Биофилия и традиционная этика якутов тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.07, кандидат исторических наук Рахлеева, Наталья Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Биофилия и традиционная этика якутов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 90408
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Рахлеева, Наталья Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Якутск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.07
Специальность: 
Энтография, этнология и антропология
Количество cтраниц: 
186

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Рахлеева, Наталья Николаевна

Введение.

Глава 1. Биофилия и этико-мировоззренческий архетип якутов.

1.1. Биофилия как традиционная ценностная доминанта или ориентация личностного сознания в традиционной этике якутов (медиаторы айыы и медиаторы абааьы).

1.2. Биофилия в символо-знаковой картине мира якутов.

1.3. Культ АйыыИыт - квинтэссенция этического миропонимания, биофилии якутов.

Глава 2. Истоки видоизменения этноэтических представлений якутов и биофилия белого шамана.

2.1 Истоки этноэтических представлений в трансформации обряда жертвоприношения.

2.2. Биофилия - этико-эстетическое миропонимание якутского

Айыы ойууна.

Глава 3. Этнонормативное содержание вербальных текстов (малый фольклор) и обычное право якутов.

3.1. Этико-словесные константы как ментальные установки в традиционной этноэтике якутов.

3.2. Этнонормативные традиции этического характера в обычном праве и в обрядах жизненного цикла якутов.

3.3. Детерминанты деструктивного характера в этносоциуме и реконструкция традиционной этики.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Биофилия и традиционная этика якутов"

В критические фазы исторического развития общества теряются определенные ориентиры. Напряженно меняющиеся реалии жизни не задают условия для устойчивой системы видения мира, у людей субъективно повышается чувство неуверенности, нестабильности, персональной значимости. Этнография, как и любая гуманитарная наука, призвана помочь обществу в поиске устойчивой мировоззренческой ориентации. Более того, как заметил К.Леви-Строс: "Ища источник своего вдохновения в обществах наиболее униженных и презираемых, она провозглашает, что ничто человеческое человеку не чуждо, и становится, таким образом столпом гуманизма демократического, противостоящего всем предыдущим видам гуманизма, которые были созданы для привилегированных цивилизаций. Мобилизуя методы и инструментарий, заимствованный из всех наук, и ставя все это на службу человеку, этнология хочет примирить человека и природу в едином всеобщем гуманизме" [1,С.18].

Традиционная форма выживания рассматривалась в социо-экономическом аспекте без актуализации имплицитного механизма этики. В данной работе хотим показать внутреннее устройство этики на примере отдельно взятого этноса, потому что "этнография помогает увидеть свой собственный образ, отраженный в других людях". Этот взгляд составляет по мнению К.Леви-Строса, единственную задачу антропологии при изучении человека [2, С.22].

Сфера этики является сугубо человеческой сферой, более того культурообра-зующей и этнособразующей сферой. В связи с этим, проблема поставленная в предлагаемой работе, поднимает широкий круг актуальных вопросов, высвечивает их в традициях этноса.

Полагаем, что положительная ориентация во внешнем мире формируется на культурном фоне этической сферы этноса. Актуализация понятия "этноэтика"-осознанная необходимость этнического самосознания в условиях выживания, сохранения условий для этнической идентификации.

Степень изученности темы:

Рассматриваемая проблема в якутской этнографии в качестве моноисследования не изучалась. В работах общегуманитарного цикла, особенно в изучении натурфилософии якутов (А.Е.Мординов, Д.С.Макаров, В.Д.Михайлов, Б.Н.Попов, А.Г.Новиков, Л.А.Афанасьев) [3]; этнопедагогики (И.С.Портнягин, К.С.Чиряев) [4], эти проблемы получили освящение с точки зрения концепта айыы. Вопросы этики в изучении якутского олонхо затронуты в работе А.С.Поповой [5, 118, 122]. Хотя следует заметить, что в объектно-предметном обозначении традиционная этика как таковая в этих работах специально не ставилась.

В Республике созданы общественные организации "Кут-сур", "Айыы итэ5элэ" (Учение Айыы), консолидирующие разные слои населения. Концепт Айыы разрабатывается в публикациях Л.А.Афанасьева, Н.Е.Петрова, И.И.Шамаева, А.С.Саввинова, А.Г.Новикова и др. Сторонники учения Айыы не ограничились разработкой общетеоретических проблем традиционной этики в общефилософском и педагогическом плане, но стали еще и известными общественными деятелями. Благодаря их инициативам вопросы этики в этническом аспекте обсуждаются на разных уровнях от публицистики до научных статей широкого спектра наук.

Вопросы традиционной этики рассматриваются членами созданной в Республике Академии Духовности. Академия издает "Вестник". Основной круг вопросов, издаваемых в "Вестнике" Академии, содержит в себе следующие опорные тезисы по интересуемой теме: 1) нравственные традиции этноса как способ выживания, определение этико-эстетического идеала айыы как идеала саха якута (А.Н.Осипов); 2) сближение религиозно-мифологического сознания к нравственному (А.Г.Новиков); 3) акцент на бережном сохранении языка как живой среды для функционирования этических традиций (Т.И. Петрова, М.А. Алексеев); 4) актуализация значения семьи для сохранения нравственных традиций (Б.Н.Попов). Эти выдвигаемые тезисы членов Академии имеют содержательное обоснование в их работах [6]. Как первый опыт создания книги с выделением монотемы об этических представлениях якутов можно назвать пособия Л.А.Афанасьева. [7]. Л.Афанасьев впервые попытался просистематизиро-вать этические представления, связав их с различными обрядами сакрально -культовой практики якутов. Феномен создания учения Айыы (светлые божества) впоследствии может заинтересовать исследователей, интересующихся трансформациями религиозных традиций, их современными модификациями и интерпретациями. И надо заметить, что в этом обращении к духовной памяти и реконструкции есть манифестация всего эталонного, позитивно-нормативного в традиционном, где нередко традиционное предстает только в идеальном варианте. Учение Айыы берет на себя регулирующую функцию, опираясь на репродуктивную память духовного потенциала этноса. Положительный импульс данного феномена, безусловно, возник в ответ на потребность этнообщества на такого рода обращения к духовному наследию. Проблемы этноэтики в непосредственном интерактивном действии выдвинуты в работах В.А. Кондакова [8].

Изучение этнопедагогики позволило высветить в этом ракурсе этические традиции этического народа. В работах В.Ф.Афанасьева, И.С.Портнягина [9] с широким привлечением этнографических материалов в научный оборот были введены дефиниции этических традиций в свете этнопедагогической концепции.

Проблемы аксеологического характера (ценностный мир) у якутов в современном мире рассмотрены в работах У.А.Винокуровой.[10]. Некоторые стороны традиционной этики в межэтническом восприятии освещены в работе А.П.Оконешниковой [11].

Исследования, в которых поле этико-мировозренческой проблематики сужается и конкретизируется очень мало. К этой группе работ относятся статьи Л.И.Винокуровой по выявлению трудовой нравственности. Исследователь продолжает традицию изучения в русской, советской этнографии трудовой крестьянской культуры в её нравственном аспекте [12, С.83]. А.В.Абрамов, рассматривая взаимовлияние "традиционных норм поведения, которые, как правило, и формируют морально ценностные ориентации народа" с одной стороны, и с другой стороны,причины дезадаптивного поведения, показал их в оппозиции "традиционное-отклоняющееся поведение". И вскрыл противоречие между "относительно стойкой идеативной культурой народов Севера с сенса-тивным бытием урбанизированного общества" [13, С.64]. В работе A.B. Абрамова рассмотрены причины, ведущие "в соединении с распадом семейного и родового контроля к падению нравов". В связи с этой проблемой Абрамов в качестве постановки проблемы отметил необходимость "историко-юридического и социологического поиска по восстановлению утраченной национальной правовой памяти народностей Севера, который открыл бы новый аспект экологии человеческой культуры".[14, 74-80].

В этнографии якутов вопросы этики, в частности концепт айыы, а также этикетные характеристики затронуты в работах Е.Н.Романовой. Она в аспекте традиционного этикета показала способ выделения "племени айыы" через набор определенных человеческих качеств: почитание старших, щедрость, гостеприимство, общительность, как кодифицированных норм поведения [15, С.69]. Некоторые понятия даны в анализе картины мира якутов у С.К.Колодезникова [16, С.217-227] в оппозиции "я - мы". Следует сказать, что в работах якутских этнографов Е.Н.Романовой, С.К.Колодезникова, Р.И.Бравиной, П.А.Слепцова есть стремление показать имплицитный механизм явлений духовной культуры.

В этноэтике якутов понятие "айыы" является концептуальным. Внутренняя структура и семантический код понятий "айыы" и "абааьы" продолжают разрабатываться, хотя классические определения,включенные в словари Д.Хитрова, Э.К.Пекарского,обобщающие их в религиозном аспекте дефиниции A.A. Попова остаются в силе. Уместны замечания по этим определениям H.A. Алексеева [17,25].

В целом вся литература по этноэтике якутов на данном этапе контурно разбивается в две группы:

1. Объектом первой группы является нравственная культура в широком его охвате. В ней дано описание и использованы в качестве иллюстративного материала этико-мировоззренческие взгляды этноса без выявления закономерности их действия.

2. Особенностью второй группы является попытка осмысления, нахождения зависимостей и связей в нравственных традициях этноса в том или ином ракурсе (Л.И.Винокурова, А.В.Абрамов).

Характерно для первой группы исследований противопоставление старого, как правило идеального в нравственном плане-не идеальному, то есть идёт процесс вычленения, высвечивания и фоновая демонстрация с фокусировкой на все лучшее. Хотя есть и позитивная сторона такого рода реинверсивных ре-интеграций и рекультиваций. Постоянное возвращение к духовному наследию освобождает его от превращения в мертвый груз.

В целом, по первой и второй группе исследований, где этноэтика якутов более или менее представлена, нужно констатировать неполноту и фрагментарность использования материала. На наш взгляд, более глубокий механизм его, возможно, будет выявлен при историко-этнографическом освящении. На данном этапе в якутской этнографии созрела необходимость её изучения в качестве специального исследования.

Цели и задачи исследования. Цель предпринимаемой работы - показать систему этических представлений в сакральной сфере духовной культуры якутов с доказательством биофилии как определяющего фактора в традиционном менталитете якутов. С этой целью в работе поставлены следующие задачи:

Первая задача заключается в выявлении и описании биофилии как этико-мировоззренческой ориентации в ритуально-обрядовой практике традиционного менталитета якутов.

Шаманская система взглядов у якутов организована как в ритуально сакральной ментальности, так и в мировозренческом архетипе. Взгляд на неё с этической точки зрения поможет выяснить внутреннюю детерминацию разделения якутского шаманства на черное и белое. В связи с этим нами поставлена задача доказательства биофилии как основного принципа в ценностной ориентации белых шаманов, что и будет второй задачей исследования.

Третья задача работы охватывает этнонормативное содержание вербальных текстов (малый фольклор) и обычного права якутов. Поставлена задача выявить в них этико-словесные константы в качестве ментальных установок.

Все эти задачи сводятся к разрешению одной проблемы-доказательству (т.е. в нашем понимании этической доминанты) в традиционной духовной культуре якутов.

Объектом исследования является сакральная сфера духовной культуры этноса.

Предметом исследования будет традиционная этика якутов, её биофиль-ное содержание.

Источники исследования

Весьма ценными для нашего исследования были неопубликованные полевые материалы И.П.Сойкконен и Хатанго-Анабарского отряда (архив Санкт-Петербургской части института этнологии и антропологии РАН), с помощью которых удалось установить некоторые детали в анализе этико-ментальных установок.

Проблема сохранения архетипа традиционной этики, причины её изменения в современной ситуации - все эти вопросы были включены в специальное наблюдение организованного этнографического отряда по отдалённым наслегам Сунтарского улуса РС (Я). Маршрут отряда был следующий: 1994г. Сун-тар-Тюбяй-Жархан-Ыгыатта; 1995г. Сунтар-Илимнир-Хадан; 1999г. Сунтар-Кукэй-Кутана-Кундэйэ. Включенное наблюдение, личные беседы с людьми, живущими "безвыездно" в этих отдаленных и маленьких населенных пунктах улуса помогло проверить теоретические посылки нашей диссертации. Наблюдение позволило выяснить некоторые моменты, влияющие на автостереотип, на тендерные взаимоотношения, проверить традиционную шкалу ценностей. Знание языка, "статус своего человека" помогли установить более доверительное отношение и выяснить некоторые глубокие этико-ментальные установки. Включенное наблюдение велось именно за "живой моралью". Основной задачей была проверка в полевых условиях гипотезы работы, а именно биофилии.

В работе использованы труды по этнографии якутов ХУШ-Х1Х вв., составляющие теперь уже классический корпус многих работ. Это общеизвестные труды В.Л.Серошевского, Р.Маака, Н.М.Ядринцева, Ф.Я.Кона, И.А.Худякова, В.М.Ионова, О.В.Ионовой, Я.В.Стефановича, В.М.Михайловского, В.Н.Васильева, Н.А.Виташевского, В.Ф.Трощанского,

B.И.Иехельсона, А.А.Попова, В.Л.Приклонского, Н.А.Кострова, Д.А.Кочнева, Д.М.Павлинова, Д.К.Зеленина, Н.П.Дыренковой. В этих трудах интересуемая проблема специально не ставилась. Тем более программы по изучению нравов появились позже, но для познания этических представлений у того или иного этноса, как нам представляется, все же недостаточно просто оперировать инструкцией, какой бы она ни была совершенной. Обязательным условием для познания этой стороны жизни этноса является язык, поэтому в нашем исследовании предпочтение отдаем трудам Г.В.Ксенофонтова, А.Е.Кулаковского,

C.И.Боло и др. Их работы ценны еще и тем, что они собраны в разных районах Якутии. Материалы записаны на языке информатора без переводчика носителями языка.

В последнее время исследователи в источниковедческом отношении высоко оценивают героический эпос олонхо. С этой позиции мною было предпринято аналитическое осмысление якутского олонхо "Нюргун Ботур Стремительный" [18, С.60-65], теоретические посылки которого войдут в предлагаемую работу. В диссертации данные олонхо "Эр Со5отох", "Куруубай хааннаах Кулун Кул-лустуур" И.Г.Теплоухова-Терешкина, использованы в качестве дополнительного материала в анализе шаманской идеологии. Неоценимым источником по малому фольклору можно назвать труд А.Е.Кулаковского "Сборник якутских пословиц" (1925), по языковым свидетельствам лингвистический труд Л.Н.Харитонова "Неизменяемые слова в якутском языке" (Якутск, 1943). В качестве источника для этнонормативных традиций использован словарь Э.К.Пекарского. Как дополнительный, корректирующий источник к нему были рассмотрены словари Д.Хитрова и О.Бётлинга.

Продуктивными источниками для синтеза этноэтических традиций якутов стали специальные труды, посвященные якутским обрядам (П.А.Слепцов, И.В.Константинов, Р.И.Бравина, Е.Н.Романова) [19]. Концептуальные понятия духовной культуры как дуализм, шаманизм, мифологический мир, понятия о жизни и смерти есть в работах А.И.Гоголева, П.А.Слепцова, Р.И.Бравиной, Е.Н.Романовой и др. [20]. Поскольку в их работах эти понятия представлены в контексте якутского материала, поэтому они, естественно, входят источниковедческую базу исследования.

Источниками для обозрения этической традиции по разным народам послужили классические труды Ш.Летурно "Нравственность: развитие ее с древнего времени и до наших дней" (СПб., 1908); А.Сутерланд "Происхождение и развитие нравсвенного инстинкта"(СПб., 1900); А.Рено "Героизм. Примеры героизма и нравственной энергии из истории всех времен" (СПб., 1896), В.Вундта "Элементы психологии народов. Основные черты психологии народов. Основные черты психологической истории развития человечества" (СПб., 1913); В.Вундта" Исследование фактов и законов нравственной жизни"(СПб.,1888); сборник "Мораль у разных народов"(1894); сборник"Народы мира в нравах и обычаях"Петроград (1916); С.Н.Елеонский "Нравственность диких племен и цивилизованных народов" (М.,1884); Г.Вамбери Очерки жизни и нравов Востока ( путевые заметки ).- (СПб., 1877). Для сравнительно-этнографического обзора использованы труды Г.Н.Потанина, А.А.Потебни, В.Ф. Миллера, Н.Ф.Сумцова и др.

Теоретико-методологическая основа

Методологической основой диссертации являются общие теоретические положения, разработанные сторонниками радикального гуманизма и гуманистической этики (Э.Фромм, А.Швейцер, В.Франкл). Идеи, импульсирующие радикальный гуманизм, как биофилия, некрофилия, деструктивность, шкала ценностей и др. вполне приложимы в изучении этноэтики. То, о чем говорил К.Леви-Строс как об единственном методе и методологии для этнографа, по смыслу повторяет идею радикального гуманизма. Он отметил, что "сострадание, вытекающее из отождествления себя с другим - не родственным, не близким, не соотечественником, а просто с любым человеком, поскольку тот является человеком, более того с любым живым существом, поскольку оно живое " [21, С.23].

Из всех рассмотренных методологий жизнеутверждающий смысл "радикального гуманизма" (Э.Фромм, А.Швейцер, В.Франки и др.) более всех теорий уместен при анализе фактов нравственной жизни. Концептуальное отличие радикального гуманизма заключается в принципиально новом подходе к человеку, к жизни, к добру и злу. Предварительно хотим пояснить также о том , что разделение по принципу "живое и мертвое" по методу Э.Фромма отличается от описательных классификационных приемов (бинарные оппозиции, дихотомии и т.д.). Этот метод является методологической платформой радикального гуманизма и дает возможность показать "добро" и "зло" шире и глубже, чем при обычном понимании. В категориальном аппарате радикального гуманизма "добро - это то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей" [22, С.307].

Культура и этика" А.Швейцера составляет методологическое ядро в изучении этики в культурном и этическом плане. У.А.Швейцера мы находим самый строгий историзм рассуждений в анализе этики. Основной постулат его работ в жизнеутверждающем оптимизме радикального гуманизма,который выражается в том, что "этика должна содержать в себе высшую мораль жизнеутверждения" [23, С.248].

Анализируя историю этики, А.Швейцер применил к ним критерий из жизненной практики, т.е. этика определяется им как "безграничная ответственность за все, что живет" [24, С.308]. Благоговение перед чужой жизнью, как перед своей и есть этическое в человеческом поведении, иной трактовки этики радикальный гуманизм не приемлет.

Дополняют эти основные категории радикального гуманизма два понятия, введенные Э.Фроммом, которые так же составляют методологическую базу нашего исследования. Это понятия "биофилия" и "некрофилия", соответственно биофильная и некрофильная ориентация. Биофилия - это страстная любовь к жизни и ко всему живому; это желание способствовать развитию, росту и расцвету любых форм жизни, будь то растение, животное или идея, социальная группа или отдельный человек [25, С.315]. Некрофилия по Э.Фромму-это ориентация на мертвое. Для него нет будущего времени, но нет и настоящего. Время для него существует только в прошлом. Некрофилы удовлетворение получают от мертвого, от разрушающего и разрушаемого, в целом, от всего деструктивного. Некрофилия-это мировоззрение, исключающее динамику, для него привлекательно состояние стагнации. Эти два определения Э. Фромма станут основой для реконструкции анализа этической модели мировоззрения якутов. [26, С.31-32].

В категориальном аппарате исследователей радикального гуманизма есть еще понятие, требующее предварительного комментария при применении их к "этическому" материалу в предлагаемой работе. Это- понятие деструктивно-сти. Деструктивность, столь широко применяясь Э.Фроммом в различных работах, обозначает больше чем понятие деструкция, от которого он и образован. Деструктивность-ключевое понятие Фроммовой теории личности, объясняющее, что человек потому разрушает мир, чтобы мир не разрушил его. Но не следует абсолютизировать эту форму, чтоб не придти к противоположному по смыслу следствию о неизбежности войны, якобы исходя из самой природы человека. Война по Э.Фромму-это результат ориентации на мертвое, иными словами наиболее вредная и опасная форма человеческого деяния, основанного на любви к мертвому, закоренелом нарциссизме и симбиозно-инцестуальном влечении.

То, что методологический аппарат радикального гуманизма верен и дает импульс многим гуманитарным исследованиям доказывает термин "шкала ценностей", активно введенный в научный оборот Э.Фроммом. В методике данной работы для обеспечивания поставленной цели будет рассмотрена шкала ценностей якутского этноса.

Принципиальным отличием радикального гуманизма также является то, что генезис моральных установок, согласно основному постулату этой теории, начинается от божественной сущности самого человека. Этот постулат исключает рассмотрение человеческой этики только с точки зрения социологической этики, покоящейся на доктрине прогресса и стадиальности, отвергающий индивидуальную этику [27,С.248].

Гуманистичекая этика принципиально антропоцентрична, т.е. гуманистический принцип заключается в том, что нет ничего более высокого и более достойного, чем человеческая жизнь [28,С.28].

Добро в гуманистической этике - это не только утверждение жизни, но и раскрытие человеческих сил [29,С.33].Отчуждение от самого себя и безразличие порождают деструктивность, т.е. "деструктивность-это активная форма отчужденности, потребность разрушать личность другого возникает из страха быть разрушенным этим другим" [30,С.94]. Спасением от отчуждения самого себя может быть только совесть: "Совесть - это наше воздействие на самих себя"^!,С. 127]. В.Франкл, дальше развивая эту мысль, конкретизировал дефиниции добра и зла: "Добро - это то, что способствует осущестлению человеческого смысла, а зло то, что препятствует этому осуществлению" [32,С.37].

В.Франкл, как и Э.Фромм и А.Швейцер, связывает нравственность с сознательной ответственностью человека. Система взглядов В.Франкла, так же, как и у Э.Фромма и А.Швейцера, антропоцентрична, по которой человек сознательно отвечает за свою жизнь и жизнь других. Этот гуманистический радикализм вскрывает корни наших бед и пытается освободить человека из плена иллюзий. Он заявляет о необходимости радикальных перемен и не только в экономических и политических структурах, но и в наших личностных и поведенческих структурах, т.е. во всей системе ценностных ориентаций человека Рациональный критический разум лишь тогда бывает плодотворным.когда он выступает в единстве с бесценным человеческим даром.имя которому-любовь к жизни [33,С.376].

Этическая сфера для любого этноса, пожалуй, самая сложная и "уязвимая" сфера, реагирующая на все изменения жизни. Именно в этической сфере проецируются все взлеты и падения того или иного этноса,она является своего рода индикатором состояния Духа в этносе. Падение моральных ценностей в любом обществе и "есть нарушение выношенного в древности этического принципа-благоговения к жизни" [34,С.30].

Итак, из всех существующих методологий радикальный гуманизм с его гуманистической этикой более всех подходит для изучения фактов нравственной жизни. Поэтому мы приняли в нашей диссертации ключевое понятие радикального гуманизма "биофилия".

Методическая база исследования

Теоретико-методологические поиски путей изучения этики в ареале этноса А.М.Щербиной, С.В.Лурье помогают определиться с методикой исследования этноэтики. Имея достаточно обтекаемую форму,.факты нравственной жизни не раскрывают свою суть при простом статистическом их описании.При их изучении нужен динамичный подход.И в качестве методического принципа в подходе к поставленным в диссертации проблемам автор опирался на теоретические разработки C.B.Лурье.[35].Основные положения,разработанные

С.Лурье приложимы именно к такого рода исследованиям.С.Лурье предлагает-вскрыть этические константы через механизм трансформации традиции на фоне имплицитного наличия в этносе целостной картины мира.Через нее вскрыть «причины кризисов и дисфункции,распада этнической культуры». Акцентируя удачно примененный ею термин «защитный механизм этнической культуры» и.в дальнейшем связывая его с уровнем нравственности в этносе,действительно,вполне можно нащупать проблемы деструктивности в этносе. В качестве применения методики для изучения этики в ареале этноса небезин-тересны работы Ш.Летурно, А.Рено, А.Сутерланд, В.Вундта и др, оставаясь классическим образцом разработанной методики по изучению этики, нравственной жизни,нравственной культуры,моральных ценностей и устано-вок.Особенно нужно выделить в этом отношении работы В.Вундта.В ней дана технология изучения этой проблемы.Его работы привлекательны точностью,вниманием к деталям, рациональным использованием поля исследования, также «этнографичностью» рассматриваемых в них вопросов.

Материалы научно-теоретической конференции "Культура и этноэтика", проходивщей в Киеве 1-2 июня 1994г., [36,С.159-161], также 3-й конференции европейской ассоциации социальных антропологов "Перспективы морали, знания и власть" создают теоретическую базу для этой отрасли этнографии. Из работ по общей этике наиболее близки автору труды А.Г.Апресян, В.П.Эфроимсон, В.М.Кайтукова, Ю.М.Бородай, в которых выдвигаются положения изучения этики в историческом аспекте.

Методика М.Элиаде заняла основное место в диссертации. Его теоретические разработки легли в основу анализа данных диссертации.

Активно используемая в работах Е.Н.Романовой, С.К.Колодезникова, якутских семиотиков Л.Л.Габышевой, З.Ф.Семеновой, Н.А.Аханяновой и др. методики М.М.Бахтина, Ю.М.Лотман, русской лексикологической школы (В.Н.Топоров,В.В.Иванов) также близки автору. Метод М.М.Бахтина импонирует не только его результативным применением в анализе языковых материалов, но и тем, что его взгляд на слово, как на диалог и взаимоотношение,методологически близок к раскрытию этического содержания якутского олонхо,исполняемого только на публику.

В технологическом освоении и в методичеком отношении были ценны названные диссертации, посвященные аналогичным темам по другим этносам. Особенно диссертации Е.Н.Ломшиной (мордва), М.А.Лапиной (ханты).

Для полевых условий был адекватен метод Платона ("Диалоги") и классический труд Н.Смелзера. Метод Платона - анамнезис, т.е.активизация и "оживление"памяти собеседника через "живые"образы,метафоры и аналогии, которые заставляют собеседника выполнить подобное из своего собственного опыта. Применение этого метода дает возможнось опереться как бы на "культурную память", чтоб избежать искусственных понятийно-логических построений,раскрывает "живую мораль" как на эмпирическом,так и на теоритическом уровне исследования.

Методы применены с соблюдением исторической канвы анализируемых фактов.

Научная новизна темы заключается в том, что в этнографии якутов впервые ставятся вопросы этики в свете систематизированного видения. По мнению автора, новым и теоретически значимым в якутологии является систематика разрозненного этнографического материала под одно общее концептуальное видение, основу которого составит основная идея теории гуманистической этики, биофилия. В данной работе понятие" биофилия" применяется в качестве основополагающей идеи для изучения традиционной этики народа саха. Как нам кажется, принципиальном новым положением является попытка раскрытия этических представлений в эволюции обряда жертвоприношения, показ био-филии как концептуального видения в миропонимании якутов, выраженного в культе АйыыЬыт и в идеологии белого шамана - Айыы ойууна. Кроме того, впервые рассмотрены сакральные истоки народной этики. В целом, впервые в якутской этнографии предпринята попытка специального изучения традиционной этики якутов в этнографическом аспекте.

Апробация одного из основных теоретических положений, а именно роли статуса героя и шамана в свете идеи спасения сделана в статьях:

1. Этические принципы олонхо // Илин .-1997. -№3-4. -С.60-65

2. Виртуальный мир шамана//Научная конфереция студентов и молодых ученых Республики Саха (Якутия): тезисы докладов.-Новосибирск.: изд-во ин-та математики СО РАН. -1999. -С.115-117. (В печати в виде статьи в №4,- Илин .- 2000).

3. Волшебная сказка в сюжетной линии,символике и композиции // Этнографический сборник,- Якутск Национальный музей, 2000.

Структура диссертации составлена в следующей последовательности: введение, три главы, заключение, библиография. Каждая глава соответствует поставленной в диссертации задаче исследования.

Теоретико-методологические подходы к рассматриваемой проблеме и краткий историографический обзор.

Накопление теоретико-методологической базы работы шло начиная с рассмотрения трудов и кончая конкретно очерченными историко-этнографическими исследованиями по этноэтике. Вся рассмотренная литература изучалась поэтапно по принципу от общего к частному, от абстрактного к конкретному.

Итак, на этапе теоретического осмысления изучаемой проблемы, с целью прослеживания исторической закономерности развития этической мысли были рассмотрены труды по общей этике, этнопсихологии, этнической самоидентификации, этнокультуре и по проблемам взаимовлияния культуры, морали, общества и человека. Работы по общей этике импульсировали идеи, дали возможность увидеть социоисторический путь в хронологической последовательности. В этой связи выборочно были рассмотрены труды ХУШ-ХХ в.в.:

Юности честное зерцало" (1717); Р.Додслей (1777); Б.Ж.Батист Морван (1780); Г.В.Бильфингер (1794); Станислав I (1802); П.Жане (1872, 1874, 1878); Г.Ульрици (1878); Ф.Р.Вейсе (1881); Д.П.Львов (1890); А.А.Соколовский (1891); А.А.Токарский (1895); Н.Я.Грот (1895); А.Шопенгауэр (1896); В.Шарбонель (1898); Д.С.Блекки (1899); Ж.М.Гюйо (1898, 1923); А.Менгер (1917); А.Фулье (1898, 1905); Дж. Леббон (1902); Т.Карлейль (1906); Л. И. Петражицкий (1904); П.В.Левитов (1911); Ф.В.Езерский (1912); К.Н.Вентцель (1912); В.Валденберг (1914); А.И.Яроцкий (1914); Л.Крживицский (1924); А.А.Гусейнов (1964); В.Н.Шердаков (1977); Д.Мур (1984); А.П.Скрипник (1990); С.В.Флах (1990); В.Т.Ефимов (1992); В.В.Кочетков (1994); Е.М.Фрадлина (1994); Ю.А.Шрейдер (1994); Р.Г.Апресян (1995); Н.Ф.Рахмакулова (1996) и др. Эти работы не вошли в источниковую базу исследования по причине общего характера поставленных в них проблем. Выборка показывает увеличение работ по этике в переломные моменты истории. Например, на рубеже веков, перед началом социальных катаклизмов или в период эпохальных "потрясений" типа перестройки. Далее для теоретического осмысления работы интересны были труды по этнопсихологии: Шнейнтал и Лоцарус (1865); Я.И.Вейнберг (1868), сборник "Психология народов" (1901); В.Вундт (1888, 1912, 1913); Г.Г.Шпет (1927); С.М.Арутюнян (1972); Ю.Ф.Кузнецов (1974); А.М.Кушнер (1986); Д.Ранкур-Лаферрьер (1996), так же труды по проблемам этнической самоидентификации: Р.Х.Рзалиева (1990); А.Р.Джендубаев (1991); О.И.Дреев (1992); С.М.Данзанов (1992); Т.Д.Марцинковская (1994).

В ходе работы автор интересовался феноменологическим изучением в свете этики отдельных явлений локальных культур, которые нашли отражение в работах Л.Воеводского (1874), Е.Г.Спальвина (1872), Г.К.Гинс (1927), Б.А.Романовой (1947), З.В.Геюшева (1964), Б.Х.Цавкилова (1967), В.В.Козлова (1979), А.Р.Бамматовой (1980), А.Ш.Махарадзе (1986), Д.Ж.Валеева (1989), Н.В.Буцхрикидзе (1991), В.Е.Владыкина (1994), А.В.Колесовой (1995),

Р.А.Абузярова (1996), О.В.Брейкина (1996). Эти работы помогли увидеть общие предпосылки развития этики и высветить одно из актуальных направлений её развития, а именно конкретно историческое изучение народной этики в ареале этноса. В связи с постановкой этой проблемы в последнее время появились работы методологического характера, обоснующие нужность изучения этики в этом направлении: Н.О.Лосский (1991), Р.М.Алиева (1992), С.Я.Клецова, Н.Г.Лебедева (1994), С.В.Лурье (1994), В.М.Кайтуков (1995), Ю.М.Бородай (1996), К.А.Кедров (1996).

В связи с постановкой проблемы деструктивности в обществе рассмотрены работы авторов, изучивших девиантное поведение: М.В.Тимашев (1976), В.И.Рудник (1990), В.Г.Бабаков (1993), В.И.Сверчков (1993), М.Г.Детков (1994), Л.Х.Караева (1995).

Рассмотрение общих сибироведческих работ, многие из которых не вошли в источниковую базу работы, было необходимо для прослеживания изменения тендерных стереотипов и автостереотипов по мере освоения края и вторжения техносферы. Они дали возможность увидеть изменения традиционной этики по мере утраты её антропоморфного характера, проследить закономерность между этой утратой и усилением деструктивного механизма в самом этносе. Общее обозрение прослеживаемой тематики в данном аспекте удалось получить благодаря работам И.Г.Георги "Описание всех обитающих в российском государстве народов" (1799), Г.Ф.Миллера "История Сибири" (1937), В.В.Григорьева (1876), В.И.Анучина (1890), А.А.Титова (1890), А.Ф.Миддендорфа (1896), С.В.Ястремского (1897), Р.Кейзерлинга (1900), Е.С.Ромадоновской (1901), К.Носилова (1903), Б.Э.Петри (1928), И.С.Гурвич (1948), С.А.Токарева (1964) и др.

Краткий историографический обзор

В этнографической литературе применительно к нравственной жизни этноса чаще встречается термин "нравы". Обязательное включение исследования нравственной жизни этноса в программы для сбора сведений по изучаемым народов весьма показательно. Так, программа Н.И.Надежнина включает в себе специальный пункт изучения умственных и нравственных способностей [37, С.21]. В отчёте о действиях Сибирского отдела за первое полугодие 1852 года в перечне определения предмета дальнейших этнографических исследований на ряду с изучением "языка, домашнего быта, народных преданий и памятников", ставится задача исследования "нравственных отличий" [38,С. 17].

Примечательно, что сбор в такой деликатной области, как нравы, доверялся только исследователям, знающим язык и быт изучаемого народа. Например, А.И.Попову, одному из основателей якутского отдела краеведческого общества, как местному уроженцу, владеющему якутским языком, "близко знакомому с бытом якутов", было поручено собирать сведения по отделу "Нравы и национальный характер якутов" [39,С.42-43]. Этой темой , видимо, заинтересовался в Якутии Н.П.Припузов, учитель народного училища из урочища Бир Хатун Западно Кангаласского улуса Якутской области. Он в 1895 г. по программе этнографических исследований Сибиряковской экспедиции составил рукопись "сведения о нравах и национальном характере" якутов [40, С.50].

В 1862 г. Сибирский отдел РГО препроводил служителей инструкциями с просьбой, чтобы "они при испольнении обязанности миссионерского служения собирали все, что касается до местной географии и житейского, и нравственного (курсив наш-Н.Р.) быта" [41,С.44].

Нужно отметить, что именно миссионеры оставили самые восторженные отзывы о нравах северных народов. "Проникнутый гуманизмом" миссионер имел способность видеть в чукчах и юкагирах людей с сердцем, "добрых ангелов", "чудо людей" [42,С. 173].Нравственная высота дана в описании великого миссионера Сибири, святителя И.Вениаминова [43,С. 14].

В этих программах определены границы предмета исследования. К примеру, из программы для собирания сведения по этнографии при изучении такого широкого понятия как "нравственное развитие" давалась объяснительная записка с целью сужения поля исследования рамками этнографии и направления изучения фактов нравственности в русле этнографических исследований [44, С.ХЬУШ].

Благодаря пристальному вниманию к этому явлению со стороны русских этнографов и других исследователей, определилась методика изучения нравов именно в ритуально- сакральной практике, в нормативно - правовом сознании. Установилась традиция этноса в нравственном плане.

Опыт изучения нравов в русской этнографии, четкая их обозначенность даёт основание для разграничения компетенции этнографической науки, что крайне важно в таком мультидисциплинарном явлении, каковым являются вопросы этики.

Определение границы изучения этики в сугубо этнографическом аспекте имеет свою предисторию. На уровне постановки проблемы о необходимости именно этнографического изучения нравов есть у многих исследователей прошлого. Используемый сегодняшними этнографами термин "этноэтика" имеет свое соответствие в виде предложенного А.М.Щербиной термина "этография" [45,С.17]. Вводя условный термин "этография", А.М.Щербина исходила из методологической предпосылки принципиального разграничения историко-этнографического изучения фактов нравственной жизни от общей философии для большей определенности. А.М.Щербина, одна из первых исследователей, обосновавшая необходимость изучения этноэтики, "в этнографии, которая, описывает жизнь народов, вообще не может оставить без внимания и тех данных, которыми характеризуется уровень их нравственного развития" [46,С. 17.]. Она, учитывая двойственность самой природы этики и пользуясь методологической классификацией В.Виндельбанда,[47] разделила их изучение на идио-графическое и на номотетическое. [48, С. 17]. Такое разделение, кажется, теоретически соответствует понятиям этнографии и этнологии. Включение в продолжающуюся дискуссию по поводу раздельного понимания этнографии и этнологии выходит за рамки нашего исследования, поэтому не касаясь глубины вопроса выскажем только то, что этнографический аспект изучения никак не противоречит общему антропологическому принципу изучения универсума человека. Более того еще глубже доказывает сверхценность индивидуального опыта человека. Этнологическое изучение этой проблемы не противопоставляет эмпиризм, социальную практику нравов и трансцендентализм природы морали. М.Вебер касаясь изучения жизненного поведения в своем труде "Протестанская этика" заметил, что оно может быть понято только в том случае, если сопоставить его с данными этнографами и фольклора [49,С.37].

Итак, в изложенном аспекте есть необходимость конкретизации абстрактных моральных категорий в исторических реалиях. [50,С.22].

Литература, посвященная нравам, как правило, отражает в себе систему видения, субъективизм идей, взглядов авторов. В произведениях авторов ХУШ-Х1Х вв. преобладает евроцентристкий подход, чувствуется отпечаток колониальной эпохи. Стремление оправдания,обеления агрессивной политики, перенесений негатива на жертву-проверенная методика освоения чужих территорий. Как заметил А.Тойнби "туземец означал "нравственный ноль". Смысл такого обозначения содержал полное отрицание политического и экономического статуса аборигена, полностью отождествляя его с флорой и фауной. Основой идеологии расизма "белого человека" западного общества стала полная моральная свобода "носителя цивилизации"[51,С.589].

На первый взгляд, релятивизм, пожалуй, занял в отличие от радикальных эволюционистов оптимальную позицию в изучении ценностной системы этноса. Отличие заключалось в том, что релятивистская трактовка идеи развития позволяла "изнутри" смотреть на этносферу, что было порой недоступно эволюционистам. Но этот старый спор по сути беспредметен, потому что противоречие, которое наблюдалось между эволюционной теорией и культурным релятивизмом скрывалось в самой природе изучаемых явлений. В свое время это отметил К.Леви-Строс: ".доктрина культурного релятивизма неприемлема для самих народов, ради которых она поддерживалась, в то время как этнологи, сторонники однолинейного эволюционизма, находят неожиданную поддержку у этих народов, более всего стремящихся к использованию благами индустриализации и предпочитающих считать себя временно отставшими, а не перманентно уникальными [52,С. 144].

Классический труд Ш.Летурно представляет с собой образцовый пример эволюционной школы в интерпретации фактов нравственной жизни. Это один из немногих работ, где представлен богатый иллюстративный материал этно-этики разных народов в нравственном аспекте. Сугубо эволюционный подход к фактам нравственной сферы, возможно, спорен. Но труд ценен именно богатством фактического материала с широким масштабом его охвата в разных народов и в разные времена. Закон действия нравственного действия, а именно внутреннего согласия внутри этноса обстоятельно был разработан А.Сутерландом. Человеческая история подтверждает закономерность исчезновения этносов, потерявших симпатию друг к другу, внутреннее согласие, т.е. "закон симпатии был законом прогресса" [53, С. 11]. Позже эту идею блестяще доказал своей в работе о генетике и этике В.П.Эфроимсон [54]. В этнопсихологии, в плане постановки проблемы, Г.Шпетом рассматривался вопрос "о духе народа" [55], под которым подразумевают этическую сферу, т.е. во многих публикациях ставится проблема духовных ценностей в этническом ареале.

Этическое поведение аккумулирует мотивы, цели, законы, принципы, правила, запреты, разные табу, санкционированные священные акты, нормы, антинормы. Все это прослеживается в этнографии в обрядах и ритуалах. "Этическая идея", "этическое поведение" [56,С.111,131] видны на сакральном уровне. В основе религиозного поведения лежит этическое поведение подражания бога. Этический идеал более выразителен, убедителен в мифах. Он проецируется как в этическом, так и в религиозном поведении. Общий генезис культа страданий, харизма спасающий личности в лице шамана, Христа, Буд-ды-все это уходит корнями в древний мифологический мир. Основа любой этической системы-чувства сострадания, симпатии, альтруизма. Характерное замечание по поводу этого проникновения есть у В.Вундта [57,С.294-295]. Вундт, называя мировые религии, "религиями спасения" [58, С.291] усмотрел в них основную идею спасения как заимствованную от самых ранних религиозных представлений, трансформированную в мировые религии.

Древнее этическое миропонимание не обходится без героя. Между стихией и миропорядком стоит герой. Герой - идеал человека, мужчины - устроителя мира. Он на стороне космоса против Хаоса. Классическое определение героя находим в работе А.Рено [59,С.6]. Развивая эту тему, во многих работах можно увидеть противостояние Этоса Хаосу. Возрастание роли нравственности, культуры авторами видится именно как барьер к Хаосу и деградации. М.Элиаде подчеркивает, что с одной стороны, человек имитируя богам, удерживается в священном, а следовательно, в реальном мире, с другой стороны, благодаря непрерывному восстановлению в настоящем примерных божественных актов мир освящается. Религиозное поведение человека способствует поддержанию святости мира [60,С.66]. М.Элиаде готов отождествить религиозное поведение этическому. Этическая среда это-открытие в себе таинственного, приобщение к священному. Самосовершенствование по божественным образцам - естественная потребность человека. Подражая богам, человек создает сакральный мир. Потребность к сакрализации-видовое отличие человека, его естественная потребность. Ведь если "цикличное время не обнаруживает таинственного присутствия богов, если оно десакрализовано, оно начинает наводить ужас, т.к. предстает в виде вечно вращающегося вокруг своей оси и бесконечно повторяющегося круга" [61,С.71].

В этнографической литературе природосообразность имеет сама по себе глубокий этический подтекст. Характеристика данная этнографами почти всем сибирским народам оценивает их очень высоко в нравственном отношении. Например, "остяк кроткий, миролюбивый, малоподвижный, уважающий чужую собственность, почитающий воду, которая его кормила и лес, в котором он промышлял" [62,С.43]. Причастность человека к Космосу, признание присутствия Духа вселенной, сакрализованный окружающий мир, одушевленность антропоморфного мировосприятия - вот отправные моменты для построения этической системы взглядов. Храм для эскимоса - это сама Природа. А Природа воспитывает "мечту и вдумчивость" [63,С.51]. Этическая сфера племён, живущих в полном контакте с природой, тонко реагирует на все изменения, происходящие в природе [64,С.61]. Грубая внешняя агрессия на мягкое лоно Природы вызывает сначала угасание этического мировосприятия, затем исчезновение народа. В жизни архаичных этносоциумов, представляющих своего рода реликт от древних этносов, есть неоспоримые исторические доказательства губительного действия государства. Действуя год за годом, ввиду малочисленности этих этносов, агрессия со стороны государства подтачивает прежде всего этическую сферу. Постепенно происходит интраверсия хищнического подхода уже внутри этноса. Маленькие этносы в тотально агрессивной среде теряют культурный образ, теряется вера в культурную миссию государства. Агрессия государства, иногда и государственных конфессий [65,С.154], пожалуй, изменили основной этический принцип во взаимоотношениях людей, который пронзительно предугадан и определенно обозначен якутской предсказательницей Эрюк Антипиной, записанной В.В.Даниловым: "Она инстинктивно чувствует, что "русский бог" станет между человеком и обществом, научит людей лицемерию, разрушит культ наслега с его действенной верой во взаимную помощь друг другу. Нужность человека в человеке заменится нужностью бога для человека" [66,С.2]. Обязательно нужно подчеркнуть различие в позициях государства и доминирующего этноса. В этом отношении русская этнография Х1Хв. представляет особое явление европейской культуры колониального освоения пространства "белым человеком". Она проникнута идеей русского космизма, богочеловека. Возможно, этим объясняется то, что для многих исследователей отрицательные изменения в этической сфере малых народов Сибири стали индикатором для определения кардинальных изменений в системе жизнеобеспечения этносов Сибири и Севера. Отношению государства к инородцам впервые была дана оценка с нравственной точки зрения русскими этнографами. Круг вопросов, рассмотренный Н.М.Ядринцевым характерен для русской этнографии. Он, показывая губительность результатов ассимиляции, поддерживаемой и направляемой государством, в качестве основного доказательства взял отрицательные изменения нравственной сфере этносов. Государственная агрессия сначала породила социальную апатию, затем индифферентное отношение к себе, т.е. к самой жизни, что постепенно привело к угасанию народов Сибири. "Они являются апатичными и относящимися тупо и безучастно к своей гибели", - писал Н.М.Ядринцев. [67,С.75]. В гибели инородцев Севера от голода Н.М.Ядринцев и др. видели нравственную проблему русского государства [68, С.89]. Бесцеремонность в обращении к чужой собственности на землю, скот и т.д. со стороны колонистов противопоставляется традиционному образу жизни, где такого рода деяния практически были исключены. Пожалуй, именно в недрах русской этнографии, зародилась идея культурного сближения народов Евразии без экономического и морального ущерба друг для друга. Истребления народов ради экономической выгоды подвергается в русской этнографии резкой критике. В ней объективно была показана "причина деградации народов Сибири в оскудении промыслов"[69,С.149].В последнее время это явление получило название "нарушение системы жизнеобеспечения".

Итак, в отечественной этнографии разработана традиция изучения этно-этики с социоэкономических, правовых точек зрения. Одновременно наметилась тенденция рассматривать нравы как на некий индикатор определения благополучия этноса. Сохранение системы жизнеобеспечения малых этносов русскими этнографами ставилась как нравственная проблема, не редко осуждалась культурная экспансия православной конфессии. Доказательство безосновательности претензий на приоритет моральных понятий у "культурных" народов была предпринята С.Н.Елеонским.[70,С.2,4].

Анализ всей накопленной литературы в этой области не входит в нашу компетенцию и выходит за рамки данной работы. Как видно, из историографического экскурса в историю изучения этноэтики, в русской версии нравов, были разные подходы, порой резко полярные.

В советское время по известным причинам изучение такой сложной и спорной сферы как народная этика было практически приостановлено. Напротив признание необходимости ее изучения именно в этнографическом плане было закреплено в Уставе Парижского общества этнологов [71].Позже этно-этика как отдельное направление в советской этнографии определилась, благодаря трудам Б.А.Романовой, М.М.Громыко, Д.Ж.Валеева, Р.М.Алиевой, Н.Л.Пушкаревой, О.Ю.Чудиновой, Я.В.Чеснова, Б.Х.Бгажнокова, Альбедиль М.Ф. и т.д.[72], в которых проблемы этноэтики рассмотрены касательно отдельных этносов и локальных типов культуры.В теоретическом и металогическом плане этноэтика определилась особенно трудам А.К.Байбурина.[73].Им впервые был рассмотрен табуитет,традиционная система норм поведения в связи с этическими ценностями. Признавая универсальность этических принципов,А.К.Байбурин находит национальное своебразие моральных установок в иерархии ценностей, культивируемой и традиционно поддерживаемой в том или ином обществе .И в то же время не исключает разные мотивировки этических деяний. В последнее время традиционная этика некоторых этносов специально как монотема изучалась в диссертациях O.A. Платонова (1991), Е.И Ромбандеевой (1993), Е.И. Сусой (1994), E.H. Ломшиной (1994), М.А. Лапиной (1997)[74].

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Леви-Строс К. Три вида гуманизма // Первобытное мышление. -М.,1994. -С.18

2.Леви-Строс К. Руссо-отец антропологии // Там же. - С. 22

3.Макаров Д.С. Народная мудрость: знания и представления. - Якутск: Кн. изд-во, 1983.-120с.; Попов Б.Н.Нравственные основы семейных отношений у народов Северо-Востока СССР // Социокультурные факторы ускорения развития Сибири: Всесоюз.науч.конф.-Новосибирск,1988.-С.113-116.

4.Портнягин И.С. Этнопедагогика: Кут-сюр (краткий экскурс литературных источников учения айыы) // Логос, культура и цивилизация. - Якутск, 1993. - С.69-71; Чиряев К.С. Волков Г.Н. и педагогика Республики Саха. -Истоки народной педагогики и проблема современной школы (сборник статей) Приурочен к международной конференции «Концепция и технология развития». - Мирный, 1993. - 38 с.

5.Попова A.C. Олонхо киэн киэлитигэр. - Дьокуускай: НИПК «Сахаполи-графиздат», 1995.-С. 52, 118,122.

6.Осипов А.Н. Об обновлении духовности народов РеспубликиСаха (Якутия) // Вестник Академии духовности Республики Саха (Якутия). - 2 декабря.-- 1996; Новиков А.Г. О менталитете саха.-Якутск: Изд-во Аналит.

Центра при Президенте РС(Я), 1996.-147 с.

7.Афанасьев Л.А. Айыы уэрэ5э (Учение айыы). - Дьокуускай:КИФ "Ситим", 1993.-183с. ;Афанасьев Л.А. Сиэрдээх буолуу : кыра кылаас о5олоругар Айыы уорэ5ин туьунан кэпсээннэр.-Дьокуускай, 1997.-47с. (Рассказы об учении Айыы для учеников мл.классов).

8.Кондаков В.А. Айыы ойууна.-Дьокуускай: ГУП «Полиграфист», 1996.283 е.; Кондаков В.А. Санаа уонна тыл ис кистэлэн куустэрэ (Тайные силы мысли и с лова).-Дьокуускай: «Бичик»,1998.-125 с.

9.Афанасьев В.Ф. Этнопедагогика нерусских народов Сибири и Дальнего Востока. - Якутск, 1979; Портнягин И.С. Этнопедагогика: школа "кут-сур" о воспитании:Сб. науч. тр. (Якут. гос. ун-т им.М.К.Аммосова.-Якутск:Изд-во ЯГУ, 1997.-64с; Портнягин И.С. Этнопедагогика "кут-сур": педагогические воззрения народа саха (Якутский гос.ун-т им. М.К.Аммосова- Якутск:Изд-во Ягу,1998.-184 с.

Ю.Винокурова У.А.Ценностные ориентации якутов в условиях урбаниза-ции.-Новосибирск: Наука.Сиб.изд.фирма,1992.-141с.; Винокурова У.А. Формирование и изменение ценностной структуры сознания народов Якутии ( Автореферат диссер. на соиск. докт. социол. наук.) Институт социологии РАН - М., 1995.-44с; Винокурова У.А.Философия духа и развитие народов Якутии // Человек, общество,культура.-Нерюнгри, 1998.-С. 53-57.

11.0конешникова А.П. Межэтническое восприятие и понимание людьми друг друга: диссерт. на соиск.степени доктора псих.наук . - Якутск, 1988.

12.Винокурова JI.C. Трудовая нравственность якутов: трансформация в советское время // Духовная культура в жизни этноса: сборник научных трудов. - Якутск: ЯНЦ СО АН СССР. - 1991. - С.83

13.Абрамов А.В.Дезадаптивное поведение как культурологический аспект (на примере народов Севера) // Там же.-С.64

14.Абрамов A.B. Там же.-С.74-84.

15.Романова E.H. Традиционный этикет якутов (праздничное поведение)- // Этнос:традиции и современность:Сб.науч.тр. -Якутск, 1994.-С.69

16.Колодезников С.К. К проблеме традиционного мировоззрения якутов // Язык-миф-культура народов Сибири. - Якутск, 1994.-Вып.З.-С.220-224; Колодезников С.К.Картина мира в традиционном мировосприятии яку-тов.-Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук,-Якутск,1996.-С.10,13-14

17.Алексеев H.A.Шаманизм тюркоязычных народов Сибири (опыт аре-ального сравнительного исследования):"Наука",Новосибирск,1984.-С.25

18.Рахлеева Н.Н.Этические принципы олонхо // Илин.-1997.-№3-4.-С.60

65.

19.Константинов И.В. Материальная культура якутов XVIII в.: ( По материалам погребений) АН СССР, Якут. Филиал Сиб. отд-ния,Ин-т яз.,литературы и истории.-Якутск: Кн.изд-во,1971.-212с.; Слепцов П.А. Традиционная семья и обрядность у якутов (Х1Х-началаХХв.).-Якутск: Кн.изд-во, 1989.-159с.; Бра-вина Р.И. Погребальный обряд якутов (ХУП-Х1Х):Госком.РФ по высш. обр-ию. Якутский госуд. ун-т. им.М.К.Аммосова. -Якутск: Изд-во ЯГУ, 1996.-231с.; Романова Е.Н Якутский праздник ысыах: истоки и представления.-Новосибирск: Наука, Сиб. изд. фирма, 1994,-159 с.

20.Гоголев А.И. Термин "aap" в мировоззрении старинных якутов //Культура и проблемы возрождения духовности народа.-Мирный,1996.-(Материалы II Мирнинской городской научно-практической конф.-18-20 апр.1996.).-С.115.; Бравина Р.И. Олох уонна олуу саха итэ5элигэр - Дьокуу-скай, 1996.-152 с.( Жизнь и смерть в верованиях якутов).

21 .Леви Строе К. Руссо-отец антропологии // Указ. соч. - С.23

22.Швейцер А. Культура и этика. - М., 1973. - С.307

23.Там же.-С.248

24.Там же.-С.308

25.Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. - М., 1994.

С.315

26.Фромм Э. Человеческая ситуация.-М., 1995.-С. 31-32

27.Швейцер А. Указ. соч. - С.248

28.Фромм Э. Психоанализ и этика.-М., 1993-С.28

29.Там же.-С.ЗЗ

30.Там же.-С.94

31.Там же.-С.127

32.Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990. - С.37

33.Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности.-М., 1994. С.375-376

34.Там же.- С.ЗО

35.Лурье C.B. Метаморфозы традиционного сознания: (Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала).-СПб,1994.

Зб.Солопова О.В. Научно-теоретическая конференция "Культура и этно-этика".Киев,июнь-1994 // Этнографическое обозрение.-1995.-№2.-С. 159-161.

37.0глезнева Т.Н. Русское географическое общество: изучение народов северо-востока Азии. - Новосибирск, 1994. - С.21

38.Там же. - С. 17

39.Там же. - С.42-43

40.Там же. - С. 50

41 Там же. - С. 44

42.См.: Чикачев А.Г. Андрей Аргентов - миссионер и этнограф // Культура и проблема возрождения духовности народа (Материалы II Мирнинской городской научно-практической конференции. 18-20 апреля 1996 г.). - Якутск, 1996.-С.173.

43.Елеонский С.Н. Нравственность диких племен и цивилизованных на-родов.-М., 1884.-С. 13-14

44.Живая старина.-Вып. 1.-1890.-CTI6.-C.XLVIII

45.Щербина A.M. Методология этики. - М., 1914. - С. 17

46.Там же. - С. 17

47.Вальденберг В О столкновении нравственных норм.-М.:тип-фия И.Н.Кушнарев и К°.-1914.

48.Там же. - С.17

49.Вебер М. Протестантская этика. - М., 1972. - С.37

50.Апресян Р.Г. Идеи морали и базовые нормативно этические программы.-М., 1995.-С.22

51.Тойнби А.Дж. Постижение истории. -М., 1991.-С. 589

52.Цит. по кн. Итс Р.Ф. Женский лик Земли: историко-этнографические новеллы.-Л., 1988.-С. 144

53.Сутерланд А. Происхождение и развитие нравственного инстинкта. -СПб, 1900.-С. 11

54.Эфроимсон В.П. Генетика этики и эстетики. - СПб: Талисман, 1995.

288 с.

55.Шпет Г. Введение в этническую психологию. - Вып.1. - М., 1927.

С.23.

56.Ульрици Г. Нравственная природа человека. - Казань, 1878. -С.111,131

57.В.Вундт. Элементы психологии народов, основные черты психологической истории развития человечества. - СПб., 1913. - С.294-295

58.Там же.-С.291

59.Рено А. Героизм, примеры героизма и нравственной энергии из истории всех времен.-СПб.,1896.-С. 4 бО.Элиаде М. Священное и мирское. - М., 1994. - С. 66

61.Там же. - С. 71

62.Якобий А.И. Угасание инородческих племен Севера.-СПб.,1893.-С.43

63.Там же. - С. 51

64.Там же. - С. 61

65.Там же. - С. 154.

66.Данилов В.В. Особенности психического мира якутов Колымского округа в зависимости от их культуры // Живая старина, 1907. - Вып.4. - С.2

67. Ядринцев Н.М. Сибирские инородцы, их быт и современное положение. Этнографические статистические исследования с приложением статистических таблиц. - СПб., 1891. - С. 75.

68. Там же.-С. 89

69.Там же. - С. 149

70.Елеонский С.Н. Указ соч.-С.2,4.

71.Лурье C.B. Историческая этнология

72. Альбедиль М.Ф. Регламентация поведения в связи с четырьмя стадиями жизни в индуизме // Этнические стереотипы поведения.-Л.:Наука,Ленинград.отд-ние. 1985 .-325 с;Бгажноков Б.X.Культура общения и семиозис // Этнознаковые функции культуры [Сб.ст.].-М.:Наука,1991.-С43-58; Чеснов Я.В. Этнический образ// Там же.-С.58-86; Топорков А.Л.Структура и функции сельского застольного этикета у восточных славян.-С. 190-204.- Там же.; Пушкарева Н.Л.Семья,женщина, сексуальная этика в правословии и католицизме: перспективы сравнительного подхода // Этнографическое обозрение -1995.-№ 3.-С.55-70.

73.Байбурин А.К. Этнические аспекты изучения стереотипных норм поведения и традиционная культура // Советская этнография. - № 2. - 1985.-С.36-46; Байбурин А.К.Некоторые вопросы этнографического изучения поведения // Этнические стереотипы поведения.-Л:Наука,Ленингр.отд-ние,1985.-С.7-22; Байбурин А.К.Ритуал в системе знаковых средств культуры // Этнознаковые функции культуры: [Сб.ст.]. -М.:Наука, 1991 .-223с.;Байбурин А.К Ритуал в традиционной культуре: структурно-семант. анализ восточнослав.обрядов,-СПб.:Наука,1993.-237 с.

74.Лапина М.Традиционная хантыйская этика: [Докл. прочит.на VIII Меж-дун.конф.финно-угроведов,1995]//Финно-угроведение.-1996.-№1.-С.101-107 ;Ломшина E.H. Нравственная культура мордовского этноса: Авто-реф.дис.канд.филос.наук./ Мордов. гос. ун-т им.Н.П.Огарева.-Саранск,1994.-17с.

Заключение диссертации по теме "Энтография, этнология и антропология", Рахлеева, Наталья Николаевна

Выводы к главе 2.

Итак, айыы ойууна или белый шаман у якутов является медиатором системы "А". В якутском шаманстве определенно обрисован его статус и назначение. Он призван по своему "небесному происхождению" от Айыы сохранить и умножить жизнь. Сила добра побеждает благодаря тому, что белый ойуун является своего рода "аккумулятором " добра. Основополагающей идеей этического архетипа белого шамана якутов является концепт айыы - благоговение к жизни или биофилия. В основу практики айыы ойууна (белого шамана) положена идея спасения. Вокруг этой идеи выстраивается героический эпос - олон-хо, что дает основание предположить о ней, как об архетипе этического менталитета. Генезис ее развития достаточно нагляден в транформированной метаморфозе обряда жертвоприношения. По мере развития человечекого общества или по закону прогресса нравственности шла замена жертв или доведение их до символического знака. Позже этот фактор становится принципиальным отличием между миром зла и добра, что особенно рельефно выражено в этических установках белого шамана (айыы ойууна).

Заключение.

В целом, традиционная этика якутов имеет, внутреннюю целостность и законченность. Она отражает полистадиальность этнической истории, но в ключевых понятиях этического фонда, в основных образах сакральной практики видна ее уникальность и в то же время универсальность. В содержательном отношениии она включает следующие этико - мировоззренческие ментальные установки:

1. Приоритет материнского начала, как дающей жизнь.

2. Канонический образ мужчины - защитника дома, женщины, домашнего очага.

3. Правда как критерий истинного пути человека, его самоидентификации.

4. Божественность человека и трансцендентность его происхождения (человек - айыы, ребенок- золотой птенчик от АйыыЬыт)

5. Разграничение себя от грязного - безнравственного.

6. Следование биофильной ориентации как айыы-человек

7. Адекватный автостереотип самодостаточной личности как айыы о5ото, т. е. как дитя айыы.

Все эти ментальные установки якутов в самом деле настолько были частотны и общеупотребительны, что они всегда моделировали этическое поведение, создавая сакральную среду теофании.

В якутской традиционной этике создан образ "айыы киьитэ", есть этические понятия - конценты, как "майгы - сигили", "сиэр - ту ом". А этический фонд якутов отражает все нюансы человеческих взаимоотношений. Этико-мировоззренческое мировосприятие якутов имеет строго биофиль-ную ориентацию, что показано нами в якутском шаманстве, в этико - мировоззренческой идеологии белого шамана, его роли как духовного лидера, как медиатора системы айыы. Стадиальность этических установок прослежена в эволюции жертвопринощения и его историко- культурного соотве-ствия в этических категориях. В обрядовом комплексе якутов классификационным приемом разделения на приоритетность выделены главные по смыслу и назначению обряды, которые не только доказывают биофилию якутов, но составляют единую систему айыы. " А " с канонизированным образом белого шамана - айыы ойууна и самоопределением человека "айыы киЬитэ".

Биофильные знаки традиционной архитектоники обрядов как чэчир, конский волос, ситии-верёвка подтверждают приверженность якутского эт-ноэтического мировидения к биофилии, утверждению жизни.

Традиционная этноэтика как продукт оценочного мировидения особенно ярко отражается в вербальных текстах. Нами прослежены выборки из малого фольклора якутов (сборник пословиц, блок наречий). В целом анализ показал существование этнонормативных, регламентирующих словесных формул. Нами отдельно не затронуты "алгыс"- благопожелание и "кырыыс" - проклятие, потому что они не отделимы от общей этико - мировоззренческой основы видения якутов. Констатация этического поведенческого канона в словесной формуле "Алгыс баьа сыалаах, кырыыс баьа хааннаах" - говорит о многом, в нем дана оценка "алгыс" и его предпочтение в противовес "кырыыс", приравненного к крови. В традиционной этноэтике якутов прослеживается тенденция тяготения к биофильным знакам, что отражено в данном выражении.

Таким образом, проследив и проанализировав этико-мировоззренческие ментальные установки традиционной этики якутов в историко- этнографическом аспекте приходим к выводу о приоритете биофилии в картине мира якутов, что подтверждает нами выдвинутое теоретическое положение в начале работы. Биофилия традиционной этики якутов суть гуманистическая этика благоговения и жизни, сохраненная предками как духовное богатство этноса.

Теоретические положения работы могут быть использованы в качестве дополнительного источника для объяснения исторических реалий и реконструкции духовного богатства. Также будем рады, если она поможет восстановить некоторые утраченные ценности. Реконструкция истинных ценностей этноса поможет отказаться от квазиценностей, помогает взглянуть на себя с другой стороны. Отнесение себя к тому или иному этносу - естественное чувство человека. Как писал А. Пики, этнос - среда обитания человека. А чтобы комфортно чувствовать себя в этногенной среде, человек должен адекватно отражать реинтеграцию исторической памяти этноса.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Рахлеева, Наталья Николаевна, 2000 год

1. Алексеев В. Тибет и тибетцы (очерк). -М.:изд-ние М.В.Клюкина.-48с.

2. Алексеев H.A. Шаманизм тюркоязычных народов Сибири (опыт ареального сравнительного исследования). Новосибирск: Наука, 1984. - 232 с.

3. Антонов Н.К. К истории якутского праздника ысыах // Язык-миф-культура народов Сибири: Сб.науч.тр. Якут. гос. ун-т им.М.К.Аммосова-Якутск, 1994 С.79-86.

4. Антонов Н.К. Материалы по исторической лексике якутского языка. -Якутск: Якуткнигоиздат, 1971. 175 с.

5. Апресян Р.Г. Идея морали базовые и нормативно-этические программы.- М.: Институт философии РАН, 1995.

6. Афанасьев В.Ф. Этнопедагогика нерусских народов Сибири и Дальнего Востока. Якутск: Кн. изд-во, 1979. - 182 с.

7. Афанасьев Л.А. Айыы уерэ5э (Учение Айыы). Дьокуускай, 1993. - 183 с.

8. Балзер М.М. От бубнов к сковородам: парадоксальные изменения в истории саха (якутов) // Шаманизм и ранние религиозные представления. -М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1995. С.25-36

9. Байбурин А.К. Этнические аспекты изучения стереотипных норм поведения и традиционная культура // Советская этнография, 1985.- №2. -С.36-46.

10. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре: Структур.-семант.анализ восточнослав.обряд ов.-Спб.:Наука, 1993 .-237с.

11. Байбурин А.К.,Топорков А.Л.У истоков этикета:этногр.очерки(АН СССР.-Л.:Наука. Ленингр. отд-ние, 1990.- 165с.

12. Белиловский К.А.Женщины инородцев Сибири // Этнографическое обозрение, 1895.-№1,-С. 169-172

13. Бетлинг О.Н. О языке якутов. Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1989. - 646 с.

14. Бородай Ю.М. Эротика. Смерть. Табу: Трагедия человеческого сознания. -М.: Гнозис, Русское феноменологическое общество, 1996. 414 с.

15. Бравина Р.И. Погребальный обряд якутов (ХУП-Х1Х):Госком.РФ по высш.обр-ию.Якут.гос.универ.им М.К.Аммосова.-Якутск:изд-во ЯГУ, 1996.-231с.

16. Валденберг В. О столкновении нравственных норм. М.: Тип. И.Н.Кушнарева и К", 1914.

17. Вамбери Герман Очерки жизни и нравов Востока.(путевые заметки).-СПб:изд-ние В.Ковалевского, 1877.-547с.

18. Васильев В.Н. Изображение долгано-якутских духов как атрибуты шаманства. Живая старина. - 1909. - T.XVIII. - Вып. II-III.-С. .

19. Васильев С.С. ЬШыах. Якутск, 1945. - 58 с.

20. Васильев Ф.Ф. Военное дело якутов. Якутск: Нац. кн. изд-во „Бичик", 1995.-224 с.

21. Вебер М. Протестантская этика. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.-808 с.

22. Винокурова Л.И. Трудовая нравственность якутов: трансформация в советское время // Духовная культура в жизни этноса: Сб. науч. трудов. Якутск: ЯНЦ СО АН СССР, 1991. - С. 82-92.

23. Винокурова У.А. Ценностные ориентации якутов в условиях урбанизации. -Новосибирск: Наука. Сиб. изд. фирма, 1992. 141 с.

24. Винокурова У.А. Формирование и изменение ценностной структуры сознания народов Якутии. (Автореферат диссерт. на соискание докт. социол. наук). Институт социологии РАН. М., 1995. - 44 с.

25. Винокурова У.А. Философия духа и развитие народов Якутии // Человек, общество, культура.-Нерюнгри, 1998.-С.53-57.

26. Виташевский H.A. Брак и родство у якутов. -СПб.: Тип. м-ва путей сообщения, 1910. 18 с.

27. Вундт В. Этика. Исследование фактов и законов нравственной жизни. СПб: изд-во журнала "Русское богатство", 1888. - отд.П и III.- 260 с.

28. Вундт В. Элементы психологии народов. Основные черты психологической истории развития человечества. СПб., 1913. - 295 с.

29. Гоголев А.И.Термин "aap" в мировззрении старинных якутов // Культура и проблемы возрождения духовности народа (материалы II Мирнинской городской научно-практической конференции. 18-20 апреля 1996).-Мирный, 1996.-С. 115-117.

30. Данилов В.В. Особенности психического мира якутов Колымского округа в зависимости от их культуры // Живая старина. 1907. - Вып. IV.-С.2-9

31. Дезолье Р. Направленное фантазирование // Хрестоматия по глубинной психологии. Вып. I. - К.Г. Юнг и современный психоанализ. - М.: ЧЕРО, 1996.-С. 135-146

32. Дугаров Д.С. Исторические корни белого шаманства (На материале обрядового фольклора бурят). М.: Наука, 1991. - 300 с.

33. Дыренкова Н.П. Умай в культе турецких племен // Культура и письменность. Кн. III. - Баку, 1928. - С. 136-142

34. Елеонский С.Н. Нравственность диких племен и цивилизованных народов. -М., 1884.-С. 13-14

35. Жуковская H.JI. Категории и символика традиционной культуры монголов.М. :Наука, 1998.-194с.

36. Живая старина. Вып.1. - СПб, 1890. - С. XLVIII (о программе)

37. Зеленин Д.К. Табу слов у народов восточной Европы и северной Азии. 4.1. Запреты на охоте и иных промыслах. Сборник МАЭ. - T.VIII. - М., 1929. - С.1-151

38. Зыков Ф.И. Поселения, жилища и хозяйственные постройки якутов XIX -нач. XX вв.: историко-этногр. исслед. Новосибирск: Наука, 1986. -99 с.

39. Ионов В.М. Орел по воззрениям якутов: 1. Почитание орла у якутов. 2. Песня о наступлении года. СПб., 1913. — 28 с.

40. Итс Р.Ф. Женский лик Земли: историко-этнографиские новеллы. JI.: Лениздат, 1988.-224 с.

41. Кайтуков В.М. Универсальная этика или Разрушение химеры совести; Эссе; Огрызки мыслей или Свалка глупомудростей. Сочинения в 2 т. -Т.2.-М.: Талицы, 1995.- 191 с.

42. Каллаш В.К. Положение неспособных к труду стариков в первобытном обществе // Этнографическое обозрение. Кн. 2-3 - М., 1889.

43. Колодезников С.К. К проблеме традиционного мировоззрения якутов // Язык миф - культура народов Сибири. - Якутск, 1994. - Вып. 13.-С. 217227.

44. Колодезников С.К. Картина мира в традиционном мировосприятии якутов. Диссертация на соискание канд. истор. наук. Якутск, 1996. - 175 с.

45. Кондаков В.А. Санаа уонна тыл ис кистэлэн куустэрэ (Тайные силы мысли и слова). Дьокуускай: Бичик, 1998. - 125 с.

46. Кондаков В.А. Айыы ойууна. Дьокуускай: ГУП: „Полиграфиздат", 1996. -283 с.

47. Кон Ф.Я. Физиологические и биологические данные о якутах (антропологический очерк). Минусинск, 1899.

48. Константинов И.В.Материальная культура якутов XVIII века (По материалам погребений)АН СССР,Якут.филиал Сиб.отд-ния,Ин-т яз.,литературы и истории.-Якутск:Кн.изд-во, 1971.212 с.

49. Корвин-Круковской Т.А. К истории магических и колдовских приемов // Сборник МАЭ. Т.VIII- Л, 1929. -С.201-205.

50. Ксенофонтов Г.В. Шаманизм. Избранные труды (публикации 1928-29 гг.). -Якутск: Г-П фирма „Север-Юг", 1992. 316 с.

51. Ксенофонтов Г.В. Эллэйада: (материалы по мифологии и легендарной истории якутов). М.: Наука, 1977. - 245 с.

52. Кулаковский А.Е. Якутские пословицы и поговорки // Сборник трудов исслед. общ-ва „Saga keskile". Якутск, 1925. - С. 25-54

53. Леви-Строс К. Первобытное мышление. М.: Республика, 1994. - 384 с.

54. Летурно Ш. Нравственность: развитие ее с древнейших времен и до наших дней.-СПб, 1908.-371 с.

55. Лурье C.B. Историческая этнология. М., 1997. - 448 с.

56. Лурье C.B. Метаморфозы традиционного сознания: (Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применение к анализу исторического и этнографического материала). СПб., 1994.

57. Ломшина E.H. Нравственная культура мордовского этноса: Автореф. дис. канд. филос. наук.-Саранск, 1994.- 17с.

58. Маак Р. Вилюйский округ Якутской области.-СПб, 1886-1887.-368с.

59. Макаров Д.С. Народная мудрость: знания и представления. Якутск: Кн. изд-во, 1983.- 120 с.

60. Мелетинский Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа / АН СССР, Ин-т мировой лит. им. A.M. Горького. М.: Наука, 1986. -318 с.

61. Миллер В. Очерки арийской мифологии в связи с древнейшей культурой. -Т.1.-М., 1876.- 189 с.

62. Михайловский В.М. Шаманство (сравнительно-этнографический очерк).---вып. 1.-М., 1892.-116 с.

63. Монголой нюуса тобшо. Сокровенное сказание монголов. Улан-удэ. Буряадай ношой хэблэл, 1990. - 318 н.

64. Мур Дж. Принципы этики. М.: Прогресс, 1984. - 326 с.

65. Новиков А.Г. О менталитете народа саха.-Якутск:изд-во Аналит.Центра при Президенте РС(Я),1996. 147 с.

66. Образцов A.B. Образы тюркской модели мира в осмыслении поэзии // Вестник Санкт-Петербургского университета.-Вып.З.^-Серия 2. -1996. С. 131-137

67. Оглезнева Т.Н. Русское географическое общество: изучение народов северо-востока Азии, 1845-1917 гг. Новосибирск: Наука. Сиб. изд. фирма, 1994.- 174 с.

68. Ойуун. Ойууннар уонна ойуун сиэрин-туомун туНунан кэпсээннэр. -Дьокуускай: РНА СО ССНК ТЛИНЧИД992. 1993. - 53 с.

69. Оконешникова А.П. Межэтническое восприятие и понимание людьми друг друга: Дисс. на соискание ученой степени доктора псих.наук.— Якутск, 1988.-303 с.

70. Осипов А.Н. Об обновлении духовности народа Республики Саха (Якутия) // Вестник Академии Духовности Республики Саха (Якутия). 2 декабря. - 1996.-С. 16-19.

71. Павлинов Д.Н., Виташевский H.A., Левенталь Л.Г. Материалы по обычному праву и по общественному быту якутов. T.IV - Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1929. - 461 с.

72. Павлинская Л.Р.Некоторые вопросы техники и технологии художественной обработки металлов // Материальная и духовная культура народов Сибири.-Л.: Наука, Ленинград, отд-ние,1988.-С.75-85.

73. Пекарский Э.К., Попов H.A. Среди якутов ( случайные заметки).В кн: Очерки по изучению Якутского края.Вып.2. Иркутск, 1928. - С.25-53

74. Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. 2 изд. - АН СССР. - T.I-III.-1959.-3858 стб.

75. Петри Б.Э. Элементы родовой связи у северных бурят // Сибирская живая старина.- вып.2.-Иркутск, 1924.-С.98-126

76. Подгорбунский И. Шаманистические верования монголов и бурят.-Иркутск, 1895.-80с.

77. Попов A.A. Культ богини аисыт у якутов. Материалы по шаманству // Культура и письменность Востока. Кн.III. - Баку, 1928. - С. 125146.

78. Попов A.A. Материалы по истории религии якутов б. Вилюйского округа. -сб. МАЭ. T.XI.-M.-JL: изд-во АН СССР.-1949.-С.255-323.

79. Попова A.C. Олонхо киэн киэлитигэр. Дьокуускай НИПК „Сахаполиграфиздат", 1995.-128 с.

80. Попов А.Т. Культура и проблемы возрождения духовности народа (Материалы II Мирнинской городской научно-практической конференции 18-20 апреля 1996.)-Якутск,1996.-С.27 -30.

81. Попов Б.Н. Нравственные основы семейных отношений у народов Северо-Востока СССР // Социокультурные факторы ускорения развития Сибири: Всесоюз. науч. конф. Новосибирск, 1988. С.113-116.

82. Портнягин И.С. Этнопедагогика: Кут-сюр (краткий экскурс литературныхисточников учения айыы). // Логос, культура и цивилизация. Якутск, 1993.-С.69-71.

83. Портнягин И.С. Этнопедагогическое учение айыы школы Кут-сюр.-Якутск, 1994. 225 с.

84. Потанин Г.Н. Греческий эпос и ордынский фольклор // Этнографическое обозрение .-1894.- №2. С.20-139.

85. Потебня A.A. О мифологическом значении некоторых обрядов и поверий. М.,1865.-235с.

86. Потебня A.A. Слово и миф,- М.: Правда, 1989.- 622с.

87. Приклонский В.Л. Три года в Якутской области // Живая старина .-1890.-вып.1-П.;1891.-вып.Ш -IV.

88. Пропп В.Я. Фольклор и действительность. Избранные статьи. М.: Гл. редакция восточной литературы изд-ва „Наука", 1976. - 324с.

89. Рак И.В. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана.-СПб: Журн."Нева".Изд-во торг. дома "Лет. сад", 1988.-559с.

90. Рено А. Героизм. Примеры героизма и нравственной энергии из истории всех времен и народов.-СПб,1896.-246с.

91. Романова E.H. "Люди солнечных лучей с поводьями за спиной"(Судьба в контексте мифоритуальной традиции якутов).-М.,1997.-200с.

92. Романова E.H. Традиционный этикет якутов// Этнос: традиции и современность: Сб. науч.тр.-Якутск, 1994.-С. 68-75.

93. Руденко С.И. Культура населения Центрального Алтая в скифское время.-М: изд-во Академии наук СССР.-М.-Л.-1960.-351с.

94. Серошевский В. Якутские рассказы. -СПБ, 1895. -177с.

95. Слепцов П.А. Генезис культа богини Айыысыт у якутов // Язык миф-культура народов Сибири (сборник научных трудов).- вып.1.-Якутск, 1988.-С. 144-145.

96. Слепцов П.А. Традиционная семья и обрядность у якутов (XIX -начала ХХв).-Якутск:Кн.изд-во, 1989,-159 с.

97. Станкевич И.Л. Первобытное мифологическое мировоззрение и культовая практика. Ярославль, 1994. - С. 10-11.

98. Стефанович Я.В. От Якутска до Аяна. Путевые наблюдения. Иркутск, 1896. -172с.

99. Сутерланд А. Происхождение и развитие нравственного инстинкта.-СП6Д900. 396 с.

100. Тойнби А.Дж. Постижение истории: Сборник. Пер. с анлг,- М.: Прогресс.-1990.-730с.

101. Трощанский В.Ф. и Пекарский Э.К. Якуты в их домашней обстановке (этнографический очерк).-Из Якутской старины. СПб., 1909.

102. Трощанский В.Ф. Наброски о якутах Якутского округа. Казань, 1911.-143 с.

103. Ульрици Г. Нравственная природа человека.- Казань, 1878. 205 с.

104. Фаминцын А. Древнеарийские и древнесемитские элементы в обычаях, обрядах, верованиях и культах славян // Этнографическое обозрение. 1995.-№ 2.-С. 10-27

105. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: "Прогресс", 1990. 366 с.

106. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Республика, 1994. -670 с.

107. Фромм Э. Психоанализ и этика // Психоанализ и культура: Избранные труды. -М.: Юрист, 1995.-623 с.

108. Фромм Э. Человеческая ситуация. М.: Смысл, 1995. - 239 с. (Золотой фонд мир. психологии, сер.: Вып.1.)

109. Фрэзер Дж. Золотая ветвь. Вып.П. - Ленинград, 1928

110. Фукс Э. Иллюстрированная история нравов. М., 1994. - 437 с.

111. Хангалов М.Н. Юридические обычаи у бурят // Этнографическое обозрение. 1894. -№2. -с.85-135

112. Харитонов Л.М. Неизменяемые слова в якутском языке. Якутск, 1943.-83с.

113. Худяков И.А. Краткое описание Верхоянского округа. Л.: Наука, 1969. -439 с.

114. Чикачев А. Андрей Аргентов миссионер и этнограф // Культура и проблемы возрождения духовности народа (Материалы II Мирнинской городской научно-практической конференции 18-20 апреля 1996 г.). - Мирный, 1996.-С.173-175.

115. Чиряев К.С. Волков Г.Н. и педагогика республики Саха. Истоки народной педагогики и проблемы современной школы (Сборник статей). -Мирный, 1993.-38 с.

116. Швейцер А. Культура и этика. М.: Прогресс, 1973. - 343 с.

117. Шпет Г. Введение в этническую психологию. Вып.1. - М., 1928

118. Щербина A.M. Методология этики. М.: Типография т-ва И.Н. Кушнарев и К°.-М., 1914.

119. Эфроимсон В.П. Генетика этики и эстетики. СПб.¡„Талисман", 1995. -288с.

120. Элиаде М. Священное и мирское. М.: Изд-во МГУ, 1994. - 144 с.

121. Этнические стереотипы поведения. Сборник под.ред.А.К.Байбурина.-Л. :Наука, Ленингр. отд-ние, 1985.-325с.

122. Юнг К.Г. Очерки о современных событиях. Психология Нацизма. 1.

123. Введение. Борьба с теми. (Приложение 2) //В. Одайник. Психология политики. Политические и социальные идеи К.Г. Юнга. -М.:"Ювента", 1996. -С. 267-356. Ядринцев Н.М. Сибирские инородцы, их быт и современное положение.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 90408