3.

168. Полководцы: Сборник. М.: Роман-газета, 1995. 414 с.

169. Полян П.М. Жертвы двух диктатур. Остарбайтеры и военнопленные в третьем рейхе и их репатриация. М.,1996. 442 с.

170. Романычев Н.М. Власов и другие // Вторая мировая война: актуальные проблемы. М.: Наука, 1995. С. 292-312.

171. Рощин A.A. Послевоенное урегулирование в Европе. М.: Мысль, 1984. 294 с.

172. Россия и Германия в годы войны и мира. (1941-1995). М.: Гея, 1995. 567 с.368

173. Семиряга М.И. Советские люди в европейском движении Сопротивления. М., 1970. 351 с.

174. Семиряга М.И. Тюремная империя нацизма и её крах. М.: Юридическая литература, 1991. 384 с.

175. Семиряга М.И. Как мы управляли Германией. М., 1995. 400 с.

176. Скрытая правда войны: 1941 г. Неизвестные документы. М.: Русская книга, 1992. 383 с.

177. Советские партизаны: Из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М.: Госполитиздат, 1963. 799 с.

178. Советские Вооружённые Силы: История строительства. М.: Воениздат, 1978. 516 с.

179. Соколов Б. Цена победы. Великая Отечественная: неизвестное об известном. М.: Московский рабочий, 1991. 192 с.

180. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. В 5т. М., 1991.

181. Типпельскирх К. История второй мировой войны. 1939-1945. М., 1956. 608 с.

182. Титков А.Э. К истории разработки в Европейской консультативной комиссии вопросов о зонах оккупации и контрольном механизме в Германии // Ежегодник германской истории. 1986. М., 1987. 228 с.

183. Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль. 4-е доп. изд. М.: Международные отношения, 1989. 456 с.

184. Диссертационные исследованияа) Докторские диссертации

185. Арзамаскин Ю.Н. Деятельность советских государственных и военных органов репатриации в 1944-1953 гг.: Дис. .д-ра ист. наук. Москва, 1999.

186. Бичехвост А.Ф. Репатриация советских и иностранных граждан: внутриполитические и международные аспекты (1944-1953 гг.): Дис. . д-ра ист. наук. Саратов, 1996.

187. Филипповых Д.Н. Деятельность Советской военной администрации в Германии (1945-1949 гг.): исторический опыт и уроки: Дис. . д-ра. ист. наук. Москва, 1996.б) Кандидатские диссертации

188. Власова И.В. Работа с военнопленными в тыловых районах советских фронтов в годы Великой Отечественной войны: Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1994.

189. Дорофеев С.И. Осуществление Ялтинских и Потсдамских соглашений о демократизации Германии и восточной её части в 1945-1949 гг.: Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1955.

190. Дробязко С.И. Восточные формирования в составе вермахта (19411945 гг.): Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1997.

191. Дьячкова О.В. Германская политика Советского Союза в 1945-1991 гг.: Критический анализ: Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1995.380

192. Ермаков A.M. "Имперская трудовая повинность" в национал-социалистической Германии. 1933-1945 гг.: Дис. . канд. ист. наук. Ярославль, 1996.

193. Журба Н.С. Идейно-политическая работа партии среди изменческих антисоветских формирований на оккупированной территории СССР (19411944 гг.): Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1990.

194. Иноземцев H.H. Германия в агрессивной политике американского империализма после второй мировой войны: Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1952.

195. Король A.C. Помощь Советского Союза в возрождении и консолидации антифашистско-демократических сил в Восточной Германии (1945-1947): Дис. . канд. ист. наук. Минск 1977.

196. Могутнов A.A. Борьба советского и немецкого народов за демилитаризацию и демократизацию Германии (1945-1949): Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1951.

197. Селянинов О.П. Контрольный Совет и его деятельность в области демилитаризации и демократизации Германии (1945-1948): Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1956.

198. Соболев Ю.П. Становление антифашистской демократической власти на востоке Германии (1945-1949): Дис. . канд. ист. наук. Киев, 1979.

199. Шолкович С.Б. Деятельность советских военных комендатур на территории Восточной Германии в 1945-1949 гг.: Дис. . канд. ист. наук. Москва, 1981.

200. Ястребцев В.Н. Сотрудничество Советской военной администрации и немецких демократических сил в послевоенном переустройстве Восточной Германии (1945-1949): Дис. . канд. ист. наук. Киев, 1977.381

201. Зарубежная историография проблемыа) Монографии, сборники статей, мемуары на русском языке

202. Авторханов А. Загадка смерти Сталина: Заговор Берии. М.: 1992. 142 с.

203. Аденауэр К. Воспоминания (1945-1953). В 2 т. М.: Прогресс, 1966-1967.

204. Андреева Е. Генерал Власов и Русское освободительное движение: Пер.с англ. Лондон: OPJ, 1990. 310 с.

205. Аптекер Г. Внешняя политика США и "холодная война". М.: Иностранная литература, 1963. 424 с.

206. Ауски С. Предательство и измена: Войска генерала Власова в Чехии. Сан-Франциско, 1982. 408 с.

207. Белади Л., Краус Т. Сталин. М.: Политиздат, 1989. 318 с.

208. Бетелл Н. Последняя тайна. М.: Новости, 1992. 256 с.

209. Боффа Дж. История Советского Союза: В 2 т. М.: Международные отношения, 1990.

210. Галь дер Ф. Военный дневник: Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск 1939-1942. М.: Воениздат, 1969-1973.

211. Геббельс Й. Дневники 1945 г. Последние записи. Смоленск: Русич, 1993. 416 с.

212. Гудериан Г. Воспоминания солдата. М.: Воениздат, 1954. 507 с.

213. Дугас И.А., Черон Ф.Я. Вычеркнутые из памяти: Советские военнопленные между Гитлером и Сталиным. Париж: Пресс, 1994. 433 с.

214. Ионг Л. Немецкая пятая колония во второй мировой войне. М., 1958. 447 с.

215. Казанцев A.C. Третья сила. История одной попытки. Франкфурт-на-Майне: Посев, 1974. 373 с.382

216. Киселёв А. Облик генерала Власова. Записки военного священника. Нью-Йорк, 1980. 223 с.

217. Климов Г.П. Песнь победителя: В 2 кн. Краснодар: Советская Кубань, 1994.

218. Краснов Н. Незабываемое. Сан-Франциско, 1957.

219. Кромиади К.Г. За землю, за волю. На путях русской освободительной борьбы 1941-1947 гг. Сан-Франциско: Глобус, 1980. 297 с.

220. Кузнецов Б.М. В угоду Сталину. Годы 1945-1946. Нью-Йорк, 1993. 358 с.

221. Луитпольд Штейдле. От Волги до Веймара: Мемуары немецкого полковника, командира полка 6-й армии Паулюса. М.: Прогресс, 1973. 424 с.

222. Мюллер В. Я нашёл подлинную родину. Записки немецкого генерала. М.: Прогресс, 1964. 470 с.

223. Мы обвиняем в геноциде: Пер. с англ. М.: Изд-во иностр.лит., 1952. 366 с.

224. Назаров М.В. Миссия русской эмиграции. Ставрополь, 1992. 416 с.

225. Науменко В. Великое предательство: выдача казаков в Лиенце и других местах (1945-1947): Сборник материалов и документов: В 2 т. Нью-Йорк, 1962. Т.1. 1970. Т.2.

226. Переселение Ди-Пи (Что надо знать каждому Ди-Пи). Франкфурт-на-Майне: Посев, 1948. 30 с.

227. Рейман М. Решения, 1945-1956. М.: Политиздат, 1975. 256 с.

228. Стеенберг С. Власов. Мельбурн, 1974. 197 с.

229. Типпельскирх К. История второй мировой войны 1939-1945. М.: Изд-во иностр. лит., 1956. 607 с.

230. Толстой Н. Жертвы Ялты. Париж: Пресс, 1988. 530 с.383

231. Уиллер Дж. Американская политика в Германии (1945-1950). М.: Изд-во иностр. лит., 1960. 310 с.

232. Хоффманн Й. История власовской армии. Париж, 1990. 376 с.

233. Черон Ф.Я. Немецкий плен и советское освобождение. Париж: Press, 1987. 158 с.

234. Ширер У. Взлёт и падение третьего рейха: Пер. с англ: В 2 т. М.: Воениз-дат, 1991. Т.1. 653 е.; Т.2. 528 с.

235. Штрайт К. Солдатами их не считать. Вермахт и советские военнопленные в 1941-1945 гг.: Пер. с нем. М.: Прогресс, 1979. 114 с.

236. Штрик-Штрикфельдт В.К. Против Сталина и Гитлера: Генерал Власов и Русское освободительное движение. М.: Посев, 1993. 448 с.

237. Эггерат В. Куда идёшь Германия? М.: Мысль, 1968. 326 с.

238. Эзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. М.: Воениздат, 1980. 525 с.б) Публикации в периодической печати на русском языке

239. Авторханов А. Из мемуаров // Русский рубеж. 1991. №11. С.4-9.

240. Андреева Е.А. Исторический подход к эмоциональной теме // Новый журнал. 1988. №172, 173.

241. Бетелл Н. Голгофа Лиенца // Родина. 1991. №6-7. С. 106-111.

242. Дейч М. Подписано Сталиным // Столица. 1994. №29. С. 18-21.

243. Дёрнберг С. О деятельности Советской военной администрации в Германии // Военно-исторический журнал. 1996. №8. С.8.

244. Дёрнберг С. Германский вопрос и судьбы Европы // Международная . жизнь. 1966. №5. С.26-33.

245. Леонхард В. Как всё начиналось // За рубежом. 1989. №50. С. 17-19.384

246. Наумов С. Каторжный крест (преступление "союзников") // Русский вестник. 1993. №24-26.

247. Толстой Н. Не стреляйте, здесь русский генерал // Родина. 1991. №6-7. С. 116-117.

248. Трушнович Я.А. Русские в Югославии и Германии. 1941-1945 гг. // Новый часовой. 1994. №2. С. 140-172.

249. Хагер К. Разгром гитлеровского фашизма и образование двух германских государств // Международная жизнь. 1975. №5. С. 13-26.в) Монографии, сборники статей и мемуары на иностранных языках

250. Alirens Н. Demontage. Nachkriegspolitik der Alliierten. München: Universitats Verlag, 1982. 295 S.

251. Alliierte Kontrollrat und Äussenministerkonferenzen. Aus der Praxis vier Machte seit 1945. Berlin, 1959. S.81-83.

252. Andritsch J. Judenburg 1945 in Augenzeugenberichten // Judenburger Museumsschriften. Judenburg, 1994. Bd.XII. 308 S.

253. Ausky S. Vojska generala Vlasova v Cechach Pralia, 1992. 354 S.

254. Beer S. Judenburg 1945 im Spiegel britischer Besatzungsakten // Judenburger Museumsschriften. Judenburg, 1990. Bd.X. S.l-67.

255. Bethell N. The Last Secret: Forcible Repatriation to Russia 1944-1947. London,1974. 256 p.385

256. Befehle des Obersten Chefs der sowjetischen Militärverwaltung in Deutschland. Sammelheft 1-2. Berlin: Verlag der sowjetischen Militärverwaltung in Deutschland, 1946. 60 S.

257. Bergsdorf W. Von Jalta bis zur Spaltung. Besatzung und Politik Wiederaufbau Deutschlands 1945-1949. Melle: Knoth, 1979. 112 S.

258. Burchett W. Der kalte Krieg in Deutschland. Berlin, 1950. 243 S.

259. Buchbender O., Schuli H. Die Waffe, die auf die Seele zielt: Psychologische Kriegsfiihrung, 1939-1945. Stuttgart, 1983. 199 S.

260. Bonwetsch B. Die sovietischen Kriegsgefangenen zwischen Stalin und Hitler // Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. 1993. Bd.41.S.135-142.

261. Buttlar W. Ziele und Zielkonflikte der sowjetischen Deitschlandspolitik 19451947. Stuttgart: Klett-Cotta, 1980. 300 S.

262. Churchill W.S. The Second World War: Triumph and Tragedy. Vol.6. London, Toronto, 1954.

263. Clar L. Decision in Germany. New York: Doubleday, 1950. 522 p.

264. Containment. Documents on American Policy and Strategy 1945-1950. Ed. By T. Etzold and J. Gaddis. New York, 1978. 66 p.

265. Cooper M. Nazi war against soviet partisans. New York, 1979. 216 p.

266. Creuzberger S. Die sowjetische Militaradministration in Deutschland (SMAD) 1945-1949. Melle, 1991.35 S.

267. Davidson B. Germany: What now? Potsdam to partition. London, 1950. 218 p.

268. Davidson B. Death and Life Germany. Some explanation of the American occupation. New York, 1959. 182 p.

269. Davison P. The Berlin Blockade. A Study in Cold War Politics. Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1958. 423 p.

270. Daliin A.J. Deutsche Herrschaft in Russland 1941-1945. Eine Studie über Besatzungspolitik Dusseldorf, 1958. 696 S.

271. Dallin A. German rule in Russia 1941-1945: A. Study of occupation policies. London New York, 1957. 696 p.

272. Deutschland im Zweiten Weltkrieg. Bd.2. Berlin: Akademische Verlag, 1982.

273. Die sowjetische Besatzungszone Deutschland in den Jahern 1945-1953. Bonn, Berlin: Bundesministerium fiir gesamtdeutsche Fragen, 1954. 76 S.

274. Die sowjetische Besatzungszone Deutschland in den Jahern 1945-1954. Bonn, Berlin: Bundesministerium für gesamtdeutsche Fragen, 1956. 322 S.

275. Die stadtischen Körperschaften in der Berliner Kriese. Tatsachen und Dokumente. Berlin: Magistrat von Gross- Berlin, 1949. 79 S.

276. Doernberg S. Kurze Geschichte der DDR. Berlin: Dietz, 1969. 744 S.

277. Documents on Germany under occupation 1945-1954. London: Oxford Unev. Pr.,1955. 660 p.

278. Dokumente zur Deutschlandspolitik der Sowjetunion. Bandl: Vom Potsdamer Abkommen am 2. August 1945 bis zur Erklärung über die Herstellung der Souveränität der DDR am 25 Marz 1954. Berlin: Rutten & Loenig, 1957. 584 S.

279. Dulinke H. Stalinismus in Deutschland. Die Geschichte der sowjetische Besatzungszone. Köln: Verl. Fur Politik und Wirtschaft, 1955. 375 S.

280. Eisterer V. Franzosische Besatzungspolitik. Tirol und Voralberg 1945/46 // Insbrucker Forschungen zur Zeitgeschichte. Insbruck, 1992. Bd.9. 453 S.

281. Elliot M.R. Pawns of Jalta. Soviet Refugees and America's Role in Their Repatriation. Chicago, London, 1982.6.82! Elliot M.R. The Repatriation Issue in Soviet-American Relations 1944-1947. University of Kentukki, 1974.387

282. Epstein J. Operation Keelhaul: The Story of Forced Repatriation from 1944 to the Present. Old Greenwich, Connecticut, 1973.

283. Franck D. Jahre unseres Lebens 1945-1949. München, 1980. 200 S.

284. Germany, 1947-1949: The Story in Documents. Washington: U.S. Government Printing Office, 1950. 631 S.

285. Hitlers Weisungen for die Kriegsfohrung 1939-1945. Frankfurt-am-Mein, 1962. 330 S.

286. Hoffmann J. Deutsche und Kalmykien 1942 bisl945. Freiburg: Rombach, 1974.214 S.

287. Hoffmann J. Die Kaukasien 1942/43: Das deutsche Heer und die Ostvolker der Sowjetunion. Freiburg: Rombach, 1991. 530 S.

288. Hoffmann J. Die Ostlegionen 1941-1943: Turkotataren, Kaukasier und Volgafmner im deutschen Heer. Freiburg: Rombach, 1976. 202 S.

289. Hoffmann J. Die Geschichte der Wlassow-Armee // Einzelschriften zur militärischen Geschichte des Zweiten Weltkrieges. Freiburg, 1984. 386 S.

290. Harriman A. America and Russia in changing world: A half century of persons observation. New York, 1971. 312 p.

291. Hexley-Blythe Peter J. The East Came West. Caldwell, Idaho, 1964. 225 p.

292. Hillgruber A. Deutsche Geschichte 1945-1986. Die "deutsche Frage" in der Weltpolitik. Stuttgart, Berlin, Köln, Mainz: Kohlhammer, 1987. 185 S.

293. Holborn H. American Military Government: Its Organization and Policies. Washington: Infantry Journal Press, 1947. 243 p.

294. Hugnes W. Those Human Russians. A Collection of Incidents Related by Germans. London: Gollanez, 1950. 128 S.

295. Hunt L. Secret Agenda: The United States government, Nazi scientists and project paperclip, 1945 to 1990. St. Martin's Press. New York, 1991. 340 p.388

296. Jacobmeyer W. Vom Zwangsarbeiter zum heimatlosen Auslander. Die Displaced Persons in Deutschland. 1941-1945. Gottingen, 1985. 324 S.

297. Josef Mackiewicz. Kontra. Paris, 1957. 271 S.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 105786