Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа: формирование, культурно-конфессиональный облик, взаимоотношения с властью, общественными и религиозными объединениями :Конец XVIII - конец XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Симонян, Мгер Славикович

Диссертация и автореферат на тему «Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа: формирование, культурно-конфессиональный облик, взаимоотношения с властью, общественными и религиозными объединениями :Конец XVIII - конец XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 167345
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Симонян, Мгер Славикович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Краснодар
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
246

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Симонян, Мгер Славикович

Введение.4

Глава 1. Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа в условиях Российской империи.18

§ 1. Формирование армянской диаспоры: переселенческие волны, численность, зоны расселения.

§ 2. Возникновение и деятельность армянских общественных организаций и партий в диаспоре Северо-Западного Кавказа.

§ 3. Культура армянской диаспоры Северо-Западного Кавказа.

Глава II. Армянская диаспора Кубано-Черноморья в условиях советской России. 62

§ 1. Армянская диаспора в годы становления советской власти и в эпоху «сталинского» режима.

§ 2. Армянский национальный район.

§ 3. Тенденция развития армянской диаспоры в 50 - 80-е гг. XX в.

Глава III. Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа на современном этапе исторического развития. 94

§ 1. Армянские общественные организации (их сфера деятельности и структура).

§ 2. Возрождение религиозной жизни армянской диаспоры

Кубани (строительство церквей, образование епархии)

§ 3. Новая волна мигрантов. Рост кризисных явлений во взаимоотношениях между русским и армянским населением.

§ 4. Возрождение культурно-просветительной жизни (открытие армянских школ и факультативов, создание творческих коллективов и гастрольная деятельность, национальная печать).

Глава IV. Этнокультурный облик армян Северо-Западного Кавказа ч и их взаимодействие с этническими группами Кубани.134

§ 1. Субэтнические группы армян. Землячества. Религиозное конфессиональное) дробление.

§2. Межэтнические контакты.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Армянская диаспора Северо-Западного Кавказа: формирование, культурно-конфессиональный облик, взаимоотношения с властью, общественными и религиозными объединениями :Конец XVIII - конец XX века"

Актуальность темы исследования. Северо-Западный Кавказ в плане этнической ситуации очень сложный регион. В настоящее время здесь проживает более 80 народов и народностей. Однако далеко не все из них из-за малочисленности и характера расселения оказывают влияние на этнодемографическую ситуацию. Этническую мозаику Северо-Западного Кавказа формируют, прежде всего, этносы, насчитывающие несколько тысяч человек и более, и (или) компактно проживающие в той или иной местности. Именно они и образуют системные национальные общности, стремящиеся к сохранению культурной самобытности и созданию самостоятельной социальной организации. Данные процессы неизбежны, но в случае стихийного развития могут выступить в качестве дистабилизатора и протекать крайне болезненно, затрагивая интересы всех народов, проживающих в регионе. В этой связи нам представляется неоспоримой актуальность изучения проблемы национально-культурного развития этносов и этнических групп.

Заметное влияние на демографическую обстановку Кубани уже на протяжении двухсот лет оказывает армянское население. Еще с начала XIX века в регионе складывались зоны компактного расселения армян, образовывались самостоятельные национальные поселения, что способствовало сохранению и развитию традиционной культуры и заметно снижало воздействие ассимиляционных механизмов.

В отличие от других армянских диаспор, армяне Северо-Западного Кавказа в этническом отношении менее однородны. Здесь представлены разные субэтнические группы армян: амшенцы, хемшилы, черкесогаи и другие. На современном этапе национально-культурное возрождение армян региона приобрело мощный импульс и ведет к нивелированию субэтнических границ: исчезают говорные и диалектные различия, утрачиваются обрядовые особенности. Наряду с этим ощущается и влияние русской, украинской, адыгейской культур. Таким образом, происходит формирование качественно новой общности, объединенной единым национальным самосознанием и интегрирующей в общерегиональное социальное пространство. Однако из-за стихийного развития данных процессов на определенном отрезке возникла опасность открытого межэтнического столкновения, угроза которого сохраняется и на сегодняшний день. В связи с этим научное исследование армянской диаспоры Северо-Западного Кавказа (далее: АДСЗК) становится особенно актуальным сейчас, так как только с учетом исторического прошлого и сложившихся реалий сегодняшнего дня, возможно выработать эффективные механизмы для позитивного межэтнического диалога

Постановка проблемы. Исторически сложилось так, что армяне, живущие за пределами своей этнической родины, стремились к созданию системы общинного управления с целью сохранения и развития национальной культуры. Изначально происходило формирование религиозных и просветительных институтов: открывались армянские церкви и школы. По мере развития общины ее национально-культурная система расширялась и охватывала новые области. Для эффективной деятельности и достижения задач общенационального характера происходила межобщинная (в рамках страны или региона) консолидация или междиаспорное взаимодействие (между диаспорами разных стран). Связи с метрополией при этом выходили на качественно новый уровень.

Для армянской диаспоры России характерно осознание себя единой частью населения страны. При этом немалую роль играли территориальные, религиозные и этнические различия. В рамках СевероЗападного Кавказа по религиозному признаку можно выделить христиан (приверженцев Армяно-Апостольской Церкви (далее: ААЦ), католиков, православных и некоторых др.) и мусульман (хемшилов). Данная градация в настоящее время выполняет определяющую роль, так как армяне-мусульмане стоят в стороне от процессов межобщинной консолидации.

В этническом отношении армяне Кубани также неоднородны. В XIX -начале XX вв. субэтническая принадлежность оказывала влияние на формирование армянских общин. На современном этапе подобная модель малоэффективна, так как в пределах одного города, населенного пункта или района могут проживать несколько этнических групп армян, характерные различия между которыми постепенно нивелируются.

В плане территориальной градации можно выделить армян Черноморского побережья, Армавира, Краснодара (Екатеринодара) и др., но существенной роли они не играют.

Состояние научной разработанности темы. История АДСЗК конца ХУШ - конца XX века не подвергалась комплексному освещению в отечественной историографии. Особенностью историографической ситуации изучаемой темы является «однобокость» освещения. Большинство авторов рассматривают диаспору с позиции микроэтноса, то есть описывают исторический путь развития отдельных этнических групп или армянских колоний-общин. Безусловно, подобный подход имеет немало положительных моментов. Однако это не позволяет нам охарактеризовать историю всей диаспоры в монолитном ее проявлении.

В историографии темы можно выделить следующие этапы: досоветский (до 1920 г.), советский (20-е - 80-е гг. XX века) и современный. В рамках советского этапа прослеживаются пять историографических периода: 20-е гг., 30 - 40-е гг., 50 - 60-е гг., 70 -начало 80-х гг., конец 80-х гг. Критерием указанных хронологических рамок является изменение политико-идеологических условий, оказывавших влияние на содержание работ.

Научный интерес к АДСЗК стал проявляться у отечественных исследователей в начале XIX века. В 1823 г. публикуется монография С.

Броневского [279], в которой изложены некоторые сведения об армянах, проживающих на территории Черкесии. В ней, в частности, говорится об ауле Гяурхабль, приводится интересная информация о взаимоотношениях между закубанскими народностями и армянскими купцами.

Жизнеописанием горских армян интересовался моздокский священник Оганес Хосровянц (И. Хазров). В 1846 г. вышла его работа «Остатки христианства между закубанскими племенами, прошедшее и нынешнее состояние их нравов и обычаев», в которой впервые был введен в научный оборот этноним «черкесогаи» [293]. В ней содержится ценная информация о христианских традициях и религиозных праздниках, соблюдаемых горскими армянами.

В 1847 г. была написана работа Р. Ерзыкяна «Черкесские армяне», в которой автор попытался реконструировать модель взаимоотношений между горским и армянским населением региона.

Во второй половине XIX века черкесогаевская тематика по-прежнему оставалась доминирующей. В 1850 г. и в 1853 г. в газете «Кавказ» в №№ 45 и 34 (соответственно) публикуются статьи русского офицера И. Иванова, основоположника версии о крымском происхождении черкесогаев[209; 210]. В них приводится любопытная информация об этнографии горских армян. Автор отмечает такую оригинальную черту во взаимоотношениях армавирцев со своими ясырями, как наличие у последних покровителей среди армян.

В монографиях П.Г. Буткова [183] и Н. Дубровина [205] встречаются сведения об армянских аулах в Черкесии, о быте и нравах армавирцев.

С конца XIX века появляются исследования и о других субэтнических группах армян. В литературно-научном сборнике «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам» в статье «Черноморские армяне» [180] содержится интересная информация о семейном быте, веровании и мировоззрении амшенцев Кавказа. Подобные сведения встречаются и в трудах П.П. Короленко (Турецкие эмигранты в Кубанской области// Кубанский сборник на 1905 г.-1904.-т. 9), В.М. Сысоева (Среди армян и греков. От ст. Елизаветинской до Куринки// Кубанские областные ведомости. 1901, № 28, 33, 35-37), А.В. Верещагина [188], Ф.П. Доброхотова [135], И.К. Клингена [220].

В работе Шаган-Симона [296] рассматривается широкий спектр вопросов, связанных с историей черкесогаев. Автор детально воспроизвел обряды жизненного цикла горских армян. Практическую ценность представляют и сведения об общественной, культурной, духовной жизни армян Армавира.

Исследование Ф.А. Щербины [299] является наиболее объемным по тематике рассматриваемых проблем и по информационной насыщенности. Автор имел доступ к богатым архивам армавирского сельского общества (практически все его фонды утеряны), сведения которого широко использовал в своей книге. Историк довольно обстоятельно описывает российский период в истории черкесогаев: общественно-культурные преобразования, межэтническое взаимодействие и др. Однако его работа страдает излишним субъективизмом, это объясняется, тем, что автор писал эту книгу по заказу самих армавирских армян.

Значительная часть исследований по истории АДСЗК в досоветский период носила, главным образом, этнографический характер. Несомненно, наибольший для нас интерес представляют труды Шаган-Симона и Ф.А. Щербины. В них впервые была предпринята попытка комплексно рассмотреть исторический путь развития черкесогаев от переселения в Черкесию до основания и дальнейшего преобразования Армавира.

Во втором историографическом периоде, вплоть до 50-х гг. XX века, количество работ по армянской тематике резко снижается. В 1936 г. была написана рукописная книга Е. Шахазиза «Черкесские армяне» (хранится в архиве Ереванского музея литературы и искусства им. Чаренца). В 50-60-е гг. в ряде краеведческих работ встречаются сведения об участии армян региона в революционном движении (В.А. Скибицкий [276; 277], В.А. Сокольский [279], Г. Улько [289]), в Великой Отечественной войне (И.П. Осадчий [255]; Г.И. Ванеев [184]).

Новый взлет интереса к армянской диаспоре Кубани приходится на 6080-е гг. В конце 60-х гг. и, особенно в 70-х гг. начинается деятельность и советских краеведов - амшенских армян, проживающих в Краснодарском крае и в Армении. В 1968 г. в № 7 журнала «Вестник общественных наук АН Армянской ССР» была опубликована статья В.А. Адобашьяна по истории заселения Черноморского побережья Кавказа армянами-амшенцами, а в 1970 г. в № 3 «Вестника архивов Армении» появляется его заметка об образовании в составе края Армянского района. В 1972 г. в Краснодаре издается его монография [161].

С 70-х гг. начинают публиковать (в разных сборниках и журналах) в Армении исследования Б.Г. Торлакяна, занимавшегося реконструкцией многих аспектов истории и этнографии амшенских армян. Работы другого краеведа-амшеноведа - М.Г. Минасяна публикуются в конце 70-х гг. Первоначально это также были отдельные статьи в армянских журналах, а в 1990 г. в Ереване издается его книга [245], в которой автор собрал богатый фактический материал, использовал данные из семейных архивов.

С 60-х гг. появляются и исследования в области этнографии и истории черкесогаев. В это время издаются статьи Х.А. Поркшеяна [259; 260], в которых автор, основываясь на археологическом материале, пытается доказать, на наш взгляд, неубедительно, что пребывание горских армян в Черкесии исчисляется более чем тысячелетием.

В 70-80-х гг. издаются краеведческие работы по истории Армавира [169; 172], в которых также содержится информация по этнографии черкесогаев. В них при рассмотрении вопроса об ассимиляции черкесских армян в среде горцев утверждается, что первые сохранили свой язык. Но подавляющее большинство исследователей, напротив, считает, что черкесогаи говорили по-черкесски, переняв также у закубанских народностей элементы быта, нравы и обычаи.

В 1981 г. на основе диссертационного исследования JI.A. Погосяна публикуется монография [127], в которой автор основной упор делает на армавирский период в истории горских армян. При этом JI.A. Погосян не отделяет черкесогаев от остальной армянской общины Армавира и рассматривает культуру черкесских армян в контексте общенациональной. Исследователь в своей работе дискуссирует с Ф.А. Щербиной по ключевым моментам в истории черкесогаев и приводит весьма убедительные аргументы, доказывая свою точку зрения. Заключения JI.A. Погосяна нуждаются в дополнительном исследовании. Труд советского историка показал, что история горских армян изучена довольно слабо и, для дальнейшего исследования в этой области требуется кропотливая работа по изысканию новых источников и археологического материала.

Развитие армянского краеведения стимулировало интерес к этой проблеме и в академических кругах. В Армении выходят работы по истории и материальной культуре АДСЗК. Их основная задача заключалась в выявлении связей армянского населения региона с родиной. На территории Краснодарского края в армянских селах проводились этнографические экспедиции, некоторые из которых были организованы Институтом этнографии и антропологии РАН. В последующем их участниками издается целая серия работ - Н.Г. Волковой [192; 193], А.Е. Тер-Саркисянц [284; 285] и др.

В советский период большинство исследователей продолжили изыскания в этнографической области, заложенные историками XIX -начала XX века По некоторым дискуссионным вопросам появились новые оригинальные версии. Однако по-прежнему ни в одной из работ не рассматривались проблемы общедиаспорного характера

В 90-е гг. научный интерес к АДСЗК не угас, напротив, количество исследований в данной области заметно возросло. Это было вызвано сложными этнодемографическими и политическими процессами, происходящими в нашей стране и оказавшими влияние на ситуацию в Краснодарском крае и Адыгее. За короткий промежуток времени в результате массового миграционного прироста численность армян в регионе увеличилась более чем в три раза, что, в свою очередь, стимулировало масштабное проявление национально-культурного и духовного возрождения диаспоры. Негативной стороной этих процессов стало обострение межэтнических отношений русского и армянского населения Кубани. Слабая информированность играет не последнюю роль в складывающейся ситуации. Поэтому мифы об «армянской экспансии», «Великой Армении» и прочие, периодически появлявшиеся в местных средствах массовой информации (далее: СМИ), находили своих сторонников.

В научных кругах актуализация армянской тематики не вызывала сомнений. Местные ученые и краеведы вновь вернулись к этнографической теме (Н.И. Бондарь [178; 179], В.Б. Виноградов и С.Н. Ктиторов [189; 190], И.В. Кузнецов [227; 228; 231] и др.), к истории отдельных общин и колоний (О. А. Леусян [240], А.Ф. Суслин [281] и др.). Не остались в стороне и исследования в области современных национально-культурных преобразований, происходящих в диаспоре (В.З. Акопян [165], В.Г. Кукуян [233], и др.), вопросы межэтнического взаимодействия (В.Н. и Д.Н. Ракачевы [263] и др.). Ряд статей на вышеназванную тематику был написан и автором диссертации [269-272; 274; 275].

Развитие арменоведения на Кубани стимулировало и исследования многих слабо изученных моментов в истории АДСЗК. Так, например, о деятельности национальных партий «Гнчак» и «Дашнакцутюн» на территории Кубанской области и Черноморской губернии впервые появляются фундаментальные работы Л.А. Карапетяна [215; 216; 217].

Со второй половины 90-х гг. в Краснодарском крае начинают формироваться национальные научно-информационные центры, усилиями которых выпущены специализированные сборники («Армяне Северного Кавказа» (Краснодар), «Армянский сборник» (Сочи)), а в Минераловодском районе Ставропольского края с 1995 г. издается ежегодный историко-культурный журнал «Ьамайнк» (с арм. — «община»). В них нашли свое отражение некоторые актуальные вопросы, связанные с прошлым и настоящим армянской диаспоры Кубани.

Как мы видим, на современном этапе появились первые научные труды, в которых наряду с этнографическим аспектом рассматриваются и другие проблемные моменты в истории АДСЗК. Сделаны первые шаги в составлении общей картины. Но объективно следует отметить неизученностъ проблемы в регионе в обозначенных территориальных и хронологических рамках. Более того, вопросы общедиаспорного характера практически не нашли отражения ни в одном исследовании. Поэтому целостного, комплексного представления о культурно-исторической специфике диаспоры Кубани мы до сих пор не имеем. В связи с этим и были определены цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в выявлении места АДСЗК в общероссийской на основе изучения историко-культурного облика и анализа взаимоотношений армянского населения с другими народностями региона и с органами власти. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

-исследовать процесс миграции армян на территорию СевероЗападного Кавказа, причины, обусловившие его; определить этапы и время переселения, места компактного проживания;

-проанализировать политику российских властей и местной администрации по отношению к армянским переселенцам, ее особенности;

-выявить характерные черты культурного облика и развития: конфессиональная и религиозная принадлежность, организация школьного обучения;

-изучить механизмы самосохранения этнического самосознания: роль общины, церкви, школы;

-охарактеризовать систему межобщинного взаимодействия; структуру внутриобщинной градации.

Объектом исследования является история АДСЗК в условиях изменявшихся политико-идеологических установок страны, а предметом - ее культурно-историческая специфика и функциональная роль в масштабах региона. Диаспора понимается как совокупность всех субэтнических групп и протекающих в ее пределах историко-культурных процессов. В связи с этим, территориальные рамки исследования ограничены географическими пределами Северо-Западного Кавказа, где в разные периоды существовали самостоятельные административные единицы Российской империи, РСФСР и РФ, границы которых претерпевали незначительные изменения. Мы в нашей работе учли, прежде всего, это условие. Заметим, что при описании некоторых событий географические рамки были расширены с целью всестороннего освещения вопроса, что при заключении основополагающих выводов способствовало их объективности.

Хронологически настоящее исследование охватывает период с конца ХУШ века по конец XX века. Нижняя дата соответствует времени активизации Российской империи на кавказском направлении, что, в свою очередь, и обусловило начало формирования современного облика армянской диаспоры в регионе. Верхняя хронологическая грань определена началом нового этапа в истории российских армян.

Источниковая база. Для решения поставленных задач автором был привлечен широкий круг различных исторических источников. Основную документальную базу исследования составили архивные материалы, значительная часть которых впервые вводится в научный оборот.

Основу источниковой базы научной работы составляют документы Государственного архива Краснодарского края (далее ГАКК) и Российского государственного исторического архива (далее РГИА). Материалы по истории АДСЗК содержатся в разных фондах архива Специфика этих документов заключается в нередкой несогласованности и отрывочности приводимых сведений.

Многообразие архивных источников позволяет провести их научную систематизацию по содержанию и информативной направленности. Условно можно выделить следующие группы материалов: документы, характеризующие правовое положение армянских переселенцев. В них содержится информация о социально-экономическом положении армян-мигрантов и местах их расселения, а также статистические данные (статистические ведомости, переписка начальников Гражданской частью на Кавказе, руководителей Кубанской области, правоохранительных структур (в разные годы) и др.); законодательные документы (правительственные постановления, указы о закрытии и открытии армянских школ на Кавказе, о конфискации имущества Армянской церкви (1903 г.) и др.);

- документы, содержащие сведения о духовной (религиозной) жизни армянской диаспоры (переписка начальников и правоохранительных структур Кубанской области с главами Эчмиадзинского католикосата и Астраханской епархии Армянской церкви);

- делопроизводственные документы государственных учреждений (политический сыск; гражданские учреждения).

В работе использованы статистические данные, опубликованные в разные годы: материалы всеобщих переписей населения [134, 136, 142, 143, 145, 146], сведения, содержащиеся в местных справочных изданиях [133, 138, 141, 147, 151, 152, 153, 154], в Кавказском и Кубанском календарях [137,139].

В исследовании задействованы и уставные документы армянских общественных организаций конца XIX - начала XX вв. и конца XX века [101 - 105]. Анализ этих материалов позволяет проследить преемственность, общие положения, выявить эволюцию поставленных целей и задач с учетом специфики деятельности и политико-идеологических установок.

Широкий круг вопросов по духовной, культурной, общественной жизни армянской диаспоры отражены в местных периодических изданиях XIX - начала XX вв. [112; 118; 119; 121; 122]. В некоторых газетах были специализированные рубрики, например, в «Кубанском крае» и «Откликах Кавказа» - «Армянская жизнь», в которой отражены актуальные проблемы жизнедеятельности армянских общин региона. Из периодики конца XX века в работе использованы: центральные [111; 123; 125; 130], краевые [112; 116; 120; 131], районная [108] и национальные - кубанские [110; 115; 117; 124; 125; 127; 129], московская [128] и петербургская [132] газеты.

Не менее важную группу источников составляют опубликованные архивные документы в хрестоматийных изданиях [98; 99; 100]. Уникальные в своем роде рассекреченные материалы УФСБ России по Краснодарскому краю проясняют отдельные моменты в истории армянской диаспоры в 1937 - 1940 гг. [97].

В целом, в диссертации использованы источники разного вида и 4 происхождения. Работая с ними, учитывалась их специфика; в комплексе с другими материалами применялись источниковедческие подходы.

Методологическая основа. В диссертации применялся широкий комплекс общенаучных и конкретно-специальных методов. На основе историко-сравнительного проведен анализ различных армянских общин региона, сделан вывод об их сходстве и особенностях. Историко-системный метод применен при выявлении причинно-следственных связей миграционных и демографических процессов. Реконструктивный метод позволили восстановить ранее выпавшие звенья в общеисторическом плане развития диаспоры. При работе со статистическими материалами использовались количественные методы. Числовые данные переводились в относительные и среднестатистические показатели, сопоставлялись в таблицах распределений. Комплексный метод дал возможность рассмотреть тенденции развития общедиаспорного характера и избежать частностей. Исходные принципы исследования - объективность, историзм

• 4 и научность.

Научная новизна определяется целями и задачами, поставленными в работе, привлечением новых источников, применением современных методов в исследовании и результатами проведенного научного анализа Принципиально новой является постановка проблемы. Впервые сделана попытка в обозначенных хронологических рамках проанализировать I» развитие различных национальных институтов в АДСЗК. В научный оборот впервые вводится целый ряд исторических источников, остававшихся ранее вне поля зрения историков. Новизна исследования определяется также тем, что история АДСЗК рассматривается комплексно: анализируется процесс формирования диаспоры и ее национальных институтов, определяется роль и место армянского населения Кубани в , общерегиональном полиэтническом пространстве.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений. Первые три главы подразделяются в хронологическом порядке, в основе - политико-формационные системы, утвердившиеся в нашей стране в разные исторические периоды и оказывающие непосредственное влияние на формирование и развитие национальных институтов практически во всех областях жизнедеятельности этносов и этнических групп. В четвертой главе рассматривается этнографическая ситуация диаспоры, вопросы внутри- и межэтнического взаимодействия

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Симонян, Мгер Славикович

Заключение

Формирование АДСЗК происходило еще в ХП1 - XV вв., но ее современный этнический облик начал складываться с конца XVIII века. Следует отметить, что данный процесс до сих пор не завершился, что вызвано новой переселенческой волной армян на Кубань из Средней Азии и Закавказья, а также из Чечни. На современном этапе армянское население Кубано-Черноморья представлено несколькими субэтническими группами: амшенцы, зоки, франги, хемшилы, черкесогаи и др., для которых характерным является единое этническое самосознание, за исключением армян-мусульман, вследствие религиозного отличия выделяющих себя в самостоятельный этнос, но не отрицающих свое армянское происхождение.

В исследуемый временной промежуток численность АДСЗК росла быстрыми темпами, главным образом, за счет неоднократных миграционных вливаний. В период с конца XVIII века по конец XX века можно выделить пять переселенческих волн.

1-я волна: 80-е гт. XVIII века - 60-е гг. XIX века Характерной чертой являлись миграционные перемещения черкесогаев в рамках региона: из Закубанья в подконтрольные российской администрации районы. В результате были основаны несколько национальных поселений - Армавир, Каробета Талдустына и др., и сформировались армянские общины в Новороссийске, Анапе и Екатеринодаре. Численность этой категории переселенцев составила более трех тысяч человек.

В рамках этой волны внешнемиграционный прирост армянского населения незначительный. Преимущественно это выходцы из национальных общин российских городов - Астрахани, Кизляра, Моздока, Нор-Нахичевана и др., а также персидско- и турецкоподданные армяне, общая численность которых не превышала 300 человек Последние в 60-х гт. образовали Шапсугское поселение (ныне село Тенгинка Туапсинского района).

Остальные обосновались в городах и экономически развитых населенных пунктах - Новороссийске, Ейске, Екатеринодаре, Армавире.

2-я волна: конец XIX - начало XX века. Миграционная активность исходила преимущественно из Турции; незначительная часть - выходцы из Персии и Закавказья. Среди турецкоподданных армян преобладали амшенцы. Характер размещения переселенцев второй волны: Черноморское побережье, районы Закубанья, города Анапа, Екатеринодар, Ейск, Майкоп - компактно, дисперсно - в правобережье Кубани. В указанный промежуток времени выделяются два типа миграции: экономическая или «дозволенная» (привлеченные российской стороной малоазиатские армяне для освоения Черноморского округа - губернии) и вынужденная или «стихийная» (вследствие репрессий и политики геноцида, проводимой турецкими властями по отношению к армянскому населению). Пики миграционной активности приходятся на: конец 70-х гт. XIX века (русско-турецкая война 1877-1878 гг.), середина 90-х гт. XIX века (армянские погромы в Турции и Баку), 1915-1920 гт. (массовая резня армянского населения в Турции). Численность переселенцев составила более 30 тыс. человек.

3-я волна: 50-е гг. XX века Основная масса мигрантов обосновалась в Анапском районе, главным образом, в селе Гайкадзор. Это были выходцы из Грузии, так называемые ахалкалакские армяне. Общая численность переселенцев не превышала 300 человек

4-я волна: 70-е гт. XX века. Выделяются две исходные зоны миграционной активности армян: Азербайджан (преимущественно карабахцы) и Ценральноазиатский регион (Казахстан, Киргизия и Узбекистан) - хемшилы. Толчком к переселению послужили экономические мотивы. Численность мигрантов составила 5 -7 тыс. человек.

5-я волна: конец XX века. С конца 80-х до середины 90-х гт. преобладала вынужденная миграция из так называемых «горячих точек» - Азербайджана, Абхазии, Ферганской долины (Узбекистан, Кыргыстан) и Чечня; затем -«экономическая» - Армения, Грузия, республики Средней Азии и Казахстан.

Она по своим масштабам превысила предыдущие переселенческие волны и внесла существенные изменения в этнодемографическую ситуацию на Северо-Западном Кавказе. Общая численность мигрантов составила более 300 тысяч человек, значительная часть которых обосновалась на Черноморском побережье, в Закубанье и в крупных городах региона.

Политика правительства и местной администрации по отношению к армянским переселенцам в разные годы претерпевала изменения. Первоначально, в конце XVIII века - 80-х гг. XIX века явно прослеживается заинтересованность российских властей в обосновании армян на территории региона В это время был принят целый ряд законодательных актов, стимулирующих этот процесс. При водворении армяне получали некоторые льготы, вплоть до организации собственной системы самоуправления в национальных поселениях (например, в Армавире).

С конца 80-х гг. XIX века, когда миграция армян приняла стихийный характер, появляются постановления, ограничивающие этот процесс, или предписывающие выселение турецкоподцанных армян обратно. Ранее дарованные льготы постепенно отменяются. В результате предпринятых мер в Черноморской губернии численность армянского населения сократилось более чем в два раза, а в Кубанской области, напротив, - увеличилась.

С 1915 года миграционный приток армян на Северо-Западный Кавказ вновь усилился. Властями были предприняты меры по ограничению этого стихийного процесса, но безрезультативно: число армянских беженцев продолжало расти.

В период кризиса власти 1917-1920 гг. беженский вопрос по-прежнему оставался актуальным. В это время «деникинскими временщиками» совместно с руководством Республики Армения был разработан маршрут по переселению вынужденных мигрантов армянского происхождения с Кубани в Закавказье. Однако из-за нестабильности в регионе, продолжавшихся военных действий осуществление данного проекта не состоялось.

После прихода к власти большевиков, национальная политика государства претерпела коренные изменения. Этнические меньшинства приобрели право на территориально-хозяйственную обособленность в рамках существующих субъектов. На Северо-Западном Кавказе было образовано более двадцати армянских сельских советов и один национальный район. С конца 30-х гг. политика автономизации страны постепенно свертывается. К 60-м гг. в Краснодарском крае ликвидируются все национальные районы и сельские советы.

После развала Советского Союза в России к власти приходят политики «новой волны», взявшие курс на демократические преобразования. Региональные органы самоуправления получили дополнительные полномочия. В это же время число армянских переселенцев на СевероЗападном Кавказе заметно увеличилось. Отсутствие федеральных законов, регулирующих миграционные процессы, подтолкнуло местные власти взять данный вопрос под свой контроль. В 90-е гт, в Краснодарском крае издается целый ряд постановлений, направленных на ограничение переселенческого потока, но многие из них впоследствии были отменены, так как выходили за рамки компетенции региональных структур управления.

В результате неоднократных миграционных вливаний субэтническое многообразие АДСЗК усиливалось. Вместе с тем расширялась и ее конфессиональная градация. Большинство являлись приверженцами ААЦ, отдельные группы армян исповедовали другие христианские течения -католицизм (униатство) и православие, а хемшилы - мусульманство суннитского толка Среди представленных в регионе конфессиональных групп армян только приверженцы ААЦ обладают обширной церковной организацией.

В дореволюционный период ААЦ в АДСЗК выполняла культурно-охранительную функцию. Армянским духовенством аккумулировались возможности местных общин в области национально-просветительного строительства При храмах ААЦ открывались школы, избы-читальни, создавались творческие коллективы. В решении тех или иных вопросов, связанных с жизнедеятельностью общины, армянское духовенство принимало непосредственное участие. Нередко ААЦ выступала в роли посредника в сношениях кубанской диаспоры с другими армянскими колониями и этнической родиной. Сложившаяся функциональная роль Армянской церкви вызывала недовольство в правительственных кругах Российской империи, так как служила серьезным препятствием для проведения руссификаторской политики. В связи с этим предпринимались меры, направленные на ослабление влияния ААЦ: отстранение армянского духовенства от учебного процесса в национальных школах (70-е, 80-е, 90-е гг. XIX века), конфискация церковного имущества (1903 г.). Но подобные действия встретили ожесточенное сопротивление со стороны армянского населения, и российское правительство вынуждено было отменять ранее принятые постановления.

В дореволюционный период армянская национально-образовательная сеть первоначально состояла исключительно из приходских школ. В последующем, после неоднократных попыток отстранения церкви от учебного процесса, открываются частные и общественные училища (с 70-х гг.). В этот период явно прослеживается тенденция расширения общеобразовательной сети армянских школ, вызванного быстрыми темпами роста кубанской диаспоры. При этом доминирующая роль ААЦ сохранялась.

В 80-х гг. XIX века на Кубани появляются первые армянские общественные организации, в начале XX века их число заметно увеличивается. Выделяются 3 типа: профессиональные, культурно-благотворительные и политические партии (структурная организация партий «Гнчак» и «Дашнакцутюн»). Предпосылками к созданию в регионе армянских общественных объединений служили: наличие большой диаспоры, активно вовлеченной в общественно-экономическую жизнь Северо-Западного Кавказа, нерешенность «армянского вопроса» в условиях непрекращающихся погромов в Турции и прибывающих оттуда беженцев-армян.

В советский период в Кубано-Черноморском крае происходит ликвидация структурной организации ААЦ, армянских политических партий, профессиональных и культурно-благотворительных обществ. Усиливается роль государства во всех основополагающих направлениях жизнедеятельности диаспоры. Армяне, будучи этническим меньшинством, в соответствии с проводимой в стране политикой автономизации, получили право на создание в местах компактного проживания национальных сельских советов и района В это же время на Северо-Западном Кавказе появляются первые армянские газеты, а национально-образовательная система в своем развитии достигла наивысшего подъема (140 армянских школ в 1951 году). Но уже в 50-х - начале 80-х гг. национально-культурное строительство армянской диаспоры региона пребывало в глубоком кризисе (количество армянских школ сократилось в 25 раз, закрываются национальные творческие коллективы и газеты). В условиях всеобъемлющего государственного регулирования данного процесса изменение концепции национальной политики, как следствие, стимулировали кризисные явления в развитии этнокультурной системы. В свою очередь активизировались ассимиляционные механизмы в диаспоре.

С конца 80-х гг. наблюдается процесс национально-культурного возрождения. На Северо-Западном Кавказе вновь формируются армянские общественные организации, существовавшие первоначально на полулегальной основе, а после принятия на федеральном уровне соответствующей законодательной базы, они приобретают официальный статус. Толчком к возникновению армянских обществ послужили демократические преобразования, происходящие в стране. Не последнюю роль сыграл и армяно-азербайджанский конфликт, вызвавший очередной всплеск миграции армян.

Деятельность национальных общественных организаций осуществляется в области этнокультурного строительства. Их усилиями по всему региону в общеобразовательных учреждениях открываются факультативы по изучению армянского языка и литературы, мобилизуются творческие силы диаспоры, устанавливаются связи с Арменией и армянскими общинами, как в России, так и за рубежом. Одновременно на Северо-Западном Кавказе активизировалось строительство религиозных объектов ААЦ. Таким образом, в конце XX века происходило восстановление институциональной основы армянской диаспоры региона, нарушенной в советский период.

В условиях относительной изолированности от основного этнического массива развитая национально-культурная система, безусловно, препятствовала полной ассимиляции армян Кубани. Многочисленность диаспоры, компактность ее проживания, практически постоянный механический прирост из армянонаселенных регионов также способствовали сохранению этнического самосознания, родного языка, традиционной культуры.

Длительное пребывание армян на территории Северо-Западного Кавказа задействовали и ассимиляционные механизмы. Это проявилось, прежде всего, в языковой адаптации (постепенным вытеснением армянского языка русским). С учетом новой этнической среды основной донорной культурой становится русская. При этом передавались не столько традиционные элементы, сколько современная урбанизированная культура через русских. Со стороны других этнических групп региона этнокультурное влияние на армянскую диаспору незначительно или вовсе не наблюдается. В то же время высокая доля армян в общем населении Северо-Западного Кавказа являлась очевидным фактором в культурной интеграции с окружающей полиэтнической средой (отдельные этнические группы испытывали влияние армянской культуры - ассирийцы, курды, удины).

В конце XX века в межэтническом взаимодействии русского и армянского населения региона прослеживаются кризисные явления, вызванные общим изменением этнодемографической ситуации. При этом фактором, усугубляющим данное положение, становится политический прессинг общественного мнения местным истеблишментом, особенно в предвыборные периоды.

В своем историческом развитии армянская диаспора прошла три стадии: становления (конец XVIII - начало XX вв.); всестороннего регулирования национально-культурных процессов со стороны государства» вызвавшие в конечном итоге кризисные явления (20-е - начало 80-х гг. XX века); возрождения институциональной основы (конец XX века).

На современном этапе одним из важнейших условий выживания АДСЗК - снятие напряженности во взаимоотношениях с кубанским казачеством, необходимость установления с ним диалога. Немалое значение имеет развитие народной дипломатии с помощью национальных общин на местах. Целесообразно и совместное проведение различных культурных мероприятий, посвященных общим христианским традициям и обычаям. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. При этом важно осознать и то, что существующая напряженность не имеет под собой объективной основы, поскольку национальные интересы и казаков, и армян во многом совпадают.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Симонян, Мгер Славикович, 2003 год

1. Армавирский краеведческий музей Опубликованные источники

2. Краснодарский край в 1937 1941 гт. Документы и материалы/ ¥ Управление по делам архивов Краснодарского края УФСБ России по

3. Краснодарскому краю. Краснодар, 2002

4. Революционное движение на Кубани в 1905 1907 гг. - Краснодар, 1956

5. Хрестоматия по истории Кубани. Краснодар, 1975.- Ч. 1-2 ЮО.Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. -М., 20001. Уставные документы

6. Устав Армянского Благотворительного Общества на Кавказе. Тифлис, * 1881

7. Ю2.Устав Армянского Благотворительного Общества на Кавказе. Тифлис, 1908

8. Устав добровольного общественного объединения Союз Армянской молодежи. - Краснодар, 1994

9. Устав Краснодарского Общества Армянской культуры и милосердия им. М. Мапггоца. Краснодар, 1992

10. Устав общественной организации Армянская община «Севан».- Сочи, 1999.1. Прочие источники

11. Надгробная надпись на погребении монаха Карапета Арцивеяна (Армавир)

12. Памятная надпись на хачкаре у армянской церкви Сурб Аствацацин, установленном в 1996 г. (Краснодар)1. Периодические издания

13. Апшеронский рабочий. Апшеронск (2000г., 15 сент.; 2001г., 26 мая)

14. Аргументы и факты Юг (региональное приложение газеты Аргументы и факты) (2001г., № 37)

15. Армянские вести. Сочи (2001г., №№ 2,4,5)

16. Большевик (1945г., 20 мая, 28 сент.)

17. Вольная Кубань (1918 г., № 101; 1994,2 апр.)

18. Вопросы просвещения на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону (1929г., №29)

19. Донской временник. Ростов-на-Дону, 1999

20. Еркрамас. Краснодар (1996г., №№ 2-5; 1998г., № 10; 1999г., № 8; 2000г., №№ 2,5; 2001г., №№ 3, 5-8, 11,12,14-18)

21. Краснодарские известия (1999г., №№ 23,37)

22. Крунк. Армавир (1997г., № 5; 2000г., № 12; 2001г., № 1)

23. Кубанские ведомости (1916г., № 25 марта)

24. Кубанские войсковые ведомости (1868г., 21 июня; 1869г., № 30,37)

25. Кубанские новости (1994г., 17 сент.; 1997г., 16 апр.)

26. Кубанские областные ведомости (1901г., №№ 28, 33, 35-37; 1995г., № 23)

27. Кубанский край (1911г., 2 апр., 5 мая; 1913г., 16 мая; 1915г., 22 мая, 17 июня, 2 сент.; 1917г., 18 апр., 28 мая, 6,13,17 июня)

28. Лига наций. М. (1999г., №№ 8-12)

29. Луйс. Новороссийск (1994г., № 4; 1997г., №№ 3,4,6; 1998г., № 6)

30. Маштоц. Краснодар (1994г., №№ 1-6, 15-16; 1995г., №№ 1-7, 10, 12, 13,15,16; 1996г., №№ 1-7,12,13; 1997г., № 4; 1999г., № 8; 2001г., № 12)

31. Московские новости (1992, 1 ноября)

32. Наша жизнь. Краснодар (2001г., №№ 1-6)

33. Ноев Ковчег. М. (2000г., №№ 1-10; 2001г., №№ 1-12)

34. САР. Краснодар (2001г., №№ 1-4)130. Труд (1997г., №43)

35. Советская Кубань (1945г., 9 янв., 26 сент.)

36. Ьаватанк (Веруем). С-Пб. (2000г., № 1) Справочные издания

37. Бюллетень армавирского окружного статистического бюро. Армавир, 1924

38. Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. М., 1928.- т.5

39. Доброхотов В. П. Черноморское побережье Кавказа. Пг., 1916

40. Итоги Всеобщей переписи населения 1970 года. М., 1973

41. Кавказский календарь (на 1852-1880 г., 1917 г.)

42. Кубанская область в ее недавнем прошлом и настоящем.- Екатеринодар, 1912

43. Кубанский календарь (на 1908 г., 1913г.)

44. Кубанский статистический сборник за 1924-26 гг. Краснодар, 1927

45. Леонтьев С. Справочная книга Черноморской губернии на 1899 год. -Новороссийск, 1899

46. Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. М., 1991

47. Народы мира: историко-этнографический справочник. М., 1988

48. Национальный состав населения Краснодарского края по данным Всесоюзной переписи населения 12.01.89. Краснодар, 1989

49. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи. Кубанская область. С-Пб., 1905. - т. 65

50. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи. Черноморская губерния. С-Пб., 1900. - т. 70

51. Религиозные организации Краснодарского края (справочник). -Краснодар, 2001

52. РСФСР: административно-территориальное деление. М., 1981

53. Сборник сведений о Кавказе. Тифлис, 1871. - т. 1

54. Советская политика за 10 лет по национальному вопросу в РСФСР (Систематический сборник действующих актов). М., 1981

55. Список населенных мест Кубанского округа. Краснодар, 1927

56. Справочная книга: Кубань и Черноморское побережье на 1914 г.

57. Шапсович М. С. Весь Кавказ. Баку, 1914 ^ 154. 60 лет Краснодарскому краю 1937-1997 гг. - Краснодар, 19971. Энциклопедии

58. Большой энциклопедический словарь. М. - т. 2 1970.; т. 30 [1978]

59. Малая советская энциклопедия. изд. 2-е. - М.,1936. - т. 5

60. Энциклопедический словарь / изд-во В. А. Брокгауза и И. А. Эфрона. -С-Пб., 1890. -т. 2

61. Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года. Краснодар, 19971. Литература

62. Аветисян Н. А., Ованесов Б. Т. Некоторые исторические аспекты национального менталитета армян, проживающих на Северном Кавказе// Интеллигенция Северного Кавказа в истории России. Межрегиональный сборник научных статей. Ставрополь, 1997. - с. 16-22

63. Адобошьян В. JI. Армяне Кубани в годы строительства социализма. -Краснодар, 1972

64. Айвазян К. В. История отношений русской и армянской церквей в Средние века. Ереван, 1989

65. Айвазян С. М. История России. Армянский след. М., 2000

66. Акопян В. 3. Возрождение церковной жизни армян Северного Кавказа// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалымежрегиональной научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 2. -с.203-205

67. Акопян В. 3. Езиды наши соотечественники// Ьамайнк: историко-культурный журнал юга России. - Кисловодск, 2000. - вып. 10. - с. 45-50

68. Акопян В. 3. Национальные районы и их официальный язык (Армянские районы Северного Кавказа в 20-е гг.)// Армяне Северного Кавказа. -Краснодар, 1995.-е. 147-159

69. Акопян В. 3. Пахомов С. В. Умиротворитель Терека// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 1. - с. 162-164

70. Аксаев Е. Д. Армавир. Краснодар, 1976

71. Ананян Ж. А., Хачатурян В. А. Армянские общины России. Ереван, 1998

72. Арби де ла Мортэ Путешествие господина Арби де ла Мортэ в Европу, Азию и Африку.// Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX в. Нальчик, 1974. - с. 123-125172. Армавир. Краснодар, 1983

73. Аствацатурова М. А. Диаспоры Северного Кавказа в межкультурной коммуникации (теоретический аспект)// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.Ставрополь, 2001. - ч. 2.-е. 122-125

74. Аствацатурова М. А. Концепция национальной и региональной полигики Ставропольского края// История Северного Кавказа с древнейших времен по настоящее время (тезисы конференции 30-31 мая 2000 года). -Пятигорск, 2000. с. 20-23

75. Атабекян Н. В. и др. Армяне села Гайкадзор (этнографические заметки)// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995.-е. 170-175

76. Бардадым В. Этюды о Екатеринодаре. К 200-летию города. Краснодар, 1992

77. Бондарь В. В. Войсковой город Екатеринодар 1793-1867 гг. Историко-культурная и функциональная роль в системе городских поселений Российской империи. Краснодар, 2000

78. Бондарь Н. И. Что мы знаем друг о друге? Этнографический очерк о народах Кубани//Кубанский краевед. Краснодар, 1990.-е. 132-167

79. Бондарь Н. И. Этнокультурная ситуация на Кубани// Материалы научно-практической конференции «Традиционные национальные культуры Кубани: состав, состояние, проблемы». Краснодар, 1991.-е. 169-173

80. Братская помощь пострадавшим в Турции армянам. М., 1897

81. Броневский М. Описание Татарии// Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX в. Нальчик, 1974. - с. 54-58

82. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные и пополненные. М., 1823. - ч. 1-2

83. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа. С-Пб., 1861. - ч. 13

84. Ванеев Г. И. Черноморцы в великой отечественной войне. М., 1978

85. Вартумян А. А. К вопросу об этнополитических процессах на Северном Кавказе в новейший период// История Северного Кавказа с древнейших времен по настоящее время (тезисы конференции 30-31 мая 2000 года). -Пятигорск, 2000. с. 31-33

86. Василина А. Н. Память о боях на Кубани/ Сборник воспоминаний. -Краснодар, 2000

87. Великая Н. М. Армяне Терского левобережья в XVII-XIX в.// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995.-е. 188-195

88. Верещагин А. В. Путевые заметки по Черноморскому округу. М., 1876

89. Виноградов В. Б., Ктиторов С. Н. Заметки об изучении актуальных вопросов истории черкесогаев и дореволюционного Армавира// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995.-е. 129-137

90. Виноградов В. Б. Страницы истории средней Кубани. Армавир, 1993

91. Волков И. В. Хачкар из Темрюкского музея (наблюдение о влиянии армянской диаспоры на городскую культуру Золотой Орды)// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995.-е. 72-98

92. Волкова Н. Г. О расселении армян на Северном Кавказе до начала XX века// Историко-филологический журнал. Ереван, 1966. - № 3. - с. 257-267

93. Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII -начале XX в. М., 1974

94. Волова Л. А. Межкультурная коммуникация на Северном Кавказе// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 2.-е. 125-128

95. Гарунова Н. Н. Роль Кизляра в геополитике России на Северном Кавказе// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 1.-е. 87-91

96. Гильденштедт И. А. Географическое и историческое описание Грузии и Кавказа из путешествий г-на академика И. А. Гильденштедта через Россию и по Кавказским горам в 1770,1771, 1772 и 1773 годах. С-Пб., 1809

97. Гололобов И. В. Свадебная обрядность армян села Гайкадзор// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995. - с. 176-181

98. Григорьян К. Э. Проблемы изучения субэтнических групп армян. Язык, конфессия, самосознание// Экономика. Право. Печать. Вестник КСЭИ. -Краснодар, 2000. № 1 -3 (6-8). - с. 79-80

99. Гульченко Н. И. Роль армянской общины в общественной жизни Армавира середины XIX начала XX вв.// Историко-археологический альманах (Армавирского краеведческого музея). - Армавир-М., 2000. - вып. 6.-е. 62-65

100. Гущина Л. И. Формирование крупной буржуазии Кубанской области и Черноморской губернии// Проблемы социально-экономического развития Северного Кавказа в XIX начале XX вв. - Краснодар, 1985. - с. 91-108

101. Демин Л. М. Взаимодействие культур и проблема взаимных культурных влияний: Учеб. пособие. М., 1999

102. Дживелегов А. К. Армяне в России. М., 1906

103. Джимов Б. М. и др. Майкоп. Краснодар, 1980

104. Джиоев М. К. Сведения древнеармянских агиографических памятников об алано-армянских связях// Аланы и Кавказ. Владикавказ, 1992. - с. 51-55

105. Дубровин Н. История войны и владычества России на Кавказе. Очерк Кавказа и народов, его населяющих. С-Пб., 1871. - т. 1

106. Екатеринодар-Краснодар: два века города в датах, событиях, воспоминаниях. Краснодар, 1993

107. Захарьян Н. О., Куртаметова Ф. Н. Материалы по родильной и свадебной обрядности амшенских армян. Краснодар, 1991

108. Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных оному земель; в историческом, статистическом, этнографическом, финансовом и торговом отношениях. С-Пб., 1833. - ч. II

109. Иванов Е. М. Армавир мой город родной (записки краеведа). -Армавир, 1996

110. Иванов И. Армавир// Кавказ (газ.). Тифлис, 1850. - № 45

111. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в.-М., 1988

112. Казьмина О. Е. Вопрос о религиозной принадлежности в переписях населения России и СССР// Этнографические обозрения. 1997. - № 5. - с. 156-161

113. Каменев Н. Развалины церкви св. Георгия, открытой на реке Белой// Памятная книжка Кубанской области на 1877 год. Екатеринодар, 1877

114. Каминский В. Н. Одно из сочинений Константина Багрянородного и этническая картина Северо-Западного Кавказа// Музейный вестник. -Краснодар, 1993. вып. 1.-е. 95-99

115. Карапетян Л. А. Армянская партия Дашнакцутюн на Кубани в начале XX века// Ьамайнк. Пятигорск, 1996. - вып. 2.-е. 11-17

116. Карапетян Л. А. Из истории армянских политических партий на Кубани в начале XX века// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995. - с. 138146

117. Карапетян Л. А. У истоков российской многопартийности: СевероКавказский регион (конец 90-х гг. XIX века февраль 1917 г.). - Краснодар, 2001

118. Карлов В. В. Этнонациональная рефлексия и предмет этнологии: (к проблеме самосознания науки)// Этнографические обозрения. М., 2000. - с. 3-21

119. Кибякова О. М. Просвещение национальных меньшинств Кубанской области и Черноморского округа// Краснодару 200 лет. Тезисы краевой научно-практической конференции. - Краснодар, 1993. - с. 145-148

120. Клинген И. Основы хозяйства в Сочинском округе. С-Пб., 1897

121. Комаров В. М., Максимов И. А. Сочи и сочинцы. Краснодар, 1981

122. Конюков И. А. Опыт исследования организации садовых, виноградарских, огородных и табаководных хозяйств. Краснодар, 1929

123. Корниенко Т. А. Проблема беженцев на Северном Кавказе в годы первой мировой войны// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 1. — с. 298-300

124. Короленко П. П. Горские переселенцы в Черномории// Известия Общества любителей изучения Кубанской области. Екатеринодар, 1902. -вып. 3. - с. 36-39

125. Кубань в Великой Отечественной. 1941-1945. Краснодар, 2000

126. Кузнецов И. В. Одежда армян Понта. Семиотика материальной культуры. М., 1995

127. Кузнецов И. В. Угрожаемые языки. Список угрожаемых языков Кавказа// Бюллетень. Краснодар, 1999. - № 1. - с. 113-115

128. Кузнецов И. В. Удины// Бюллетень. Краснодар, 1999. - № 1. - с. 123131

129. Кузнецов И. В. Чехи Кавказа// Бюллетень. Краснодар, 1999. - № 1.-е. 116-122

130. Кузнецов И. В. Pontica Caucasica ethnica. У/ Армяне Северного Кавказа. -Краснодар, 1995. с. 46-56

131. Кузуб М. В. Расселение армян в Джубгском округе// Ьамайнк. -Кисловодск, 2000. вып. 10.-е. 21-39

132. Кукуян В. Г. Маргинальная личность, как результат взаимодействия культур: на примере армянской диаспоры в России// Кунсткамера. Этнографические тетради. С-Пб., 1993. - вып. 2-3. - с. 29-32

133. Куприянова JI. В. Города Северного Кавказа во второй половине XIX века.-М., 1981

134. Куценко Я. И., Чучмай Г. Т. Краснодар, исторический очерк. -Краснодар, 1956

135. Лавров Л. И. историко-этнографические очерки Кавказа. Л., 1978

136. Лебедев В. К 1700-летию армянской церкви// Русская культура вне границ. Соотечественники: инф. сб. М., 1999. - вып. 2. - с. 31

137. Лейберов И. П., Перегудова 3. И. Подвиг Нунэ: Документальная повесть о Н. Ф. Агаджановой. Л., 1985

138. Лейбовский А. В. Хемшилы проблемы идентичности в изменяющихся условиях// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. - М.- Ставрополь, 2001. - ч. 1.-е. 246248

139. Леусян О. А. Армянская община Екатеринодара в годы Гражданской войны// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 1.-е. 230232

140. Лукьяненков С. С., Геворкян Г. Черкесогаи и основание Армавира// Ьамайнк. Пятигорск, 1996. - вып. 2. - с. 7-10

141. Луцков В. Е. Кропоткин. Краснодар, 1986

142. Манукянц С. Взгляд на армянскую общину Моздока// Ьамайнк. -Кисловодск, 2000. вып. 10. - с. 39-43

143. Марр Н. Я. Племенной состав населения Кавказа. Классификация народов Кавказа (рабочий проспект). Пг., 1920

144. МинасянМ. Г. Армяне Причерноморья. Ереван, 1990

145. Нарожный Е. И. К предыстории армянской колонии Армавира// К изучению историко-культурного прошлого Прикубанья. Армавир, 1992. - с. 23-24247. . Яи^/.—1. BrtAtestfr Леьяъ (наарм. яз.: Нерсесян С. Талисманы любви. Ереван, 2000)

146. Нечипурнова Н. Партийное руководство опытным административно-хозяйственным районированием Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1968249. £1. У/Гт?(наарм. яз.: Овакимян О. История армянского Понта. Бейрут, 1967)

147. Ованесов А. Г. Армавирцы в единой семье народов России. Армавир, 2000

148. Ованесов Б. Т. Интеллигенция армянской общины губернского города Ставрополя// Интеллигенция России в истории Северного Кавказа: материалы межрегиональной научной конференции (октябрь 1999). -Ставрополь, 2000. с. 217-226

149. Ованесов Б. Т. Миграция армянского населения на Ставрополье// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М. - Ставрополь, 2001. - ч. 1.-е. 226-229

150. Оганесян Э. Век борьбы: очерк 100 летней истории дашнакской партии и национально-освободительной борьбы армянского народа. Мюнхен-М., 1991.-т. 1-2

151. Одинцов М. И. Религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны (1943-1945)// Отечественные архивы. 1995. - № 3. - с. 41-70

152. Осадчий И. П. Туапсе и Туапсинский район. Краснодар, 1967

153. Осипов А. Дискриминация по этническому признаку против мигрантов в Российской Федерации// Бюллетень. Краснодар, 1999. - № 1. - с. 100-108

154. Погосян JI. А. Армянская колония Армавира. Ереван, 1981

155. Покровский М. В. Из истории адыгов в конце XVIII первой половине XIX века: социально-экономические очерки. - Краснодар, 1989

156. Поркшеян X. А. Когда происходило переселение армян в Крым// Историко-филологический журнал. Ереван, 1962. - № 3. - с. 115-118

157. Поркшеян X. А. Происхождение черкесоармян и основание Армавира// Вестник общественных наук АН Армянской ССР. Ереван, 1971. - № 5. - с. 32-35

158. По страницам истории Кубани (краеведческие очерки). Краснодар, 1993

159. Пьянков А. В. О церкви Св. Георгия, построенной армянским зодчим в XII в. на реке Белой// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995. - с. 99107

160. Ракачев В. Н., Ракачев Д. Н. Межнациональные отношения в Краснодарском крае (состояние и перспективы)// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 1. — с. 276-278

161. Ратушняк В. Н. Актуальные проблемы истории и историографии Северного Кавказа. Краснодар, 2000

162. Ряснянская Н. А. Городское самоуправление Предкавказья в конце XVIII середине XIX вв.// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. - М.-Ставрополь, 2001. - ч. 1. — с. 173-176

163. Сивер А. В. Шапсуги и проблема восстановления Шапсугского национального района (историческая справка, публикация документов)// Бюллетень. Краснодар, 1999. - № 1. - с. 6-78

164. Сивков С. М. Политические партии и общественные организации Екатеринодара в 1917 т.II Краснодару 200 лет. Тезисы краевой научно-практической конференции. - Краснодар, 1993. - с. 42-47

165. Симонян М. С. Армянские школы на территории Северо-Западного Кавказа (19 — конец 20 вв.)// Региональные исследования по отечественной истории и культуре. Краснодар, 2001. - вып. 2. - с. 92-96

166. Симонян М. С. Возрождение религиозной жизни армянской диаспоры Кубани (строительство церквей, образование епархии Армянской Апостольской Церкви Юга России) в к. XX в.// Магистериум. Краснодар, 2003.-вып. 1. — с. 95-106

167. Симонян М. С. Конфликт как одна из следственных причин формирования спюрка (на примере армянской диаспоры Кубани): XV век — современность// Российская культура глазами молодых ученых. С-Пб., 2001.-с. 42-50

168. Симонян М. С. Общественно-культурная деятельность армянской общины г. Краснодара в конце XX века// Российская культура XXI века глазами молодых ученых. Краснодар, 2001. - с. 37-45

169. Симонян М. С. Переход черкесогаев во владения Российской империи// Археология, этнография и краеведение Кубани. Материалы IX краевой межвузовской аспирантско-студенческой конференции. Армавир-Краснодар, 2001. - с. 37-38

170. Симонян М. С. Трехбратов Б. А. Армянские периодические издания на Кубани конца XX в.// Тезисы XXVIII научной конференции студентов и молодых ученых ВУЗов Юга России (январь-март 2001). Краснодар, 2001. -с. 162-163

171. Симонян М. С. Церковь Николая Чудотворца (п. Новомихайловский)// Археология, этнография и краеведение Кубани. Краснодар, 2003. - с. 54-57

172. Скибицкий В. А. Героические годы. Очерк о революционном движении в Черноморской губернии в годы первой русской революции (1905-1907 годы). Краснодар, 1956

173. Скибицкий В. А. Торжество ленинской тактики. Большевики Кубани и Черноморья в борьбе за ленинскую тактику в первой русской революции. -Краснодар, 1969

174. Советский Союз. Армения. М., 1966

175. Сокольский В. А. Новороссийская республика. Совет рабочих депутатов Новороссийска в 1905 г. М., 1963

176. Сталин И. В. Собр. Соч. М., 1948

177. Суслин А. Ф. Откуда пошло село Тенгинка// Армянский сборник. -Сочи, 1998.-с. 36-39

178. Тверитинов И. А. Национально-территориальное строительство в Северном Причерноморье и на Кубани// Этнографические обозрения. 1992. -№ 1.-е. 21-25

179. Тер-Карапетянц Ж. Н. К расшифровке армянских букв на саркофаге Ярослава Мудрого// Ьамайнк. Пятигорск, 1995. - вып.1. - с. 35-36

180. Тер-Саркисянц А. Е. Армяне: история и этнокультурные традиции. М., 1998

181. Тер-Саркисянц А. Е. Этнокультурный облик армян Северного Кавказа: история и современность// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995. - с. 4-31

182. Ткаченко Д. С. Становление институтов национального просвещения в первой половине XIX в.// Северный Кавказ: геополитика, история, культура:материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 2.-с. 236-240

183. Торлакян Б. Г. Одежда амшенских армян в конце XIX века// Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995.-е. 196-210

184. Улько Г. Октябрь на Черноморье. Краснодар, 1957

185. Ферран. Путешествие из Крыма в Черкесию, через земли ногайских татар, в 1709 году// Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов. Нальчик, 1974.-е. 108-112

186. Фирбюхер Г. Армения, 1915. Уничтожение Турцией культурного народа. Ереван, 1991

187. Хадикова А. X. Кавказцы в новейшей истории России: формирование негативного образа// История Северного Кавказа с древнейших времен по настоящее время (тезисы конференции 30-31 мая 2000 года). Пятигорск. 2000.-е. 247-249

188. Хазров И. Остатки христианства между закубанскими народами// Кавказ (газ.). Тифлис, 1846. - № 42

189. Хачатурян В. А. Два века армянской периодической печати// Ьамайнк. -Пятигорск, 1996. вып. 2. - с. 3-6

190. Шебзухова Т. А. К вопросу о пореформенной колонизации североКавказского региона// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 2.-с. 59-67

191. Шеховцова Н. А. Торговые дома на Ставрополье и Кубани в конце XIX -начале XX века// Северный Кавказ: геополитика, история, культура: материалы всероссийской научной конференции. М.-Ставрополь, 2001. - ч. 2.-с. 50-54

192. Щербина Ф. А. История Армавира и черкесогаев. Екатеринодар, 1916

193. Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. Екатеринодар, 1913.-т. 1-2

194. Диссертации и авторефераты

195. Великая Н. Н. Политические, социально-экономические, этнокультурные процессы в Восточном Предкавказье (XVIII-XIX вв.): Дис. на соиск. уч. степ. д. и. н. Ставрополь, 2001

196. Ктиторов С. Н. История Армавира в контексте социально-экономического и культурного развития Степного Предкавказья в XIX нач. XX в.: Дис. на соиск. уч. степ. к. и. н. - Армавир, 2000

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 167345