Борьба горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х годов XIX века в советской историографии тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, 07.00.09, кандидат исторических наук Гашимов, Рамис Рамазанович

Диссертация и автореферат на тему «Борьба горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х годов XIX века в советской историографии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 159043
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Гашимов, Рамис Рамазанович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02, 07.00.09
Специальность: 
Историография, источниковедение и методы исторического исследования
Количество cтраниц: 
184

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Гашимов, Рамис Рамазанович

Введение

Глава I. Проблемы освещения борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х годов XIX века в советской историографии 20-30-х годов

Глава II. Причины и сущность фальсификации борьбы горцев СевероВосточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX в. в советской историографии

§ 1. Фальсификация национально-освободительной борьбы горцев Дагестана и Чечни 20-50-х гг. в исторической литературе первой половины 50-х гг.

§ 2 Проблема предвзятости мнений в отношении борьбы горцев в исторической литературе 70-первой половине 80-х гг.

ГЛАВА III. Преодоление предвзятости мнений в отношении борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX в. в исторической науке советского периода

§ 1. Научные дискуссии второй половины 50-начала 60-х гг. XX в. в исторической науке по преодолению искажения истории борьбы горцев Дагестана и Чечни 20-50-х гг. XIX в.

§ 2. Борьба горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х гг. XIX в.в исторической литературе второй половины 80-х начала 90-х гг.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Борьба горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х годов XIX века в советской историографии"

Актуальность исследования. Народно-освободительная борьба горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х годах XIX века является одной из ярких страниц отечественной истории, сыгравшей прогрессивную роль не только в региональной истории, но и в истории России. Она с самого своего начала привлекала пристальное внимание отечественных и зарубежных историков, общественных и политических деятелей. Вряд ли еще какому-либо событию в истории северокавказских народов посвящено столько работ, как борьбе горцев. Но это сложное явление затрагивало интересы многих людей, правительств, общественных кругов, что создавало атмосферу, не способствующую объективной оценке самой борьбы и ее лидеров.

В ходе развития отечественного кавказоведения подход к освещению событий на Северо-Восточном Кавказе первой половины XIX в. неоднократно менялся от полного отрицания в них каких-либо прогрессивных черт до их идеализации. Такие диаметрально противоположные оценки объясняются политико-идеологическими интересами, а не научными соображениями, тем, что к истории обращались как к политике опрокинутой в прошлое. Вследствие этого задача исторической науки состояла в обосновании заданного партийной идеологией курса, т.е. она фактически была превращена в «прислужницу» политики, в силу чего «.зачастую историки вынуждены были становиться простыми комментаторами и иллюстраторами официальных трактовок событий прошлого»1. В целом, отношение к исследуемой проблеме за 70 лет советской власти менялось столько раз, сколько менялась генеральная линия партии.

Так, в первые десятилетия Советской власти отечественной исторической науке удалось преодолеть реакционные взгляды великодержавной дворянско-буржуазной историографии на антифеодальную и антиколониальную борьбу горцев. Благодаря выдвинутой в это время теории «абсолютного зла», была выработана сравнительно объективная оценка этой борьбы2.

Но уже к 40-м годам происходят существенные изменения в оценке народно-освободительных движений угнетенных народов царской России3. Это было связано с тем, что к этому времени в стране окончательно оформился культ личности И.В. Сталина, который бесцеремонно вмешивается в историческую науку. На смену теории «абсолютного зла» приходит диаметрально противоположная теория - теория «наименьшего зла», согласно которой упор делался на изучение положительной роли России в судьбах национальных окраин.

Логическим продолжением этого стала сфабрикованная в 1950 году М.Д. Багировым с ведома Сталина, Маленкова и других высокопоставленных чиновников фальсификация рассматриваемой проблемы, основанная на прямой подтасовке и искажении фактов, травля на ученых-историков, в трудах которых борьба горцев Северо-Восточного-Кавказа 20-50-х гг. XIX в. оценивалась как прогрессивная антиколониальная и антифеодальная борьба. Эта борьба стала трактоваться как реакционная, националистическая, инспирированная английскими колонизаторами и турецким султаном4.

В период «хрущевской оттепели» отечественной исторической науке удалось преодолеть такую авторитарную, фальсификаторскую оценку борьбы горцев и восстановить ее объективную характеристику как прогрессивной народно-освободительной и антифеодальной борьбы. Особая заслуга в этом принадлежала научным дискуссиям 1956 года, проходившим в Москве и Махачкале5.

Другим примером того, что главным критерием в оценке борьбы горцев являлась не объективная истина, а запросы партийной идеологии и конъюктурщины является отношение к ней в годы так называемого застоя, когда прокатившаяся по региону серия юбилеев «добровольных вхождений» народов Северного Кавказа в состав Российской империи привела к тому, что интересующая нас проблема вначале оказалась в числе запрещенных, а потом - извращенных. В этой связи следует отметить, что среди северокавказских республик по сути развернулось настоящее соревнование по вопросу, кто раньше присоединился к России. К сожалению, приходится констатировать тот факт, что в эту «гонку» включились и некоторые научные и общественные деятели Дагестана. Х.Х. Рамазанов, свидетель этих событий, подчеркивает, что «.исходя из конъюнктурных соображений был поднят вопрос о проведении 350-летнего юбилея добровольного вхождения Дагестана в состав русского государства. Лишь категорический протест отдельных ученых исторического факультета Даггосуниверситета предотвратил это мероприятие»6. Следует заметить, что обращаясь к истории, мы, как справедливо пишет С. Баруздин, «.должны отказаться от лозунгового постулата, что все народы и народности истинно добровольно присоединились к России»7. В общем, эти празднества привели к тому, что, благодаря «стараниям» М.М. Блиева, В.Б. Виноградова, С.Ц. Умарова и других , были выдвинуты концепции «горской экспансии» и «набегового хозяйства» горцев, не имеющие ничего общего с исторической действительностью. По сути были восстановлены взгляды представителей великодержавной буржуазно-дворянской историографии на борьбу горцев, т.е. опять стали утверждать, что горцы боролись за сохранение набегового хозяйства, а царизму ничего не оставалось, кроме как навести здесь порядок.

Период перестройки внес позитивные коррективы в освещение народно-освободительной борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х гг. XIX в. На Всесоюзной научной конференции, посвященной этой борьбе, проходившей в Махачкале 20-22 июня 1989 г., был положен конец извращенной трактовке борьбы горцев и восстановлена ее объективная оценка. Вместе с тем конференция выявила, что ряд вопросов данной темы требует углубленного изучения, в том числе и проблема освещения борьбы горцев в отечественной и зарубежной историографии9.

С другой стороны, в перестроечный и постперестроечный периоды историками стали люди всех профессий и историческая наука сползает «.на уровень ежедневной газетно-журнальной беллетристики»10. Наряду с высоким научно-теоретическим уровнем конференций, посвященных юбилейным датам руководителей и идейных вдохновителей борьбы горцев, выходят работы, в которых даются односторонние оценки этой борьбы. Предпринимаются попытки провести параллели между событиями первой половины XIX в. на Северо-Восточном Кавказе и сегодняшними событиями в Чечне. Атмосфера юбилейной эйфории охватившая всех привела к тому, что отдельные деятели по тем или иным причинам делают попытки идеализировать эту борьбу и ее лидеров, не различая при этом русский царизм и русский народ, Россию прогрессивную и Россию царскую.

Конференции, посвященные борьбе горцев Дагестана и Чечни за свободу и независимость в 20-50-х гг. XIX.: 20-22 июня 1989 года в Махачкале, 1991 года в Оксфорде, 22-23 октября 1997 года в Махачкале и другие внесли большой позитивный вклад в освещение отдельных вопросов рассматриваемой темы, привлекли к ней внимание не только отечественных, но и зарубежных исследователей и общественно-политических деятелей. Вместе с тем, они показали, что на современном этапе вне поля зрения исследователей остаются многие вопросы этой темы, указали на необходимость создания обобщающих работ по историографии проблемы, что подтверждает актуальность темы настоящей диссертации.

Хронологические рамки. Выбор исследуемого нами периода историографии борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х гг. XIX века продиктован тем, что этот период (1920-1991 гг) являются качественно новым, одновременно очень сложным этапом в освещении исследуемой проблемы.

В советской историографии эта проблема прошла сложный и противоречивый путь от признания её прогрессивного характера в первые два послереволюционных десятилетия, через двукратное её искажение в периоды культа личности И.В. Сталина и застоя, до восстановления её объективной оценки и даже - некоторой идеализации в перестроечный период.

Цели и задачи исследования. Исследуемая тема посвящена проблеме освещения народно-освободительной борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х годов XIX в. в советской историографии. Анализ причин и сути извращения рассматриваемой проблемы имеет огромное научное и практическое значение, особенно в сегодняшнее сложное время. В работах исследователей и партийных деятелей советского периода, посвященных этой проблеме, преобладал конъюнктурный подход, диктуемый политическими и идеологическими соображениями. До сих пор имеют хождение работы с диаметрально противоположными оценками этой борьбы. Исходя из этого, цель исследования состоит в том, чтобы на основе современных методологических требований и подходов, на основе вновь выявленных, рассекреченных и опубликованных документов и материалов дать цельную картину недостатков, изъянов, а также положительных моментов в освещении борьбы горцев в советской историографии. То есть целью настоящей работы является анализ работ, посвященных борьбе горцев, вышедших в 1917-1991 гг. В рамках этой цели в диссертации ставятся следующие задачи:

- рассмотреть причины и предпосылки фальсификации исследуемой проблемы, которая дважды имела место в советской историографии;

- доказать несостоятельность тенденциозных концепций М.Д. Багирова, М.М. Блиева, С.Ц. Умарова и других фильсификаторов истории;

- показать негативные последствия этих фальсификаций и травли на отдельных истинных исследователей;

- особо остановиться на работах в которых дается сравнительно объективная оценка исследуемой проблемы, а также на материалах по преодолению указанных фальсификаций;

- исследовать влияние и давление политических и идеологических норм на историческую науку;

- дать свое аргументированное видение основных аспектов борьбы горцев.

Степень изученности проблемы. Историография.

Несмотря на решение участников Всесоюзной научной конференции 1989 г., проходившей в Махачкале, издать обобщающую работу, посвященную историографии рассматриваемой борьбы, все же до сих пор такая работа не издана, т.е. до сих пор нет единого монографического исследования или обобщающей работы целиком посвященной данной проблеме, хотя и были отдельные брошюры, доклады и статьи.

Первым в этом плане явился доклад В.Г. Гаджиева «Движение кавказских горцев под руководством Шамиля в исторической литературе», сделанный на научной сессии Дагестанского ФАН СССР в 1956 г. и в том же году вышедший отдельной брошюрой11. Здесь рассматриваются вопросы освещения борьбы горцев в советской исторической литературе, вышедшей до середины 50-х гг. Особой критике подвергается указанная статья М.Д. Багирова. Но особый упор делается на дореволюционную историографию проблемы.

A.M. Халилов посвятил статью «Шамиль в истории и памяти народа» критике антинаучных концепций Багирова и Блиева, а также -тенденциозных работ тех, кто умел «.держать нос по ветру, почувствовать настроение «сильных мира сего» и выдать соответствующую продукцию»12.

Многие аспекты исследуемой проблемы были рассмотрены в отдельных выступлениях и сообщениях, сделанных на Всесоюзной научной конференции 1989 г. в Махачкале. Среди них особо следует выделить выступления Х.-М. Ибрагимбейли, A.C. Гаджиева, P.M. Магомедова и других. Наиболее полным охватом событий выделяется выступление P.M. Магомедова «Народно-освободительная борьба горцев под руководством Шамиля в советской историографии», которое позже было опубликовано в

Известиях Северокавказского научного центра высшей школы»13. Основные положения этого выступления легли в основу изданной в 1990 году его брошюры «Шамиль в отечественной истории»14. В них, хотя и в сжатом виде, все же дан анализ основных этапов освещения этой проблемы в советской исторической литературе. Опираясь на доступный фактический материал, автор рассматривает причины, предпосылки и первые попытки фальсификации исследуемой борьбы.

Критике взглядов «печально-известного М.Д. Багирова» и М. Блиева и описанию шамилевского симпозиума, проходившего в 1991 г. в Оксфорде, посвящена статья Г. Гамзатова «Шамиль - правда и вымысел», опубликованная в 1-м номере журнала «Восток» за 1992-й год15.

Определенную ценность представляет статья В.Г. Гаджиева «Actis testantibus»16, которая содержит много уникальных сведений о том, как в первой половине 50-х годов исследователям и общественности навязывались тенденциозные взгляды Багирова. Ценность этой работы связана с тем, что автор сам является свидетелем многих описываемых событий.

Вопросы историографии борьбы горцев рассматриваются и в некоторых монографических исследованиях, посвященных борьбе горцев в целом или же отдельным ее вопросам, вышедших с конца 80-х годов. В этом плане особо следует выделить работы A.M. Халилова, Х.Х. и А.Х. Рамазановых и

1 *7

М.Б. Магомедова . Последний во вводной части своей работы дал краткий, но очень содержательный анализ причин и сути фальсификаций этой проблемы, материалов по их преодолению и т.д.

Таким образом, историографический анализ показывает, что исследуемая тема диссертации действительно нуждается в специальном изучении, в целостном восприятии основных этапов освещения борьбы горцев в советской историографии.

Методологической основой диссертации является принцип историзма. Автор стремится придерживаться принципов причинно-следственной обусловленности событий истории, изучения исторических событий в неразрывной связи с порождающими их условиями. Для раскрытия объективного содержания процессов, связанных с освещением темы исследования, использовались сравнительно-исторический и описательно-хронологический методы фиксирования исторических событий и явлений, а также метод критического подхода к источниками и монографическим исследованиям.

В диссертации учитывается современная концепция политического мышления и приоритета общечеловеческого подхода над узкоклассовым.

Источниковая база. При работе над диссертацией были использованы документы ряда архивов страны, а именно: Центрального Государственного военно-исторического архива Российской Федерации (ЦГВИА РФ), Центрального Государственного архива Республики Дагестан (ЦГА РД), Рукописного фонда Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии наук, а также ряд опубликованных документальных материалов.

В целом, изученные источники можно классифицировать на следующие основные группы: 1) дореволюционные официальные документы директивного характера; 2) источники по военной истории, созданные современниками событий или военными историками; 3) постановления различных научных и политических учреждений советского государства; 4) переписка высоких должностных лиц советского государственного аппарата; 5) эпистолярный материал, исходящий из среды восставших горцев.

К первой группе относятся различные указы, предписания и приказы, исходящие или от самого императора, или от царских генералов и чиновников. Такого рода документы содержатся в фонде Военно-учетного

1 К архива (ВУА) ЦГВИА , который представляет собой собрание рукописных и печатных документов по истории Кавказской войны, а также в «Актах Кавказской археографической комиссии» (АКАК) и «Сборнике сведений о Кавказских горцах» (ССКГ)19. Хотя документы в них подобраны тенденциозно, все же они во многом пополняют источниковую базу исследуемой проблемы, проливают свет на такие важные вопросы, как политика царизма на Северном Кавказе в первой половине XIX в., причины продолжительности военных действий царской армии против восставших горцев и т.д.

Ценные документы по исследуемой теме содержатся в фонде «Коллекция документов по истории движения горцев под руководством Шамиля» ЦГА РД (фонд № 133) , где хранятся оригиналы, машинописные и рукописные копии документов из других архивохранилищ страны, а также в отделе документальных материалов по истории досоветского периода

91

Рукописного фонда ИИАЭ ДНЦ РАН . Последний содержит уникальные документы, не имеющие аналогов ни в ЦГВИА, ни в ЦГА РД. Здесь имеются свидетельства об участии представителей различных народов Северного Кавказа в борьбе горцев на территории созданного восставшими горцами государства.

Сборник документальных материалов «Движение горцев Северовосточного Кавказа в 20-50-е годы XIX в» (ДГСВК) кроме источников исходящих от царской военной администрации, содержит большой документальный материал, исходящий из среды восставших горцев.

Ряд документальных материалов по многим аспектам борьбы горцев, особенно по ее начальному этапу, содержит сборник документов «Материалы по истории Дагестана и Чечни»23.

Даже такой тенденциозный сборник, как «Шамиль-ставленник султанской Турции и английских колонизаторов»24 дает ряд достоверных сведений по отдельным аспектам проблемы, хотя в целом он является свидетельством фальсификации исследуемой темы в советской историографии.

Рассматривая вопросы освещения борьбы горцев в советской историографии, нельзя обойтись без таких важных источников, как постановления различных научных и политических учреждений советского государства, касающиеся рассматриваемой проблемы. В этом плане особо следует выделить постановление президиума АН СССР от 22 сентября 1950 г. «Об антимарксистской оценке движения мюридизма и Шамиля в трудах научных сотрудников АН СССР» , которое не было отменено даже после восстановления объективной оценки борьбы горцев.

Немаловажное значение в исследовании данной проблемы имеют стенограммы и отчеты различных совещаний историков, выводы и рекомендации научных форумов, посвященных борьбе горцев, проходивших в Махачкале и Москве в 1956, 1989, 1997-м годах. Среди материалов совещаний особую ценность представляет стенограмма совещания историков ч/ при ЦК ВКП(б) в 1944 г. , которая проливает свет на такие аспекты исследуемой проблемы, как причины, предпосылки и первые попытки фальсификации истории борьбы горцев в советской историографии.

Понять причины фальсификации этой темы в первой половине 50-х годов XX в. помогают также переписка М.Д. Багирова с Г.М. Маленковым, письма Сталина в редакцию журнала «Большевик»27 и т.д.

Источники пятой группы содержатся в рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН, в сборнике ДГСВК, но особенно широко они представлены в сборнике «100 писем Шамиля»28. Многие из писем Шамиля, содержащиеся в нем публикуются впервые. Переписка Шамиля с его сподвижниками, с царскими генералами проливает свет на такие мало изученные аспекты борьбы горцев, как - правовые и вопрос существования альтернативы мирного исхода этой борьбы.

Таким образом, для исследования диссертационной темы используется обширный, вместе с тем и противоречивый, фактический материал. Поэтому к нему применяется ряд методов анализа достоверности.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что здесь впервые на основе всестороннего изучения и обобщения ряда источников и работ, в том числе и неизвестных ранее, делается попытка проследить весь процесс освещения борьбы горцев Северо-Восточного

Кавказа 20-50-х годов XIX века в советской историографии, уделяя при этом особое внимание исследованию первых попыток фальсификации рассматриваемой борьбы и анализу всего спектра причин и предпосылок фальсификации этой проблемы.

Всесоюзная научная конференция, проходившая 22 июня 1989 г. в г. Махачкале, выявила, что ряд аспектов данной темы требуют углубленного изучения, в том числе и проблема освещения борьбы горцев в советской историографии. Данное диссертационное исследование ставит своей целью восполнить этот пробел в отечественной историографии.

Важным аспектом гносеологической новизны диссертации является то, что в ней использованы вновь выявленные источники, которые вводятся в научный оборот впервые.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что фактические данные и основные положения диссертации могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по истории Дагестана и народов Северного Кавказа, а также по историографии борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х гг. XIX в. Они также могут быть использованы в курсе лекций и семинарских занятий по истории Дагестана и России со студентами 2-х курсов исторического факультета Даггосуниверситета. По материалу данной диссертации автором разработан и читается спецкурс для студентов третьего курса исторического факультета Дербентского филиала Даггосуниверситета.

Научная апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры Истории Дагестана Дагестанского государственного университета. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены на различных научно-практических конференциях, а также в сборниках научных статей.

Структура исследования отвечает её основным задачам. В основу диссертации положен хронологический принцип. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников, литературы и списка сокращений.

1 Магомедов М.Б. Историко-правовые аспекты Кавказской войны 20-50-х годов XIX века. - М., 2000. - С.З.

2 См.: Покровский М.Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. - М., 1923.

3 Покровский Н.И. Мюридизм у власти. // Историк-марксист. - 1934. - № 2. и др.

4 См.: Багиров М.Д. К вопросу о характере движения мюридизма и Шамиля. // Большевик. - 1950. - № 13; Даниялов А.Д. Об извращениях в освещении мюридизма и движения Шамиля. // ВИ. - 1950. - № 9 и др.

5 См.: К дискуссии о характере движения горцев под руководством Шамиля. // ВИ. - 1957. - № 1; О движении горцев под руководством Шамиля: Материалы сессии Дагестанского ФАН СССР 4-7 октября 1956 г. -Махачкала, 1957. (В дальнейшем: О движении горцев.).

6 Рамазанов X.X., Рамазанов A.X. Шамиль. Исторический портрет. - Махачкала, 1990. - С.88.

7 Цит. по:Халилов A.M. Национально-освободительное движение горцев Северного Кавказа под предводительством Шамиля. - Махачкала, 1991. - С.38.

8 См.: Блиев M.M. Кавказская война: социальные истоки и сущность. // История СССР. - 1983. - № 2; Виноградов В.Б., Умаров С.Ц. Вместе - к великой цели. - Грозный, 1983 и др.

9 Основные выводы и рекомендации Всесоюзной научной конференции «Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х гг. XIX века». // ВИ. - 1990. - № 1.

10 Асиятилов C.X. Борьба горцев Дагестана и Чечни за свободу и независимость под руководством Шамиля в 20-50-х гг. XIX в.: Программа к спецкурсу. - Махачкала, 1989. - С.4.

11 См.: Гаджиев В.Г. Движение кавказских горцев под руководством Шамиля в исторической литературе. // О движении горцев.; Его же. Движение кавказских горцев под руководством Шамиля в исторической литературе. - Махачкала, 1956.

12 Халилов A.M. Шамиль в истории и памяти народа. // Советский Дагестан. - 1988. - № 5. - С.36.

13 См.: Магомедов P.M. Народно-освободительная борьба горцев под руководством Шамиля в советской историографии. // Материалы конференции 1989 г.; Его же. Движение горцев под руководством Шамиля в советской историографии. // Известия Северокавказского научного центра высшей школы. Общественные науки, - 1989. -№ 3.

14 Магомедов P.M. Шамиль в отечественной истории. - Махачкала, 1990.

15 См.: Гамзатов Г.Г. Шамиль - правда и вымысел. // Восток. - 1992. -№ 1.

16 Гаджиев В.Г. Actis testantibus. // Тарих. - 1997. - № 4-5.

17 См.: Халилов A.M. Национально-освободительное движение горцев Северного Кавказа под предводительством Шамиля. - Махачкала, 1991; Его же. Шамиль и Кавказская война. - Махачкала, 1998; Рамазанов X.X., Рамазанов A.X. Указ. соч.; Магомедов М.Б. Указ. соч. и др.

18 ЦГВИА. - Ф.ВУА. - ДД. 901, 5953,6164, 6294, 6528, 6514, 6565 и др.

19 АКАК. - TT.1-12. - Тифлис, 1866-1904; ССКГ. -Вып. I-IX. - Тифлис, 1868-1876.

20 ЦТ А РД. - Ф. 133. - Оп.1 -4.

21 Рукописный фонд ИИАЭ ДНЦ. - Ф.1 - Оп.1.

22 Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX века: Сб. документов. - Махачкала, 1959. (В дальнейшем: ДГСВК).

23 Материалы по истории Дагестана и Чечни. - T.3. - 4.1. - Махачкала, 1939.

24 Шамиль-ставленник султанской Турции и английских колонизаторов: Сборник документов. - Тбилиси, 1953.

25 См.: Об антимарксистской оценке движения мюридизма и Шамиля в трудах научных сотрудников АН. // Вестник АН СССР. - М., 1950. - № 11; К вопросу о характере движения мюридизма и Шамиля. // Вестник АН СССР,-1951.-№ 1.

26 Стенограмма совещания по вопросам истории СССР в ЦК ВКП(б) в 1944 г. // ВИ. - 1996. - №№ 2-9.

27 См.: Гаджиев А. Сталин, Маленков, Багиров об имаме Шамиле. // Махачкалинские известия. - 1999. - № 28. - С.12; Сталин И.В. О статье Ф. Энгельса «Внешняя политика русского царизма». // Большевик. - 1941. -№ 9 и др.

28 100 писем Шамиля / Составитель, перевод с арабского на русский язык и комментарии Омарова X.A. -Махачкала, 1997.

Заключение диссертации по теме "Историография, источниковедение и методы исторического исследования", Гашимов, Рамис Рамазанович

209 Основные выводы и рекомендации Всесоюзной научной конференции «Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х гг. XIX в.» // Материалы конференции 1989 г. . - С.320-321.

210 Асиятилов С.Х. Борьба горцев Дагестана и Чечни. —С.З.

211 Гамзатов Г.Г. Шамиль. //Российский ежегодник. - Вып. 1. - 1989. - С. 144-145.

212 Магомедов P.M. Движение горцев под руководством Шамиля в советской историографии. // Известия Северокавказского научного центра высшей школы. Общественные науки. - 1989. - № 3. - С.43-54.

213 См.: Магомедов P.M. На весах истории. // Дагестанская правда. - 1989. - 8.II. - С.З; Ризванов Р. Воспитание историей. // Комсомолец Дагестана. - 1989. - 1 .VII. - С.6; Хизроева 3. Как наше имя отзовется. // Дагестанская правда. - 1989. - 2.VII. - С.З и др.

214 См.: Рамазанов Х.Х., Рамазанов А.Х. Шамиль. Исторический портрет. - Махачкала, 1990.

215 Рамазанов Х.Х. Борьба горцев под руководством Шамиля. // Дагестанский университет. - 1990. - 9.II. -С. 1-2.

216 Магомедов P.M. Шамиль в отечественной истории. - Махачкала, 1990. - С.4.

217 Ибрагимбейли Х-М. Народно-освободительная борьба горцев Северного Кавказа под руководством Шамиля против царизма и местных феодалов. // ВИ. - 1990. - № 6. - С. 156.

218 См.: Блиев М.М. Указ. соч. - С.55-58.

2,9 Гамзатов Г.Г. Дагестан: историко-литературный процесс. Вопросы истории, теории, методологии. -Махачкала, 1990. - С.299.

220 Гамзатов Г.Г. Шамиль - правда и вымысел. // Восток. - 1992. - № 1. - С. 152.

221 Там же. - С.153; Его же. Шамилевский симпозиум в Оксфорде. // Дагестанская правда. - 1991. - 9.VII. -С.З.

222 Халилов A.M. О национальной гордости дагестанцев и фальсификаторах истории. К Советский Дагестан.

- 1991. - № 5. - С.25.

223 См.: Кашкаев Б.О. Вечен в сердце народа. - Махачкала, 1989. - С.69.

224 Халилов A.M. О национальной гордости дагестанцев и фальсификаторах истории. // Советский Дагестан.

- 1991,-№5.-С.25.

225 См.: Аболтин B.A. Национальный состав Турции. // Новый Восток. - М., 1925. - № 1 (7). - С.21.

226 Халилов A.M. Национально-освободительное движение горцев Северного Кавказа под предводительством Шамиля. - Махачкала, 1991. - С.64.

227 См.: Керимов Г. Указ. соч. - С. 105-110.

228 Халилов A.M. Национально-освободительное движение горцев. - С.95.

229 Комаров A.B. Адаты и судопроизводство по ним. // ССКГ. - Вып.1. - 1868. - С.7.

230 См.: Халилов A.M. Шамиль - символ единства. // Комсомолец Дагестана. - 1990. - 8.XII. - С.6; Сулейманов С. Шамиль - политический портрет. // Комсомолец Дагестана. - 1990. - 8.XII. - С.9; Рамазанов Х.Х. Шамиль в Калуге. // Дагестанская правда. - 1990. - 25.11. - С.З; Коркмасов М. Генерал Шамиль. // Дагестанская правда. - 1990. - 2.VI. - С.З; Даниялов М. Политические игры вокруг имени Шамиля. // Дагестанская правда. - 1990. - 4.XI. - С.З; Шихабудинов Д. Не изгладится из умов горцев. // Дагестанская правда. - 1991. - 2.II. - С.З; Ибрагимов М.А. Когда же родился Шамиль? // Комсомолец Дагестана. - 1991. -22.111. - С.9; Даганов А. Уезжая из Киева Шамиль завещал.// Дагестанская правда. - 1991. - 16.Х. - С.З; Раджабов У. Кто и как пишет о Шамиле. // Комсомолец Дагестана. - 1991.-8.IX. -С.4-5 и др.

231 Блиев М.М. К проблеме общественного строя горских обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII-первой половины XIX вв. // История СССР. - 1989. - № 4. - С. 162.

232 Его же. О некоторых проблемах присоединения народов Кавказа к России. // История СССР. - 1991. -№6. - С.72.

233 См.: Дугричилов М. Последний газават. - Махачкала, 1990; Ибрагимова М. Имам Шамиль. - Махачкала, 1991 и др.

234 См.: Магомедов P.M. Борьба горцев за независимость под руководством Шамиля. - Махачкала, 1991; Павленко П.А. Шамиль. - Махачкала, 1990.

235 См.: Мухаммед Тахир. Три имама. - Махачкала, 1990; Мухаммед Тахир аль-Карахи. Блеск дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах. (Комментированный перевод Т. Айтберова). - 4.1-2. - Махачкала, 1990; Казем-бек. Мюридизм и Шамиль. - Махачкала, 1990; Руновский А. Записки о Шамиле. - М., 1989; Брик Б. Шамиль. - Махачкала, 1990 и др.

2 См.: Захарьин (Якунин) И.Н. Шамиль в Калуге. - Грозный, 1991.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Борьба горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX в. за свободу и независимость является одной из ярких страниц истории народов Кавказа и России. Вместе с тем, ни один из периодов становления Российского государства не вызывал столь противоречивых мнений, как колонизация Северо-Восточного Кавказа и ни один деятель не оценивался так неординарно, как имам Шамиль.

Приходится признавать, что, несмотря на то, что прошло уже более 150 лет с момента окончания рассматриваемой борьбы, до сих пор так и не создана цельная, подлинно научная концепция событий первой половины XIX в. на Северо-Восточном Кавказе. Причины этого кроятся в том, что развитие научной историографии исследуемой проблемы было дважды огульно прервано вследствие годами складывавшейся в СССР командно-административной системы.

Первый такой ощутимый удар по рассматриваемому вопросу был нанесен в первой половине 50-х гг. XX в., когда в условиях культа личности Сталина, установившаяся в 20-30-х гг. трактовка борьбы горцев как антифеодальной и антиколониальной оказалась неприемлемой и она была полностью фальсифицирована. Почву для такого поворота событий готовили уже сначала 40-х гг. Вследствие данной фальсификации в историческую науку усилиями М. Багирова, с ведома верхних эшелонов власти, была внедрена антинаучная версия, основанная на искажении исторических фактов. По этой версии борьба горцев объявлялась реакционной, инспирированной английскими колонизаторами и султанской Турцией, а предводители восставших горцев - их ставленниками и шпионами.

После XX съезда КПСС, в ходе научных дискуссий 1956 г. была восстановлена объективная оценка исследуемой темы как народно-освободительной и антифеодальной, явившейся ответом на жестокую колонизаторскую политику царизма и усиление произвола со стороны местных владетелей.

В период застоя, когда по всему региону праздновали юбилеи «добровольных вхождений», интересующая нас тема оказалась в числе запрещенных. Под сомнение был поставлен даже сам факт существования Кавказской войны. Культивируются концепции так называемой «горской экспансии» и «набегового хозяйства».

В период «перестройки» складываются благоприятные условия для преодоления предвзятости мнений по исследуемой проблеме и объективная трактовка ее была восстановлена. Но параллельно наблюдается тенденция к идеализации отдельных событий и личностей борьбы горцев, что также наносит определенный вред делу объективного освещения этой борьбы.

Такие часто взаимоисключающие оценки объясняются в ряде случаев давлением идеологических и партийных догм в советской историографии. Вследствие подобных перегибов в освещении рассматриваемой проблемы, многие ее вопросы остались неисследованными, в частности - вопрос о соотношении религиозного и светского в борьбе горцев, вопрос о существовании альтернативы кровопролитным военным действиям между горцами и царскими войсками и т.д.

Вместе с тем на резкие колебания в оценке уровня социально-экономического развития горцев, идеологии борьбы горцев, ее характера, движущих сил и иных сторон большое влияние оказали и факторы научного порядка:

1. Тот факт, что в одних работах история народно-освободительной борьбы рассматривается только с позиции интересов горских народов, в других —с позиции интересов Российского государства, с точки зрения мировой революции и освободительного движения в России, накладывает отпечаток односторонности на освещение характера и значения этой борьбы. Это ведет к гиперболизации либо классового подхода, либо национальных интересов. Принцип историзма требует рассматривать это явление с учетом всех сил и интересов, имевших место в реальной жизни.

2. Сказывается тенденция в исторической науке к механической подгонке социально-экономического развития горцев под схему смены общественно-экономических формаций, отождествления его с утвердившимися в науке моделями, без учета специфики развития различных народов. Несоответствие модели объявлялась отсталостью. К тому же непоследовательное использование системного подхода приводило к заранее подготовленным установкам в изучении борьбы горцев. Последнее во многом определяет ее оценку.

3. Источниковедческая база исследуемой проблемы обширна и сложна, что зачастую дает почву для взаимоисключающих высказываний и оценок.

Отбросив крайности, имевшие место в освещении исследуемой проблемы, на наш взгляд, можно признать правильность следующих моментов:

-борьба горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х гг. XIX в. была вызвана к жизни жестоким колониальным режимом со стороны царизма и усилением нажима со стороны местных феодалов, а не являлась результатом инспирированности из вне или следствием отсталости горцев;

- идеологическим знамением восставших горцев в тех условиях мог быть только ислам, который с его принципами гражданского, правового равенства мусульман, с его жесткой дисциплиной, без которой горцы не смогли бы противостоять столь длительное время такому огромному государству с его материальными и людскими ресурсами, как царская Россия, сыграл прогрессивную роль в ходе этой борьбы;

- основными движущими силами борьбы горцев являлись духовенство и свободное крестьянство. Первое, вопреки мнению некоторых исследователей, оказало положительное влияние на ход борьбы, т.к. духовенство в первой половине XIX в. представляло и дагестанскую интеллигенцию;

- исследуемая борьба не носила узколокальный характер, не ограничивалась территорией горного Дагестана и Чечни. В первой половине 40-х гг. XIX в. даже намечается тенденция превращения борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа в борьбу горских народов всего Северного Кавказа. К тому же, с 1842 года Шамиль через наибов Гаджи-Магомеда, Сулейман-эфенди и Магомеда-Амина руководит борьбой горцев Западного Кавказа;

-состав участников рассматриваемой борьбы был интернациональным. В рядах восставших горцев против царизма воевали не только представители дагестанского и чеченского народов, но и поляки, русские перебежчики, выходцы из восточных стран и т.д.;

- в ходе борьбы горцев было создано прочное государственное объединение - Имамат, основанное на демократических принципах. Отнести его к какому-либо одному известному нам типу государств трудно. В процессе организации этого государства, который сочетался с ведением военных действий, Шамиль показал себя как выдающийся государственный деятель, талантливый полководец, веротерпимый религиозный руководитель, умный законодатель и дипломат. Вместе с тем, следует остерегаться идеализации этой личности, т.к. ему были присущи также некоторые ошибки и излишняя жестокость в отдельных случаях;

- восставшие горцы не прочь были принять любую действенную помощь от иностранных держав и даже обращались к ним за ней. Но это не дает нам повода для утверждений о том, что они вынашивали планы присоединения к Турции, как это делали некоторые исследователи. Что же касается иностранной помощи, то она в основном сводилась к пустым обещаниям;

- на последнем этапе борьбы внутри Имамата усилились противоречия. Происходит социальное перерождение части наибов, которые жестоко эксплуатировали подвластное население, вследствие чего происходит отход населения от борьбы. Мероприятия Шамиля, направленные на борьбу со злоупотреблениями наибов не имели должного успеха. И это явилось одной из немаловажных причин поражения восставших горцев и разложения Имамата. По этому поводу сам имам Шамиль вынужден был цитировать слова одного арабского поэта: «Я вижу 1000 человек, строящих здание, которое может разрушить один человек. Так, что же сможет построить один человек, когда сзади его тысячи разрушителей»1. Другими наиболее важными причинами поражения горцев явились усталость, истощение горцев от непрерывной войны, переброска царизмом в этот регион после окончания Крымской войны новых войск, смягчение политики официальных властей на подвластной России территории;

- анализ источников позволяет утверждать, что существовала возможность мирного исхода борьбы горцев. Тенденция к этому наблюдалась в 1837-1839, 1855 и 1859 гг. . Если бы имевшие дважды место перемирия перешли бы в мирный договор, то Дагестан и Чечня могли бы находиться в составе Российской империи на более выгодных условиях. Но в России верх одерживала партия войны;

-хотя борьба горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50-х гг. XIX в. закончилась поражением восставших горцев, все же она имела важные социально-политические последствия. Она ослабила царизм, оттянула часть ее вооруженных сил во время Крымской войны, способствуя тем самым поражению царизма, что, в свою очередь, привело к осуществлению в стране социально-экономических реформ, а именно - к отмене крепостного права. Царизм вынужден был пойти на ряд уступок дагестанскому народу. Так, система прямого военно-административного управления была заменена так называемым «военно-народным» управлением, куда привлекались представители местного населения. Народы Дагестана сохранили за собой право на адатно-шариатский суд вместо имперских законов, письменность на основе арабской графики. Горцы могли свободно исповедовать ислам, отстояли право не призываться в армию и носить оружие. Были сняты запреты для перемещения по стране, на торговлю и т.д. Нельзя не согласиться с М.Б. Магомедовым в том, что «.почти ни один народ, включенный в состав Российской империи «мирным путем» не имел таких привилегий»3. То есть, несмотря на то, что горцы не получили полного национального суверенитета, все же они добились приемлемого места в Российском государстве;

- рассматриваемая борьба показала дагестанцам, что они - единый народ с общей историей, с общими духовными ценностями;

-горцы никогда не боролись против русского народа. Они боролись против русского царизма;

-за весь прошедший после народно-освободительной борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX в. период связи и сотрудничество между дагестанскими и русским народами стали органичными. Горцы получили возможность для приобщения к достижениям русской экономики, культуры и социальной жизни. С другой стороны, сами горцы тоже внесли свой вклад в социально-экономическое и культурное развитие России, в развитие его военного искусства. Свою дружбу и верность друг другу эти народы доказали на полях Великой Отечественной войны.

На наш взгляд, долг нынешнего поколения на современном довольно сложном этапе исторического развития состоит в сохранении и еще большем умножении плодов этих взаимосвязей. У Дагестана нет другого пути дальнейшего развития, кроме как в составе России.

1 Цит. по: Гаджи-Али. Сказание очевидца о Шамиле. - Махачкала, 1990. - С.40.

2 См.: // АКАК. - Т.ХИ. - С.1483; ДГСВК. - С.150-151; КС. - Т.Х. - Тифлис, 1856. - С.225-405; Т.ХИ. -Тифлис, 1888. - С.8-9, 17, 51, Т.ХШ. - Тифлис, 1889. - С.174-187; Т.ХУ. - Тифлис, 1894. - С.524;Николаи А.П. Эпизод из истории Кавказской войны. 1855-1857 гг. II Русская старина. - 1882. - № 11. - С.257-258.

3 Магомедов М.Б. Указ. соч. - С.193.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Гашимов, Рамис Рамазанович, 2003 год

1. З.Исследовательская досоветская литератураа) книги, брошюры

2. Белинский В.Г. Полн.собр.соч. Т.З. - М.: Изд-во АН СССР, 1954.

3. Брик А. Шамиль. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1990. - 252 с.

4. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа. — Т.1. СПб., 1912.

5. Вердеревский Е.А. Шамиль в Париже и Шамиль поближе. Тифлис, 1855.

6. Гидулянов П.В. Сословно-поземельный вопрос и райатская зависимость в Дагестане. 4.2. - М., 1901.

7. Добролюбов H.A. О значении наших последних подвигов на Кавказе // Полн. собр. соч. / Под ред. П.И. Лебедева-Полянского. Т.4. - М., 1937. - С.140-157.

8. Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе (Очерк Кавказа и народов его населяющих). Т.5. - СПб, 1887. - 494 с.

9. Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. -Т.6.-СП6., 1888.-756 с.

10. Дубровин Н.Ф. Обзор войн России от Петра Великого до наших дней. -СПб., 1892.

11. Захарьин (Якунин) И.Н. Шамиль в Калуге. Грозный, 1991. - 48 с.

12. Зиссерман А.П. Двадцать пять лет на Кавказе (1842-1867). 4.1-2. -СПб., 1879.-424 с.

13. Зиссерман А.П. История 80 пехотного Кабардинского генерала-фельдмаршала кн. Барятинского полка. Т.1. - СПб., 1881.

14. Зиссерман А.П. Фельдмаршал кн. А.И. Барятинский. Т.2. -М., 1890.

15. Казем-бек М. Мюридизм и Шамиль. Махачкала, 1990. - 66 с.

16. Каспари A.A. Покоренный Кавказ. СПб., 1904. - 460 с.

17. Кипиани М.З. От Кавказа до Эльбруса. Владикавказ, 1899.

18. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. Т.2. - М., 1890. - 304 с.

19. Крачковский И.Ю. Избранные произведения. T.V. - М., 1905.

20. Марков Е. Очерки Кавказа. Картины кавказской жизни, природы и истории. Изд. 3. - М.-СПб., 1887. - 502 с.

21. Маркс К., Энгельс Ф. Коммунистический манифест. -M.-JL, 1930.

22. Муравьев Н. Война на Кавказе. Т. 1. - СПб., 1877.

23. Неверовский Д.П. О начале беспокойств в Северном и Среднем Дагестане. СПб., 1847. - 36 с.

24. Неверовский Д.П. Истребление аварских ханов в 1834 году. СПб, 1848.-37 с.

25. Немирович-Данченко В.И. Горе забытой крепости. СПб, 1904.

26. Огарков В.В. Воронцовы, их жизнь и общественная деятельность. -СПб, 1892.

27. Полевой JI.A. История русской словесности. Т.П. - СПб, 1900.

28. Пушкин A.C. Путешествие в Арзруме // Соч. Т. 4. - М., 1936. - 564 с.

29. Романовский Д.И. Кавказ и Кавказская война. Публичные лекции. -СПб, 1860.-460 с.

30. Служивый. Очерки покорения Кавказа. СПб., 1901. - 172 с.

31. Уманец Ф.М. Проконсул Кавказа. СПб., 1912.

32. Фадеев P.A. 60 лет Кавказской войны // Собр.соч. Т. 1. - 4.1. - СПб., 1889.-С.8-90.

33. Чернышевский Н.Г. Кормило кормчему // Полн.собр.соч. Т. 14. - М., 1961.

34. Чичагова М. Шамиль на Кавказъ и въ России. Библиографический очеркъ. СПб., 1889. - 207 с.

35. Щербинин М.П. Биография генерал-фельдмаршала Михаила Семеновича Воронцова. СПб., 1858.

36. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. — Т.2. — Екатеринодар, 1913.- 846 с.

37. Эсадзе С. Историческая записка об управлении Кавказом. Т.1. -Тифлис, 1907.-616 с.б) статьи

38. Анучин Д.Н. Отчет о поездке в Дагестан летом 1882 г. // Известия русского географического общества. Вып.2. - Т.20. - 1884. - С.380-385.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 159043