Чувашская сельская семья в конце XIX в. - 1980-е гг. :Опыт историко-этнографического исследования тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.07, кандидат исторических наук Фокин, Петр Петрович

Диссертация и автореферат на тему «Чувашская сельская семья в конце XIX в. - 1980-е гг. :Опыт историко-этнографического исследования». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 143334
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Фокин, Петр Петрович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Чебоксары
Код cпециальности ВАК: 
07.00.07
Специальность: 
Этнография, этнология и антропология
Количество cтраниц: 
164

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Фокин, Петр Петрович

Введение.3-

Глава первая. Семья и семейный быт чувашей села. 22

§ 1. Структура семьи.23

§ 2. Внутрисемейные отношения и родственные связи .44

Глава вторая. Брак и брачные отношения чувашей села.62

§ 1. Эволюция брака у чувашей.62

§ 2. Традиции брачных отношений.67

§ 3. Эволюция брака чувашей в XX веке.78

Глава третья. Семейные обряды чувашей.98

§ 1. Родильные обряды.102

§ 2. Брачная обрядность.111

§ 3. Похоронно-поминальные обряды.118

§ 4. Трудовые обряды.126

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Чувашская сельская семья в конце XIX в. - 1980-е гг. :Опыт историко-этнографического исследования"

Актуальность темы исследования. Семья, брак, семейные отношения являются традиционными объектами этнологии. Семья и в высокоразвитых обществах выступает важнейшей микроячейкой воспроизводства этноса. Будучи относительно консервативным институтом, она тем не менее развивается по мере развития общества, этноса, меняются ее количественные и качественные характеристики: структура, тип, людность, внутрисемейные отношения, ролевое поведение ее членов, брачные нормы, родственные связи. Изменениям подвергаются брачные нормы, трансформируются семейные обряды и праздники. Неизменными остаются важнейшие функции: деторождение, воспитание, передача из поколения в поколение национальных традиций, этнических ценностей. В силу специфики сельского уклада жизни деревенская семья более, чем городская, ориентирована на этничность. Она проявляется на примере в частности сельской чувашской семьи. Последняя в основной своей массе выступает одной из опор чувашской этничности, в то же время тесно связана с городской чувашской семьей, составляя единый комплекс чувашской семьи.

Кардинальные изменения, которые претерпел чувашский народ за рассматриваемый период, прошли через семью. Изучение семьи помогает шире раскрыть происшедшие сложные процессы. Обращение к названной теме объясняется не только научно-познавательной целесообразностью. Оно актуализируется еще тем обстоятельством, что многие современные проблемы чувашского народа, в т.ч. этнического характера (сохранение этничности, развитие национальной культуры, традиций) на данном переломном этапе требуют пристального внимания к этническому опыту семьи.

Цель и задачи исследования. Общая цель работы заключается в историко-этнологическом освещении эволюции чувашской сельской семьи за период с конца XIX по 1980-е гг. Основной упор сделан на сохранение и развитие этнокультурных традиций в сфере семьи и брака.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи: выполнить историко-этнологический анализ динамики структуры сельской чувашской семьи как системообразующего показателя; осветить изменения во внутрисемейных отношениях, ролевом поведении членов семьи, положении женщины, внутрисемейной передаче и обновлении этнических традиций; выявить традиции и новации в сфере брака и брачных отношений, брачно-родственных основ образования семьи; охарактеризовать семейно-родственные связи в контексте этносоциальных процессов; отразить изменения в семейных обрядах в условиях динамики социально-культурной, идеологической обстановки, выявить новации, происшедшие в данной сфере.

Предметом исследования выступает семья как первичная ячейка общества, осуществляющая воспроизводство населения, объектом изучения — сельская чувашская семья, сохраняющая, развивающая этнические традиции.

Методология исследования базируется на основополагающем принципе историзма, требующим объективного рассмотрения институтов и явлений человеческой культуры в развитии, взаимосвязи, взаимообусловленности, с учетом конкретных исторических условий, и причинно-следственных связей. С этих методологических позиций эволюция семьи и брака, обрядовой культуры рассматривается как проявление общего процесса развития чувашского народа (этносоциальных, этнокультурных, этнодемографических и др. процессов).

При проведении исследований автор использовал теоретико-методологические разработки и труды видных отечественных специалистов в этнологическом изучении семьи — О.А.Ганцкой, Т.А.Жданко, Я.С.Смирновой, А.Е.Тер-Саркисянц и др.

Методы исследования. Основным методом исследования семьи и брака чувашей как динамичных институтов послужил общепринятый в отечественной этнологии сравнительно-исторический метод. При обработке массового статистического материала использовался метод анализа количественных показателей, практикующийся в этносоциологи-ческих исследованиях. Кроме того, применялись ареально-типологичес-кий, описательный метод. Метод включенного наблюдения позволял преодолевать психологические барьеры при получении информации в такой интимной сфере как семья и брак, внутрисемейная жизнь.

Хронологические рамки исследования охватывают конец XIX— 80-е гг. XX вв. За этот промежуток времени чувашский этнос претерпел кардинальные социально-политические, экономические, культурные изменения, что напрямую отразилось в семейно-бытовой сфере. При рассмотрении некоторых аспектов эволюции брака и семьи,обрядов привлечены материалы более раннего периода.

Территориально исследование охватывает прежде всего Чувашскую Республику; также обследовалось чувашское население в местах компактного проживания (Татарстан, Пензенская, Самарская, Саратовская, Ульяновская области).

Степень изученности темы. Ретроспективный обзор публикаций о семье и браке у чувашей обнаруживает постоянное и методичное накапливание весьма ценных и интересных источников и знаний по данному вопросу. Правда, в дореволюционный период специального изучения семьи, за редким исключением, не проводилось. Впрочем, и позднее, вплоть до 1970-х гг., эти темы затрагивались лишь попутно при освещении других проблем.

Дореволюционными этнографами накоплен большой объем информации, позволяющий получить относительно полное представление о семье и браке, семейной обрядности, быте чувашской семьи второй половины XIX—начала XX вв.[1] С определенной долей условности можно считать, что такого характера материалы содержатся в более чем 250 публикациях, газетных и журнальных статьях. В данном случае мы хотели бы обратить внимание на наиболее существенные, на наш взгляд, исследования и работы.

Первые отрывочные сведения о семье и браке чувашей появляются в трудах участников Академических экспедиций XVII в. Г.Ф.Миллера, И.Г.Гмелина, П.С.Палласа, И.И.Лепехина, Н.П.Рычкова, а также их современника П.И.Рычкова [2]. В отдельных случаях в их сочинениях имеются описания обычаев, впоследствии исчезнувших (сговор малолетних, обставление разводов и др.). Последующие авторы, соблюдая научную этику, в своих работах непременно отмечали, что такое-то, по описаниям предшественников, в прошлом бытовало.

Казанская поэтесса Александра Фукс (Апехтина) в 1831—1834 гг. совершила несколько поездок через чувашские деревни в сельцо Исе-нево Чебоксарского уезда — имение своего брата — к родственникам в Чебоксары. Свои наблюдения в деревнях она описывала мужу, К.Ф.Фуксу, профессору медицины Казанского университета. Ее путевые очерки, написанные в распространенном тогда в эпистолярном жанре, выдержанные по отдельным темам, содержат значительный фактический материал, в том числе и о семье и браке, о семейном быте чувашей группы анат енчи (средненизовых) [3]. Ярко и полно описаны семейные обряды: некоторые из них проводились в ее присутствии, кое-что инсценировалось по ее просьбе.

Описанию брачных отношений, сватовства, родильных, свадебных и погребально-поминальных обрядов, семейного быта средненизовых же чувашей посвятил отдельную главу в своем сочинении адъюнкт-профессор русской словесности Казанского университета В.А.Сбоев [4]. Детство автора прошло в чувашском селе Кошки Чебоксарского уезда, в семье родственника-священника, и работа его написана в основном на собственных материалах. Исследователь попытался показать изменения в обрядности, прежде всего под влиянием христианства. В целом глава описательная, по интересующим нас вопросам дана лишь фиксация фактов. Можно считать, что(Сбоев в целом являлся представителем либерально-буржуазного направления, но поддерживал политику насильственной христианизации.

Много сделал по этнографическому изучению чувашского народа С.М.Михайлов, чуваш по национальности, член-сотрудник Русского Географического общества с 1854 г. [5]. Он первым всесторонне описал брачную обрядность, послесвадебные обычаи и обряды верховых чувашей (вирьял), указал на отличия в проведении свадьбы верховых и низовых (анатри). В его сочинении «Краткое этнографическое описание чуваш» имеются разделы о семейном быте, о воспитании детей.

Семейно-брачные отношения чувашей нашли освещение в работах В.К.Магницкого. Юрист по образованию, он долгое время служил в Чебоксарском уезде, после выхода в отставку обосновался в чувашском селе Шуматово Ядринского уезда. Член Казанской комиссии по изучению обычного права при Казанском юридическом обществе, он собрал бо-' гатый материал об обычном праве чувашей. Ряд его работ опубликован, многие рукописи хранятся в архиве РГО, ЦГА ЧАССР, научном архиве ЧГИГН. Им довольно подробно рассмотрены нормы обычного права в семейно-брачной жизни чувашей: брачный возраст, учет степени родства, брачные запреты, регламентация внутрисемейных отношений, ролевое поведения, общественная и личная собственность, усыновление и удочерение, опека, семейный раздел, выделы, наследование, пре J кращение брака [6]/ Магницкий не всегда критически подходил к документам, в частности к книгам венчания, а скорее, наоборот, принимал их как абсолют. Преувеличивая роль христианства, его влияния на общественный и семейный быт, на содержание обрядов, в одной работе он приводит статистические данные о брачном возрасте и времени года заключения браков по церковным документам, а в другой отмечает, что за взятку священники закрывали глаза на фактические браки несовершеннолетних. При описании семейной обрядности он приводит сравнение своих материалов с данными В.А.Сбоева и С.М.Михайлова, что позволяет ему отчасти последить ее трансформацию.

Священник одного из приходов Буинского уезда Симбирской губернии К.П.Прокопьев написал несколько статей о низовых чувашах. Материалы он собирал как непосредственными наблюдениями, так и по составленному им вопроснику, который заполняли, по его просьбе, священники, служившие в самых разных местах в приходах с чувашским населением. Таким образом им был накоплен большой объем информации о чувашах различных этнографических групп. В очерках «Брак у чуваш» и «Похороны и поминки у чуваш» [7] он довольно подробно рассмотрел поставленные вопросы, указал на ряд неточностей, допущенных его предшественниками и современниками.

Г.И.Комиссаров в работе «Чуваши Казанского Заволжья» попытался сделать всестороннее этнографическое описание чувашского народа. В отдельной главе в сжатой форме, отчасти схематично, описал свадебную и родильную обрядность, указал на существование большой семьи, — судя по некоторым штрихам, речь идет об отцовских семьях. Очень кратко останавливаясь на взаимоотношениях внутри подобных семей, Г.И.Комиссаров идеализирует их: «Патриархальная была эта жизнь, и была она во всех отношениях хороша. в ней царствовала гармония»[8]. Причину выделов, семейных разделов он видел прежде всего в личных взаимоотношениях членов семьи, главным образом снох. В этом сочинении Г.И.Комиссаров явственно выражает свои консервативные взгляды.

В конце XIX—начале XX вв. в епархиальных изданиях, газетах и журналах было опубликовано большое количество описательных этнографических статей и заметок, затрагивающих, наряду с другими вопросами, прежде всего с проявлениями дохристианских верований, также и особенности семейного быта чувашей. Многие из них написаны представителями духовенства, в основном чувашами по национальности, ставившими перед собой миссионерские задачи, чиновниками, местными учителями. В этих описания содержится ценный фактический материал о семейно-брачных отношениях чувашей.

Ряд работ указанного периода не был опубликован, они хранятся в архивах. Кое-что из них издано в советское время. Среди них, например, автобиографический очерк Н.М.Охотникова [9], придерживавшегося религиозно-идеалистических взглядов. Большое внимание им уделено освещению трудового и нравственно-религиозного воспитания подрастающего поколения, дана характеристика общественно-семейных отношений с описанием религиозно-бытовых праздников и традиций, соблюдавшихся в пореформенной деревне.

Энциклопедией повседневной жизни чувашских крестьян можно назвать этнографические очерки сельского учителя из Буинского уезда Сибирской губернии Г.Т.Тимофеева, написанные в 1910-е гг. и изданные в наше время [10]. В них он подробно описал жизнь крестьян в течение года: работу, отдых, праздники, пирушки, свадьбу, похороны, поминки и т.д. Имеется конкретный материал о семейно-брачных отношениях, брачных нормах, о внутрисемейной жизни.

До Октябрьской революции начал свою научную деятельность видный чувашский историк и этнограф Н.В.Никольский, сторонник эволюционного направления. Еще до революции были опубликованы его работы по этнографии чувашей, представлявшие собой систематические научные курсы, в основном по материальной культуре1. Небольшие подразделы посвящены в них вопросам семейного быта. Богатый фактический материал о родильных, а также послеродовых обрядах и обычаях (раздел «Народное акушерство») содержится в его брошюре о народной медицине [11].

Н.В.Никольский планировал выпустить работу об общественном и семейном быте и духовной культуре чувашей. Но неоправданно резкая и недоброжелательная критика его работ в 1930—1931 гг., по-видимому, вынудила его отказаться от этих планов [12]. В рукописном наследии Н.В.Никольского, хранящегося в Научном архиве ЧГИГН, этнографические сведения, собранные им через обширную сеть корреспондентов в течение десятилетий, содержат 127 томов.

Незаменимым источником сведений о дореволюционной жизни чувашей является 17-томный «Словарь чувашского языка» Н.И.Ашмарина [13]. В словаре, хотя и частично обедненном (много материала, как имеющего «религиозно-миссионерское и националистическое» содержание, было опущено, картотека не сохранилась) — приведен богатый лексический, фольклорный и этнографический материал, где немалое место занимают статьи о явлениях, связанных с семьей и браком, содержатся сведения о семейном быте и воспитании детей у чувашей, имеются краткие описания погребально-поминальной обрядности.

В 1920-е гг. чувашские селения изучались комплексными экспедициями центральных научных учреждений страны, привлекавшими к работе также и местные силы. Так, экспедиция ГАИМК собирала материал, в частности, и о семейном быте чувашей. Проявления реликтовых явлений в брачной обрядности попытался выявить Н.Р.Романов [14]. Но в работах, опубликованных в 20—30-е гг., вопросы семьи и брака освещены в целом крайне мало, еще меньше изучены изменения, происходившие в советское время.

В монографии В.Д.Димитриева по истории Чувашии XVIII в. [15] быту и культуре чувашского народа посвящена отдельная глава, где затронуты и семейные отношения. Исследуя религиозные верования, развитие и становление атеизма в Чувашии, П.В.Денисов подробно проанализировал верования, связанные с семейным бытом, показал процесс освобождения сельской семьи от религии [16].

Брачная, родильная, погребальная обрядность в плане фольклористики рассмотрены М.Я.Сироткиным [17]. Г.Н.Волков исследовал трудовое, физическое, эстетическое воспитание подрастающего поколения, через призму воспитания раскрыл особенности взаимоотношений между членами семьи, выявил возрастные группы детей и молодежи [18].

Проявление в обыденных религиозных представлениях чувашей, обрядах и обычаях, в т.ч. семейных, наслоений многих религий (язычества, ислама, христианства) — полисинкретности — по материалам этносоциологических обследований изучил Г.Е.Кудряшов [19].

Обобщающая коллективная монография «Чуваши (часть 2) [20] носит, как справедливо уточняют авторы во вступлении, обзорный характер и написана на основе опубликованной ранее литературы. Вопросам семьи и брака, обрядовой жизни посвящены отдельные разделы. Значительное место в них отведено описанию свадьбы, воспитанию детей, терминам родства и свойства, погребально-поминальной обрядности. Очень кратко отображены внутрисемейные отношения, семейный быт, брачные нормы и ограничения. В основном дана характеристика дореволюционного прошлого, причем динамика явлений и процессов прослеживается недостаточно. Некоторое внимание уделено семье 1950— 1960 гг. (людности, межнациональным бракам, новым обрядам).

В нескольких публикациях и диссертации Л.А.Иванова, написанных на основе материалов, собранных путем анкетных обследований, проведенных в 1963—1967 гг., попутно затронут также быт социалистической сельской чувашской семьи (жилище и бытовые условия, некоторые семейные обряды) [21].

Проявление современных этнических процессов в сфере семьи и брака у народов Поволжья и Приуралья, в частности национально-смешанные браки с участием чувашей, рассмотрены Л.Н.Терентьевой [22]. Но основное внимание она уделили городской семье.

Этносоциальные и этнографические аспекты межнациональных браков и национально-смешанных семей у народов республик Среднего Поволжья изучают казанские этнографы [23]. Е.П.Бусыгин и Н.В.Зорин показали динамику таких браков за 1927—1969 гг., рассмотрели варианты национальности супругов, социальную принадлежность, определение родителями национальности несовершеннолетних детей и т.д. Следует заметить, что, к примеру, в Чувашии материал собирался в двух районах с абсолютными преобладанием русских и в двух с пестрым национальным составом. Л.И.Зориной написаны статьи о сельских дву-национальных (с участием русских) семьях Чувашии.

Специальные исследования вопросов семьи и брака чувашей появляются с середины 1970-х гг. «Практически все они — статьи П.П.Фокина, в которых получили освещение особенности семьи и брака как дореволюционного чувашского крестьянства, так и современного сельского населения республики» [24].

В исследованиях В.П.Иванова в начале 1980-х гг. объектом изучения стала современная городская семья [25]. В отдельных его статьях и диссертации основное внимание уделяется семьям городских рабочих. Наряду с этим в его работах об обыденных религиозных представлениях и обрядовой жизни верующих сельских и городских чувашей определенное внимание уделено также роли семьи в их бытовании [26].

Осуществленное в Чувашии в 1981—1982 гг. совместно Институтом этнографии АН СССР и ЧНИИ крупное статистико-этнографическое исследование (далее ЧСЭИ) позволило собрать разноплановый материал о современных этнических процессах, в том числе и некоторые данные не только о сельских, но и городских семьях чувашей. Полученные материалы нашли отражение в сборнике «Статистико-этнографические исследования в Чувашской АССР» [27]. В небольших публикациях Г.А.Комаровой, С.К.Жидковой и П.П.Фокина сделана попытка проанализировать новые для чувашской этнографии аспекты брачно-семейных отношений (фактор пола, установки на межнациональный брак, социальный состав семьи и др.). Т.П.Федянович разработала сравнительную характеристику бытования семейной обрядности народов Среднего Поволжья, выявила степень бытования традиционных элементов, распространения новой гражданской обрядности. Знание и соблюдение современными чувашами традиционной похоронной обрядности проанализированы Б.В.Каховским.

Впрочем, что касается освещения в литературе обрядовой сферы жизни чувашской семьи советского периода, то можно считать, что об этой стороне семейного быта опубликовано около 30 статей в научных сборниках, журналах (включая литературно-художественные). В основном они нацелены на пропаганду новой обрядности, внимание в них акцентируется на атеистические аспекты проблемы. В некоторых из них предприняты попытки дать рекомендации по совершенствованию внедрения в быт новых гражданских обрядов. К примеру, еще в середине 1970-х гг. чувашскими этнографами были подготовлены методические пособия, основанные на учете этнических традиций [28]. Они включают примерные сценарии, конкретные рекомендации как для официальных организаторов, так и для непосредственных участников праздников и обрядов.

Одну из значительных работ, написанных в основном на материалах ЧСЭИ и других массовых обследований, по теме, органично связанной с вопросами семьи и брака, представляет кандидатская диссертация Г.А.Комаровой «Современная чувашская женщина в семье и обществе». Здесь, пожалуй, впервые сделаны обобщения ряда материалов, достаточно полно отражающих реальное положение чувашской женщины — жены, матери, хозяйки, работницы, общественного деятеля. Кроме того, впервые в чувашской этнографии Г.А.Комаровой удалось проанализировать материалы Чебоксарской службы знакомств с точки зрения характера проявления этнических аспектов в установках клиентуры брачного бюро [29].

Заключая общий историографический обзор, необходимо отметить, что несмотря на явное усиление в конце 1970-х—1980-е гг. интереса этнографов к современности, тем не менее в изданиях ЧГИГН, даже в условиях нехватки специалистов, время от времени появлялись работы и по вопросам традиционного семейного быта. Новые архивные материалы о демографических характеристиках чувашской семьи XIX в. получили освещение в статьях Н.П.Денисовой [30].

Традиционные представления о беременности, обряды предродового и родильного цикла, первых лет жизни ребенка раскрыты в диссертации и статьях О.В.Егоровой [31]. Влияние общественного быта, обычного права на чувашскую семью XIX—начала XX вв. исследуются в кандидатской диссертации и публикациях Н.А.Петрова [32].

Исследование разных аспектов функционирования семьи чувашскими учеными активизировалось с образованием Чувашского филиала Государственного института семьи и воспитания Российской академии образования; начал выходить журнал «Семья в России (Семья в Чувашской Республике)». Следует заметить, что в статьях, опубликованных на его страницах, превалирует педагогический аспект. Но вместе с тем, печатаются работы, посвященные ряду недостаточно изученных вопросов этнологического характера. Н.А.Петров осветил вопросы семейно-родственных отношений чувашей в XIX—начале XX вв., внутрисемейные отношения изучает К.В.Пушкина, неполную семью — Я.Г.Николаева [33].

Источниковедческой базой исследования явились материалы переписей населения 1897, 1926, 1959, 1970, 1979 годов и другие статистические данные Госкомитета по статистике ЧР, материалы статистического характера ряда министерств и ведомств республики, архива ЗАГС ЧР. Статистический материал извлекался из похозяйственных книг сельских Советов за ряд лет (1970—1980-е гг.).

В основу диссертационной работы положены материалы двух массовых статистико-этнографических исследований.

В конце 1933—начале 1934 гг. по инициативе руководства Чувашской республики было организовано и успешно проведено крупное научное исследование — комплексная экспедиция по изучению быта и культуры сельского населения Чувашской АССР.

Для сбора информации было отобрано по одному населенному пункту из каждого из 18 районов. При отборе руководители исследования исходили из следующих принципов: национальный состав населения; влияние местных промышленных центров; близость или отдаленность от городов, железных дорог и речных путей; людность селений; прошлая и на момент обследования значимость населенного пункта для окружающих селений.

На территории республики проживают представители в основном четырех национальностей: чуваши, русские, татары, мордва. По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., чуваши составляли 78,0% сельского населения республики, русские — 16,5%, татары — 2,6%, мордва

2,7%. Чуваши делятся на три этнографические группы: вирьял, анатри и анат енчи (верховые, низовые и средненизовые), эти группы занимают приблизительно по четверти территории республики (верховые — несколько больше). Основная территория проживания русских и мордвы

Апатырский и Порецкий районы, татарского населения — юго-восток республики. Исходя из этого было выделено для обследования 6 селений верховых чувашей, по 4 — низовых и средненизовых, 1 — русское,

1 — мордовское, 1 — татарское и 1 — смешанное.

Для изучения влияния местных промышленных центров на развитие культуры и быта сельского населения были определены два населенных пункта: Сареево, жители которого работали на предприятиях пищевой промышленности г. Ядрина, и Новое Исаково, расположенное вблизи железнодорожной станции Урмары.

Кроме Нового Исакова, вблизи железной дороги располагалось еще одно отобранное селение — Тойси-Паразуси. Его жители, кроме занятия земледелием, работали также на транспорте.

Другая важная транспортная магистраль — р. Волга с ее притоком Сурой. Из расположенных на берегах этих рек населенных пунктов, жители которых были заняты обслуживанием речного транспорта, были отобраны чувашская деревня Дятлино, русское село Кладбищи и мордовское Сыреси.

Некоторые из населенных пунктов являлись в какой-то степени центрами округи: в них имелись школы, больницы, устраивались торги (базары) или же до революции находились храмы с особо почитаемыми иконами. Такими центрами были отобранные села Ходары, Тобурдано-во, Байдеряково, Малое Карачкино, Шоршелы, Большие Сугуты, Ишаки с тремя близко расположенными деревнями.

Кроме названных, было выделено одно крупное селение на западе республики — Черепаново, а также мелкие: верховая деревня Васьки-но и средненизовое Именево; из татарских определен аул Ишмурзино-Суринск, из смешанных — русско-чувашско-татарско-мордовское Трех-балтаево.

По инициативе руководителей экспедиции, дополнительно были обследованы в процессе работы выселки Маяк и Молния, возникшие после революции (первый основали переселенцы из Тобурданова, второй — из Тойси-Паразусей).

В результате обследованием был охвачен 21 населенный пункт (см. Табл. 1 Приложение) с самыми разными характеристиками в социально-экономическом и культурном отношении. В опрошенном массиве чуваши составили 73,8%, русские — 13,5%, татары — 4,3%, мордва — 8,4%, что незначительно отличалось от пропорции генеральной совокупности 1926 г. Тем не менее материал, характеризующий 4869 семей в 23755 членами семей — более 4% сельского населения республики, вполне можно считать представительным и отражающим подлинную картину.

Были составлены для заполнения членами экспедиции и проинструктированными на месте учителями, культпросветработниками «Анкета подворного обследования культурно-бытового состояния крестьян», для заполнения медработниками во время подворного медицинского обследования — «Анкета санобследования жилищ села», «Анкету опроса единоличников о причинах, мешающих вступлению в колхоз» заполняли, как уже отмечалось, единоличники самостоятельно, анонимно.

Первая анкета отражала данные по каждой семье. В нее было включено 66 вопросов и 84 подвопроса, 4 вопроса открытые, ответы на них нужно было записывать по возможности полнее. Основным информатором являлся глава семьи, в 30-е гг. им был мужчина — муж или трудоспособный сын, иногда — вдова. Сведения о других членах семьи получались (собирались) вопросами, выходящими на главу.

Учет количества членов позволял получить материал о средней людности семей по национальностям и районам, а в сопоставлении с материалами переписи 1926 г. — и о наметившихся тенденциях.

В течение 1934 г. анкетные материалы подворного обследования по большинству показателей были обобщены, но обработка их по ряду причин не была полностью завершена.

Для изучения изменений культуры и быта сельского населения Чувашской АССР в последующем в тех 21 селении в 1960, 1970, 1980 гг. были проведены экспедиции, собиравшие материал методом анкетного опроса. Анкеты в каждом случае перерабатывались — включались новые вопросы, а не представлявшие уже научного и практического интереса или устаревшие исключались.

Нами был составлен в существенно переработанном виде вопросник экспедиции 1980 г.

Материалы четырех экспедиций систематизированы и комплексно обработаны при нашем участии. Сводный труд, состоящий из аналитической части и статистических таблиц, был представлен в директивные органы республики. Материалы этих экспедиций и вариант сводной работы хранятся в НА ЧГИГН [34].

При написании статей и диссертационной работы использованы также материалы статистико-этнографического исследования, проведенного в Чувашской АССР в 1981—1982 гг. Институтом этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая АН СССР совместно с Чувашским НИИ по теме «Современные этнические процессы в Чувашской АССР». Было опрошено 4200 человек в возрасте от 16 лет и старше. Проектировка выборки выполнена Э.К.Васильевой. Главным инструктором обследования являлся «Вопросник Чувашской этнографической экспедиции», содержавший 123 вопроса, в составлении которого, а также в сборе материала принял участие автор данной работы.

Ценный материал о семье и браке чувашей XIX—начала XX вв. содержится в фондах Н.И.Ашмарина, Н.В.Никольского [НА ЧГИГН], В.К.Магницкого [ЦГА ЧР].

Важным источником для написания работы послужили также полевые материалы автора, собранные в ходе многолетней собирательской деятельности как на территории Чувашской Республики, так и среди чувашского населения Башкортостана, Татарстана, Пензенской, Самарской, Саратовской, Ульяновской областей начиная с 1968 г. Автор беседовал не с одной сотней информаторов за эти более чем тридцать лет, в диссертационной работе излагаются сведения, полученные от разных информаторов, проживающих в разных селениях Чувашии и в диаспоре; в силу того, что один и тот же факт излагается подтверждается многими информаторами, отсылка по годам, местам записи, информаторам приводилась в статьях и других публикациях автора, в данном сочинении, имеющем обобщающий характер, они опущены. В ином случае только указание информаторов заняло бы много места.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет первый опыт комплексного описания и сравнительно-исторического и культурологического анализа чувашской сельской семьи и брака конца XIX— XX вв. В результате исследования впервые раскрыты изменения форм брака, брачных норм, типов и структуры семьи, семейно-родственных отношений и связей, межпоколенной передачи этнических традиций, причины, вызвавшие эти динамические процессы. В работах автора на собранном им конкретном материале доказывается, что, несмотря на кардинальные преобразования в жизни общества, этноса, сельская чувашская семья сохраняет этническую обрядовую культуру; происходит рекультурация элементов семейных обрядов.

Научно-практическая значимость исследования состоит в восполнении пробела в этнологическом изучении чувашей — семьи и брака, семейных обрядов. Результаты исследования на разных стадиях ее разработки привлекались при написании статей для «Краткой чувашской энциклопедии», трудов обобщающего характера по этнической истории и культуре чувашского народа. Методическое пособие, примерные сценарии обрядов, составленные автором, применялись сельскими учреждениями культуры Чувашии. Данная работа может служить материалом для дальнейшего изучения этнической культуры чувашского народа в вузовских лекционных курсах, разработки учебных пособий для школ по культуре родного края, составления историко-этнологического атласа «Чуваши».

Апробация работы. Основные положения исследования получили отражение в 46 опубликованных работах (9 коллективных монографиях, в т.ч. в книгах «Очерки истории культуры дореволюционной Чувашии» — Чебоксары, 1985, «Семейный быт народов СССР» — М., 1990, «Семья у чувашей» — Чебоксары, 1991: 37 статьях, тезисах научных докладов) общим объемом более 60 печ. л. Кроме того, отдельные положения и аспекты докладывались на всесоюзных, региональных, республиканских научных сессиях, научно-практических конференциях (в т.ч.: «Семья у народов СССР в условиях развитого социалистического общества», Махачкала, 1985; «Современная семья и ее проблемы», Чебоксары, 1994), а также на научных конференциях в Чувашском государственном институте гуманитарных наук, Чувашском государственном университете им. И.Н.Ульянова.

Литература

1. Фокин П.П. Изучение семьи и брака чувашей (К историографии вопроса) // История и культура Чувашской АССР. Вып. 2. // Чебоксары, 1972; Иванов В.П., Фокин П.П. Семья у чувашей. Чебоксары, 1991.

2. Миллер Г.Ф. Описание живущих в Казанской губернии языческих народов. СПб., 1791; Георги И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Ч. I. СПб., 1799; Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российский империи. Ч I. СПб., 1773; Лепехин И.И.Дневные записки путешествия. Ч. 1—2. СПб., 1771; Рычков П.И. Топография Оренбургская. Ч. I. СПб., 1762.

3. Фукс А.А. Записки о чувашах и черемисах Казанской губернии. Казань, 1840.

4. Сбоев В.А. Исследования об инородцах Казанской губернии. Ч. I. Заметки о чувашах. Казань, 1856.

5. Михайлов С.М. Труды по этнографии и истории русского, чувашского и марийского народов. Чебоксары, 1972.

6. См.: В.К.Магницкий — исследователь культуры и быта чувашей. Сб. статей. Чебоксары, 1989.

7. ПрокопьевК.П. Брак у чуваш//Известия ОАИЭ. Т. 19. Вып. I. Казань, 1903; он же. Похороны и поминки у чуваш // Известия ОАИЭ. Т. 19. Вып. 5—6. Казань, 1903.

8. Комиссаров Г.И. Чуваши Казанского Заволжья // Известия ОАИЭ. Т. 27. Вып. 5. Казань, 1911.

9. Охотников Н.М. Записки чувашина о своем воспитании (1888) // Известия ОАИЭ. Т. 31. Вып. I. Казань, 1920. См. также: Денисов П.В. Никифор Охотников. Очерк жизни и творческой деятельности. Чебоксары, 1986. С. 108.

10. Тимофеев Г.Т. Тахаръял (Севе таршшёнчи чавашсем). Этнографи очеркё-семпе халах самахлахё. Шупашкар, 1972.

11. Никольский Н.В. Конспект по этнографии чуваш. Казань, 1918; он же. Краткий курс этнографии чуваш. Чебоксары, 1928; он же. Народная медицина у чуваш. Чебоксары, 1929.

12. См.: Димитриев В.Д. Николай Васильевич Никольский (Очеркжизни и деятельности). Чебоксары, 1982.

13. Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Казань — Чебоксары, 1928—1950 (Вып. 1—17).

14. Романов Н.Р. Хунькассипехайматлах//Сунтал, 1927. №9.

15. Димитриев В.Д. История Чувашии XVIII века (До Крестьянской войны 1773— 1775 годов). Чебоксары, 1959.

16. Денисов П.В. Религиозные верования чуваш. Историко-этнографические очерки. Чебоксары, 1959; он же. Религия и атеизм чувашского народа. Чебоксары, 1972.

17. Сироткин М.Я. Чувашский фольклор. Чебоксары, 1965.

18. Волков Г.Н. Чувашская народная педагогика. Очерки. Чебоксары, 1958. В последующем им написано несколько монографий по народной педагогике чувашей, этнопедагогике.

19. Кудряшов Г.Е. Динамика полисинкретической религиозности. Чебоксары, 1974.

20. Чуваши. Этнографическое исследование. Ч. 2. Духовная культура (Под ред. М.И.Иванова, М.Я.Сироткина). Чебоксары, 1970.

21. Иванов Л.А. Современный быт т культура сельского чувашского населения. Чебоксары, 1973.

22. Терентьева Л.Н. Исследование семьи народов Поволжья и Приуралья в аспекте этнических процессов // Этнические процессы и национальные отношения в

СССР / Тезисы докладов и сообщений. Чебоксары, 1970.

23. Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Межнациональные семьи в национальных республиках Среднего Поволжья. М., 1973; они же. Национально-смешанные браки в сельских районах Среднего Поволжья // Очерки статистической этнографии Среднего Поволжья. Казань, 1976; Зорина Л.И. Сельские двунациональные браки в Чувашской АССР // Сборник аспирантских работ. География и геология. Казань, 1973; Бусыгин Е.П., Зорин Н.В., Михайличенко. Общественный и семейный быт русского сельского населения Среднего Поволжья. Казань, 1973; Лештаева Н.В. Внутрисемейные отношения русского сельского населения Казанского Поволжья. Автореф. канд. дисс. Уфа, 1995.

24. Иванов В.П., Фокин П.П. Семья у чувашей. Чебоксары, 1991. С. 11.

25. Иванов В.П. Современная чувашская городская семья. Автореферат дисс. канд. ист. наук. М., 1981; он же. Влияние этнических особенностей на культурную жизнь городской семьи //Актуальные проблемы истории рабочего класса автономных республик РСФСР. Чебоксары, 1980; он же: Влияние миграции из села на демографические и этнические характеристики чувашских городских семей // Сельское хозяйство и крестьянство Поволжья в условиях социализма. Чебоксары, 1982.

26. Иванов В.П. К вопросу об устойчивости некоторых религиозных обрядов в семейном быту горожан // Новые исследования по археологии и этнографии Чувашии. Чебоксары, 1983; он же. Религиозная обрядность верующих чувашей сельской местности и ее мотивация // Вопросы социологии и демографии Чувашской АССР. Труды ЧНИИ. Чебоксары, 1978. Вып. 85.

27. Статистико-этнографические исследования в Чувашской АССР. Чебоксары, 1984: Комарова Г.А. О роли фактора пола в этнокультурных процессах; Жидкова С.К. Этнические установки сельских чувашей по поводу межнациональных обрядов; Фокин П.П. Социальная и этнодемографическая характеристика структуры сельской семьи Чувашской АССР; Федянович Т.П. Свадебные обряды сельских жителей республик Поволжья; Каховский Б.В. Черты традиционного и нового в похоронной обрядности сельских чувашей.

28. Иванов Л.А., Фокин П.П. Ритуалы праздников и обрядов нового быта. Методическое пособие. Чебоксары, 1975 (на чувашском языке); Бажайкин Н.С.Новые обряды и праздники. Чебоксары, 1977.

29. Комарова Г.А. Современная чувашская женщина в семье и обществе. Автореферат канд. диссертации. М., 1988; она же. Об отношении современных чувашей к межнациональным бракам // Вопросы истории и этнографии города. Чебоксары, 1988.

30. Денисова Н.П. Семья в обычном праве чувашей // Вопросы материальной и духовной культуры чувашского народа. Чебоксары, 1986; она же. Чувашская крестьянская семья в первой половине XIX в. // Традиционное хозяйство и культура чувашей. Чебоксары, 1988.

31. Егорова О.В. Этнография детства чувашского крестьянства во второй половине XIX—начале XX вв. (обычаи, обряды, традиции). Автореф. канд. дисс. Чебоксары, 1999.

32. Петров Н.А. Семейно-родственные отношения у чувашей во второй половине XIX—начале XX вв.

33. Пушкина КВ. Роль воспитателей в гармонизации межличностных отношений супругов в современной молодой чувашской семье; Николаева Я.Г. Неполная семья у чувашей в прошлом и настоящем.

34. НА ЧГИГН. Отд. 3. Ед. хр. 509. 368 л.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Фокин, Петр Петрович, 2002 год

1. Тер-Саркисянц А.Е. Современная семья у армян. М., 1976.

2. Бромлей Ю.В., Кашуба М.С. Брак и семья у народов Югославии. Опыт историко-этнографического исследования. М., 1982.

3. Смирнова Я.С. Семья и семейный быт народов Северного Кавказа. Вторая половина XIX—XX вв. М„ 1983.

4. Васильева Э.К. Семья и ее функции. М., 1975.

5. Волков А.Г. Семья — объект демографии. М., 1986.

6. Герасимова И.А. Структура семьи. М., 1976.

7. Семейный быт народов СССР. М., 1990. С. 5.

8. Ганцкая О.А. Семья: структура, функции, типы // Советская этнография. 1984,6.

9. Димитриев В.Д. История Чувашии XVIII века (До Крестьянской войны 1773— 1775 годов). Чебоксары, 1959. С. 451.

10. Денисова Н.П. Чувашская крестьянская семья в первой половине XIX в. //Традиционное хозяйство и культура чувашей. Чебоксары, 1988. С. 88.

11. Чуваши. Этнографическое исследование. Ч. 2. Духовная культура. Ч., 1970. С.37.

12. Акимова Т.М. Старое и новое (Духовная культура с. Казанлы Вольского у.) // Труды Нижне-Волжского областного научного об-ва краеведения. Вып. 34. Ч. 4. Саратов, 1926. С. 32.

13. Полевые записи автора. 1969 г., д. Нюрши Цивильского р-на ЧР.

14. Димитриев В.Д. Указ. соч. С. 14.

15. Подсчитано по: Никольский Н.В. Наиболее важные статистические сведения об инородцах Восточной России и Западной Сибири, подверженных влиянию ислама. Казань, 1912. С. 200—201.

16. Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Т. XIV. СПб., 1904; Т. XXXIX. Симбирская губерния. СПб., 1904. Списки населенных мест по сведениям 1859 г. XXXIX. Симбирская губерния. СПб., 1863.

17. ЦГАЧР. Ф. 14, оп. 1, д. 1286. Л. 57—58.

18. См.: Фокин П.П. Семья в современной чувашской деревне // История и этнография Чувашской АССР / Труды ЧНИИ. Вып. 69. Чебоксары, 1979. С. 111.

19. Семейный быт народов СССР. С. 203, 215—216, 227—228, 237, 259.

20. Денисова Н.П. Указ. соч. С. 87—88.

21. НА ЧГИГН. Ф. 10, ед. хр. 923. С. 64—75.

22. Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Миграция населения. Численность и состав семей в СССР, союзных и автономных республиках, краях и областях. Т. 7. М., 1974. С. 34,158.

23. ЦГА ЧР. Ф. 75, оп. 22, д. 249. Л. 2—3.

24. НА ЧГИГН. Ф. 10, ед. хр. 1783. С. 117, 124, 131, 163, 165.

25. НА ЧГИГН. Ф. 1, т. 175. Л. 675.

26. Полевые записи автора. 1972 г., Урмарский р-н ЧР.

27. Акимова Т.М. Указ. соч. С. 31.

28. Комиссаров Г.И. Чуваши Казанского Заволжья // Известия ОАИЭ. Т. 23. Вып. 5.Казань, 1911. С. 234.

29. Полевые записи автора. 1974 г., Ибресинский р-н ЧР.

30. Полевые записи автора. 1976 г., Яльчикский р-н ЧР.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 143334