Барон Николай Николаевич Врангель и его вклад в изучение русского искусства XVIII - I половины XIX века тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.04, кандидат искусствоведения Лаврухина, Ирина Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Барон Николай Николаевич Врангель и его вклад в изучение русского искусства XVIII - I половины XIX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 119636
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Лаврухина, Ирина Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
17.00.04
Специальность: 
Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура
Количество cтраниц: 
317

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Лаврухина, Ирина Александровна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I Н.Н.Врангель - художественный критик и историк искусств

ГЛАВАМ Исследования Н.Н.Врангеля, посвященные русскому искусству XVIII - I половины XIX века

ГЛАВАМ! Проблемы «традиций» и «влияния» в русском искусстве Нового времени в оценках Н.Н.Врангеля

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Барон Николай Николаевич Врангель и его вклад в изучение русского искусства XVIII - I половины XIX века"

Значение XVIII века в истории развития русского искусства трудно переоценить. Однако отношение к нему в различные периоды общественно -культурной жизни России было неоднозначным. В последние годы в отечественном искусствознании наметились тенденции к детальному рассмотрению самого процесса изучения искусства XVIII века - появляются работы, посвященные оценке вклада ученых, художественных критиков и общественных деятелей в формирование современных представлений об искусстве Нового времени (1, 168; 2, 2). Особенно важным был начальный этап исследования классического периода развития русского искусства, так как именно с обращением к нему связывается выделение искусствоведения как самостоятельной дисциплины, его окончательная эмансипация от литературы, истории и археологии, сложение метода и определение объекта исследования. Значительную роль в утверждении эстетической ценности искусства XVIII - начала XIX веков сыграл барон Николай Николаевич Врангель.

Специальных трудов, посвященных анализу научных работ, критических статей и общественной деятельности барона Врангеля, легших в основу создания целостной концепции русского искусства Нового времени, нет. К настоящему моменту не написана даже подробная биография ученого.1 Причиной подобного невнимания долгое время являлось то, что Николай Николаевич был родным братом Петра Николаевича Врангеля, одного из последних лидеров "белого движения"; и открытое утверждение заслуг перед отечественной наукой человека из семьи генерала Врангеля не могло иметь места вплоть до последних лет, в связи, с чем особую ценность представляют архивные материалы. В ходе работы была предпринята попытка умозрительно реконструировать состав личного архива Н.Н.Врангеля и проследить историю его распыления.

Вопрос о передаче в общественное пользование собрания черновиков, картотек, записных книжек, обширной переписки и библиотеки был решен семьей Н.Н.Врангеля через месяц после его кончины. Именно к тому времени относится письмо А.Ф.Кони к баронессе М.Д.Врангель с предложением поместить архив ее сына в библиотеку Женского Педагогического института, директор которого уже выразил на то свое согласие (4, 22, л.З* - здесь и далее подобным образом отмечены документы, впервые вводимые в научный оборот). По принципиальным соображениям М.Д Врангель ответила отказом.2* После этого баронесса сама обратилась к непременному секретарю Императорской Академии наук С.Ф.Ольденбургу, хорошо знавшему и ценившему Н.Н.Врангеля, с просьбой принять на хранение в Академию Наук его военный дневник и неопубликованную статью с условием: не вскрывать конверт, содержащий эти тексты, в течение 25 лет.3* Ольденбург от лица собрания Академии наук согласился и предложил остановиться на сроке в 15 лет, отметив, что "дневник и статья такого человека, как Николай Николаевич со свойственной ему тонкой и вдумчивой наблюдательностью и умением найти всегда и прекрасную и достойную форму для выражения его впечатлений, никогда не потеряют ни интереса, ни значения, тем более через 25 или 15 лет" (4, 54, л.2*). 12 ноября 1915 года четыре тетради дневника и статья "Рассказ о Федоре Кузьмиче (Императоре Александре I), записанный бароном Н.Н.Врангелем 5 сентября 1912 года" были помещены в Академии наук (4, 54, л.5).

Затем семьей было решено отдать в незадолго до того организованный Пушкинский Дом, всю сохранившуюся переписку Н.Н.Врангеля, так как в число его корреспондентов входили видные деятели науки и искусства. После получения положительного ответа Мария Дмитриевна обратилась к авторам писем за разрешением на передачу в общественное учреждение их посланий (4, 54, л.6). Не все смогли сразу согласиться на это предложение. К примеру, князь С.М.Волконский подверг свои письма своеобразной цензуре, прежде чем позволил поместить их в архив,4* объясняя тем, что "наши письма были такого "фамишонного" характера, что я не могу относиться к ним иначе, чем с большой осмотрительностью в смысле предания их гласности"(4, 19, л.81*). Тем не менее, вопрос был рещен еще до торжественного заседания Академии наук памяти Н.Н.Врангеля.5

Больше всего времени потребовалось чтобы определить то, как следует поступить с "научным имуществом" барона Врангеля: искусствоведческой библиотекой, картотеками, выписками из архивных документов, черновиками статей и рукописями неизданных книг. Первоначально существовала идея о размещении этих материалов в Институте Истории Искусств графа В.П.Зубова, но, вероятно, представление о необходимой целостности собрания привело к следующему обращению в Академию наук, а собственностью Зубовского института стали лишь конспекты лекции, прочитанных там Н.Н.Врангелем (4, 54, л. 12*). Кроме того, до мая 1916 года там оставались составленные Врангелем библиографические карточки.6*

28 февраля 1916 года Академия наук получила последнюю часть архива Врангеля (4, 56). Все три доли его были разделены между различными академическими заведениями: дневник и рукопись находились в архиве, переписка - в Пушкинском Доме, картотеки и книги - в библиотеке. В мае 1918 года, по просьбе М.Д.Врангель, конференция Академии Наук постановила: "собрать все вместе"(4, 54, л.20). Это решение могло послужить основой для создания единого фонда Врангеля, позволяющего во всей целостности представить "исследовательскую лабораторию" ученого, но в силу ряда исторических причин не было осуществлено.

Дальнейшее дробление архива Врангеля относится к советскому времени. Сначала, из материалов, хранившихся с письмами в Пушкинском Доме, были выделены фотографии, рисунки и гравюры, и отданы в музей этого учреждения. Затем, в 1950-е годы, часть архива, имеющая отношение к русскому искусству, была переведена в Отдел Рукописей Государственного Русского Музея. Процесс передачи осуществлялся общим списком, без инвентарных описей.7 Вероятно, тогда же произошло перенесение дневника и статьи о "Федоре Кузьмиче" в Центральный Государственный Исторический архив.8 К настоящему моменту, домашний архив Н.Н.Врангеля, после его смерти переданный матерью на хранение в Академию Наук, разделен на три основные части, каждая из которых числится "личным фондом Н.Н.Врангеля" в Отделах Рукописей Института Русской Литературы (Пушкинский Дом)9, Государственного Русского Музея, 10и в Российском Государственном Историческом архиве.11 Некоторые документы, отмеченные в описи, составленной М.Д.Врангель, утрачены и мы можем лишь предполагать, как и когда это произошло, но основной массив переписки, подробные картотеки и рукописи сохранились.12 Таким образом, эти фонды хранят материал, необходимый не только для составления объективного представления о личности Н.Н.Врангеля, уточнения фактов его биографии, но и для выявления особенностей его научного метода.

Определить круг профессионального и дружеского общения Н.Н.Врангеля помогают письма, происходящие из Отдела Рукописей ИРЛИ (Пушкинский Дом). В число корреспондентов барона Врангеля входили русские и художественные иностранные критики (А.Н.Бенуа, И.Э.Грабарь, С.П.Дягилев, Г.К.Лукомский,

С.К.Маковский, Н.Я.Тароватый, Я.А.Тугенхольд, П.Д.Эттингер, Н.Е.Эфрос, С.П.Яремич, Арсен Александр, Луи Peo, Дени Рош), художники (М.В.Добужинский, Е.Е.Лансере, Г.И.Нарбут, М.В.Нестеров, И.Е.Репин, Н.К.Рерих, К.А.Сомов, Д.С.Стеллецкий), коллекционеры (князь В.Н.Аргутинский -Долгоруков, О.Е.Браз, П.П.Вейнер, С.Н.Казнаков, П.Н.Рябушинский, Б.И.Ханенко, князь С.А.Щербатов, П.И.Щукин), ученые (Б.Л.Модзалевский, С.Ф.Ольденбург, Н.П.Кондаков), писатели (А.М.Ремизов, В.В.Розанов, Л.Н.Толстой). Даже неполный перечень имен говорит о причастности Врангеля к культурной элите своего времени. К сожалению, в этом собрании находятся только письма, адресованные Врангелю, и для того, чтобы восстановить характер переписки приходилось сопоставлять их с ответами Н.Н.Врангеля, находящимися в личных фондах его корреспондентов. Так, одновременное изучении фонда Врангеля в O.P. ИРЛИ (П.Д.) и фондов А.Н.Бенуа, Г.К.Лукомского, С.К.Маковского, М.В.Добужинского из O.P. ГРМ (4, 101, 98, 97, 99), И.Э.Грабаря из O.P. ГТГ,13 П.Д.Эттингера из O.P. ГМИИ14 дало возможность найти суждения Врангеля по актуальным вопросам того времени, определить степень его участия в процессах художественной жизни начала XX века и роль в организации различных выставок. Поскольку, в отдельных случаях без рассмотрения архивных документов не представляется возможным утверждать, кому принадлежит честь устроения той или иной экспозиции, кто стоял во главе организационного комитета и занимался разработкой генеральной концепции, привлечение материалов переписки Н.Н.Врангеля имело особое значение при написании диссертации.

Из фонда 96 O.P. ГРМ происходит ряд документов, позволяющих судить о серьезной научной работе, предварявшей создание Н.Н.Врангелем его статей. Архивные исследования ученого фиксируют тетради, содержащие выписки из дел Общего Архива Министерства Императорского Двора. Каждая из них посвящена определенной теме, соответствующей основным интересам Н.Н.Врангеля: творчеству русских живописцев, скульпторов и архитекторов XVIII - начала XIX веков, "россике", истории Академии Художеств (4, 61, 75, 76; 90, 91, 92; 84, 85, 86). Следующий этап - систематизацию найденного в архивах - отражают составленные им картотеки: "Словарь русских портретов", "Портреты Рокотова", "Произведения иностранных художников (с указанием их местонахождения)" (4, 74; 63, 64; 93, 94, 95).

Еще более ценной, для определения особенностей метода исследования, является группа материалов, использовавшихся Н.Н.Врангелем при создании монографии о творчестве Ф.С.Рокотова. К сожалению, текст этой монографии утрачен. Однако о ходе работы и о предполагаемой структуре этого труда можно говорить, основываясь на анализе документов, выявляющих ее основные этапы: поиск сведений о художнике в архивах (4, 61), изучение литературных источников (4, 60), составление картотеки его произведений (4, 63, 64), разработка общего плана книги и описания тех портретов, которые войдут в нее (4, 57, 62), краткое изложение идей в статье для "Старых Годов" (4, 63).

Летом 1909 года Н.Н.Врангелем вместе с А.А.Трубниковым была предпринята поездка по подмосковным усадьбам, результатом которой стало появление статьи "Помещичья Россия". О процессе подготовки к этому путешествию и заметках, сделанных Врангелем во время его, позволяют судить документы из О.Р.ГРМ (4, 77, 78, 79, 80). В «Сведениях о русских имениях, осмотренных мною» Врангель оставил нам список поместий, описание их убранства, указал печатные труды, где они упоминаются (4, 80). На выставках, организованных им впоследствии, предпринимались попытки воссоздания атмосферы, окружавшей ту или иную вещь. Поэтому детальное изучение усадебной культуры России XVIII века, делает эту его работу интересной в контексте рассматриваемой темы.

В связи с возросшим в последние годы интересом к проблемам частного коллекционирования как отражения "художественных вкусов прошедших веков", особую ценность имеют его описи частных коллекций: "Частные собрания в Петербурге", "Справки о частных художественных собраниях в России", "Заметки о заграничных частных собраниях" (4, 87, 88, 89), так как содержат информацию, дополняющую современные представления не только о составе собраний, но и об истории бытования произведений искусства.

Не менее важным представляется ряд документов, свидетельствующих о подготовке к юбилейному изданию "Истории Императорской Академии художеств", в которых наиболее полно воплощено исследование Н.Н.Врангелем понятия "школы" и ее значения в Истории русского искусства.

Фонд барона Н.Н.Врангеля в РГИА состоит из документов, относящихся к последнему этапу его жизни. Основной частью его является дневник военного времени, доставленный из Варшавы вместе с останками Н.Н.Врангеля (4, 4). Однако сохранилась только третья часть рукописи (первые две утрачены). К ней добавлены заметки и некрологи, собранные баронессой М.Д. Врангель. Ею приписаны последние строки: "Прилагая при сем отклики печати, мною руководило желание восстановить в памяти читателя стертый временем облик автора дневника" (4, 5, л.84*).

Кроме перечисленных выше трёх личных фондов Н.Н.Врангеля, материалы, освещающие отдельные аспекты его деятельности, были обнаружены в составе других архивов. Так из собрания рукописного отдела Российской Национальной библиотеки происходят письма Н.Н.Врангеля к С.К.Маковскому, благодаря которым можно судить о роли Врангеля в формировании издательской политики журнала "Аполлон"(4, 115). В отделе рукописей Государственного Эрмитажа находятся документы, позволяющие уточнить факты биографии Н.Н.Врангеля и дополнить представление о нем, как о музейном сотруднике (4, 107). О последних проектах, так и не реализованных Н.Н.Врангелем, сообщают письма С.Судейкина и Е.Григорьевой к баронессе М.Д.Врангель из архива Гуверовского Института (Стэнфорд, С.Ш.А ) (4, 120, 118, 119).

Кроме архивных документов, важными источниками по данной теме являются мемуары современников Н.Н.Врангеля. Революция, последовавшая через два года после смерти Врангеля, сильно изменила все сферы жизни русского общества и единственным способом сохранить для потомков характерные особенности невозможного более образа бытия, а для себя восстановить причинно-следственные связи исторических событий, так или иначе соприкоснувшихся с личной, семейной, "малой" историей, для многих явились воспоминания. Большинство людей, хорошо знавших Н.Н.Врангеля, опубликовали свои мемуары.

В 1922 году в "Архиве Русской Революции" были напечатаны воспоминания баронессы М.Д.Врангель "Моя жизнь в коммунистическом раю", описывающие обстановку в Петрограде 1918 - 1920 годов и обстоятельства ее бегства из города через залив в Финляндию (1, 32). Два года в революционном Петрограде были для нее серьезным испытанием: смерть многих друзей и знакомых, бездомность и неприкаянность, отсутствие вестей от родных - все это нашло свое отражение в статье. В этом тексте есть особое эмоциональное настроение, передающее остроту только что пережитого, но более важной представляется обстоятельность рассказа о судьбах членов семьи Врангель и о том, какая участь постигла принадлежавшую им коллекцию произведений искусств. Некоторые сведения об этом имеются и в мемуарах барона Н.Е.Врангеля, опубликованных в Берлине в

1924 году (1, 33). Воспоминания отца Н.Н.Врангеля охватывают большой период российской истории - с 1847 по 1918 год, и позволяют узнать многое об участии в ней различных представителей этого дворянского рода. Тема ответственности всего сословия за судьбу России является сквозной в книге Н.Е.Врангеля. Показательно сходное отношение к этому вопросу в текстах отца и сына; только Н.Н.Врангель утверждал это применительно к художественно - культурному наследию прошедших эпох, а Н.Е.Врангель - к современной ему действительности. В воспоминаниях родителей Н.Н.Врангеля мы находим лишь отдельные упоминания о нем, так как объектом их пристального внимания являлись события, имевшие общественное значение, в сравнении с которыми личное отходило на второй план.

Для составления представлений об оценке современниками различных аспектов деятельности барона Врангеля необходимый материал дают воспоминания его друзей и сотрудников (1, 2, 19, 31, 50, 60, 95, 96, 176). Эти тексты написаны позднее, нежели воспоминания Марии Дмитриевны и Николая Егоровича Врангель. Революционные события уже отошли в прошлое и не столь болезненно переживаются авторами. Но именно 1917 годом обозначена граница между днем вчерашним и сегодняшним, а эпизоды, связанные с Н.Н.Врангелем, скончавшимся в 1915 году, относятся к безусловному "позавчера" и поэтому им не всегда уделяется достаточное внимание.

Многих из тех, кто близко знал Н.Н.Врангеля, удивляла широта его интересов и возможностей их проявления. "Одним он рисуется в бумажной обстановке редакции, другим - в картонно-плотницкой обстановке выставок, третьим в лоснящей мраморной обстановке Эрмитажа,"- так образно определил общую ситуацию С.М.Волконский (1, 27, с. 109). О появлении Н.Н.Врангеля в Петербурге, знакомстве с членами кружка "Мира Искусства" и об организации им в 1902 году юбилейной выставки русских портретов пишет А.Н.Бенуа в своих воспоминаниях (1, 19). Упоминания об участии Н.Н.Врангеля в изданиях "Старых годов" и "Аполлона" находим у С.К.Маковского (1, 95, 96) и П.П.Вейнера (4, 100 и 1, 30), с которыми Врангель в течение нескольких лет редактировал эти журналы.

B.Я.Адарюков, служивший в Императорском Эрмитаже почти одновременно с бароном Врангелем, отмечает его "художественный вкус и исключительную память", которые вместе с "огромными знаниями", создали ему репутацию одного из лучших знатоков картин русской школы (1, 2, с. 16). Однако не все из сфер научного проявления барона Врангеля были отмечены в характеристике

C.М.Волконского. Так, о лекционной деятельности и о преподавании Н.Н.Врангеля в Институте Истории Искусств узнаем из воспоминаний основателя этого учреждения графа В.П.Зубова (1, 61).

Важнейшим источником для данной работы являются тексты статей самого Н.Н.Врангеля, но так как анализ их входит в состав соответствующих глав, то рассмотрение в обзоре литературы представляется нецелесообразным; следует лишь отметить, что идеи ученого, оказали серьезное влияние на дальнейшее рассмотрение ключевых вопросов искусства Нового времени.

Большое значение для выявления заслуг Н.Н.Врангеля в формировании позитивного отношения к искусству XVIII века имело сопоставление его суждений с оценками ученых и критиков предшествовавшего поколения. Однако это требует привлечения работ Н.Н.Врангеля, что не может быть осуществлено во Введении. Поэтому изучение первых попыток определения роли искусства Нового времени в процессе формирования национального своеобразия русского искусства было также перенесено в одну из основных глав.

Как уже говорилось, специальных трудов, посвященных оценке вклада Н.Н.Врангеля в изучение русского искусства XVIII - XIX века, нет. Литература, использованная для написания диссертации, разнородна. Ее условно можно разделить на три группы: первая - труды, освещающие отдельные стороны исследовательской деятельности Н.Н.Врангеля; вторая - монографии о художниках XVIII - начала XIX веков, творчество которых изучал Н.Н.Врангель и чьи картины демонстрировались на выставках, организованных им; третья -работы, посвященные процессам художественной жизни начала XX века, содержащие упоминания об участии в них барона Врангеля.

Первые исследования основных аспектов общественной деятельности Н.Н.Врангеля принадлежат А.П.Банникову (1, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17). Его статьи на сегодняшний день являются самыми значительными публикациями по данной теме. В них вводятся в научный оборот новые архивные материалы, позволяющие не только дополнить, но и уточнить некоторые факты биографии барона Врангеля, несколько запутанной, в силу типичной для представителя культуры Серебряного века склонности к мистификациям. Так в Новом энциклопедическом словаре в статье "Врангель H.H." датой его рождения указывается 1882 год, а в Большой Советской Энциклопедии - 1880 (1, 35). Первую версию подтверждает текст, написанный самим Н.Н.Врангелем (4, 101, л.60). Однако при сопоставлении многих документов А.П.Банникову удалось установить, что Н.Н.Врангель родился в 1882 году и сам "разыграл" исследователей, уменьшив свой возраст на два года.

Иной характер имеет публикация И.А.Золотинкиной - "К характеристике художественной жизни Петербурга начала XX века. Деятельность Н.Н.Врангеля"(1, 59). Поставив перед собой цель: проанализировать ряд сложных явлений культурной жизни и определить место Врангеля в ней, автор ограничился поверхностным изложением биографии ученого.

Все выше указанные статьи относятся к периоду 1980 - 1990 годов, в более ранней искусствоведческой литературе встречаются лишь отдельные упоминания или ссылки на работы Н.Н.Врангеля. Отношение к научному наследию Н.Н.Врангеля в советском искусствознании менялось в течение времени. Наиболее ярко эти изменения отражаются в трудах, посвященных изучению живописи XVIII - начала XIX, поскольку в работах Врангеля были поставлены проблемы, без решения которых невозможно составить целостной картины искусства Нового времени, и выделены направления, по которым развивалось его изучение.

В начале 1920-х годов влияние представлений Н.Н.Врангеля о характере взаимоотношений между русскими и иностранными художниками в период становления в России светской живописи, сформулированных им в своего рода программной статье "Иностранцы в России" (Прил.П, 116), можно отметить в трудах Э.Ф.Голлербаха, А.А.Сидорова, А.П.Мюллер. В книге "Портретная живопись в России. XVIII век" Э.Ф.Голлербах стремился к "воссозданию общей картины портретного искусства в России, - в плане историко - бытовом ."(1, 40, с.1) и тем самым продолжал традицию рассмотрения искусства в совокупности с другими проявлениями творческого потенциала эпохи того, что Врангель определял как "дух времени". Оценивая значение иностранцев, Голлербах писал: "И неизвестно, на какой срок застыло бы русское художество в болоте примитивизма, если бы не наплыв иностранных живописцев, приезжавших в Россию в качестве гастролеров, а потом и учителей" (1, 40, с. 9). Подобные суждения были высказаны и в работе А.А.Сидорова, где автор не преминул добавить, говоря об иностранных художниках, что "русские мастера в общем не равны им" (1, 139, с. 5). Большое значение для изучения истории взаимоотношений иностранных художников с русскими людьми (заказчиками или коллегами) имели книги А.П.Мюллер (1, 107,

108). Исследователь существенно расширила круг архивных документов по сравнению с теми, которые были введены в научный оборот Н.Н.Врангелем, но в своей работе она опиралась на статьи барона Врангеля, указанные в числе основных литературных источников по этой теме (1, 108, с. 5).

В конце 1920 - 1930-х годов в период увлечения социологическими теориями, идущими от школы В.М.Фриче (1, 163), многие советские искусствоведы основывали свои суждения об искусстве XVIII века на отрицании опыта предшественников. Мнения Н.Н.Врангеля были столь авторитетны, что их не оспаривали, а закрепляли за явлением, после чего давали этому же явлению оценку, противоположную той, что была высказана бароном Врангелем. Так, если Врангель находил "особую прелесть" в соединении элементов, кажущихся несовместимыми, в сложной взаимосвязи искусства и ремесла, в высоком эстетическом уровне обыденных вещей, то в работах Г.Лебедева, А.Эфроса объяснения этих же особенностей художественного процесса сводилось к концепции служения искусства "самоутверждению господствующего класса", вследствие чего им была дана негативная оценка (1, 89, 169). В 1937 году вышла в свет книга Г.Лебедева "Русская живопись I половины XVIII века" (1, 89). В ней автор ведет полемику с Н.Н.Врангелем по вопросу о "провинциальном" характере русской живописи рассматриваемого периода, цитирует его слова, но не указывает имени своего оппонента. "Если давать общую характеристику искусства собственно русских мастеров середины XVIII века, - пишет Г.Лебедев, - то можно указать на его сравнительную тяжеловесность или, во всяком случае, на отсутствие в нем технического блеска, присущего большинству произведений Токкэ, Ротари, Грота, оно всегда отставало от "моды"<.>. Именно эти особенности давали возможность некоторым авторам говорить о "провинциализме", как о характерной черте русских художников XVIII века. В действительности, конечно, ничего провинциального в искусстве их не было: оно было более передовым и более прогрессивным, нежели тривиальное искусство Ротари и Лагрене; оно развивало те элементы реализма, которые нашли свое выражение в сюите "Шутов", затем у Матвеева и Никитина" (1, 89, с. 108).

В 1940 - 1950-е годы в отечественном искусствознании, в сфере изучения XVIII века, появились новые черты: если предыдущие два десятилетия исследователи относились к искусству этого времени как явлению, всецело зависящему от европейского опыта, то теперь актуализировалась потребность доказать "самобытность" русского искусства XVIII века. Достигалось это путем изолированного рассмотрения художественных процессов, за счет отказа от сопоставления с европейскими аналогами и анализа взаимодействия культур. В это же время появляется ряд монографий, посвященных творчеству отдельных мастеров. Наиболее примитивное решение поставленных задач - возвеличивание русских художников и полное отрицание иностранного влияния дают книги, вышедшие в массовой серии (1, 48). Иные публикации, научного, а не популяризаторского характера более серьезно подходят к указанной проблеме. Но, тем не менее, в некоторых из них имя Врангеля отсутствует, хотя он занимался изучением произведений тех художников, которым посвящены эти книги (1, 140, 126, 127), а другие - содержат указания на ошибочные датировки (1, 8) и атрибуции (1, 56), сделанные ученым на основании знаний начала XX столетия.

Монография Н.П.Лапшиной 1959 года о творчестве Ф.С.Рокотова обозначила качественно - новый этап в изучении русского искусства XVIII - I половины XIX века (1, 88). Автором была проделана огромная работа, в результате которой составлен список произведений Ф.С.Рокотова, проверенны традиционные атрибуции и отделены портреты, исполненные мастером, от полотен его последователей. Особенно значительной, представляется предпринятая Н.П.Лапшиной попытка проследить основные этапы истории изучения творчества Рокотова. Отрицание ею заслуг Н.Н.Врангеля укладывается в русло общего неприятия позиции "Мира искусства": ".буржуазные искусствоведы, группировавшиеся вокруг журналов "Мир искусства" и "Старые годы", направили истолкование творчества Рокотова, как и ряда других мастеров XVIII века, в ложное русло, в соответствии со своими общими установками" (1, 88, с.8). Столь резкая характеристика, вероятнее всего, обуславливается общими идеологическими установками времени издания книги. Однако исследователь отмечает, что "изучение творчества Рокотова начинается только в связи с портретными выставками 1902 и 1905 годов" в организации которых Н.Н.Врангель принимал активное участие (1, 88, с.8).

Этапную роль в истории изучения искусства Нового времени сыграли труды Н.Н.Коваленской. В работах, опубликованных в 1960-х годах, она отказалась от несколько упрощенных взглядов на искусство XVIII века, высказанных в ранних публикациях под воздействием вульгарно-социологической теории (1, 78, 79). Исследованиям проблемы стиля и причин его развития посвящена книга Н.Н.Коваленской "Русский кпассицизм"(1, 79). В ней автор убедительно доказывает необходимость рассмотрения русской живописи, скульптуры и архитектуры в общекультурном контексте. Сопоставляя французский и немецкий классицизм с русским вариантом стиля, она пишет: "Последний обнаруживает такую мощь, и такой размах, которые позволяют поставить его значительно выше обоих вариантов. Мы в полной мере можем сказать, что русский просветительский классицизм был самостоятельным вкладом в сокровищницу мирового искусства"(1, 79, с. 19). Таким образом, показав, что сопоставление русского искусства с европейским не только не умаляет его художественной самобытности, но и серьезным образом способствует ее более глубокому пониманию, Н.Н.Коваленская подходит к вопросу о "влияниях". Не принимая позиции Врангеля, автор, тем не менее, не считает возможным "забыть" о существовании его работ.

Одновременно с книгой Н.Н.Коваленской вышла в свет монография Н.М.Гершензон - Чегодаевой "Дмитрий Григорьевич Левицкий" (1, 36). Привлечение архивных и литературных данных позволило автору создать предпосылки для нового понимания творческого наследия художника. Эта книга обобщает все сведения о живописце и оценки, существовавшие в искусствоведческой науке до 1964 года. Гершензон - Чегодаева отмечает ту "роль защитника русского искусства XVIII века", которую взял на себя Н.Н.Врангель в полемике с В.В.Стасовым. Анализируя статью Н.Н.Врангеля о портретной выставке 1905 года, она пишет: "Врангель нашел хорошие слова для оценки творчества мастера, он отметил в искусстве Левицкого наличие индивидуальных особенностей и попытался показать эволюцию его стиля" (1, 36, с.24). Кроме "Таврической", Гершензон - Чегодаева упоминает и об экспозиции, организованной Врангелем в 1902 году, где так же экспонировались произведения Левицкого. Особое внимание автор уделяет рассмотрению каталога, составленного Врангелем: "Основой для текста, посвященного работам Левицкого, ему, без сомнения, послужил каталог Дягилева. При этом в отдельных случаях Врангель внес ряд изменений и дополнений, обогащающих сведения, приводимые Дягилевым" (1, 36, с.21).

Работы Н.П.Лапшиной и Н.М.Гершензон - Чегодаевой стали признанным "образцом" для исследователей искусства XVIII века. В основных чертах их структуру повторяют многие изданные в 1970-х годах монографии о живописцах XVIII - начала XIX столетия (1, 134, 136). Почти во всех подробно рассматриваются выставки начала XX века, положившие начало изучению искусства Нового времени. В связи с этим изменилось отношение к научному наследию Н.Н.Врангеля, являвшегося устроителем большинства портретных экспозиций 1900 - 1910-х г.г. и составителем их каталогов. В искусствоведческих трудах приводятся оценки, данные Врангелем работам тех или иных художников. Впервые, в книге Т.В.Ильиной находим признание его заслуг (1, 63). Хотя автор и не согласна с мнением ученого "о зависимости Вишнякова от европейского образца", она считает Врангеля "тонким знатоком русского искусства XVIII века"(1, 63, с. 15).

Ряд интересных соображений по поводу экспозиций 1902 и 1905-х годов высказала Т.В.Алексеева. Рассматривая творчество В.Л.Боровиковского в контексте культуры рубежа XVIII - XIX веков, сопоставляя работы этого художника с произведениями его современников, исследователь отметила, что возможность осуществить подобное сравнение имели посетители этих выставок, поскольку в состав их экспонатов входили портреты, выполненные как русскими, так и иностранными живописцами (1, 3). Кроме того, в многочисленных статьях сборников, посвященных проблемам русского искусства XVIII - первой половины XIX века, выходивших под ее редакцией, авторы часто обращаются к исследованиям Н.Н.Врангеля. К сожалению, эти упоминания ограничиваются лишь ссылками на его работы.

1980-1990-е годы были ознаменованы качественными изменениями в подходе к изучению русского искусства. Интерес исследователей обращается на выявление глобальных художественных проблем. Работы предшествующих лет создали документальную и фактологическую основу для развития науки в направлении углубленного рассмотрения вопросов о взаимовлиянии культур, специфики эволюции видов и жанров, значения отдельных явлений в общем художественном процессе. Примером нового отношения к проблеме "влияний" может считаться книга Д.В.Сарабьянова "Русская живопись XIX века среди европейских школ"(1, 131). Типологическое сопоставление этапов процесса развития различных национальных школ и их отдельных представителей, позволило автору показать историческую самобытность русского искусства и обозначить его европейский контекст. Д.В.Сарабьянов внимательно исследует всю систему представлений о взаимодействиях России и Запада и отмечает значение идей Н.Н.Врангеля, зафиксировавших в общественном сознании суждение о "провинциальности" русского искусства. Он отмечает: "Концепция провинциализма имела место. Больше других её культивировал Н.Н.Врангель, в целом много сделавший для изучения русской художественной культуры XVIII -начала XIX столетия, и особенно - творчества иностранцев в России" (1, 131, с. 21). Важным, в свете поставленных в работе задач, представляется и анализ Д.В.Сарабьяновым причин появления подобной теории в начале XX века: "Идея приобщения русской художественной культуры того времени к западноевропейской - идея тогда весьма актуальная - была опрокинута на историю русского искусства. Сквозь неё был брошен взгляд на всю художественную культуру Нового времени"(1, 131, с. 21).

Актуализация" прошлого, поиск ответов на наиболее "злободневные" вопросы в забытом искусстве прошедших столетий являются характерной чертой работ Н.Н.Врангеля. Высказанные им в статьях, посвященных иностранным художникам в России, суждения произвели столь сильное воздействие и имели столь широкий спектр распространения, что только в восьмидесятых годах XX столетия исследователи перестали оспаривать и обратили внимание на источник, питавший их. Именно в это время начинается серьезное изучение произведений круга "россики", первое рассмотрение которых было осуществлено в упомянутых трудах Врангеля. Творчеству отдельных иностранных мастеров, связавших свою судьбу с Россией, была посвящена конференция, проходившая в 1982 году в Государственной Третьяковской Галерее. По её итогам был выпущен сборник тезисов докладов, определивших основные направления в изучении этого вопроса (1, 125). Ключевой доклад О.С.Евангуловой в дополненном виде был позднее опубликован в журнале "Искусство" (1, 53) и некоторые положения его получили развитие в книге "Портретная живопись в России второй половины XVIII века" (1, 54). Методологические принципы исследования "россики" были сформулированы Г.Н.Голдовским на конференции, состоявшейся в Государственном Русском Музее в 1997 году (1, 39). За последние несколько лет появились работы о творчестве мастеров круга "россики", отражающие современное понимание их значения для становления в России традиции светской живописи (1, 100, 110, 122).

В начале 1980-х годов внимание искусствоведов привлекла такая специфическая область творческой деятельности как портретная миниатюра. Опубликованные в 1909 году "Очерки по истории миниатюры в России" Н.Н.Врангеля долгое время являлись единственным исследованием этой темы. Ряд выставок, продемонстрировавших миниатюры из собраний крупнейших музеев страны, позволил составить полноценную картину развития этого рода живописи в России (1, 103, 104, 137). Книга А.А.Карева "Миниатюрный портрет в России XVIII века" вобрала в себя все новые сведения и устранила неточности, имеющиеся в работе Врангеля (1, 73).

Как самостоятельная область исследования должны быть упомянуты выставки, где экспонировались произведения художников XVIII - начала XIX века (1, 5, 49, 111, 121). В ходе их подготовки изучались не только картины, бывшие экспонатами выставок, организованных Н.Н.Врангелем, но и детально анализировались каталоги, составленные им. При создании выставочных ансамблей в начале XX века, Н.Н.Врангель стремился не только показать извлеченные из частных собраний, неизвестные широкой публике произведения искусства, но и создать ту атмосферу, которая бы способствовала их более адекватному восприятию. Для этого ученым были предприняты шаги по изучению среды бытования портретной живописи - помещичьих усадеб XVIII - начала XIX века. За исследование Н.Н.Врангелем этой темы, опубликованное в "Старых годах", в декабре 1910 года этому журналу Разряд Изящной Словестности Императорской Академии наук присудил золотую медаль имени А.С.Пушкина. Статьи Врангеля и других сотрудников "Старых годов" о дворянских поместьях привлекли внимание к гибнущему наследию прошлого. Созданное в 1910 году Общество Защиты и Сохранения в России Памятников искусства и старины, секретарем которого был барон Врангель, начало вести работу по описанию усадьб, изучению их истории и быта. После революции это дело продолжило Общество Изучения Русской Усадьбы. ОИРУ прекратило свою деятельность в начале 1930-х годов, а затем было восстановлено в 1991. Сборники, выпускаемые обществом, содержат отдельные ссылки на публикации Врангеля, хотя, в них еще не появилась работа, посвященная рассмотрению вклада барона Врангеля в изучение усадебной культуры. Некоторые аспекты этой темы затронуты Ф.М.Лурье в предисловии к переизданию статей Н.Н.Врангеля, осуществленного в 1999 году (1, 93). Однако там содержится ряд неточностей и фактических ошибок, существенно снижающих научную ценность публикации.

Если в литературе, посвященной творчеству живописцев XVIII - I половины XIX века или анализу проблем, связанных с развитием этого вида искусства, можно отметить постепенное изменение отношения к научному наследию Н.Н.Врангеля, обусловленное, в основном, сменой точки зрения на проблему взаимоотношений русского и европейского искусства, то его исследования эволюции скульптурных форм, вошедшие в пятый том "Истории русского искусства", изданной под редакцией И.Э.Грабаря, стали эталоном для данной области отечественного искусствознания. Конечно, отдельные неточности этой монументальной работы, такие как ошибочные датировки или детали биографии некоторых скульпторов, объясняемые уровнем развития науки, были в дальнейшем исправлены в работах других ученых, но отмеченные Врангелем этапы развития скульптуры и характеристики особенностей творческой манеры русских мастеров до сих пор не утратили своей актуальности. Работы А.Л.Кагановича, В.М.Рогачевского, В.Н.Петрова, И.М.Шмидта, И.В.Рязанцева, Е.Б.Мозговой, Е.В.Карповой продолжают вводить в научный оборот документы, дополняющие факты и раскрывающие сложность тех явлений, о которых писал Н.Н.Врангель.

Началом изучения мемориальной скульптуры, с полным основанием, может считаться ряд публикаций Н.Н.Врангеля в "Старых годах". Тем не менее, основные труды современных исследователей этой темы не содержат упоминаний о них (1, 55, 84).

Важное значение для решения поставленных в диссертации задач имело обращение к исследованиям особенностей художественных процессов культурной жизни России начала XX века. Это позволило определить ряд взаимосвязей между убеждениями, типичными для отдельных общественных слоев, событиями и мировоззренческой концепцией Н.Н.Врангеля. Проявление стиля эпохи в образе мысли, жизни и поведении, объясняют некоторые весьма существенные поступки ученого, не укладывающиеся в современные нам представления о должном. В своей книге "Стиль модерн" Д.В.Сарабьянов, отмечает: "Болезненное томление, меланхолия, ирония, пессимистическое чувство безысходности, которое стали отличительной чертой романтизма, на новом историческом этапе превратились в своеобразную обыденность, в признак хорошего тона. Дендизм, появившийся в свое время в байроническом варианте, приобрел сгущенный характер, окрасился причудливыми красками fin de siècle. В "униформу" изысканного светского общества входили корсет, цилиндры и монокли"(1, 132, с. 32). Приметой богемного поведения Н.Н.Врангеля был неизменный монокль, раздражавший критиков бульварных газет и вызывавший недоумение у серьезных ученых. С легкой руки Брешко - Брешковского, за бароном Врангелем было закреплено прозвище "вандала в монокле", что особенно показательно в свете последовательных действий Врангеля направленных против любых проявлений неуважительного отношения к старине (4, 101, л.60).

Активное участие Н.Н.Врангеля в устроении, как ретроспективных выставок, так и экспозиций, представлявших произведения современных ему художников, сотрудничество в "Старых годах" и в "Аполлоне" свидетельствует о его интересе и к "глубокой старине", и к событиям окружавшей действительности. Наиболее яркую картину этого времени создает в своих исследованиях проблем художественной жизни России в период с середины XIX века по первое десятилетие XX века Г.Ю.Стернин (1, 149, 150, 151, 152). Вопросы взаимоотношения художника и зрителя, бытования произведений искусства, отдельные аспекты выставочной деятельности различных объединений и групп подробно рассмотрены ученым. К сожалению, в круг тем, привлекших внимание Г.Ю.Стернина, не входит оценка значения отдельных художественных критиков той эпохи. Однако отсутствие упоминаний о Н.Н.Врангеле вполне компенсируется сведениями об открытии организованных им выставок в "Краткой летописи художественной жизни".

Появление произведений русской школы на международных и всемирных выставках, а затем в отдельных экспозициях, знакомивших европейцев с мало известным для них искусством, а также организация в России выставок французских, английских, немецких и скандинавских художников, не могло не оказать своего влияния на укрепление культурных связей России и Европы, увеличение числа творческих контактов между их представителями. Работы Н.С.Кутейниковой (2, 4), Е.В.Нестеровой (2, 6), А.В.Толстого (2, 7), Е.И.Столбовой (1, 155) анализируют особенности этих процессов и определяют закономерности их возникновения.

Ключевую роль во многих аспектах художественной жизни начала XX века сыграло объединение "Мир искусства". Н.Н.Врангель был близко знаком со многими членами этой группы, принимал участие в выставочных проектах, и, что еще более значительно, разделял историко - культурные симпатии и взгляды, определявшие эстетическую платформу мирискуссников. "Чтобы понять творческие проблемы этого течения, его художественную специфику, необходимо вначале обратиться к традициям, на которых взросли и воспитывались эстетические представления, вкусы и взгляды мастеров "Мира искусств", - эти слова В.Н.Петрова вполне справедливы и при обращении к научному наследию Н.Н.Врангеля (1, 112, с. 177). В трудах советских и иностранных искусствоведов обобщены, систематизированы и, в ряде случаев, заново осмысленны история и творческая практика "Мира искусства" (1, 47, 87, 172, 173). Сведения, приведенные в этих исследованиях, послужили материалом для выявления степени актуальности тех или иных проблем, затронутых Н.Н.Врангелем в своих работах.

Итак, обзор литературы наглядно показывает обилие отдельных упоминаний, косвенных свидетельств, содержащихся в огромном массиве мемуаров современников Н.Н.Врангеля; широкое распространение и влияние идей ученого на дальнейшее рассмотрение важнейших аспектов развития искусства Нового времени, получившее отражение в работах отечественных искусствоведов; значение тех событий культурной жизни начала XX века, участником которых был барон Врангель; и в сравнении с этим, практически полную неразработанность многих вопросов связанных с деятельностью Н.Н.Врангеля как историка искусств и художественного критика.

Отсутствие специальных трудов по этому вопросу обусловило особую ценность архивных источников. В данной работе впервые собран воедино и обобщен большой фактический материал, полученный автором в результате изучения фондов Российского Государственного Исторического архива, отделов рукописей Института Русской Литературы, Государственного Эрмитажа, Государственного Русского музея, Российской Национальной Библиотеки, коллекции М.Д.Врангель в составе архива Гуверовского Института (Стэнфорд, США).

Основной целью диссертации является определение значения просветительской деятельности и научных статей Н.Н.Врангеля в формировании в общественном сознании России начала двадцатого столетия интереса к искусству XVIII - I половины XIX века, задавшего направления изучения этого периода в последующее время. Достижение этой цели связано с решением следующих задач:

- определение закономерности обращения Н.Н.Врангеля к разработке проблематики русского искусства XVIII -1 половины XIX века;

- рассмотрение этапов формирования исследовательского метода, легшего в основу изучения отечественного искусства Нового времени.

- выявление ключевых проблем, поставленных Н.Н.Врангелем при изучении творчества русских художников, мастеров круга "россики" и анализ оценок ученого.

- характеристика роли Н. Н. Врангеля в создании ретроспективных выставок начала XX века, ставших воплощением идей и творческих поисков ученого в области культуры Нового времени.

- уточнение и дополнение библиографии трудов Н.Н.Врангеля.

- составление списка выставок, организованных под руководством или при непосредственном участии Н.Н.Врангеля.

Решение этих задач будет осуществлено в трех главах диссертации, посвященных рассмотрению научной биографии, трудов об искусстве XVIII - I половины XIX века и проблем взаимодействия русской и европейской традиций. Диссертация снабжена справочным аппаратом, включающим списки использованной литературы и архивных документов, шесть приложений и иллюстрации.

Автор диссертации считает своим долгом поблагодарить за помощь, оказанную в процессе работы, заведующую отделом рукописей Государственного Русского музея И.П.Лапину, сотрудников рукописного отдела Института Русской Литературы (Пушкинского Дома) - М.П.Павлову и Е.Р.Обатнину, сотрудников музея А.Ахматовой в Фонтанном доме - К.Н.Кочкину, М.Н.Коростылеву, Е.В.Кару -Дэмур.

Заключение диссертации по теме "Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура", Лаврухина, Ирина Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наследие Н.Н.Врангеля, чье имя постоянно упоминается в трудах современных искусствоведов, до настоящего момента не являлось предметом самостоятельного исследования. Вклад Врангеля в изучение русского искусства XVIII - начала XIX века столь значителен, что многие, определенные им направления научных поисков в этой сфере до сих пор еще полностью не разработаны. В частности, рассмотрение проблем "россики", возрождение интереса к русской усадебной культуре, разработка принципов организации внутреннего пространства выставочных ансамблей, вновь актуальные в наши дни, имеют своими истоками работы Н.Н.Врангеля.

Привлечение архивных материалов из фондов Отделов Рукописей Государственного Русского Музея, Института Русской Литературы (Пушкинского Дома), Государственного Эрмитажа, Российской Национальной Библиотеки, Российского Государственного Исторического Архива и др., большая часть которых (71) впервые вводится в научный оборот, позволило реконструировать творческую биографию ученого, значительно расширить список организованных им выставок (16 вместо 11 известных ранее), выявить круг профессионального и дружеского общения, определить роль Н.Н.Врангеля в издании журналов "Старые годы" и "Аполлон", охарактеризовать этапы его работы над монографиями по основным проблемам русского искусства Нового времени.

Обращение к периодике начала XX века дало возможность уточнить и дополнить библиографию трудов Н.Н.Врангеля (увеличена на сорок три позиции), определить резонанс его критической и выставочной деятельности, выявить актуальность затронутых им проблем.

Изучение мемуарной литературы способствовало определению культурного контекста, и участия Н.Н.Врангеля в художественной жизни начала XX века, в частности,его роли в создании первого в России Института истории искусств.

Анализ искусствоведческих трудов по проблемам русского искусства XVIII -I половины XIX столетия убедил в актуальности идей, верности ряда атрибуций и правильности выводов ученого, что обусловило несомненную важность изучения научного наследия Н.Н.Врангеля, которому посвящена данная диссертация.

Произошедшее в России на рубеже XIX - XX веков обращение к периоду становления художественных традиций Нового времени, оказало влияние на развитие науки и в значительной мере способствовало выделению искусствоведения как самостоятельной дисциплины. Стереотипные представления об искусстве XVIII - I половины XIX века, сформированные в общественном сознании в конце XIX столетия, были устранены благодаря усилиям ученых, критиков, художников и коллекционеров, понявших его эстетическую ценность. Важную роль в исследовании и популяризации произведений мастеров прошлого сыграл барон Н.Н.Врангель. Начав в 1902 году с организации портретной выставки, он последовательными действиями стремился не только привлечь внимание публики к художественному наследию, но и обосновать необходимость его изучения. Рассматривая XVIII век как один из важнейших этапов истории русской культуры, Н.Н.Врангель отмечал, прежде всего, активное созидательное начало, присутствовавшее во всех сферах жизни того времени. Поэтому возможным примером для подражания, панацеей от апатии и безразличия современников, Н.Н.Врангель считал эпоху наиболее полной реализации возможностей русского дворянства. Ощущение причастности к древним традициям и понимание важности восстановления духовной преемственности, утраченной к началу XX столетия, явилось причиной обращения Н.Н.Врангеля к искусству XVIII -1 половины XIX века.

Осуществленный в первой главе диссертации анализ биографии Н.Н.Врангеля позволил выявить основные этапы его интеллектуального становления. Оттенок дилетантизма, обусловленный как отсутствием систематического образования, так общим уровнем развития науки об искусстве, присутствовавший в ранних работах Н.Н.Врангеля, был постепенно устранен им. Этому способствовало "погружение" в профессиональную среду. Общение с А.Н.Бенуа во время устроения им выставки 1902 года, совместная работа с Д.А.Шмидтом, Э.К.Липгартом, А.И.Сомовым в Императорском Эрмитаже, знакомство с А.Вентури, В.Боде, участие в заседаниях международного Съезда историков искусства в Риме помогли формированию научного подхода к изучению вопросов художественного творчества. Не перечисление фактов, а их сопоставление и анализ характерны для трудов Н.Н.Врангеля 1906 - 1910 годов. Сравнение архивных документов, отражающих процесс исследования Н.Н.Врангелем различных тем, с его статьями, опубликованными в периодических изданиях, дало возможность определить особенности метода Н.Н.Врангеля. Склонность к систематизации найденного материала, умение обобщать разрозненные свидетельства и делать выводы на основе типологического сопоставления явлений привело к созданию Н.Н.Врангелем целостной концепции развития русского искусства Нового времени.

Рассмотренные во второй главе данной работы научные труды барона Врангеля со всей очевидностью демонстрируют влияние его идей на формирование нового отношения к искусству XVIII - I половины XIX столетия. Уважение к архивным источникам, строгая проверка всех вводимых в научный оборот фактов, обусловили высокую степень достоверности работ Н.Н.Врангеля, что привлекало к ним внимание специалистов. И в то же время, статьи Н.Н.Врангеля написанные литературным языком, насыщенные интересными деталями, были популярны и среди широкой публики. То есть круг читателей его текстов был весьма значителен.

Образ восемнадцатого века, сформированный Н.Н.Врангелем в работах об искусстве этого времени, приняли его современники. Кроме того благодаря исследованиям Н.Н.Врангеля были признаны несостоятельными представления об отсталости и архаичности живописных форм русского искусства Нового времени, изменена оценка значения влияния европейской культуры и доказана актуальность поисков мастеров прошлого для художественной практики начала XX века. Существенная разница в определении роли и научной репутации Н.Н.Врангеля современниками и потомками, обусловила необходимость рассмотрения трудов Н.Н.Врангеля в широком культурологическом контексте. Существенным дополнением к этому стала реконструкция проектов, не получивших своего завершения и поэтому не известных сейчас, но за ходом подготовки которых внимательно следили в начале века. Серия монографий о творчестве мастеров XVIII века и Историко - художественный словарь русских портретов, подготавливаемые Н.Н.Врангелем по своему значению были бы вполне сопоставимы с его "Историей скульптуры", до сих пор являющейся одним из важнейших литературных источников по этой теме.

Довольно долго изучение искусства XVIII - I половины XIX века складывались на основе идей Н.Н.Врангеля, затем на отрицании их, и только на современном этапе развития искусствоведения предпринимаются попытки откорректировать некоторые положения. Однако целостность концепции ученого не позволяет осуществление отдельных изменений без нарушения взаимосвязи частей. Поэтому проведенный нами анализ всех наиболее значительных работ

Н.Н.Врангеля позволил выявить проблемы, являвшиеся ключевыми при рассмотрении ученым различных аспектов искусства XVIII - I половины XIX столетия, - которые необходимо учитывать при обращении к его научному наследию. Вопросы традиций национальных художественных школ и их взаимодействий, начиная с самых ранних статей, были предметом исследования ученого. По мнению Н.Н.Врангеля, влияние европейской культуры способствовало переходу от форм Средневековья к искусству Нового времени, произошедшему в России в начале XVIII века, а также обусловило ряд специфических черт, лёгших в основу национального своеобразия русского искусства. Постепенное сложение художественных традиций, с точки зрения ученого, было напрямую связано с освоением русской культурой иноземного воздействия. Таким образом, изучение Н.Н.Врангелем одного из сильнейших "очагов" влияния - творчества иностранных художников, работавших в России, было весьма закономерным в свете общих представлений исследователя.

Предпринятый нами в третьей главе диссертации анализ работ Н.Н.Врангеля, посвященных "россике", дал возможность определить специфику взглядов ученого на эти вопросы. Совместное рассмотрение работ русских и иностранных художников позволило Н.Н.Врангелю выделить "россику" как самостоятельное явление. Анализируя работы представителей различных европейских школ, приехавших в Россию, Н.Н.Врангель решает вопросы о "влияниях". Он несколько преувеличивал значение иностранцев в середине XVIII века. Утверждая необходимость осознания характера другой культуры для проникновения её во внутренний строй художественного произведения, Н.Н.Врангель приходит к выводу о том, что русская культура не смогла воздействовать на "погруженных" в неё иноземцев, поскольку они не понимали её.

Иностранные живописцы и скульпторы, обучавшие русских мастеров, демонстрировавшие приемы, иконографические типы, пластические образцы, были, по мнению Н.Н.Врангеля, посредниками между Европой и Россией, принесшими художественный опыт, укоренение которого привело к формированию традиций, европейских по своим истокам. Однако черты, характерные для периода адаптации, свидетельствующие об этом процессе, были определены Н.Н.Врангелем, как провинциальные. То есть, последовательное развитие искусства в русле общеевропейских традиций, само собой подразумевало и выход из этого состояния. Н.Н.Врангель, рассматривая русское искусство Нового времени, констатировал качественное изменение, произошедшее в начале XIX века и означавшее окончание "ученического" этапа. Особую роль в этом, по мнению ученого, сыграла Императорская Академия художеств, способствовавшая сохранению и преумножению традиций, как важнейшего условия расцвета искусства.

Таким образом, при рассмотрении русского искусства XVIII - I половины XIX века Н.Н.Врангелю удалось создать целостную картину его эволюции. Обращение ученого к этому времени представляется объективно закономерным и является следствием общего развития процессов изучения отечественной культуры, когда период накопления фактов сменяется необходимостью их обобщения и осмысления.

Отсутствие адекватного научного подхода к разработке искусствоведческих проблем, характерное для трудов ученых предшествовавшего поколения, обусловило формирование специфического метода исследования, сложение которого шло параллельно с процессом интеллектуального становления самого Н.Н.Врангеля.

В ходе его культурно - просветительской и научной деятельности были выявлены кардинальные проблемы искусства XVIII - I половины XIX столетия, получившие развитие в русской искусствоведческой науке XX столетия. Важнейшими среди них являются вопросы отношения к художественному наследию, взаимопроникновение культур, деятельность иностранных художников в России, становление отечественной художественной школы, история коллекционирования и бытования памятников, взаимодействие столичного и провинциального искусства, закономерности эволюции художественных процессов и др.

Устроенные Н.Н.Врангелем выставки, ставшие событиями культурной жизни России, отразили последовательное развитие его экспозиционной концепции: от механического сочетания произведений к созданию сложного гармоничного ансамбля, формирующего образ эпохи. Эти экспозиции не только привлекли внимание специалистов и широкой публики к искусству забытого прошлого, но и повлияли на осознание ценностей культуры, его создававшей.

Утверждение необходимости восстановления утраченного и сохранения оставшегося национального достояния России было основной задачей публицистической деятельности Н.Н.Врангеля, осуществлявшейся на страницах журналов "Старые годы" и "Аполлон".

Не меньшее значение для современности имеют и труды Н.Н.Врангеля по формированию коллекции Русского музея и Эрмитажа. Каталоги этих собраний, составленные ученым, также как отдельные атрибуции и датировки, до сих пор не утратили своей актуальности.

Вклад Н.Н.Врангеля в отечественное искусствознание трудно переоценить. В данной работе было рассмотрено только одно направление его многогранных научных поисков. По-прежнему открытыми остаются вопросы о его влиянии на

177 культурную жизнь России начала XX века, взаимоотношении с иностранными коллегами и изучение европейского искусства. Труды ученого не переиздавались со дня его смерти. Подготовка многотомного собрания сочинений Н. Н. Врангеля под эгидой Академии наук так и не была завершена. Поэтому остается надеяться, что усиление интереса к истории русского искусствоведения приведет к публикации трудов Н. Н. Врангеля, стоявшего у его истоков.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Лаврухина, Ирина Александровна, 1999 год

1. Адамович Г.В. Комментарии // Русский Париж. М.: Издательство МГУ, 1998. -С. 19-23.

2. Адарюков В.Я. В мире книг и гравюр. Воспоминания. М.: Книга, 1984. - 103 с.

3. Алексеева Т.В. Владимир Лукич Боровиковский и русская культура на рубеже XVIII -XIX веков. М.: Искусство, 1975.-421 с.

4. Алексеева Т.В. Художники школы Венецианова. М.: Искусство, 1982. - 422 с.

5. Алексей Гаврилович Венецианов: 1780-1847 : Выставка произведений к 200-летию со дня рождения: Каталог. Л.,1983. - 291 с.

6. Архангельская А.И. Боровиковский. М.: Искусство, 1946. -61 с.

7. Ацаркина Э.Н. Орест Кипренский. М.: ГТ Г, 1948. - 247 с.

8. Базен Ж. История истории искусств. От Вазари до наших дней. М.: Культура, 1995. - с. 528.

9. Ю.Банников А.П. Документы из архивов Врангеля // Памятники Культуры. Ежегодник. 1990. М.: Круг, 1992. - С. 338 - 349.

10. Банников А.П. История одного сотрудничества. И.Э.Грабарь и Н.Н.Врангель // На правах рукописи.

11. Банников А.П. Неопубликованные автографы Н.Н.Врангеля // На правах рукописи.

12. Банников А.П. Несостоявшаяся выставка // Панорама искусств. 1984. - № 7. -С.284 - 294.

13. Банников А.П. Николай Врангель. Письма к Александру Бенуа. // Наше наследие. -1996. № 37. - С. 75-79.

14. Банников А.П. Проблемы охраны памятников культуры и старины на страницах журнала "Старые годы"// Памятники Отечества. 1983. - № 2. (8) - С.148 - 151.

15. Банников А.П. Рыцарь русского искусствоведения // Дворянский вестник. -1995. № 9.

16. Банников А.П. Тернистый путь в Эрмитаж // Памятники Отечества 1995 - № 3 -4. (34)-С. 157-163.

17. Бенуа А.Н. Выставка, посвященная времени императрицы Елисаветы Петровны // Старые годы. -1912. Май. - С. 3 - 28.

18. БенуаА.Н. Мои воспоминания. -М.: Наука, 1980. Т. II -744 с.

19. Бенуа А.Н. О наших выставках // Мир Искусства.- 1904.- № 1.- С.47 50.

20. Бенуа А.Н. Царское село в царствование императрицы Елизаветы Петровны -СПб.: Товарищество Р.Голике и А.Вильборг, 1910. 262 с.

21. Беспалова H.H., Верещагина А.Г. Русская прогрессивная художественная критика II половины XIX века: Очерки. М.: Изобразительное искусство, 1979. -278 с.

22. Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков: в 3-х томах. М.: Terra, 1993. - 555 с.

23. Борисова Е.А., Каждан Т.П. Русская архитектура конца XIX начала XX. - М.: Наука, 1970.-239 с.

24. Бурдель Э.А. Искусство скульптуры. М.: Искусство, 1968. - 311 с.

25. Буслаев Ф.И. Картины русской школы живописи, находившееся на Лондонской всемирной выставке // Современная летопись. 1863 - № 5. - С. 6-11.

26. Венок Врангелю от Общества Защиты и Сохранения в России памятников искусства и старины: Сборник. Пг.: Сириус, 1915. - 130с.

27. Верещагин В.А. От редакции // Старые годы. 1907. - Январь. - С.1.

28. Верещагина А.Г. Русская художественная критика середины второй половины XVIII века в 2-х томах: Очерки. - М.: Издание НИИ теории и истории изобразительных искусств АХ СССР, 1991. - Т.1. - 230 с.

29. Витухновская М.А. Воспоминания П.П.Вейнера о журнале «Старые годы» // Памятники культуры. Ежегодник. 1984. Л.: Наука, 1986. - С.76 - 84.

30. Волконский С.М. Мои воспоминания: в 2-х томах. М.: Искусство, 1992 - T.I -397 е.; T.II - 381 с.

31. Врангель М.Д. Моя жизнь в коммунистическом раю // Архив Русской Революции. 1922. - Том 4 - С.198 - 214.

32. Врангель Н.Е. Воспоминания (От крепостного права до большевизма). -Берлин.: Слово, 1924. 258 с.

33. Врангель Н.Е. Петр Басманов. Марина Мнишек. Две драмы из эпохи смутного времени. СПб., 1886.

34. Врангель H.H. // Большая советская энциклопедия / Отв. ред. Введенский. М., 1951. - Т.9. - С.235.

35. Гершензон Чегодаева Н.М. Дмитрий Григорьевич Левицкий. М.: Искусство, 1964.-468 с.

36. Гете. Фауст. Перевод Н.Е.Врангеля. СПб.: Типография Суворина, 1889.

37. Гнедич П.П. История искусств: Зодчество, живопись, ваяние: 3 издание. В 3-х томах. СПб.: Издание А.Ф.Маркса, 1907. -Т.З. 786 с.

38. Голдовский Г.Н. Методологические принципы изучения "россики" // Государственный Русский музей. Тезисы конференции, посвященной итогам научно-исследовательской работы за 1996 год. СПб. 1997. - С. 9 - 12.

39. Голлербах Э.Ф. Портретная живопись в России. XVIII век. М.-П.: Госиздат, 1923. - 139 с.

40. Государственный Русский музей: Живопись: XVIII начало XX века: Каталог. -Л.: Аврора, 1988. -448 с.

41. Государственный Русский музей: Живопись XVIII век: Каталог. СПб.: Palace Editions, 1999. - T.I. -208 с.

42. Государственный Эрмитаж: Западноевропейская живопись: Каталог 1: Италия, Испания, Франция, Швейцария. Л.: Аврора, 1976. - 344 с.

43. Грабарь И.Э. Останкинский дворец// Старые годы. 1910. - Май - июнь,- С. 5 -37.

44. Грабарь Игорь. Письма: 1891-1917. М.: Наука, 1974.-424 с.

45. Греч А.Н. Венок усадьбам // Памятники Отечества. -1995. №32. - С.2 - 190.

46. Гусарова А. "Мир искусства". Л.: Художник РСФСР, 1972. - 99 с.

47. Данилова И.Е. Иван Аргунов. Русский крепостной художник XVIII века. М. Л.: Искусство, 1948. - 20 с.

48. Дмитрий Григорьевич Левицкий: 1735-1822: Каталог. Л.: Искусство, 1987. - 144 с.

49. Добужинекий М.В. Воспоминания. М.: Наука, 1987-480 с.

50. Дягилев С.П. Д.Г.Левицкий: 1735 1822. Составил С.П.Дягилев. - СПб.: типография общества печатного дела в России, 1902. - 199 с. разд. паг.

51. Евангулова О.С. Русская усадьба и тема памяти // Художественная культура русской усадьбы. Сборник статей. М.: Издание НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии искусств, 1995. - С.7. - 21.

52. Евангулова О.С. Русский портрет XVIII века и проблема "россики" // Искусство. 1986.-№ 12.-С.57.

53. Евангулова О.С., Карев A.A. Портретная живопись в России второй половины XVIII века. М.: Издательство МГУ, 1994. - 200 с.

54. Ермонская В.В., Нетунахина Г.Д., Попова Т.Ф. Русская мемориальная скульптура. К истории художественного надгробия в России XI начала XX века. - М.: Искусство, 1978. - 311 с.

55. Жидков Г.В. Михаил Шибанов. Художник второй половины XIX века. М.: Искусство, 1954. - 60 с.

56. Зубов В.П. X международный съезд историков искусства в Риме // Старые годы. -1912. Декабрь. - С.68.

57. Зубов В.П. Страдные годы России. Воспоминания о Революции: 1917 1925. -М nchen: Wilhelm Fink Verlag, 1968. - 162 с.

58. Иванова Л.В. Два юбилея // Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы. 1998. - Вып. 4 (20). - С.7 -14.

59. Ильина Т.В. Иван Яковлевич Вишняков: Жизнь и творчество. М.: Искусство, 1979.-280 с.

60. Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. М.: Высшая школа,1999. - 399 с.

61. Императорская Академия художеств: Музей: Русская скульптура: Каталог: Сост. С.К.Исаков. Пг.: 1915. - 348 с.

62. Историко художественный словарь русских портретов // Старые годы. -1910. -Апрель - С. 54-55.

63. История европейского искусствознания: вторая половина XIX века начало XX века: в 2-х книгах. - М.: Наука, 1969. - Кн.I -472 е.; Кн.II - 292 с.

64. Каганович А.Л. Иван Иванович Теребенев,- М.: Искусство, 1956. -146 с.

65. Каганович А.Л. Никулина Н.И. Живописный класс Академии художеств в XVIII веке // Вопросы художественного образования. Л.: 1973. Bbin.VI. - С.5-39.

66. Каганович А.Л. Феодосий Федорович Щедрин. М.: Искусство, 1953. - 132с.

67. Каждан Т.П. Художественный мир русской усадьбы. М.: Традиция, 1997. -320с.

68. Каждан. Т.П. К вопросу об изучении русской усадьбы второй половины XIX -начала XX века // Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы. 1994. - Вып. 1 (17). - С.67.

69. Карев A.A. Миниатюрный портрет в России XVIII в. М.: Искусство, 1989. -253с.

70. Каталог выставки русских портретов известных лиц XVI XVIII веков, устроенной Обществом поощрения художников: Составил П.Н.Петров. - СПб. 1870.-232 с.

71. Кауфман P.C. Очерки истории русской художественной критики XIX века: от К.Батюшкова до А.Бенуа. М.: Искусство, 1990. - 366 с.

72. Кириченко Е.И. Москва. Памятники архитектуры 1830 1910-х годов. - М.: Искусство, 1977. - 126 с.

73. Коваленская H.H. История русского искусства XVIII века. М.: Издательство МГУ, 1962.-285 с.

74. Коваленская H.H. Русский классицизм. М.: Искусство, 1964. - 704 с.

75. Козлов В.Ф. Наследие подмосковной усадьбы в контексте государственной политики 1920-х годов. (Обзор материалов московских архивов ГАРФ и ЦГАМО) // Источники по истории усадебной культуры. Ясная Поляна - Москва. - 1997. С.17 - 26.

76. Комелова Г.Н. Русская миниатюра на эмали XVIII начала XX века. - СПб.: Искусство, 1995. - 335 с.

77. Кончин Е.В. Эмиссары восемнадцатого года. М.: Московский рабочий, 1981. -160 с.

78. Краткий отчет о деятельности Российского Института истории искусств. Пг., 1922.- 179 с.

79. Кудрявцев А.И., Шкода Г.И. Апександро Невская лавра. Архитектурный ансамбль и памятники некрополей. - Л.: Художник РСФСР, 1986. - 301 с.

80. Лаврухина И.А. Выставка "Ломоносов и Елизаветинское время" 1912 года в парадных залах Академии художеств // Петербургские чтения 97. - СПб. 1997 -С. 448-451.

81. Лаврухина И.А. Барон Н.Н.Врангель и проблема "россики". Тезисы докладов десятой научной конференции, посвященной памяти М.В.Доброкпонского // Проблемы развития зарубежного искусства. СПб.: Ин.-т Репина. 1997. С. 51 -53.

82. Лапшина Н.П. "Мир искусств". Очерки истории и творческой практики. М.: Искусство, 1977. - 343 с.

83. Лапшина Н.П. Федор Степанович Рокотов. М.: Искусство, 1959. - 250с.

84. Лебедев Г. Русская живопись первой половины XVIII века. Л.-М.: Искусство, 1938.-132 с.

85. ЭО.Левинсон Лессинг В.Ф. История Картинной галереи Эрмитажа: 1764 - 1917 -Л.: Искусство, 1985. - 406 с.

86. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства: XVIII начала XIX века. - СПб.: Искусство, 1997. - 398 с.

87. Лукомский Г. К. Венок//Мир и искусство. 1931. -№ 13 (29). - С.16.

88. Лурье Ф.М. Дилетант // Барон Н.Врангель. Старые усадьбы: Очерки истории русской дворянской культуры. СПб.: Журнал "Нева", 1999. - С. 3 -32.

89. Маковский С.К. Две подмосковные князя С.М.Голицына // Старые годы. 1910. - Январь. - С. 24-27.

90. Маковский С.К. На Парнасе "Серебрянного века". Мюнхен: ЦОПЭ, 1962. -366с.

91. Маковский С.К. Портреты современников. Нью - Йорк: Изд. им. Чехова, 1955. 415 с.

92. Маковский С.К. Русские комнаты // Старые годы. 1908. - Октябрь. - С.736.

93. Маковский С.К. Склады разрушений кладбища искусств // Старые годы. -1907. - Июль - сентябрь. - С. 468.

94. Маковский С.К. Страницы художественной критики: в 3-х книгах СПб,-Пантеон - Аполлон, 1909 - 1913. - Кн.З.: Выставки и характеристики, 184 с.

95. Маркина Л.А. Портретист Георг Христоф Гроот и немецкие живописцы в России середины XVIII века .- М.: Памятники исторической мысли, 1999.

96. Материалы к библиографии по истории Академии художеств: 1757 1957. -Л.: 1957. Bbin.V - 210 с.

97. Микац О.В. Копирование в Эрмитаже как школа мастерства русских художников XVIII XIX вв. - СПб.: ГЭ, 1996. - 79 с.

98. Миниатюра в России XVIII начала XX века. Каталог выставки из фондов Эрмитажа. - Л.: Искусство, 1981. - 96 с.

99. Михайлова К.В., Смирнов Г.В. Портретная миниатюра из собрания Государственного Русского Музея. XVIII начало XX в. - Л.: Художник РСФСР, 1979.-454 с.

100. Мозговая Е.Б. Скульптурный класс Академии Художеств в XVIII веке. Из истории русской художественной школы. СПб.: Zero - design. 1999. - 271 с.

101. Музейные термины. Терминологические проблемы музееведения. Сборник научных трудов. М. 1986. - 183 с.

102. Мюллер А.П. Быт иностранных художников в России. М.: Academia, 1927. -157 с.

103. Мюллер А.П. Иностранные живописцы и скульпторы в России. М.: Госиздат, 1925. - 96 с.

104. Нащокина М.Н. Русские усадьбы эпохи символизма // Русская усадьба. Сборник ОИРУ. 1998. - Вып. 4(20). - С.319.

105. Немецкая и австрийская живопись XV!Ii века: Из собраний московских музеев: Каталог выставки. М.: Памятники исторической мысли, 1996. - 128 с.

106. Павел Федотов: Каталог выставки. СПб.: Седа-С, 1993.

107. Петров В.Н. Мир искусства // Очерки и исследования. М.: Советский художник, 1978. - С. 177.

108. Петров В.Н. Михаил Иванович Козловский. М.: Изобразительное искусство, 1977.-231 с.

109. Петров П.Н. Художественная живопись за 100 лет // Северное сияние. -1862. -T.I. вып. 7. С.393-404.

110. Письмо в редакцию. Заявление хранителя академических музеев А.П.Соколова // Старые годы. 1907. - Март.

111. Подробный словарь русских гравированных портретов в 4-х томах. Составил Д.А.Ровинский. Спб.: 1888. Т. I - IV.

112. Полякова М.А. Общество изучения русской усадьбы (1992 1997): люди и время // Русская усадьба. ОИРУ. - 1998. - Вып.4(20) - С.346 - 358.

113. Полякова Н.И. Скульптура и пространство: Проблемы соотношения объема и пространства. М.: Советский художник, 1982. - 199 с.

114. Проблема копирования в копирования в европейском искусстве: Материалы научной конференции 8-10 декабря 1997 / Отв. ред. Г.И.Вздорнов. М.: НИИ Российской академии художеств. 1998. -296 с.

115. Рогачевский В. М. Федор Гордеевич Гордеев: 1744 1810. - П.- М.: Искусство, 1960. - 115 с.

116. Рокотов Ф.С. и художники его круга: Каталог выставки. М.: Издательство Академии Художеств СССР, 1960. - 157 с.

117. Россия Германия. Контакты и взаимовлияния. XVIII - XIX: Материалы научной конференции 1998 года. - М.: Г Т Г . -168 с.

118. Ростиславов A.A. Московское лазаревское кладбище // Старые годы. 1909. -Январь. - С. 36-38.

119. Руммель В.В. Списки титулованным родам и лицам Российской империи.-СПб.: Издание Департамента Герольдии Правительствующего Сената, 1892. -311 с. разд. паг.

120. Русская художественная культура XVIII в. и иностранные мастера: Тезисы докладов Всесоюзной научной конференции молодых специалистов. М. 1982.

121. Русское искусство. Очерки о жизни художников I половины XIX века. М.: Искусство, 1954. - 744 с.

122. Русское искусство. Очерки о жизни художников II половины XIX века: в 2-х томах. М.: Искусство, 1958. - T.I. - 692 с.

123. Рязанцев И.В. Русская скульптура второй половины XVIII I половины XIX века. Проблемы содержания. - М. 1994, - 327 с.

124. Савинов А.Н. Алексей Гаврилович Венецианов. Жизнь и творчество. М.: Искусство, 1955. - 223 с.

125. Сарабьянов Д.В. Орест Адамович Кипренский. Л.: Художник РСФСР, 1982. - 207с.

126. Сарабьянов Д.В. Русская живопись XIX века среди европейских школ. М.: Советский художник, 1980. - 261с.

127. Сарабьянов Д.В. Стиль модерн. М.: Искусство, 1989. -249 с.

128. Сарабьянов Д.В. Сюжеты и мотивы живописи мирискусников: иконографические заметки // Сергей Дягилев и художественная культура XIX -XX века. Материалы научной конференции. Пермь. 1989. - С.65 - 75.

129. Сахарова И.М. Алексей Петрович Антропов: 1716-1795. М.: Искусство, 1974.-239 с.

130. Сборник материалов для истории Императорской С.-Петербургской Академии художеств за сто лет её существования в 3-х томах: Под редакцией П.Н.Петрова. -Т.1. СПб.: 1864. -613 с.

131. Селинова Т.А. Иван Петрович Аргунов: 1729-1802. М.: Искусство, 1973. -211с.

132. Селинова Т.А. Портретная миниатюра в России XVIII начала XX в. из собрания Государственного Исторического музея. - Л.: Художник РСФСР. - 356 с.

133. Серов. В.А. Переписка: 1884-1911. -Л.-М., 1937. -439 с.

134. Сидоров A.A. Русские портретисты XVIII века. М.: Госиздат, 1923. - 43 с.

135. Скворцов А. Михаил Шибанов. Художник II половины XVIII века. М.-Л.: Искусство, 1946. - 43 с.

136. Собко Н.П. Императорская Академия Художеств. История её Устава и управления. СПб.: 1891. - 35 с.

137. Собко Н.П. Словарь русских художников в 3-х томах. СПб.: 1893 - 1899. -Т.1.- 350 с.

138. Сомов А.И. Картинная галерея Императорской Академии художеств. В трех томах. T.I.: Каталог оригинальных произведений русской живописи. СПб. 1872.-268 с. разд. паг.

139. Старые годы: Выставка из частных собраний.: Каталог выставки картин. -СПб.: Сириус, 1908,- 86 с.

140. Стасов В.В. Избранные сочинения в трех томах. М.: Искусство, 1952. - T.I -766 с.

141. Стасов В.В. Наша художественная провизия для Лондонской выставки. (1862) // В.В.Стасов. Собрание сочинений 1847 1886: в четырех томах. - СПб. 1894.-Т.1-768стб.

142. Стасов В.В. После всемирной выставки. (1862) // Современник. 1863. - № 4 - С. 225 - 249; № 5 - С. 25 - 58.

143. Стернин Г.Ю. Русская загородная усадьба в современных историко -культурных интересах // Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы. 1998. - Вып.4(20). - С.245 - 253.

144. Стернин Г.Ю. Художественная жизнь России 1900 1910-х годов. - М.: Искусство, 1988. - 285 с.

145. Стернин Г.Ю. Художественная жизнь России на рубеже XIX XX веков. - М.: Искусство, 1970. - 296 с.

146. Стернин Г.Ю. Художественная жизнь России начала XX века. М.: Искусство, 1976. - 224 с.

147. Стернин Г.Ю. Художественная жизнь России середины XIX века. М.: Искусство, 1991. - 207 с.

148. Сто лет французской живописи (1812 1912). - СПб.: Сириус, 1912. - 60с.

149. Сто лет французской живописи (1812 1912): Каталог выставки. - СПб.: Сириус, 1912. - 100 с.

150. Столбова И.Е. Английское искусство на выставках в России на рубеже XIX -XX веков // Советское искусствознание 81. М. 1982.- Вып. I.- С.256 - 266.

151. Тартаковский А.Г. Русская мемуаристика XVIII начала XIX века. - М.: Наука, 1991. -288 с.

152. Телетова Н.К. Прибалтийские дворяне в генеалогии Пушкина // Известия генеалогического общества. СПб. 1995. - С. 59.

153. Толстой A.B. О русской выставке 1906 года в Париже // Советское искусствознание 81. М. 1982 - Вып. I. - С. 279-291.

154. Трубников A.A. Картины собрания В.В.Шихтинга // Старые годы. 1911. -Апрель. - С.З - 16.

155. Турчин B.C. Орест Кипренский. М.: Изобразительное искусство, 1975. - 166 с.

156. Турчин B.C. Эпоха романтизма в России. К истории русского искусства первой трети XIX столетия. М.: Искусство, 1981. -550 с.

157. Турчин B.C., Шеридега В.И. .В окрестностях Москвы. Из истории усадебной культуры XVII XIX веков.). - М.: Искусство, 1979. - 398 с.

158. Фриче В.М. Социология искусства. М.- Л.: Госиздат, 1929. - 204 с.

159. Шевеленко Ирина. Материалы о русской эмиграции 1920 1930-х г.г. в собрании баронессы М.Д.Врангель. (Архив Гуверовского Института в Стэнфорде). - Stanford, 1995. - 95 с.

160. Шмидт И.М. Василий Иванович Демут Малиновский. - М.: Искусство, 1960. -210с.199

161. Шмидт И.M. Русская скульптура второй половины XIX начала XX. - М.: Искусство, 1989. - 301 с.

162. Щекотов Н.М. Судьба картин в музее // София. 1914. - Февраль. (№ 2). -С.69 - 70.

163. Эткинд М.Г. Александр Бенуа и русская культура конца 19 начала 20 века. - Л.: Художник РСФСР, 1989. - 478 с.

164. ЭфросА. Два века русского искусства. М.: Искусство, 1969. - 302с.

165. Яковлева Н. Система жанров живописи в Академии художеств к. XVIII в. и её развитие в I половине XIX в. // Вопросы художественного образования. -Вып. XV.-Л. 1976.-С.З-13.

166. Яремич С.П. Русская академическая художественная школа в XVIII веке. -М. Л.: Государственное Социально - Экономическое издательство, 1934. -208 с.

167. Bowlt John Е. The silver аде: Russian art of the earli twentieth Century and the "World of art" group. Newtonville, Mass.: Oriental Research Partners, 1982. - 357 P

168. Kennedy Janet. The Mir Iskusstva group and Russian art 1898 1912. New York : Colombia University Press, 1976. - 676 p.174. "Monatshefte für Kunstwissenschaft". 1909. №3. С. 116.175. "Monatshefte für Kunstwissenschaft". 1909. №4. С. 161.

169. Trofimoff André. (А.Трубников). Du musée impérial au "Marché aux puces". -Paris: Les argonautes, 1936. -216 c.2. ДИССЕРТАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТЫ

170. Бенуа Рогальский C.B. Русское искусство XVIII века в отечественном искусствознании (по избранным произведениям русских искусствоведов XIX -XX вв.) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. - СПб. 1993. - 20 с.

171. Давыдов В.А. Копирование в системе Академии художеств XVIII века: Вопросы исследования и атрибуции // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. СПб. 1994. - 20 с.

172. Кутейникова Н.С. Русское изобразительное искусство на Всемирных выставках XIX века. // Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Рукопись. Л. 1973.

173. Моисеева C.B. Публичные выставки Академии Художеств 1760 начала 1770 годов как отражение процесса развития отечественного изобразительного искусства // Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. - Рукопись. СПб. 1996.

174. Нестерова Е.В. Русско французские художественные связи второй половины XIX века // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. - М. 1981. - 26 с.

175. Толстой A.B. Русско французские связи конца XIX - начала XX веков // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. - М. 1983. - 26 с.3. ГАЗЕТНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

176. Бенуа Александр. Художественные письма. Еще о выставке "Мюнхен"// Речь. -1909. 16 апреля.

177. Бенуа Александр. Елизаветинская выставка // Речь. -1912.-21 апреля.

178. Бенуа Александр. Художественные письма. Приобретения музея Александра III // Речь. 1909. -18 сентября.

179. Бенуа Александр. Художественные письма. Еще об Эрмитаже // Речь. 1909. -24 сентября.

180. Бенуа Александр. Искусство и война // Речь. -1914. -18 сентября.

181. Бенуа Александр. Ответ барону Н.Н.Врангелю // Речь. -1914. 21 сентября.

182. Бенуа Александр. Памяти Врангеля // Речь. -1915.-2 июля.

183. Брешко Брешковский Н. Вандалы в Академии художеств // Санкт -Петербургская газета. -1912.-1 апреля.

184. Буренин В. Критические очерки // Новое Время. -1910.-16 апреля.

185. Ю.Владимиров И. Кунсткамера в Академии Художеств // Санкт Петербургский листок. -1912.-14 апреля.

186. Дризен Н.В., барон. Памяти барона Врангеля // Новое время. -1915.-18 июня.

187. Лазаревский И. Памяти барона Врангеля // Вечернее время. -1915.-23 июня.

188. Магул Г. Огненные страсти // Новое время. -1912.-13 апреля.

189. Магул Г. Выставка "Ломоносов и Елизаветинское время"// Новое время. -1912. 20 апреля.

190. Письмо в редакцию // Речь. -1914. 21 сентября.

191. Пушки в Академии художеств // Петербургский листок. -1912.-9 апреля.

192. Ростиславов А. Елизаветинская выставка//Речь. -1912.-8 апреля.

193. Философов Д. Симфония в синем и оранжевом // Русское слово,- 1912. 22 апреля.

194. Художественные вести // Речь. 1909. - 5 октября.202

195. Щавинский В. Что такое Эрмитаж? (Письмо в редакцию) // Речь. 1909. - 21 сентября.21 .Яремич С. Н.Н.Врангель//Биржевые ведомости. -1915.-19 июня.4. АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

196. Российский Государственный Исторический архив.

197. Ф.484. Оп. 1. Ед. хр. 1070, 1904.

198. Ф.484. Оп. 1. Ед. хр. 1132, 1905.

199. Ф.484. Оп.1. Ед. хр. 1486, 1911.

200. Ф.653, Н.Н.Врангеля. Оп. 1. Ед. хр. 4, 1915.

201. Ф.653, Н.Н.Врангеля. Оп. 1. Ед. хр. 7, 1915.

202. Ф.653, Н.Н.Врангеля. Оп. 1. Ед. хр. 8, 1915.

203. Ф.653, Н.Н.Врангеля. Оп. 1. Ед. хр. 9, б./г.

204. Ф.696, Д.И.Толстого. Оп. 1. Ед. хр.74, до 1917 года.

205. Ф.696, Д.И.Толстого. Оп.1. Ед. хр. 187, 1905 1913.

206. Ф.788. Оп.1. Ед. хр. 160, 1908.

207. Ф.788. Оп.1. Ед. хр. 162, 1910.

208. Ф.788. Оп.1. Ед. хр. 1, 1901 1909. Т.1.

209. Ф.788. Оп. 1. Ед. хр. 2. 1908.14. Ф.789. Оп.13. Ед. хр. 87.

210. Ф.1276. Оп.7. Ед. хр. 480.

211. Отдел Рукописей Института Русской Литературы (Пушкинского Дома).

212. Ф.60, Н.Н.Врангеля. Ед. хр.6841.

213. Ф.109, Г.К.Лукомского. Ед. хр. 55.

214. Ф.115, М.В.Добужинского. Ед. хр.19.

215. Ф. 117, Нотгафта. Ед. хр. 190.

216. Ф.137, А.Н.Бенуа. Ед. хр. 824.

217. Ф.137, А.Н.Бенуа. Ед. хр. 825.

218. Оп.6. Ед.хр.837. Историко бытовой отдел. 1931.

219. Оп.6. Ед. хр. 910. Переписка по историко бытовому отделу.

220. Отдел рукописей Государственного Эрмитажа.

221. Ф. I. On.V. Ед. хр.19. 1910.

222. Ф. I. On. V. Ед. хр.19. 1912.

223. Ф. I. On. V. Ед. хр.19. 1914.

224. Ф. I. On.V. Ед. хр. 25. 1909.

225. Ф. I. On.V. Ед.хр.39. 1910.

226. Ф. I. Оп. 12 л./с. №19. Дело о службе Барона Н.Н.Врангеля.

227. Ф.7, С.П.Яремича. Оп. 1. Ед. хр. 43.

228. Ф.7, С.П.Яремича. Оп.1. Ед. хр. 150. 1914.

229. Ф.7, С.П.Яремича. Оп. 1. Ед. хр. 535. 1913 1916.

230. Ф. 9. Оп. 1. Ед. хр. 73. 1906.

231. Отдел рукописей Национальной Российской библиотеки.

232. Ф.124, П.Л.Вакселя. Ед. хр. 1006.

233. Отдел рукописей Государственной Третьяковской галереи.

234. Ф.106, И.Э.Грабаря. Ед. хр. 3569.

235. Архив Гуверовского Института в Стэнфорде (США).

236. Archives Hoover Institution on War, Revolution and Peace (Stanford, California. USA).

237. Maria Vrangel Collection, box 31, folder 4.

238. Maria Vrangel Collection box 31, folder 5.

239. Maria Vrangel Collection, box 32, folder 19.207

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 119636